Содержание

Из ислама в православие — путь Антония Алая

Бывший мусульманин, Антоний Алай, рассказывает в специальном выпуске программы The Illumined Heart  о том, как будучи подростком, он открыл для себя Христа, вопреки всему, во что его учили верить.

ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО Ольги Антоновой и Дмитрия Лапы

Антоний Алай  вырос в Иране, но большую часть своей жизни провел в Соединенных Штатах, где сначала рьяно отвергал, а потом проникся Евангелием, и позже посвятил себя Христу. Он был членом евангельских церквей самых разных конфессий. В качестве духовной практики он прочитал Библию четырнадцать раз.

Антоний – президент  и генеральный директор компании G21 Partners — компания занимается оптимизацией сайтов для поисковых систем. Он живет в Хьюстоне, штат Техас, вместе со своей женой Сьюзан и дочерью. Они ходят в церковь 40 святых мучеников Севастийских при антиохийской миссии.

Я вырос в Тегеране.

Иран

Мой отец мусульманин, так что я автоматически считался тоже мусульманином. С самого раннего возраста – мне тогда было года три, может быть, лет пять – мне рассказывали, что Христа никто не распинал, что Мухаммед —  пророк Господа, а единственный Бог – Аллах, и что когда христиане говорят о распятии Христа – это их одурачил и обманул Сатана. Еще меня учили, что Иуда должен был чудесным образом заменить Иисуса, когда за ним пришли, что вести на распятие. Еще нам говорили, что называть Христа Богом – кощунство и что никаких трех богов не существует, есть только один Бог.

Я помню, что на меня очень подействовала в те времена  безнравственность христиан. Мы видели, что они пьют алкоголь, занимаются сексом вне брака, развратничают и всячески грешат – те христиане, которых мы воспринимали как свидетелей своей веры. И поэтому мы знали, что их религия ложна. Еще один важный момент – мы считали, что текст христианской Библии искажен, ему нельзя доверять, потому что в какой-то момент христиане сговорились с иудеями и уничтожили Писание, чтобы жить в грехе, поэтому их учение ложно и богохульно.

Nejjis

На самом деле, и христиане, и иудеи считались  nejjis – это персидское слово по значению близко к выражению «грязная свинья». Если к вам в дом приходил христианин или еврей, после его ухода, если вы истинный мусульманин, нужно вымыться, так как вы находились в присутствии nejjis.

Меня, как мусульманина, воспитывали в том, что шииты и сунниты – едины в главном, что ислам – единая религия, и различия между ними не существенны. Позже, когда я сам заинтересовался вопросом, я понял, что между ними есть довольно глубокие богословские разногласия, но в целом нас учат, что мы все едины, и что все различия скорее политические, чем религиозные. Шиитам не нравится, что сунниты изменили Коран и не позволили Али и Хуссейну стать преемниками пророка, но это считается не настолько важным.

Будучи мусульманином, ты стараешься делать все возможное, чтобы исполнять все правила ислама, но если так случится, что когда ты предстанешь перед Богом, у него будет плохое настроение, и он решит отправить тебя в ад, значит, в ад. Его воля абсолютна. Если, конечно, вы стали мучеником за веру, это более или менее надежный путь к спасению. Так меня учили.

В Коране есть места, где прямо сказано, что  надо пойти и сделаться мучениками. А в хадисах сам Мухаммед подает нам пример, говоря, что если бы он мог стать мучеником за веру, а  затем воскреснуть, и снова принять  мученическую кончину, и снова воскреснуть, и снова сделаться мучеником,  он бы повторял это снова и снова. Когда один солдат как-то услышал, как Мухаммед молится и просит даровать райское блаженство тому, кто погибнет в сражении, он тут же бросил есть и побежал, чтобы погибнуть и стать мучеником и попасть в рай.

Конечно, я хотел умереть за ислам. Для нас слово Бога стоит целого мира. Бог был для меня всем, в сравнении с Ним все в этом мире ничего не стоит.

В исламе особенно яркое учение об адских муках. Страх этих мук постоянно с тобой, тебе красочно описывают все жуткие пытки, которым ты будешь вечно подвергать в аду. В раю, по крайней мере, у мужчин, будет много-много девственниц, и сколько угодно пить, и никогда не пьянеть, в общем, можно будет делать все. А для женщин блаженство будет в том, что они не будут знать друг о друге, и каждая будет уверена, что она – единственная. Вот такое вот представление о рае. Для христиан оно кажется слишком плотским, но для мусульманина – это воплощение всех его желаний.

Коран

Считается, что Коран был передан через архангела Гавриила, и считается, что там буквально – до последнего слова, до последней буквы – записано все, что сказал Бог, поэтому Коран считается истинным, а все предыдущие откровения – искаженными, когда евреи и христиане собрались и вместе сговорились изменить текст Библии.

Позже, когда я увидел исторические документы, стал изучать хадисы и исламские первоисточники, я нашел слишком много указаний на то, что Коран сегодня и Коран времен Мухаммеда серьезно расходятся.

Любой мусульманин согласится, что после смерти Мухаммеда, многие знали наизусть различные части Корана. Считается, что последователи Мухаммеда знали наизусть весь Коран целиком, и могли дословно его воспроизвести по памяти.

К сожалению, потом, как мы знаем, появилось, по крайней  мере, четыре (если не семь) различных версии Корана. Лет через двадцать после смерти Мухаммеда это вылилось в такую проблему в Арабском халифате, что они вынуждены были объявить одну версию официальной, а все другие – сжечь, чтобы предотвратить войну между мусульманами.

Среди различных  мусульманских групп уже начинались теологические споры об истинности Корана: им было крайне сложно примириться  с тем, что у других мусульман  версия Корана отличалась от их собственной. В одной из самых надежных версий оригинального Корана – версии одной из жен Мухаммеда — не хватало трех сур. Если рассматривать этот вопрос с теологической и исторической точек зрения – да, некоторая проблема существует. Но мусульман учат, что Коран заслуживает безусловного доверия. И все. Вы должны в это верить.

Эмиграция

Когда нам в страну приехал Джимми Картер, все ждали, что шаха вот-вот свергнут. Отец видел, что в прессе появляется все больше и больше тревожных новостей, что режим шаха стали уже открыто критиковать, и тогда он отправил меня и всю семью в Америку, а сам остался в Иране. Так получилось, что мы прожили в Джорджии несколько лет, пока он был в Иране.

Для мусульман американцы – христиане. Все, без исключения. Христиане вряд ли решатся утверждать, что их страна живет по христианским принципам, но для мусульман Америка – христианская страна. Когда я видел американцев, я считал, что передо мной христиане. И хотя в то время гомосексуализм еще не был так повально распространен, но я видел, как люди изменяют, пьют, занимаются проституцией, убивают, воруют, — и все это в порядке вещей, по крайней мере, так мне казалось из выпусков новостей по телевизору и из газет, я постоянно об этом слышал вокруг. И мое впечатление было, конечно, что у христиан какая-то неправильная вера, иначе они не были бы такими безнравственными.

В Иране я подростком такого не видел. Моя мама, которая там жила, рассказывала, что да, иногда случалось. Например, я помню, как однажды прочитал в новостях об одном человеке, который совершил прелюбодеяния. И это была очень громкая история, потому что этого не должно быть. Когда я сейчас спрашиваю об этом у мусульман, приезжающих из Ирана, они говорят: «Да нет, все это есть, только делается втайне. Ты просто был слишком маленьким, поэтому ни о чем не знал».

Но я честно не вижу, чтобы правоверные мусульмане открыто предавались грехам, хотя тут, конечно, многое зависит от того, что мы считаем грехом. Если считать  грехом безнравственное поведение  и секс вне брака, то да, мусульмане обычно так себя не ведут. Если же считать грехом многоженство, или секс с проституткой, то тогда да, это будет считаться безнравственным поведением. Мой мулла, например, сказал мне, что я могу заключить с моей девушкой так называемый «временный брак» — sigheh. И когда женатый человек едет из Ирана по делам, скажем, в Париж, и не в состоянии воздерживаться, он может пойти и заключить временный брак с проституткой. Нужно только, чтобы они вместе подписали все бумаги.

 

Итак, я в США. Если у меня и были хоть какие-то сомнения в безнравственности христиан, то все, что я увидел в Америке, их образ жизни, окончательно убедило меня, что это правда. Поэтому ислам стал казаться еще более истинной религией, истинно праведным путем, а исламский Бог – истинным Богом, потому что только Он учил праведной жизни, потому что мусульмане жили гораздо праведнее тех христиан, которых я видел вокруг в Америке, христиан-американцев.

Я хотел обратить в ислам все больше и больше моих друзей-христиан. Я хотел, чтобы  они отказались от безнравственной  жизни и стали жить по-настоящему праведно.

Телевидение и кино оказали на меня огромное влияние. Я видел шоу, вроде Далласа, или кино и видел, как там люди открыто изменяют, и это отвратительно. Возможно, американцам покажется смешным, что кто-то может считать такие фильмы христианскими, но я был убежден, что они христианские, и что в этих фильмах показано именно то, чему христиане учат, и это часть их жизни. Я жил в небольшом, крайне консервативном городке, поэтому я особо не замечал, чтобы вокруг меня происходили греховные вещи, хотя они, конечно, были, но держались в тайне.

Что такое американское кино?  Почти в каждом фильме, включая разрешенные к просмотру для любого возраста, есть какая-нибудь откровенная постельная сцена, или какое-нибудь другое столь же ужасное греховное действо. И все это экспортируется, и это доходит и до  мусульман по всему миру. Они либо смотрят это в Интернете, либо достают на черном рынке еще раньше, чем фильм официально выходит в прокат. И они уверены, что вот так и выражается христианская свобода.

Они пытались обратить меня в свою веру, а я их – в свою

В старшей школе у меня было два близких друга. Они были одними из лучших в классе. И они оказались христианами, убежденными настоящими христианами. Они принадлежали к Южной Баптисткой конвенции и пытались обратить меня в христианство всеми доступными средствами, цитировали Библию, молитвы, говорили о спасении души. Но я считал, что они цитируют книгу сатаны, поэтому на меня их слова не оказывали никакого действия. Они пытались обратить меня в свою веру, а я их – в свою.

Много раз я хотел  схватить их Библию и выбросить на помойку. Мне хотелось крикнуть: «Да  прекратите уже читать вашу Библию». Но они ее читали, и я помню  это чувство горячей, закипающей ненависти и злобы на то, что  эта сатанинская, богохульная книга  может их развратить. Мне хотелось выкинуть ее и любыми средствами обратить их в ислам.

Кто-то подарил мне Библию, один из моих друзей, и я подумал: «Вот и отлично. Я возьму Библию и прочитаю ее вместе с Кораном. Я знаю, что правильно, а что – неправильно. И я вычеркну все гадости и безнравственные добавления, которые внесли в Библию христиане и евреи. И я выделю все то хорошее, что совпадает с Кораном и с исламским вероучением, и тогда я смогу обратить всех моих друзей-христиан, потому что я буду знать про их Библию больше, чем они сами, и я смогу привести их к исламу». Вот с такими мыслями я и начал читать Библию.

Я был потрясен. Особенно сильное впечатление на меня произвела Нагорная проповедь и слова Христа о грехе в пятой главе Евангелия от Матфея. Я ожидал, что в Библии разрешается грешить по всякому – именно это я видел вокруг – а оказалось, что она призывает держать в чистоте и ум, и сердце. И что если у меня возникает грязный помысел в отношении женщины – я уже согрешил с ней в глазах Бога.   И если я позволяю гневу вырасти в моем сердце – я виновен, как если бы я убил кого-то.

Вдруг я осознал, что перед Богом я согрешил и как прелюбодей, и как убийца. Мне, мусульманину, была вполне близка и понятна идея, что Бог видит все, что творится в моем сердце и уме. В первый раз в жизни я почувствовал себя не праведником по сравнению со своими друзьями-христианами, а, наоборот, грешником в глазах Бога.

Книга

На самом деле я был растерян: если первоначальный смысл этой книги искажен дьяволом, почему она целомудренней, чем все, что читал до этого? Мне было очень сложно поменять свое отношение и попытаться понять. Как так получается, что извращенная, дьявольская книга, на самом деле, учит меня такой чистоте, праведности и любви, о каких я никогда раньше не слышал?

Я понял это после того, как я прочитал слова Христа о том, что «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное». И что если в сердце у тебя гнев или твои мысли не чисты – ты согрешил перед Богом. Больше всего мне запомнились слова Христа о том, что лучше потерять око, чем лишиться вечной жизни. Христос призывал к предельной чистоте, 100%-ной чистоте, прежде всего, внутренней чистоте сердца.

Я никогда не слышал ничего подобного. Наоборот, если бы меня кто-то ударил, мне следовало ударить его в два раза сильнее, чтобы не остаться безответным. В исламе учат принципу «око за око». Это еще одна вещь, которая меня поразила, когда я прочитал слова Иисуса: «Вас учили «око за око и зуб за зуб», я же говорю вам: возлюбите врагов своих».

И когда враг ударит вас по одной щеке, подставьте другую.

Благословляйте проклинающих вас, молитесь за обижающих вас, любите врагов ваших, и будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный.

И как Отец наш Небесный являет Свою милость и благодать как праведникам, так и грешникам, так и мы должны проявлять милость и любовь и милость не только к друзьям, но и к врагам нашим.

Это совершенно чуждо исламскому вероучению.

Я впервые понял, что неправедный образ жизни тех, кто называет себя христианами, совсем не отражает истинно христианского учения. Я понял, что они просто не следуют тому, чему учит Христос.

После того, как я прочитал слова Христа: «Я пришел, чтобы принести не мир, но меч. И сын восстанет на отца, а дочь на мать. Если вы хотите следовать за Мной – возьмите крест свой, отрекитесь от мира, отрекитесь от всего, и идите за Мной». Меня так потрясло, что Христос призывает к полному отречению от мира, а не к тому облегченному варианту христианства, который я видел вокруг. И затем я прочитал о Его собственном примере, о Его крестном пути.

И когда они привели  Иисуса к Его врагам, Он молчал

Меня учили, что  Иуда Искариот подменил Христа на Кресте. Что когда пришли за Иисусом, лицо Иуды чудесным образом изменилось, и все приняли его за Христа, и схватили. Но когда я прочитал Библию, прочитал Евангелия, строчку за строчкой – историю о распятии Христа, она меня совершенно поразила. Во-первых, он не пытался спастись. Если бы на его месте был Иуда, он бы попробовал убежать и открыто заявил бы: «Я Иуда, вы схватили не того, это ошибка».

Но вместо этого в Писании написано, что Христос открыто пророчествовал: «Вот, что со Мной должно случиться» и ждал этого. В Евангелии от Матфея сказано, что когда апостол Петр схватился за меч, чтобы не дать схватить Иисуса, Христос  остановил его и тут же исцелил человека, которому Петр отсек ухо, и сказал, что идет с ними Сам по своей воле, а не потому, что Его заставляют.

И когда они привели  Иисуса к Его врагам, Он молчал. Он не отвечал на их лживые обвинения и не возражал им. Они сорвали с Него одежду, одели Его в багряные ризы,  сплели терновый венец и возложили Ему на голову. Дали Ему в правую руку трость, становились перед Ним на колени, насмехались и говорили «Вот Ты – царь Иудейский» и плевали на Него. И Он позволил этому всему случиться. Они долго били Его по голове.

Когда я представил себе это все, я долго плакал, и  Святой Дух вошел в мое сердце. И со мной начало что-то происходить, я словно увидел что-то похожее на недавнее кино «Страсти Христовы». И я начал плакать, как ребенок. И не мог остановиться. Я вдруг осознал, прочувствовал, что Христа распяли, что Он добровольно пошел на распятие ради меня. И я захотел следовать за Ним. Когда я понял, что Он для меня сделал, я сказал про себя: «Я пойду за Тобой, что бы ни случилось».

Христос и пророк

Каким-то необъяснимым образом, когда я читал этот отрывок из Евангелия, Святой Дух преобразил мой разум. Позже, когда я размышлял об этом, я заметил некоторое противоречие. Ведь шииты каждый год отмечают годовщину гибели имама Хусейна, мы наносим своим детям раны и позволяем им кровоточить, мы истязаем себя цепями, пока не начнет идти кровь, чтобы напомнить себе, через что пришлось пройти имаму Хусейну.

История имама ужасна. Как мне рассказывали, он храбро сражался, и когда ему отрубили руку, он схватил меч другой рукой  и продолжал биться. Он продолжал  драться даже, когда ему отрубили сначала одну, а потом и вторую ногу. А когда он потерял вторую руку, то схватил меч зубами и  сражался дальше, пока наконец ему не отрубили голову. Такая вот история мусульманского пророка, которого зверски убили. И получается бессмысленное противоречие.

Когда я прочитал об Иисусе и о том, как Его распяли, я сразу подумал: «Я пойду за Тобой, что бы ни случилось. Я не все понимаю, но мне достаточно того, что Ты умер за меня на Кресте. Я хочу идти за Тобой».

В то время я читал книгу Зига Заглара «До встречи на вершине» и в ней был текст молитвы грешника. Я ее прочитал как молитву. А потом  несколько недель спустя я пришел в церковь Южной баптисткой конвенции и, дрожа от волнения и страха, со слезами на глазах публично заявил о том, что хочу следовать за Христом, и стал молиться вместе с ними.

Три месяца в лесу

Когда я решил следовать за Христом, я был уверен, что уже на следующее утро моя голова покатится с плеч, и меня убьют за Христа. И я сказал себе: «Что ж, отлично. Пусть так и будет». Разумеется, отец не последовал этому исламскому обычаю, так что я, слава Богу, жив и здоров. Но отцу было очень тяжело принять мое решение, мы с ним очень серьезно поссорились. Мы много спорили, и я пытался обратить его. Я изо всех сил старался привести его ко Христу.

Дело дошло до того, что однажды он мне заявил: «Если ты не хочешь меня слушать, вон из моего дома». Я схватил мою Библию и сказал: «Теперь у меня есть Отец мой Небесный, и пусть мне придется жить в лесу, кишащем гремучими змеями, Он позаботится обо мне». И почти три месяца я жил в лесу, хотя никогда раньше этого не делал.

Мне было около восемнадцати лет.

Воскресение Христово

Я был бесконечно счастлив увидеть, что Христос после того, как Его распяли,  воскрес из мертвых. Узнав Христа сердцем и разумом, я был счастлив, что Он жив, а не умер. Мусульмане же не признают Креста, поэтому они не признают и Воскресения Христа. Но, что удивительно, в Коране есть три пророчества Христа, где Он говорит о том, что Он умрет и восстанет из мертвых. Но мусульмане считают, что Он умер, а под воскресением имеется в виду, что Он воскреснет в будущей жизни.  Они стараются никак не соотносить это со Святым Писанием и с Библией, они наоборот стараются найти всяческие противоречия между Библией и исламом.

Теперь о Троице. Во-первых, в Библии я не нашел подтверждения тому, что написано про Троицу в Коране, а именно, что отец был близок с Марией, чтобы она родила ему сына. Меня учили, что христиане именно так объясняют Троицу. А на самом деле, все христиане, которых я знаю, считают такое толкование святотатством точно так же, как и мусульмане.

Когда я решил стать христианином, я сказал про себя: «Я пока еще не все понял, но я точно знаю, что этой ужасной идеи троицы, о которой говорят мусульмане, у христиан не существует. Христиане учат, что Троица есть Отец, Сын и Дух Святой. Я не очень могу понять, что это значит, но я знаю, что Христос умер на Кресте, и я знаю, что должен следовать за Ним. Единственные, кто в это верит – это христиане, поэтому я стану христианином, и со временем разберусь в идее Троицы».

Многие исламские богословы, которых я знаю, полагаются на толкование Троицы от Свидетелей Иеговы и других сект. И используют эти толкования против всех христиан, исповедующих Троицу. По крайней мере, я неоднократно замечал подобное.

Во времена Мухаммеда Писание считалось святым и истинным,  мы знаем, что у нас есть рукописные манускрипты, датируемые несколькими веками ранее того времени, и по ним можно точно узнать, какую именно Библию читал пророк. Между этими манускриптами и современным текстом  Библии, ее нынешними переводами, текстом греческой Библии нет никакой разницы.

Я много раз спрашивал  у мусульман: когда был искажен текст Библии? Они говорят, уже потом, позже. Тогда возникает вопрос – раз у нас есть оригинальные манускрипты, как могли христиане сговориться с евреями (с учетом того, что они придерживаются прямо противоположных мнений, в первую очередь, о том, кем был Христос) и сообща исказить текст Писания? Это не имеет никакого логического объяснения. Такого просто не могло быть. Как тогда быть с тем, что римские правители говорят о распятии Христа? Ведь существуют и светские источники, которые указывают на достоверность христианского вероучения и исторических документов.

С другой стороны, мы всегда были уверены, что Коран –  абсолютно достоверен, и каждое слово  в нем – истинно. А на самом  деле одного из исламских лидеров  сожгли за то, что он сжег несколько  версий Корана. А сжег он их потому, что текст этих версии настолько различался, что это стало вызывать расколы и вражду среди мусульман. Поэтому они взяли одну из версий и объявили, что теперь все должны ей следовать. А это несколько странно. Каким был текст Корана изначально? Хороший вопрос. Не знаю, знает ли кто-нибудь на него ответ.

Еще одна вещь –  что в Коране, на самом деле, сказано  про распятие Христа. Я помню, там есть одна строчка, что-то вроде: «И они не убили и не распяли его». Когда я читал Библию, я думал, что сейчас найду и вычеркну слова о том, что они убили и распяли его. И у меня будет более или менее правильная Библия. А вместо этого в Писании я нашел подробный рассказ о том, как все произошло.

Однако некоторые апологеты предположили, что «они» в этом отрывке относится к евреям. А если евреи не убили и не распяли Его, то кто это сделал? Христос говорит, что Он пошел на Крест по Своей воле.

То есть, на самом  деле, многие отрывки из Библии и  Корана можно гармонизировать.  И тогда мусульмане смогут следовать за Христом, и исповедовать веру Авраама, которой они, как утверждают, придерживаются, а, на самом деле, ее отвергают. Если разобраться, какое толкование Троицы Коран считает богохульством, то станет ясно – такое определение будет богохульством и в глазах христиан. Предположить, что Богу нужно было заниматься сексом с земной женщиной, чтобы зачать Иисуса – немыслимо для христианина. При этом и в Коране, и в Библии говориться, что Дух Святой сошел на Марию, и она зачала Иисуса.

Я не хочу углубляться  здесь в толкование Троицы, потому что когда ты приходишь к вере и начинаешь ее изучать, размышлять, когда твое сердце и разум открываются  навстречу Богу, к тебе начинает постепенно приходить глубокое понимание  Троицы. И сегодня я все еще постигаю, какое это великое благословение, что есть Отец, Сын и Дух Святой, связанные и соединенные такой любовью! И что я тоже могу быть причастен этой любви и могу находиться в живом общении с Богом, Богом, который живет во мне, а я – в Нем.

В исламе считается, что Бог находится где-то там  далеко-далеко, но если ты согрешишь, Он непременно тебя накажет. Идеи общения, любви между мной и Богом там нет.

Проповедь

Там, где я жил, на юге штата Джорджия, было немного мусульман, но я беспокоился за своего отца, так как хотел, чтобы он узнал Господа, как узнал Его я. С раннего детства меня учили, что ни один мусульманин не становится христианином, что за все века существования ислама не было ни одного мусульманина, который бы был обращен ко Христу. Поэтому я думал, что являюсь первым мусульманином за 1300-1400 лет, обратившимся ко Христу. Я хотел привести к вере моего отца и еще нескольких членов семьи, а также старался найти способы, чтобы привлечь других мусульман, но не знал как.

Я думаю, в один момент мое пламенное рвение к Евангелию привело к тому, что мой отец обиделся на меня за мою попытку познакомить его с Евангелием, поэтому он попросил меня уйти. Я взял в руки Библию, вверил себя Небесному Отцу и пошел в леса, кишащие змеями, возложив свою надежду на Бога, с чувством страха и упования. И Господь явил на мне свой промысл, так что я выжил и через три месяца вышел победителем.

Я тогда знал только ту веру, о которой читал в Священном Писании, где написано о нашем первомученике — святом архидиаконе Стефане и его смерти, об апостоле Павле и о мучениях, которые он претерпел, и обо всех других апостолах. Поэтому, став христианином, я уже знал, что Христос мне говорит: если пожелаешь следовать за Мною, то сын пойдет против отца, дочь против матери, и все твои родственные узы будут разорваны, если ты предпочтешь Меня превыше всего мира.

Я получал угрозы, но, слава Богу, ни одна из них не была приведена в действие. Самая главная угроза, думаю, была в том, что на следующий день после того, как я стал христианином, меня должны были убить, но этого не произошло. На протяжении многих лет я старался не стоять перед темными окнами, чтобы избежать выпущенной в меня пули, и это не потому, что боюсь стать мучеником, но больше ради Евангелия — чтобы я смог остаться в живых, и у меня была возможность делиться Господней любовью с мусульманами.

Могу сказать одно, что по мирским меркам это могло выглядеть агрессивно, но по меркам Священного Писания — нормально. Это была обычная христианская жизнь, насколько я это видел. И из того немногого, что знал о церковной истории, понимал, что это образ жизни христиан. Они проповедовали Евангелие и не оглядывались назад.

Первый раз, когда я проповедовал большой группе мусульман (это была группа из около 150 человек, собранных вместе христианским братством «Intervarsity»), пришли их лидеры и духовные руководители, и я начал рассказывать им о вере, о том, как, обращаясь к Корану, можно увидеть христианство, о том, что мы не должны быть врагами, а можем быть друзьями, и о том, что истинная вера Авраама включает и веру во Христа.

Лидеры собрались вокруг меня и стали забрасывать вопросами. Они, очевидно, были очень расстроены, потому что впервые многие мусульмане начали склоняться к тому, чтобы следовать за Христом, не считали обязательным противостояние ислама и христианства и видели исполнение своих упований во Христе.

К счастью и к моему удивлению, эти люди не только не напали на меня, но спустя несколько дней я столкнулся с ними в библиотеке. Они спрятали одну книгу под стол, когда я вошел. Я спросил у них: «А что это у вас за книга?» Они неохотно вытащили ее, и я увидел, что это была Библия. Они все читали Библию, и я этому очень обрадовался, потому что именно благодаря Священному Писанию я узнал правду о Христе.

Мне казалось, что, каждый раз, когда я слышал спор какого-нибудь ведущего исламского ученого с христианином, они цитировали Священное Писание, но всегда из тех же материалов, что я видел у свидетелей Иеговы (которые называют себя христианами, но таковыми не являются), или из мормонов.

Снова и снова я замечал, что мусульмане смотрели на этих людей как на своих руководителей и думали, что они прочитали Священное Писание целиком, потому что те цитировали его очень много, не осознавая, что стихи брались отдельно от контекста. Их можно было найти, но если посмотреть на контекст, то получалось, что он противоречил тому, в чем они пытались убедить. И подобное я встречал у многих исламских лидеров, и, конечно, они находились под влиянием сект.

«Религия белого человека»

Я делал так: заходил с мыслью, что если мне суждено умереть, то умру, но, по крайней мере, я проповедую Евангелие, и в молитвенных комнатах мусульман садился очень тихо, кротко, смиренно, и начинал диалог о вере. Я не проповедовал громко, а просто начинал задавать вопросы: спрашивал у них об их вере и рассказывал им о вере во Христа, об Истинной вере Авраама и о том, что называю «истинным путем ислама».

Если задуматься о значении слова «ислам», которое означает «подчиненный Богу», то хотел бы подчиняться Богу во Христе. Я делился с ними своей верой в их мечетях, молитвенных комнатах и везде, где их встречал. Многие из них были достаточно добры ко мне, задавали вопросы один на один, и я имел возможность читать вместе с ними Священное Писание и делиться своей верой.

Многие из них номинально становятся мусульманами из-за некоторых расистских споров. Помню одного друга-христианина из университета, ходившего на такие собрания. Впоследствии, как я видел, он был весьма расстроен. Я спросил у него: «Что случилось с тобой, почему ты так расстроен?»

И он мне рассказал, что они представляли христианство как религию белого человека. Начинали искажать историю и смотреть на христианство так, будто оно зародилось в Америке, тогда как на самом деле христиане впервые были названы таковыми в Антиохии и, по сути, первые христиане были в Иерусалиме. В тех землях обычно не так много белых людей с германской внешностью.
Они начинают с рабства, но забывают упомянуть, что многие работорговцы были мусульманами, лишь продававшими свою исламскую собственность белому Западному человеку, забиравшему рабов. Вот почему, вероятно, многие разочаровывались.

Мое служение было первоначально направлено на мусульман, но затем я обнаружил, что христианская община находилась в большой нужде, и стал членом-волонтером христианского братства «Intervarsity». Так я начал проводить библейские занятия с христианами и помогал им тем, что направлял их, несмотря на то, что их регулярно донимали профессора-атеисты, но, поскольку я был погружен в обширные апологетические материалы, то старался помочь им в их вере и одновременно достучаться до мусульман.

«Баптидесятническая церковь»

Сначала я регулярно читал Священное Писание. К тому времени прочитал всю Библию «от корки до корки» примерно 14 раз, а многие книги Библии — по 50-100 раз. К тому же, я владел примерно 6800 килограммами евангелической литературы. Я был погружен в чтение трудов Франсиса Шефера, Джоша Макдауэлла и многих других ученых-библеистов, большинство из которых — выходцы из Далласской семинарии.
Я был очень впечатлен творениями авторов Далласской семинарии. Мне нравилась последовательная теология Льюиса Сперри Шефера — думаю, в восьми томах. Многие из его трудов о Пресвятой Троице помогли мне понять, что такое Троица, глубже, чем прочитанные мною до этого другие труды. Тогда, возможно, не было ни одной популярной христианской книги, которой я бы не прочитал.

Посещал храмы от внеконфессиональных до баптистских, пятидесятнических, пресвитерианских. Это не имело значения. Для меня христианство было христианством, потому что я помнил молитву Иисуса из 17-й главы Евангелия от Иоанна, видел в ней указание на неразделенную церковь и не мог понять, почему церковь не едина. В какой-то момент я был так расстроен тем, что церковь либо баптистская, либо пятидесятническая, что даже начал молиться: «Господи, а почему ты не дашь мне „баптидесятническую“ церковь?»
И через очень короткое время — спустя лишь день или два — я нашел такую церковь. Они верили в дары Духа, но были практически настоящими баптистами в других вопросах богословия, и главным их источником были богословские книги Далласской семинарии.

Оттуда, спустя некоторое время, я почувствовал зов в Библейский колледж. В итоге в течение семестра ходил в этот колледж и семинарию. Затем у меня были некоторые финансовые проблемы, и я не мог продолжать обучение, но профессора мне сказали: «не переживай об этом: у нас четыре раза в день проходят специальные сессии, и ты можешь посещать их все бесплатно, также задавать любые вопросы».
Итак, я начал ходить на завтраки, ланчи и обеды вместе с профессорами, задавал много вопросов и слушал проповеди Евангелия и других книг Библии, глубоко углубляясь в труды тех авторов, которым, как считалось, можно было абсолютно доверять: от комментариев Мэтью Генри до Кеннета Ривса и А.Т. Робертсона, Дж. Кэмпбелла Моргана, Чарльза Сперджена. Можно перечислять до бесконечности — я был погружен в чтение, желая убедиться, что следую не ошибочному Евангелию, а только верному.

Читал материалы Чарльза Ходжа. Кальвинистские материалы были не для меня, хотя и в них было много замечательного. Но как только доходило до пяти пунктов кальвинизма, мне было крайне тяжело соотнести это со сказанным в Священном Писании, ведь они противоречат Ему. С другой стороны, они говорят о том, что надо прославлять Бога, искать Его благодати и жить святой жизнью: жить такой жизнью, чтобы все, что Вы делаете на работе, в церкви, было свято.

В то время, когда я ходил в мечети, мусульмане очень хорошо меня встречали, думая про себя: «Великолепно! Вот „свежая кровь“ для обращения в нашу веру». Я к тому времени понял: лучше не говорить им сразу о том, что я новообращенный из ислама, потому что в таком случае они подумают обо мне хуже, чем о свинье, и закроют дверь. Итак, будучи невинным собеседником и не открывая им своих знаний, я мог приводить с собой больше студентов Библейской школы: мы вместе ходили в мечети и старались понять, как они проповедуют. Они нам проповедовали, а мы начинали с ними диалог о вере.

Я также ходил в различные колледжи, от университета Джонса Хопкинса до института Томпсона и института Пибоди — везде, где Бог открывал для нас и наших волонтеров двери, чтобы мы могли проповедовать Евангелие. И я проповедовал каждый день. Обычно 8-10 часов в сутки посвящал чтению Священного Писания и комментариев, и один час отводился на ежедневное изучение Библии нашими студентами и волонтерами.

Чудо и ЦРУ

Как-то раз мы пробыли в одной мечети некоторое время, и мусульмане показали нам все свои видео Ахмеда Дидата и других главных апологетов ислама. После их молитвы они позволили нам задавать вопросы. В один момент я задал вопрос о втором рождении — что это значит для мусульман. К моему шоку, имам в ответ задал почти тот же самый вопрос, что и Никодим задал в третьей главе Евангелия от Иоанна. Он сказал следующее: «А как же человек может заново родиться? Не может же он дважды войти в утробу матери?» Я был просто поражен и ответил ему: «То, что я от Вас сейчас услышал, было написано две тысячи лет назад».

Я попросил у имама разрешения и пошел к своему пальто, в котором держал карманную Библию, и показал ему, что Иисус отвечал на тот же самый вопрос, заданный Никодимом. Затем я был снова поражен, когда, прочитав ему ответ Иисуса, услышал от него вслед тот же самый вопрос, который задал Никодим в Евангелии. Пришлось снова показать имаму это место. Я сказал ему: «Вот что спросил Никодим, и вот что ему ответил Иисус».

Я показал этот текст имаму и остальным мусульманам. Для всех нас было настоящим чудом слышать, как имам слово в слово говорит то, что написано в Библии, и получает прямой ответ от Иисуса — такой же, какой получил Никодим. Это было такое чудо, что мусульмане даже начали чувствовать угрозу, пораженные тем, как это чудо раскрывается.
Несколько мусульман стали насильно толкать меня к двери, говоря мне, что я шпион из ЦРУ, и если когда-нибудь приду к ним снова, они меня убьют. И они собирались рассказать всем, что я агент ЦРУ, потому что все ненавидят ЦРУ. Я помолился о находившихся в мечети, отряс прах от своих ног, и мы двинулись дальше.

Сьюзан

Пока я продолжал читать и преподавать Священное Писание, в один прекрасный день Сьюзан открыла нам двери своего дома, чтобы мы могли проводить там занятия по изучению Библии для всех студентов. Мы получше узнали друг друга, и у нас установилась самая глубокая дружба, которая только была в моей жизни. Во мне происходила внутренняя борьба, потому что, будучи новообращенным из ислама, я думал, что никогда не смогу жениться, поскольку это поставило бы мою семью в опасность, и ни одна женщина не сможет понести такой жизни.

Но я чувствовал глубоко в душе призыв развивать с ней чистые дружеские отношения, поэтому мы продолжали общаться часами в коридорах, разговаривая друг с другом. Она стала постепенно ощущать своим сердцем, что, возможно, я и есть тот человек, которого Бог послал ей в жизни. Она молилась Богу и чувствовала, что сама не должна показывать внешне никакого интереса, но должна позволить Богу действовать в моем сердце, и кажется, это было то, что мне нужно.

Пока мы узнавали друг друга, я, проходя через эти испытания, в один момент решил поехать на неделю на один семинар для преподавателей Священного Писания. Слушая проповедников, решил открыть свое сердце. Если на то Божья воля, чтобы Сьюзан стала моей женой, тогда я к ней вернусь, а если нет — то я останусь здесь. И Господь начал действовать в моем сердце с такой большой силой, и было так много подтверждений, знаков о том, что я должен вернуться и попросить ее руки — и я это сделал. Она была поражена, потому что внешне сама не выказывала никакого интереса и даже не старалась делать никаких намеков в этом направлении. Сьюзан своим поведением никак не показывала, куда направляло ее сердце.

Я сказал ей: «Пока ты будешь думать об этом, я скажу тебе нечто, что ты должна знать. Однажды, вернувшись домой, ты можешь увидеть, что моя голова лежит на земле, а меня уже нет. Если ты соберешься выйти за меня замуж, то знай, что так может случиться».

Она была в шоке от моих слов и собралась было прекратить наши отношения. Но при этом она продолжала молиться и в молитве поняла, что я могу оказаться в самом мирном городе на свете, в полной безопасности, но моя жизнь при этом может оборваться; но, с другой стороны, я могу оказаться в гуще войны, и, если Господь захочет, чтобы я выжил, то я выживу. Жизнь и смерть каждого из нас в руках Божьих. Она вернулась ко мне и дала согласие, мы поженились, и наш медовый месяц продолжается уже восемнадцатый год.

Моя жена закончила университет Джонса Хопкинса по курсу классического фортепьяно, но мы чувствовали себя очень не комфортно в Балтиморе. Мы много слышали об организации «В фокусе семья», они к тому времени только переехали из Калифорнии в Колорадо-Спрингс, и там же находилась штаб-квартира христианской организации «International students’, INC». Мне там понравилось, мы упаковали свои вещи и поехали на машине в Колорадо-Спрингс.

У нас тогда не было никакой финансовой поддержки, но Бог нам помогал. Мы обратились в организацию «В фокусе семья», они приняли нас, и я проработал там около двух лет, помогая людям, которые звонили по телефону. У них либо были вопросы по некоторым передачам, либо им были нужны материалы, либо происходили какие-то особые события. Затем я перешел работать в технический отдел.

О, я был очень счастлив. Тогда я знал, что можно верить Библии или нет, быть христианином или не быть, а все другие группы и церкви — для меня были либо либеральными, либо «неверующими». Я имел замечательный опыт в церквях «Часовни у Голгофы», где познакомился с самыми любящими и смиренными людьми на свете. И со многими христианами, которых я встречал, у меня устанавливалась благоговейная дружба и великолепные братские отношения.

В один момент, когда я работал в области технологий на полной ставке, Господь открыл нам двери, чтобы служить мусульманам, и мы стали большими друзьями. Многие из тех мусульман лишь находились в исламской культуре, они не были такими последователями ислама, каким поначалу был я сам.

Мы проводили вместе много времени. Я познакомился также с несколькими бывшими мусульманами и присоединился к некоторым их церквям. Позднее я обнаружил, что существует 17 персидских, или иранских, церквей, состоявших из бывших мусульман. Лишь спустя семнадцать лет после моего обращения ко Христу я встретил первого новообращенного из ислама в православие и понял, что я не один.

Знакомство с православием

Некоторые друзья из организации «В фокусе семья» вывесили плакаты о приезде Фрэнсиса Шеффера, который собирался выступить у нас в городе. Я читал почти все труды его отца, и когда узнал, что он приезжает, то немедленно решил послушать его. Он говорил о вере ранней церкви и о письменных творениях того периода, дошедших до наших дней — ни о чем из этого я дотоле никогда не слышал: ни в евангелической литературе, ни в Библейской семинарии.

Об этих ранних трудах я ничего не знал, за исключением нескольких коротких упоминаний, будто бы они лишь подтверждали Священное Писание. Но я и не догадывался, что сохранились целые проповеди, послания в защиту веры, верно толкующие Библию, и Фрэнк Шефер говорил именно об этом. Вот когда я познакомился с православием.

Если рассказать Вам немного предыстории, я к тому времени прочитал каждое антикатолическое замечание во многих книгах, поэтому, войдя в первую православную церковь, увидел схожесть между православными и католическими практиками. Это был шок. Сходил на две службы, и после второй службы перестал ходить. Я сказал про себя: «Это не для меня. Вы почитаете Марию и осеняете себя крестным знамением. Все это выглядит как римо-католицизм». Поэтому я бросил ходить в православный храм.

К сожалению, именно так меня учили, когда я был евангеликом.

К тому времени большинство евангелических гимнов, которые мне нравились больше всего, были по стилю либо поп, либо модерн, либо легкий рок, например, христианская группа «Маранафа», которую люблю. Когда я зашел в православный храм, то первое, что запомнилось, это понимание благодатности древних гимнов. Я начал осознавать, как эти гимны пришли в протестантскую церковь, потому что у нас было много литургических молитв из первоначальной церкви. Пуритане и реформаторы использовали эти гимны, поэтому у них в церкви такая форма богослужений.

Я посетил одну англиканскую и одну епископальную церковь. К сожалению, в англиканской церкви, в которую я начал ходить, один из проповедников мне стал говорить, какой «ненадежной» является Библия, сколько в ней много «ошибок». Я понял, что не может быть такого, и ушел оттуда. Затем я пошел в епископальную церковь, где увидел женщину священника/проповедника и понял, что это неправильно, что это противоречит Священному Писанию. Поэтому опыт там не был положительным, и я начал искать церкви, больше доверяющие Библии.

Это произошло примерно через восемь лет благодаря книге, написанной Джеймсом И. Пэкером, Майклом Хортоном, Брэдом Нэссифом и другими авторами. Книга называется «Три взгляда на Восточное православие и евангелическое христианство». Я пошел в христианский семейный магазин, где и нашел эту книгу. Где-то глубоко в душе меня всегда беспокоили вопросы о писаниях ранней церкви, на которые у меня не было ответов.

Догматика как шок

Когда я прочитал труды Чака Свиндолла и других служителей, то все равно не нашел убедительных ответов, потому решил, что при помощи таких великих ученых, как Майкл Хортон и Джеймс Пэкер, непременно получу исчерпывающие ответы на вопрос, почему евангелическая вера — истинная, а православие — нет. Но, чем дальше читал книгу, тем больше делал удивительных открытий о первоначальной протестантской церкви, а также древней церкви — и так я стал изучать веру еще глубже.

Например, в самом Священном Писании, в первой главе Евангелия от Луки (хотя читал ее много раз, но почему-то ни разу не замечал этого), когда Елизавета исполнилась Святого Духа и, увидев пришедшую к ней Марию, воскликнула громким голосом: «благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?»

Она чувствовала свое крайнее недостоинство, что Сама Матерь ее Господа стояла перед ней. Во всем евангелическом учении я нигде не видел такого толкования. На самом деле, если бы у нас (евангеликов — прим.) появилась женщина, исполненная Святого Духа, которая бы встала и воскликнула: «Я не достойна стоять рядом с Матерью моего Господа», имея в виду Марию, то евангелики бы подумали, что это еретичка-католичка, и ее возможно бы даже выгнали. Но свидетельство это содержится в самом Священном Писании, в первой главе Евангелия от Луки.

Также, когда я стал изучать деятелей реформации, понял, что, чему меня учили в евангелической церкви — что возрождение в Святом Крещении якобы является ересью — тоже не верно. Второе рождение человека во Святом Крещении проповедовали и практиковали и Мартин Лютер, и другие лютеране: они, действительно, верили в то, что при крещении водой и Святым Духом человеку сообщается спасительная благодать.

Это было шоком, потому что, согласно основному нашему учению, крещение есть лишь внешний символ — в нем нет никакого действия, тогда как основатель «веры только в Библию», автор тезисов «только Священное Писание», «Только верою (спасаемся)» — Мартин Лютер — учил, что Крещение есть нечто гораздо большее, чем просто символ. В Крещении есть благодать, она его основа.

Читая шестую главу послания апостола Павла к Римлянам, я ясно это осознал. Если бы до этого, читая ее, воспринимал бы смысл буквально, то легко бы понял, что в крещении водой и Святым Духом содержится спасительная благодать, но я читал эти слова через призму комментариев.

Также, присутствие Христа в Святой Чаше, в Евхаристии. Мартин Лютер и лютеране до сего дня верят в истинное присутствие Христа в Евхаристии, так же как и верующие в авторитет лишь одного Священного Писания. Где-то между строк мы потеряли эту суть, и мне казалось, что мы реально отошли от истинного учения, даже от учения реформации.
Отошли от истины, даже не осознавая, что заставило нас подумать, что Библия якобы не соглашается со священными догматами, которые церковь хранит с первого века и до сего дня.

На дороге в Эммаус

Я начал читать «Церковную историю» Евсевия Памфила, о существовании которой до этого не знал. Был поражен, когда открыл для себя, что после книги «Деяния апостолов», единственной сохранившейся до наших дней книгой, рассказывающей о церковной истории до времени Константина, является именно эта книга Евсевия.

Прочитав первые десять страниц, я был тронут и стал прославлять Христа, чувствуя себя словно бы одним из Его учеников по дороге в Эммаус, увидевших Христа в Ветхом Завете. Я чувствовал трепет, изумление и блаженство от того, как христиане оставались верными на протяжении многих, многих, многих лет, и от рассказов о мучениках и верующих.

Мои трудности были связаны с тем, что нам проповедовали с кафедры, так как к тому времени я уже не верил во Второе Пришествие Иисуса в 1988 году. Я верил в то, что праведники будут вознесены живыми на Небеса. Этому учили в семинарии Далласа. Фактически, невозможно было бы учиться в этой семинарии, не подписав заявления о том, что Вы в это верите.

Я сам учил, что это единственный способ понимания Священного Писания, и что других способов нет, и цитировал людям некоторые стихи, якобы подтверждающие это. Когда в 1988 году, то есть спустя поколение после основания Израиля в 1948 году, Второго Пришествия, предсказанного Хэлом Линдси и многими другими видными евангеликами, не случилось, я начал сомневаться. Каждый раз, когда слышал с кафедр сильный акцент на вознесение на Небеса до Страшного суда, у меня начиналось внутреннее волнение. Я не мог продолжать посещать такую церковь.

Начал находить церкви, учившие о тысячелетнем Царстве на земле, — их вера была как у Джона Кальвина, Мартина Лютера и большинства первых протестантов. Были реформистские церкви, наподобие пресвитерианской церкви в Америке, проповедовавшие скорее тысячелетнее Царство на Земле, чем вознесение на Небо до Страшного суда. Я стал присматриваться к этим церквям, но там у меня начиналось отторжение от пяти пунктов кальвинизма — слишком многие писания опровергали их. Итак, я был в затруднительном положении и не понимал, куда идти.

Немного читал Ярослава Пеликана — великого историка лютеранской церкви, который за десять лет до своей смерти стал православным. Также помню, что нашел один древний христианский труд — «Дидахе», или учение двенадцати апостолов. Он был написан после 50 года нашей эры. В нем рассказывалось, как христиане ранней церкви исповедовали свою веру, как они, например, постились два раза в неделю. В отличие от евреев, постившихся по вторникам и четвергам, ранние христиане постились по средам и пятницам. Поэтому я тоже начал поститься по средам и пятницам, потому что хотел быть похожим на христианина первого века.

Там также рассказывалось, как христиане принимали Святое Крещение. Они крестились во Имя Отца, Сына и Святого Духа. Описывались формы крещения. Это вызывало во мне смех, потому что, читая популярные в то время книги, например, «Код да Винчи», в которой говорилось, что в ранней церкви нигде нельзя было найти Отца, Сына и Святого Духа, я считал, что все это совершенно правильно. Также, когда я открыл для себя замечательные раннехристианские творения святых Климента Римского и Поликарпа Смирнского, писавших Коринфской церкви, их труды укрепили мою веру.

Хотелось бы, чтобы больше наших братьев-евангеликов начали осознавать, что нас учили согласно поздней традиции. Наши наставники учат тому, чему их учили, и так далее, но все это под влиянием источников, находящихся вне Священного Писания, и мы не понимаем, что у нас есть замечательные надежные раннехристианские писания — апостолов и их ближайших учеников, помогающие нам узнавать и понимать Священное Писание в Его первоначальном замысле. Однако, во многих случаях, когда мы читаем Библию, не смотрим на первоначальный смысл читаемого.

Один из моих пресвитерианских пасторов рассказывал о том, как он ушел из баптистской церкви. Он учился в баптистской семинарии, а один преподаватель стал так пространно излагать Священное Писание, как, по его мнению, противоречило посланиям апостола Петра. И он задал вопрос: «Почему то, что Вы говорите, противоречит тому, что писал Петр?» Преподаватель-баптист ответил: «Потому что я знаю больше Петра. Сейчас мы знаем больше, чем в свое время знал Петр». После этого он тоже отошел от такой формы христианства.

Да, влияние на меня было огромным, поскольку тогда я осознал, что до этого сам толковал Священное Писание и проповедовал согласно учениям последних двухсот лет, находившимся под большим влиянием анабаптистского движения, стремившегося отбросить и Святую Троицу, и Символ веры, и все остальное и просто сказать: «только я и Библия». В результате получилось 25,000 деноминаций, разделенных между собой более чем когда-либо и тем самым нарушающих заповедь самого Христа из 17 главы Евангелия от Иоанна, которая велит нам быть едиными, как едины Отец и Сын.

Восстановить единство

Читая книги по церковной истории, я обнаружил, что за первые 1000 лет мы были едины, богословски едины по всему миру. Но каждый из любой точки мира, кто не соглашался с единым богословием, считался уже находящимся вне христианской веры и еретиком. Что же случилось спустя 1000 лет, что заставило нас разделиться и отойти от нашего единства веры, которое мы некогда имели? Я очень желал этого. Все мои годы в евангелической церкви я стремился к этому единству, хотя некоторые и говорят, что его уже невозможно восстановить.

Но ведь раньше это единство хранили, почему же его нельзя хранить теперь? Я понял, что в православной церкви мы в точности храним его во всем православном мире. Если Вы поедете в Иерусалим, Антиохию или Россию, то увидите, что мы храним одно и то же богословие все эти многие сотни лет — ничего не изменилось.

Когда я прочитал Джоша МакДауэлла и других апологетов, то у меня было ложное впечатление, что со времен самой ранней церкви состав книг Библии был таким же, какой он сейчас. Но когда начал изучать этот вопрос глубже, один православный автор в Интернете сказал, что до конца IV века не существовало единого канона книг Библии, пока не появилось письменное творение святителя Афанасия Великого, в котором он перечисляет все книги Библии, входящие в наш нынешний канон. Я сказал: «Так не может быть».

Писал многим ученым, осведомлялся во многих христианских источниках, искал и смотрел во всех списках. Но списки либо не содержали нескольких Библейских книг, либо включали в себя несколько книг, которых нет в нашей нынешней Библии.

Я уже начал верить тогда, что церковь к концу IV века как-то отпала от веры, как нас и учили, когда мы были баптистами. Все эти люди, считавшиеся язычниками — святители Афанасий, Иоанн Златоуст и Василий Великий — дали нам Библейский канон, который у нас есть сегодня. Тогда как же мы можем называть их язычниками и одновременно принять Библейский канон, подтвержденный ими?

Это был для меня важный момент, так как до этого верил, что в I веке все эти баптисты, верящие только в Библию христиане, так же ходили повсюду со своими Библиями, и любой проповедник вставал и проповедовал по своей Библии. Я не знал, что не было единого канона, а церковь продолжала оставаться хранителем веры, продолжала быть единой даже без канона, потому что христиане руководствовались учением апостолов и их учеников, и эти учения вели и руководили их в вере и не давали впасть в ересь.

Да, в это время я посещал местную церковь и открыл для себя замечательного богослова — доктора Ахмана Трибози. Он изучал Библию и написал несколько книг для православных на арабском языке. Когда я начал ходить на его занятия по изучению Библии и посещать службы, мой опыт, скажем, был все еще таков: «Ну, это выглядит прекрасно. Я начинаю логически понимать, почему это истинно, но эмоционально я не могу принять, что именно таким образом молилась церковь».

Когда я видел, что они осеняют себя крестным знамением, то все еще думал, что это какое-то язычество. Но в то же самое время открыл для себя замечательный труд: житие святого Антония, и в нем сам святой говорил об осенении себя крестным знамением как свидетельстве о Христе и кресте, а также как средстве для прогнания бесов или как оружии для воюющих с ними в духовной брани великих воинов молитвы.

Но меня все еще смущало то, что, если святой равноапостольный Константин 70 лет спустя, да и другие более поздние авторы IV века, ввели практику крестного знамения в христианство, тогда почему я находил в документах 250-270-х годов, что в то время это уже была обычная церковная практика?

Еще одним поворотным моментом для меня было то, когда я впервые сам осенил себя крестным знамением. Это было очень нелегко, но осознавал слова святителя Иоанна Златоуста о том, что мы, делая это, подтверждаем свою веру, что мы веруем в Отца, Сына и Святого Духа, верим, что Иисус есть Богочеловек и говорим: «Господи, освяти мои ум и сердце и поставь меня по правую руку от Себя вместе с овцами, но не по левую — вместе с козлищами».

Я сказал себе, что каждый раз, когда это делаю, выражаю свою веру в Иисуса Христа и исполняю то, что апостол Павел пишет во второй главе первого послания к Коринфянам: «ибо я рассудил быть незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого».

Помню, что удивился еще одной вещи. Когда Библия переводилась на английский язык, то переводчики каждый раз, встречая греческое слово «парадосис» в положительном контексте, переводили его как «учение» или «вероучение», но каждый раз, когда встречали это слово в отрицательном контексте, то переводили его как «предание». Поэтому, каждый раз, читая Библию на английском, я встречал неверное мнение о предании.

Есть Священное Предание, а есть человеческое предание. По Священному Преданию христиане жили с самого начала, и это помогало им быть уверенными, что они правильно понимают Священное Писание и веру, в соответствии с тем, чему учили апостолы и чему учил сам Христос. А человеческие предания были направлены против Слова Божия, против духа Христова.

Предание, в целом, верно — просто нам, чтобы это понять, следует читать Библию на первоначальном греческом языке и еще исправить современные версии Библии, чтобы они не давали читающим ложного впечатления о Предании.

Псевдоправославие

Проблема была и в том, что некоторые называвшие себя православными говорили, что истинное православие представляет собой определенные виды формализма, приверженности букве закона. Они, например, обращали особое внимание на такие мелочи, как причащение сначала мужчин, а потом уже женщин на литургии. Они преувеличивали значимость деталей, говоря, что это очень важно, с длинными или короткими рукавами Вы появляетесь в церкви или какого Вы этнического происхождения.

Жизнь многих православных, с кем мне доводилось встречаться, не всегда соответствовала тому, чему учит Писание. Они просто не знали Писания, не знали своего же православного богословия. Когда я изучал православие, мой преподаватель сказал мне: «Ты знаешь о православии больше, чем многие из нас православных». Я спросил у него: «Как это может быть? Вы же родились в этом, Вы воспитывались в этом». Это была одна из трудностей.

Я читал о православных в разных частях мира, которые причащаются всего два или три раза в год, а не регулярно, как велит Священное Писание и как учит православное Предание. Они оставляют такое негативное свидетельство о православии, что многие, воспитанные в православии, переходят в евангелические церкви. Здесь можно вспомнить о Брэде Нассифе. Он воспитывался православным, а затем оставил православие и стал евангеликом. Но именно тогда он и открыл для себя настоящее православное Евангелие, начал углубленно его изучать и в конце концов вернулся обратно в свою веру.

Единственная Церковь

У меня все еще было много вопросов, но я знал, что если так и буду ждать ответы на все свои вопросы, то, может быть, придется ждать всю жизнь, пока не окажусь перед Господом, и Он не ответит на мои вопросы. Поэтому я сказал: «Не буду ждать так долго». Я хотел убедиться в истинности того, что это изначальная христианская вера. Чем больше я читал, узнавал об изначальной христианской вере, тем больше подтверждалось то, чему меня учили по православному богословию.

Я сказал себе: «Теперь знаю достаточно, чтобы понимать, что православие — это единственная церковь, которая по сей день практикует то, чему учили с ранних лет христианства. Поэтому я присоединюсь к этой церкви, чтобы, находясь в ней, мог получить Святого Духа через благодать Крещения и Миропомазания, мог пребывать в Теле Христовом и, возможно, глубже понять то, чего пока не до конца понимаю, по мере своего возрастания в вере». И решил присоединиться к православию.

Я бы сказал, что православие есть церковь «доденоминационная». Если посмотреть в православие, то можно увидеть благодать Крещения, о которой учит богословие, и благодать присутствия Христа, о которой учил Мартин Лютер. В православии увидите славу Божию, о которой учил Джон Кальвин. В православии увидите, как учил Джон Уэсли, свободную волю человека и необходимость быть верными до конца. Так же как и у баптистов, в православии Вы найдете возвеличение Слова Божия. Слову Божию отводится особое значение в православии.

И Вы в православной церкви не найдете деноминаций. Вы найдете изначальную церковь Антиохии, Иерусалима — ту Церковь, которая едина во всем мире. Присоединившись к православию, я полностью исполнил свой евангелический призыв. Это было не отделение, а, наоборот, углубление моей веры и последование учению ранней церкви и тех, кто оставались наиболее верными учению ранних христиан.

Почему из христианства переходят в ислам?

Необходимое предуведомление

В данной статье при анализе материала мы столкнулись с любопытной особенностью современного христианства. Дело в том, что бытование учения Христа на Западе в ХХ веке отличалось стремлением к реформам, к тому, чтобы “идти в ногу” с эпохой. Результаты не заставили себя ждать: реформированное христианство не выдерживает “конкуренции” с исламом. Это относится как к протестантизму, так и к реформированному на II Ватиканском соборе католицизму. В то же время подавляющее большинство тех упреков, которыми западные христиане оправдывают свой переход в ислам, не относятся к Православной Церкви, что не может не заставить задуматься тех, кто считает, что реформирование пойдет на пользу Православию. При дальнейшем изложении нам придется в связи с этим уточнять, с какой из Церквей апостаты сравнивают ислам.

Вступление

Для ислама ушедший ХХ век по праву может считаться веком возрождения. За считанные десятилетия приверженцы ислама распространились по всему земному шару, ведя активнейшую и удивительно успешную в условиях секулярного мира миссию. Наиболее стремительными темпами ислам распространяется на африканском континенте. Согласно статистике, в конце 1980-х годов на одного обращающегося в христианство африканца приходилось три принимающих ислам. Колоссальное количество принимающих ислам среди афроамериканцев. Десятками тысяч исчисляются перешедшие из христианства в ислам в Европе — во Франции, Италии, Германии, Англии и др.

Такая проблема есть и в России. Речь давно уже не идет о наших солдатах, принявших ислам в чеченском и уж тем более афганском плену. Ислам охотно принимают в русских городах и селах. Среди перешедших за последние годы из Православия в ислам на канонической территории Русской Православной Церк­ви — люди самых разных слоев общества, мужчины и женщины разных возрастов, имеются и неординарные случаи (заштатный протоиерей, мэр провинциального города, член популярной музыкальной группы и др.).

Согласно цифрам, опубликованным газетой “НГ-религии”, за прошедшее десятилетие количество считающих себя мусульманами в Российской Федерации увеличилось с 8 до 9%. 1% — это довольно серьезно, это порядка полутора миллиона человек. Учитывая миграцию, сложно сказать, какова здесь доля собственно обращенных русских. Конечно, она не так велика, как считают мусульмане, но и не так мала, как кажется нам.

При разговоре на эту тему нужно стараться избегать крайностей. Разумеется, не стоит вслед за мусульманскими проповедниками однозначно говорить о победном шествии ислама по планете в лучах радуги и в блеске росы на траве… В личном разговоре с главой Church Mission Society (официальный орган англиканской Церкви, занимающийся внешней миссией) Марком Оксброу я спрашивал о соотношении обратившихся из ислама и обратившихся в ислам. Господин Оксброу ответил мне, что его ведомство специально изучало этот вопрос и проводило соответствующие исследования, которые позволяют говорить, что на самом деле по всему миру количество обращающихся из ислама в христианство превышает количество обращающихся из христианства в ислам. В свою очередь в том, что касается России, глава ОВЦС Русской Православной Церкви митрополит Кирилл в одном из своих интервью также сообщил, что на сегодня этнических мусульман, обращающихся в Православие, больше, чем этнических православных, принявших ислам. Один из западных аналитиков заявил, что в последние годы количество принимающих христианство мусульман превышает количество подобных случаев за все время существования ислама. Вместе с тем следует признать, что количество добровольно обращающихся из христианства в ислам также беспрецедентно велико. Анализу некоторых причин этого явления и посвящена эта статья.

1. Рационализм ислама

Среди основных причин, делающих привлекательной эту религию в глазах современных европейцев, следует назвать абсолютный рационализм ислама. Ислам — религия без тайны. Разум мусульманина не ставится перед необходимостью смириться перед тем, что ему принципиально недоступно, в отличие от Православия, где смирение требуется непрестанно — и при изучении богословия, и в практическом опыте: на каждой литургии, перед каждой иконой Спасителя и Богородицы, в каждом личном обращении к Триединому Богу.

В религии, где все просто и понятно, обывательскому разуму проще успокоиться. Этим она привлекательна. Современному человеку, вскормленному популяризацией науки, искусства, экономики и политики, кажется, что религиозная истина должна быть ясна, проста и доступна рассудку любого — и ислам отвечает этим чаяниям. В исламе нет таинств, нет тайн, нет парадоксов, нет апофатики. У неофита создается впечатление, что это религия справедливости, позволяющая “общаться с Богом напрямую, без посредников”. “Относительно справедливости, для меня это тоже имело большое значение в выборе религии. Это была одна из основных причин, почему я предпочел ислам”, — говорит один из обращенных. Представление о Боге как о Справедливом менее религиозно ответственно, чем представление о Боге как о Любящем, а за идеей “прямого общения с Богом” легко скрыть полное отсутствие такового общения.

2. Мистика суфизма

Для интеллектуалов, чьему изощренному уму тесно и скучно в мире голого рационализма, ислам готов предложить причудливые дебри суфийской мистики. Ищущий встретит здесь многовековую сложившуюся культуру с аскетизмом и высокой духовной поэзией, возвещающую идею Бога-Любви и стремление к богосозерцанию как высшему религиозному наслаждению. Именно в виде суфизма ислам стал привлекательным для некоторых представителей интеллектуальной элиты Запада — мысли­телей (Р. Генон, Р. Гароди, Ф. Шюон) и востоковедов (М. Лингз, Т. Буркхардт, Ж. Мишон, М. Шодкевич).

Для тех же, у кого при жажде мистических откровений вкус попроще, суфизм с готовностью предстает в оккультно-вульга­ризованном обличье. Как ни парадоксально, но мусульманская миссия успешно использует в своих целях даже расцветшее в нашей стране с начала 1990-х массовое увлечение оккультизмом и уфологией. Нельзя не привести некоторые иллюстрирующие это высказывание примеры:

“Возможности многих истинных суфиев настолько велики, что им доступны практически любые высшие феномены. Они в состоянии вступать в контакт с объектами тонкоматериальных миров и внеземными цивилизациями”.

«В суфизме есть понимание, что уникальное творение Аллаха, человек, представляет собой единство трех составляющих: плотноматериального тела, тонкоматериальной сущности (нафс) и фундаментальной субстанции человеческого бытия — души. Нафс называется еще и “животной душой”, а в современной экспериментальной науке он известен как биополе. Он обрамляет плотноматериальное тело человека, имеет яйцевидную (сужен­ную к ногам) форму и состоит из семи энергоинформационных слоев-“тел”, каждое из которых имеет сложнейшее строение, собственную энергоструктуру, цвет (цвета нафса в целом напоминают радугу), частотный диапазон вибрации, поляризацию и др. Шесть из них связаны с нашим плотноматериальным телом некими энергоинформационными “шнурами”, а места их связи имеют форму круга размером с монету и называются латаифами. Латаифы есть ключи к нафсу, через них суфий работает в начале».

Вульгаризованный суфизм вполне может удовлетворить жажду дешевой мистики в условиях всеобщего религиозного невежества и неведения сокровищ таинственного богословия Православия.

3. Традиционализм

В ХХ веке христианские миссионеры всех конфессий почти единодушно сделали ставку на “миссию на понятном современному человеку языке” и… проиграли. Мусульманские миссионеры сделали ставку на верность старине, верность традиции — и выиграли. В католических храмах вместо латыни зазвучали местные языки — и храмы опустели. В новопостроенных мечетях звучат молитвы только на арабском — и мечети полны молящимися, меж которых нередко встретишь коренного европейца. Характерно, что в европейских странах новообращенные мусульмане принимают именно строго традиционный вариант ислама, тогда как исламский модернизм находит свое распространение преимущественно среди мусульман по рождению. По словам самих апостатов, привлекает их именно традиционализм ислама. “Мусульмане не изменяют своих позиций, в то время как христианство меняется”, — говорит бывшая англиканка; “в постоянстве ислама я нашел покой, которого не находил более в католицизме, — вторит ей молодой мусульманин-француз. — В исламе нет пересмотренных и исправленных догм. Мусульманин, живший несколько веков назад, вернувшись в наше время, нашел бы тот же самый ислам во всей его целостности”…

Европейские женщины, принявшие ислам, не только с удовольствием соблюдают, но и рьяно защищают такие (по мнению современного секулярного общества дискриминационные) установления ислама, как полигамия, ношение чадры и др.

Разбираясь в причинах этого странного на первый взгляд факта, нужно признать, что традиционализм ислама сохраняет различие двух миров — мира мужчин и мира женщин, и это привлекает к нему внимание жителей Запада, в том числе и женщин, задавленных диктуемой современной западной культурой эмансипацией. В цивилизации сегодняшнего дня различие между этими мирами стерто, что травмирует сознание как женщин, так и мужчин, даже если сами они этого не сознают.

Но ведь и Православие сохраняет различие между мирами мужчины и женщины, и каждый из них отражен в традиции Церкви полнее, глубже и точнее, чем в исламе. Здоровый, подлинный, не внешний традиционализм православных был бы наиболее удачным контртезисом мусульманской миссии в нашей стране.

4. Объем требований

Вместе с тем для нерадивых православных ислам — удобная религия; для них это религия комфорта. Речь идет не только о несравненно более по сравнению с христианством низком пороге того, что считается грехом, но и о фактическом отсутствии дисциплины покаяния. Бог милосерд и всепрощающ, Он и так простит любой грех, кроме отпадения от ислама, — гласит мусульманская доктрина. Нет необходимости подробно разъяснять, почему религия с такими взглядами оказывается очень соблазнительной для человека, не привыкшего себя в чем-либо ограничивать. Она позволяет жить по своим похотям и при этом как бы оставаться в мире с Богом и своей совестью. Эта вера не предъявляет к человеку требований перерождения и преображения бытия.

Если христианство с самого начала требует от человека жертвы Богу (так, например, уже символическое острижение волос с головы крещаемого во время таинства означает именно это) и если христианство говорит, что посредством таинства Крещения человек освобождается от власти греха и становится наследником жизни вечной, то для ислама принятие веры не является таинством и не подразумевает ничего из вышеперечисленного, это просто как проставление галочки в анкете. Просто, дешево и удобно.

Ислам действительно гораздо более удобная религия, чем православное христианство. Но удобная — еще не значит истинная. Легки и пространны пути, ведущие в погибель. Путь в Царствие Небесное всегда тяжек и тернист. И нам не следует вслед за мусульманами и западными конфессиями стремиться стать “удобными”. Надо помнить, что Церковь истинна, а рядом с Истиной необходимы усилия и труд человека над собой.

Вместе с тем некоторые западные богословы считают, что переход в ислам европейцев объясняется тем, что по сравнению с “облегченным” христианством ислам дает им возможность хоть как-то духовно потрудиться, хоть в чем-то себя ограничить, что создает своеобразный душевный комфорт, ощущение того, что они предприняли некий труд ради своей веры (в конечном итоге — ради своего Бога).

5. Мусульманское окружение

Переходя от внутренних, доктринальных причин перехода в ислам к внешним, социальным причинам, следует отметить, что наиболее часто принимают ислам этнические христиане, живущие в мусульманском окружении. В России это также наиболее заметно в местах распространения ислама — в Татарии, Башкирии, некоторых районах юга.

Это явление нетрудно объяснить. Человек, постоянно существующий в контексте иной культуры, традиции, религии чувствует себя чуждым всей окружающей действительности, и это ежеминутно гнетет и давит его.

В нашей стране на это накладывается еще и недостаточное внимание центра к русским, живущим среди мусульманского окружения. Люди чувствуют себя заброшенными, оторванными от своего народа и ненужными ему. Их некому поддержать, им некому помочь. В таких условиях человек пытается найти себе прочное место среди того народа, в окружении которого он живет, слившись с ним. И если естественное стремление интегрироваться в окружающую среду не встречает внутри человека сопротивления твердых, укорененных ценностей религиозного характера, то такой человек легко совершает шаг, способный улучшить и упрочить его положение в социуме.

Наиболее эффективным для решения этих проблем является принятие веры, поскольку приход в ислам одновременно означает приход в общину (умму). Согласно исламским воззрениям, верующий не может существовать вне общины. Через общину человек интегрируется в общество и культуру ислама. Мусульманин воспринимает само общество глазами уммы, контактирует с ним через умму религиозно, социально, политически. В общине новообращенный мусульманин испытывает чувство настоящего братства — здесь он обретает круг новых товарищей, находит покровительство и поддержку. Умма имеет внутреннюю идеологию, придающую смысл ее существованию, поэтому новообращенный в скором времени уже не мыслит себя вне своих единоверцев. “Когда я пришла на собрание мусульман, я почувствовала атмосферу любви, добра, взаимовыручки. Если с мусульманином или мусульманкой что-нибудь случится, им обязательно помогут, даже деньги соберут, если потребуется. Мы все — одна большая семья”, — так говорит об этом Карима, некогда Ирина.

Противопоставить этому печальному явлению наша Церковь может лишь оживление приходской жизни и катехизацию паствы, проживающей в районах с преимущественно мусульманским населением.

6. Миссионерская активность

Следующей причиной является активная и, можно сказать, агрессивная миссия ислама, использующая самые разнообразные методы и технологии и располагающая колоссальными денежными средствами международных мусульманских организаций. По активности мусульманская миссия в нашей стране вполне сопоставима с миссией зарубежных религиозных объединений, но если те, пережив подъем начала 90-х, сейчас испытывают некоторый спад, то миссия ислама только набирает силу.

В США мусульманские проповедники делают ставку на миссию в тюрьмах (и добиваются очень неплохих результатов). Посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне ежемесячно отправляет около сотни экземпляров Корана в американские тюрьмы. Авторитетные во всем мире имамы и духовные лидеры в Нью-Йорке и Атланте снимают специальные видеофильмы об исламе. Многочисленные арабские мусульманские организации посылают должным образом подготовленных добровольцев в тюрьмы США для преподавания заключенным арабского языка. Кроме того, они снабжают заключенных особой пищей, которая отвечает канонам ислама, например, финиками для разговения в месяц Рамадан. Для пропаганды ислама используются специальные образовательные пакеты под названием “Открой для себя ислам”, уже несколько лет издаваемые за счет мусульманского бизнесмена Мухаммада Кадира и распространяемые почти во всех 94 федеральных тюрьмах США. В этот так называемый пакет входят различные памфлеты, плакаты и обучающие видеокассеты, главным действующим лицом в которых является всемирно известный баскетболист команды “’Хьюстон Рокетс” Хаким Олайун.

В Африке деятели Всемирной организации по распространению ислама используют те же средства, что и миссионеры новых религиозных движений у нас. Один из проповедников, Абдулраззак Нандеббо, говоря о миссии в Уганде, рассказал, что не проходит ни одного дня, чтобы кто-либо из угандийцев не принял новую веру. Особенно активно откликаются на призыв принять ислам жители г. Иганга. По этой причине здесь будет построено специальное здание для новообращенных мусульман поблизости от мечети. Активисты Всемирной организации по распространению ислама посещают новообращенных мусульман в их домах и мечетях, делая все возможное для решения их проблем. Особое внимание уделяется тем новообращенным мусульманам, которых из-за принятия ими новой веры отлучили от себя семьи. Деятели Организации проводят открытые встречи с местными христианами, среди которых за два месяца приняли ислам не менее 36 человек.

В России на данный момент основной упор сделан на массовом строительстве мечетей (во всех городах России, даже в тех, где количество мусульманских групп ничтожно) и на переводе и издании книжной продукции — апологетической, полемической и учительной. Каждая мечеть становится миссионерским центром и очень скоро в результате проповеднической деятельности начинают появляться прозелиты. Новообращенные быстро составляют группы, некоторые становятся имамами, преподавателями медресе, — неофиты всегда активны и бывают успешными проповедниками среди соотечественников.

Следует также отметить и такой аспект миссии, как туризм в мусульманские страны. Только на одном турецком средиземноморском курорте Анталья примерно каждые 15–20 дней один из отдыхающих зарубежных туристов принимает ислам. В 2001 г. религию сменили около 30 иностранцев, в том числе женщины, сообщил муфтий Антальи Кадир Четин. Среди принявших ислам, по его словам, большинство — граждане России и тюркских республик СНГ. Эту религию избрало также несколько немцев и американцев. Особенность 2001 года заключается в том, сказал муфтий, что все иностранцы, отказавшиеся от прежней веры, — выпускники или студенты высших учебных заведений в возрасте 21–30 лет.

7. Склонность к переходам

Исследования, проводимые среди нескольких сотен филиппинских христиан, принявших ислам, показали, что “большая часть новообращенных мусульман имела в прошлом опыт хотя бы однократного перехода в другие христианские деноминации, прежде чем стать мусульманами. Это значительно упростило для них процесс перехода в ислам”. Данное утверждение справедливо и для случаев перехода в нашей стране. “Начинал я атеистом, затем просто верующим в то, что Бог есть, после был прозелитом секты Церкви Единения преп. Муна, впоследствии христианином и, наконец, стал мусульманином”, — рассказывает один из апостатов. Неоднократная перемена религиозных и мировоззренческих убеждений делает для человека психологически проще и переход в ислам.

8. Отсутствие религиозной укорененности

В результате 70 лет атеистического режима в нашей стране у большинства населения крайне ослаблено чувство этноконфессиональной идентичности. Порваны связи множества членов современного общества с православными корнями и истоками, поэтому люди в условиях утраченных традиций с легкостью принимают и мунизм, и сайентологию, и ислам. Отсутствие у значительной части населения разумной и сердечной укорененности в Православии с детства является причиной многих переходов в ислам.

То же характерно и для подобных случаев в других государствах, причем не только посткоммунистических. Так, например, благодаря мусульманской агитации широко известно, что Франция действительно, возможно, имеет самое большое количество населения, принявшего ислам. И хотя достоверные данные получить невозможно, эта цифра колеблется на уровне 50–70 тысяч человек. Однако если мы вспомним, что число французов, принявших вульгаризованный буддизм, в два раза больше, то станет понятно, что проблема здесь кроется не в особых успехах ислама, а в брожении самого французского общества, в котором секуляризм современной цивилизации обрывает связи с христианским культурным и религиозным наследием. Вместе с тем исследования показывают, что случаев перехода в христианство алжирцев-иммигрантов во Франции больше, чем случаев перехода французов в ислам, так что одновременно с примерами того, как перешедшие в ислам французы преподают Коран детям иммигрантов-мусульман, есть и примеры, когда обратившиеся из ислама алжирцы несут пастырское служение в церквах Франции.

У нас в стране весьма многие из тех, кто считает, что перешел из христианства, на деле ничего о нем не знают; по сути, обратились они в ислам из неверия. Но они были крещены в Русской Православной Церкви, и мы должны нести ответственность за то, что эти люди были лишены достойного преподания им истин Христовой веры, лишены живого христианского общения и примеров подлинно христианской жизни.

9. Браки

Довольно типичны случаи принятия ислама при заключении браков. Согласно мусульманскому закону, любой немусульманин, желающий жениться на мусульманке, должен принять ислам, и положение это, как правило, четко соблюдается со стороны родителей невесты. Христианка, выходящая замуж за мусульманина, по шариату не обязательно должна принимать ислам, однако на деле в большинстве случаев это все же происходит либо сразу же, либо со временем. Как подчеркивает Анри Фреске, ведущий религиозной хроники в журнале Monde, во Франции женщины cоставляют около 55% от числа принявших ислам. Выйдя замуж за мусульманина, они охотно принимают религию своего мужа. То же относится и к обращающимся итальянцам. Большинство из них принимает ислам при вступлении в брак (исследователи считают, что доля таких обращенных составляет около 60–70%).

“Он (муж) представил мне ислам в такой форме, в какой я нуждалась, чтобы рассеять мои сомнения относительно того, что бытие и Аллах намного больше, чем это представляет христианство” (Изза, Англия). “Он мне много рассказал об исламе, и я поняла, что ислам — это вовсе не то, о чем мы слышим с экранов телевизоров. Также я познакомилась с семьей мужа и в течение трех месяцев жила в их доме. Это многое изменило в моей жизни. Своими глазами я увидела жизнь мусульман… С каждым днем я больше и больше приближалась к единобожию и перед свадьбой окончательно приняла ислам” (Сельма, Москва).

Заключение

Что делать нам, православным, в условиях нарастающего исламского прозелитизма? Ответ очевиден. Во-первых, надлежит действительно быть воистину православными христианами, жизнью своею являя подлинно облик Христов. Один бывший арабский мусульманин, принявший Крещение, как-то сказал: “Если бы все христиане были истинными христианами, ислама сегодня не было бы!”. В этих словах много правды, и правды, увы, горькой. Наш образ жизни зачастую очень далек от праведности. Даже самые красивые, сильные и убедительные слова о Христе, не подкрепленные примером жизни, останутся пустыми для человека, слушающего их.

Во-вторых, надлежит не уклоняться от своего христианского долга вести миссию среди мусульман, возвещая о Христе тем, кто в этом нуждается, и принимая тех, кто приходит сам. К сожалению, приходится констатировать, что отсутствие в настоящее время активной и полнокровной церковной миссии среди мусульман благоприятствует исламизации России. Церковь оказалась не готова к вызову ислама. И в очень многих случаях православные боятся выполнять свой долг научать народы ислама, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа ( Мф 28:19), нарушая тем самым последнюю заповедь Господа. Хотя именно сегодня мы имеем уникальную возможность успешной и мирной христианизации многих мусульманских народов, проживающих на канонической территории Русской Православной Церкви. Успех, который имеют протестантские миссионеры в Киргизии, Казахстане, Узбекистане и других мусульманских регионах, показывает, сколь много мы теряем из-за собственной инертности и боязни.

Наконец, в-третьих, необходимо давать четкий, богословски аргументированный, интеллектуальный ответ вызовам ислама со стороны Церкви. Мусульманская антихристианская полемика должна встречать не молчание, а блестящую апологетику. В богословских учебных заведениях следует больше внимания уделять изучению вероучения ислама, традиции христианской противомусульманской апологетики и истории миссии среди мусульман.

Как и в прошлые века, наша Церковь ныне вполне в состоянии явить мусульманскому миру красоту Христовой веры.

Литература

Аноним. Почему женщины Великобритании принимают Ислам? // Исламское сознание. № 338. 1994.

Ахунов А. Почему русские принимают ислам? // НГ-религии. № 8(79). 25 апреля 2001.

Каширский Е. Привлекательность ислама для европейцев // Троицкий листок. № 8. 2000.

Лакар Луис К. Христиане, обращенные в ислам на Филиппинах, 1970–1998.

Холстинин Э. Д. Вызов зеленого знамени // Община XXI век. № 4–5 (6–7). Июнь 2001.

Вопросы и ответы. Православие в деталях

Вопрос: «Я мусульманин. В какой бы город и куда бы я ни приехал, обязательно захожу в церковь. В церкви чувствую себя хорошо, и становится очень спокойно. Последние годы всё чаще убеждаюсь, что мне по духу ближе христианство и христианское вероучение. Год назад приобрёл крестильные принадлежности, выучил наизусть «Отче наш», молитвы, прочитал Новый Завет. Но мои близкие все против. И ещё говорят, что за принятие Православия мусульманину грозит смертная казнь. Как мне быть и что делать? Почему такое непонимание близких?»

Отвечает протоиерей Димитрий Смирнов:
«Это не из-за близких, а это такое религиозное восприятие. Близкие воспитаны в исламе, и поэтому вот такое отношение, что если ты изменил вере, то тебя полагается убивать. Это так, обычай такой – резать тех, кто принимает христианство, покидая ислам.
«Если не с нами, то тебе не жить». Главное не то что не с нами, а тут рассматривают как измену Аллаху. Хотя на самом деле никакой измены Аллаху, с нашей точки зрения, нет. Он же к Богу Единому пришёл. Потому что те мусульмане, знакомые мне лично, которые приняли христианство, это сделали тайно.
А некоторые из-за этого и не принимают. Вот сегодня мне пришёл привет из Тегерана. У меня есть одна прихожанка, она живёт в Тегеране. Но раз в два-три года, как только денег накопит, она приезжает в наш храм, обычно Великим постом. Помогает нам в уборке храма, очень верующий человек, она по-русски говорит хорошо. Она мусульманка, но очень любит христианскую церковь, и я её очень люблю, очень скучаю по ней. Персиянка такая у нас есть. Много лет она посещает наш храм. Может быть, со временем она и захочет креститься, не буду ей препятствия никакого чинить, что и естественно. Но понимаю, как с ней поступят, если она в Тегеране объявит, что она приняла православную веру. Не смотря на то что с Ираном у нас хорошие политические отношения, я думаю, ей там несдобровать. А так совершенно восхитительная женщина, подвижница. Всю ночную службу на Пасху у нас отстаивает. Но вот два года уже не была, я по ней скучаю. Вот сегодня привет от неё передал человек, который был в Тегеране.»

Тысячи христиан истребляют по всему миру. Но Запад этого не замечает: Общество: Мир: Lenta.ru

История христианства знает множество мучеников за веру: в какой-то степени вера в Христа строится на готовности принести себя в жертву. Но никогда еще христиане не подвергались таким гонениям, как в наше время. При этом европейцы старательно не замечают этого геноцида из-за своей приверженности к политкорректности — даже страшные теракты с множеством жертв не получают достаточного освещения в СМИ. К таким выводам пришли британские социологи, исследовав быт христианских общин всего мира. «Лента.ру» изучила их доклад и разобралась — кто, как и почему дискриминирует, преследует и убивает последователей Христа.

Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас.
[Евангелие от Иоанна, 15:19-20]

Воскресным утром 12 мая жители Коломбо, столицы Шри-Ланки, услышали колокольный звон: впервые за три недели христианские церкви призвали прихожан к молитве. У каждого храма верующих встречали солдаты с автоматами. Полицейские обыскивали людей на входе и не пускали никого с сумками, а по окрестностям разъезжали вооруженные мотопатрули.

Тремя неделями раньше исламисты атаковали церкви и отели: восемь взрывов в Пасхальное воскресенье унесли жизни 258 человек. Еще более 500 пострадали, и многие из них до сих пор находятся в больницах. Террористы присягнули запрещенному в России и других странах «Исламскому государству» — их фотографии на фоне черного флага облетели интернет вскоре после терактов. Представители группировки ясно дали понять — их целью были «крестоносцы», то есть христиане и граждане тех условно христианских государств, что внесли свой вклад в уничтожение их «халифата» на Ближнем Востоке.

Страны «крестоносцев», однако, отреагировали на этот выпад не слишком единодушно. Многие политики в своих соцсетях будто забыли упомянуть, что взрывы произошли именно в церквях, а жертвы были христианами. Вместо этого, к примеру, Барак Обама, Хиллари Клинтон и другие члены демократической партии США использовали странный термин «Easter worshippers» («празднователи Пасхи») На это указали консервативные англоязычные СМИ.

На этот лексический казус можно было бы не обратить внимания, если бы не другие пугающие факты из жизни мирового христианства.

Весной в Британии вышел доклад, выводы которого подтверждают мнение консерваторов: политическая корректность привела к тому, что на Западе не замечают «глобальной войны», развернувшейся в последние годы против христиан всего мира.

Доклад подготовили специалисты под руководством епископа Труро Филипа Маунтстивена — а ему эту работу в декабре прошлого года поручил министр иностранных дел королевства Джереми Хант. Исследование не затронуло Европу (включая Россию), Австралию, США и Канаду, коснувшись лишь стран Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА), Азии и Латинской Америки.

Анализ занял несколько месяцев, и опубликованы были лишь промежуточные итоги, но их оказалось достаточно, чтобы заявить: христиане в наше время больше, чем какая-либо другая религиозная группа в мире, подвергаются гонениям. Они масштабнее, чем за всю мировую историю до этого, а в некоторых странах преследования христиан подходят под принятое ООН определение геноцида.

За этими громкими словами стоят не менее впечатляющие цифры. В 80 процентах всех случаев дискриминации по религиозному признаку жертвами становятся именно последователи Христа. Преследованию — то есть дискриминации, сопровождающейся угрозами или реальными проявлениями насилия, — на данный момент подвергаются примерно 245 миллионов христиан в 50 странах. По сравнению с прошлым годом этот показатель вырос на 30 миллионов.

Большинство гонимых проживают в регионах с крайне низким уровнем развития — в беднейших странах. Из-за давления большинства им сложно улучшить свое положение, и самым частым выходом становится бегство. В некоторых частях Ближнего Востока число христиан в последние годы стремительно падает из-за эмиграции, и местным общинам грозит полное исчезновение. Кроме того, исследования показали, что религиозная и гендерная дискриминация усиливают друг друга: девушки и женщины христианского вероисповедания подвергаются сексуальному насилию чаще, чем представительницы других религий.

В странах Ближнего Востока и Северной Африки — регионе, где зародилось христианство, — последователей Христа в той или иной мере преследовали всегда. Но сейчас им живется, возможно, хуже, чем когда-либо раньше.

Столетие назад каждый пятый житель Ближнего Востока и Средней Азии был христианином. Сейчас их едва ли наберется четыре процента, и массовый исход продолжается, сильно ускорившись в последние годы. В первую очередь это вызвано военными конфликтами: ИГ и другие экстремистские группировки, придя к власти, обращались с христианами крайне жестоко.

В результате христианское население Сирии с 2011 года сократилось с 1,7 миллиона до 450 тысяч человек, в Ираке от 1,5 миллиона в 2003 году сегодня осталось менее 120 тысяч христиан. Бежали христиане и из Палестины, где тлеет арабо-израильское противостояние: за последние полвека их доля в населении сократилась в 10 раз.

«Исламское государство» проводило в отношении христиан политику геноцида. С его уходом на части бывших земель халифата воцарились другие исламистские группировки, от которых тоже не приходится ждать уважения к христианам. Экстремисты нападают на церкви, похищают священников или просто не позволяют проводить богослужения.

Такие эксцессы происходят не только на территориях, подвластных вооруженным группировкам. Авторы доклада отмечают, что слабость государственных институтов в Египте и Алжире позволяет радикалам безнаказанно преследовать христиан: так, в Египте за 2017 год убиты на религиозной почве 99 последователей Христа, 47 из них — в результате атак смертников на православный и коптский храмы в день Вербного воскресенья.

Но государства Ближнего Востока далеко не всегда разводят руками, не в силах остановить угнетение религиозного меньшинства — чаще они, напротив, вносят в него свой вклад.

Рост религиозного консерватизма в мусульманских странах — и причина, и следствие нетерпимого отношения к христианам в Иране, Саудовской Аравии и Турции. Там государственные СМИ, как сообщают авторы доклада, активно разжигают ненависть и способствуют дискриминации христиан на всех уровнях.

Турецкие медиа с подачи правящей исламистской партии изображают христиан «угрозой стабильности государства», обвиняют их в «пособничестве Западу» и даже утверждают, что они «не настоящие турки» — а их, между тем, в стране от 200 до 320 тысяч. А в марте 2018 года американская Комиссия по вопросам свободы вероисповедания (USCIRF) обратила внимание на школьные учебники в Саудовской Аравии: в них нашли как антисемитские, так и антихристианские высказывания.

Во всех странах Ближнего Востока и Северной Африки главным источником гонений считают крайне консервативно настроенное общество, которое порождает радикалов и экстремистов. Исключение в этом плане — Иран, где роль главного угнетателя взяло на себя государство. В конце 2018 года, прямо перед католическим Рождеством, власти исламской республики арестовали 142 христианина, которых обвиняли в организации молебнов на дому. Подобные аресты «врагов ислама» в последние два десятилетия происходят все чаще.

Но не во всех государствах исламского мира христианам угрожает опасность. В Кувейте, Бахрейне, Омане и ОАЭ они пользуются относительной свободой: требуется лишь подчиняться государственным требованиям и не пытаться обращать в свою веру мусульман. В Катаре ситуация отличается разве что тем, что туда запрещено ввозить Библию.

На юге Азии — в Индии, Пакистане, Непале, Шри-Ланке и Бангладеш — главным двигателем антихристианского давления оказался не ислам, а национализм: местное большинство воспринимает христианскую общину как нечто чуждое и угрожающее единству страны.

Политики поддерживают стремление населения прийти к государству одной религии — и от этого дискриминация христиан в последние годы перерастает в настоящие гонения. При этом неважно, какому богу поклоняется основная часть населения: индуисты, мусульмане и буддисты поддерживают законы, запрещающие смену религии, и одобряют давление на христианские НКО. Государство отвечает на их запрос — и атмосфера все больше накаляется.

Последние события на Шри-Ланке — дело рук исламских экстремистов. Однако за ними легко не заметить, что буддистское большинство годами атаковало христиан. Шриланкийцы запугивали священников и прихожан, оскверняли церкви и срывали богослужения — за 2017 год задокументировано 97 нападений разного рода. Впрочем, после серии терактов на Пасху целью насилия стали в основном местные мусульмане.

В Индии давление на христиан заметно растет с тех пор, как к власти пришла индуистская националистическая партия «Бхаратия джаната парти», возглавляемая премьер-министром Нарендрой Моди. В 2016 году было зарегистрировано 358 атак на христиан, в 2017-м — уже 736.

Тяжелее приходится христианам в Пакистане, на 96 процентов населенном мусульманами: в стране существуют строжайшие законы об оскорблении Корана и пророка Мухаммада — при этом «оскорблением» может оказаться что угодно. Яркий пример — история христианки Асии Биби, которая по ложному обвинению соседок-мусульманок была приговорена к смерти и пробыла в заключении около 10 лет. Когда ее оправдали, разгневанные толпы правоверных заблокировали шоссе, требуя казнить женщину. Ей и членам ее семьи до сих пор приходится скрываться.

Именно этот случай послужил поводом для доклада, составленного британцами. Неудивительно, что он оказался отнюдь не исключением: там, где к делу не привлекают государство, магометане вершат самосуд и остаются безнаказанными. Проблемой остаются и похищения девочек из христианских семей — полиция часто никак не реагирует на сообщения о таких преступлениях.

Жертвы похищений подвергаются сексуальному насилию, пыткам и унижениям. Все это заканчивается либо смертью, либо принудительным замужеством и обращением в ислам. Это очень характерно и для стран Черной Африки — несмотря на то, что там христиане чаще всего составляют большинство.

Страшнейший пример африканской борьбы с христианством — орудующая в Нигерии «Боко харам», члены которой хотят искоренить все иные религии и превратить страну в исламское государство. В 2018 году они целенаправленно убили более 3,7 тысячи христиан. За год до того сообщалось, что боевики оставили более 5 тысяч женщин вдовами, а более 15 тысяч детей — сиротами.

В страхе подобной участи живут еще сотни тысяч людей: многим приходится переезжать из тех областей, где действует группировка, — нигерийское государство не способно противостоять террористам. Именно в Нигерии, отмечают авторы доклада, наблюдается самый настоящий геноцид христиан.

Исламистские группировки не так сильны в других африканских государствах, но и там христиане остаются в числе их главных целей. Боевики «Аш-Шабаб», убившие в 2015 году 148 человек в университете Найроби в Кении, начали свой теракт с нападения на студентов-христиан, которые собрались на утренний молебен.

Эритрея, Судан и Мавритания в разной степени подавляют христианство на государственном уровне: зарегистрировать церковь в этих странах крайне сложно, а незарегистрированные общины жестоко преследуются государством или «частными» организациями, выполняющими правительственный план. В докладе упоминаются случаи похищений священнослужителей, массовые аресты и жестокое обращение с заключенными.

Как отмечают исследователи, во всей Черной Африке атаки на христиан ничем не спровоцированы — исключением можно назвать только Центральноафриканскую республику, где вооруженное ополчение «Анти-балака» регулярно атакует мусульман, называя себя защитниками христианской веры. Местные церковные лидеры, впрочем, открещиваются от «христианских» боевиков, указывая на то, что в их рядах присутствуют язычники-анимисты.

На востоке Азии к буддийскому национализму, исламскому фундаментализму и всеобщей нетерпимости, в которой участвует правительство, добавляется еще один, пожалуй, самый ядовитый ингредиент — коммунизм.

В Брунее, Малайзии и Индонезии главнейшую роль в притеснении христиан все же играет ислам: радикальные взгляды внедряют со школьной скамьи, экстремисты нападают на церкви, простые граждане не берут христиан на работу, а государство наказывает за богохульство без реальных оснований — все так же ужасно, как в большинстве стран с магометанским большинством.

Не так в Лаосе, Вьетнаме, Китае, и особенно не так — в Северной Корее. В течение вот уже 18 лет КНДР называют самой жестокой к христианам страной. Тоталитарная идеология чучхе, коммунистическая и националистическая одновременно, видит в них «реакционные элементы» и сторонников «антиправительственных сил».

Немногочисленным верующим приходится собираться тайно — но такие секретные встречи бывают организованы спецслужбами специально, чтобы их вычислить. По задержании их подвергают пыткам, а в некоторых случаях даже казнят. Когда христиане пытаются сбежать за границу и попадаются властям Китая, те возвращают их в Северную Корею, где их часто ждет пожизненное заключение.

Китайское государство, известное своим давлением на мусульман-уйгуров, усердно работает и над последователями Христа. Церкви в КНР сначала просто получали «активные рекомендации» по тому, как лучше вносить свой вклад в социалистическое общество, теперь же они находятся под постоянным наблюдением и контролем.

Священники в Китае вынуждены убирать со зданий своих храмов любую религиозную символику, в обязательном порядке вешать на здание флаг страны и исполнять вместе с прихожанами патриотические коммунистические песни. При этом приходы по непредсказуемой закономерности подвергаются погромам, их насильно закрывают, а священнослужителей арестовывают.

Лаос, Вьетнам и Мьянма тоже не могут похвастаться толерантностью к христианскому меньшинству: исследователи установили, что тяжелее всего там приходится представителям национальных меньшинств, которые к тому же исповедуют христианство. Членам их общин значительно сложнее переселяться, владеть землей, давать детям образование и даже хоронить своих мертвых по христианским обычаям.

В той части доклада, что касается Средней Азии, его авторы отмечают: в бывших советских республиках христиане оказываются в особенно слабой позиции. Они, с одной стороны, сталкиваются с воинствующим атеизмом государства, с другой — оказываются религиозным меньшинством в преимущественно исламских странах.

Неизвестно точное число людей христианского вероисповедания в регионе: правительства не заинтересованы в обнародовании правильных цифр, а сами христиане, особенно выходцы из мусульманских семей, часто предпочитают не афишировать своей веры. Отмечается, что их тем больше, чем ближе они живут к проведенной еще в 1936 году границе РФ: сказывается влияние оставшегося в бывших советских республиках русского населения. Также в связи с близостью России православным там живется несколько легче, чем католикам и протестантам.

Христиане в Средней Азии оказываются между молотом и наковальней: государствам не дает покоя угроза исламского экстремизма, но меры, которые они вводят, бьют по всем религиям сразу. В частности, местным христианам нельзя распространять религиозную литературу и молиться в общественных местах, приводить детей на любые религиозные мероприятия, не говоря о том, чтобы дать им религиозное образование.

Не зарегистрированные в специальных органах встречи верующих — даже кружки по изучению Библии — приводят к строгим наказаниям, в том числе к тюремному заключению для организаторов. Сообщается о пытках задержанных христиан в Туркмении — спецслужбы, по словам пострадавших, называли свои методы работы «сталинскими».

Особняком от других государств Центральной Азии стоит Афганистан: в остальных странах мусульманские общины тоже преследуют новообращенных христиан, похищают и насильно выдают замуж христианок, но нигде это не происходит столь постоянно, как в этой исламской республике. Ее законами запрещена проповедь любой религии, кроме ислама — но главные преследователи христиан там не подчиняются государственным законам. Существование «Талибана» и других экстремистских группировок делает практически невозможным поклонение Христу в Афганистане: в ИРА нет ни одной церкви, службы проходят исключительно втайне, а многочисленные преступления против христиан остаются неизвестными, потому что докладывать о них почти так же опасно.

Католическая Латинская Америка — неожиданный регион для этого доклада. Сами авторы отмечают, что необходимость включить ее в исследование кажется им «аномалией». Но игнорировать гонения на христиан больше не представляется возможным, и исследователи подробно касаются проблем христианской веры в Мексике, Колумбии, Гватемале, Никарагуа, Венесуэле и на Кубе.

В Гватемале, Никарагуа, Венесуэле, почти как в Азии, на церковь давят социалисты из правительства — христиан-пацифистов заставляют служить в армии, лишают приходы ресурсов на существование, а священникам запрещают путешествовать из страха того, что они станут «агентами иностранного влияния».

Но в остальных случаях вина государства лишь в том, что оно не способно защитить верующих. Наркокартелям не нравится, что в церквях проповедуют отказ от наркотиков и насилия: в лучшем случае они пытаются угрозами переманить пасторов на свою сторону, в худшем — требуют от пасторов больших взяток или даже убивают их: с начала века в Мексике погибло 46 священнослужителей, в том числе один кардинал.

Учитывая невероятный уровень коррупции, искать какой-либо защиты у государства латиноамериканские христиане не могут: даже информация, переданная полиции, может вновь оказаться у бандитов — а они безжалостны с теми, кто пытается на них донести.

«Религиозные идеи, отравляющие разум» не нравятся и другим нелегальным вооруженным группам — ультралевым повстанческим группировкам. В частности, колумбийская ФАРК ответственна более чем за треть преступлений против христиан в стране: на контролируемых ей территориях церквям приходится работать в рамках жестких ограничений и поборов.

Третье направление угнетения — религиозно-этнические меньшинства, коренные жители континента. В тех областях, где они составляют большинство, государство ставит интересы и обычаи племен однозначно выше католических. К тем же, кто, родившись язычником, перешел в христианство, местные индейцы относятся почти так же жестко, как к своим «предателям» мусульмане: их могут подвергнуть изгнанию, женщин — лишить прав на детей.

Авторы доклада заключают: западным странам не удалось создать мировой порядок, в котором неотъемлемые права человека будут соблюдаться в полной мере. Нарушения свободы вероисповедания — в частности, проявления исламофобии — в Великобритании преследуются по закону. При этом британские журналисты, в том числе — боясь прослыть исламофобами, очень мало говорят о дискриминации и насилии, которому подвергаются в других странах христиане.

Бытовое угнетение остается почти незамеченным, отдельные вопиющие случаи попадают в газеты лишь изредка, а атаки со множеством жертв вызывают шум, который быстро тонет в общем потоке информации. Между тем, Пасха 2019 года — уже третий подряд праздник Воскресения, омраченный атаками исламистов.

«Продолжите ли вы мириться с организованными гонениями, конца которым не видно?» — сказал, выступая в Лондоне, архиепископ Эрбиля, столицы иракского Курдистана. «Мы жили здесь тысячи лет, но теперь жизни людей разрушены, и никто не возместит плоды работы многих поколений. Выйдут ли студенты в кампусах с табличками “Сегодня мы все христиане”, когда следующая волна насилия ударит по нам? Старейшая христианская церковь — на грани полного исчезновения. А те из нас, кто останется, должны быть готовы стать мучениками», — мрачно заключил он.

Я была мусульманкой, но окрестилась и приняла православие. Не предала ли я свою веру? / Православие.Ru

Вопрос:

Мне 48 лет. Мусульманка. Замужем 26 лет за православным христианином. Сын крещеный. 20 марта 2004 года окрестилась и приняла православие. Перенесла большие душевные страдания в связи с тем, что меня мучает один вопрос: правильно ли я поступила и должна ли была получить разрешение у своей мамы и не предала ли свою веру? Мне страшно перед Богом, что на меня легла большая ответственность в связи с тем, что сейчас я должна ходить в церковь, читать молитвы, стоять на службе, будучи мусульманкой, я этого не делала. На Вербное воскресение я была на исповеди и причастилась, хотелось поделиться своими волнениями и сомнениями с батюшкой, но он был занят. Своего духовника у меня нет. Прошу Вас помочь мне разобраться в моих душевных сомнениях. С уважением,

Отвечает священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря:

  Искренне тронут Вашим письмом. Хочется реально помочь Вам обрести душевный мир. Прежде всего, надо помнить, что национальность не делает человека ни мусульманином, ни христианином. Неверующий русский, живущий вне Церкви, не является православным. Ваша принадлежность к народу, который исторически был связан с исламом, не значит, что до принятия святого крещения Вы были мусульманкой. Такое впечатление сложилось у меня при чтении Вашего письма. Поэтому нет в Вашем решении никакого «предательства веры».

   Бог один, но и правая вера может быть только одна. Та, которая содержит правильное учение о Боге и имеет правильное Его почитание. Так же и в любой области познания: ошибок и заблуждений может быть много, но истина может быть только одна. Что нового по сравнению с христианством дал ислам, зародившись через 6 веков? Что прибавил он к учению о Боге, человеке, мире, духовной жизни? Какую он дал новую заповедь, которой бы не было в новозаветной богооткровенной религии? Христианство – религия любви и радости. «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5:43-45).

   Человек, который совершает путь к истине, чаще всего встречает непонимание родных. Возникающие несогласия и напряжения бывают порой болезненны. Нужно чутко и с любовью строить с ними отношения, но не жертвовать своим спасением.  Родственники и близкие находятся в неведении. Они не знают, что человек, который приходит к истинной вере, помогает своим усопшим предкам, не имевшим истинной веры. Об этом нам говорят святые. Великий старец Амвросий Оптинский по поводу крещения в домовой церкви графа А.П.Толстого черкесского муллы писал: «Если это совершилось, поздравляю вас и с этой радостию, потому что и на небеси бывает радость о едином грешнике кающемся. Крещение этого муллы, обращение к христианству лезгинца Ассана, присоединение к православной Церкви абиссинца, и несколько других подобных примеров, навело нас на ту мысль, что не даром Богом соблюдаются разные племена и народы, с разными заблуждениями относительно единой истины Божественной; потому что хотя не часто бывает, но почти из всех существующих племен в разное время обращаются люди к истинному христианству<…> Значит, если из тьмы нечестивых един обратится ко Господу, то для Господа довольно и сего; и ради этого, единого обратившегося, соблюдает целое поколение, от которого он происходит» (Собрание писем, ч. 1, М., 1995, с. 7). Можно привести примеры, когда обращение из мусульманства в православие принесло изумительные плоды. Дед преподобного Пафнутия Боровского был татарином, занимал должность баскака (наместника хана в завоеванной области). Он принял святое крещение с именем Мартин. Внук его просиял в монашеском подвиге и прославлен в лике святых. В 19 веке перешел в православие турецкий офицер, Юсуф Абдул оглы (1820 – 1893). Закончил жизнь схимонахом Николаем в Оптиной пустыне. Он имел высокие духовные дарования и слышал ангельское пение (Жизнеописание смимонаха Оптиной пустыни Николая исповедника, изложенная с его слов преподобным старцем Варсонофием Оптинским, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2003). Если представится возможность, обязательно почитайте. Книга эта даст ответы на многие вопросы, которые сейчас Вас беспокоят. 

    Молитесь, чтобы Ваша мать с пониманием отнеслась к Вашему крещению. Постепенно это должно прийти. Для этого нужно явить плоды духовной жизни: душевный мир, любовь, радость. Она должна увидеть благодатную перемену. Знаю человека, татарина по национальности, который 20 лет назад принял православие. Мать болезненно переживала только в начале, когда узнала, что сын со всей семьей крестился. Постепенно все стало обычным. Приезжая к ней в гости, они ходили в местный храм, совершали дома молитвенное правило, постились. Мать за 2,5  года до смерти в свои 80 лет вполне сознательно приняла крещение.

3 мая 2004 г.

Беседа с мусульманином, принявшим христианство |

«Когда я в пер­вый раз при­шел в пра­во­слав­ный храм, то сде­лал это толь­ко для того, что­бы уви­деть дру­гую тра­ди­цию. Но когда потом вновь при­шел в пра­во­слав­ный храм (рус­ский, в Сан-Фран­цис­ко), что-то слу­чи­лось со мной такое, чего я не испы­ты­вал в буд­дий­ском или дру­гом восточ­ном хра­ме; что-то в серд­це моем гово­ри­ло мне, что я дома, что все мои поис­ки завер­ши­лись». Это сло­ва одно­го из вели­ких отцов наших вре­мен, отца свя­той жиз­ни – иеро­мо­на­ха Сера­фи­ма (Роуза), жив­ше­го в Аме­ри­ке, в мона­сты­ре свя­то­го Гер­ма­на в Пла­тине, в Кали­фор­нии. Сего­дняш­ний наш собе­сед­ник Алек­сий – быв­ший мусуль­ма­нин, кото­рый, подоб­но отцу Сера­фи­му, дол­гое вре­мя искал исти­ну. И в тот момент, когда он открыл для себя Хри­ста и при­шел к пра­вой вере в Него, к Пра­во­сла­вию, он понял сло­ва Спа­си­те­ля: «Исти­на сде­ла­ет вас сво­бод­ны­ми» (Ин. 8: 32). Хотя Алек­сий стал пра­во­слав­ным все­го год назад, в воз­расте чуть за 40, он впе­чат­ля­ет про­сто­ду­ши­ем сво­ей веры, нели­це­мер­ной любо­вью к ближ­не­му и к Спа­си­те­лю Христу.

– Я родил­ся мусуль­ма­ни­ном, в дет­стве остал­ся круг­лым сиро­той и рос вме­сте с бра­тья­ми. У них склад харак­те­ра, про­ти­во­по­лож­ный мое­му. Им нра­ви­лось быть на людях, а я был уеди­нен­ным, замкну­тым в себе. Хотя я и не знал Гос­по­да Хри­ста, но, когда слы­шал сло­во Божие, у меня мураш­ки бежа­ли по коже. Я искал Его очень силь­но. Еще малень­ким мне хоте­лось понять, где исти­на, — и я искал исти­ну, но не знал, где ее най­ти. Я поте­рял покой, я вол­но­вал­ся, не знал, куда подать­ся, не знал, что делать, что­бы най­ти исти­ну. В неве­де­нии сво­ем я молил­ся: «Боже, помо­ги мне най­ти исти­ну!» Лет в 20, пере­жи­вая одну тяже­лую скорбь, я нашел Спа­си­те­ля Хри­ста – или, пра­виль­нее ска­зать, Он нашел меня. Я купил тогда в одном книж­ном мага­зине кни­гу «Путь ко Хри­сту» – кни­гу, изме­нив­шую мою жизнь. Затем, через несколь­ко лет, я про­чел и Биб­лию. Хотя меня очень впе­чат­лил Новый Завет, пото­му что я зано­во открыл себя в этой кни­ге, но все же я не сра­зу при­шел к Пра­во­сла­вию. Мне хоте­лось чего-то тако­го, что под­твер­ди­ло бы, что исти­на в Пра­во­сла­вии. И Бог пока­зал мне, где исти­на, в про­шлом году, в том шуме, что так был под­нят в СМИ из-за про­бле­мы био­мет­ри­че­ских доку­мен­тов. Я очень хоро­шо знал Новый Завет, пото­му что читал его мно­го раз, и уви­дел, что в наши дни испол­ня­ют­ся про­ро­че­ства Апо­ка­лип­си­са. Я счел, что это знак, кото­ро­го я ждал. Когда я был помо­ло­же, один монах дал мне кни­гу «Не отре­кай­тесь от Хри­ста», напи­сан­ную батюш­кой с Афо­на. В этой кни­ге опи­са­ны были те собы­тия, кото­рые сего­дня мы все пере­жи­ва­ем и кото­рые под­го­тав­ли­ва­ют при­ше­ствие анти­хри­ста и запе­ча­та­ние зна­ком зве­ря. Итак, после их под­твер­жде­ния я стал пра­во­слав­ным и при­нял крещение.

– Ты ведь искал исти­ну и в другом?

– Я читал очень мно­го о йоге. Но понял, что это вели­кое пре­льще­ние, пото­му что име­ет­ся суще­ствен­ная раз­ни­ца меж­ду йогой и Боже­ствен­ны­ми уче­ни­я­ми Свя­щен­но­го Писа­ния. Йогу я толь­ко изу­чал, Спа­си­тель Хри­стос убе­рег меня от заня­тий ею.

– Как про­ис­хо­дил твой при­ход к вере?

– Когда я осо­знал, где исти­на, то пошел к отцу Арсе­нию (Папа­чо­ку) в Текир­гёл и там гово­рил с этим свя­тым мужем; он научил меня, что мне нуж­но делать. Он ска­зал мне, что­бы я пого­во­рил с свя­щен­ни­ком того при­хо­да, к кото­ро­му при­над­ле­жу. Я после­до­вал сове­ту батюш­ки, и Вели­ким постом мы с доче­рью при­ня­ли кре­ще­ние. Я и до кре­ще­ния часто ходил в цер­ковь. Слу­шал бого­слу­же­ния, но не осе­нял себя кре­стом. Счи­тал, что, будучи мусуль­ма­ни­ном, не дол­жен класть на себя крест­ное зна­ме­ние. Сата­на вво­дил меня в заблуж­де­ние этой мыс­лью; толь­ко после кре­ще­ния я стал осе­нять себя свя­тым крестом.

– Изме­ни­лось ли твое душев­ное состо­я­ние после крещения?

– Конеч­но, я чув­ствую, что Гос­подь Хри­стос со мной и помо­га­ет мне. Теперь я пощусь, молюсь утром и вече­ром и вижу, что, чего я ни попро­шу у Спа­си­те­ля мое­го, Он меня слы­шит и испол­ня­ет мою моль­бу. Недав­но Бог поже­лал испы­тать мою веру через жену, кото­рая стра­да­ла болез­нью. Я помо­лил­ся о ее здо­ро­вье, и Он исце­лил ее. Огля­ды­ва­ясь назад, на те 20 лет поис­ков, я вижу, что Бог не остав­лял меня ни разу. В то вре­мя, когда я был мусуль­ма­ни­ном, я не читал молитв, кото­рые зна­ют все хри­сти­ане: «Отче наш», «Верую», молил­ся, как серд­це под­ска­зы­ва­ло, – и каж­дый раз Бог испол­нял мое про­ше­ние. Сего­дня мно­гие молят Бога, что­бы Он дал им денег, достат­ка, или про­сят о таких вещах, кото­рые неугод­ны Ему. А я молюсь, что­бы Он дал мне здо­ро­вья, мне и моей семье, и что­бы сохра­нил нас непо­ко­ле­би­мы­ми в пра­вой вере, что­бы мы не откло­ни­лись от нее. Во вре­ме­на, в кото­рые мы живем, важ­но оста­вать­ся стой­ки­ми в истин­ной вере.

– Как про­хо­ди­ло твое крещение?

– Батюш­ка в хра­ме, где я кре­стил­ся, ска­зал мне, что­бы я избрал свя­то­го, память кото­ро­го празд­ну­ет­ся неза­дол­го до того дня, когда будет совер­ше­но таин­ство. И я все вол­но­вал­ся: како­го свя­то­го мне избрать в покро­ви­те­ли? 17 мар­та, за несколь­ко дней до кре­ще­ния, я услы­шал, как гово­ри­ли о свя­том Алек­сии, чело­ве­ке Божи­ем, меня тро­ну­ли его совер­шен­ное сми­ре­ние и подви­ги, и я решил при­нять в кре­ще­нии имя Алек­сий. Кре­ще­ние совер­ша­лось по пра­во­слав­но­му чину, на мне была белая рубаш­ка, и батюш­ка три­жды оку­нул меня в купель. Хотя я сра­зу не осо­знал важ­ность это­го свя­то­го таин­ства, но со вре­ме­нем ощу­тил дей­ствие бла­го­да­ти Свя­то­го Духа. Ты изме­ня­ешь­ся прак­ти­че­ски весь, но изме­не­ние это про­ис­хо­дит посте­пен­но. У меня сей­час такая жаж­да и голод по Богу, что, когда вхо­жу в какой-нибудь мага­зин пра­во­слав­ной кни­ги, кажет­ся, купил бы там все кни­ги. Читаю и пере­чи­ты­ваю Биб­лию и каж­дый раз пони­маю ее все глуб­же. Есть в моей душе какой-то маг­нит, при­тя­ги­ва­ю­щий меня к сло­ву Божию…

– Ты гово­рил о таин­стве кре­ще­ния. А как воз­дей­ство­ва­ли на твою душу таин­ства испо­ве­ди и причастия?

– Без испо­ве­ди и при­ча­стия ты не можешь достичь Цар­ствия Божия. Обма­ны­ва­ют­ся те, кто дума­ет, что если они часто ходят в цер­ковь и совер­ша­ют доб­рые дела, то это­го им доста­точ­но для спа­се­ния. Нет чело­ве­ка без гре­ха, и один толь­ко Спа­си­тель очи­ща­ет нас кро­вью и телом Сво­им, кото­рые мы при­ни­ма­ем в свя­том при­ча­ще­нии. Спа­си­тель сошел к людям и через Свое вопло­ще­ние, рас­пя­тие и вос­кре­се­ние осво­бо­дил нас от цепей гре­ха. Если бы Он не при­шел, мы умер­ли бы в гре­хах наших, мы были бы раба­ми гре­хов. Поэто­му необ­хо­ди­мы частая испо­ведь и при­ча­ще­ние, что­бы осво­бо­дить­ся от цепей, кото­ры­ми гре­хи удер­жи­ва­ют нас в отда­ле­нии от Все­выш­не­го. Насколь­ко более достой­но ты при­ча­ща­ешь­ся, настоль­ко луч­ше ты очи­ща­ешь­ся внут­ренне. Душа как лоза: насколь­ко луч­ше ты ее очи­ща­ешь, настоль­ко кра­си­вее, луч­ше она рас­тет; чем луч­ше ты очи­ща­ешь душу испо­ве­дью и при­ча­сти­ем, тем боль­ше чув­ству­ешь, что ты твер­же в вере, бли­же к Хри­сту. Воз­рас­тая в вере, ты уже так силь­но не дума­ешь о мате­ри­аль­ном, ты ста­вишь на пер­вый план духовное.

– Хри­стос зовет всех нас ко спа­се­нию. Но сре­ди нас есть люди, кото­рые не слы­шат голос Господа…

– Я видел, что, когда чело­век в скор­бях, он боль­ше дума­ет о Боге; чело­век ищет Бога тогда, когда на него надви­га­ет­ся скорбь. И я знаю мно­го неве­ру­ю­щих людей, кото­рые по при­чине скор­бей пол­но­стью изме­ни­лись и ста­ли доб­ры­ми хри­сти­а­на­ми. Хоро­шо было бы, если бы навод­не­ния, обру­шив­ши­е­ся на нашу стра­ну, заста­ви­ли заду­мать­ся как мож­но боль­ше людей… Если бы они заду­ма­лись о запо­ве­дях Божи­их, то уви­де­ли бы связь меж­ду эти­ми бед­стви­я­ми и вели­ки­ми гре­ха­ми, тво­ря­щи­ми­ся в наро­де: блу­дом, пор­но­гра­фи­ей, гомо­сек­су­а­лиз­мом, кото­рые навле­ка­ют пра­вед­ный гнев Божий. В Биб­лии име­ет­ся мно­го при­ме­ров, из кото­рых мы видим, что с само­го осно­ва­ния мира Бог карал людей за непо­слу­ша­ние, за жизнь, про­во­ди­мую в бесчинстве.

– Какая прит­ча из Ново­го Заве­та впе­чат­ля­ет тебя боль­ше всего?

– Мне осо­бен­но нра­вит­ся прит­ча о деся­ти девах: пяти муд­рых, у кото­рых был елей в све­тиль­ни­ках, и пяти безум­ных, у кото­рых в све­тиль­ни­ках его не было. Све­тиль­ни­ки – это вера, а елей – молит­ва и доб­рые дела. Если у тебя нет елея в све­тиль­ни­ке, он не горит. То есть если ты не тво­ришь молит­ву и доб­рых дел, не пода­ешь мило­сты­ню, не помо­га­ешь чело­ве­ку, нахо­дя­ще­му­ся в беде, вера твоя мерт­ва. Зна­чит, надо молить­ся и помо­гать тому, кто рядом, что­бы налить елея в све­тиль­ник. Этот елей – твой свет, кото­рый ведет тебя к Хри­сту. Вера долж­на быть соеди­не­на с молит­вой и доб­ры­ми дела­ми. Меня очень раду­ет, когда ко мне при­хо­дит бед­ный чело­век и про­сит у меня что-нибудь, пото­му что в нем я нахо­жу Хри­ста. Спа­си­тель ясно гово­рит нам, чего Он потре­бу­ет от нас на суде: «Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаж­дал, и вы напо­и­ли Меня; был стран­ни­ком, и вы при­ня­ли Меня; был наг, и вы оде­ли Меня» (Мф. 25: 35–36). Зна­чит, если хочешь спа­стись, надо помо­гать очень много.

– Мно­гие боят­ся кон­ца све­та, боят­ся, что не выдер­жат это­го испы­та­ния. А ты?

– Я не боюсь кон­ца све­та. Наобо­рот. Тогда будет вид­но, кто в пра­вой вере, кто в Истине. Думаю, если душа твоя чиста и при­ми­ре­на с Богом, тебе нече­го боять­ся. Что мы испо­ве­ду­ем в Сим­во­ле веры? «Чаю вос­кре­се­ния мерт­вых и жиз­ни буду­ще­го века». Там, в Цар­стве Небес­ном, будет жизнь со Хри­стом, свет­лая, чистая, совер­шен­но дру­гая, чем та, кото­рой мы живем теперь. И пра­во­слав­ные хри­сти­ане чают этой жиз­ни. Знаю, что ско­ро насту­пят очень тяж­кие вре­ме­на. Хочу, что­бы Бог дал мне сил стать испо­вед­ни­ком, когда Он это­го поже­ла­ет. Пока я углуб­ляю свою веру, изу­чаю Еван­ге­лие, что­бы полу­чить силу для испо­вед­ни­че­ства. Знаю, что сам не смо­гу сде­лать это­го, а толь­ко в един­стве, кото­рое созда­ет Цер­ковь. В Апо­ка­лип­си­се гово­рит­ся, что, когда при­дет анти­христ, он выдаст себя за Спа­си­те­ля и пре­льстит мно­гих. Если я буду жить в те вре­ме­на, хочу, что­бы мне дана была сила ска­зать людям, что анти­христ – лжец, ска­зать им, Кто есть Истина.

– Ты при­знал­ся сво­им бра­тьям, что стал православным?

– Готов­люсь к это­му момен­ту. Они видят у меня дома и в машине кре­сти­ки и ико­ны, но о сво­ем кре­ще­нии я еще не ска­зал им. Жду под­хо­дя­ще­го момен­та, что­бы рас­ска­зать им о моем изме­не­нии, на поль­зу им.

– А если они спро­сят тебя, ты будешь отри­цать это?

– Нет. Я ска­жу им в лицо исти­ну. Знай­те, что при­дет вре­мя, и уже немно­го оста­лось до того, когда мно­гие мусуль­мане и иудеи при­дут к Истине – Хри­сту. Сре­ди этих наро­дов уже нахо­ди­лись неко­то­рые люди, при­ни­мав­шие Пра­во­сла­вие, – их немно­го, это прав­да, но я вижу в этом толь­ко нача­ло. Молю Бога, что­бы Он про­све­тил и дру­гих, как про­све­тил меня, и вывел их из тьмы к Све­ту, из смер­ти – к Жизни.

 

Ралу­ка Тэнэсяну

Пере­ве­ла с румын­ско­го Зина­и­да Пейкова

Источ­ни­ки: жур­нал «Familia Ortodox» № 19 / Православие.ру

«У нас много обращенных из ислама в православие!»

Заметки о жизни православных христиан в Албании

Тирана — сложный город. Как и многие другие южные города, он отличается цветовой палитрой. Южную щедрость лучше всего можно увидеть на городских улицах: мандарины продаются на ветках с листьями, и даже овощи и фрукты выглядят свежее и сочнее, чем на севере. Уличные торговцы по-любительски жарят сладкую кукурузу, так что одни початки почти подгорают, а другие слегка поджариваются.Дороги оживленные и шумные, правила дорожного движения не всегда соблюдаются, а водители время от времени пропускают пешеходов. Судя по одежде местных жителей и «бесплатным» рекламным плакатам, Тирана — очень светский город — логическое наследие тоталитарного коммунистического режима, однажды с гордостью объявившего об искоренении религии в этой маленькой балканской стране.

Я был на научной конференции в Албании и провел там всего три дня. К сожалению, выехать за пределы столицы за это время не удалось.На второй день моего визита меня принял архиепископ Анастасий (Яннулатос), предстоятель Албанской Православной Церкви. Его Блаженство приближается к своему девяностолетнему, но он все еще в хорошей форме, несмотря на свой преклонный возраст, а его умом и работоспособностью можно только восхищаться.

Архиепископ Анастасий (грек по происхождению, много лет проработавший в Афинском университете) взял на себя труды по восстановлению Церкви в Албании. Тридцать лет назад почти все церкви в Албании были закрыты, а в стране насчитывалось чуть более двадцати священников, почти половина из которых не могла служить из-за старости или болезней.Конечно, здесь царила атмосфера запустения, характерная для всех посткоммунистических стран: разрушенные или полуразрушенные церкви, использовавшиеся «на службу народному хозяйству» как склады, конюшни, а иногда (при благоприятных обстоятельствах) как культурные центры. .

Архиепископ Анастасий принял власть над Поместной церковью, которая была фактически разрушена и лежала в руинах. Теперь, тридцать лет спустя, он является главой Поместной церкви, в которой насчитывается около 400 приходов и около 160 священнослужителей.

Я разговаривал с архиепископом Анастасием больше часа. Однако меня заранее предупредили, что никакая часть нашего разговора не должна быть

Православный Inquirer / Convert Home Page

Добро пожаловать на православный сайт для вопрошающих и обращенных! Есть вопросы? У нас есть или будут ответы!

Этот сайт ориентирован на то, чтобы помочь людям с западным происхождением понять православную точку зрения.У исследователей и новообращенных в Православие часто возникают определенные проблемы, с которыми они сталкиваются либо при серьезном изучении претензий Православия, либо при определенных вопросах, которые возникают, когда они становятся православными. Наша цель здесь не столько в «дебатах» или апологетике в смысле попытки выиграть спор, но в том, чтобы показать, во что и почему мы верим в то, что делаем, в манере, которая, как мы надеемся, будет иметь смысл для западного ума. С этой целью вы найдете библейские исследования, а также актуальные статьи на различные темы.

Для информации: Тимоти Коппл является веб-мастером этого сайта. Он является чтецом в Антиохийской архиепископии и в настоящее время посещает православную церковь св. Иоанна Златоуста в Лейквуде, штат Колорадо. Однако это не официальный сайт Антиохийской архиепископии. Хотя мы делаем все возможное, чтобы отражать православное богословие и верования, как и все в Интернете, перепроверьте, что вы найдете здесь, с помощью других источников, таких как ваш местный священник, поскольку мы грешники и делаем ошибки.

Найдите время, чтобы просмотреть или проверить список новых дополнений ниже.Спасибо за визит!

  • 26.01.19 — Мария спасена делами, а не верой?
    Некоторые думают, что непорочная девственность и чистота Марии ведут к спасению, основанному на делах. Но это не так. Мы исследуем это в этой статье.
  • 23.05.14 — Библейское крещение младенцев?
    Мы исследуем библейскую и историческую поддержку крещения младенцев.
  • 06.02.11 — Как стать православным
    Часто задают вопрос: что нужно сделать, чтобы войти в Православную Церковь? Нужно ли креститься или нет? В этой статье дается общий план.
  • 12/12/10 — Противоречит ли Писанию вечная девственность Марии?
    Обзор Священных Писаний, часто используемый для утверждения, что вера противоречит Священным Писаниям, а также показывает, как Писание поддерживает ее и почему это необходимо для поддержки Евангелия Христа.
  • 14/12/05 — Кровавые жертвы и прощение в православии
    Библейский взгляд на то, как прощение, оправдание и кровавые жертвы вписываются в православное понимание спасения.
  • 6 сентября 2005 г. — Библия и Православие
    Обновленная вводная статья на домашней странице «Изучение Библии», а также обновленная система меню для занятий.
  • 22.05.05 — О том, чтобы быть крестным отцом
    Статья иподиакона Томаса Уилсона об ответственности крестного родителя.
  • 15.02.05 — Почему пост?
    Является ли пост библейским, почему мы постимся и чего мы должны достичь с его помощью?
  • 15.02.05 — Что такое допустимый пост?
    Как участвовать в церковном посте духовно полезным образом.
  • 07.08.04 — Православие действительно считает себя «Истинной Церковью»?
    Один из самых частых вопросов, которые задают вопрошающие в Православие.
  • 28.07.04 — Почитание икон идолопоклонство?
    Изучение библейских слов, которое я провел как пастор, когда впервые изучал Православие.
  • 30.04.04 — Вера, дела и синергия, взгляд на вид Святого Иоанна Кассиана
  • 22.10.03 — Покровительство ангелов и усопших святых за живущих во плоти
    Великие библейские и иудейские писания, касающиеся заступничества за нас в этой жизни со стороны тех, кто в следующей.
  • 20.08.03 — Преобразование истории Вики Джонс
  • 20.08.03 — Страница вопросов и ответов запрашивающего.
    Страница, на которой можно ответить на ваши вопросы и задать вопросы, если вы не можете найти ответ на свой вопрос.
  • 19.08.03 — Притчи о Страшном суде
    Вор в ночи, 10 дев, 10 талантов
  • 8/12/03 — Херувимы и Ковчеги: еврейские корни православного поклонения от евреев, которые были против изображений
  • 08.06.03 — 1 Тим. 1: 1-2: Духовное отцовство — путь к смирению
  • 08.06.03 — 1 Тим. 1: 3-4: Прелесть у дверей
  • 08.06.03 — 1 Тим. 1: 5-11: Как использовать закон законно
  • 08.06.03 — 1 Тим. 1: 12-17: Как мы спасены одной верой
  • 08.06.03 — 1 Тим.2: 1-2: Уравновешенная молитва
  • 6/6/03 — Convert Story of Timothy Copple
    Вся история и ничего кроме истории! Предупреждение, это долго.
  • 6/6/03 — Притча о Страшном Суде
    Библейское исследование притчи об овцах и козах.
  • 26.05.03 — Искупление
    Актуальное исследование православного понимания искупления Иисуса Христа.
  • 26.05.03 — Сотворение мира и грехопадение
    Изучение Библии по Бытие 1-3.

Вернуться к началу страницы

Этот веб-сайт разработан и управляется RLC Data Management, LLC.

Все содержимое и дизайн на этом сайте защищены авторским правом и требуют одобрения автора перед использованием, помимо личного использования.

Православие и западное христианство: преобразование свидетельств

Священное предание: Дорога, ведущая домой, преп.
Доррэйн Сногрен ( Настоящая виноградная лоза, , № 5).

Путешествие страха и радости,
пользователя John Craton. Из его показаний: «Обратите внимание, что эта доработка
предназначен в первую очередь для читателей, которые сами являются участниками Campbell-Stone
движение восстановления (отождествление с Церковью Христовой, христианской
Церковь, или Ученики Христа).Другие из аналогичных фундаменталистов
церкви также могут найти многое, с чем можно отождествить себя в этой работе ».

О том, как стать и остаться православным христианином.
Речь, сделанная во время православного паломничества в Феликстоу в августе 2001 года.

Контуры обращения и экуменическое движение: некоторые личные размышления, иеромонах Алексиос Каракаллинос. Выступление поставлено
на конференции в сентябре 2004 г. «Экуменизм: истоки, ожидания, разочарование», спонсируемой Школой пастырского богословия Аристотелевского университета, Салоники, Греция.

Много ли христианских церквей, или правда?
Первая церковь ?: Интервью с бывшим протестантским миссионером и
Переводчик Библии Уиклифа.

От Первого баптиста до Первого
Век: духовное путешествие, Кларк Карлтон

Глава первая из В крошечном шаге от глубин
Вера
, Марджори Корбман. Автор, подросток, очень вдумчивый писатель с не по годам способностями.Эта глубокая маленькая книга описывает ее поиски смысла, которые закончились ее принятием в Православную Церковь.

Путешествие Джоэла Кальвесмаки к Православию, баптистский миссионер
Становится православным

Пт. Серафима
Личное свидетельство Холланда

Пт. Джорджа Джонсона
Личное свидетельство: бывший англиканец

Американское спасение: место христианства в
Общественная жизнь, Альберт Дж.Raboteau. Из Boston Review (апрель / май 2005 г.). «Я был
отчасти вызвано чувством глубокого сходства между Православием и этосом афроамериканцев.
Христианство. В обоих есть качество печальной радости, ощущение, что жизнь в минорной тональности
жизнь такая, какая она есть; акцент на важности страдания как признака подлинности веры ». См. также профессор
Книга Работо Печальная радость .

Два
Пути, отход одной семьи от католицизма и вступление
в православие.Отрывок из книги Майкла Велтона

Ищи и ты
найду … Путешествие пары к Православию, читатель Питер Джексон.

Путешествие в Православие, сборник
статей из Православной Америки.

Почему Кленденин не православный ?,
серия из двух частей из Православная Америка о протестанте, который
написал много в значительной степени симпатичных книг и статей о Православии,
но остается протестантом.См. Также «A
Ответ Дэну Кленденину. «

Мой
Работа с англоговорящими новообращенными: интервью с о. Артемий Владимиров.
Ищите первую часть превосходного интервью из трех частей
этого мудрого и опытного священника Русской Православной Церкви.
Первоначально он был опубликован в православном журнале Road to Emmaus.
(смотреть другие статьи
в прошлых выпусках). Выпуски, содержащие части II и III настоящего
Поучительное и информативное интервью можно заказать по телефону Road to Emmaus .

Переосмысление значения обращения: о. Джон Уайтфорд отвечает на недавнее эссе Сэма Тороде «Христианство сегодня ».

Обращается — Глава 88 из Отец Серафим Роуз: Его жизнь и дела , автор:
Иеромонах Дамаскин.

Мусульманских православных цитат (2 цитаты)

  • Домой
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Choice Awards
    • Жанры
    • Подарки
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучить
    • Новости и интервью

    4204207 Новости и интервью

  • Бизнес
  • Детская
  • Христианская
  • Классика
  • Комиксы
  • Поваренные книги
  • Электронные книги
  • Фэнтези
  • Художественная литература
  • Графические романы
  • Историческая фантастика
  • Ужасы
  • Музыка
  • Тайна
  • Документальная
  • Поэзия
  • Психология
  • Романтика
  • Наука
  • Научная фантастика
  • Самопомощь
  • Спорт
  • Триллер
  • Путешествия
  • Молодежь
  • 106
  • Сообщество ▾
    • Группы
    • Обсуждения
    • Цитаты
    • Задать вопрос автору
  • Войти
  • Присоединиться

Зарегистрироваться

  • 9010 Профиль

    9010 9010

  • Друзья
  • Группы
  • Обсуждения
  • Комментарии
  • Задание по чтению
  • Kindle Заметки и основные моменты
  • Цитаты
  • Любимые жанры
  • Рекомендации друзей
  • Настройки учетной записи
  • Помощь
  • Выйти

Домой

  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Choice Awards
    • Жанры
    • Подарки
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучите
    • Новости и интервью

    Жанры

    • Бизнес Биография
    • 38

    • Детская
    • Кристиан
    • Классика
    • Комиксы
    • Поваренные книги
    • Электронные книги
    • Фэнтези
    • Художественная литература
    • Графические романы
    • Историческая фантастика
    • История
    • Ужасы
    • Музыка
    • Документальная литература
    • Поэзия
    • Психология
    • Романтика

    Конвертер дат из хиджры в григорианский — Конвертер исламских дат

    Метод расчета ? Министерство по делам религии Алжира и Вакфс

    Diyanet İşleri Başkanlığı, Турция

    Египетский генеральный орган надзора

    Исламское общество Северной Америки
    ДЖАКИМ

    Меджлис Угама Ислам Сингапур
    Всемирная мусульманская лига
    Шиитская Ифна-Ашари, Институт Лева, Кум (Джафри)

    Сихат / Кеменаг

    Духовное управление мусульман России
    (По умолчанию)
    Министерство по делам религий Туниса

    Умм Аль-Кура
    Союз исламских организаций Франции
    Университет исламских наук, Карачи

    На заказ — угол фаджара и иша
    Пользовательский — Регулировка угла фаджра и времени Иши

    Угол фаджра ? 1010.511.011.512.012.513.013.514.014.515.015.516.016.517.017.518.018.519.019.520.020.521.021.522.022.523.023.524.024.5

    Угол Иша ?
    1010.511.011.512.012.513.013.514.014.515.015.516.016.517.017.518.018.519.019.520.020.521.021.522.022.523.023.524.024.5

    Зур время после Завала ? {1 минута (по умолчанию) 2 минуты 3 минуты 4 минуты 5 минут 6 минут 7 минут 8 минут 9 минут 10 минут 11 минут 12 минут 13 минут 14 минут 15 минут 16 минут 17 минут 18 минут 19 минут 20 минут 21 минут 22 минуты 23 минут 24 минуты 25 минут 26 минут 27 минут 28 минут 29 минут 30 минут 31 минут 32 минут 33 минут 34 минут 35 минут 36 минут 37 минут 38 минут 39 минут 40 минут 41 минут 42 минут 43 минут 44 минут 45 минут 46 минут 47 минут 48 минут 49 минут 50 минут 51 минут 52 минут 53 минут 54 минут 55 минут 56 минут 57 минут 58 минут 59 минут 60 минут

    Время магриба после захода солнца ? {1 минута (по умолчанию) 2 минуты 3 минуты 4 минуты 5 минут 6 минут 7 минут 8 минут 9 минут 10 минут 11 минут 12 минут 13 минут 14 минут 15 минут

    Юридические настройки ? Ханбали, Малики, Шафи-Ханафи

    Корректировка даты по хиджре ? + 2 + 10-1-2

    православие — перевод на итальянском языке — esempi inglese


    В основе al termine ricercato questi esempi potrebbero context parole volgari.


    В base al termine ricercato questi esempi potrebbero context parole colloquiali.

    Любая ситуационистская ортодоксия утратила свой центральный референт.

    Qualsiasi ortodossia situazionista ha perso il suo punto di riferimento centrale.

    Часто религиозное православие маскирует алчность и стремление к власти.

    L ‘ ortodossia spesso Religiosa Maschera l’ingordigia ed il desiderio per potere.

    Соборы духовенства были созваны для определения православия .

    Я согласен с духовенством, чтобы понять, что такое православие .

    Творческие порывы подавляются, поскольку некая ортодоксия обосновывается над этим полем.

    Gli impulsi creativi sono soppressi mentre certo orthodoxy si deposita sopra questo campo.

    Их борьба была отличной для сохранения и утверждения ортодоксальности .

    La loro lotta è stato grande per mantenere e far rispettare l ‘ ortodossia .

    И наши страхи привели к слепой вере в ортодоксию аскетизма.

    E le nostre paure condussero a una fede cieca nell ‘ ortodossia dell’austerità.

    Действительно, некоторые мировые традиции очень мало думают о религиозных ортодоксиях .

    Infatti, alcune delle tradizioni nel mondo tengono in poco conto l ‘ ortodossia Religiosa.

    Archigram боролся за то, чтобы модернизм не превратился в бесплодную и безопасную ортодоксию своими приверженцами.