Содержание

значение в православии, борьба и избавление, причины и опасность, виды, молитвы

Нет в мире христианина, который хоть раз в жизни не гневался, ибо это проявление чувств вполне нормально для каждого человека, но, при условии, если оно не переходит некоторые границы. Библия учит нас, что гневаясь, мы не должны впадать в грех. Грех гнева в православии относится к смертным грехам, о них говорится в Притчах, 6 главе. Бог ненавидит сердце, в котором живут злые замыслы, это мерзость для Творца.

Как различить праведную и грешную эмоцию

Гнев — ответная реакция человека на какое-то действие или ситуацию. Если в этот момент нас накрывает раздражительность, желание мстить, возникает новый конфликт, то следует задуматься, а не грешу ли я. В Евангелии и послании апостолов можно найти несколько мест, где Иисус гневался в моменты непослушания людей или нарушения ними заповедей Божьих. Праведный гнев Спасителя отличается от человеческого тем, что во время злости люди начинают ненавидеть обидчика, а Христос воевал с грехом, но по-прежнему любил грешника.

Гнев считается отрицательной эмоцией

Выражая негативные чувства по отношению к тем или иным событиям, мы не имеем права дать дьяволу контролировать нас, предоставив ему угодную область действий. Свое возмущение можно выразить по-разному, даже криком, но при этом, не оскорбляя возмутителя спокойствия, отдавая суд в руки Всевышнего.

Читайте о его грехах:

Важно! Как бы христианам ни хотелось найти оправдания гневным проявлениям чувств, неконтролируемым при этом действиям и выражения, за каждое слово и действие придется дать ответ Богу.

Полностью пребывая под покровом Духа Святого, имея веру в силу Божьего суда, можно научиться преодолевать злость, находясь в покое и мире. Только Бог дает силы смотреть на обидчика Его глазами и воздавать любовью к тем, кто несправедлив к нам, только с Господом можно избавиться от смертельного греха.

Очень сложно взять свой крест и идти за Христом. Без смирения, терпения и прощения невозможно обрести истинное покаяние, гневаясь даже справедливо, по человеческим понятиям, мы ничего не меняем. Видя сучок в глазу брата, не замечаем бревна в своем оке (Матф. 7:3).

Отличить праведный гнев от неправедного легко при помощи простого теста. Неправедные эмоции направлены против определенной личности, и при праведном отношении к человеку христиане проявляют эмоции по отношению к греху.

Виды проявления гнева

Любовь к самоправедности и самоправильности часто приводит к спорам, которые заканчиваются конфликтами и ссорами. При великом желании самоутверждения вместо конструктивного спора возникает поединок, тешащий самолюбие. При отсутствии доказательных аргументов в ход пускаются обиды, оскорбления, люди переходит на крик, теряя облик христиан.

По словам Ефрема Сирина, венцом победы покрывается первый, кто раскается в пылу ссоры, второй также будет под благословением, если сумеет принять раскаяние.

Гнев может проявляться раздражительностью, вспыльчивостью, ненавистью

Обидчивость и злопамятство само по себе уже грех, ибо при этом отсутствует прощение и смирение. Неумение отпускать обиду и таить зло подобно кислоте, разъедающей душу изнутри. Обида, рождающая гневные эмоции, в первую очередь наносит вред нам самим. Порой обидчик, которого мы ненавидим, давно забыл о споре, проблемной ситуации, живет себе в радости, а мы носим этот мешок с обидами и злостью, надрывая сердце.

Злость является острым оружием, у которого оба конца острые, стрессом при поражении страдает в первую очередь обижающийся. Хотите быть здоровыми физически и психологически — прощайте.

Причины гнева

Несправедливое отношение в той или иной ситуации, как правило, вызывают ответную реакцию, которая меняет отношение к обидчику. Работодатель, супруг, дети, соседи могут нанести обиду, несправедливо отреагировав на любые действия или слова. Результат — гневные эмоции и желание доказать, наказать, судить, изменить, а это все функции Бога.

Сплетни, злословие, разного вида осуждения и слишком высокое мнение о себе часто приводят к раздорам, вызывая спор, ссору или ответные сплетни. Не обладая терпением и смирением, христиане часто впадают в гневное состояние, особенно если в какой-то ситуации кто-то стоит на пути к достижению желаемого. Не имея терпения дождаться изменений, люди теряют самообладание, проявляя злость и выражая гневные эмоции.

Последствия насилия часто оставляют в душе непрощение и желание отомстить, гневные эмоции выражаются в пожелании всего негативного обидчику. Желание удовлетворить свои желания и отсутствие возможностей осуществить задуманное часто приводить к негативизму, раздражению и злости, гнев находит выход в обвинении всех и каждого.

Важно! Библия четко говорит, что человек будет под проклятием, если он надеется на другого человека, а не на Бога. (Иеремия 17:5)

В списке семи смертных грехов зависть стоит перед грехом, часто являясь причиной возникновения раздражения. Рядышком притаилось и сребролюбие.

Гневная ответная реакция, рожденная завистью, часто приводит к негативным последствиям. Каин из зависти убил родного брата Авеля. Из-за желания занять тот или иной пост повыше люди способны на подлость, клевету, гневаясь из-за собственной несостоятельности. Господь видит все наши способности и таланты, и в Его воле даровать повышение по службе или выдвижение на более значимую роль в жизни.

Гнев входит в состав семи наиболее пагубных страстей

Неумение сказать «Нет», рожденное неуверенностью в себе самом, рождает страх и давящее чувство проблем, приводит к внутреннему протесту, саморазрушению. Отсутствие самоконтроля и уважения к окружающему миру — постоянные спутники гневного человека, вечно всем недовольного.

Как справиться со смертельным грехом в православии

Проанализировав свои эмоции и поняв причину возникновения гневного поведения и раздражения, которое является корнями негативных поступков, можно переходить в наступление с грехом.

В своей нагорной проповеди Иисус четко определил направление к победе над страстями, пожелав, чтобы христиане молились за тех, кто ранит и гонит их.

Важно! Молитва и только молитва остается единственным и самым верным оружием со смертными грехами, неуправляемыми страстями.

В молитвенном прошении, наполняясь присутствием Духа Святого, обиженный человек начинает видеть во врагах детей Божьих, осознавать причины, побудившие поступать обидчиком таким или иным образом.

Согласитесь, молясь за врагов своих, люди поневоле оставляют гнев, отдавая весь суд в руки Творца.

Молитва от гнева аввы Дорофея

Боже милосердный и человеколюбивый! По неизреченной твоей благости сотворивый нас из ничего, для наслаждения Твоими благами, и кровию Единородного Сына Твоего, спасителя нашего, призвавший нас, отступивших от Твоих заповедей!

Приди и ныне, помоги немощи нашей, и как Ты некогда запретил волнующемуся морю, так и ныне запрети возмущению сердец наших, чтобы Ты не лишился в один час нас обоих, чад Своих, умерщвленных грехом, и дабы не сказал нам: «коя польза в Крови Моей, внегда сходити Ми во истление», и: «аминь глаголю вам, не вем вас», потому что светильники наши погасли от недостатка елея. Аминь.

Находясь в плену гнева, мы сами закрываем Небеса для наших молитв.

Раздражительность и гневные эмоции победить помогает применение принципа взвешивания, который заключается в том, чтобы в момент огромного желания проявить гнев, вступить в ссору, сделать глубокий вдох и проанализировать все плюсы и минусы своего поступка, взвесив все на весах справедливости.

На одну чашу кладем то, что причинило боль, вывело из равновесия, на другую последствия проявления негативных эмоций:

  • потеря душевного мира;
  • разрыв дружеских отношений;
  • опустошенность;
  • чувство неловкости за ответные действия.

Избавиться от негативных эмоций, сделав паузу, можно просто уйти, оставив обидчика на суд Господа. Христианская зрелость позволяет относиться к различным ситуациям с чувством юмора. Умение радоваться в любой ситуации, видеть проблемные места обидчика, восприятие все содеянное против вас, как еще одну ступень в укреплении смирения и терпения, помогает «выпустить пар» до эмоционального взрыва.

В Библии гнев разделяется на Божий и человеческий

В послании Павла (Тим. 6:6) говорится о том, что быть довольным и благочестивым следует приложить усилие, приобрести мир и умение радоваться. Умение выйти из гневного состояния дарует возможность в реальности и здравом сознании оценить сложившуюся ситуацию и принять верное решение. Воцерковленные христиане знают, что только Господь может исправить любую ситуацию по справедливости, но для этого надо уметь доверять во всем и всегда Создателю.

Изменить скандальный, вечно недовольный характер, в любую минуту готовый сорваться в гневном выражении эмоции человеку не под силу, это возможно только Всевышнему Создателю.

В послании Ефесянам Павел, дает и подсказку, что находиться в гневном состоянии можно только до захода солнца. Господь дарует свет праведным и недостойным, по Своему великому благословению Он прощает молящихся у престола Творца, но придет ночь и наполненная гневом душа может натворить много бед, разжигая в себе огонь злобы и мщения. Наступит новый день, разгоревшийся костер страстей зла погасить уже будет сложнее, дьявол займет свое место и доведет человека до еще большего греха. Вражда между людьми — цель и задача сатаны, мечтающего погубить Божий покой и мир в христианских душах.

Неумение управлять своими страстями приводит в смерти, если не физической, то душевной и духовной. Неумение налаживать отношения в мире и спокойствии часто становятся причинами разводов, о которых потом жалеют обе стороны, разрывов между родителями и детьми. Гордость и завышенная самооценка не позволяет отказаться от ответной реакции даже во имя сохранения хороших отношений в семье.

Совет! В Своих заповедях Господь оставил одно из важных условий обретения Его благодати — возлюби ближнего своего.

Читайте о Заповедях Божиих:

Человек, обладающий повышенным самомнением, самолюбием, комфортно себя чувствует в ситуациях особого внимания к его особе, хвалы, но как только появляется критика, вспыхивает огонь злости, раздражения. Христианин, знающий о личном горячем темпераменте, учится удерживать эмоции, жертвуя собственным самоотвержением во имя святости. Только сильным натурам, познавшим благодать Отца, под силу первому попросить прощение, и уладить конфликт.

Гордость никогда не уступит своего места, находясь в тесной дружбе с гневными переживаниями, победив раздражение можно остаться горделивым, пренебрегая мнением других.

Христианин должен учиться сдерживать свой гнев

Святые Отцы называли гневное проявление эмоций ложкой дегтя, которая может испортить весь мед. Они утверждали первой причиной, отгоняющей благодать Божию из сердец христиан, является гнев. В тупик заходят те православные верующие, которые самооправдываются тем, что гневаются не так сильно, как сосед или сотрудник по работе. Святые Отцы видят в этом замаскированных бесов. Они не проявляют себя полностью, обладая эмоциями христиан, отравляя их существование малой толикой яда.

По словам Иоанна Лествичника, грех гнева в православии приводит к помутнению разума, в своем послании апостол Иаков подчеркивает, что с помощью гнева правды не добьешься (Иак. 1:20).

Единственное сильное оружие против гнева

Мы часто говорим, что Бог есть любовь, именно любовью создан мир, на любви держится человечество.

Важно! Милостью и любовью можно победить любого врага и беса, разрушающего христианскую душу.

Даже праведный гнев в православии строится на любви, которая способна исцелить любой недуг. Пример всепрощающей любви дал Христос, когда, проходя через Самарию, Он не получил достойного гостеприимства, то на предложение апостолов сжечь селение громами и молнией, Спаситель сказал, что Он исцеляет любовью. (Луки 9:56).

Тот, кого называли «сыном грома», Иоанн закончил жизнь, как апостол любви, побеждая любовью гнев гонителей и палачей. Только жесткая необходимость может толкнуть нас к радикальным мерам, когда использованы все методы исцеляющей любви.

Как бороться с гневом? Протоиерей Андрей Ткачев

Советы святых отцов: как бороться со страстями? Гнев

Чем праведный гнев отличается от неправедного? Как научиться жить в мире с окружающими? И что делать, если серьезно поругались с близкими? Сегодня в нашем материале об этом и не только Вам расскажут святые отцы Церкви.

«Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места диаволу»
Послание апостола Павла к Ефесянам (4:26)

Что такое гнев и чем он опасен?

праведный гнев праведный гнев

Не надо рассказывать Вам, что такое гнев. В этом состоянии все наши мышцы напряжены, мы кипим, словно вода в горячем чайнике, и нам очень сильно хочется сделать что-то нехорошее с объектом нашего гнева. Православная вера называет гнев страстью, а его последствия − грехом. Вы, наверное, слышали о таком понятии как «праведный гнев»? Так вот, здоровая агрессия, вызванная голосом уязвленной совести, заложена Богом в человека естественным путем. Мы ведь закипаем, когда видим в жизни что-то несправедливое?

Но вся проблема в том, что человек научился использовать гнев не для того, чтобы гневаться на грех, а подвергать агрессии личность ближнего. 

«Гневаясь не согрешайте» (Еф.4:26)

Говорит нам апостол Павел. То есть, гнев должен быть направлен на грех, а не на человека. К сожалению, в жизни мы чаще сталкиваемся с тем, как люди без особой причины раздражаются, ненавидят и даже мстят ближним только потому, что в их сердце произошел «взрыв» возмущения. Гневливый человек лишает себя состояния покоя и мира, характерного для ангельского состояния. Гнев лишает нас Небесного Царства.

В противовес этой страсти существует добродетель, называемая кротостью. Ее носитель добр, приветлив и благожелателен. О том, что такое гнев, чем он опасен и как с ним бороться нам сегодня расскажут святые отцы Церкви.

Прямая речь: святые отцы о борьбе с гневом

праведный гнев праведный гнев

«Невозможно кому-либо разгневаться на ближнего, если сердце его сперва не вознесётся над ним, если он не уничижит его, и не сочтёт себя высшим его»

Преподобный авва Дорофей

«С корнем исторгайте из сердец ваших томящие вас злые помышления, какие имеете друг на друга, чтобы таким образом пресекать всякий зародыш недружелюбия, корень которого — ненависть и зависть»

«На согрешающих не должно гневаться, хотя бы совершаемые ими проступки были достойны наказания. Виновных, ради самой правды, должно обращать (на путь истинный) и наказывать, если потребуется, или самим, или через других, а гневаться на них или серчать не следует, потому что гнев действует только по страсти, а не по суду и правде»

«Если нападет на тебя гнев, поспешнее гони его подальше от себя — и будешь радоваться во все дни жизни твоей»

Преподобный Антоний Великий

«Если остаешься негневным, то приводишь в стыд обидчика, показав целомудрие на самом деле»

«Каким образом можно не приходить в гнев? Если всегда будешь в той мысли, что ты пред очами зрителя Бога и близ тебя Сущего Господа»

«Обладаемый страстью гнева не производит ничего здравого»

Святитель Василий Великий

«Где злоба и гнев, туда не прилетает Дух кротости. А человек, лишенный Святаго Духа, какую может иметь надежду на спасение?»

«Как тот, кто злопамятствует против ближнего, не допускает, чтобы он сам был освобожден от наказания за собственные грехи, так чистый от гнева скоро будет чист от своих грехов»

«Демон <гнева>, вошедши, делает безумными <людей>, подобно беснующимся и побуждает их делать все вопреки очевидности…»

«Что для огня — вода, то для гнева — кротость и ласковость»

Святитель Иоанн Златоуст

«Существует три вида гнева: раздражение, злоба и мстительность. Раздражением называется гнев, начинающийся и возбуждающийся. Злобою – гнев длительный, или злопамятство; мстительность есть гнев, выжидающий случай для мщения»

Преподобный Иоанн Дамаскин

«Гневающийся… убивает душу свою… потому что всю жизнь проводит он в смятениях и далек от спокойствия»

«Гневающийся на ближнего своего да примирится с ним, чтобы примирился с ним прогневанный Правосудный» 

Преподобный Ефрем Сирин

«Положите законом:
 
1) всякую минуту ждать неприятность и, когда придет <страсть гнева>, встречать ее, как жданную гостью;
 
2) когда деется что, готовое огорчить и раздражить вас, скорее бегите вниманием к сердцу и, сколько можете, напрягайтесь не допускать возродиться тем чувствам. Напрягайтесь и молитесь. Если не допустите породиться тем чувствам, всему конец; ибо всё от чувств;
 
3) не смотрите на обидчика и обиду; тут вы найдете только большую опору обидчивости и мести; но выбросьте это из головы. Это очень важно. Если не будет этого, чувство злости не может улечься;
 
4) ко всем молоткам сим приложите: держать любовный взор, любовный тон речи, любовное обращение и, главное, всевозможно избегайте чем-либо напомнить обидевшим вас о их несправедливости» 

Святитель Феофан Затворник

Молитвой и добротой: как победить страсть гнева?

праведный гнев праведный гнев

Как больно становится нам после того, как мы с кем-то поругались, наговорили массу обидных слов, а может, и ударили в пылу гнева! И как тяжело нам после и себя самих направить на примирение. Да и ближний уже бывает порядком «заведен», и не готов простить нам едкие фразы и вылитый на его голову ушат негатива. Помочь разрешить неразрешимое может только Господь Бог.

Мы же можем лишь молиться и просить Небесного Отца и Его святых сделать наше сердце добрым, подарить мир в отношениях с людьми и исцелить рану от произошедшего в жизни конфликта. А нам на будущее урок: стараться сводить все ссоры на нет, быть дружелюбными и миролюбивыми. Даже во фразе кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно», — содержится глубочайший евангельский смысл.

А Вы можете подать записку на молебны с прошением о даровании мира Вашим сердцам и душам Ваших близких.

Господу и Богу нашему

Подать записку

праведный гнев праведный гнев

Икона Божией Матери “Споручица грешных”

праведный гнев праведный гнев

О вразумлении мужа/жены/близких/врагов/обидчиков:

О примирении и прощении:

Матрона Московская

праведный гнев праведный гнев

Вы можете подать записку святой Матроне Московской здесь.

Икона Божией Матери “Знамение”

праведный гнев праведный гнев

О вразумлении мужа/жены/близких/врагов/обидчиков:

О страсти гнева / Православие.Ru



Третья
страсть – это гнев. Гнев
– маска сумасшествия, пляска бесов,
добровольная одержимость, зверские
отношения людей друг с другом, драка дикарей.
Гневливый похож на волка,
который вцепился зубами в свою добычу
и не отпускает ее, или на эпилептика, который упал на
землю и корчится в конвульсиях. Когда
гневливый не может сорвать свой
гнев на других, то он мечется в своей
комнате как зверь в клетке, ломает мебель,
будто вещи провинились перед ним, бьет себя
по голове и кусает руки до крови. В
этом состоянии человек уверен, что он
во всем прав и борется за то, чтобы
установить справедливость. Но когда
гнев проходит он видит свою душу,
загрязненную бранными словами, как берег после
отлива, где волны оставили мусор,
вынесенный со дна моря. Нередко после припадка
гнева у человека наступает стыд и раскаяние
за то, что он причинил незаслуженные обиды и боль
людям. Он старается загладить это, проявляя
к ним особую ласковость, и становится
мягким как щелк. Но это обманчивое состояние:
через некоторое время вспышки гнева
повторяются, иногда по самым неожиданным
поводам. Гневливый похож на
бомбу, которая может взорваться в
каждое мгновение. Если даже
гневливый прав, то его слова,
напоенные злобой как ядом, не воспримет другой
человек – он постарается защититься от них
как черепаха, которая втягивает
голову в панцирь: ведь человек,
которого бьют во время драки, не думает,
кто прав и кто виноват, а старается
защититься от ударов. Не только внутреннее
состояние разгневанного человека, но его
внешний вид становится похожим на
зверя. Если бы он в это время
взглянул в зеркало, то не узнал бы самого
себя в существе, у которого оскалены зубы
как клыки, глаза мечут искры, лицо покраснело, будто
залито багровой краской. Нередко человек
корчится и делает странные движения, как трясется
больной во время лихорадки.

Некоторые считают, что гнев, в отличие от
других страстей, не дает даже иллюзорного наслаждения. Но
нам кажется, что это не так. В состоянии ярости
человек переживает темное звериное
наслаждение, будто он поедает свою добычу и отдается
этому чувству как сладострастию.

Гнев имеет много разновидностей. Это
змей, который порождает детенышей, более ядовитых и
опасных, чем он. Эти змееныши: ярость, ненависть,
зависть, ревность, злопамятство, которые
делают несчастным как самого человека, так и его
близких.

Гнев легко сочетается с другими страстями и
тогда появляется целый спектр цветов и
оттенков, как при преломлении луча через кристалл.

Сочетание гнева со скупостью порождает
ненависть к нищим. Скупец смотрит на них как на
агрессоров, которые покушаются на его
имущество и благополучие. Он называет их
бездельниками, лицемерами, обманщиками, тунеядцами,
паразитами общества, пиявками,
присосавшимся к телу честных тружеников и
пьющим их кровь. В душе он готов, чтобы
всех нищих сослали бы на какой нибудь необитаемый
остров, или перестреляли бы как бродячих собак,
из-за которых люди боятся ходить по улице. Когда он слышит
о воровстве и грабежах, то первая
мысль – что его могут обокрасть и лишить денег, и он
заранее переживает возможную пропажу, как
жрец, у которого воры похитили идолов из
капища. Он возмущается, почему законы
снисходительны к ворам и думает: как было бы хорошо,
если у нас, как в некоторых мусульманских странах,
рубили бы руки и резали уши, а разбойников, как
в старой Англии, сжигали бы живьем. В
незнакомом человеке, который случайно
остановился у ворот, он, подозревает
злоумышленника.

Гнев, соединенный с печалью, порождает
раздражительность, досаду, ропот и хроническое
недовольство всем и всеми.

Гнев, соединенный с унынием, порождает
ненависть и презрение к самой жизни, протест
против промысла Божьего, хулу на Бога, и нередко
агрессивный атеизм. Такое состояние является
предвестником отчаяния и бывает одной из
причин самоубийства.

Гнев, соединенный с тщеславием,
порождает зависть, злопамятство и
мстительность. Для такого человека враг уже
тот, кто в чем-то превзошел или опередил его.
Он готов употребить против своего
«соперника» самые низкие средства:
язвительные насмешки, сплетни, клевету и
донос.

Гнев, соединенный с гордыней порождает
ненависть к человечеству, фанатизм и
беспощадность. Эти две страсти звучат в
пафосе трибунов революций. Когда такие люди
захватывают власть, то они
становятся перманентными убийцами и маниакальными
некроманами, особенно, если к этому еще прибавляется
параноический страх за содеянные преступления. По
преданию, таким страхом был обуреваем Каин после
убийства Авеля. Он дрожал как лист и
постоянно переходил с места на место, словно
преследуемый невидимыми мстителями, как призраком
убитого брата: то он прятался за стенами построенного им
города, то блуждал в горах и скрывался в
чащах лесов, пока не был убит случайной стрелой
Ламеха, принявшего его за зверя.

Римский император Калигула – садист и параноик на
троне римских цезарей – говорил, что жалеет о
том, что у человечества нет единой шеи, чтобы
отрубить ему голову одним ударом меча.

Ярость представляет собой высший накал
гнева. Ярый означает «огненный». В
состояние ярости у человека проявляется
демонический импульс разрушения, более страшный, чем
инстинкт зверя,
почувствовавшего кровь.
В этом состоянии он не жалеет ни своей, ни
чужой жизни. Александр Македонский, названный
Великим, за свою жизнь не проиграл ни одной
битвы, но часто терпел поражения от
собственного гнева. Однажды, в
состоянии внезапной ярости, он убил своего
лучшего друга, с которым был неразлучен как Ахилл с
Патроклом, а затем сам ужаснулся своему
поступку и горько оплакивал убитого.

Из других порождений гнева упомянем следующие
страсти:

Злопамятство – окаменевший гнев;
он таится в глубинах сердца и в любое
время может вспыхнуть, как тлеющие под пеплом
угли, если на них бросить хворост.

Мстительность – постоянное желание причинить зло
своему обидчику. Подверженный этой
страсти похож на ночного убийцу, который, спрятав
нож в складках одежды, выслеживает
жертву. Если в состоянии ярости
человек бросается на врага, не таясь и не
прячась, а лицом к лицу, то мститель обычно наносит удар
в спину.

Зависть – это скорбь о чужой радости и радость
о чужой скорби.

Ревность – следствие безумной
привязанности к человеку и страх потерять
предмет своей страстной любви. Это змея,
живущая в сердце и постоянно кусающая его. Для
ревнивого смерть лучше потери своего
кумира.

Есть еще один вид гнева – холодное
равнодушие, это огонь, превратившийся
в лед. Христианам заповедано забывать
обиды, а в этом случае человек старается
забыть не обиду, а обидчика, изгнать его из своего
сердца, вычеркнуть имя его из памяти. Это
безразличие похоже на холод клинка, а не на христианское
прощение, когда враг становится другом; оно
скорее напоминает буддийское равнодушие и презрение
стоиков, для которых мстить это унизить себя:
мудрецу сравняться с невеждой, аристократу
духа – с вонючим плебеем.

К греху гнева принадлежит также жестокое отношение к
животным: желание мучить и причинять боль
беззащитным существам. Например, ребенок
отрывает голову у куклы, затем мучает кошку,
бросает камнями в собаку, отрывает крылья у
бабочек. Он начинает испытывать наслаждения,
причиняя боль другим. Из таких людей часто вырастают
маньяки и садисты, которые не только убивают, но
подвергают пыткам свои жертвы.

Иногда жестокость и глухая ненависть к людям могут
сочетаться, как ни странно, с сентиментальностью.
Некоторые нацистские палачи, которые заживо сжигали
людей в газовых камерах,
возвращаясь домой после своей страшной
работы, развлекались, играя на скрипке, и нежно
ласкали своих детей.

Но, к сожалению, сочетание сентиментальности и жестокости
характерно не только для этих профессиональных убийц.
Всмотритесь в портрет Александра Блока.
Его взгляд, отрешенный от мира, устремлен
куда-то вдаль. В нем отражена не лазурь неба,
о котором он так проникновенно писал, а
метафизическая пустота. На его лице как неизгладимая
печать – жестокая складка губ. Тогда начинаешь
понимать, откуда обаяние его демонической лирики. Это
странное сочетание: потухшие глаза умирающего голубя и
губы Мефистофеля.

Возьмите портрет Брюсова, написанный
Врубелем. Кажется, что темное пламя
вырывается из груди и сочится из глаз этого
князя декадентов, как бы обнажая даже и не
звериную, а зверскую глубину или, точнее,
изнанку его души.
Корифеи русской поэзии 20-го века: Брюсов,
Блок, Андрей Белый, приветствовали
революцию не только потому, что страшились
расправы и чтобы выжить стали на колени перед
победителем, но еще потому, что багряный отсвет
революции уже давно горел в их душе, как
искры ада. В революции они нашли свое,
хотя «свое» оказалось веревкой
виселицы. Блок открыто радовался
кровавой оргии революции и
призывал узурпаторов власти разрушать
церкви и монастыри. Брюсов сочинял
реквиемы на смерть Ленина, похожие на
Интернационал. Пастернак написал поэму о лейтенанте
Шмидте – офицере, изменившем своей
присяге, а затем, в течение нескольких лет
составлял «Лениниаду» (будучи
полиглотом, по поручению советского
правительства он выписывал из
иностранной прессы все, что касалось Ленина).
Сологуб – модный лирический поэт
предреволюционных годов, в анонимном
стихотворении призывал народ водрузить
три виселицы: на одной повесить царя, а на
других – царевен. Чем не образ
екатеринбургской Голгофы? (Андрей Белый в
своих воспоминаниях
свидетельствует, что эта мерзкая анонимка
принадлежала Сологубу).

Как бороться со страстью гнева? Прежде
всего, молчанием. Если гнев подступил к
твоему горлу, то останови его, запри как
пойманного скорпиона в банке, не вступай
в это время в разговор, хотя бы
это было так трудно, как не вскрикнуть при ожоге.
В страстном состоянии нельзя ни сказать, ни сделать
ничего доброго, кроме одного: успокоить самого себя.
Правда, сказанная с раздражением и злобой,
звучит как ложь. Если человек сумел
промолчать во время гнева, то это
– первая победа. Тогда ему станет радостно на
душе, что на этот раз демону не удалось обмануть его.
Успокоившись, он найдет другие слова, чтобы
сказать человеку то, что хотел.

Когда подступает гнев надо вспомнить о смерти
и представить две могилы рядом друг с другом:
в одной будешь лежать ты, в другой –
твой обидчик; что осталось от тебя и от него? Кости
и тлен. Глаза, которые смотрели дерзко,
вытекли из орбит; сердце превратилось в
горсть гноя, язык, говоривший злобно и гордо
– изъеден червями. Подумай, что жизнь
это только сон, который проходит бесследно, как тает
весенний снег. Что значат все земные страсти
перед тайной смерти и вечности.

Для борьбы с гневом необходима перемена
нравственных ориентиров человека.
Одной из причин гнева является
разрыв между желанием и возможностью.
Поэтому в борьбе с гневом надо
рассмотреть наши желания и стремления –
правильны ли они. Ложное желание,
основанное на страсти, вызывает ложные
представления. Человек попадает в
область иллюзий, образами которой питаются ум и сердце.
Неисполненное желание порождает протест, как волна,
ударившаяся о камень – обратную волну.
Поэтому, чтобы бороться с гневом, необходимо
определить главную цель жизни и подчинить ей
свои душевные силы. Для этого надо очищать ум
от фантазий и воображений, которые порождают иллюзию
мысли, а сердце – от гордости и притязаний на особое
место в мире.

Итак, борьбу с гневом надо начать с
исправлением мысленной силы – ума, затем
– желательной силы (область эмоций), а потом –
раздражительной силы (реактивной силы души).

Для борьбы с гневом, также как с другими страстями,
необходима внутренняя молитва. Если
невозможно отложить спор на время, когда
полностью успокоится сердце, то надо положить себе
правило: 33 раза сказать Иисусову
молитву, прежде чем ответить человеку.
Можно также читать стих псалма: «Положи,
Господи, хранение устом моим, и дверь
ограждения о устах моих».

Существуют два вида гнева:
естественный и греховный.
Естественный гнев является
необходимым свойством человеческой души,
защищающим ее от вторжения невидимых
духовных змей – как иммунная система защищает
организм человека от болезнетворных начал. Это
гнев против демона и греха. Он
является стражем души; без него невозможна
чистота сердца, стяжание благодати и любовь к Богу.
О таком гневе написано в Библии:
«Гневайтесь и не согрешайте».

Без гнева невозможно очищать душу от страстей
и изгонять нечистые помысли во время
молитвы. Без святого гнева сама
любовь деградирует в равнодушие и
попущение греху. Многие объясняют свое безразличие
снисходительностью и милосердием, но на самом деле в
их душе погас святой гнев к греху, и исчезла
любовь к Богу. В борьбе существует
прием: обращать силу противника против него
самого. В духовной борьбе надо научиться
обращать святой гнев против страстного,
извращенного гнева. Великое
искусство гневаться на гнев.
Вначале это покажется парадоксальным: как можно
огнем тушить огонь, ветром останавливать
ветер и рекой преграждать поток другой реки? Но
упражнения в этом искусстве и опыт –
научат, что надо делать. Нужно гневаться на
гнев, как на позорное состояние богоподобной души.

При этом обнажается причина греха, которая ранее
было скрыта от человека. Если можно употребить
такое сравнение, то гнев, подчиненный разуму,
подобен прирученному льву, который защищает
своего хозяина от хищных зверей.

В настоящее время стали распространяться
восточные учения, где борьба со страстями, в
том числе с гневом, основана на порочных
антропологических предпосылок, а именно, что само тело
человека будто является злом и поэтому
эмоциональную сферу следует не очищать от страстей, а
уничтожать. При уничтожении естественного
гнева наступает состояние эмоционального
безразличия, притупляется отвращение к греху и
постепенно стирается граница между добром и злом.

Борьба с гневом является в тоже
время пробуждением, освобождением и
восстановлением естественного
гнева в его в прежних законных границах.
Это необходимо для исцеления и возрождения
всей тримерии человека. Человек,
овладевший искусством гневаться на
гнев, сможет подавлять вспышки этой
страсти вначале, как тушат водой загорающийся
огонь.

Преподобный Иоанн Лествичник пишет, что
есть люди от природы незлобивые и
гневливые, но он больше ублажает вторых,
если они через труды и подвиги победили свою
страсть. 

Гнев, раздражительность и обидчивость / Православие.Ru

Во время поста гнев, раздражительность, обидчивость
особенно часто мучают нас. Старцы
Оптинские учили борьбе с этими страстями.

Истоки гнева и раздражительности

Почему же люди так часто раздражаются и гневаются? Иной
скажет, что это от болезни, другой жалуется на нервы.
Третий оправдает себя тем, что разгневался совершенно
справедливо.



Иероним Босх. Гнев

Преподобный
Амвросий главной причиной гнева и раздражительности
называл гордость.

«Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от
гнева, гнев от гордости».

«Никто не должен оправдывать свою раздражительность
какою-нибудь болезнью – это происходит от
гордости».

Старец по своему обыкновению высказывался коротко и метко,
афористично:

«Дом души – терпение, пища души –
смирение. Если пищи в доме нет, жилец лезет вон».

Преподобный Никон про обидчивость писал духовному чаду:

«Ты считаешь себя необидчивой. Но ты не обижаешься в
таких вещах, которыми ты не интересуешься. Если же
коснется того, чем ты дорожишь, – ты
обижаешься».

Гнев губит здоровье и сокращает жизнь

Преподобный
Макарий предостерегал: от гнева и раздражительности
страдает не только душа, но и тело. Старец писал:

«От действия и возмущения сих духовных страстей
падает и на тело расстройство, и это уже есть наказание
Божие: и душа, и тело страдают от нашего нерадения и
невнимания».

Старец Антоний называл раздражительность смертной отравой,
которая губит здоровье и сокращает жизнь:

«В рассуждении раздражительности советую вам
охранять себя как от смертной отравы, которая заметным
образом губит здоровье, недействительными делает
медицинские средства и самую жизнь сокращает».

Как исцелиться от гнева и раздражительности



Преподобный
Лев учил удерживать себя от раздражения, чтобы не
потерять душевный мир:

«Многократный искус должен вас научить в удержании
себя от раздражений, чрез кои теряется мир
душевный».

Старец писал о раздражительности:

«Исцеляется она не уединением, а сообращением с
ближними и претерпеванием от них досад, а в случае
побеждений ими – познанием своих немощей и
смирением».

Преподобный Макарий предупреждал, что на борьбу с гневом и
раздражительностью требуется «много времени,
произволения, подвига и труда»:

«…дело это не единого дня или месяца есть, но
многого времени, произволения, подвига, труда и помощи
Божией требуется к искоренению сего смертоносного
корня».

Преподобный учил, что в жизни нельзя избежать случаев,
дающих повод к гневу, исцелиться же от этой страсти можно
только одним путем – путем смирения и самоукорения:

«Исцеляется сия душевная болезнь не тем, чтобы нас
никто не тревожил и не оскорблял – этому и быть
невозможно: в жизни встречается множество непредвидимых,
неприятных и скорбных случаев, Промыслом Божиим посылаемых
к нашему испытанию или к наказанию. Но надобно искать
исцеления сей страсти так: при благом произволении
принимать все случаи – выговоры, уничижения,
укоризны и досады – с самоукорением и
смирением».

Старец наставлял при возмущении и оскорблении удерживаться
от противных слов и укорять себя за то, что не смог
сохранить мир в душе, тогда страсти будут постепенно
истребляться:

«…займись наблюдением и вниманием за своим
сердцем и при оскорблении и возмущении удерживай себя от
противных слов и за то укоряй себя, что возмутился,
– то будешь успокоиваться, а страсти помаленьку
истребятся.

Пишет преподобный Зосима: когда мы, при оскорблении нас,
скорбим не о том, что оскорблены, но о том, что
оскорбились, то бесы боятся такового устроения, видят, что
начали идти к истреблению страстей».

Преподобный Амвросий как всегда советовал кратко и с
юмором:

«Когда разворчишься, то укори себя – скажи:
“Окаянная! Что ты расходилась, кто тебя
боится?”»

А вот какой краткий, но очень действенный совет давал
преподобный Иосиф тем, кто внезапно разгневался:

«…Когда почувствуешь злобу и волнение от силы
вражией, скорее Богоявленской воды возьми, с крестным
знамением и молитвою глоток выпей и помочи святою водою
грудь».

Если мы кого-то обидели

Старец Лев советовал скорее мириться с тем, кого обидел:

«Гораздо лучше помириться и сказать
“виноват” тому, кого обидел, нежели заводить
тяжбы, ибо сказано: “Да не зайдет солнце во гневе
вашем” (Еф. 4: 26). Скорее мирись с тем, кого
обидел».

Иногда наш гнев бывает не без оснований, мы можем
разгневаться на брата, совершившего недостойный поступок.
Но и тогда мы должны удержаться от гнева, потому что
уврачевать зло злом нельзя, а можно только любовью. Старец
Лев так писал разгневанному на брата чаду:

«…ваш поступок не похваляем, потому что
святой Макарий Великий пишет: “Аще кто брата врачует
с яростию, то не его врачует, но свою страсть
исполняет”, но – что из уст выскочило, того
уже не поймаем. А при всем том да познаем свою немощь и
ничтожество».

Если обидели нас



Старец Макарий пояснял, что
даже несправедливый наш обидчик все же не смог бы нас
обидеть и оскорбить без попущения Божия, потому и
следует считать его орудием Промысла Божия:

«Но никак не дерзать обвинять оскорбляющего нас,
хотя бы, казалось быть, и неправильным оскорблением, а
считать его орудием Промысла Божия, посланным нам показать
наше устроение».

«И никто не может нас ни оскорбить, ни досадить,
если не попустит Господь быть сему к нашей пользе, или к
наказанию, или к испытанию и исправлению».

Об обидчиках, о тех, кто несправедливо оскорбляет,
преподобный Иосиф писал:

«Наши оскорбители – они первые наши душевные
благодетели: возбуждают нас от сна духовного».

Старец считал полезным подвергаться обидам, «когда
нас толкают»:

«А нам полезно, когда нас толкают. То дерево,
которое ветер больше качает, больше корнями укрепляется, а
которое в тишине, то так сразу и валится».

Иногда после нанесенной нам обиды мы долго не можем прийти
в себя, обрести душевный мир. Душа изнемогает от
бессмысленных воспоминаний, ум вхолостую снова и снова
прокручивает неприятную ситуацию. Преподобный Амвросий в
таких ситуациях советовал:

«Если помысл будет говорить тебе: отчего ты этому
человеку, который оскорбил тебя, то и то не сказала? То
скажи своему помыслу: теперь поздно говорить –
опоздала».

«Если очень зацепят тебя, скажи себе: не ситцевая,
не полиняешь».

Чтобы научиться переносить обиды терпеливо, преподобный
Амвросий советовал вспоминать свои собственные неправые
дела:

«Не ропщи, а перенеси удар этот терпеливо, подставь
при сем левую ланиту, то есть вспомнив свои неправые дела.
И если, может, ты теперь невинен, то прежде много грешил
– и тем убедишься, что достоин наказания».

Одна сестра спросила у старца Амвросия:

– Не могу понять, как можно не возмущаться обидами и
несправедливостями. Батюшка, научите меня терпению.

На что старец ответил:

– Учись и начинай с терпения находящих и
встречающихся неприятностей. Будь сама справедлива и не
обижай никого.

Если помириться не получается

Иногда мы желаем мира, но примирения не происходит. Старец
Иларион наставлял в таком случае:

«…ежели ты свое собственное сердце
умиротворишь к гневающемуся на тебя, то и его сердцу
Господь возвестит примириться с тобою».

Преподобный Иосиф советовал молиться за тех, на кого
гневаешься, чтобы сокрушить озлобленное сердце:

«Усерднее молись и чаще за тех, к кому будешь
чувствовать гнев и памятозлобие, а иначе легко погибнешь.
Терпением и благодарением за все Господа удобнее
спасешься».

Поучения Оптинских старцев о борьбе со страстями гнева,
раздражительности и обидчивости полезно всегда иметь под
рукой и перечитывать в трудную минуту, когда душа
возмущается этими страстями.

Гнев, раздражительность и обидчивость / Православие.Ru

Во время поста гнев, раздражительность, обидчивость
особенно часто мучают нас. Старцы
Оптинские учили борьбе с этими страстями.

Истоки гнева и раздражительности

Почему же люди так часто раздражаются и гневаются? Иной
скажет, что это от болезни, другой жалуется на нервы.
Третий оправдает себя тем, что разгневался совершенно
справедливо.



Иероним Босх. Гнев

Преподобный
Амвросий главной причиной гнева и раздражительности
называл гордость.

«Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от
гнева, гнев от гордости».

«Никто не должен оправдывать свою раздражительность
какою-нибудь болезнью – это происходит от
гордости».

Старец по своему обыкновению высказывался коротко и метко,
афористично:

«Дом души – терпение, пища души –
смирение. Если пищи в доме нет, жилец лезет вон».

Преподобный Никон про обидчивость писал духовному чаду:

«Ты считаешь себя необидчивой. Но ты не обижаешься в
таких вещах, которыми ты не интересуешься. Если же
коснется того, чем ты дорожишь, – ты
обижаешься».

Гнев губит здоровье и сокращает жизнь

Преподобный
Макарий предостерегал: от гнева и раздражительности
страдает не только душа, но и тело. Старец писал:

«От действия и возмущения сих духовных страстей
падает и на тело расстройство, и это уже есть наказание
Божие: и душа, и тело страдают от нашего нерадения и
невнимания».

Старец Антоний называл раздражительность смертной отравой,
которая губит здоровье и сокращает жизнь:

«В рассуждении раздражительности советую вам
охранять себя как от смертной отравы, которая заметным
образом губит здоровье, недействительными делает
медицинские средства и самую жизнь сокращает».

Как исцелиться от гнева и раздражительности



Преподобный
Лев учил удерживать себя от раздражения, чтобы не
потерять душевный мир:

«Многократный искус должен вас научить в удержании
себя от раздражений, чрез кои теряется мир
душевный».

Старец писал о раздражительности:

«Исцеляется она не уединением, а сообращением с
ближними и претерпеванием от них досад, а в случае
побеждений ими – познанием своих немощей и
смирением».

Преподобный Макарий предупреждал, что на борьбу с гневом и
раздражительностью требуется «много времени,
произволения, подвига и труда»:

«…дело это не единого дня или месяца есть, но
многого времени, произволения, подвига, труда и помощи
Божией требуется к искоренению сего смертоносного
корня».

Преподобный учил, что в жизни нельзя избежать случаев,
дающих повод к гневу, исцелиться же от этой страсти можно
только одним путем – путем смирения и самоукорения:

«Исцеляется сия душевная болезнь не тем, чтобы нас
никто не тревожил и не оскорблял – этому и быть
невозможно: в жизни встречается множество непредвидимых,
неприятных и скорбных случаев, Промыслом Божиим посылаемых
к нашему испытанию или к наказанию. Но надобно искать
исцеления сей страсти так: при благом произволении
принимать все случаи – выговоры, уничижения,
укоризны и досады – с самоукорением и
смирением».

Старец наставлял при возмущении и оскорблении удерживаться
от противных слов и укорять себя за то, что не смог
сохранить мир в душе, тогда страсти будут постепенно
истребляться:

«…займись наблюдением и вниманием за своим
сердцем и при оскорблении и возмущении удерживай себя от
противных слов и за то укоряй себя, что возмутился,
– то будешь успокоиваться, а страсти помаленьку
истребятся.

Пишет преподобный Зосима: когда мы, при оскорблении нас,
скорбим не о том, что оскорблены, но о том, что
оскорбились, то бесы боятся такового устроения, видят, что
начали идти к истреблению страстей».

Преподобный Амвросий как всегда советовал кратко и с
юмором:

«Когда разворчишься, то укори себя – скажи:
“Окаянная! Что ты расходилась, кто тебя
боится?”»

А вот какой краткий, но очень действенный совет давал
преподобный Иосиф тем, кто внезапно разгневался:

«…Когда почувствуешь злобу и волнение от силы
вражией, скорее Богоявленской воды возьми, с крестным
знамением и молитвою глоток выпей и помочи святою водою
грудь».

Если мы кого-то обидели

Старец Лев советовал скорее мириться с тем, кого обидел:

«Гораздо лучше помириться и сказать
“виноват” тому, кого обидел, нежели заводить
тяжбы, ибо сказано: “Да не зайдет солнце во гневе
вашем” (Еф. 4: 26). Скорее мирись с тем, кого
обидел».

Иногда наш гнев бывает не без оснований, мы можем
разгневаться на брата, совершившего недостойный поступок.
Но и тогда мы должны удержаться от гнева, потому что
уврачевать зло злом нельзя, а можно только любовью. Старец
Лев так писал разгневанному на брата чаду:

«…ваш поступок не похваляем, потому что
святой Макарий Великий пишет: “Аще кто брата врачует
с яростию, то не его врачует, но свою страсть
исполняет”, но – что из уст выскочило, того
уже не поймаем. А при всем том да познаем свою немощь и
ничтожество».

Если обидели нас



Старец Макарий пояснял, что
даже несправедливый наш обидчик все же не смог бы нас
обидеть и оскорбить без попущения Божия, потому и
следует считать его орудием Промысла Божия:

«Но никак не дерзать обвинять оскорбляющего нас,
хотя бы, казалось быть, и неправильным оскорблением, а
считать его орудием Промысла Божия, посланным нам показать
наше устроение».

«И никто не может нас ни оскорбить, ни досадить,
если не попустит Господь быть сему к нашей пользе, или к
наказанию, или к испытанию и исправлению».

Об обидчиках, о тех, кто несправедливо оскорбляет,
преподобный Иосиф писал:

«Наши оскорбители – они первые наши душевные
благодетели: возбуждают нас от сна духовного».

Старец считал полезным подвергаться обидам, «когда
нас толкают»:

«А нам полезно, когда нас толкают. То дерево,
которое ветер больше качает, больше корнями укрепляется, а
которое в тишине, то так сразу и валится».

Иногда после нанесенной нам обиды мы долго не можем прийти
в себя, обрести душевный мир. Душа изнемогает от
бессмысленных воспоминаний, ум вхолостую снова и снова
прокручивает неприятную ситуацию. Преподобный Амвросий в
таких ситуациях советовал:

«Если помысл будет говорить тебе: отчего ты этому
человеку, который оскорбил тебя, то и то не сказала? То
скажи своему помыслу: теперь поздно говорить –
опоздала».

«Если очень зацепят тебя, скажи себе: не ситцевая,
не полиняешь».

Чтобы научиться переносить обиды терпеливо, преподобный
Амвросий советовал вспоминать свои собственные неправые
дела:

«Не ропщи, а перенеси удар этот терпеливо, подставь
при сем левую ланиту, то есть вспомнив свои неправые дела.
И если, может, ты теперь невинен, то прежде много грешил
– и тем убедишься, что достоин наказания».

Одна сестра спросила у старца Амвросия:

– Не могу понять, как можно не возмущаться обидами и
несправедливостями. Батюшка, научите меня терпению.

На что старец ответил:

– Учись и начинай с терпения находящих и
встречающихся неприятностей. Будь сама справедлива и не
обижай никого.

Если помириться не получается

Иногда мы желаем мира, но примирения не происходит. Старец
Иларион наставлял в таком случае:

«…ежели ты свое собственное сердце
умиротворишь к гневающемуся на тебя, то и его сердцу
Господь возвестит примириться с тобою».

Преподобный Иосиф советовал молиться за тех, на кого
гневаешься, чтобы сокрушить озлобленное сердце:

«Усерднее молись и чаще за тех, к кому будешь
чувствовать гнев и памятозлобие, а иначе легко погибнешь.
Терпением и благодарением за все Господа удобнее
спасешься».

Поучения Оптинских старцев о борьбе со страстями гнева,
раздражительности и обидчивости полезно всегда иметь под
рукой и перечитывать в трудную минуту, когда душа
возмущается этими страстями.

О страсти гнева / Православие.Ru



Третья
страсть – это гнев. Гнев
– маска сумасшествия, пляска бесов,
добровольная одержимость, зверские
отношения людей друг с другом, драка дикарей.
Гневливый похож на волка,
который вцепился зубами в свою добычу
и не отпускает ее, или на эпилептика, который упал на
землю и корчится в конвульсиях. Когда
гневливый не может сорвать свой
гнев на других, то он мечется в своей
комнате как зверь в клетке, ломает мебель,
будто вещи провинились перед ним, бьет себя
по голове и кусает руки до крови. В
этом состоянии человек уверен, что он
во всем прав и борется за то, чтобы
установить справедливость. Но когда
гнев проходит он видит свою душу,
загрязненную бранными словами, как берег после
отлива, где волны оставили мусор,
вынесенный со дна моря. Нередко после припадка
гнева у человека наступает стыд и раскаяние
за то, что он причинил незаслуженные обиды и боль
людям. Он старается загладить это, проявляя
к ним особую ласковость, и становится
мягким как щелк. Но это обманчивое состояние:
через некоторое время вспышки гнева
повторяются, иногда по самым неожиданным
поводам. Гневливый похож на
бомбу, которая может взорваться в
каждое мгновение. Если даже
гневливый прав, то его слова,
напоенные злобой как ядом, не воспримет другой
человек – он постарается защититься от них
как черепаха, которая втягивает
голову в панцирь: ведь человек,
которого бьют во время драки, не думает,
кто прав и кто виноват, а старается
защититься от ударов. Не только внутреннее
состояние разгневанного человека, но его
внешний вид становится похожим на
зверя. Если бы он в это время
взглянул в зеркало, то не узнал бы самого
себя в существе, у которого оскалены зубы
как клыки, глаза мечут искры, лицо покраснело, будто
залито багровой краской. Нередко человек
корчится и делает странные движения, как трясется
больной во время лихорадки.

Некоторые считают, что гнев, в отличие от
других страстей, не дает даже иллюзорного наслаждения. Но
нам кажется, что это не так. В состоянии ярости
человек переживает темное звериное
наслаждение, будто он поедает свою добычу и отдается
этому чувству как сладострастию.

Гнев имеет много разновидностей. Это
змей, который порождает детенышей, более ядовитых и
опасных, чем он. Эти змееныши: ярость, ненависть,
зависть, ревность, злопамятство, которые
делают несчастным как самого человека, так и его
близких.

Гнев легко сочетается с другими страстями и
тогда появляется целый спектр цветов и
оттенков, как при преломлении луча через кристалл.

Сочетание гнева со скупостью порождает
ненависть к нищим. Скупец смотрит на них как на
агрессоров, которые покушаются на его
имущество и благополучие. Он называет их
бездельниками, лицемерами, обманщиками, тунеядцами,
паразитами общества, пиявками,
присосавшимся к телу честных тружеников и
пьющим их кровь. В душе он готов, чтобы
всех нищих сослали бы на какой нибудь необитаемый
остров, или перестреляли бы как бродячих собак,
из-за которых люди боятся ходить по улице. Когда он слышит
о воровстве и грабежах, то первая
мысль – что его могут обокрасть и лишить денег, и он
заранее переживает возможную пропажу, как
жрец, у которого воры похитили идолов из
капища. Он возмущается, почему законы
снисходительны к ворам и думает: как было бы хорошо,
если у нас, как в некоторых мусульманских странах,
рубили бы руки и резали уши, а разбойников, как
в старой Англии, сжигали бы живьем. В
незнакомом человеке, который случайно
остановился у ворот, он, подозревает
злоумышленника.

Гнев, соединенный с печалью, порождает
раздражительность, досаду, ропот и хроническое
недовольство всем и всеми.

Гнев, соединенный с унынием, порождает
ненависть и презрение к самой жизни, протест
против промысла Божьего, хулу на Бога, и нередко
агрессивный атеизм. Такое состояние является
предвестником отчаяния и бывает одной из
причин самоубийства.

Гнев, соединенный с тщеславием,
порождает зависть, злопамятство и
мстительность. Для такого человека враг уже
тот, кто в чем-то превзошел или опередил его.
Он готов употребить против своего
«соперника» самые низкие средства:
язвительные насмешки, сплетни, клевету и
донос.

Гнев, соединенный с гордыней порождает
ненависть к человечеству, фанатизм и
беспощадность. Эти две страсти звучат в
пафосе трибунов революций. Когда такие люди
захватывают власть, то они
становятся перманентными убийцами и маниакальными
некроманами, особенно, если к этому еще прибавляется
параноический страх за содеянные преступления. По
преданию, таким страхом был обуреваем Каин после
убийства Авеля. Он дрожал как лист и
постоянно переходил с места на место, словно
преследуемый невидимыми мстителями, как призраком
убитого брата: то он прятался за стенами построенного им
города, то блуждал в горах и скрывался в
чащах лесов, пока не был убит случайной стрелой
Ламеха, принявшего его за зверя.

Римский император Калигула – садист и параноик на
троне римских цезарей – говорил, что жалеет о
том, что у человечества нет единой шеи, чтобы
отрубить ему голову одним ударом меча.

Ярость представляет собой высший накал
гнева. Ярый означает «огненный». В
состояние ярости у человека проявляется
демонический импульс разрушения, более страшный, чем
инстинкт зверя,
почувствовавшего кровь.
В этом состоянии он не жалеет ни своей, ни
чужой жизни. Александр Македонский, названный
Великим, за свою жизнь не проиграл ни одной
битвы, но часто терпел поражения от
собственного гнева. Однажды, в
состоянии внезапной ярости, он убил своего
лучшего друга, с которым был неразлучен как Ахилл с
Патроклом, а затем сам ужаснулся своему
поступку и горько оплакивал убитого.

Из других порождений гнева упомянем следующие
страсти:

Злопамятство – окаменевший гнев;
он таится в глубинах сердца и в любое
время может вспыхнуть, как тлеющие под пеплом
угли, если на них бросить хворост.

Мстительность – постоянное желание причинить зло
своему обидчику. Подверженный этой
страсти похож на ночного убийцу, который, спрятав
нож в складках одежды, выслеживает
жертву. Если в состоянии ярости
человек бросается на врага, не таясь и не
прячась, а лицом к лицу, то мститель обычно наносит удар
в спину.

Зависть – это скорбь о чужой радости и радость
о чужой скорби.

Ревность – следствие безумной
привязанности к человеку и страх потерять
предмет своей страстной любви. Это змея,
живущая в сердце и постоянно кусающая его. Для
ревнивого смерть лучше потери своего
кумира.

Есть еще один вид гнева – холодное
равнодушие, это огонь, превратившийся
в лед. Христианам заповедано забывать
обиды, а в этом случае человек старается
забыть не обиду, а обидчика, изгнать его из своего
сердца, вычеркнуть имя его из памяти. Это
безразличие похоже на холод клинка, а не на христианское
прощение, когда враг становится другом; оно
скорее напоминает буддийское равнодушие и презрение
стоиков, для которых мстить это унизить себя:
мудрецу сравняться с невеждой, аристократу
духа – с вонючим плебеем.

К греху гнева принадлежит также жестокое отношение к
животным: желание мучить и причинять боль
беззащитным существам. Например, ребенок
отрывает голову у куклы, затем мучает кошку,
бросает камнями в собаку, отрывает крылья у
бабочек. Он начинает испытывать наслаждения,
причиняя боль другим. Из таких людей часто вырастают
маньяки и садисты, которые не только убивают, но
подвергают пыткам свои жертвы.

Иногда жестокость и глухая ненависть к людям могут
сочетаться, как ни странно, с сентиментальностью.
Некоторые нацистские палачи, которые заживо сжигали
людей в газовых камерах,
возвращаясь домой после своей страшной
работы, развлекались, играя на скрипке, и нежно
ласкали своих детей.

Но, к сожалению, сочетание сентиментальности и жестокости
характерно не только для этих профессиональных убийц.
Всмотритесь в портрет Александра Блока.
Его взгляд, отрешенный от мира, устремлен
куда-то вдаль. В нем отражена не лазурь неба,
о котором он так проникновенно писал, а
метафизическая пустота. На его лице как неизгладимая
печать – жестокая складка губ. Тогда начинаешь
понимать, откуда обаяние его демонической лирики. Это
странное сочетание: потухшие глаза умирающего голубя и
губы Мефистофеля.

Возьмите портрет Брюсова, написанный
Врубелем. Кажется, что темное пламя
вырывается из груди и сочится из глаз этого
князя декадентов, как бы обнажая даже и не
звериную, а зверскую глубину или, точнее,
изнанку его души.
Корифеи русской поэзии 20-го века: Брюсов,
Блок, Андрей Белый, приветствовали
революцию не только потому, что страшились
расправы и чтобы выжить стали на колени перед
победителем, но еще потому, что багряный отсвет
революции уже давно горел в их душе, как
искры ада. В революции они нашли свое,
хотя «свое» оказалось веревкой
виселицы. Блок открыто радовался
кровавой оргии революции и
призывал узурпаторов власти разрушать
церкви и монастыри. Брюсов сочинял
реквиемы на смерть Ленина, похожие на
Интернационал. Пастернак написал поэму о лейтенанте
Шмидте – офицере, изменившем своей
присяге, а затем, в течение нескольких лет
составлял «Лениниаду» (будучи
полиглотом, по поручению советского
правительства он выписывал из
иностранной прессы все, что касалось Ленина).
Сологуб – модный лирический поэт
предреволюционных годов, в анонимном
стихотворении призывал народ водрузить
три виселицы: на одной повесить царя, а на
других – царевен. Чем не образ
екатеринбургской Голгофы? (Андрей Белый в
своих воспоминаниях
свидетельствует, что эта мерзкая анонимка
принадлежала Сологубу).

Как бороться со страстью гнева? Прежде
всего, молчанием. Если гнев подступил к
твоему горлу, то останови его, запри как
пойманного скорпиона в банке, не вступай
в это время в разговор, хотя бы
это было так трудно, как не вскрикнуть при ожоге.
В страстном состоянии нельзя ни сказать, ни сделать
ничего доброго, кроме одного: успокоить самого себя.
Правда, сказанная с раздражением и злобой,
звучит как ложь. Если человек сумел
промолчать во время гнева, то это
– первая победа. Тогда ему станет радостно на
душе, что на этот раз демону не удалось обмануть его.
Успокоившись, он найдет другие слова, чтобы
сказать человеку то, что хотел.

Когда подступает гнев надо вспомнить о смерти
и представить две могилы рядом друг с другом:
в одной будешь лежать ты, в другой –
твой обидчик; что осталось от тебя и от него? Кости
и тлен. Глаза, которые смотрели дерзко,
вытекли из орбит; сердце превратилось в
горсть гноя, язык, говоривший злобно и гордо
– изъеден червями. Подумай, что жизнь
это только сон, который проходит бесследно, как тает
весенний снег. Что значат все земные страсти
перед тайной смерти и вечности.

Для борьбы с гневом необходима перемена
нравственных ориентиров человека.
Одной из причин гнева является
разрыв между желанием и возможностью.
Поэтому в борьбе с гневом надо
рассмотреть наши желания и стремления –
правильны ли они. Ложное желание,
основанное на страсти, вызывает ложные
представления. Человек попадает в
область иллюзий, образами которой питаются ум и сердце.
Неисполненное желание порождает протест, как волна,
ударившаяся о камень – обратную волну.
Поэтому, чтобы бороться с гневом, необходимо
определить главную цель жизни и подчинить ей
свои душевные силы. Для этого надо очищать ум
от фантазий и воображений, которые порождают иллюзию
мысли, а сердце – от гордости и притязаний на особое
место в мире.

Итак, борьбу с гневом надо начать с
исправлением мысленной силы – ума, затем
– желательной силы (область эмоций), а потом –
раздражительной силы (реактивной силы души).

Для борьбы с гневом, также как с другими страстями,
необходима внутренняя молитва. Если
невозможно отложить спор на время, когда
полностью успокоится сердце, то надо положить себе
правило: 33 раза сказать Иисусову
молитву, прежде чем ответить человеку.
Можно также читать стих псалма: «Положи,
Господи, хранение устом моим, и дверь
ограждения о устах моих».

Существуют два вида гнева:
естественный и греховный.
Естественный гнев является
необходимым свойством человеческой души,
защищающим ее от вторжения невидимых
духовных змей – как иммунная система защищает
организм человека от болезнетворных начал. Это
гнев против демона и греха. Он
является стражем души; без него невозможна
чистота сердца, стяжание благодати и любовь к Богу.
О таком гневе написано в Библии:
«Гневайтесь и не согрешайте».

Без гнева невозможно очищать душу от страстей
и изгонять нечистые помысли во время
молитвы. Без святого гнева сама
любовь деградирует в равнодушие и
попущение греху. Многие объясняют свое безразличие
снисходительностью и милосердием, но на самом деле в
их душе погас святой гнев к греху, и исчезла
любовь к Богу. В борьбе существует
прием: обращать силу противника против него
самого. В духовной борьбе надо научиться
обращать святой гнев против страстного,
извращенного гнева. Великое
искусство гневаться на гнев.
Вначале это покажется парадоксальным: как можно
огнем тушить огонь, ветром останавливать
ветер и рекой преграждать поток другой реки? Но
упражнения в этом искусстве и опыт –
научат, что надо делать. Нужно гневаться на
гнев, как на позорное состояние богоподобной души.

При этом обнажается причина греха, которая ранее
было скрыта от человека. Если можно употребить
такое сравнение, то гнев, подчиненный разуму,
подобен прирученному льву, который защищает
своего хозяина от хищных зверей.

В настоящее время стали распространяться
восточные учения, где борьба со страстями, в
том числе с гневом, основана на порочных
антропологических предпосылок, а именно, что само тело
человека будто является злом и поэтому
эмоциональную сферу следует не очищать от страстей, а
уничтожать. При уничтожении естественного
гнева наступает состояние эмоционального
безразличия, притупляется отвращение к греху и
постепенно стирается граница между добром и злом.

Борьба с гневом является в тоже
время пробуждением, освобождением и
восстановлением естественного
гнева в его в прежних законных границах.
Это необходимо для исцеления и возрождения
всей тримерии человека. Человек,
овладевший искусством гневаться на
гнев, сможет подавлять вспышки этой
страсти вначале, как тушат водой загорающийся
огонь.

Преподобный Иоанн Лествичник пишет, что
есть люди от природы незлобивые и
гневливые, но он больше ублажает вторых,
если они через труды и подвиги победили свою
страсть. 

Гнев, раздражительность и обидчивость / Православие.Ru

Во время поста гнев, раздражительность, обидчивость
особенно часто мучают нас. Старцы
Оптинские учили борьбе с этими страстями.

Истоки гнева и раздражительности

Почему же люди так часто раздражаются и гневаются? Иной
скажет, что это от болезни, другой жалуется на нервы.
Третий оправдает себя тем, что разгневался совершенно
справедливо.



Иероним Босх. Гнев

Преподобный
Амвросий главной причиной гнева и раздражительности
называл гордость.

«Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от
гнева, гнев от гордости».

«Никто не должен оправдывать свою раздражительность
какою-нибудь болезнью – это происходит от
гордости».

Старец по своему обыкновению высказывался коротко и метко,
афористично:

«Дом души – терпение, пища души –
смирение. Если пищи в доме нет, жилец лезет вон».

Преподобный Никон про обидчивость писал духовному чаду:

«Ты считаешь себя необидчивой. Но ты не обижаешься в
таких вещах, которыми ты не интересуешься. Если же
коснется того, чем ты дорожишь, – ты
обижаешься».

Гнев губит здоровье и сокращает жизнь

Преподобный
Макарий предостерегал: от гнева и раздражительности
страдает не только душа, но и тело. Старец писал:

«От действия и возмущения сих духовных страстей
падает и на тело расстройство, и это уже есть наказание
Божие: и душа, и тело страдают от нашего нерадения и
невнимания».

Старец Антоний называл раздражительность смертной отравой,
которая губит здоровье и сокращает жизнь:

«В рассуждении раздражительности советую вам
охранять себя как от смертной отравы, которая заметным
образом губит здоровье, недействительными делает
медицинские средства и самую жизнь сокращает».

Как исцелиться от гнева и раздражительности



Преподобный
Лев учил удерживать себя от раздражения, чтобы не
потерять душевный мир:

«Многократный искус должен вас научить в удержании
себя от раздражений, чрез кои теряется мир
душевный».

Старец писал о раздражительности:

«Исцеляется она не уединением, а сообращением с
ближними и претерпеванием от них досад, а в случае
побеждений ими – познанием своих немощей и
смирением».

Преподобный Макарий предупреждал, что на борьбу с гневом и
раздражительностью требуется «много времени,
произволения, подвига и труда»:

«…дело это не единого дня или месяца есть, но
многого времени, произволения, подвига, труда и помощи
Божией требуется к искоренению сего смертоносного
корня».

Преподобный учил, что в жизни нельзя избежать случаев,
дающих повод к гневу, исцелиться же от этой страсти можно
только одним путем – путем смирения и самоукорения:

«Исцеляется сия душевная болезнь не тем, чтобы нас
никто не тревожил и не оскорблял – этому и быть
невозможно: в жизни встречается множество непредвидимых,
неприятных и скорбных случаев, Промыслом Божиим посылаемых
к нашему испытанию или к наказанию. Но надобно искать
исцеления сей страсти так: при благом произволении
принимать все случаи – выговоры, уничижения,
укоризны и досады – с самоукорением и
смирением».

Старец наставлял при возмущении и оскорблении удерживаться
от противных слов и укорять себя за то, что не смог
сохранить мир в душе, тогда страсти будут постепенно
истребляться:

«…займись наблюдением и вниманием за своим
сердцем и при оскорблении и возмущении удерживай себя от
противных слов и за то укоряй себя, что возмутился,
– то будешь успокоиваться, а страсти помаленьку
истребятся.

Пишет преподобный Зосима: когда мы, при оскорблении нас,
скорбим не о том, что оскорблены, но о том, что
оскорбились, то бесы боятся такового устроения, видят, что
начали идти к истреблению страстей».

Преподобный Амвросий как всегда советовал кратко и с
юмором:

«Когда разворчишься, то укори себя – скажи:
“Окаянная! Что ты расходилась, кто тебя
боится?”»

А вот какой краткий, но очень действенный совет давал
преподобный Иосиф тем, кто внезапно разгневался:

«…Когда почувствуешь злобу и волнение от силы
вражией, скорее Богоявленской воды возьми, с крестным
знамением и молитвою глоток выпей и помочи святою водою
грудь».

Если мы кого-то обидели

Старец Лев советовал скорее мириться с тем, кого обидел:

«Гораздо лучше помириться и сказать
“виноват” тому, кого обидел, нежели заводить
тяжбы, ибо сказано: “Да не зайдет солнце во гневе
вашем” (Еф. 4: 26). Скорее мирись с тем, кого
обидел».

Иногда наш гнев бывает не без оснований, мы можем
разгневаться на брата, совершившего недостойный поступок.
Но и тогда мы должны удержаться от гнева, потому что
уврачевать зло злом нельзя, а можно только любовью. Старец
Лев так писал разгневанному на брата чаду:

«…ваш поступок не похваляем, потому что
святой Макарий Великий пишет: “Аще кто брата врачует
с яростию, то не его врачует, но свою страсть
исполняет”, но – что из уст выскочило, того
уже не поймаем. А при всем том да познаем свою немощь и
ничтожество».

Если обидели нас



Старец Макарий пояснял, что
даже несправедливый наш обидчик все же не смог бы нас
обидеть и оскорбить без попущения Божия, потому и
следует считать его орудием Промысла Божия:

«Но никак не дерзать обвинять оскорбляющего нас,
хотя бы, казалось быть, и неправильным оскорблением, а
считать его орудием Промысла Божия, посланным нам показать
наше устроение».

«И никто не может нас ни оскорбить, ни досадить,
если не попустит Господь быть сему к нашей пользе, или к
наказанию, или к испытанию и исправлению».

Об обидчиках, о тех, кто несправедливо оскорбляет,
преподобный Иосиф писал:

«Наши оскорбители – они первые наши душевные
благодетели: возбуждают нас от сна духовного».

Старец считал полезным подвергаться обидам, «когда
нас толкают»:

«А нам полезно, когда нас толкают. То дерево,
которое ветер больше качает, больше корнями укрепляется, а
которое в тишине, то так сразу и валится».

Иногда после нанесенной нам обиды мы долго не можем прийти
в себя, обрести душевный мир. Душа изнемогает от
бессмысленных воспоминаний, ум вхолостую снова и снова
прокручивает неприятную ситуацию. Преподобный Амвросий в
таких ситуациях советовал:

«Если помысл будет говорить тебе: отчего ты этому
человеку, который оскорбил тебя, то и то не сказала? То
скажи своему помыслу: теперь поздно говорить –
опоздала».

«Если очень зацепят тебя, скажи себе: не ситцевая,
не полиняешь».

Чтобы научиться переносить обиды терпеливо, преподобный
Амвросий советовал вспоминать свои собственные неправые
дела:

«Не ропщи, а перенеси удар этот терпеливо, подставь
при сем левую ланиту, то есть вспомнив свои неправые дела.
И если, может, ты теперь невинен, то прежде много грешил
– и тем убедишься, что достоин наказания».

Одна сестра спросила у старца Амвросия:

– Не могу понять, как можно не возмущаться обидами и
несправедливостями. Батюшка, научите меня терпению.

На что старец ответил:

– Учись и начинай с терпения находящих и
встречающихся неприятностей. Будь сама справедлива и не
обижай никого.

Если помириться не получается

Иногда мы желаем мира, но примирения не происходит. Старец
Иларион наставлял в таком случае:

«…ежели ты свое собственное сердце
умиротворишь к гневающемуся на тебя, то и его сердцу
Господь возвестит примириться с тобою».

Преподобный Иосиф советовал молиться за тех, на кого
гневаешься, чтобы сокрушить озлобленное сердце:

«Усерднее молись и чаще за тех, к кому будешь
чувствовать гнев и памятозлобие, а иначе легко погибнешь.
Терпением и благодарением за все Господа удобнее
спасешься».

Поучения Оптинских старцев о борьбе со страстями гнева,
раздражительности и обидчивости полезно всегда иметь под
рукой и перечитывать в трудную минуту, когда душа
возмущается этими страстями.

Некоторые мысли о гневе | Сайт Русской Православной Церкви

Если бы я рискнул предположить, что чаще всего признается страсть, которую я слышу в признаниях, я бы сказал, что это гнев. Почти все сердиты. По мнению многих святых, гнев и неверно направленное желание — это две основные страсти, из которых происходят все пороки и страсти. Источники гнева могут быть разными, но я думаю, что есть два источника гнева, которые наиболее распространены среди людей здесь, в западной Канаде, в которых я признаюсь и с которыми я часто болтаю на исповеди.’

Первый источник — это, как мне кажется, культурные ожидания. В Канаде и в Северной Америке в целом существует культурное ожидание — особенно среди привилегированного класса (обычно европейского происхождения, рабочего класса или более обеспеченного в финансовом отношении, и это наиболее ярко выражено среди более образованных) — ожидания того, что жизнь могла бы , и должно быть справедливо. У нас в Северной Америке обычно есть эгалитарные предположения и ожидания. Мы ожидаем, что суды, учреждения, предприятия и другие люди в целом будут относиться к нам справедливо и одинаково.А когда это не так, когда со мной или с кем-то, с кем я себя идентифицирую, обращаются несправедливо, я злюсь.

Гнев, исходящий из этого источника, если источником не является конкретная несправедливость, которую я испытываю, часто исходит из политики, от отождествления с определенной политической позицией, партией или проблемой. То есть, хотя на меня самого не сразу или напрямую воздействует реальная и непосредственная несправедливость, я отождествляю себя с теми, кто подвергается или кажется или даже может быть затронут.Некоторые христиане, особенно те, кто особенно интересуется политическими действиями, утверждают, что такой косвенно приобретенный гнев — это хорошо, потому что он побуждает человека действовать политически для изменения несправедливых систем. Однако отцы церкви пустыни и филокалийской традиции смотрят на вещи иначе.

В этой конкретной древней традиции гнев или какая-либо страсть в этом отношении не является подходящей мотивацией для каких-либо действий. Эта традиция серьезно относится к увещеванию Иисуса думать о других лучше, чем о себе.Вместо того, чтобы рассматривать проблему несправедливости как проблему плохо построенных систем или даже отдельных людей, эгоистично угнетающих других, отцы и матери пустыни рассматривают проблему угнетения как духовную проблему. Для них угнетатель также является жертвой, жертвой своих страстей, движимых демоническими силами. И когда вы видите своего угнетателя как жертву, вы можете начать его жалеть, вы можете даже полюбить своего врага.

Однако это не означает, что нужно быть просто тряпкой — как люди часто спрашивают меня в этот момент разговора.Однако это означает, что нужно позволять состраданию и любви потушить огонь гнева в вашем сердце. Конечно, нужно действовать, лично и политически, любыми возможными и подходящими способами, чтобы сделать мир лучше, но не с гневом, пылающим в вашем сердце. Гнев ослепляет и оглушает. Гнев мешает нам ясно мыслить, уделять внимание и любить людей в нашем присутствии прямо сейчас. Гнев отталкивает Святого Духа и постоянно побуждает нас говорить и делать то, о чем мы позже сожалеем.Гнев — это не путь.

Один из приемов, который я нашел полезным, когда я борюсь с гневом подобного рода, вызванного несправедливостью и несправедливостью в моей жизни или в мире, заключается в переосмыслении своих культурных представлений. Мое предположение о том, что мир мог бы или должен был быть справедливым, следует пересмотреть. В конце концов, Иисус сказал: «В мире вас ждут скорби» и «если будут гнать Меня, будут гнать вас». И разве Священное Писание не повсюду — кроме эсхатона — говорит, что богатые и могущественные обычно попирают бедных, и поэтому Господь должен им помочь? Эта несправедливость и угнетение — часть того, чем является падший мир.Как вы думаете, откуда эволюционисты (социальные или биологические) взяли идею выживания наиболее приспособленных? Я или те, с кем я себя идентифицирую, не подвергаются особому преследованию, за исключением того, что я беднее, слабее, менее привилегирован или менее привилегирован, чем тот, кто хочет отобрать у меня то, что я считаю своим: мое право, мои привилегии, мои владение, мое парковочное место.

Признание того, что мир устроен, не означает, что это нормально. Ничего страшного, что сильные угнетают слабых, но, тем не менее, так устроен мир.Конечно, есть некоторые системы, которые кажутся по своей сути менее несправедливыми, чем другие. В одной области плохие парни могут носить спортивные костюмы и носить кастеты, а в другой они могут быть в дизайнерских костюмах и носить с собой портфели. Способы, которыми богатые и могущественные добиваются своего, могут быть разными, но почти всегда богатые и могущественные добиваются своего. Так устроен этот мир. И, как христианин, я, конечно, всегда должен поступать не от мира сего. И насколько это возможно, мне нужно сопротивляться и не быть соучастником притеснения и насилия.Это путь Иисуса, путь креста. Однако путь креста — это не путь гнева. Это путь самоотверженной любви.

И еще мы молимся. Священные Писания и особенно Псалмы полны ободрения в том, что сила угнетателя, даже сила самого дьявола, ограничена Богом. Конечно, политические системы и системы правосудия можно улучшить и сделать более справедливыми, но в конечном итоге именно Бог избавляет нас от наших врагов. И если мы не ведем дела с Богом, если мы в первую очередь не осознаем, что наша духовная битва разыгрывается в этом падшем и несправедливом мире, если мы больше всего не справляемся с собственным гневом, то даже если нам удастся достичь наших внешних целей, мы только заменим одного диктатора другим, одну кривую систему другим, один заколдованный набор законов другим.Так что гнев остается. По крайней мере, это то, что чаще всего происходит исторически.

Другой распространенный источник гнева, связанный с первым, более личный. Это связано с тем, что я не добиваюсь своего. Один мой друг священник часто говорил, что каждая моя мысль начинается с предположения, что я хороший, я прав, а я и невиновен. И к этому я бы добавил как минимум еще одно: и что я уже ясно вижу ситуацию. Пытаясь решить проблему, мы почти всегда предполагаем, что наше решение является наилучшим, и когда другие не видят его таким образом, это расстраивает нас и приводит к гневу.Как часто родители и дети, жены и мужья, сотрудники и работодатели говорят мне, что они борются с гневом, потому что один не делает (или не позволяет им делать) то, что другой говорит им, что лучше всего делать. Ребенок злится на своих родителей, потому что родители не слушают ее (т.е. не позволяют ей делать то, что она считает лучшим). Родители злятся на ребенка, потому что он не слушает (т.е. не делает то, что считает нужным). родители считают лучшим). И так далее.

В письмах свв.Варсанофий и Иоанн, которые обращаются к проблеме гнева, возникающего из-за того, что не хотят идти своим путем. Иоанн Беэрсавский [в отличие от друга святого Варсануфия, святого Иоанна] был руководителем (но, по-видимому, не аббатом) в монастыре, в котором велось строительство. Поскольку он был квалифицированным и опытным в архитектуре, ему было поручено составить планы. После того, как он составил план, неизвестный ему, некоторые из братьев внесли в план изменения, которые «несколько испортили» их. Св. Варсануфий пишет этому Иоанну и советует ему справиться со своим гневом, удерживая в уме эту мысль: «Неужели я стал подчиняться Богу, чтобы подчинять других?» По словам св.Варсануфий, гнев преодолевается, когда мы напоминаем себе, что подчиняемся Богу, поэтому наша работа не в том, чтобы подчинять других, заставлять их подчиняться, даже если мы правы!

Значит ли это, что братья были правы, изменив архитектурные планы, не разговаривая с Иоанном? Нет, конечно, нет. Братья проиграли. Однако это проблема братьев, а не Джона. Гнев Джона проистекал из его (собственного) праведного негодования по поводу того, что его изначально не слушали и не консультировали, когда предлагались изменения в его план.А то, что здание было «несколько испорчено», только добавило повода для оправдания его гнева. Однако св. Варсануфий советует Иоанну помнить, что подчинять других — не его дело и не обязанность; скорее его место — подчиняться Богу.

Так много гнева, с которым мы боремся, имеет такую ​​природу. Тот, кто должен нас слушать, не слушает. То, что мы видим как ясно правильное, ясно хорошее, ясно волю Бога, кто-то другой вообще не видит. То, что мы считаем своим авторитетом, нашим опытом, нашей привилегированной или уникальной точкой зрения, другой, похоже, совершенно не уважает.И мы злимся. Подростки злятся, потому что родители не уважают их уникальный взгляд на свою жизнь. Родители злятся на детей, потому что они не уважают авторитет и опыт, которые они могут предложить. Прихожане (или духовенство), обладающие знаниями, опытом или проблемами в одной области, недовольны другими прихожанами (или духовенством), потому что их знания, опыт или проблемы, кажется, игнорируются — или им уделяется меньше внимания, чем они думают. Итак, (самоправедное негодование) подпитывает гнев, а гнев приводит к слепоте, глухоте и дальнейшим раздорам.

Но, вы можете возразить, я родитель, или священник, или эксперт, или тот, кого больше всего затронет исход. Я имею право на то, чтобы меня слушали. У меня есть право на повиновение. Это действительно может иметь место часто. Тем не менее гнев, особенно продолжающийся гнев, никогда не бывает полезной или уместной реакцией. И св. Варсанофий рекомендует, чтобы для преодоления гнева вы напоминали себе, что вы — если вы действительно христианин — подчинились Богу, а не для того, чтобы подчинять себе других.Но, опять же, некоторые могут возразить, что из-за моего авторитетного положения, не подчиняясь мне, моему плану, моей мудрости, моему совету, моему решению, непослушный на самом деле не подчиняется Богу. Хорошо, тогда. Быть по сему. Непослушный не подчиняется Богу, поэтому позвольте Богу иметь дело с ними. Позвольте Богу гневаться, потому что, если Бог действительно испытывает гнев (а это не просто библейский антропоморфизм), тогда гнев Бога безгрешен. Можете ли вы сказать это о своем гневе?

Давайте покоримся Богу и оставим гнев и гнев, как советует нам Псалом 37: 8.Тогда мы увидим немного яснее. Тогда послушаем получше. Тогда мы сможем предпринять более подходящие действия, действия, мотивированные состраданием и любовью, действия, которые с большей вероятностью будут нести благодать Божью и приносить исцеление. В противном случае мы будем ослеплены нашим гневом и будем действовать в гневе, что почти всегда только усугубляет ситуацию.

.

Признание греховного гнева | Преподобный Томас Г. Морроу

«Гнев как смертный грех — это« беспорядочный всплеск эмоций, связанный с чрезмерным желанием мести ». . . . Скорее всего, это будет сопровождаться угрюмостью сердца, заранее продуманной злобой и, прежде всего, решимостью отомстить ». Катехизис Католической церкви содержит аналогичное описание:

Вспоминая заповедь «Не убий», наш Господь попросил мира в сердце и назвал кровавый гнев и ненависть безнравственными.

Гнев — это желание мести. «Желать мести, чтобы причинить зло тому, кого следует наказать, — это незаконно», но похвально возместить ущерб, «чтобы исправить пороки и сохранить справедливость». Если гнев достигает точки умышленного желания убить или серьезно ранить соседа, это резко противоречит благотворительности; это смертный грех. Господь говорит: «Каждый, кто гневается на своего брата, подлежит суду». (№ 2302)

Это отличается от чувства гнева, которое само по себе не является грехом. Этот гнев определяется как «сильное чувство неудовольствия или враждебности». Мы не можем контролировать, когда будем сердиться, поскольку это зависит от событий, происходящих вне нас. Но мы можем контролировать то, что делаем с этим чувством.

Как учит Катехизис Католической церкви , чувство гнева — одна из страстей. «В страстях, как движениях чувствительного аппетита, нет ни морального добра, ни зла. Но поскольку они задействуют разум и волю, в них есть моральное добро или зло »(нет.1773). Таким образом, именно то, как мы действуем, основываясь на этом чувстве, определяет, грешим мы или нет. Мы также находим в Катехизисе , что мы должны быть побуждены творить добро не только нашей волей, но и нашим сердцем. Другими словами, мы должны попытаться превратить наши чувства в полностью добродетельные (№ 1775).

Св. Павел упоминает вспышки гнева вместе с несколькими другими грехами, включая блуд, ревность, вражду и раздоры. В заключение он предупреждает: «Я предупреждаю вас, как я предупреждал вас раньше, что делающие такие дела не наследуют Царства Божьего» (Гал.5: 20–21). Что может быть дальше от заповеди Христа в Нагорной проповеди «любите врагов ваших и молитесь за гонителей вас» (Матф. 5:43)? Он сказал: «Я говорю вам, что каждый, кто гневается на своего брата, подлежит суду; всякий, кто оскорбляет своего брата, несет ответственность перед советом, а всякий, кто говорит: «Глупец!», подлежит адскому огню »(Мф. 5:22).

Мы можем подавить наш гнев; или мы можем выразить это, саботируя усилия тех, кто его вызвал; или мы можем выразить это в иррациональной тираде плохих слов и оскорблений; или мы можем рационально выразить свой гнев — или, по крайней мере, рационально его обработать.Если мы просто подавляем чувство гнева, оно проникает в наше подсознание и будет ждать возможности взорваться. И это взорвется . Лучше сделать с ним что-нибудь конструктивное.

Во-первых, давайте рассмотрим дисфункциональные способы борьбы с чувством гнева, греховные способы.

Пассивно-агрессивное поведение

Первая тактика разгневанных людей — часто пассивно-агрессивное поведение. Так действует диверсант.Он зол, но не показывает этого прямо. Вместо этого он отключается. Он соглашается на что-то, но никогда этого не делает. По словам доктора Дэниела К. Холл-Флавина из клиники Мэйо, специфические признаки и симптомы пассивно-агрессивного поведения включают: негодование и сопротивление требованиям других, жалобы на недооценку или обман, промедление, упрямство, неэффективность, провалы в памяти. , угрюмость, раздражительность, циничное или враждебное отношение.

Еще одно пассивно-агрессивное выражение гнева, часто упоминаемое психологами, — это безмолвное лечение.Основная идея: «Я не разозлюсь. Я отдам. Все мы видели безмолвие. «Я не буду с тобой разговаривать, потому что мне не нравится твое поведение». Это может быть день, неделя или даже две недели, прежде чем разгневанный человек откроется. Один муж отказывался говорить с женой в течение двух недель, не объясняя ей почему. Наконец, он признал, что это произошло потому, что он увидел пятно на стене у кухонного стола! Он думал, что его жена должна была его почистить.

Молчаливое обращение — симптом плохих коммуникативных навыков и незрелости.Обычно это ничего не решает.

Другой пример пассивно-агрессивного поведения — делать вещи, которые, как мы знаем, будут раздражать человека, который нас разозлил. Когда я был молод, у меня был знакомый, который меня злил. Я знал, что, если я скажу или сделаю определенные вещи, я, в свою очередь, смогу так его расстроить, что он будет готов заплакать. Однако, когда я стал старше и у меня появилось искушение сделать это, мне пришлось остановить себя: «Ты больше не можешь этого делать; ты христианин «. Раньше я думал, что я христианин, но месть не является частью христианского репертуара, поэтому мне пришлось сделать выбор: либо отомстить, либо стать христианином.Сложно? Конечно. Иисус обещал крест (Мф. 16:24).

Месть — грех. Итак, в качестве первого шага в преодолении пассивно-агрессивного гнева продолжайте напоминать себе, что вы хотите быть христианином, и поэтому вы больше не можете мстить.

Взрыв гнева

Мы все встречали людей, которые взрываются, когда злятся. Меня сбивает с толку, как часто этот вид гнева поднимает свою уродливую голову в браках — даже в предположительно христианских браках.Ущерб, нанесенный таким поведением, огромен. Разъяренный отец, мать или ребенок — это пытка практически для всех в семье, в том числе и для разгневанного. Это еще одно поведение, несовместимое с христианством.

Я часто удивляюсь, когда обнаруживаю, что христиане горячо молятся, регулярно принимают причастия, даже ежедневно посещают мессу, но у них есть проблемы с гневом. «Если кто думает, что он религиозен, и не обуздывает свой язык, но обманывает свое сердце, то религия этого человека тщетна» (Иакова 1:26).

Некоторые даже говорят: «Что ж, если вы [этнической группы X], вы сильно разозлитесь». Не так! Скорее, если вы христианин, вы будете очень много работать, чтобы найти способ резко уменьшить свой гнев. Для настоящего христианина важнее всего не то, откуда мы пришли, а то, куда мы хотели бы попасть однажды. Взрывной гнев — это не то, что вы хотите иметь с собой, когда покидаете эту планету. Это сильно ослабит вашу способность войти в Королевство.

Если у вас есть проблемы с взрывом гнева, и вы хотите, чтобы быть христианином, вы абсолютно необходимо упорно трудиться, чтобы преодолеть его.Вы не можете просто сказать: «Ну, это я», если хотите дружить с Господом. Разумеется, самые вспышки гнева, возможно, не являются смертными грехами из-за отсутствия достаточного отражения. Но выбор для того, чтобы не стремиться яростно преодолеть вспышки ненависти, обычно делается с полным знанием и сознательным согласием воли, и поэтому вполне может быть смертным грехом. Как и в случае со многими серьезными грехами, если мы действительно пытаемся преодолеть их, мы можем стать ближе к Богу. Если мы не пытаемся, мы не сможем.

Некоторые думают, что в каждой семье довольно часто случаются взрывы.Это неправда. Я не помню, чтобы мои родители злились друг на друга. Они без гнева решили свои проблемы. Конечно, мама злилась на нас, детей, но она никогда не выходила из-под контроля. Она никогда полностью не выходила из себя и никогда не говорила ничего плохого. (У нее было , чтобы время от времени злиться на нас — но всегда сохранять самообладание — потому что, как она выразилась, у нее было «трое единственных детей».) Я знаю много семей, в которых неконтролируемый гнев редок или вообще отсутствует.

Вечный гнев

Еще одно дисфункциональное выражение гнева иллюстрируют те, кто, исполненный горечи, постоянно вспоминает прошлые грехи других.Они могут и не взорваться, но, кажется, всегда находятся на грани взрыва.

Жена, намеревавшаяся уйти от мужа, завалила его электронными письмами, в которых перечислял его прошлые неудачи. Она делала это в тех редких случаях, когда общалась с ним. Какой печальный образ жизни. Это классический случай, когда человек постоянно поднимает старые проблемы, от чего предостерегает почти каждая книга о браке. «Вы заставляли меня страдать в прошлом, поэтому я заставлю вас платить за остаток вашей жизни», — таков образ мышления.«Прощение? Что это такое?» жизнь этой женщины, казалось, выражалась. Как ни странно, она придерживалась этого постоянно гневного поведения даже во время молитвы и ежедневной мессы и приобщения. Какое полное отсутствие связи с христианской религией!

Я призвал ее мужа (обращенного, изменившегося и очень молитвенного) напомнить ей, что Бог простил его. Само собой разумеется, что если она хотела, чтобы Бог простил ее, ей нужно было простить своего мужа.

Такому человеку следовало бы долго и усердно размышлять над этими словами из Ефесянам: «Да удалится от вас всякая горечь, гнев, гнев, крик и клевета со всей злобой, и будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощая друг друга, как Бог во Христе простил вас »(Еф.4: 31–32). Еще более мотивирующими должны быть слова апостола Иоанна: «Не любящий пребывает в смерти. Всякий, кто ненавидит своего брата, является убийцей, и вы знаете, что никакой убийца не имеет в себе жизни вечной »(1 Иоанна 3: 14–15).

Те, кто упорствует в своей ненависти, не могут надеяться быть ничем иным, как несчастными. Это может даже привести к их заболеванию.

Примечание редактора: это статья из главы в о. Морроу Преодоление греховного гнева, , которое можно получить в Sophia Institute Press.

.

Англиканский зуд — Православие и гетеродоксия

Англиканская церковь и англиканское «общение» всегда восхищали меня. Я получил степень M.Div. из епископальной семинарии, и написал мою диссертацию и первую книгу (над которой я работаю несколько секунд) о епископе Джоне Джуэле, главном богословском деятеле первого десятилетия правления Елизаветы I и главном защитнике елизаветинского поселения 1559 года. Мой брат Уильям — ректор епископальной церкви Реформаторской веры в Балтиморе. Я любил читать англиканцев, от Кранмера до Масколла, от Ридли до Дикса, все они великие и часто назидательные чтения (особенно второе в каждой паре).У меня есть фотография Эдварда Б. Пьюзи на двери моего офиса, рядом с фотографией большой библиотеки в Пьюзи-хаусе в Оксфорде. Но я должен отметить, и это было целенаправленно, что я не включил епископа Джуэла в число тех, которые мне нравились.

Также следует заметить, что ни у Ридли, ни у Кранмера не было бы грузовика для Масколла или Дикса (или наоборот). Причина этого в том, что и Масколл, и Дикс были англо-католиками, людьми, которые считали Реформацию колоссальным чудовищем.Они не возражали бы против того, что католицизм позднего средневековья нуждается в реформе, но у них была бы церковь, больше похожая на церковь Генриха VIII, чем на церковь Эдуарда VI или Елизаветы I. Сам Масколл был готов отправиться в Рим, если бы смерть не забрала его первой. Любой, кто смотрит на англиканство, знает, что он достаточно широк, чтобы охватить любого в богословском диапазоне от Кранмера до Масколла, и кажется полностью широкой церковью, либеральной в лучшем смысле этого слова. Но Джуэл сорвала маску с меня, потому что он, а также Кранмер и Ридли никогда бы не одобрили таких, как Мэсколл и Дикс.Читая епископа Солсберийского, я увидел, что то, чего хотели Джуэл, Ридли и Кранмер, и то, что они получили, было совершенно разными: Джуэл хотела церковь, подобную цюрихской, реформатскую и хорошо организованную, и придерживающуюся действующих там богословских стандартов. . Вместо этого он получил то, что он называл «свинцовой посредственностью». Тем не менее Джуэл взялся за перо в защиту этой не такой уж золотой середины и тем самым создал церковную пустошь, которая в конечном итоге охватит все: от веры в то, что было у всех, везде и в любое время, оно изменилось. в то, во что может поверить кто угодно, где угодно и когда угодно.Эта антиномия возникла при рождении англиканской церкви, то есть в Мировом соглашении 1559 года. Хотя термин был неизвестен, raison d’etat управляло тем, что было рождено из парламента. Элизабет получила именно то, что хотела (см. Замечательный текст Норма Джонса «Вера по статуту»).

Это подводит меня к довольно любопытному посту в The Conciliar Anglican. Здесь перед нами современный англиканец, явно не англо-католик в духе Масколла или Дикса, который желает удержать свою паству от англиканской веры в православие и рассуждает о том, почему они должны остаться.После прочтения его эссе и исправления его ошибок и неправильного прочтения того, что Православие учит и говорит, это больше похоже на извинение за то, почему нужно как можно скорее покинуть англиканство.

Во-первых, его взгляд на то, что Православие учит о Писании, — это особые просьбы и вопросы, особенно довольно ядовитое утверждение, что «. . . решения Церкви на протяжении веков, иконы, канонические законы, архитектура и даже музыка в некотором смысле вдохновлены и должны быть сопоставлены с библейским свидетельством при утверждении доктрины.Я не знаю, из какого православного писателя он это взял, потому что никто бы такого не сказал. Отрывки из Священного Писания, взятые вместе с этими ранними элементами (хотя я не знаю, что он имеет в виду под словом «музыка», если только это не гимнодия), составляют основу нашей жизни. Похоже, он полностью пропустил цитату о. Гопко: Традиция — это жизнь Церкви. Если бы я мог конкретизировать это, или, лучше сказать, воплотить это, мы бы сказали, что Предание — это постоянное присутствие Господа Иисуса Христа в Его Теле, Церкви.

И Христос, и Его Церковь предшествовали Священному Писанию, Ветхому или Новому Завету. Позвольте нам ограничиться здесь Новым Заветом. Я думаю, что именно в доме Грегори Дикса я впервые каждый раз читал, что Церковь пришла к пониманию искупительной природы распятия через искупительную природу Евхаристии. Правило веры, содержащееся в евхаристической литургии, сообщило правилу веры о смерти Христа. Но что было раньше, Евхаристия или Священное Писание? Очевидно, Евхаристия.Кто первым дал нам это неписаное правило? Это нам передал Сам Христос. Таким образом, традиция (что буквально означает «то, что передается») исходит сначала во Христе (который передан нам Отцом), а затем в том, что Он оставляет в качестве залога ученикам, а затем они — тем, кто приходит. вслед за ними: «Тимофей! Храни вверенное тебе залог »(1 Тимофею 6:20).

Отцы Церкви признали, что этот депозит был больше, чем Писание, но уж точно никогда не «противоречил библейскому свидетельству».Вы можете найти термин «правило веры», означающий нечто иное, чем Священное Писание, в Св. Ириней, Афанасий, Василий Великий, среди прочего , и особенно в Тертуллиане. Откуда Церковь знала, какие книги включить в «канон»? Потому что у них уже был канон, апостольский депозит. Между ними не будет конфликта, если вы не придете к Писанию с предположениями, полностью отличными от тех, которые существуют в Апостольской церкви, что, к сожалению, именно то, что делают многие в протестантизме. Они возникают как реакция на злоупотребления католиков позднего средневековья, берут то, что, по их мнению, является необработанными данными христианства, а затем вчитывают в них свои собственные предположения, что подводит меня к следующему пункту, но к четвертой статье, а именно к оправданию верой в одиночестве.

Как большинство ортодоксов, которых я знаю, могут вам сказать, Библия действительно говорит об оправдании только верой, и эта фраза фактически однажды используется в Новом Завете (никогда в Ветхом). Я спрашивал своих студентов, где он находится, и каждый раз получаю один и тот же набор ответов: к Римлянам, Галатам, Ефесянам, Иоанну, Евреям. И, наконец, они смотрят и спрашивают: «Где?» В Джеймсе.

То, что мы не оправданы делами закона, то есть каким-то заветом «твори и живи», очевидно, поскольку дела в этом контексте говорят о наличии каких-то требований или связывающих обязательств перед Богом.Но, как также скажет вам любой информированный православный, мы не можем обязать Бога, потому что проблема не в недостатке заслуг или в недостатке добрых дел (хотя это проблема, и мы постоянно грешим делами, словами и мыслями), а что мы отрезаны от Жизни. Неважно, если я никогда не грешу, я все еще отрезан от Бога и нуждаюсь в Жизни, то есть мне нужно соединиться со Христом и со Христом, который есть Сама Жизнь.

Когда апостол Павел противопоставляет дела вере, это не значит, что дела не имеют ценности или что мы не можем угодить Богу, но что мы не можем получить через них милость Бога.Оправдание верой (то же самое, что сказать «сделаться праведным верою») — это не то же самое, что оправдание только верой, потому что даже апостол Павел признает, что вера нуждается в любви, вера меньше любви, и что вера, чтобы свернуть горы, без любви недостаточна. Вдобавок ко всему, как он говорит в Послании к Галатам, любовь устраняет недостатки веры. Таким образом, о. Утверждение Ионафана в последней части его эссе верно, православные не имеют доктрины судебного оправдания; но я должен был сказать «Итак? Нас осуждают за то, что мы не придерживаемся того, чему Писание не учит? » Для православных доктрина судебного оправдания, согласно которой оправдание — это стихийное бедствие, посредством которого я объявляюсь праведным на основании заслуг Христа, представляет собой вставку Евангелия шестнадцатого века, основанную на эпистемологии, совершенно чуждой древнему миру.Кто до реформаторов этому учил? Конечно, до этого учили оправданию только верой: этому учил еретик Маркион, осуждавший место таинств в спасении, но я вряд ли назову это католической родословной.

Fr. Джонатан также продолжает говорить о filioque (добавленная к Символу веры фраза о том, что Дух исходит «от Отца и Сына »), но я нахожу это также немного озадачивающим (NB, он ссылается на другую статью, которую он написал по делу).Единственный стих в Библии, где говорится о шествии Духа (Иоанна 15:26), говорит только о том, что он исходит от Отца. Есть множество книг по этому поводу, даже легион, о том, как Рим смещается по этому поводу и его противостояния с Православной Церковью. Отмечу только одно. Поскольку Писание говорит об этом лишь вскользь, но Отцы Церкви стремились поместить это в Символ веры как просто «исходит от Отца» как средство, таким образом, чтобы установить, что Дух черпает Свою божественность, как Сын от Отца, зачем добавлять лишнее filioque к Символу веры, когда ясно, что это не что-то «утверждаемое всегда, везде и всеми».”

Fr. Затем Джонатан говорит, что, поскольку оскорбительный термин не имеет авторитета соборов, его следует отбросить, и действительно, англиканство во всем мире движется в этом направлении. Так что именно он утверждает, говоря, что filioque — причина оставаться англиканским? Но еще больше озадачивает то, что он желает проповедовать по этому поводу и полностью игнорирует православную позицию. Во-первых, когда он объясняет свой взгляд на filioque , это не что иное, как экономическое и имманентное объяснение: Христос посылает Дух от Отца в отношении домостроительства спасения.Каждый православный утверждает это, и наша точка зрения имеет отношение не к посыланию Духа в деле спасения, а к вечным источникам божественности Духа.

Его замешательство кажется усиленным, когда он цитирует Уильяма Шерлока по поводу того, что в Троице должен быть союз личности и природы. Почему? Чего он (отец Ионафан) не видит, так это того, что введение filioque на Соборе Толедо в 589 г. (а не 587 г.) имело корень смешения человека и природы.Чтобы постулировать, что порождающая божественность является признаком божественности (что делал совет), они сначала сделали Дух меньшим божеством (какое лицо божества затем порождает Дух, чтобы Он имел подлинную божественность bona fides?), Но также и они сделали порождение свойством божественности, а не свойством Отца. Пт. Джонатан не понимает, что то, что разделяют, что является общим, естественно. Таким образом, Дух, не участвующий в этой общей собственности, естественно, не Бог. Чего он, похоже, не понимает, так это того, что Символ веры ясно говорит о шествии Духа из вечности, то есть источник Его божественности исходит исключительно от Отца.Опять же, я не всегда уверен, что он аргументирует в своем посте о Символе веры, он говорит: «Все церкви на западе сегодня, католические или протестантские, которые продолжают признавать авторитет Никейского символа веры, также продолжают его декламировать. пункт filioque включен », но в конце статьи он утверждает, что англикане согласились удалить его. Я подниму это в конце сообщения.

Наконец, о. Джонатан говорит о «необходимости Реформации». Итак, все ли, что утверждала Церковь, подчиняется изречению (протестантскому канону истины и авторитету доктрины) semperreformanda ? Он так же говорит, что «в каждую эпоху в Церкви будет ересь, которую нужно будет исправить посредством реформы, через возврат к основным принципам, через возврат к Священным Писаниям и разуму ранней церкви.Но весь раздел опять же чреват особыми мольбами («Некоторые православные…»). Он строит свою аргументацию на том, что, по его мнению, некоторые православные подразумевают под расколом, а затем нападает на своего соломенного человека, чтобы подтвердить то, чему православные учат, когда он понятия не имею, чему православные учат по этому поводу.

Во-первых, ссылка, которую он цитирует, никогда не подтверждает того, о чем он говорит. Во-вторых, существует большая разница между расколом и отступничеством от веры. Были патриархи (например, Несторий и Пирр), которые отступили от веры, но эти люди не являются Церковью и не представляют Церковь, которая осудила их и их учение.Это отступление от более крупного вопроса: реформации. Церковь — это столп и основание истины, живое тело живого Христа, оживленное Им через Дух. Если обетование Христа о том, что Дух приведет нас ко всякой истине и что Он останется с нами навсегда, должно означать что-то большее, чем нам нужно знать, кто и что такое Церковь. По его собственному признанию, англиканство не так. Его необходимо реформировать, то есть его нужно было восстановить, отделив себя от самой церкви (елизаветинское поселение сделало пунктом присяги, что власть епископа нигде, кроме Англии, не может быть признана).Далее, как сказал Честертон: «Предание — это не мертвая вера живых, но живая вера мертвых». Почему? Поскольку Предание коренится в Жизни Христа и именно эта непрерывная жизнь существует в Православной Церкви, вера раз и навсегда передана святым.

Многие англиканцы прилагают такие усилия, чтобы остаться англиканцами. Я знаю одного, кто сейчас предпочел бы сохранить термин англиканский , чем термин католик . Но, по сути, все сводится к тому, хотите ли вы поддержать католическую церковь или тех, кто пытается противопоставить себя ей: «О, мы такие же, как православные, за исключением того, что мы освободились от идолопоклонства (т.э., мы не поклоняемся иконам) ». Тем не менее, в конечном итоге это не отказ от идолопоклонства, а определение идолопоклонства, которое Православная (и Католическая) Церковь приняла до сих пор, согласно которому иконы не являются идолами, т.е. они хотят принять собственное определение идолопоклонства, чтобы оправдать свое отклонение от православной веры (честно говоря, отец Ионафан не является, насколько я могу судить, иконоборцем). Это не что иное, как католицизм и православие на англиканских терминах, что вовсе не католицизм или православие.Это как жена, которая говорит: «Я подчинюсь своему мужу, когда он будет прав».

Но ситуация с англиканской церковью действительно более ужасна. В начале своего эссе я упомянул и Кранмера, и Дикса, на которых верные англикане могут рассчитывать как на учителей англиканского наследия. Но, конечно, есть очень много других в англиканстве, которые увидят в тех, кто придерживается их, не что иное, как реакционеров, консерваторов, оставленных Zeitgeist. Если англиканство — это что-то, увы, это ничто, ибо что я должен верить в реальное присутствие Христа в евхаристических элементах? Если я англиканец, я могу верить всему, во что хочу.А как насчет апостольской преемственности? Все, что пожелаю. А как насчет возрождения при крещении? Опять ничего. А как насчет жриц в церкви? Многие верующие осудят это, но подавляющее большинство не видит в этом ничего плохого. Так что, если это нарушит католический порядок? Мы можем просто в одностороннем порядке решить, помимо остальной церкви, что все в порядке. Если о. Джонатан хочет сказать, что это не англиканство — ну, на чем основано? К сожалению, уж точно не англиканство. Ибо, если Евхаристия, епископы и крещение являются необязательными по отношению к их католическому значению, как могут священные чины не подпадать под эту же рубрику?

Опять же, я в долгу перед англиканами.Я знаю, что многие верные люди страдали морально и эмоционально, пытаясь сохранить свою веру нетронутой. Я хочу сказать здесь не о том, что среди англикан нет добрых и верных людей, а о том, что англиканство само страдает отсутствием истинной католичности. В нем, безусловно, есть католики и православные (мне нужно думать только о моем брате), но где находится православная католическая церковь?

Статьи по теме

.

Почему я становлюсь православным (2 из 3)

Часть 2 — Почему я отказываю в замене штрафного

по Мэтт Фердельман

Мэтт Фердельман и сын

Сегодняшняя публикация принадлежит Мэтту Фердельману. Добро пожаловать, Мэтт!

Мэтт Фердельман — оглашенный в православной церкви Святого Апостола Павла в Дейтоне, штат Огайо.

Мэтт родился в пятидесятнической церкви, которую он посещал первые 17 лет своей жизни.В 2008 году он начал процесс становления пятибалльного кальвиниста в церкви Apex Community Church в Кеттеринг, штат Огайо, где он оставался до своего обращения в Православие в ноябре 2014 года.

Женившись на своей жене Эрин в 2011 году, он получил степень бакалавра и магистра бухгалтерского учета в Государственном университете Райта в 2012 и 2013 годах, соответственно. Сейчас Мэтт работает бухгалтером в небольшой бухгалтерской фирме в центре города, а свободное время проводит, углубляясь в православное богословие и жизнь, а также играя со своими двумя маленькими мальчиками в возрасте 2 и 3 месяцев.

Это 2-я часть серии из 3-х частей. Начните с части 1.

Penal Substitutionary Atonement (PSA) — это теория о том, как Бог спасает человечество. Он пытается объяснить (1) какую проблему Бог пришел решить, (2) как проблема была решена и (3) для какой конечной цели Бог спасает нас. PSA объясняет, что основная проблема, стоящая перед человечеством, — это гнев и справедливость Бога. Бог, будучи святым и праведным, накажет человечество на последнем суде за его грехи вечными адскими муками.Но Бог в Своей любви и милости послал Иисуса понести наказание за наши грехи на кресте.

После дискуссии с моим другом-ортодоксом по поводу заместительного наказания, я понял, что мне нужно ознакомиться с его историей и аргументами против него. При этом я хотел защитить PSA и укрепить свою веру в это учение. Удивительно, но мои исследования дали противоположный результат. Ниже я обрисую некоторые из основных причин этого изменения, но, как и в части 1 этой серии, я опущу многие детали для краткости.Позже будет время для целостного обсуждения. А пока я просто готовлю почву.

Икона — Распятие

A. История PSA

Мои исследования начались с изучения истории уголовного заместительного искупления. То, что я обнаружил, было довольно неожиданным. Раньше я всегда исходил из предположения, что PSA — это , , , теория искупления — что это было то, во что верили и проповедовали Павел и другие авторы Нового Завета и во что верила церковь с момента ее основания до сегодняшнего дня.Но, изучив его историю, я быстро понял, что мои предположения были полностью необоснованными.

Пенальтиная замена берет свое начало от Ансельма Кентерберийского. Ансельм был римско-католическим архиепископом в 11 веке. Его основополагающая работа, Cur Deus Homo , впервые в истории церкви выражает Теорию Удовлетворения Искупления. Ансельм писал, что проблема, которую Иисус пришел решить, заключается в том, что человечество не воздало должное Богу. Каждый раз, когда кто-то грешил, он принимал на себя божественный долг, большой долг перед тем, кому он был причитается.Поскольку Бог безграничен, любой грех против него требует бесконечной платы. Но человек, будучи конечным, не имеет возможности платить. Бог не прощает без платы, поэтому человек без надежды, потерян, пока не придет спаситель. Но Бог по Своей милости послал своего Сына, чтобы заплатить за нас. Только бесконечное существо могло произвести бесконечную плату, поэтому он потребовал эту плату от себя. Это то, что Иисус совершил на кресте.

На развитие этого учения на Ансельма повлияли многие источники в его культурном контексте.Ансельм жил в рамках средневекового общего права, которое развилось из германских племенных законов. Немцы ценили человеческую жизнь по принципу — это золото , честь, оказываемая положением человека в племенном сообществе. Чем выше должность, тем выше присвоенная честь. Когда оскорблялась честь члена, приходилось платить за восстановление этой чести. В большинстве случаев это была жизнь. Исключением из этого правила были рабы. Если кто-то убивал раба другого, преступник должен был выплатить компенсацию, уплатив стоимость раба владельцу.Рабы не имели ценности сами по себе из-за своего низкого положения, но имели ценность для своего хозяина. Если кто-то убивал или оскорблял честь свободного человека, за жизнь приходилось платить за жизнь. Честь — это жизнь, поэтому любой ущерб чести другого требует вашего существования в качестве компенсации. Чтобы оскорбить короля, увеличивая ценность его положения, требовалась самая высокая плата из всех. Ансельм распространил эту модель на отношения Бога с человеком, заявив, что, поскольку Бог имеет безграничную честь, любой грех против него требует бесконечной платы, без которой Бог не простит.

Через пятьсот лет после Ансельма, Жан Кальвин продвинул свои идеи на шаг вперед, заявив, что человечество задолжало Богу перед Богом как наказание. Богу пришлось наказать грех, потому что он был справедливым. И когда человек согрешил, он навлек на себя гнев Божий, потому что Бог ненавидит грех. Единственный способ унять этот гнев — заплатить. Поскольку Бог бесконечен, выплата должна быть бесконечной. Человек, будучи конечным, не мог принести такую ​​жертву, поэтому Бог во Христе сам усмотрел ее. Для получения дополнительной информации ознакомьтесь со статьей в Википедии «Штрафная замена.”

Когда я обнаружил, что Ансельм был истинным прародителем системы верований, которая, как я думал, существовала с самого начала церкви, я сильно огорчился. Если за 1000 лет ни один христианин не придерживался этой модели искупления, как я мог поверить, что это истинное Евангелие? Как могло так много великих мужчин и женщин, исполненных Святым Духом, никогда не прийти к истинному пониманию спасительной работы Христа? Как могли апостолы, которые ходили с Иисусом, не понимать Евангелие после Пятидесятницы? Как могло целое тысячелетие христиан ошибаться?

« Но », — я слышу ответный аргумент, — « мы знаем, что PSA истинна из Писания по вдохновению, данному Духом.Кроме того, доктрине нужно время, чтобы развиться. Мы не могли ожидать, что первобытное христианство разработало полное понимание всего, что есть в Библии ». У этого взгляда есть несколько проблем.

Во-первых, и прежде всего, аргумент утверждает, что именно благодаря Святому Духу мы знаем, как толковать Писание. Но у христиан всех времен был Дух, а не только у тех, кто здесь и сейчас. Согласно протестантской доктрине, Дух дает понимание Писания каждому верующему индивидуально.Если это так, что может помешать нам поверить в то, что Дух даст полное понимание Писания и Бога каждому христианину в любом месте в любой момент истории, начиная с Пятидесятницы? Если Дух автоматически дает правильное понимание каждому христианину по отдельности, тогда каждый христианин должен полностью понимать, как Христос спасает нас от апостолов до сегодняшнего дня. Таким образом, христиане первого тысячелетия и все православные от начала до сегодняшнего дня должны были знать, что PSA является истиной, и должны были в это поверить.Но это явно не так. На протяжении половины истории Церкви ни один христианин не придерживался такого понимания искупления, и Православная Церковь никогда не придерживалась этого учения. Таким образом, используя протестантское понимание вдохновения Святого Духа, мы должны подвергнуть сомнению строгость PSA.

Вторая , аргумент неявно утверждает, что доктрина развивается, и это не соборным образом. Ансельм, развивая теорию удовлетворения, делал это в основном самостоятельно.Пытаясь объяснить, как спасение работает его пастве, он провел параллель с обществом, в котором они жили. То, как он объяснил искупление, не соответствовало объяснениям, данным Отцами Церкви за столетия до него. В течение пятисот лет после Cur Deus Homo его идеи неуклонно приобретали приоритет, пока не были приняты de facto как правильное понимание Евангелия. Поэтому, когда Жан Кальвин пришел в 16 -е годы -го века и изложил теорию замены наказания, никто не подвергал сомнению его предположение о том, что Бог требует оплаты от человека, хотя они, возможно, спорили о мелочах того, какой платеж должен быть произведен.

Проблема этой истории в том, что теория удовлетворения была новой доктриной. Но доктрина не развивается. Как я обсуждал в первой части того, почему я стал православным, верные убеждения были переданы апостолами и сохраняются по сей день. Идеи, высказанные Ансельмом и Кальвином, были новыми идеями и не соответствовали тому, чему учили и чему верили с момента основания Церкви. Более того, как удовлетворение, так и искупление наказания были созданы вне Православной церкви.Ансельм опубликовал Cur Deus Homo в 1099 году, через пятьдесят лет после раскола Римско-католической и Восточной православной церквей.

Возможно, можно было бы возразить, что теория удовлетворенности была просто экстраполяцией того, что считалось ранее. Если слово Троица было просто экстраполяцией того, во что верили христиане до этого, почему теория Удовлетворения не могла быть просто более конкретным объяснением того, во что христиане верили с самого начала? Проблема с этим утверждением заключается в том, что аргументы, использованные в книге Ансельма Cur Deus Homo , сильно отличались от выражений искупления, которые приводились в предыдущих отцах церкви.Иногда необходимы объяснения и дальнейшее изложение ранее существовавших убеждений. Мы можем видеть это в работе Вселенских соборов, определяя конкретными словами, как понять отношения Иисуса к Отцу через Никейский символ веры. В понятие Троицы верили с самого начала Церкви, но догматически имя Троицы ей не давали до соборов. Но эти соборы были собраниями епископов и иерархов в Церкви, чтобы противостоять ереси и другим широко распространенным проблемам, нападающим на Церковь.Итак, даже если мы скажем, что теория Ансельма — это просто закрепление того, что считалось ранее — а это не так — он сделал это неконфликтным образом. Он не делал этого таким образом, который несовместим с церковной практикой, без руководящей работы Духа, действующей в корпоративной церкви.

Как мы обсуждали в нашем первом посте, отказ от соборной доктринальной артикуляции заканчивается релятивизмом. Если доктрина развивается не таким образом, как мы узнаем, какое из появившихся учений является правильным? Есть ли у адвентистов седьмого дня правильные доктрины? Может, это мормоны? Может методисты? У какой группы это правильно? На самом деле, мы не можем сказать.Мы просто слепцы, ищущие света. « Но , — снова слышу я, — Дух поможет нам узнать, какие доктрины правильные ». Но снова я должен сказать: « Какой дух правильный ?» Эти группы различаются не только по периферийным понятиям. Иногда они придерживаются радикально различных основополагающих догм, включая доктрины об аде, избрании, Троице и т.д. что со мной не согласен, это просто не христианин .Но если мы верим, что Дух дает нам правильное понимание индивидуально, это будет логическим выводом. Если мы верим, что Дух дал нам правильное понимание доктринальных вопросов из Священного Писания, мы должны отрицать законность тех, кто придерживается различных доктрин. Мы должны верить, что они должны говорить из другого духа, а не из духа Христа Иисуса. Не прийти к такому выводу — значит сказать, что

( 1 ) Христиане не имеют Духа,

( 2 ) Дух разделяется против самого себя, предоставляя разные толкования разным людям, или

( 3 ), что Дух не дает понимание Писания на индивидуальной основе.

Я приписываю последних этих объяснений.

Б. Любовь и ненависть

В «Заместительном искуплении» Бог изображен праведно гневным на грех. Грех вредит славе Божьей, которая является величайшим благом, и с ней нужно бороться. Следовательно, за то, что человек грешит, Бог наказывает человека, тем самым справедливо осуждая грех и поддерживая ценность своей славы. Поскольку он любит нас, он ненавидит грешных людей. Наказать человечество за грех — самое любящее, что он может сделать.

Есть два места, в которых это уравнение не работает. Здесь я остановлюсь только на одном. Приведенный выше аргумент заключается в том, что Бог наказывает людей, потому что любит их. «Наказание» в одном понимании этого слова действительно может означать любовь. Если я «наказываю» своего сына, который отказывался от еды весь день, удерживая его на высоком стуле, пока он не получил пропитание, я тем самым люблю своего сына. Хотя сдерживание его идет против его воли и причиняет ему дискомфорт, я совершаю это действие исключительно из желания обеспечить его и полюбить его.Но слово «наказание» здесь не имеет правильного значения. Негативный оттенок, связанный со словом, заставляет даже любящие действия казаться резкими. Слово «дисциплина» было бы более точным. Я наказываю своего сына ради его блага из любви к нему. Иногда дисциплина неприятна, но она всегда делается с любовью и всегда имеет конечную цель — восстановление и исцеление.

Но наказание Бога в аду, как объясняет PSA, не является дисциплиной. Это всего лишь наказание.Его причина носит чисто карательный характер. Его конец — только страдание. В аду и наказании за замену Бог наказывает людей за их грехи и никогда не останавливается. Он не делает этого из желания любить человечество; он делает это только для того, чтобы отомстить нам за то, что мы сделали. Таким образом, Бог не любит человечество. Он любит себя. Он любит свою славу. Поэтому он наказывает человечество, чтобы показать свою славу и уменьшить свой гнев на грех. Любящая дисциплина всегда предназначена для покаяния и восстановления. Бесконечные пытки такого не делает. Это не любовь.

Проблема с этой точкой зрения в том, что она говорит, что Бог ненавидит человечество. Но в Писании бесчисленное количество раз сказано, что Бог любит нас. Ибо Бог так возлюбил мир, что послал своего единственного Сына. Бог проявляет свою любовь в том, что он умер за нас, когда мы были еще грешниками. Ничто не может отделить нас от любви к Богу. Итак, если Бог любит нас, почему он вечно мучит нас? Здесь PSA несовместима с Писанием.

Теперь мы должны указать на очевидный факт, что те, кто придерживаются PSA, также верят, что Бог любит нас.Они верят, что Бог, наказывающий Иисуса вместо нас, является величайшим проявлением этой любви. Но если вы объедините это с обсуждением выше, вы получите довольно запутанный результат. Дилемма такова: в PSA объект Божьего гнева и любви один и тот же — человек.

Но как такое может быть? Как можно любить и ненавидеть одно и то же одновременно? Любить кого-то — значит желать ему самого лучшего и прилагать все усилия для этого. Ненавидеть кого-то — значит желать для него самого худшего и работать над этим.Ненависть и любовь исключают друг друга. И все же, похоже, PSA учит, что Бог ненавидит и любит нас одновременно. Он любит нас вне всякого сомнения — Священное Писание свидетельствует об этом. Но PSA учит, что Бог ненавидит нас из-за наших грехов. Православные не придерживались и никогда не придерживались доктрины PSA. Они также не придерживаются Sola Scriptura. Но даже для тех, кто придерживается Sola Scriptura, в конечном итоге возникает вопрос: какому источнику мы должны доверять — работе одного человека в 11 веках или вдохновенному слову Бога? PSA, даже опираясь на свою богословскую основу, не может стоять твердо.

C. Плата, которую делает Бог

Это поднимает еще один вопрос о любовных отношениях Бога с человеком. Бог любит человека и хочет, чтобы он был свободен от греха. Бог не хочет, чтобы человечество было осуждено, но хочет, чтобы все были спасены. В PSA он посылает своего Сына, чтобы тот гневался за человечество. И все же после того, как Бог это сделает, его гнев все еще остается на некоторых. Но где логика в этом ? Если Бог любит человечество, почему бы ему просто не снять гнев со всех? В PSA Бог делает то же самое для некоторых людей.Так почему не для всех? Позвольте мне объяснить это дальше, учитывая как кальвинистский, так и арминианский подходы к этой теме.

В кальвинистской точке зрения Бог предопределил спасти тех, кого Он знал заранее — избранных. Он посылает Иисуса заплатить за грехи этих людей, умерев только за этих немногих. Бог выбирает этих христиан без всякого отношения к тому, что они сделали или будут делать, на чисто беспристрастной основе. У остальных остается бесконечный долг, но нет возможности его выплатить.Это проклятые. Но если Бог любит человечество, почему бы ему не спасти всех? Это было в его власти. Это было в его воле. С точки зрения кальвинистов, никто не спасается, пока Бог не пошлет Иисуса заплатить их долг, и Святой Дух не применит эту работу к верующему. И никто не верит, пока Дух без его разрешения не смягчит их сердца. Но Бог заходит так далеко в Писании, чтобы сказать, что он хочет, чтобы все могли покаяться и спастись. Итак, если Бог хочет, чтобы все были спасены, почему он просто не делает этого? Кальвинизм не может ответить на этот вопрос.С этой точки зрения Бог шизофреник или, в лучшем случае, сбит с толку.

В представлении арминианцев Бог не предопределяет людей в рай или ад. Бог посылает Своего Сына за всех. Он платит штраф за всех, кто жил или когда-либо будет жить, давая каждому шанс спастись. Но если Бог обратил весь свой гнев против каждого человека на Иисуса, почему кто-то попадает в ад? В конце концов, ад существует как место, где Бог мучит людей, на которых он зол. Но он больше не злится ни на кого из них.Так почему, черт возьми?

Возможно, кто-то мог бы ответить, что Бог позаботился обо всех их грехах на кресте, но если они отвергают Иисуса и отказываются принять его, Бог снова гневается, и этот гнев не был рассмотрен на кресте. Но это отрицает центральный аспект сотериологии PSA: хронологическую трансцендентность искупления. В протестантском богословии Иисус на кресте несет наказание за каждый когда-либо совершенный грех — прошлых, настоящих и будущих, . Если бы Иисус не умер за будущие грехи, никто, согрешивший в любой момент после смерти Иисуса, не был бы спасен.Это означало бы, что каждый христианин, рожденный после смерти Христа, обречен на ад. Итак, как арминиане, так и кальвинисты справедливо считают, что Иисус умер за все грехи во все времена. Поскольку Бог существует вне времени, он может применить работу Иисуса к любому человеку в любой момент истории. Но тогда, если Иисус принял наказание за все будущие грехи, не умер ли он также за грех отвержения Его? Или он оставил это? Если да, то как насчет тех, кто отвергает Иисуса, когда слышит о Нем, но позже раскаивается и принимает Евангелие — спасены ли они? Такая точка зрения также несостоятельна.Если мы верим, что Иисус умер за все грехи, мы должны верить, что все спасены от Божьего гнева.

В православной сотериологии такого конфликта между желанием Бога и действиями во спасении нет. Согласно православной мысли, любовь Бога к нам движет его ненавистью ко греху. Грех отделяет нас от Бога. Но Бог хочет, чтобы мы были объединены с Ним , чтобы разделить любовь вечного три в одном. Мы не должны утверждать, что Бог любит и ненавидит нас одновременно. Это оксюморон. Вместо этого мы должны понимать, что гнев и гнев Бога в Священном Писании направлены против греха и существуют не для того, чтобы причинить нам вред, а для того, чтобы с любовью удалить с нас грех.Как и любящая дисциплина, гнев Бога может показаться суровым, если его не понимать в своем контексте. Но после того, как все закончится и пыль осядет, если вы будете сотрудничать и понять дисциплину, вы поймете, что все было сделано из любви и для вашей выгоды. Бог подобен хирургу, который прикладывает скальпель к нашей плоти, чтобы остановить злокачественную опухоль греха. Те, кто боятся Бога и не доверяют его точности и намерениям, они кричат, пинают и дерутся, думая, что Бог хочет причинить им вред, возможно, даже порезавшись ножом в процессе.Но для тех, кто понимает и доверяет Богу, хотя этот процесс все еще может быть болезненным, он проходит быстрее и легче и приносит исцеление. Бог любит тебя. Поэтому он желает удалить с вас грех , ибо грех отделяет вас от него самого.

C. Прощение

В наказании «Заместительное искупление» Бог не прощает человечество, пока не будет вынесено справедливое наказание. Бог в своей праведности требует, чтобы была принесена плата за его оскорбленную славу, а у человека нет надежды.Но Иисус берет на себя наказание вместо нас, позволяя Богу простить нас.

Проблема здесь в слове прощение. Слово прощение означает «перестать злиться на кого-то или списать долг». Но в модели уголовного наказания Бог не делает ни того, ни другого. Бог не перестает сердиться на нас. Бог не аннулирует наш долг. Вместо этого он возложил всю тяжесть на Иисуса. Иисус несет наш гнев и платит Богу то, что мы должны Ему на кресте, в качестве жертвы вместо нас.И Бог не простит, пока Иисус не выполнит этого от нашего имени.

Простить — значит больше не иметь ничего против кого-то другого. Но Бог этого не делает. Он всегда кого-то наказывает — либо Иисуса, либо нас, либо его на кресте, либо нас в аду. Нет прощения. Долг никогда не аннулируется. Он оплачен полностью. Это не соответствует определению прощения . И все же PSA утверждает, что Бог простил нас, заплатив долга за нас. Но это , а не прощение .Это наоборот — это затаенная обида.

Более того, Бог говорит нам прощать так, как Он это делает. Павел заповедует нам любить друг друга, как Бог во Христе возлюбил нас. Но если Иисус не прощает, а требует оплаты, прежде чем отпустит свою обиду, не должны ли мы поступить так же? Разве мы не должны требовать компенсации за каждую крошечную слабость и причинять боль за каждый причиненный нам вред? По логике, мы должны. Сторонники социальной рекламы в ответ утверждают, что мы прощаем так, как это делает Бог. Мы прощаем, зная, что Бог отомстит за зло, причиненное нам, будь то Иисус на кресте или грешник в аду.Но это зачитывание в Писании идеи, которой просто нет. Ефесянам 4:32 и его контекст не говорят, что мы должны смотреть на то, что Бог излил гнев на Иисуса или на них, и поэтому прощать. Нам просто говорят прощать, оставив все остальное Богу.

D. Вера, которая спасает

В «Заместительном искуплении» мы спасены от вечных мучений Бога по благодати через веру в Сына Божьего. Работа Иисуса умилостивляет гнев Отца, но это не применяется, пока верующий не обретет веру.Мы спасены верой, и эта вера каким-то образом объединяет нас со Христом и Его смертью. Но как именно работает ? Почему нам нужно верить в работу Иисуса, чтобы принять ее? Есть ли внутри нас или внутри Бога какая-то онтологическая необходимость, которая препятствует тому, чтобы без веры ни отдавали, ни получали работу Христа? Может быть, Бог просто не хочет простить до тех пор, пока не будет удостоен чести актом веры?

Подумайте об этом так: если Бог излил свой суд и гнев на Иисуса на кресте, у него ничего не осталось. Больше ничего делать не нужно . Его больше нет. Все это. Итак, почему нам нужно верить ? Зачем мне нужно иметь веру, чтобы получить то, что уже сделано? На самом деле, мне не нужно это получать. Плату получил Бог, а не я. Возможно, кто-то может возразить, что нам нужно верить, чтобы получить и / или развить праведность Христа. Ладно, возможно, это к чему-то приводит, но это не объясняет предшествующий гнев, который необходимо подавить. Если гнев Бога угас в страданиях Его Сына, почему нам нужно верить, чтобы Он перестал гневаться на нас? Он уже перестал злиться.Больше ничего делать не нужно. Крест уже сделал это. Единственный способ обойти эту проблему — сказать, что для спасения нам не нужно верить, что несовместимо с Писанием и протестантским учением.

В православной сотериологии , такой проблемы нет существует . Православие рассматривает спасение как единение человека с Богом. Бог пригласил всех прийти к нему и желает, чтобы все были спасены. Он предоставил своего Сына как средство, чтобы снять нашу зависимость от греха и смерти и заново запечатлеть свой образ на человечестве посредством воплощения. Единственный фактор , отделяющий человека от Бога, — это нежелание человека приближаться к нему, страх смерти и неверие в его доброту. Некоторые отвергают Бога просто потому, что больше любят другие вещи; некоторые потому, что хотят получить как можно больше удовольствия перед смертью; и других, потому что они были обмануты, веря в то, что Бог жесток, и их следует избегать. Вера — лекарство от этой болезни и всех ее симптомов. Вера в Иисуса как Сына Божьего освобождает нас от оков , которые удерживают нас к греху и смерти.Верой мы знаем, что Бог доставляет величайшее удовольствие. Верой мы знаем, что вечные радости превосходят взлеты и падения гедонизма. Верой мы знаем, что Бог есть любовь, как и показал Его Сын. Верой устраняются все преграды внутри нас, которые отделяют нас от Бога.

В PSA Бог — причина того, что люди не попадают на небеса. Бог отказывается принимать кого-либо, пока не рассеет свой гнев и не сделает человека совершенным. Но в православии это не так. В Православии человек — единственная причина своей кончины, а не Бог. Бог в своей любви принимает всех, но не все принимают Его . Иисус вернулся к Отцу, но немногие выбирают идти этим путем до конца. В православном взгляде на спасение есть гораздо больше, что я не пытаюсь здесь выразить. Для этого потребуется отдельная статья. Я надеюсь, что тех небольших откровений, которые я сделал до сих пор, пока будет достаточно.

Если вы начинаете терять веру в PSA , не начинайте тем самым верить, что Бог не спаситель человечества. Он — .

Но то, от чего он нас спасает, с православной точки зрения сильно отличается. Я надеюсь подробно изложить православный взгляд на спасение со временем. Если вы хотите как можно скорее получить больше информации, дайте мне знать, и я буду рад предоставить вам несколько статей и книг, которые помогут вам в правильном направлении.

В вышеприведенных параграфах я дал только краткий очерк , почему я отказываю в Заместительном искуплении . По каждому пункту потребовались бы главы, чтобы подробно осветить.И можно было бы написать целые книги об аргументах, о которых я даже не упомянул. Дай Бог, на это будет время позже.

Статьи по теме

.