Содержание

Лютеранство — в чем отличие от православия?

Лютеранские священники

Лютеранство – это огромный философский мир и одно из старейших направлений протестантизма в христианстве. Лютеранство в отличие от православия отрицает практически все основные Таинства, за исключением Крещения.

Лютеране не похожи на представителей других конфессий, им свойственна глубокая духовность, богословский интеллектуализм, полное погружение в саму жизнь и смерть Иисуса Христа. Вклад лютеранства в мировую культуру, философию, развитие богословия огромен.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Учение о церкви

Церковное учение в православии строится на основании канона, определенной традиции. Писание же представляет собой часть предания, часть этой традиции. У лютеран вся духовная жизнь строится на Писании, как едином источнике Божественного Откровения. Предание же существует только тогда, когда подтверждено Писанием.

Лютеранска Церковь

Лютеранская церковь

Лютеранская Церковь представляет собой сообщество святых людей, истинно верующих, трактующих и правильно проповедующих Евангелие, участвующих в Таинствах. Лютеранство полагает Церковь невидимой, при этом отрицает Церковь видимую, церковную иерархию, священников, стоящих между Богом и человеком. Все верующие лютеране по сути своей и по крещению священники, поэтому они могут из своей среды выбирать себе проповедников и духовников.

Спас на Крови Санкт Петербург

Православный храм

Эти духовные наставники – пасторы – не являются священниками в привычном для православных смысле. Они равны между собой по сану и имеют равные служебные полномочия. Пасторы имеют поручение от Церкви на проведение проповедей и осуществление Таинств.

Порядок богослужений

Лютеране стараются максимально отвергать в богослужении любую обрядность, а также церковные украшения, облачения духовенства. Они предпочли оставить только распятие и единичные иконы, а вместо древних молитв используют составленные ими новые. В то время, как в православии существует 7 Таинств, в лютеранстве лишь Крещение и Причастие считаются Таинствами, остальные же рассматриваются, как священнодействия.

Лютеранска Церковь внутри

Лютеранская церковь внутри

Православное богослужение проходит без музыки, а в лютеранской службе музыкальное сопровождение играет особую значимую роль. В лютеранстве много внимания уделяется глубинному проникновению философии и культуры богослужения в души прихожан. В лютеранской церкви обязательно стоит кафедра, с которой читается проповедь – провозглашается Евангелие в доступной для верующих форме.

Богослужение в православном храме

Именно проповедь является центром и сутью лютеранского богослужения. Еще одним важным событием богослужения является Таинство Причащения, при котором Алтарь рассматривается, как стол для данной трапезы. На Алтаре обычно во время Таинства стоит Распятие и лежит Библия.

К открытому Алтарю может подойти любой прихожанин, независимо от возраста и пола, на трапезу Иисус приглашает всех верующих. В отличие от православных богослужений лютеране во время службы сидят на скамьях, поднимаясь со скамьи только в особо торжественные моменты службы.

Отношение к греху и спасению

В лютеранстве основной грех людей в том, что человек мало думает о Боге, мало слушает проповеди, мало впускает Евангелие в свою душу, а больше думает о себе и насущных делах. Отстраненность человека от Бога полагают лютеране главным грехом.

Отношение к греху

Православие призывает христиан Нового Завета, соблюдать, как минимум, Десять Заповедей,  а также видеть и исповедовать большое количество разнообразных грехов, препятствующих попаданию в Жизнь Вечную.

В православии человек может, покаявшись и делая добрые дела, заслужить прощение своих грехов. Лютеранин одной только верой своей в Учение Иисуса Христа искупает грехи свои, по сути Господь своей Кровью искупил грехи всех лютеран.

Отношение к святым и иконам

Лютеране полагают Христа единым заступником и посредником между человеком и Богом. По этой причине в молитвах лютеран нет обращения к святым. Лютеране почитают святых, как исторических личностей, но не молятся им ни дома, ни на богослужениях. Согласно учению Лютера, почитание каких-либо святых — это унижение заслуг Господа нашего Иисуса Христа.

Лютеранский крест

Распятие Иисуса Христа в лютеранской церкви

В православии широко распространено обращение к святым и к Божией Матери, по молитвам которых Господь посылает людям утешение, исцеление, стойкость духа, силы.

Молитвы об усопших

Лютеране поминают усопших преимущественно во время погребения, размышляя и о своей возможной кончине и последующем воскресении через Христа. Согласно лютеранскому учению, посмертная жизнь – в руках Господа, и человеку на нее повлиять нет никакой возможности.

Панихида в православной церкви

Православные же поминают своих усопших и в домашней молитве, и на литургии, прося у Господа милости для своих покойных близких, прощения их грехов, упокоения в Царствии Небесном.

Видимые и явные различия между православной верой и лютеранством (порядок богослужения, убранство храмов, облачение духовенства, отношение к Таинствам) представляют собой фактически различия между западной и восточной духовными традициями.

Видео: отличия и сходства лютеранской и православной церкви

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

† Община свв.Петра и Павла в г. Москве

Для того, чтобы говорить о различиях между лютеранством и православием, необходимо сказать несколько слов о различиях между православием и католичеством, т.к. Реформация является достоянием западного христианства и возрастала на западной системе богословского мышления.

Позволю себе утверждать, что Христианская Церковь практически никогда не была единой, причём как духовно, так и административно. Если говорить о её административной «ипостаси», то с самого начала каждая община или, выражаясь более высоким стилем, поместная церковь, была самостоятельной единицей, не подчинявшейся какой-либо вышестоящей структуре. Формирование иерархических пирамид было длительным процессом, отражавшим взаимоотношение общин сельских, городских и столичных. Этот процесс приобрёл законодательное оформление только в 325 г., на Первом Вселенском соборе. Что касается духовного единства, то оно постоянно нарушалось различными ересями, причём наиболее известная из них – арианство, отрицавшее единосущие Отца и Сына – приобрела такой размах, что имела большие шансы на победу и превращение в официальное учение. В V столетии монофизитство, т.е. учение о том, что Христос был только лишь Богом, но не Богом и человеком одновременно, привело к расколу, в результате которого значительная группа Церквей, именуемых ныне «древневосточными», полностью обособилась от всех прочих1. В их числе Церкви Армянская, Эфиопская, Коптская и т.д.Таким образом, так наз. «Великий раскол» 1054 г. был не первым и не последним. Итак, История Церкви – это в значительной степени история разномыслий и разделений, свойственных ей изначально, как это следует из Книги Деяний, а также из некоторых апостольских посланий. Масштабы разделений были различны – одним из самых существенных, возымевших для истории Христианства очень значительные последствия, был раскол 1054 г., разделивший христианский мир на Восток и Запад.

Раскол 1054 г. не был спонтанным явлением. Он имел как политические, так и духовные причины. В связи с нашей темой мы будем говорить именно о духовных причинах, т.к. они дают ключ к пониманию расхождений между православием и лютеровской Реформацией.

*

Изначальное расхождение между Востоком и Западом объясняется тем, что восточная ветвь христианства развивалась на фундаменте, заложенном греческой философией. Благовестники были вынуждены проповедовать Евангелие так, чтобы его могли понять и уверовать люди, воспитанные на философском наследии античности. В качестве примера можно посмотреть на самое начало Евангелия от Иоанна, в котором отсутствующее у эллинов понятие Мессии замещается достаточно сложным по своему содержанию понятием «Логос», которое имелось в учениях языческих философов. В связи с этим греческая богословская мысль двигалась очень прихотливыми путями, в чём можно убедиться, обратившись к восточной патристике. Кроме того, восточное христианство в значительной мере опиралось и опирается на мистический опыт, что отразилось в подходе к решению проблем в т.ч. даже и на Вселенских соборах (z.B. видение, ставшее весомым аргументом при восстановлении иконопочитания). Что касается Запада, то его мышление сложилось на основании латинско-римской культуры, которой были свойственны логичность и систематизм. Именно поэтому римское право и до сих пор остаётся основой европейского судопроизводства, а жизнь Католической Церкви регламентируется «Кодексом Канонического права», статьи которого охватывают практически все стороны церковной жизни. Эта разница в системе мышления стала причиной того, что одни и те же проблемы на Западе и Востоке получали совершенно разные решения. Например, проблема взаимоотношений между Богом и человеком, как падшим созданием. Восточное христианство в связи с этим говорит о миссии Христа, как о действии, сделавшем возможным обóжение человека. Христос стал человеком для того, чтобы человек смог восприять божественность, смог возвыситься до Бога. Таким образом, задача верующего — возрастание во образ Божий, приближение к богоподобию. В Западном христианстве человек остаётся человеком, и в центре жизни верующего стоит покаяние и смирение перед Богом ради примирения с Ним и прощения грехов. Ещё один пример: исхождение Св.Духа. Для восточного мышления Отец есть единый и единственный принцип Божественности, которую Он дарует Сыну, а затем и Св.Духу. В западном мышлении все три ипостаси объединены общей божественной сущностью. Отец узнаёт Себя в Сыне, Сын в Отце, и в результате этого узнавания происходит исхождение Св.Духа. Исхождение Св.Духа от Отца и Сына было утверждено поместным собором западной Церкви в 589 г., в 1014 узаконено для всего запада и с самого начала стало причиной обвинений в ереси со стороны Востока, причём эти обвинения актуальны и сегодня.

Таким образом, Восток и Запад задолго до «официального развода» имели значительные расхождения, хотя основополагающие устои и на Западе и на Востоке оставались идентичными. В том числе и понятия об Источниках Божественного Откровения, к которым относятся Св.Писание и Св.Предание. Содержание Предания (т.е. Церковной традиции) на Западе и на Востоке различается, но принцип Церковной традиции, как Источника Божественного Откровения наличествует в обеих ветвях, делая католичество и православие намного более похожими, чем им самим этого хочется.

Понятие об Источниках Божественного Откровения является основным различием между католичеством/православием и лютеранством. Всё остальное вытекает из него. Реформация однозначно провозглашает единственность Источника Божественного Откровения, каковым является Св.Писание. Именно поэтому Лютер говорит, что все вопросы духовного свойства мы должны решать на основании Писания и только Писания. Предание, традиция, не отвергается, но имеет право на существование лишь постольку, поскольку может быть обоснована и подтверждена Писанием. На основании Писания Реформация отвергла некоторые католические установления, принятые на западе в одностороннем порядке, например: учение о чистилище, о первенстве папы по божественному праву. Соответственно, не были приняты позднейшие католические догматы о папской непогрешимости и о непорочном зачатии св.Марии (т.е. что сама Мария была зачата непорочно и не имела на себе первородного греха). Это вроде бы приближает лютеранство с православием, где эти догматы также не были приняты. Но на самом деле, лютеранство и православие/католичество представляют собою две совершенно различные системы, между которыми именно вследствие указанной разницы, достижение какого-либо богословского единства не представляется возможным. А теперь перейдём непосредственно к сущностям, различающим нас с православием.

*

Учение
Писание является частью предания. Жизнь Церкви строится на основании предания (традиции), являющегося каноном. Писание является единственным источником Божественного  Откровения. Жизнь Церкви строится на основании Писания. Традиция играет подчинённую и может пересматриваться и изменяться даже на уровне общины.
Отсутствие  единого вероучительного источника, необходимость собирать вероучительные установления из разных документов. Вероучительная  основа сведена в единое собрание «Книгу Согласия», трактующую различные богословские вопросы, но не затрагивающую подробностей обихода, который в различных общинах может быть различен.
Посредством искупительного служения Христа для человекя становится возможным восхождение во образ Божий, обóжение. Посредством искупительного служения Христа для человека становится возможным примирение с Богом, оправдание и прощение грехов, но человек всегда остаётся человеком.
В деле достижения спасения большую роль играют святые, которые являются ходатаями за человека, его заступниками, посредниками между ним и Богом. Культ святых, поклонение им. Почитание их изображений и реликвий, рассматривающихся в качестве «каналов благодати» Христос является единственным посредником между Богом и человеком, единственным заступником. Поэтому молитвы святым лишены смысла и не присутствуют ни в индивидуальной молитвенной практике, ни в литургии. Культ святых отсутствует, им воздаётся не поклонение, но почитание, как образцам для подражания в делах веры. Реликвии не актуальны. Изображения рассматриваются только как напоминание о событиях Священной Истории и связанных с таковыми лицах.
Посредством молитв и определённых действий человек может оказывать влияние на посмертное бытие усопших, способствуя его улучшению – отсюда развитость заупокойного культа. Человек не имеет  возможности влиять на посмертное бытие, каковое полностью находится в руках Бога, не нуждающегося в наших рекомендациях – поэтому лютеранское поминовение включает в себя: благодарение за жизнь усопшего, надежду на грядущее воскресение и не более того.
Таинства
«Таинство есть видимое священнодействие, которое при помощи известного обряда сообщает верующему невидимую, но действенную благодать Божию». Общее число Таинств – 7. Условное число, выражающее Божественную полноту.

  1. Крещение
  2. Миропомазание (часть крещения)
  3. Причащение
  4. Покаяние
  5. Рукоположение
  6. Брак
  7. Елеосвящение (помазание больных)

Иоанн Дамаскин говорит о 2 таинствах, Дионисий Ареопагит о 6, митрополит Иоасаф Эфесский (XV в.) – о 10. Вычленение 7 Таинств происходит под влиянием западного богословия в конце XVI в.

Новое определение  Таинств (Божественное повеление, обетование благодати, вещественный элемент). Крещение и Причащение являются Таинствами, всё остальное священнодействиями.
Таинство  Крещения совершается посредством погружения либо окропления и помазания елеем. Таинство Крещения совершается посредством окропления, т.к. кол-во воды не имеет значения. Помазание елеем не совершается, т.к. не имеет обоснования в Писании.
Таинство  Евхаристии совершается как жертва за грехи живых и умерших. Таинство Евхаристии является средством благодати, но не жертвой, т.к. жертва Христа была принесена  один раз и за все грехи.
Евхаристия  совершается на квасном хлебе, причём оба элемента соединяются и преподаются совместно. Евхаристия  совершается на пресном хлебе, элементы преподаются раздельно в соответствии с порядком Тайной Вечери.
Духовные  лица
Жёсткое разделение на духовенство и мирян. Духовенство обладает особой благодатью, сообщаемой при рукоположении. Духовенство и  миряне в отношении благодатности не разделяются. Благодатностью наделена вся Церковь в силу призванности и крещёности.
Разделение  на «чёрное и белое» духовенство. Вступление в брак возможно только один раз. Овдовевший клирик автоматически переходит в монашество. Епископат формируется только из монашествующих. Пастор может  вступить в брак как до, так и после рукоположения. В случае кончины супруги он может вступить в брак вторично. Безбрачие является личным выбором. То же действительно и в отношении епископов.
Жёсткая иерархическая пирамида. Епископ  является полновластным и единоличным  хозяином в своей епархии. Разделение  духовных и административных полномочий между епископом и синодом.
Священник назначается в общину епископом. Община не имеет права не согласиться с этим назначением. Община имеет  право выбора пасторов, а также  их отстранения.
Священник является полновластным распорядителем административно-финансовой деятельности общины. Община не имеет фиксированного членства. Сферой деятельности пастора является духовная жизнь; остальными делами занимается совет. Община имеет фиксированное членство и самостоятельно избирает органы управления.
Духовная  жизнь членов общины
Мирянам предписывается совершение утреннего и вечернего правила, т.е. произнесения установленных фиксированных текстов Приветствуется  молитва своими словами. Каждый христианин призван учиться молиться не по бумаге.
Самостоятельное чтение Библии мирянами не поощряется. Каждый христианин должен читать и постигать Писание. Каждый христианин имеет право на свободу мнения. Символические Книги показывают общее направление интерпретации.
Важную  роль играют посты и постные дни, к которым помимо духовной практики присоединены жёстко регламентированные правила вкушения той или иной пищи. Посты рассматриваются  как духовное делание, которому должна сопутствовать умеренность. Отказ от вкушения тех или иных видов пищи является делом свободного выбора верующего.

В качестве дополнения следует указать, что в лютеранстве со времени Реформации существует иная трудовая этика (отношение к нищим – почему их нет у лютеранских церквей)

Вышеперечисленные различия разделяют лютеранство как с православием, так и с католичеством, для которого актуально многое из сказанного о православии. В то же время многие видимые различия между лютеранством и православием (например, устройство церковного здания, форма облачений духовенства, порядок литургии), являются не различием между лютеранством и православием, а между западной и восточной традицией как таковой. Многие сущности, которые ошибочно считают различиями, таковыми не являются. К этой группе, к примеру, относятся устоявшиеся представления о роскошности убранства православного храма и аскетичности лютеранского. Посетитель многих православных церквей на востоке увидит только голые стены, т.к. общины, жившие под угрозой исламских «рейдов», не занимались украшательством и даже не ставили иконы во избежание их осквернения. В то же время лютеранские церкви, построенные в эпоху барокко, отличаются весьма богатым убранством, а кафедральный собор в Берлине являет нам пример убранства, которое по праву может быть названо роскошным. В православных церквях очень часто можно встретить росписи в чисто западном стиле, а в лютеранских можно увидеть иконы. Например, алтарь капеллы Кафедрального собора в Карлстаде (Швеция) оформлен исключительно иконами. То же самое можно сказать о монашестве, существование которого в лютеранстве многими по безграмотности отрицается. Активная направленность лютеранского монашества на социальное служение не является фактором, противопоставляющим его монашеству Православной Церкви. Таким образом, обращаясь к теме различий, будем смотреть прежде всего не на внешние различия, которые, как показывает практика, могут быть названы различиями весьма условно, но на различие внутреннее – различие, основанное на отношении к Источникам Божественного Откровения, которое и формирует индивидуальный облик православного и лютеранского исповеданий.

*

Несколько слов в заключение. В послевоенные годы были предприняты шаги к проведению богословского диалога между EKD и РПЦ. Однако, ни к каким практическим результатам они не привели. Равно и как состоявшиеся встречи. В конце 2000 г. РПЦ и лютеране выступили с торжественным заявлением о единстве Церкви, как исторической задаче. Но все благие намерения навсегда останутся не более чем намерениями, если та или другая сторона считает себя непогрешимо правой и под понятием «сближение» понимает принятие своей позиции. Документ Юбилейного Архиерейского собора не оставляет на сей счёт никаких сомнений: «Православная церковь есть истинная Церковь, в которой неповреждённо сохраняется Священное Предание и полнота спасительной благодати Божьей». Лютеранская сторона между тем говорит о «примирённом многообразии», т.е. общности в вере на основе Крещения и веры в Триединого Бога, несмотря на имеющиеся различия. Эта концепция архиерейским собором была отклонена. К сожалению, как католичеству, так и православию, свойственен фанатизм, т.е. ограниченность видения, не соглашающаяся и не принимающая что-либо, находящееся вне рамок своей системы. Фанатизм свойственен и протестантизму – именно таковы были Кальвин и его последователи. Лютеровская Реформация, с её принципами свободы библейской интерпретации и церковного устройства, представляет собою совершенно другую систему богословского и церковного мышления, которая русским православием в его нынешней форме навряд ли сможет быть воспринята. Но это не значит, что мы должны чувствовать себя стоящими ближе к Богу, чем православные. Библия даёт возможность различной интерпретации, а любая интерпретация осуществляется людьми и потому не свободна от ошибок и заблуждений. Наша правда не является таковой с точки зрения иных исповеданий. Точно также их правда не является таковой с нашей точки зрения. Это значит не то, что кто-то безусловно прав, а то, что мы все находимся в плену собственных заблуждений, разрешить которые возможно будет только в Царстве Божием, когда мы узрим нашего Отца лицом к лицу и не только получим ответы на интересующие нас вопросы, но и окажемся в состоянии их вместить.

***

Разговор в дороге или различия лютеранства и православия…О Лютере

— Я верующая, — сказала молодая женщина.- И я тоже христьянка, — сказала другая, та, что была постарше. Они ехали на поезде из Санкт-Петербурга в провинциальный городок. Ехать надо было шесть часов, а за разговором, как известно, время течёт быстрее.Каждая женщина рассказывала о своём, а теперь речь шла о вере в Христа.- Я хожу в храм, что у нас на площади. Вы были там? — спросила молодая женщина, которую звали Нина. — Да я была там, — ответила другая, эта провославная  церковь, а я тоже хожу в церковь святой Марии, что напротив Д.Л.Т. — сказала Людмила Николаевна.- А разве вы не православная христианка? — Я христианка — лютеранка.- А кто такие лютеране? — поинтересовалась Нина, — и чем отличается от православия?   Людмила Николаевна, как бы ждала этого вопроса. Она часто отвечала людям непонимающим лютеранство. — Во первых, — сказала она серьёзно, — лютеране верят в триединства Бога…- Но мы тоже верим в Отца и Сына и Святого Духа, — перебила её Нина.- Да, но православных церквях исповедуют, что Дух Святой исходит только от Бога Отца, а мы уверенны, что Бог Святой исходит от Отца и Сына, потому что Христос ясно говорит: «Я и Отец — Одно». Во вторых: мы — лютеране верим, что спасенье только по милости Божией, что это дар от Бога. В послании Павла к Ефисянам сказано «благодатью вы спасены … и это не от вас зависит…это дар Божий…». И какие бы дела христианин не делал, он не спасётся. Я ещё раз говорю, что спасает только вера в Христа, и только по Его милости мы спасаемся, а своими делами, какие бы они не были, никто и никогда не спасётся…- А если подавать милостыни или помогать нуждающимся? — неуверенно спросила Нина.- Это так и должно быть, мы — христиане и Христос во всём нам пример. Никакой христанин не может остаться в стороне, когда видит  человека в опасности или просящим милостыню. Правда, сейчас много мошенников  просят, будто бы они нуждающие…- Да и я того же мнения особенно в больших городах, как например в Москве и в Питере, — сказала Нина, и через некоторое время спросила, — а, если человек сам хочет быть нуждающемся или отверженным, например пьяницы? — снова спросила Нина. — Ведь они, эти пьяницы, отдались в рабству дьяволу и довольны.- И тогда мы, тоже, их можем вырвать из рук дьявола своей молитвой. Дьявол боится Слово Бога и убежит от нуждающего, который пока не осознаёт, что у дьявола только три цели: украсть, убить и победить. Для Бога нет людей «отверженных», Он умер за всех, только это ещё не все осознают. Но мы немножкуо отвлеклись. Давай по существу. Вот ты покажи крестное знамение.   Нина перекрестилась, Людмила Николаевна тоже перекрестилась и засмеялась, — Ты заметила разницу?- Да, ты неправильно перекрестилась. Надо справа налево, а не слева направо. — Нет я не ошиблась. Лютеране именно так крестятся — слева направо. Крест он и есть крест, как не крестись. Вы — православные, почему-то придаёте этому большое значение? Ну, а в третьих: богослужение наше сопровождается органом и хоровым пением всей общиной, и мы сидя прославляем Бога, а не стоя, как вы. Мы не думаем о больных ногах и не ждём, когда же, наконец, кончится эта служба. Мы полностью сосредоточиваемся на Боге.- У нас, тоже есть скамеечки и на них можно сесть, — возразила Нина. — Я бывала в православных церквях и видела, как старухи спешат занимать эти маленькие скамеечки, потому что вашей церкви их один два, и обчёлся. У нас все сидят на белых скамейках и прословляют Бога гимнами-молитвами, — говорила Людмила Николаевна, — в четвёртых: — добавила она, — у вас таинств семь, а у нас всего два — крещение и причастие…- А у нас какие? — спросила Нина. -У вас ещё венчание, миропомазание и елеосвящение. И, если ты не исповедовался ты не можешь причаститься…- Да, это так! — и Нина, смеясь, рассказала один случай про себя. Когда она только пришла в церьковь и захотела причастится, её не допустили до причастия.  Людмила Николаевна послушала и добавила, — а ещё у вас почитают икон и святых, блаженных и мучеников, а это — идолопоклонство. Ещё хочу сказать, что для вас, ваш священник-батюшка, как наивысшая и непререкаемая власть. Вы только слушайте своего «батюшку» и исполняйте всё, что он вам скажет, а это неправильно. Господь никому Свою функцию не давал, а православные батюшки сами «берут» эту Божию функцию… — Да наш батюшка нам непрерикаемый авторитет. Он, к сожалению, часто пользуется нашей добротой и посылает нас работать в свой огород или по хозяйству.- Вот этим самым он отторгает простых неверующих от Бога. А Христос умер за всех и все перед Ним равны. А батюшка не должен возвышаться над паствой. И нет посредников перед Богом, нет ближе или дальшен людей от Бога… — А святые? — снова перебила Нина. — Мы все святые! — твёрдо и убеждённо сказала Людмила Николаевна, — во всех нас Святой Дух.- Но они же много страдали, — снова воззразила Нина.- Многие христиане много страдали, но не все требуют поклонения «Поклоняйся только Богу и Ему Одному служи» сказал Апостол Лука в четвёртой главе. И ещё у вас пост — как некий ритуал. Вы не едите скоромной пищи. Это человеческие выдумки. Пища не приближает нас к Богу. Вообще, пост даётся  для духовного роста. В этот период надо больше молиться, читать Библию и Псалмы, но кушаешь ты или нет, Богу всё равно.- Но я, может быть согласна, насчёт еды, но иконы — это же образ Христа и как их не почитать?- А ты видела Его? — Конечно нет, — снлова засмеялась Нина, — никто из нынешних не мог видеть Христа. Он же жил две тысяча лет назад.- Ты права, но, каждый художник по своему изображает Его, а некоторые «бабки в платочках» поклоняются намалёванной досочке и не понимают, что это образ Христа. Мы, люди — образ и подобие Бога. Нас в мире семь слишним миллиардов, и все мы носим Его образ. Во всех христианах Святой Дух. Бог вздохнул в нас Свой дух, а иначе бы мы не жили и не дышали. Человек — созданный Богом из праха земного, без Его дыхания был бы не живой, ну, как скульптура. Христос умер на кресте за всех нас, искупив наши грехи. И ещё раз скажу, мы образ Божий! У всех нас свои мысли и свои мнения. А сколько там на кладбище лежит! И у них были мысли дела, любовь, чувства и все они, что — то пережили, что-то джелали. И представь теперь,какой Он многостороний наш Господь Бог. — О. я и не представляла до сих пор! — сказала Нина. — Ещё для вас важно поклонение Деве Марии-Богородице. Вы из неё делаете культ. Да мы тоже почитаем Деву Марию. Мы уважаем её, она нам подарила Спасителя Христа, но мы не делаем из неё культ. Она мать, и многие верующие женщины тоже матери, но, ведь, им не покланяются, и они не требуют этого. — Ну, как!? Мария святая, она мать Иисуса Христа, наша Заступница! А мы просто обыватели, недостойные рабы Божии…- Мы не рабы, а ученики Христа. Он сам сказал: «вы уже не Мои рабы, а друзья…». Посмотри, в  пятнадцатой главе от Иоанна четырнадцатый стих! Там ясно сказано: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам…» и дальше пятнадцатый стих «Я уже не называю вас рабами ибо раб не знает, что делает господин его; но Я вас назвал друзьями, потому что сказал вам всё, что слышал от Отца Моего».- Да, да, м, м, — произнесла Нина, я очень мало знаю Библию и церковные учения, я, думала достаточно молиться, ставить свечи, исповедоваться, чтобы священник простил мне грехи…- Священник, — засмеялась Людмила Николаевна, — прощает грехи, только Господь, а не человек, а потом, многие грехи мы не можем, даже, вспомнить. И, ещё, не всё скажешь человеку. В некоторых случаях, просто стыдно ему рассказать всё о себе. Священник тоже человек, и у него тоже грехи. Кстати, о священниках, в каиоличестве существует целибат… — А что это такое? — Безбрачие или запрет духовенству жениться. У вас, в православие есть тоже целибат…- Но наш батюшка женат и имеет пятерых детей. Я дружу с его женой…- Он и не может быть не женат, иначяе бы ему не дали паству. У вас есть белые духовники и чёрное монашествыо, который не может жениться, иначе монаха не рукоположат в священный высший сан, как например в епископа. Но и монахи тоже человеки, в них первородный грех от Адама. Нет безгрешного человека на земле. Был Один Иисус и то Его распяли…- Вот скажи мне то, что меня мучает давно этот вопрос; я не понимаю, за что распяли Христа?- Из за зависти, что за Ним идут грешники, чтобы каяться. Иудеи, которые распяли Его не признали в Нём Бога. Они и до сих пор не признают триединство Бога, и приносят жертвы Богу волов и козлов. Только Иисус и есть Единственная жертва и Единственный в мире безгрешный, Который искупил нас на кресте. Он — Агнец Божий! Они немного помолчали. Слышно было мерный стук колёс поезда. Потом Людмила Николаевна продолжала рассказывать, про разницу в вероисповеданьях. Она рассказывала, — когда князь Владимир  принимал разных свящекнников, то он остановился на православие, и Русь стала православной…- А до этого какая была? — спросила Нина. — А до этого языческая, то есть, поклонялись природе. Были разные божки, была большая небесная иерархия, над которой был главный бог — Перун. Потом людей на Руси насильно крестили, загнав их в Днепр. А русские люди, всё равно, тайком поклонялись своим богам. Да и Христа вспоминать не забывали. Мало ли чего?! Для них Бог — Христос был благообразный старик, с большой белой бородой, сидящий на небе, и считающей их грехи. А, когда захотят сделать грех, то прячутся, как малые шалившие дети, чтобы их Христос с неба не увидел, и не наказал. На Руси люди ещё долго праздновали свои языческие праздники. Вот тогда, православная церковь все их праздники подогнал под христианские.- Да вы рассказывайте очень интересно, но у меня есть ещё вопрос, — сказала Нина, — всё же, кто такой Лютер?- Это очень хороший вопрос. О Лютере я могу говорить  часами, но у нас нет столько много времени, и я расскажу тебе вкратце. Лютер был немецкий учёный. Он жил в пятнадцатом — шестьнадцатом веке, он — Реформатор, с которого и начался протестантизм. Когда он 31 октября в 1517 году прибил свои 95 тезисов против папского произвола и индульгенций на двери Виттенбергского храма…- Значит, в этом году осенью будет пятьсот лет с тех пор..- Да! и одно из течений названа по его имени — лютеране…- А какие ещё течения протестантов?- Ну, например, цвинглианство, англиканство, кальвинисты, анабаптизм, позднее стали такие течения, как пятидесятники, баптисты, армия спасения, квакеры, евангелисты, методисты и многие другие… — А свидетели Иеговы?- А свидетели Иеговы, мармоны и белое братство — секты. Правда, некоторые исследователи их относят тоже к протестантским течениям.- Интересно, а сколько на свете вообще христиан?- Немного, где-то два миллиарда и двести тысяч человек.- А вообще, сколько остальных вероучений?- Много, если на земле семь с половиной миллиард людей, то остальные люди проповедуют такие вероучения, как иудейство, магометянство, исламизм, будизм и так далее. Но мы отвлеклись, а я хочу тебе рассказать кто такой Лютер. Он — немецкий богослов, вышел из католического монашества. Лютер родился 1483 году, а умер 1546 году. Очень образованный человек; он не только реформатор, но и юрист, музыкант, богослов, много писал — трудился над вероучением. Однажды, когда он учился ещё в юридическом, и гостил у родителей дома, и когда шёл обратно в университет, то его застала гроза. Молнии блистали так близко и страшно, что он в страхе прокричал: «Святая Анна, спаси меня…Если спасёшь, то я буду монахом. И, ведь, стал монахом, конечно, против воли отца. Лютер  вступил в Августинский монастырь и там изучал труды святого Августина. Потом он стал священником, и его отправили в город Виттенберг, где он преподавал в университете богословие. Когда он по работе поехал в Рим, там увидел беззакония, которые делали Папа Римский, и другие священники. Там везде царил алчность, торгашество и власть денег.  Папа Римский вмешивался в политику. Слово Папы — было законом. Лютер увидел несправедливость духовенстваи его отдалённость от Слова Божьего. Он ужаснулся. Эта поездка произвела на него  неизгладимое впечатление. Но это ещё пол-беды, но Папа Римский и его окружение стали торговать индульгенциями…- Что такое «индульгенции»? — перебила Нина.- Католики верят в чистилище и, якобы, души умерших там мучаются, и страдают. Как будто, купив индульгенции  они попадают в Рай без покаяния, и то, что их можно выкупить деньгами. По сути дела, индульгенции — это билет в Рай, без покаяния. Якобы, им простятся их грехи. Их грехи будто простит Папа Римский, посредством индульгенций, на самом деле половина денег шли на строительства храма святого Петра в Риме, а половина Римскому духовенству…- Чушь собачья!- воскликнула Нина, — как может Папа простить грехи? Он же человек и сам грешник! Грехи может простить только Бог. — Вот и Лютер восстал против этого, прибив на дверях храма Виттенберге свои знаменитые 95 тезисов, где он разоблачил Папу и всю католическую церковь. А Тецель, который продавал индульгенции, прочитав эти 95 тезисов, сказал: «Я добьюсь, чтобы через три недели этот еретик взошёл на костёр и в урне проследовал к небу». Тецель внушал людям, что индульгенции имеют большую силу, чем само крещение…- Какие глупости! — опять воскликнула возмущённо Нина.- Конечно, глупости, ведь, с крещением человек посвящает себя Богу, и он у Господа под защитой. А тут какие-то индульгенции! Вообще, о Тецеле рассказывают следующую историю: «Один аристократ в Лейпциге обратился к Тецелю и попросил простить ему грех, который он совершит в будущем. Тецель согласился при условии, что тот купит индульгенцию. Когда Тецель покинул город, аристократ нагнал его и побил, сказав, что этот грех он именно подоразумевал». Нина засмеялась, и Людмила Николаевна тоже улыбнулась.Потом Нина спросила, — а давно лютеране живут у нас, в России? — Давно, ещё с шестнадцатого века. Когда у нас работали немцы гувернёрами и архитектурными строителями, и были разные беженцы из Европы, и в частности из Германии, вот тогда и были лютеране, для них строили кирхи. Потом Пётр первый приглашал многих европейцв-лютеран на всякуие службы и строительства. Потом царь Александр первый и другие цари приглашали многих немцев и голландцев и, вообще всяких европейцев-лютеран.- Я знаю, что у Петра первого жена была лютеранка, и для неё он построил собор на Невском проспекте, и назвал её именем, — сказала Нина.- Да, это так, ты неплохо знаешь историю.- Я тоже многим интересовалась, — ответила Нина Людмиле Николаевне, -я из тех, у кого девиз «Не хлебом единным жив человек!»   Они подъезжали к городку, где жила Нина и откуда была родом Людмила Николаевна, попрощались, взяли телефоны друг у друга, и пологали, что они ещё не раз встретиться и поговорят на духовные темы. Любовь Аверьянова июль 2017 год.

Источник: http://www.poems4christ.com/ru/article/11086
© Copyright 2020, Поэзия для Христа [www.Poems4Christ.com].

Почему я лютеранка (пишу по просьбам читателей): olga_srb — LiveJournal

Когда я сообщаю о своей принадлежности к лютеранской церкви (а сообщаю я об этом только в том случае, если меня принуждают обстоятельства), многие настораживаются… Особенно, если уже знают меня некоторое время. Я думаю, что первая мысль, которая возникает у человека в связи с этой новостью, окрашена тревогой и сомнением: «Уж не секта ли это?».

Действительно, далеко не каждый рядовой гражданин, выросший в православной традиции, представляет, что такое лютеранство, хотя про то, что Мартин Лютер прибил к церковным дверям свои знаменитые тезисы, в школе слышали практически все. Однако в школе это событие освещалось в контексте кризиса католицизма, и ни один учитель не рассказывал ученикам ничего более того, что «Лютер выступил против продажи индульгенций». Разумеется, лютеранство началось не с прибитых тезисов, но и на слове «Реформация» учителя обычно не останавливались.

По сути, да – Лютер выступил за реформирование католической церкви, однако возникновение лютеранства стало итогом серьезных социальных процессов (это произошло пятьсот лет назад).

Чтобы прийти к лютеранству в стране с религиозной монополией православия, для начала надо разочароваться в православной церкви. Во всяком случае, со мной было именно так: в определенном возрасте меня стала интересовать религия, но православный канон меня не притягивал, несмотря на все попытки изучить вопрос вдоль и поперек. В то же время в соборах, относящихся к западному христианству, я чувствовала себя как дома, хотя в тот момент еще не могла обобщить свои впечатления до вывода, что лютеранство – это мое.

В православных храмах мне не нравились некоторые моменты, о которых я не буду писать, чтобы не сводить свой рассказ к сравнительному анализу, и я честно пыталась примириться с ними, хотя меня тянуло в костел, где я испытывала благостное чувство гармонии и спокойствия…

И тогда я села за учебники.

«Садиться за учебники» — один из моих жизненных принципов. Если у меня возникает сомнение, или проблема, или необходимость выбора, я берусь за изучение вопроса, причем стараюсь читать о нем разные мнения.

Вникнув в детали, я поняла: это – мое! Не только по антуражу и общему стилю, но и по сути. Конечно, сложно в короткой заметке охарактеризовать суть лютеранства, но я могу перечислить, что привлекло в этой религии именно меня (к счастью, наш пастор не читает мой блог).

Я – одна из 70.000.000 лютеран, и мое представление о том, во что я верю, может не совпадать с 69.999.999 представлениями, однако оно есть. Вот несколько важных, на мой взгляд, положений.

1. Священство всех верующих, которое подразумевает следующее: среди людей нет тех, кто расположен ближе к Богу или дальше от Него. Каждый несет личную ответственность за свои мысли и дела напрямую перед Богом. Дистанция между Ним и пастором нисколько не короче, чем между Богом и простым прихожанином, поэтому наши пасторы — служащие, которые исполняют должностные обязанности, а не особые существа, которым надобно целовать ручку. «Священное» и «мирское» не могут быть разделены, потому что жизнь – единое и неделимое целое.

Вообще дистанция между Богом и человеком очень мала и определяется только уважением к Нему. Бог не отворачивается от человека и не делает шаг назад при приближении к Нему. Он открыт к диалогу – надо только быть готовым Его услышать и понять.

2. Между Богом и человеком нельзя заключить сделку типа «я тебе — праведное поведение, а ты мне — вечную благодать». Бог изначально принимает каждого, и поступать по совести надо не для того, чтобы понравится Ему и получить взамен «коврижку», а просто потому, что жить по совести – единственный вариант.

3. Труд — работа, профессия и вообще не-безделье — это не вынужденная необходимость и тяжелое ярмо, а возможность и преимущество, которыми наделен человек. Бог дает нам разум и способности для того, чтобы мы их реализовали, а не для складирования в мозговых извилинах. Честный труд приближает нас к Богу, потому что Ему угодно, чтобы вложенные в человека способности не пропадали даром.

4. Главное в вере – вера. Ее искренность и безграничность. Только такая, искренняя и безграничная вера способна поддержать человека в трудную минуту и направить его в правильном направлении в час сомнений. Если я верю (=доверяю), я принимаю Жизнь такой, какая она есть – не только ее приятные стороны, но и все испытания и сложности, которые в ней возникают. Принимаю и спокойно преодолеваю, без внутреннего протеста и бунта.

5. Все ритуалы – ничто по сравнению с тем, что мы испытываем в душе. Ставить свечки, падать на колени, прикрывать джинсы платками и совершать прочие ритуальные действия – значит заменять веру на ее внешнее изображение. Бессмысленно обманывать Его, изображая смирение и покорность. И бессмысленно поклоняться иным кумирам, включая тех, что изображен на иконах.

Принципиальное отличие лютеранства от православия и католицизма – приоритет Священного Писания (Евангелия) над Священным преданием, то есть приоритет того, что дано людям Богом, над тем, что написали в дальнейшем деятели церкви. Церковь основана Богом, и все, что написано Им – правильно. А вот то, что потом написали живые люди, руководствуясь теми или иными земными соображениями, может учитываться, но не должно приравниваться к Его словам.

Из этого приоритета вытекает множество моментов: отсутствие икон и свечей, традиция сидеть и стоять в определенные этапы богослужения, возможность женщины получить образование и стать пастором, дифференциация Таинств и ритуалов и др.

Разумеется, мой пост, написанный по «просьбам читателей», ни в коей мере не претендует на религиоведческий характер. Мое мнение может не совпадать с «мнением редакции», за что я заранее приношу извинение всем, кто со мной не согласен.

Из лютеранства в православие |

За последние годы несколько пасторов перешли из лютеранства в православие. О том, почему лютеранские священники меняют религиозную ориентацию, рассказывают бывшие пасторы настоятель храма Всех святых в Гатчине иерей Александр Асонов и прихожанин того же храма Дмитрий Галахов.

Почему лютеранство?

Отец Александр: Наверное, мой изначальный выбор сформировали родители, которые чаще всего действуют из добрых побуждений ‒ хотят, как лучше. Я был крещен в православии еще в детстве, но моя мать стала посещать баптистскую церковь. Баптизм ‒ одно из направлений протестантизма, и когда уже в постсоветский период эта ветвь христианства, так же как и прочие конфессии, стала оживать, многие примкнули к нему. Естественно, я периодически ходил с мамой на баптистские собрания. Потом я стал посещать мессы в лютеранском соборе святого Архангела Михаила. Многое меня заинтересовало, и, прослушав курс подготовительных занятий, я был конфирмирован, затем поступил в Теологический институт Евангелическо-Лютеранской Церкви Ингрии, после учебы был рукоположен во диакона и затем во пресвитера.

Дмитрий: В 1990-х в России стали открываться различные религиозные организации. Когда мне уже было лет восемь-девять, я стал посещать воскресную школу пятидесятнической общины, там постепенно вырос в проповедника, окончил в Пскове колледж и готовился к рукоположению. Но с некоторыми вещами в пятидесятничестве я категорически не мог согласиться. Например, у пятидесятников бытует мнение, что сила, которую верующий получает в результате «Крещения Святым Духом», внешним образом проявляется говорением на иных языках. Из всех «говорящих», кого я знал, у большинства был не дар, а болтовня, у какого-то процента ‒ бесовщина и, может быть, у одного из нескольких тысяч ‒ действительно сверхъестественный дар. К моменту выхода из пятидесятнической общины у меня сформировалась точка зрения, согласно которой Церковь, будучи явлением древним, не может жить без Предания (или святоотеческого наследия), в частности, решений VII Вселенских Соборов, не может не крестить детей, и Евхаристия не может восприниматься как символ. Уже в Лютеранской Церкви ко мне пришло понимание важности апостольской преемственности. Православие по этим критериям вполне подходило, но у меня не было ни православного воспитания, ни культурного фона. Да, красиво. Поют хорошо. Иногда я на Рождество и Пасху в храме службу отстаивал, потом говорил: «Господи! Какие они герои! Столько стоять!» И католицизм подходил, но в Выборге католиков не было. А лютеранский приход ‒ церковь святых Петра и Павла ‒ есть, и когда я впервые оказался там, то встретил очень теплый прием.

Почему не лютеранство?

Отец Александр: По моему мнению, есть древняя Церковь, имеющая прямую связь с источниками христианской традиции, сохраняющая связь христианских поколений, с вековым культурным наследием, а есть церковные общины, возникшие намного позже и, чаще всего, как проект отдельно взятой личности или вследствие политических обстоятельств. Почему лютеранство вообще так называется? Потому что его основоположником был Мартин Лютер. Как говорил апостол Павел: «Я разумею то, что у вас говорят: „я Павлов“; „я Аполлосов“; „я Кифин“; „а я Христов“». (1 Кор. 1, 12). Фундамент должен строиться не на личности человека, а на Христе!

Дмитрий: Уже к моменту окончания семинарии, у меня появилась серь­езная мысль, что из лютеранства, даже столь «доброго», как Церковь Ингрии, нужно уходить… так как не было внутреннего согласия даже с пятью знаменитыми принципами протестантской теологии ‒ sola Scriptura («только Писание»), sola fide («только верой»), sola gratia («только благодатью»), Solus Christus («только Христос»), soli Deo gloria («одному Богу слава») ‒ в том понимании, в котором их воспринимают большинство лютеран. Кроме, пожалуй, soli Deo gloria и Solus Christus. И то лютеране зачастую понимают это как «только Богу слава» и «только Христос», даже вопреки Книге Согласия (сборник лютеранских вероисповедных текстов. ‒ Прим. ред.), в которой написано, что «должны прославляться и сами святые». Но один вопрос мысль, другой реальность…

Вместо успешной карьеры

Отец Александр: Я был настоятелем храма Преображения в Зеленогорске, одновременно преподавал в Теологическом институте символические книги и английский язык, какое-то время возглавлял информационный отдел епархии… Однако прошло время, и Господь открыл мне путь в истинную Церковь, которую я обрел в православии. Вспоминаю, как один из моих финских знакомых, узнав о моем решении спросил: why? Я ему ответил: because I’m a christian. Больше вопросов с его стороны не последовало. Думаю, что если бы я внутренне не искал подлинную Церковь Христову, то я бы там и остался.

Дмитрий: После Теологического института я вернулся в Выборг (служил в соборе святых Петра и Павла), женился, переехал с супругой во Всеволожск, служил немного в кафедральном соборе святой Марии, потом меня перевели в церковь святого Михаила, а после неожиданно предложили место настоятеля в Зеленогорске. На приходе за время моего служения (2011–2015) сформировалась одна из самых «высоких» Литургий Церкви Ингрии. В лютеранском контексте высокая Литургия предполагает большое количество чтений, пение молитв и псалмов, ежевоскресное использование кадила ‒ для полноты чувств, принимающих участие в служении. Меня радовало, что прихожане стали читать Евангелие и мы часто обсуждали интересные, серьезные, богословские вопросы. Приход духовно вырос за это время. Сейчас я, конечно, скучаю по прихожанам и по храму. Даже исповедуюсь в том, что их оставил, но легче пока не становится. В свое время я открыто сказал отцу Александру: «Не могу оставить приход, свинство будет». А на самом деле, оно и сейчас ‒ свинство. Но остаться было бы бесчестно. То, что я ушел из Церкви Ингрии и из лютеранства в целом, ‒ правильное решение. Критическая масса моих внутренних несогласий с происходящим уже перешла за край, я начал замечать, что, общаясь с прихожанами произношу: «…в общем, у лютеран такого нет, но и не запрещено». И так часто стал оговариваться, что понял ‒ пора оканчивать это безобразие и честно признать, что я уже давно не лютеранин. Слава Богу, ни с кем не разругался, и добрые отношения остались со всеми, с кем ранее поддерживал общение.

Сравнение post factum

Дмитрий: Важно прежде всего присутствие в Православной Церкви полноты Таинств, полноты средств ко спасению. Лютеране урезали Таинства до «двух с половиной», а если связать их действенность с апостольской преемственностью, то встает вопрос: а есть ли вообще у лютеран Таинства? Далее, если православный батюшка придет в воскресенье, и никого в храме нет, то он всё равно будет служить. Лютеранский пастор в такой ситуации закроет дверь и пойдет пить кофе. Потому что служит человеку ради человека. Это немного странно ‒ почему бы не помолиться самому, пусть никого и не будет, кроме тебя и Бога? Заповедь «возлюби Господа Бога твоего» предшествует заповеди о любви к ближнему (хотя и является равной ей).

Но, к вопросу о «плюсах», ‒ для лютеранского прихода характерна общинность, возможность собраться за трапезой после службы, пообщаться. Еще один плюс ‒ доступность пастора для общения. Впрочем, это удобно и хорошо, если приход маленький: на большом возникает проблема «группировок», да и у пастора больше хлопот. Важно отметить, что лютеране стремятся к обучению своих прихожан не только основам веры, но и более сложным догматам (последствия, впрочем, бывают разные). Радует, что сейчас при большинстве православных церквей есть трапезные и воскресные школы, а также всё чаще говорят об образовании прихожан и уже не крестят без огласительных бесед. В 1990-х этого не было.

Отец Александр: Да, в протестантизме христоцентричность незаметным образом подменилась антропоцентричностью. Служат не Богу, а человеку. Поэтому основной акцент делается на социальной работе и вообще на служении обществу. Мне кажется, именно из этого родились современные представления о демократии. Правление принадлежит «обществу», то есть всем, а значит ‒ никому. При этом всегда есть какие-то кукловоды, которые контролируют общий процесс. Общество вроде бы принимает какие-­то решения, но не видит процесс их формирования и исполнения. Его готовят к принятию тех или иных решений, которые даже могут быть направлены против общества, но если обнаруживается их деструктивная суть, общество может винить только себя, ведь голосовали-то всем миром. Очень часто нам, православным, указывают на то, что мы слишком сильно чтим земную и небесную иерархию. Да, всё это нам дорого, так как мы верим в Царствие Небесное, но никогда не слышали о Небесной республике. Мы верим во Христа-царя, а не в человека-демократа.

 

Светлана Булатова

Источники: журнал: № 2 (февраль) 2016 / православный журнал «Вода живая»

Лютеранство – Справочник по ересям, сектам и расколам, С.В. Булгаков

Общество лютеран (часто называемое протестантством) составляют народы, исповедующие христианскую веру в том виде, как установлено это на Западе в XVI веке под главным влиянием Мартина Лютера. Сравнительно с учением Православной Церкви, лютеранство заблуждается в следующих пунктах своего вероучения:

о Св. Писании, как единственном источнике и единственном правиле веры;

о состоянии человека по падении и об оправдании его верою, без добрых дел;

о Церкви, как невидимом обществе святых, что повлекло за собою отрицание иерархии;

о таинствах и

об отношении между Церковью земною и небесною.

Кроме того, имеют также отличительные особенности лютеранское

нравоучение и

богослужение.

1. Главным исходным пунктом протестантских заблуждений послужило то, что протестанты отвергли всякий авторитет церковный в деле веры – авторитет Предания, учителей Церкви, Соборов31. Отвергая значение в делах веры всякого вообще предания, лютеранство единственным источником и правилом веры признало Св. Писание. Читать и толковать Св. Писание в лютеранстве, в противоположность римско-католическому запрещению читать Библию мирянам, разрешается каждому по его уразумению и личному воззрению, не подчиняясь никакому стороннему внешнему руководству и авторитету. Каждый христианин непосредственно озаряется и освящается Духом Святым, умудряющим его в уразумении истины Христовой и открывающим ему эту истину. Единственным руководительным принципом при изъяснении Св. Писания должно служить само же Священное Писание: сопоставление одних мест с другими, объяснение неясных мест ясными и т.п.

2. Первобытная праведность человека, по учению лютеран, состояла в полном совершенстве его природы. Грех глубочайшим образом повредил природу человека, извратил ее и испортил до самой глубины ее, в самых ее основах; через падение человек лишился не только подобия Божия (как у католиков), но и образа Божия. Как потерявший свою свободу, сам человек нравственно действовать не может, если бы даже и хотел. Спасение его поэтому всецело совершается Богом, силою Его благодати. Именно едва только грешный человек, услышав евангельскую проповедь о спасении, признает свою греховность и виновность перед Богом, свое полное бессилие исполнить божественный закон и через то спастись и твердо уверует, что примирен с Богом через Иисуса Христа, тотчас подается ему ради веры его, божественная благодать32. Поданная человеку благодать вменяет ему заслуги Христовы, оправдывает его или, точнее, объявляет его праведным и святым, хотя, на самом деле, он и не становится таковым; она же производит в нем и все его добрые дела, во свидетельство его веры, но без всякого с его стороны участия, к которому он положительно не способен вследствие своего полного бессилия. Таким образом, по Лютеру, человек заслуживает свое спасение или спасается исключительно верою, но не делами33, потому что вера его есть единственный акт, к которому он оказывается самостоятельно способным, хотя и благодаря благодати (евангельской проповеди о спасении).

3. По лютеранскому учению, Церковь есть невидимое общество святых, в котором верно проповедуется Евангелие и правильно совершаются таинства. Под святыми, составляющими Церковь, нужно разуметь не святых людей, находящихся на небе, а истинно верующих на земле, оправданных и возрожденных. Могут быть в Церкви и дурные члены, но они только по имени, номинально принадлежат к ней, а не действительно – реально, почему при определении понятия Церкви и не берутся в расчет. Отрицая Церковь видимую, лютеранство вместе с тем отрицает иерархию как богоучрежденное сословие людей, которым одним, и по Господню установлению, и по силе благодати, полученной ими в таинстве священства, принадлежит право и обязанность учить, священнодействовать и управлять. По лютеранскому учению, все верующие по силе таинства крещения суть равно священники и из среды себя избирают особых мужей, как своих представителей, для отправления духовных обязанностей, как-то: для проповедования Евангелия, совершения таинств, духовного руководствования ко Христу. Эти духовные лица, назначенные на служение Церкви, не составляют особенного сословия, не суть священники в собственном смысле, а только проповедники в наставники (пасторы) и по сану все существенно равны между собою, по божественному праву (jиге divinо) имеют одни и те же служебные полномочия и от прочих верующих отличаются только должностью (Аmt) или служебными обязанностями, а не свыше дарованными им правами и благодатными дарами.

4. По воззрению лютеран, действенность таинств исключительно зависит от веры лиц, приемлющих таинства, так что таинство бывает таинством и имеет свою силу только во время самого принятия и употребления его с верою, а вне употребления или в случае принятия без веры оно не есть таинство и остается бесплодным. Таинства сами по себе не суть проводники благодати, а только знаки для возбуждения и укрепления веры в Искупителя,– напоминания о том, что благодатью Его род человеческий спасен. Уверенность человека в его спасении без внешних напоминаний может ослабевать,– и вот для поддержания и воспитания ее и даны таинства – эти внешние знаки. И насколько таинство в момент совершения его возбуждает в душе верующего веру в Искупителя и сообразное с нею настроение, настолько оно и имеет для него силу и значение.

Установив такой взгляд на таинства, лютеране большую часть из них отвергают, именно: миропомазание34, священство, брак, елеосвящение. Относительно таинства покаяния Лютер некоторое время колебался и сперва признавал его за таинство, находя, что оно, имея своею целью отпущение грехов через веру во Христа, возбуждает эту веру, но потом отверг и его. Протестанты утверждают, что исповедь совершенно невозможна, потому что, по словам псалма, «грехопадения кто разумеет»; исповедание грехов они признают тайное и внутреннее перед Богом, а не перед священником. Имеющими все признаки таинства лютеране считают таинства крещения и евхаристию, но и эти таинства видоизменяют сообразно со своими взглядами. Крещение, по их учению, не доставляет верующему во Христа совершенного очищения от всех (первородного и личных) грехов (как учит Православная Церковь), а только служит символом или внешним знаком прощения их ему. Через крещение изменяются только отношения человека к Богу: из отверженного он становится сыном Божьим, имеющим надежду на вечную жизнь, и участником в дарах благодати, которые получаются им не через самое таинство, а невидимым образом и вне всяких внешних условий: природа же его нимало не изменяется, и грех по-прежнему продолжает царствовать в нем.

Вечеря Господня, по учению лютеран, установлена для утверждения нас в вере, для внешнего исповедания нашей веры и для возвращения благодеяний Христовых; через нее и в ней мы получаем отпущение грехов; тело и кровь Христовы, духовно принимаемые с истинною верою, питают нас в жизнь вечную, и при сем через Святого Духа, обитающего во Христе и в нас, мы более и более соединяемся с Его телом. Значение евхаристии, как жертвы, лютеранами отрицается. По их учению, хлеб и вино не пресуществляются в тело и кровь Христову. Но отрицая действительность пресуществления хлеба и вина в тело и кровь Христовы, лютеране, вместе с тем, учат, что Иисус Христос невидимо и таинственно присутствует в таинстве хлеба и вина, пребывает Своим телом здесь же вместе с хлебом, и вкушающий хлеб и вино невидимо вкушает тело и кровь Христовы не духовным только, но и плотским образом. Как это так, на это лютеране отвечают обыкновенно следующими, ничего не объясняющими выражениями: «In pane, cum pane, sub pane» (в хлебе, с хлебом и под хлебом).

5. Так как человек оправдывается только верою в Искупителя, через которую он входит в непосредственное общение с Ним, и если для оправдания человека ничего не нужно, кроме внутренней личной уверенности в своем спасении, то, само собою понятно, для него не могут иметь никакого значения предстательства и ходатайства прославленных на небе святых и после его смерти молитвы за него оставшихся в живых его собратий. Посему лютеране считают совершенно неуместным почитание и призывание святых, почитание их мощей и изображений – икон35 и молитвы за умерших36.

6. Что касается нравоучения, то, отрицая вообще значение добрых дел в спасении, лютеране особенно восстают против всяких внешних подвигов благочестия: странствований к святым местам, соблюдения постов, аскетических подвигов самоотречения, безбрачия. Протестанты отвергли их не только как бесполезные, но как излишние и вредные, так как будто ими заменяются для людей внутреннее нравственное настроение и дается повод к тщеславию и лицемерию. Отвергая высшие нравственные подвиги самообуздания и самоотречения и ограничивая всю нравственность общими обыденными обязательствами и требованиями, лютеране нравственную жизнь христиан приводят к одному невысокому нравственному уровню.

7. Отвергая внешние выражения благочестия в жизни, протестанты, вместе с тем, стараются, сколько возможно, упростить всякую внешность – обрядность в богослужении. Отвергнув большую часть церковных украшений, служб и обрядов, они оставили в своих храмах только изображение распятия, некоторые иконы, удержали пение и музыку при богослужении, колокольный звон, некоторые церковные процессии и вместо древних, оставленных ими, молитв и гимнов составили свои новые.

Лютеранская ортодоксия — Инфогалактика: ядро ​​планетарного знания

Лютеранская ортодоксия была эпохой в истории лютеранства, которая началась в 1580 году с написания Книги Согласия и закончилась в эпоху Просвещения. Лютеранская ортодоксия проходила параллельно с аналогичными эпохами в кальвинизме и трезубцевом католицизме после Контрреформации.

История

Основная статья: лютеранство

Мартин Лютер умер в 1546 году, а Филипп Меланхтон — в 1560 году.После смерти Лютера наступил период Шмалькальдической войны и споров между крипто-кальвинистами, филиппистами, сакраментариями, убиквитариями и гнесио-лютеранами.

Раннее православие: 1580–1600

Книга Согласия дала внутреннее единство лютеранству, которое вызвало множество противоречий, в основном между гнесио-лютеранами и филиппистами, из-за внешнего давления католиков и предполагаемого «крипто-кальвинистского» влияния. Лютеранское богословие стало более устойчивым в своих теоретических определениях.

Высокое православие: 1600–1685

Лютеранская схоластика развивалась постепенно, особенно для целей диспутов с иезуитами, и в конце концов была основана Иоганном Герхардом (1582-1637). Авраам Каловиус (1612–1686) представляет собой кульминацию схоластической парадигмы ортодоксального лютеранства. К другим ортодоксальным лютеранским теологам относятся (например) Мартин Хемниц, Эгидиус Хунний, Леонард Хуттер (1563-1616), Николай Хунниус, Йеспер Расмуссен Брохманд, Саломо Глассиус, Иоганн Хюльсеманн, Иоганн Конрад Даннхауэр, Валериус Кернсёнтриха, Иоганн Конрад Даннхауэр, Валериус Кёрбергера, Иоганненстед. и Иоганн Вильгельм Байер.

Теологическое наследие Филиппа Меланхтона снова возникло в школе Хельмштедта и особенно в теологии Георгия Каликста (1586–1656), что вызвало синкретические споры 1640–1686 годов. Другой теологической проблемой был Крипто-Кенотический спор [1] от 1619-1627 гг.

Позднее православие: 1685–1730

Позднее православие было разорвано под влиянием рационализма и пиетизма. Православие породило многочисленные постигры, важные религиозные чтения.Наряду с гимнами они сохранили ортодоксальную лютеранскую духовность в этот период сильного влияния пиетизма и неологии. Иоганн Герхард, Генрих Мюллер и Кристиан Скривер написали и другие виды религиозной литературы [1]. Последним выдающимся ортодоксальным лютеранским богословом до эпохи Просвещения и неологии был Дэвид Холлатц. Позднее ортодоксальный теолог Валентин Эрнст Лёшер принял участие в полемике против пиетизма. Средневековая мистическая традиция продолжилась в творчестве Мартина Мёллера, Иоганна Арндта и Иоахима Люткеманна.Пиетизм стал соперником ортодоксии, но принял некоторую ортодоксальную религиозную литературу, такую ​​как произведения Арндта, Скривера и Преториуса, которые позже часто смешивались с пиетистской литературой.

Поклонение и духовность

Конгрегации полностью сохранили Ма

Лютеранство и его эволюция

В начале проповедь
Лютера и Кальвина сосредоточены на личности Иисуса Христа: «Нет
другой путь; Христос — единственный Путь и Истина.Без Него невозможно
найти Бога. . . Только в воплощении Христа можно познать Бога, поскольку
Послав Своего Сына на землю Бог открыл нам Свою волю и Свое сердце ».

В Лютеранском малом катехизисе написано: «Лютер — дорогой
и благословенный учитель Священного Писания, реформирующий Церковь Богов через
восстановление христианской чистоты и правильное представление
таинства ».

Но эта битва за очищение Церкви объединила нерелигиозные
элементы, борющиеся с папскими политическими, экономическими и личными событиями.Но в
отвергая Рим, Лютер также отвергал необходимость апостольской связи и
преемственность. Лютеру не удалось объединиться с Православием, хотя он был по крайней мере
частично осведомлен о Восточной православной церкви. Поставив перед ним проект
восстановления церковного учения до его апостольской чистоты, Лютер и его последователи
не смогли разрешить свою дилемму; многие века отделили их от
христиане первого века, и у них не было живых духовных
опыты, ни мудрость и творчество отцов и древних учителей
Церкви.Средневековое схоластическое образование представляло христианство в
наклонный свет. Единственным источником дискурса для них был человек,
личная точка зрения, и, таким образом, искажение началось с самого начала.

Православная Церковь отвергла предание предателей, а также
высокомерные папские буллы Рима, чуждые Слову Божьему. В случае неудачи
чтобы вернуться в истинную Церковь, протестанты полностью отпали от
Апостольское Предание, отвергающее духовные переживания святых отцов
Церковь и игнорировали Вселенские Соборы.Это оставило им Святой
Священные Писания как их единственное руководство в вере; и они интерпретировали эти
Священные Писания произвольно.

Отсутствие основы живого церковного Предания и недостаток Милости
Таинства стали основными источниками отклонения от истины для
Протестанты. В православном понимании Слово Божие открывается в
Библия, Евангелия и Священное Предание, открытое Церкви Святым
Дух. «Итак, братия, стойте и храните традиции, которые вы
научены словом или нашим посланием », — наставлял апостол
Павел (2 Фес.2:15). И апостол Иоанн пишет: «И много
другие вещи, которые сделал Иисус, которые, если они должны быть написаны каждое, я
предположим, что даже сам мир не может содержать книги, которые должны быть
написано »(Иоанна 21:25)« Не все было открыто апостолами через
их писем и многого не было написано, но оба достойны Веры. Что
Вот почему мы считаем Предание и Веру достойными », — писал святитель Иоанн Златоуст.
Точно так же многие отцы Церкви учили Преданию: Св.Василия Великого, св.
Иреней Лионский, блаженный Августин и другие святые I века.

В принципе наследие протестантизма — это отказ от апостольского
традиция. Они приняли как традицию «канон Св.
Священное Писание, исповедующее основные христианские догматы: Троица, Рождество Христово.
Сына Богов и трех древних символов веры (Символов веры), в которых эти
фиксируются догмы. Отвергая авторитет древних учителей
Церкви, они укрепили авторитет новых немецких богословов; Лютер,
Кальвин и другие.

Лютеране верят, что спасение и прощение грехов были осуществлены
Сын Божий на Голгофе, и не нашими делами, а только верой. В
Дар Божьей благодати полностью зависит от Бога и Его воли. Божья благодать
влияет на человека, побуждая его к вере во Христа, и это становится
единственное условие для спасения, поскольку только через Христа человек может стать
праведный. Значение этой веры в том, что человек никогда не сомневается в
получение Милости Божией.Через веру человек становится праведным в
видение Бога и оправданное дитя Божье благодаря Христу.

Это, вкратце, учение об оправдании через веру, которое является
основа и источник всех протестантских догм. Священное Писание не дает
у нас есть причина принять учение лютеран; в этой концепции есть элементы
отклонение от христианского происхождения. Эта догма противоречит Слову Божьему и
является источником неверного толкования слов святых апостолов.Лютер
приняли в буквальном смысле слова апостола Павла: «Человек есть
оправдан только верой, а не делами », и еще раз:« Человек не
оправданы делами, но верою в Иисуса Христа »(Послание к
Послание к Галатам). Апостол Павел этими словами не отвергал добрых дел,
но был против лживой самоуверенности иудейских учителей, которые
верил, что спасение было достигнуто внешними делами в соблюдении закона
Моисей: обрезание, соблюдение субботы, омовение рук и др.
Иудейские законы.Апостол Павел также пишет в своем письме к римлянам, что в
Страшным судом Бог будет судить человека по его делам: «Вы называете Отцом Того, Кто
беспристрастно судит каждого по его делу ». Апостол Иоанн пишет:
«Дети мои, давайте любить друг друга не словами, а
дела «. И апостол Иаков пишет:» Какая польза, моя
братия, если человек говорит, что имеет веру, а дел не имеет? Может ли вера спасти
ему? . . . Ибо как тело без духа мертво, так и вера без дел
тоже мертв.»(Иакова 2:14, 26) Сам Христос сказал, что даже неверный
могут верить, но этой веры недостаточно для спасения ». Не все
который говорит мне: Господи, Господи! войдет в Царство Небесное; но он
исполняющий волю Отца Моего Небесного »(Матф. 7:21)

Отвергая отклонение от учения Римско-католической церкви, Лютер
сам впал в отклонение, так как отвергал не только теологию
духовенство и таинства, но также и апостольское учение Церкви.Лютер
сказал, что истинная вера находится в Церкви, где Слово Божье чисто
и таинства совершаются правильно. Но где критерии для
чистота Слова Божьего и законное отправление Таинств, когда Лютер
сам отвергал духовные переживания древней Церкви и отвергал
Предание и указы семи Вселенских соборов, заменив их
его собственные независимые мысли?

«Духовное призвание — право всех христиан», — сказал Лютер,
«все мы священники, то есть все дети Христа, нашего Высокого
Священник.Нам не нужен другой священник, а только Христос, потому что каждый из
нас избрал Сам Бог. . . все мы при крещении стали священниками ».
По словам Лютера, любой в церкви может проповедовать Слово Божье и управлять
Таинства. Пасторы и администраторы несут ответственность за организацию.
Они выбираются конгрегацией из числа членов, желающих учиться
процесс. Из отобранных старейшин возложение рук выполняет
духовенство. Здесь нет апостольской преемственности и духовного духовенства, а только
административное задание для выполнения обязанностей проповедника.Это утверждение
отклоняется от метода и понимания роли духовенства в
традиционной церкви и неверна, поскольку Иисус Христос и апостолы никогда не
назначается любой церковной организации.

На самом деле, в течение сорока дней после воскресения Христа Господь
говорил с апостолами о «Царстве Божьем» (Деяния
Апостолов), то есть организованная Церковь, которая является собранием
верующие. Только апостолам он дал поручение управлять
Таинства и учите вере: «И пришел Иисус и сказал им:
говоря: дана Мне всякая власть на небе и на земле.Итак идите, и
учите все народы, крестя их во имя Отца и Сына,
и Святого Духа, уча их соблюдать все, что у меня есть
повелел тебе, и вот, я с тобой всегда, до скончания века.
Аминь »(Матф. 28: 18-20). Точно так же и о праве руководить людьми.
к спасению написано: «как послал меня Отец мой, так пошли
Я ты. Сказав это, Он подул на них и сказал им:
Примите Духа Святого.»(Иоанна 20: 21-22) Сами апостолы
свидетельствуй, что не собрание верующих, но Сам Господь призвал
их к апостольскому служению для Него, «не человеков, ни через человека, но через
Иисус Христос и Бог Отец. (Гал. 1: 1)

Апостолы процветали и по преемственности передавали дар и структуру
Церкви, учрежденной Самим Господом, сами исполнили
возложение рук, посвящение их преемников, епископов и духовенства.

Учение Лютера об оправдании через веру повлияло на изменения, поскольку
рассматривает Таинства, которые лютеране придерживаются только символического значения,
считая, что их сила проистекает из личной веры тех, кто
поклоняться и утверждать, что в своей вере человек оправдан. Лютеране
сохранили только два Таинства, и даже те два только внешне, а именно:
Крещение и святое причастие. Однако их учение об этих Таинствах
оригинально и чуждо древнему церковному Преданию.

Результат — неправильное поклонение и своего рода высокомерие в общении.
с Богом во время своих церковных служб и, в частности, во время
представление Таинств.

Протестанты отчуждены от живого братства в общении с Богом.
и из жизни мира прийти через их отказ от молитв к
святым для помощи и защиты и молитв за умерших. Причина для
это отвержение строго рационально: зачем молиться за мертвых, если боги
суд над ними не может быть изменен, тем более что Христос искупил их в
взгляд Бога? Это учение ведет к моральному пассивизму.

Протестантизм в его широко распространенных либеральных формах отвергал ценность церкви.
опыт в пользу своих личных страданий и самоуверенности
опыт. Если это так, то зачем нужны Божья милость и сила? Если
«мое спасение совершилось и свершилось» где нужно выбрать
каждый день крестятся и следуют за Христом, и что нам нужно даже от Его
Воскрешение?

В первые годы своего существования протестантизм страдал из-за недостатка учения Лютера.
о Сыне Божьем и о нашем спасении через Него.Куда это привело? В нашем
время, 80 процентов пасторов в Гамбурге отвергают Божество Иисуса Христа, поэтому
далеко заблудилась их «церковь». В последнее время у них также
принял все виды безнравственности как дозволенные.

Справедливости ради, следует отметить, что лютеранская церковь развивалась, и теперь
иногда слышен голос, говорящий среди них: «у нас нет
Церковь! »Растущий интерес к Православию отмечается среди многих лютеран, которые
продолжать жаждать Истины.

Таким образом, с самого начала лютеранское движение отвергало ценности
опыт живых Церквей: Священное Предание, преданность Деве Марии и
святые, молитвы за умерших, административное устройство церкви,
Таинства, иконы и крестное знамение. Скорее они рассмотрели
одной веры достаточно, чтобы унаследовать Царство Небесное. Это лютеранское отклонение от
Христианство создает пропасть между собой и истинной Верой, Святым,
Католическая и Апостольская церкви.

Вернуться на первую страницу

Противодействие утверждению восточного православия как истинной церкви

Понимание противоречивых требований католицизма и восточного православия

Среди отошедших от католической церкви в неспокойный пост-соборный период есть те католики, которые настолько разочаровались в литургическом беспорядке и доктринальных беспорядках, очевидных в западном католицизме, что они обратились в восточное православие.Они оказались под влиянием утверждения восточных православных о сохранении доктринального, сакраментального и литургического наследия древней Церкви и, по сути, о том, что они являются историческим продолжением истинной Церкви Иисуса Христа. Беглецов из католической церкви утешало исповедание восточного православия учения о первых семи Вселенских соборах, владение семью таинствами и его сакраментальная и литургическая система, вращающаяся вокруг великолепного и прекрасного празднования Святой Божественной литургии.Древняя иерархическая структура восточного православия, состоящая из патриархов и епископов, и его принципы религиозной и монашеской жизни, характеризующиеся древним аскетизмом, оказались еще одним свидетельством его идентичности с древней церковью первого тысячелетия.

Прискорбно, что некоторые католические епископы и священники мало беспокоились о том, что некоторые из их паств приняли раскол и даже ересь, отказавшись от католического причастия. Объективно говоря, и раскол, и ересь представляют собой серьезные грехи против Единства Церкви (ср. Катехизис Католической церкви §817). Более того, для некоторых православных (и даже протестантов), стремящихся стать католиками, не было ничего необычного, когда некоторые католические священники говорили им «оставаться там, где они есть», чтобы служить делу экуменизма. Несомненно, это не то, что Церковь подразумевает под «новой евангелизацией», и выявляет мало или вовсе не проявляет рвения к спасению душ. Похоже, что такие упрямые или колеблющиеся священники думают, что «очень тесного общения в вопросах веры» между Католической церковью и разделенными Восточными церквями достаточно для спасения душ.Чувствовали ли они, что католики и православные уже настолько едины в вере, что нет необходимости разъяснять и защищать полноту открытой истины, доверенной «единственной и неповторимой Церкви Иисуса Христа», Католической церкви? (см. Lumen Gentium § 8 и 17 Ватикана II)

Католикам, особенно священникам, необходимо участвовать в убедительной апологетике, когда они сталкиваются с католиками, искушаемыми стать восточно-православными, или с членами восточно-православных церквей, утверждающих, что они представляют ортодоксию Церкви до трагического раскола между Востоком и Западом. , развивающийся после 1054 г.D. Конечно, хорошо информированные католики могут представить убедительные аргументы, взятые из Священного Писания, отцов и соборов, в пользу всеобщего авторитета римского понтифика в Церкви, законности доктрины Filioque , чистилища и Непорочное зачатие, не говоря уже о других доктринах, которые подвергаются сомнению или отрицаются восточными православными, которые предполагают, что они составляют «единую святую, католическую и апостольскую Церковь», обозначенную в Никейско-Константинопольском символе веры 381 г.Д., предаваясь неоднократным утверждениям, сделанным католикам.

Возникает вопрос: есть ли легкое решение противоречивых требований католиков и православных? Обычный мирянин может быть сбит с толку изучением сложных аргументов и контраргументов, извлеченных из обращения к истории, и различных толкований Священного Писания, Отцов и Соборов, представленных католическими и православными писателями. Как заявил один православный, стремящийся положить конец своей интеллектуальной агонии, «Я просто постоянно то и дело метался от католика к православному и православного к католику, чувствуя себя неспособным разрешить догматические вопросы.Я не знаю ни латыни, ни греческого, ни много истории, кто прав, а кто виноват ». Для обычного человека, который не является знатоком церковной истории и святоотеческого богословия и который сталкивается с аналогичными католическими и православными претензиями, должен быть более простой и легкий способ решить вопрос о том, какая Церковь является истинной.

Следует отметить, что в этом вопросе между католиками и православными, к счастью, есть много точек соприкосновения, с помощью которых можно решить этот вопрос. В этом вопросе те, кто ищет единую истинную Церковь, очевидно, будут считать, что есть только два вероятных претендента на то, чтобы быть «единой, святой, католической и апостольской Церковью».Оба считают, что свойство видимости существенно для истинной Церкви. И католики, и православные согласны с тем, что христианское учение — это то, чему учит единственная видимая Церковь, а не то, что человек определяет для себя протестантским способом и учит Церкви. Оба согласны с объективным, видимым критерием, который служил в первом тысячелетии для определения истинной Церкви, то есть необходимым правлением Церкви епископами, которые являются законными преемниками апостолов и руководствуются Святым Духом для правильного толкования Святого Священные писания и апостольское предание.Великий св. Киприан еще в третьем веке заметил, что Церковь в основном построена на епископах: «Неужели он воображает себя со Христом, который действует против епископов Христовых?» ( О единстве католической церкви §17)

Тогда ключевой вопрос сводится к следующему: какое общение епископов (католических или восточно-православных) составляет ту иерархию Церкви, основанную Христом, чтобы «учить все народы» (Мф. 28:19)? К какой иерархии, утверждающей, что она представляет собой догматическое продолжение апостольской коллегии епископов в течение первых десяти веков, применимы слова Господа нашего? «Кто вас слышит, слышит Меня; презирающий вас презирает Меня и пославшего Меня презирает »(Луки 10: 16).Поэтому животрепещущий вопрос, который ставит искатель истины, заключается в том, как легко и без кропотливой учености идентифицировать церковное общение епископов с их верными, которые действительно составляют Мистическое Тело Христа и единственную Девственную Невесту Иисуса Христа в этом падшем мир — «Голубь мой, безупречный мой — всего лишь один; она единственная у своей матери, избранная из родившей ее »(Cant. 6: 8).

Таким образом, и католики, и православные полностью согласны с тем, что видимой Церковью нашего Господа правят епископы, которые необходимы для ее существования.Оба заявляют, что составляют «неразделенную Церковь» первого тысячелетия. Однако малейшее знакомство с историей Церкви свидетельствует о том, что присутствие епископов не является адекватным критерием для различения истинной Церкви апостольского преемства среди конфликтующих епископских органов. Кто мог не знать скандальной реальности епископов, которые веками враждовали друг с другом догматически? Епископы против епископов. Советы против советов. Кто не может с готовностью признать, что все крупные расколы и ереси на протяжении всей истории поддерживались епископами, неизменно заявлявшими о защите Традиций и ортодоксии? Это, безусловно, верно в отношении тех епископов, которые вслед за патриархами Константинополя нарушили общение с «первым престолом» Церкви, престолом «Старшего Рима».”

Таким образом, среднестатистический человек, ищущий «единую Церковь», основанную Христом, легко осознает, что наличие епископов в качестве правителей и судей веры не может быть и никогда не считалось достаточным критерием для сохранения церковью апостольского учение во всей его полноте (кафоличности). Как можно объяснить «неразделенную Церковь», которая остается неразделенной перед лицом отступничества епископов, отмечавшего тревожное паломничество Церкви в истории? Истина состоит в том, что безраздельное единство, характеризующее внешнее иерархическое единство земной Церкви, просто непостижимо, если не существует нерушимого центра единства, охраняющего видимое единство Церкви.Простой духовный союз между множеством епископов не составляет реального органического и видимого Единства. Церковное общение многих глав отдельных церквей не может идентифицировать единую видимую Церковь Христа, если не существует еще одного объективного и видимого критерия, по которому каждый может увидеть результаты в корпоративном единстве и солидарности единого епископата Церкви. Этот видимый критерий — наличие у епископата видимого главы, который служит неподвижным и неделимым центром единства иерархической церкви.Проще говоря, истинная Церковь на земле отождествляется в истории по ее приверженности видимой главе, высший авторитет которой однозначно отмечает и отличает ее как единую апостольскую группу епископов, призванную учить и охранять ортодоксальную веру во всей ее целостности. Очевидно, что единственным заслуживающим доверия претендентом на видимое главенство и высшую власть во всей Церкви Востока и Запада был епископ Рима, сидящий на стуле Петра в Вечном городе.

Вышеупомянутое отражение показывает глубокую глубину смысла, содержащегося в древней аксиоме св.Амвросий: «Где Петр, там и Церковь» ( Комментарий к Псалтири , 40.30). Истинная Церковь, эта «одна святая, католическая и апостольская Церковь » Символа веры, против которой врата ада никогда не одолеют, таким образом, легко идентифицируются как необразованными, так и образованными людьми, наблюдая, какое общение епископы (католические или восточно-православные) придерживаются преемника того Петра, на котором вся Церковь была построена как на вечной Скале. Сами православные сетуют на свою раздробленность на национально-этнические церкви и могут много говорить о «единой церкви», но этот термин, как уже отмечалось, не имеет значения в отсутствие нерушимого видимого центра единства.Это тот незаменимый, нерушимый и неделимый центр единства в лице Преемника Петра, которого им не хватает. Как заявил Второй Ватикан, подводя итог свидетельству Священного Писания и апостольской традиции:

Христос пожелал, чтобы преемники Апостолов, а именно епископы, были пастырями в Его Церкви до скончания века. Однако для того, чтобы сам епископат был единым и неделимым, он поставил Петра во главе других апостолов и заложил в нем прочный и видимый источник и основание Единства веры и общения … Понтифик, как преемник Петра, является вечным и видимым источником и основанием единства как епископов, так и всего общества верных »( Lumen Gentium , §18, 23).

Для любого православного, занятого поисками истины, отрицание сказанного «Где Петр, там и Церковь» имеет роковые последствия. Он не только не остается без легко устанавливаемого объективного и видимого знака, по которому можно легко идентифицировать истинную Церковь, но и сама видимость Церкви становится затемненной. Это ее католическое единство , которое отличает католическую церковь от всех других церковных организаций, поскольку она уникально обладает единством и католичностью, поскольку видимый знак , характеризующий ее присутствие во всем мире.Неспособность ортодоксальных богословов идентифицировать непогрешимый авторитет учения Церкви как института, внешний по отношению к человеку, подвергает Церковь серьезной опасности растворения в туманном мистицизме. Философ Владимир Соловьев, известный как «русский Ньюман», назвал своих соотечественников, наиболее противников воссоединения, «антикатолическими православными». Пытаясь оправдать свой отказ от католических доктрин и приверженность безошибочному Петровскому служению епископа Рима, они неизбежно становятся жертвами всех капризов религиозного субъективизма и духовного иллюминизма.

Эта последняя проблема наблюдается также в случае католиков, которые оставили барк Петра, чтобы присоединиться к православию Константинополя и Москвы. Интересно, что их приверженность древнему расколу будет меньше обоснована рациональными аргументами, чем эстетическими чувствами, любовью к литургическим ритуалам и церемониям и гордым притязанием на то, что диссидентское Православие обладает более высокой духовностью, чем католическая церковь. В тех случаях, когда предлагаются интеллектуальные аргументы, эти бывшие католики, как и протестанты, участвуют в частной интерпретации Писания (добавляя также свое собственное прочтение церковной истории и традиций), чтобы оправдать свой отказ от католического единства.Однако частное суждение не должно определять содержание доктрин христианства. Скорее, это определение истинной Церкви, которая одна обладает божественной властью от Христа быть учителем истины (т. Е. Всех доктрин, принадлежащих к залогу веры). Как уже отмечалось, истинная Церковь должна, по крайней мере, претендовать на обладание атрибутом непогрешимости. Любому католику, который соблазняется перейти к православию, следует подчеркнуть, что непогрешимость не может быть собственностью церковного органа, не имеющего видимого, видимого, высочайшего авторитета, признанного его членами как непогрешимого учителя веры и морали.Патриархи Константинополя и Москвы, как и любая другая группа православных епископов, претендуют на обладание харизмой непогрешимости. Как можно было быть уверенным, что, соблюдая церковное общение, человек принял полноту ортодоксальности? Католическую церковь легко понять как единственного непогрешимого учителя христианской доктрины именно потому, что она на самом деле обладает видимым верховным главой и центром единства, необходимым для безраздельного единства учительского епископата.«Мир, плоть и дьявол» слишком хорошо осведомлены о римском епископе и его притязаниях как преемника Петра, вождя и главы апостолов, выполнять во все времена петровскую службу всеобщей власти, чтобы кормить все агнцы и овцы Христовы со здравым учением.

Следовательно, тех, кто склонен отступить от католического единства, нужно побуждать задуматься над истиной о том, что единство Церкви должно проявляться в иерархической структуре самого епископата. Это логично требует от тех, кто хотел бы быть истинно православными, принятия Петровского первенства Папы, которое конкретизирует главенство Христа и его высший авторитет в Церкви.Если Христос истинно, а не только на словах, глава Церкви, его глава видимого Воинствующего Церкви не может быть чисто духовным и невидимым делом. Искатели истинной Церкви должны увидеть невозможность существования видимого тела Церкви без высшей видимой головы, и что видимое тело без видимой головы просто не имеет значения. Истина состоит в том, что главенство Христа над всей Церковью раскрывается в высшей и универсальной власти, предоставленной Петру и его преемникам, епископам Рима, которые в первом тысячелетии считались единственными наследниками исключительных привилегий Петра как Скалы, носителя ключи Царства, утверждающий братьев и главный пастырь паствы, и, таким образом, ставший непогрешимым в проповедовании веры и нравственности всей Церкви.Наконец, тем, кто рассматривает возможность выхода из католической церкви, следует серьезно задуматься о злобе раскола, который так часто осуждается отцами церкви: «Нет ничего более ужасного, чем святотатство раскола … Чтобы начать раскол из единства Христа, или быть в расколе — безмерное зло »(Св. Августина, Contra Cresconium , II.15). Также следует поразмышлять над важными словами последнего Вселенского Собора: «Единый Христос есть Посредник и Путь спасения. Сам он недвусмысленно утверждал необходимость веры и крещения (ср.Мк 16:16; Ин 3: 5), тем самым подтверждая в то же время необходимость церкви, в которую люди входят, как через дверь. Следовательно, не могли быть спасены те, кто, зная, что католическая церковь была основана по необходимости Богом через Христа, откажутся войти в нее или остаться в ней »( Lumen Gentium §14).

Ханк Ханеграаф стал православным — Православный реформатский мост

Как должны реагировать евангелисты?

Хэнк Ханеграаф — Библейский ответ Человек Справа — Хэнк Ханеграаф принимается православной церковью — Вербное воскресенье 2017

9 апреля 2017 года Хэнк Ханеграаф, также известный как «Человек, ответивший на Библию», был принят православной церковью.Его обращение в Православие удивило многих евангелистов. Некоторые отреагировали отрицательно. На сайте блога Pulpit & Pen было опубликовано сообщение «Человек, ответивший на Библию, Хэнк Ханеграаф, оставляет христианскую веру?» В статье Джефф Мейплз написал очень негативную оценку:

.

Православная церковь является ложным выражением христианства , во многом похожим на Римско-католическую церковь, которая в значительной степени движется идолом и отрицает библейское учение о спасении только по благодати через одну веру, а вместо этого полагается на достойные дела и сакраментальная система спасения.[Курсив мой.]

«Ложное выражение христианства» — действительно ?? !! Но где факты, подтверждающие его суждение? После прочтения краткой статьи мистера Мэйплза у меня сложилось впечатление, что ему нужно написать более длинную статью, в которой он представит аргументы и доказательства своей резкой оценки Православия. В противном случае он просто разглагольствует и высказывает бездумные предрассудки.

Еще одну негативную, но более сдержанную оценку можно найти в реформаторском блоге Triablogue’s «Поощрение восточного православия Хэнком Ханеграаффом.Джейсон Энгвер прослеживает постепенный переход г-на Ханеграафа к православию через подробный список и записи его комментариев в подкастах. Г-н Энгвер недоволен недавним обращением г-на Ханеграафа, потому что: (1) г-н Ханеграаф не придерживается тонкостей евангельских верований; (2) г-н Энгвер ставит под сомнение притязания Православия на исторические корни; и (3) г-н Энгвер считает, что евангелизм более здоровый, чем православие. Во многом Джейсон Энгвер возражает против Православия тем, что оно не протестантское! Однако любопытно, что г.Энгвер не ставил вопрос о том, является ли Православие библейским. Это должен быть главный вопрос для любого евангелиста.

Вдумчивым евангелистам следует найти время, чтобы задать следующие вопросы:

  • Протестантизм — единственное допустимое выражение христианства?
  • Зависит ли мое спасение от того, что я протестант?
  • Какие признаки подлинного христианства?
  • Как мне узнать, что мои критерии «истинного христианства» справедливы?

Я рекомендую евангелистам прочитать такие книги, как «« Становясь православным » Питера Гиллквиста, Роберта Летэма глазами Запада и « Свет с христианского Востока »Джеймса Пэйтона.Пт. Гиллквист пишет с ортодоксальной точки зрения, Летэм и Пэйтон — с точки зрения сочувствующих протестантов. Важно получить факты, а не спешить с суждением, основанным на враждебной протестантской критике. Я прошу всех читателей узнавать о Православии от опытных, признанных православных писателей, а не из враждебных источников.

Многие евангелисты, вероятно, задаются вопросом: «Почему тот, кто так хорошо знает Библию, решил стать православным? Хэнк Ханеграаф по-прежнему христианин? Ответ можно найти в словах г.Сам Ханеграаф:

И я полагаю, что за это время я еще больше полюбил моего Господа и Спасителя Иисуса Христа. Это как моя жена: я никогда не любил свою жену больше, чем сегодня, и никогда не любил больше моего Господа Иисуса Христа, чем сегодня. На меня повлияла сама идея познать Иисуса Христа, испытать Иисуса Христа и вкусить благодати Иисуса Христа через Евхаристию или трапезу Господню. И это стало центральным в моей жизни, , но что касается утверждения, которое вы упомянули, что я оставил христианскую веру — ничто не может быть дальше от истины .Фактически, я верю в то, во что я всегда верил, как это зафиксировано в Никейском символе веры и что отстаивается простым христианством.

Прочитав весь Никейский Символ веры, он заключил: «Другими словами, я так же глубоко привержен отстаиванию простого христианства и основ исторической христианской веры, как никогда». [Источник; Курсив добавлен.]

Совершенно очевидно, что Хэнк Ханеграаф продолжает любить Христа и Библию и глубоко заботится о Церкви Христа.Многие другие протестанты и евангелисты, обращенные в Православие, также обнаружили, что это так. В Православии мы нашли исторически обоснованные рамки для понимания Библии (т.е. Священного Предания) и благоговейного подхода к богослужению (т.е. Божественной литургии). В эти времена потрясений и смены доктрин мы нашли убежище в Православной церкви.

Православие библейское?

Еще один связанный с этим вопрос, который может задать вдумчивый евангелист, будет: «Влечет ли обращение в Православие ослабление приверженности авторитету и вдохновению Писания?» Отвечаю на вопрос, что Православие действительно библейское.Некоторых может удивить то, что то, что они считают небиблейским, например, иконы, Священное Предание и почитание Марии, действительно глубоко библейски. Я определенно был удивлен, когда открыл для себя другие способы чтения Библии. Я написал ряд статей, посвященных этим темам.

Я стал православным, не вопреки Библии, а благодаря Библии! Православие — это библейское христианство без протестантских надстроек.

Библейский ли протестантизм?

Евангелистов может шокировать, когда они обнаружат, что некоторые из их основных доктрин основаны на неправильном прочтении Библии.Евангелисты прилежно читают Библию, но они читают ее с особым уклоном. Именно этот уклон заставляет их неправильно читать Библию.

Например, Библия нигде не учит «только Библию». Существует множество отрывков об авторитете, вдохновении и правдивости Писания, но нет ничего о Библии как единственном источнике веры и практики. Ранние реформаторы навязывали эту аксиому Библии, игнорируя при этом отрывки, подтверждающие Священное Предание.Однажды у меня в голове возник вопрос: «Где в Библии сказано« только Библия »?» Я смог читать Библию непредвзято и с удивительными результатами. Это было похоже на осознание того, что я все время ношу очки и что линзы определенным образом искажают свет.

Джейсон Энгвер на сайте блога Reformed Triablogue обвиняет Хэнка Ханеграафа в том, что он подтвердил Писание как «мое правило веры и практики», но не использовал квалификатор «сам по себе». Может быть, потому, что словосочетания «библия только » нет в Библии? Это протестантское дополнение.Хэнк Ханеграаф ни в коем случае не умаляет своей приверженности Писанию и фактически оправдывает свое звание «Человек, ответивший на Библию»!

Скиния в Исход

Многие евангелисты привыкли приходить в церковь утром в воскресенье и видеть четыре глухие стены. Но если бы они прочитали Исход 26:31, 3 Царств 6: 29-31 и 2 Паралипоменон 3:14, они бы поняли, что Скиния Моисея и Храм Соломона были богато наделены священными изображениями. То, что так много пасторов пропускают эти библейские отрывки, отражает скрытую традицию протестантизма, которая способствует определенному взгляду на Библию.Использование изображений в церквях — древняя практика, восходящая к катакомбам и даже уходящая корнями в иудаизм. Нигде в Библии нам не велят иметь четыре голые стены для нашего места поклонения, что поднимает вопрос, который является более библейским: Православие с иконами или протестантизм с голыми стенами?

В своей реакции против католицизма протестантские реформаторы невольно выбросили младенца вместе с водой для ванны. С появлением новой доктрины sola scriptura протестантизм отошел от отцов церкви.Это привело к тому, что протестантизм отошел от своих корней в историческом христианстве. С новой доктриной sola fide спасение только по благодати через одну только веру — протестантизм создал новый доктринальный стандарт, по которому они могли судить себя «истинными христианами», а всех, кто отличался от них, — неспасенными и погибшими. Ключевым определяющим элементом в раннем христианстве была христология; Протестантские реформаторы с sola fide создали новую догму с вызывающими разногласия последствиями.

Вдумчивый евангелист должен принять во внимание тот факт, что никто из отцов церкви не учил протестантской догме: спасение только по благодати через одну только веру . В то время как в ранней Церкви существовало несколько теорий о том, как Христос спасает нас, единой доминирующей теории не было. Среди ранних мотивов были: Христос Великий Лекарь, Христос Второй Адам, Христос Царь-победитель, победивший смерть. Ранняя Церковь учила, что мы спасены по благодати через веру во Христа; но никто не учил спасению как личному опыту, независимому от таинств или жизни в Церкви.Трезвый и честный протестант должен спросить себя: «Как мог Святой Дух не научить ЛЮБОГО из отцов церкви этому якобы основополагающему учению?» Тем не менее, вся Церковь была едина в вере в то, что Христос спасает нас Своей крестной смертью и Его воскресением на третий день. Такое понимание Евангелия особенно ярко проявляется в православном таинстве крещения, его воскресном богослужении (литургии) и особенно в пасхальном (пасхальном) богослужении.

Не бойтесь!

Как должны евангелисты и протестанты отреагировать на обращение Хэнка Ханеграафа в Православие? Отвечаю: с милосердием, любопытством, непредвзятостью и желанием узнать о Православии.Я надеюсь, что они не поддаются пугающей паранойе или бездумным предрассудкам. За этими негативными реакциями стоит страх. Нам нужно помнить слова ангелов: Не бойся!

Джефф Мэйплз считает обращение Хэнка Ханеграафа показателем «мрачного состояния» евангелизма. Я согласен с этой оценкой. Многие из тех, кто стал православным, очень хорошо осознавали неурегулированный дрейф, раздробленность и гордый индивидуализм, пронизывающие евангелизм и протестантизм. Однако можно по-другому взглянуть на это как на кульминацию сильных сторон евангелизма.Среди недавних обращенных в Православие евангелистов есть пасторы, семинаристы, евангелисты, миссионеры, старейшины церкви, учителя воскресных школ и посвященные надежные миряне. Они представляют лучшее из евангелизма! Все большее число евангелистов становятся православными не из-за потери веры в Библию, а скорее из-за разочарования в герменевтическом хаосе протестантизма — одной Библии, но так много конкурирующих интерпретаций! Они серьезно относятся к Библии и истине. Многих привлекло благоговейное отношение Православия к богослужению.Мы не знаем всей истории пути Хэнка Ханеграафа к Православию, но она наверняка будет интересной!

Приходите и посмотрите!

Христос Воскрес! Воистину Он воскрес!

По воле провидения Хэнк Ханеграаф присоединился к Православной церкви в прошлое Вербное воскресенье. Это означает, что через несколько дней у любопытных протестантов и евангелистов будет возможность посетить новую церковь Хэнка Ханеграафа в пасхальное воскресенье. Православные церкви можно найти повсюду.Просто воспользуйтесь Google или Google Maps, чтобы найти ближайший православный приход. У них есть возможность стать свидетелями кульминации православного богослужения — Пасхи (Пасхи). Посетители должны знать, что большинство православных церквей празднуют Пасху в субботу в полночь. Если они приходят в пасхальное воскресенье, вместо богослужения они могут оказаться свидетелями охоты за пасхальными яйцами или церковного пикника. Но если вы все-таки побываете на пасхальном богослужении, то услышите радостное «Христос Воскрес!» и ответный ответ: «Он действительно воскрес!»

Роберт Аракаки

Ссылки

—-.«’Ответ Библии Человек’ Хэнк Ханеграаф присоединяется к Православной церкви». В Православие . 10 апреля 2017г.

Джефф Мэйплз. «Ответ Библии Человек, Хэнк Ханеграаф, оставляет христианскую веру?» В Pulpit & Pen . 10 апреля 2017г.

Джейсон Энгвер. «Поощрение восточного православия Хэнка Ханеграфа». В Triablogue . 8 апреля 2017.

Род Дреер. «Человек, ответивший на Библию, принимает православие». 11 апреля 2017.

—-. «Хэнк Ханеграаф переходит в православие.”В году« Обретение истинной веры ». 11 апреля 2017.

Статьи по теме

Ересь и православие

Крестьянское восстание было первым признаком растущего недовольства государством. В течение следующего столетия также росло недовольство церковью. Уже было несколько нападений на церковную собственность в городах, контролируемых церковью. В 1381 году один мятежный священник призвал к смещению всех епископов и архиепископов, а также всей знати.

Жадность церкви была одной из очевидных причин ее непопулярности. Церковь была феодальной державой и часто обращалась со своими крестьянами и горожанами с такой же жестокостью, как и дворяне. Была еще одна причина, по которой люди в Англии не любили платить папе налоги. Войны Эдуарда во Франции начали заставлять англичан осознавать свою «англичаность», а папа был иностранцем. Папа был изгнан из Рима и жил в Авиньоне во Франции. Англичанам казалось очевидным, что папа должен быть на стороне французов и что налоги, которые они платили церкви, на самом деле помогали Франции против Англии.Это был вопрос, по которому король и люди в Англии согласились. Король уменьшил сумму налоговых денег, которую папа мог собрать в Британии, и позаботился о том, чтобы большая часть из них попадала в его собственную казну.

Епископы и духовенство не выступали против короля, потому что почти все они были англичанами и происходили из знатных семей и поэтому разделяли политические взгляды знати. Большинство из них были назначены королем, а некоторые из них также действовали в качестве его офицеров. Когда крестьяне штурмовали Лондон в 1381 году, они казнили архиепископа Кентерберийского, который также был канцлером короля.Маловероятно, что его убийцы видели большую разницу между двумя офисами. Архиепископ или канцлер, он был частью деспотичного истеблишмента.

Еще одной угрозой для церкви в четырнадцатом веке было распространение религиозных писаний, которые были популярны среди все более грамотного населения. Эти книги предназначались для частной молитвы и касались смерти Иисуса Христа, жизни Святых и Девы Марии. Увеличение частных молитв было прямой угрозой власти церкви над религиозной жизнью населения.Это произошло потому, что эти писания позволяли людям молиться и думать независимо от церковного контроля. Частный религиозный опыт и рост знаний побуждали людей бросать вызов авторитету церкви и тому, как она использовала это для усиления своего политического влияния.

Большинство людей были счастливы принять неизменный авторитет Церкви, но некоторые нет. В конце четырнадцатого века в Англии появились новые религиозные идеи, опасные для церковной власти и осужденные как ересь.Эта ересь была известна как «лолларди», слово, которое, вероятно, произошло от латинского слова, означающего «молиться». Одним из лидеров Лолларди был Джон Уиклифф, профессор Оксфорда. Он считал, что каждый должен уметь читать Библию на английском языке и руководствоваться ею, чтобы спасти свою душу. Поэтому он перевел ее с латыни, завершив работу в 1396 году. Ему не разрешили опубликовать свою новую Библию в Англии, и он был вынужден покинуть Оксфорд. Однако и он, и другие лолларды восхищались той знати и учеными, которые критиковали Церковь, ее богатство и низкое качество ее духовенства.

Если бы лоллардов поддерживал король, английская церковь могла бы стать независимой от папства в начале пятнадцатого века. Но преемник Ричардса, Генрих IV, не проявил сочувствия. Он был глубоко предан церкви и в 1401 году впервые представил в Англии идею казни лоллардов путем сжигания. Лолларди была недостаточно организована, чтобы сопротивляться. В следующие несколько лет он был загнан в подполье, и его дух не видел больше века.

Лекция восьмая . Кризис королей и дворян.

Кризис королевской власти. Восстание в Уэльсе. Борьба во Франции. Войны роз. Шотландия

Кризис королевской власти

В четырнадцатом веке, ближе к концу средневековья, между королем и его знатью шла непрерывная борьба. Первый кризис произошел в 1327 году, когда Эдуард II был свергнут и жестоко убит.Его одиннадцатилетний сын Эдуард III стал королем и, как только смог, наказал виновных. Но принцип, согласно которому королей нельзя ни убивать, ни низлагать, был нарушен.

К концу четырнадцатого века Ричард II был вторым королем, убитым амбициозными лордами. Он сделал себя крайне непопулярным из-за своего выбора советников. Это всегда было трудным делом, потому что советники короля становились могущественными, а те, кого не выбрали, теряли влияние и богатство.Некоторые из самых сильных критиков Ричарда были самыми влиятельными людьми в королевстве.

Ричард был молод и горд. Он поссорился с этими дворянами в 1388 году и использовал свою власть, чтобы смирить их. Он заключил в тюрьму своего дядю, Джона Гонтского, третьего сына Эдуарда III, который был самым могущественным и богатым дворянином своего времени. Джон Гонт умер в тюрьме. Другие дворяне, включая сына Джона Гонтского, Генри, герцога Ланкастера, не забыли и не простили. В 1399 году, когда Ричард II был занят, пытаясь снова установить королевскую власть в Ирландии, они восстали.Генрих Ланкастерский, покинувший Англию, вернулся и собрал армию. Ричард был свергнут.

Однако, в отличие от Эдуарда II, Ричард II не имел детей. Было два возможных преемника. Одним из них был граф Марч, семилетний внук второго сына Эдварда III. Другой был Генрих Ланкастерский, сын Джона Гонт. Трудно сказать, кто из них претендует на престол лучше. Но Генри был сильнее. Он заручился поддержкой других могущественных дворян и силой взял корону.Ричард умер загадочным образом вскоре после этого.

Генрих IV провел остаток своего правления, утверждая свою королевскую власть. Но хотя он мирно передал корону своему сыну, он посеял семена гражданской войны. Спустя полвека дворянство будет разделено на тех, кто поддерживал его семью, «ланкастерцев», и тех, кто поддерживал семью графа Марча, «йоркистов».


Дата: 02.01.2015; view: 1006


определение неолютеранства и синонимов неолютеранства (англ.)

Нео-лютеранство было движением возрождения лютеранства XIX века, которое началось с движения пиетистов Erwakening , и развился в ответ на теологический рационализм и пиетизм.Это движение последовало за старым лютеранским движением и сосредоточилось на подтверждении идентичности лютеран как отдельной группы в более широком сообществе христиан, с новым акцентом на лютеранские конфессии как ключевой источник лютеранской доктрины. С этими изменениями было связано новое внимание к традиционным доктринам и литургии, которое шло параллельно с ростом англо-католицизма в Англии [1] . Иногда его даже называли «немецким пусейизмом». [2] В Римско-католической церкви в Германии нео-лютеранство проходило параллельно с Иоганном Адамом Мёлером.Главный литературный орган неолютеранства — Evangelische Kirchenzeitung под редакцией Эрнста Вильгельма Хенгстенберга.

Репликация против школы Эрлангена

Нео-лютеранство было реакцией против Прусского Союза. [3] подобно Трактарианству против решения британского правительства сократить число ирландских епископств. В нео-лютеранстве образовался раскол, когда одна сторона придерживалась теологии повторного христианства , которая пыталась восстановить исторический лютеранство, в то время как другая придерживалась теологии Эрлангенской школы .Теологическую группу репристинирования представляли Эрнст Вильгельм Хенгстенберг, Карл Пауль Каспари, Густав Адольф Теодор Феликс Хёнеке, Фридрих Адольф Филиппи и К.Ф.У. Вальтер [3] . Теология репристинации является матерью более позднего конфессионального лютеранства. Конфессионализм для школы Эрланген должен был быть не статичным, а динамичным. Школа Эрлангена пыталась объединить теологию Реформации с новым обучением. Среди представителей Эрлангенской школы были Франц Герман Райнхольд фон Франк, Феодосиус Гарнак, Франц Делич, Иоганн Христиан Конрад фон Хофманн, Карл Фридрих Август Канис, Кристоф Эрнст Лютхардт и Готфрид Томасиус [3] .

Высшее церковное лютеранство

Основная статья: Лютеранство высокой церкви

Однако нео-лютеранство иногда называют только теологией и деятельностью, представленной Теодором Фридрихом Детлофом Клиефотом, Августом Фридрихом Кристианом Вильмаром, Иоганном Конрадом Вильгельмом Лёэ, Августом Фридрихом Отто Мюнхмейером и Фридрихом Юлиусом Шталем, которые имели особенно высокие экклезиологические знания. Они полемизировали против идеи невидимой церкви , решительно заявляя о церкви как о внешнем, видимом институте спасения, и поэтому делали акцент на рукоположенном служении, установленном Христом, и значении таинств выше слова как Средств благодати.Однако, в отличие от школы Эрланген, это нео-лютеранство не оказало длительного влияния на лютеранское богословие. Собственно говоря, лютеранство высокой церкви зародилось в Германии намного позже, в 1917 году была создана Hochkirchliche Vereinigung Augsburgischen Bekenntnisses, вдохновленная 95 тезисами Stimuli et Clavi, ровно через 100 лет после 95 тезисов Клауса Хармса.

Нео-лютеранство не следует путать с термином Неопротестантизм , представленным, например, Адольфом фон Гарнаком и его последователями, что означает исключительно либеральное богословие.

См. Также

Список литературы

.