Содержание

1.2.2. Памятники древнерусского канонического права. Общая характеристика канонического права

1.2.2. Памятники древнерусского канонического права. Общая характеристика канонического права

Каноном (буквально: прямая палка, служащая для опоры, а также для измерения и проведения прямых линий) в церковной практике принято называть правила веры и христианской жизни. В их основе лежат апостольские правила, постановления вселенских и местных соборов, а также мнение отцов церкви. Канон в церковном праве подобен закону в светском и имеет такое же обязательное значение. С течением времени он вытеснил обычай – некогда единственный источник церковного права, – вполне заменив его. В церковном праве обычай признается решающим в тех вопросах, на которые канон не дает ответа.

Под каноническим правом понимается совокупность церковно-правовых норм, обязательных для представителей конфессии. Каноническое право православной церкви отличается от канонического права церкви западно-римской, католической (включающего папские декреты, извлечения из римского права, законов франкских королей и других источников).

Изучением норм канонического права традиционно занимается каноника – церковная дисциплина, тесно связанная с богословием. В отличие от догматики, выясняющей внутреннюю сторону церковной жизни, каноника занимается вопросами ее внешнего устройства, отношения к другим общественным союзам, церковной дисциплины. Кроме того, церковное право охватывает собою отношения с государственными структурами.

Каноны святых апостолов

Каноны представляют собой совокупность норм, регулирующих церковные отношения, которые создавались на основании апостольского предания в первые три века христианства. Это правила, которые затрагивали все стороны церковной жизни, касаясь жизни клира, мирян и церковного управления. Апостольские правила – канонические для всех христианских церквей. Канонами святых апостолов пользовались как местные, так и вселенские соборы, не раз цитировавшие их в своих постановлениях. В связи с этим нормы соборного канона могут иногда дословно совпадать с каноном апостольским, хотя чаще в постановлениях вселенских и поместных соборов встречаются косвенные указания на апостольские правила. Всего насчитывают 85 канонов, или правил, святых апостолов.

Каноны вселенских соборов

Вселенскими соборами обыкновенно называют собрания епископов всех поместных церквей. Вселенские соборы собираются нерегулярно, в исключительных случаях, для решения важных церковных вопросов. Обычно это были вопросы веры, разногласиями в которых порождались еретические течения. Кроме того, на вселенских соборах вырабатывались общие нормы церковной дисциплины. Вселенских соборов было семь: Никейский 325 г., I Константинопольский 387 г., Эфесский 431 г., Халкидонский 451 г., II Константинопольский 553 г.; III Константинопольский 680 г. и Трулльский 691 г. (считаются одним собором), а также II Никейский 787 г.

Каноны поместных соборов

Менее важные вопросы церковной жизни решались на поместных соборах. Каноны поместных соборов – это постановления собрания епископов митрополии, которые обыкновенно созывались два раза в год для обсуждения и решения текущих административных и судебных дел, превышающих полномочия епископа. Иногда собирали епископов нескольких митрополий. Правовые решения поместных соборов были обязательны для местности, епископами которой они были приняты. Поскольку устройство церквей не отличается разнообразием, постановления, принятые на одной территории, часто принимались и в других местностях.

Известны десять поместных соборов, которые приняли правила, считающиеся общеобязательными для православной церкви: Анкирский 314 г., Неокесарийский 315 г., Гангрский (около 340 г.), Антиохийский 341 г., Сардикийский 344 г., Лаодикийский конца IV в., Карфагенский 419 г., Константинопольские соборы 394, 861 и 879 гг.

К ним следует добавить каноны поместных соборов, прошедших на Руси. Развернутый источниковедческий анализ их материалов не проводился. Преимущественно постановления русских соборов изучались историками русской церкви и специалистами в области церковного права. Возможно, поэтому постановления русских поместных соборов редко используются в исторических исследованиях. Чаще других историки обращаются к решениям Стоглавого собора 1551 г.

Стоглав. Это сборник постановлений поместного собора 1551 г. Его появление вызвано борьбой с нарушениями устоев церковно-монастырской жизни, падением авторитета церкви после ожидавшегося, но не наступившего в 7000 (1492) г. конца света, а также изменением правового статуса светского государя, официально венчавшегося на царство. Заседания собора проходили, видимо, в январе-феврале 1551 г. 23 февраля началось редактирование Стоглава (памятник содержал соответствующее названию количество глав). Он продолжил древнерусскую традицию вопрошаний.

Стоглав совмещает признаки канона поместных соборов и канона святых отцов. Он написан в виде ответов высших иерархов церкви на царские вопросы о церковном «строении». Порядок следования глав неясен. Вопросы разбиты на две группы. Ответы на первые 37 вопросов охватывают основную часть Стоглава. Другие 32 ответа помещены «чересполосно» с вопросами в одной (41?й) главе памятника.

Для верного понимания информации Стоглава необходимо знать, кто был составителем вопросов, содержащих своеобразную программу реформ, представленную правительством на рассмотрение церковного собора. Приписывались они Ивану IV, но составлены были не им, а лишь по его распоряжению – несколькими лицами (священником Сильвестром, митрополитом Макарием, Максимом Греком, старцем Артемием) либо одним Сильвестром, принимавшим участие в подготовке обращения Ивана IV к собору (25?й, 26?й, 27?й и 29?й вопросы прямо заимствованы из его послания царю).

Вопросы, представленные Собору, свидетельствуют о сакрализации и расширении функций светской власти. Именно царь выступил инициатором созыва Собора, призванного «оздоровить» русскую церковь. При этом он именует себя и своего отца – наряду с духовенством – «пастырями». Иван IV подверг сомнению необходимость сохранения монастырского землевладения и неподсудности церковных людей царскому суду. Центральное место занимает тема злоупотреблений белого духовенства и монашества. Сначала царь критиковал церковное судопроизводство (получение «святителями» посулов, волокиту). Серьезную опасность для чистоты православия, по мнению царя, представляли ошибки в переводах богослужебных книг. Резкой критике подвергался весь строй монашеской жизни. Подчеркивалось, что даже сами монастырские власти зачастую содействовали разорению монастырей и их земельных владений. Ряд вопросов касался нравственного облика прихожан и их поведения.

Второй комплекс царских вопросов (в количестве 32) был посвящен сюжетам, связанным с церковной практикой. Здесь же ставилась проблема борьбы с «ересями» и суевериями в среде мирян.

Большинство участников Собора поддержали строгую регламентацию церковно-монастырского быта, что должно было укрепить авторитет церкви. Были приняты постановления, касающиеся укрепления церковного благочиния (о церковных службах, обрядах во внутреннем распорядке в церквах, о порядке церковного пения и колокольного звона), введено требование беспрекословного подчинения священников и дьяконов протопопам, которые вместе с «поповскими старостами» обязаны были следить за исправным отправлением церковных служб и поведением клира. Непослушание протопопам, пьянство, небрежность в церковном богослужении наказывались отлучением от церкви. Подтверждено было запрещение симонии (поставления на церковные должности «по мзде»), а также вдовым попам служить в церкви.

Впервые в Москве и других городах создавались специальные училища для подготовки священников и дьяконов. Священники обязывались поддерживать в сохранности иконы (которые должны были писаться, «смотря на образ древних иконописцев») и сверять церковные книги с «добрыми переводами».

Стоглавом были жестко определены пошлины, взимавшиеся священниками («венечная» – за совершение обряда бракосочетания, за освящение церкви и др.). При этом ликвидировался институт владычных десятинников, которые собирали пошлины с церквей. Отныне «святительскую дань» собирали земские старосты и десяцкие священники. «Венечную» пошлину должны были собирать поповские и десяцкие старосты.

Собор санкционировал строгие наказания за преступления против нравственности (в том числе содомский грех, непослушание родителям, ложная присяга и др.). Под страхом церковных наказаний было запрещено чтение еретических и отреченных книг. Определялись меры помощи неимущим и немощным.

Усиливалась ответственность монастырской администрации за соблюдение монастырских уставов. Монахи должны были во всем повиноваться своим настоятелям. Вводился строгий контроль над монастырской казной. Архимандриты и игумены избирались самой «братьею», а затем по церковным правилам утверждались царем и епископом.

Вместе с тем в Стоглаве была подтверждена незыблемость церковно-монастырского землевладения: покушавшиеся на него объявлялись «хищниками» и «разбойниками». Ссылаясь на церковные законы, Стоглав категорически отклонил попытку передачи права суда над церковными людьми «мирским судиям». Царскому суду передавались только дела о душегубстве и разбое.

Таким образом, Стоглав при расширении сферы компетенции царской власти в области духовной жизни сохраняет за церковью решение важнейших вопросов, касавшихся ее внутреннего положения. Стоглав, действовавший на протяжении целого столетия, раскрывает многие стороны повседневной жизни древнерусского общества, не освещающиеся другими источниками.

Каноны отцов церкви

Под этим подразумеваются правила, установленные наиболее авторитетными епископами в виде посланий-ответов на вопросы других пастырей. Формально такие каноны могли приобрести характер закона, только будучи принятыми большинством епископов. Однако на самом деле они делались обязательными, как только вносились в сборники правил.

К XVI в. на Руси бытовало не менее сотни канонов такого рода. Часть из них была вполне официального характера, поскольку исходила от высших иерархов. Другие святоотеческие правила имели рекомендательный характер, хотя и были зачастую анонимными. К числу наиболее популярных в Древней Руси относятся канонические ответы митрополита русского Иоанна II, перевод которых с греческого сохранился в списках Кормчих книг XIV–XVII вв., и так называемое Кириково вопрошание, дошедшее до нас в составе Кормчих XIII–XVI вв. и содержащее ответы новгородского епископа Нифонта (1130–1156) и других иерархов на вопросы неких Кирика, Ильи и Саввы. Оба памятника дают развернутую картину повседневной жизни приходского священника и древнерусского прихода (семейно-брачные отношения, народное восприятие христианства, соблюдение горожанами христианских норм поведения и морали и т. п.).

Изучение текстов вопрошаний, сопоставительный анализ их между собой и с вопросниками для покаянных бесед духовников с духовными детьми позволяют получить информацию, недоступную при работе с другими источникам.

Юридические сборники

С XI в. основным сводом памятников христианского и византийского церковного права на Руси был сборник, который в XIII в. получил название Кормчей книги. Он содержал авторитетные и обязательные для православных христиан законы: апокрифические апостольские правила, правила вселенских и некоторых поместных соборов, признанных каноническими, нормативные сочинения церковных писателей IV–VII вв., а также компиляции из церковных установлений византийских императоров. Состав и переводы этих сборников были различными. К ним добавлялись толкования канонических норм. На Руси кормчие книги расширялись местными церковными и светскими правовыми кодексами и правилами.

Кормчие книги известны в большом числе списков (до 180). Основная их часть принадлежит к XV–XVI вв., но встречаются списки как более ранние (XII в.), так и поздние (XVIII–XIX вв.). Они переписывались и редактировались во всех русских землях. Наиболее важную роль играли так называемые Сборники 14 титулов. На их материалах, известных на Руси с XI в., основывались все кормчие книги XIV–XVI вв. Правовое и каноническое содержание кормчих книг было основным. Однако в процессе развития они включили также многие церковно-полемические, хронологические, календарные, экзегетические сочинения, словари и другие памятники.

Значительно позже Кормчей, в последние десятилетия XIII – начале XIV в., сформировался другой древнерусский сборник подобного рода – «Мерило Праведное». Он сохранился в пяти списках XIV–XVI вв., имеющих идентичный состав. Текст делится на две части. Первая включает заимствованные из Библии, апокрифов и святоотеческой литературы поучения о праведных и неправедных судах и судьях. Вторая составлена из памятников права, преимущественно канонического. Сюда вошли как русские, так и переводные (в основном византийские) законодательные памятники, а также нормы, заимствованные из библейских текстов. В основу памятника легли, скорее всего, кормчие книги. «Мерило Праведное» как исторический источник, его место в жизни древнерусского общества изучены недостаточно.

Под названием Правосудие митрополичье известен памятник, помещенный в «Цветнике» (сборнике слов и поучений) XVI в. Создание этого законодательного источника некоторые исследователи относят к XIII–XIV вв. Статьи, включенные в него, затрагивают вопросы, традиционно относившиеся к юрисдикции церковных судов (семейно-брачные отношения, сексуальные преступления, проблема определения «душегубства» и т. п.). В числе источников Митрополичьего правосудья были церковный устав Ярослава, Пространная Русская Правда и некоторые другие источники.

Памятники канонического права до сих пор неудовлетворительно изучены как исторические источники.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Эволюция места канонического (церковного) права в системе права России Текст научной статьи по специальности «Право»

ЭВОЛЮЦИЯ МЕСТА КАНОНИЧЕСКОГО (ЦЕРКОВНОГО) ПРАВА В СИСТЕМЕ ПРАВА РОССИИ

В статье показана эволюция канонического права как составной части права Византийской империи, воспринятой на Руси вместе с христианством, в самостоятельную группу юридических норм в системе права России, а также трансформация канонического права в церковное право — самостоятельную отрасль права Российской империи. Дана характеристика современной оценки места церковного права в системе права Российской Федерации.

Ключевые слова: церковные каноны, право Византийской империи, церковное право, система права.

Система права России и её эволюция до сих пор недостаточно изучена в юридической науке1. И в дореволюционный, и в советский периоды, а также на современном этапе вопрос о системе права является одним из наиболее дискуссионных в юриспруденции.

Говоря об эволюции системы права России, необходимо учитывать, в соответствии с какими нормами реально жили люди в разные исторические эпохи. Как отмечает Е.М. Крупеня, сегодня «… представляется чрезвычайно важной разработка персоноцентристской теории права. Для нашей юриспруденции это особенно актуально в свете преодоления тоталитарного политического режима»2.

Анализ трудов дореволюционных российских юристов, таких как Б.А. Кистяковский, Н.М. Коркунов, С.А. Котляревский, Ф.Ф. Кокошкин, Ф.В. Тарановский и многих других, показывает, что они считали «государство не единственным творцом права»3. На наш взгляд, правосознание и поведение индивида как субъекта права в России на протяжении веков определялось его принадлежностью, прежде всего, к четырем союзам — общине, государству, церкви и миру в целом. Это должно учитываться при изучении эволюции системы права России.

Кроме того, применительно к изучению эволюции системы права России не подходит ни деление права на публичное и частное, содержащее свои внутренние противоречия, ни выделение таких трёх уровней системы права, как юридическая норма, институт права и отрасль права, т.к. отраслевое деление в России сложилось достаточно поздно, поэтому единственный возможный вариант — исследование юридических норм, источником которых являлись общины или другие образования (обычное право), государство (законодательство), церковь (каноническое (церковное) право), международные организации, конференции (международное право).

Каноническое право изначально представляло собой на Руси, а затем в России особую правовую систему, воспринятую из Византийской империи вместе с христианством. Церковные нормы регулировали не только вопросы церковного управления и жизни, но и все вопросы семейного права. Поскольку право Византии, в основном, представляло собой систематизированное римское право (кодификация императора Юстиниана VI в.), Русь тоже отчасти восприняла систему и нормы римского права.

В Древней Руси к источникам этой группы можно отнести Номоканон, Эклогу, Прохирон и другие. Номоканон — византийский тематический сборник VI века, предназначенный для епископов и их чиновников для церковного управления и суда, был составлен константинопольским патриархом Иоанном Схоластиком. Переводы Номоканона на Руси, получившие название «Кормчих книг» (кормчий — рулевой, руль корабля — правило), включали в себя целиком или в отрывках постановления церковных соборов, сочинения создателей церковной православной догмы, законодательные акты византийских императоров, своды законов и справочники, памятники ближневосточного права, монастырские уставы и епитимийные (епитимья — церковное наказание) правила, а также произведения неправового характера — толкования слов и символов, календарные и хронологические сочинения. Как судебная инстанция по семейным делам, церковь использовала два византийских свода, содержащих нормы семейного права: Эклогу -краткий свод византийского законодательства, изданный Львом III Исав-рийским в 726 г., и Прохирон — руководство для судей, составленное в 879 г. по приказу Василия I и систематизировавшее некоторые основные институты византийского права. Причем необходимо отметить, что все источники канонического права на Руси всегда соответствовали государственным постановлениям.

В период Московского Руси государство попыталось отказаться от византийского права как составной части системы права России. Это было связано и с падением Византии в 1453 г., и с появлением новых политических амбиций российских властей. Достаточно вспомнить теорию «Москва -третий Рим» времен Ивана III или церковную реформу в царствование Алексея Михайловича, во многом вызванную борьбой за византийское «наследство».

Нормы византийского права стали включаться русские юридические своды. Так, с царствования Ивана Грозного началось формирование русских норм семейного права, которые были закреплены в решениях Стоглавого собора 1551 г. и отчасти описаны в Домострое. Причем это не был отказ от византийских норм, воспринятых вместе с христианством (сохранился брачный возраст, многие условия вступления в брак, условия прекращения брака), но теперь они были включены в Стоглав. Нормы византийс-

кого права использовались и позже: в 1831 г. были напечатаны ссылки, содержащиеся у каждой статьи исходного текста Соборного Уложения 1649 г. и указывающие на источник данной статьи. Получилось, что двадцать пять статей были заимствованы из «градских законов», т.е. светского византийского права: глава I (статья 1), глава II (статья 4), глава VII (статьи 20,29), глава X (статьи 171, 224, 225, 226, 227, 228, 233, 259, 260, 272, 273, 275, 276, 277, 278), глава XVII (статья 15), глава XXII (статья 1, 2, 13, 14, 16)4.

Борьба с «самостоятельностью» византийского права заключалась в период Московской Руси также в том, что появились новые нормы, инициированные государством, вторгавшиеся в церковные каноны, заимствованные из Византии: запрет на вступление в брак более трех раз, безвестное отсутствие супруга в течение пяти лет как повод для расторжения брака, заключение рядных или сговорных записей при обручении, проведение «обыска» перед венчанием и т.д. Все эти государственные меры не были заботой только о частной жизни подданных, шел процесс превращения церкви в государственный орган, поэтому нормотворческая функция церкви ограничивалась. Отчасти этот процесс был замедлен Смутой, когда и власти, и народу пришлось решать проблемы сохранения государственности. Однако, «открещивание» от Византии не означало отказ от церковных канонов. Каноническое право оставалось неотъемлемой частью системы права России по вопросам церковного управления и церковной жизни.

С середины XVII века статус канонического (церковного) права стал меняться. Уже в Соборном Уложении 1649 г. преступления против веры были поставлены в классификации выше, чем преступления против государства. Решения Большого Московского собора 1666-1667 гг., закрепившего формулу соотношения светской и духовной власти в России — «В светских делах патриарх подчиняется царю, а в церковных делах царь и патриарх равны», упразднение патриаршества и создание Петром I Святейшего Синода окончательно превратили Русскую Православную Церковь в государственный орган. Начиная с XVIII века, термины «церковное право» и «каноническое право» существенно различались. Нормы канонического права принимались только церковными органами и становились нормами церковного права, только если получали санкцию государства. Церковное право являлось позитивным правом, источником которого являлось государство.

Существуют разные точки зрения об юридической природе церковного права. Первая точка зрения состоит в том, что церковное право — это особая правовая система, аналогом которой может служить международное право. Согласно другому мнению церковное право относится к корпоративному праву. Третий подход состоит в том, что церковное право — это комплексное правовое образование. Наконец, четвертая точка зрения зак-

лючается в том, что церковное право при определенных условиях можно считать отраслью права5.

На наш взгляд, церковное право Российской империи превратилось в отрасль российского права, представлявшую собой совокупность правовых норм, определяющих статус церквей, а также права и обязанности духовного сословия, подданных (граждан) в зависимости от отношения к ним6. Во второй четверти XIX в. начался расцвет церковного права. Во-первых, в царствование Николая I в рамках работы по систематизации российского законодательства началось приведение в систему, в том числе, и норм церковного права: в 1834 г. вышло новое издание Кормчей книги, в 1839 г. — на греческом и русском языках была издана Книга правил Святых Апостолов, вселенских и поместных соборов и Святых Отцов, а в 1841 г. был издан Устав духовных консисторий, содержащий 368 узаконений. Во-вторых, с 1835 г. преподавание церковного права было введено в российских университетах. В-третьих, к 1844 г. относится первая попытка определения церковного права в системе российского права: в свет вышел труд архимандрита Г авриила (Василия Николаевича Воскресенского) «Понятие о церковном праве и его история».

В 1841 г. в статье 6 Устава духовных консисторий были перечислены источники действующего права русской церкви. К ним были отнесены: Закон Божий, законы или правила Святых Апостолов, святых вселенских и поместных соборов и святых отцов, Духовный регламент и последовавшие за ним императорские указы и определения Святейшего Синода, действующие государственные узаконения.

Хотелось бы отметить, что перечень этих источников был неизменен вплоть до 1917. Это подтверждает тот факт, что когда в годы первой русской революции специальной комиссией Высочайше утвержденного Предсо-борного совещания при Святейшем Синоде был разработан проект Церковного судебника, в статье 12 было закреплено: «Церковно-судебные места и лица при производстве и решении подлежащих их ведению дел основываясь на Законе Божьем, в Священном Писании предложенном, на правилах Святых Апостол, святых соборов Вселенских и Поместных и Святых Отцов, действуют согласно постановлениям сего Судебника, узаконениям Русской Поместной Церкви и общим законам Российской империи»7.

Закон не предлагал классификации и четкой иерархии источников церковного права. Среди специалистов по церковному праву также не было единого мнения. Наиболее удачной выглядит классификация, разделившая источники церковного права на основные, исторические и практические. Одним из ее основоположников был митрополит Макарий, правда, он не выделял данные виды источников, но перечислил их практически в соответ-

ствии с этой схемой8. Сторонниками этой классификации были также архимандрит Иоанн9, Н.К. Соколов10.

К основным источникам церковного права относились божественное право, апостольское и церковное предание, древний церковный канон (решения церковных соборов). Российские подданные должны были знать эти источники. Еще Петр I 17 марта 1728 г. издал Манифест «О наблюдении Синоду, чтоб православные христиане сохраняли Закон Божий и церковное предание …»п

К историческим источникам церковного права относились исторические свидетельства, содержащиеся в сочинениях отцов церкви и церковных писателей о древней церковной жизни, правилах и обычаях, определения разнопоместных соборов, не вошедшие в канон, постановления византийских императоров относительно церкви. Однако, несмотря на то, что российское законодательство признавало эти источники, значение их было невелико. Так, в Российском государственном историческом архиве (РГИА) находится дело «О содействии к ознакомлению русской публики с предпринимаемым Великим Логофетом Константинопольского вселенского престола изданием бесед патриарха Фотия», свидетельствующее о реальном значении в начале XX века древних церковных источников для русского права. В январе 1900 г. Великий Логофет Святейшего Синода Константинопольской патриархии Ставраки-Бей-Аристархис обратился к директору Русского археологического института с просьбой посодействовать распространению в России «Собрания слов и бесед патриарха Фотия», в котором были собраны 83 проповеди, беседы и т.п. Началась активная переписка по данному вопросу. Константинопольский архимандрит Яков в письме к товарищу обер-прокурора Святейшего Синода В.К. Саблеру писал: «Вашему Высокопревосходительству хорошо известно, как велики заслуги и как высоко положение, занимаемое в сонме Святых Отцов Православной Церкви, великого проповедника Слова Божия и учителя Христовой веры Фотия»12. Однако реакция российских чиновников была достаточно холодной. Например, обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев написал в письме к митрополиту Антонию: «… по выходе означенного издания в свет некоторое количество экземпляров сего издания будет приобретено для библиотек духовно-учебных заведений»13. Это была единственная материальная помощь издателям этого труда.

К практическим источникам относились частные источники права, содержащие в себе действующее законодательство той или иной поместной церкви. Например, в томе XI Свода законов Российской империи были собраны Уставы духовных дел иностранных исповеданий. Том состоял из пяти книг: об управлении духовных дел христиан римско-католического и армяно-католического исповеданий, об управлении духовных дел христиан

протестантского исповедания, об управлении духовных дел христиан армяно-григорианского исповедания, а также об управлении духовных дел евреев, об управлении духовных дел магометан, об управлении духовных дел ламаитов и язычников.

Однако ни один законодательный источник не давал представления о системе церковного права, поэтому остались только доктринальные источники — системы, созданные российскими специалистами в сфере церковного права. На наш взгляд, наиболее удачным критерием создания системы церковного права является ее деление на 1) внешнее право церкви, содержащее вопросы правового регулирования взаимоотношений с государством и другими церквами и религиозными союзами, 2) внутреннее право церкви, включающее проблемы устройства церкви (вступление в церковь, личный состав церковного общества, органы церковной власти) и церковного управления (церковно-процессуальные вопросы, освящающая власть церкви, церковно-имущественное право)14.

В советский период в связи с отделением церкви от государства и школы от церкви церковное право потеряло свой статус. Была уничтожена наука церковного права. Только в 1994 г. появилась первая работа В.А. Цы-пина «Церковное право». В 1997 г. в Московской государственной юридической академии М.Ю. Варьясом была защищена кандидатская диссертация на тему: «Церковное право в романо-германской правовой семье», в которой был сделан важный вывод о том, что «церковное право является корпоративной правовой системой»15. Это положение было взято за аксиому во второй важнейшей работе по церковному праву, вышедшей в последние годы, — «Церковное право в правовой системе российского общества (общетеоретический и исторический аспекты)» Е.П. Г арановой16. Автор раскрыл место церковного права в правовой системе общества, рассмотрел церковное право как корпоративную правовую систему, показал реализацию норм церковного права на примере института церковного суда. В 2004 г. в Ставрополе Д.Д. Боровым была защищена кандидатская диссертация на тему «Каноническое (церковное) право как нормативная система социально-правового регулирования». Он также охарактеризовал церковное право как «действующую корпоративную правовую систему, регулирующую конкретные реально существующие отношения людей внутри особого религиозного общества — Церкви»17.

Таким образом, говоря об эволюции канонического (церковного) права в системе права России, можно выделить три основных этапа: 1) Х-ХУ вв. каноническое право было воспринято в период крещения Руси как часть византийского права; 2) конец ХУ — ХУІІІ вв. — каноническое право приобрело самостоятельный статус в системе права России и представляло собой постановления церкви по делам церковной жизни и верующих; 3) конец ХУІІІ

века — 1917 г. — каноническое право трансформировалось в церковное право — государственное законодательство по церковным делам и часть норм канонического права, получивших санкцию государства; 4) 1917-начало 90-х гг. -сам термин «церковное право» считался неправомочным в связи с господством позитивизма, отрицался юридический характер церковных норм; 5) с начала 90-х гг. XX века — церковное право рассматривается как корпоративное право. Однако, на наш взгляд, этот статус церковное право фактически получило еще в советский период.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Система права и его отдельных отраслей: государственно-правовой аспект. Сборник научных трудов. Омск: Омский государственный университет, 2002. С.208; Курдюк Г.П. Бутъко Л.В. Отрасль права: эволюционирование и перспективы. Краснодар: Краснодарская академия МВД России, 2004. С.5; Волкогон Т.А. Система права в условиях обновляющегося общества. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Красноярск, 2006. С.3.

2 Крупеня Е.М. Действенность статусного публичного права как правовая, психологическая и социокультурная проблема. М., 2010. С.7-8.

3 См., напр.: Полухин Р.О. Проблемы соотношения общества, права и государства в правовой мысли России (конец ХІХ — начало ХХ вв.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Белгород, 2004. С.24.

4 Тиктин НИ. Византийское право как источник Уложения 1648 г. и Новоуказных статей. Опыт историко-сравнительного исследования. Одесса: Типография штаба

Округа, 1898. С.7.

5 Подробнее: Дорская А.А. Церковное право Российской империи ХІХ — начала ХХ вв. как отрасль права // История государства и права. 2009. № 9. С.34-37.

6 См.: Дорская А.А. Церковное право в системе права Российской империи конца ХУІІІ — начала ХХ вв. Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук. М., 2008.

7 Комиссия Высочайше утвержденного Предсоборного совещания при Святейшем Синоде. Церковный судебник. Б/м., б/г. С.3

8 Макарии. Введение в православное богословие. СПб.,1847. С.674.

9 Иоанн, архимандрит. Опыт курса церковного законоведения. СПб.,1851. Т.1.

С.23-25.

10 Соколов Н.К. Из лекций по церковному праву. Выпуск 1. М.,1874. С.65-66.

11 Полное собрание законов Российской империи. Собрание І. Т.УІІІ. № 5518. СПб., 1830. С.257.

12 РГИА. Ф.799. ОП.Ю. Д.78. Л.7.

13 РГИА. Ф.799. ОП.Ю. Д.78. Л.6 об.

14 См.: Красножен М.Е. Краткий очерк церковного права. Юрьев, 1900; Павлов А.С. Курс церковного права. Свято-Троицкая Сергиева Лавра,1902 и др.

15 Варъяс М.Ю. Церковное право в романо-германской правовой системе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М.,1997. С. 18-24.

16 Гаранова Е.П. Церковное право в правовой системе российского общества (общетеоретический и исторический аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород, 2004. С.9-10.

17 Боровой Д.Д. Каноническое (церковное) право как нормативная система социально-правового регулирования // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ставрополь, 2004. С.18.

свидетельства памятников канонического права – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 281.93+348.5

Вестник СПбГУ. Сер. 17. 2016. Вып. 2

С. Г. Савицкий

ПРОБЛЕМЫ РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ КИЕВСКОЙ РУСИ: СВИДЕТЕЛЬСТВА ПАМЯТНИКОВ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА

В статье на основании анализа материала памятников канонического права Древней Руси освещаются проблемы религиозной жизни русского Средневековья. Показано, что в период христианизации (транзитивного периода в религиозном развитии) Древней Руси наблюдается единство проблем, с которыми приходилось сталкиваться церковной иерархии. Церковь стремилась преобразовать нравственное состояние народа на новых высоких евангельских основаниях. Основной проблемой можно считать язычество, которое в течение столетий после официального Крещения Руси оставалось существенной составляющей народной религиозности. В канонических документах получили отражение такие проблемы, как симония, двоеверие, низкий уровень нравственности, в том числе в среде духовенства, проблема перехода в католическое исповедание и др. Исходя из свидетельства памятников канонического права, можно сделать вывод, что обеспокоенность Церкви вызывали по большей части проблемы, касающиеся практической (обрядовой) или нравственной сторон религиозной жизни. В то время как низкий уровень теоретического осмысления христианского вероучения не отразился в памятниках как проблема церковной жизни. В статье рассматриваются также используемые Церковью средства решения возникавших трудностей. Библиогр. 20 назв.

Ключевые слова: Древняя Русь, христианство, христианизация, каноническое право, религиозная жизнь, двоеверие.

S. G. Savitskiy

THE PROBLEMS OF THE RELIGIOUS LIFE OF KIEVAN RUS: TESTIMONY OF THE MONUMENTS OF CANON LAW

In the article the author highlights the religious life challenges of the Russian Middle Ages on the basis of the analysis of Canon law monuments of Ancient Rus. It is shown that in the period of Christiani-zation (the transitive period of religious development) of Ancient Rus there is unity of the problems facing the Church hierarchy. The Church sought to transform the moral level of the people by new high Evangelical principles. Paganism, which for centuries after the official Christianization of Rus remained a significant component of popular religiosity, can be considered the main problem. The canonical documents reflect such issues as simony, dual faith, low level of morality, including among the clergy, the problem of transition to the Catholic confession, and others. By the testimony of the monuments of Canon law we can conclude that the problems relating to the practical (ritual), or the moral aspect of religious life cause concern of the Church. At the same time, the low level of theoretical understanding of the Christian faith was not reflected in the monuments of canonical law as a problem of church life. We also explore the means by which the Church solved emerging problems. Refs 20. Keywords: Ancient Rus, Christianity, Christianization, Canon law, religious life, dual faith.

Становление христианства как культурообразующей силы в Древней Руси было отмечено разного рода трудностями и проблемами, естественными в том случае, когда происходит переориентация мировоззрения целого народа.

Ничто так не помогает понять национально-культурную специфику этих процессов, как изучение политико-правовых проблем [1; 2]. Попытаемся на основании памятников канонического права Древней Руси до XIV в. (т. е. времени христиани-

Савицкий Станислав Георгиевич — соискатель, Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9; [email protected]

Savitskiy Stanislav G. — post graduate student, St. Petersburg State University, 7-9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034, Russian Federation; [email protected]

© Санкт-Петербургский государственный университет, 2016

зации Руси) выявить проблемы религиозной жизни периода перехода от языческой Руси к христианской. Для русского Средневековья этап упрочения христианства как культурной и социальной доминанты был обозначен противостоянием церковного, «официального» христианства и политеизма, а также магических верований. Но существовали также и внутренние проблемы в самой церковной среде. Церковь стремилась регулировать повседневную жизнь, переустроить ее на новых началах. Такое регулирование осуществлялось разными путями: проповедью, привлечением светской власти для упрочения авторитета Церкви, каноническим регулированием.

Вскоре после Крещения Руси князем Владимиром церкви были переданы некоторые судебные полномочия. О факте частичного делегирования судебной власти христианским иерархам, равно как и о собственно судебных полномочиях, мы узнаем из таких источников (приравниваемых к памятникам канонического права), как княжеские уставы Владимира и Ярослава. Церковь стремилась преобразовать нравственное состояние народа на новых, евангельских основаниях. «Христианство внесло в русское общество высокие нравственные принципы, вследствие чего многие поступки, законные или безразличные с языческой точки зрения, теперь становились греховными, следовательно недозволенными, например: многоженство, наложничество, умычка и пр. К князю и его судьям обращались с разрешением таких жалоб и вопросов, в решении которых гражданская власть была бессильна, так как предыдущая практика не знала таких случаев. Компетентным лицом был только митрополит, в руках которого был Номоканон и практика греческой церкви» [3, с. 106].

Сразу после крещения Руси искоренение пережитков дохристианского периода стало насущной проблемой и, как это следует из других памятников канонического права, оставалось таковой в период христианизации. Ко времени Стоглавого Собора 1551 г. дохристианские верования и обычаи уже не были так актуальны, однако «бессознательная память» о них была еще свежа (главы 41, 92, 93 постановлений Стоглава) [3, с. 108-109].

«Устав князя Владимира» предписывал Церкви судить тех, кто занимается чародейством (магией), в обширном списке памятника перечислены разновидности языческих практик: «ведовьство, потвори, чяродеяние, волхъвование, зеленничьство… или кто под овином молится, или в ржи, или под рощением, или у воды» [4, с. 245].

Самый ранний памятник канонического права Древней Руси, «Канонические ответы митрополита Иоанна Иакову черноризцу» (1080-1089), предписывает в 7-м правиле суровое наказание за чародейство и волхвование: «.яро казнити на воз-бранение злу, но не до смерти убивати, ни обрезати сих телесе, не бо приимает сего церковное наказание и учение» [5, с. 4].

Разграничение латинского (католического) и православного исповеданий стало актуальной задачей православной иерархии сразу после отделения Римской кафедры от других поместных христианских церквей в 1054 г. В «Канонических ответах митрополита Иоанна» мы видим обеспокоенность церковных властей в связи с возможными контактами с латинянами. «Иже дщерь благоверного князя даяти замуж во ину страну, идеже служат опресноки и скверноядению не отметаются, недостойно зело и неподобно правоверным се творити своим детям сочетанию» [5, с. 7]. В 4-м правиле говорится о недопустимости сообщения и служения с ла-

тинянами, однако разделять с ними трапезу вполне возможно, «Христовы любве ради отнюдь не возбранно» [5, с. 3]. Митрополит Иоанн II написал также «Послание Папе Римскому Клименту III». «Послание» и «Канонические ответы» возникли в связи с усилившейся полемикой с западной церковью, «в них отразилось международное положение русской церкви» [6, с. 133]. Несмотря на в целом критическое отношение к латинянам, у Иоанна прослеживаются экуменические устремления, его отношение к католичеству амбивалентно.

В «Канонических ответах митрополита Иоанна» критикуются такие обычаи, как устроение пиров в монастырях, участие священников в мирских пирах (правила 16, 24), Иоанн осуждал «до упивания пиющих» иереев (правило 34). Предостережения Иоанна против пиров и пьянства стереотипны для древнерусской церковной литературы [7, с. 36]. Он констатирует также и нежелание простых людей сочетаться законным христианским браком. Среди знати было понимание необходимости венчания, простой же народ справлял свадьбы по старым обычаям: «… поимают жены своя с плясанием и гудением и плесканием» [5, с. 18]. Проблемы брака нашли отражение и в дальнейших памятниках канонического права периода христианизации.

Памятник канонического права «Вопрошание Кириково» («Вопросы Кирика Саввы и Ильи, с ответами Нифонта, епископа Новгородского и других иерархических лиц») (цит. по: [8]) отражает особенности древнерусской религиозной жизни и проблемы, волновавшие новгородских духовников. В памятнике упоминается культ Рода и Рожаниц (вопрос 33), Илья вопрошает епископа об одном бытовавшем суеверии: «А се есть у жен, аще не возлюбят их мужи, то омывают тело свое водою, и тою воду дают мужем» (вопрос 14 Ильи). Тот же Илья сетует, что женщины носят больных детей к волхвам, а не к священникам (вопрос 18 Ильи), что констатирует двоеверный характер древнерусской религиозности (шестинедельное покаяние предписывалось и в том случае, если мать несла своего ребенка к «варяжскому», т. е. католическому, священнику — вопрос 16 Ильи). Надо сказать, что вопрос 18 Ильи — не единственное косвенное указание канонического документа на то, что женщины были носительницами языческих традиций. В уставе князя Ярослава: «Аще жена будеть чародеица, наузница, или волхва, или зелейница, муж, доличив, казнить ю, а не лишиться» [4, с. 269].

В «Вопрошании» прослеживается настороженное отношение к женщине, она понимается как источник соблазна: «.в вопросах Кирика о женщине сквозит ясная мысль о ее особенной нечистоте» [9, с. 209]. Представление о нечистоте женщины (пример тому — вопрос 16 Саввы), возможно, было вызвано именно тем, что языческие пережитки, по мнению некоторых исследователей, продолжали свое бытование благодаря женщине: «Язычество в повседневной жизни преимущественно держалось на женщине, которая прежде всего выступала хранительницей языческих традиций, обрядов, заговоров, применяя их в повседневной жизни. Именно она несла заболевших детей не к «попови» на молитву, а к «волхвам» [10, с. 8]. «Вопро-шание» критикует и практику многоженства и конкубината (вопрос 69). Следует уточнить, что эти явления были характерны для некоторых «высших слоев господствующего класса» [11, с. 21] не только на Руси, но и в Западной Европе. Проблема христианизации семьи (установление как нормы моногамного брака, венчания, регламентация супружеских отношений, ужесточение процедуры расторжения

брака, исключение близкородственных браков1) была актуальна для Церкви на протяжении длительного времени (подробнее см.: [13]).

«Вопрошание Кириково» можно охарактеризовать как памятник, ставящий во главу угла религиозной жизни категории закона, наказания, ритуальной чистоты, обряда. Однако, согласно «Вопрошанию», кроме епитимий священник должен использовать для насаждения христианской нравственности и слово проповеди, увещевания (вопрос 13 Ильи). Памятник отразил «переустройство нравов древнерусского общества в переходный от язычества к христианству период. В соответствии с новым мировоззрением менялась шкала ценностей, но оставалась инерция в сознании и привычках людей» [14, с. 119].

Важный для выяснения проблем религиозной жизни Древней Руси канонический документ — постановления Владимирского Собора 1274(73) г., первого Поместного Собора на Руси. Собор констатировал кризисный характер церковной жизни. Определения собора выражены в грамоте митрополита Кирилла. Митрополит говорит о множестве «нестроений» в церкви. Именно эти нестроения, по мнению иерарха, и явились причиной различных бедствий, таких как разрушение городов, нашествие «безбожных и нечистых поган» (монголо-татарское иго), падение князей, — «си вся бывают нам, зане не храним правил святых отец наших и преподобных Отец» [15, с. 86]. Собор пытался разрешить внутренние проблемы Церкви, хотя, согласно современным исследованиям, причиной созыва Собора послужили вовсе не проблемы религиозной жизни, но политическое противостояние Новгороду [16, с. 231-232]. Критике подвергалась и симония. Митрополит напоминает правила Церкви, согласно которым «поставленный на мзде да извержется, и поставливый его» [15, с. 87]. Отношение к симонии все же не было радикально отрицательным, оставалась традиционно укоренившаяся мзда в 7 гривен клирошанам при поставлении в священный сан: «Не взимати же у них ничтоже, разве яко-же аз уставих в митрополии, да будет се во всех епископах: да возмут клирошане 7 гривен от поповства и от диаконства» [15, с. 92]. Тема симонии является основной в этом памятнике, поскольку все остальные правила касаются второстепенных вопросов, не требовавших соборного обсуждения [17, с. 176], таких как вопрос подготовки достойных пастырей. Церковь стремилась не только разрешать возникающие в церковной жизни проблемы, но и превентивно их предупреждать. Митрополит Кирилл в своей грамоте выступает и против «языческих» обычаев. Правила 3, 7, 8 посвящены обличению таких практик, как «языческие зрелища» в церковные праздники, обычай водить невест к воде (новгородский обычай), пляски и игры.

Владимирский Собор порицает также «упивание без меры»; обычай пьянства среди служителей церкви, согласно косвенному указанию 5-го правила Владимирского Собора, был закоренелым недугом: «Мы же заповедаем преподобным епископам: аще не покаются, повелеваем всех изврещи. Лучше бо един достойный служа, неже тысяча беззаконных» [15, с. 98]. Не обходит вниманием пороки священнослужителей и документ под названием «Епископское поучение собору духовенства». Вопрос об авторстве данного канонического памятника до сих пор открыт, его составителем, по мнению митрополита Макария, мог быть митрополит Кирилл II. В любом случае, это памятник XIII века, который достоверно отражает проблематику религиоз-

1 Исключению близкородственных браков посвящен документ «Расписание степеней родства и свойства, препятствующих браку» [12].

ной жизни Древней Руси. Автор наставляет священников: «Простец бо согрешив, за свою душу едину ответ Богу даст, иерей же согрешив, соблазнит многи, и за тех души осужден будет от Бога» [18, с. 113]. Поэтому священнику, увещевает епископ, следует блюстись грехов, и первым среди перечисляемых пороков он называет пьянство.

Рассмотрев основные памятники канонического права Древней Руси периода христианизации, мы можем выявить единство проблем религиозной жизни на протяжении этого транзитивного (лат. ^ашИш — переход, переход из одного состояния в другое) периода в религиозном развитии, а также единство мер по решению этих проблем.

Канонические наказания (епитимии, отлучения от причастия и др.) были относительно мягкими, русская церковь часто шла путем икономии, и в этом есть своя логика: иерархи могли «слишком крутыми мерами отпугнуть население Руси, среди которого еще сильны были пережитки языческих верований, от христианства» [6, с. 141].

Современный исследователь справедливо замечает: «.в социальную базу синкретической культуры в Древней Руси входил и ряд священно- и церковнослужителей, как правило, сельских, связанных с родной общиной и ее чаяниями и традициями. В их деятельности отразилось дальнейшее соединение самых различных верований, связанных как с христианством, так и с язычеством» [19, с. 15]. Завершение синкретической модели религиозной жизни Древней Руси, то есть переходного периода в религиозном развитии народа, постоянно оттягивалось в связи с вовлечением сельского священства в народную религиозную жизнь, в основе своей содержавшую обрядовое, магическое представление о сущности веры. Священник был заложником общины, для которой он мог быть, по крайней мере, функциональной заменой волхва, но никак не проповедником новых религиозных норм и ценностей, блюстителем новой христианской морали или обличителем народных пороков.

Исходя из материала памятников канонического права Древней Руси можно также сделать вывод, что низкий уровень теоретического осмысления христианства, т. е. отсутствие элементарных познаний даже в области основ христианского вероучения, не воспринимался как проблема. Об этом пишет Ив Левин: «.средневековое христианство мирян делало упор больше на общинном обряде, чем на индивидуальной вере. <…> Судя по назначавшимся епитимиям, содержание веры отдельного человека — по крайней мере до реформ XVII в. — не имело большого значения; священники на исповеди даже не спрашивали об этом. Ереси становились угрозой не потому, что они несли в себе «ложные» представления о Боге, но потому, что они нарушали структуры общества и бросали вызов светским и церковным властям» [20, с. 32-33]. Христианство понималось не как доктрина, но как практика церковной жизни. Усилия Церкви были направлены по большей части на искоренение языческих обрядов и на переустройство общества на новых нравственных началах.

Литература

1. Осипов И. Д. Власть и вера в философии русского и западноевропейского либерализма // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 17. 2015. № 4. С. 61-68.

2. Чумакова Т. В. Закон, правда, милость и благодать в древнерусской культуре // Религиоведение. 2010. № 4. С. 26-35.

3. Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси. Харьков, 1916. Т. 1. 376 с.

4. Памятники русского права. Вып. 1: Памятники права Киевского государства. X-XII вв. М.: Государственное издательство юридической литературы. 1952. 285 с.

5. Канонические ответы митрополита Иоанна II // Русская историческая библиотека. Т. 6: Памятники древнерусского канонического права. СПб., 1880. С. 1-20.

6. Пихоя Р. Г. Византийский монах — русский митрополит Иоанн II как канонист и дипломат // Античная древность и средние века. 1975. Вып. 11. С. 133-144.

7. Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988-1237 гг.). СПб.: Византинороссика, 1996. 572 с.

8. Вопросы Кирика, Саввы и Ильи, с ответами Нифонта, епископа новгородского, и других иерархических лиц // Русская историческая библиотека. Т. 6: Памятники древнерусского канонического права. СПб., 1880. С. 21-62.

9. Смирнов С. Кирик и Кирика Вопрошание // Богословская энциклопедия, составленная под редакцией Н. Н. Глубоковского. СПб., 1909. Т. X. С. 204-212.

10. Фомина Т. Ю. Особенности взаимоотношения православных клириков и их паствы в Великом Новгороде X-XII вв. // Вестн. Православного Свято-Тихоновского гуманитарного ун-та. 2009. Вып II, № 4 (33). С. 7-13.

11. Нижник Н. С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр пресс». 2006. 272 с.

12. Расписание степеней родства и свойства, препятствующих браку // Русская историческая библиотека. Т. 6: Памятники древнерусского канонического права. СПб., 1880. С. 143-144.

13. Омельянчук С. В. Пережитки язычества в древнерусской семье // Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2011. Вып. 42. С. 178-186.

14. Мильков В. В. Кирик Новгородец: грани творчества // Философский журнал. 2011. №2 (7). С. 91-123.

15. Определения Владимирского Собора, изложенные в грамоте митрополита Кирилла II // Русская историческая библиотека. Т. 6: Памятники древнерусского канонического права. СПб., 1880. С. 84-102.

16. Гайденко П. И. Собор 1274(3) года в свете церковно-политической ситуации на Руси: несколько замечаний о несостоявшейся канонической реформе митрополита Кирилла // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2014. Т. 15, вып. 4. С. 229-239.

17. Соколов П. П. Русский архиерей из Византии и право его назначения до начала XV в. Киев: Типография И. И. Чоколова, 1913. 582 с.

18. Епископское поучение собору епархиального духовенства // Русская историческая библиотека. Т. 6: Памятники древнерусского канонического права. СПб., 1880. С. 111-116.

19. Лушников А. А. Правила Владимирского Собора 1274 г. о православном духовенстве и язычестве на Руси во второй половине XIII в. // Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований. 2014. № 9. С. 11-17.

20. Левин Ив. Двоеверие и народная религия в истории России. М.: Индрик, 2004. 216 с.

Для цитирования: Савицкий С. Г. Проблемы религиозной жизни Киевской Руси: свидетельства памятников канонического права // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 17. Философия. Конфликтология. Культурология. Религиоведение. 2016. Вып. 2. С. 111-117. DOI: 10.21638/11701/spbu17.2016.211

References

1. Osipov I. D. Vlast’ i vera v filosofii russkogo i zapadnoevropeiskogo liberalizma [Power and belief in the philosophy of Russian and Western European liberalism]. Vestnik of Saint-Petersburg University. Ser. 17, 2015, no. 4, pp. 61-68. (In Russian)

2. Chumakova T. V. Zakon, pravda, milost’ i blagodat’ v drevnerusskoi kul’ture [Law, truth, mercy and grace in ancient Russian culture]. Religiovedenie [Religious studies], 2010, no. 4, pp. 26-35. (In Russian)

3. Gal’kovskii N. M. Bor’ba khristianstva s ostatkami iazychestva v Drevnei Rusi. T. 1 [Christianity’s struggle against the remnants of paganism in Ancient Russia. Vol. 1]. Kharkov, 1916. 376 p. (in Russian)

4. Pamiatniki russkogo prava. Vyp. 1: Pamiatnikiprava Kievskogo gosudarstva. X-XII vv. [Monuments of Russian law. Vol. 1. Law monuments of the Kievan state. X-XII century]. Moscow, State publishing house of legal literature, 1952. 285 p. (In Russian)

5. Kanonicheskie otvety mitropolita Ioanna II [The canonical answers of the Metropolitan John II]. Russkaia istoricheskaia biblioteka. T. 6: Pamiatniki drevnerusskogo kanonicheskogo prava [Russian historical library. Vol. 6. The monuments of ancient Russian canonical law]. St. Petersburg, 1880, pp. 1-20. (In Russian)

6. Pikhoia R. G. Vizantiiskii monakh — russkii mitropolit Ioann II kak kanonist i diplomat [Byzantine monk — Russian Metropolitan John II as a canonist and diplomat]. Antichnaia drevnost’ i srednie veka [Antiquity and the Middle Ages], 1975, vol. 11, pp. 133-144. (In Russian)

7. Podskal’ski G. Khristianstvo i bogoslovskaia literatura v Kievskoi Rusi (988-1237gg.) [Christian and theological literature in Kievan Rus’ (988-1237)]. St. Petersburg, Vizantinorossika Publ., 1996. 572 p. (In Russian)

8. Voprosy Kirika, Savvy i Il’i, s otvetami Nifonta, episkopa novgorodskogo, i drugikh ierarkhicheskikh lits [The questions of Kirik, Savva and Ilya, with answers of Niphont, Bishop of Novgorod, and other hierarchical persons]. Russkaia istoricheskaia biblioteka. T. 6: Pamiatniki drevnerusskogo kanonicheskogo prava [Russian historical library. Vol. 6. The monuments of ancient Russian canonical law]. St. Petersburg, 1880, pp. 21-62. (In Russian)

9. Smirnov S. Kirik i Kirika Voproshanie [Kirik and Kirik’s Asking]. Bogoslovskaia entsiklopediia, sostav-lennaia pod redaktsiei N. N. Glubokovskogo. T. X [Theological Encyclopaedia, compiled under the editorship of N. N. Glubokovskiy. Vol. X]. St. Petersburg, 1909, pp. 204-212. (In Russian)

10. Fomina T. Iu. Osobennosti vzaimootnosheniia pravoslavnykh klirikov i ikh pastvy v Velikom Novgorode X-XII vv. [Peculiarities of the relationship between Orthodox clergy and their congregations in Veliky Novgorod X-XII centuries]. Vestn. PravoslavnogoSviato-Tikhonovskogogumanitarnogo un-ta [Herald of Orthodox St. Tikhon Humanitarian University], 2009, vol. II, no. 4 (33), pp. 7-13. (In Russian)

11. Nizhnik N. S. Pravovoe regulirovanie semeino-brachnykh otnoshenii v russkoi istorii [Legal regulation of family relations in Russian history]. St. Petersburg, R. Aslanov «Iuridicheskii tsentr press» Publ., 2006. 272 p. (In Russian)

12. Raspisanie stepenei rodstva i svoistva, prepiatstvuiushchikh braku [Schedule of degrees of relationship and affinity, preventing marriage]. Russkaia istoricheskaia biblioteka. T. 6: Pamiatniki drevnerusskogo kanonicheskogo prava [Russian historical library. Vol. 6. The monuments of ancient Russian canonical law]. St. Petersburg, 1880, pp. 143-144. (In Russian)

13. Omel’ianchuk S. V. Perezhitki iazychestva v drevnerusskoi sem’e [Remnants of paganism in ancient Russian family]. Sborniki konferentsii NITs Sotsiosfera [Proceedings of conferences of SIC Sociosphere], 2011, issue 42, pp. 178-186. (In Russian)

14. Mil’kov V. V. Kirik Novgorodets: grani tvorchestva [Kirik of Novgorod: aspects of works]. Filosofskii zhurnal [PhilosophicalMagazine], 2011, no. 2 (7), pp. 91-123. (In Russian)

15. Opredeleniia Vladimirskogo Sobora, izlozhennye v gramote mitropolita Kirilla II [Decisions of Vladimir Council set out in the letter of Metropolitan Kirill II]. Russkaia istoricheskaia biblioteka. T. 6: Pamiatniki drevnerusskogo kanonicheskogo prava [Russian Historical Library. Vol. 6. Monuments of ancient Russian canonical law]. St. Petersburg, 1880, pp. 84-102. (In Russian)

16. Gaidenko P. I. Sobor 1274(3) goda v svete tserkovno-politicheskoi situatsii na Rusi: neskol’ko za-mechanii o nesostoiavsheisia kanonicheskoi reforme mitropolita Kirilla [Council of 1274(3) year in light of the Church-political situation in Russia: some remarks about failed canonical reform of metropolitan Kirill]. Vestnik Russkoi khristianskoi gumanitarnoi akademii [The Herald of the Russian Christian humanitarian Academy], 2014, vol. 15, issue 4, pp. 229-239. (In Russian)

17. Sokolov P. P. Russkii arkhierei iz Vizantii i pravo ego naznacheniia do nachala XV v. [Russian Bishop from Byzantium and the right of his appointment until the beginning of the XV century]. Kiev, Tipografiya I. I. Chokolova, 1913. 582 p. (In Russian)

18. Episkopskoe pouchenie soboru eparkhial’nogo dukhovenstva [The Episcopal teaching to diocesan clergy]. Russkaia istoricheskaia biblioteka. T. 6: Pamiatniki drevnerusskogo kanonicheskogo prava [Russian Historical Library. Vol. 6. Monuments of ancient Russian canonical law]. St. Petersburg, 1880, pp. 111-116. (In Russian)

19. Lushnikov A. A. Pravila Vladimirskogo Sobora 1274 g. o pravoslavnom dukhovenstve i iazychestve na Rusi vo vtoroi polovine XIII v. [The Rules of the Vladimir Council of 1274 year about Orthodox clergy and paganism in Russia in the second half of the XIII century]. Novoe slovo v nauke i praktike: gipotezy i aprobatsiia rezul’tatov issledovanii [The new word in science and practice: hypotheses and the testing of the research results], 2014, no. 9, pp. 11-17. (In Russian)

20. Levin Iv. Dvoeverie i narodnaia religiia v istorii Rossii [Dual faith and popular religion in Russia’s history]. Moscow, Indrik Publ., 2004. 216 p. (In Russian)

For citation: Savitskiy S. G. The problems of the religious life of Kievan Rus: testimony of the monuments of canon law. Vestnik of Saint-Petersburg University. Ser. 17. Philosophy. Conflict Studies. Culture Studies. Religious Studies, 2016, issue 2, pp. 111-117. DOI: 10.21638/11701/spbu17.2016.211

Статья поступила в редакцию 3 декабря 2015 г.

10. 2. К проблеме рецепции византийского права в древнерусском законодательстве Текст научной статьи по специальности «Право»

10.2. К ПРОБЛЕМЕ РЕЦЕПЦИИ ВИЗАНТИЙСКОГО ПРАВА В ДРЕВНЕРУССКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Бондаренко Юлия Викторовна, к.ю.н. Должность: старший преподаватель. Место работы: Уфимский юридический институт МВД России, кафедра теории и истории государства и права. E-mail: [email protected]

Аннотация: Автор обращается к проблеме право-генеза в контексте рецепции византийского права в русском средневековом законодательстве. В статье рассматриваются изменения в системе и источниках права в период христианизации Руси.

Ключевые слова: рецепция, право, Русская Правда, канонические право, христианство, церковные уставы, номоканон, кормчая.

THE INFLUENCE OF THE CANONIC LAW OF BYZANTINE ON THE ANCIENT RUSSIAN LAW

Bondarenko Yulia Viktorovna, pHd in law. Position: senior lecturer. Place of employment: Ufa law institute of MIA Russia, theory and history of state and law chair. E-mail: [email protected] rambler.ru

Annotation: The article deals with the influence of canonic law of Byzantine on the formation of jurisprudence in the ancient Kiev state

Keywords: law, canonic law, Christianity.

Рассматривая характер и масштаб влияния христианства в сфере правовой жизни Киевской Руси, не представляется целесообразным ограничиться только лишь оценкой воздействия его этического учения на правовые установления древнерусского общества. Неоспоримо интегрирующее значение христианства в средневековой Европе, которое является «практически универсальной формой культуры…»1. Применительно к нашей стране мы говорим о наличии действенного канала проникновения византийского наследия, в том числе и в правой сфере, что и определило одно из направлений развития в дальнейшей истории отечественного права. Речь идет о рецепции греко-римского (византийского) права. Принимая во внимание тот факт, что рецепция не носила характер интегрирования определенных заимствований в уже сложившуюся правовую систему, а происходила в условиях формирования и становления русского права, то одновременно мы обращаемся и к проблеме правоге-неза на Руси.

Знакомство Руси с византийской правовой культурой произошло еще в дохристианскую эпоху. Как отмечали дореволюционные исследователи, «спокойная племенная (патриархальная) жизнь славян могла долго обходиться тем неизменным запасом юридических норм, которые выработаны обычаями с незапамятных времен. Но с X в. восточные славяне были вовлечены авантюристическими дружинами варягов в столкновение с отдаленными странами — Византией и западноевропейским миром. Это нарушило спокойное состояние обычного права двояким образом: усилило разнообразие в понимании юридических норм и принудило привести в соответствие свои отечественные нормы с чужеземными. От-

1 Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в Х!-Х!!! вв. М., 1978. С. 4.

сюда возникли первые приемы законодательства: договоры с иноземцами и рецепция чужих законов»2.

В первую очередь речь идет договорах русских князей с греками 907 г., 911 г., 945 г. и 972 г. Содержание этих документов касаются различных аспектов взаимоотношений Руси и Византии — от международных обязательств (будь то уплата дани или возвращения рабов и пленников), до урегулирования различных споров, как гражданских, так и уголовных между греками и русскими. В данном случая имела место неоднократная попытка примирить интересы сторон в вопросах, составляющих предмет договора, для чего, собственно, необходимо было соотнести и сами средства достижения соглашения — византийские правовые установления с обычным правом славян. Следуя этой цели, законодатель придерживался компромиссного пути, ориентируясь как на византийское право, так и на «закон русский». Однако следует признать, что при всей значимости данных документов для истории русского права, содержание их носило весьма ограниченный характер, так как применение его было рассчитано на урегулирование отношений «международного» характера.

Совсем другой характер приобретает масштаб проникновения византийской культуры в связи с событиями 988 года. С принятием христианства в 1Х-Х вв. на древнеславянский язык были переведены многие сочинения вероисповедального содержания. Получили широкое хождение и многие юридические документы. Речь идет в первую очередь о различных сборниках византийского (канонического) права.

Обращение к правовым источникам Византии, в первую очередь канонического права, было связано с появлением в древнерусском обществе церковной организации. Интерес со стороны новообразованной организационной структуры к юридической стороне своей деятельности отнюдь был не праздным. В данном случае рецепирова-ние византийского законодательства определялось самыми что ни на есть практическими потребностями церковной организации, получившей в свою юрисдикцию от княжеской власти достаточно широкий круг дел в соответствии с церковными уставами.

Княжеские церковные уставы (закон в форме уставов, т.е. отдельных постановлений по одному или нескольким вопросам) и уставные грамоты о десятинах, судах, церковных людях стали теми документами, в которых отразился договор, определяющий взаимоотношения светской и церковной властей, их функции в государственном управлении и суде, соотношение земельных, финансовых и иных интересов государства и церкви. В Никоновской летописи есть следующее указание на законодательную деятельность князя Владимира: он «с новыми отцы нашими епископы снимаяся часто, совещашеся, како в человецехь сихь пепознавших Г оспода закон уста-вити»3. К числу наиболее ранних относятся Устав князя Владимира Святославовича о десятинах и церковных людях и Устав Ярослава Владимировича о церковных судах. Указанные документы были наиболее значимыми, так как законодателями в этих уставах выступали великие киевские князья. Уставы издавали потом в большом числе и последующие князья.

Обращаясь к тексту церковного устава князя Владимира, мы видим, что разделяя сферу церковной и светской судебной юрисдикции, князь ссылается на правила греческого номоканона. Отметим, что определяя в качестве

2 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 111.

3 Цит. по: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 115.

РЕЦЕПЦИЯ ВИЗАНТИЙСКОГО ПРАВА

Бондаренко Ю.В.

общественно опасных такие поступки, которые ранее не рассматривались как преступления русским обычным правом, законодатель ссылается на постановления первых христианских царей и семи Вселенских церковных соборов4. Церковному суду подлежали дела, преимущественно относящиеся к области внутрисемейных конфликтов, в большей степени неимущественного характера, преступления против нравственности, церкви, языческие обряды. И здесь духовенству «даны были значительные полномочия, не только судебные, но и законодательные, в силу которых оно довольно независимо нормировало семейную жизнь, применяя к местным условиям свои канонические установления»5.

Указания на номоканон как источник церковно- канонического права, на основании которого и вершился суд, содержатся и в других правовых документах. Соответствующие ссылки мы находим в Новгородской и Псковской Судных грамотах: «Нареченному на архиепископство Великого Новагорода и Пскова священному иноку Фео-филу судити суд свои, суд святительски по святых отецъ правилу, по манакануну; а судити ему всех равно, как боярина, так и житьего, так и молодчего человека»6.

Применение норм канонического права, выработанного византийской церковью, носило естественный характер, поскольку русская церковь до учреждения патриаршества на Руси в 1597 г. непосредственно подчинялась константинопольскому патриарху.

Соответственно суд вершился на основании норм канонического права восточной православной церкви, представленного как в византийских номоканонах, так и в их славянских переводах. Более того, представители высшего духовенства, как правило, были греками (византийцами) по происхождению, для которых обычны были именно нормы византийского права и потому они не испытывали соответственно затруднений в работе с оригинальными текстами.

Получившие в результате рецепции восточного римского права на Руси широкое распространение номоканоны представляли собой своды церковно-гражданского права Византии. В православной церкви наиболее известны два номоканона: Номоканон Иоанна Схоластика — 50 титулов (VI в.), разбитых на 87 глав (в дополненном виде он был переведен на славянский язык, вероятно, св. Мефо-дием (IX век), о чем есть упоминание в Паннокском житии святого: «Тогда же и Номоканон рекше закону правило и отеческие книги преложи»7; и Номоканон — 14 титулов, в первоначальной редакции возникший во второй четверти VII века и переработанный патриархом Фотием в 883 г.

В славянском переводе номоканоны имели хождение на Руси в виде Кормчей книги, которая рассматривала управление делами общества и церкви христианской искусством кораблевождения с использованием Божественного Писания и правил Святых отцов в качестве руля («кормила»). В составе этих Кормчих книг входили и византийские кодексы на славянском языке, наиболее важными из которых были следующие8:

1. Эклога Льва Исаврянина и Константина Копронима (739 — 741 гг.). В отечественную «Кормчую» она вошла в переработке, в 16-ти главах под названием «Леона Царя

4 Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 1. М., 1985. С. 153-161.

5 Ключеский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. М., 1997. С. 195.

6 Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 1. М., 1985. С. 304.

7 Цыпин В.А. Церковное право. М., 1996. С. 90.

8 Цыпин В.А. Церковное право. М., 1996. С. 68-69; Юшков С.В.

Общественно-политический строй и право Киевского государства.

М., 1949. С. 224-226.

Премудрого и Константина Верного Царя главизны о совещании обручения и о Брацех и о иных различных винах». В «Эклоге» было отражено и обычное право славян, благодаря чему сборник широко применялся у славянских народов.

2. В «Кормчей» помещен и так называемый «Закон судный людем Царя Константина Великого» или Судебник царя Константина. Этот юридический сборник приписывается царю Константину, однако, по мнению многих ученых, представляет собой более позднюю переработку отрывка Эклоги некоторых византийских и древнееврейских законов. Вопрос о происхождении и источниках этого документа окончательно не решен.

«Закон судный людем» является памятником, имевшим большое распространение на Руси. Как было отмечено С.В. Юшковым, он оказал влияние на такие основные памятники, как Устав Ярослава и Русская Правда. Большое распространение этого памятника на Руси доказывается тем, что до нас дошло несколько его редакций9.

3. В состав «Кормчей» также вошел еще один сокращенный сборник римского и византийского права — «Про-хирон» (Приручник) Василия Македонянина (870 — 878 гг.), называемый в кормчих «Градской закон». Но в Книгах Законных из него рецепировались только некоторые, наиболее необходимые и применимые части.

4. Также получили распространение, а затем входили в качестве составной части Кормчих так называемые Книги законные, состоящие из четырех частей: Законов земледельческих; Законов «О казнех», т. е. Законов уголовных; «О разделении браков», содержащей постановления о поводах к разводу и о незаконных браках; Главы «о по-сулех», т.е. постановления о свидетелях.

Весьма активно прибегали к нормам византийского права, необходимых для разрешения дел, и в случае отсутствия таковых в памятниках русского законодательства. Подобный повод предоставлялся не редко, так как Русская правда и другие древнерусские законы были весьма кратки и имели заметные пробелы. Так, в частности, при обвинениях в религиозных преступлениях византийское духовенство применяло так называемый Градский закон, т.е. Прохирон Василия Македонянина10.

В дальнейшем Кормчие книги закономерно стали дополняться юридическими статьями и русского происхождения, в первую очередь из княжеских церковных уставов. Фактически эти сборники охватывали все действовавшее русское право. Именно в составе Кормчих и других сборников дошла до нас Русская Правда.

В.О. Ключевский нашел следы воздействия церковновизантийского права на законодательство столь убедительными, что принимая во внимание нахождение текста Русской Правды в составе сборниках церковного права -Кормчих и Мериле праведном, пришел к выводу о церковном происхождении этого памятника. Ученый доказывал, что «…текст Русской правды сложился в сфере не княжеского, а церковного суда, в среде церковной юрисдикции, нуждами и целями которой и руководился составитель Правды в своей работе»11, фактически рассматривая Русскую Правду и церковный устав Ярослава как бы двумя частями одного церковно-юридического кодекса. Однако эти положения не получили поддержки среди ученых, придерживающихся той точки зрения, что Русская Правда — светский судебник, созданный государст-

9 Юшков С.В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949. С. 226.

10 Юшков С.В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949. С. 223.

11 Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. М., 1997. С. 185.

венной властью и охватывает дела, не относящиеся к церковной юрисдикции.

Более того, обращаясь к анализу краткой редакции Русской Правды С.В. Юшков категорически отрицает влияние иноземного, в том числе и византийского, права, указывая на то, что своими корнями она уходит в право дофеодального периода. С такой позицией согласен Я.Н. Щапов. Допуская распространение византийских установлений в правилах и уставах, касающихся христианских морально-этических норм, ученый весьма категоричен в оценках такового применительно к юридическим источникам, отражая достаточно долго господствующую точку зрения в советской науке на данный вопрос: «.в памятниках уголовного, имущественного и семейного права — в Русской Правде, древнерусских грамотах, ранних княжеских церковных уставах — обнаружить определенное влияние византийских норм не удается»12. Заимствование норм византийского права, касающихся не только внутрицерковной жизни, но отправлений сфер регламентации жизни феодального общества Я.Н. Щапов относит к периоду с конца XII — начала XIII вв. и в более позднее время.

Следует также констатировать и определенную избирательность отечественного законодателя в вопросах рецепирования. И если в сфере регулирования брачносемейных отношений и других вопросах, составляющих непосредственную юрисдикцию церкви, применение норм византийского права носило объективно необходимый и, следовательно, весьма активный характер, то в сфере правовой регламентации других сфер правоотношений, отнесенных к княжеской юрисдикции, заимствование было весьма ограниченно — власть предпочитала пользоваться собственными установлениями и нормами обычного права.

Тем более, что рецепирование нивелировалось местными обычаями в купе с практической необходимостью. Об этом свидетельствует фрагмент Повести временных лет, описывающий события периода княжения Владимира, когда тот под влиянием духовенства ввиду умножившихся случаев разбоя взамен обычной системы штрафов ввел новые наказания13: «.и сказали епископы Владимиру: «Вот умножились разбойники; почему не наказываешь их?» Он же ответил: «Боюсь греха». Они же сказали ему: «Ты поставлен богом для наказания злым, а добрым на милость. Следует тебе наказывать разбойников, но по проверке». Владимир же отверг виры и начал наказывать разбойников.». Однако предложенная духовенством система наказаний в виде смертной казни и телесных наказаний, столь распространенная в византийском праве не прижилась на русской почве и была вновь заменена «обычной» вирой — штрафом, приносящей вполне конкретную материальную выгоду: «.и сказали епископы и старцы: «Войн много у нас; если бы была у нас вира, то пошла бы она на оружие и на коней». И сказал Владимир: «Пусть так». И жил Владимир по заветам отца и деда».

Устойчивость закона русского к различным новациям была связана как с практическими соображениями, так и со значительной инерционной силой обычая. Тем более что процесс христианизации Руси, как известно, растянулся на весьма длительный период времени, в течении которого в общественном сознании сформировался сложный симбиоз языческой и христианской культур. Церковь завоевывала свои позиции поступательно, за-

12 Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в Х^ХШ вв. М., 1978. С. 9-10.

13 Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. Учебное пособие. М., 2000. С. 36.

частую приноравливаясь к местным обыкновениям и традициям, столь укорененными в народе. Внедрение в правовое поле Руси новых установлений порой встречало самое ожесточенное сопротивление. Примером тому служат события, описанные в Повести временных лет, когда новгородцы встали на сторону волхва против князя Глеба и его дружины.

Достаточно свободный характер заимствования византийского права подтверждается также тем фактом, что состав древнерусских Кормчих не вполне тождествен с греческими номоканонами. Византийские сборники церковного права подвергались значительной переработке в угоду потребностей властных структур древнерусского государства. Вполне естественным образом составители кормчих на Руси пропускали те установления, которые касались особенностей положения константинопольской церкви. В равной степени не были применимы и многие установления и исходя из различных уровней развития византийского и древнерусского обществ.

Таким образом, можно утверждать о том, что распространение православия явилось своеобразным фактором рецепции византийского канонического права и, частично, светского законодательства.

Список литературы:

1. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995.

2. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. М., 1997.

3. Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 1. М., 1985.

4. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. Учебное пособие. М., 2000.

5. Цыпин В.В. Церковное право. М., 1996.

6. Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в Ж-ХШ вв. М., 1978.

7. Юшков С.В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949.

Рецензия

на статью «К проблеме рецепции византийского права в древнерусском законодательстве» Бондаренко Ю.В., старшего преподавателя кафедры теории и истории государства и права Уфимского юридического института МВД России, кандидата юридических наук

В настоящее время, когда восстановлены некогда прерванные традиции изучения римского правового наследия, обращение к проблеме рецепции византийского законодательства способствует более полному восприятию правовых ценностей, объективно значимых для исследования процесса формирования отечественной правовой культуры.

В статье предпринята попытка проследить изменения в системе и источниках средневекового права Руси в контексте определенных общественно-политических событий, оказавших непосредственное влияние на процесс развития древнерусского права. В данном случае речь идет о христианизации Руси, что способствовало проникновению византийской правовой культуры в законодательство. Автор справедливо акцентирует внимание на источниках канонического права византийской церкви, получивших наиболее широкое распространение в период средневековья.

Предложенный автором взгляд на рассматриваемую проблематику позволяет адекватно оценить историческую роль римского права и его значение в истории отечественного законодательства.

Статья Ю. В. Бондаренко, в целом, отвечает как по содержанию, так и по форме требованиям, предъявляемым к научным изданиям, и рекомендуется для публикации в открытой печати.

Декан юридического факультета, заведующий кафедрой правовых и гуманитарных дисциплин Уфимского института (факультета) РГТЭУ доктор юридических наук, профессор В.К.Самигуллин

Каноническое право / Православие.Ru



Протоиерей Владислав Цыпин. Каноническое право. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2009. — 864 с.

Настоящее издание представляет собой
фундаментальный труд по церковному каноническому праву
Русской Православной Церкви от его истоков —
римского и ветхозаветного права, правил Вселенских и
отечественных Соборов — и до Устава Русской
Православной Церкви настоящего времени, а также
каноническое право Католической и Протестантских
Церквей. Книга содержит также разделы об основных
принципах взаимоотношений Русской Церкви с Российским
государством и инославными Церквами.

Предлагаемое издание предназначено для священнослужителей,
студентов богословских учебных заведений, для юристов и
будет интересна широкому кругу православных читателей.

СОДЕРЖАНИЕ

  • I. ВВЕДЕНИЕ

    • 1. Церковь и право

      • 1.1. Богочеловеческая природа Церкви
      • 1.2. Право
      • 1.3. Применимость правовых норм к жизни Церкви
      • 1.4. Место церковного права в системе права
    • 2. Материальные источники церковного
      права

      • 2.1. Божественное право
      • 2.2. Церковь как источник своего права.
        Божественное право и церковное законодательство
      • 2.3. Каноны
      • 2.4. Частное церковное законодательство
      • 2.5. Статуарное право
      • 2.6. Обычай
      • 2.7. Мнения авторитетных канонистов
      • 2.8. Иерархия правовых норм
      • 2.9. Государственное законодательство по
        церковным делам
    • 3. Ветхозаветное и римское право

      • 3.1. Связь церковного права с ветхозаветным и
        римским правом
      • 3.2. Ветхозаветное право
      • 3.3. Римское право
      • 3.4. Римское право христианской эпохи
      • 3.5. «Корпус» святого Юстиниана
      • 3.6. Церковная тематика в Новеллах Юстиниана
      • 3.7. Законы византийских императоров
        VIII–IX столетий
    • 4. Церковное право как наука

      • 4.1. Название дисциплины: каноническое и
        церковное право
      • 4.2. Изучение церковного права в древности и в
        Византии
      • 4.3. Церковное право в Греции
      • 4.4. Изучение церковного права в России
      • 4.5. Каноническое право на Балканах
      • 4.6. Изучение церковного права на Западе
      • 4.7. Задача, метод и система науки церковного
        права

  • II. ФОРМАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА

    • 5. Священное Писание как источник церковного
      права

      • 5.1. Канон Священных книг
      • 5.2. Церковный авторитет ветхозаветных
        правовых норм
      • 5.3. Новый Завет как источник церковного права
      • 5.4. Священное Писание и каноны
    • 6. Источники церковного права доникейской
      эпохи

      • 6.1. Право Древней Церкви
      • 6.2. Древнейшие памятники церковного права
      • 6.3. Апостольские постановления
      • 6.4. Правила святых апостолов
      • 6.5. Правила святых отцов доникейской эпохи
    • 7. Греческие источники церковного права
      эпохи Вселенских соборов

      • 7.1. Правила I Вселенского Собора
      • 7.2. Правила II Вселенского Собора
      • 7.3. Правила ефесского Собора
      • 7.4. Правила IV Вселенского Собора 451г. .
      • 7.5. Правила Трулльского Собора
      • 7.6. Правила II Никейского, или VII
        Вселенского, Собора
      • 7.7. Правила Поместных Соборов
      • 7.8. Правила святых отцов
    • 8. Западные источники церковного права эпохи
      Вселенских соборов

      • 8.1. Каноны западного происхождения
      • 8.2. Декреталы
    • 9. Кодификация византийских
      церковно-правовых источников в эпоху Вселенских
      соборов

      • 9.1. Классификация законодательных сборников
      • 9.2. Канонические сборники
      • 9.3. Сборники государственных законов по
        церковным делам
      • 9.4. Номоканоны
      • 9.5. «Номоканон в 14 титулах»
    • 10. Западные сборники церковного права эпохи
      Вселенских соборов

      • 10.1. Западные канонические сборники
        IV–VI вв.
      • 10.2. Западные канонические сборники
        VII–IX вв.
    • 11. Источники и сборники церковного права
      Византии X–XV вв.

      • 11.1. Постановления Соборов, патриархов и
        епископов
      • 11.2. Толкования канонов. Аристин. Зонара.
        Вальсамон
      • 11.3. Византийское церковное право XIV
        столетия
      • 11.4. «Номоканон при Большом
        требнике»
    • 12. Греческие источники и сборники
      церковного права Эпохи турецкого ига и нового
      времени

      • 12.1. Сборники эпохи османского ига
      • 12.2. Сборники XIX в.
    • 13. Церковно-правовые источники Балканских
      церквей

      • 13.1. Первые славянские переводы византийских
        Номоканонов
      • 13.2. Кормчая книга святого Саввы Сербского
      • 13.3. Рукописная Кормчая книга на Руси
      • 13.4. Печатная Кормчая
      • 13.5. Средневековые источники Румынской Церкви
    • 14. Источники права Русской Православной
      Церкви до учреждения святейшего синода

      • 14.1. Источники византийского происхождения
      • 14.2. Русские источники церковного права
        соборного и иерархического происхождения (до
        середины XV в.)
      • 14.3. Источники церковного права
        государственного происхождения
      • 14.4. Источники русского церковного права от
        середины XV в. до учреждения патриаршества
      • 14.5. Источники русского церковного права
        эпохи патриаршества
    • 15. Источники церковного права синодальной
      эпохи

      • 15.1. Взаимоотношения Церкви и государства в
        синодальную эпоху
      • 15.2. «Духовный регламент»
      • 15.3. Источники церковного права от издания
        Регламента до начала XX в.
      • 15.4. Церковное законодательство начала ХХ в.
    • 16. Источники церковного права новейшей
      эпохи

      • 16.1. Акты Поместного Собора 1917–1918
        гг.
      • 16.2. Источники церковного права
        1918–1945 гг.
      • 16.3. Источники церковного права
        1945–1990 гг.
      • 16.4. Источники церковного права
        1990–2004 гг.
      • 16.5. Воссоединение Церквей 17 мая 2007 г.
        Архиерейский Собор 2008 г. Поместный Собор 2009 г.
      • 16.6. Государственные акты, регулирующие
        деятельность религиозных общин советской и
        постсоветской эпохи
      • 16.7. Иерархия правовых источников

  • III. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ

    • 17. Состав Церкви

      • 17.1. Глава и члены Церкви
      • 17.2. Клирики и миряне
      • 17.3. Монашествующие
    • 18. Вступление в церковь

      • 18.1. Таинство крещения
      • 18.2. Миропомазание
      • 18.3. Присоединение к Церкви
      • 18.4. Утрата церковной правоспособности
    • 19. Иерархия. Поставление клириков

      • 19.1. Высшие и низшие клирики
      • 19.2. Избрание на священные степени
      • 19.3. Хиротония. Совершители хиротонии
      • 19.4. Условия действительности акта
        поставления
    • 20. Требования к кандидату священства.
      Препятствия к посвящению

      • 20.1. Неспособность к священству
      • 20.2. Виды препятствий, допускающих
        диспенсацию
      • 20.3. Препятствия физического характера
      • 20.4. Препятствия духовного характера
      • 20.5. Препятствия социального характера
      • 20.6. Испытания кандидатов
    • 21. Правительственная иерархия
      клириков

      • 21.1. Правительственная иерархия епископской
        степени
      • 21.2. Правительственная иерархия пресвитерской
        степени
      • 21.3. Правительственная иерархия диаконской
        степени
      • 21.4. Отличие степеней священства от степеней
        правительственной иерархии
      • 21.5. Степени правительственной иерархии и
        церковные должности
    • 22. Церковнослужители

      • 22.1. Хиротесия церковнослужителей
      • 22.2. Степени церковнослужителей
      • 22.3. Низшие церковные должности
    • 23. Обязанности и права клириков

      • 23.1. Обязанности клириков
      • 23.2. Права и привилегии клириков
    • 24. Монашество. Монастыри

      • 24.1. Происхождение и сущность монашества
      • 24.2. Пострижение
      • 24.3. Три чина монашествующих
      • 24.4. Монастыри
      • 24.5. Монастыри и монашество в России

  • IV. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

    • 25. Высшая власть в Церкви

      • 25.1. Кафоличность Церкви
      • 25.2. Высшая власть во Вселенской Церкви
      • 25.3. Вселенские Соборы
      • 25.4. Критика католического учения о
        главенстве в Церкви
      • 25.5. Цезарепапизм и его критика
    • 26. Церковь и территория. Церковная
      диаспора. Автокефальные и автономные церкви

      • 26.1. Территориальный принцип церковной
        юрисдикции
      • 26.2. Диаспора
      • 26.3. Автокефалия
      • 26.4. Автономные Церкви
    • 27. Образование Автокефальных Поместных
      Церквей. Исторический очерк

      • 27.1. Древние автокефальные митрополии
      • 27.2. Экзархаты
      • 27.3. Патриархаты
      • 27.4. Католикосаты
      • 27.5. Новые автокефальные Церкви
    • 28. Диптихи

      • 28.1. Исторический очерк
      • 28.2. Современный диптих автокефальных
        Православных Церквей
    • 29. Высшее управление в Поместных
      Церквах

      • 29.1. Канонические принципы устройства высшего
        управления в Поместных Церквах
      • 29.2. Высшее управление в Патриархатах
    • 30. Высшее управление в Русской Церкви.
      Исторический очерк

      • 30.1. Досинодальный период
      • 30.2. Синодальная эпоха
      • 30.3. Новый патриарший период
    • 31. Высшее управление В Русской Православной
      Церкви по ныне действующему уставу 2000 г.

      • 31.1. Поместный Собор
      • 31.2. Архиерейский Собор
      • 31.3. Соотношение полномочий Поместного и
        Архиерейского Соборов
      • 31.4. Патриарх Московский и всея Руси
      • 31.5. Священный Синод
      • 31.6. Синодальные учреждения
    • 32. Устройство высшего управления
      автокефальных Поместных церквей

      • 32.1. Константинопольская Церковь
      • 32.2. Александрийская Церковь
      • 32.3. Антиохийская Церковь
      • 32.4. Иерусалимская Церковь
      • 32.5. Грузинская Церковь
      • 32.6. Сербская Церковь
      • 32.7. Румынская Церковь
      • 32.8. Болгарская Церковь
      • 32.9. Кипрская Церковь
      • 32.10. Элладская Церковь
      • 32.11. Албанская Православная Церковь
      • 32.12. Польская Православная Церковь
      • 32.13. Православная Церковь Чешских земель и
        Словакии
      • 32.14. Православная Церковь в Америке
      • 32.15. Сравнительная характеристика устройства
        высшей власти автокефальных Православных Церквей
    • 33. Самоуправляемые Церкви и
      Экзархаты

      • 33.1. Самоуправляемые Церкви
      • 33.2. Экзархаты
    • 34. Епархиальное управление. Канонические
      основания. Исторический очерк

      • 34.1. Епархия
      • 34.2. Канонические основания епархиального
        управления
      • 34.3. епархиальное управление в Древней Церкви
        и в Византии
      • 34.4. епархиальное управление в истории
        Русской Церкви
    • 35. Епархиальное управление по ныне
      действующему Уставу Русской Православной
      Церкви

      • 35.1. Правящий и викарный епископы.
        Епархиальное управление по ныне действующему
        Уставу Русской Православной Церкви
      • 35.2. Коллегиальные органы епархиального
        управления в соответствии с ныне действующим
        Уставом Русской Православной Церкви
    • 36. Благочиннические округа

      • 36.1. Исторический очерк
      • 36.2. Благочиния в соответствии с ныне
        действующим Уставом Русской Православной Церкви
    • 37. Приходское управление. Канонические
      основания

      • 37.1. Образование приходов
      • 37.2. Поставление приходского священника
      • 37.3. Канонические обязанности приходских
        клириков
    • 38. Приходское управление в Русской
      Православной Церкви. Исторический очерк

      • 38.1. Приходы в досинодальный и синодальный
        периоды
      • 38.2. Приходское управление в новейший период
    • 39. Приходское управление по ныне
      действующему Уставу

      • 39.1. Приход
      • 39.2. Настоятель прихода и приходской причт
      • 39.3. Коллегиальные органы приходского
        управления

  • V. ЦЕРКОВНАЯ ВЛАСТЬ

    • 40. Сущность и виды церковной
      власти

      • 40.1. Природа церковной власти и ее отличие от
        власти мирской
      • 40.2. Виды церковной власти
    • 41. Власть учения

      • 41.1. Символ веры и другие авторитетные
        изложения вероучения
      • 41.2. Проповедь
      • 41.3. Катехизация и школьное обучение религии
      • 41.4. Миссионерство
      • 41.5. Духовная цензура
    • 42. Власть священнодействия

      • 42.1. Богослужение
      • 42.2. Церковный календарь
    • 43. Христианская смерть

      • 43.1. Напутствие умирающих
      • 43.2. Погребение усопших и их молитвенное
        поминовение
      • 43.3. Кладбища
    • 44. Канонизация и почитание святых

      • 44.1. Канонизация святых в Православной Церкви
      • 44.2. общечтимые и местночтимые святые
      • 44.3. Прославление святых в Русской Церкви в
        досинодальную эпоху
      • 44.4. Канонизация святых в синодальную эпоху
      • 44.5. Канонизация святых в советскую эпоху
      • 44.6. Канонизация святых при патриархе Алексии
        II
      • 44.7. Почитание подвижников благочестия
    • 45. Церковное законодательство

      • 45.1. Носители законодательной власти в Церкви
      • 45.2. Предмет церковного законодательства
      • 45.3. Статус и применение канонов
      • 45.4. Применение церковных законов и их
        обязательная сила
    • 46. Церковное управление и надзор

      • 46.1. Церковное управление
      • 46.2. Церковный надзор
    • 47. Церковный суд

      • 47.1. Экклезиологические основания церковного
        суда
      • 47.2. Суд в Древней Церкви
      • 47.3. Церковный суд в Византии
      • 47.4. Церковный суд в Древней Руси
      • 47.5. Церковный суд в синодальную эпоху
      • 47.6. Церковный суд в новейший период истории
        Русской Православной Церкви
      • 47.7. Церковно-судебные инстанции.
        Исторический очерк
      • 47.8. Церковный суд по ныне действующему
        Уставу Русской Православной Церкви и Положению о
        церковном суде Русской Православной Церкви
    • 48. Церковные наказания

      • 48.1. Наказания для мирян
      • 48.2. Церковные наказания для духовных лиц

  • VI. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ

    • 49. Таинство брака

      • 49.1. Определение брака
      • 49.2. Брак в Ветхом Завете
    • 50. Заключение брака в Христианской
      Церкви

      • 50.1. Заключение брака в Древней Церкви
      • 50.2. Заключение брака в Византии
      • 50.3. Заключение брака в Русской Церкви
      • 50.4. Браковенчание
    • 51. Препятствия к заключению брака

      • 51.1. Виды препятствий
      • 51.2. Абсолютные препятствия к браку
      • 51.3. Условные препятствия к браку
    • 52. Христианская этика брака

      • 52.1. Взаимные обязанности супругов
      • 52.2. Взаимные права и обязанности родителей и
        детей
    • 53. Расторжение брака

      • 53.1. Канонические основания расторжения брака
      • 53.2. Признание брака недействительным
      • 53.3. Развод

  • VII. ЦЕРКОВНОЕ ИМУЩЕСТВО И СОДЕРЖАНИЕ ДУХОВЕНСТВА

    • 54. Имущественные права Церкви

      • 54.1. Учения о субъекте собственности
        церковного имущества
      • 54.2. Церковное имущество в Византии
      • 54.3. Имущество Церкви в России. Исторический
        очерк
      • 54.4. Церковное имущество по ныне действующему
        законодательству Российской Федерации
      • 54.5. Имущество и средства Русской
        Православной Церкви по ныне действующему Уставу
      • 54.6. Церковное имущество на Западе
    • 55. Объекты церковного имущества

      • 55.1. Священные и церковные предметы
      • 55.2. Храм
      • 55.3. Иконы
    • 56. Содержание духовенства

      • 56.1. Канонические принципы, регламентирующие
        содержание духовенства
      • 56.2. Содержание духовенства в России

  • VIII. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ С
    ИНОСЛАВНЫМИ ЦЕРКВАМИ И НЕХРИСТИАНСКИМИ РЕЛИГИЯМИ

    • 57. Православная Церковь и инославные
      церкви

      • 57.1. Каноны о ересях и расколах
      • 57.2. Каноны о присоединении еретиков и
        раскольников
      • 57.3. Присоединение инославных в Византии и на
        православном Востоке в эпоху османского ига
      • 57.4. Присоединение инославных в Русской
        Православной Церкви
    • 58. Церковь и нехристианские
      религии

      • 58.1. Религиозная статистика
      • 58.2. Канонические принципы взаимоотношений
        христиан с иноверцами

  • IX. ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО

    • 59. Православное учение о
      государстве

      • 59.1. Природа государства
      • 59.2. Формы государственного правления с
        христианской точки зрения
    • 60. Модели взаимоотношений Церкви и
      государства

      • 60.1. Церковь вне закона
      • 60.2. Симфония Церкви и государства
      • 60.3 Средневековая западноевропейская
        «теократия»
      • 60.4. Государственная церковность
      • 60.5. отделение Церкви от государства
      • 60.6. Церковь как корпорация публичного права
      • 60.7. обзор современной ситуации
    • 61. Взаимоотношения Церкви и государства в
      России. Исторический очерк

      • 61.1. Церковь и государство в допетровскую
        эпоху
      • 61.2. Синодальная система
        церковно-государственных отношений
      • 61.3. Взаимоотношения Церкви и государства в
        советскую эпоху
    • 62. Правовой статус Русской Православной
      Церкви в современном российском государстве

      • 62.1. Конституционный статус Русской
        Православной Церкви
      • 62.2. Статус Русской Православной Церкви в
        соответствии с Федеральным законом от 26 сентября
        1997 г. «о свободе совести и о религиозных
        объединениях»
      • 62.3. Иные законодательные акты,
        регламентирующие церковную жизнь
      • 62.4. Перспективы развития российского
        законодательства о статусе религиозных общин
    • 63. Основные принципы взаимоотношений Церкви
      и государства

      • 63.1. Канонические нормы взаимоотношений
        Церкви и государства
      • 63.2. Взаимоотношения клириков и
        государственной власти
      • 63.3. Православная Церковь в современном мире

  • ПРИЛОЖЕНИЕ

    • 1. Источники права католической и
      протестантских церквей

      • 1.1. Особенности законодательства и источники
        права Католической Церкви
      • 1.2. Средневековые католические сборники
        канонического права
      • 1.3. Кодексы Католической Церкви
      • 1.4. Правовые источники Протестантских Церквей
    • 2. Высшее управление Римско-Католической
      Церковью

      • 2.1. Статус Римско-Католической Церкви
      • 2.2. Папа
      • 2.3. Синод епископов
      • 2.4. Кардиналы
      • 2.5. Римская курия
      • 2.6. Легаты
      • 2.7. Православная каноническая оценка системы
        управления Католической Церковью

  • Библиография

22 октября 2009 г.

Церковная организация и юрисдикция в Киевской Руси. Рецепция византийского права

Христианство в византийском варианте ориентировало человека на духовное преображение, содержало идею коллективного спасения. Это способствовало появлению такого феномена как духовность, неизвестного западному христ. миру

Церковные организации и юрисдикция складываются на Руси после принятия христианства в качестве гос. религии. Духовенство делилось на «чёрное» (монашеское) и «белое» (приходское). Организационными центрами стали приходы, епархии и монастыри. Церковь получила право на приобретение земель, населённых деревень, на осуществление суда по специально выделенной юрисдикции. Формировалось достаточно автономное «церковное общество», защищённое привилегиями (освобождение от уплаты податей и исполнения повинностей, право на получение «десятины») и иммунитетами (особый суд, собственная администрация). Общее право, и княжеская власть не вторгались в эту сферу.

В качестве митрополии Константинопольского Патриарха РПЦ осуществляла суверенную законодательную деятельность. Акты, издаваемые ею, носили форму соборных постановлений и канонических посланий. Многие церковно-правовые акты имели гос. Про-е и издавались разными инстанциями и органами: великими и удельными князьями, византийскими императорами, позже – золотоордынскими ханами. Регулировали преимущественно отношения между Церковью и гос-вом, предоставляя Церкви льготы.

Судебная власть Церкви устанавливалась над всем христианским населением Руси, но лишь по определенным делам. Над некоторыми группами населения (церковные люди) церковный суд устанавливался по всем делам, так же как суд над населением церковных земель (вотчин). В ряде случаев действие церковных уставов накладывалось на сферу действия государственного законодательства, основным источником ко­торого была Русская Правда.


 

РП: источники, редакции, система. Точки зрения историков поп поводу её происхождения.

Русская Правда содержит в себе прежде всего нормы уголовного, наследственного, торгового и процессуального законодательства; является главным источником правовых, социальных и экономических отношений восточных славян.

Источники

1. Источниками кодификации явились нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права относятся прежде всего положения о кровной мести (ст. 1 КП) и круговой поруке (ст. 19 КП).

2. одним из источников Русской Правды был Закон Русский (нормы уголовного, наследственного, семейного, процессуального права).

3.обычай санкционируется государственной властью (а не просто мнением, традицией), он становится нормой обычного права. Эти нормы могут существовать как в устной, так и в письменной форме.

4. Ссылки договоров на закон молодого Русского государства, используемый как источник права наряду с законами Византийской империи, стали темой оживлённой дискуссии в исторической и юридической литературе

До наших дней дошло более ста списков Русской Правды, которые можно представить в трех основных редакциях: Краткая, Пространная и Сокращенная (обозначаемые в литературе как КП , ПП и СП).



Древнейшей редакцией (подготовлена не позднее 1054 г.) является Краткая Правда, состоящая из Правды Ярослава (ст. 1—18), Правды Ярославичей (ст. 19—41), Покона вирного (ст. 42), Урока мостников (ст. 43). Пространная редакция, возникшая не ранее 1113 г. и связанная с именем Владимира Мономаха, разделялась на Суд Ярослава (ст. 1—52) и Устав Владимира Мономаха (ст. 53—121). Сокращенная редакция появилась в середине XV в. из переработанной Пространной редакции.

Редакции: Краткая 1738 В.Н. Татищев, Пространная 1788 В.В. Кристинин, Сокращённая 1846 Н.В. Колачёв

Существующие в литературе две противоположных оценки признают Русскую Правду либо официальным сводом княжеского права действующего на Руси, либо частным сборником юридических обычаев и судебной практики.

По мнению Ключевского, Русская Правда представляла собой дополнение к Кормчей книге, а ее текст сформировался в сфере не княжеского, а церковного судопроизводства. В ее основу положен целый ряд церковно-правовых источников византийского происхождения — Номоканон, Эклога, Закон судный людем, Прохирон. В круг ее источников попали оба церковных устава.

Во многих случаях текст Правды является переложением, пересказом княжеских законов. При этом пересказ отражал идеологическую позицию кодификатора: в тексте опускаются составы преступлений, санкции и процессуальные действия, имевшие место в действительном судопроизводстве; нет раздела о государственных преступлениях, отсутствуют смертная казнь и судебный поединок, против которых всегда активно выступала Церковь.

Со временем действие Русской Правды выходит за пределы церковной юрисдикции и судопроизводства и распространяется на княжеское судопроизводство. Однако будучи сборником обычаев и церковного законодательства, Правда остается руководством, пособием для княжеских судей.

сравнительный анализ – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 322+340.5:271.2(477,25)«0»

О. В. Зтченко, доктор юторичних наук, доцент

ВСЕЛЕНСЬКЕ КАНОН1ЧНЕ ПРАВО ПЕРШОГО ТИСЯЧОЛ1ТТЯ I ЦЕРКОВНЕ ПРАВО КИ1ВСЬКО1 РУС1 XI СТОЛ1ТТЯ: ПОР1ВНЯЛЬНИЙ АНАЛ1З

ЗдШснюеться поргвняльний аналгз ухваленог Вселенськими та Помжними соборами християнськог церкви 1У-1Х стол1ть нормативност1 та норм церковного права Кигвськог Руа, зокрема, Уставу князя Володимира та Статуту князя Ярослава. Основна увага звертаеться на встановлення ступеня впливу соборних постанов на визначення спрямованост1 та зм1сту княз1вських документ1в, а також гхмх стльних ознак та в1дм1нностей.

Ключовi слова: Вселенсью собори, Пом1сш собори, Устав, Статут, каношчне право.

Актуальтсть проблема. Урядов^ парламентсью й економiчнi кризи, масовi виступи громадян Украши свщчать про недостатню ефектившсть по-л^ики формування у нш правово’1 держави, необхщшсть штенсифшацп цьо-го процесу застосуванням додаткових чинниюв. До останшх слiд вiднести й розповсюдження знань канонiчного права, багатий морально-правовий спадок якого сприяе тднесенню у суспiльствi рiвня самосвiдомостi, культури та моральности громадян, подоланню негативних тенденцш правового нiгiлiзму, змiцненню сощального миру i консолщацп громадянського суспшьства. 1г-норування суспiльством iсторичного православного фундаменту вiтчизняноi державностi спрямовуе його на деградащю та моральну руйнащю. Вивчення канонiчного права надае студентам можливосп здобути не однобоку атею-тичну, а всеохоплюючу, широку, фундаментальну освiту й глибше ощнюва-ти правовi системи, визначати характер i норми взаемозв’язкiв мiж церквою та державою, а також мiж рiзними конфесiями.

Аналiз останшх джерел i публЫацш. Канонiчне право рiзною мiрою висвiтлювали дорадянськi правознавцi та юторики С. С. Голубинський, В. Н. Бенешевич, М. Красножон, А. С. Павлов, Н. С. Суворов та багато шших, сучасш росiйськi вчеш А. В. Карев, С. А. Комаров, Н. Кулаков, А. П. Лопухш, А. I. Масляев, К. В. Сомов, П. Тиллiх, В. А. Томсшов та ш. До числа вгг-чизняних дослiдникiв каношчного права входять В. В. Андрейцев, В. I. Анд-рейцев, Л. Войтович, А. Домановський, В. I. Киянко, В. В. Лазор, Л. I. Лазор,

© Зшченко О. В., 2017

55

I. Лильо, Ю. М. Оборотов, О. Рудаков, С. Сорочан, В. В. Сташис, П. П. То-лочко, О. Файда, 1.1. Шамшина та ш. Вони розглядали процес виникнення та особливосп еволюцп каношчного права у першому тисячолiттi нашо’1 ери на Сходi й на Заход^ формування його джерел, узагальнено констатували впли-ви на розвиток державност Кшвсько! Русi тощо. Однак серед праць означених авторiв не зустрiчаються конкретш порiвняльнi аналiзи нормативности джерел каношчного права, зокрема, ухвалених Вселенськими та Помюними соборами правил iз церковними Уставом та Статутом князiв Володимира та Ярослава.

Мета статт1 i полягае у спробi спiвставлення означених текстiв.

Виклад основного матерiалу. Виклад матерiалу логiчно розпочати ви-свiтленням особливостей виникнення каношчного права у Православнш церквi i в Кшвськш Русi. Росiйський правознавець i iсторик церковного права А. С. Павлов наголошував, що оскшьки росiйська церква складае частину единоi схщно!’ православноi церкви, п право мае вивчатись у не-розривному зв’язку з правом останньо’1, а для правильного розумiння того й шшого права необхiдно знати, як воно утворилось [3, с. 27]. Вчений додавав, що християнство справило значний вплив на правове життя «висо-кокультурного римського народу», а цившзаторська дiяльнiсть церкви по вщношенню до варварських, германських i слов’янських народiв проявилась у ще бiльш широких обсягах i з бшьшою силою [3, с. 28]. А. С. Павлов роз-подшяв iсторiю православно’1 церкви дослiджуваного перюду на два етапи: перший — вщ початку християнства до визнання його державною релшею у Римськш iмперii за Костянтина Великого (306-337 рр.) i другий — вщ Костянтина Великого до видання Фо^евого номоканона наприкiнцi IX ст. [3, с. 38]. Отже, цей перюд охоплюе майже тисячолiття. Дослiджуваний же перюд юторп церковного права Кшвсько’1 Русi не сягае й одного сташття, оскiльки пiсля 11 Хрещення у 988 р. до укладання Уставу святого Володимира максимум у 1015 р. сплинуло лише 27 роюв, а до появи Статуту Ярослава Мудрого у 1052-1054 рр. — 66 роюв.

Другу суттеву вщмшшсть процесу виникнення каношчного права на першому етат його розвитку у Римськш iмперii й упродовж 988-1054 рр. у Кшвськш Рус складала форма започаткування церковних дисциплшарних правил. Протягом перших трьох стол^ь нашо! ери християнська релтя самостшно розповсюджувалась на територп Римсько!’ iмперii i за п межами. При цьому держава досить активно боролась проти християнства. Особливо широких масштабiв гонiння проти церкви набуло за iмператорiв Нерона (37-68 рр.) та Дюклепана (284-305 рр.). За наказом першого християн роз-шукували, схоплювали, вщдавали до циркiв на розтерзання дикими звiрами, розпинали на хрестах, обливали гарячою смолою i запалювали вночi замiсть

факелiв для осв^лення садiв iмператора. За правлiння другого тирана влас-тi протягом десятилiття вбивали сотш тисяч християн, прагнучи поеднати смертну кару з найрiзноманiтнiшими мордуваннями [4, с. 257-258]. У Ки-‘вськш же Русi християнську релiгiю було запроваджено «зверху» одно-разовим вольовим ршенням князя Володимира. Правовим врегулюванням цього процесу виявився його церковний Устав [9]. Наступним i оргашчно пов’язаним iз першим виявився Статут князя Ярослава Володимировича. «Статп (точшше, норми) Ярославового уставу, — зазначав А. С. Павлов, -перебувають у прямому зв’язку iз уставом Володимира» [3, с. 110-111].

Вiдрiзнялись i особливостi виникнення церковних правил на першому етапi розвитку християнства у Римськш iмперii i в 988-1054 рр. у Кшвськш Русь А. С. Павлов вбачав перший етап юторп джерел загальноцерковного права вщ початку християнства до визнання його державною релiгiею Рим-сько’1′ iмперii у 313 р. н. е. [3, с. 38]. У цей час ще не вщбувся жоден iз По-мiсних чи Вселенських соборiв i ще не формулювались строгi дисциплiнарнi правила, як виникали на другому етапi, за висловом А. С. Павлова, у «най-бшьш блискучий перiод розвитку церковного права… пергодутворення загальноцерковного, або вселенського канотчного кодексу» (курсив А. С. Павлова) [3, с. 43-44]. До початку четвертого столбя християнсью общини управлялись епископами вщповщно до бiблейських норм та апостольських переказiв, яю вiдiгравали роль загального i необхщного канону церковного життя i дисциплши [3, с. 38]. Вже наприкшщ третього столiття християнськiй церквi були повсюдно вiдомi 85 апостольських правил, як походили вiд церковних авторитетсв (апостолiв), пiдходили пiд поняття неписаних законодав-чих норм i фактично були звичаями [6, с. 15; 3, с. 36]. Втизняш правознав-цi Л. I. Лазор, В. В. Лазор, I. I. Шамшина вбачають у християнсга перших трьох стол^ь нашо’1′ ери лише «початок розвитку церковно’1′ (^но^чно!) нормотворчосп» [4, с. 259]. Що ж стосуеться Кшвсько’1 Русi, то тсля 11 хре-щення князь Володимир, будучи послщовним державним дiячем, вщразу ж здiйснив розмежування юрисдикцii церковно! i княжо!’ влади. Формальним вираженням княжо! волi виявився Устав Володимира, у якому низка втиз-няних правознавцiв вбачае «перше вiтчизняне джерело каношчного права», у вiдповiдностi до якого регулювання шлюбно-сiмейних, спадкових, торгових та деяких iнших вiдносин передавалось до церковно’].’ юрисдикцii [4, с. 16].

На другому етат розвитку каношчного права апостольсью уснi перекази знайшли письмове оформлення i тдтвердження Помiсними i Вселенськими соборами i увiйшли у числi 85 у видану у 883 р. вщому пiд назвою «Номоканон у XIV титулах» збiрку правил, тобто виданих церковною законодавчою владою письмових визначень, яю до наших дшв у православнш церквi мають силу обов’язкових для усiх вiруючих [6, с. 9]. До Номоканону увшшли також

правила шести Вселенських i десяти Помюних соборiв, правила тринадцяти святих отщв. Икейський Вселенський собор 325 р. ухвалив 20 правил, Кон-стантинопольський перший 381 р. — 7 правил, Ефеський 431 р. — 8 правил, Халкщонський 451 р. — 30 правил, Трульський 691-692 рр. — 102 правила, Ншейський другий 787 р. — 22 правила, тобто разом 189 правил. В цшому в робот! цих соборiв брали участь 1653 епископи та iншi свят отщ. Анюрський Помюний собор 314 р. ухвалив 25 правил, Неокесаршський 314-325 рр. -15 правил, Гангрський 340 р. — 21 правило, Антиохшський 341 р. — 25 правил, Лаодикшський 343 р. — 58 правил, Сердикський 343 р. — 21 правило, Констан-тинопольський 394 р. — 1 правило, Карфагенський 419 р. — 12 правил, Кон-стантинопольський 861 р. — 17 правил.

В цшому тсля набуття статусу державнох релтх християнська церква ухвалила понад 740 правил (тдраховано автором) [6, с. 10-12, 23-37, 39-48; 4, с. 266-273]. Що ж стосуеться церковного права Кшвсько!’ Рус XI ст., то Устав Володимира мютив 19 статей, а Статут Ярослава — 56 статей, тобто 75 статей в цшому [9, с. 39-41; 8, с. 41-45]. Однак, якщо врахувати те, що Устав Володимира не мютив дисциплшарних правил, а лише вмотивовував необхвдшсть перенесення певного !х числа до церковноi юрисдикци, то 56 статей Статуту Ярослава, у порiвняннi !х iз означеними вище 740 канонами, складатимуть менше 1 % кшькосп правил Схщно! церкви ^-1Х ст. Така рiзниця також становить значну вщмшнють.

До цього часу мова йшла в основному про кшьмсш характеристики об’екпв порiвняльного аналiзу. Однак порiвняння змюту постае бшьш важ-ливим. Вселенськi собори виршували в основному догматичнi питання, за-суджували рiзнi псевдовчення — ереа, якi перекручували догмати вiри. Ом iз цих соборiв, вiд 325 до 787 рр., скликались з метою засудження арганства (невизнання божественносп 1суса Христа), духоборства (ввдкидання боже-ственност1 Святого Духа), христологгчностг (невизнання 1суса Христа Бого-людиною), пелагтництва (невизнання першорiдноi грiховностi), моноф1зит-ства (невизнання 1суса Христа людиною), монофштства (визнання 1суса Христа тiльки Богом), ¡коноборства (невизнання святосп iкон [4, с. 266-271; 2, с. 113-115, 234]. Одночасно Вселенсью собори виршували питання церковного устрою, церковноi пол^ики, засуджували прагнення церковних iе-рархiв та служителiв рiзних рiвнiв до збагачення, посвячення у церковнослу-жителi за грошi, лихварство, вщкуп, розкрадання церковного майна, його привласнення, торггвлю напоями тощо [1, с. 143-149; 7, с. 149-145; 3, с. 4143]. Це обумовлювалось тим, що вже у IV ст. церква перетворилась на мо-гутнш централiзований шститут, найбагатшу i наймогутнiшу органiзацiю. Династii священнослужителiв стали повсякденною практикою. Точилась по-

стшна боротьба за вищi церковш посади, якi часто купувались. У цшому духовенство жило у розкошах, що бентежило навiть високих придворних сановниюв [2, с. 50].

Окремi iз соборiв водночас зачiпали i питання шлюбно-сiмейного характеру [1, с. 143-149]. Так, правилом 14-м Халкщонського собору 451 р. дозволялось церковним читачам та ствакам одружуватись, але заборонялось брати дружину iз iновiрних, еретичок, iудейок, язичниць. Порушення правила каралось епiтимiею [1, с. 145]. Правило 6-те Трульського собору 691692 рр. забороняло брати шлюб шодияконам, дияконам та пресвiтерам пiсля здiйснення над ними хiротонii, порушення якого позбавляло сану. До хiрото-нп цим служителям одружуватись дозволялось [1, с. 146-147]. Ц два собори, правилами 27-м, 91-м, 92-м, передбачали анафему за викрадання чужох дру-жини, а також епитим^ жшкам за викликання травами викидню як за вбив-ство [1, с. 146-148]. 3-те правило Трульського собору квалiфiкувало пере-любством вступ у статевi стосунки з iншими чоловiками дружин во’шв та iнших чоловiкiв, що довго були вщсутшми, до переконання у 1’хшй смертi або до повернення. Пвд це визначення тдпадали й жiнки, якi одружувались тсля вiдбуття 1’хшх чоловiкiв на невизначений час [1, с. 148].

Дисциплшарш питання виршувались Помiсними соборами, як вщбули-ся вiд 314 до 879 рр. В цшому ухвалеш ними правила можна розподшити на чотири групи: шлюбш вiдносини, покинення члешв им’!’, чаклунство та язичництво, вбивство. Анюрський Помiсний собор 314 р. 10-м правилом дозволяв одружуватись поставленим у диякони лише до ща поди i забороняв брати шлюб тсля неi [7, с. 149-150]. Вщповщно до статей Ы та Э1-«1 Лаоди-кiйського Помiсного собору 343 р. вiруючi могли вiльно i законно поеднува-тись у шлюбi пiсля проведеноi у постi та молитвах недовгочасноi перерви, а не таемно сукуплятись. При цьому заборонявся шлюбний союз iз еретиками чи еретичками без намiру останнiх стати християнами [7, с. 151]. 102-м правилом Карфагенського Помюного собору 419 р. заборонявся повторний шлюб залишеному чоловiковi i покинутш дружинi, за порушення чого вони схиля-лись до покаяння [7, с. 153].

Гангрський Помюний собор 340 р. статтями 14-ю, 15-ю та 16-ю перед-бачав покарання прокляттям за покинення чоловша дружиною, дiтей батьком чи ма^р’ю, батькiв дiтьми [7, с. 150]. Стаття 24 Анкiрського Помiсного собору 314 р. вимагала покаяння упродовж п’яти роюв та молитов без прилу-чення до святих ташств за заняття чаклунством, запрошення до житла чаклу-нiв та дотримання язичницьких звич^’в [7, с. 150]. Ухвалеш собором правила 22-ге та 23-те мали карати вiруючих за навмисне вбивство переведенням до розряду припадаючих до кшця життя, а за неумисне вбивство — на ам рокiв [7, с. 150].

Каношчне право Схщно’1 церкви, що формувалось протягом першого ти-сячол^тя н. е., справило визначальний вплив на виникнення церковного права Кшвсько» Pyci в XI ст. Про це свщчать згадки про переклад Номоканону у XIV титулах на слов’янсью мови у IX-XI ст., письмовi пам’ятки про схильшсть князя Володимира до непоодиноких нарад з епископами про ви-роблення законiв для християн, а по-друге, його пряма заява про укладання ним Уставу на пiдставi «грецького номоканону», який переконав його у необ-хщносп вщокремлення церковного права вiд державного. Останне повторю-еться i князем Ярославом у його Статут [3, с. 64, 83, 84, 101; 9, ст. 4, с. 39; 8, ст. 1, с. 41]. Устав не передбачав покарань за порушення норм християнсько» моралi та поведшки i виршував лише два питання: встановлення церковно’1 десятини i визначення кола вщомства церкви у справах християнського сус-пiльства. За висловом А. С. Павлова, в Уставi Володимира «мютиться один тiльки голий перелш пiдсyдних церквi справ та оаб без будь-яко’1 вказiвки на те, у чому власне повинен полягати суд у цих справах i над цими особами» [3, с. 111].

У перекладi iз старослов’янсько» мови та тлумачення термЫв А. С. Пав-ловим 9-та стаття Уставу Володимира передавала до церковно’1 юрисдикцп такi дп: роспуст (розлучення), смтьное заставанье (придане), пошибанье (згвалтування чужо’1 дружини чи дочки), промеже мужем i женою о животе (бшки подружжя), у племеш чи у сватьстве поiмуться (шлюби мiж близькими родичами). Сюди входили також рiзнi види чаклунства: ведь-ство (знахарство взагалi), потвори (приготування рiзних чаклунських напо-1’в), зелейшчество (знання цiлющих трав), чародеямя (способи приготування чаклунських лшв), волховатя (те ж, що й ведьство), урекатя (уроки), бляде-ме (базшання), зелИ (привернення жшок або чоловшв за допомогою трав), еретiчество (чаклунство), зубоежа (аморальна бшка чоловiкiв з кусаннями та шкрябаннями).

Далi згадувалось побиття батька чи матерi сином чи дочкою, позови дггей про спадок, церковна крадiжка, осквернення могили, руйнування хреста, побиття домашньо’1 птицi та собаки, бшка чоловЫв, пошкодження у нш стате-вих органiв дружиною одного iз них, язичницькi молшня, вбивство дiвчиною дитини [9, ст. 9, с. 40; 3, с. 102-105]. А. С. Павлов зазначав з цього приводу, що лише деяю iз перелiчених предметв церковного суду були «прямо вказа-ш у грецькому номоканонi i разом з ним у Бiблii». Iншi ж були внесенi до Уставу Володимира «за вказiвкою самого народного життя», яке в той час нерщко представляло зафiксованi в Уставi випадки [9, с. 40; 3, с. 105]. В Уста-вi говорилось про його дiевiсть в усш Рyсi, неможливостi князiв уах наступ-них поколiнь, княжих сyддiв, бояр, тiyнiв втручатись у справи церковних сyдiв, наводився перелiк церковних посад та церковних людей, передбачались

покарання прокляттям та страшним судом за образу церковного суду [9, с. 39-41]. Таким чином, перший християнський князь Володимир проводив свою законодавчу та установчу дiяльнiсть, яка спрямовувалась на встанов-лення i змщнення у Кшвськш Рус нового порядку вщповщно до приписiв ново! релт!. Фактично Володимир керувався тсею ж iдеeю, що свого часу i римський iмператор Костянтин, який, прагнучи до створення едино!, сильно! держави, «високо цiнив централiзаторську силу церкви i вважав ii, нарiвнi iз вiйськом, бюрократiею та законодавством, могутшм чинником створення сильно! iмператорськоi влади» [5, с. 24].

Статут князя Ярослава також, посилаючись на грецький номоканон i пере-буваючи у прямому зв’язку з Уставом князя Володимира, по-перше, призна-чив вщповщш покарання за вiднесенi до церковного суду дп, а по-друге, додав до них цшу низку нових, юторично обумовлених статей. Це були стат-тi про одночасне ствжиття з двома дружинами (ст. 13), про зваблення дь вчини (ст. 5), про зв’язок одруженого чоловша з сторонньою жшкою (ст. 6), мирянина iз чорницею (ст. 15), про взяття чоловшом другого шлюбу без правильного розлучення з дружиною (ст. 7), про рiзнi види кровозмшення (статтi 11, 17-20), про примус батьками дггей до шлюбу (ст. 21), про насиль-ницьке утримання ix вiд шлюбу, про образу подружньо! честi чужо! дружини лайливим словом (ст. 22) та iншi з покараннями за ix скоення [8, с. 41-45]. А. С. Павлов вбачав у таких злочинах досить звичайш явища у життi русичiв, якi щойно хрестилися [3, с. 111].

Передбачеш Статутом Ярослава норми можна розподшити на три групи: 1) злочини проти вiри й церкви; 2) шлюбно-амейш вiдносини; 3) порушення сустльно! християнсько! моралi. До першо! групи входять блуд кума з кумою (ст. 13), брата з сестрою (ст. 15), близьких родичiв (ст. 16), життя з двома дружинами (ст. 17), статевий зв’язок жшки з жидовином чи бесерменом (ст. 19), чоловша з бесерменкою чи жидiвкою (ст. 51), блуд мирянина з чорницею (ст. 20), з твариною (ст. 21), свекра з невюткою (ст. 22), брата з двома сестрами (ст. 23), вггчима з падчеркою (ст. 24), дiвера з ятрiвкою (ст. 25), сина з мачухою (ст. 26), двох бра^в з одшею дружиною (ст. 27), батька з донькою (ст. 28), блуд ченця, чорнищ, священика, його дружини, проскурнищ (стат-т 44, 45), чаклунство дружини (ст. 38), пияцтво священиюв, ченщв i чорниць (ст. 46), вживання заборонено! 1’ж1, 1’ж1 й пиття з iновiрцями та вiдлученими вщ церкви (статтi 47, 49, 50), втручання священика в шший прихщ (ст. 48), розстриження ченця й чорнищ (ст. 52) [8, с. 43-44].

Злочинами шлюбно-амейного характеру вважались зрада чоловшом дружини (ст. 8), зрада дружиною чоловша (ст. 10), покидання чоловшом хворо! дружини i дружиною хворого чоловiка (статп 11, 12), незаконне розлучення (ст. 18), насильницький шлюб (ст. 29), тдстави для розлучення: непослух

дружини, й перелюбство, замах на життя чоловша, пияцтво, участь в шрищах, обкрадання чоловша (ст. 53) [9, с. 42-44]. Чисельшшим був перелш злочинiв проти сусшльно! християнсько! моралi: викрадення дiвчини (ст. 2), згвалту-вання боярсько! доньки (ст. 3), перелюбство боярина з дружиною великого боярина (ст. 4), ваптшсть дiвчини, дружини вщ iншого чоловiка, дiвчини вiд боярина (статп 5, 6, 7), одруження без розлучення (статп 9, 10), крадiжки (статп 32, 33, 34, 36, 37), образа словами чужо! дружини i чоловiка стрижен-ням голови чи бороди (статп 30, 31), посоромлення засватано! дiвчини вщ-мовою одружитись (ст. 35), ганебна бшка чоловiкiв (ст. 39), побиття чоловь ка дружиною i дружини чоловшом, сином батькiв (статтi 40, 42, 43), бшка двох жшок (ст. 41) [8, с. 41-44]. В цшому Статут передбачав покарання 29 злочишв грошима з адекватшстю суми небезпецi злочину, 8 — епитимiею, 3 — вiдлученням вщ церкви i 8 — князiвським судом (тдраховано автором).

Змiстом численних норм Устав i Статут вiдрiзнялись вiд норм Номоканону. Зокрема, в них не розглядались порушення каношв церковними iерархами, а врегульовувались питання конкретно! поведiнки мирян, як щойно перейшли вiд язичництва до християнства i не жили в умовах розвиненого цившьного законодавства. А. С. Павлов зазначав з цього приводу, що грецью церковнi канони набули нових своерщних визначень шд впливом народного життя Кшвсько! Рус i додали до них багато нового [3, с. 99].

Таким чином, запровадження церковного права в Кшвськш Рус вщбуло-ся з метою створення сильно!’ централiзованоi держави за допомогою каношв Вiзантiйськоi церкви. Однак цьому процесу i сутносп руських канонiв були властивi певш вiдмiнностi. У Схiднiй церквi каношчне право формувалось протягом майже тисячол^я, складалось iз рiзних джерел, формувалось «зни-зу», досить чисельними колективами на багатьох Вселенських i Помюних соборах та окремими святими отцями i видавалось збiрками. У Кшвськш Руа Х1 ст. церковне право виникло «зверху», майже одноразовим виданням дво-ма князями Уставу та Статуту, у яких мютиться досить точне визначення простору дш церковноi юрисдикцй. Церква вiдразу ж тсля запровадження в Киiвськiй Русi була визнана особливим життевим порядком, який у Римськш iмперii виник лише на четвертому стштп П юнування. На вiдмiну вiд перед-бачених Номоканоном покарань церковних iерархiв анафемою, вщлученням, позбавленням сану за численш злочини, в Уставi й Статут взагалi вiдсутнi подiбнi норми, а також покарання прокляттям. Останнi мютять значно м’якiшi покарання i передбачають численш покарання грошима з адекватшстю суми небезпещ злочину. Поряд з боротьбою iз злочинами проти вiри й церкви особливо наголошуеться боротьба за моральшсть шлюбно-амейних вщносин i дотримання правил суспiльноi християнсько! моралi. Устав i Статут не торкались догматичних питань, а передбачеш ними злочини i покарання за

1’х скоення вiдрiзняються бiльшою деталiзацiею i вiддзеркаленням широких життевих реалш. Саме цим церква справляла вплив на вс сторони правового життя суспiльства Кшвсько!’ Русi, формувала власне руське каношчне право, що проявлялось у вщхиленш русько!’ церкви вщ грецькоi у своему ставленнi до тогочасного громадянського суспшьства й держави, i закладала пiдвалину його подальшого розвитку. В цiлому ж запровадження Руссю християнства означало рецепцiю ново!’ — вiзантiйськоi — iдеi права, яка докоршно почала модернiзувати ус аспекти життя держави й суспшьства — пол^ичний, право-вий, духовний, культурний тощо.

Л1ТЕРАТУРА

1. Вселенские соборы // Антология мировой правовой мысли : в 5 т. Т. 2. Европа У-ХУ11 вв. — М. : Мысль, 1999. — С. 143-149.

2. 1стор1я В1зантп. Вступ до в1зантишстики. -Льв1в : Апрюр^ 2011. — 880 с.

3. Курс церковного права заслуженного профессора императорского Московского университета А. С. Павлова, читанный в 1900-1902 гг. — СПб. : Лань, 2002. — 384 с.

4. Лазор Л. И. Каноническое право / Л. И. Лазор, В. В. Лазор, И. И. Шамшина. -Луганск : Виртуальная реальность, 2010. — 568 с.

5. Лозинский С. Г. История папства / С. Г. Лозинский. — М. : Политиздат, 1986. -382 с.

6. О правилах православной церкви [Електронний ресурс]. — Режим доступу: http://ipc-russia.ru/duxovnoe-nasledie/14/137-2009-03-24-07-47-59.

7. Соборы поместные // Антология мировой правовой мысли : в 5 т. Т. 2. Европа У-ХУ11 вв. — М. : Мысль, 1999. — С. 149-155.

8. Статут князя Ярослава про церковш суди (Просторова редакщя) // Хрестомапя з юторп держави I права Украши : у 2 т. Т. 1. — К. : 1н юре, 1997. — С. 41-45.

9. Устав Святого князя Володимира, крестившаго Русьскую землю, о церковных судех // Хрестомапя з юторп держави 1 права Украши : у 2 т. Т. 1. — К. : 1н юре, 1997. — С. 39-41.

ВСЕЛЕНСКОЕ КАНОНИЧЕСКОЕ ПРАВО ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ И ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО КИЕВСКОЙ РУСИ XI СТОЛЕТИЯ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Зинченко Е. В.

Осуществляется сравнительный анализ принятой Вселенскими и Поместными соборами христианской церкви 1У-1Хвеков нормативности и норм церковного права Киевской Руси, в частности, Устава князя Владимира и Статута князя Ярослава. Основное внимание обращается на установление степени влияния соборных решений на определение направленности и содержания княжеских документов, а также их общих признаков и отличий.

Ключевые слова: Вселенские соборы, Поместные соборы, Устав, Статут, каноническое право.

UNIVERSAL CANONICAL LAW OF THE FIRST MILLENNIUM AND KYIV RUS CANONICAL LAW OF THE XI-TH CENTURY: COMPARATIVE ANALYSIS

Zinchenko О. V.

The article provides a comparative analysis of normativity accepted by Christian Enumerical Council and Local Council of IV-IX century and norms of Kyiv Rus canon law, in particular, the Prince Vladimir’s Charter and Prince Yaroslav’s Statute. The main attention is paid to the determination of the degree of Council decisions’ influence on designation and content of Prince’s documents as well as their common features and distinctions.

The author comes to the conclusion that the introduction of canonic law in Kyiv Rus has been made under the influence of Byzantine church canons. Nevertheless, the above mentioned process and the essence of Russian canons are characterized by certain diversity. Eastern Church canonic law has been formed from the «bottom» within the period of nearly millennium at various Universal and Local Councils by Holy fathers and based on different sources and published in various collected works. Kyiv Rus canonic law has occurred «from above», supported by simultaneous publishing of Charter and Statute by two Princes that determined the sphere of the church jurisdiction quite clearly and precisely. The church, immediately after its introduction, was recognized as a special live orderliness while it had appeared in Rome only by the fourth century of its existence. Despite the fact that Nomocanon providedfor different kinds of church hierarchs ‘punishment by anathema, excommunication, deprivation of dignity as the result of numerous offences, the Charter and Statute didn’t contain such norms as well as punishment by damnation. The latter contained much more lenient punishment and provided for various monetary penalty adequate gravity of the offence. Within the battle with crimes against faith and church, the struggle for the morality of marriage and family relations and the observance of general Christian morality rules were highly emphasized. The Charter and Statute didn’t concern dogmatic issues; crime and punishment, providedfor by these documents, were characterized by more peculiar specification and reflection of live realities. This way the church has influenced all legal aspects ofKyiv Rus society and formed original Russian canonic law. It manifested the Russian church deflection from the Greek one in its attitude towards modern secular society and state and formed the basis for its future development. In general the introduction of Christianity in Kyiv Rus meant the reception of the new Byzantine idea of law, which started to modernize all the aspects of society and state including political, legal, spiritual, cultural, ethical ones.

Key words: canonic law, Charter, Enumerical Council, Local Council, Statute.

Кодекс канонического права

: содержание

КОД ЗАКОНА CANON

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ


КНИГА I. ОБЩИЕ НОРМЫ

      • ЗАГЛАВИЕ
        I. ЭККЛЕЗИАСТИЧЕСКИЕ ЗАКОНЫ (Канны 7 — 22)
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. ТАМОЖЕННЫЙ (Cann.23–28)
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. ОБЩИЕ УКАЗАНИЯ И ИНСТРУКЦИИ (Кан. 29 — 34)
      • РАЗДЕЛ IV. ОСОБЫЕ АДМИНИСТРАТИВНЫЕ АКТЫ (Кан. 35 — 93)

        • ГЛАВА I. ОБЩИЕ НОРМЫ
        • ГЛАВА II. СИНГУЛЯРНЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ И ПРЕДПИСАНИЯ
        • ГЛАВА III. ОТПРАВИТЬ
        • ГЛАВА IV. ПРИВИЛЕГИИ
        • ГЛАВА V. ВЫДАЧА
      • ЗАГЛАВИЕ
        В.УСТАВ И ПРАВИЛА ПОРЯДКА (Кан. 94 — 95)
      • РАЗДЕЛ VI. ФИЗИЧЕСКИЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА (Кан. 96 — 123)

        • ГЛАВА I. КАНОНИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ
        • ГЛАВА II. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА
      • ЗАГЛАВИЕ
        VII. ЮРИДИЧЕСКИЕ АКТЫ (Кан. 124 — 128)
      • ЗАГЛАВИЕ
        VIII. СИЛА УПРАВЛЕНИЯ (Кан. 129 — 144)
      • ЗАГЛАВИЕ
        IX.Церковные кабинеты (кан. 145 — 196)

        • ГЛАВА I. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЦИКЛЕСИАСТИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ

          • Искусство. 1. БЕСПЛАТНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
          • Искусство. 2. ПРЕЗЕНТАЦИЯ
          • Искусство. 3. ВЫБОРЫ
          • Искусство. 4. ПОСТУЛЯЦИЯ
        • ГЛАВА II. ПОТЕРЯ Церковного офиса

          • Искусство. 1. ОТСТАВКА
          • Искусство.2. ПЕРЕДАЧА
          • Искусство. 3. СНЯТИЕ
          • Искусство. 4. ПРИВАЦИЯ
      • ЗАГЛАВИЕ
        X. ПРЕДПИСАНИЕ (Канн. 197 — 199)
      • ЗАГЛАВИЕ
        XI. ВЫЧИСЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ (Cann. 200-203)

КНИГА II. НАРОД БОЖИЙ

  • ЧАСТЬ I.
    ХРИСТИАНСКАЯ ВЕРА
    (Канн.204 — 207)

      • ЗАГЛАВИЕ
        I. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА ВСЕХ ХРИСТИАНСКИХ ВЕРНЫХ (Канн.
        208 — 223)
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА ВЕРНЫХ ХРИСТИАНСКИХ (Канн.
        224 — 231)
      • РАЗДЕЛ III. СВЯЩЕННЫЕ СЛУЖИТЕЛИ ИЛИ КЛЕРИКИ (Кан. 232 — 293)

        • ГЛАВА I. ОБРАЗОВАНИЕ КЛЕРИКОВ
        • ГЛАВА II. Зачисление или зачатие клериков
        • ГЛАВА III.ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА КЛЕРИКОВ
        • ГЛАВА IV. ПОТЕРЯ КЛЕРИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА
      • ЗАГЛАВИЕ
        IV. ЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ (Кан. 294 — 297)
      • РАЗДЕЛ V. ОБЪЕДИНЕНИЯ ХРИСТИАНСКИХ ВЕРНЫХ (Канн. 298 —
        329)

        • ГЛАВА I. ОБЩИЕ НОРМЫ
        • ГЛАВА II. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ ХРИСТИАНСКИХ ВЕРНЫХ
        • ГЛАВА III.ЧАСТНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ ХРИСТИАНСКИХ ВЕРНЫХ
        • ГЛАВА IV. СПЕЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ ДЛЯ АССОЦИАЦИЙ ЛАЙТИ

  • ЧАСТЬ II. ИЕРАРХИЧЕСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ ЦЕРКВИ

    • РАЗДЕЛ I. ВЕРХОВНАЯ ВЛАСТЬ ЦЕРКВИ (Канн. 330 — 367)

        • ГЛАВА I. РИМСКИЙ ПОНТИФ И ЕПИСКОПСКИЙ КОЛЛЕДЖ

          • Искусство. 1. РИМСКИЙ ПОНТИФ
          • Искусство.2. КОЛЛЕДЖ ЕПИСКОПОВ
        • ГЛАВА II. СИНОД ЕПИСКОПОВ
        • ГЛАВА III. КАРДИНАЛЫ СВЯТО-РИМСКОЙ ЦЕРКВИ
        • ГЛАВА IV. РИМСКАЯ КУРИЯ
        • ГЛАВА V. НАСЛЕДИЯ РИМСКОГО ПОНТИФА
    • РАЗДЕЛ II. КОНКРЕТНЫЕ ЦЕРКВИ И ИХ ГРУППЫ

      • РАЗДЕЛ I.ОСОБЕННЫЕ ЦЕРКВИ И ВЛАСТЬ, УСТАНОВЛЕННАЯ В
        ИХ (Канн. 368 — 430)

        • ГЛАВА I. ОСОБЫЕ ЦЕРКВИ
        • ГЛАВА II. ЕПИСКОПЫ

          • Искусство. 1. ЕПИСКОПЫ ОБЩЕГО ХАРАКТЕРА
          • Искусство. 2. ЕПИСКОПЫ
          • Искусство. 3. КОАДЬЮТОР И ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ЕПИСКОПЫ
        • ГЛАВА III. ПРЕПЯТСТВУЮЩАЯ ВИДА И ВАКАНТНАЯ ВИДА

          • Искусство.1. ПОМОЩЬ SEE
          • Искусство. 2. VACANT SEE
      • РАЗДЕЛ II. ГРУППЫ ОТДЕЛЬНЫХ ЦЕРКВЕЙ (Кан. 431 — 459)

        • ГЛАВА I. ЦЕРКВАРСКИЕ ПРОВИНЦИИ И ЭККЛЕЗИАСТИЧЕСКИЕ ОБЛАСТИ
        • ГЛАВА II. МЕТРОПОЛИТАНС
        • ГЛАВА III. ОСОБЕННЫЕ СОВЕТЫ
        • ГЛАВА IV. КОНФЕРЕНЦИИ ЕПИСКОПОВ
      • РАЗДЕЛ III.ВНУТРЕННИЙ ПОРЯДОК ОПРЕДЕЛЕННЫХ ЦЕРКВЕЙ (Cann.
        460 — 572)

        • ГЛАВА I. ЕПАРХИЙСКИЙ СИНОД
        • ГЛАВА II. ЕПАРХИАТСКАЯ КУРИЯ

          • Искусство. 1. ВИКАРС ОБЩИЙ И ЭПИСКОПАЛЬНЫЙ ВИКАР
          • Искусство. 2. КАНЦЛЕР, ДРУГИЕ НОТАРИИ И АРХИВ
          • Искусство. 3. ФИНАНСОВЫЙ СОВЕТ И ФИНАНСОВЫЙ ОТДЕЛ
        • ГЛАВА III.ПРЕСБИТРАЛЬНЫЙ СОВЕТ И КОЛЛЕДЖ
          КОНСУЛЬТАТОРЫ
        • ГЛАВА IV. ГЛАВЫ КАНОНОВ
        • ГЛАВА V. Пастырский совет
        • ГЛАВА VI. Приходы, пастыри и приходы
        • ГЛАВА VII. ВИКАРС ФОРАН
        • ГЛАВА VIII. НАСТОЯЩИЕ ЦЕРКВЕЙ И КАПЛЕНОВ

          • Искусство. 1. РЕКТОРЫ ЦЕРКВЕЙ
          • Искусство.2. КАПЛЕНА

  • ЧАСТЬ III. ИНСТИТУТЫ СВЯТОГО ЖИЗНИ И ОБЩЕСТВА АПОСТОЛЬСКОЙ ЖИЗНИ

    • РАЗДЕЛ I: ИНСТИТУТЫ ОСВЕЩЕННОЙ ЖИЗНИ

      • ЗАГЛАВИЕ
        I: ОБЩИЕ НОРМЫ ДЛЯ ВСЕХ ИНСТИТУТОВ ОСВЯЩЕННОЙ ЖИЗНИ (Кан. 573 —
        606)
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. РЕЛИГИОЗНЫЕ ИНСТИТУТЫ (Канн. 607 — 709)

        • ГЛАВА I.РЕЛИГИОЗНЫЕ ДОМА И ИХ ВОЗВРАЩЕНИЕ И ПРЕСЛЕДОВАНИЕ
        • ГЛАВА II. УПРАВЛЕНИЕ ИНСТИТУТАМИ

          • Искусство. 1. НАЧАЛЬНИКИ И СОВЕТЫ
          • Искусство. 2. ГЛАВА
          • Искусство. 3. ВРЕМЕННЫЕ ТОВАРЫ И ИХ УПРАВЛЕНИЕ
        • ГЛАВА III. ПРИЕМ КАНДИДАТОВ И ФОРМИРОВАНИЕ
          ЧЛЕНОВ

          • Искусство. 1. ПРИЕМ В НОВИЦИАТ
          • Искусство.2. НОВИЦИАТИКА И ФОРМИРОВАНИЕ НОВОСТЕЙ
          • Искусство. 3. РЕЛИГИОЗНАЯ ПРОФЕССИЯ
          • Искусство. 4. ФОРМИРОВАНИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
        • ГЛАВА IV. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА УЧРЕЖДЕНИЙ И ИХ
          ЧЛЕНЫ
        • ГЛАВА V. АПОСТОЛАТ ИНСТИТУТОВ
        • ГЛАВА VI. ОТДЕЛЕНИЕ ЧЛЕНОВ ОТ ИНСТИТУТА

          • Искусство.1. ПЕРЕДАЧА В ДРУГОЙ ИНСТИТУТ
          • Искусство. 2. ВЫЕЗД ИЗ ИНСТИТУТА
          • Искусство. 3. ВЫПУСК ЧЛЕНОВ
        • ГЛАВА VII. РЕЛИГИОЗНОЕ ПОДВЕДЕНИЕ ДО ЭПИСКОПАТА
        • ГЛАВА VIII. КОНФЕРЕНЦИИ ОСНОВНЫХ ЛЮДЕЙ
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. СЕКУЛЯРНЫЕ ИНСТИТУТЫ (Кан. 710 — 730)
    • РАЗДЕЛ
      II.ОБЩЕСТВА АПОСТОЛЬСКОЙ ЖИЗНИ (Канн. 731 — 746)


КНИГА
III. УЧЕБНАЯ ФУНКЦИЯ ЦЕРКВИ (747 — 755)

      • ЗАГЛАВИЕ
        I. СЛУЖЕНИЕ БОЖЕСТВЕННОГО СЛОВА (Канн. 756 — 780)

        • ГЛАВА I. ПРОПОВЕДЕНИЕ СЛОВА БОГА
        • ГЛАВА II. КАТЕХЕТИЧЕСКАЯ ИНСТРУКЦИЯ
      • ЗАГЛАВИЕ
        II.МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЦЕРКВИ (Канн. 781 — 792)
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. КАТОЛИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ (Кан. 793 — 821)

        • ГЛАВА I. ШКОЛЫ
        • ГЛАВА II. КАТОЛИЧЕСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ И ДРУГИЕ ВЫСШИЕ ИНСТИТУТЫ
          ИССЛЕДОВАНИЯ
        • ГЛАВА III. ЦИКЛЕСИАСТИЧЕСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ И ФАКУЛЬТЕТЫ
      • ЗАГЛАВИЕ
        IV. ИНСТРУМЕНТЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ И КНИГИ В ЧАСТНОСТИ
        (Канн.822–832)
      • ЗАГЛАВИЕ
        V. ПРОФЕССИЯ ВЕРЫ (Кан. 833)


КНИГА
IV. ФУНКЦИЯ ЦЕРКВИ (Канн. 834 — 848)


  • ЧАСТЬ I.
    ТАИНСТВА

      • ЗАГЛАВИЕ
        I. КРЕЩЕНИЕ (Канн. 849 — 878)

        • ГЛАВА I. ПРОВЕДЕНИЕ КРЕЩЕНИЯ
        • ГЛАВА II. МИНИСТР КРЕЩЕНИЯ
        • ГЛАВА III.КРЕСТИТЬСЯ
        • ГЛАВА IV. СПОНСОРЫ
        • ГЛАВА V. ПОДТВЕРЖДЕНИЕ И РЕГИСТРАЦИЯ СОГЛАШЕНИЯ
          КРЕЩЕНИЕ
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. ТАИНСТВО ПОДТВЕРЖДЕНИЯ (Кан. 879 — 896)

        • ГЛАВА I. ПРОВЕДЕНИЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ
        • ГЛАВА II. МИНИСТР ПОДТВЕРЖДЕНИЯ
        • ГЛАВА III.БУДУТ ПОДТВЕРЖДЕНЫ
        • ГЛАВА IV. СПОНСОРЫ
        • ГЛАВА V. ПОДТВЕРЖДЕНИЕ И РЕГИСТРАЦИЯ СОГЛАШЕНИЯ
          ПОДТВЕРЖДЕНИЕ
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. СВЯТОЙ ЕВХАРИСТ (Канн. 897 — 958)

        • ГЛАВА I. Евхаристический праздник

          • Искусство. 1. МИНИСТР СВЯТОГО ЕВХАРИСТА
          • Искусство. 2. УЧАСТИЕ В СВЯТОЙ ЕВХАРИСТИКЕ
          • Искусство.3. ОБРЯДЫ И ЦЕРЕМОНИИ ЕВХАРИСТИКИ
            ПРАЗДНИК
          • Искусство. 4. ВРЕМЯ И МЕСТО ПРАЗДНИКА
            Евхарист
        • ГЛАВА II. ЗАПОВЕДЕНИЕ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ
          Евхарист
        • ГЛАВА III. ПРЕДЛОЖЕНИЕ НА ПРАЗДНИК МАССЫ
      • ЗАГЛАВИЕ
        IV.ТАИНСТВО ПОКАЗАНИЯ (Канн. 959 — 997)

        • ГЛАВА I. ПРОВЕДЕНИЕ ТАИНСТВА
        • ГЛАВА II. МИНИСТР ТАИНСТВА ПОКАЗАНИЯ
        • ГЛАВА III. ПЕНИТЕНТ
        • ГЛАВА IV. ПОМОЩЬ
      • ЗАГЛАВИЕ
        V. ТАИНСТВО ПОМАЗАНИЯ БОЛЬНОГО (Канн. 998 — 1007)

        • ГЛАВА I. ПРОВЕДЕНИЕ ТАИНСТВА
        • ГЛАВА II.МИНИСТР ПОМАЗАНИЯ БОЛЬНЫХ
        • ГЛАВА III. ТЕМ, НА КОТОРЫХ БУДЕТ ПОМАЗАНИЕ БОЛЬНЫХ
          CONFERRED
      • ЗАГЛАВИЕ
        VI. ЗАКАЗЫ (Канн. 1008 — 1054)

        • ГЛАВА I. ПРАЗДНИК И МИНИСТР ПРИКАЗА
        • ГЛАВА II. ЗАКАЗАТЬ

          • Искусство. 1. ТРЕБОВАНИЯ, КОТОРЫЕ БУДУТ ЗАКАЗАТЬ
          • Искусство.2. НЕОБХОДИМЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ЗАКАЗА
          • Искусство. 3. НАРУШЕНИЯ И ДРУГИЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
          • Искусство. 4. НЕОБХОДИМЫЕ ДОКУМЕНТЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ
        • ГЛАВА III. ОБОЗНАЧЕНИЕ И ОТЗЫВ НАЗНАЧЕНИЯ
          CONFERRED

        ЗАГЛАВИЕ
        VII. Брак (Канн. 1055 — 1165)

        • ГЛАВА I. Пастырский уход и те вещи, которые должны предшествовать
          ПРАЗДНОВАНИЕ БРАКА
        • ГЛАВА II.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДЛЯ ДИРИМЕНТОВ
        • ГЛАВА III. ОСОБЫЕ ДИРИМЕНТЫ ИМПЕДИМЕНТЫ
        • ГЛАВА IV. МАТРИМОНИАЛЬНОЕ СОГЛАСИЕ
        • ГЛАВА V. ФОРМА ПРАЗДНОВАНИЯ БРАКА
        • ГЛАВА VI. СМЕШАННЫЕ БРАКИ
        • ГЛАВА VII. Брак заключен тайно
        • ГЛАВА VIII. ПОСЛЕДСТВИЯ БРАКА
        • ГЛАВА IX.РАЗДЕЛЕНИЕ СУПРУГ

          • Искусство. 1. РАСТВОРЕНИЕ ОБЛИГАЦИИ
          • Искусство. 2. ОТДЕЛЕНИЕ С ОСТАВШЕЙСЯ СВЯЗЬЮ
        • ГЛАВА X. РАСКРЫТИЕ БРАКА

          • Искусство. 1. ПРОСТАЯ КОНВАЛИДАЦИЯ
          • Искусство. 2. РАДИКАЛЬНОЕ САНАЦИЯ

  • ЧАСТЬ II: ДРУГИЕ АКТЫ БОЖЕСТВЕННОГО ПОКЛОНЕНИЯ

      • ЗАГЛАВИЕ
        I: САКРАМЕНТАЛИ (Cann.1166–1172)
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. ЛИТУРГИЯ ЧАСОВ (Канн. 1173 — 1175)
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. ЭККЛЕЗИАСТИЧЕСКИЕ ПОХОРОНЫ (Канн. 1176 — 1185)

        • ГЛАВА I. ПРОВЕДЕНИЕ ПОХОРОН
        • ГЛАВА II. ТЕМ, КОТОРЫМ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПОХороны.
          ВЫДАЕТСЯ ИЛИ ОТКАЗАНО
      • ЗАГЛАВИЕ
        IV. ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ, СВЯЩЕННЫХ ОБРАЗОВ И Реликвий (Канн.1186 — 1190)
      • РАЗДЕЛ V. ОБЕТ И Клятва (Канн. 1191 — 1204)

        • ГЛАВА I. ОБЕТ
        • ГЛАВА II. ПРИНЯТИЯ

  • ЧАСТЬ III: СВЯЩЕННЫЕ МЕСТА И ВРЕМЯ

      • ЗАГЛАВИЕ
        I: СВЯЩЕННЫЕ МЕСТА (Канн. 1205 — 1243)

        • ГЛАВА I. ЦЕРКВИ
        • ГЛАВА II.ОРАТОРИИ И ЧАСТНЫЕ ЧАСОВНИКИ
        • ГЛАВА III. Святыни
        • ГЛАВА IV. АЛТАРЫ
        • ГЛАВА V. КЛАДБИЩА
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. СВЯЩЕННЫЕ ВРЕМЯ (Канн. 1244 — 1258)

        • ГЛАВА I.
          ПРАЗДНИКИ
        • ГЛАВА II. ДНЕЙ
          О наказании


КНИГА
В.ВРЕМЯ ЦЕРКВИ

      • ЗАГЛАВИЕ
        I. ПРИОБРЕТЕНИЕ ТОВАРОВ (Кан. 1259 — 1272)
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. УПРАВЛЕНИЕ ТОВАРАМИ (Кан. 1273 — 1289)
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. КОНТРАКТЫ И ОСОБЕННО ОТЧУЖДЕНИЕ (Канн. 1290 — 1298)
      • ЗАГЛАВИЕ
        IV. Благочестивые завещания в общих и благочестивых фондах (Кан. 1299 — 1310)


КНИГА VI.САНКЦИИ В ЦЕРКВИ


  • ЧАСТЬ I. Деликатесы и штрафы в целом

      • ЗАГЛАВИЕ
        I ОБЩЕЕ НАКАЗАНИЕ ИЗДЕЛИЯ (Канн. 1311 — 1312)
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И УКАЗАНИЕ (Канн. 1313 — 1320)
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. СУБЪЕКТ, ОТВЕТСТВЕННЫЙ НАСЛЕДОВАТЕЛЬНЫМ САНКЦИЯМ (Канн. 1321 — 1330)
      • РАЗДЕЛ IV. ШТРАФЫ И ДРУГИЕ НАКАЗАНИЯ (Канн.1331 — 1340)

        • ГЛАВА I. ЦЕНЗУРА
        • ГЛАВА II. СКАЗАНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
        • ГЛАВА III. СРЕДСТВА ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ И КАРАТЫ
      • ЗАГЛАВИЕ
        V. ПРИМЕНЕНИЕ ШТРАФОВ (Канн. 1341 — 1353)
      • ЗАГЛАВИЕ
        VI. ОТМЕНА НАКАЗАНИЙ (Канн. 1354 — 1363)

  • ЧАСТЬ II.ШТРАФЫ ЗА ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

      • ЗАГЛАВИЕ
        I. ИСКУССТВА ПРОТИВ РЕЛИГИИ И ЕДИНСТВА ЦЕРКВИ (Канн. 1364 г.)
        — 1369)
      • ЗАГЛАВИЕ
        II ПРОТИВ ЦЕРКВИСТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ И СВОБОДЫ
        ЦЕРКОВЬ (Канн. 1370 — 1377)
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭККЛЕЗИАСТИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ И ИЗЫСКОВ В ИХ
        УПРАЖНЕНИЕ (Канн. 1378 — 1389)
      • ЗАГЛАВИЕ
        IV.Преступление лжи (Канн. 1390 — 1391)
      • ЗАГЛАВИЕ
        V. Деликатесы против особых обязательств (Канн. 1392 — 1396)
      • ЗАГЛАВИЕ
        VI. ИСКУССТВА ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ И СВОБОДЫ (Канн. 1397 — 1398)
      • ЗАГЛАВИЕ
        VII. ОБЩАЯ НОРМА (Кан. 1399)


КНИГА VII ПРОЦЕССЫ


  • ЧАСТЬ I. СУДЫ
    ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ (Cann.1400 — 1403)

      • ЗАГЛАВИЕ
        I. КОМПЕТЕНТНЫЙ ФОРУМ (Канн. 1404–1416)
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. РАЗЛИЧНЫЕ МАРКИ И ВИДЫ ТРИБУНАЛОВ (Канн. 1417 — 1445)

        • ГЛАВА I. ТРИБУНАЛ ПЕРВОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

          • Искусство. 1. СУДЬЯ
          • Искусство. 2. АУДИТОРЫ И РЕЛЯТОРЫ
          • Искусство. 3. ЗАЩИТНИК ПРАВОСУДИЯ, ЗАЩИТНИК ОБЛИГАЦИИ,
            И НОТАРИУС
        • ГЛАВА II.ТРИБУНАЛ ВТОРОЙ ИНСТАНЦИИ
        • ГЛАВА III. Апостольские трибуналы SEE
      • РАЗДЕЛ III. ДИСЦИПЛИНА, КОТОРАЯ ДОЛЖНА СОБЛЮДАТЬСЯ В ТРИБУНАЛАХ (Cann.
        1446–1475)

        • ГЛАВА I. ОБЯЗАННОСТИ СУДЕЙ И МИНИСТРОВ ТРИБУНАЛА
        • ГЛАВА II. ПОРЯДОК ПРИНЯТИЯ ПРИНЯТИЯ
        • ГЛАВА III. ОГРАНИЧЕНИЯ И ЗАДЕРЖКИ
        • ГЛАВА IV.МЕСТО ИССЛЕДОВАНИЯ
        • ГЛАВА V. ЛИЦА, КОТОРЫЕ ДОПУСКАЮТСЯ В СУД И ПОРЯДОК
          ПОДГОТОВКА И ВЕДЕНИЕ ДЕЙСТВИЙ
      • РАЗДЕЛ IV. СТОРОНЫ В ДЕЛЕ (Канн. 1476 — 1490)

        • ГЛАВА
          I. Истец и респондент
        • ГЛАВА II. ПРОКУРАТОРЫ ДЛЯ СУДОВ И АДВОКАТЫ
      • РАЗДЕЛ V.ДЕЙСТВИЯ И ИСКЛЮЧЕНИЯ (Кан. 1491 — 1500)

        • ГЛАВА I. ДЕЙСТВИЯ И ИСКЛЮЧЕНИЯ В ОБЩЕМ
        • ГЛАВА II. ОСОБЫЕ ДЕЙСТВИЯ И ИСКЛЮЧЕНИЯ

  • ЧАСТЬ II. КОНТЕНЦИОННОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

    • РАЗДЕЛ I. ОБЫЧНОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

      • РАЗДЕЛ I. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ДЕЛА (Кан. 1501 — 1512)

        • ГЛАВА I.ВСТУПИТЕЛЬНЫЙ LIBELLUS ТРЕБОВАНИЯ
        • ГЛАВА II. НАЗВАНИЕ И УВЕДОМЛЕНИЕ О СУДЕБНЫХ АКТАХ
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. СОСТАВ НОМЕРА (Канн. 1513 — 1516)
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. СУДЕБНЫЙ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО (Канн. 1517 — 1525)
      • ЗАГЛАВИЕ
        IV. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА (Канн. 1526 — 1586)

        • ГЛАВА I. ЗАЯВЛЕНИЯ СТОРОН
        • ГЛАВА II.ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ЧЕРЕЗ ДОКУМЕНТЫ

          • Искусство. 1. ХАРАКТЕР И НАДЕЖНОСТЬ ДОКУМЕНТОВ
          • Искусство. 2. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ
        • ГЛАВА III. СВИДЕТЕЛИ И СВИДЕТЕЛЬСТВА

          • Искусство. 1. КТО МОЖЕТ БЫТЬ СВИДЕТЕЛЯМИ
          • Искусство. 2. ВВЕДЕНИЕ И ИСКЛЮЧЕНИЕ СВИДЕТЕЛЕЙ
          • Искусство. 3. ДОПРОС СВИДЕТЕЛЕЙ
          • Искусство.4. НАДЕЖНОСТЬ СВИДЕТЕЛЬСТВ
        • ГЛАВА IV. ЭКСПЕРТЫ
        • ГЛАВА V. СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА И ОСМОТР
        • ГЛАВА VI. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РАСХОДЫ
      • ЗАГЛАВИЕ
        V. СЛУЧАЙНЫЕ СЛУЧАИ (Канн. 1587 — 1597)

        • ГЛАВА I. СТОРОНЫ, КОТОРЫЕ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ
        • ГЛАВА II. Вмешательство третьего лица в дело
      • ЗАГЛАВИЕ
        VI.ПУБЛИКАЦИЯ АКТОВ, ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДЕЛА И
        ОБСУЖДЕНИЕ ДЕЛА (Канн. 1598 — 1606)
      • ЗАГЛАВИЕ
        VII. ПРЕДЛОЖЕНИЯ СУДЬИ (Кан. 1607 — 1618)
      • РАЗДЕЛ VIII. ВЫЗОВ ПРЕДЛОЖЕНИЯ (Канн. 1619 — 1640)

        • ГЛАВА I. ЖАЛОБА НА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
        • ГЛАВА II. ОБРАЩЕНИЕ
      • РАЗДЕЛ IX.RES IUDICATA И RESTITUTIO IN INTEGRUM (Канн. 1641 —
        1648)

        • ГЛАВА I. RES IUDICATA
        • ГЛАВА II. РЕСТИТУЦИЯ В INTEGRUM
      • ЗАГЛАВИЕ
        X. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ И БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ (Can. 1649)
      • ЗАГЛАВИЕ
        XI. ИСПОЛНЕНИЕ ПРИГОВОРА (Канн. 1650 — 1655)
    • РАЗДЕЛ
      II.УСТНЫЙ КОНТЕНЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС (Канн. 1656 — 1670)

  • ЧАСТЬ III. НЕКОТОРЫЕ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

      • РАЗДЕЛ I. БРАЧНЫЕ ПРОЦЕССЫ (Кан. 1671 — 1707)

        • ГЛАВА I. ПРИЧИНЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ БРАКА

          • Искусство. 1. КОМПЕТЕНТНЫЙ ФОРУМ
          • Искусство. 2. ПРАВО НА ОСНОВАНИЕ БРАКА
          • Искусство. 3.
            ВВЕДЕНИЕ И ИНСТРУКЦИЯ К СЛУЧАЮ
          • Искусство.4.
            ПРИНЯТИЕ, ЕГО АПЕЛЛЯЦИИ И ЕГО ДЕЙСТВИЯ
          • Искусство. 5.
            КРАТКИЙ МАТРИМОНИАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС ДО ЕПИСКОПА
          • Искусство. 6. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС
          • Искусство. 7. ОБЩИЕ НОРМЫ
        • ГЛАВА II. ДЕЛА РАЗДЕЛЕНИЯ СУПРУГОВ
        • ГЛАВА III. ПРОЦЕСС РАСПРОСТРАНЕНИЯ БРАКА ET
          БЕЗ РАСХОДА
        • ГЛАВА IV.ПРОЦЕСС ПРИ ПРЕДНАЗНАЧЕННОЙ СМЕРТИ СУПРУГА
      • ЗАГЛАВИЕ
        II. СЛУЧАИ ОБЪЯВЛЕНИЯ НЕДОСТАТОЧНОСТИ СВЯТОГО ПОРЯДКА (Канн.1708 г.
        — 1712)
      • ЗАГЛАВИЕ
        III. МЕТОДЫ ИЗБЕЖАНИЯ СУДОВ (Канн. 1713 — 1716)

  • ЧАСТЬ IV. НАКАЗАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС (Канн. 1717 — 1731)

        • ГЛАВА
          Я.ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ
        • ГЛАВА II. РАЗРАБОТКА ПРОЦЕССА
        • ГЛАВА III. ДЕЙСТВИЯ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ ПОВРЕЖДЕНИЙ

  • ЧАСТЬ V. СПОСОБ РАЗРАБОТКИ В АДМИНИСТРАТИВНОМ ОБРАЩЕНИИ И В
    УДАЛЕНИЕ ИЛИ ПЕРЕДАЧА ПАСТОРОВ

    • РАЗДЕЛ I.
      ОБРАЩЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ АДМИНИСТРАТИВНЫХ УКАЗОВ (Канн. 1732 — 1739)
    • РАЗДЕЛ II.ПОРЯДОК УДАЛЕНИЯ ИЛИ ПЕРЕДАЧИ Пастырей
      (Канн. 1740 — 1752)

        • ГЛАВА I. ПОРЯДОК ДЕЙСТВИЙ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ Пастырей
        • ГЛАВА II. Порядок действий при передаче пасторов

.

канонических законов | Определение, значение и история

Канонический закон , латинский jus canonicum , свод законов, принятых в некоторых христианских церквях (римско-католической, восточно-православной, независимых церквях восточного христианства и англиканской общины) законными церковными властями для правительства всей церкви и их части, а также поведения и действий отдельных лиц. В более широком смысле этот термин включает предписания божественного закона, естественного или положительного, включенные в канонические сборники и кодексы.

Никейский собор Никейский собор 325 года, изображенный на византийской фреске в базилике Святого Николая в современном Демре, Турция. imageBROKER / AGE fotostock

Хотя каноническое право исторически существует с ранней церкви до наших дней, оно, в результате доктринальных и церковных расколов, развило различные, хотя часто похожие модели кодификации и норм в различных церквях, которые включили его в свои церковные рамки.Каноническое право восточных и западных церквей было во многом одинаковым по форме до тех пор, пока эти две группы церквей не разделились в результате раскола 1054 года. Однако в восточном христианстве из-за доктринальных и националистических споров в 5-7 веках несколько церковных групп (особенно не греки) отделились от номинального главы восточного христианства, патриарха Константинополя, и разработали свои собственные своды канонического права, часто отражающие националистические интересы.

Каноническое право в западных церквях после 1054 года непрерывно развивалось до Реформации 16 века.Хотя другие церкви Реформации отвергли каноническое право Римско-католической церкви, Англиканская церковь сохранила концепцию канонического права и разработала свой собственный тип, который получил признание в церквях англиканского сообщества.

Каноническое право имеет долгую историю развития на протяжении всей христианской эпохи. Не статичный свод законов, он отражает социальные, политические, экономические, культурные и церковные изменения, произошедшие за последние два тысячелетия. В периоды социальных и культурных потрясений церковь не оставалась равнодушной к окружающей среде.Таким образом, можно ожидать, что каноническое право будет участвовать в далеко идущих изменениях, которых следует ожидать в современном мире.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 с вашей подпиской.
Подпишитесь сегодня

Природа и значение

Церковь определяется как сообщество, основанное на единстве веры, таинственном общении всех членов со Христом как Господом и единстве правительства. Многие ученые утверждают, что церковь не может существовать без авторитета — i.е., обязательные правила и организационные структуры — и что религия и закон взаимно дополняют друг друга. Таким образом, призвание церковного лидера к должности считается важным в организационной структуре, и, как любое другое основное призвание в церквях, признающих законность канонического права, оно также рассматривается как сакраментальное и связано со священством, которое , в свою очередь, предполагает призыв к руководству в литургии и проповеди. Согласно римско-католической вере, миссия коллегии апостолов (возглавляемая св.Петра в I веке нашей эры) продолжается в коллегии епископов, возглавляемой папой. Другие церкви могут согласиться с этой точкой зрения, не принимая в то же время авторитета Папы. Таким образом, действительность канонического права основывается на принятии этого таинственного воззрения и миссии, переданной апостолами через епископов.

Историческое и культурное значение канонического права

Каноническое право действовало в разные исторические периоды при организации церковной литургии, проповедей, благотворительности и других видов деятельности, благодаря которым христианство было утверждено и распространилось в Средиземноморье и за его пределами.Более того, каноническое право сыграло важную роль в передаче греческой и римской юриспруденции и в восприятии юстиниановского права (римское право, кодифицированное под покровительством византийского императора Юстиниана в VI веке) в Европе в средние века. Таким образом, история Средневековья, в той мере, в которой они находились под влиянием церковных интересов, не могла быть написана без знания церковных институтов, которые управлялись в соответствии с каноническим правом. Средневековое каноническое право также оказало длительное влияние на закон протестантских церквей.Многочисленные институты и концепции канонического права повлияли на светское право и юриспруденцию в странах, находящихся под влиянием протестантизма, например, брачное право, обязательственное право, доктрина способов приобретения собственности, владения, завещания, юридических лиц, уголовно-процессуальное право. , и закон о доказательствах или доказательствах. Международное право обязано своим происхождением канонистам и теологам, а современная идея государства восходит к идеям, развитым средневековыми канонистами относительно устройства церкви.История правовых принципов отношения sacerdotium к imperium , то есть церковной власти к светской или церкви к государству, является центральным фактором европейской истории.

Проблемы изучения канонического права и его источников

Из-за разрыва отношений между церковью и государством в наше время и более исключительно духовной и пастырской функции церковной организации, исследователи канонического права стремятся восстановить жизненно важный контакт между каноническим правом и теологией, библейской экзегезой (критическое толкование принципы Библии) и церковную историю в их современных формах.Исследователи канонического права также ищут связи с эмпирическими социальными науками (например, социологией, антропологией и другими подобными дисциплинами), которая необходима для понимания и контроля применения канонического права. Изучение истории канонического права требует не только юридической и исторической подготовки, но и понимания современных теологических концепций и социальных отношений. Многие источники, такие как документы соборов и пап, часто некритичны и встречаются только в плохо организованных публикациях, а большая часть материалов существует только в рукописях и архивах; часто правовые источники содержат мертвый закон (т.е., закон утратил силу) и ничего не сказать о живом праве. Что входит, а что не подпадает под каноническое право, что является или не является источником канонического права, какой закон является универсальным, а какой местным, и другие подобные вопросы должны рассматриваться по-разному для разных периодов.

Функция канонического права в литургии, проповеди и общественной деятельности включает развитие и поддержание тех институтов, которые считаются наиболее полезными для личной жизни и веры членов церкви и их призвания в мире.Таким образом, эта функция связана с постоянной адаптацией канонического права к обстоятельствам времени, а также к личным потребностям.

.

PPT — Киевская Русь PowerPoint Presentation, скачать бесплатно

  • Киевская Русь • Началось с нашествия племен викингов, также известных как славяне, с севера Балтики. • Торговый партнер, а иногда и враг Византийской империи.

  • Киевская Русь • Из Прентис-Холла Всемирная история: связь с сегодняшним днем: • Во времена Римской империи славяне распространились на юг России. Подобно германским народам, вторгшимся в Западную Европу, у славян была простая политическая организация, разделенная на кланы.Они жили в небольших деревнях, занимались сельским хозяйством и торговали вдоль рек, протекающих между Балтийским и Черным морями. • В центре этой жизненно важной торговой сети находился город Киев. Со временем он станет центром первого российского государства. • Россия становится Россией в XII веке, когда она освобождается от монгольского правления

  • Славяне из Азии • Обработка железа, расширение сельского хозяйства • Смешивание с более ранним населением • Семейные племена, деревни • Королевства • Анимистический • Центр в Киеве Восточноевропейский Царства и славянская экспансия, c.1000

  • Учреждения и культура в Киевской Руси • Под влиянием византийских образцов • Православное влияние • Богато украшенные церкви • Иконы • Монашество • Искусство, литература с преобладанием религии, королевской власти • Преобладают свободные земледельцы • Бояре, помещики на западе

  • Киевский упадок • Упадок с 12 века • Соперничающие правительства • Борьба за престолонаследие • Азиатские завоеватели • Монголы (татары) • 13 век, захват территории (стать Россией) • Выживает традиционная культура • Конец эпохи в Восточной Европе • Монгольские нашествия открывают новый период • Восток и Запад разделены еще больше

  • Правители Киевской Руси Владимир I (980) • (980) Владимир I — Крайне воинственный правитель Киева.Пригласили миссионеров из иудаизма, ислама и христианства, чтобы рассказать о причинах обращения. • Женился на сестре византийского императора. • Принесли в Россию христианство и греко-римскую цивилизацию.

  • Правители Киевской Руси Ярослав I (1010 — 1054) • (1010 — 1054) Ярослав I — создал российский свод законов на основе кодекса Юстиниана. • Установлен золотой век Киевской Руси. Построены церкви и новая столица. • Союз России с остальной Европой, выдавая своих детей замуж за европейских правителей.

  • Правители Киевской РусиИван Великий (1462–1505) • (1462–1505) Иван III или Иван Великий — абсолютный правитель. Принял титул царя • Царь — Абсолютный правитель России: от римского слова — Цезарь • Победил монголов, получивших власть над Россией • Обширная территория России

  • Иван Грозный • (1530-1584) Иван Ужасный — Централизованная королевская власть • Введены новые законы, связывающие русских крепостных с землей • Использованы агенты террора для консолидации своей власти • Убиты тысячи людей, потому что он подозревал заговор.

  • .

    АЛЬРУССИЯ — Истоки Киевской Руси

    Киев
    Русь возникла в IX веке, и ее роль в истории
    Восточная Европа сопоставима с Европой Каролингов в
    Западная Европа. Он появился в период активного процесса
    государственное строительство на обширных просторах северных, центральных и
    Восточная Европа и, как и большинство других варварских королевств, выросла до
    цивилизованного статуса, приняв христианство в качестве государственной религии в
    988.К тому времени христианство уже распространилось на территории
    южных славян и на чешские и польские земли, населенные
    западные славяне. Практически одновременно с Киевской Русью,
    Христианство было принято в Венгрии, Дании, Норвегии и Швеции.

    В отличие от
    в Центральной и Восточной Европе, однако официальная религия Киева была
    не христианство латинского мира, а греческого мира
    Византия. Основная причина принятия восточной формы
    Христианство, известное также как православное христианство, заключалось в том, что
    Киевская Русь поддерживала тесные культурные, экономические и политические связи.
    со своим могущественным южным соседом, Византийской империей, с ее
    центр в Константинополе.Обращение в православие
    и последующее заимствование письменного языка из Болгарии,
    основанный на греческом и еврейском алфавитах, еще больше усилил киевлян.
    южная ориентация и привела к постепенному культурному отрыву от
    его западнославянские соседи.

    ЭВОЛЮЦИЯ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

    9-13 вв.

    Киевская Русь

    13-15 вв.

    Политическая раздробленность русских земель

    1240-1480

    Монгольское иго

    1462–1682

    Московский государственный

    1682-1917

    Императорская Россия

    1917–1991

    Советская Россия

    1992-

    Российская Федерация

    Киев
    Государство Русь расширилось до значительных размеров и смогло основать
    связи с Западной Европой в дополнение к традиционным южным
    ориентация.Однако к концу XII века киевские
    Русь раздробилась на более мелкие феодальные княжества. В
    1237 г. монголы во главе с Батыем, внуком великого монгольского вождя
    Чингисхан, воспользовавшись этой раздробленностью, вторгся в
    Русские земли и установили над ними свое господство. Эта
    разорвал связи России как с Западной Европой, так и с Югом. Только
    в 1480 г. были окончательно изгнаны монголы из России. Их наследие
    240 лет было введением степени варварства в
    Русская жизнь и отделение России от остальной Европы.Это наследие ощущалось веками после 1480 года.

    .