Никон Патриарх 1605 — 1681: биография кратко, годы жизни, деятельность — История России

Крупнейший деятель русской общественной и государственной жизни XVII в.

Исследование фигуры Патриарха Никона является одной из «вечных проблем» отечественной исторической мысли. Образ Патриарха окутан мифами и предельно упрощен за счет идеологических средств национально-государственной социокультурной мифологии. С его именем связанна Церковная реформа (1650-1660), представлявшая собой комплекс богослужебно-канонических мер в Русской Церкви и Московском Государстве, направленных на изменение существовавшей тогда обрядовой традиции в целях ее унификации с современной греческой. Реформа вызвала раскол Русской Церкви и повлекла возникновение многочисленных старообрядческих течений.

Патриарх Никон (в миру Никита Минич Минин) родился в мае 1605 г. в нижегородской крестьянской семье. В 12 лет будущий патриарх покинул отчий дом и поступил в Макариев Желтоводский монастырь. В 1625 г. по настоянию отца Никита женился и начал вести хозяйство в Москве. Однако семейная жизнь не приносила счастья — все трое детей скончались один за другим — и Никита Минин уговорил жену принять постриг, а сам отправился на Соловки.

После принятия пострига на Соловках, в 1643 г. Никон стал игуменом в Кожеезерском монастыре. В 1646 г. за сбором милостыни приехал в Москву. Знакомство с молодым московским государем Алексеем Михайловичем стало ключевым событием в жизни Никона. Царь назначил его архимандритом Ново-Спасского монастыря в Москве, где была родовая усыпальница Романовых.

В 1649 г. Никон был избран митрополитом Новгородским, а уже на следующий год он столкнулся с первым серьезным испытанием. Голод, а затем и бунт в Новгородской земле потребовали от него большого мужества и стойкости. В 1652 г. после смерти патриарха Иосифа царь предложил Никону стать патриархом.

Роль патриарха в Московском государстве XVII в. была чрезвычайно велика. Он мог выступать заступником невинно осужденных, пенять царю за его неправды, судить и миловать людей в духовных вопросах. Более того, желая показать степень своего доверия и уважения Никону, Алексей Михайлович фактически сделал его своим соправителем.

Влияние Патриарха Никона на гражданские дела было весьма велико. При активном содействии Патриарха Никона в 1654 г. состоялось историческое воссоединение Украины с Россией. Земли Киевской Руси, некогда отторгнутые польско-литовскими магнатами, вошли в состав Московского государства. Это привело в скором времени к возвращению исконно православных епархий Юго-Западной Руси в лоно Русской Церкви. Вскоре с Россией воссоединилась и Белоруссия. К титулу Патриарха Московского «Великий Государь» присоединилось наименование «Патриарх всея Великия и Малыя и Белыя России».

Как глава Русской Православной Церкви, Никон всячески поощрял церковное строительство. При нем были сооружены богатейшие монастыри Православной Руси: Воскресенский под Москвой, именуемый «Новым Иерусалимом», Иверский Святоозерский на Валдае и Крестный Кийостровский в Онежской губе.

Введенные Никоном изменения в рукописные церковные книги, равно как и вмешательство нового патриарха в установленный обряд богослужения стали основой массового недовольства его деятельностью. Церковный собор 1666 г. лишил Никона патриаршества и сослал его в отдаленный Ферапонтов монастырь. В 1676 г. Никон был переведен в Кирилло-Белозерский монастырь. Отметим, что Собор 1666 г. одобрил нововведения Никона. Причиной же его низложения и изгнания следует считать его претензии на первенство власти патриарха в светской жизни страны.

Низложенный Патриарх Никон пробыл в ссылке 15 лет. Перед смертью царь Алексей Михайлович в своем завещании просил у Патриарха Никона прощения. Новый царь Феодор Алексеевич принял решение о возвращении Патриарху Никону его сана и просил его вернуться в основанный им Воскресенский монастырь. 17 августа 1681 г. по пути в Москву Патриарх Никон умер. Он был погребен с подобающими почестями в Воскресенском соборе Ново-Иерусалимского монастыря. В сентябре 1682 г. в Москву были доставлены грамоты всех четырех Восточных Патриархов, восстанавливавшие Никона в сане Патриарха всея Руси.

НИКОН (РОЖДЕСТВЕНСКИЙ) — Древо

Архиеп. Никон (Рождественский)

Никон (Рождественский) (1851 — 1919), архиепископ б. Вологодский и Тотемский

В миру Рождественский Николай Иванович, родился 4 апреля 1851 года в с. Чашникова Верейского уезда Московской епархии. У отца его, сельского дьячка Ивана Андреевича, было 22 ребенка. Мать свою, Ольгу Ивановну, урожденную Грузову, будущий владыка называл Христовой крестоносицей. В возрасте 5-6 лет юный Николай перенес тяжелую болезнь, вследствие которой ослеп на один глаз. Но все же под руководством отца он выучился читать и к 8 годам три раза прочитал Библию, а также многие духовные книги. Преосвященный Никон вспоминал:

«помню себя на руках родителя с Часословом в руках; помню, как, получив эту священную книгу в первый раз, я целовал ее, детски радуясь ее «красной прописи», киноварью напечатанным строкам. Помню, что под влиянием этой радости я тут же дал обещание — стать на клирос с отцом, и затем и — прочитать шестопсалмие. Шестилетним мальчиком я уже сделал попытку к сему — увы, на первый раз не удавшуюся: тоненьким голоском прочитал я пять-шесть строк и смутился, струсил, заплакал… А старичок-батюшка из алтаря уже возглашает отцу моему: «читай сам!» … Но через неделю я уже победил себя и ликовал детским сердцем: я прочитал все шестопсалмие!»…

Поступил в Заиконоспасское духовное училище, затем был переведен в в Перервинское духовное училище. Будучи учеником первых классов, он прочитал Четьи-Минеи и знал множество житий святых. Тогда же на пути из училища домой в полуподвальном помещении, где остановился отец с мальчиком, какой-то старец, лаская мальчика, предрек ему святительское служение. «Это наш будущий архиерей», — сказал он и удалился.

Окончив духовное училище, в 1868 году он поступил в Московскую духовную семинарию, которую окончил в 1874 году первым учеником. Во время учебы он увлекался иконописанием и посещал живописные классы Строгановского училища. Там же в семинарии он издавал рукописные «Памятные записки ученика семинарии» с периодичностью 50 номеров в год (ныне они хранятся в РГБ).

По окончании семинарии стал послушником Ново-Иерусалимского монастыря. Там Николай жил в келье своего духовного отца, настоятеля монастыря архимандрита Леонида (Кавелина).

18 октября 1877 года определен послушником в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, куда последовал за архимандритом Леонидом, назначенным ее настоятелем. Имел послушание помощника лаврского библиотекаря.

В 1879 году начал издавать специально для простого народа «Троицкие листки» — маленькие по объему, не более 10 страниц, и ценой в одну копейку проповедническо-просветительские брошюры, которые пользовались большой популярностью среди богомольцев и в немалом количестве рассылались по всей России. В 1879-1899 годах тираж этого издания доходил до 90 миллионов. Проект данной публикации был одобрен и получил благословение епископа Феофана Затворника.

12 марта 1880 года, находясь на излечении в монастырской больнице, принял постриг в монашество с именем Никон.

16 мая 1882 году рукоположен во иеродиакона, а 23 мая — во иеромонаха.

В 1885 году возведен в звание соборного иеромонаха ставропигиального Московского Донского монастыря.

В 1892 году утвержден действительным членом учрежденного собора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, с исключением из Донского монастыря.

25 сентября 1892 года был возведен в сан архимандрита, а 15 июня 1893 года — утвержден в должности казначея Лавры.

В 1890-е годы сотрудничал с несколькими периодическими изданиями, в том числе с «Русским обозрением» и «Русским словом».

9 июля 1901 года назначен председателем Совета епархиального училища иконописания при Свято-Троицкой Лавре.

В 1902 году им же стал издаваться школьный журнал «Божия Нива», который выходил до 1917 г. Книжно-издательская деятельность о. Никона дала возможность Троице-Сергиевской лавре приобрести собственную типографию, обеспеченную значительным капиталом, скопившимся от продажи его изданий.

6 марта 1904 года был назначен, а 14 марта — хиротонисан во епископа Муромского, викария Владимирской епархии.

С 8 ноября 1904 года — епископ Серпуховский, викарий Московской епархии и настоятель Московского Данилова монастыря.

События революционной смуты 1905 года повлияли на дальнейшее служение владыки в Москве. Он неоднократно в своих проповедях высказывал свое неприятие происходящего, владыка резко обличал «подпольных крамольников», мечтающих «весь мир поработить себе». Деятельностью епископа Никона была раздражена революционно настроенная часть общества, назвавшая проповедь архиерея «погромной». К тому же Санкт-Петербургский митрополит Антоний (Вадковский) давно уже желал «освободить» Москву от владыки Никона за то, что он вносит «и в проповедь, и в печатные статьи политику». Все это стало причиной нового перемещения владыки.

25 апреля 1906 года он был переведен на Вологодскую кафедру.

В Вологде он стал почетным председателем отдела Союза Русского Народа.

С 31 января 1907 года — член Государственного Совета.

С 1 января 1908 года — член Святейшего Синода.

Являясь почетным членом МДА, епископ Никон в 1909 году стал организатором и председателем Съезда монашествующих в Троице-Сергиевой лавре. С 1910 года владыка Никон стал издавать еще один журнал — «Троицкое слово». В статьях преосвященного Никона воссоздается картина церковно-общественной жизни России первых десятилетий XX столетия. Истоки современной смуты, которая «как ядовитый туман окутала нас со всех сторон», епископ Никон видит как в «происках мирового иудео-масонства», так и в отступлении русского народа от веры отцов — Православия. Вина за это отступление лежит, по мнению владыки, прежде всего, на внесословной интеллигенции, преклонившейся перед «современным ваалом безбожия и безначалия», перед идолом «прогресса». Архиепископ Николай (Касаткин), уподобляя обличительные статьи владыки Никона ветхозаветным пророчествам Иеремии, называл их иеремиадами.

29 марта 1912 года уволен по своему прошению от управления епархией и назначен, по настоянию Григория Распутина, членом Св. Синода.

В 1913 году возведен в сан архиепископа.

С 4 апреля этого же года — председатель Издательского Совета при Св. Синоде.

30 мая 1913 года был послан на Афон вместе с военным кораблем с целью воздействовать на русских монашествующих по вопросу об имени Божием, в результате чего несколько десятков монахов было арестовано и вывезено в Россию. Действия архиеп. Никона вызвали неоднозначную оценку среди православных, многие осуждали его за жестокость.

В 1915 году переизбран в Государственный Совет.

6 июля 1916 года уволен по болезни от должности председателя Издательского Совета на покой.

Известно одно из его писем патриарху Тихону о «гнусном» времени, наступившем после революции 1917 года. Преосвященный Никон отмечает, что в такие дни верные чада Православной Церкви призываются не только к подвигу исповедничества, но и «к несению крестных страданий подобно мученикам первых веков христианства». В своем послании от 15 августа 1917 года Всероссийскому Церковному Собору владыка Никон утверждал, что если не спасет Россию «особенное чудо Божия Милосердия, то она в качестве великой державы должна сойти в могилу всеобщей истории опозоренная клеймом измены Божию призванию…»

Скончался 12 января 1919 года. Погребен в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре.

Сочинения

  • «Житие и подвиги преп. Сергия Радонежского». М. 1885, 5-е изд., 1904.
  • «Толковое Евангелие от Матфея». М. 1897, 3-е изд., 1904.
  • «На добрую память о незабвенном сотруднике». М. 1899.
  • «Статьи о монашестве». «Богосл. Вестн.» 1903. «Душеп. Чтение» 1903.
  • «За кого говорит история». К вопросу о монашестве. М. 1903.
  • «Делание иноческое и дело Божие». М. 1903.
  • «Господи сил с нами буди». «Приб. к «ЦВ» 1904, № 38, с. 1208.
  • «Чем жива наша православная русская душа». М. 1908, 2-е изд., 1910. См. также «Приб. к «ЦВ» 1909, № 8, с. 364-369.
  • «Где же наше христианство?» Скорбные думы пастыря, 1910.
  • «Мои дневники». 1910-1915 гг.
  • «Смерть графа Л.Н. Толстого». Дневник из Троицкого слова». Сергиев Посад, 1911.
  • «Наше духовное сиротство». СПБ, 1911.
  • «На новом Афоне». СПБ, 1912.
  • «Больное место нашей церковной жизни». (Из дневника епископа). СПБ, 1912.
  • «Торжество царского самодержавия и истинная свобода». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 5, с. 179-184.
  • «Берегите сокровище церковных преданий». СПБ, 1912, «Приб. к «ЦВ» 1912, № 3, с. 83, № 16, с. 649.
  • «Имябожники» «Великое искушение около Святейшего имени Божия и плоды его». «Сергиева Лавра» 1914, с. 138.
  • Отзыв о труде см. «Приб. к «ЦВ» 1914, № 14-15, с. 729.
  • «Зрелища и увеселения близ народных святынь». Сергиев Посад, 1914.
  • «Равноапостольный наш просветитель и его святые дети-мученики». Центр, 1915.
  • «Что такое спиритизм». Сергиев Посад, 1915.
  • «Слово семинаристам пред началом учения 31 августа 1908 года». «Приб. к «ЦВ» 1908, № 36, с. 1741.
  • «Свобода совести имеет свои границы». «Приб. к «ЦВ» 1910, № 21, с. 834-840.
  • «Думы и заботы архипастыря». «Приб. к «ЦВ» 1910, № 24, с. 958-961.
  • «Что нам нужнее всего».
  • «Троицкий патерик или сказание о святых угодниках Божиих». Св. Троиц. Серг. Лавра, 1896.
  • «Христос Воскрес!». «Приб. к «ЦВ» 1909.
  • «Нужды современного монашества». «Приб. к «ЦВ» 1909, № 20, с. 859-864, № 21-23.
  • «Архипастырский привет духовным юношам». «Приб. к «ЦВ» 1909, № 24, с. 1075-1977.
  • «Монашество и благотворительные учреждения». «Приб. к «ЦВ» 1909, № 39, с. 1798-1806.
  • «В добрый путь». «Приб. к «ЦВ» 1908, № 24, с. 1091-1094.
  • «Послание в день всепрощения 7 февраля 1909 года».
  • «Великий пяток». «Приб. к «ЦВ» 1909, № 12, с. 546.
  • «На дни Страстей Господних». «Приб. к «ЦВ» 1910, № 15, с. 689.
  • «Дивное путешествие». «Приб. к «ЦВ» 1910, № 22, с. 883.
  • «Из воспоминаний детства». «Приб. к «ЦВ» 1910, № 23, с. 921.
  • «Идите и вы в виноградник Христов». «Приб. к «ЦВ» 1910, № 24, с. 957.
  • «Какой памятник поставить святым печальникам родной земли». «Приб. к «ЦВ» 1910, № 25, с. 1013.
  • «Бог зовет нас к покаянию грозными явлениями в природе». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 1, с. 1-4.
  • «Наше крещение и наш крест». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 2, с. 55-57.
  • «Возлюбленным о Господе чадам Церкви Вологодской мир и Божие вседействующее благословение». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 8, с. 309-312.
  • «За святые дни». Речь в государственном совете, произнесенная 16 февраля 1911 года. «Приб. к «ЦВ» 1911, № 9, с. 370-374.
  • «Слезы у гроба Господня». Слово в Великий Пяток над Плащаницей. «Приб. к «ЦВ» 1911, № 14, с. 633.
  • «Нечто о тайне беззакония». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 26, с.1120.
  • «Скорбный вопль епископа». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 40, с. 1664.
  • «Из моих путевых записок». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 41, с. 1729.
  • «Вероисповедный законопроект пред судом православной народной совести». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 48, с. 2041.
  • «Святителю Христову Николаю чудотворцу на свечку». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 49, с. 2105-2107.
  • «Праздник Божественного смирения». «Приб. к «ЦВ» 1911, № 51-52, с. 2231.
  • «В полночь на Новый год». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 1, с. 1.
  • «О всеобщем обучении». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 2, с. 45.
  • «Послание к своей пастве». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 5, с. 151.
  • «Заветы Святейшего Патриарха Гермогена нашему времени». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 6, с. 192-202.
  • «Нам ли молиться за него». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 9, с. 348-351.
  • «Распятие Господа и наше Ему сораспятие». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 11, с. 449, «Голос Церкви» 1912, март, с. 13-18.
  • «Оскудение духовной жизни». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 20, с. 820, «Голос Церкви» 1912, июль, с. 63-69.
  • «Наши церковные школы в грядущих судьбах русского народа». Речь в Государственном Совете 5 июня 1912 г.». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 23, с. 941, «Голос Церкви» 1912, июль, с. 138-143.
  • «Архипастырское прощальное послание Вологодской пастве». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 25, с. 1029-1032.
  • «Тяжелое бремя архиерейского омофора». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 26, с. 1069, «Голос Церкви» 1912, август, с. 38-46.
  • «Дар царственного смирения смиренному отшельнику». (Слово пред освящением раки преп. Павлу Обнорскому). «Приб. к «ЦВ» 1912, № 27, с. 1105.
  • «Отечество царской власти». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 31, с. 1247, «Голос Церкви» 1912, октябрь, с. 44-50.
  • «Мое доброе слово к православному духовенству». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 33, с. 1305, «Голос Церкви» 1912, октябрь, с. 175-180.
  • «Верный послушник Матери Божией». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 35, с. 1390.
  • «За честь креста Христова». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 46, с. 1857.
  • «Больное место нашей церковной жизни». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 44, с. 1772.
  • «Меч обоюдоострый». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 47, с. 1901, «Голос Церкви» 1913, январь, с. 31-39.
  • «Моим читателям». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 48-49, с. 1977-1978.
  • «Помним ли мы уроки 1812 года». «Приб. к «ЦВ» 1912, № 51-52, с. 2045.
  • «В ночь под Новый год». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 1, с. 1.
  • «Речь члена государственного совета, произнесена 21 декабря 1912 года при обсуждении законопроекта о продолжительности занятий в торговых заведениях, складах и конторах». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 1, с. 11.
  • «Об анонимных письмах, об «инаковерующих» и мой ответ одной из них». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 2, с. 75-79.
  • «О духовных течениях в нашей интеллигенции». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 5, с. 215-220.
  • «Смиренномудрие Православия». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 49, с. 2017, «Голос Церкви», 1913, декабрь, с. 35-47.
  • «О настроениях современного юношества и доброе слово законоучителям». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 45, с. 2066.
  • «Куда мы идем». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 46, с. 2111.
  • «Плоды великого искушения около имени Божия». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 34, с. 1504.
  • «Юбилей победы креста над язычеством». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 35, с. 1550, «Голос Церкви» 1913, октябрь, с. 137-140.
  • «Живы ли мы». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 43, с. 1980.
  • «Великое искушение около святейшего имени Божия». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 20, с. 853.
  • «На память о светлом торжестве». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 21, с. 936.
  • «Новая порция яда отрицания». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 22, с. 1002.
  • «Яд гордыни». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 33, с. 1464, «Голос Церкви» 1913, октябрь, с. 29-42.
  • «В защиту святого поста». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 11, с. 475-480.
  • «Новый молитвенник за Русскую землю». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 14, с. 649.
  • «Наше Солнце — Христос». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 15-16, с. 693.
  • «Урок с неба». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 15-16, с. 698.
  • «Благодатная радость Светлого Праздника Воскресения Христова». Приветствие на Святую Пасху. «Приб. к «ЦВ» 1914, № 14-15, с. 703.
  • «Вера Христова не терпит двоедушие». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 6, с. 282.
  • «Об апокрифической молитве и легкоспасенцах». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 7-8, с. 350-354.
  • «Один из невидимых стражей души народной». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 10, с. 438-445.
  • «Евангельские волхвы и мудрецы нашего времени». «Приб. к «ЦВ» 1913, № 51-52, с. 2360.
  • «На грани Нового года». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 1, с. 1, «Голос Церкви» 1914, январь, с. 25-29.
  • «Святитель Николай Японский о кончине мира и грядущих судьбах России». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 4, с. 181.
  • «Служение Церкви печатным делом». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 5, с. 248.
  • «Умеем ли мы молиться Богу?». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 7, с. 374.
  • «О слезах спасительных и опасных». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 8, с. 429.
  • «Можно ли молиться за души самоубийц и еретиков». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 10, с. 538-543.
  • «На опасном пути». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 17, с. 788.
  • «Выступление гордыни и подвиг любви». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 32, с. 1409.
  • «Наша интеллигенция и духовная книга». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 48, с. 1989.
  • «И на земли мир». «Приб. к «ЦВ» 1914, № 51-52, с. 2113.
  • «Обновление духа». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 1, с. 1.
  • «Православие — наше сокровище». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 14, с. 88.
  • «Слово — серебро, молчание — золото». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 5, с. 130.
  • «Подвигом поста и покаяния поможем на брани подвизающимся». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 6, с. 161.
  • «О четолюбии и властолюбии». Доброе слово некоторым инокам и пастырям Церкви». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 7, с. 197.
  • «О толковании Библии». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 9, с. 273, «Голос Церкви» 1915, июнь, с. 28-35.
  • «Тайна страданий». «У святой Плащаницы». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 11, с. 349.
  • «День райской радости». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 12-13, с. 995.
  • «Послание христолюбивым земледельцам». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 14, с. 435.
  • «О духовной прелести и самоубийстве». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 15, с. 476.
  • «Православно-могучий устой нашей государственности». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 16, с. 515.
  • «О музыке и духовных ораториях». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 17, с. 549.
  • «Четвертая заповедь и сектантская пропаганда». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 21, с. 627.
  • «Доброе слово русских штундо-баптистам». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 22, с. 661.
  • «Митрополит Филарет о войне и воинском звании». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 23, с. 691.
  • «Православным нужен не «народный», а «приходский дом». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 24, с. 713.
  • «Хитрые сети». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 32, с. 985.
  • «Порок языка». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 34, с. 1029.
  • «Нечто об унынии». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 35, с. 1067.
  • «Берегись смуты». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 38, с. 2071.
  • «Нечто об авторском самолюбии и о мытарствах». По поводу статьи прот. С. Остроумова в «Отдыхе Христианина». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 39, с. 2098.
  • «Наша родная культура». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 40, с. 2131.
  • «Дорогие строки из письма святителя Феофана к С.А. Первухину». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 44, с. 2249.
  • «Свобода миссии». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 45, с. 2269.
  • «Лже-научный подкоп под Библию». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 48, с. 2392.
  • «Слово правды нашим патриотам-антисемитам». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 25, с. 745.
  • «Один из способов отравления ядом сектантства». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 26, с. 767.
  • «Ангельская радость пастырского сердца». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 27, с. 803.
  • «Русь под крестом». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 30, с. 915.
  • «О великом «отступлении» от Христа». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 31, с. 951.
  • «Смерти празднуем умерщвление». «Голос Церкви» 1912, апрель, с. 12-15.
  • «Слово пред собором 9 мая 1912 г. на построение в бар-граде храма во имя Св. Николая Чудотворца и приюта для русских богомольцев». «Голос Церкви» 1912, апрель, с. 16-20.
  • «О том, как отправляется Русь Православная». «Голос Церкви» 1912, сентябрь, с. 44-59.
  • «Страничка из современного патерика». «Голос Церкви» 1912, ноябрь, с. 67-80.
  • «Имябожная ересь пред судом св. отцов». «Голос Церкви» 1914, март, с. 54-61.
  • «Как учит о. Иоанн Кронштадтский об именах Божиих». «Голос Церкви» 1914, апрель, с. 52-58.
  • «Печать и церковная дисциплина». «Голос Церкви» 1914, май, с. 23-33.
  • «Новогодние думы». «Голос Церкви» 1915, январь, с. 27-41.
  • «Об условном языке». «Голос Церкви» 1915, сентябрь-октябрь, с. 16-21.
  • «Правые и левые». «Голос Церкви» 1915, ноябрь, с. 13-22.
  • «Нечто о переоценке идейных ценностей». «Приб. к «ЦВ» 1915, № 52, с. 2521.
  • «Наше счастье в обновлении жизни». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 1, с. 1.
  • «Лучи надежды в страшную годину». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 6, с. 167.
  • «Во Христе — наша свобода». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 13, с. 355.
  • «Яд баптизма». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 27, с. 663.
  • «Кто стучится у дверей нашего сердца». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 32, с. 795.
  • «Скорби пастырской совести». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 33, с. 811, № 34, с. 825.
  • «Митрополит Филарет о тайне искупления». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 37, с.901.
  • «Благопристойный юбилей». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 47, с. 1130.
  • «Утешение у яслей Христовых». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 52, с. 1217.
  • «Церковь — заветное сокровище церковных школ». «Приб. к «ЦВ» 1909, № 47, с. 2218-2221.
  • «Предвкушение вечного блаженства. Христос Воскресе!». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 15-16, с. 403.
  • «Отеческая любовь Святителя Николая чудотворца». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 21, с. 506.
  • «Церковные предания и митрополит Филарет об Успении Богоматери». «Приб. к «ЦВ» 1916, № 25, с. 611, № 26, с. 633.
  • «Тревожные ожидания последних времен». «Приб. к «ЦВ» 1917, № 1, с. 1-4.
  • «До чего можно договориться». «Приб. к «ЦВ» 1917, № 3, с. 47-50.
  • «Славянский язык — родная стихия нашей церковности». «Приб. к «ЦВ» 1917, № 4, с. 73-75.
  • «Тоска детей по храме Божием». «Приб. к «ЦВ» 1917, № 6, с. 117-121.
  • «Откуда пошла наука». «Изв. Каз. Еп.» 1910, № 18, с. 530, «Колокол», 1913, 25 августа.

Награды

  • набедренник (15 июля 1885)
  • наперсный крест (17 марта 1887)
  • благословение Св. Синода с выдачей грамоты (8 апреля 1891, за полезные труды по изданию «Троицких листков»)
  • орден св. Анны III ст. (14 мая 1896)
  • орден Румынской короны III степени (июль 1898, при посещении Лавры королем Румынии Карлом I)
  • орден св. Анны II ст. (6 мая 1899)
  • Библия от Св. Синода (за особые труды, усердие и ревность по благоустройству Чашниковской им. Императора Александра III второклассной школы Московской губернии)
  • орден св. Владимира III ст. (1 февраля 1904, за 25-летнюю выдающуюся деятельность по изданию «Троицких листков» (они вышли общим тиражом свыше 114,5 млн. экземпляров) и усердное проповедание в храме слова Божия)

Литература

  • «Церк. Вед.» 1892, № 39, с. 404, 1904, № 11, с. 101, № 47, с. 495, 1905, № 1, с. 2-4, 1906, № 20, с. 295, 1908, № 1, с. 2, 1911, № 47, с. 371, 1912, № 25, с. 257, 1913, № 17, с. 136, № 18-19, с. 180, № 22, с. 317, 1916, № 29, с. 276.
  • «Приб. к «ЦВ» 1890, № 33, с. 1103, 1904, № 7, с. 255-256, № 11, с. 400, № 12, с. 428, 1910, № 23, № 921, 1911, № 8, с. 309, 1912, № 21, с. 866, № 27, с. 1123-1128, 1914, № 33, с. 1489.
  • «Русск. Паломн.» 1904, № 15, с. 259, 260, 1911, № 26, с. 416, 1912, № 20, с. 301.
  • «Мисс. Календ.» 1907, с. 137.
  • «Прав. Собес.» 1914, июль-август, с. 4.
  • «Голос Церкви» 1912, июль, с. 158-162.
  • «Состав Св. Прав. Всер. Син. и Рос. Церк. Иерархии на 1917 год», с. 334-335.
  • «Изв. Каз. Еп.» 1885, № 19, с. 644, 1904, № 41, с. 1402, 1905, № 13, с. 390-391, 1911, № 31-32, с. 931-933, 1913, № 41, с. 1243, № 1, с. 22, № 11, с. 378, № 22, с. 681, № 39, с. 1174.
  • «Красн. Архив» 1930, т. 40, с. 81, 89.
  • «Отдых Христ.» 1908, август-сентябь, с. 59.
  • «Странички из современного Патерика». «Прих. Чтен.» № 24, с. 915-922, № 26, с. 1009-1015, № 29, с. 747-754.
  • Илиодор, с. 107, 146, 153.
  • Булгаков, с. 1396, 1397, 1406.
  • БЭС т. II, с. 1666.
  • НЭС т. XXVIII, с. 607.
  • Vgl. auch Vospominanija katakombnago Schiepiskopa Petra (Ladygina), in: Zizn’, 1984, 125ff., 166ff.

Использованные материалы

  • Биография на сайте «Русское Православие»
  • Биография на сайте библиотеки Правмира

Архиепископ Никон (Рождественский) — В.И. Марченко

В.И. Марченко

Архиепископ Никон (Николай Иванович Рождественский) родился 4 апреля 1851 года в селе Чашниково Верейского уезда Московской губернии в многодетной семье сельского дьячка Ивана Андреевича. Мать, Ольга Ивановна, была, как говорил впоследствии сам Владыка, «Христова крестоносица» – она несла большой и тяжелый крест по воспитанию огромного числа своих детей. Семья была многодетной – двадцать два ребенка. Жила семья в чрезвычайно бедных, стесненных условиях, так что можно представить тот груз забот, который лежал на плечах этой сельской женщины.

Вот как впоследствии сам Владыка описывал свое детство:

«С первых дней сознательной жизни, как только я себя помню, я вижу себя на руках родителя, который носил меня чрез сугробы снежные в Божий храм; я любил ходить туда не только в праздник, но и в будни, не только на службу Божию, но и в то время, когда мой родитель – дьячок – топил церковные печи. Со стен церковных смотрели на меня лики угодников Божиих, лики серьезные, благоговейные, с молитвенным выражением. В воздухе ощущался запах ладана и воска. Казалось, что в этой священной тишине незримо, но сердцу ощутимо, носились ангелы Божии. Таинственная завеса в Царских дверях, святая плащаница за клиросом, старые, потемневшие хоругви, ряды икон, уходящие к сводам храма в иконостасе, –  все говорило детскому сердцу: это – не простое место, это – храм Божий…

Я не говорю об участии в Богослужении прислуживанием в алтаре, пением и чтением на клиросе: скажу только, что помню себя на руках родителя с Часословом в руках; помню, как, получив эту священную книгу в первый раз, я целовал ее, детски радуясь ее «красной прописи», киноварью напечатанным строкам. Помню, что под влиянием этой радости я тут же дал обещание – стать на клирос с отцом, и затем и – прочитать шестопсалмие. Шестилетним мальчиком я уже сделал попытку к сему – увы, на первый раз не удавшуюся: тоненьким голоском прочитал я пять-шесть строк и смутился, струсил, заплакал… А старичок-батюшка из алтаря уже возглашает отцу моему: «читай сам!» … Но через неделю я уже победил себя и ликовал детским сердцем: я прочитал все шестопсалмие!»

В возрасте пяти лет Николай ослеп на один глаз, но это не помешало ему выучиться грамоте и закончить церковно-приходскую школу.

От рождения он был хилым мальчиком, но Бог даровал ему великие способности, которые определились как-то сразу. К восьмилетнему возрасту он уже три раза прочел славянскую Библию. Представьте, одноглазый мальчик сподобился прочесть огромную книгу, прочесть три раза на церковнославянском языке! Помимо этой книги, он прочитал еще несколько томов Четьих-Миней, прочитал и другие основные великие православные церковные творения. Так что, видно, в нем таились необыкновенное трудолюбие и рвение к слову истины, которыми он обладал до самой своей смерти.

По окончании сельской церковноприходской школы Николай поступил в Московское Заиконоспасское Духовное училище, где считался первым учеником. При его блестящих способностях и необыкновенных знаниях он сильно выделялся среди других питомцев. Во время обучения в училище в числе прочего занимался сочинительством, писал стихи, издавал журнал.

В 1863 году, пылая любовью к преподобному Сергию, он решил совершить пешком паломничество в лавру Преподобного.

«Я скопил тогда три-четыре рубля на дорогу, – вспоминал о себе позже, – отказавшись от чая, но откладывая кусочки сахара и продавая их, чтобы помочь родителям для этого путешествия. Когда настало благоприятное время, я стал просить отца и мать, чтобы отправиться в столь желанное странствование. Когда я услышал: «Знаем, сынок, что это дело доброе, да как же быть-то: ведь денег нет!», – я с торжеством выложил тогда пред ними свой «сахарный» капитал и, о радость! – я обезоружил их! На утро мы были уже в пути. 60 верст сделали в полутора суток. Вот пред нами открылась и святая лавра во всей ее красоте. Вот поле, которое, по незнанию истории, конечно, родители мне назвали «Мамаевым». И в моем воображении уже пронеслась картина исторической битвы, о которой уже читал в житии угодника Божия. Вот собор – то покоище Сергиево, где почивает он в благоухании святыни. Что пережило тогда мое детское сердце – не пересказать».

Закончив в 1874 году Московскую Духовную семинарию первым учеником, он из смирения не стал поступать в Духовную академию. Высшего Богословского образования не получил, но впоследствии, по обширным его знаниям, был избран почетным профессором Московской Духовной академии.

В 1874 году Николай Иванович поступил послушником в Новоиерусалимский Воскресенский монастырь в Московской губернии.

В 1877 году, когда настоятеля отца Леонида (Кавелина) перевели в Свято-Троицкую Сергиеву лавру наместником, последовал за ним.

С января 1879 года, в течение многих лет, был редактором «Троицких листков», религиозно-просветительского издания для народа.

Своими публикациями он весьма убедительно давал отпор разным извратителям истины.

К Троице притекало множество паломников, собственно, вся Богомольная Россия стремилась посетить эту святыню, чтобы припасть там к цельбоносным мощам преподобного Сергия. И народ по всем углам России в котомках нес «Троицкие листки». Лаврская типография печатала их буквально сотнями тысяч штук; в общей сложности этих листков было напечатано более миллиона. Листки почти совершенно ничего не стоили, их продавали по копейке, а иногда давали и даром. Для народа они были любимым чтением. И когда такой паломник возвращался в родное село, он собирал Богомольных людей – тогда вся крестьянская Россия была православной, по-настоящему Богомольной, и интерес к паломничеству наблюдался большой, – и соборно читались вслух эти листки, люди утешались, находили в них много для себя важного.

12 марта 1880 года Николай Иванович принял монашеский постриг с именем Никон.

16 мая 1882 года был рукоположен во иеродиакона.

23 мая – во иеромонаха.

В 1885 году назначен соборным иеромонахом Московского Донского монастыря.

В том же году была издана его книга «Житие и подвиги преподобного Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца». Эту книгу переиздают и теперь – о великом русском святом ей равных нет. Написанная образным языком, книга настолько проникновенна, что даже черствое сердце наскоро разогреется и возгорится Богомыслием при чтении. Как сказал Иван Сергеевич Аксаков, книга «исполнена благотворной красоты, которой подражать нельзя».

В 1899 году отец Никон исполнил благословение святителя Феофана (Говорова), Вышенского Затворника: выпустил в свет «Толкование на Евангелие от Матфея. Духовно-нравственное чтение для народа».

В 1900 году за издание «Троицких листков» он был удостоен Макариевской премии.

В 1892 году утвержден действительным членом учрежденного собора Свято-Троицкой Сергиевой лавры, с исключением из Донского монастыря и возведен в сан архимандрита. Занимал несколько административных постов в лавре, издавал литературу.

В 1893 году – казначей Лавры.

В 1901 году – председатель епархиального училища иконописания при Свято-Троицкой лавре.

Кроме «Троицких листков», трудился над изданием «Троицкой библиотеки», «Божией Нивы», «Троицких цветков», «Троицкой Народной Беседы» и «Троицкого Слова».

Смиренный инок искренне старался избежать святительского служения, но «от Господа стопы человеческие исправляются» (Пс. 36, 23) …

14 марта 1904 года отец Никон был хиротонисан во епископа Муромского, викария Владимирской епархии.

С 8 ноября того же года он – епископ Серпуховский, викарий Московской епархии.

В 1904–06 годах – настоятель Московского Свято-Даниилова монастыря.

Поддерживал знакомство с московскими монархистами В.А. Грингмутом, Б.В. Никольским и другими; принимал участие в деятельности монархических организаций.

В 1905 году, когда разыгралась жестокая революционная смута, настоятель обители святого князя Даниила Московского епископ Никон не мог промолчать об этом ужасном разорении России.

16 октября в «Московских ведомостях» он опубликовал подготовленную им статью (слово священномученика Владимира (Богоявленского), в то время митрополита Московского и Коломенского) против кромешников: «Что нам делать в эти тревожные дни?» Вот цитата из нее: «Главное гнездо врагов России за границей. Они мечтают весь мир поработить себе; в своих тайных секретных протоколах они называют нас, христиан, прямо скотами, которым Бог дал, говорят они, образ человеческий только для того, чтобы им, якобы избранным, не противно было пользоваться нашими услугами… С сатанинской хитростью они ловят в свои сети людей легкомысленных, обещают им рай земной, но тщательно укрывают от них свои затаенные цели, свои преступные мечты. Обманув несчастного, они толкают его на самые ужасные преступления якобы ради общего блага и действительно обращают его в послушного раба». В статье он призвал русских людей сплотиться и «дать отпор врагам Царя и Отечества».

Этот призыв вызвал яростный накат еврейской печати на владыку Никона. Либеральные публицисты, чужероды вкупе с иудействующими, изрыгая хулу на подвижника Христова, вовсю выказали свое обличье ненавистников России.

6 апреля 1906 года, вместе с митрополитом Московским Владимиром (Богоявленским), владыка Никон участвовал в открытии 2-го Всероссийского съезда русских людей в Москве. Писал статьи, обличающие революционеров.

Владыку Никона стали проклинать на страницах «прогрессивной» печати за призыв к русским людям сплотиться, отвергнув путь позора и предательства своей страны, предательства своих же собственных интересов. Видите ли, Никон зовет людей одуматься и сплотиться! Виданное ли это дело! Началась оголтелая массированная атака, направленная против владыки Никона, докатившаяся и до Святейшего Синода. А в Синоде были в то время не все такими, как епископ Никон. Там были и те, кто иногда подыгрывал революционным страстям. Один из них – Петербургский митрополит Антоний (Вадковский), известный своими симпатиями к разного рода прогрессистам-революционерам и к церковным реформаторам. Именно он настоял на том, чтобы удалить владыку Никона из Москвы и из Троицкой лавры, упрятать его подальше, в глубинку. И настояние митрополита Антония поддержал Синод, ведь его буквально завалили требованиями от лица так называемой «прогрессивной интеллигенции».

25 апреля 1906 года епископ Никон был переведен на Вологодскую кафедру. По существу, его услали подальше от Москвы, полагая, что в незаметном месте он будет потише.

Но владыка Никон не тот человек, чтобы сидеть тихо. В церковной печати он продолжал выступать с прежней прямотой. Причем все, о чем он говорил раньше, выражал еще более ярко. Это был важный этап его борьбы против революционеров и разложенцев разного рода.

Преосвященный Никон был почетным председателем Вологодского отдела Союза Русского Народа, оставшись для монархистов одним из главных духовных авторитетов.

Такую вот телеграмму прислал Владыка в адрес 3-го Всероссийского съезда Людей  Земли Русской в Киеве 1–7 октября 1906 года: «Братья, будьте единодушны, единомысленны, сплотитесь теснее в единый крепкий союз в защиту бедной Родины нашей, столь терзаемой смутою. Священным для всех вас именем преподобного Сергия умоляю вас: не дробитесь, не делитесь на партии, забудьте то, что представляет собою некоторые оттенки в ваших личных взглядах… все сплотитесь воедино под священным знаменем, на коем красуются святыни нашего народного сердца: Вера Православная, Царь Самодержавный и Народ Русский как самобытная собирательная личность».

С 31 января 1907 года он – член Государственного Совета от Святейшего Синода.

С 1 января 1908 года – член Святейшего Синода.

Он прислал обстоятельное приветствие и благословение Съезду Русских Людей в Москве 27 сентября – 4 октября 1909 года, в котором предостерегал: «Объединимся же теснее и пойдем дружно на защиту от врагов родной Церкви, родного нашего народа и его заветных идеалов. Иначе приидут язы́цы в достояние Божие, приидут иудеи и возобладают казни. И будут тогда последняя горше первых: плен иудейский горше плена татарского».

И сегодня полезно читать нам написанное Святителем в 1910 году: «Люди, мнящие себя быть руководителями народа, величающиеся «передовыми», в большинстве своем оторвались от веры и благочестия предков своих, от веры народной, в душе своей уже стали неверами, а поелику это – ложь, будто можно быть совершенным атеистом, то место веры в их сердцах заняло суеверие, а это уже и есть, по самой своей сущности, язычество; и вот эти люди теперь стараются подчинить своему авторитету народные толпы, пока не восставая открыто и формально против Христианства, а всячески унижая его в глазах народа приравнением к лживым верам, к ересям, к магометанству и язычеству… под видом «уважения» к чужой вере. Но позвольте, господа, хочется сказать им: да свою-то, Православную веру, вы уважаете? Считаете ее истинною? Или для вас она есть одна из форм религиозных верований, которые все для вас равно – заблуждения? Ведь, если бы уважали, то не допустили бы такого издевательства над нею, какое теперь всюду проявляется! Издеваются над верою нашею и в печати, и в газетах, и в брошюрах, и в книгах, и в театре, в искусстве и даже политике… А тем, кто мог бы одним росчерком пера прекратить все это зло, будто и дела нет… И вот дерзость ненавидящих крест Господень дошла до того, что в столице Православного государства, в стране, именующей, себя «Святою Русью», в зале, украшенной портретами Русских Царей, в зале петербургского дворянского собрания, сборище заклятых врагов христианства – конечно, иудеев – распевало богохульную, кощунственную шансонетку, в которой повторяются все злобные слова поругания над нашим Господом, записанные святыми евангелистами… «Сойди со креста, Распятый, если Ты Сын Божий!..» Господи, да разве это можно терпеть? Разве можно без горького негодования читать в газетах? А газеты эти, издаваемые большею частию теми же иудеями, восторженно описывают этот жидовский концерт… А петербургскому дворянству не совестно под такой концерт отдавать свой зал!.. А русские люди спокойно допускают все это!..

Нет! Наше сердце сжимается жгучею болью за бедную, несчастную Россию, и из того сердца вырывается горькое слово жалобы Богу: доколе, Господи, отвращаеши лице Твое от нас?..»

В 1911 году в статье «Наши духовные нужды», опубликованной в сборнике «Мои дневники», Владыка размышлял: «Старая Русь… Большой деревянный дом, русская «изба» с гостеприимным крыльцом, с горницей, или светлицей, украшением которой служит большая в древнем стиле писанная икона, в золотой низанной жемчугом ризе, в резном из дуба киоте, и непременно с лампадой, озаряющей тихим светом строгий лик Христов или милосердный лик Владычицы… Вот старая Русь!

А новая Россия?.. о, это каменный дворец в европейском вкусе, дворец, на фасаде которого едва приметишь вход, в роскошных залах которого не скоро отыщешь – если только отыщешь – образок в два вершка, и неизвестно, не легко рассмотреть, кто изображен на этом образке… Святыня будто стыдливо прячется в этих палатах, обитатели которых стыдятся помолиться, садясь за стол, никогда не крестятся, входя в дом… Вот новая Россия, – не Русь, а Россия!

И насколько тепло и уютно, по-родному – семейно чувствуешь себя в той русской избе, настолько холодно и казенно, будто где-то у чужих людей – в этих разубранных картинами и статуями палатах оевропеившейся России».

Владыка Никон твердо отстаивал интересы Церкви и веру нашего народа. Когда духовный писатель Е.Н. Поселянин стал сомневаться, правильно ли поступила Церковь в своем определении по факту отпадения от Церкви Льва Толстого и начал делать разного рода заявления: дескать, это великий писатель и к нему нужна особая вероучительная мерка. Тогда весьма твердо ответил ему архиепископ Никон, сказав, что никаких колебаний в отношении графа Толстого быть не может – он сам завещал не отпевать себя, не ставить над его могилой креста… Что же вы хлопочете? Он сам, добровольно отпал от Церкви. Есть письменное его заявление на этот счет, и устные указания он давал своим приближенным… Зачем же лицемерить? Архиепископ Никон еще при жизни Льва Николаевича твердо защищал Православие от его нападок.

С 24 апреля 1911 года по 8 марта 1912 года Преосвященный Никон состоял членом Совета Русского Собрания.

Он не переставал выпускать в лавре журнал «Троицкое слово». Этот замечательный журнал – его детище, его творение. В журнале, буквально в каждом номере, были статьи самого владыки Никона, постоянно обличавшие всякого рода революционных отщепенцев, которых было много в разных сословиях, в том числе и в духовном.

29 марта 1912 года Владыка был уволен по болезни от управления епархией с оставлением членом Святейшего Синода.

В 1913 году возведен в сан архиепископа.

4 апреля назначен председателем новообразованного Издательского совета при Святейшем Синоде.

В те годы Россия, помимо прочего, переживала еще и сектантскую агрессию. Повсюду возникали секты или оживлялись старые, угасшие лжеучения пашковцев, толстовцев, духоборов, молокан, хлыстов… Стали популярными спиритизм и теософия. И пред этой агрессией необходимо было отстаивать православную истину – истину не тускнеющую, истину Божию, которую русский народ носит в своем сердце. К сожалению, и в лоне самой Русской Церкви, и в кругу либеральной богоискательствующей интеллигенции появились свои лжеумствования – например, «софиология», проповедником которой был Сергей Булгаков, и другие религиозные вольнодумцы.

Одно из лжеумствований, доставивших много хлопот Православной Церкви, и в частности архиепископу Никону, – кривоверие «имябожников», вылившееся в так называемую «афонскую смуту».

В 1913 году она особенно свирепствовала на Афоне. Имябожники утверждали, что в самом имени Бога присутствует Сам Бог. Наши церковные иерархи, в их числе архиепископ Никон, и говорили, и писали против этой ереси еще до того, как смута достигла апогея. Владыка Никон наставлял: «Мы употребляем имя Бога в молитве, произносим и тогда, когда беседуем или пишем о Боге. Надо помнить еще и то, что мы – существа ограниченные, а Бог – неограничен, непостижим для нашего ума, необъятен для нашего слова. По благости Своей Он открывает Себя в слове человеческом, но всякое слово наше остается ограниченным и условным. Он же, безусловно, всесовершенен. В Его имени, в нашем слабом слове или нашем умопредставлении о Нем есть только приближение понятия о Нем к нашему уму, но не тождество не только с Самим Существом Его, но даже и с тою идеей о Боге, которая прирождена нашему духу как неотъемлемая черта образа Божия в нас самих».

В русских монастырях на Афоне вспыхнули беспорядки. На Афоне тогда спасались 1700 монахов из России. Беспорядки те превзошли всякие мыслимые размеры, и тогда Синодом на Святую Гору был отправлен член Святейшего Синода архиепископ Никон с тем, чтобы умиротворить бунтующих монахов-имябожников, откровенно терроризировавших всех, не согласных с их лжеучением. Когда архиепископ Никон прибыл туда, он увидел ужасную картину. С одной стороны, греческое церковное начальство грозило русским монастырям выселением, если беспорядки имябожников на Афоне не закончатся. С другой – никак не удавалось смирить бунтующих. Ведь на Афон проникли даже революционеры – прятались там и верховодили. Были у них типографии, в которых печатались возмутительные листовки.

Владыка Никон поначалу пробовал разубедить главарей бунтовщиков, но сделать это не удавалось. Более того, бунтовщики угрожали расправой. Имябожники вели себя на Афоне безобразно. Они угрожали Архиепископу, могли нападать с оружием. Пришлось подключить брандспойты и разогнать мятежников струями воды. Лишь после этого их собрали и вывезли с Афона. На Афон ввели войска, которые находились на вспомогательных судах. И двести матросов Русского Императорского флота выселили со Святой Горы всех бунтовавших имябожников. Их было приблизительно около тысячи. На Афоне осталось семьсот русских душ, а тысячу бунтовщиков вывезли оттуда и разместили по разным монастырям внутри России; в основном они попали на Новый Афон.

Лжеучение имябожников было опровергнуто многими Богословами, Определением Святейшего Синода Российской Церкви и двумя вселенскими патриархами.

Если бы святитель Никон не вывез тогда смутьянов, если бы он не применил этот радикальный способ, Россия лишились бы своих великих святынь на Святой Горе Афон.

В 1915 году архиепископ Никон был переизбран в Государственный Совет.

Он продолжал поддерживать монархистов: присутствовал при открытии Петроградского Совещания монархистов 21–23 ноября 1915 года, приветствовал Всероссийское монархическое совещание в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26–29 ноября 1915 года.

Перед революцией не было, пожалуй, более ярких выступлений с церковной кафедры, чем выступления владыки Никона. Его статьи и вся его публицистическая полемика, которая выносилась на страницы «Троицкого слова», были блестящи. С его же изданий была снята духовная цензура – так ему верили. И вот в этих журналах, в частности, в «Троицком слове», он печатался каждую неделю (журнал выходил еженедельно). За год накапливался целый том, и такие тома выходили под заглавием «Дневники». Их вышло много.

6 июля 1916 года архиепископ Никон был уволен по прошению от должности председателя Издательского совета на покой. Отошел от активной деятельности и сосредоточился на служении в лавре.

В конце жизни владыка Никон издал книгу С.А. Нилуса «Близ есть, при дверех». В этой книге было показано, что сатана уже стоит на пороге, при дверях нашего жилища и вот-вот сейчас перешагнет этот порог. Так и произошло: свершилась масонская февральская демократическая революция 1917 года. Временное правительство отдало приказ уничтожить тираж этой книги, ликвидировать и другие тиражи в типографиях Свято-Троицкой лавры, тем самым засвидетельствовав истинность обличений в тех изданиях, засвидетельствовав свой страх перед истиной Христовой, засвидетельствовав еще раз свое открытое богоборчество, разоблаченное церковным словом.

В 1917 году, когда митрополита Тихона избрали Патриархом, архиепископ Никон обратился к нему с письмом, в котором просил Святейшего призвать всех православных к стоянию против красных врагов России, призвать православных стоять твердо за веру, вплоть до принятия исповеднического венца. Владыку не пугала никакая расправа, его не согнули никакие угрозы. Ведь он напрямую обращался к главе Православной Церкви, чтобы от лица Церкви дать отпор революционной черни и ее предводителям – тем видимым бесам (по определению святого Кирилла Александрийского) – в лице богоборческой власти. Это обращение твердого православного иерарха, горячего исповедника и ревнителя веры, стало основанием для будущей стойкости новомучеников и всех верных Христу и Его Церкви. И святитель Никон входит в сонм современных страдальцев как начало и опора, как краеугольный камень добродетелей новых святых.

Февральскую революцию 1917 года владыка Никон расценил как «торжество сатаны».

15 августа 1917 года в послании к Всероссийскому Церковному Собору он писал, что если не спасет Россию «особенное чудо Божия Милосердия, то она в качестве великой державы должна сойти в могилу всеобщей истории, опозоренная клеймом измены Божию призванию».

Существует интересное свидетельство философа-публициста В.В. Розанова о том, как выглядел в революционные дни святитель Никон. В своих записках Василий Васильевич признался, что всегда не любил владыку Никона за его прямоту, за его совершенное отвержение космополитической «русской» интеллигенции, за разоблачение ее ложных идеалов. И вот когда Розанов стоял на последней службе архиепископа Никона в Троицком соборе лавры, почувствовал: это какая же сила в нем – в этом слепом, невзрачном, невысоком человеке! И откуда такая гигантская, притягательная сила? Розанов сознался, что был не прав по отношению к нему: «Я называл его дуроломом, а это святой, великий человек! Ему не в чем упрекнуть себя!»

Умер архиепископ Никон 30 декабря 1918 (12 января 1919 – по новому стилю) года в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, где и был погребен позади Свято-Духовского храма.

В разных его жизнеописаниях говорится, что скончался он мирно, своей смертью.

Но старые жители Сергиева Посада рассказывали, что смерть его была насильственной: Владыка подвергся нападению революционной черни, был жестоко изуродован и убит. Это случилось за воротами лавры. Говорили, что он был даже обезглавлен.

Как на самом деле окончилась земная жизнь угодника Божия, Бог весть. Убийство было возможно, потому что архиепископа Никона ненавидела вся большевистская свора, начиная от ее главарей. Весь сатанинский синклит врагов и мучителей России занимался тогда истреблением защитников церковных и национальных интересов русского народа.

О такой выдающейся личности как владыка Никон можно было бы говорить еще очень и очень много, а все равно достойно его смиренного величия этого не сделать. Богомольная,  благочестивая Россия и сегодня чтит великого своего подвижника.

Литература:

1. Первый на Москве. Московский Данилов монастырь. М., «Даниловский благовестник», 2000.

2. Архиепископ Никон. Православие и грядущие судьбы России. / Сост. священник Ярослав Шипов. М.: Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. «Новая книга». 1994.

3. А.Н. Стрижев. Никон Рождественский – великий святитель XX в. // Москва. 2000. № 7.

4. http://www.ortho-rus.ru

5. http://www.hrono.info. Статьи О. Платонова и А. Степанова.

6. Богатырь мысли и дела. Памяти Владимира Андреевича Грингмута. М., 1909.

7. Подробный отчет о Третьем Всероссийском Съезде Людей Земли Русской в Киеве. М., 1906.

8. Сборник Съезда Русских Людей в Москве. 27 сент. – 4 окт. 1909. М., 1910.

архиепископ Никон (Рклицкий)

Архиепи́скоп Ни́кон (в миру Никола́й Па́влович Ркли́цкий) — епископ Русской Православной Церкви Заграницей, архиепископ Вашингтонский и Флоридский.

Родился 4 (17) декабря 1892 в селе Борки Черниговской губернии в семье священника Павла Рклицкого и его матушки Елизаветы, урождённой Корсакевич. Фамилия Рклицкий, как рассказывал архиепископ Никон, имеет славянские корни и происходит от реки Рклик в Чехии. Вероятно, что кто-то из предков Владыки переселился из Богемии в Черниговские места.

По собственным воспоминаниям, подрастая, «он знал всех священников в округе и помнил как, когда отец его был жив, все они интересовались мальчиком и были ласковы к нему, но после отцовой смерти никто из них о нём больше не вспоминал». В детстве имел настоящий мотоцикл, «что в те дни было величайшей редкостью».

Поступил в Черниговскую духовную семинарию, «которая находилась через дорогу от известного Елецкого монастыря». В 1911 году окончил семинарию и после этого поступил на юридический факультет Киевского университета, который окончил в 1915 году.

В том же году назначен в Военное следственное управление. Одновременно проходил курсы в Николаевской артиллерийской школе в Киеве и в Александровской Военно-Юридической Академии в Санкт-Петербурге.

Как артиллерийский офицер участвовал в Первой мировой войне 1914−1917 годы. В 1918−1920 годы — участник гражданской войне на стороне белых. В 1918 году служил в составе русской добровольческой батареи в Киеве. Затем служил в Вооружённых Силах Юга России в управлении Главного военного прокурора. С 13 июля 1919 года — поручик, затем — штабс-капитан.

В 1920 году эвакуировался из Крыма и проживал в Белграде.

С 1921 года жил в Сербии. По собственным воспоминаниям, «был период, когда он отошел от Церкви и был менее активным, но сблизившись с митрополитом Антонием (Храповицким), он вновь стал принимать живое участие в жизни Церкви». Закончил миссионерско-богословский курс в Белграде.

Живя в Югославии, пером продолжил борьбу против коммунизма, редактируя в 1925—1928 годы в Белграде газету «Русский военный вестник» (Издание Совета объединённых офицерских обществ: IV отдел РОВС). В 1928—1939 годах, будучи убеждённым монархистом, редактировал газету «Царский вестник» (Орган народного движения за восстановление Престола Православного Царя-Самодержца). В 1940—1941 годы был редактором «Русского народного вестника».

Работая журналистом, тесно сотрудничал с Митрополитом Антонием (Храповицким) в церковно-литературном отделе, записывал и публиковал его работы. Писал много статей по церковному управлению и богословским вопросам. Выступал в защиту каноничности церковной позиции Архиерейского синода Русской Зарубежной Церкви в связи с отделением от неё митрополита Евлогия (Георгиевского) и Феофила (Пашковского) а также прещений со стороны Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Сергия (Страгородского) и Временного Патриаршего Священного Синода при нём. По воспоминаниям епископа Василия (Родзянко): «Вокруг митрополита Антония собрались Н. Рклицкий, П. С. Лопухин, Г. П. Граббе. Все это окружение все еще мыслило в стиле и духе Св. Синода петербургского периода, забыв, что надо иначе. Синодалы утверждали: „Мы центр, все должны нас слушать“».

С 14 по 24 августа 1938 года был участником Второго всезарубежного собора РПЦЗ, где поднял вопрос о канонизации императора Николая II, но вопрос оставлен без последствий. В 1939 годуиздал «Деяния Зарубежного Собора Русской (синодальной) Церкви, состоявшегося в Сремских Карловцах в 1938 году».

Священническое служение[править | править код]
Решив полностью посвятить себя церковному служению, 7 октября 1941 года в Белграде в возрасте 48 лет Первоиерархом РПЦЗ митрополитом Анастасием (Грибановским) пострижен в монашество с именем Никон в честь преподобного Никона Радонежского. 1/14 октября того же года он был рукоположен во иеродиакона, а 4 декабря/21 ноября — во иеромонаха, и стал нести пастырское служение в Свято-Троицкой церкви в Белграде при русском корпусе.

В феврале 1942 года иеромонах Никон приказом по Русскому корпусу был назначен священником в резервный батальон в Белграде.

В октябре 1944 года во время битвы за городок Чачак игумен Никон был легко ранен, а диакон Вассиан — убит. Тогда же был эвакуирован из Белграда в Германию и приписан к митрополиту Анастасию в Карлсбаде.

1 января 1945 года стал старшим священником Русского корпуса.

В апреле 1945 года присоединился к Братству преподобного Иова Почаевского, и вместе с ним был переправлен в Швейцарию.

С августа 1945 года до отъезда из Европы был секретарём митрополита Анастасия (Грибановского). В критическое переходное время возобновления деятельности Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви после войны осуществлял связь между Митрополитом Анастасием, теми, кто искал убежище в Германии, и приходами и епархиями в Западной Европе и в Северной и Южной Америке.

В мае 1946 года был возведён в сан архимандрита.

В декабре того же года он прибыл в США вместе с группой 12 монахов из Братства преподобного Иова Почаевского, которые были приняты архиепископом Восточно-Американским и Канадским Виталием (Максименко) в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле и получил назначение секретарём архиепископа Виталия (Максименко). В обязанности архимандрита Никона входило также создание новых приходов.

В начале 1947 года в Свято-Троицком монастыре было возобновлено издание журнала «Православная Русь», в котором архимандрит Никон печатал свои статьи, и также присылал краткие заметки о церковной жизни Русского зарубежья, о которой узнавал работая с корреспонденцией из разных мест и стран в епархиальной канцелярии.

27 июня 1948 года в день великого освящения Александро-Невского храма в Лейквуде в Нью-Джерси был хиротонисан во епископа Флоридского, викария Северо-Американской и Канадской епархии. Хиротонию совершили: архиепископ Виталий (Максименко), архиепископ Тихон (Троицкий) и епископ Серафим (Иванов).

28 июня 1948 года в Епархиальном управлении в Бронксе состоялось совещание епископов, ка котором было принято решение создать Свято-Троицкую семинарию в Джорданвилле, штат Нью-Йорк. Епископ Никон был в числе первых преподавателей новой семинарии, читая лекции по нравственному и пастырскому богословию.

Используя свой опыт журналиста, образовал типографию при епархиальном управлении и в 1953 года начал издавать журнал «Епархиальные Ведомости».

В 1959 году назначен управляющем Восточно-Американской епархии с возведением в сан архиепископа.

По кончине архиепископа Виталия (Максименко) 8 марта 1960 года, возглавил Свято-Владимирское Общество и Строительный Комитет по сооружению начатого в 1940 году Свято-Владимирского храма-памятника в Джексоне, Нью-Джерси, на ферме РООВА (Русское объединённое Общество взаимопомощи в Америке) и принял титул Вашингтонского и Флоридского и секретаря Архиерейского Синода РПЦЗ. Обязанности оставались на нём те же, как и при Архиепископе Виталии.

Митрополит Анастасий (Грибановский), чувствуя, что ему уже не под силу дальнейшее управление Русской Зарубежной Церковью, объявил о своём решении уйти на покой, и предложил избрать ему преемника. На собравшемся с этой целью Архиерейском Соборе после долгих прений, голоса почти ровно разделились между архиепископом Иоанном (Максимовичем) и архиепископом Никоном (Рклицким). Дабы избежать раскола 27 мая 1964 года новым Первоиерархом РПЦЗ был избран самый младщий по хиротонии иерарх, епископ Брисбенский Филарет (Вознесенский). Архиепископы Иоанн и Никон стали заместителями Председателя Архиерейского Синода РПЦЗ.

17 июля 1968 года в храме-памятнике Николаю II и царской семье в Брюсселе, в день 50-летия расстрела царской семьи, совершил по распоряжению Архиерейского Синода Русской зарубежной церкви заочное отпевание Николая II и его семьи, а также всех убиенных и замученных безбожной властью. Ранее подобное отпевание не совершалось потому что у русской эмиграции не было достоверных сведений о гибели царской семьи. 31 декабря 1968 года совершил литургию при посещении храма-памятника Владимиром Кирилловичем, которого приветствовал как Главу Российского Императорского Дома.

По воспоминаниям епископа Иеронима (Шо):

Владыка Никон глубоко верил в грядущее воскресение России, российской монархии, да ещё и в то, что когда-то Россия займет первенствующее место в мире. Он также был уверен в том, что церковное разделение, возникшее в Русской Православной Церкви в XX веке, придет к концу и что центр нашей Церкви снова будет в России. При этом Владыка был большим сторонником миссионерской работы среди нерусских. Он совмещал в себе служения горячего русского патриота-монархиста и миссионера. <…>

Владыка Никон поддерживал совершение «миссионерских» богослужений на других языках, идею восстановления западного православия, и даже допускал новый календарь в нерусских общинах. Нередко поступали просьбы о разрешении венчания в субботу или в посту, и Владыка всегда старался с пастырской любовью содействовать. Все это он делал с целью распространения Веры Христовой и сохранения русских эмигрантов и их потомков в ограде Святой Церкви.

Владыка с отеческой любовью относился ко всем. Он всегда был любезным, благостным и доступным, на письма он непременно отвечал сам. Когда он посещал приходы, Владыка всегда призывал паству поддерживать своих священников. Такую же любовь Владыка проявлял и к священникам, которые несли свое служение вне Русской Зарубежной Церкви. <…>

Но в тех случаях, когда это требовалось, Владыка проявлял также и необходимую твердость.
Скончался 4 сентября 1976 года от сердечной недостаточности в приходском доме при Вознесенском соборе на 1841 Bathgate Avenue в Бронксе.

Никон, митрополит Уфимский и Стерлитамакский (Васюков Николай Николаевич) / Персоналии / Патриархия.ru

Родился 1 октября 1950 г. в деревне Марьевка Сампурского района Тамбовской области.

В 1963 г. родители будущего владыки переехали в Красноярск. В 1968 г. окончил среднюю школу Красноярска; в 1974 г. — Красноярский государственный медицинский институт. По окончании института работал участковым врачом-терапевтом в поликлинике Красноярска.

В 1975-1977 гг. проходил службу в Советской армии в качестве старшего врача полка.

В 1977-1983 гг. работал главным врачом поликлиники в г. Светогорске Выборгского района Ленинградской области. Майор запаса медицинской службы и полковник казачьих войск.

26 июня 1983 г. архиепископом Иоанном (Снычевым) рукоположен в сан диакона в Покровском кафедральном соборе г. Куйбышева (Самара). 21 сентября 1983 г. им же хиротонисан во пресвитера в том же соборе. Служил в церкви в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» г. Ульяновска

13 апреля 1984 г. владыкой Иоанном в Покровском соборе г. Куйбышева пострижен в монашество с именем Никон в честь прп. Никона Радонежского.

16 сентября 1985 г. назначен настоятелем Неопалимовской церкви и благочинным Ульяновской области.

В 1987 г. закончил Ленинградскую духовную семинарию; в 1990 г. — Ленинградскую духовную академию, где в 1991 г. защитил кандидатскую диссертацию.

1 октября 1989 г. назначен секретарем Ульяновского епархиального управления.

Участник Поместных Соборов Русской Православной Церкви 1988, 1990 и 2009 гг. В 1988-1991 гг. и 2004 гг. в составе паломнической группы посетил Святую Гору Афон. Возглавляя группу паломников из Уфимской епархии, посетил Иерусалим в 1993 и 1996 гг.

Решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 26 июня 1990 г. избран епископом Уфимским и Стерлитамакским.

25 августа 1990 г. в Богоявленском кафедральном соборе г. Москвы наречен во епископа Уфимского и Стерлитамакского.

26 августа 1990 г. за Божественной литургией в Богоявленском соборе Святейший Патриарх Алексий II возглавил хиротонию архимандрита Никона (Васюкова) во епископа Уфимского и Стерлитамакского.

23 февраля 2001 г. возведен в сан архиепископа.

Решением Священного Синода от 27-28 декабря 2011 г. (журнал № 151) назначен главой Башкортостанской митрополии.

8 января 2012 г. возведен в сан митрополита.

С декабря 2011 г. по март 2012 г. — временный управляющий Салаватской епархией, в июле-декабре 2018 г. — временно управлял Бирской епархией.

Решением Священного Синода от 30 мая 2019 г. (журнал № 50) поручено временное управление Нефтекамской епархией.

Русская Церковь в период Патриаршества Никона. Часть I / Православие.Ru

Патриарх Никон После кончины Патриарха Иосифа сомнений в том, кто станет его преемником, практически не было. Государев любимец – митрополит Новгородский Никон был, по сути, единственным кандидатом в Патриархи. Никон был не просто «собинным другом» царя Алексея Михайловича, он был его единомышленником, приверженцем столь милой сердцу государя идеи всеправославного царства и вытекающей из нее церковной реформы по греческому образцу. В дни, когда решался вопрос о новом Предстоятеле Русской Церкви, еще никто не подозревал, какой трагедией для страны и народа обернутся эти реформы. Равным образом, было трудно предвидеть, что новый Патриарх отнюдь не удовольствуется ролью послушного исполнителя угодной царю церковной политики, а вознамерится возвысить священство над царством.

Никон был личностью богато одаренной, человеком кипучей энергии. Однако до сих пор продолжаются споры о том, на что были израсходованы эти колоссальные усилия и каковы итоги Патриаршества Никона. Историки, как светские, таки и церковные, зачастую дают ему прямо противоположные характеристики. Одни (причем, не обязательно старообрядцы) считают Никона повинным в возникновении раскола и едва ли не всех последующих бедах России вплоть до ХХ столетия. Другие, наоборот, считают Патриарха-реформатора величайшей фигурой русской истории XVII века. Некоторые вообще почитали его святым, например, архиепископ Серафим (Соболев) митрополит Антоний (Храповицкий). Такое диаметральное расхождение в оценках, безусловно, говорит о незаурядности личности Никона и сложности его реформаторской деятельности как исторического явления.

Анзерский Троицкий скит — место пострижения Никона (современное состояние) Никон, по утверждению современников, происходил из семьи крестьянина-мордвина. Родился он в 1605 г. в селе Вельдеманове, что в Нижегородской земле. В миру звали его Никитой, по отцу – Миничем или Миновым. Интересно, что совсем неподалеку, в другом селе Нижегородского края, Григорове, почти в то же самое время родился человек, которому впоследствии будет суждено стать антиподом Никона – будущий протопоп Аввакум. Никита рано потерял мать. Мачеха ненавидела его, нередко била. С детства он привык к жесткости, почти жестокости, и это позднее скажется на его характере.

В 12 лет Никита убежал в Макарьев Желтоводский монастырь. Здесь он учился, читал, постигал богослужебный устав. Однако монахом Никита так и не стал: родня уговаривала его вернуться домой, и Никита послушался. В 20 лет он возвратился в отчий дом и по настоянию домашних женился. В 21 год он был избран прихожанами на священническое служение и стал служить в церкви села Лыскова на Волге, близ Макарьева монастыря.

Троицкий скит на о. Анзер — место пострижения Никона (гравюра 19 века) Вскоре священник Никита Минов, талантливый проповедник и грамотей, был замечен московскими купцами, приезжавшими на знаменитую Макарьевскую ярмарку. Ему предложили перебраться в столицу, и он согласился. Здесь он продолжал священствовать и вести семейную жизнь. Но когда от морового поветрия скончались все дети Никиты, он увидел в этом особое указание свыше на свое предназначение к монашеству. Никита уговорил свою жену принять постриг в московском Алексеевском монастыре, что был на месте нынешнего храма Христа Спасителя. Сам же Никита на 31 году жизни принял монашество с именем Никон в Анзерском скиту на Соловках, у знаменитого старца Елеазара, впоследствии причтенного к лику святых. Никон стал учеником и духовным сыном преподобного Елеазара Анзерского.
Макареьв Желтоводский монастырь Определенное стремление к аскетической жизни, зародившееся, вероятно, еще в Макарьевой обители, у Никона было. Но богатырский организм будущего Патриарха приходилось укрощать с большим трудом. Высокий, сильный и выносливый мужчина, Никон принял на себя невероятно тяжелый подвиг и впоследствии от других требовал того же. Жизнь на диком северном острове была очень трудной, в Анзерском скиту был принят очень строгий устав (здесь, например, было запрещено вкушать даже рыбу). Никон же еще более усугубил свой подвиг тем, что помимо келейного скитского правила ежедневно прочитывал Псалтирь и клал по тысяче поклонов. Этот богатырский размах Никона сохранит и позднее, хотя его борьба с плотью примет со временем иные формы: известно, что, став Патриархом, он носил расшитый золотом и камнями саккос весом около 4 пудов, а омофор – весом около полутора пудов. И все же могучий организм было трудно укротить. Келейник и биограф Никона Шушерин писал, что в это время будущий Первосвятитель терпел сильные искушения. В то же время у Никона будто бы начались и какие-то видения.

Никон впервые оказался при дворе, когда преподобный Елеазар Анзерский взял его с собой в поездку в Москву, к царю Михаилу. По молитвам св. Елеазара Анзерского у Михаила Феодоровича родился долгожданный сын и наследник – будущий царь Алексей Михайлович. Благодарный государь пожертвовал средства для возведения на Анзере каменного храма. Деятельный и энергичный Никон спешил с постройкой, но простой нестяжательный Елеазар считал это роскошью и не торопился. Произошла ссора, весьма показательная для характеристики Никона: видно, сколь неуравновешенным был будущий Патриарх и как еще далеко было ему до монашеского бесстрастия. Вполне материальное по сути своей дело стало причиной его полного разрыва с духовным отцом.

Преп. Елеазар Анзерский, икона ХХ века Рассорившись с Елеазаром, Никон убежал с Анзера. Он поплыл на материк, но лодка его попала в бурю. Будущий Патриарх едва не погиб. Судно прибило к небольшому, скалистому Кий-острову близ устья Онеги. Благодарный Богу за спасение Никон воздвиг здесь поклонный крест, а позднее, когда стал Патриархом, устроил на острове свой ставропигиальный монастырь – Крестовоздвиженский Кий-островский. Добравшись до материка, Никон пришел в Кожеезерскую обитель на озере Коже, затерянную в далекой северной глухомани. Через 3 года братия избрали Никона игуменом Кожеезерского монастыря.

В 1646 г. Кожеезерский игумен прибыл по делам монастыря в Москву. Здесь он был представлен молодому царю и так его обаял, что Алексей Михайлович определил его архимандритом в придворный Новоспасский монастырь. При новом архимандрите обитель была богато отстроена на щедрые царские пожертвования. Никоновские постройки и доныне украшают Новоспасский монастырь.

Между царем и Никоном складываются весьма дружественные отношения. Никон стал принимать челобитные и передавать их Алексею Михаловичу во время встреч, проходивших в дворцовой церкви каждую пятницу. За протекций к архимандриту стали обращаться даже бояре. Влияние Никона стремительно росло и вскоре стало огромным. Он вошел в кружок «ревнителей благочестия» (или «боголюбцев») и быстро заслонил собой других его деятелей. Вероятно, уже тогда в отношениях между Никоном и протопопами-«ревнителями», будущими вождями раскола, пролегла первая трещина.

Никон получил в Москве известность как одаренный и красноречивый оратор. Систематического образования он не получил, и кроме обыкновенной монастырской школы ничего за своей спиной не имел. Однако он был начитан, имел быстрый, светлый ум, который позволял ему решать церковные, а позднее – и государственные, вопросы. При этом Никон руководствовался в своей деятельности колоссальным масштабом и проявлял захватывающую своей неукротимостью энергию. Не удивительно, что он стал пользоваться исключительно высоким доверием у государя.

Спасский собор Новоспасского монастыря, заложенный при архимандрите Никоне В 1649 г., после трех лет настоятельства в Новоспасском монастыре, Никон по желанию царя Алексея Михайловича становится митрополитом Новгородским. Находясь на Новгородской кафедре, он получил совершенно особые полномочия, причем, не только церковного, но и государственного порядка. Это в значительной степени повлияло на формирование той магистральной линии в его мировоззрении, которую он будет пытаться претворить в жизнь, находясь на Патриаршестве: превосходства священства над царством. 1649 г. был годом принятия нового Уложения, которое существенно ограничивало юридические и имущественные права Церкви. Но митрополит Никон получил от царя право продолжать судить в своей епархии духовенство и церковных людей своим судом не только по делам духовным, но и по гражданским. Более того, митрополит получил столь же исключительное право надзирать за гражданским судом во всей Новгородской земле. Причем, это была не просто почетная привилегия: Никон этим правом активно пользовался, строго контролируя деятельность воеводского суда. Это снискало ему в Новгороде большую популярность среди простого народа, которая стала еще большей в связи с обширной благотворительной деятельностью митрополита. Никон учредил в своей обширной епархии богадельни, кормил неимущих, погребал их на церковный кошт.

Правда, это не помешало новгородцам во время бунта изрядно намять бока митрополиту за то, что он укрыл в своем доме ненавистного царского воеводу князя Хилкова. Но Никон, невзирая на избиение, служил в храмах и призывал бунтовщиков одуматься и прекратить мятеж. Никон ходатайствовал за свою паству перед князем Хованским, присланным из Москвы во главе карательного войска, и помог кончить дело миром. За это его в равной мере возлюбили как миротворца и в Новг

НИКОН — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Никита Минов или Минин.

Шестой патриарх Московский и Всея Руси (1652-1666).

Родился в мае 1605 года в селе Вельдеманово (ныне Перевозский район Нижегородской области). Дата рождения должна быть близкой к 24 мая (по юлианскому календарю), когда церковь отмечает память Никиты, переяславского чудотворца, в честь которого крестили новорожденного. Некоторые исследователи считают, что он родился 17 (27) мая. Умер 17 (27) августа 1681 года в Ярославле в Тропинской слободе.

Семья. Священство. Монашество

По косвенным свидетельствам биографами делаются предположения о мордовской или марийской этнической принадлежности отца — крестьянина Мины Васильева и русской — его матери Мариамы Гавриловой. Ни сам Никон, ни официальные документы, с ним связанные, этот вопрос не затрагивают, да он и не имел тогда существенного значения. Известны имена трех его братьев: Симеона, Никифора, Григория. Мать умерла вскоре после его рождения, отец женился во второй раз. Мачеха пасынка невзлюбила, часто била его, морила голодом, даже, по преданию, пыталась убить. По предложению священника Иоанна из села Колычево отец разрешил Никите переселиться к нему. Мальчик сумел выучиться грамоте, приобщился к духовному чтению. Вернувшись через три года домой, Никита, не желая терпеть обид со стороны мачехи, на двенадцатом году жизни тайно ушел в Троицкий Макарьев Желтоводский монастырь и восемь лет пробыл там послушником. Это был один из самых древних и почитаемых монастырей нижегородского края, где Никита смог продолжить образование, утвердиться в желании выбрать в жизни духовную стезю, завести связи и знакомства в церковной среде. Принять монашеский постриг тогда не дали родственники, которые уговорили Никиту жениться и стать священником «в некоем селе». Возможно, речь шла о близлежащих от монастыря селах Лысково или Кириково. Московские купцы, приезжавшие на знаменитую Макарьевскую ярмарку, уговорили молодого, умного и деятельного пастыря перейти на священническое место в Москву, где тот и прослужил около десяти лет. Поворотной в судьбе стала смерть всех троих его детей, которую Никита воспринял как знак свыше. Он уговорил потерявшую детей супругу постричься в монастырь, а сам удалился в Анзерский скит на Соловецких островах, где принял монашество с именем Никон. Переселившись в Кожеозерский Богоявленский монастырь, он в 1643 году стал там игуменом.

Новоспасский архимандрит. Новгородский митрополит

Небывалый взлет по социальной лестнице крестьянского сына и бывшего сельского священника начинается в 1646 году. Будучи в Москве по делам своего монастыря, Никон впервые встретился с царем Алексеем Михайловичем. Юный правитель, разглядев незаурядные административные и богословские способности Никона, восхитившись его духовностью, аскетичностью, познаниями и нравом, не отпустил его обратно на Север, а перевел архимандритом в столичный Новоспасский монастырь, являвшийся одной из важнейших русских обителей. Он был старинной родовой усыпальницей боярского рода Захарьиных-Романовых, пользовался покровительством царской семьи, члены которой приезжали туда молиться за упокой своих предков. В свою очередь, царь часто приглашал Никона к себе для бесед. Участие царя, называвшего Никона “собинным другом”, помогло в 1648 году получить ему сан митрополита Новгородского, один из самых высоких в иерархии Русской церкви.  В 1650 году в Новгороде вспыхнуло восстание. Никон смело обличал мятежников, укрыл у себя разыскиваемого ими воеводу, за что был избит, однако после умиротворения мятежа просил простить его участников.

Патриарх. Церковные реформы

Новоспасский архимандрит, а затем новгородский митрополит был деятельным и активным участником кружка «ревнителей благочестия», в который входили царский духовник Стефан Вонифатьев и другие авторитетные деятели церкви, включая будущего вождя раскола протопопа Аввакума. Они глубоко понимали и чувствовали серьезное внутреннее разделение в недрах русского общества, что проявлялось в отступлении от веры и церкви, наметившемся в самых разных слоях общества и в разных направлениях. Согласные в стремлении укрепить устои православия, избавить его от накопившихся за столетия разночтений и ошибок в обрядах, богослужебных книгах, церковных правилах «ревнители благочестия» при этом расходились по вопросу о способах достижения этих целей. Никон был среди тех, кто считал правильными греческие тексты и обычаи, призывая исправлять русское богослужение по ним. Эту позицию склонен был поддержать сам царь, исходя из политических интересов. В целях усиления влияния России на Украине, Балканах и других православных землях Алексей Михайлович считал необходимым тесное единение русской церкви с греческой и малороссийской. Оно, по его мнению, как раз и могло быть достигнуто путем согласования русской церковной практики с греческими образцами. Свои взгляды Никон решил реализовать, когда достиг высшей церковной власти. 15 (25) апреля 1652 года умер патриарх Иоаким. “О, крепкий воине и страдальче Царя Небесного, о, возлюбленный мой любимче и сослужебниче, святый владыко, — писал Никону царь, призывая принять участие в выборах патриарха, — возвращайся, Господа ради, поскорее к нам… а без тебя отнюдь ни за что не примемся”. Влияние Никона росло, несмотря на боярское недовольство. На соборе в Москве он был сначала назван в числе двенадцати “духовных мужей”, которые были представлены духовенством в качестве кандидатов на патриарший престол. Когда собор принял решение об избрании Никона, тот не сразу дал согласие. Царь и все присутствовавшие на коленях и со слезами просили его не отрекаться от сана, Никон же потребовал обещания слушаться его, как «главного архипастыря и отца во всем, что буду возвещать вам о догматах Божиих и о правилах”. Царь, бояре и освященный собор дали обет пред Евангелием и иконами исполнять то, что предложил Никон, занявший 25 июля (4 августа) 1652 года место патриарха всея Руси.

В 1653 году он начал церковную реформу, которая касалась в основном обрядовой стороны богослужения. Первым важным распоряжением Никона было предписание совершать в церкви поклоны «в пояс» вместо «метаний на колену» и креститься «тремя персты». Созванный патриархом Никоном в 1654 году собор постановил исправить богослужебные книги по древним греческим и славянским рукописям. Собор 1656 года одобрил служебник Никона и проклял крестящихся двумя перстами. Сам Никон не был упорным догматиком, старые и даже неправильные с его точки зрения книги не подвергались осуждению, они даже могли быть использованы в церковной службе при определенных обстоятельствах. Безоговорочно осуждались сами противники нововведений и патриарха, которые делали старые обряды и привычные тексты знаменем борьбы против руководителей церкви и государства. При этом сам Никон не был инициатором жестокого наказания лидеров раскола, надеясь привести их к покаянию и компромиссу. При нем не было массовых преследований тех, кто пошел за расколоучителями. Лишь со временем сторонники старых обрядов не совсем справедливо персонифицировали своё недовольство на Никоне, став называть всех принявших церковную реформу «никонианами». Когда раскол в церкви углубился, старообрядцы подверглись преследованиям, а некоторые из них приняли мученическую смерть, но в это время Никон уже не управлял церковью и не имел влияния на государственные дела. Строго говоря, собственно его вины в самых трагических последствиях церковной реформы и не было.

Непосредственную угрозу для Никона и его власти представляли не старообрядцы, а внутренняя оппозиция в церкви и среди придворных, возникшая вне связи с церковным преобразованиями. Некоторое время его политическое значение продолжало возрастать. Он сыграл важнейшую роль в деле воссоединения Украины с Россией, благословив решения Земского собора 1653 года и войну с Польшей. Отправляясь в 1654 году в поход на поляков, царь поручил Никону заботу о своем семействе, переехавшем в Вязьму по случаю «морового поветрия» — эпидемии, а в 1656-1657 годах во время своего похода против шведов он оставил Никона фактическим правителем государства, несмотря на очевидное недовольство родовитых бояр. Алексей Михайлович наделил возвысившегося бывшего крестьянского сына титулом “великий государь”, который прежде из патриархов носил только Филарет как отец царя Михаила Федоровича. Никон, стремился воплотить в жизнь основополагающую идею православной государственности — “симфонию властей”, духовной и светской, как самостоятельных служений и послушаний, призванных взаимными гармоничными усилиями обеспечить “народу Божьему” порядок и покой ради спасения души. В предисловии к Служебнику, изданному в августе 1655 года по его благословению, говорилось, что Господь послал России два великих дара, благочестивого и христолюбивого великого  царя и святейшего патриарха. Идеал «симфонии» все-таки по-разному воспринимался светской и церковной властью. Никон начинал склоняться к мысли, что «священство» выше «царства» не только в духовных, но и в мирских делах. Он требовал сделать духовенство подсудным только ему, а не государственным органам власти, не решать имущественные дела церкви светскими властями и по светским законам. Он даже осуждал соответствующие нормы Соборного Уложения 1649 года, которое сам же подписал в чине новгородского митрополита. Такую трактовку «симфонии властей» Алексей Михайлович, возводивший здание будущей империи и абсолютной монархии, принять не мог. Он стал постепенно отдалять от себя бывшего друга, подозревая в посягательстве на свои прерогативы и интересы. В этом настроении его поддерживали бояре, считавшие патриарха безродным выскочкой, и значительная часть духовенства, недовольная авторитарными и жесткими методами, которыми тот управлял делами церкви. Развязку конфликта не в свою пользу приблизил сам Никон. У него сложились ошибочно преувеличенное мнение о масштабе своей власти и степени влияния на царя. 10 июля 1658 года в ответ на отказ Алексея Михайловича присутствовать на патриаршем богослужении и распоряжение впредь не писаться патриарху «великим государем» Никон прилюдно отказывается выполнять обязанности по управлению русской церковью. Он при этом не слагал с себя патриаршего сана и надеялся, что царь попросит его вернуться к делам, но этого не случилось. 12 июля Никон удалился в подмосковный Воскресенский монастырь, называемый Новым Иерусалимом. Под его управлением остались еще два основанных им монастыря – Иверский на Валдайском озере и Крестный на Кий острове в Белом море. Пока были надежды на примирение с царем, патриарх занимался хозяйственными делами этих обителей, а также благотворительностью. Но так долго продолжаться не могло. В 1660 году церковный собор постановил провести выборы нового патриарха, а Никона лишить сана, но царь не утвердил это решение. Он часто посылал в монастырь Никону богатые дары, демонстрировал отсутствие гнева. Однако вместо восстановления отношений, события продолжали развиваться в неблагоприятном для Никона направлении. Патриарх сам опять поторопил такое развитие. Посчитав, что царь просто не решается сделать первым шаг навстречу, 18 декабря 1664 года Никон явился в Успенский собор Московского Кремля и возглавил богослужение, но попытка остаться в Москве и встретиться с царем закончилась приказом уезжать обратно. В 1666-1667 годах состоялся церковный собор с участием не только русских архиереев, но и двух восточных патриархов, Александрийского и Антиохийского, ряда зарубежных митрополитов и епископов. Признав правильным все церковные нововведения Никона и прокляв раскольников, собор тем не менее осудил самого Никона. Суд прошел 1-8 декабря 1666 года и закончился лишением Никона архиерейского сана и  ссылкой в северный Ферапонтов монастырь у Белого озера. 31 января 1667 года члены собора подали царю имена трех кандидатов на пост нового патриарха. Царь отдал предпочтение Иоасафу, архимандриту Троице-Сергиева монастыря, несмотря на то, что тот был «уже тогда в глубочайшей старости и недузех повседневных». Выбор говорит о том, что царь больше не хотел видеть рядом с собой чересчур деятельного и энергичного религиозного лидера. Такой урок извлек самодержец из прежней дружбы и совместной работы с харизматичным, пробившим себе самостоятельно путь к вершинам власти патриархом Никоном.

В ссылке

После практически добровольной ссылки в Новый Иерусалим пришла пора настоящего принудительного заточения. В Ферапонтовом монастыре условия содержания были первоначально суровыми. Никону разрешали из неудобной обгоревшей кельи, где его поместили, выходить только в церковь, не позволяли принимать никого. Положение улучшилось после смерти первой жены Алексея Михайловича в 1669 году, когда стало падать влияние враждебно настроенных к Никону Милославских. Бывшему патриарху разрешили свободно передвигаться по монастырю и окрестностям, принимать посетителей. Он всецело отдался хозяйственным делам, много читал, на церковной службе требовал называть себя патриархом, благо, игумен и братия скромного монастыря ему не перечили. Никон открыл в себе дар целительства, люди издалека шли к нему за помощью в болезнях. То ли помогали приготовленные им травяные отвары, то ли его горячие молитвы, то ли вера «пациентов» в столь знаменитого «врача».  Алексей Михайлович не оставлял бывшего друга без помощи, слал щедрую милостыню, просил простить его за обиды, молиться за царя и его родных. Прощения Никон не давал, но молиться – молился. Новое ухудшение положения наступило в 1676 году после смерти Алексея Михайловича. Узника перевели в Кирилло-Белозерский монастырь под более строгий, жесткий и недоброжелательный надзор. Через несколько лет царь Федор Алексеевич наконец решил вернуть Никона из северной ссылки, разрешив вернуться в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь. Возвращение не состоялось. По дороге Никон умер, едва добравшись до Ярославля. Не добившись от русских иерархов признания осуждения Никона  ошибочным, новый царь обратился письменно к восточным патриархам с просьбой восстановить его в сане патриарха и такое согласие получил. Таким образом, государство и церковь примирились с опальным патриархом посмертно. Никон был похоронен в соответствии с его саном в Воскресенском монастыре, где его могила находится, сохраняется и почитается до сих пор.

Никон – несомненно, личность эпохи начавшейся модернизации, как и его самый знаменитый оппонент — протопоп Аввакум, как и его бывший друг – царь Алексей Михайлович. Несмотря на внешне средневековое религиозное содержание споров и ряда действий, биография, поступки, сочинения этого патриарха выходят за рамки норм традиционного общества, свидетельствуют о формировании в России XVII века человека и культуры нового времени с ярко выраженным индивидуальным началом.

Nikon Rumors — там дым, там огонь


Санасол предоставил мне некоторую дополнительную информацию о своей пленочной FM-камере Nikon в проекте преобразования цифровой камеры, о котором я сообщал в прошлом месяце — подробные пошаговые инструкции доступны на GitHub, и есть новое видео:

Подробнее »


Компания Nikon разместила уведомление о последних обновлениях прошивки Nikon Z5 / Z6 / Z7, в котором сообщается, что проблема обнаружена и вскоре будет предоставлено исправление:

Подробнее »


CIPA (Японская ассоциация камер и устройств обработки изображений) опубликовала данные о производстве своих камер за август 2020 г. ( оранжевый: 2020, черный: 2019, синий: 2018 , щелкните, чтобы увеличить):

Подробнее »

Опубликовано в Прочие материалы Nikon

| Tagged CIPA


Dpreview опубликовали свой обзор камеры Nikon Z5, и он им понравился:

Подробнее »


Meike анонсировала еще один беззеркальный объектив с ручной фокусировкой для байонета Nikon Z: 35mm f / 1.7. Это объектив APS-C, и он лучше всего подходит для фотоаппарата Nikon Z50. У Meike уже есть несколько других объективов для крепления Z: 25 мм f / 1,8, 35 мм f / 1,4, 50 мм f / 1,2, 50 мм f / 1,7, 85 мм f / 2,8, и они продаются в Adorama, Amazon и B&H Photo. Дополнительная информация о новом объективе Meike 35mm f / 1.7:

Подробнее »

.

Nikon Rumors CO

Официальный дилер Sigma в США Adorama Camera в настоящее время предлагает объектив Sigma 18-35mm f / 1.8 DC HSM Art для байонета Nikon F по цене 479 долларов США, что является самой низкой ценой в Интернете от официальных дилеров Sigma в США. Эта сделка истекает завтра. Поставляется с бесплатной USB-док-станцией Sigma.

Сегодня компания Nikon выпустила новые обновления прошивки для полнокадровых беззеркальных камер Z5, Z6 и Z7. Основное изменение для единственного исправления, связанного с аккумулятором MB-N10.Вы можете скачать обновления прошивки ниже:

Подробнее »

Компания Nikon USA открыла страницу обратного отсчета на своем веб-сайте перед запуском полнокадровых беззеркальных фотоаппаратов Nikon Z6 II и Nikon Z7 II. Дата анонса — 14 октября. В настоящее время нет спецификаций Nikon Z6 II и Z7 II, вы можете взглянуть на слухи о характеристиках ниже:

Подробнее »

Предыдущие слухи о Nikon Z6S и Z7S могли называться Nikon Z6 II и Nikon Z7 II.А вот обновленные, по слухам, характеристики Nikon Z6 II и Z7 II, официальный анонс для обеих камер может быть уже на следующей неделе. Будьте на связи.

Подробнее »

Ожидается, что грядущие Nikon Z6S и Z7S будут анонсированы в конце 2020 года, вероятно, в октябре. Вот некоторые обновленные, по слухам, технические характеристики Nikon Z6S и Nikon Z7S из Интернета, смотрите ниже:

Подробнее »

Новый анонсированный объектив NIKKOR Z 14-24mm f / 2.Объектив 8 S ( Amazon ) и объектив NIKKOR Z 50mm f / 1.2 S ( Amazon ) теперь, наконец, доступны для предварительного заказа онлайн на Amazon:

Вместе с объективом NIKKOR Z 14-24mm f / 2.8 S, здесь представлены первые официальные образцы изображений нового анонсированного объектива NIKKOR Z 50mm f / 1.2 S. Цена на этот объектив в США составляет 2096,95 долларов США, теперь он доступен для предварительного заказа в B&H / Adorama / Amazon. Ниже приведены официальные образцы изображений объектива NIKKOR Z 50mm f / 1.2 S, нажмите, чтобы увидеть большой размер:

Подробнее »

Вот первые официальные образцы изображений анонсированного нового объектива NIKKOR Z 14-24mm f / 2.Объектив 8 S. Цена на этот объектив в США составляет 2396,95 долларов, теперь он доступен для предварительного заказа на сайтах B&H Photo Video / Adorama / Amazon. Вы можете щелкнуть изображения, чтобы увидеть их в большом размере.

Подробнее »

Новые анонсированные объективы NIKKOR Z 14-24mm f / 2.8 S и NIKKOR Z 50mm f / 1.2 S теперь, наконец, доступны для предварительного заказа через Интернет:

Компания Nikon официально анонсировала новые объективы NIKKOR Z 14-24mm f / 2.8 S (Amazon / B & H Photo / Adorama) и NIKKOR Z 50mm f / 1.2 S (Amazon / B&H Photo / Adorama). Объектив NIKKOR Z 14-24mm f / 2.8 S будет доступен в ноябре 2020 года по рекомендованной розничной цене (SRP) в размере 2399,95 долларов США, а объектив NIKKOR Z 50mm f / 1.2 S будет доступен в декабре 2020 года по рекомендованной розничной цене ( SRP) в размере 2099,95 долларов США.

Подробнее »

.