Содержание

О прощении обид | Православная Жизнь

Одна знакомая девушка как-то сказала такие слова: «Прощёное воскресенье нужно было бы отменить, потому что мы просим прощения только у тех, перед кем не виноваты. А тех, кто тяжело согрешил перед нами, мы не простим никогда, и нужно честно признаться самим себе, что никаких отношений с ними у нас уже не будет».

И действительно, если мы посмотрим на окружающую нас жизнь, то увидим, что в ней не так уж много прощения.

В романе Вальтера Скотта «Айвенго» есть такой эпизод. Рыцарь, обидевший даму, говорит ей: «Простите меня». Она отвечает: «Прощаю… Как христианка». И тогда шут говорит: «Это значит, что она вовсе не собирается его прощать». Что-то подобное часто можем наблюдать и мы.

Люди часто просят прощения, как шутил старец Иоанн Крестьянкин: «Я тебя прощаю, но слышать тебя нe хочу и видеть тебя не могу».

Один священник сокрушенно говорил, что бывает так: много лет помогаешь некому человеку, радуешь его, утешаешь, а потом он соблазняется неким незначительным твоим словом или поступком и перечёркивает все отношения. Один твой поступок, показавшийся ему плохим, в его сознании оказывается достаточным, чтобы и тебя причислить к злодеям. Почему так происходит? Потому, что тот человек на самом деле не дорожил тобой.

Мы часто обижаемся не на обиду, а на то, что кто-то нас не почтил как центр вселенной, то есть задел нашу гордость.

Хотя, конечно, часто бывает так, что перед человеком стоит вопрос о прощении того, кто постоянно отравлял ему его жизнь. Сама мысль о прощении такого человека приводит в ужас. И тем не менее Христос хочет от нас именно прощения.

Приведу такой пример. Митрополит Антоний Сурожский приехал причащать больных в больницу и, исповедуя одну женщину, спросил: «Вы всех прощаете?». А она ответила: «Я ни на кого не держу зла, но зятя моего не прощу ни в этой жизни, ни в будущей».

Митрополит сказал, что не сможет её причастить. И женщина уточнила, что обида слишком велика, чтобы ее простить. Тогда Антоний сказал: «Я сейчас пойду причащать других людей, а вы подумайте обо всём и через час я приду». Спустя час он услышал, что она всё-таки простила ради Неба.

Чтобы простить, нужно не считать другого чужим, но считать его близким. Важно не отделять его в своём сердце от себя. Это достигается молитвой о нём и о ситуации.

Очень помогает молитва о ситуации.

«Вот что рассказал однажды старец Варсонофий. К одному петербургскому священнику, отличавшемуся высокой жизнью, протоиерею Колосову, пришел однажды один из министров и жаловался: ‟У меня много врагов, которые безо всякой причины ненавидят меня и клевещут на меня государю, Я могу через их клевету потерять место, а если уйду, то государь может подумать, что враги мои правы, и имя мое будет запятнано. Как мне поступить?ˮ – ‟Молитесь за восстающих на вас, – ответил отец Колосов, — не только дома молитесь, но, главное, и в церкви поминайте и вынимайте частицы за их здоровьеˮ. – ‟Какая же от этого польза?ˮ – возразил министр. ‟А вот увидите. Каждая частица, вынутая из просфоры, означает душу человека. Частицы опускаются в потир и напояются Кровью Христовой. Послушайте меня, запишите на записочку всех врагов ваших так: Леонида, Иоанна, Владимира…ˮ – ‟Да-да. Вот Владимир-то особенно на меня ополчается…ˮ – ‟Ну так подавайте за него каждый деньˮ. Проходит неделя, другая, месяц, и его высокопревосходительство опять приходит к священнику. Поклонившись ему в ноги, он начал благодарить его. ‟Батюшка, прямо чудо совершилось, – говорил он. – Мои прежние враги не только больше не восстают на меня, но относятся ко мне с уважением и любовью. Вот какое чудо совершил Господь. И вам советую: молитесь за врагов ваших – и они обратятся в друзей. Молитвою вы спасете и их души от сетей врагаˮ».

Антоний Сурожский приводит такую историю: «Как-то пришли ко мне два человека. Они были во вражде и искали случая друг другу все высказать, что только могли, вылить весь свой гнев, вылить весь яд, который накопился в их душах, и решили это сделать в моем присутствии, в надежде, что я не дам одному перебивать другого, что они все смогут сказать, всю ненависть вылить. Они начали говорить. Я слушал и чувствовал, что никакими силами не смогу их убедить в том, что вражда разрушает их самих, что единственное спасение для каждого из них – примирение с другим Меня охватило тогда почти отчаяние (я был молодым священником, это было больше тридцати пяти лет назад). И вдруг мне пришла мысль, что Христос в Евангелии приказал ветру и волнам в буре притихнуть, и они умолкли и притихли. И я тогда обратился ко Христу: Господи, я ничего не могу сделать – Ты приди и произнеси слово мира, а я буду с Тобой, я буду молиться так, чтобы Ты мог быть среди нас и мог совершить чудо… Помню, я сидел и мысленно говорил: Господи! Будь с нами, дай Твой мир, который ничто на земле не может дать… И вдруг я заметил, что спор начал утихать, что горькие слова перестали ранить другого, и в какой-то момент оба человека заговорили о том, что – не пора ли примириться, не пора ли из безумия вернуться к чему-то более разумному».

Святой Иоанн Лествичник советует от злопамятства вспоминать страдания Христа и смиряться на словах перед обидчиком. И тогда мы, устыдившись своего долгого перед ним лицемерия, станем относиться к нему хорошо. Многих удивляет этот совет святого отца. Многие говорят: неужели лучше нам лицемерить? Но Лествичник считает, что это действительно будет лучше открытой ссоры.

Там, где некоторые психологи предлагают конфликт, святой отец говорит о хотя бы внешнем добром отношении к человеку.

Приведу пример. Один человек, которого в течение 33 лет постоянно избивали дома, однажды обратился к светскому психологу с просьбой о помощи. Психолог посоветовала постоять за себя. Этот совет был совершенно не соприроден душе этого скромного человека. Но всё же он во время следующего на него нападения попробовал защищаться. В результате ему сломали нос и выгнали из дома. Целый год он жил у друзей и посылал деньги на содержание избивавшего его садиста. Спустя год садист разрешил ему вернуться домой. Унижения и оскорбления так же преследовали молодого человека. Но он решил применить совет Лествичника: внешне и на словах смиряться перед злодеем. В результате этот человек пришел к тому, что смог простить мучителя и даже желать тому спасения. Его всё бьют и мучают дома, а он стал внутренне свободен в этой тяжелейшей ситуации. Имея возможность уйти и жить у друзей, он остаётся в доме страданий, ради того, чтобы содержать родителей. Прощение нужно нам самим для того, чтобы Господь максимально полно мог действовать в нас, но оно не означает, что прощёный человек быстро переменится или переменится вообще.

И тем не менее духовные люди говорят о благотворном влиянии прощения на отношения с обидчиком. Почему? Потому что каждый человек чувствует душу другого. Наше отношение передаётся другому, даже если мы не выражаем его словами. Поэтому у нас всегда есть шанс, что наше добро породит добро. Ведь не случайно же сказал святой Феофан Затворник, что любовь возжигает любовь.

Старец Паисий Афонский: «Скорбит ваша душа о человеке – не словами его исправляйте, а молитесь за него, плачьте о нем, подавайте поминовения в церковь. И думайте об этом человеке только хорошо: добрые помыслы – великая сила».

Однако, даже прощая человека, мы должны трезво оценить исходящее от него зло. Прощение не означает, что мы обязаны открывать перед этим человеком душу.

Пример этого – Сам Христос. Он открывался людям в разной мере. Так, ученикам Он изъяснял всё, народу говорил притчами, а Ироду вообще ничего не сказал и не ответил ни на один вопрос.

Вообще, душу не нужно открывать всякому человеку, но единомышленному нам и духовному.

Всё это нужно учитывать при прощении. Бывает ведь и так, что прощая мы понимаем, что общение невозможно. В таком случае можно отложить общение до рая, до тех пор, пока мы с ним не спасёмся и там, в раю, уже будем как братья, чего по определённым причинам не могло быть на земле. Важно только желать человеку спасения. Ведь любой конфликт, любая обида не стоят того, чтобы мы хотели обречь другого на вечные муки.

Лучше всех это понимали святые. Это кажется немыслимым, но милующее сердце святого есть отражение милости Христовой. Приведу по этому поводу знаменитые слова святого Исаака Сирина о сердце милующем: «Что такое чистота? Кратко сказать: сердце, милующее всякую тварную природу… И что такое сердце милующее? И сказал: возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных… и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого терпения умаляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать,  или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были они помилованы, а также и о естестве пресмыкающихся молится с великою жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления в сем Богу».

Такая позиция ценна тем, что приобщает человека к благодати. А в благодати легко переносить то, что без неё кажется совершенно невыносимым.

Притча о неверном управителе имеет ещё и мистический смысл. Он таков: каждый человек должен Богу дать ответ за некую меру греха, больше или меньше. Но часть этой вины есть вина перед другими людьми за то зло, которое он совершил перед ними. И если тот, кого он обижал, скажет Богу: «Господи, если бы не его зло, я бы не вырос в свою меру добра. Я прощаю его и прошу Тебя не осудить его за причинённую мне боль» – тогда эта часть вины будет с него снята. А мы поступим как догадливый неверный управитель, который был прощён своим господином.

Поговорим теперь о прощении тех, кого мы любим.

У Антония Сурожского есть такие истории:

«Помню, однажды в Америке я зашел в старый храм. Я просто зашел посмотреть и увидел: сидит человеку охватив голову руками в состоянии, как мне показалось, глубокой подавленности. Я подошел к нему, обнял за плечи и сказал: ‟В чем дело?ˮ (Это очень не по-английски, но русские – они русские, дикари). Он обернулся ко мне и начал плакать, а потом рассказал, что женат уже двадцать пять лет, что он священник. И он обнаружил, что больше не любит свою жену, и единственный выход для них – расстаться. А если он расстанется с женой, то расстанется и со священством, потому что это будет полный крах всего, во что он верил.

Мы поговорили, не очень долго, но действительно, что называется, ‟от сердца к сердцуˮ. И я посоветовал ему пойти домой и, прежде чем позвонить в дверь, остановиться и осознать, что он ищет не девушку, на которой женился двадцать пять лет назад, что он не станет искать черты, которые он видел некогда, и в целом девушку, которой больше нет; он остановится и скажет себе: я звоню в дверь незнакомой женщины. Кого я встречу? – и спросит себя, может ли он полюбить эту женщину, которую прежде никогда не видел. Он так и сделал, и потом написал мне, что никак не ожидал того, что случилось. Он остановился, отбросил все прежние образы, позвонил в звонок и взглянул в лицо женщины, открывшей дверь; и влюбился в нее».

Не прощая мы сами страдаем, потому что душа тогда находится в помрачении. И когда прощаешь серьёзную обиду, в душу зримо входит свет.

Важно только избегать малейшего начала непонимания и отчуждения. Необходимо ощущать родного как родного. Это облегчает возможность простить его.

Тот, кто обижает нас, сам в себе носит наказание. Вот одна история об этом.

«В книге пророка Даниила есть рассказ о том, как пророк молился Богу, и вдруг он увидел свою молитву, которая не поднималась, как огненное пламя, к небу, а которая, как серый темный дым, влачилась по земле. И он воскликнул и говорит: ‟Господи, неужели моя молитва такая нечистая, такая недостойная, что она не может подняться к Тебе?ˮ И Господь ему ответил: ‟Нет, твоя молитва правдива, но ты оскорбил одну вдову. Ее молитва о том, ее плач о себе как бурный ветер, который твою молитву сбивает к земле. Она ко мне подняться не можетˮ. Вдова не молилась о том, чтоб пророк был извергнут, презрен. Она только кричала свою боль, и этот крик оказался как бурный ветер, который не допускал пламенной молитвы пророка подняться на небо».

Епископ Митрофан Никитин говорил, что серьёзную обиду можно простить только ради Христа.

Что же делать человеку, желающему простить другого?

Если само прощение крайне трудно для нас, то мы можем подготовиться к нему серией действий.

Так, возможно никогда и нигде не говорить об этом человеке плохо. Это трудно, но посильно нам. Мы можем подавать его имя на литургическое поминовение. Это нелегко, но именно это может восстановить отношения. Олеся Николаева говорила, что со своими обидчиками, имена которых она подавала на Литургию, чуть ли не подружилась, так как их отношение к ней изменилось.

Литургическое поминовение поможет нам со временем молиться об обидчике. Молитва поможет ощутить его родным человеком, желать ему добра. Это и будет прощением.
Древние христиане считали, что если их кто-то обидел, значит Бог даёт им власть простить обидчиков. И если они простят, то и Бог с обидчиков не спросит. И это дело Христово, которое могут совершать Его ученики на земле.

Артем Перлик

Что значит прощение и как научиться прощать в православии

Общение с людьми, даже с самыми родными и близкими, не всегда проходит гладко. Недопонимание, неумение вовремя сказать о проблемах приводят зачастую к ссорам. А в пылу ссоры, когда человека обуревает гнев, очень легко нанести обиду даже самому родному и близкому человеку.

Блок: 1/6 | Кол-во символов: 286
Источник: https://hranitel.club/487-kak-nauchitsya-proshhat

Христос учил прощать обиды. Православие и прощение неотрывно связаны друг с другом

Прощение – одна из основ христианской религии. Начало положено еще в Ветхом завете:

Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более.

Прощение – центральный постулат православия и одна из его основ.

Он прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои

В Евангелии много говорится о прощении:

А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный

Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз

Христос учил прощать своих обидчиков и не держать на них зла

Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не буде

значение и формула прощения, принципы и особенности, мнение и советы священников

Научиться прощению в православии можно только исполняя повеления и законы Божьи, глубоко познавая обетования Иисуса для достижения вечной жизни.

Что такое прощение

Каждый день православные христиане утром и вечером, читая молитву «Отче наш», просят Всевышнего о прощении, не задумываясь о второй части этой фразы: Господи, прости нас так, как и мы отпускаем все обиды, нанесенные нам. Стоит заглянуть внутрь себя, чтобы понять, что Господь не может исполнить наше прошение, по одной причине, мы не простили!

Во всех Книгах Библии даны рецепты, как научится прощать в православии. Человек, научившийся прощать, старается уподобиться Иисусу, милосердному Богу.

Прощение в христианстве

Апостол Матвей дает православным пошаговый рецепт прощения.

«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 43–48).

Прощение — великая ценность, открывающая путь к свободе, отпуская должников, мы приобретаем крылья. Человеку, много простившему людям, Господь подарит благодать милости.

О духовной жизни православного христианина:

Смысл прощения в православии

Все православие буквально построено на прощении. Это не пожелание Бога, это Его закон. Через апостолов, в частности апостола Матвея, прямо сказано, что только при условии полного прощения обижающих нас людей Бог дарует милость покрыть все прегрешения, другими словами, простить. (Матв. 6:14-15).

Многие людям нанесена такая боль, что им не только говорить, но и думать о прощении больно. Бог не призывает нас забыть о прошедших событиях, простить — значит не думать постоянно, отпустить из своих мыслей обидчика. Посмотрите на него глазами Иисуса, которому мы все стремимся уподобиться.

Каждая ситуация чему-то нас учит, проходя через трудные жизненные случаи каждый верующий испытывается терпением, прощением, любовью.

Простить, это значит отдать Богу право наказывать, у него никакой грех не остается ненаказанным, не в этом, так в следующем поколении. (Откр.20:12-13).

В послании Римлянам (Рим. 12:19) апостол Павел призывает христиан не мстить за себя, простить, не брать на себя грех, а отдать все в руки Справедливого Бога, который Сам есть мщение за Своих детей.

Прощайте, и прощены будете (Луки 6:37)

В том же послании апостол Павел подтверждает, что наказание от Бога ждет злодея не на небе, а на земле. (Рим. 13:1-13). Не надо чинить самосуд, для наказания есть государство и Высший суд на небе.

Прощение не означает относиться с теплотой к обидчику, достаточно не желать ему зла, не планировать мести в ответ. Пусть судит его сам Господь. (2Тим.4:14).

Важно! Прощение не требует оставаться с обидчикам близкими друзьями, если этого нет у вас в сердце. Простить — это перестать:

  • строить планы возмездия;
  • желать обидчику зла;
  • постоянно думать о нем.

Простить — отпустить пленников на свободу

Непрощение делает людей пленниками собственной души. Обидчики приобретают власть над мыслями, эмоциями, поведением человека, которому они причинили вред. Эту власть даем им мы, не желая вырвать из плена собственных чувств. Формула прощения заключается в том, чтобы отпустить обидчиков, освободить свою душу из плена, признав единым властелином своей души Иисуса.

Святой Праведный Иоанн Кронштадтский часто проповедовал, как научится прощать в православии.

Святой Иоанн Кронштадтский

Основные пожелания святого Иоанна:

  • По отношению к близким людям святой Иоанн советовал вырабатывать в себе терпение и любовь, чтобы легче было прощать, основываясь на том же послании Матвея (Мат. 6:14).
  • Близкий человек представляет тот же образ Бога, любить его — обязанность, закон, заповедь Божья. Это, наверное, для кого-то самая сложная задача, поставленная Всевышним.
  • Любить ближнего возможно только после того, как мы научимся любить себя. Как много людей несут непрощение к себе, не понимая, что этим грешат против Бога.
  • Господь всегда прощает расскаяный грех, но человек по гордости своей не делает этого, тем самым ставя себя выше Спасителя.
  • Подвигом прощения, по словам Иоанна Кронштадтского, является любовь к врагам своим, творить добро тем, кто тебя ненавидит, благословлять тех, кто посылает в твою жизнь проклятия. (Луки 6:27-28).
  • Оставить обиду на ближнего своего поможет сравнение своих и его грехов.

Молитвы, помогающие раскаяться:

Почему мы настолько милостивы к себе и требовательны к другому человеку? Какова причина того или иного поступка человека, который нанес обиду?

Раненое животное всегда ранит, даже в том момент, когда хочется его погладить. Многих людей ранили в детстве, в утробе матери, их проклинали, не принимали, они не знали любви родителей, и никто не открыл им любви Отца.

Если бы Бог не простил наши грехи, мы бы уже не имели права на жизнь.Попробуйте открыть обидчику истоки Отцовской любви, которые станут целебным бальзамом для израненной души. Только человек, наполненный Божьей любовью, умеет прощать и любить.

Как отпустить обиду

Весь ужас для обиженного человека в том, что простить нужно! Прощение нужно не обидчику, а обижаемому. Любое непрощение, независимо от его величины, разрушает только того, кто не может отпустить обиду. Еще раз хочется подчеркнуть, что Всевышний слышит молитвы только тех людей, которые простили врагов своих.

Как ты прощаешь, так и тебе простится, а значит, ты получишь ответ на свою молитву, просьбу.

Существует мнение, что такая страшная болезнь, как рак, вызывается именно непрощением. Негатив накапливается в каждой клеточке, ведь при воспоминании о нанесенной боли сосуды всего тела и головного мозга сужаются от напряжения, происходит скачек или падение давления, а если непрощение держит человека часами, годами?

Прощение

Психологи предлагают избавиться от непрощения буквально физическим способом. Возьмите сетку и положите в нее камень, величиной с обиду, а теперь носите все это всегда с собой, даже идя в туалет или в ванную. Через неделю добавьте туда пару небольших камешков, теперь к чувству непрощения добавляются собственные чувства вины, понимая, что простить надо, а не можешь. Носить надо до тех пор, пока обида не уйдет из сердца.

Что ждет человека, не освободившегося от обиды, через год, два? Можно ли свободно жить, передвигаться, или все усилия будут уходить на волочение мешка с камнями?

8 способов научиться прощать с Божией помощью

  1. Попросите Бога показать, насколько велика ваша усталость от самих себя в этой ситуации, сколько радости прошло мимо. Запишите все это на отдельном листке.
  2. Напишите негативные последствия этого события на вашу жизнь и проанализируйте, стоила ли ответная реакция затраченных нервов, болезни, унылости.
  3. Запишите все позитивные моменты, которые ждут вас в случае освобождения. Не забудьте указать, что, приобретая свободу, вы оставляете грех.
  4. Напишите письмо обидчику, одно, второе, третье, пишите и рвите, выплескивайте свою проблему на бумагу, но при этом находите, слова прощения. Утверждайтесь в прощении, свободе.
  5. Апостол Павел в послании к Тимофею (1Тим. 6:6) написал, что великое приобретение быть довольным, благодарным. Научитесь спрашивать себя, не почему так произошло, а для чего. Что в этом случае любящий Бог хотел изменить в лучшую сторону? Покопайтесь в себе, и сможете увидеть, как много приобретено за это время. Смеяться при боли, радоваться и терпеть, любить и не обижать. Перенося боль, мы стараемся не делать больно другим.
  6. Проблема требует правосудия? Тогда отдайте ее в руки судьи, пусть он принимаем решения, с которыми придется согласиться. Выпустите обиду из своего сердца в руки правосудия.
  7. Попробуйте отнестись к обидчику, ситуации с самокритикой, посмотрите на происходящее со стороны Бога. Изменить ничего нельзя только в могиле.
  8. Доверьте свою проблему молитве, просьбе к Всевышнему Богу. Просите с верой и властью, как будто все уже произошло, благодарите за освобождение. По вере будет вам дано. (Матв. 9:29)

Прощение не придет сразу, но проходя шаг за шагом, вы сможете освободить себя, бросив мешок с камнями, почувствовать легкость и начать новую жизнь с молитвами, на которые будет отвечать Бог.

Прощеное воскресенье

Церковь, зная ожесточенные гордостью сердца людей, даровала православным верующим Прощеное воскресенье, которое в 2019 году приходится на 10 марта.

Прощеное воскресенье

Это великая милость Церкви, дающая христианам с чистой от непрощения душой, войти в Великий пост. Прощеное воскресенье — идеальная возможность для православных простить и попросить прощение.

Этот обычай черпает свои корни с древних времен, когда люди заранее обдумывали свои обиды, полученные и нанесенные, и решали все проблемы в дарованное Богом воскресенье, чтобы в чистоте души вступить в Великий Пост. Без прощения, освобождения души от осуждения, неприязни, обиды нельзя получить от Бога благодать войти в Царство Небесное.

Важно! Никакие земные поклоны не откроют Небесные двери без покаяния и прощения.

Видео-интервью с Патриархом Кириллом: Как научиться прощать

Как исцелиться от обидчивости | Православие и мир

Беседа матушки Домники с сестрами Ново-Тихвинского женского монастыря в Екатеринбурге.

Сегодня в начале беседы я хочу поделиться с вами одним рассуждением. Господь каждому из нас дал величайший дар. Какой? Об этом есть хорошие слова у афонского старца Порфирия:

«Сколь велик дар, который дал нам Бог, — право общаться с Ним каждый час и каждое мгновенье, в каком бы состоянии мы ни находились».

Игумения Домника

Игумения Домника

И мне хотелось бы, чтобы мы всегда очень ценили этот дар. Чтобы мы с вдохновением совершали молитву и ничто земное, никакие пристрастия или житейские искушения, не отвлекали нас от этого блаженного делания — живого общения с Господом Иисусом Христом.

У святителя Николая Сербского есть один прекрасный образ. Он говорит, что общение с Господом — это океан радости, а любые житейские искушения — это ничтожные капли, бесследно исчезающие в океане. Вот как он пишет:

«Господь разверз перед нами океан небесной радости, перед которым все наши скорби и искушения подобны малым каплям, неспособным этот океан замутить. О братья, сколь малую цену просит от нас Господь за эту отраду, в которой купаются ангелы и плавают праведники! Исполним несколько Его заповедей — вот и вся цена! О Господи Иисусе, пречудный источник радости, отрада наша и умиление, не допусти мутным каплям скорбей и напастей нас отравлять!»

И я желаю, чтобы мы не позволяли никаким искушениям отнять у нас эту радость — общение с Богом. В том числе нас не должно отвлекать и такое искушение, которое часто встречается в повседневной жизни. О каком искушении я говорю? Об обиде на ближних.

Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что обидчивость разрушает духовную жизнь, как ржавчина разрушает железо. Он, правда, употребляет немного другое выражение: не обидчивость, а памятозлобие. Но это очень близкие понятия. И вот смотрите, какими точными словами характеризует святой отец эту страсть:

«Памятозлобие — это ржавчина души, червь ума, посрамление молитвы, пресечение моления, гвоздь, вонзенный в душу, неприятное чувство, в огорчении с услаждением любимое».

Человек, который поддался обиде, уже не может чисто молиться. Обида терзает его, как гвоздь, вонзенный в душу, и погубляет его мирное устроение, необходимое для молитвы.

Об одном старце, отце Феодосии Карульском, рассказывали, что в юности он знал сладость сердечной молитвы. Молитва непрестанно творилась в его сердце. Но однажды он внезапно лишился этой благодати. Почему это произошло? Потому что он начал обижаться на товарища в семинарии, который ему досаждал. Сердце его наполнилось греховными чувствами, и молитва покинула его.

Нечто подобное может происходить и с нами. И потому для нас самые малые обиды — это вовсе не мелочь. С любой из них нужно бороться, как с грехом, удаляющим нас от Бога.

Некоторые люди не считают обидчивость чем-то плохим. Им кажется, что бывают обстоятельства, когда просто невозможно не обидеться. «Ведь меня же ранили! Мне такое сказали! Со мной так поступили!» Но на самом деле обида — это всегда нечто противное христианскому устроению, это всегда грех.

Известно, что некоторые старцы даже не допускали на исповедь тех людей, которые поддавались обидчивости. И, может быть, вы помните, как относился к обидчивости преподобный Зосима (Верховский). В уставе Троице-Одигитриевой пустыни он завещал, чтобы все сестры вечером испрашивали друг у друга прощения и расходились по кельям не иначе как «с мирным духом ко всем». Тем же сестрам, которые ссорились и не хотели испрашивать прощения, устав заповедовал не давать ни есть, ни пить, пока не примирятся.

И мне хотелось бы, чтобы у всех нас была такая внутренняя установка — никогда не обижаться. Это один из самых лучших, самых плодоносных духовных подвигов! Старец Иосиф Исихаст писал:

«Приобретает не умный, благородный, красноречивый или богатый, а тот, кого оскорбляют и он долготерпит, кого обижают и он прощает, на кого клевещут и он терпит. Он очищается и просветляется более других. Он достигает высокой меры. Он еще здесь — внутри рая».

И нет прекраснее человека, чем тот, который во всякой ситуации смиряется, терпит и молится! В этом и виден настоящий христианин. В этом проявляется красота и благородство его души.

И хорошо бы, чтобы мы постоянно, даже в самых мелочных ситуациях старались упражняться в борьбе с обидчивостью. У каждого человека ежедневно бывает множество поводов к этому. Например, взяли у нас какую-то вещь без спроса. Или сказали что-то неприятное, или кто-то над нами посмеялся, или забыл о нашей просьбе. И очень важно, чтобы мы во всех этих ситуациях хранили душевный мир, не принимали никаких помыслов обиды, неприязни.

Бороться с обидчивостью в особенности важно потому, что так мы боремся со своим эгоизмом, со всеми страстями. За обидой обычно всегда скрывается какая-либо страсть. И теперь мне хотелось бы немного подробнее поговорить о том, что стоит за обидчивостью, по каким причинам мы обижаемся.

Конечно, главной причиной обидчивости всегда бывает грех. Когда у человека есть греховные помыслы, с которыми он не борется, тогда он словно имеет язву в своей душе. Грех, действующий в нем, лишает его благодати и делает его слабым и ранимым. И от этого он неправильно воспринимает ближних, события, из-за всего смущается и на всех обижается. У старца Емилиана есть об этом хорошее поучение:

«Когда человек грешит, он отделяется от ближних и приобретает чувство, что они его не любят, не жалеют, не думают о нем, не интересуются им. Подобно тому, как язык, потерявший чувство вкуса, не ощущает сладость мёда, так и человек греха страдает нечувствием, не воспринимает любовь людей, обижается и всё толкует неправильно, считая, что все хотят ему зла, что все живут и радуются, а его бросили.

И даже если ты прольешь за него кровь, он даст другое толкование твоей любви. Если ты скажешь ему что-то доброе, он посчитает, что ты вмешиваешься в его жизнь. Если скажешь ему: садись тут, он будет считать, что ты его презираешь. Грешный человек живет в оковах своего греха и страшной темнице своего одиночества.

Когда человек, оказываясь в подобных ситуациях много раз, приходит к выводу, что ближние его не любят, не жалеют, не помогают ему, что они в чем-то виноваты, то совершенно ясно, что он согрешил. Тот, кто освободился от греха, приобретает чувство, что все его любят, жалеют, всех он ощущает как родных, ему хочется всех обнять, потому что все исполнены милости к нему. Итак, чем более я освобождаюсь от греха, тем более прихожу в единство с ближними. И наоборот, чем больше грешу, тем больше от всех отделяюсь».

Итак, если мы видим, что мы на каждом шагу обижаемся, то будем знать, что причина этому — грех и потеря благодати. А врачевство — исповедь, покаяние и молитва.

Душевно слабым и склонным к обидчивости человек становится от любого греха. Но в особенности обидчивыми люди бывают из-за того, что в них сильно действует самолюбие и гордость.

У преподобного Симеона Нового Богослова есть такие слова:

«Если в то время, когда его бесчестят или досаждают ему, человек сильно болеет от этого сердцем, пусть он знает, что носит древнего змия, гордость в недрах своих».

В наши дни этот душевный недуг особенно распространился. Древнего змия — гордость — носит в своем сердце каждый человек, и поэтому сейчас почти нет таких людей, которые бы не обижались. Но преимущество христиан состоит в том, что они сознательно борются с этим недугом. Один из признаков истинного христианина — это именно желание сокрушить свою гордость, уничтожить свой эгоизм. И на практике это выражается чаще всего именно в том, что мы стараемся никогда не обижаться. Мы не ищем того, чтобы с нами всегда говорили вежливо и приветливо, чтобы на нас обращали внимание, прислушивались к нашему мнению, понимали нас. Мы хотим стяжать смирение, соединяющее нас с Богом, и потому готовы с благодушием потерпеть любое бесчестие. У старца Емилиана есть об этом такие слова:

«Никто не может быть с Богом, если не смиряется, если не презирается, если не проигрывает в чем-либо, если не терпит ущерба каждый день. Ежедневно терпеть ущерб, лишения и бесчестия от других — это наше опытное смирение, которое нас делает великими пред Богом и благословенными у Бога.

Я должен вкушать смирение черпаком, снова и снова и часто сокрушаться. Однако когда я ничего не принимаю от ближнего, когда я берегу свое достоинство, смотрю за тем, чтобы меня уважали, любили, чтобы я был желанным, чтобы меня понимали, одобряли, признавали, — тогда со мной нет Бога. Моя жизнь — душевная, она — не духовная. Тогда я живу душевными переживаниями, в какой-то неполноценности. Живу по законам психологии, а не духовного общения».

Итак, подлинная духовная жизнь возможна только тогда, когда мы готовы бороться с обидчивостью, и именно это является, можно сказать, прямой дорогой к святости. В подтверждение этому можно привести сотни примеров. Многие подвижники, которых мы теперь почитаем, в свое время очень страдали и от гордости, и от обидчивости. Но они имели и твердую решимость перебороть себя и внутренне преобразились. Вот что, например, рассказывает о себе старец Ефрем Филофейский, ученик старца Иосифа Исихаста:

«Когда я был новоначальным, моя гордость была выше меня ростом. Я думал, что представляю из себя нечто, потому что с детских лет вёл строгую жизнь.

Старец Иосиф, умеющий видеть вещи как они есть, своим острым взором заметил, какой зверь живет во мне и взялся его убить. Чего он только со мной ни делал! Все те годы, что я был рядом с ним, я только два раза услышал от него свое имя. Обычно он звал меня так: дурень, косорукий, малой и другими подобными прозвищами. Но сколько любви было за этими изощренными колкостями, какая чистая заинтересованность за этими оскорблениями!

Конечно, когда он меня обличал, мне было больно. Моя гордость брыкалась во мне и говорила: „Почему только к тебе Старец проявляет такую строгость? Почему он тебя ругает?“ Но благодаря наставлениям Старца и просвещению Божию, я вел суровую борьбу со страстью. Ибо я знал, что если этот зверь, гордость, не умрет, то он не даст мне вздохнуть.

Я распинался душой, чтобы сподобиться воскресения. Мне было больно — и я шел в свою келлию, обнимал Распятого и со слезами говорил: „Ты, будучи Богом, претерпел пререкания, несправедливости от толпы грешных людей. Я же, грешный и страстный, разве не приму одного обличения? Старец поступает так, потому что любит меня, потому что цель его — спасти меня“. И я чувствовал, как укрепляется моя душа, чтобы вытерпеть распятие.

Мало-помалу я избавился от недуга гордости. Так начался мой монашеский путь, изменение моей жизни. Это была трудная, но прекрасная жизнь».

Отец Ефрем мужественно терпел обиды, просил у Бога помощи и постепенно приобрел глубокое смирение, а с ним и духовную свободу, благодать и радость. И мы обязательно получим те же духовные плоды, если проявим решимость.

Еще одна причина, почему мы обижаемся, — это недостаток любви к ближним. Когда в нашей душе есть любовь, тогда мы чувствуем внутреннее состояние других людей. Мы сердцем понимаем, что человек рядом с нами сейчас расстроен, или устал, или озабочен какой-либо проблемой. И если он как-то неприветливо на нас посмотрел, что-то проворчал в ответ на наш вопрос или даже сказал что-то неприятное — мы не обижаемся, а сочувствуем его боли. И мы готовы все потерпеть без смущения и обиды. Кроме того, мы сознаем, что каждый человек ведет себя в соответствии со своим характером и воспитанием. Старец Емилиан так рассуждает об этом:

«Вы мне скажете: „Неужели правильно, чтобы ближний делал со мной все, что хочет?“ Конечно, да! Это правильно и естественно, потому что человек поступает в соответствии со своим характером. Нервный будет нервничать, кроткий будет обращаться с тобой кротко, обходительный будет разговаривать деликатно, а грубый, естественно, будет разговаривать грубо. Как в человеке обходительном ты не найдешь грубости, так от грубого не можешь ждать обходительности.

Всякий человек своим поведением выражает избыток своего сердца, не может он дать что-то другое, не будет он давать то, что хочешь ты. Человек ведет себя так, как вели себя его папа, мама, в соответствии со своими наследственными качествами, с жизнью, которой он до сих пор жил. Всё это падает на меня. То что, собственно, могу я сделать, — это принять каждого как он есть, и особенно, когда он мне противодействует, когда идет против меня, потому что это может сделать меня святым».

Ближние делают нас святыми, если мы терпеливо переносим те обиды, которые они нам ненамеренно наносят. Если же мы не хотим ничего терпеть, обижаемся на всё, то это значит, что мы просто еще не решили стать святыми, мы не хотим расставаться со своим эгоизмом.

Бывает и так, что человек часто обижается на ближних от инфантильности, которая, кстати, тоже есть не что иное как проявление самолюбия и эгоизма. Инфантильный человек, как ребенок, постоянно требует внимания к себе, любви, ласки. И он обижается, когда ему этого не дают.

Причиной обидчивости может быть и повышенная чувствительность. Эта особенность души — по видимости невинная. Но на самом деле она очень мешает в духовной жизни. В любом обществе рядом с нами всегда найдутся люди, которые так или иначе будут нас задевать. И если мы слишком чувствительны, то живя с ближними, мы будем каждый день огорчаться и терять свое мирное устроение. От этой немощи, чрезмерной чувствительности, нужно искать исцеления так же, как мы ищем исцеления от страстей. Старец Порфирий Афонский говорил одному из своих духовных чад:

«Детка, единственный твой недостаток состоит в том, что ты страшно чувствительный и не выносишь никаких обид. Нет ничего хуже, чем обладать повышенной чувствительностью! Имей в виду, что она является первопричиной всех заболеваний! Поэтому старайся от нее избавиться, или по крайне мере как-то ее ограничить. Иначе ты будешь причинять вред и самому себе, и своим близким.

Все мы являемся жертвами обид. Детка, скажи мне, разве можно что-то сделать с людьми? Можно поставить ситуацию под контроль? Конечно, нет».

Мы ничего не можем сделать с нашими ближними. Единственное, что мы можем, — это поменяться сами, конечно, с помощью Божией. Как говорит тот же старец Порфирий, христианин должен уметь жить с любыми людьми и приноравливаться к любым условиям и характерам.

Хочу обратить внимание на такую вещь. Если человек совсем не борется с обидчивостью, то это может даже привести к серьезному душевному недугу. Вообще, обида — это всегда болезненное состояние души. И в таком состоянии нельзя оставаться надолго. Например, когда у нас температура, болит горло, мы стараемся сразу лечиться, потому что иначе болезнь может усилиться, стать хронической, повредить какие-либо органы. Вот так и обиду мы не можем оставлять в своей душе, потому что иначе наша душа может серьезно повредиться.

Я помню немало таких случаев, когда человек один раз позволял себе обидеться на кого-то и заунывать, а потом не мог выйти из этого состояния много дней. Его всё ранило, в любом слове ему слышались насмешка или упрек. Человек просто становился сам на себя не похож! Он обижался и унывал из-за таких вещей, на которые раньше даже не обратил бы внимания. Например, разговаривают рядом с ним шепотом, чтобы ему не мешать, а он думает: «Почему от меня отгораживаются?» И огорчается целый день.

Или, например, случилось ему заболеть. Его навестили несколько друзей, принесли угощение, окружили его любовью, а он потом огорчается от помыслов: «А почему другие ко мне не пришли? Почему про меня забыли? Вот, они все радуются жизни, а я тут один». И так человек огорчается от всего. Он и хотел бы выйти из этого состояния, но это уже не так просто. И всё это из-за того, что какое-то время назад он сам впустил в свою душу вирус обиды, то есть принял помыслы, поддался чувствам.

И если мы знаем за собой такую склонность к обидчивости, повышенную чувствительность, то нам нужно в особенности много молиться и совсем не собеседовать с помыслами.

И Сам Господь постоянно помогает нам приобрести выдержку и одновременно гибкость души. Он поставляет рядом с нами самых разных людей, чтобы мы могли тренировать свой характер. И если мы стараемся в любой ситуации хранить мир, то в конце концов наша чувствительность очищается, освящается и превращается в прекрасное свойство души — чуткость к ближнему, сострадательность.

Мы назвали уже несколько причин обидчивости, но в целом все их можно свести к одной. Обидчивость всегда говорит о рассеянности и нерадении в духовной жизни. Если человек внутренне собран, занят молитвой, исполнением заповедей, исканием Христа, то он не обижается на ближних. У отца Иоанна (Крестьянкина) как-то спросили, не обижается ли он на несправедливые замечания настоятеля храма, в котором он тогда служил. Отец Иоанн ответил: «Да когда же обижаться-то? Мне на любовь времени не хватает, чтобы на обиды его тратить». Отец Иоанн был очень энергичный, живой и ревностный служитель Божий, ему было жалко хотя бы на минуту отвлечься от Бога, от любви к Нему и к ближним и задуматься о каких-то мелочных обидах.

Вообще любому человеку, который имеет склонность обижаться, можно посоветовать больше помогать ближним. И это истинно христианское устроение. Человек же, который обижается, зря тратит свое время и не растет духовно. Он весь погружен во взаимоотношения с людьми, вместо того чтобы общаться с Господом и исполнять заповеди.

И давайте запомним: мы только тогда можем начать настоящую духовную жизнь, когда отречемся от обидчивости, от того, чтобы рассматривать, как к нам относятся. Каждый день может приносить нам какие-то неожиданности, недоразумения, что-то противное нашей воле, нашим планам и настроению. И мы должны быть выше всего, должны следить за тем, чтобы наш ум не увязал в помыслах: «Как на меня посмотрели? Что про меня подумали? Почему мне это сказали?» Все-такие помыслы нужно отгонять, отбрасывать. Иначе мы никогда не сможем молиться нерассеянно. Старец Емилиан говорит об этом:

«Вы должны настроить себя на то, чтобы оставить все лишнее и возлюбить Бога. Если вы придете ко мне, погруженные в свои тленные заботы и поглощенные повседневностью и прозой жизни, то я ничем вам не смогу помочь. Нам не о чем с вами будет говорить. Если ты спрашиваешь у меня: „Какое правило мне исполнять, отче?“, а сам в этот час обеспокоен тем, что тебя обнесли за трапезой, положили мало еды и ты остался голоден, или когда с тобой грубо поговорили, не осуществилось то, на что ты рассчитывал, когда не отдохнула твоя плоть, или у тебя болит живот, или если случилось что-то у тебя дома, то какой совет мне дать тебе относительно молитвы? Тебя волнует то, другое, третье — что угодно, но только не молитва».

Как ни трудно это бывает, христианин призван постоянно возвышаться над житейскими неприятностями.

Теперь давайте подробнее поговорим о том, как мы можем бороться с обидчивостью, какие существуют правила в этой борьбе.

Первое правило — никогда не показывать свою обиду. То есть не поддаваться страсти на деле. Когда мы чувствуем обиду, нам, бывает, хочется выяснить отношения, например, спросить: «А почему ты так со мной разговариваешь, что я тебе сделала?» Хочется упрекнуть обидевшего нас человека, потребовать хорошего отношения к себе. Но когда мы высказываем страсть — то укрепляем ее в своем сердце. Старец Иосиф Исихаст поучал об этом очень кратко и емко:

«Если заговоpишь, пpоигpал».

Хочу рассказать вам такой случай из жития священномученика Петра (Зверева). Некоторое время, будучи викарным епископом, он служил под началом архиепископа Евдокима (Мещерского). Народ в этой епархии очень полюбил епископа Петра за его ревностное служение и открытость для всех. Его стали приглашать на все престольные праздники. Архиепископ Евдоким чувствовал зависть и обиду и в конце концов это дошло до того, что он возненавидел епископа Петра. Владыка Петр чувствовал его враждебное отношение и попытался однажды примириться с ним.

В Прощеное воскресенье он пришел к архиепископу, поклонился ему в ноги и, поднявшись, сказал: «Христос посреди нас». Но архиепископ ответил: «И нет, и не будет». Обида сильно действовала в нем, и он не удержался, высказал те слова, которые подсказал ему дьявол. И страсть в его сердце осталась не исцеленной, наоборот еще более укрепилась. Дальнейшая судьба архиепископа Евдокима была очень печальной: он отпал от Православной Церкви и уклонился в обновленческий раскол. От малого проявления страсти, от несдержанности в словах, он постепенно дошел до падения и совершенного удаления от Бога.

Чем больше человек уступает подобным порывам, чем чаще высказывает всё, что у него на сердце, тем в большем плену он оказывается. Страсти порабощают его. И наоборот: когда мы обуздываем себя, запрещаем себе выплёскивать эмоции, то мы можем победить любую, самую сильную страсть. Мне хочется вновь повторить слова преподобного Симеона Нового Богослова, которые я уже приводила:

«Если в то время, когда его бесчестят или досаждают ему, человек сильно болеет от этого сердцем, пусть он знает, что носит древнего змия, гордость в недрах своих».

А дальше святой отец говорит:

«Если он будет противоречить с горечью и говорить с дерзостью, то придаст силы змею изливать яд в сердце его и немилосердно пожирать внутренности его. А если станет молча переносить обиды, то сделает змия этого немощным и расслабленным».

И конечно, важно удерживаться не только от слов, но и вообще от любых внешних проявлений обиды: например, от того чтобы ходить с хмурым видом или не здороваться с ближними. Еще совершенно недопустимой вещью является то, чтобы христианин перестал разговаривать с тем, кто его обидел. Даже одна мысль: «Я не буду с ним говорить» — уже преступление. Этим мы вычеркиваем человека из жизни, для нас он как бы перестает существовать. И это, можно сказать, подобно убийству.

В уставе Ватопедского монастыря есть даже особый пункт об этом. Там написано, что не говорить с братом — это смертный грех, который является препятствием к Причащению. Это действительно одно из крайних проявлений обидчивости, свидетельствующее о том, что человек очень сильно поддается страсти. И в таком состоянии он, конечно, не может воспринять Тайны Христовы. Помните, как говорится в молитвах ко причастию: «Божественную же пия Кровь ко общению, первее примирися тя опечалившим». Всякий раз, когда мы чувствуем обиду, мы должны задавать себе вопрос: как мы будем причащаться? Пред причастием, как перед смертью, мы должны всем все простить.

Часто бывает так, что люди только в каких-то чрезвычайных обстоятельствах примиряются друг с другом: например, когда возникает угроза разлуки или смерти. Но мы давайте никогда не будем ждать чрезвычайных обстоятельств, чтобы прощать друг друга. У нас и так всегда есть чрезвычайные обстоятельства. Это причастие Тела и Крови Христовых. На каждую литургию мы должны приходить внутренне примиренными со всеми — только тогда Причастие действительно будет соединять нас со Христом.

А для того чтобы быть в мире со всеми, важно, во-первых, как мы уже сказали, никогда не показывать обиду внешне, понуждать себя к мирному общению с ближними. И, во-вторых, нужно, конечно, чтобы и в сердце у нас не оставалось никакого недоброго помысла против ближнего.

И это еще одно условие в борьбе с обидчивостью. Только тот человек может победить эту страсть, который отвергает помыслы обиды. Эти помыслы — ядовитые стрелы, несущие смерть душе. К тому же очень часто такие помыслы говорят ложь.

Хочу рассказать вам одну притчу. В давние времена один царь отправил гонца к царю соседних земель. Гонец от быстрой езды запыхался и, войдя к царю, начал говорить, переводя дыхание: «Мой господин… повелел вам сказать… чтобы вы дали ему… белую лошадь… А если не дадите, то…». Он вновь остановился, чтобы отдышаться. А царь воскликнул: «Не желаю больше слушать! Доложи своему царю, что у меня нет такой лошади! А если бы была, то…» Тут он запнулся и задумался. А гонец, услышав эти слова, испугался и выбежал из дворца. Когда он донес своему царю об ответе, тот разгневался и объявил соседу войну. Долго длилась она — много крови было пролито, много земель опустошено. Наконец оба царя согласились на перемирие и встретились для переговоров. Один царь спросил другого:

— Твой гонец передал мне твои слова: «Дай мне белую лошадь, а если не дашь, то…»? Что ты этим хотел сказать?

— Я хотел сказать: «Если не дашь, то пошли лошадь другой масти». Вот и всё. А ты что хотел сказать, когда ответил: «Нет у меня такой лошади, а если бы была, то…»?

— Я хотел сказать: «…то непременно послал бы её в подарок моему доброму соседу». Вот и всё.

Вот такая история. И поверьте, в нашей жизни большинство обид тоже возникают на пустом месте. Вообще, любой помысел, приносящий огорчение, смущение, — это помысел от лукавого, и в нем нет правды. И признаком преуспевшего христианина является то, что он совсем не принимает таких помыслов. Будем же помнить, что любая наша обида друг на друга — это только козни дьявола, который пытается разрушить нашу любовь. И когда мы чувствуем обиду, будем поступать так, как советует старец Ефрем Святогорец:

«Чадо мое, в особенности презирай помыслы неприязни к братиям, ибо дьявол влагает тебе их, чтобы отнять у тебя величайшую добродетель, то есть любовь. Изгоняй тотчас эти помыслы и твори молитву и говори дьяволу: «Чем больше ты будешь приносить мне помыслы ненависти к моим братиям, тем больше я буду любить их ». И тут же мысленно обнимай тех, к кому дьявол внушает тебе ненависть, и говори: «Посмотри-ка, завистливый сатана, как я люблю их. Я умру ради них!»

В борьбе с обидчивостью важно соблюдать еще такое правило — не смущаться, тем более не впадать в уныние, когда эта страсть действует в нашей душе. Преподобный Марк Подвижник поучает:

«Когда от обиды раздражится внутренность твоя и сердце, то не печалься об этом. Это смотрительно пришло в движение прежде внутри лежавшее. С радостью низлагай возникшие помыслы, зная, что если будешь истреблять их при первом приражении, то и злое истребляется вместе с ними».

Видите, как он говорит: не печалься, но с радостью низлагай возникшие помыслы. Всегда в нашем сердце должна быть живительная радость, происходящая от упования на Бога. Господь всегда рядом с нами, и у нас не должно быть никакого сомнения, что действие страсти прекратится и что Господь подаст мир нашему сердцу. Нужно только со смирением перетерпеть действие страсти, не оставляя, конечно, при этом молитву. И пусть нам даже кажется, что наша молитва неискренняя, что мы больше поддаемся страсти, чем молимся, что Господь такую молитву не принимает, — все равно будем молиться хотя бы такой, нечистой молитвой. И уже за само наше понуждение Господь помилует нас. Старец Емилиан говорит об этом:

«Даже если я гордый, эгоист, своим превозношением уподобившийся демону, но поскольку я говорю „помилуй мя, грешного“, Бог по Своей любви обратит внимание на то, что я произношу устами, а не на то, что у меня на сердце, и примет мое покаяние. Такова Его благость».

Вообще молитва — это, конечно, самое разящее оружие против обиды. Быстрее всех побеждает обидчивость именно тот человек, который сразу начинает молиться, когда подступают помыслы обиды. Реакция должна быть молниеносной! Чем скорее мы начнем молиться, тем лучше будет результат! Но даже если мы несколько замедлили и поддались обиде, это не значит, что всё потеряно.

В жизни старца Ефрема Катунакского был один случай, о котором он сам рассказывал своим чадам. Однажды он предложил старцам в Катунаках отменить дружеские собрания после литургии, на которых они пили чай и беседовали друг с другом. Он хотел, чтобы после службы соблюдалось безмолвие и таким образом сохранялся духовный плод Божественной литургии. Однако отцы воспротивились, и старец Ефрем сильно обиделся, так что два дня не мог успокоиться. Вот как он об этом рассказывал:

«Я разгорячился, два-три дня меня трясло от обиды. Наконец я с большим душевным порывом помолился: „Святой Василий, святой Феодор Студит, святая Ирина Хрисоваланди, я подвизаюсь, как вы учите, а в результате впадаю вот в такое состояние“. Сразу же душа моя наполнилась миром ко всем отцам, и я почувствовал, что одержал великую победу. Три дня мне казалось, что за мной следует девочка 12 лет — Пречистая Дева».

И мы, когда обращаемся за помощью к Господу, Божией Матери, святым, не можем быть не услышаны! Они забирают от нас все обиды, все огорчения и наполняют наше сердце миром и утешением.

И важнее всего в нашей жизни то, чтобы мы хранили прочную связь со Христом, на Него одного возлагали упование, в Нем искали опору. Сами по себе, без единения с Господом, мы бессильны перед страстями.

У старца Емилиана есть такое рассуждение:

«Все мы, люди, очень легко ломаемся, готовы упасть, надорваться. У нас нет стойкого самообладания. У нас есть нервы, сердца, и мы изменяемся каждый час. Идешь ты, например, с кем-нибудь погулять, чтобы получить удовольствие, а он по дороге вспоминает что-то, изменяется и делается хмурым. Ты говоришь ему одну фразу, а он ее неправильно понимает и с того дня избегает с тобой встречаться. Таковы все люди. Наши нервы не выдерживают, сердца у нас очень чувствительны, и нам нужно соединиться с Богом, чтобы обрести силу».

Только тогда, когда мы тесно соединены с Богом, мы обретаем внутреннюю силу. Обидчивость же, ранимость, потеря внутреннего мира всегда свидетельствуют о том, что тесное общение со Христом прервано. И когда мы говорим: «Я обиделся», то тем самым откровенно признаемся: «Я забыл о Христе. Я не с Ним. Я занимаюсь чем угодно, только не Богом».

Восстановить связь со Христом в особенности помогает нам наше молитвенное правило, если, конечно, мы исполняем его не формально, а произносим каждое слово молитвы осмысленно, сознавая, что молитва — это живое обращение к Богу. Тогда наше правило помогает нам жить в Боге, жить Его силой, Его крепостью. Владыка Афанасий Лимасольский в одной из своих бесед рассуждает так. Почему Бог свободно позволяет людям Его оскорблять, даже хулить? Потому что у Бога нет чувства незащищенности. Бог свободен — и Он любит всех людей вне зависимости от их к Нему отношения, Он свободен в любви, в милости. А мы чувствуем себя незащищенными, мы зависим от мнения и отношения других людей, и в этом корень всех наших обид.

У нас получается так: нас укололи — мы обиделись, нас не выделили — мы скорбим, перестаем любить человека, теряем к нему расположение, то есть мы не свободны, а зависимы. Как же нам приобрести внутреннюю свободу и силу всех любить? Всё это дает нам молитвенное правило. Оно приносит нам чувство защищенности, полноты, уверенности. Исполняя его постоянно, мы, можно сказать, становимся способными жить бесстрастно. И этим мы свидетельствуем, что Бог наш велик.

Тем, что мы не обижаемся, мы проповедуем о силе Божией. Мы выше всех обид, потому что в нашем сердце живет Бог, Который дает нам опору, крепость, надежду. А иначе — где же наш Бог? Ранимость, обидчивость свидетельствует, что мы не имеем надежды на Него.

Будем же хранить прочную связь со Христом, постараемся в течение дня постоянно обращаться к Нему с молитвой, и будем с особенной ревностью совершать свое правило. И никогда ни из-за чего не будем терять мир, которым Господь наполняет наши сердца. Как говорит об этом старец Емилиан:

«Молитва приносит радость, ибо это есть общение с Богом. Не будем копить в себе горечь обиды на ближнего, не станем вмешиваться в чужие дела. Ничто не должно нас отвлекать в нашей жизни. И не будем бояться. Не будем беспокоиться. Не будем страдать. Даже когда с вами поступают несправедливо, по страсти, не беспокойтесь, не хлопочите. Ваше счастье, удача не пропадает от этого, потому что мы ждем ее не от людей, но от Бога».

Простить и испросить прощения / Православие.Ru

    

Как часто – практически во всех неприятностях с
ближними – нам почему-то кажется, что сами мы ни при
чем и нисколечко не виноваты. Уже в библейском описании
грехопадения
первых людей мы читаем, как Адам оправдывался перед Богом:
нет, это не я виноват, а жена, которую Ты мне дал. В свою
очередь жена говорит: это не я, а змей (см.: Быт. 3:
11–13). А змею, выходит, и деться некуда, хотя он,
как тварь Божия, тут ни при чем. По объяснению святых
отцов, змеем воспользовался падший денница, чтобы
соблазнить людей. Но его соблазн не томил сладкой истомой
первых людей, еще чистых, не изведавших на собственном
опыте греха. Они сами распахнули двери своего сердца
навстречу загадочному искушению, проявив откровенное
недоверие Богу. Так вот, их самооправдание сделало
невозможным покаяние: они не захотели сказать:
«Господи! Мы согрешили, прости!» – а
значит, их исправление в тот момент было уже невозможно.

Удивительно, мы можем понаблюдать за собой: всегда, когда
мы всячески оправдываем себя, в душе нет покоя и мира, а
какое-то мутное чувство самодостаточности своего
«я», возвышающегося, словно надменный истукан,
над всем окрестным миром, над миром, по нашему мнению,
несовершенных друзей, коллег и знакомых.

Самооправдание проявляется во мнении, что наши проступки
вовсе не проступки: так сложились обстоятельства, что мы
вынуждены были поступить именно так, нам неправильно
представили ситуацию и т. д. и т. п. Самооправдание
заверяет, что сами по себе мы святы и только внешние
обстоятельства не дают нам раскрыть себя во всей полноте.
Такая позиция вносит в душу мрак, лишает ум ясности, а
сердце – чистоты и покоя. Один брат спросил авву
Пимена: «Что мне делать? Меня давит какая-то
тяжесть». Старец ответил: «Когда пловцы
большого судна увидят, что наступает мрак, они пристают к
берегу и вбивают кол, чтобы судно не ушло. Этот кол есть
самоосуждение». Признавая вину свою, а не ближнего,
мы сможем удержать душу у пристани спасения.

Для этого нужно научиться говорить «прости».
Это слово есть лучший способ для уврачевания конфликтов и
исцеления от греха. Оно извергает из сердца яд зла и
призывает к тому же обидчика или обиженного. В житии
преподобного
Кирилла Белозерского повествуется, как в обители
святого жил монах Феодот, который до того возненавидел
преподобного, что не мог не только видеть его, но и
слышать. Никому не удавалось убедить Феодота отложить свою
беспочвенную вражду, так что Феодот решил уйти из
монастыря. Перед этим он, как полагалось, зашел к
настоятелю на исповедь. Святой Кирилл принял его с такой
любовью, что, прежде чем тот исповедал свои помыслы,
сказал: «Любезный о Христе брат! Все обманываются,
почитая меня человеком добрым, один ты судил правильно,
признав мои грехи и злобу. Но, уповая на милость Господа,
Который поможет мне исправиться, прошу и тебя простить
оскорбления, мною тебе нанесенные, и молиться за меня
милосердому Спасителю». Пораженный смирением и
незлобием настоятеля, монах тут же раскаялся, признал свою
неправоту и просил прощения. После этого Феодот уже и не
думал выходить из-под начальства преподобного Кирилла. Так
испрашивание прощения изменило другого человека, явив ему
свет смирения и любви.

Поразительно, но люди интуитивно чувствуют, что перед
лицом вечности нельзя таить друг на друга зла. Когда два
человека навсегда расстаются, они говорят друг другу
«прощай», то есть «мы уже не увидимся, и
потому не будем держать друг на друга обид». Когда
умирает человек, он также просит у родных и близких
прощения. Потому что вечность – это встреча с Богом,
а перед Богом не оправдается душа, обремененная грузом
злых мыслей. Но Бог видит нас и в повседневной жизни,
видит, как мы ведем себя с окружающими, поэтому чем чаще
человек очищает свою совесть этим удивительным словом
«прости», тем все более он становится
счастлив.

Нам стыдно признаться в своих ошибках перед людьми. Но
если мы будем признавать их хотя бы перед самими собой,
то это уже достижение.

Обыкновенно нам стыдно признаться в своих ошибках перед
людьми. Но если мы будем признавать их хотя бы перед
самими собой, то это уже достижение. Не задвигать
собственные оплошности на задворки памяти, как бы прятать
их от самих себя, а заострить внимание, в чем я был неправ
перед ближними, внимательно для себя разобрать, как мне
следовало поступить и что я могу исправить. Не зря святые
отцы рекомендуют каждый вечер испытывать свою совесть,
вспоминать все совершенные за день грехи, каяться в них и
стремиться не повторять. Если мы приобретем этот навык,
наши отношения с другими людьми станут заметно лучше. Ведь
только тот, кто видит свои ошибки, способен исправить их.

Тем не менее, мало просить прощения у обиженных нами
людей. Ведь может случиться так, что кто-то причинил нам
неприятность, сам не просит прощения, тогда мы должны
решиться на важный для нас шаг – самим простить
другого.

А приходилось ли вам замечать, что, когда вы прощаете
обидчика, внутри как будто развязывается тугой узелок?
Словно с души снимается тяжелый груз – и становится
легче. Мы призваны прощать, чтобы в глубинах души не был
стянут железным узлом грех злопамятства.

«Прощайте, и прощены будете» (Лк. 6: 37),
– говорит Спаситель.

Давайте задумаемся. Когда мы становимся на молитву, то,
конечно, хотим, чтобы Бог простил нам наши грехи. Но если
при этом мы сами не прощаем других, то как просить себе
прощения у Бога? Евангельские истины очень просты: Господь
прощает нам тогда, когда мы прощаем другим, Он отпускает
нам наши долги, когда и мы отпускаем должникам нашим.

«Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи!
сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?
до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи
раз, но до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18:
21–22). Чтобы более наглядно понимать, о чем идет
речь, Христос рассказывает притчу про раба, задолжавшего
царю огромную сумму. Раб упросил царя простить ему долг,
но как только встретил своего должника, крайне
немилосердно отнесся к нему: посадил в темницу, пока не
будет возвращен весь долг. Когда весть об этом дошла до
государя, тот, разгневавшись, предал немилосердного раба
истязателям. А Христос заключает притчу словами:
«Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не
простит каждый из вас от сердца своего брату своему
согрешений его» (Мф. 18: 35).

Преподобный Марк Подвижник говорит: «Кто сам за себя
мстит, тот как бы осуждает Бога в недостатке
правосудия». Неужели мы думаем, что Бог не знает,
кому и как воздать? Христианин же призван воевать не с
людьми, а с грехами. Поэтому и целью ставится не отомстить
кому-то, а еще раз победить плохое, что подступает к душе.

Прощение
причиненных обид в духовном смысле имеет величайшую цену,
поскольку уподобляет человека милосердому Богу.
«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих
вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих
вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного,
ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и
добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо
если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не
то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только
братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли
поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершен
Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 43–48).

«Я никогда не прощу свою мать за то, что она
делает: пьет и не думает исправляться».

Впрочем, достичь совершенства трудно. В одной
телевизионной передаче, в которой автор этих строк
принимал участие, молодой человек, Богдан, сказал:
«Я никогда не прощу свою мать за то, что она делает:
пьет и не думает исправляться». Как непросто было
найти слова, которые помогли бы ему совершенно по-новому
взглянуть на эту проблему: мама губит себя, это ее болезнь
и великая беда; если мы любим маму, нужно помочь ей
освободиться, но никак не замыкаться на себе и думать, что
я чего-то не получил от мамы из-за этой ее трагедии.

Но все же – и пусть не судит меня строго читатель
– этот молодой человек, Богдан, в какой-то мере прав
(стало быть, и его мы не должны осуждать). В детстве он не
испытывал тех материнских тепла и заботы, какие имели
другие дети. Ведь, по сути, мама бросила его с сестрой,
они жили у тети. Так что сама его фраза: «Я не прощу
маму за то, что она пьет и не хочет исправиться»
– лишь выражает протест против сложившегося
положения вещей.

Только вот всякий раз, когда мы не прощаем своего
обидчика, мы завязываем в душе невидимый узелок. Множество
непрощенных обид – это множество узелков, удушающих
нас. Напротив, всякий раз, когда мы прощаем кого-либо, на
душе сразу становится легче. Поэтому прощение есть свобода
сердца, радость обретения. И это прощение нужно прежде
всего для нас самих.

Каково же было мое удивление, когда через год, при новой
встрече с Богданом в телепередаче, посвященной прощению,
он изменил свое отношение к маме. Оказалось, за полгода до
этого Богдан сам пошел к ней, сам сказал: «Мама, у
тебя есть мы – твои дети. Я готов заботиться о тебе,
помогать. Но и ты постарайся исправиться». Ему
трудно было сделать первый шаг, но, как только он его
сделал, на душе стало легче. А мама в слезах пошла в храм,
исповедалась, причастилась. Она старается жить по-новому,
а у Богдана появилась отдушина.

Прощение способно преобразить тех, кого мы прощаем. Святой
архидиакон Стефан, этот первый христианский мученик,
молился об убивавших его: «Господи! не вмени им
греха сего» (Деян. 7: 60). И впоследствии Савл,
одобрявший убиение первомученика, чудесным образом был
обращен ко Христу, стал апостолом Павлом. Известны люди, в
свое время крайне критически относившиеся к Церкви, вере и
христианским святыням, категорично спорившие о религии, но
потом непостижимым, только Богу известным образом
пришедшие ко Христу. Кто знает, может, этому обращению
способствовали молитвы о них, молитвы о том, чтобы Господь
привел их к Себе и «не вменил им греха сего».
Прощая другого, мы свидетельствуем, что в человеке еще
есть святое и доброе и что в нас самих не умерла вера в
Бога, способного претворить холодное сердце в живое и
любящее.

Преображающая сила прощения подробно и ярко описана в
романе Виктора Гюго «Отверженные». Проведший
многие годы на каторге Жан Вальжан, получив свободу и не
найдя себе нигде приюта, попросился переночевать у
епископа. Владыка принял его радушно, накормил и уложил
спать в уютной комнате. Ночью бывший каторжник проснулся
и, не справившись со своей порочной натурой, украл всю
серебряную посуду, которой пользовался епископ и другие
проживавшие в его доме люди, и скрылся. Утром епископ
спокойно объяснил происшедшее: «Я был неправ,
пользуясь, и так долго, этим серебром. Оно принадлежало
бедным. А кто такой этот человек? Несомненно,
бедняк». Но вот жандармы привели трепещущего Жана к
епископу, показывая украденное серебро. Епископ
невозмутимо обратился к нему: «Очень рад вас видеть.
Но послушайте, ведь я вам отдал и подсвечники. Почему же
вы не захватили их вместе с вашими приборами?»
Оказывается, он все это подарил и никакой кражи не было!
Жандармы отпустили вконец растерявшегося вора. Такое
прощение и нежданная любовь произвели в его душе
переворот, заставили переосмыслить прожитую жизнь, а затем
привели к покаянию и нравственному воскресению.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Если ты не
прощаешь врага, то не ему наносишь вред, а самому себе:
ему ты часто можешь вредить в настоящей жизни, а себя
самого делаешь безответным в будущий день. Ибо ничего так
не отвращается Бог, как человека злопамятного, как сердца
надменного и души раздражительной».

Если бы мы окинули внутренним взором всю свою жизнь и
подумали о том, что нас ждет в жизни будущей, представили
Суд,
который неминуемо последует, то поспешили бы прощать
других, чтобы и мы были прощенными. «И остави нам
долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»
(Мф. 6: 12), – просим мы в молитве Господней, но
подчас произносим эти слова механически, без сердечного
чувства, без веры в прощение. Нам трудно прощать других,
поскольку мы не понимаем великой ценности прощения. Ущерб
от обиды кажется слишком существенным. И только Евангелие
способно открыть нам глаза: чем больше прощаешь других,
тем больше и тебе самому отпустится.

Постараемся же вспомнить свою неправоту, от всего сердца
испросить у наших ближних прощения, а заодно простить все
обиды, которые таятся в глубинах нашей души, и таким
образом сделать шаг к той внутренней свободе и радости,
которые Господь подает сердцу милостивому и незлобивому.

профилактика и лечение.Беседа  12 / Православие.Ru

Всякое раздражение, и ярость, и
гнев, и крик и злоречие со всякой
злобой да будут удалены от вас; но будьте
друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг
друга, как и Бог во Христе простил
вас.

(Еф. 4: 31–32)



Умение прощать и просить прощение есть
свойство человека сильного и
великодушного. В русском языке (а русские
люди всегда отличались силой духа и милосердием
даже к врагам) при расставании
говорится: «Прощай». То есть мы
просим прощения за все, чем, может быть,
вольно или невольно обидели человека
при встрече.

Прощать – это свойство Божие,
ведь Господь совершил величайший
акт прощения, Он не только простил согрешивших
людей, но и был распят за наши грехи на кресте. И мы,
носящие в себе образ Божий, созданные по этому
образу, должны учиться у Него прощению. Поэтому и
апостол Павел говорит нам:
«Прощайте друг друга, как и Бог во Христе
простил нас» (Еф. 4: 32). Обида не дает
нам общаться не только с людьми, но и создает преграду
между нами и Богом: «Ибо, если вы будете
прощать людям согрешения их, то простит и вам
Отец ваш Небесный; а если не будете прощать
людям согрешения их, то и Отец ваш не простит
вам согрешений ваших» (Мф. 6:
14–15).

Семейная жизнь вообще невозможна без прощения.
Ведь супруги, дети, родители – самые близкие
друг другу люди, они очень тесно общаются,
взаимодействуют, и это общение, к сожалению,
не состоит из одних только приятных моментов. И
умение прощать обиды, быть снисходительным к немощам
других – весьма ценный навык для
семейного человека.

«Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся
тысячи», – сказал наш великий
святой – преподобный Серафим Саровский.
Многим эти слова кажутся совершенно
недостижимым идеалом. Но ведь если, например,
в семье сложилась тяжелая, напряженная ситуация,
родные враждуют между собой и хотя бы один
человек начнет вести себя иначе, то есть хоть
в малой степени стяжает дух мира и прощения, не
будет отвечать злом за зло, перестанет обижаться,
будет всех любить, то обстановка в этой
семье изменится в лучшую сторону. И люди
вокруг такого человека будут также меняться,
видя его мирное расположение.

Уже говорилось о прощении при расставании
супругов. Но прощение, снисхождение необходимо
в семейной жизни не только в таких
драматических ситуациях, но и буквально
ежедневно. Даже на уровне каких-то
бытовых мелочей. К примеру, какая-нибудь женщина
имеет большую склонность к порядку во всем
(этакий «комплекс отличницы») и хочет все
держать под контролем. Но ее домашние не хотят ее слушать
и подчиняться ей. Это вызывает у нее
чувство постоянной обиды и
недовольства. Но если эта дама поймет, что
порядок далеко не самое главное в жизни, что
можно позволить себе и окружающим быть неидеальными,
что мир не провалится в тартарары, если она
позволит себе немного отойти от придуманного ею
распорядка, то и ее жизнь, и жизнь ее домашних,
несомненно, изменится в лучшую сторону. Пусть
в доме будет не так чисто, зато в семье будет
больше мира. Занудство может погубить хорошие
отношения. Одна женщина рассказывала мне, как
очень обижалась на мужа за то, что он, несмотря на ее
уговоры, никак не мог научиться
выдавливать зубную пасту из тюбика с
конца, а не с середины. Видя, что очень
расстраивается из-за этого и теряет мир с супругом,
она придумала такой простой выход: купила два
тюбика – один для себя, а другой для мужа. Теперь
каждый выдавливает пасту как хочет. А
главное, она усвоила урок, что нельзя
отравлять жизнь себе и близким из-за такой ерунды.

Один христианин, правда, к сожалению, не
православный, сказал: «Христианину легче
простить, чем отвернуться от человека.
Прощение избавит вас от ненужного
гнева, ненависти и пустой ругани».

И это воистину так. Обида, особенно
застарелая, убивает в нас любовь к
ближнему. Непрощение причиняет огромный вред и урон
в первую очередь нам самим. Человек
обиженный, злопамятный очень страдает от злобы,
гнева и уныния. Обида мешает ему жить
полноценной жизнью, радоваться тем дарам, которые
нам посылает Бог. Если обида сильно укоренилась
в сердце, то она, как незажившая рана,
постоянно дает знать о себе, ноет, болит и причиняет
обижающемуся постоянное беспокойство и скорбь.

И напротив, умеющий прощать, великодушный
– по-настоящему счастливый человек.
Ведь когда мы имеем мир в душе и находимся
в мире с людьми, тогда и окружающая нас
действительность преображается в лучшую
сторону.

Но все-таки что делать, если не удалось сохранить
этот мир и обида поселилась в нашей душе?

Первое и самое главное правило
в таком случае – начинать молиться за
обидчика, за того человека, который вольно или
невольно причинил нам скорбь. Этот совет дает
нам Сам Господь: «Молитесь за обижающих
вас и гонящих вас» (Мф. 5: 44). И
непреложную истину этих евангельских слов я
неоднократно испытал на собственном опыте. Самый
верный способ простить человека – это
начать молиться за него каждый день. Молитвы о
примирении враждующих и «о ненавидящих и
обидящих нас» есть в любом полном
православном молитвослове. Можно
также после этих молитв молиться своими
словами о том, чтобы Господь помог нам
справиться с обидой и примириться с ближними.

Второе, что следует помнить, если вы
встали на путь примирения: нужно всячески
избегать злословия и осуждения наших
обидчиков. Не только вслух, но даже мысленно
не ругать, не порицать и не осуждать их. К сожалению,
очень велик соблазн начать рассказывать
всем и каждому, как несправедливо с нами
поступили, как нас обидели, и на первых порах это
приносит мнимое облегчение, но потом на душе
становится гораздо хуже. Злословие, осуждение
открывает дорогу гневу; мы долго не можем
забыть и простить обиды, сами
«накручиваем» себя и постоянно бередим
старую рану, не даем ей зажить.

Особенно часто такую ситуацию можно наблюдать после
развода супругов. Обычно женщина, после
развода оставшаяся с детьми, испытывает
страшную обиду на мужа (и ее, конечно, можно понять).
Она начинает обсуждать его недостойное
поведение с подругами, родными и – что хуже
всего – настраивает детей против
отца, рассказывая, какую ужасную жестокость и
несправедливость совершил их папа и
вообще какой он плохой человек. Этим она
причиняет сильный вред не только себе, усугубляя
свою боль и страдания, но и наносит большую
душевную травму своим детям. Ведь
они совершенно не виноваты в том,
что их родители не смогли сохранить семью и
развелись. Так почему же нужно втягивать
их в семейные «разборки» и лишать детей
возможности любить отца? Ведь право
иметь родителей есть у каждого человека, и каждый
должен почитать и любить их.

Еще один важный момент, необходимый при
прощении, выражается знаменитой святоотеческой
формулой: «Ненавидеть грех, но любить самого
грешника». То есть не отождествлять
человека с теми нехорошими поступками, которые он
иногда совершает. Ведь каждый из нас
сотворен Богом с чистой душой и стремлением к добру;
все, что есть в нас греховного, не
является принадлежностью нашей природы, это
все пришлое, наносное, и поэтому важно
увидеть в ближнем его душу, а не его поступки
и заблуждения. Грех не может являться частью
природы самого человека, он приходит в душу от
диавола. Другое дело, что мы сами впускаем
грех в нашу душу, но это происходит от нашей
слабости. И человек согрешающий – это
человек больной, немощный, а значит, достойный
жалости, а не осуждения и порицания. Кстати, когда мы
молимся за обижающих нас, то как раз проявляем
жалость, сострадание к ним, видим в них не
какое-то воплощение зла, а людей, страдающих от
своих грехов. Молиться за обидчиков есть
проявление великодушия, а проклинать их
– проявлять слабость души.

Даже самых близких и любимых людей нельзя
идеализировать. В моей жизни было несколько
случаев, когда люди, которые были мне весьма
близки, причиняли мне большую боль. Было нелегко простить
их, но, справившись со своими
чувствами, я понимал, что в своей
обиде виноват в основном я сам,
потому что позволил себе видеть в них
какой-то придуманный идеал, а не реальных, живых
людей со своими слабостями и недостатками.

Коль скоро мы заговорили о грехе и немощи
человеческой, не лишним будет вспомнить, что и
сами мы люди немощные и грешные. Если произошла
ссора, разрыв, очень важно увидеть и
признать свою часть вины за случившееся,
как бы это ни было трудно. Ведь даже если мы
внешне ничем не задели ближнего, то все
равно не все сделали, чтобы избежать
инцидента. Обида в нашей душе появляется
как раз из-за нашей гордыни, мы слишком любим себя и не
хотим увидеть свою вину и взять
ответственность за случившееся на себя.
Если мы будем объективно оценивать наше
участие и долю вины в конфликте, нам будет
гораздо легче простить человека, разобраться в
ситуации и примириться с ним.

Находясь в состоянии обиды, мы видим только
нашу позицию, и то не очень объективно. То есть нам
кажется, что кто-то нас обидел, оскорбил, унизил, и часто
воспринимаем все это как личное оскорбление.
На самом деле в большинстве случаев
обида наносится не специально. Человек, как
говорится, не ведал, что творил.
Обидев нас, сделал это либо невольно,
либо по недостатку воспитания и такта. У него
наверняка была своя позиция, оправдание
своим поступкам. И чтобы преодолеть обиду и простить
ближнего, нам нужно не обвинять его, а, наоборот,
оправдать. Кстати, не раз испытывал на себе,
что когда, обидевшись на какое-то колкое замечание
или критику в свой адрес, я потом
справлялся с обидой и старался вникнуть
в слова своего оппонента,
отрешившись от обиды и самолюбия, то убеждался, что
в них есть очень много нужного и полезного для меня.
Хотя по форме критика иногда звучала резко и обидно.

Обижаясь на человека, особенно близкого нам,
мы как бы закрываем свои глаза пеленой,
совершенно перестаем видеть его положительные,
хорошие стороны. Мы видим только обиду, оскорбление,
и эти очень сильные, но греховные эмоции застилают
в нашей памяти все то, что было между нами
хорошего, а хорошие, светлые моменты,
связанные с нашим ближним, обязательно были.

Не раз наблюдал, как супруги, поссорившись и
расставшись, начинали понимать, как много они теряют
и как не могут жить друг без друга.

Еще один очень важный момент: не нужно бояться
первым проявить инициативу примирения.
Все мы люди гордые, и нам бывает очень трудно
сделать первый шаг, даже когда полностью осознаем
свою вину. Мы опасаемся, что нашу попытку к
примирению неправильно поймут, боимся оказаться
отвергнутыми. Бояться этого не нужно: как
правило, наш оппонент тоже мучается такими же
сомнениями и, оценив нашу добрую волю, охотно
пойдет на примирение.

Просить прощение первому непросто, но после
примирения такой человек чувствует себя
гораздо лучше, чем тот, с кем он примиряется, ведь
он не только помирился, но и победил свою обиду и
гордыню.

Но даже если ваша попытка к примирению не нашла
отклика в сердце другого, не оставляйте
надежду. Нужно пробовать примириться еще и еще раз,
но сделать это через некоторое время. А пока
необходимо усилить молитву о мире.

Все ли можно простить? Например, можно ли
вообще простить предательство, измену?

Будут ли супруги после измены стараться сохранить брак или
расстанутся – решать только им самим. Только они
могут сделать этот непростой выбор. Но в любом
случае простить обиду, даже очень тяжелую, – это
долг христианина. Что бы ни случилось в нашей жизни,
нужно помнить: человек создан Богом для радости,
любви и счастья. Поэтому в самых трудных
ситуациях нужно уметь подниматься и идти дальше, смотря
в будущее с верой и надеждой. Жизнь
продолжается, и она не должна превращаться в
ад из-за непрощенных обид, тоски и горестных
воспоминаний.

Пережить измену, разлуку помогут все те же
правила прощения: обязательная молитва о
прощении и примирении, отсутствие осуждения и
злословия, осознание собственной немощи и
виновности в случившемся и другие
изложенные выше принципы.

Один мой знакомый очень мучился от ревности и
обиды, он подозревал жену в измене, хотя
прямых доказательств у него не было. Я спросил у
него: не изменял ли он сам своей супруге? (Я знал,
что первая жена развелась с ним, потому что он
был неверен ей.) Тогда этот мужчина ответил,
что несколько лет назад он действительно изменил
жене, поддавшись искушению на какой-то
вечеринке. Что ж, как говорит Священное
Писание, «что посеет человек, то и
пожнет» (Гал. 6: 7). И, может быть, те обиды,
которые вам нанесли близкие, – это
вразумление вам за ваши прегрешения
против них или за грехи юности.

Здесь важно избегать еще одной опасности –
отчаяния. Даже самый неприятный или греховный эпизод
нашей жизни – это всегда очень большой опыт, и
из него нужно уметь извлекать уроки. Делая
правильные выводы из пережитого, мы
стараемся не повторять прежних ошибок и делаемся
сильнее и мудрее. Поэтому даже измена и развод
не повод для тоски и отчаяния. Цель жизни
христианской – спасение души. И совершается
оно через наш духовный рост,
совершенствование. И быть может, разлука
с супругом (или супругой) также нужна нам для того, чтобы
стать лучше, совершеннее. Научиться прощать, терпеть
и любить.

(Продолжение следует.)

Обида, или Кому и зачем нужно прощение / Православие.Ru



Рис. Алены Гудковой

Обидеть человека легко. Чтобы постичь
эту горькую истину, совсем не обязательно быть
психологом или философом. Печальный опыт переживания
нанесенной обиды имеется у всех людей без исключения, и
каждому известно, как сильно может ранить душу
одно-единственное недоброе слово. Обиды преследуют
человека с самого раннего детства. В песочнице совсем
еще маленький карапуз доводит до слез другого малыша,
отнимая у него игрушку или ломая построенный им
песочный домик. Очередное поколение школьников с
радостным смехом мучает обидными кличками своих
одноклассников, страдающих избыточным весом, слабым
зрением или другими физическими дефектами. Ну а про то,
как страшно, изощренно и безжалостно умеют обижать друг
друга взрослые люди, и говорить лишний раз не хочется.
И если тонко организованный, ранимый человек не может
дать отпор оскорблению, предательству или подлости, то
последним аргументом в пользу собственной правоты для
него становится чувство обиды.
Так почему же христианство покушается на этот последний
оплот человеческого достоинства, почему оно призывает
добровольно отказаться от неотъемлемого права — не
прощать боли и слез тому, кто безжалостно ворвался в твою
жизнь и опалил твое сердце? Что за парадоксальный призыв
звучит в Евангелии: …любите врагов ваших,
благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих
вас и молитесь за обижающих вас (Лк 6:27-28)? Наверное,
это самая непонятная заповедь Христа. В самом деле: ну
зачем любить тех, кто тебя ненавидит, обижает и гонит? Уж
им-то, наверное, меньше всего на свете нужны наши любовь и
прощение. Так для чего тогда принуждать себя к такому
тяжелому и неблагодарному делу?
Почему нельзя мстить своим обидчикам, еще более-менее
понятно: ведь если отвечать злом на зло, то вряд ли этого
самого зла в мире станет меньше. С заслуженными обидами
тоже все ясно, поскольку здесь действует простой и всем
понятный принцип: заработал — получи и не жалуйся. А
вот что делать, когда тебя обидели безо всякого повода,
если наплевали в душу, растоптали и унизили просто потому,
что так захотелось обидчикам? Неужели тоже —
простить?

Когда хватаются за молоток

Один из лучших рассказов Василия Шукшина (который так и
называется — «Обида») начинается с
банальной и, увы, обыденной ситуации: человеку нахамили.
Он пришел с маленькой дочкой в магазин купить молока, а
продавщица по ошибке приняла его за хулигана, который
накануне устроил здесь пьяный дебош. И сколько ни
оправдывался бедный Сашка Ермолаев, сколько ни объяснял
людям вокруг, что он ни в чем не виноват, — все было
напрасно. На глазах у дочери его опозорили, обругали
последними словами невесть за что. Кончается рассказ
страшной картиной: Сашка бежит домой за молотком, чтобы
проломить голову одному из своих обидчиков. И лишь
счастливая случайность мешает ему совершить
убийство.
Это, конечно, всего лишь художественное произведение. Но в
нем Шукшин сумел удивительно точно показать странную
особенность человеческой души — остро и очень
болезненно реагировать на несправедливые обвинения. В
самом деле, ну что за беда, если про тебя говорят гадости,
к которым ты не имеешь никакого отношения! Ведь совесть
твоя чиста и, казалось бы, тут впору просто рассмеяться и
пожалеть людей, которые так глубоко заблуждаются на твой
счет.
Но не тут-то было… Стоит кому-либо плохо отозваться
о нас — и сразу же в душе поднимается волна
неприязни к этому человеку. А уж если обидчик будет
упорствовать в своих нелепых обвинениях, эта неприязнь
может перерасти в настоящую ненависть, застилающую глаза,
отвергающую здравый смысл и требующую лишь одного —
отплатить обидчику во что бы то ни стало. В таком
состоянии и впрямь недолго схватиться за молоток…
Что же это за страшная сила, способная толкнуть честного и
добропорядочного человека на преступление лишь потому, что
кто-то наговорил ему разного вздора?
На языке христианской аскетики такая сила называется
страстью, но, конечно же, не в том смысле, который
вкладывают в это слово авторы лирических стихов и любовных
романов. В христианском понимании страсть — это
некое свойство человеческой природы, которое изначально
было добрым и полезным, но впоследствии оказалось
изуродовано грехом до неузнаваемости и превратилось в
опасную болезнь. В святоотеческой литературе говорится о
восьми основных греховных страстях, в той или иной мере
присущих каждому человеку: чревоугодие, блуд, сребролюбие,
гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость. Все эти
страсти-болезни до поры прячутся в нас, оставаясь
незамеченными, хотя на самом деле могут исподволь
определять весь строй нашей жизни. Но стоит окружающим
хотя бы чуть-чуть коснуться этих болячек, как они тут же
дают о себе знать самым непосредственным образом.
Собственно, именно это и случилось с героем шукшинского
рассказа. Ведь Сашка Ермолаев и в самом деле был абсолютно
не виноват в тех безобразиях, которые ему приписала
продавщица. Но несправедливое обвинение больно ударило по
его тщеславию и гордости, а те, в свою очередь, возбудили
гнев. В результате симпатичный и добрый человек едва-едва
не стал убийцей.
Бестолковая продавщица и равнодушные покупатели,
поддержавшие ее нападки на невиновного, безусловно, были
не правы. И обижать людей, конечно же, нельзя, об этом
даже говорить излишне. Но вот воспринимать нанесенную
обиду можно все-таки очень и очень по-разному. Можно
схватиться за молоток. А можно заглянуть в свое сердце и
ужаснуться той мути, которую в нем подняла несправедливая
обида. Именно в такой ситуации легче всего увидеть свое
духовно болезненное состояние, понять, как глубоко страсть
пустила в тебе свои корни. И тогда обидчики становятся
пускай и невольными, но все же — благодетелями,
которые открывают человеку его духовные недуги своими
неосторожными или даже злыми словами и поступками.
Вот как говорил об этом святой праведный Иоанн
Кронштадтский: «…не раздражайся насмешками и
не питай ненависти к ненавидящим и злословящим, а полюби
их, как твоих врачей, которых послал тебе Бог для того,
чтобы вразумить тебя и научить смирению, и помолись о них
Богу… Говори: они не меня злословят, а мою страсть, не
меня бьют, а вот эту змейку, которая гнездится в моем
сердце и сказывается больно в нем при нанесении злословия.
Утешаюсь мыслию, что, быть может, добрые люди выбьют ее
оттуда своими колкостями, и не будет тогда болеть
оно».

От уголька до пожара

Очень часто люди обижаются на, казалось бы, совершенно
безобидные вещи. Достаточно бывает не то что слова —
одного лишь взгляда, жеста или интонации, чтобы человек
увидел в них нечто оскорбительное для себя. Странное дело:
ведь никто же и не думал никого обижать, а обида снова
— тут как тут, скребет сердце когтистой лапой и не
дает жить спокойно.
Парадокс здесь заключается в том, что любая непрощенная
обида всегда является «произведением» самого
обиженного человека и вовсе не зависит от чьих-либо
посторонних усилий или от их отсутствия. На это прямо
указывает даже грамматическое строение слова обиделся.
Ведь в данном случае «ся» — это ни что
иное, как вышедшая ныне из употребления славянская
огласовка местоимения — «себя». Таким
образом, обиделся означает обидел себя, то есть дал волю
мыслям, разжигающим в душе сладкую смесь сознания
собственной униженности и чувства нравственного
превосходства над обидчиком. И хотя люди не любят
признаваться в таких вещах даже самим себе, но каждому еще
с детства известно, как приятно бывает ощутить себя
обиженным. Есть в этом какое-то нездоровое наслаждение,
пристрастившись к которому начинаешь искать обиду даже
там, где ее и в помине не было.
Ф. М. Достоевский в «Братьях Карамазовых»
пишет: «Ведь обидеться иногда очень приятно, не так
ли? И ведь знает человек, что никто не обидел его, а что
он сам себе обиду навыдумал и налгал для красы, сам
преувеличил, чтобы картину создать, к слову привязался и
из горошинки сделал гору, — знает сам это, а
все-таки самый первый обижается, обижается до приятности,
до ощущения большего удовольствия, а тем самым доходит и
до вражды истинной…»
В этой всем знакомой болезненной «приятности»
обиды можно найти ответ на вопрос: почему в христианстве
непрощенная обида определяется как тяжкий грех. Если
говорить совсем кратко, словом грех Церковь называет то,
что противоречит замыслу Божию о человеке. Иначе говоря,
грехом является все, что противно нашему естеству,
разрушает нас, вредит нашему душевному или телесному
здоровью, но при этом обещает некоторое кратковременное
удовольствие и потому представляется желанным и приятным.
Самоубийственный принцип влечения человека к греховным
«радостям» довольно точно выражен в знаменитой
Пушкинской строке: «… Все, все, что гибелью
грозит, / для сердца смертного таит / неизъяснимы
наслажденья…» Еще более категорично определял
разрушительную сладость греха преподобный Исаак Сирин,
говоривший, что грешник подобен псу, который лижет пилу и
пьянеет от вкуса собственной крови.
Нетрудно заметить, как сильно этот трагический образ
напоминает упоение собственной обидой, описанное
Достоевским. И даже если обида окажется не надуманной, а
самой что ни на есть настоящей, это ровным счетом ничего
не меняет.
Уголек обиды можно тщательно раздувать в своем сердце
размышлениями о несправедливости случившегося,
бесконечными мысленными диалогами с обидчиком, сознанием
собственной правоты и прочими способами, которых у
обиженного человека всегда найдется великое множество. А в
результате всех этих «духовных упражнений»
обида из маленького уголька постепенно превращается в
бушующее пламя, которое может полыхать в душе долгие
месяцы, а то и годы. И если из-за чужого обидного слова
или поступка человек разжег такой пожар в собственной
душе, то вполне закономерно будет сказать о нем, что он
— обиделся. То есть — обидел себя сам.

Право на обиду?

Несколько десятилетий назад в советской культуре возник
положительный образ обидчивого героя (правда, обидчивость
его для благозвучия была тогда стыдливо переименована в
ранимость). Этот типаж кочевал по различным художественным
произведениям и тихо обижался на несправедливости и
притеснения, которые проливным дождем сыпались на него из
щедрой авторской руки. Так писатели и кинематографисты
выражали свой протест против людской черствости, пытаясь
обратить внимание аудитории на страдание и одиночество
человека в бездушном обществе людей-винтиков. Цель была,
безусловно, благородной, и образ ранимого героя работал
здесь как нельзя лучше. Но, к сожалению, у всякой палки
— два конца. Обратной стороной этого художественного
метода стала романтизация самой обиженности. Ведь если
тот, кто обижает, — плохой, значит, тот, кто
обижается, — хороший. Следовательно: обижать —
плохо, а обижаться — хорошо.
В результате такого отождествления нравственных оценок
героя и его душевного состояния на тех же прекрасных,
пронзительных и добрых рассказах Василия Макаровича
Шукшина выросло целое поколение очень ранимых, а на самом
деле — просто обидчивых людей. Право на обиду они
считали вполне нормальным атрибутом человека с тонкой
душевной организацией, поэтому чрезвычайно остро
реагировали на малейшее проявление чужого хамства и
душевной черствости. Такую нравственную позицию весьма
убедительно озвучил в своем лирическом стихотворении
Эдуард Асадов:

Как легко обидеть человека:
Взял и бросил слово, злее перца…
А потом порой не хватит века,
Чтоб вернуть потерянное сердце.

На первый взгляд здесь все правильно и понятно. И обижать
человека нельзя ни в коем случае, и за своими словами при
общении нужно следить — все так. Но есть в этом
коротком стихотворении еще одна очень важная тема, которая
идет как бы вторым планом и потому не так заметна.
Обиженный герой (оставшийся, что называется, за кадром)
оказывается настолько ранимым, что из-за одного злого
слова готов навсегда закрыть свое сердце для человека,
причем для человека близкого, поскольку потерять можно
лишь то, что было твоим. От такой категоричности героя, от
этой его нетерпимости к чужим слабостям и недостаткам
становится тревожно, прежде всего за него самого. Ведь с
подобной «тонкостью» натуры в конце концов
можно и вовсе остаться в гордом одиночестве, обидевшись на
весь мир. А это состояние куда как страшнее и губительнее,
чем самые злые слова и оскорбления. Обиженный человек
заживо хоронит себя в скорлупе собственных претензий к
окружающим, и освободить его из такого страшного заточения
не сможет даже Господь. Потому что разбить эту скорлупу
можно лишь изнутри, искренне простив своих обидчиков. И
пускай обидчики совершенно не нуждаются в нашем прощении.
Зато в нем остро нуждаемся мы сами.
Священномученик Арсений (Жадановский), убитый большевиками
в 1937 году, писал: «Добродетель всепрощения еще тем
привлекательна, что она тотчас же приносит за себя награду
в сердце. На первый взгляд тебе покажется, что прощение
унизит, посрамит тебя и возвысит твоего недруга. Но не так
в действительности. Ты не примирился и, по-видимому,
высоко поставил себя — а смотри, в сердце свое ты
положил гнетущий, тяжелый камень, дал пищу для душевного
страдания. И наоборот: ты простил и как бы унизил себя, но
зато облегчил свое сердце, внес в него отраду и
утешение».

Два свидетельства

Может показаться, будто прощение для христиан —
легкое дело, раз уж они настолько хорошо знают, в чем его
смысл. Однако это совсем не так. Прощение обид —
всегда подвиг, в котором сквозь свою боль и унижение нужно
увидеть в обидчике такого же человека, как и ты сам, а
сквозь его злобу и жестокость разглядеть те же духовные
болезни, которые действуют и в тебе тоже. Сделать это
очень непросто, особенно в тех случаях, когда обида уже
пустила в душе глубокие корни, и даже осознанное волевое
усилие не всегда помогает в борьбе с этой бедой.
Случается, например, что человек простил своего обидчика,
но когда тот снова наносит обиду, то в возмущенной душе
резко оживает и прежнее зло. Бывает так, что и обида
забыта, и обидчик прощен, но если с ним случается беда, мы
испытываем какое-то тайное жестокое удовлетворение. А если
преодолели и эту ступень, то все же порой не можем
сдержать недоумения и разочарования, когда узнаем о
благополучии того, кто нас обидел когда-то. Формально
прощая причиненную обиду, мы в глубине души все же
продолжаем считать его своим должником и подсознательно
надеемся на то, что Бог воздаст ему по заслугам. Но совсем
не этого упования на грядущее возмездие ожидает от нас
Господь.
Митрополит Сурожский Антоний после войны работал врачом и
много общался с бывшими жертвами фашистских концлагерей.
Это были люди, которых несколько лет подряд каждый день
обижали так страшно, что об этом нельзя даже подумать без
содрогания. Но что же они вынесли из этого многолетнего
опыта обид и унижений, как относились к своим обидчикам?
Владыка Антоний приводит в своей книге два уникальных
документа — молитву, написанную на клочке оберточной
бумаги погибшим узником лагеря смерти Дахау, и рассказ
своего старого знакомого, который сам провел за колючей
проволокой четыре года. Наверное, можно сколь угодно долго
теоретизировать о христианском всепрощении, соглашаться с
ним, или его оспаривать… Но перед этим единодушным
свидетельством двух людей, перенесших немыслимые
страдания, хочется просто склонить голову и благоговейно
умолкнуть:
«“Мир всем людям злой воли! Да престанет
всякая месть, всякий призыв к наказанию и возмездию.
Преступления переполнили чашу, человеческий разум не в
силах больше вместить их. Неисчислимы сонмы
мучеников.
Поэтому не возлагай их страдания на весы Твоей
справедливости, Господи, не обращай их против мучителей
грозным обвинением, чтобы взыскать с них страшную
расплату. Воздай им иначе! Положи на весы, в защиту
палачей, доносчиков, предателей и всех людей злой воли
— мужество, духовную силу мучимых, их смирение, их
высокое благородство, их постоянную внутреннюю борьбу и
непобедимую надежду, улыбку, осушавшую слезы, их любовь,
их истерзанные, разбитые сердца, оставшиеся непреклонными
и верными перед лицом самой смерти, даже в моменты
предельной слабости. Положи все это, Господи, перед Твоими
очами в прощение грехов, как выкуп, ради торжества
праведности, прими во внимание добро, а не зло! И пусть мы
останемся в памяти наших врагов не как их жертвы, не как
жуткий кошмар, не как неотступно преследующие их призраки,
но как помощники в их борьбе за искоренение разгула их
преступных страстей…”
Второй пример — человека, которого я очень близко
знал. Он был старше меня значительно, участник первой
мировой войны, где он потерял руку; он вместе с матерью
Марией Скобцовой спасал людей во время немецкой оккупации
— Федор Тимофеевич Пьянов. Его взяли немцы в лагерь,
он четыре года там был, остался в живых. Когда он
вернулся, я его встретил случайно на улице, говорю:
— Федор Тимофеевич, что вы принесли обратно из
лагеря, с чем вы вернулись? — Я вернулся с ужасом и
тревогой на душе. — Вы что, потеряли веру? —
Нет, — говорит, — но пока в лагере я был
жертвой жестокости, пока я стоял перед опасностью не
только смерти, но пыток, я каждую минуту мог говорить:
Господи, прости им, они не знают, что творят! И я знал,
что Бог должен услышать мою молитву, потому что я имел
право просить. Теперь я на свободе; наши мучители, может
быть, не поняли и не раскаялись; но когда я говорю теперь:
Господи, прости, они не знают, что творят, — вдруг
Бог мне ответит: а чем ты докажешь искренность своего
прощения? Ты не страдаешь, теперь тебе легко
говорить…
Вот это тоже герой прощения.
И я глубоко уверен, что в конечном итоге, когда мы все
станем на суд Божий, не будет такой жертвы, которая не
станет в защиту своего мучителя, потому что раньше, чем
придет время окончательного Страшного суда над
человечеством, каждый, умерев, успеет на себя взглянуть
как бы в зеркале Божества, увидеть себя по отношению ко
Христу, увидеть, чем он был призван быть и не был, и уже
не сможет осудить никого» (из книги митрополита
Антония Сурожского «Человек перед Богом»).

Условия прощения

Я знаю христиан, которые были опечалены тем, что Патриарх каким-то образом не вмешался в разбирательство по делу о хулиганстве, имевшем место в Храме Христа Спасителя. Я считаю, что это искренние верующие, которые стремятся жить по Евангелию и быть хорошими христианами. Я никогда раньше не видел таких конфликтов между пылким рвением, с одной стороны, и опытом и мудростью, с другой.

Более того, я участвовал в них — на стороне рвения.Помню, как я возмутился, когда в моем присутствии врач резко поговорил с наркоманом, которому мы с другими верующими пытались помочь. В конце концов, христиане должны иметь такую ​​же доброту, такое же всепрощение и такую ​​же безграничную милость, что и Христос. (Я упустил из виду тот факт, что Сам Христос иногда мог быть довольно проницательным.) Врач терпеливо объяснил мне, что, когда наркоман лжет тебе, тебе нужно противостоять ему напрямую; и что, вообще говоря, если вы позволите наркоману воспользоваться вами, вы его уничтожите.

Худиев Сергей

Любовь должна быть неисчерпаемой, терпеливой и всепрощающей — но она также должна быть мудрой. Прощение означает, что вы никому не отомстите. Но есть вещи, которые это не означает: это не значит, что вы позволите ему воспользоваться вами; это не значит, что вы освободите его от всех последствий его действий. Сострадание означает, что вы откликнетесь на потребности вашего соседа, но конкретно на его потребности , а не на его желания и требования.

Иногда человека (в частности, наркомана, но не исключительно) нужно предоставить пожинать плоды своих действий, дать ему о чем подумать. Мягкие подушки, которыми благонамеренные христиане (или любящие родственники, или кто-то еще) пытаются окружить его, только уничтожат его. Вы должны помнить, что этот человек чего-то хочет от вас, и вам решать, давать ли вы ему это или нет.

Похожая ситуация складывается и сейчас.Представители известной панк-группы выступили с заявлением, в котором не только не выражают сожаления по поводу своего поступка, но даже настаивают на том, что он представляет собой «теплую и искреннюю молитву».

В связи с этим Марат Гельман написал в своем блоге следующее: эта группа «пришла сменить церковь. И возродить христианство в России. Вот и все. Да они не выйдут. И, вообще говоря, это не наказание, а просто цена, которую они платят за будущее.Другой известный блогер Максим Кононенко пишет: «Я надеюсь, что со временем они (а не стоящие во главе церкви) будут причислены к лику святых».

Конечно, возникает вопрос: если эти люди истинные христиане, а Русская Православная Церковь не чужды истинному христианству, то почему они врываются в Русские Православные Церкви? Им следует утвердить свои собственные истинно христианские конфессии, практиковать там те молитвы, которые им больше всего нравятся, канонизировать кого угодно и не нападать на нас.

Исторически сложилось так, что каждый ересиарх пытался восстановить «истинное христианство». Тем не менее, как бы ни были неправы все эти люди, они, по крайней мере, были верующими. Сегодня мы имеем дело со странным религиозным явлением: ересиархи, которые сами совершенно открыто не верят во Христа, но в то же время указывают, каким должно быть истинное христианство, и прилагают усилия для его возрождения. Что особенно удивительно, так это то, что некоторые верующие люди готовы слушать их, а не Патриарха.Со стороны искусителя это всего лишь высший пилотаж.

Или, скорее, дело не столько в зоркости противника, сколько в неосмотрительности некоторых из нас?

Мы хотим быть прощающими и милосердными, и мы хотим принадлежать к Церкви, которая проявляет прощение и милосердие к миру. Это понятно; Это так и должно быть. Проблема в том, что они вообще не хотят прощения и милосердия ни от нас, ни от Патриарха.

Они хотят от нас другого: чтобы мы признали, что прыжки на солею спиной к алтарю и проклятия непечатными словами в церкви представляют собой «сердечную и искреннюю молитву»; что мы позволим людям решительно посторонним по отношению к Церкви решать, что можно, а что нельзя делать в ее храмах, и как должно выглядеть христианство в России; и что мы признаем право абсолютно любого человека совершать любые бесчестия в наших церквях.

Когда такие заявления делаются под лозунгами «прощения» и «милосердия», нам лгут — и позвольте нам просто указать на это. Есть смысл сказать манипулятивному человеку: «Ты лжешь». Иногда это может быть полезно.

«Милосердие к падшим» подразумевает, что они пали, но наши критики (как и сами участники группы) настаивают не только на том, что они не пали, но и на том, что они «истинные молитвенницы» и «обновители христианства». , »Что они« преследуются за праведность », и что они, короче говоря,« святые.«Группа, поддерживающая позор в Храме Христа Спасителя, не требует прощения или милосердия — и никогда не требовала их. Христиане, которые искренни, но наивны и уязвимы для манипуляций, должны обратить на это внимание. Им не нужны ваши блины [1]. Им даже не нужно, чтобы кто-то вытащил их из центра заключения: это «цена, которую они платят за будущее». Вы не можете запретить им платить, если они этого хотят. Они просто издеваются над вами.

Не надо злиться на это — на самом деле, они хотят, чтобы вы злились, — а нужно смотреть на вещи трезво.Они лгут вам, они манипулируют вами и издеваются над вами. Патриарх, который, вероятно, видел немало таких манипулятивных людей за свои долгие годы пастырского служения, не был введен в заблуждение. Были введены в заблуждение менее опытные христиане. Но давайте наконец признаем очевидное: Патриарх был прав.

Примечание переводчика:

[1] Ссылка на замечание другого православного комментатора, предполагающего, что членам группы следовало предложить блины (блины подавали чаще всего в дни, предшествующие Великому посту), а не изгонять из церкви.

Перевод с русского.

.

О Православии — Введение в Православную Церковь

Вы здесь: »Христианство в свете» Введение в Православную Церковь »О Православии

Что такое «Православие»?

T Слово происходит от двух греческих слов: Orthos , означающего «Право», и Doxa , означающего «Вера» или «Поклонение». Таким образом, Православие относится к практике правильной веры и вероисповедания. Сегодняшняя Православная Церковь претендует на то, чтобы быть идентичной неразделенной церкви прошлого.

Православная церковь евангелическая, но не протестантская. Он ортодоксальный, но не еврейский. Он католический, но не римский. Он не внеконфессиональный — он доконфессиональный. Он верил, учил, сохранял, защищал и умер за Веру Апостолов со дня Пятидесятницы 2000 лет назад.

Цитата любезно предоставлена ​​Religious Tolerance.org


Организация Православной Церкви

Восточная православная церковь состоит из семьи церквей, каждая из которых находится в общении друг с другом и разделяет общий набор верований, но в отличие от римско-католического папства, над всеми ними нет верховного главы.Хотя каждая церковь разделяет убеждения других, в каждой юрисдикции существуют различия в обычаях и практике. Православные церкви можно разделить на две группы:

  1. автокефальных («самовольных») церквей. Они избирают своих епископов и полностью самоуправляются. Примерами являются церкви Антиохии (теперь известной как Антакья в Турции), Греции и России. Существует также Константинопольская церковь, которую иногда называют Вселенским Патриархатом .Епископ этой церкви имеет статус Первый среди равных , что является почетным положением среди всех других епископов в Православной церкви. Эта должность восходит к Вселенскому собору, состоявшемуся в Константинополе в 381 году, на котором было объявлено: «Епископ Константинополя будет иметь первенство чести после епископа Рима, потому что это Новый Рим».
  2. Автономные («самоуправляющиеся») церкви. Они не могут назначать своих собственных епископов, но должны утверждать их автокефальной церковью.Во всем остальном у них полное самоуправление.

Восточная православная церковь также состоит из шести автокефальных церквей — коптской, эфиопской, эритрейской, сирийской, армянской и индийской (Маланкара).

Восточная Православная Церковь Схема
Восточная Православная Церковь Схема

История Православной Церкви

До Халкидонского Собора 451 года Восток и Запад составляли одну церковь.Совет решил подтвердить, что во Христе было две природы: одна человеческая, а другая — божественная. Обе натуры были объединены в единую ипостась или человека *. Эта точка зрения была отвергнута несколькими церквями, которые верили в единую природу Христа. Эти церкви называются восточными православными или нехалкидонскими, чтобы отличать их от восточных православных церквей. В основном они встречаются в следующих странах:

  • Армения
  • Египет («коптские» церкви)
  • Эфопия и Эритрея
  • Сирия

* Иногда это называют «халкидонским определением», а полный текст доступен на странице Символы веры христианства.

Из-за своей веры в единую природу восточные православные церкви были названы «монофизитскими» ( physis — греческий термин, обозначающий «природу»). Этот ярлык отвергается восточными православными христианами, которые предпочитают термин «миафизит». В трудах Кирилла Александрийского (376–444) упоминается единая природа Христа, как воплощенного Бога, вместе с союзом природ. Миафизитизм утверждает, что Христос как воплощенное слово Бога имеет единую природу, содержащую как человеческие, так и божественные элементы, и объединенную без какой-либо степени разделения или изменения.

И восточные, и восточные православные встречались несколько раз, чтобы заложить основу для возможного воссоединения. Последняя такая встреча прошла в Женеве в 1993 году.

Коптская православная икона Христа, пасущего множество народа

ПРИМЕЧАНИЕ: Как правило, с этого момента на этом веб-сайте будет использоваться термин «православный» только для обозначения восточных православных церквей.

После разделения восточных православных церквей Восток и Запад постепенно отделились. Вот некоторые из причин этого:

  • Заявления Папы *, как епископа Рима, быть верховным главой церкви.
  • Различия в языке и культуре — на западе широко использовалась латынь, на востоке — греческий.
  • Литургические различия, такие как использование дрожжевого (Восток) или пресного (Запад) хлеба в Евхаристии.

* Глава Коптской церкви в Египте и Восточный православный патриарх Александрии и всей Африки также носят титул «Папа».

Значительные разногласия между Римом и Константинополем произошли в 858 г., когда был назначен Фотий (ок.820-891) как патриарх Константинопольский. Его преемник (Игнатий I) был свергнут восточным императором Михаилом III (839–867), но Игнатий отказался отступить, и его дело было подхвачено папой Николаем I (ок. 820–867). Фотий был отлучен папой от церкви в 867 году, и он ответил тем же. Спор не был урегулирован до смерти Игнатия в 878 году.

Однако, возможно, основной причиной отчуждения было добавление к Никейскому символу веры так называемого пункта Filioque (латинское: «и сын»).Таким образом, часть символа веры будет гласить:

Et in Spiritum Sanctum, Dominum, et vivificantem: qui ex Patre Filioque procedure.

.. и в Духе Святом, Господе, подателе жизни, исходящем от Отца и Сына .

Запад включил это в символ веры на провинциальном церковном совете в Толедо, Испания в 589 году. Якобы это было сделано для защиты от арианской ереси, которая отрицала, что Христос был вечным и равным отцу, но был просто созданное существо.Православные церкви возражали против добавления, аргументируя это тем, что, во-первых, добавление было сделано за пределами Вселенского Собора и поэтому не могло быть принято всей церковью, а во-вторых (что более важно), добавление подразумевало наличие двух источников божества в одно Божество. В 1014 году модель Filioque была официально принята в Риме.

Разделение усилилось, пока в 1054 году Папа Лев IX и Константинопольский Патриарх (Михаил I) не отлучили друг друга от церкви.Их церкви теперь претендовали на титул «Единой истинной церкви». В 1204 году армии крестоносцев разграбили Константинополь и тем самым усилили разделение.

Очерк раскола Восток-Запад

В 1274 и 1439 годах были предприняты попытки воссоединения Востока и Запада, но обе попытки потерпели неудачу из-за отсутствия поддержки с Востока. В 1453 году Константинополь окончательно пал перед вторгшимися османскими войсками, нанеся решающий удар единству христианского мира.

Мозаика из собора Святой Софии
(бывшая церковь Святой Премудрости в Константинополе, ныне известная как Стамбул).

В 1965 году обе стороны договорились снять анафемы друг с другом. В знак большего понимания и примирения несколько православных епископов присутствовали на похоронах Папы Иоанна Павла II в апреле 2005 года. В следующем году преемник Иоанна Павла (Бенедикт XVI) встретился с вселенским патриархом (Варфоломеем I) на исторической встрече в Турции. Теплота и дружелюбие встречи вылились в совместное заявление. Приведенный ниже отрывок свидетельствует о стремлении обеих церквей работать вместе для единства:

«… Что касается отношений между Римской Церковью и Константинопольской Церковью, мы не можем не вспомнить торжественный церковный акт, стирающий память о древних анафемах, которые веками отрицательно влияли на наши Церкви.Мы еще не извлекли из этого акта все положительные последствия, которые могут проистекать из него в нашем продвижении к полному единству, в которое смешанная Комиссия призвана внести важный вклад. Мы призываем наших верующих принимать активное участие в этом процессе молитвами и значительными жестами….

Что касается экуменического движения в христианстве, православная церковь является членом Всемирного совета церквей, в который также входят большинство основных протестантских конфессий.


Список православных церквей в общении (включая автономные церкви и экзархаты)

ПРИМЕЧАНИЕ: Порядок ранжирования епископов в Православных церквях следующий:

1. Патриарх, 2. Экзарх, 3. Митрополит.

Восточное православие

Константинопольский Патриархат

  • Финляндская Автономная Православная Церковь
  • Автономная Эстонская Апостольская Православная Церковь (Автономия не признана Российской Церковью)
  • Самоуправляемая Православная Церковь Крита
  • Самоуправляющаяся монашеская община на горе Афон
  • Экзархат Патмоса
  • Греческая православная архиепископия Фиатейры и Великобритании
  • Греческая православная архиепископия Италии и Мальты
  • Греческая православная архиепископия Америки
  • Греческая православная архиепископия Австралии
  • Экзархат Филиппин
  • Патриарший экзархат для православных приходов русской традиции в Западной Европе

Александрийская православная церковь

Антиохийская Православная Церковь

  • Самоуправляющаяся Антиохийская православная христианская архиепархия Северной Америки

Иерусалимская Православная Церковь

  • Автономная церковь горы Синай

Русская Православная Церковь

  • Автономная православная церковь Японии
  • Автономная Православная Церковь Украины
  • Самоуправляющаяся Православная Церковь Молдовы
  • Самоуправляемая Православная Церковь Латвии
  • Самоуправляемая Эстонская Православная Церковь (Автономия не признана Вселенским Патриархатом)
  • Самоуправляющаяся Русская Православная Церковь Заграницей
  • Экзархат Беларуси

Православная Церковь Грузии

Православная Церковь Сербии

  • Охридская автономная архиепископия

Православная Церковь Румынии

  • Самоуправляющаяся Бессарабская митрополия (автономия не признана Российской Церковью)

Православная Церковь Болгарии

Православная Церковь Кипра

Греческая Православная Церковь

Православная Церковь Польши

Православная Церковь Албании

Православная Церковь Чешских земель и Словакии

Православная Церковь в Америке (Автокефальная в 1970 г. от Русской Православной Церкви).

Эстонская Апостольская Православная Церковь (Автономия признается только Вселенским Патриархатом)

Восточное православие

Армянская Апостольская Церковь

  • Святой Престол Киликии
  • Армянский Константинопольский Патриархат
  • Армянский Патриархат Иерусалима

Коптская православная церковь Александрии

  • Британская православная церковь в Соединенном Королевстве
  • Французская Коптская Православная Церковь во Франции

Эфиопская православная церковь Тевахедо

Эритрейская православная церковь Тевахедо

Индийская (Маланкара) православная сирийская церковь

Сирийская православная церковь Антиохии (также известная как Сирийская православная церковь Антиохии)

  • Маланкарская якобитская сирийская православная церковь

Варфоломей I и Папа Бенедикт XVI в Турции, 2006 г.
Фото Н. Мангинаса
© Вселенский Патриархат, 2006.


Православие и практика

Как мы уже отмечали, Православная церковь претендует на то, чтобы быть единственной истинной церковью, с непрерывным происхождением, восходящим к первым апостолам. Мы рассмотрим православную веру и практику под следующими рубриками:

  • Общие верования со всеми христианами
  • Общие верования с католиками
  • Ортодоксальные отличительные знаки

ПРИМЕЧАНИЕ. Православный взгляд на протестантизм дается в разделе «Православные вопросы и ответы».


Общие убеждения со всеми христианами

Православная церковь утверждает, что есть один Бог в трех различных лицах. Как и в случае с другими христианами, Никейский символ веры используется как исповедание веры. Единственная разница в том, как мы отметили выше, что Святой Дух исходит только от Отца.


Никейский символ веры

Мы верим в единого Бога,
Отца, Всемогущего,
творца неба и земли,
всего сущего, видимого и невидимого.

Мы верим в единого Господа, Иисуса Христа,
Единственного Сына Божьего,
вечно рожденного от Отца,
Бога от Бога, Света от Света,
истинного Бога от истинного Бога,
рожденного, не сотворенного,
от одного Существа с Отцом.
Через него все было сделано.

Для нас и для нашего спасения
он сошел с небес:
силой Святого Духа
он воплотился от Девы Марии,
и стал человеком.

Ради нас он был распят при Понтии Пилате;
он погиб и был похоронен.
В третий день он воскрес
в соответствии с Писаниями;
он вознесся на небеса
и восседает одесную Отца.
Он снова придет во славе, чтобы судить живых и мертвых,
и его царству не будет конца.

Мы верим в Святого Духа, Господа, подателя жизни,
Который исходит от Отца.
Вместе с Отцом и Сыном ему поклоняются и прославляют.
Он говорил через Пророков.
Мы верим в единую святую католическую и апостольскую Церковь.
Признаем одно крещение во прощение грехов.
Мы ожидаем воскресения мертвых,
и жизни будущего века.

Русская икона с изображением Никейского собора (325 г.).


Общие убеждения с католиками

Как и Католическая Церковь, Православная Церковь принимает идею апостольского преемства , то есть идею, что епископы следуют непрерывной линии преемственности от Апостолов. Доктринальный авторитет находится в Традиции (заглавная буква «Т»): Библии, церковных советах, символах веры и т. Д.Писания отцов церкви также считаются важными. Эта Традиция (греч. paradosis ) отличается от «традиции», которая включает местные и национальные обычаи. Православие считает, что Святой дух действует, чтобы вести церковь к истине.

С точки зрения Библии, существует ряд дополнительных книг (которые известны как второканонические (греч. «Второй канон»), которые используются в православных и римско-католических Библиях), наряду с обычным каноном из 66 книг Священного Писания, используемым протестантами.

Это:

1 Ездра, 2 Ездра, Товит, Юдифь, Дополнения к Есфири, Мудрость Соломона, Экклезиастик (Сирах), Варух с письмом Иеремии, Песнь трех юношей и молитва Азарии, История Сусанны, Вела и дракона , Молитва Манассии, 1-я Маккавейская, 2-я Маккавейская.

Кроме того, следующие книги встречаются только в православных Библиях:

3-я Маккавейская, Псалом 151.

Есть семь Таинств (известных в Православии как «Тайны»).Это: крещение, миропомазание *, евхаристия, священные чины, покаяние, помазание больных и святое супружество.

* Известный на Западе как Подтверждение.

Как и в католической церкви, святые почитаются, и особое внимание уделяется Марии, которую часто называют Богородицей (греч. «Богородица»). Однако православие не принимает католическую точку зрения, согласно которой Мария была зачат безупречно. Обзор ортодоксального взгляда на мариологию можно найти в разделе вопросов и ответов.

« Поистине достойно благословить Тебя, Богородица, вечно блаженная и непорочная, и Матерь Бога нашего. Благороднее херувимов, несравненно славнее серафимов, без тления вы родили Бога, Слово. Истинная Богородица, мы тебя превозносим.

Православный гимн Деве Марии, известный как Axion Estin .

Наконец, Православие соглашается с католической церковью в том, что Христос действительно присутствует в Евхаристии и что эта и другие Святые Таинства передают благодать тем, кто принимает их достойно.

Подробная статья о различиях между католической и православной церквями представлена ​​Институтом православных исследований.


Православные отличительные знаки

Церковь принимает первые семь вселенских соборов как авторитетные для догматической веры. На этих Соборах церковь считает, что она руководствовалась Святым Духом, чтобы отделить истину от лжи.

Советов было:

  1. Никея I (325) — Поддерживал точку зрения, что Христос был единой сущностью с Отцом (таким образом отвергая арианство), и принял первую форму Никейского символа веры.
  2. Константинополь I (381) — Никейский символ веры был изменен в нынешнюю форму.
  3. Эфес (431) — Утвердил Марию как Theotokos , т. Е. «Богородицу», тем самым отвергнув несторианство.
  4. Халкидон (451) — Подтвердил учение о двух естествах в одном человеке («ипостатический союз») во Христе и тем самым отверг монофизитское учение Евтихия.
  5. Константинополь II (553) — Подтвердил учения предыдущих соборов.
  6. Константинополь III (680-1) — Опроверг монофелитскую ересь, заявив, что у Христа есть две воли — одна человеческая, а другая — божественная.
  7. Никея II (787) — Восстановлено почитание икон после иконоборческой борьбы.

Православие поддерживает ощущение трансцендентности и имманентности Бога, что совершенно незнакомо западу. Использование термина «Тайны» для обозначения того, что на Западе известно как «Таинства», подчеркивает это.

Св. Григорий Палама (1296 — 1359) провел различие между следующими:

  1. сущность Бога — То, что человеку непознаваемо.
  2. энергий Бога, в которых Бог явил Себя нам.

Проще говоря, Православие утверждает, что мы можем познать Бога напрямую через Его Нетварные Энергии, которые являются не чем иным, как его самосвязью с нами, но мы не можем познать Его природу, которая остается навсегда, полностью и бесконечно за пределами нашего восприятия и понимания.

Григорий отстаивал движение в Православии, известное как Исихазм (от греческого: Исихия , «покой»), форма глубокой медитации. Это стало официальным учением Церкви в 1351 году. Распространенная молитва, используемая исихастами, известна как «Иисусова молитва» :

«Господь Иисус Христос, Сын Божий, помилуй меня, грешного».

Эта молитва используется в других традициях христианства, но популярна в православии, где рассматривается как важная часть веры, вовлекающая душу в более глубокое общение с Богом.

Писания приверженцев исихастской традиции были собраны в так называемую « Филокалия» (греч. «Любовь к добру»).

Цель всех православных верующих — получить Теозис , который можно определить как сходство с Богом или единение с ним. Теозис рассматривается как конечная цель и главная цель человеческой жизни. Теозис состоит из трех стадий; первое — очищение ( katharsis ), второе — озарение или видение Бога ( theoria ) и святость ( theosis ).

Одна из самых отличительных черт Православия — использование икон в богослужении. Считается, что это гораздо больше, чем просто графические изображения христианских фигур. Иконы действуют как форма почитания или проскинезия , хотя, как указывает церковь, почитание всегда дается человеку, изображенному на иконе, а не самой иконе. Василий Кесарийский сформулировал это так: Честь, оказанная изображению, переходит к прототипу .

В VIII и IX веках возник серьезный спор по поводу использования икон (известный как Iconclastic Controversy).Это началось во времена правления императора Льва III Константинопольского. Хотя Вселенский собор в Никее в 787 году восстановил использование икон, спор окончательно разрешился только в 843 году. По сей день это поселение отмечается в первое воскресенье Великого поста года, в праздник Православия года.

В основном поется православная служба (известная как «Божественная литургия»). Используется несколько литургий, но обычно это литургия св. Иоанна Златоуста (347-407), епископа Константинопольского.Св. Иоанн прославился своим красноречием в проповеди («Златоуст» — греческое слово, означающее «Златорылый»). Божественная литургия обсуждается в разделе Тайны.

Божественная литургия в православном храме.


Праздничные дни

Самый важный праздник в Православии — это Пасха, также известная как Пасха года и Праздник праздников года. Кроме того, есть еще двенадцать важных праздничных дней:

  1. 6 января: Богоявление — Крещение Иисуса Христа Иоанном Крестителем (Марка 1: 9-11).
  2. 2 февраля: Сретение Христа в храме (Луки 2: 22-35).
  3. 25 марта: Благовещение (Луки 1: 26-38).
  4. 900:30 Воскресенье перед Пасхой: Вербное воскресенье (Матфея 21: 1-11).

  5. Сорок дней после Пасхи: Вознесение Христа (Марка 16:19)
  6. Пятьдесят дней после Пасхи: Пятидесятница (Деяния 2).
  7. 6 августа: Преображение Господне (Луки 9: 28-36).
  8. 15 августа: Успение (засыпание) Пресвятой Богородицы .
  9. 8 сентября: Рождество Пресвятой Богородицы .
  10. 14 сентября: Воздвижение Святого Креста.
  11. 21 ноября: Презентация Богородицы .
  12. 25 декабря: Рождество Христово.

Примечание: Вышеуказанные даты используются теми Православными Церквями, которые приняли пересмотренный юлианский календарь (похожий, но не такой, как григорианский календарь, используемый в западном христианстве). Они известны как новостильников (NC) в отличие от старостильников (OC) , которые поддерживают использование оригинального юлианского календаря.


Дополнительная информация:

Вот избранная серия ссылок, по которым можно получить дополнительную информацию:

Антиохийская Православная Церковь | Православная Церковь в Америке | Православные фотографии | Православное единство | Церковь Святого Эйданса, Манчестер


Мудрых слов:

«… любящий Бога культивирует чистую молитву, изгоняя всякую страсть, которая удерживает его от нее».

Святой Максим Исповедник (580-662)

.

Медитация поста: прощение протодиакона Феодора Фельдмана

Это вторая статья из серии «Постные медитации 2019».

Братья и сестры,

Бог простил нас.

Еще до основания мира Бог знал, что мы отвернемся от Него, возьмем плод знания и силы и распнем Его Сына. И все же Бог создал нас. Само наше творение — прощение. С самого начала Бог продолжал прощать нас.В тот момент, когда мы стояли перед ним проклятые, напуганные, стыдящиеся и собирающиеся быть изгнанными из Рая, Бог сшил шкуры, чтобы облечь нас в нашу нужду, как мать утешает своих детей — уже пообещав нам спасение.

На протяжении всей истории Он принимал наши жертвы: «дары Авеля, жертвы Ноя, все всесожжения Авраама, священнические жертвы Моисея и Аарона и мирные жертвы Самуила» — так мы вспоминаем в Божественная литургия во время Великого поста. И, наконец, Он принимает даже сегодня наше евхаристическое служение для прощения наших грехов.

Итак, любовь Бога к нам полна прощения. И как могла Любовь не омыть нас прощением?

Поэтому, если мы говорим, что любим друг друга, как нам велено, мы должны прощать друг друга. Если мы хотим участвовать в жизни Бога, мы должны прощать друг другу все грехи.

Мы причиняем истинный и непреходящий вред, когда грешим друг против друга. Только прощение может исцелить эти раны. Неужели мы предпочли бы держаться за причиненное нам зло, лелея его с негодованием, чтобы оно стало злым гостем в наших сердцах? Таким образом мы порабощаем себя грехом брата или сестры, увековечивая их зло, добавляя к нему свое собственное.

Вместо этого отпустите зло, освободитесь от этих цепей горечи, простив того, кто причинил нам боль.

Во время обряда прощения, который многие из нас практикуют в Прощеное воскресенье, мы можем думать про себя: «Я почти не знаю этого человека — как может иметь смысл просить прощения, когда я так мало общался с ним или с ней? ” Но каждый наш грех обезображивает все творение. Поэтому мы должны просить прощения у каждого создания в мире Бога.

И поскольку ни один из наших действий — кроме самого акта прощения — не испорчен нашей любовью к себе, ни единственное мгновение нашего времени, мы могли бы провести всю вечность, прощая и прося прощения.

Итак, давайте сделаем хотя бы начало здесь и сейчас, в общине нашего прихода.

См. Наш Призыв к медитации, если вы хотите написать для этой серии статей.
Вы можете добавить в закладки наш Triodion & Pentecostarion 2019 для удобства использования.

Протодиакон Теодор Фельдман имеет степени магистра и доктора математики и истории Калифорнийского университета в Беркли. Он написал о взаимосвязи между верой и наукой для Колесо (выпуск 11) .Он назначен в Собор Святой Троицы (OCA) в Бостоне, Массачусетс.

Православие в диалоге стремится способствовать свободному обмену идеями, предлагая широкий спектр точек зрения по неограниченному кругу тем. Наше решение о публикации не подразумевает ни нашего согласия, ни несогласия с автором, полностью или частично.
Православие в диалоге находится на частичном перерыве до конца весны — начала лета 2019 года.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

.

Прощение и примирение

© Skypixel | Dreamstime.com — загробная жизнь

Изучите прощение и примирение в условиях сообщества и узнайте, как применять эти концепции для улучшения индивидуальных и общественных результатов.

Этот раздел является результатом работы Проекта прощения, www.theforgivenessproject.com.

Введение

Прощение и примирение могут происходить в любой сфере человеческого опыта, включая индивидуальный, общинный, национальный и транснациональный уровни.В этом разделе инструментария сообщества мы исследуем эти общие, но сложные аспекты нашего человеческого существования, опишем их важность для личного и общественного благосостояния и проиллюстрируем множеством реальных историй, как они могут быть применены в положительном свете. способы исцелить и укрепить как отдельных людей, так и сообщества.

В любом обсуждении прощения и примирения важно проводить различие между ними, прежде чем анализировать каждый из них более подробно.С одной стороны, прощение не обязательно означает примирение с обидчиком. Могут быть веские причины, по которым вы не хотите мириться. Примирение — это дополнительный выбор. С другой стороны, почти невозможно примириться с тем, кого вы так и не смогли простить.

Мы начнем с некоторых общих мыслей о прощении и примирении и их месте в духовном мире и мире сообщества.

  • Прощение — это одновременно процесс и выбор, и он может быть как внутриличностным, так и межличностным.Это сложная и загадочная концепция, которую трудно определить, потому что она может применяться по-разному в разных ситуациях; не все переживают это одинаково. Для некоторых это может привести к уменьшению личной боли, что облегчит жизнь; для других это может означать примирение с врагом и возможность снова жить бок о бок.
  • Если это законодательно или регулируется каким-либо образом, прощение может быть сопряжено с трудностями. Как сказал Ричард Уилсон, сестра которого была убита в Бурунди: «В Бурунди политики прощения использовали риторику прощения, чтобы избежать ответственности.Точно так же Джон Брейтуэйт, пионер движения за восстановительное правосудие, писал: «Прощение — это дар, который жертвы могут дать. Мы разрушаем его силу как дар, делая это своим долгом ». Это означает, что любое групповое движение к прощению лучше всего начинать с индивидуального рассказа, без какого-либо принуждения к прощению.
  • Однако лидеры сообщества должны также понимать, что, если члены сообщества — включая представителей власти и гражданских лиц — займут снисходительное отношение, это может стать очень полезным инструментом общественного здравоохранения и построения сообщества; многочисленные исследования показали, что прощение улучшает здоровье, помогает поддерживать хорошие отношения и снижает тревогу (Exline et al, 2003; Luskin, 2002; Worthington and Scherer, 2004).
  • Прощение может потребовать отказа от чего-то важного для вас, например, отказа от вашего морального негодования, желания возмездия или привязанности к правоте. Тем не менее, прощение полезно для построения сообщества, потому что люди, которые прощают, обычно более гибкие и менее уверены в своих ожиданиях, как в том, как будет жить, так и в том, как к ним будут относиться другие. Прощающие люди решили не увековечивать исторические обиды; они каким-то образом способны перевернуть страницу, освободиться от хватки прошлого и переосмыслить свою собственную историю.
  • Несмотря на то, что не существует установленного метода обучения прощению, многие ученые и практики разработали процессы, позволяющие людям исследовать их собственные пути прощения (Enright, 2001; Luskin, 2002; Tutu & Tutu, 2014). Уговаривать прощать людей, не заинтересованных в таких процессах, может стать еще одним бременем для жертв. Но в этой ситуации создатели сообщества могут вступить в процесс примирения, выслушивая рассказ и боль «другого», а затем начать развивать сочувствие и понимание.
  • Однако, если прощение может помочь примирению, это не всегда является условием для его раскрытия. У сообществ могут быть прагматические причины для принятия сознательного решения не пытаться наказывать или принимать ответные меры. Это форма «прощения», которая может привести к примирению, но отличается от прощения. Подобно тому, как жертва может простить преступника, отбывающего тюремный срок, но все же видя необходимость заключения в тюрьму, точно так же жертва может по-прежнему испытывать негодование по отношению к преступнику, но видеть практический смысл в том, чтобы ничего не делать с этим, чтобы завершить цикл. насилия.
  • Наконец, хотя прощение может рассматриваться как личное дело человека — интуитивный и интимный процесс, — примирение с другими, кто причинил вам вред или кого вы обидели, является внешним жестом, сделанным для восстановления связи с другими и возобновления отношений. В этом смысле примирение лежит в основе построения и поддержания мира в сообществе, особенно в продвижении местных инициатив примирения между разделенными сообществами и реинтеграции людей, освобожденных из тюрьмы, обратно в общество.
  • Со временем люди могут понять, что удержание обиды имеет свою цену (как личную, так и коллективную), и поэтому вместо этого решат выпустить свою горечь и гнев. Только тогда они могут начать работать над способами разработки планов по устранению ущерба.

Имея в виду эту ориентацию, мы переходим к рассмотрению некоторых ключевых вопросов, касающихся прощения, примирения и их применения в сообществе.

Что мы подразумеваем под прощением и примирением?

Прощение

Определение

Прощение — это принципиальное решение отказаться от оправданного права на месть; это также требует, чтобы прощающий осознал, что преступник «такой же человек, как и я». Как писал британский философ и поэт Дэвид Уайт: «Именно эта раненая … не забывающая часть нас … превращает прощение в акт сострадания, а не в простое забывание». После обиды, боли или злодеяния прощение потенциально может принести разрешение и свободу. Это практический способ не допустить, чтобы боль прошлого определяла путь в будущее.

Категории

Прощение часто бывает двух различных форм:

  • Одностороннее прощение: ничего взамен не требуется.Это акт великодушия со стороны жертвы (жертв). Может быть много разных мотивов; например, это может быть результатом сострадания к обидчику, желания избавиться от боли или просто прагматического средства продвижения вперед.
  • Двустороннее прощение: это обмен. Это договорные отношения между людьми или группами, зависящие от извинений и угрызений совести. Часто это связано с правосудием, так как предполагает выплату социального долга.

Важно понимать, что если вы приписываете прощению слишком много условий, оно может стать почти противоположным, с характеристиками, похожими на мстительность или мстительность.

Некоторые ключевые моменты прощения

  • Процесс: Прощение — это не единичный великодушный жест в ответ на изолированное преступление, а долгосрочный, плавный и постоянно меняющийся процесс, в ходе которого люди работают над восстановлением разрушенных отношений или разбитых сердец.
  • Признание: Прощение — это признание того, что жизнь беспорядочная и непредсказуемая, что все мы — люди, подверженные ошибкам, способные ошибаться.Это требует широкой перспективы.
  • Сочувствие: Прощение — это больше, чем просто принятие или отпускание, потому что оно требует определенной степени сочувствия или сострадания. Это способность помещать себя в чью-то жизнь (сочувствие) и действовать в соответствии с этой эмпатической связью, которую вы испытываете по отношению к другим людям (сострадание).
  • Примирение: Прощение отличается от примирения, которое требует некоего мирного процесса и объединения двух или более ранее враждебных сторон.

Важно отметить, что прощение не исключает страстной или болезненной реакции на обиду или на то, что человек стал свидетелем того, как пострадали другие. Гнев, печаль, ярость и отчаяние являются частью процесса и могут стать отправной точкой для прощения. По сути, это означает, что мы не повторяем бесконечно прошлые жалобы и обиды; это, скорее, способность жить с болью, не попадая в ее плен; это означает, что нас не определяют те, кто причинил нам боль, и наша собственная жертва не сломает нас.

Общие темы прощения

Было бы ошибкой навязывать ложное единообразие очень разным взглядам на прощение. Прощение можно рассматривать как познавательный процесс, повествование или путешествие, философскую позицию или их комбинацию. Однако определения прощения имеют тенденцию выражать некоторую общность. Селлс и Харгрейв (1998) провели обширный обзор литературы, посвященной эмпирическим и теоретическим исследованиям прощения.Они обнаружили, что каждое определение или теория прощения, с которыми они сталкивались, содержали каждый из следующих основных принципов:

  • Имеется травма или нарушение с последующей эмоциональной или физической болью.
  • Нарушение приводит к разрыву или фрагментации отношений между сторонами.
  • Продолжение травмы прекращено.
  • Осуществляется когнитивный процесс, при котором болезненное событие или действие понимается или переосмысляется в более полном контексте.
  • Это высвобождение или отпускание оправданных эмоций и возмездия, связанных с событием.
  • Происходит восстановление отношений.

Регенерация не обязательно происходит, особенно когда с нарушителем невозможно связаться (по любой из множества причин). Но первые пять элементов, вместе взятые, являются хорошей отправной точкой в ​​обсуждении процесса прощения.

Сверка

Определение

Выверка относится к

.