Содержание

история и хронология в православии, мифы, год и дата

В мире не утихают споры о происхождении Земли, Вселенной и человека. Однако для верующего христианина есть неоспоримый источник всех ответов — это Библия, в которой есть подтверждения всему и даже описываются многие законы физики и мироздания задолго до их научного обоснования. Дает Священное Писание ответ и на вопрос о сотворении мира.

Подходы и различные теории

Откуда взялся мир, кто его создал, зачем и как — эти вопросы мучили человечество с самого его появления и до сегодняшнего дня. Каждый народ пытался объяснить этот процесс по-своему, излагая самые невероятные теории, которые позже стали мифами и легендами и составили религию того или иного государства, а также стали неотъемлемой частью культурного наследия нации.

В Библии повествуется о том, как произошло зарождение жизни на Земле и первого человека

Так в Древней Греции были мифы о титанах, Гее-земле, Зевсе и множестве богов, которые были причиной различных природных явлений, в Римской империи эти мифы слегка изменили и появился Юпитер и его сонм божеств, похожие мифы и истории можно прочесть в любой исторической книге, которая изучает древние народы мира.

У каждого древнего толкования о происхождении Вселенной есть несколько похожих моментов:

  1. Изначально существующий хаос или тьма. Древний Китай верил в изначально существующие начала: мужское и женское.
  2. Некая сила извне, будь то божество или некий процесс, который стал первопричиной всего. В Древней Греции, Египте, Междуречье хаос породил первое божество.
  3. Соединение чего-то, что приводит к образованию всего. В Месопотамии это воды рек, которые породили жизнь, в Греции — земля с хаосом породила небо и море и т. д.
  4. Существование целого сонма божеств.

Таким образом, каждая нация стремилась объяснить происхождение сущего и приходила к выводу, что для этого требуется некая сила извне, которую породила Вселенная. Научный современный подход не особо отличается от них, поскольку считает, что Вселенная образовалась посредством взрыва, т.е. произошел выброс энергии в результате чего появились космические тела. Авраамические народы (евреи и арабы) опираются на свои священные книги, в которых указывается, что Вселенную сотворил Господь. Этой же теории придерживается и христианская религия сегодня.

На заметку! Католическая церковь в 1951 году сделала заявление, что современная теория о Большом взрыве (космологическая теория) не противоречит представления церкви о создании мира. Православная церковь также с одобрением относится к этой гипотезе, поскольку в Библии нет четкого противоречия ей и можно найти даже некоторые сходства.

Для подтверждения этого следует внимательно ознакомиться с первыми главами книги Бытия, где описывается сотворение мира.

Читайте о Библии:

Краткая история сотворение мира Богом в православии

Учение церкви о сотворении Вселенной называется Шестоднев — от шести день сотворения. Первые главы Бытия описывают 6 дней работы Бога по созданию Вселенной, но толкователи расходятся во мнении, какой временной промежуток имеется в виду под словом «день».

Книга Бытия начинается с описания величественных дел Божьих — создания мира в течение шести дней

Некоторые трактуют буквально с Синодального перевода и говорят, что это означает 24 часа, другие придерживаются толкования, которое говорит, что под ним подразумевается некий временной отрезок — эпоха или 1000 лет. В пользу этой теории говорит оригинальный текст — в нем использовано еврейское слово, которое означает «отрезок времени», которое было переведено на русский как «день».

Таким образом, можно сомневаться в буквальности определения времени, за которое Бог творил Землю. Эту гипотезу активно продвигал в 1823 году англиканский священник Джордж Фабер. Тем не менее эта теория спорна и не поддерживается Церковью.

Отцы Церкви рассматривают неделю творения буквально — создание мира произошло в течение 7 обычных дней. Это подтверждают рукописи святых:

В них Бог предстает самодостаточным и обладающий абсолютной силой, именно поэтому идея создания мира из ничего не кажется абсурдной.

Важно! Единственная причина создания мира — абсолютная любовь, которая нуждается в объекте. Мир был создан Всемогущим Богом по причине Его потребности любить.

Господь создает Вселенную в шесть этапов, каждый из которых приходится на один день недели. При этом наблюдается иерархичность творения — от простого к сложному, от общего к единственному. Господь не создает человека, который болтается в пустынном хаосе, но вначале создает все условия для его существования.

День первый

Несмотря на то что в первых стихах первой главы Бытия описывается создание неба и земли, толкователи и богословы предполагают, что задолго до этого Бог сотворил мир духов, поскольку они далее упоминаются как уже существующие. Понимание Господа как Творца всего сущего предполагает, что все существующее в мире было создано Им, соответственно и служебные духи — ангелы.

В первый день Бог отделил тьму от света, таким образом, Он создал день и ночь

Некоторые толкователи считают, что небо из первого стиха и есть небеса, на которых существуют все ангелы.

В первый день Бог создает Вселенную — небо, твердь, свет и тьму. При этом мир выглядел отлично от того, как человек его сегодня или ранее представлял, он не был обустроенным, не имел ничего, не был покрыт лесами и горами. Бог создает из хаоса нечто определенное и называет это землей. Но она пуста и находится во тьме — она и есть бездна. Поэтому Господь разделяет свет и тьму.

Во втором стихе указывается, что Дух Божий носился над водой. В первой главе Иоанна апостол пишет о Христе как о Слове, Которым все сотворено, учитывая это, можно сказать, что в процессе творения принимала участие вся Троица — Бог-Отец Сыном-Словом создал все и Дух Божий был там.

Стоит заметить, что указания на создание воды нет, соответственно, можно предположить, что первоначально вода скрывается под указанной «землей».

День второй

После создания мира Господь разделил воду на две части — на моря и на воду, которая была сверху неба. Толкователи имеют две версии относительно последнего утверждения:

  1. Имеется в виду вода, которая находится в атмосфере.
  2. Подразумевается купол из воды, который, по утверждению многих, покрывал планету до всемирного потопа. Этому есть подтверждения в тексте псалмов и есть научные подтверждения. Водяной купол создавал парниковый эффект и обеспечивал доказанный учеными ранний тропический климат в Арктике и Антарктиде, а также наступление после потопа ледникового периода.

Вторая версия находит себе подтверждение в тексте псалмов, а также при описании потопа (Бытие 7-я глава).

Во второй день Бог создал физическое небо — твердь

Противники данной гипотезы приводят в пример особенности еврейского языка, в котором слово «твердь» означало распростертое, т. е. что-то огромное, раскинувшееся. Таким образом, они утверждают, что слово твердь лишь выступало описательным синонимом неба.

День третий

После создания Вселенной, дня и ночи, Творец приступает к облагораживанию мира, поскольку Он планирует поместить человека в уже готовую для него среду. Поэтому в третий день Он создает сушу в нашем понимании, отдельный материк, существование которого не противоречит в целом научной гипотезе о происхождении мира.

Ученые считают, что изначально на планете был лишь один материк — Пангея, который впоследствии раскололся на 6 частей. Слова «да будет твердь посреди воды» (Быт. 1:6) подтверждают наличие только одного большого участка суши.

В псалме 32 Давид восхищается мудростью Иеговы, который сотворил все условия для человека и сделал мир невероятно красивым.

Читайте о Давидовых псалмах:

В третий день были созданы океаны, моря, озера и реки, а также материки и острова

Кроме создания суши, Господь также обустраивает ее, создавая растительный мир, деревья, цветы, плоды, делая землю удобной к заселению. Отцы церкви также обращают внимание на слова «по роду их» (Быт. 1:11-12), которые подразумевают, что это было не просто единичное произрастание растений, но указание на то, что Яхве сразу же установил и закон, по которому трава и деревья воспроизводили сами себя посредством семян.

День четвертый

Четвертый день посвящен обустройству космической Вселенной. Если ранее мы находим лишь указание отделиться свету от тьмы, то в этот день Господь создает целую систему управления временем на планете — создает Солнце и звезды, который призваны освещать мир в свое время. Таким образом, у светил небесных есть три задачи:

  1. Освещать Землю днем и ночью.
  2. Помогать при исчислении времени.
  3. Различать и формировать теплые и холодные сезоны на Земле.

В четвертый день Бог сотворил небесные светила — солнце, луну и звезды

Некоторые ученые стремятся обесценить слова Писания, говоря, что научные обоснования подтверждают создания Земли позже Солнечной системы. Но на самом деле, это лишь теория, поскольку человек не имеет достоверных материалов, которые бы называли точное время создания Земли и прочих планет Солнечной системы.

Важно также понимать, что светила были созданы позже света и по той причине, чтобы человек не мог сделать из них божества, как это делали язычники в Древнем мире. Источник света лишь один — это Господь Бог и Ему одному надо поклоняться и служить.

День пятый

С этого момента на планете появляется первая жизнь — Бог повелевает Земле произвести пресмыкающихся, птиц, рыб и животных. Библия в этом месте не противоречит науке, поскольку животные были созданы в мир, который уже наполнился кислородом за счет ранее созданных растений.

В пятый день Господь сотворил первых живых существ, живущих в воде и летающих в воздухе

Кроме этого, жизнь зарождается в воде, что тоже подтверждает научную теорию происхождения Вселенной. Стоит обратить внимание на то, что Творец вновь делает законом размножение животных по роду их, чтобы они наполняли мир. И при этом благословляет их.

День шестой

Завершающий творение и создание этап — это сотворение Богом человека. При этом вначале Моисей пишет, как бы продолжение пятого дня «и создал Бог скот и всяких гадов», что указывает на животное происхождение человека, но после пишется, что Творец вдохнул в человека Дух Свой и сделал его по образу и подобию Своему. То есть человек отличается от животного лишь наличием Духа Божьего и становится через Него сопричастным Богу, сочетая в себе духовное и животное начало.

На заметку! Стоит отметить, что Иегова творит все от меньшего к большему, от простого к сложному и тем самым подтверждает, что все было сотворено ради человека, который стал венцом творения.

Также немаловажно отметить, что изначально женское и мужское начало было в одном — лишь в конце второй главы Бытия Яхве принимает решение разделить человека на мужчину и женщину. Это заключающий этап сотворения мира.

Бог создал первых людей, Адама и Еву, по собственному образу и подобию

Христианская православная гипотеза о сотворении мира, опирающаяся на Священное Писание и труды отцов церкви, не противоречит научной теории, которая включает в себя Большой взрыв и теорию эволюции. Она лишь указывает на источник всякой жизни — на Господа, говоря, что Он начало всему и от Него источники всякой жизни.

Многие законы и научные обоснования были описаны задолго до их открытия в Священном Писании, что говорит о правдивости этого документа.

Важно! Вера в Бога не является противоречием современной науки, наоборот, она во многом подтверждает и поддерживает научные факты и открытия.

Сотворение мира. Азбука православия

Библия, изложенная для семейного чтения. Сотворение мира и человека



Творение светил

«В начале сотворил Бог небо и
землю.

Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух
Божий носился над водою.

И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.

И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от
тьмы.

И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было
утро: день один.

И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет
она воду от воды. И стало так.

И создал Бог твердь. И назвал Бог твердь небом. И увидел
Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день
второй.

И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно
место, и да явится суша. И стало так. И назвал Бог сушу
землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что
это хорошо. И сказал Бог: да произрастит земля зелень,
траву, сеющую семя (по роду и по подобию ее и) дерево
плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя
его на земле. И стало так. И произвела земля зелень,
траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящее плод,
в котором семя его по роду его на земле. И увидел Бог, что
это хорошо. И был вечер, и было утро: день третий.

И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для
освещения земли и для отделения дня от ночи, и для
знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они
светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю.
И стало так. И создал Бог два светила великие: светило
большее, для управления днем, и светило меньшее, для
управления ночью, и звезды; и поставил их Бог на тверди
небесной, чтобы светить на землю, и управлять днем и
ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это
хорошо. И был вечер, и было утро: день четвертый.

И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу
живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной.
И стало так. И сотворил Бог рыб больших и всякую душу
животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду
их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что
это хорошо. И благословил их Бог, говоря: плодитесь и
размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да
размножаются на земле.

И был вечер, и было утро: день пятый.

И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее,
скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.
И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его,
и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это
хорошо.

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по
подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами
морскими, и над птицами небесными (и над зверями), и над
скотом, и над всею землею, и над всеми гадами,
пресмыкающимися по земле.

И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию
сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.

И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и
размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и
владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями), и над
птицами небесными (и над всяким скотом, и над всею
землею), и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.

И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя,
какая есть на всей земле… и всякое дерево, у которого
плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу;
а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому
(гаду) пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал
Я всю зелень травную в пищу. И стало так.

И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И
был вечер, и было утро: день шестой.

Так совершены небо и земля и все воинство их.

И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал,
и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.

И благословил Бог седьмой день, и освятил его…

И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в
лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.

И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил
там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог
из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для
пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра
и зла». (Быт. 1, 1—31; 2, 1—3,
7—9)

Итак, великолепен был Божий мир, данный в жилище человеку.
Роскошна была природа, окружавшая его; щедро рассыпала она
перед ним дары свои. Жить и блаженствовать — вот что
было назначением человека: для этого-то и
вызван он был из небытия Всемогущим, Всеблагим,
Всеправедным, а потому и Всеблаженным Богом, восхотевшим
разделить Свое блаженство со Своим возлюбленным созданием
— человеком.

Вот и причина его создания, а вместе с тем и
начало его отношений к Творцу своему.
Отношения же эти, получив начало от Безначального и
Бесконечного Бога Самого, не будут никогда иметь и своего
окончания.

Но все дело в том, что, дав жизнь человеку, Бог дал ему
вместе с тем и свободную душу, хотя и
созданную по образу и подобию Божию, но свободную по
собственной воле направлять свои отношения к Богу и в
добрую, и в недобрую сторону.

Как же употребили люди эту данную им
беспредельно-возвышающую их свободу? В какие отношения к
Богу поставили они себя и состоят?

Проследить историю отношений между Творцом и созданием
можно в священных книгах, написанных богодухновенными
людьми. Имя этим книгам — Библия, или
сказания о жизни людей от их сотворения до воплощения Сына
Божия на земле (Ветхий Завет) и от Рождества Спасителя
мира, Иисуса Христа, до Его крестной смерти ради
искупления употребившего во зло свою свободу человечества
(Новый Завет, Евангелие).

Из этого-то священного источника — Божественного
Откровения и предлагаются «Библейские
рассказы», доступные для ознакомления с историей
союза или общения Бога с людьми, которая должна составлять
начальную и главную науку человека — ради того,
чтобы при сознательном изучении отпадения его от Бога или
разобщения его с Богом и вместе с тем неустанного
привлечения его Богом к Себе научиться направлять себя к
возвращению в потерянный рай — вечное Царство своего
Небесного Отца.

современная наука и святоотеческая экзегеза. Часть 1 / Православие.Ru

Серию публикаций дипломов выпускников Сретенской духовной семинарии продолжает работа выпускника 2009 года, насельника Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря иеродиакона Александра (Урбановича) (научный руководитель – иерей Александр Тимофеев), затрагивающая одну из острых проблем современности – соотношения науки и веры.

Сотворение мира. Морализованная Библия, Франция, XIII в.

23 июля 2007 года в средствах массовой информации было опубликовано открытое письмо десяти академиков Российской академии наук президенту Российской Федерации В.В. Путину. В этом документе авторы-составители выразили озабоченность активным проникновением Русской Православной Церкви во «все сферы общественной жизни». Особая опасность, по мнению академиков, угрожает развитию науки и сфере образования. Иллюстрируя потенциальную угрозу, составители письма ставят риторический вопрос: «Например, какое отношение имеет “библейское учение о происхождении мира” к фактам, твердо установленным современной астрофизикой и космологией? Что же в школе изучать – эти факты или “библейское учение” о сотворении мира за семь дней?». Вероятно, речь идет о действительно имевших место случаях проникновения «библейского учения» в школьную программу, в противном случае озабоченность была бы необоснованна.

Основанием для тревоги мог стать ряд учебных пособий по естествознанию священника Тимофея Алферова, адаптированных для учащихся средней школы[1]. В частности, в одном из них он пишет: «Просто и понятно. Шесть дней (выделено мной. – и.А.) шел творческий процесс: в мир вводилась энергия, в нем понижалась энтропия и наводился порядок, в него вводилась информация о том, как будет выглядеть и воспроизводиться все творение. С седьмого дня энтропия мира не убывает, новая информация не вводится. Порядок мира не улучшается. Мир не может улучшаться сам собою. Он тварен, он бесконечно ниже своего Творца»[2]. Однако эти учебные пособия отражают не частное мнение священника Тимофея по вопросам естествознания. В своих книгах он отображает позицию целого научно-религиозного направления, получившего название «научный креационизм».

Креационизм как явление получил название от слова creatio (лат.) – «творение, создание»[3]. Исторически это явление возникло как противовес набиравшей ход в XIX веке теории биологической эволюции и подчеркивало идею творения всей существующей живой природы в законченном виде. Главная угроза теории биологической эволюции заключалась, по мнению «креационистов», в открытом вызове Писанию и подрыве его авторитета[4].

До определенного момента «креационная» модель происхождения мира противостояла только концепции биологической эволюции. Но с появлением в астрономии теории расширяющейся Вселенной (гипотеза Фридмана и открытие Хаббла) возникла концепция об изменчивой Вселенной, ее зарождении из космологической сингулярности – состояния Вселенной в начальный момент Большого взрыва, характеризующегося бесконечной плотностью и температурой вещества. Теория Большого взрыва также вошла в противоречие с «креационной» моделью Вселенной. По мнению священника Даниила Сысоева, такая модель не дает объяснения некоторым явлениям, которые не вписываются (в понимании этого процесса самим отцом Даниилом) в механику взрыва: неоднородное распределение вещества во Вселенной, неоднородность реликтового излучения, наличие спирального движения галактик[5]. Другой очевидной причиной является, по мнению «креационистов», чрезмерно завышенный по отношению к библейской хронологии возраст Вселенной (13–15 млрд. лет).

Научный креационизм – явление неоднородное. Во-первых, он интернационален. Известны, например, такие организации как Institute for Creation Research в США[6] и миссионерско-просветительский центр «Шестодневъ» в России[7]. Среди сторонников этой концепции христиане разных конфессий, то есть это явление и многоконфессиональное. «Креационисты» используют для обоснования своих тезисов данные наук, впрочем, они часто встречают упреки в необъективной избирательности данных, а также в их предвзятой интерпретации[8]. Основным авторитетным источником для них было и остается Священное Писание. Отличительной методологической чертой православных «креационистов» является обильное подкрепление своих идей святоотеческими цитатами, касающимися библейского повествования о творении мира. (Методологических ошибок научного креационизма в данном направлении мы коснемся ниже.) Учитывая, что само по себе библейское повествование дает мало фактического материала для обсуждения, привлечение святоотеческих мыслей способно создать основательную дискурсивную базу для плодотворных исследований. Но на практике принципиальных изменений пока не произошло. Неубедительность аргументации «креационистов», даже с учетом использования мнения святых отцов, достаточно очевидна: поток критики не спадает, что можно наблюдать в многочисленных публикациях по этой теме в интернете. И потому актуальность нашей работы можно обозначить так: авторитет Священного Писания, святоотеческого наследия в наше время напрямую зависит от того, насколько грамотно этот материал будет использоваться в любой публичной аргументации. Неумелое и непрофессиональное владение этим инструментом способно только дискредитировать и Священное Писание, и Священное Предание.

Базовой позицией нашей работы является убеждение в том, что видимая Вселенная, являющаяся объектом научных исследований, есть тот же самый сотворенный мир, о котором говорится в книге Бытия. Отсюда справедлив вывод, что космогония могла происходить только по одному сценарию, поскольку мир один и одинаков для всех. Плюрализм мнений в этом отношении алогичен.

Но поскольку противостояние традиционной научной мысли и научного креационизма есть явление устоявшееся и, как показывает открытое письмо академиков, до сих пор трудно разрешимое, то в нашей работе задается вопрос: действительно ли Божественное Откровение принципиально идет вразрез с научными теориями, или же это устоявшийся в общественном сознании стереотип, покоящийся на неосведомленности и неадекватной интерпретации исходных посылок? Поиском ответа на этот вопрос мы и займемся.

Вопросы становления наблюдаемой в нашем мире природы затрагивают различные научные дисциплины: астрофизику, ядерную физику, геофизику, геологию, геохимию, палеонтологию, биохимию, генетику, экологию, климатологию, антропологию. Накопление знаний по каждой из этих областей приводит к тому, что обозначается термином «специализация», – предназначенности для работы в определенной области. Учитывая темпы развития науки, невозможность освещения проблемы в рамках даже одного печатного издания давно уже признается очевидной[9]. Несомненно, указанное обстоятельство следует иметь в виду.

Мы произвольно выбрали определенный круг вопросов неживой природы. В библейском повествовании этой области соответствует повествование о первых днях творения. Впрочем, и здесь следует сделать одно допущение. Поскольку в качестве метода исследования предполагается сопоставление данных наук и святоотеческих текстов, то из обеих отраслей выбираются только те сведения, которые могут быть сопоставлены на основании наличия общих точек соприкосновения. Это обстоятельство накладывает ограничение и на использование святоотеческих творений. Во-первых, в область исследования включены только те творения святых отцов (или места из их творений), которые несут в себе элементы естествознания. Во-вторых, эти места святоотеческих творений также подвергаются «фильтрации»: берется та информация, которая может быть сопоставлена с современными научными теориями. Как правило, это открытия в физике, астрономии, космологии, которые были сделаны на протяжении XX века и которые до сих пор определяют магистральное направление в развитии этих наук.

Основные особенности методологии православного научного креационизма

Дадим общий обзор наиболее заметных неубедительных, с точки зрения методологии, высказываний православных креационистов, которые были обнаружены нами в процессе знакомства с издательской деятельностью наиболее заметных представителей этого научно-религиозного направления. Хотя целью работы не является критика православного научного креационизма, но выявление ошибок конкретизирует область дальнейшего исследования. При этом заранее хотелось бы извиниться за некоторую публицистичность изложения. Некоторое проявление эмоциональности является ответной реакцией на логическую непоследовательность суждений, отмеченную в разбираемых публикациях. Поскольку рассматриваются высказывания наиболее известных и печатаемых «креационистов», то проблемность этих высказываний может быть расценена (в действительности же так и расценивается критиками научного креационизма) как методологическая проблема православного креационизма в целом и ни в коем случае не рассматривается как «переход на личности».

Концепция противопоставлений

Одна из характерных особенностей мышления православных креационистов – резкое неприятие каких-либо идей, несогласных с точкой зрения самих «креационистов». Нередко можно встретить мнение, будто деятельность «несогласных» является изменой «историческому Православию»[10]. Основанием для такой категоричности является убежденность «креационистов» в однозначном, а именно буквальном, понимании как библейского повествования о творении мира, так и святоотеческого экзегетического наследия по этой же теме. Например, в указанной статье священник Даниил Сысоев прослеживает возникновение идеи «теистического эволюционизма» и ее проникновение в русскую богословскую мысль. Что характерно, равным отступлением от чистоты Православия считается как эволюционный материализм, так и теистический эволюционизм (или телеологизм – термин предложен Ю. Максимовым[11]). При этом не учитывается, что оба этих направления эволюционизма исходят из разных мировоззренческих посылок (атеизм и теизм) и идеологического единства не представляют.

Замечается склонность к несколько упрощенной схеме классификации научных и богословских взглядов. Принято все делить на два «лагеря»: «за» и «против», «черное» и «белое»: «В науке, как известно, конфронтация наблюдается между лагерями эволюционистов и креационистов. Первые признают развитие вселенной от Большого взрыва через образование неживой материи, зарождение жизни и появление человека от низших видов. Вторые веруют в сотворение, как оно описано в книге Бытия пророком Моисеем. В богословии водораздел проходит между теми, кто признает сотворение буквально “как написано”, и теми, кто в библейском тексте о сотворении мира и человека готов видеть лишь аллегорию и символы. При обсуждении выбранной нами непростой и спорной темы следует каждому сперва определить свое мировоззрение. Позиция нашего Центра “Шестодневъ” и всех представленных в сборнике единомышленных с нами докладчиков заключается в исповедании Православия – то есть веры в Священное Писание Ветхого и Нового Завета в соответствии с учением святых отцов, учителей Церкви»[12].

Можно заметить, что к биологическим эволюционистам причисляются сторонники гипотезы Большого взрыва. В самом деле, элементы космологической эволюции Вселенной могут быть органично встроены в модель эволюционизма биологического (и наоборот), но из этого еще с логической необходимостью не следует, что признающие развитие вселенной по модели Большого взрыва непременно обязаны признавать и биологическую эволюцию. Поэтому отождествление здесь неправомерно. Космология и биология – это разные науки. Очень сомнительным является также строгое деление богословской экзегетики на два направления: буквалистское («как написано») и исключительно аллегорическое («лишь аллегории и символы»). Это разделение возникло в умах самих креационистов, а теперь обобщается на всю богословскую традицию. История христианской Церкви знает примеры смешанного подхода к толкованию Священного Писания. Так что и здесь проведение «водораздела» чересчур искусственно. Отец Константин Буфеев предлагает, подходя к обсуждению темы творения, определиться с мировоззрением. Предложение закономерно: в науке решение любой поставленной проблемы предполагает наличие исходной концептуальной схемы, научное осмысление происхождения мира требует наличия так называемой научной парадигмы, то есть базовых понятий, признаваемых априорно. Креационисты в качестве таковых признают Священное Писание и Священное Предание. Но следует ли из этого, что другие парадигмы, закладывающие основы для изучения законов природы и не основанные на церковном авторитете, заведомо ложны? И тут мы сталкиваемся с другой проблемой во взглядах креационистов.

Отношение к эмпирической науке

В качестве характерного примера хотелось бы проанализировать статью священника Даниила Сысоева «Наука как форма религиозного мышления»[13]. Общий ход мысли отца Даниила следующий.

С точки зрения православного христианина, законы науки являются лишь частным случаем проявления воли Бога. Познаваемость мира обеспечивается тем, что он поддерживается именно Великим Интеллектом, Который имеет некоторое сродство с интеллектом человека. Именно благодаря этому сродству возможно познание мира. С точки зрения христианства, наука имеет очень ограниченную сферу деятельности. Наука не имеет права говорить о дочеловеческом мире, поскольку не имеет человеческих свидетельств о тех эпохах. Другой границей применимости науки является трехмерное пространство Вселенной и воспроизведение события. Далее, с точки зрения христианства, изначально наука должна была действовать только в своих узких рамках. Наука должна быть служанкой богословия. Богословие излагает неизменное Откровение в исторически меняющихся реалиях. Поэтому само по себе богословие неизменно, но меняется форма его интерпретации. Наука же изменчива в своей сути. Она постоянно развивается. А потому она изначально несовершенна, потому что совершенству уже некуда развиваться. Наука в силу своего несовершенства не может дать объяснение существованию этого мира, не может дать адекватное и целостное понимание функционирования всех его частей. Например, чтобы дать объяснение природе разума, нужно обладать сверхразумом, а наука оперирует все тем же тварным разумом. Поэтому христианство не отвергает науку как способ познания мира, но показывает, что это способ познания очень маленького сегмента мира, это поверхностное познание. До определенного момента наука так и оценивала свои возможности. Но около 400 лет назад в результате научной революции и связанного с ней распада христианской цивилизации на Западе как симбиоз христианства и оккультизма возникла «новая наука». В частности, отец Даниил приводит ссылку Николая Коперника на Гермеса Трисмегиста, опираясь на которую, Коперник мотивирует идею вращения Земли вокруг Солнца, а не наоборот. В этот период возникает новый тип ученого, поправшего облагодатствованный искуплением человеческий ум и доверившегося падшему человеческому разуму.

До сих пор тезисы отца Даниила хоть и достаточно спорны, но более-менее понятны. Например, он говорит, что возможность познавания мира присуща всем людям в силу некоторого сродства человеческого интеллекта с Великим Интеллектом, поддерживающим бытие мира. Говорит, что, несмотря на это сродство, человеческий интеллект сильно ограничен, поэтому не может построить целостную картину мироздания. С этой позицией невозможно не согласиться. Но далее развивается мысль, что полным познанием мира обладает только богословие (!). И беда науки в том, что она от него «сбежала». Здесь возникает ряд вопросов. Неужели для богословов вопросы мироздания не являются неразрешимой проблемой? Но тогда почему блаженный Августин в толковании Шестоднева больше задает вопросов, нежели дает ответов? Да и в плане методологии христианского богословия в попытке рационального обоснования истин веры богословие более апофатично, нежели катафатично. Затем, если наука несовершенна, но продолжает развиваться (с чем отец Даниил не спорит), то неужели это развитие нужно непременно соотносить с какой-то ущербностью, противопоставляя этому развитию статическое «совершенство» богословия?

В заключительной части статьи отец Даниил называет новую науку «формой веры». Но эта вера ущербна и значительно уступает христианству: «Новая наука – это форма веры. И нужно будет просто сопоставить, насколько хороши аксиологические основы, например, у той или иной веры, и тогда все станет на свои места. Так, у новой науки нет хороших аксиологических основ. У христианства же есть. Видно это хотя бы просто по их заявленным целям. Почему? Христианство заявляет, что оно – откровение Бога. Это или так, или нет. Но если оно откровение Бога, то, следовательно, оно истинно. А наука заранее говорит, что никогда до конца я вам природу мира не открою. Как говорил академик Наан, “все наши знания – это маленький островок в океане невежества. И чем больше мы узнаем, тем больше понимаем, что ничего не знаем”. То есть наука заранее расписывается в том, что она не обладает абсолютным знанием и никогда им обладать не будет. Раз нельзя все познать до конца, значит, абсолютного знания не будет никогда. А раз так, то, значит, нет достаточных ценностных основ для построения научной картины мира. Вот и все. В этом преимущество христиан просто очевидно. Поэтому, на мой взгляд, христианская картина мира гораздо более сильна, именно потому, что она основана, хотя бы с точки зрения своей заявки, на достаточном основании – основании Откровения Бога Творца».

Удивительно то, что отец Даниил к концу статьи словно забыл, о чем писал в ее начале. Зачем нужно было обвинять науку в претензии на всеведение, если в конце статьи словами самого же представителя науки (академика Наана) доказывается обратное: именно то, что наука никогда на обладание истиной в последней инстанции не претендовала? Вызывает недоумение и логика построения умозаключений: «Христианство заявляет, что оно – откровение Бога. Это или так, или нет. Но если оно откровение Бога, то, следовательно, оно истинно». Здесь спорить не с чем (хотя и пропущена меньшая посылка: «все, что исходит от Бога, – истинно»). Следующее суждение также истинно: «А наука заранее говорит, что никогда до конца я вам природу мира не открою». Но беда в том, что обе этих истинных посылки не связаны общим субъектом. Поэтому умозаключение из их сопоставления в принципе не следует. Тем не менее, отец Даниил пытается вывести заключение, вопреки всем законам логики: «А раз так, то, значит, нет достаточных ценностных основ для построения научной картины мира».

Все указанные ошибки в суждениях отца Даниила можно было бы считать проблемой его личного отношения к эмпирическим наукам и не обращать на них внимания, если бы не одно обстоятельство: данная статья написана на основе материалов авторского доклада, сделанного в Институте Европы РАН. И после написания данной работы круглый стол РАН, состоявшийся 6 октября 2001 года, фактически прировнял по деструктивности «лженауки» (например оккультизм) и учение Православной Церкви, на что «жалуется» редакция, опубликовавшая статью.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы. Православные «креационисты» склонны несколько «свысока» оценивать оппонентов вообще и представителей эмпирической науки в частности. На основании некорректной интерпретации методов и целей науки «креационистами» высказываются мысли о ложном направлении современного научного развития[14]. Интеллектуальные способности всех тех, кто не согласен с «креационистами», объявляются заведомо ущербными (выше было отмечено, что в категорию «несогласных» входят все критики научного креационизма, независимо от их изначальных идеологических установок, – и атеисты, и теисты). Только «креационисты» способны составить истинное представление о сути вещей. Противопоставление «креационистов» всем «несогласным» слишком очевидно, что, вероятно, замечают и сами «креационисты». Поэтому в стремлении создать мнение, что они не одиноки в своем интеллектуальном превосходстве, «креационисты» ссылаются на авторитет святых отцов. Но при внимательном исследовании можно заметить, что апелляция к мнению святых отцов зачастую не лишена предвзятой необъективности.

Обращение креационистов к святоотеческим творениям

Главная методическая особенность «креационистов» – неаналитическое прочтение святых отцов, выливающееся в поверхностное цитатничество. В качестве примера рассмотрим статью все того же отца Даниила Сысоева «Библейские этюды, или Несколько слов о теории дня-эпохи»[15]. Он пишет: «В последние десятилетия часто приходится слышать, что дни творения, которые описал боговидец Моисей, – это на самом деле вовсе не обычные сутки (как думали все святые Отцы (выделено мной. – и.А.), а некоторые безразмерные эпохи, каждая из которых длилась по много миллионов или даже миллиардов лет». Далее автор выражает озабоченность в связи с попытками согласовать «мифологию эволюционизма с бессмертным светом Откровения». Статья направлена в помощь людям, «невольно заблудившимся в отношении догмата творения», которые приняли пропаганду этого нового учения «за чистое изложение веры Православной Церкви». Далее отец Даниил продолжает: «Но перейдем к рассмотрению системы доказательств этой идеи, противоречащей и буквальному смыслу книги Бытия, и согласному толкованию святых отцов. Главная задача этих изобретателей новизн в вере заключается в доказательстве того, что божественно простое повествование Моисея необходимо извратить и превратить в свою противоположность, используя аллегорический способ толкования Шестоднева. А для этого требуется доказать, что “и у самого боговидца Моисея не было мысли считать упоминаемые им «дни» за астрономические 24 часа”»[16].

Возвращаясь к начальному тезису («как думали все святые отцы»), мы вправе ожидать от автора аргументированного обоснования (со ссылками как минимум на подавляющее большинство святых отцов) идеи, что каждый день творения длился 24 астрономических часа. Какие святоотеческие аргументы приводит отец Даниил?

Первые страницы посвящены исследованию значений библейского слова «йом» с помощью иврит-русского (!) словаря Ф.Л. Шапиро. Доказывается понимание этого слова исключительно как «день», но никак не «период времени». Далее автор переходит к пониманию слова «день» в Быт: 2: 4–6. В качестве комментария приводится довольно обширная цитата из преподобного Ефрема Сирина[17], который, что особенно отмечает священник Даниил, «прекрасно знал язык оригинала». Нужно отметить, что ссылка в статье идет на репринтное переиздание (1995) творений преподобного Ефрема на русском языке (первое издание было в 1901 году). Цитата из Быт. 2: 4–6 дана как в печатном издании творений преподобного Ефрема, так и у отца Даниила на церковнославянском языке (гражданским шрифтом). А вся «изюминка» ссылки на преподобного Ефрема заключается в том, что, по мысли отца Даниила, Ефрем (как знающий язык оригинала) дает истинное понимание слова «йом», поэтому данный библейский термин следует понимать не в смысле неопределенного промежутка времени, а в смысле буквального дня – «воньже день»[18]. Совершенно очевидно, что отец Даниил, помимо сравнения русского и церковнославянского переводов данного места Писания, ничего существенного в аргументацию не вносит! Мы не видим ни оригинального языка, на котором писал преподобный Ефрем, ни его подробных комментариев, могущих внести ясность в понимание данного библейского термина. При чем тут, в таком случае, ссылка отца Даниила на осведомленность преподобного Ефрема в языке оригинала, остается непонятным.

Затем отец Даниил развивает мысль, что аллегорический метод толкования может быть применим к некоторым местам Ветхого Завета, но только не к повествованию о шестидневном творении. В доказательство приводятся слова святого Василия Великого: «Известны мне правила аллегорий, хотя не сам я изобрел их, но нашел в сочинениях других. По сим правилам иные, принимая написанное не в общеупотребительном смысле, воду называют не водою, но каким-нибудь другим веществом и растению и рыбе дают значение по своему усмотрению, даже бытие гадов и зверей объясняют сообразно со своими понятиями, подобно как и снотолкователи виденному в сонных мечтаниях дают толкования, согласные с собственными их намерениями. А я, слыша о траве, траву и разумею, также растение, рыбу, зверя и скот – все, чем оно названо, за то и принимаю, ибо не стыжусь благовествования (см.: Рим. 1: 16). <…> Сего, кажется мне, не уразумели те, которые по собственному своему разумению вознамерились придать некоторую важность Писанию какими-то наведениями и приноровлениями. Но это значит ставить себя премудрее словес Духа и под видом толкования вводить собственные свои мысли»[19].

Нужно отметить, что цитата дана в сокращении, а именно: опущена средняя часть, главная мысль которой состоит в том, что в истории естествознания бытовала масса мнений по поводу формы и размеров Земли, но раб Божий Моисей умолчал об этом как о бесполезном. Сам же святитель Василий объясняет это не в том смысле, что подобные рассуждения не имеют вообще никакого значения, а в том, что по сравнению с главной мыслью Откровения они отступают на задний план: «Если умолчал он о не касающемся до нас как о бесполезном, то ужели за сие словеса Духа почту маловажнее объюродевшей мудрости? Не паче ли прославлю Того, Кто не затруднил ума нашего предметами пустыми, но устроил так, чтобы все было написано в назидание и усовершение душ наших?»[20].

При этом нужно помнить, кому были адресованы беседы о Шестодневе святителя Василия Великого. Ответ на этот вопрос мы находим у святого Григория Нисского, откуда следует, что сам святитель Василий имел достаточно образования, чтобы рассуждать о природе, но не делал этого в присутствии народа из педагогических целей, а вовсе не из презрения к аллегорическому методу толкования или естествознанию: «Ибо думаю, что некоторые не уразумели хорошо цели написанного им (Василием Великим. – и.А.) в Шестодневе, а поэтому винят его в том, что не сообщил им ясного ведения о солнце: почему светило сие после трех дней особо созидается, а не вместе с другими звездами, так как невозможно дневной мере определяться утром и вечером, если солнце не станет непременно производить вечер своим захождением и утро восхождением. А также не допускают создания двух небес, говоря: хотя апостол упоминает “о третьем небе” (2 Кор. 12: 2.), тем не менее, в рассуждении сего остается сомнение, потому что в начале сотворено одно небо, а потом твердь, об ином же небе, то есть о вторичном творении, не написано у Моисея, и нельзя доказать, что под сими двумя разумеется и третье небо, так как ни после тверди не сотворено иное небо, ни выражение “в начале” не позволяет подразумевать какого-либо прежде бывшего неба. Если в начале сотворено небо, то явно, что тогда началось творение. Не согласно было бы с разумом наименовать началом, что имеет другое высшее себя начало. Что занимает второе по порядку место, то – не начало и не называется началом. Но Павел делает упоминание и о третьем небе, о котором не говорится при описании творения. Значит, и здесь упоминание о втором небе принадлежит к числу вопросов. Предлагающие это и подобное сему не обращают внимания, кажется мне, на ту цель учения, какую имел отец наш, который, беседуя в Церкви многолюдной при таком стечении народа, по необходимости соображался с приемлющими слово. В таком числе слушателей, хотя много было способных разуметь слова более возвышенные, однако же большая часть не могла следовать за более тонким разысканием мыслей; как люди простые, трудящиеся, занятые сидячими работами, как собрание жен, не учившихся таким наукам, и толпа детей, и престарелые по летам, все они имели нужду в такой речи, которая удобопонятным наставлением посредством видимой твари и того, что в ней хорошего, руководила бы к познанию все Сотворившего. Почему, если кто будет судить о сказанном, соображаясь с целью великого учителя, то не найдет никакого недостатка в словах его. Ибо вел не такую речь, в которой с жаром оспариваются предлагаемые возражения, но всецело был занят простейшим истолкованием речений, чтобы предложить слово полезное для простоты слушающих и чтобы вместе толкование его, указывая на многоразличные учения внешнего любомудрия, удовлетворяло несколько и слушателей, способных разуметь высшее; а таким образом и для простого народа было оно понятно, и в сведущих возбуждало удивление»[21].

В любом случае, даже в тенденциозном изложении священника Даниила Сысоева данная ссылка на святителя Василия Великого не дает ответ на главный вопрос – о буквальном понимании длительности дней творения. Мы видим, что святитель Василий буквально понимает животный и растительный мир, но не говорит о 24-часовых сутках.

Затем священник Даниил Сысоев с таким же «успехом» приводит ссылку на святителя Иоанна Златоуста: «Не верить содержащемуся в Божественном Писании, но вводить другое из своего ума, это, думаю, подвергает великой опасности отваживающихся на такое дело». Далее высказывается мысль, что день и ночь возникли раньше солнца и луны и измерялись они не их движением, а разливанием и свертыванием света. В частности, приводятся слова святого Григория Нисского: «Посему и говорит: и нарече Бог свет день, а тьму нарече нощь (Быт. 1: 5). Поелику светоносная сила естественно не могла оставаться в покое, когда свет проходил верхнюю часть круга, и стремление его было вниз, то при нисхождении огня лежащее выше покрывалось тенью, потому что луч, вероятно, омрачаем был естеством грубейшим. Потому удаление света наименовал Моисей вечером, и когда огонь опять поднимался с нижней части круга и снова простирал лучи к верхним частям, происходящее при сем нарек он утром, наименовав так начало дня». Но стоит внимательно ознакомиться с этими словами в контексте, как мы увидим, что место это совсем не так просто для понимания.

Собственно, этими святоотеческими цитатами и исчерпывается вся аргументация отца Даниила Сысоева. В заключении им делаются выводы: «Итак, рассмотрев все аргументы, заимствованные сторонниками христиано-эволюционнного гибрида, мы приходим к выводу, что они пусты. <…> Так что христианину стоит отбросить эти негодные басни и родословия бесконечные, которые производят больше споры, нежели Божие назидание в вере, следовать изначальному Преданию Кафолической Церкви. А оно повелевает нам веровать в то, что Бог сотворил мир только за шесть обычных дней, в котором не было ни греха, ни проклятия, ни смерти, вошедших во Вселенную из-за грехопадения Адама».

Отмечая, что начальный тезис отца Даниила о едином и всеобщем мнении святых отцов по этому вопросу аргументированно так и не был доказан в ходе самой статьи, со своей стороны укажем на методологические ошибки.

Во-первых, заметно поверхностное, тенденциозное цитирование в ущерб аналитическому осмыслению позиции святых отцов. Цитаты выдергиваются из контекста, по причине чего создается ложное или неполное представление об общем ходе мышления конкретно рассматриваемого святого отца. Во-вторых, мысли изолированно рассмотренных святых отцов (и мысли, уже искаженные тенденциозной интерпретацией) совершенно неправомерно обобщаются на всю совокупность святых отцов. В связи с сомнительностью такого обобщения стоит отметить следующий недостаток – избирательное цитирование. В отношении к данной статье священника Даниила Сысоева оно проявляется в следующем.

При рассуждении о длительности дней творения совершенно проигнорировано понимание времени блаженным Августином. И напрасно! Что такое время вообще, и как оно соотносится с творением? Эти вопросы разбирал, и очень подробно, блаженный Августин. Более глубокого анализа природы времени мы не найдем ни у кого из святых отцов. Авторитет блаженного Августина в этом вопросе признается даже светскими философами. В частности, английский математик и философ XX века Бертран Рассел (убежденный атеист) называет эти рассуждения превышающими все, что по этому поводу может быть найдено в греческой философии: «Я лично не согласен с теорией Августина, поскольку она делает время чем-то существующим в нашем уме. Но это, несомненно, весьма талантливая теория, заслуживающая серьезного рассмотрения. Я выражусь еще сильнее: теория Августина является значительным шагом вперед по сравнению со всем, что мы находим по этому вопросу в греческой философии. Эта теория содержит лучшую и более ясную формулировку проблемы, чем субъективная теория времени Канта – теория, которая со времени Канта получила широкое признание среди философов»[22].

А ведь именно у блаженного Августина мы встречаем идею, с одной стороны, о мгновенности всего творения, с другой – о совершении всей твари через шестикратное повторение первого творческого дня[23]. Нельзя сказать, что Августин разбирает взаимосвязь творения и времени кратко и общедоступно (вероятно, поэтому «креационисты» практически не обращаются к блаженному Августину), но хотя бы добросовестное упоминание всей остроты и неоднозначности этого вопроса должно было бы иметь место в ряду бесконечных апелляций креационистов к святым отцам в подтверждение идеи буквального понимания шести дней творения.

Итак, становится все более очевидным, что научному креационизму свойственна тенденция противопоставления святоотеческих мыслей о творении мира тем выводам, которые делает современная традиционная наука в отношении происхождения мира на основании эмпирических данных. В дальнейшем мы сопоставим существующие научные теории с мыслями конкретных святых отцов на предмет установления степени отношения между ними: стоит считать их совместимыми или несовместимыми.

(Продолжение следует.)

Сотворение мира по Библии

Кто и как сотворил Землю и создал знакомое нам устройство мира? О чем рассказывает Священное писание и как его трактуют современники?

Сотворение мира по Библии

Во все времена люди спорят и продолжают дискутировать о происхождении всего живого и неживого на планете. Существует тысячи трактовок и взглядов на происхождение земной жизнедеятельности. Одной из самых популярных среди православного населения является библейская история сотворения мира.

В этом материале вы узнаете о том, как и кто создал наш мир, почему в нем есть именно такие живые микроорганизмы, растения, моря и океаны, земля и небо, солнце и тучи. Мы разберемся с изменением первых трактовок Священного писания в современности и развеем мифы о том, что причиной появления человека стало развитие микроорганизмов и микробов.

Сотворение мира по дням

Как формировался мир, что появилось первым и почему? Узнать правдивую историю работы Творца над Вселенной можно в Священном писании, созданном монахами, мучениками и апостолами. Своеобразной энциклопедией мира для православных христиан выступает Библия. В ней говорится о жизни мирян со дня сотворения до воскрешения Иисуса. Эти истории относят к Ветхому или Старому Завету. Все что происходило с Рождества Христова до его смерти и искупление всех грехов мирян стало Новым Заветом.

Эти писания позволяют современным людям узнать о том, как происходило сотворение мира. Исследователи спорят, кто, как и когда мог написать эту историю. Они объясняют свое недоверие тем, что невозможно описать явление или процесс, если ты его не наблюдаешь. Видеть сотворение земли мог только Бог, а Библию написал не он.

Православные, священники и монахи рассказывают, что каждая запись в священной книге сделана с повеления и благословения Господа. Он даровал видения своим ученикам и последователям, обучив их истории создания мира. (см. о чем просят Спиридона Тримифунтского?)

Библия – история православия, обучающая человека религии, вере и силе преодолевать любые жизненные проблемы. Она учит мирян познавать Бога, себя и окружающую действительность, вставать на путь истинный и бороться с искушением.

До сих пор споры о достоверности источников о происхождении мира не утихают и не разрешаться никогда. Давайте с вами разберемся, что появилось первым на земле и почему.

Первый день

В писании говорится о том, что первым Господь сотворил небо и землю. Но они были не в том виде, какими мы привыкли видеть их сегодня. В мире царила тьма и пустота, потому что не было светила, лесов и жизни. Правил в этом мире Божий Дух. После этого появляется свет, пришедшийся по нраву Творцу.

Второй день

Ходить в этом мире было невозможно – повсюду была вода, беспросветные океаны и водоемы. Лишь на второй день он создает твердую поверхность – она отделяет одну часть воды от другой. Создает он и небо, дарующее будущим людям утро и вечер. После каждого сотворения в Библии говорится: «И увидел Бог, что это хорошо».

Третий день

В этот день Господь создает основные привычные нам объекты планеты: океаны, озера, реки, материки и острова. После этого на земле появляется зелень и деревья – зарождается жизнь. Все растения размножаются самостоятельно с помощью матушки-земли. Подобную силу вложил в нее Бог.

Такой порядок мира – важен в исследовании истории, священники и ученые обращают внимание на то, что все сотворенное Богом, – постоянно.Праздник Ивана КупалыЭто один из самых таинственных, романтичных и мистических праздников для восточных славян. Он остается таковым на протяжении всей истории России.

Четвертый день

На четвертые сутки он создает небесные светила и отделяет день и ночь. Днем царило Солнце – согревало и давало возможность расти и размножаться всему живому, ночью правила Луна и звезды. Исследователи дают разные трактовки целей светил. Они освещают землю ночью и днем, отделяют разное время суток и года для удобства летоисчисления и служат знамением для смертных людей.

Пятый день

Первыми существами становятся жители воды – пресмыкающиеся, обязанные своей жизнью морям.

По земле и небу полетели птицы. Увидев первые зачатки живых существ, он пожелал им размножаться: рыбам — в воде, а птицам — на земле.

Особое место в сотворении мира сыграл Божий свет и вода, содержащаяся повсюду. После этого Всевышний дает жизнь обитателям водных просторов: китам, рыбам и амфибиям.

Живность получает благословение плодиться и размножаться.

Шестой день

Созданию скота предшествовало пожелание Бога увидеть на земле зверей. Сотворение человека стало завершением процесса миросоздания. Ему предстояло возвышаться над морскими, небесными и земными животными. Так появляются первые мужчина и женщина на земле – Адам и Ева.

Первый человек появляется из земного праха, Господь вдыхает в него душу и дарует тело. Перед его сотворением на небесах собирался совет Святой Троицы. В отличие от других живых существ, человека производит не земля, Господь сам творит его.

После появления Адама, Бог решает ввести его в сон и, взяв бедро мужчины, создает жену. Священники объясняют ограничение Господом в создании одной пары тем, что он желал, чтобы все люди произошли от Адама. Душа человека такая же как у Господа.

В мире не было зла, все гармонично и совершенно.

Седьмой день

На седьмой день он благословляет все сотворенное. В Писании говорится, что он почил от дел своих, то есть предался отдыху.

Именно поэтому и мы с вами до сих пор в воскресенье – на седьмой день недели – отдыхаем.

Дом для людей описывается в писании как великолепный. Идеальные условия для жизни, пища и отсутствие природных катаклизмов. Это место мы привыкли называть раем. Природа, созданная Всевышнем, даровала человеку все свои прелести и возможности. Целью и предназначением Адама и Евы было жить и блаженствовать.

Причина сотворения мира лежит в этом. Бог стремился разделить свое величие и наслаждение жизнью с другими, подобными себе существами.

Конца сотворения мира в христианской культуре не существует.

Проблема в том, что не только тело, но и душа человека была свободной, в ней таились желания и страсти. Что же сделал человек, попав в мир блаженства и вседозволенности. Он поддался искушению и не справился с соблазнами. (см. Главные традиции праздника Наурыз мейрамы)

Трактовки: ранние и современные

Исследователи библейских писаний говорят о том, что существует несколько подходов к типизации и истории сотворения мира по Библии. Некоторые историки заостряют внимание на литературном жанре писания.

Некоторые относят рассказы Библии к историческому эпосу, предполагающему достоверную фиксацию фактов и событий. Этой позиции придерживаются христианские фундаменталисты. Они уверены, что изменять трактовку прочтения Библии – категорически запрещено. Подтверждая свой взгляд, исследователи опираются на слова Отцов и апостолов, святых и угодников: Лютера и Кальвина.

Другие верующие продолжают искать новые трактовки и объяснения особого создания Вселенной с учетом научного познания, достижений техники и объяснений ученых.

Православные утверждают, что солнце и звезды существовали с первого дня – их было не видно из-за густого пара от земли. С появлением растений и кислорода стало возможным увидеть небесные светила.

Ряд исследователей называют Библию аллегорическим произведением, сочетающим в себе средства художественной выразительности. Поэтому писание имеет столь большой успех и влияние на всех мирян.

Сторонники такой трактовки говорят о том, что авторами писания стали обычные люди древности. Считывать Библию в современном мире дословно и буквально понимать смысл фраз – неправильно. Причина – в абсолютно разном мировоззрении людей. В поэтическом эпосе нет фактов и научных обоснований – это набор чувств, эмоций и впечатлений.

Об этом говорится и в самом писании, это не научная книга или энциклопедия, она учит людей религиозным истинам. Одним из основополагающих тезисов Библии становится создание мира из ничего. В современном мире, опираясь на научные воззрения представить это крайне сложно. В процессе изучения писания и истории миросоздания люди сталкиваются с рядом заблуждений.

Популярным является объединение Творца и творение в одно целое. Сформировалось отдельное научное течение, пропагандирующее, что Бог и его творение – одна субстанция.

Приверженцы теории относят Творца к жидкости, она переполнила имеющийся сосуд и вылилась в окружающий мир. Тогда получается, что в каждом предмете и живом существе частичка Творца.

Следующие исследователи утверждали, что материя и Господь существовали независимо и отдельно друг от друга. Бог сотворил мир, подобно скульптору или художнику.

Третьим воззрением во все времена был атеизм, заключающийся в отрицании существования Бога.

Сложности, связанные с познанием истин сотворения мира, объясняются отсутствием возможности провести научные опыты и повторить процесс, а значит, детально и подробно изучить его. Любая деятельность человека опирается на изначальное наличие исходного материала: художник использует бумагу и краску, повар – продукты питания и бытовую технику, сформировать аналогичную картину для момента создания мира – невозможно.

Но мышление человека построено особым образом, мы познаем любую деятельность, опираясь на предыдущий опыт и наличие материала для строительства. Здесь происходит разрыв со священным писанием, где сказано, что Бог сотворил мир из ничего.

Неоспоримый аспект – это длительный процесс творения Вселенной. Мы не можем сказать, сколько дней Бог творил, потому что земные светила, ночь и день появились лишь на четвертые сутки. До этого время и пространство существовали по непривычным нам законам.

Интересно, что в Библии говорится о продолжение акта творения. Бог продолжает совершенствовать и формировать обновленный мир.

В XVIII–XIX веках начинается повсеместная критика религиозного писания. Современные исследователи объясняют ее заметным скачком науки и культуры и желанием на основе полученных знаний все отрицать.

Библия шла в разрез с вновь полученными знаниями. Но Моисей во время написания Библии не мог объяснять людям процесс творения с точки зрения доступных и понятных ему и современному человеку научных воззрений.Поэтому она так и написана. Князь-Владимирский собор в Санкт-ПетербургеКнязь-Владимирский собор в Санкт-ПетербургеОдно из самых красивых архитектурных творений в России. Посетить его рекомендуется всем туристам культурной столицы страны — Санкт-Петербурга!

Сегодня исследователи объясняют и считывают главы книги с помощью средств художественной выразительности и образов. Так создание неба подразумевает не привычную для нас ассоциацию с воздушным пространством над головой. Это место обитания Ангелов и апостолов.

Появление земли означает создание той материи, о которой спорят исследователи. С точки зрения физика, Библия написана очень точно. Соблюдены все естественные законы природы, изученные с течением времени.

Так, сначала появляется свет – то есть энергия, а затем живое и неживое «наполнение» мира. Другими словами появляется энергия, рождающая все остальные элементы мира.

Господь создает жизнь и учит нас духовности и смирению. Понимание библейских истин, их принятие – основы постижения Бога и поиска себя.

Также смотрите: Спасский собор Андроникова монастыря

Сотворение мира

На вечерне, которая служится накануне Рождества, читаются ветхозаветные пророчества о Христе – паремии. Они часто проходят мимо нашего сознания, поэтому мы заранее публикуем их с небольшими комментариями. Это первая паремия, Быт 1:13, посвященная сотворению мира.

 

Книга Бытия, глава 1

0127

1 В начале сотворил Бог  небо и землю.

2 Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.

3 И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.

4 И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы.

5 И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

6 И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды.

7 И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.

8 И назвал Бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день второй.

9 И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так.

10 И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что [это] хорошо.

11 И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.

12 И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящее плод, в котором семя его по роду его. И увидел Бог, что [это] хорошо.

13 И был вечер, и было утро: день третий.

 

Примечания

В начале сотворил Бог. В оригинальном еврейском тексте стоит множественное число –  слово «элохим»,  которое переводится как «боги». Уже в первых словах Священного Писания неявно содержится Откровение о том, что Бог Един в трех Лицах – Отца, Сына и Святого Духа, и все три Лица Святой Троицы участвовали в творении мира.

Небо и земля означает здесь в первую очередь «всё на свете». А во вторую очередь мир, нами видимый – материальный и невидимый – духовный.

 

И назвал Бог твердь небом. Мы не знаем, что именно здесь имеется в виду под твердью.  Можно предположить, что пророку была открыта Богом картина творения мира и он смог записать то, что смог понять в рамках мировоззрения своего времени. Аллегорически эту твердь можно понять как создание твердых и непоколебимых законов природы.

                     

 

Откуда все появилось?

Библия начинается с ответа на вопрос «откуда появился этот мир и все на свете?». Она дает на него четкий и недвусмысленный ответ – этот мир существует только потому, что его сотворил Бог. Собственно, все вокруг нас существует только потому, что кто-то это придумал и сделал. Мы звоним по мобильному телефону, пользуемся Интернетом, смотрим по телевизору новости, едем на электричке только потому, что когда-то у кого-то родилась идея создать эти вещи и он воплотил ее. Мы в своей жизни используем труд множества людей и делимся с другими людьми плодами нашего труда. Это связывает нас друг с другом, даже незнакомых людей. Но человек может родить и воплотить идею только потому, что когда-то Бог придумал и сотворил Вселенную, жизнь и человеческий мозг и душу.

 

Как Бог творит?

Мы не можем точно сказать, как Он это сделал, и соотнести с научными открытиями в этой области. Во-первых, потому что дела Божии непостижимы, и Откровение Божие человечеству об этом было записано тогда, когда не было современной науки. А значит, на том уровне, на котором это мог понять человек Древнего мира. И во-вторых, потому что научная картина мира часто меняется – сейчас она совсем не такая, какой была еще 50 лет назад, и мы не знаем, как она изменится завтра. Одно мы знаем  и в одно верим – если современная нам научная картина верна и Вселенная началась с Большого Взрыва – за этим стоит Бог. За возникновением жизни на Земле тоже стоит Его замысел и Его воля, и появление человека напрямую связано с тем, что Бог этого захотел.

 

Творец и Вседержитель

Мы верим в то, что Бог – Творец всего мира и заявляем об этом, когда произносим первые слова Символа Веры: «Верую во Единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым». Вседержитель – Тот, Кто держит все в своих руках, поддерживает существование нашего мира и допускает или не допускает те или иные события.

 

BN-NL014_bkrvsp_J_20160406165713

 

«Божие промыслительное вседержительство выражается в том, что Господь все сущее хранит, всему содействует и всем управляет, или все направляет к предназначенному концу. Законы, по которым все совершается, сокрыты в воле Божией; они непостижимы для нас и не могут быть постигнуты, если бы даже и открыты были, по необъятности всего существующего и по необъятному протяжению движения в бывающем. Поэтому не трудись и исследовать: не твое дело. Твое дело — одно: со девать спасение души. Все же прочее в руках Божиих — верных и крепких. Что все Бог содержит, твердо веруй этому, и ты будешь воздавать таким образом Божеское поклонение всемогущему, премудрому и всеблагому вседержительству Бога.

Тварь, не имеющая в себе бытия, а к бытию воззванная из ничего, и продолжать бытие сама собою не может, а висит над бездною ничтожества, в каждое мгновение готового поглотить ее. Держит ее над этою бездною всемогущая воля Триипостасного Бога, вызвавшая ее к бытию. Восхотел Бог — и явились твари; и продолжают быть твари потому, что Бог хочет, чтоб они продолжали существовать. Продолжение бытия тварей есть непрерывное их творение. Воля Божия о продолжении бытия тварей есть основа их жизни: на ней утверждается все».

       (Святитель Феофан Затворник, Уроки из деяний и словес Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа)

 

Христос – наш Творец

Почему же мы вспоминаем о творении мира в связи с Рождеством Христовым? Потому что, согласно Священному Писанию, Слово Божие, с помощью которого Бог творит мир, – это тоже Бог. Бог Отец творил всё через Своего Сына, Которого мы знаем под именем Иисуса Христа. Послушаем Евангелиста Иоанна: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь и жизнь была свет человеков» (Ин 1:1-4).

 

DSCN131

«Вся Тем быша». Этим то же сказано, что и у апостола Павла: «Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано (Кол 1:16). Или в другом месте: «Ты, Господи, основал землю, и небеса – дело рук Твоих» (Евр 1, 10). Или еще: «один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им» (ср.: 1 Кор 8, 6). Творить, давать бытие может только Тот, Кто Сам, по естеству, есть Сущий, — Бог безначальный и бесконечный. Но чтоб опять не подать повода отделять Его от Отца и Духа Святого, святой Иоанн, углубляя мысль о Божестве Слова, прибавляет: «и без Него ничтоже бысть, еже бысть». Ни одна тварь не получила бытия без Него, помимо Его, без участия Его (свт. Иларий в трактате о Троице). Сын Божий есть Творец не особо от других ипостасей Божества, но единодейственно с Ними. Бог Слово все сотворил в общении единого Божеского творческого естества со Отцом и Святым Духом. Действия Божества вовне суть действия трех ипостасей неразделимые».

(Святитель Феофан Затворник, Уроки из деяний и словес Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа)

 

В самых первых строчках Библии мы видим упоминание о Христе как о Творце Вселенной, от Которого она зависит. И при этом именно Он, участвовавший в творении Вселенной и всей природы, которую мы видим вокруг, воплотился в Младенце, родившемся в хлеву. Вот как говорится об этом в песнопениях праздника Рождества Христова:

 

                               

Стихиры шестого часа

Слыши, Небо, и внуши, земле, / да подвижатся основания, / да приимут трепет преисподняя: / яко Бог же и Творец в плотское одеяся здание, / и Иже державною рукою создавый тварь, / утробы зрится здание. / О, глубина богатства, и премудрости, и разума Божия! / Яко неиспытаны судьбы Его / и неизследовани путие Его.   Слушай, небо, и внимай, земля, / да потрясутся её основания, / да охватит трепет преисподнюю: / ибо Бог и Творец вошел в образующуюся плоть, / и Создавший мощною рукою все творение / как произведение чрева созерцается. / О, глубина богатства, и премудрости, и ведения Божия! / Как непостижимы суды Его / и неисследимы пути Его!

 

Сей Бог наш, / не вменится ин к Нему, / родивыйся от Девы, и с человеки поживе; / во яслех убогих / Сын Единородный лежащь видится человек / и пеленами повивается, иже славы Господь. / И волхвом звезда возвещает в Его поклонение. / И мы поим: Троице Святая, спаси души наша.

 

Это – Бог наш, / не сравнится с Ним никто иной, / рожденный от Девы и живший с людьми; / Сын Единородный видится лежащим / в бедных яслях подобно смертным, / и пеленами повивается Славы Господь; / и волхвов звезда направляет к поклонению Ему; / и мы поем: / «Троица Святая, спаси души наши».

 

Стихира на 9-м часе

Днесь раждается от Девы / рукою всю содержай тварь, / пеленами, якоже земен, повивается, / Иже существом неприкосновенен Бог. / В яслех возлежит / утвердивый Небеса словом в началех, / от сосцев млеком питается, / Иже в пустыни манну одождивый людем, / волхвы призывает Жених церковный, / дары сих приемлет Сын Девы. / Покланяемся Рождеству Твоему, Христе; / покланяемся Рождеству Твоему, Христе; / покланяемся Рождеству Твоему, Христе: / покажи нам и Божественная Твоя Богоявления.

 

В  сей день рождается от Девы / в руке держащий все творение; / рубищем, как смертный, пеленается / неосязаемый по естеству; / Бог в яслях возлегает, / утвердивший словом небеса в начале; / молоком от сосцов питается / в пустыне дождем проливший народу манну; / волхвов призывает Жених Церкви; / принимает их дары Сын Девы. / Поклоняемся Рождеству Твоему, Христе; / поклоняемся Рождеству Твоему, Христе; / поклоняемся Рождеству Твоему, Христе: / покажи нам и Божественное Твое Богоявление!

Стихиры на литии самогласные, глас 1. Прп. Иоанна Дамаскина  

Небо и земля днесь совокупишася, / рождшуся Христу. / Днесь Бог на землю прииде, / и человек на Небеса взыде. / Днесь видимь eсть плотию, / eстеством невидимый, человека ради. / Сего ради и мы, славословяще, возопиим Eму: / Слава в Вышних Богу, и на земли мир, / дарова бо пришествие Твое, / Спасе наш, слава Тебе.    Небо и земля в сей день соединились / при рождении Христа. / В сей день Бог на землю пришел, / а человек на небеса взошел. / Сегодня ради человека / во плоти видим Невидимый по естеству. / Потому и мы, славословя, воскликнем Ему: / «Слава в вышних Богу, и на земле мир: / его нам даровало пришествие Твое; / Спаситель наш, слава Тебе!»

                  

Иоанна Дамаскина тот факт, что Творец Вселенной стал младенцем, заставлял восхвалять Бога. Меня мысль об этом повергает в трепет. А какие у вас чувства вызывает мысль, что Бог, сотворивший Вселенную, стал младенцем?

 

Читайте также:

 

В первую очередь это, конечно, классические “Беседы на Шестоднев” свт. Василия Великого. Он создал своим трудом целый жанр. Его замысел был донести до тогдашних интеллектуалов Божье Откровение о мире. Достиг он этого синтезом библейского повествования и популярной науки и философии тех лет (главным образом стоической, через Посидония). Поэтому при чтении этого великого творения надо различать данные Писания, античные представления и собственно богословие Василия. Различать, где Василий толкует Слово Божье, а где говорит для «педагогики».

Достоин также вашего внимания “Шестоднев” Иоанна Экзарха. Это жемчужина жанра, итог его почти тысячелетнего развития. За образец Иоанн взял прежде всего «Шестоднев» Василия Великого, но также и Севериана Гавальского, различных сочинений Григория Богослова, Григория Нисского, Иоанна Златоуста, Иоанна Дамаскина, Феодорита Кирского, а также Аристотеля, Парменида, Демокрита, Диогена, Фалеса, Платона и других античных философов. Творение Иоанна Экзарха — синтез богословия, философии и естествознания той эпохи. Главным содержанием «Шестоднева» остается благодарное изумление перед творением Божьим, восхищение его делами, любование красотой и премудростью мира.

Тем, кто хочет узнать о соотношении Откровения с наукой не только IV и X веков, но и XX века, рекомендуем лекции В.Н. Тростникова, иерея Антония Лакирева и прот. Николая Соколова.



 

Читайте также: священник Федор Людоговский «Рождественские молитвы».


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!


Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!


Автор статьи:
Татьяна Зайцева (Пашковская)

Бывший редактор библейского раздела портала «Предание». Богослов, поэт, нарративный практик.

О сотворении мира : Русская Православная Церковь (архив)

Читающий Священное Писание поверхностно (то есть понимающий написанное в нем буквально) “приходит в великое недоумение”, — говорит святитель Иоанн Златоуст. Недоумение вызывают уже первые страницы Библии, чрезвычайно простые по форме, но необычайно трудные для понимания. В первой главе Книги Бытия говорится о сотворении мира:

“В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.
И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. [И стало так.] И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. [И увидел Бог, что это хорошо.] И был вечер, и было утро: день второй.

И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. [И собралась вода под небом в свои места, и явилась суша.] И назвал Бог сушу землею… И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так… И был вечер, и было утро: день третий.

И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной [для освещения земли и] для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так… И был вечер, и было утро: день четвертый.

И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. [И стало так.] И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо… И был вечер, и было утро: день пятый.

И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так…

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле… И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой” (Быт. 1. 1–9, 11, 13–15, 19–21, 23–24, 26–28, 31).

На первый взгляд кажется, что это древнее повествование не соответствует современным научным представлениям о происхождении мира. Но Библия, как уже было сказано, и не является учебником по естественно-научным дисциплинам, в ней не содержится описания того, как совершалось сотворение мира с физической, научной точки зрения. Ибо Библия научает нас не естественно-научным, а религиозным истинам. И первая из таких истин та, что именно Бог сотворил мир из ничего. Представить подобное человеческому сознанию невероятно трудно, ибо творение из ничего лежит вне пределов нашего опыта.

Желая постичь тайну начала бытия физического мира, люди впадали (и до сих пор впадают) в одно из трех заблуждений.
Одно из них не разграничивает Творца и творение. Некоторые из древних философов считали, что Бог и Его творение суть одна субстанция, а мир является эманацией божества. Согласно этим представлениям Бог, подобно жидкости, переполнившей сосуд, излился вовне, образуя физический мир. А потому Творец буквально присутствует Своим естеством в каждой частице творения.

Таких философов называли пантеистами.

Другие же считали, что материя всегда существовала наравне с Богом, и Бог просто вылепил мир из этой вечносущей материи. Таких философов, признававших исходное существование двух начал — Божественного и материального, — называли дуалистами.

Третьи вообще отрицали существование Бога и утверждали извечное существование одной только материи. Таковые получили название атеистов.

Ошибки в постижении сущности Божественного творчества объясняются тем, что творчество это осуществлялось вне реальности человеческого опыта. У людей есть опыт творчества посредством науки, техники, искусства, хозяйственной и иной практической деятельности. Однако и наука, и техника, и искусство, и любой другой вид деятельности изначально располагают материалом для творчества, имея дело с объективным началом — окружающим миром. Отталкиваясь от опыта собственного творчества, люди и пытались осмыслить творение Вселенной.

Бог же сотворил мир, Вселенную из ничего — Словом Своим, Своею Всемогущей силой, Божественной волей. Божественное творение не есть однократный акт — оно происходит во времени. В Библии говорится о днях творения. Но речь идет, конечно, не о циклах в 24 часа, не о наших астрономических сутках, ибо, как повествует Библия, светила были созданы только в четвертый день. Речь идет об иных периодах времени. “У Господа, — возвещает нам Слово Божие, — один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день” (2 Пет. 3. 8). Бог — вне времени. И поэтому нельзя судить о том, как долго совершалось это Божественное творение.

Зато вполне очевидно другое. Господь Сам говорит в Божественном Откровении о том, что творческий Божественный акт еще длится: “Се, творю все новое” (“Я творю все новое” — Откр. 21. 5). Это означает, что Бог неявным и непостижимым для нас образом продолжает дело творения, поддерживая своей Божественной энергией вселенское мироустройство в равновесном и жизнеспособном состоянии. Бог есть Творец мира, и Его промышление о мире и человеке, Его творческое созидание по отношению к миру и человеку не закончено.

Именно первые строки Книги Бытия стали камнем преткновения для многих, особенно в XVIII–XIX веках, в эпоху бурного развития естествознания. Но давайте задумаемся: мог ли почти три тысячи лет назад древний пророк Моисей, обращаясь к кочевому народу, повествовать о творении мира на языке современной науки? А вот то, что поведал Моисей на языке своего времени, человечеству внятно даже до сего дня. Минули тысячелетия, но нет на земле такого народа, который не сумел бы понять эти древние слова. Для современного человека это прекрасные символы, образы, метафоры — замечательный язык древности, образно доносящий до нас сокровенную тайну, религиозную истину о том, что Бог есть Творец мира.

Эти образы не рисуют нам фантастической картины мироздания. В них раскрывается процесс возникновения духовного и материального миров. “Сотворил Бог небо…” — традиционное церковное толкование этих слов усматривает в них свидетельство о создании сверхчувственного ангельского мира; “… и землю” — здесь указание на сотворение материи. Даже если оценивать повествование Библии о творении мира с точки зрения современных взглядов на происхождение космоса, то и здесь — конечно, с поправками на язык и образность изложения — можно найти нечто, представляющееся весьма логичным и понятным. Преобразование материи начинается с сотворения света: “И сказал Бог: да будет свет. И стал свет…” Сегодня мы знаем, что свет — это электромагнитные колебания, это энергия. Итак, в основе творческого акта, преобразующего хаотическую материю, — создание энергии. Затем — творение мира неживого и живого. Вначале были растения, потом водоплавающие, пресмыкающиеся, летающие; затем млекопитающие. Как сказано в Библии, все это Бог не прямо сотворил, но произвели вода и земля. Это указывает на вовлеченность всей природы в тайну сотворения нового. И в завершение творения мира — создание человека.

Древние образы и метафоры не должны быть препятствием к восприятию истины о сотворении Богом мира и человека. При этом мы должны помнить, что цель библейского повествования — не дать научные ответы на вопрос о происхождении мира, но открыть человеку важные религиозные истины и воспитать его в этих истинах.

Бог создал мир во времени и в пространстве, вызвав его из небытия к жизни Своею всемогущей силой. Бог создал человека и предназначил его к особому общению с Собой, возвысив над всем творением и определив ему главную цель его бытия — жизнь в полной гармонии с Творцом, иначе говоря, жизнь религиозную. Об этом и свидетельствуют нам вечные глаголы Библии.

Библия онлайн, Перевод Кулакова == БИБЛИЯ-ЦЕНТР

1 В начале сотворил Бог небо и землю*Или: в начале, когда Бог творил небо и землю…2 Пустынной, необитаемой была земля. Мрак окутывал безднуИли: пучину., и ДухДруг. возм. пер.: ветер / дуновение / дыхание. Божий витал над водами. 3 И сказал Бог: «Да будет свет!» И появился свет. 4 УвиделГлагол «увидел» здесь и ниже в этой главе несет в себе такие значения, как «подумал о…», «обратил внимание на …» или «заключил, что …». Бог, что свет хорошКаждая стадия сотворения земли, предназначенной быть местом обитания человека (Ис 45:18), получает одобрение Божье («хорошо»), поскольку служит главной цели: созданию самых благоприятных условий для жизни человека на земле.. Отделил Он свет от тьмы 5 и дал свету имя «день», а тьме — «ночь». Был тогда и вечер, было и утро — прошел один день.
6 И сказал Бог: «Да будет свод среди воды, пусть отделяет он одни воды от других*Букв.: воды от вод.». 7 Создал Бог свод и отделил воду под сводом от воды над ним. И стало так. 8 Назвал Бог свод «небом». Был тогда и вечер, было и утро — прошел второй день.
9 И сказал Бог: «Да соберутся воды, что под небом, в одно место, дабы показалась суша». И стало так*LXX добавляет: и собрались воды, что под небом, в одно место, и показалась суша.10 Бог назвал сушу «землею», а собравшиеся воды назвал «морями». Увидел Бог, что и это было хорошо.
11 И сказал Бог: «Да зазеленеет земля, покрывшись разнообразной растительностью*Евр. дэшэ здесь может быть переведено не только обобщающим словом «растительность», но и словом «трава», как отдельный вид растительного мира, отличающийся от двух следующих.: растениями, семена дающими, и деревьями, по роду своему приносящими плоды с семенами своими». И стало так. 12 Всякую растительность произвела земля: растения, дающие семена по роду своему, и деревья с разными — по роду их — плодами с семенами своими. Увидел Бог, что и это было хорошо. 13 Был тогда и вечер, было и утро — прошел третий день.
14 И сказал Бог: «Да появятся светила на своде небесном, чтобы отделятьДруг. возм. пер.: пусть будут светила на небосводе, чтобы отделять; при таком переводе глагол «будут» (хайя) указывает не на сотворение светил на своде неба (в таком смысле он употреблен в ст. 6), а на их назначение. день от ночи; и пусть они служат знаками, чтобы указывать на временаИли: даты., дни и годы. 15 Пусть со свода небесного они освещают землю». И стало так. 16 Два светила великие — большее, которое стало владыкою дня, и меньшее, чтобы правило оно ночью, — сотворил Бог, а также и звезды; 17 и определил Бог место им на своде небесном, дабы землю освещать, 18 течением дня и ночи управлять и отделять свет от тьмы. Увидел Бог, что и это было хорошо. 19 Был тогда и вечер, было и утро — прошел четвертый день.
20 И сказал Бог: «Да кишит вода живыми существами, а над землей пусть птицы летают по небесным просторам». 21 Сотворил Бог и огромных тварей морских, и всякого рода иных живых существ*Или: живых душ; то же в ст. 24 и 30., которыми кишит вода; сотворил Он и разного рода пернатых. Увидел Бог, что и это было хорошо. 22 Всех их Бог благословил, сказав: «Будьте плодовитыми и многочисленными, наполняйте воды в морях; и птицы пусть во множестве плодятся на земле». 23 Был тогда и вечер, было и утро — прошел пятый день.
24 И сказал Бог: «Да произведет земля всякого рода живых существ: скот, пресмыкающихся и всяких диких зверей». И стало так. 25 Создал Бог всякого рода диких зверей и скот, создал ползающих по земле существ всякого рода; увидел Он, что и это было хорошо.
26 Тогда сказал Бог: «Создадим человекаСлово «человек» (адам) употреблено здесь в собирательном смысле и говорит как о мужчине, так и о женщине (см. 5:1, 2). по образу Нашему, по подобию Нашему, чтобы властвовал он над рыбами, в воде живущими, и птицами, под небом парящими, и над скотом, и над всею землеюВ Пешитте (сирийском переводе), как и в ст. 24: над всеми зверями земли., над всяким живым существом, по земле ползающим».
27 И сотворил Бог человека
по образу Своему,
по Божию образу сотворил его,
мужчину и женщину — обоих Он сотворил.
28 Благословил их Бог и сказал им: «Будьте плодовитыми и многочисленными*Здесь те же слова, что и в ст. 22, сказанные в отношении мира животных, с той, однако, существенной разницей, что в этом стихе Бог говорит их человеку, с которым Он устанавливает особые отношения. Благословение Божье — одна из великих тем, которая связывает воедино всё Бытие. Бог благословляет животных (1:22), человечество (1:28), субботу (2:3), Адама (5:2), Ноя (9:1), патриархов (12:3; 17:16, 20 и т.д.). Рождение детей в семье изначально признавалось тем даром от Бога, в котором ярче всего проявлялось Его благословение. Но оно было очевидным и в иных сферах жизни человека: в урожае, в семье, в благоденствии народа (Втор 28:1-14). Слово благословения, высказанное Богом или человеком, несло в себе жизнеутверждающую силу и обеспечивало успех., заселяйте землю — вам владеть ею! Вам властвовать над рыбами в морях, птицами в небе и над всеми живыми существами на земле!» 29 И еще сказал им Бог: «Дарую вам всякое, какое только есть на всей земле, растение, семена приносящее, и всякое дерево дарую, у которого плоды с семенами его, — они будут пищей вам. 30 А всем зверям, и всем птицамБукв.: всем зверям земли и всем птицам неба., и всему, что по земле ползает, — всем живым существам, — всякое растениеИли: всякая трава. зеленое в пищу дано». И стало так.
31 Посмотрел Бог на всё, что Он создал, — оно было весьма хорошо. Был тогда и вечер, было и утро — прошел шестой день.

ПравославиеToday.org | Бытие, сотворение и эволюция

Одна из важнейших теологических проблем нашего времени заключается в том, может ли христианская вера в сотворение мира Богом и всей жизни в нем согласоваться с научными аргументами в пользу биологической эволюции. С тех пор, как в XIX веке появились первые публикации об эволюции посредством естественного отбора, многие ученые, теологи и другие утверждали, что сотворение и эволюция несовместимы.В отличие от этого предполагаемого конфликта, многие мыслители были убеждены, что вера в творческую деятельность Бога и принятие биологической эволюции действительно совместимы. Эта совместимость позволяет избежать крайностей религиозного фундаментализма с его отрицанием научных доказательств, с одной стороны, и атеистического материализма с его отрицанием Божественного влияния, замысла или цели, с другой. В этом эссе мы постараемся кратко изложить как теологическую, так и научную стороны вопроса.Наконец, мы предложим синтез Божественного творения и биологической эволюции на основе текста Книги Бытия. Давайте сначала рассмотрим библейское свидетельство.

Сотворение согласно Бытию

Первая книга Еврейских Священных Писаний, Берешит («В начале»), с начала христианской эры также служила первой книгой христианской Библии, Бытие (по-гречески «рождение»). Уже в первой главе Бытия заявляется, что вся сотворенная реальность возникла в результате серии Божественных действий.В конце каждого дня творения Бог видел, что это хорошо. Все творение — будь то духовное или материальное, небесное или земное, человеческое, животное или растение — несет на себе Божественный отпечаток. Таким образом, мы находим в Книге Бытия позитивное и благодарное отношение к сотворенному миру, включая материю. Этот взгляд резко контрастирует с отрицанием или обесцениванием материи в Веданте, платонизме и гностическом дуализме. В традиционной христианской вере нет необходимости уходить из материальной сферы, как в некоторых из этих систем.И духовная, и материальная сферы мира хороши, поскольку они созданы Богом, источником всего добра.

Рассказ о сотворении мира в первой главе Бытия известен как Hexaemeron (по-гречески «шесть дней»), к которому несколько отцов греческой и латинской церкви написали комментарии. Некоторые из них интерпретировали шесть дней творения буквально, как святой Василий Великий, на которого большое влияние оказала натурфилософия Аристотеля. Тем не менее, тот же каппадокийский отец настаивал на том, что библейское повествование о творении не касается науки и что нет необходимости обсуждать сущность ( ousias ) творения в ее научном смысле. 1 Другие следовали более аллегорическому подходу, например, святой Григорий Нисский, который рассматривал Hexaemeron как философию души, с совершенным существом как конечной целью эволюции. 2 Или, говоря словами греческого православного писателя Александра Каломироса, Hexaemeron подобен огромному мистическому видению, которое Моисей испытал, когда встретил Христа на горе Синай. 3 Поэтому неправильно рассматривать Бытие как руководство по астрономии или зоологии.Увы, именно это и сделали поколения христиан, часто приводя к потере религиозной веры среди тех, кто серьезно относится к естественным наукам.

Среди библейских ученых существует широкий консенсус в отношении того, что книга Бытия содержит два рассказа о сотворении мира. 4 Первый отчет (1: 1-2: 3) содержит Hexaemeron и в основном космоцентрический, касающийся сотворения мира. Он составляет часть так называемого жреческого письма, в котором Элохим используется как имя Бога, и, вероятно, был написан вскоре после возвращения иудеев из вавилонского плена, примерно в 500 году до нашей эры.Второй рассказ (2: 4–3: 24) антропоцентрический, он касается сотворения человечества. Он является частью так называемого письма Яхве, в котором Яхве используется как имя Бога, и было написано в южном израильском царстве около 900 года до нашей эры.

Первое повествование о сотворении мира можно рассматривать как анти-миф к вавилонскому мифу с его космогонией, основанной на битве между богами. В этом священническом рассказе о творении порядок возникает из хаоса по повелению Бога. 5 Первый стих книги Бытия задает тон тому, что будет дальше: «В начале сотворил Бог небо и землю».Далее нам рассказывают, что дух Бога парил над поверхностью воды, в то время как земля была бесформенной и покрыта тьмой. Уместно отметить, что еврейское слово «дух», ruach , также означает «ветер» или «дыхание». Затем последовали шесть дней Божественной творческой деятельности, каждый из которых заканчивался утверждением, что наступил вечер и наступило утро. Этот порядок отражает иудейские и христианские взгляды на то, что день начинается с заходом солнца. Этот обычай все еще соблюдается в Православной церкви, где литургический цикл начинается с вечерни.

В то время как последовательное сотворение Земли, небесных тел, растений, морских животных и земных животных осуществляется по Божественному повелению, — сказал Бог, — создание человечества вводится с Божественным намерением: «Давайте сделаем люди по нашему образу »(Быт. 1:26). С самого начала христианское богословие понимало множественное число «мы» как относящееся к Божественной Троице, но его иудейское значение могло быть ссылкой на второстепенных божественных существ, которые, как считается, окружают Бога (см. Иов 1: 6).Приказ первой человеческой паре наполнить землю и подчинить ее (Быт. 1:28) не разрешает бессмысленную эксплуатацию земли, но может быть истолкован как повеление им быть свободными от тирании природы и от поклонения объектам. 6 Создав небеса, землю и все, что на ней, Бог почил в седьмой день, предвещая иудейскую субботу.

Ряд основных особенностей этого рассказа о сотворении, связанных с эволюцией жизни, выделил русский православный богослов Андрей Кураев. 7 Во-первых, жизнь появляется постепенно: все виды растений и животных не создаются сразу, а следуют последовательности появления. Во-вторых, мир способен откликнуться на призыв Бога и таким образом родить жизнь. В-третьих, создание мира — это процесс во времени, предполагающий взаимодействие Бога и мира. Все эти особенности совместимы с биологической эволюцией, но явно не с ее материалистической и атеистической интерпретацией. Важно отметить, что, как заметил Кураев, эволюция сама по себе никуда не приведет без Божественного Слова (или Логоса), которое ее направляет.С другой стороны, на вопрос , как происходит эволюция , в Библии нет ответа — это правильно, поскольку священные писания в первую очередь касаются отношений человека с Богом, другими словами, спасения, а не космологии или биологии.

Второй рассказ о творении посвящен сотворению Адама и Евы как прародительной человеческой пары. Еврейский текст, посвященный сотворению Адама, поучительно: человек ( адам, ) образован из праха земного ( адама, ), что связывает землян с землей.Кроме того, термин «живое существо» (Быт. 2: 7) подразумевает не двойственность души и тела, как в эллинской философии, а единство, одушевленное творческим актом Бога. 8 Затем того человека поместили в Эдемский сад, чтобы возделывать его, и для пропитания разрешалось есть любое дерево в саду, кроме дерева познания добра и зла. После того, как мужчина дал имена всем животным, Бог сформировал из своей плоти женщину, которая стала его спутницей.

В своем комментарии к раннему святоотеческому пониманию Быт. 1–3 американский православный ученый Питер Бутенефф обсуждал еврейскую и греческую терминологию, относящуюся к человечеству. 9 На иврите адам может означать людей в целом, любого конкретного человека или конкретного человека. Впервые это встречается в Бытие 1: 26-27, где относится к человечеству, а не к конкретному человеку. Начиная с Бытия 2: 7, еврейский текст сосредотачивается на мужчине (is) и женщине (issa), другими словами, человечестве, дифференцированном по половому признаку. Со своей стороны, Септуагинта, ранний греческий перевод Ветхого Завета, использует ho anthropos в Бытие 1:26 и 2: 7. Из Бытия 2:16, где дается Божественное повеление есть, слово «Адам» используется в Септуагинте.Это различие логично: anthropos относится к человечеству в целом, а Адам — ​​к конкретному человеку.

Третья глава Книги Бытия повествует о непослушании человеческой пары воле Бога и их изгнании из сада. Подстрекаемые змеем, они вкусили плоды запретного дерева, осознали свою наготу и попытались спрятаться от Бога. Вера в то, что змей на самом деле был противником Бога, дьявола, и что женщина была виновата в падении, возникла гораздо позже в иудейской мысли (см. Wisdom of Solomon 2:24 и Ecclesiasticus 25:24 ). 10 Последствия человеческого восстания затем описываются в виде переплетения ряда народных объяснений: почему люди враждебны по отношению к змеям, почему роды болезненны, почему женщины социально подчинены и почему мужчины должны работать (Быт 3:14). -19). Интересно, что до этого момента в еврейском тексте упоминались мужчина и женщина. Мужчина назвал свою жену Евой, что означает «жизнь», «потому что она была матерью всех живых существ» (Быт. 3:20). 11 Только тогда Адам представлен по имени, когда Бог одел мужчину и его жену в кожаные одежды.Они были немедленно изгнаны из сада и поселились к востоку от Эдема.

Интересно, что Hexaemeron и повествование о рае были фактически проигнорированы в остальной части еврейских священных писаний, в которых функция Адама, по-видимому, была чисто генеалогической. Бутенефф предположил, что история рая яхвистов была основана на вавилонском мифе об Атрахасисе, который также лег в основу истории о потопе. Позже жреческий автор переписал повествование о Яхвисте, позаимствовав из Энума Елисея. 12 Тексты иудаизма Второго Храма (т.е. начиная со второго века до нашей эры) показывают растущее понимание Бытия 1-3, особенно книг Экклезиастика , Мудрости Соломона, Юбилеев, Второй Ездры и Второго Варуха . В этом отношении примечательна роль, приписываемая Божественной Мудрости (всегда упоминаемой в женском смысле) в сотворении мира. Таким образом, Ecclesiasticus 24: 3-6 отождествляет Мудрость с божественным ветром или духом из Бытия 1: 2, являясь словом, произнесенным Всевышним и покрывающим землю, как туман. 13

Наиболее важные еврейские комментарии к рассказам о сотворении книги Бытия с точки зрения христианской традиции были составлены великим александрийским философом Филоном (ок. 25 г. до н.э. — 50 г. н.э.). Его работа представляет собой сложный синтез библейского богословия (найденного в Септуагинте) и эллинской философии, представленный в основном как аллегорический комментарий к Книге Бытия. 14 Таким образом, Филон считается основателем аллегорического метода толкования Священных Писаний, главным центром которого стала Александрия.Еврейский мыслитель предпочитал аллегорию буквальному чтению еврейских писаний в первую очередь для предотвращения антропоморфизации Бога, другими словами, приписывания Богу человеческих качеств. 15 Он написал несколько комментариев к Бытие 1-3, в частности О сотворении мира .

Согласно Филону, Бог создает космос из небытия ( ek me onton ), и поэтому материальный мир не вечен, а создан и зависит от Бога. Филон принимает фундаментальное платоническое учение о том, что чувственный мир является неравным отражением умопостигаемого мира. 16 Первое упоминание о сотворении человечества (Быт. 1:27) понимается как относящееся к идеализированному человеческому существу как к роду с мужчиной и женщиной как его разновидностями. Этот человеческий род бессмертен по своей природе и не имеет половой дифференциации. В свою очередь, описание творения в Бытие 2 относится к чувственно воспринимаемому психосоматическому человеческому существу, которое по своей природе смертно и является либо мужчиной, либо женщиной. Этой интерпретацией, оказавшей влияние на ранних христианских мыслителей, Филон продемонстрировал свой интеллектуальный долг перед платонической антропологией. 17

Космологические аспекты Бытия

Кураев указал на различные аспекты рассказов о сотворении книги Бытия, которые имеют отношение к нашей нынешней цели. Во-первых, те, кто знаком с древней и классической мифологией, скоро поймут, что в библейском описании нет теогонии (происхождения богов), в отличие от шумерских, индийских и греческих мифов. Языческие мифы подверглись критике со стороны святого Феофила Антиохийского за то, что он не упоминал Божественного творца и Божественного провидения. 18 Не случайно еврейский текст Книги Бытия начинается со слова bereshith , первая буква которого служит своего рода скобкой, открывающейся для текста и закрывающейся для того, что предшествует или выходит за его пределы, как писал Кураев. наблюдаемый. 19 В этом отношении мы можем отметить ответ Святого Августина на вопрос о том, что Бог делал до того, как сотворил мир. Отец Латинской церкви утверждал, что такой вопрос не имеет смысла, поскольку время возникло вместе с творением. 20 Следовательно, термины «до» и «после» относятся к сотворенному порядку, а не к Богу.

Мы уже отмечали, что повествование в Книге Бытия одновременно антропоцентрическое (человечество создано посредством Божественной любви) и геоцентрическое (Земля находится в центре повествования). 21 Однако эти аспекты на протяжении тысячелетий неверно истолковывались, что приводило к катастрофическим результатам. Антропоцентризм использовался для оправдания этики, согласно которой остальная часть природного мира могла бы необоснованно эксплуатироваться людьми с многочисленными вымираниями форм жизни, крупномасштабным разрушением сред обитания и биоразнообразия, а также неблагоприятным изменением климата среди ее последствий.В свою очередь, геоцентричность использовалась жаждущими власти церковниками для преследования тех, кто занимался научной деятельностью, и Галилей является наиболее ярким примером. Таким образом антропоцентрическое и геоцентрическое повествование о творении превратилось в порочную этику и неправильные мировоззрения.

Более того, рассуждал Кураев, в Книге Бытия есть ряд отделений: свет от тьмы, вода над и под небом, море от суши и, наконец, Эдем от остальной земли.Это контрастирует с индийской религиозной мыслью, которая рассматривает разнообразие мира как зло. Таким образом, в брахманизме спасение — это жертва, возвращение к изначальному единству. С другой стороны, в ближневосточной мысли (будь то библейская, египетская, финикийская или шумерская) концепция жертвоприношения влечет за собой защиту космического разнообразия от сил хаоса, которые стремятся его уничтожить. 22 С этой точки зрения, огромное разнообразие жизни на Земле следует рассматривать как часть Божественного намерения, а не противоречит ему.

Кураев определил еще одну ведущую тему в библейском повествовании как тему изобилия. 23 Слишком много воды, слишком много звезд, слишком много пустого пространства — все непропорционально размеру человека. Кроме того, вода и земля, пропитанные словом Творца, производят изобильную жизнь: текст на иврите, в котором упоминаются рептилии и другие существа, созданные на пятый день, — sheretz ga shertzu , что означает многоплодие или множественное скопление. 24 Мы можем сравнить это наблюдение с учением Христа согласно Евангелию от Иоанна (10:10): «Я пришел для того, чтобы имели жизнь (греч. zoe ) и имели с избытком».Или, как писал святой Дионисий Ареопагит, все животные и растения получают свою жизнь и тепло от Божественной жизни. Блага Силы Бога достигают людей, животных, растений и всей природы, включая элементы огня, воды, воздуха и земли. Например, эта Сила возбуждает силы, которые дают питание и рост растениям ( Божественных Имен, 6: 3, 8: 5). Таким образом, изобилие жизни является важной темой христианской традиции.

Далее следует из повествования в Книге Бытия, что творение возникает постепенно, переход от одного дня к другому опосредован Божьим призывом: «Да будет!» В ответ на Божественный призыв земля дает жизнь: «Да будет земля производить растительность… и живые существа; и это было так ».Другими словами, между Богом и миром происходит диалог — взаимодействие призыва и отклика. Это также можно рассматривать как синергию между Словом Божьим и землей. Кураев цитирует святого Василия по этому поводу: «Земля прорастает, но не дает ростков того, что у нее есть, но преображает то, чего у нее нет, поскольку Бог дает силы действовать». 25 В результате создается материя с возможностью самоорганизации, роста и трансформации без необходимости вмешательства извне.

Раннее христианское восприятие Книги Бытия

Первым христианским толкователем Ветхого Завета был апостол Павел, но, как и остальные авторы Нового Завета, его мало интересовал процесс творения. Для ранних христианских писателей в целом Hexaemeron говорит нам больше о Создателе, чем подробности творения. 26 В своем письме к римлянам (4:17) Павел косвенно указал на то, что Бог «вызывает к существованию несуществующие вещи» ( kalountos ta me onta hos onta ).Это означает, что Бог радикально отличается от Своего творения. Римским верующим апостол также написал, что все творение страдает от человеческого восстания против Бога и с нетерпением ждут освобождения от смертной жизни вместе с нами (Римлянам 8: 18-25). В своем первом письме к Коринфянам (8: 6) Павел провозгласил, что Христос — Господь, через Которого все произошло и через Кого мы живем. Посредством своих писем в некоторые из первых христианских общин Святой Павел трансформировал библейское послание, которое ранняя Церковь получила от иудаизма. 27 Таким образом, Бытие стало рассматриваться как относящееся к началу вселенского человечества, а не только Израиля. Точно так же Иисус Христос рассматривается как универсальный спаситель всего творения, а не только Мессия Израиля.

Отождествление Павла Иисуса Христа с актом творения повторил (или, возможно, предшествовал) Иоанн Богослов. Таким образом, в самом начале его Евангелия нам сказано, что «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». 28 В традиции иудейской мудрости мы также находим убеждение, что Бог сотворил все Своим словом ( Премудрости Соломона 9: 1; Екклесиастик 24: 3). Это творческое Слово приравнивается к Божественной Мудрости (греч. София ), то есть Иисусу Христу. Иоанн продолжает, что это Слово принесло в мир жизнь и свет (1: 3-4), но мир выбрал тьму. Последним термином евангелист обозначил силы на протяжении всей истории, которые были (и, следовательно, остаются) враждебными Богу. 29 Непрерывная духовная борьба между теми существами (ангельскими и человеческими), которые верны Богу, и теми, кто служит злу, в конце концов является аксиомой для христианского понимания реальности.

К середине второго века первые признаки особой христианской философии появились в трудах святого Иустина Мученика. Даже после своего обращения в христианскую веру он оставался убежденным в преемственности между платонизмом и христианством, особенно в их теологии и космологии.Например, как Бытие, так и Тимей учат, что космос создан и зависит от Божественной воли. Тем не менее Джастин признал важные различия между двумя традициями, например, в природе души (бессмертная по природе против бессмертной по Грейс). 30 Что касается космологии, Джастин утверждал, что Бог создал все вещи из бесформенной материи ( ex amorphou hyles ). 31 Когда в Бытии 1:26 говорится: «Сотворим…», это читается как относящееся к Отцу и Сыну.Для Иустина Христос — это Премудрость Бога, Разум (Логос), пребывающий во всех вещах. Это особенно относится к разумным существам, так что последние могут участвовать в универсальном Логосе. 32

Согласно святому Феофилу Антиохийскому, Бог создал все из ничего ( ex ouk onton ta panta ). Следовательно, не существует предсуществующей материи, хотя Бог сначала создает бесформенную материю, а затем придает ей форму. Святой Ириней Лионский учил, что Сын и Дух — две руки Бога, через которых Он творит.Как и большинство ранних христианских мыслителей, он считал Платона более близким к пониманию Бога и творения, чем гностики. От Иринея пришла полностью разработанная доктрина творения из ничего. Таким образом, Бог создает и формирует материю одним действием, необъяснимым в Писании. Для апологетов второго века в целом творение — это не эманация Бога (как в неоплатонизме) или формирование предсуществующей материи. 33 Другими словами, Бог творит из ничего (лат. ex nihilo ), без посредничества ранее существовавшей или бесформенной материи.

.

Восточного Православия | Определение, происхождение, история и факты

Природа и значение

Восточное православие — это большая группа христиан, которые следуют вере и обычаям, определенным первыми семью Вселенскими соборами. Слово ортодоксальный («правоверный») традиционно использовалось в грекоязычном христианском мире для обозначения сообществ или отдельных лиц, которые сохранили истинную веру (как определено этими соборами), в отличие от тех, кто был объявлен еретиками.Официальное обозначение церкви в восточно-православных литургических или канонических текстах — «Православная католическая церковь». Однако из-за исторических связей восточного православия с Восточной Римской империей и Византией (Константинополем) в английском языке она называется «восточной» или «греческой православной» церковью. Эти термины иногда вводят в заблуждение, особенно когда они применяются к русским или славянским церквям и православным общинам в Западной Европе и Америке.

Следует также отметить, что Восточная Православная Церковь представляет собой отдельную традицию от церквей так называемого Восточного Православного Причастия, включая Армянскую Апостольскую Церковь, Эфиопскую Православную Церковь Тевахедо, Эритрейскую Православную Церковь Тевахедо, Коптскую Православную Церковь. , Сирийский православный Партриархат Антиохии и всего Востока и Маланкарская православная церковь Индии.Со времени Халкидонского Собора в 451 году до конца 20-го века восточные православные церкви были вне общения с Римско-католической церковью, а затем и с Восточной Православной церковью из-за различий в доктринах относительно божественной и человеческой природы Иисуса. . Ситуация изменилась в 1950-х годах, когда обе церкви независимо друг от друга начали диалог с восточными православными церквями и разрешили многие древние христологические споры.

Культурный контекст

Раскол 1054 года между церквями Востока и Запада был кульминацией постепенного процесса отчуждения, начавшегося в первые века христианской эры и продолжавшегося в средние века.Лингвистические и культурные различия, а также политические события способствовали отчуждению. С 4 по 11 века Константинополь (ныне Стамбул), центр восточного христианства, был также столицей Восточной Римской или Византийской империи, в то время как Рим после варварских нашествий подпал под влияние Священной Римской империи. Империя Запада, политический соперник. На Западе богословие оставалось под влиянием святого Августина Гиппопотама (354–430), тогда как на Востоке доктринальная мысль формировалась греческими отцами.Богословские разногласия можно было бы урегулировать, если бы в этих двух областях одновременно не развивались разные концепции церковной власти. Рост римского первенства, основанный на концепции апостольского происхождения Римской церкви, был несовместим с восточной идеей о том, что важность определенных поместных церквей — Рима, Александрии, Антиохии и, позднее, Константинополя — могла быть определена только по их количественному и политическому значению. Для Востока высшим авторитетом в разрешении доктринальных споров был Вселенский собор.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 с вашей подпиской.
Подпишитесь сегодня

Во время раскола 1054 года между Римом и Константинополем состав Восточной Православной церкви распространился по всему Ближнему Востоку, Балканам и России, с центром в Константинополе, который также назывался «Новый Рим». Превратности истории сильно изменили внутреннюю структуру Восточной Православной церкви, но даже сегодня большинство ее членов живут в тех же географических регионах.Однако миссионерская экспансия в Азию и эмиграция на Запад помогли сохранить значение Православия во всем мире.

Норма церковной организации

Православная церковь — это сообщество «автокефальных» церквей (канонически и административно независимых), при этом вселенский патриарх Константинополя имеет титульное или почетное первенство. Количество автокефальных церквей в истории менялось. В начале 21 века их было много: Константинопольская церковь (Стамбул), Александрийская церковь (Африка), Антиохийская церковь (со штаб-квартирой в Дамаске, Сирия) и церкви Иерусалима, Россия, Украина, Грузия, Сербия, Румыния, Болгария, Кипр, Греция, Албания, Польша, Чешская и Словацкая республики и Америка.

Барановичи Православный храм в Барановичах Брестской области, Беларусь. Пользователь 1963

Есть также «автономные» церкви (сохраняющие символическую каноническую зависимость от материнской кафедры) на Крите, в Финляндии и Японии. Первые девять автокефальных церквей возглавляются «патриархами», остальные — архиепископами или митрополитами. Эти титулы строго почетные.

Порядок приоритета, в котором перечислены автокефальные церкви, не отражает их фактическое влияние или численное значение.Патриархаты Константинополя, Александрии и Антиохии, например, представляют лишь тени своей былой славы. Тем не менее, все еще существует консенсус в отношении того, что первенство чести Константинополя, признанное древними канонами, поскольку он был столицей древней империи, должен оставаться символом и инструментом церковного единства и сотрудничества. Таким образом, современные всеправославные конференции созывает вселенский патриарх Константинопольский. Некоторые из автокефальных церквей де-факто являются национальными церквями, русская церковь является безусловно самой большой.Однако нормой организации в Православной церкви является не критерий национальности, а территориальный принцип.

После русской революции в православной церкви было много беспорядков и административных конфликтов. В Западной Европе и в Америке, в частности, были созданы пересекающиеся юрисдикции, а политические страсти привели к формированию церковных организаций без четкого канонического статуса. Хотя это вызвало споры, учреждение автокефальной православной церкви в Америке (1970 г.) патриархом Москвы поставило своей заявленной целью восстановление нормального территориального единства в Западном полушарии.В октябре 2018 года Русская Православная Церковь разорвала отношения с Константинопольским Патриархатом после того, как последний утвердил независимость автокефальной церкви Украины; Вселенский патриарх Варфоломей I официально признал независимость Православной церкви Украины от Русской православной церкви в январе 2019 года.

.

Бог творит мир с креста

«Так как тот, кто спасает, уже существовал, было необходимо, чтобы тот, кто хочет спастись, появился, чтобы Спасающий не существовал напрасно». (Ириней, Против ересей III.22.3)

Эта цитата великого епископа II века и богослова святого Иринея Лионского сразу же бросилась мне в глаза, когда я читал содержательную третью главу книги отца Иоанна Бера Тайна Христа .Мне пришлось прочитать его несколько раз, чтобы убедиться, что я правильно понял. Даже после проверки других переводов Против ересей , я все еще не уверен, что это так. Сначала обратился к переводу Роберта Гранта:

Поскольку тот, кто хотел спасти, существовал раньше, то, что было спасено, должно было появиться, чтобы спасающий не был напрасным.

Звук приговора приглушен. «Спасающий» (настоящее время) стал «спасающим» (будущее время).Перевод Гранта почти заставляет Иринея походить на схоластического теолога, который ясно различил в своем уме формальное различие между имманентной и экономической Троицами — и это не может быть правильным. Ириней слишком рано. Затем я посоветовался с двумя святоотеческими учеными. Оба они предпочли перевод Бера переводу Гранта. Через несколько часов я нашел еще одно подтверждение:

Поскольку Спаситель уже существовал, нужно было создать Спасителя, чтобы Спаситель не пропал даром.(пер. Джон Савард; см. ANF)

Для любопытных, вот латинский текст:

.

Cum enim praeexisteret salvans, opportebat et quod salvaretur fieri, uti non Vacuum sit salvans.

Как вы уже догадались, суть предложения заключается в главном предложении: «было необходимо, чтобы тот, кто хочет спастись, появился, чтобы Спасающий не существовал напрасно». Ириней, кажется, говорит, что Бог создал мир , чтобы спасти его, как будто зло и грех каким-то образом присущи миру.Излишне говорить, что это было бы спорным вопросом для любого католического епископа. Это противоречило бы двум критическим ортодоксальным убеждениям: Бог добровольно решил создать вселенную, и он не является виновником зла. Мое первое желание — сразу же пояснить, что, несомненно, имел в виду Ириней. Мэтью Стинберг (ныне епископ Ириней) предлагает такое разъяснение в своей книге Ириней о Сотворении мира . Комментируя рассматриваемое предложение, он пишет:

Возможно, это одно из наиболее спорных утверждений Иринея о природе Бога, поскольку оно подвержено обвинениям в необходимости божественной сущности и представляет собой проявление круговой логики, от которой отказались бы большинство студентов-первокурсников философии.К такой критике следует серьезно относиться. Но основная мысль Иринея заключается не в том, что Бог был ограничен своей природой для создания космоса и человечества (поскольку он указывает в другом месте, что Бог как Бог может, в конечном счете, делать или не делать то, что ему нравится), а то, что добрая природа Бога ведет естественным образом к созданию вселенной, в которой такое добро может быть полностью выражено. Ириней использует язык необходимости для описания того, что, по его мнению, является настолько основополагающим для свободной природы Бога, что не может выразить себя каким-либо иным образом, кроме описанного, и, в первую очередь, того, что природа воплощенного Христа раскрывает в качестве необходимого фона. к его собственному перепросмотру.(стр.32)

Для меня это звучит правильно, правильно и ортодоксально; но это действительно снижает влияние заявления Иринея, как если бы святой был просто виновен в неправильном выборе слов. «Здесь не на что смотреть, двигайтесь дальше». Я давно питаюсь парадоксами и антиномией. Как проповедник мне нравилось бросать вызов своим прихожанам такими утверждениями, как «Вечный Бог умер в Страстную пятницу» или «То, что Иисус из Назарета называет Бога« Отцом », навсегда составляет Бога как Отца». (Первый, конечно, типичный халкидонский парадокс; второй более противоречивый — я бы, наверное, не сказал этого сегодня, по крайней мере, без оговорок.) Итак, прежде чем перейти к разъяснениям, давайте спросим, ​​может ли что-то еще происходить здесь с Иринеем. Бер считает, что есть. Комментируя заявление Иринея и отрывок, в который оно встроено, он пишет:

В Адаме Слово заранее обрисовало в общих чертах то, что будет открыто и утверждено в Сыне Божьем, Самом Христе. Описание Адама как «типа» подразумевает предшествующее существование того, прообразом которого он является. Таким образом, тот, кто должен был прийти, существовал до Адама; именно им и для него возник Адам, и, более того, поскольку он существует как Спаситель, Адам появился, чтобы быть спасенным им.Таким образом, хотя и появляется только в конце, это, тем не менее, истинное начало.

Это примечательное заявление, которое, возможно, довольно неприятно для нашего современного богословского восприятия. Тем не менее, это полностью логично и логично, и эта позиция сохранялась вплоть до конца византийской эпохи. Это подчеркивает тот факт, как мы уже подчеркивали, что Ириней богословит строго изнутри экономики, исходя из того, что действительно может быть известно и о чем можно говорить с правильной герменевтикой о деятельности Бога и откровении во Христе.Он сопротивляется любой попытке искать более высокую перспективу, чтобы говорить о Боге до творения и независимо от него, точка зрения, которая должна быть сверхчеловеческой и, действительно, выше самого Бога; Пытаться говорить с такой точки зрения для Иринея было бы не только самонадеянно, но и безосновательно. Тем не менее, поскольку отправной точкой христианского богословия является работа Бога во Христе, понимаемая через открытие Священного Писания, Христос, который теперь известен как тот, кому Бог сказал: «Сотворим человека», уже известен. быть Спасителем, «существовать заранее» как Спаситель, и поэтому отношения Адама со своим создателем всегда уже связаны с тем, чтобы быть спасенным Спасителем.Здесь мы далеки от споров между Фомой Аквинским и Дунсом Скотом о том, воплотилось бы Слово, если бы Адам не пал, споров, которые слишком часто задают параметры для толкования Иринея. Мы также далеки от любых попыток представить творение и спасение как соответственно, в довольно грубых терминах, «План А», за которым следует «Падение», которое затем исправляется «Планом Б». Начиная со Христа, Ириней предпочел бы видеть творение и спасение, с тщательно определенными нюансами, рассматриваемыми ниже, как не два момента в одном хозяйстве, а скорее как сосуществующие, как одно домостроительство: непрерывная творческая работа Бога по всей экономике, приводящая к концу в том, кто по образу и подобию Божьему, есть спасение.И, как таковой, Ириней может даже сказать, что для Адама было необходимо возникновение, не подразумевая какой-либо недостаток или нужды в самом Боге, а просто как следствие того факта, что отправной точкой для всей теологии является Иисус Христос, Спаситель. ( Ириней Лионский, стр. 146-147)

Ириней размышляет об Иисусе Христе из в пределах conomia спасения. Он приходит к Писанию не как сторонний ученый, а как верующий во Христа, живущий в мире Евхаристии и Евангелия.Конечно, так или иначе поступают все ортодоксальные богословы; но немногие когда-либо пришли к выводу, что , потому что Иисус умер на кресте за грехи мира, поэтому Бог должен был создать человечество; иначе не было бы Спасителя. Искупление принадлежит акту божественного творения. Потому что Иисус, следовательно, Адам. Логика переворачивает наши головы с ног на голову, но прежде чем мы отбросим ее, давайте вспомним пару стихов из Священного Писания:

И все живущие на земле будут поклоняться Ему, чьи имена не написаны в книге жизни Агнца, закланного от основания мира.(Откр. 13: 8)

Который избавил нас от власти тьмы и переселил нас в Царство дорогого Сына Своего: в Котором мы имеем искупление через Его кровь, и прощение грехов: Кто есть образ Бога невидимого, первенца всякое творение: Ибо им было создано все сущее, что на небе, и что на земле, видимое и невидимое, будь то престолы, или владения, или начальства, или силы: все вещи были созданы им и для него : И он есть прежде всего, и им все состоит.(Кол. 1: 13-17)

«Истинно, истинно говорю вам, прежде чем Авраам был, я есть». (Ин 8:58)

Как Агнец закланяется от основания мира, когда было распятие на кресте в 33 году нашей эры? Как может святой Павел сказать, что мир создан человеком Иисусом? Что имеет в виду Сын Божий, когда заявляет, что существовал до своего рождения, до Авраама… до Адама?

«Тайна Креста, — пишет отец Георгий Флоровский, — начинается в вечности,« в святилище Святой Троицы, недоступном для творений ».’”

Когда Ириней читает Бытие 2, он сначала видит не Адама, а Назарянина, по образу которого был сотворен Адам. Как будто само время начинается с Распятого и течет вперед и назад от него. Вечный Отец вызывает мир с креста. Те, кто знаком с эсхатологическим богословием Роберта Дженсона, не будут шокированы. На протяжении всей своей выдающейся карьеры Дженсон настаивал на том, что Троица должна интерпретироваться через Logos ensarkos : «Наш божественный спаситель не является дополнительной метафизической сущностью, будь то невоплощенный Логос Антиохена или« Христос » более слабые разновидности современного богословия.Он дитя Марии, повешенный с Голгофы »( Systematic Theology, I: 145; также см. « Once More the Logos Asarkos »; ср. Дуглас Фэрроу, « Ириней Лионский ») . Бер согласился бы и удивительно предположил, что создание вселенной правильно датируется днем ​​распятия нашего Господа!

Мы можем говорить только о творении как о сотворенном его Спасителем Иисусом Христе и для него, и о всей его истории как о провиденциально им, с того момента, как он явился в его истории как Страсти.С богословской точки зрения творение и его история начинаются со Страстей Христовых, и благодаря этой «раз и навсегда» работе мы оглядываемся назад и вперед, чтобы увидеть все в этом свете, создавая все новое. Христианская космология, разработанная с точки зрения Креста, рассматривает Крест как пропитанный в самой структуре мироздания: stat crux dum volvitur orbis — Крест стоит, а Земля вращается. Сила Божья, открытая в Кресте и через него, создала творение и поддерживает его в существовании… Так же, как в древности датой Страстей считалось 25 марта (что…было основанием для расчета даты его рождения, девять месяцев спустя), поэтому и в древности 25 марта считалось датой сотворения мира, Творение, вращающееся вокруг оси вечного неподвижного Креста. Как бы парадоксально это ни звучало, с точки зрения теологии можно сказать, что творение и спасение были совершены одновременно в тот день, 25 марта 33 г. н.э., когда Христос отдал Себя за жизнь мира. ( Mystery, стр. 90-91)

«Поскольку тот, кто спасает, уже существовал, было необходимо, чтобы тот, кто хочет спастись, появился, чтобы Спасающий не существовал напрасно» — сказал ли какой-нибудь католический теолог что-нибудь более метафизически революционное, чем это?

(Перейти к «Эхо Эдема»)

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

.