Содержание

Катехизация (воскресная школа для взрослых)

Православный альманах «ПУТЬ К СВЕТУ» № 11
Шаг одиннадцатый
О том, что нужно следить за своими помыслами
Отрывки из романа В. Н. Елсукова «Принцесса и принц»
Мария сидела дома за письменным столом и карандашом рисовала портрет мамы. Состояние уныния не покидало ее, как она с ним ни боролась. Волнами накатывали не самые приятные воспоминания.
— Маша, Маша, не грусти! — произнес Рафаил.
— Это ты? Тебе легко говорить, а у меня в голове то одно, то другое, то третье, и все такое хмурое.
— Я тебе помогу. Есть две причины, по которым добрые помыслы вытесняются недолжными мыслями. Это бывает, если душа по собственному нерадению начинает блуждать в мечтаниях около того, что неполезно. Или же такое совершается по навету дьявола, когда тот успевает представить уму предметы неуместные и отвести его от созерцания и внимательного рассмотрения предметов похвальных. Отчего твоя душа побеждается помыслами? Оттого что не противится им, а позволяет входить в ум, и они, находя там себе пищу, понемногу расстраивают ее. Отнюдь не должно удерживать в себе страстные размышления, в твоем случае — грустные воспоминания, надо тотчас отражать их, отбрасывать, не думать. Необходимо внимательно следить за своим сознанием. Душа твоя, будучи проста и блага, ибо такою создана Господом, находит приятными всякие представления в уме, в том числе бесовские прилоги, и обольщается ими. Подбегает она, будто к доброму, к тому, что худо, и смешивает свои думы с тем, что внес в воображение демон и что заповедями Господними запрещено. А когда душа дойдет до вожделения греха, она решает уже, как бы ухитриться и привести в дело внушенное дьяволом. Такова хитрость лукавого. Однако если ум твой внимателен, различает этот бесовской прилог, противится ему, то через молитвенное призывание помощи Божьей он отражает и отсекает козни супостата. . Душу, не огражденную молитвами, сатана легко берет в свою власть и наполняет грехами. Не наказывает и не судит Бог за невольные греховные мысленные движения того, кто, соблазнившись на малое время, потом начинает бороть в себе подобные

рассуждения. Взыскивает же за нерадение, которому явно по собственной воле предается человек, а наказание — рабство греху, за которым следует смерть. И запомни: не в силах ум человеческий самостоятельно победить демонские мечтания. Только Господь по Своей милости и благоволению может собрать твои рассеянные по греховному миру мысли в один обращенный к Нему помысл. Поэтому молись, молись! www.princess-and-prince.com

Выдержки из писаний святых отцов Православной Церкви

Движение помыслов бывает в человеке от четырех причин: во-первых, от естественной плотской воли (естественных потребностей), во-вторых, от чувственного представления мирских предметов, о которых человек слышит и какие видит, в-третьих, от предвзятых понятий (заблуждений) и душевной склонности (старых привычек), в-четвертых, от приражения бесов, которые воюют с нами, вовлекая во все страсти, возбуждающиеся по указанным прежде трем причинам. Поэтому человек до самой смерти, пока он в жизни в своей земной плоти, не может не иметь помыслов и брани. Пока не очистилось сердце, добрые помышления в уме непрочны. Как только появится в сердце сочувствие к чему-либо страстному, тотчас и в уме начнут тесниться мысли недобрые. Потому всякому человеку надлежит всегда сохранять чувства свои свободными от греховного пристрастия и ум от приражений бесовских. Весьма часто худые помыслы и движения сердца получают вход в сердце от приятного взгляда, или от осязания руки, или от обоняния благовония, или от слышания приятного голоса. Некоторые святые отцы говорят, что страсти входят в тело от помыслов и желаний сердца, а другие, напротив, утверждают, что худые помыслы рождаются от чувств телесных. И действительно, некоторые из страстей, родившись в душе, переходят в тело, а некоторые наоборот. Когда ум не обуздывает и не вяжет чувств, тогда глаза всюду разбегаются из любопытства, уши любят слушать суетное, обоняние изнеживается, уста становятся неудержимыми и руки простираются осязать то, что не должно. За этим последуют вместо правды неправда, вместо мудрости — неразумие, вместо целомудрия — блудничество, вместо мужества — боязливость.
Малое нерадение рождает грех, и малая трезвенность отвращает великий вред. Трезвение есть бодрственное, внимательное состояние ума и нахождение его у двери сердца, так что он видит, как подходят чуждые помыслы, эти воры-окрадыватели, слышит, что говорят и что делают эти губители и какой демоны начертывают и воздвигают образ, пытаясь увлечь через него в мечтание ум и обольстить его. Один способ трезвения есть…
ПРОЧИТАТЬ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ АЛЬМАНАХА № 11 МОЖНО НА САЙТЕ ПРИХОДА:
храмдонской.рф/almanacs/almanacN11.pdf

Катехизация (воскресная школа для взрослых)

О брани с бесами и страстями (выдержки из писаний святых отцов Православной Церкви)

Зла и страстей по естеству нет в человеке, ибо Бог не творец страстей. Поскольку всякая разумная природа хотя стремится к Богу как к первопричине, однако же не может постигнуть ее, пускается в новое плавание, чтоб обратить взор на видимое и из этого сделать что-нибудь богом. И это — одно из ухищрений лукавого, который само добро обратил во зло, как есть много и других примеров его злотворности. Лукавый входит в нас и приводит в расстройство и сердце и ум, оттого каждый пораженный грехом, против воли своей, идет в мир и блуждает там. Ибо, однажды добровольно преступив закон Божий и приняв лукавого, мы предоставили тому вход, сами себя продав греху. Поэтому тело наше легко влечется к нему через телесную похоть и склонность, и движение, и неразумную часть души. Сперва неважными грехами, как ручей, впадаешь ты в сердце, потом открываешь себе широкую дорогу, а там уже входишь большою и мутною рекою, пока не поглотит меня твоя пасть и бездна. Враг во всем строит козни, чтобы явно и тайно нападать извне и уловлять изнутри. Никто не избежит его злобы, если не имеет всегдашним помощником себе Христа. Он, восшедши по крещении в пустыню, вступил там в мысленную брань с дьяволом, приступившим к Нему, как к простому человеку, и образом победы над ним, то есть смирением, постом, молитвою и трезвением, которые проявил Он, не имея в них нужды как Бог и Бог богов, научил и нас несчастных рабов греха, как держать достодолжно брань против духов злобы. Нет человека, на которого враг перестал бы нападать. Сатана немилосерд и человеконенавистен, поэтому не ленится нападать на всякого человека.
Искушения дьявола бывают двух родов: первое — приманка сластью, какую полагает он перед помыслом (то есть привлекательный греховный прилог для нашего ума), а другое — раздражение природных страстей, которыми понуждает он душу воспохотствовать и склоняет ее на свою волю (разжжение телесных потребностей: похоти и чревоугодия — и страстных движений души: гнева, зависти и прочее). Не думай, что дьявол имеет власть над нами: причина греха заключается в нашей свободной воле, а не в принуждении от получившего будто над нами власть лукавого, человек как не принуждается ко спасению, так и ко греху. Властью ли своею прельстил дьявол Еву или советом? Нигде не видно его власти, иначе никто не мог бы избежать греха, когда бы он власть имел. Огонь от нас исходит, дьявол дует лишь. Нападать на человека демонам позволено, но заставить кого-либо насильно они не в состоянии, ибо от нас зависит, выдержать нападение или не выдержать.
Читайте полную версию альманаха на сайте:
храмдонской.рф/almanacs/almanacN10.pdf

Путь к свету

Валерий Арвидович Апин — саратовский художник, график и живописец, член Союза художников России с 1985 года, преподаватель Саратовского художественного училища им. А.П. Боголюбова с 1993 по 2017 год, участник многочисленных выставок. Это формальный «портрет» художника — то, как представляют профессионалов в официальных источниках. Но какова неповторимая история его становления как человека творческого, ищущего и, прежде всего, верующего? Об этом — в нашем интервью.

— Валерий, что в Вашей жизни появилось раньше — вера или творчество?

— Желание «творить» возникло, как у всех детей, в младенчестве. Начались «каляки-маляки» на стенах: обои тогда были из простой шершавой бумаги, мамины красная губная помада и черный карандаш для бровей очень подходили для рисования.

В учителях с детства недостатка не было. Бабушка окончила до революции Боголюбовские рисовальные классы, мама после войны училась в Саратовском художественном училище, отец окончил Рижское художественное училище. Но главное всё же — это поддержка мамы и ее уроки. Она же рассказывала мне о Христе, о Его абсолютной чистоте и страданиях за нас, учила молиться. В храм ходили редко — в стране тогда в разгаре было хрущевское гонение на Церковь. Ощущение реальности Бога и того, что Он все слышит и видит, возникло лет в десять, когда я потерялся в лесу и очень испугался, но по горячей молитве — нашелся. С тех пор вопрос «Есть ли Бог?» у меня никогда не возникал, несмотря на активную атеистическую пропаганду того времени. Однако это, к сожалению, не мешало мне отходить от Бога, подобно блудному сыну из известной притчи.

— В Саратове Вы окончили детскую художест­венную школу и Боголюбовское училище. И после этого отправились в Москву. Что повлекло Вас в столицу?

— После окончания училища, которому тогда еще не было присвоено имя А. П. Боголюбова, я два года пытался поступить в лучшие художественные институты страны: первый раз — в Репинский в Ленинграде, потом — в Суриковский в Москве. Но баллов немного не хватило. В эти годы моя мама познакомилась с архиепископом Пименом (Хмелевским). Хорошо известно, что Владыка очень любил музыку, прекрасно в ней разбирался, как и в искусстве вообще, имел огромную, уникальную коллекцию аудиозаписей и альбомов по искусству и иногда устраивал музыкальные вечера. В некоторых таких встречах принимали участие моя мама — она пела — и младшая сестренка Света, которая тогда училась в музыкальном училище. Однажды к Владыке попал и я. Дмит­рий Евгеньевич, как тогда по своей невоцерковленности я называл архиепископа Пимена, показал мне большой альбом христианской живописи Михаила Нестерова, приобретенный за границей. В Советском Союзе религиозные картины этого художника были почти не известны. Альбом произвел на меня сильнейшее впечатление. Владыка Пимен благословил меня на поступление в Суриковский институт, куда я в итоге все-таки поступил, и пожелал стать великим художником. Сейчас, через очень много лет, я понимаю, что значило в моей жизни это благословение, полученное от выдающегося архиерея нашей Церкви, но в 1978 году мною двигало одно честолюбие, а вера была, как сейчас говорят, только «в душе».

— Расскажите о Ваших студенческих годах — они были сложными? Шли ли тогда вера и творчество рядом?

— Суриковский институт конца 70‑х — начала 80‑х, как многие творческие вузы Москвы того времени, бурлил различными «диссидентскими», запрещенными властями течениями, в том числе и религиозными — как среди студентов, так и среди преподавателей. Так, русское искусство от образования Руси до 1917 года у нас преподавал внук основателя Третьяковской галереи Николай Николаевич Третьяков. О живописи он рассказывал исключительно с позиции глубоко верующего православного христианина, что шло в разрез с требованиями главной кафедры любого вуза СССР — кафедры марксизма-ленинизма, вызывало недовольство большей нерелигиозной части студенчества и поддержку ищущих Бога. Время от времени я пытался начать регулярно читать подаренные Владыкой Пименом Биб­лию и молитвослов, но богемная жизнь в общежитии мало этому способствовала. Изредка по праздникам заходил в какой-нибудь из немногих оставшихся после гонений в Москве храмов и ездил в Троице-Сергиеву Лавру. Каково же было мое удивление, когда на службе в семинарском храме Лавры я встретил молящимся нашего преподавателя с кафедры марксизма-ленинизма!

— Что Вам как творческому человеку дает вера?

— Вера не дает мне халтурить, не дает обманывать, дает стремление что-то сделать для Бога, для Его Церкви. Но, думаю, Господу от нас нужно только одно: чтобы мы верили всем сердцем, чтобы помогали верить ближним, очищали свою жизнь, через покаяние шли к Нему. Если через образы в моих работах возможно хоть немного продвинуться по этому пути, то в них есть смысл.

— Расскажите о Ваших картинах — о чем они?

— Рассказать о живописи или графике невозможно — каждый слушающий всегда будет представлять себе свой образ. Но можно попытаться описать свои мысли. В 1983 году на Московской молодежной выставке экспонировались две мои трехцветные гравюры — «Тополя на Сазанке» и «Танец», где мне хотелось сопоставить жизнь — большие сильные тополя над городом — и смерть — остатки высохших мертвых деревьев перед городом. В обеих работах присутствует Волга как символ вечности. Гравюры имели успех, и я продолжил эту тему в пятиптихе «На берегах Волги», который тоже был отмечен критиками. Следующей большой работой был черно-белый триптих «К свету», состоящий из листов «К солнцу», «Свет» и «Затмение». Там также течет Волга, но главным героем становится солнечный свет. Река, свет, живые и мертвые деревья — известные и значимые символы. Трудно не впасть в пошлую банальность. Получилось ли — судить людям.

В 2007 году директор саратовского музея-усадьбы знаменитого художника В. Э. Борисова-Мусатова, организатор моей юбилейной выставки Элеонора Николаевна Белонович так и назвала мою выставку — «К свету» — по названию триптиха. Вот история одной из этих гравюр. В 1983 году мы с прекрасными саратовскими художниками Владимиром Мошниковым, Павлом Маскаевым, Алексеем Кондрашовым и Сергеем Зюковым шли несколько дней творческим походом от Воскресенска до Вольска. Путь пролегал по бичевнику — узкой полоске галечного берега между Волгой и Змеевыми горами. День был очень неприветливый. Неожиданно на этой гальке мы увидели неизвестно откуда взявшихся несколько небольших подсолнухов, робко прижавшихся друг к другу от ветра и тщетно пытавшихся своими «лицами» увидеть солнце в рваных тучах на суровом небе. Через несколько лет, перебирая этюды, сделанные тогда, я вспомнил этот образ и включил его в триптих.

— Валерий, что для Вас является настоящим искусством? Как Вы считаете, когда искусство становится подлинным, настоящим, а когда перестает быть им?

— Конечно, настоящее искусство — то, которое ведет к Богу. Это могут быть любые стили, виды, жанры и сюжеты — радостные, лиричные, трагические, даже абстракция, но, образно говоря, там должна быть рука Самого Бога, протянутая нам для нашего спасения. Господь может выбрать любого человека для осуществления Своего плана, но задача художника — не предать корыстолюбием, тщеславием, леностию, безверием, не отвергнуть эту руку. Думаю, что все люди, любящие творчество, живущие им и преданные ему, ощущают моменты соприкосновения с чем-то настоящим, чем-то великим и непостижимым. Дай Бог всем нам в творчестве, как в молитве, быть искренними, не впадать в прелесть, слушать Бога и делиться радостью от общения с Ним с окружающими. Настоящее искусство, на мой взгляд, это одновременно чувственная, рациональная и молитвенная формы познания Бога. Все три формы присущи каждому человеку с преобладанием какой-то одной, но без объединяющей всё молитвенной жизни путь к Богу, к обОжению закрывается, смысл пропадает.

— Были ли у Вас какие-то поворотные, определяющие моменты в жизни, без которых Вы были бы сейчас не тем, кем являетесь?

— У любого из нас сильные потрясения многое меняют в жизни. В первую очередь, это потеря любимых людей. Отрыв, который в этот момент происходит, обычно меняет мироощущение навсегда. Второе — это угроза собственной близкой смерти, когда ждешь в больнице окончательный диагноз. Одно дело — рисовать вечность и смерть, другое — ощущать ее ледяное дыхание. Кроме того, на ощущение величия Бога повлияли жизнь на Волге — ее просторы, острова, протоки — и походы по Кавказским горам — снежные вершины и глубокие пещеры. А на укрепление ощущения Его близости — поездки на Святую Землю, в Дивеево, а также мой храм во имя преподобного Серафима Саровского.

— Несколько лет назад Вы начали алтарничать в Серафимовском храме. Изменилась ли Ваша жизнь за это время?

— В марте 2013 года умер мой отец, а 5 мая, на Святую Пасху, Господь избавил меня от тяжелой зависимости от курения — желание закурить пропало навсегда. Постепенно я стал регулярнее ходить на службы, поститься, причащаться и исповедоваться. В июле этого же года свершилась моя поездка на Святую Землю — чудесные события, случившиеся там, и общение с отцом Димитрием Муравьёвым, который фактически стал моим духовником, закрепили переворот в моей душе и образе жизни.

В 2015 году произошла авария, в которой погибла моя родная младшая сестра, а сам я получил серьезную травму. В этот период я очень много молился. А через год настоятель Серафимовского храма отец Димитрий Усольцев предложил мне помогать в алтаре и поступить в Саратовскую духовную семинарию, за что я ему бесконечно благодарен. Алтарническая служба помогает смирять гордыню и вместе с учебой позволяет глубже войти в христианскую жизнь, осознать непреодолимую без Божией благодати нашу греховность. Помоги Господь принять эту благодать и не предать Божию любовь к нам.

— В Серафимовском храме Саратова людей встречает образ преподобного Серафима, который расположен над входом. Он был выполнен Вами. Расскажите о процессе работы — как создавалась эта икона?

— Еще в начале двухтысячных близкий мне человек, долгие годы поддерживающий во мне веру, священник Димитрий Годин, благословил меня написать Плащаницу для сельского храма в Аткарском районе, в котором он служил. Выполнив эту работу, я мечтал написать что-то еще для Церкви, но долгое время не было такой возможности. И вот три года назад по благословению Владыки Лонгина мне доверили написать надвратную икону нашего храма, так как прежняя сильно обветшала. Начались поиски образа для новой иконы. Конечно, я пересмотрел огромное количество портретов и икон, сделанных до меня, в том числе прижизненные портреты батюшки Серафима. Все они очень разные. Но один из образов, находящийся в Дивеево справа от раки преподобного, очень мне близок благодаря чуду, случившемуся от черно-белой фотографии с этой иконы. Этот снимок был освящен у мощей батюшки Серафима и прислан мне из Дивеево в 1997 году с обещанием молиться 40 дней о моей маме, которая тогда тяжело умирала. По молитвам дивеевских сестер и по исходящей от этой фотографии благодати мама встала и несколько дней сама могла ухаживать за собой. Этот образ я перевел в эскиз росписи, а затем, по благословению Владыки Лонгина, перенес на саму надвратную икону.

— Валерий, скажите, какие у Вас планы на будущее?

— Недавно мне исполнилось 63 года. Хочется успеть за оставшееся мне время что-то сделать для Бога и Его Святой Церкви — то, что я могу делать лучше всего, используя знания и навыки, полученные в течение жизни. Не хочу умирать с чувством, что зарыл в землю данный мне, по мнению некоторых людей, талант. Какое бы послушание Господь ни дал мне, я готов принять его с благодарностью.

«Православный альманах»

Богатый духовный мир он облекает в поэтическую форму. Курский священник Аркадий Лукьянов пишет стихи. В них стремление от суетного к вечному, от лжи к правде, от тьмы к свету. Каждое произведение — обращение к человеку, который сбился с жизненного пути, доброе наставление батюшки, яркая, живая проповедь, которая вдохновляет и открывает новые грани веры и благочестия.

 

А. Лукьянов

 

 

 

 

 

Мечты,

реальность,

вера

 

 

 

 

 

 

 

 

г.Курск 2015

 

 

 

 

 

 

 

Мечты уносят вдаль,

Реальность приземляет,

Страдания томят,

А вера укрепляет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.

Унылой чередой

безликих серых дней

Влачится наша жизнь

Свой смысл от нас скрывая.

В извечной суете,

Духовной пустоте

Сжигаем Божий дар,

К могиле приближаясь.

Постичь желаем мы

Все таинства земли,

Ища разгадки ключ

В житейском мудрованьи,

Но разум без любви,

Но сердце без тепла

К нулю низводят наши

Все старанья.

Кто человеку брат?

Кто человеку волк?

Кто вознесет его?

А кто низвергнет вниз?

И есть ли в жизни смысл?

И есть ли в жизни толк?

Или случайность все?

Или судьбы каприз?

В неясных бликах нам

Мерещится ответ,

Разгадок миражи

Томят и будоражат,

Но ясности в них нет

И чёткости в них нет,

И истину Господь

Лишь нам в конце укажет.

А потому, вопит душа

К Тому, кто знает все ответы,

Чтоб ободрил,

Чтоб поддержал,

Чтоб просветил нас в мире этом.

Господь — Христос,

Спаситель наш,

Открой слепые вежды наши,

Даруй нам слух,

Зажги сердца,

Чтоб жизнь земная стала краше.

2.

Пролегла борозда в пахоте.

Плуг вспорол покрывало земли.

Расползлась черным шрамом она,

Чтобы семя в нее бросили.

Окольцуется дерева стан,

Ведя счет веренице лет.

Годовое кольцо – тот же шрам,

Словно след прожитых бед.

Складка кожи на лбу – борозда,

Годовое кольцо на лице.

Отразилась в ней жизнь, как в воде,

Проявилась души красота.

Жизни бег

Как искусный хирург –

Правит вывихи,

Штопает раны,

Исправляет обоих

Колен хромоту,

Лишь на лбу оставляет

Страдания шрамы.

3.

Лица  хитрые,

Глазки блудные,

Лбы покатые

От бровей,

Кожа с юности

Уж морщиниста,

Души каменны

Меж грудей.

Веет смрадным

Вокруг дуновением,

Время жатвы

Уже началось.

Семя доброе

В закромах давно,

Места терниям

Там не нашлось.

4.

Ненадолго зима

Умертвила природу.

Ненадолго умолкли

Певчих птиц голоса.

И не долго слеза

На бегу замерзала,

Осушая глаза,

Иссушая сердца.

Уже вздыбились спинки

Озябших пригорков,

Чернотой пробивая

Осевший снежок,

И старушек окрестных

К себе собирает

Разогретый на солнце

Церковный порог.

5.

Ясно солнышко

Закатилося,

Все в зловещий мрак

Погрузилося.

Божья тварь побыстрей

В норки скрылася.

Разбежалися все,

Затаилися.

Мрак ночной,

Разгоняющий доброе,

Вызывает из недр

Все худобное,

Из своих богомерзких

Засидушек

Выбираются темные силушки.

Чтоб под кровом ночи

Безобразничать,

Безраздельно и нагло

Хозяйничать.

Затянулася нынче ноченька —

Нет уж силушки,

Нет уж моченьки.

Ну когда же взойдет

Красно солнышко?

Брызнет утренним светом

В оконышко?

Когда Божия тварь

Образумится?

Страх и глупость стряхнуть

Удосужится?

Во едином порыве натужится,

Чтобы жить по-людски,

А не мучиться?

Но ночная мгла

И ночной кошмар

Руки, ноги и волю,

И разум сковал.

Где же колокол тот,

Что ударив в набат,

Пробудил бы живых,

Дал Отчизне солдат?

6.

Цветы, осенние цветы –

Последний всплеск благоуханья.

Среди начала увяданья

И предстоящей пустоты.

Как дети в доме престарелых –

Улыбка жизни

И ее оскал,

Как будто Бог,

Для укрепленья слабых,

Дитя свое любимое послал.

7.

Познавши цену слов,

Я стал немногословен

И в низости пожив,

Стяжаю чистоту.

Предательства вкусив,

Стал в дружбе осторожен,

Искусственность свою

Сменил на простоту.

Я сердцем чувствую

Любую фальшь,

Уж книжкою морщин

Расписана вся кожа,

Струеньем жизни

Душу шлифовав,

Я понял,

На кого она похожа!

8.

Согрело красно солнышко

Озябшую земелечку.

Расправилась родимая,

Вздохнула глубоко.

Как девушка дебелая

Духмяная и спелая,

Распарившись в перинушке

Проснулася легко.

Улыбка лучезарная,

Взгляд ясных глаз пленителен,

Румянец в щечках маковых,

Коса до самых пят.

Такой земля представилась

Весной обворожительной,

И дух любви щемительный

Разносит аромат.

И лишь слепцы душевные,

По-прежнему, в унынии.

Сердца их заскорузлые

Не тронуть теплотой.

Не видят красоты они,

Не видят широты они,

Не чувствуют души они

Россиюшки родной.

9.

Я кровию души своей

Посевы поливаю.

Исклевана она

Бесстыдным вороньем.

От их нападок я

Почти не отбиваюсь,

Ведь только через скорбь

Мы к истине идем.

10.

Суставы больные,

Вздутые вены,

Кожа истертая

И иссушенная.

Прячутся руки

Неловко за спину,

Словно проклятые,

Прокаженные.

Линии жизни

Трудом обозначены,

Черноземом татуированные,

Все о судьбе

Говорят однозначно

Без комментариев

многосложных.

Трудясь в простоте

Без комичной эстетики,

Не знают они

О французской косметике,

«Деревня»

– прозвище пренебрежительное

К хозяевам рук таких

применительно

Вот и прячутся за спину

Изможденные

Словно проклятые,

Прокаженные.

Кем-то прозвищем циничным

Заклейменные.

Я ж смотрю на них завороженно.

11.

Что-то ничего веселого

Не пишется,

Не смеется что-то

И не развлекается.

Видно норму смеха

Отведенную

Я уже растратил

Неприкаянно.

Чашу легкую, бедовую,

Проказную.

Я гусарским залпом

Опрокидывал,

А теперь похмелье

Тошнотворное

И тоска,

Которой не испытывал.

12.

Дым отечества

Щемительно сладок.

Пепелища дым

Терпок и горек.

Аромат одного —

Как подарок.

Смрад другого

До отчаяния стоек.

Запах хлеба

И запах матери,

Воркованье детей

На палатях,

Образ Божий

В мерцаньи лампадки,

Да льняные в петухах

Скатерти.

Кот-Баюн гостей намывающий,

Пироги вынимаются к Пасхе,

С колоколенки звон веселый:

Все как в русской народной сказке.

Только день сменяется ночью.

Ночь бывает кошмарной и долгой.

Лоб в испарине,

Руки свинцовые,

Ускользают молитвы строчки.

Исчезает ощущенье

Реальности:

То ли день, то ли ночь –

Непонятно.

Напряжены нервы

До крайности,

И язык шевелится

Невнятно.

Петушок прогорланил

Гортанно,

Прозвучала побудка

Фальшиво,

Солнце в спальной перине туманной

Потянулось… И…

Глубже зарылось.

13.

Мой колос согнулся

Под тяжестью зерен

И ждет с нетерпением

С неба жнеца,

Землей ароматной

И солнышком вспоен

Плод жизни своей

Он растил для Творца.

Пока не осыпался

В пыль придорожную,

Пока не сгноила

Его непогодь,

Прими от земли

Эту горсточку скромную

В свои закрома,

Милосердный Господь.

14.

Православие

Среди злохуления –

Скромность мудрая

Среди самомнения.

Уважение —

Среди безразличия.

Совершенство —

Среди неприличия.

15.

Добро с печальными глазами

Со светлым лбом,

Вмещающим весь мир,

Огромным сердцем

Землю обнимая,

Собою кормит всех,

Лишаясь жизни сил.

Но эта жертвенность

Не многими ценится.

Добро сосут,

А взращивают зло,

Которое потом, заматорев,

Глумится

Над тем святым,

Чем вскормлено оно.

16.

В голове пустота и

Прострация,

Жизнь моя —

Как сеанс медитации,

В уши рвутся слова

Профанации,

Так ведется народа

Кастрация.

17.

Не хочу угождать я

Публике,

Свою душу менять

На рублики,

Грубоватое делать

Кругленьким

Лишь затем,

Чтоб прозваться умненьким.

18.

Снег, продырявленный

Дробью дождя,

Кашицей белою

Хляби прикрыл.

Низкие тучи

По небу скользя,

Брюхом утюжат

Складки могил.

Спите, родные,

Укройтесь теплее,

Сердцем своим

Вас земля обогреет.

19.

Небо зовущее,

Дали манящие;

Разум не в силах

Все охватить.

Радость открытия –

Чувство пьянящее,

С ним бы всю жизнь

По глоточку испить.

20.

Зимней ночью темной,

Под сиянье звезд

В яслях, на соломе

Родился Христос.

Лишь кроткие агнцы

Младенца встречали,

Дыханием теплым

Христа согревали.

Небеса звездою

Привели волхвов,

Ангелы созвали

Местных пастухов.

Пришли, поклонились

И чуду дивились,

Сердцами мужскими

До слез умилились.

Сошла любовь на землю

В образе Христа,

Все сердца скорбящих

Смягчила она.

Теперь на земле бы

Всем людям родниться,

Чтоб распрям и войнам

навек прекратиться

Тут враг человеческий

Поднял тревогу,

Лукавого Ирода

Взял на подмогу,

Чтоб свет Божий был

Побыстрее загашен –

Во мраке и бес нам

Ужасный не страшен.

Искусные воины,

Стяжавшие славу,

На бойню младенцев

Послались кроваву.

Детей в колыбельках

мечами рубили,

Безвинною кровию

Землю залили.

Христа же

Небесные силы хранили,

Чтоб гнойные очи

Слепые раскрыли,

Чтоб люди глухие

Услышали Бога,

Чтоб жизнь,

А не смерть

Нас ждала у порога!

Однако князь тьмы

Разрушает наш разум.

Звериная сущность

Сильна, как зараза.

И кроткого Агнца –

Спасителя мира

К позорному древу

Они пригвоздили.

Но Бог поругаем

Никем быть не может,

И правда Господня

Ложь тьмы превозможет.

Бог кротостью силен

И вечен любовью,

Зло жизни безбожной

Искуплено кровью.

Зимней ночью темной

Под сиянье звезд

В яслях, на соломе

Родился Христос.

Лишь кроткие агнцы

Младенца встречали

Дыханием кротким

Христа согревали.

21.

Слезинки ясные

На кончиках ресниц,

Дугою брови выгнуты,

Как два крыла у птиц.

Смотрю на них,

И кажется,

Взмахнут сейчас легко,

Мне боль утраты подарив,

Умчатся далеко.

22.

В пространстве вселенском

Мы ищем упорно,

Кто мог бы по разуму

Братом нам стать.

Ведь разум теряя,

Все меньше надежды

Таких для себя

На Земле отыскать.

23.

Моя келья –

Спасительный Ноев Ковчег.

От штормов в ней

Спасаю я душу свою.

Славной стражей святых

И молением к ним

Тишину и покой

Я в себе берегу.

24.

Где весна,

Где медовое лето?

Где ты, радость,

Волненьем согретая?

Где томленье,

Восторг  ожидания?

Где безумных порывов

Мечтания?

Все осталось в поре

голоштанной,

За пьянящею дымкой

Туманной,

В ароматах цветов,

Птиц свирелях.

В легких снов голубых

Колыбелях.

25.

Лента вязкая,

Колесами избитая.

Хатки вросшие,

Соломою покрытые.

Бабы ветхие

В линялых кацавеечках,

Вместе с курами

Пригрелись на скамеечках.

Вековым упреком

Вверх таращится

Остов стен

Церковной колоколенки,

От которого

Печально отражается

Звон посуды

Местных алкоголиков.

На задворках

Утварь ощетинилась:

Грабли, да разбросанные

Бороны.

Верно слово

Во святом писании:

Там где труп –

Там соберутся вороны.

26.

Лапотками богомольцев

Вся исхоженная,

Как сквозь сито,

Пальцами просеянная,

Иноземцами лихими

Растревоженная,

Собиралась с силами

Россеюшка.

Верою одной объединенная,

Со Христом в душе

Да с Богоматерью,

Мудростью седою убеленная,

Со достоинством жила

И славно ратилась.

Но склевали по крупицам

Птицы хищные

Драгоценное зерно,

В сердцах посеянное.

Подменили знамя

Святорусское

Символом мещанства

Незатейливым.

Начался разброд

В друзьях – товарищах,

Разорение кругом,

Да безразличие.

Продается все,

Да пропивается.

Хитрость и коварство –

Знак отличия.

Слово Божье.

В разум приводящее,

Отвергается с порога

Со глумлением,

Со отчаянным упорством

Удивительным,

Гасят свет дневной,

Лишаясь зрения.

Все слабее глас

Из Небесных Уст,

Умирает дом,

Остается пуст…

27.

Как былинный богатырь

Микула Селянинович

Черпал силушку.

Да от сырой земли,

Крестьянствовал на ней, родимой,

Обихаживал,

Со любовию кормилицу

Возделывал.

Отзывалась та земля

На ласки пахаря

Доброй хлебосольной

Благодарностью.

Злые вороги

Давно глазищи пучили,

Да тайком пытались

Подворовывать.

Но Микулушка был

Силушки недюженной

И ломались зубки острые,

Звериные

Об его плужок,

Да об распашечку.

На груди Микулушки,

Как щит небес —

Материнское благословение,

Да медный крест.

С ним душой,

А телом со земелечкой

Жило счастливо

Микуло-Свято племечко.

Но завистники искусны

В кознях дьявольских.

Хитростью Микулу

одурманили,

Байками, с неправдой

Растворенными

Опоили славного

Крестьянина.

А затем,

Воспользовавшись слабостью,

Заарканили

Ремнями сыромятными,

На могутну шею богатырскую

Рабское ярмо

Быстрей накинули.

Как пришел в сознаньице

Микулушка,

Весь опутан он

С головы до пят.

Вместо райских птиц

Над пашенкой родимою

Тучи злобных птиц

Свистят, шипят…

Наложить бы крест,

Да руки связаны.

Прочитать молитву,

Да дурман в мозгах.

Как же больно жить

Отныне легковерному

На родной з

Главный принцип христианской жизни — игумен Петр (Пиголь)

– Отец Пётр, расскажите, пожалуйста, немного о себе, о том, как решили посвятить свою жизнь служению Церкви.

– Вырос я в православной семье. В юности я был не вполне верующим человеком, но благодаря примеру дяди, брата моей матери, священника, вступил на путь веры. Долгое время именно дядиными молитвами Господь хранил меня во всех жизненных перипетиях. После политехнического техникума служил на Северном Военно-морском флоте, окончил Мурманское мореходное училище, после исходил всю Атлантику вдоль и поперек. И все интересные случаи жизни, в основном связанные с моей «морской» деятельностью, были непростые. Смысл их однажды как-то вдруг мне открылся, и я осознал, что случайно ничего не происходит, увидел в этом действие Промысла Божиего, руку Божию, руководящую мной, и понял, что благо будет – смириться под этой рукой и делать то, что хочет Господь. После этого жизнь моя внешне резко изменилась – я поступил в семинарию.

Мой выбор, кажущийся многим нелогичным и странным, для меня был закономерностью. Я пришел туда в прямом смысле – с корабля на бал и увидел совершенно новый мир, но этот мир был очень близок моей душе, очень мне понравился – это было то, к чему она, душа, и стремилась. Пребывание в Московской Духовной Семинарии, а затем и в Академии – лучшие годы моей жизни, хотя становление мое как личности началось еще на флоте, в суровых условиях, которые научили меня очень важным жизненным принципам, послушанию.

Монашеский постриг я принял в московском Свято-Даниловом монастыре, в 1988 году был рукоположен во иеромонахи, через два года возведен в сан игумена. В 1991 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия II был зачислен в братию Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне. Нес послушание заведующего библиотекой, продолжил научную работу, которую начал ныне покойный архимандрит Иннокентий (Просвирнин)1. Работа эта увенчалась впоследствии выходом книги «Великая стража»2, посвященной жизни и трудам афонских старцев Иеронима и Макария. Я готовил к изданию и редактировал эту книгу.

Через некоторое время отец игумен и собор старцев направили меня в качестве полномочного представителя Пантелеимоновой обители в Москву, для открытия Афонского подворья, где я был первым настоятелем. Через полтора года началось возрождение обители святого апостола Симона Кананита в Новом Афоне в Абхазии, в котором мне тоже довелось принять активное участие.

В 1999 году начал трудиться в издательском совете Русской Православной Церкви, заведовал книжной редакцией, одновременно продолжал выпускать церковно-исторический альманах «К Свету», главным редактором которого я являюсь с 1992 года. А с 2002 года несу послушание в Синодальном отделе религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви, заведую информационно-издательским сектором, в котором выходят информационный вестник «Православное образование», сборники докладов, книги, в основном связанные с работой Рождественских чтений, учебно-методические пособия и другие издания.

Также преподаю в Российском православном университете святого апостола Иоанна Богослова, являюсь первым проректором и деканом философско-богословского факультета.

– Отец Пётр, Вы сказали, что годы учебы в МДАиС – лучшие в Вашей жизни. О чем Вы вспоминаете, когда думаете об этих годах?

– В семинарию я поступал в 1980 году. Однако первая попытка была неудачной. Неудачной в чисто человеческом смысле, потому что я потом понял, что еще один год, «свободный», так сказать, мне был дан промыслительно – остался у меня ряд незавершенных дел, которые помешали бы учебе. К тому же, я поступал в семинарию, придя из очередного рейса, из Норвежского моря, за неделю до экзаменов. Вопрос: «Откуда вы? Из какой вы епархии?» – вызывал у меня приступ задумчивости, так как местом моего пребывания был Мировой океан… В конце концов был зачислен я кандидатом – с условием, что, возможно, в течение года меня примут в число воспитанников. Но семинаристом стал только в следующем, 1981 году, с благословения покойного митрополита Рязанского Симона.

Духовный подъем, который я ощутил при поступлении, не прекращался на протяжении всех лет обучения в Семинарии и Академии. Вероятно, это связано с тем, что московские духовные школы находятся на территории Троице-Сергиевой Лавры, там, где больше всего чувствуется покров преподобного Сергия. У всех семинаристов было нормой каждый день начинать с благословения преподобного, прикладываясь к его мощам в Троицком соборе. А вопросы духовной жизни, любые недоумения мы могли разрешать, обращаясь к опытным монастырским духовникам и к нашим наставникам-профессорам. Их я вспоминаю с большим теплом…

У нас были очень добрые и сердечные отношения с Константином Ефимовичем Скуратом, доктором церковной истории, известным патрологом. Порой его лекции в Академии превращались в беседу на те темы, которые волновали всех. Бывало, что все время занятий уходило на разъяснение каких-то недоумений. Мы иногда специально придумывали для него вопросы посложнее – как бы испытывали. Удивительно – он не допустил ни одной ошибки. Хотя иногда говорил: «Вы задаете такие вопросы, что мы идем, будто по лезвию ножа. Будем же в своих размышлениях держаться Священного Предания и святоотеческой «золотой середины»»… Большое впечатление на нас производили лекции профессора Алексея Ильича Осипова, который и в настоящее время преподает основное богословие.

Вспоминаются мне первые дни в семинарии – и, прежде всего, атмосфера заботы и любви, которая нас окружала. Я прошел школу флотской жизни, где вроде бы все зависело от единства команды, но единение семинарское – другое дело. Здесь тоже была дисциплина, но связанная с духовным окормлением в духе отеческой и братской любви.

Одно из главных преимуществ московских духовных школ: они дают, кроме хорошего образования, еще и крепкое духовное воспитание. Каждый день мы все вместе вечером молились в Покровском храме (утром – в трапезной). Молитва совершалась в полной темноте, завершалась коленопреклоненным пением. По средам читался акафист Божией Матери, на который также собирались все студенты. Совместная молитва вдохновляла и укрепляла. И было спокойно настолько, что я чувствовал себя, словно цветок под теплыми лучами солнца. Я благодарен Господу за то, что Он сподобил меня пережить это.

– Когда Вы уходили с флота, Вас кто-нибудь пытался отговаривать, разубеждать? Как вообще восприняли Ваше решение окружающие? Ведь это было советское время, время воинствующего атеизма…

– На самом деле, я был несколько удивлен, когда без особых препятствий идеологического характера попал в Семинарию. Знаете, у нас там в первое время, в течение 10 дней, было что-то вроде адаптационного периода. Нас, семинаристов, возили по храмам Москвы. Затем были встречи с нашими будущими преподавателями, которые просто читали нам лекции на «свободные» темы – для того, чтобы постепенно ввести в учебный процесс. Мы задавали любые вопросы, и на самые острые из них преподаватели умели ответить деликатно и, самое главное,– понятно. Помню, меня удивили слова одного профессора: «Если судить по-человечески, никто из вас в семинарию попасть не должен был. Но если вы сидите здесь, значит, действие Промысла Божиего свершилось. У каждого из вас – свой жизненный путь, и если вы встретились здесь, значит, Господь вас избрал»…

Хотя сложности у меня были, но узнал я о них, когда уже поступил. Я-то был довольно свободным человеком в своих решениях благодаря «флотской» школе. У нас там была поговорка: «Главное – принять волевое решение». А еще я искренне считал, что живу в свободной стране и волен выражать свои убеждения. Родители мне потом рассказывали, что когда у меня появилось решение учиться в Семинарии, к ним какие-то люди приходили, внимательно расспрашивали, узнавали, что со мной вдруг случилось, почему вдруг так резко я поменял жизнь. Отец и мама были очень удивлены, потому что я им о своих планах не сообщал: мы жили далеко друг от друга и на тот момент давно не общались. Несколько раз к ним приходили, но все расспросами и ограничилось.

Мне кажется, я тогда был гораздо смелее, чем сейчас. Может быть, от того, что знал мало, а дерзновения, решимости было много. Сейчас, с высоты опыта и возраста, что-то оценивается по-другому.

– Отец Пётр, расскажите немного о Вашей жизни на Афоне. Что это за место – Святая Гора, что такое Пантелеимонов монастырь?

– Афон как был, так и остается уделом Богородицы. Главная святыня здесь – Иверская икона Божией Матери, которая находится в Иверском монастыре. С ней связано обетование о покровительстве Царицы Небесной: до тех пор, пока будет этот образ пребывать на Святой Горе, Матерь Божия не оставит ее. Поэтому все, кто приезжает на Афон, первым делом спешат поклониться Иверской.

Чем меня поразил Афон в первый раз? Насельники монастырей (их там около 20 общежительных, основанных христианами разных стран, но большинство все же – греческие) – своим духовным настроем. Среди афонских монахов есть много людей с высшим образованием, научными степенями, с достаточно высоким интеллектуальным потенциалом. Но там ценится не это, а – то духовное состояние, в котором человек пребывает. Там важна та духовная мера, которая отличает опытного старца от новоначального. Поэтому на Афоне иерархия ценностей иная, чем в российских монастырях, например. На Афоне есть нечто подлинное, настоящее – то, что, наверное, было в Церкви в первые века христианства, то – к чему мы должны стремиться изо всех сил. Я увидел монастыри с нужным устроением монашеского общежития.

Конечно, не все афонские обители равны между собой, по моему тогдашнему восприятию не все отличались совершенством духовной атмосферы и налаженностью монашеской жизни. Особенно это было заметно в тех монастырях, которые находились под тем же атеистическим игом, что и страны их насельников. Это наш монастырь, болгарский, сербский. Когда я уже сам стал насельником Русского Пантелеимонова монастыря, то начал вникать в суть устроения монастырского общежития настоящего времени с позиции прошлого. Будучи библиотекарем, я исследовал рукописи из истории Русского монастыря на Афоне и понял, что духовное благополучие и возрождение обители зависит от правильности духовных истоков, от того, будет или нет устроена там жизнь с опорой на Священное Писание и Предание – то есть с опорой на то, на чем стоит и сама Церковь.

Расцвет Русского Пантелеимонова монастыря пришелся на XIX век. Тогда там благодаря деятельности старца иеросхимонаха Иеронима (Соломенцова), который, без сомнения, был особым избранником Божиим, возродилось подлинное монашеское общежитие. Известны его слова: «Мы можем говорить и действовать только от Писания и от святых отцов учения». В составленном старцем Иеронимом уставе обители он изложил правильные, завещанные святыми отцами духовные основы монашеской жизни и строго заповедовал соблюдать их. И то, что они в какой-то степени забыты и не востребованы до настоящего времени,– причина духовного неустройства монастыря.

Посмотрим на греческие монастыри на Афоне. У них были свои периоды возрождения и упадка, но в последнее время, благодаря деятельности старцев-исихастов, в обителях поддерживается духовное состояние верности традициям. Старцы, которые строго следовали святоотеческим установлениям, передавали своим ученикам некую «закваску» и «переквашивали» братию монастырей – постепенно обители обновлялись.

Эти законы верны, конечно, для любого христианского общества. Но Афон представляет собой чистый образец христианской цивилизации.

– Какова сфера Ваших научных интересов? Насколько я поняла, Вас интересует история монашества и устроение монашеской жизни?

– В какой-то степени это главная моя тема. Но в данный момент у меня не находится достаточно много времени, чтобы заниматься ею. Обстоятельства диктуют свои условия, современная жизнь ставит вопросы, требующие разрешения. Однако они, так или иначе, связаны с принципами духовной жизни, на которой основана жизнь монашеская.

Вообще, главный принцип христианской жизни – общий и для монашествующих, и для мирян. Это – заповеди Божии, изложенные в Евангелии, Божественном откровении, это то, что открыл нам Господь, дал как инструкцию. И все мы – независимо от условий жизни – призваны устраивать ее в соответствии с этим главным принципом. На Страшном Суде Бог, думаю, не будет спрашивать нас о том, кто мы были по профессии, а спросит, какую меру мы вынесли, находясь на своем месте, насколько мы возросли? Увидит, приобрели ли мы качества, необходимые для жизни «будущего века», способны ли вместить те дарования, которые Господь даст всем любящим Его?

С этими вопросами и связаны мои нынешние труды. На основе кандидатской диссертации была издана книга «Преподобный Григорий Синаит и его духовные преемники». В приложении к ней есть схема, мной начерченная,– «Греховные страсти и борьба с ними». Это подтверждение преемственности учения школы преподобного Григория Синаита от школы Синайского монастыря, где игуменом был преподобный Иоанн Лествичник, автор «Лествицы». Чтобы показать существующую между ними связь, я сначала изложил «Лествицу» в… графическом виде. Это своего рода конспект книги преподобного Иоанна, который помогает оценить ее современному человеку. Ведь настольная книга подвижников древности не потеряла своего значения и поныне. Продолжением, по моему замыслу, должна быть схема по творениям преподобного Григория Синаита.

Выходят мои статьи, посвященные главной теме моих исследований – исихазму. В частности, недавно в журнале «Философские науки» вышла статья «Исихазм – путь к обожению». В ней я попытался кратко изложить основные принципы исихазма, рассказать, что это не просто какая-то практика монахов-отшельников, пребывающих в неких духовных состояниях, при которых возможно созерцание Фаворского света… Высокое духовное состояние не достигается вдруг, без постепенных этапов восхождения, духовного возрастания. И все ступени этого пути находятся в связи между собой.

Именно эта тема для меня является на данный момент приоритетной. На философско-богословском факультете в университете святого апостола Иоанна Богослова я читаю для старшекурсников спецкурс, который так и называется – «Исихазм».

В 2005 году издана книга «Афонская трагедия: Гордость и сатанинские замыслы»3 – о событиях, связанных с движением имябожников в начале XX века на Святой Горе. В последнее время в свет вышли несколько книг на эту же тему, рассматривающих проблему в богословско-философском плане. Я попытался показать ее с других сторон, духовно-психологической и церковно-канонической, постарался так составить книгу, чтобы читатель сам смог оценить ситуацию.

– Отец Пётр, а есть такая тема, о которой можно было бы сказать: «Все, я разработал ее»?

– Нет. Любая научная тема не может быть до конца исследована. К тому же, мои темы так или иначе касаются динамики духовной жизни, поэтому они имеют продолжение, а главным образом – реализацию в нашей действительности.

– Вернусь чуть назад. Каким образом Вы участвовали в возрождении Ново-Афонского монастыря в Абхазии?

– Это была целая история, очень непростая. Я участвовал в возрождении Ново-Афонского монастыря как представитель Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне. Дело в том, что Новый Афон основывался в XIX веке как «живая отрасль», своего рода филиал Пантелеимоновой обители. И в конце XX века Промысл Божий определил начать возрождение Нового Афона. Некоторые чудесные указания прямо об этом свидетельствуют, но сейчас мы не сможем подробно об этом говорить. Подробнее о истории возникновения обители и начале ее возрождения в наше время можно прочитать в альманахе «К Свету», в 16-м выпуске.

На Благовещение в Новом Афоне была совершена первая Божественная литургия в древнем храме святого апостола Симона Кананита.

В тот день, помню, произошло одно из таких чудес, свидетельствующих об исторической преемственности этих важных событий. Недалеко от Нового Афона в сети рыбакам попался очень крупный осетр – рыба, которая в тех местах в последнее время не попадалась. Рыбаки принесли рыбу со словами: «Мы поняли, что ее послал Господь для приехавших из Москвы монахов». А много лет назад, в 1876 году, когда монастырь еще только созидался, в день, когда был освящен первый построенный в нем храм – Покровский собор, на берег вдруг начала сама выбрасываться рыба, которую монахи стали собирать. Всем хватило тогда для трапезы…

В начальный период возрождения монастыря, во время абхазско-грузинского конфликта и после него, в обители только чудом никто не погиб, Господь уберег. И сколько всего пришлось вынести на начальном этапе!..

Вообще, дело возрождения Ново-Афонского монастыря не укладывается в наши человеческие представления. Ситуация там очень непростая: юрисдикционный статус монастыря определен не до конца. Но несмотря ни на что, монастырь возродился и сегодня живет. Там есть насельники, совершается Таинство Евхаристии. Это главное.

– Скажите, пожалуйста, а кто был автором идеи альманаха «К Свету»? Кто его делает вместе с Вами?

– Идея альманаха «К Свету» зародилась на Афонском подворье в Москве в 1992 году, как я уже упоминал, когда я был там настоятелем. В его создании участвовали люди, с которыми мы вместе трудились в Даниловом монастыре, когда я там по послушанию занимался издательским делом.

Альманах называется «К Свету», конечно, неслучайно. Слова эти: «В Горняя… К Свету» – последние слова святителя Григория Паламы. К Свету – значит, к благодати Божией, к тому самому Фаворскому свету, стремиться к которому святитель призывал в своей проповеди. Название определило содержание.

Сначала альманах издавался в виде толстой газеты, потом вырос в объемистый журнал с тематической направленностью. В каждом номере у нас – церковно-исторические материалы, но обязательно с «выходом» на современность. Были изданы выпуски, посвященные Иосифо-Волоколамскому монастырю, Псково-Печерскому монастырю, Патриархам Смутного времени, храму Христа Спасителя, Афонскому Пантелеимонову и Ново-Афонскому монастырям, православному Алтаю, России на Святой Земле, преподобному Серафиму Саровскому. Сейчас в работе выпуск на тему «Образы Святой Земли в России». Собирается материал о святынях Греции, о Православии в Италии.

Беседовала Наталья Волкова

Альманах «К Свету» | К Свету

Поиск

  •  
  • Новости
  • Форум
  • Книги
    • Издательство
    • Альманах «К Свету»
    • Библиотека
    • Наши издания
    • Анонсы
  • О проекте
    • Информационный портал
    • Помощь проекту
    • Контакты
  • К Свету ТВ
    • Видео
    • Аудио
  • Магазин
  • О нас
  • Вход

Выпуск №21 «И именем и духом Серафим»

Выпуск №20 Православный Алтай.

Выпуск №19 Россия на Святой Земле.

Выпуск № 17 Символика русского храмоздательства.

Выпуск № 16 Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь.

Выпуск № 15 Край Кирилла Белозерского.

Выпуск №14 Старец Алексий и зосимова пустынь.

Преображение Господне. Миниатюра 14 в. из богословских сочинений Иоанна Кантакузина.


Скоро:

Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь: Единство афонской традиции.



  • О проекте
  • Регистрация
  • Контакты
  • Помощь проекту

© Tura Media, 2011-2020

Дорога к свету — Православный журнал «Фома»

Ночь в Вифлееме, палестинская территория

Пятое Евангелие

Сегодня, как и в XIX веке, паломники попадают в Иерусалим по старой Яффской дороге. Они едут в современных, комфортабельных автобусах. Но для многих первое впечатление от Иерусалима в точности повторяет то, о чем писали в дневниках их предшественники середины XIX века. Ты ждешь, знаешь – Город уже очень близко, за следующей горой. Еще мгновение – и ты увидишь великую святыню трех религий, город-легенду, Град Божий. Но вот гора остается позади, и тебе открывается городской пейзаж, совершенно непримечательный, обыкновенный… Еще сто лет назад Иерусалим был почти что деревней. Сегодня он разросся. Паломника встречают многоэтажные дома, оживленные перекрестки, машины, светофоры. Ничего легендарного и ничего величественного.

Старый город времен Спасителя «похоронен» под наслоениями двадцати веков. Облепленный со всех сторон современными постройками, он изменился до неузнаваемости. Даже крепостная стена, которая кажется сегодня древней, почти ветхозаветной, на самом деле по большей части возведена в XVI веке во времена турецкого владычества.

Порой первая встреча с Иерусалимом вызывает чувство, близкое к отчаянию. Кому-то даже кажется, что он такой один, что только он не может сразу проникнуться величием города. На самом деле происходит такое со многими. Почувствовать Иерусалим с первого взгляда практически невозможно.

Этот город иногда называют Пятым Евангелием, а значит и «читать» его нужно долго, внимательно, с соответствующим настроем. И уж точно не получится его просто «пролистнуть», как бульварное чтиво в автобусе.

Эффект присутствия

 

Плита, на которую после распятия положили тело Спасителя, ныне находится при входе в Храм Гроба Господня

Постепенно, расчищая завалы времени, привыкая к местной суете, ты начинаешь «чтение».

Старый город совсем небольшой, по площади он немногим больше Московского Кремля, но здесь сосредоточено так много людей, культур и традиций, что голова идет кругом. В первый момент дома, лавочки, храмы и переулки создают ощущение бессмысленного нагромождения. И только со временем все становится на свои места.

Вот армянский квартал, внутренняя часть которого надежно охраняется – войти можно только по приглашению.

Вот улица со странным названием Греческая Патриархия – и здесь действительно преимущественно православные греки. Вот арабская часть города, а вот – еврейская. С улицы, где идет бойкая торговля, можно неожиданно свернуть в сторону и на мгновение оказаться «дома», попав в русский православный храм…

Своим многообразием Иерусалим как бы повторяет в миниатюре весь Израиль. Эта маленькая страна поражает богатством своей природы и климата.

Цветущая Галилея на севере, мягкий климат вдоль Средиземного моря, жаркая долина Мертвого моря и суровая Иудейская пустыня.

Но главное богатство Израиля – история. Здесь сконцентрировано столько храмов и руин великого прошлого, что воистину вся земля здесь Святая. Впрочем, не будь здесь ничего, ее все равно бы назвали Святой, лишь за одно то, что по ней ходил Иисус Христос. И каждому, кто приехал в Израиль, по-своему предстоит ощутить подлинность евангельских событий, понять их масштаб и истинное значение.

Случиться это может где угодно: у Храмовой горы или в Гефсимании, в Галилее или в Хевроне. Оглядевшись по сторонам, неожиданно понимаешь, что именно здесь, на этом месте, произошло то, о чем ты читал. Мозаика тех далеких событий неожиданно складывается воедино.

Разрозненные эпизоды из жизни Христа слагаются в огромную цельную картину, и ты понимаешь, что у всего, что Он делал на земле, был единый смысл, единый план.

Ты стоишь, как некогда стоял гонитель христиан Савл, ослепленный и оглушенный, ставший другим человеком с другим именем и другой судьбой.

Стоишь и думаешь: надо же! Ведь здесь Господь шел в свой Город. В Городе уже знали, шептались, что идет долгожданный Мессия, сейчас Он спустится с горы, подойдет к Золотым Воротам, войдет в Храм и все в мире изменится. Они ждали Его, бросали пальмовые ветви на дорогу, по которой Он ехал.

А впереди был арест, суд, распятие.

Потом Воскресение, увидеть которое дано было уже не всем.

Это произошло здесь, на этих камнях, в такую же погоду. Так же из пустыни дул ветер, так же росли по краям дороги оливковые деревья, составляющие тот самый Гефсиманский сад. История перестает быть лубочными картинками из Детской Библии – прекрасными, но далекими от сегодняшнего тебя. Прошлое трансформируется в реальность, и люди, которые были тогда, предстают такими же настоящими – как вон тот араб-такcист или вот этот полицейский.

Невольно вспоминаешь слова одного монаха: а с кем был бы ты, случись все сегодня? И от этой фразы, которая сама по себе кажется красивым оборотом, становится жутко, если повторить ее там, где Иуда предал Христа.

Урок терпимости

 

Израильские и палестинские территории разделены оборонительной стеной. С палестинской стороны ее украшают работы политически активных уличных художников и лозунги в стиле «Вифлеем — не Восточный Берлин!»

Главный урок Израиля – умение жить рядом с другими, не теряя при этом своего я. Конечно, бывает очень по-разному, но чаще всего христиан пускают в синагоги, стоящие на местах библейских событий, а иудеям не препятствуют молиться у ветхозаветных святынь, оказавшихся на территории христианских монастырей. При этом никто не утверждает, что христианство и иудаизм – одно и то же.

Наверное, это особенно важно именно для христиан. Ведь христианин должен понимать людей другой культуры и другой веры, стараться установить с ними связь, чтобы не столько словом, сколько личным примером проповедовать учение Христа.

Бедуины — особый народ. В отличие от арабов, они служат в Израильской армии, живут мирно, но к цивилизации не тянутся, предпочитая традиционный уклад своих пустынных поселений

Любая попытка навязать что-то силой обречена – этому тоже учит израильская история. Конфликт, тлеющий здесь много веков подряд, – прекрасное тому подтверждение.

Здесь всегда было нелегко, но именно здесь формируется настоящая толерантность, построенная на уважении к другому человеку, а не на уничтожении собственной самобытности.

На бегу

Паломничество, в отличие от туризма, – тяжелый труд. Но сегодня, по правде сказать, поклониться святыням Израильской земли стало в каком-то смысле сложнее, чем прежде. Ведь комфорт путешествия растет, а возможности паломника для подлинной духовной работы уменьшаются.

Когда-то, отправляясь в Святую Землю, люди прощались с семьей, не зная, вернутся ли. Они плыли на корабле, потом караваном добирались от Яффы до Иерусалима, жили в тяжелейших условиях, преодолевая опасности… А сегодня, казалось бы, все куда проще. Там, где наши предки шли пешком, изнывая от жары и усталости, мы за пару часов проезжаем в комфортабельном авто.

Но разве может современный паломник позволить себе остаться на три месяца или на полгода в Иерусалиме, прожить в нем от Рождества до Пасхи, ежедневно молясь у Гроба Господня, читая Евангелие в Гефсимании?

Средний срок пребывания в Израиле сегодня – две недели, и за них вы успеете побывать во многих местах, но всюду мельком. А потому зацепиться где-то душой, проникнуться значением места намного сложнее.

Нашему современнику нужно за час пройти все, на что его предшественники в XIX веке могли потратить сутки и даже недели. И потому надо еще больше готовиться, еще больше ценить драгоценные секунды, в течение которых предстоит попытаться ухватить что-то ценное, необходимое для тебя.

Когда-то по Яфской дороге паломники на коленях вползали в Старый город. Сегодня их провозят здесь на автобусах

 

Две недели – это только на Иерусалим. Не стоит пытаться объехать за это время всю страну. Всего все равно не успеешь. Об этом говорят и гиды, и монахи в русских монастырях.

Но подобных туров сейчас почти нет. Да и путешественники спешат посмотреть и увидеть как можно больше, а потому гидам приходится все больше уплотнять график, постоянно подгонять людей, напоминая о том, что они опаздывают. От этого часто все пребывание на Святой Земле превращается в размытую, хотя и ярко-цветную картинку калейдоскопа. И по-настоящему понимаешь, к чему прикоснулся, лишь позже, дома, рассматривая фотографии. Самое трудное – это понять неожиданно, что ты все-таки побывал на том месте, которое уготовано специально для тебя. А тогда в голове были лишь мысли о том, что автобус не может ждать, и все надо делать быстро…

Дорога к жизни

Пройти по Крестному Пути (или, как называют эту дорогу в западной традиции – «Via Dolorosa») спешат почти все, но каждый старается сделать это по-своему. В свое время у католиков сложилась традиция идти от бывшей римской крепости, где Спасителя приговорили к смерти, до Голгофы. Нести с собой огромный деревянный крест и делать остановки, читать Евангелие в местах, где по дороге на казнь останавливался и Сам Иисус. Последнее время традицию эту переняли и православные паломники.

Идти по Крестному Пути непросто – он начинается в арабской части города и тянется через рынок, где, кроме хорошего кофе и сувениров, продают еще «в ассортименте» терновые венцы. Торговцы то и дело, преграждая дорогу, зовут «только взглянуть на товар». Паломники стараются идти по Крестному Пути большими группами. Тогда их не останавливают, они, словно ледокол, разрезают рыночную толпу, возвышая над собой крест, не переставая ни на секунду молиться. Сложнее тем, кто хочет побыть наедине с собой. Одинокому паломнику даже с Библией в руках прохода давать не будут до самого позднего вечера, когда рынок начнет постепенно сворачиваться.

Видимо, в этом заключается какое-то особое испытание для верующих.

Встречи в пути

Схимонахини русского Горнего монастыря в Иерусалиме посменно ведут непрерывную молитву в храме обители

Богатство Святой Земли неисчерпаемо: это не только святыни, но и удивительные люди. Они приезжают сюда со всего света, принося с собой свой личный особый опыт, чувство, надежду, веру…

В храме русского монастыря Марии Магдалины в Гефсимании за свечным ящиком стоит женщина в монашеском облачении – сестра Таисия. Она приветливо улыбается и с радостью вспоминает о своем детстве в Швейцарии, о своих предках – русских эмигрантах первой волны. Она плохо говорит по-русски, но все равно говорит много, словно спешит поделиться и радостью, и жизнью. Обычная инокиня за свечным ящиком в монастырском храме.

– А еще я крестная дочь святителя Иоанна Шанхайского – как бы между делом вспоминает она.

Вот так запросто говорит сестра об одном из выдающихся русских святых XX века, чья икона висит здесь же, на левой стене храма. И на глазах, буквально за пять минут разговора, эта икона перестает быть просто изображением далекого, непонятного человека. Образ владыки Иоанна оживает.

– …одна женщина была в больнице в Париже и все переживала, что к ней по ее просьбе какого-то священника странного прислали, – вспоминает сестра Таисия.

– Говорит: старичок какой-то в рясе латаной-перелатаной. Не могли кого-нибудь посерьезней найти! Она же владыку Иоанна в лицо не знала. Ей потом сказали, что это он был.

Она так переживала! А, вообще, мне наша икона владыки нравится. Здесь он на себя похож, вот таким он в жизни и был…

…Недалеко от Иерусалима, в пустыне за Елеонской горой, в стороне от популярных паломнических маршрутов, расположилась Лавра Преподобного Харитона. Добраться сюда удается не каждому – слишком сложная дорога, но кто хоть раз бывал, подтверждают – оно того стоит.

Монах Харитон, принявший постриг с именем основателя этого места, завидев камеру и диктофон, жестом дает понять, что ни говорить, ни сниматься не будет. Он – отшельник, ему такое не пристало. Никто даже не знает, откуда он родом и как давно живет здесь.

Говорят только, что, видимо, он из репатриантов, воцерковившихся уже здесь, в Израиле.

Долгое время отец Харитон в полном одиночестве жил в пещерах монастыря, охранял святыню. Потом практически в одиночку начал восстанавливать обитель: храм, постройки, сад.

С виду суровый, отец Харитон постепенно оттаивает. Он признается, что просто не любит излишнего к себе внимания. По-монашески сочувствует мирянам-журналистам: мол, вы в мире обязаны говорить, а слова – дорого стоят, за них всегда приходится отвечать и не только перед людьми. Но в разговоре отец Харитон становится удивительно живым, хотя и вставляет иногда горестное: «Эх, о чем вы думаете вместо Царствия Небесного!»

Говорят, к отцу Харитону часто приезжают с вопросами и за духовным советом. И тогда, наедине, не для печати, а для души конкретного человека, он говорит по-другому: долго и обстоятельно.

Ловушки Святой Земли

В Израиле существует расхожее выражение – «иерусалимский синдром», которое описывает состояние человека, впервые приехавшего на Святую Землю. Человек приезжает издалека, бродит какое-то время по улицам Старого города, а потом неожиданно объявляет, что он – Мессия, и остается здесь проповедовать свое странное учение и строить «третий храм». Если долго и целенаправленно ходить по Иерусалиму, на его улицах можно встретить целый «сонм» подобных «библейских персонажей».

Но не стоит предполагать, что такие странности – удел исключительно больных людей. Бывает, что когда человек приезжает в Израиль, уже настроившись на непременное большое чудо, то «чудеса» обязательно происходят. Такие люди легко начинают усматривать скрытые смыслы повсюду, где их на самом деле нет. Много и радостно рассказывать окружающим о невероятных вещах, что случились с ними, например о том, как они слышали рев ада, идущий из-под земли в бывшей римской темнице, куда Пилат заточил Спасителя. Все это напоминает порой легкую одержимость…

Другая беда паломников – банальное отсутствие знаний и подготовки, чем непременно спешат воспользоваться многочисленные дельцы. Когда в середине XIX века создавалось Императорское Православное Палестинское Общество, одной из его целей была защита людей от подобного рода мошенников. До этого паломники из России были предоставлены сами себе, и в Иерусалиме их тут же окружали какие-то «проводники», «монахи», «старцы», повествовавшие о том, что неподалеку открылся новый чудотворный источник особой силы, и за сущие гроши их и только их проведут туда.

Пустые коробочки, в которых, по словам торговцев, была не просто темнота, а та самая «египетская тьма», которой Господь покарал фараона, расходились «на ура» и большими партиями.

Сегодня ситуация примерно та же.

Торговля святынями умножается на языческое отношение к ним со стороны некоторых паломников.

К лампадному маслу, иконам, крестикам, которые обильно продаются не только в храмах, но и просто на улицах относятся как к неким магическим предметам. Эти сильнее, те слабее. Эти помогают от болезни глаз, а эти лечат спину. Порой охота за «православными сувенирами» превращается в настоящие суеверия, а иногда балансирует на грани, и почти всегда отвлекает людей от главного.

Принято считать, что на Гробе Господнем любую вещь можно «освятить без священника». Но войти в Кувуклию чаще всего можно лишь ненадолго. За спиной поджимает толпа. В результате, на то, чтобы достать все, что собираешься освятить, разложить и собрать обратно, тратишь все время, отведенное тебе на встречу с самым священным для христиан местом. Ты уже не успеваешь припасть к нему и, конечно, не успеваешь осознать всю глубину и важность его значения. Ты просто суетишься, как в свое время суетились старушки, выставлявшие перед телевизором баночки с водой, дабы их «зарядил» всесоюзный экстрасенс Алан Чумак…

Кто-то специально едет в Иерусалим, ища здесь какую-то «энергетику», особые «места Силы». И часто подобных людей можно увидеть среди облаченных в скромные платочки и длинные юбки православных паломниц из России.

На Святую Землю мы везем все, что сумели нажить дома. Кто-то – трепет перед местами Господней славы. Кто-то – псевдонаучные предрассудки начала якобы просвещенного XXI века.

Православный храм Двенадцати Апостолов в Капернауме

Но все это вовсе не значит, что в Иерусалиме не происходит чудес. Они случаются, причем с завидной регулярностью. Только чаще всего заметить их непросто, потому что происходят они в душах людей.

Приехал турист-скептик, зашел в Храм Гроба Господня, а через десять минут вышел оттуда другим человеком. Это не мгновенное озарение, не какая-то эмоция, которая быстро пройдет и о которой только и будешь что вспоминать, перебирая фотографии из путешествия. Нет, вся жизнь человеческая уже переменилась, потому что Господь сотворил чудо, поднял человека на несколько ступеней вверх, туда, куда своим ходом он, может быть, не добрался бы и за всю жизнь.

Когда одной молитвы в Гефсиманском саду тебе хватает, чтобы развеять сомнения и окончательно укрепиться в вере – это по-настоящему необъяснимое чудо.

Не судите…

Купальню на берегу Иордана ежедневно посещают сотни людей из разных стран мира

Подойти к Иордану сегодня не просто – по нему пролегает граница Израиля. Однако совсем отрезать людей от реки, в которой Иоанн Предтеча крестил Иисуса Христа, власти не стали. В одном месте купание разрешено официально. Там вдоль реки тянется длинный забор, на каждом пролете которого повторяется на разных языках мира одна и та же евангельская цитата. И именно сюда стекаются паломники, такие же разноликие, как и все христианство.

Внизу, у воды, десятка три африканцев совершают омовение, человек десять стоят в воде, еще двадцать на берегу поддерживают их песнями, хлопают в ладоши и танцуют. Люди в воде пребывают в каком-то странном исступлении, то ли от холода, то ли от переживания момента. Каждого, кто окунается, обязательно поддерживают еще двое.

Рядом – паломники из Европы, а дальше – россияне. Русских отличает серьезное отношение к ритуалу: окунуться нужно обязательно три раза, обязательно перекрестившись, обязательно с молитвой. Вода холодная, но все терпят, а на берег вылезают счастливыми, улыбающимися, смеются. Даже те, кто в течение всего долгого пути до этого держался сурово и сосредоточенно.

– Больше всего мне нравится, когда наши паломники шутят, радуются по-настоящему, по-евангельски, и видно, что это живые люди, и христианство у них тоже живое, – рассказывал мне Роман, гид из Иерусалима.

– У меня бывало так, что я встречаю группу из Москвы, а они мне говорят: «Мы еще не готовы по святым местам, нам надо в гостиницу». Там снимут с себя обычную одежду, мужчины нацепят что-то совсем непонятное, а женщины – юбки пострашнее и подлиннее, платочки повяжут, как никогда не ходят. Изменят себя до неузнаваемости, напустят на себя какую-то маску.

Теперь, говорят, мы готовы. С такими паломниками трудно. Тяжелее разве что с «профессионалами», которые уже бывали в Израиле и у которых четко намечен маршрут: они знают, где и сколько «получить благодати», куда для этого приложиться и как построить свой график, чтобы благодати собрать по максимуму. Я очень боюсь, что такая мода будет лишь расти, и очень рад, что такими сюда приезжают отнюдь не все…

Паломники для Святой Земли тоже, что некоторые ревнивые бабушки для наших храмов. Если все время следить за ними, легко впасть в уныние, разувериться в христианстве.

Омовение в Иордане

Но стоит на мгновение посмотреть на себя, как понимаешь, что со своим снобизмом ты мало чем отличаешься от той дамы, что сейчас поучает своих спутников. А если оглядеться вокруг, то рядом с тобой совсем не такие люди, какими они казались еще минуту назад.

На берегу Галилейского моря стоит типичная сельская старушка откуда-то из российской глубинки.

Она улыбается, глядя в небо, на воду, на горы у нас за спиной. Ей хорошо.

– Красиво! – говорит она. – Как же красиво, я и не думала, что мне на восьмом десятке Господь такой подарок сделает. Он ведь Сам тут ходил, а теперь вот меня сюда привел. Это еще внуку моему спасибо. Я в свое время как услышала про то, что на Святую Землю теперь поехать можно, сразу сказала: «Эх, никогда я там не буду!», а он как услышал, так и решил, что обязательно меня сюда отвезет. И вот надо же! Красиво! Как же красиво…

Фото Владимира ЕШТОКИНА

Пять путей к освобождению и просветлению — Study Buddhism

Как арья с умом, ведущим видящий путь, мы начинаем иметь в своем потоке ума истинные остановки ( ‘gog-bden , истинные прекращения) и умы истинного пути ( lam-bden , истинные пути) — другими словами, третья и четвертая благородные истины. Истинные умы пути — это наши неконцептуальные познания четырех благородных истин; истинные препятствия — это избавление ( spang-ba , отказ) от различных факторов, от которых нам нужно избавиться, чтобы достичь освобождения и просветления.Истинные умы пути — это как причинные умы, которые вызывают истинные остановки, так и результирующие умы, у которых есть эти истинные остановки.

Системы догматов Махаяны классифицируют факторы, от которых нам нужно избавиться, на два набора омрачений ( sgrib-gnyis ).

  • Эмоциональные омрачения ( nyon-sgrib ) — омрачения, вызывающие беспокоящие эмоции и отношения и препятствующие освобождению
  • Когнитивные омрачения ( shes-sgrib ) — омрачения в отношении всего познаваемого и препятствующие всеведению.

Системы догматов хинаяны не утверждают два набора затемнения. Они признают, что для достижения освобождения или просветления арье необходимо избавиться от всех факторов, входящих в состав эмоциональных омрачений, но они не называют их эмоциональными омрачениями. Однако для простоты обсуждения мы будем называть эти факторы «эмоциональными затемнениями».

Различные индийские системы догматов различаются в том, что составляет каждый из двух наборов омрачений, а также в том, какие факторы в этих двух наборах устраняются на каком уровне пути разума.Более того, различные тибетские школы по-разному объясняют представления, даваемые различными системами индийских догматов. Различия также проявляются в изложении сутры и трех низших классов тантры, с одной стороны, и в ануттарайога-тантре, с другой. Здесь, однако, в качестве вводного изложения темы, мы будем противопоставлять просто утверждения гелуг сватантрика-мадхьямака и гелуг прасангика-мадхьямака в контексте сутры. Для простоты обсуждения мы будем называть эти два набора утверждений просто «Сватантрика» и «Прасангика».”

[Более полное обсуждение см .: Пять путей: расширенная презентация]

Сватантрика

Незнание ( ma-rig-pa, невежество ) может быть связано с поведенческими причинами и следствиями или с реальностью. В случае неосознавания реальности это может быть неосознавание того, как существуют люди или как существуют все явления. Незнание того, как люди существуют, влечет за собой цепляние за невозможную душу людей ( gang-zag-gi bdag-‘dzin , цепляние за себя людей).Незнание того, как существуют все явления, влечет за собой цепляние за невозможную душу всех явлений ( chos-kyi bdag-‘dzin , цепляние за сущность всех явлений).

Люди, конечно, входят в число всех явлений. Таким образом, у людей отсутствует та же невозможная душа, которой нет во всех явлениях. Однако Сватантрика отличает эту невозможную душу всех явлений (включая людей) от невозможной души только людей. Способ существования этих двух невозможных душ различен.Более того, только у людей отсутствует как невозможная душа человека, так и невозможная душа всех явлений. Все явления, кроме людей, лишены только невозможной души всех явлений. Невозможная душа человека не имеет отношения к другим явлениям, кроме людей.

Согласно Svatantrika, эмоциональные затемнения включают:

  • Незнание того, как существуют только люди, и тенденции ( sa-bon , семена) этого неосознавания
  • Беспокоящие эмоции и отношения ( nyon-mongs , санскр. клеша , омрачительные эмоции) и их склонности. Для простоты обсуждения мы далее будем называть беспокоящие эмоции и отношения просто «беспокоящими эмоциями».

Когнитивные затемнения включают:

  • Незнание того, как существуют все явления, и привычки ( мешков, , инстинкты) этого неосознавания
  • Привычка не осознавать, что существуют только люди
  • Привычки беспокоящих эмоций.

В самом общем смысле, тенденции порождают что-то лишь изредка, тогда как привычки порождают что-то постоянно.

[Для более тонких различий между тенденциями и привычками см .: Различия между тенденциями и привычками: использование гелуг]

Прасангика

Сватантрика и Прасангика по-разному утверждают о невозможных душах, которых нет во всех явлениях. Как бы то ни было, основное структурное различие между этими двумя подразделениями Мадхьямаки в отношении того, что составляет каждый из двух наборов омрачений, состоит в том, что Прасангика включает неосознавание относительно того, как существуют все явления, и тенденции этого неосознавания среди эмоциональных омрачений; тогда как Сватантрика включает это неосознавание среди когнитивных омрачений и утверждает, что у него есть только привычки, а не тенденции.

Таким образом, согласно Прасангике, эмоциональные омрачения включают:

  • Незнание того, как существуют только люди, и тенденции этого неосознания
  • Тревожные эмоции и их склонности
  • Незнание того, как существуют все явления, и тенденции этого неосознавания.

Когнитивные затемнения включают:

  • Привычка не осознавать, как существуют все явления
  • Привычка не осознавать, что существуют только люди
  • Привычки беспокоящих эмоций.

.

Лампа для пути к просветлению — Study Buddhism

Обучение высшей этической дисциплине

(32) Если вы хорошо тренируете себя в трех упражнениях этической дисциплины, живя в соответствии с обетами, которые являются самой природой занятой бодхичиттой и являются причиной полного очищения вашего тела, речи и ума, ваше уважение к три тренинга по этической дисциплине увеличатся.

(33) Через это (придет) полностью очищенное, полное состояние просветления; ибо, выполняя обеты бодхисаттвы, вы полностью завершите сети, необходимые для полного просветления.

Тренировка с высокой концентрацией

(34) Что касается причины, которая полностью завершит эти сети, имеющие природу положительной силы и глубокого осознавания, все будды утверждали, что это развитие продвинутого осознавания.

(35) Подобно тому, как птица без полностью развитых крыльев не может летать по небу, точно так же, не обладая силой продвинутого осознания, вы не сможете достичь целей ограниченных существ.

(36) Какой бы положительной силой ни обладал в течение дня и ночи кто-то, обладающий продвинутым осознаванием, не обладает даже за сотню жизней тот, кто лишен продвинутого осознания.

(37) Поэтому, если вы желаете полностью и быстро завершить сети для полного просветления, приложите усилия и тем самым придите к достижению продвинутого осознания. Это не достанется ленивым.

(38) Тот, кто не достиг спокойного уравновешенного ума, не достигнет продвинутого осознавания. Поэтому неоднократно прилагайте усилия, чтобы актуализировать спокойный уравновешенный ум.

(39) Однако, если факторы для спокойного уравновешенного ума будут слабыми, тогда, даже если вы медитировали с большим усилием и даже если в течение тысяч лет, вы не достигнете целеустремленного сосредоточения.

(40) Следовательно, хорошо поддерживайте факторы, упомянутые в главе о Сеть для однозначной концентрации . Затем сосредоточьтесь на чем-то конструктивном, а именно на одном из подходящих объектов для сосредоточения.

(41) Когда йог актуализирует спокойный устойчивый ум, он или она достигает столь же высокого уровня осознания.

Обучение высшему различающему сознанию

Однако, если вы не смогли применить себя к далеко идущему различающему осознаванию, вы не сможете уничтожить омрачения.

(42) Поэтому, чтобы избавиться от всех без исключения омрачений, касающихся беспокоящих эмоций и познаваемых явлений, всегда медитируйте на йогу далеко идущего различающего осознавания вместе с методами.

(43) Это связано с тем, что методы распознавания, в которых отсутствуют методы распознавания, а также методы, в которых отсутствует распознавание, по-прежнему считаются рабством. Поэтому никогда не отказывайтесь от обоих.

(44) Чтобы избавиться от сомнений относительно того, что такое различающее осознавание и что такое методы, я поясню фактическое разделение между методами и различающим осознаванием.

(45) Победоносный объяснил, что, если оставить в стороне далеко идущее различающее осознавание, все сети конструктивных факторов, таких как далеко идущая щедрость и т. Д., Являются методами.

(46) Благодаря силе медитации на методы, посредством тщательной медитации на чем-то с различающим осознаванием человек, обладающий (бодхичиттской) природой, может быстро достичь просветления. Это происходит не только из-за того, что вы медитировали на отсутствии (самоустановленных) идентичностей.

(47) Осознание пустотности самоутверждающейся природы, которое пришло к осознанию того, что совокупности, когнитивные источники и когнитивные стимуляторы не имеют (самоустановленного) возникновения, было полностью объяснено как различающее осознавание.

(48) Если бы (вещи имели самоутвержденное) существование, их возникновение было бы нелогичным. Кроме того, если (они были самоутверждены как) несуществующие (во время их причины они не могли возникнуть), как цветок из космоса.Более того, поскольку оба этих недостатка были бы абсурдными, вещи также не возникают из наличия обоих (самоутвержденного существования и несуществования).

(49) Феноменальные вещи не возникают (самоутверждаются) ни из себя, ни из чего-то другого, ни из того и другого. И они вообще не возникают без всяких причин. Из-за этого по своей сущности (все) лишено самоутверждающейся природы.

(50) Более того, когда вы анализируете все вещи, если они (самоутверждены как) одно или множество, то, поскольку их сущностная природа заключается в отсутствии чего-либо, на что можно направить, вы можете быть уверены в полном несуществовании. самоутверждающихся натур.

(51) Кроме того, рассуждения в , 70 строфах о пустоте, и , «Коренном тексте о срединном пути», и т. Д. Также объясняют, как само-природа феноменальных вещей устанавливается как пустотность.

(52) Однако, поскольку этот текст стал бы слишком длинным, я не стал здесь подробно останавливаться. То, что я объяснил, было сделано с целью медитации просто на проверенной системе философских принципов.

(53) Таким образом, поскольку вы не можете быть нацелены на самоутверждающуюся природу любой вещи без исключения, медитация на отсутствии (самоустановленных) идентичностей есть медитация на различающем осознавании.

(54) При различающем осознавании никогда не замечается самоутверждающаяся природа любого явления; и объясняется, что то же самое верно и в отношении реальности самого различающего осознавания. Таким (способом) медитируйте (на пустотности) неконцептуально.

(55) Это навязчивое существование, возникшее из концептуальных мыслей (цепляние за самоутвержденное существование), имеет природу идентичности (просто сфабриковано) концептуальным мышлением. Следовательно, состояние избавления от всех концепций, без каких-либо исключений, является высшим состоянием нирваны вне печали.

(56) Подобно этому, Побеждающий Мастер Превосходящий Все сказал: «Концептуальная мысль (цепляние за самоутвержденное существование) — это великая неосознаваемость, которая заставляет вас падать в океан бесконтрольно повторяющегося существования. Пребывая в поглощенной концентрации лишенный таких концепций, вы проясните, как пространство, неконцептуальное состояние ».

(57) Кроме того, из Формула Дхарани для участия в неконцептуальном , он сказал: «Если бы Потомство Победителя, вовлеченное в эту чистую практику Дхармы, созерцало бы это состояние отсутствия концептуальных мыслей (цепляние за себя). -установленное существование), они превзойдут эти концепции, за которые трудно выйти, и постепенно достигнут неконцептуального состояния.«

(58) Когда вы убедились с помощью этих цитат и цепочек рассуждений, что все вещи лишены самоустановленного существования и без (самоустановленного) возникновения, медитируйте в состоянии отсутствия концептуальных мыслей (о себе). установленное существование).

.

Общие молитвы — Царь Небесный и Псалом 51 (Псалом покаяния)

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Слава Тебе, Бог наш, слава Тебе!

О Царь Небесный, Утешитель, Дух Истины, Который повсюду и наполняет все; Сокровищница Благословений и Податель жизни — придите и пребудьте в нас, и очистите нас от всякой нечистоты, и спасите наши души, Добрый.

Святой Бог! Святой Могучий! Святой Бессмертный! Помилуй нас.(3x)

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и во веки веков. Аминь.

Пресвятая Троица, помилуй нас. О Господь, очисти нас от грехов наших. О Учитель, прости наши проступки. О Святейший, посети и исцели наши немощи ради имени Твоего.

Господи, помилуй. (3x)

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и во веки веков. Аминь.

Отец наш, сущий на небесах, да святится имя Твое.Пришло Царство Твое; Да будет воля Твоя на земле, как на небесах. Дай нам на сей день хлеб наш насущный; и прости нам наши согрешения, как мы прощаем согрешивших против нас; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Господи, помилуй. (12x)

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и во веки веков. Аминь.
Давай! Поклонимся Богу, нашему Царю!
Давай! Давайте поклонимся и падем перед Христом, нашим Царем и нашим Богом!
Давай! Будем поклоняться и падать перед Самим Христом, нашим Царем и нашим Богом!

ПСАЛОМ Покаяния (Псалом 51)
Помилуй меня, Боже, по твердой любви Твоей; по великой милости Твоей изгладь беззакония мои.Тщательно омой меня от беззакония моего и очисти меня от греха моего!
Ибо я знаю, что преступления мои и грех всегда предо мной.
Против Тебя, только Тебя, я согрешил и сделал злое в очах Твоих, так что Ты оправдан в приговоре Твоем и непорочен в суде Твоем.
Вот! Я был рожден в беззаконии, и во грехе зачала меня моя мать.
Вот! Ты желаешь истины во внутреннем существе; поэтому научи меня мудрости в моем тайном сердце.
Очистите меня иссопом, и буду чист; омой меня, и буду белее снега.
Наполни меня радостью и весельем; да возрадуются кости, которые Ты сокрушил.
Укрой лице Твое от грехов моих и изгладь все беззакония мои.
Сотвори во мне чистое сердце, Боже, и вложи в меня новый и правильный дух.
Не отводи меня от Твоего присутствия и не отнимай от меня Твоего Духа Святого.
Верни мне радость спасения Твоего и поддержи меня духом воли.
Тогда наставлю беззаконников путям Твоим, и грешники возвратятся к Тебе.
Избавь меня от кровопролития, Боже, Ты, Бог спасения моего, и язык мой громко воспоет спасение Твое.
Господи! Открой уста мои, и уста мои явят хвалу Твою.
Ибо Ты не любишь жертву; если бы я принес всесожжение, Ты не был бы доволен.
Жертва, принятая Богом, — сломленный дух; сердце сокрушенное и сокрушенное, Боже, не презирай Ты.
Делай добро Сиону по благоволению Твоему; восстановить стены Иерусалима.
Тогда Ты порадуешься правильными жертвами, всесожжениями и всесожжениями целыми; тогда быки будут принесены на жертвенник Твой.

.

лунных и солнечных затмений — даты, фольклор и факты (2020)

January 2019 lunar eclipse January 2019 lunar eclipse

Изображение лунного затмения.

Время указано в восточном регионе. Учитывается летнее время.

10 января — Полутеневое затмение Луны

Нижняя часть Луны проходит глубоко во внешнюю тень Земли — полутень. Это событие будет видно только из Восточного полушария: Европы, Африки и Азии.Никакая часть этого затмения не будет видна из Северной Америки. В течение нескольких минут во время середины затмения нижняя часть Луны будет казаться заметно «размазанной» или «испачканной». В отличие от земной тени, которая кажется намного темнее и с более острыми краями, полутень выглядит скорее как диффузное затенение на лунном диске.

  • Полутеневое затмение Начало: 12:05
  • Середина затмения: 14:10
  • Полутеневое затмение Окончание: 16:14
  • Величина затмения: 0.921

5 июня — Полутеневое затмение Луны

И снова Луна встречает внешнюю полутеневую тень Земли. Но в отличие от января, когда более девяти десятых диаметра Луны оказались погруженными в полутень, менее шести десятых диаметра Луны пройдут через полутень. Видимость будет ограничена Центральной и Восточной Африкой, Восточной Европой, Западной и Центральной Азией, большей частью Индонезии и Австралии.

  • Полутеневое затмение Начало: 13:43
  • Середина затмения: 15:25
  • Полутеневое затмение Окончание: 17:06
  • Величина затмения: 0.593

См. Анимированную карту пути этого затмения здесь.

20-21 июня — Кольцевое затмение Солнца

Поскольку в данный момент Луна находится на расстоянии 241 000 миль от Земли, ее диск будет казаться немного меньше Солнца; На четыре десятых процента меньше, если быть точным. Таким образом, когда Луна проходит прямо перед Солнцем, она не покрывает его полностью, но вместо этого остается видимым узкое кольцо солнечного света.Отсюда и термин «кольцевое» затмение, происходящее от латинского «кольцо», означающего кольцевое.

Путь кольцевого пространства самый широкий, а фаза кольца длится дольше всего в самом начале и в конце (точки восхода и заката) соответственно, размером около 50 миль и продолжительностью примерно 80 секунд. Путь значительно уже, а фаза кольца намного короче в середине пути. Путь начинается в Центральной Африке. Затем он движется на северо-восток, пересекая части Демократической Республики Конго, Центральноафриканской Республики, Южного Судана, Судана, Эфиопии, Красного моря, Йемена, Саудовской Аравии, Оман, Оманского залива, Пакистана и Индии.Затем он поворачивает на восток и, наконец, на юго-восток над Китаем и Тайванем, а затем выходит в Филиппинское море, проходит к югу от Гуама и заканчивается на закате над северной частью Тихого океана.

Точка наибольшего затмения произойдет над Уттаракхандом, штатом в северной Индии, пересекаемым Гималаями. Частичное затмение различной степени будет видно над большей частью Африки и Азии, а также над Индонезией. Кусочек юго-восточной Европы уловит начальную стадию затмения после восхода солнца, а небольшой участок самой северной Австралии уловит конец незадолго до заката.

  • Начало частичного затмения: 23:45 (20 июня)
  • Начало кольцевого затмения: 00:48 (21 июня)
  • Величайшее затмение: 2:41 утра
  • Окончание кольцевого затмения: 4:31 утра
  • Окончание частичного затмения: 5:34
  • Максимальная продолжительность кольцевости: 1 мин. 22.0 сек.

4-5 июля — Полутеневое затмение Луны

Несобытие. Менее четверти десятых Луны пройдет через южный край полутени Земли, чего недостаточно, чтобы создать какое-либо заметное затемнение на диске Луны.

  • Полутеневое затмение Начало: 12:05 (4 июля)
  • Середина затмения: 12:30 (5 июля)
  • Полутеневое затмение Окончание: 1:55 утра
  • Величина затмения: 0,380

30 ноября — Полутеневое затмение Луны

Большая часть Северной Америки сможет увидеть это затмение. Поскольку более четырех пятых Луны покрывается полутеневой тенью, заметный эффект затенения должен быть заметен над верхней конечностью Луны в течение нескольких минут примерно во время среднего затмения.

  • Полутеневое затмение Начало: 2:29 утра
  • Середина затмения: 4:42 утра
  • Полутеневое затмение Окончание: 6:55
  • Величина затмения: 0.855

14 декабря — Полное затмение Солнца

Последнее затмение 2020 года будет видно только из нижних двух третей Южной Америки и узкого участка юго-западной Африки. Северная Америка не увидит ни одной его части.

Узкий путь полного затмения начинается над южной частью Атлантического океана, затем уходит на юго-восток через участок Патагонии в Чили и Аргентине, затем продолжается над южной частью Атлантического океана, заканчиваясь на закате солнца примерно в 230 милях к юго-западу от побережья. Намибии.

Точка наибольшего затмения находится в 18 милях к северо-западу от Сьерра-Колорада, деревни и муниципалитета в провинции Рио-Негро в Аргентине (население 1300 человек). Здесь ширина пути составляет 55 миль, а полное затмение продлится 2 минуты 9,6 секунды. Приблизительно от 400 до 500 миль к северу находятся крупные мегаполисы Сантьяго, Буэнос-Айрес и Монтевидео. Все три города увидят довольно большую часть Солнца, скрытого Луной (от 75 до 80 процентов). К сожалению, все они слишком далеко, чтобы увидеть множество удивительных достопримечательностей, сопровождающих это волшебное слово «тотальность».”¡Qué lástima!

  • Начало частичного затмения: 8:33
  • Начало полного затмения: 9:32
  • Величайшее затмение: 11:18
  • Полное затмение Окончание: 12:54
  • Частичное затмение Окончание: 13:53
  • Максимальная продолжительность полноты: 2 минуты 09,6 секунды

Почему затмений не бывает каждый месяц?

Если солнечное и лунное затмения происходят, когда Солнце, Луна и Земля образуют прямую линию, почему у нас не бывает солнечного затмения каждый раз, когда Луна находится в новой фазе, или лунного затмения каждый раз, когда Луна полная — и то и другое. из которых происходит каждый месяц?

И почему кажется, что солнечные и лунные затмения всегда происходят так близко друг к другу? Если вы посмотрите на последние несколько лет в астрономическом календаре Farmers ’Almanac , вы заметите, что солнечные и лунные затмения всегда происходят с интервалом в пару недель друг от друга.

Дело об угле орбиты

Оказывается, ответ на оба этих вопроса связан с углом орбиты Луны, который наклонен примерно на 5 ° от эклиптики, — еще одно название орбиты Земли вокруг Солнца. Чтобы затмения происходили с каждым полнолунием или новолунием, Луна и Земля должны вращаться по орбите под точно таким же углом .

Луне требуется чуть меньше месяца (29,53 дня), чтобы облететь Землю. За это время он дважды пересекает плоскость эклиптики.Каждый из этих перекрестков называется узлом. Если в момент пересечения Луна новая или полная, происходит идеальное совмещение Солнца, Луны и Земли, называемое сизигией (от греческого слова «связанный вместе»), что приводит к затмению.

Однако большую часть времени Луна находится либо слишком низко, либо слишком высоко, чтобы могла произойти сизигия. Если Луна находится выше или ниже плоскости эклиптики, когда она новая или полная, затмения не произойдет.

Тесная пара

По этой же причине солнечные и лунные затмения обычно происходят в пределах двух недель друг от друга.Если Луна приближается к эклиптике достаточно близко во время полнолуния, чтобы произошло лунное затмение, она снова приблизится к эклиптике примерно через две недели, когда она станет новой, что вызовет солнечное затмение, и наоборот.

Периоды времени, в течение которых Солнце кажется с Земли достаточно близко к Луне, чтобы могло произойти затмение, называется сезоном затмений. Каждый год бывает два сезона затмений продолжительностью примерно 34 дня, с разницей в 25 недель.

По крайней мере, два, а иногда и три затмения происходят в каждый сезон затмений.Если первое в сезоне затмение выпадает в самом начале этого сезона, времени будет достаточно для еще двух затмений.

Даже возможно, хотя и очень редко, три затмения за один календарный месяц. В последний раз это произошло в 2000 году, но не повторится до 2206 года!

Поскольку интервал между сезонами затмений составляет примерно неделю или полгода, сезоны затмений перемещаются в обратном направлении по нашему календарю, наступая каждый год немного раньше.

В большинстве лет четыре или пять затмений, но возможен год с шестью или даже семью. Чтобы было возможно семь затмений, один сезон затмений должен приходиться на декабрь и переноситься на новый календарный год. В последний раз мы видели год с семью затмениями в 1982 году. Если вы этого не помните, возможно, вы все еще можете увидеть следующее в 2038 году.

После 2020 года: Когда наступят следующие ПОЛНЫЕ солнечные затмения?

Если вам посчастливилось увидеть и испытать Великое американское солнечное затмение 21 августа 2017 года (которое было полным затмением Солнца), скорее всего, это были самые первые слова, которые вы произнесли после того, как стали свидетелем этой невероятной демонстрации механизма. Солнечной системы было: «Когда я смогу увидеть еще одну?» Или, если вы его пропустили, вам нужно подождать еще 8 лет.

До 2017 года было только три полных солнечных затмения, видимых из соседних США, начиная с 1960 года. Напротив, нынешнее молодое поколение американцев увидит пять полных солнечных затмений над США в следующие 35 лет. Это будет определяющей чертой их жизни.

  • 8 апреля 2024 г .: этот путь будет простираться от центрального Техаса до северной Новой Англии. Продолжительность полноты будет в среднем чуть менее 4 минут (4 минуты 27 секунд в Техасе).Интересно, что путь тотальности снова пройдет через Карбондейл, штат Иллинойс, который принимал в этом году зрелище — их второе полное затмение менее чем за 7 лет!
  • 30 марта 2033 г. : Мы также должны отметить, что в этот день часть нашего огромного 49-го штата Аляска будет затемнена тенью Луны. Северная и западная часть «Великого Государства Земли» будут внутри пути тотальности. Ном увидит 2 минуты 30 секунд полного затмения. На Аляске также произошли полные затмения 1963 и 1972 годов, оба произошли в июле.
  • 23 августа 2044 года : это солнечное затмение охватит большую часть северо-востока Монтаны и часть самой западной части Северной Дакоты вблизи местного заката. Тотальность продлится всего около 100 секунд, но ширина теневого пути огромна: более 300 миль.
  • 12 августа 2045 года : Поистине большое затмение посетит Соединенные Штаты, протянувшись с востока на юго-восток по широкой дуге от северной Калифорнии, через Канзас / Оклахому и затем вниз во Флориду.Тотальность продлится необычно долго: от 4 минут 22 секунды на побережье Тихого океана до 6 минут 06 секунд в Порт-Сент-Люси, Флорида.
  • 30 марта 2052 года увидит тень от Луны на южной оконечности южного Техаса (Браунсвилль увидит 1 минуту 48 секунд полноты). Затем тень продолжает двигаться на северо-восток через Мексиканский залив, задевая приходы Луизианы, граничащие с заливом Баратария, дельтой Миссисипи и проливом Бретон, затем проносится через Флоридский Панхандл, срезая юго-восточный угол Алабамы, катясь по нижней трети Джорджии, прежде чем отправиться в путь. в море на побережье Южной Каролины.И да, как и в 2017 году, Чарльстон, Южная Каролина, будет на пути тотальности!
  • 1 мая 2079 года , через девять минут после восхода солнца, Луна полностью затмит Солнце на чуть более 2 минут, если смотреть из Зоны Трех штатов; Первое полное солнечное затмение в Нью-Йорке с 1925 года.


Предсказания затмений Фреда Эспенака, GSFC НАСА

Мифы и суеверия о солнечном затмении

В наш технологический век относительно редкие явления, такие как полные солнечные затмения, хорошо известны ученым, а благодаря новостям и Интернету мы знаем, что затмения приближаются заранее; информация о том, что они из себя представляют и чего ожидать, легко доступна, и поэтому мы с нетерпением ждем их.Но в те дни, когда жизнь была тяжелее, а точной информации не хватало, затмения часто рассматривались как загадочное и нежелательное нарушение естественного порядка.

Расчет на Солнце и Луну
Человек всегда смотрел на небеса, особенно на Солнце и Луну, чтобы отметить течение времени и обеспечить социальную стабильность; суточные и сезонные циклы всегда были очень важны для сельскохозяйственных обществ. Так что же происходит, когда обычный, предсказуемый образ дня и ночи, света и тьмы, от которых мы все зависим, неожиданно нарушается?

Представьте себя простым фермером в древние времена, работающим на полях, и внезапно, без предупреждения, становится жутко темным, а Солнце все еще высоко в небе.Вы смотрите вверх, чтобы увидеть что-то вроде «укуса» от Солнца. Иногда «укус» становится все больше и больше, пока Солнце не исчезает совсем, оставляя лишь призрачный ореол. Становится настолько темно, что вы начинаете видеть звезды, мерцающие в небе, как будто это была ночь. Довольно страшно, правда?

Итак, понятно, что солнечные затмения были встречены с тревогой и ужасом. И неудивительно, что фольклор, мифы и легенды о наших самых выдающихся небесных соседях изобилуют во многих культурах по всему миру.

Укусить от солнца?
Большинство культур рассматривали солнечное затмение как некое мифическое существо, пожирающее дневное Солнце. В древнем Китае это был небесный дракон, а в Юго-Восточной Азии воображали, что это гигантская черепаха, лягушка или жаба.

В Корее считалось, что огненные собаки пытались украсть Солнце или Луну, и когда они их кусали, происходило затмение. Для викингов это был голодный волк по имени Сколл (чье имя означает «Предательство»), который мчался по небу, выслеживая и пожирая Солнце.Даже в таких культурах, как Греция и Рим, у которых было достаточно математических и наблюдательных знаний, чтобы предсказывать затмения, они часто рассматривались как дурные предзнаменования, предзнаменования зла и астрологические события, которых следует опасаться.

В индуистской мифологии считалось, что демон Раху украл эликсир бессмертия, называемый амрита, но был обезглавлен богом Вишну, прежде чем он смог полностью его проглотить. Следовательно, отрубленная голова демона, вечно живая, плавает вокруг и иногда пожирает Солнце.По сей день в Индии люди шумят, стучат в кастрюлях и сковородках и запускают фейерверки во время солнечного затмения, чтобы отпугнуть Раху и заставить его откашляться от Солнца.


В индуистской мифологии считалось, что демон Раху пожирал Солнце.

У северо-западного индейского племени есть легенда о том, что солнечное затмение является результатом ссоры между большим медведем и Солнцем, которая закончилась тем, что медведь откусил от него огромный кусок. Фактически, название этого племени для солнечного затмения переводится как : Солнце укусил медведь .

Императоры, короли и правители на протяжении всей истории особенно нервничали по поводу затмений. Их придворные астрологи истолковали их как дурные предзнаменования того, что власть монарха находится в опасности. В древнем Вавилоне существовала практика нанимать «заменяющих» царей, чтобы они восседали на троне во время затмения, поэтому любой вред наносился им, , а не настоящему царю.

В 1133 году король Генрих I умер вскоре после солнечного затмения, и некоторые при его дворе действительно полагали, что это связано с астрономическим событием.

Фольклор
Не все сказки, связанные с затмениями, отрицательны. Одна окружает Геродота, древнегреческого ученого, и битву в VI веке до нашей эры. между мидянами и лидийцами, которая бушевала, пока не началось солнечное затмение. Говорят, что солдаты сложили оружие и прекратили сражаться, полагая, что боги не одобряют войну.

В Италии считается, что если вы посадите цветы во время полного затмения, они зацветут более яркими цветами, чем те, которые были посажены в любое другое время.

Современные убеждения
По сей день существуют суеверия относительно затмений. Многие культуры до сих пор верят, что затмения — это дурные предзнаменования, несущие смерть и разрушения. Одна из самых распространенных — это то, что затмения опасны для маленьких детей и беременных женщин. Многие, даже в наше время, не решаются выходить на улицу во время солнечного затмения, потому что верят, что им будет причинен вред.

В Индии пищу, приготовленную до солнечного затмения, обычно выбрасывают, полагая, что затмение каким-то образом заразило ее и сделало ее небезопасной для употребления.

К счастью, большинство из нас знает, что солнечных затмений нечего бояться, и мы будем наслаждаться ими такими, какие они есть — редким и красивым небесным событием!

Мифы и суеверия о лунном затмении

Вот некоторые из историй, верований, мифов и суеверий о лунных затмениях со всего мира:

  • Плати вперед: Тибетские буддисты верят, что добрые (и плохие) дела, которые вы делаете во время лунного затмения, умножаются в десять раз.
  • Время прощать: Согласно южноафриканскому мифу, Солнце и Луна сражаются во время затмения. Люди должны собраться вместе и побудить небесные тела разрешить свою вражду.
  • Грядущие изменения : Многие индейские племена говорят, что лунные затмения — это знак трансформации, которая наступит здесь, на Земле (на основании их веры в то, что Луна контролирует и регулирует нашу планету).
  • Знак апокалипсиса: Одно из самых распространенных высказываний здесь, в США.С. о полных лунных затмениях происходит из Библии. Согласно Иоиль 2:31: «Солнце превратится во тьму, и Луна — в кровь, прежде чем наступит великий и страшный день Господа».
  • Не есть? В Индии люди избегают готовить, есть и пить во время лунных и солнечных затмений. Они считают, что еда портится быстрее в отсутствие солнечного света и может вызвать расстройство желудка.
  • Расслабьтесь, мамочки! В некоторых культурах беременным женщинам советуют оставаться в помещении, когда Луна темнеет, опасаясь проклятия их будущего ребенка.Им также следует отдыхать от работы по дому, поскольку считается, что использование ножа или другого острого предмета вызывает появление родинок.
  • Шуметь! Цивилизации инков считали, что Кровавые Луны произошли, когда мифологический ягуар атаковал и съел Луну. Чтобы отогнать его и остановить бойню, люди грозили ему копьями и заставляли своих собак лаять в ночном небе. Сегодняшние наблюдатели за небом все еще одобряют этот ритуал, наблюдая лунные затмения с шумогенераторами в руках, чтобы «отпугнуть» все, что поглощает Луну.

Итак, верите ли вы, что лунные затмения пугающие или зрелищные, вы не можете отрицать, что на них интересно смотреть. Более того, вы сможете наблюдать за любым лунным затмением невооруженным глазом — никаких специальных очков или фильтров не требуется.

.