Содержание

Ганс Христиан Андерсен – биография, фото, личная жизнь, сказки и книги

Биография

Мало на свете людей, кому не знакомо имя великого писателя Ганса Христиана Андерсена. На произведениях этого мастера пера, труды которого переведены на 150 языков мира, выросло не одно поколение. Почти в каждом доме родители читают детям перед сном сказки о Принцессе на горошине, Ели и маленькой Дюймовочке, которую полевая мышка пыталась выдать замуж за жадного соседа-крота. Или же ребятишки смотрят фильмы и мультики о Русалочке или о девочке Герде, мечтавшей вызволить Кая из холодных рук черствой Снежной королевы.

Портрет Ганса Христиана Андерсена

Мир, описанный Андерсеном, удивителен и прекрасен. Но вместе с волшебством и полетом фантазий в его сказках присутствует философская мысль, потому что творчество писатель посвящал и детям, и взрослым. Многие критики сходятся в том, что под оболочкой наивности и простого стиля повествования Андерсена кроется глубокий смысл, задача которого – дать читателю необходимую пищу для размышления.

Детство и юность

Ганс Христиан Андерсен (общепринятое русскоязычное написание, правильнее будет Ханс Кристиан) родился 2 апреля 1805 года в третьем по величине городе Дании – Оденсе. Некоторые биографы уверяли, что Андерсен – незаконнорожденный сын датского короля Кристиана VIII, но на самом деле будущий литератор рос и воспитывался в бедной семье. Его отец, которого также звали Ганс, трудился башмачником и едва сводил концы с концами, а мать Анна Мари Андерсдаттер работала прачкой и была малограмотной женщиной.

Ганс Христиан Андерсен

Глава семейства верил, что его родословная начиналась из знатной династии: бабушка по отцовской линии рассказала внуку, что их семья принадлежит к привилегированному социальному классу, однако эти домыслы не нашли подтверждения и с течением времени были оспорены. О родственниках Андерсена много слухов, которые и по сей день будоражат умы читателей. Например, поговаривают, что дедушку писателя – резчика по профессии – в городке считали сумасшедшим, потому что тот делал из дерева непонятные фигурки людей с крыльями, похожих на ангелов.

Дом, где родился и вырос Ганс Христиан Андерсен

Ганс-старший познакомил дитя с литературой. Он читал отпрыску «1001 ночь» – традиционные арабские сказки. Поэтому каждый вечер маленький Ганс окунался в волшебные истории Шахерезады. Также отец с сыном обожали совершать прогулки по парку в Оденсе и даже побывали в театре, который произвел на мальчика неизгладимое впечатление. В 1816 году отец писателя умер.

Реальный мир был для Ганса суровым испытанием, он рос эмоциональным, нервным и чувствительным ребенком. В таком душевном состоянии Андерсена виноваты местный задира, попросту раздающий тумаки, и учителя, ведь в те смутные времена наказания розгами были обыденным делом, поэтому будущий писатель считал школу непосильной пыткой.

Сказочник Ганс Христиан Андерсен

Когда Андерсен наотрез отказался посещать занятия, родители определили юношу в благотворительную школу для бедных детей. Получив начальное образование, Ганс стал учеником ткача, затем переквалифицировался в портного, а позже трудился на сигаретной фабрике.

Отношения с коллегами по цеху у Андерсена, мягко говоря, не заладились. Его постоянно смущали пошлые анекдоты и недалекие шутки рабочих, а однажды под общий гогот с Ганса стянули штаны, чтобы убедиться, мальчик он или девочка. А все потому, что в детстве литератор обладал тоненьким голосом и зачастую пел во время смены. Это событие заставило будущего писателя окончательно уйти в себя. Единственными друзьями юноши были деревянные куклы, некогда сделанные его отцом.

Ганс Христиан Андерсен

Когда Гансу исполнилось 14 лет, в поисках лучшей жизни он переехал в Копенгаген, который в то время считался «скандинавским Парижем». Анна Мари думала, что Андерсен уедет в столицу Дании ненадолго, поэтому отпустила горячо любимого сына с легким сердцем. Ганс покинул отчий дом, поскольку мечтал стать знаменитым, хотел познать актерское ремесло и играть на сцене театра в классических постановках. Стоит сказать, что Ганс был долговязым юношей с длинным носом и конечностями, за что и получил обидные прозвища «аист» и «фонарный столб».

Ганс Христиан Андерсен читает книгу детям

Также Андерсена дразнили в детстве «писателем пьес», потому что в доме мальчика был игрушечный театр с тряпочными «лицедеями». Старательный молодой человек с забавной внешностью создавал впечатление гадкого утенка, которого приняли в Королевский театр из жалости, а не потому, что тот прекрасно владел сопрано. На подмостках театра Ганс исполнял второстепенные роли. Но вскоре его голос стал ломаться, поэтому однокашники, считавшие Андерсена в первую очередь поэтом, посоветовали молодому человеку сконцентрироваться на литературе.

Ганс Христиан Андерсен

Йонас Коллин, датский государственный деятель, который заведовал финансами в период царствования Фредерика VI, очень любил непохожего на всех юношу и убедил короля оплатить образование молодого писателя.

Андерсен учился в престижных школах Слагельсе и Эльсинора (где сидел за одной партой с учениками, младшими его самого на 6 лет) за счет казны, хотя и не был рачительным учеником: Ганс так и не одолел грамоту и всю жизнь делал множественные орфографические и пунктуационные ошибки в письме. Позже сказочник вспоминал, что студенческие годы снились ему в кошмарных снах, потому что ректор постоянно критиковал юношу в пух и прах, а, как известно, Андерсен этого не любил.

Литература

При жизни Ганс Христиан Андерсен писал стихи, повести, романы и баллады. Но для всех читателей его имя прежде всего ассоциируется со сказками – в послужном списке мастера пера 156 произведений. Однако Ганс не любил, когда его называли детским писателем, и заявлял, что пишет как для мальчиков и девочек, так и для взрослых. Дошло до того, что Андерсен приказал, чтобы на его памятнике не было ни одного ребенка, хотя первоначально монумент должны были окружать дети.

Иллюстрация к сказке Ганса Христиана Андерсена «Гадкий утенок»

Ганс обзавелся признанием и славой в 1829 году, когда опубликовал приключенческий рассказ «Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера». С тех пор молодой писатель не отходил от пера с чернильницей и писал литературные произведения одно за другим, в том числе и прославившие его сказки, в которые ввел систему высоких жанров. Правда, романы, новеллы и водевили давались автору тяжко – в моменты сочинительства его будто назло постигал творческий кризис.

Иллюстрация к сказке Ганса Христиана Андерсена «Дикие лебеди»

Андерсен черпал вдохновение из обыденной жизни. По его мнению, в этом мире прекрасно все: и лепесток цветка, и маленький жучок, и катушка с нитками. Действительно, если вспомнить произведения творца, то даже каждая калоша или горошинка из стручка имеют удивительную биографию. Ганс основывался как на собственной фантазии, так и на мотивах народного эпоса, благодаря которым написал «Огниво», «Дикие лебеди», «Свинопас» и другие рассказы, опубликованные в сборнике «Сказки, рассказанные детям» (1837).

Иллюстрация к сказке Ганса Христиана Андерсена «Русалочка»

Андерсен обожал делать протагонистами персонажей, которые ищут место в обществе. Сюда можно отнести и Дюймовочку, и Русалочку, и Гадкого утенка. Такие герои вызывают у автора симпатию. Все истории Андерсена от корки до корки пропитаны философским смыслом. Стоит вспомнить сказку «Новое платье короля», где император просит двух проходимцев сшить ему дорогое одеяние. Однако наряд получился непростым и состоял полностью из «невидимых нитей». Жулики заверили заказчика, что чрезвычайно тонкую ткань не увидят только глупцы. Таким образом, король щеголяет по дворцу в непотребном виде.

Иллюстрация к сказке Ганса Христиана Андерсена «Дюймовочка»

Он и его придворные не замечают замысловатого платья, но боятся выставить себя глупцами, если признаются, что правитель расхаживает в чем мать родила. Эта сказка стала интерпретироваться как притча, а фраза «А король-то голый!» вошла в список крылатых выражений. Примечательно, что не все сказки Андерсена пропитаны удачей, не во всех рукописях писателя присутствует прием «deusexmachina», когда случайное стечение обстоятельств, спасающее главного героя (например, принц целует отравленную Белоснежку), словно по божьей воле появляется из ниоткуда.

Иллюстрация к сказке Ганса Христиана Андерсена «Принцесса на горошине»

Ганс любим взрослыми читателями за то, что не рисует утопический мир, где все живут долго и счастливо, а, например, без зазрения совести отправляет стойкого оловянного солдатика в горящий камин, обрекая одинокого человечка на погибель. В 1840 году мастер пера пробует себя в жанре новеллы-миниатюры и публикует сборник «Книга с картинками без картинок», в 1849-м пишет роман «Две баронессы». Через четыре года выходит книга «Быть или не быть», но все попытки Андерсена утвердиться в качестве романиста оказались тщетны.

Личная жизнь

Личная жизнь несостоявшегося актера, но именитого писателя Андерсена – тайна, покрытая мраком. Поговаривают, что на протяжении всего существования великий писатель оставался в неведении относительно интимной близости с женщинами или с мужчинами. Бытует предположение, что великий сказочник был латентным гомосексуалистом (о чем свидетельствует эпистолярное наследие), он имел тесные дружеские отношения с приятелями Эдвардом Коллином, наследным герцогом Веймара и с танцовщиком Харальдом Шраффом. Хотя в жизни Ганса были три женщины, дело дальше мимолетной симпатии не зашло, не говоря уже о женитьбе.

Ганс Христиан Андерсен и Риборг Войгт

Первой избранницей Андерсена стала сестра товарища по школе Риборг Войгт. Но нерешительный юноша так и не отважился поговорить с объектом своего вожделения. Луиза Коллин – следующая потенциальная невеста писателя – пресекала любые попытки ухаживания и игнорировала пламенный поток любовных писем. 18-летняя девушка предпочла Андерсену состоятельного юриста.

Ганс Христиан Андерсен и Женни Линд

В 1846 году Ганс влюбился в оперную певицу Женни Линд, которую из-за звонкого сопрано прозвали «шведским соловьем». Андерсен караулил Женни за кулисами и одаривал красавицу стихами и щедрыми подарками. Но обаятельная девушка не спешила отвечать на симпатию сказочника взаимностью, а относилась к нему, как к брату. Когда Андерсен узнал, что певица вышла замуж за британского композитора Отто Гольдшмидта, Ганс погрузился в депрессию. Холодная сердцем Женни Линд стала прототипом Снежной королевы из одноименной сказки писателя.

Иллюстрация к сказке Ганса Христиана Андерсена «Снежная королева»

В любви Андерсену не везло. Поэтому неудивительно, что сказочник по приезде в Париж посещал кварталы красных фонарей. Правда, вместо того, чтобы распутствовать ночи напролет с фривольными барышнями, Ганс беседовал с ними, делясь подробностями своей несчастливой жизни. Когда один знакомый Андерсена намекнул ему, что тот посещает публичные дома не по предназначению, писатель удивился и посмотрел на собеседника с явным отвращением.

Памятник Гансу Христиану Андерсену

Также известно, что Андерсен был преданным поклонником Чарльза Диккенса, талантливые писатели познакомились на литературном собрании, которое устраивала графиня Блессингтон в своем салоне. После этой встречи Ганс писал в дневнике:

«Мы вышли на веранду, я был счастлив поговорить с ныне живущим писателем Англии, которого я люблю больше всего».

Через 10 лет сказочник вновь прибыл в Англию и пришел незваным гостем в дом Диккенса в ущерб его семье. С течением времени Чарльз прекратил переписку с Андерсеном, и датчанин искренне не понимал, почему все его письма остаются без ответа.

Смерть

Весной 1872 года Андерсен упал с постели, сильно ударившись об пол, из-за чего получил множественные травмы, от которых так и не сумел оправиться.

Могила Ганса Христиана Андерсена

Позже у писателя был обнаружен рак печени. 4 августа 1875 года Ганс скончался. Великий писатель похоронен на кладбище Ассистэнс в Копенгагене.

Библиография

  • 1829 – «Путешествие пешком от канала Хольмен до восточного мыса острова Амагер»
  • 1829 – «Любовь на Николаевой башне»
  • 1834 – «Агнета и Водяной»
  • 1835 – «Импровизатор» (русский перевод – в 1844)
  • 1837 – «Только скрипач»
  • 1835–1837 – «Сказки, рассказанные для детей»
  • 1838 – «Стойкий оловянный солдатик»
  • 1840 – «Книга с картинками без картинок»
  • 1843 – «Соловей»
  • 1843 – «Гадкий утенок»
  • 1844 – «Снежная королева»
  • 1845 – «Девочка со спичками»
  • 1847 – «Тень»
  • 1849 – «Две баронессы»
  • 1857 – «Быть или не быть»

Краткая биография Андерсена Г.Х. — Ганс Христиан Андерсен

Биография Ганса Христиана Андерсена – очень показательный пример того, как даже из самой бедной семьи, имея талант и желание писать стихи, сказки и прочие литературные произведения, можно стать знаменитым на весь мир человеком. Если ещё в 30-летнем возрасте о нем, как о писателе почти никто ничего не знал, а если и знал, то подвергал критике каждую очередную попытку влиться в клан литераторов с новым рассказом, то позже имя Г. Х. Андерсена узнают не только у него на родине, но и во многих других странах мира, для которых его произведения были специально переведены примерно на 100 языках. Траур в Дании в день смерти писателя, несколько памятников, посвященных как ему самому, так и персонажам его сказок, только подтверждают, что всё написанное Гансом Христианом Андерсеном полюбили и продолжают любить как самые маленькие, так и взрослые читатели сказок по всему миру.

Андерсен Ганс Христиан

В жизни Ганса Христиана Андерсена можно выделить несколько этапов:

Детство, которое будущий писатель до 14 лет провел на своей родине в датском городе Оденсе. С самого раннего возраста Гансу Христиану Андерсену были не чужды театральные сцены, которые он организовывал сам, используя для этого набор своих кукол.

Юность, начинающаяся с переселения в Копенгаген, где благодаря упорству он попадает на сцену королевского театра, а затем будучи уволенным из него, несколько лет Г Х Андерсен проводит за школьной скамьей.

Творчество Ганса Христиана Андерсена начинается с 1829 года и продолжается до конца его жизни, за которую он успел написать немало интересных и читаемых по сей день произведений.

Он был Датским писателем, примыкавшим к романтической школе. Родился в 1805 в семье сапожника, в старинном датском городе Одензе, сохранившем много средневековых обычаев. Учился в школе для бедных, где получил начатки знаний по арифметике и правописанию. С десяти лет начал писать. В четырнадцать лет оставил родной дом и уехал в Копенгаген. В 1819 впервые его литературные произведения привлекли внимание дирекции театра. В 1826-1827 были опубликованы несколько стихотворений.

Г.Х. Андерсен фото

Жизнь Г. Х. Андерсена

Андерсен написал много стихов, пьес и романов, но для всего человечества он прежде всего, конечно же, великий сказочник. Он написал 156 сказок, которые были переведены на более чем 100 языков мира.

В молодости Андерсен работал на фабрике, где его часто смущали грязные анекдоты и сальные шутки рабочих в цехе. У него от природы было великолепное сопрано, и он часто любил петь прямо на фабрике до того дня, пока рабочие не стянули с него штаны, чтобы удостовериться, юноша он или девушка. Когда ему исполнилось 14 лет, Ханс отправился в Копенгаген в поисках лучшей доли.

Андерсен был высоким, худощавым мужчиной с маленькими голубыми глазами и острым носом, который выделялся на его лице. Его руки и ноги были непропорционально длинными, и, когда он шел по улице, прохожие называли его «аистом» или «фонарным столбом». Андерсен часто страдал от депрессии, был очень ранимым и обидчивым. Он так боялся погибнуть от огня, что, когда путешествовал, всегда брал с собой веревку, надеясь спастись с ее помощью в случае пожара. Он также очень боялся, что его похоронят живым, и просил друзей, чтобы в любом случае ему разрезали одну из артерий перед тем, как его положат в гроб. Когда он болел, он часто оставлял на столике и кровати записку. В ней было написано: «Это только кажется, что я умер». Андерсен стал одним из самых известных писателей в мире и почетным гостем королевских дворов Европы. Последние годы жизни он провел в полном одиночестве в Копенгагене. Умер он от рака печени.

У Андерсена никогда не было сексуальных отношений ни с женщинами, ни с мужчинами, хотя у него и возникали, конечно же, обычные физические желания. В 1834 году в Неаполе он написал в дневнике: «Всепожирающие чувственные желания и внутренняя борьба… Я по-прежнему сохраняю невинность, но я весь в огне… Я наполовину больной. Счастлив тот, кто женат, и счастлив тот, кто хотя бы помолвлен».

Несмотря на все страдания, Андерсену так ни разу и не удалось оказать нужное впечатление на тех женщин, которых он выбирал в качестве партнера.

В жизни Андерсена было три значительных встречи с женщинами, но он так и не сумел вызвать ответное чувство ни в одной из них. Первой из этих женщин была Риборг Войгт, 24-летняя сестра его школьного друга. На Андерсена, который был на год младше Риборг, ее хорошенькое личико и непосредственность произвели неизгладимое впечатление. Если бы Андерсен был более настойчив и решителен, он смог бы овладеть ею, но, увы, таковым он не был. Когда Андерсен умер много лет спустя, у его нашли небольшую кожаную сумочку, в которой было письмо, полученное им когда-то от Риборг. Оно так и не было никем прочитано, так как, согласно указаниям Андерсена, письмо немедленно сожгли.

Следующей была 18-летняя Луиза Коллин. Сначала Андерсену нужно было от нее лишь сочувствие, чтобы прийти в себя после разрыва с Риборг. Постепенно он привык к ней и разглядел, что она необычайно красива. Он был опять влюблен, ей же он был безразличен. Чтобы остановить поток пламенных любовных писем Андерсена, Луиза сказала ему, что вся его корреспонденция, прежде чем попасть к ней, просматривается ее старшей замужней сестрой (такая практика в действительности существовала в те дни). Через некоторое время Луиза вышла замуж за молодого юриста.

Дженни Линд вошла в жизнь Андерсена в 1843 году. Эту высокую стройную блондинку с великолепной фигурой и огромными серыми глазами называли в Европе «шведский соловей». Она приехала в Копенгаген с концертами. Андерсен завалил ее поэмами и подарками. В 1846 году он приехал в Берлин, надеясь встретиться с ней на Рождество. Приглашения от нее, однако, не последовало, и Андерсен встретил праздник в гостиничном номере в полном одиночестве. Называла Дженни Андерсена только «брат» или «друг». Он был в полном отчаянии, когда Дженни вышла замуж в 1852 году.

У Андерсена сложились тесные дружеские отношения с тремя мужчинами: с Эдвардом Коллином (братом Луизы Коллин), с наследным герцогом Веймара (с которым он познакомился во время поездки в Германию в 1844 году) и с датским балетным танцовщиком Харальдом Шраффом. Его «любовные письма» особенно Коллину, который был абсолютно гетеросексуален, — могут даже навести на мысль, что Андерсен был скрытым гомосексуалистом. В действительности же Андерсен был просто безнадежно неудачливым в любовных делах эксцентриком, жаждавшим глубоких чувств, ласки и слов одобрения и восхищения. Во время своих поездок в Париж после 1860 года Андерсен иногда посещал публичные дома. Там он наслаждался вежливыми приятными беседами с обнаженными проститутками. Он был шокирован и необычайно возмущен, когда кто-то из знакомых в беседе лишь слегка намекнул ему, что в публичный дом он ходит, вероятно, не только для того, чтобы поговорить.

Cамые популярные сказки

Совершенно невозможно поверить, что Андерсен был на самом деле

Да, Оле-Лукойе мог бы сочинить все эти сказки, но просто человек — нет. Просто человек не знает, о чём думает штопальная игла, не слышит, о чём беседуют розовый куст и семейство серых воробьев, он не может разглядеть, какого цвета платье у принцессы эльфов, которую с некоторых пор зовут Дюймовочкой…

Ладно, пусть так, пусть это действительно сочинил какой-то необыкновенный человек по имени Андерсен, но тогда, значит, это было ужасно давно, бог знает когда и в каком-нибудь особенном месте, которое даже представить трудно, а сам Андерсен белокурый, как эльф… нет! как принц…
И вдруг — фотография.

Ну, пусть бы хоть портрет акварелью или тоненький набросок пёрышком! Так нет же: фотография. Одна, другая, третья. И везде такое лицо… немножечко… немножечко смешное, нос такой длинный-длинный… Правда, волосы всё-таки вьются, но разве этот человек?..

Да.

Да-да, именно этот. И перестаньте, пожалуйста, разглядывать так беззастенчиво. Ханс Кристиан и так всю жизнь страдал оттого, что казался сам себе некрасивым. И если вы думаете, что сказки Андерсена родились на бархатных подушках, между кружевных манжет и золотых подсвечников, то вы глубоко ошибаетесь…

…В небольшой стране Дании есть маленький остров Фюн, а на нём город Оденсе, который может казаться маленьким или большим, смотря как считать. Теперь в одном небоскрёбе могут жить шесть тысяч человек, а в 1805 году шесть тысяч жили во всём городе Оденсе, и при этом он был столицей острова Фюн.

Отца Ханса Кристиана Андерсена звали Ханс Кристиан Андерсен, и он был сапожником. Сапожники бывают разные — бедные и богатые. Андерсен был бедным. Он вообще-то вовсе не хотел быть сапожником, он мечтал только о двух радостях — учиться и путешествовать. А так как ни то, ни другое не удалось, он без конца читал и перечитывал сыну сказки под названием «Тысяча и одна ночь» и водил его гулять в окрестности тихого города Оденсе, который, наверное, всё-таки был маленьким, если уже через несколько минут можно было выйти в поля.

Старший Ханс Кристиан Андерсен очень рано умер, но все-таки успел сделать ещё одно великое дело — сходить с сыном в театр, который, представьте себе, был в очень маленьком городе Оденсе.

Вот тут-то всё и началось!

Вы думаете, великий сказочник Андерсен собирался стать сказочником или вообще писателем? Ничего подобного. Он хотел стать актёром и только актёром, он хотел петь на сцене, танцевать и декламировать стихи. Причём всё это у него неплохо получалось, и местная знать города Оденсе с любопытством смотрела на худого-худого, ужасно длинного и совсем некрасивого мальчишку, который так звонко пел, а стихи мог читать целыми часами.

Теперь скажите, пожалуйста, в каком возрасте у человека должен проявиться характер, и когда, наконец, пора совершить первый решительный поступок?

Андерсен ушёл из дома, когда ему было четырнадцать лет. О, как плакала его мама! Она была прачкой, она знала, что вода в реке Оденсе очень холодная и зарабатывать на жизнь трудно. Она знала, как плохо быть бедным и как было бы хорошо, если бы сын выучился на портного и стал, наконец, зарабатывать… Он тоже плакал, но крепко держал в руке узелок с несколькими монетами и праздничным платьем. Она говорила: «Зачем?!» Он отвечал ей: «Чтобы стать знаменитым!» И ещё объяснял своей маме, что для этого нужно много-много пережить.

Если бы он только знал, как прав был тогда, в четырнадцать лет!.. Вам не кажется, что всё это очень похоже на сказку? Сейчас случится несколько приключений, потом герой всех победит, женится на принцессе…

Когда Ханс Кристиан Андерсен написал автобиографию, он так и назвал её — «Сказка моей жизни». Но, честно говоря, эта долгая история не слишком походила на сказочные приключения с весёлым концом.

…Когда актёра из него не получилось, Андерсен стал писать. Сначала стихи, пьесы и водевили, потом романы. Писал много, мучился ужасно, потому что сочинения его долго никому не нравились. Только в 1835 году Ханс Кристиан, уже тридцатилетний, ещё бедный и почти безвестный, написал, наконец, на листе бумаги: «Шёл солдат по дороге: раз-два! раз-два! Ранец за спиной, сабля на боку, он шёл домой с войны…»
Это была сказка «Огниво». И это было начало новой жизни не только для долговязого странного датчанина по фамилии Андерсен, но для всех людей, умеющих читать.

Оказалось, что сказки не надо сочинять. Их надо только разбудить. «У меня масса материала, — писал Андерсен, — иногда мне кажется, будто каждый забор, каждый маленький цветок говорит: «Взгляни на меня, и тебе откроется история всей моей жизни!» И стоит мне так сделать, как у меня готов рассказ о любом из них».

Первый сборник, вышедший в 1835 году, назывался «Сказки, рассказанные детям». Потом появились «Новые сказки», «Истории» (на самом деле — тоже сказки), наконец — «Новые сказки и истории».

Они разбежались по свету почти мгновенно, их перевели на разные языки и на русский тоже. Андерсен знал об этом. Он даже получил в подарок свой собственный том на русском языке и ответил первым переводчикам весьма любезным письмом.

Вот видите: этот человек достиг своего! Он стал всемирно знаменит. Во всех европейских столицах готовы были без конца принимать и чествовать «великого сказочника», а родной город Оденсе объявил сына прачки своим почётным гражданином, и в тот день, когда состоялось это торжество, в городе гремел салют, все дети были освобождены от школьных занятий, а толпа восторженных жителей кричала на площади «ура»! Самые знаменитые люди того времени, писатели и поэты, стали друзьями или хотя бы знакомыми Андерсена. Он объехал весь свет и повидал то, о чём когда-то мечтал его отец… Так в чём же дело?!

Один исследователь написал так: «Вероятно, Андерсену было очень странно жить среди обыкновенных людей…»

Вот это правда. Странно, немножечко страшно, ещё немножечко обидно и, в конце концов, — одиноко.

Он умер в доме друзей… Конечно, хорошо, что друзей, но ведь всё-таки не у себя дома. Им восхищались, с ним были вежливы, но один из самых близких приятелей отказался говорить Хансу Кристиану «ты», потому что приятель был аристократ, а фамилия Андерсена кончалась на «сен» — как фамилии всех простолюдинов в Дании. Что же касается принцессы… Он влюблялся и не единожды, но все «принцессы» восторгались его произведениями, предлагали дружеское участие — и только. Мама умерла, когда он был в далёком путешествии. А в день смерти самого Андерсена в Дании был объявлен национальный траур.

Но грустить не надо. Помните, как кончается сказка про лён? Вот он уже стал бумагой, а бумагу бросили в горящую печь, и бумага превратилась в мёртвую золу, вокруг прыгают беззаботные дети и поют песенку, а над золой, над головами детей поднимаются вверх «незримые крошечные существа», и поднимаются они с такими словами: «Песенка никогда не кончается, вот что самое чудесное! Я это знаю и потому счастливее всех!»

Из произведений Андерсена, вышедших во вторую половину его жизни [1845-1875], следует отметить, кроме сказок, поэму «Агасфер» [1848], романы — «Две баронессы» [1849] и «Быть или не быть» [1853]; в 1846 он начинает писать свою художественную автобиографию «Сказка моей жизни», которую доводит до конца в 1875, последнем году своей жизни.

Жизнь Андерсена явно отразилась в его произведениях, герои которых почти всегда — представители бедных слоев, благородные сердцем, талантливые, но страдающие от презрения сильных мира сего («Импровизатор», «Это только скрипач», «Петька-счастливец»).

Из всего, что писал Андерсен, безусловно наиболее слабы его драмы, наиболее значительны сказки. Сюжеты для сказок Андерсен брал из народных саг, древних поэтических произведений, рассказов, слышанных в детстве, главное — из обыденной действительности. Обилие описаний природы отличает сказки Андерсена от народных, причем в этих описаниях высокая художественность сочетается с географической точностью. Часто сказки Андерсена совершенно лишены волшебства, внешне реалистичны, их «сказочность» только во внутренних качествах героев. Большинство сказок проникнуто мягким юмором, сердечной добротой. По форме истинно детские, сказки Андерсена настолько серьезны по содержанию, что вполне доступны только взрослым.

Необыкновенно живой язык сказок, — язык Андерсена-импровизатора, рассказчика, которым равно заслушивались и в кругу детей и в кругу взрослых, основан: 1. на синтаксических особенностях, за которые косная датская критика так долго травила Андерсена, 2. на обилии звукоподражаний и на необыкновенной динамичности описаний. Последние особенности и делают его сказки столь любимыми в детской среде. Эстетическое любование стариной и чисто человеческая жалость ко всему отживающему, свойственные Андерсену, никогда не соединяются у него, как у некоторых немецких романтиков, с идеологическим преклонением перед прошлым. Сын сапожника, поэт из народа, испробовавший на себе все тернии классового общества, он никогда не упускает случая подчеркнуть свою симпатию к угнетенным, свою веру в будущее. Но Андерсен не возвысился до понимания социальных проблем своего времени. Его идеология христиански филантропична. Его мировоззрение проникнуто наивным морализмом. Добрые чувства, сила нравственного совершенствования человека — для Андерсена залог лучшей жизни.

Биография Ганса Христиана Андерсена в датах

  • 1819 – решив стать актером, Андерсен оставляет родной дом и уезжает в Копенгаген, где определяется учеником-танцовщиком в королевский балет. Стать актёром ему не удаётся, но его литературные опыты привлекают внимание дирекции театра. Он получает стипендию и право бесплатного обучения в латинской школе.
  • 1826 – Андерсен публикует несколько стихотворений («Умирающее дитя» и др.).
  • 1828 – поступает в университет и выпускает свою первую книгу «Путешествие пешком от Гальменского канала до острова Амагера» и пьесу «Любовь на Николаевой башне». Имя Андерсена скоро становится известным, однако и датское общество и датская критика неустанно и долго еще после того, как он получил общее признание за границей, третируют его за происхождение, за внешность, за чудачества поэта, которые приписываются тщеславию, за ошибки в правописании и новаторство в стиле, которое квалифицируется как безграмотность.
  • 1829 – Андерсен начинает жить исключительно на литературные заработки, из-за чего терпит жестокую нужду.
  • 1833 – Андерсен получает Королевскую стипендию, позволившую ему совершить первое большое путешествие по Европе, за которым последовало еще несколько. В начале путешествия он пишет поэму «Агнета и моряк» на сюжет датской народной песни; в Швейцарии – сказку-повесть «Ледяница»; в Риме, который он особенно любил, где родилась его дружба с знаменитым скульптором Торвальдсеном, начинает свой первый роман «Импровизатор», доставивший ему европейскую известность. В «Импровизаторе» изображены природа Италии и жизнь римской бедноты.
  • 1834 – Андерсен возвращается на родину.
  • 1835-1837 – Андерсен издаёт три сборника – «Сказки, рассказанные для детей» (Eventyr, fortalte for born), куда входят сказки «Огниво», «Принцесса на горошине», «Русалочка», «Новое платье короля» и др. Сказки вызывают разноречивые отклики в датской критике, которая не смогла понять новаторства Андерсена, преобразовавшего жанр литературной сказки, пользовавшийся большой популярностью в эпоху романтизма. Автору указывали, что его произведения слишком легковесны для взрослых и недостаточно назидательны, чтобы послужить воспитанию детей.
  • 1837 – выходит роман «Только скрипач» (Kun en spillemand).
  • Постепенно сказки начинают занимать основное место в творчестве Андерсена. Вторая половина 30-х и 40-е гг. – период творческого расцвета Андерсена. К этому времени относятся известные сказки «Стойкий оловянный солдатик» (1838), «Соловей» (1843), «Гадкий утёнок» (1843), «Снежная королева» (1844), «Девочка со спичками» (1845), «Тень» (1847), «Мать» (1848) и др., а также «Книга картин без картин» (1840), где Андерсен выступает как мастер новеллы-миниатюры. Писатель называет свои сборники «Новые сказки» и подчёркивает, что они адресованы не только детям, но и взрослым.
  • В сборниках 40-х гг. под общим названием «Сказки» объединяются произведения разных жанров. Собственно сказка, построенная на действии волшебных сил, здесь отсутствует, но органическая связь с фольклором очевидна, хотя она выражена не в прямом использовании сюжета, а в наличии присущих народной сказке моральных критериев, отдельных мотивов и образов, вплетённых в современный сюжет («Свинопас», 1841, «Холм эльфов», 1845). Значительное место занимают здесь сказки, близкие к басням («Штопальная игла», «Жених и невеста», «Воротничок» и др.). Некоторые сказки являются по существу новеллами («Старый дом», «Девочка со спичками»).
  • 1846 – Андерсен начинает писать свою художественную автобиографию «Сказка моей жизни» (Mit livs eventyr), которую доводит до конца в 1875г., последнем году своей жизни.
  • 1848 – выходит поэма «Агасфер».
  • 1849 – опубликован роман «Две баронессы».
  • 1853 – выходит роман «Быть или не быть».
  • 1 августа 1875 – Андерсен умер в Копенгагене. Родина почтила память Андерсена, установив на набережной Копенгагена статую героини его сказки «Русалочки», ставшую символом города.

Андерсену принадлежат романы, пьесы, книги путевых заметок, стихотворения, однако в литературе он остался, прежде всего, как автор сказок и историй, составивших 24 сборника, изданных в 1835-1872.

Константин Паустовский как-то заметил, что очень трудно в сложной биографии Андерсена отыскать тот момент, когда он начал писать сказки. Достоверно известно одно: это было уже в зрелом возрасте. Андерсен приобрел славу поэта, которого знали и в народе: под его колыбельные засыпали дети, и путешественника — вышло несколько книг о его путешествиях по Швеции (1855) и Италии (1842).

Италию он особенно любил. Его книгой «Путевые тени» (1831г) — о впечатлениях в странствиях по белому свету вообще зачитывалось не одно поколение европейцев! На театральной сцене с успехом шли его пьесы: «Мулат», «Первенец», «Грезы короля», «Дороже жемчуга и злата». Правда, смотрел он их с мест в театральном зале, что предназначены были для простого народа и отделялись от роскошных кресел аристократической публики железной полосой! Вот так-то!

Уже первые сказки Андерсена принесли ему славу Величайшего Поэта. Маленькие выпуски — брошюры сказок зачитывались до дыр, издания с картинками раскупались в пять минут, стихи и песенки из этих сказок заучивались детьми наизусть. А критики смеялись!

Андерсен с горечью писал об этом своему английскому другу Чарльзу Диккенсу, говоря, что «Дания — такая же гниль, как гнилые острова на которых она выросла!»

Но минуты отчаянья быстро проходили, особенно в обществе детей, которые очень любили худенького, высокого, остроносого господина в черном сюртуке с неизменным цветком в петлице и большим носовым платком в руках. Он был, может быть, не очень-то и красив, но каким живым огнем загорались его огромные голубые глаза, когда он начинал рассказывать детям свои необыкновенные истории!

О самых серьезных вещах в сказке он умел рассказать простым и ясным языком. А. Ганзен, непревзойденный переводчик Андерсена с датского на русский, писал: «Воображение у него — совсем детское. Потому его картины так легки и доступны. Это волшебный фонарь поэзии. Все, чего бы он не коснулся, оживает перед его глазами. Дети любят играть разными обломками деревяшек, лоскутками материи, черепками, кусочками камней… У Андерсена то же самое: заборный кол, две грязные тряпки, заржавелая штопальная игла… Картины Андерсена так обаятельны, что часто производят впечатление волшебных сновидений. Не только окружающие его предметы — например, цветы, трава, но и даже стихии природы, чувства и отвлеченные понятия принимают живые образы, превращаются в людей…» (Цитируется по: Брокгауз и Ефрон. Биографии. Т. 1. Андерсен.)

Воображение у Андерсена было настолько сильным и необычным, что иногда его с недоумением называли колдуном и ясновидцем: посмотрев раза два на человека он мог многое рассказать о нем, будучи с ним совершенно незнаком. Многие читали эпизод из краткой биографии сказочника (в переложении К.Г. Паустовского) о его ночном путешествии с тремя девушками, каждой из которых он предсказал судьбу. Самое странное то, что все его предсказания имели реальную почву и сбылись! Девушек этих он прежде никогда не видел. А они были потрясены встречей с Андерсеном и на всю жизнь сохранили о нем самые благоговейные воспоминания!

За столь божественный дар творения и воображения Андерсен заплатил немалую цену. Он умер в полном одиночестве на своей вилле Ролигхед 4 августа 1875 года, после долгой болезни, начавшейся еще в 1872 году. В литературоведческих источниках глухо упоминается о его несчастной любви к знаменитой датской певице и актрисе «ослепительной» Иени Линд. Когда начался этот красивый и поэтический роман — неизвестно. Закончился он разрывом. Андерсен посчитал, что его призвание важнее и сильнее семейных уз. А может быть, так посчитала Иени… никто не узнает теперь…

P.S. Еще при жизни довелось Андерсену увидеть свой собственный памятник и иллюминацию в Оденсе, предсказанную гадалкой в далеком 1819 году его матери. Он улыбался, глядя на себя, скульптурного. Маленький оловянный солдатик, подаренный бедным мальчиком и лепестки той розы, что протянула голубоглазая девчушка, когда он гулял по улице были ему дороже всех наград и памятников. И солдатик и лепестки бережно хранились в шкатулке. Он часто перебирал их пальцами, вдыхал увядший, тонкий аромат и вспоминал слова поэта Ингемана, сказанные ему еще в юности: «Вы обладаете драгоценной способностью находить и видеть жемчуг в любой сточной канаве! Смотрите, не утратьте этой способности. В этом Ваше предназначение, быть может».

В ящике его письменного стола друзьями были найдены листки с текстом новой сказки, начатой за несколько дней до смерти и почти законченной. Перо его было столь же летучим и быстрым, как и фантазия!

Ганс Христиан Андерсен был очень талантливым писателем, немногие погут продеманстрировать такое количество качественно и интересно написаных сказочных рассказов. Андерсену удалось приоткрыть нам дверку в сказочный мир, но чтобы открыть ее доконца нам нужно воображение и фантазия. Это хорошо получается у маленьких детей. Но в старшем поколении тоже находятся те которые и в 50 лет увлеченно перечитывают его сказки. Вывод один, нада сказать спасибо этому замечательному писателю и никогда его не забывать, кем он был, как рос и через какие трудности он прошол чтобы доставить нам удавольствие в чтении его рассказов.

Есть ли связь между содержанием сказок и событиями в жизни Андерсена?

Вероятно, этот вопрос задавали читатели сказок Андерсена и знакомые с его биографией хотя бы кратко. Не найдя признания в театральном искусстве, взаимности со стороны противоположного пола, Ганс Христиан Андерсен с большим трудом искал свое место в окружающем обществе примерно также, как это делают персонажи таких его сказок, как “Дюймовочка” или “Гадкий утенок”. Есть ли связь между событиями в этих произведениях и жизнью самого Г Х Андерсена, спросить можно было только у самого автора, но видимо, право отвечать на этот вопрос по-своему, он оставил за каждым из нас.

О жизни и творчестве Андерсена

   Ханс Кристиан Андерсен родился 2 апреля 1805 г. в городке Оденсе на датском острове Фюнен (датск. Fyn), богатом народными преданиями и древними песнями. И во многих сказках Андерсена мы находим картину природы его родного острова.

   Отец его был сапожник, часто сидевший без работы, а мать трудилась прачкой. Детство сказочника прошло в очень бедном доме. Наверное, там он видел всё, что потом ожило в его сказках и приобрело глубокий смысл: и солдатика, сделанного из старой оловянной ложки; и штопальную иглу; и тот огород в ящике, что потом появился в сказке «Снежная королева».

   Еще совсем ребенком, ему было 14 лет, Андерсен пустился по свету искать счастья. По приезду в Копенгаген, решив выступать на сцене как певец, стать артистом, он нашел покровителей, которые помогли ему начать учебу. Артистом он так и не стал, но он начал учиться в школе, а позже получил и высшее образование.

   Андерсен писал не только сказки, но мировую славу принесли ему именно они. В них силен автобиографический элемент, отразились впечатления, вынесенные автором из странствований по миру, слышатся отклики народных датских преданий, но встречается много и оригинальных сюжетов.

   Сын нищеты, он изобразил в сказках и мрачные стороны жизни тогдашних больших городов, умел весело посмеяться над гордыми неучами и надменными высокопоставленными глупцами. Богатство фантазии, простота фабулы, лиризм и какой-то особый «светлый» юмор («Дороже всего мне Андерсеновская улыбка» – писал Диккенс), понимание настроений детей и любовь к детям – вот достоинства сказок Андерсена.

   С раннего детства и всю жизнь живут с нами стойкий Оловянный солдатик и милая Дюймовочка, Гадкий утёнок и тот мальчик, который был единственным, кто крикнул людям правду: что король-то голый! В этих сказках есть то, что должно жить в настоящем, хорошем человеке: уважение к мужеству; доброта и жалость ко всем, кому плохо; любовь к простым людям; насмешка над бессердечными и презрение к ним. В этих сказках рядом живут слёзы и смех, горе и радость – всё, как в настоящей жизни.

   Немного на земле таких стран, где бы дети и взрослые не знали героев сказок Андерсена. Творчество Андерсена имело громадное значение для развития всей детской литературы. В 1958 г. была учреждена Международная Золотая медаль Х. К. Андерсена, которая раз в два года присуждается лучшему современному сказочнику. А в день рождения Андерсена проводится Международный день детской книги.

История сказочника Ханса Кристиана Андерсена, который боялся детей и повсюду возил с собой веревку

Ханс Кристиан Андерсен — один из самых известных писателей-сказочников. Но мало кто знает, что в жизни этот датчанин был весьма экстравагантным почти во всем, начиная от внешности и заканчивая ежедневными привычками. Сам себя детским писателем он не считал, более того, проект памятника, который стали разрабатывать еще при жизни и где Андерсен должен был быть увековечен в окружении детей, он отверг. А незадолго до смерти он попросил композитора написать марш для своих похорон и подогнать под детский шаг: писатель был уверен, что маленькие поклонники придут проводить его в последний путь.

Мы в AdMe.ru любим сказки Андерсена, но и не подозревали, что его жизнь вполне может стать основой для захватывающего романа.

Ранние годы

«В 1805 году в городе Оденсе в бедной каморке проживала молодая чета — муж и жена, бесконечно любившие друг друга. Это был молодой 22-летний башмачник, богато одаренная поэтическая натура, и его жена несколькими годами старше, не знавшая ни жизни, ни света, но с редким сердцем. Муж только недавно вышел в мастера и собственными руками сколотил всю обстановку своей мастерской и брачную кровать.

На эту кровать пошел деревянный помост, на котором незадолго перед тем стоял во время печальной церемонии гроб с останками графа Трампе. Уцелевшие на досках кровати полосы черного сукна еще напоминали о прежнем их назначении, но вместо графского тела, окутанного крепом и окруженного горящими свечами в подсвечниках, на этой постели лежал 2 апреля 1805 года живой плачущий ребенок, я — Ханс Кристиан Андерсен», — так пишет великий датчанин о своем рождении в автобиографической книге «Сказка моей жизни».

Дом, где писатель провел детство.

Несмотря на то, что семья была небогатой и часто перебивалась с хлеба на воду, первые годы жизни Ханса Кристиана были счастливыми. Отец, Ханс Андерсен, обожал мальчика, и они проводили много времени вдвоем. Папа будущего сказочника, который больше всего на свете любил книги, читал ему сказки, делал игрушки и рисовал картинки. От него писатель унаследовал и любовь к рукоделию: он умел искусно шить, а из бумаги вырезал фигурки людей, животных и целые причудливые сценки.

Учеба в школе шла не без сложностей. Ханс Кристиан был способным учеником, но ему не давалось письмо — до конца своей жизни он писал с ошибками. Сегодня это назвали бы дислексией. Ошибки были настолько чудовищными, что редакторы порой не дочитывали его рукописи и до конца первой страницы, поэтому Андерсену приходилось нанимать работниц, чтобы они переписывали его работы до того, как те попадали на стол к редактору.

Приятелей у него не было. Другие дети не хотели играть со странным, нервным и капризным мальчиком, и единственным его другом, по словам самого Андерсена, был будущий король Дании Фредерик VII, теплые отношения с которым писатель сохранил на всю жизнь.

Памятник писателю в родном Оденсе.

В 1812 году отца будущего писателя, Ханса Андерсена, призвали на войну, с которой он вернулся через 2 года совершенно разбитым и больным человеком. Спустя несколько лет он умер, и семья окончательно погрузилась в пучину бедности. Хансу Кристиану пришлось бросить учебу и пойти подмастерьем к сапожнику, однако тяжелая работа мальчику, который больше всего на свете любил театр и книги, была не под силу. Когда ему исполнилось 14 лет, он собрал вещи и с 13 риксдалерами в кармане уехал в Копенгаген.

Копенгаген

Первая изданная книга Х. К. Андерсена.

Первые несколько лет жизни в столице были очень трудными для будущего писателя. Ему буквально приходилось выживать. От природы Ханс Кристиан обладал красивым сопрано — он смог устроиться в хор Королевского театра и жил на небольшое жалованье. Однако его голос скоро начал ломаться, и из хора пришлось уйти.

Подросток хотел устроиться артистом балета, однако его природные данные не позволяли сделать карьеру танцовщика. Андерсен был высоким, с длинными руками и ногами, крупными ладонями и ступнями и очень неуклюжим. Современные ученые считают, что писатель страдал синдромом Марфана.

Однажды Андерсен показал директору Королевского театра Йонасу Коллину написанную им пьесу, и тот решил, что у мальчика талант. Он попросил короля Дании Фредерика VI выделить некоторую сумму на обучение Ханса, и тот выполнил его просьбу. Так Ханс Кристиан отправился в школу, чтобы доучиться и получить общее образование. Правда, надолго он там не задержался из-за издевательств одноклассников и директора, и Коллин организовал ему перевод к частному преподавателю.

В 1829 году на свет появилась первая изданная книга Ханса Кристиана Андерсена. Это была не сказка, а фантастический рассказ под названием «Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера». И она сделала его знаменитым в родной Дании.

«Путешествовать — значит жить»

Через год после выхода первой книги 25-летний Ханс Кристиан отправился в свое первое путешествие. В одном из датских городов, Фоборге, он на 3 дня остановился у бывшего однокурсника Кристиана Войта и тут же влюбился в его сестру Риборг. Девушка стала его первым романтическим увлечением. Но она уже была помолвлена, и Ханс Кристиан вынужден был отступить. Однако писатель никогда не забывал Риборг: после смерти на его груди нашли мешочек, в котором он 45 лет хранил ее единственное письмо. Йонас Коллин сжег послание, не прочитав его.

Мешочек, в котором Х. К. Андерсен 45 лет хранил письмо от Риборг Войт.

В 1831 году писатель отправился в свое первое заграничное путешествие — в Германию. Еще пару лет спустя Ханс Кристиан на 16 месяцев покинул родную Данию, чтобы провести время в поездках по Европе. Путешествия навсегда останутся его страстью, и за всю жизнь он проведет более 15 лет в других странах. Любопытно, что в странствиях проявилась одна из его многочисленных странностей. Где бы он ни останавливался, у него всегда была с собой веревка. Писатель очень боялся пожара и надеялся в случае чего выбраться по ней из окна.

1835 год стал для Андерсена годом триумфа. Новелла «Импровизатор», в которой рассказывалось о его собственном путешествии по Италии от лица некоего Антонио, принесла ему грандиозный успех на родине. В том же году вышел и первый сборник сказок, где в числе прочих была и «Принцесса на горошине». Уже спустя год книги Андерсена сделали его довольно состоятельным человеком. К слову, писатель был настолько успешен в своем деле, что к концу жизни стал почти миллионером.

В 1840 году Андерсен встретил свою вторую возлюбленную — шведскую оперную певицу Енни Линд, которая была младше его на 15 лет. Он признался ей в своих чувствах только в письме, уже после того как Енни покинула Данию, однако год спустя при встрече она не подала и виду, что читала его послание. В одной из дневниковых записей Андерсена за 1843 год есть фраза «Я люблю!», и она именно о Линд. Кстати, дневники он вел всю свою жизнь — опубликованные после смерти, они заняли целых 12 томов.

После этого Андерсен и Линд встретились только раз, но переписывались они почти до конца жизни писателя. В письмах она называла его «братец» и «дитя», несмотря на разницу в возрасте. Именно Енни Линд посвящены сказки «Снежная королева» и «Соловей».

Забегая вперед, скажем, что писатель так никогда и не женился и не обзавелся собственными детьми. Последних он вообще всю жизнь боялся и стеснялся: видимо, сказывалось детство, в котором ему приходилось выслушивать насмешки от других мальчишек.

В 1847 году выходит первая автобиографическая книга Андерсена «Сказка моей жизни». Существует мнение, что эта работа писателя не такая захватывающая, как сказки, поскольку в ней он много жалуется на критиков (надо сказать, что негативные отзывы всегда очень расстраивали Ханса Кристиана) и подробно описывает все детали встреч с известными людьми своего времени, с которыми он очень любил заводить знакомства.

К слову, и сказки Андерсена нравились далеко не всем. Кто-то считал, что они недостаточно назидательны для детей, а порой и вовсе рассказывают о победе зла над добром, на что писатель неизменно отвечал: «Добро побеждает в вечности». Вообще же Ханс Кристиан был очень набожным человеком. Мало кто знает, что в русском переводе из сказок были вырезаны детали, связанные с религией, например в той же «Снежной королеве» Герда постоянно молилась в трудные минуты.

Ханс Кристиан Андерсен и Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс.

Одним из самых известных приятелей Андерсена был Чарльз Диккенс, с которым тот познакомился в 1847 году. Они встретились на вечеринке и, обменявшись восхвалениями таланта друг друга, тут же нашли общий язык. В течение 10 лет Андерсен буквально заваливал Диккенса письмами, хотя и редко получал ответы. Но в 1857 году Диккенс пригласил датского коллегу провести время в его загородном доме, и тот немедленно согласился.

У Диккенса писатель провел пять недель вместо запланированных двух, и они показались домашним английского писателя вечностью. Едва переступив порог дома, Андерсен заявил, что у них в Дании старший сын хозяев обязан каждый день брить гостя. Спустя неделю пребывания Андерсена в его доме Диккенс сбежал в Лондон, оставив растерянную жену и своих многочисленных детей самостоятельно разбираться с загостившимся эксцентричным писателем.

За время пребывания в гостях Андерсен успел испытать романтические чувства к жене Диккенса, уйти в запой и побывать в депрессии из-за негативных отзывов о собственном творчестве в какой-то газете. Как-то на рассвете Диккенс вернулся домой, собственноручно собрал вещи Ханса Кристиана и, усадив того в карету, которой правил лично, отвез его в Лондон, снабдив подробной инструкцией о том, как добраться до Копенгагена.

Андерсен счел все это проявлением наивысшего качества гостеприимства и восторженно отзывался и о Диккенсе, и о времени, проведенном в его семейном гнезде. Сам же Диккенс, едва выпроводив гостя, написал на зеркале: «В этой комнате в течение 5 недель спал Ханс Кристиан Андерсен, и для нашей семьи это было ВЕЧНОСТЬЮ».

Странности Ханса Кристиана Андерсена

История жизни Ханса Кристиана Андерсена — это в числе прочего еще и история разнообразных фобий и страхов. Он долгие годы мучился от зубной боли и, теряя каждый зуб, очень переживал, потому что искренне считал, что его писательский дар зависит исключительно от количества зубов. Под конец жизни, в 1868 году, он лишился последнего зуба и заявил, что отныне больше не может писать сказки.

Андерсен боялся самых разных вещей: собак, утери документов, ограбления. Диккенс рассказывал, что перед одной из поездок в кебе он сложил в ботинки множество своих вещей, включая записную книжку, и в результате стер ноги в кровь, из-за чего потом рыдал. Страшило его и отравление. Однажды дети подарили ему коробку конфет, и писатель, сочтя ее полной яда, передал подарок своим племянницам. Удостоверившись, что с лакомством все в порядке, он забрал коробку обратно.

Жены и детей, как мы отметили выше, у Андерсена никогда не было. Более того, за всю жизнь он так и не познал плотской любви. Будучи в Париже в 1860-х годах, он захаживал в бордели, но не ради утех: Андерсен находил удовольствие в беседах с женщинами, а когда Александр Дюма намекнул на истинную цель походов писателя в дома терпимости, пожилой датчанин безумно возмутился.

Несмотря на богатство, Андерсен был прижимист (очевидно, сказывалось полуголодное детство) и никогда не отказывался от предложения разделить трапезу. Более того, он вел список людей, к которым ходил на обед или ужин, чтобы посещать их по очереди. Впрочем, жадным он не был. Ему часто приходили письма с просьбами о помощи от бедняков, и он нередко их удовлетворял.

Боялся Ханс Кристиан и кроватей, поскольку ему казалось, что однажды он упадет во сне и умрет. Собственно, нечто подобное с ним и произошло. В 1872 году он упал с кровати и так никогда и не оправился от этой травмы.

Последние годы

С 1840-х годов популярность Андерсена росла не только в родной Дании, но и за ее пределами. Во всех своих путешествиях он встречал поклонников, среди которых были и известные люди. Больше того, к концу жизни Андерсен стал настолько популярен, что в Англии его признали величайшим писателем из ныне живущих. Стоит отметить, что в викторианской Англии его сказки выходили со значительными купюрами, поскольку казались слишком мрачными и жестокими.

В 1867 году писатель приехал в родной Оденсе, где ему присвоили звание почетного гражданина города, а чуть позже датский король личным указом даровал ему должность статского советника.

В последние годы жизни писатель много времени проводил в поместье семьи Мельхиор под названием «Спокойствие», где ему была выделена собственная комната. Мельхиоры были поклонниками творчества Андерсена и вообще любили принимать у себя именитых гостей, а Ханс Кристиан был, пожалуй, самым известным в то время гражданином Дании. Члены семьи ухаживали за ним, поскольку после падения с кровати он много болел; когда он уже не мог писать свои дневники, за него под диктовку это делали дети хозяев дома.

12 июля 1875 года он в последний раз приехал в это поместье и больше никогда его не покидал. А 4 августа в 11 утра великий Ханс Кристиан Андерсен мирно скончался в своей кровати в комнате с видом на пролив Эресунн. На его похороны пришел весь Копенгаген.

Ганс Христиан Андерсен — писатель,автор, фото, факты из биографии, события на listim.com

Ганс Христиан Андерсен родился 2 апреля 1805 года в Оденсе на острове Фюн. Отец его был бедным башмачником, а мать — прачкой. Он рос очень нервным ребенком, эмоциональным и восприимчивым. В то время физические наказания детей в школах были обычным делом, поэтому мальчик боялся ходить в школу, и мама отдала его в благотворительную школу (куда брали и еврейских детей), где физические наказания не практиковались. 

В возрасте 14 лет Ханс поехал в Копенгаген. Когда мать спросила о причине поездки, юный Ханс Кристиан ответил: «Чтобы стать знаменитым!».

Ганс Христиан был принят в Королевский театр, где играл второстепенные роли. Ему предложили учиться — посочувствовавшие бедному и чувствительному мальчику люди ходатайствовали перед королем Дании Фредериком VI, который разрешил ему учиться в школе в городке Слагельсе, а затем в другой школе в Эльсиноре за счет казны. Ученики в школе были на 6 лет младше Андерсена. Он впоследствии вспоминал о годах учебы как о самой мрачной поре своей жизни. Андерсен подвергался строгой критике ректора учебного заведения и болезненно переживал по этому поводу до конца своих дней — видел ректора в кошмарных снах. В 1827 году Андерсен завершил учебу. До конца жизни он делал в письме множество грамматических ошибок — Андерсен так и не одолел грамоты.

Писатель никогда не был женат и не имел детей.

В 1829 году опубликованный Андерсеном фантастический рассказ «Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера» принес писателю известность. Андерсен пишет большое количество литературных произведений, в том числе в 1835 году — прославившие его «Сказки». В 1840-х годах Андерсен попытался вернуться на подмостки, но без особого успеха. В то же время он подтвердил свой талант, издав сборник «Книга с картинками без картинок».

Во второй половине 1840-х и в следующие годы Андерсен продолжал публиковать романы и пьесы, тщетно пытаясь прославиться как драматург и романист.

В 1871 году состоялась премьера первого балета по его сказкам — «Сказки в картинах». Несмотря на то, что премьера была неудачной, писатель содействовал вручению Анкеровской премии балетмейстеру, своему другу и единомышленнику Августу Бурнонвилю.

В 1872 году Андерсен упал с кровати, сильно расшибся и больше уже не оправился от травм, хотя прожил еще три года. Он скончался 4 августа 1875 года и похоронен на кладбище Ассистэнс в Копенгагене.

2 июля 1985 года в честь Г.Х. Андерсена астероиду, открытому 2 мая 1976 года Н.С. Черных в Крымской астрофизической обсерватории, присвоено наименование «2476 Андерсен».

Память о писателе увековечена рядом скульптур и иных достопримечательностей: в Копенгагене в честь Андерсена установлена статуя Русалочки. Статуи сказочника есть в Нью-Йорке, Братиславе, Малаге, Москве и Оденсе.

Учреждена литературная премия имени Ганса Христиана Андерсена за лучшие произведения для детей, присуждаемая раз в 2 года.

В Люблине существует кукольный театр имени Андерсена.

Парк развлечений, основной темой которого являются сказки Андерсена, есть в Шанхае.

В 1935 году к столетию со дня издания сказок Андерсена была выпущена серия почтовых марок Дании.

В 2005 году к двухсотлетию со дня рождения Андерсена были выпущены почтовые марки Беларуси и Казахстана.

Романы. Ханс Кристиан Андерсен

Романы

В будущем имя Андерсену создали сказки, но не они открыли ему дорогу к европейским читателям. Известность принесли ему три первых романа: «Импровизатор», «О.Т.» и «Только скрипач» (написанные в 1835–1837 годах). Потом появились «Две баронессы» (1848), «Быть или не быть» (1857) и, наконец, «Счастливчик Пер» (1870). За исключением, возможно, «Быть или не быть», их много читали современники, особенно «Только скрипач»; в Германии именно о нем все говорили при встрече с писателем. Можно сказать, что Андерсен принадлежит к лучшим датским романистам своего времени; тогда его имя ставили в один ряд с такими европейскими величинами, как Вальтер Скотт и Виктор Гюго.

«Импровизатор» — это плод его пребывания в Италии в 1833–1834 годах, и, что бывало не раз, работа над ним началась из-за неприятностей. Как уже говорилось, в Риме он узнал о том, что Хейберг назвал его лирическим импровизатором. В Риме и в Неаполе Андерсен видел и слышал импровизаторов, и у него сразу же возникла идея: рассказать о себе самом в образе итальянского импровизатора. Он сам и Италия — эти два феномена занимали его в тот момент.


Ему пришла в голову счастливая мысль, чтобы главный герой сам рассказывал о своей жизни, при этом читатель все время чувствует себя свидетелем его переживаний. Читатель узнает о детстве и юности римского мальчика-сироты Антонио. Его воспитывает семья бедных пастухов из Кампаньи; потом заботу о нем принимает на себя римская дворянская семья и дает ему основательное образование в иезуитском колледже. Любовная история и в этой связи поединок с товарищем из благородной семьи вынуждают его поспешно бежать из города, он попадает в руки грабителей, но освобождается и приезжает в Неаполь, где завоевывает славу как импровизатор. Здесь его обнаруживают римские благодетели и привозят назад, чтобы он мог продолжить образование. Прожив шесть лет в крайне стесненных обстоятельствах и полной зависимости от этой влиятельной семьи, он уезжает в Венецию, где снова становится знаменитым благодаря своему выдающемуся дару импровизации. Там он встречает молодую девушку, которую видел в Неаполе, и после множества трудностей женится на ней и живет счастливо во всех отношениях.

Современный читатель, конечно, поморщит нос от некоторых наивных деталей в развитии событий, и особенно от слишком мелодраматического и малоправдоподобного конца, который к тому же нелогичен, так как Андерсен словно забывает, что Антонио собирался стать писателем, и делает венцом его счастья очаровательную невесту и поместье на юге Италии. Можно только возразить (как и делали критики того времени), что главный герой обладает скорее германским, чем итальянским складом ума. Зато во всех остальных отношениях герой автору удался. Это бедный мальчик, который попадает в новое окружение и вынужден со своим комплексом неуверенности в себе жить в новой и благородной среде. Он принимает благодеяния, и его угнетает мысль, что он не дает ничего взамен. Кроме того, он страдает врожденным нервным страхом перед окружающим миром, отсутствием мужской твердости, которое не позволяет ему верить в свои неоспоримые поэтические дарования и утвердиться над другими, товарищами и благодетелями. Пусть он сколько угодно говорит сам себе: «Я хочу быть сильным! У меня есть воля!»— но читатель этому не верит, и сам Антонио тоже, потому что быть сильным он не может, он слабый и неуверенный и не в состоянии быть иным. Слабость, в частности, проявляется в отношении к прекрасному полу, и здесь он выступает совершенно комической фигурой. Он стремится любить, но боится любви. Он не позволяет себе соблазниться женской красотой, его страшит физическая привлекательность. Прекрасную, чувственную неаполитанку Санту он называет дочерью Греха (но все же как она хороша!) и в панике бежит, когда она пытается совратить его. С другими формами любви он тоже не осмеливается иметь дела. Раз за разом он отрицает для себя и в глазах других свою очевидную влюбленность или хладнокровно переистолковывает ее как братскую любовь и выдумывает любые причины, чтобы покинуть предмет своей страсти. Сюда добавляется опасная болезнь, и лишь потом он несколько неожиданно попадает в объятия своей невесты. Закомплексованный пуританин во весь рост — откровенный портрет самого писателя.

Из второстепенных персонажей наименее удались молодые женщины. В них мало жизни. Это мимолетные образы — за исключением греховной Санты. Зато другие образы! Какая свежесть и правдивость! Какая сила реплик! Читатель холодеет всем телом при жгуче-горьком описании доброжелательных Боргезе, благодетелей Антонио, которые так любят своего юного питомца и делают для него все, что в их силах, но в то же время не забывают иногда напоминать ему о благодарности, уместной с его стороны, — милые люди, которые не могут понять, что бедный мальчик обладает незаурядным талантом, и отказываются верить, будто его успех — это более чем случайная удача, а его радость по этому поводу — более чем несвоевременное тщеславие. Столь же типичны характеристики других персонажей, например его друга Бернардо, циничного жуира, который напрасно пытается пробить нравственную заторможенность несчастного Антонио; или ворчливого литератора Хаббаса Дада, его учителя в иезуитском колледже — Мольбека и Мейслинга в одном лице; или профессора Маретти в Неаполе, ученого педанта, который не может не цитировать Плиния, наблюдая живописное извержение Везувия. Пленительна также обширная и пестрая галерея образов людей из народа; после прочтения романа особенно запоминается мудрая Доменика, приемная мать Антонио из бедной хижины в Кампанье, и грубые разбойники в горах, которые поначалу кажутся театральными персонажами; но «Импровизатора» не следует читать слишком быстро; читая внимательнее, поражаешься силе и подлинности каждой фразы. В характеристиках образов Андерсену ни разу не удалось подняться выше, чем в этом первом произведении, принесшем ему славу.

Но может быть, самая главная заслуга книги совсем в другом — в ярком описании итальянской природы и народной жизни. Повествование сияет итальянским солнцем и итальянскими красками, после прочтения романа остается чувство, будто ты сам побывал в этой земле обетованной, испытал жару пустынной и высохшей Кампаньи, впитал солнце оживленных улиц Неаполя, проплыл по могильно-тихой Венеции, проехал верхом в слабом, занимающемся свете утренней зари через Альбанские горы и принял участие в празднике цветов в Чинзано или карнавале на улице Корсо в Риме. Если, наконец, в передаче импровизаций Антонио видеть Андерсена как зрелого лирического писателя, можно только удивляться, что эта книга написана вскоре после сырой и бесцветной «Агнеты». Столь же поразительно, как писатель сумел перенести в Италию самого себя и собственные проблемы: борьбу за признание и трудные отношения с друзьями и благодетелями. Его разнообразные переживания в Копенгагене непринужденно влились в итальянскую среду. Впервые Андерсену удалось подняться над личными горестями и создать из них самостоятельное литературное произведение.

* * *

Следующий роман, «О.Т.», далеко не так совершенен, как первый. Андерсен написал его за полгода, и он был задуман как картина Дании 1830-х годов; в него также вошли замечательные описания природы и людей в различных частях родины писателя. Но как роман современные читатели едва ли оценили бы его. Главный герой — молодой талантливый студент Отто Тоструп, родом из скромной семьи в Западной Ютландии, который через своих друзей попадает в дома зажиточных буржуа в Копенгагене, а затем в усадьбы Фюна. Но это не приносит ему счастья, он мрачен, замкнут, отягощен неприятными воспоминаниями и темными предчувствиями — герой как раз в духе 1830-х годов. Постепенно объясняется, что буквы О.Т., вытатуированные у него на плече, означают не только его инициалы, но еще и «Оденсейская тюрьма». Именно там он родился и провел раннее детство. Освободиться от плебейского происхождения и обеспечить себе почетное место в среде буржуазии или аристократии составляет проблему его жизни. Несколько подозрительных личностей, с которыми он был знаком в детстве в тюрьме, а затем постоянно сталкивается, напоминают ему о его прошлом. Но под конец ему удается свести с ними счеты: они гибнут самым подобающим образом — попав в кораблекрушение, а он освобождается от напоминаний о своем происхождении и благополучно обручается с наследницей одной из усадеб, сестрой своего ближайшего друга барона Вильхельма.


Уже одна эта романтическая история покажется современному читателю трудной для живого изображения, но хуже то, что композиция производит впечатление дилетантской и неуклюжей, а повествование то и дело прерывается и тормозится разнообразными литературными рассуждениями, вставными описаниями путешествий и прочими случайными грузами, бездумно привнесенными в сюжет. Мнение самого Андерсена, что достоинство книги заключалось в психологической глубине, только лишний раз ярко доказывает, как плохо писатель умел оценивать свои произведения, потому что, за исключением очень удачных портретов второстепенных персонажей, особенно людей из народа, изображение персонажей задумано крайне поверхностно и выражено банально. Читатель не может отделаться от мысли, что автор слишком торопился скорее закончить книгу.

* * *

Действие третьего романа, который появился в 1837 году, происходит сначала тоже в Дании, потом за границей — в Европе. В нем два главных героя, но, вероятно, сострадание автора к первому заставило его дать роману обманчивое название «Только скрипач». В действительности два персонажа занимают в сюжете одинаково важное место. Кристиан, мальчик из Свенборга, похож на Антонио в «Импровизаторе», в данном случае у него талант к игре на скрипке. Не имея средств развивать свои музыкальные способности, он вынужден наняться юнгой на судно и плывет в Копенгаген, жизнь которого открывается ему и своей парадной стороной, и особенно с изнанки; возвращается на Фюн, где в Оденсе наконец по-настоящему учится своему искусству. Но из него ничего не получается, и он становится сельским музыкантом. Читатель этим не удивлен; на протяжении всей истории Кристиан производит впечатление печального меланхолика, бесхребетного бедняги, слабого и робеющего перед реальностью жизни, но полного мечтаний стать великим и потрясти аристократический мир, куда ему так хотелось бы попасть. В середине книги его вытесняет еврейская девочка Наоми, его подруга детства, и становится главным персонажем. Она во всех отношениях его противоположность: самостоятельная и веселая, с жаждой приключений в крови, буйная девушка, которая хочет осушить бокал жизни и заплатить по счету — настолько же сильная, насколько он слаб, экспансивная космополитка, в то время как он осторожный домосед. Она влюбляется в красивого, демонического молодого наездника байроновского типа и следует за ним по всему свету в качестве его любовницы, он обращается с ней вероломно и жестоко, она с горечью и разочарованием бежит от него и после многих превратностей судьбы оказывается в Париже, где выходит замуж за легкомысленного французского маркиза и живет не особенно счастливо. Таким образом, жизнь обоих главных героев складывается печально, что особенно резко подчеркивает финал книги: гений Кристиан умирает в нищете в безвестности, светская дама Наоми, стиснув зубы, продолжает играть комедию жизни.

Один из главных недостатков романа — наивная философия гения: чтобы не погибнуть, ему нужны хвала и поощрение, «Гений — это яйцо, которое нуждается в тепле, в оплодотворении удачей, иначе из него ничего не выводится», — сказано у писателя. Именно против этого сентиментального взгляда направил свои философские выстрелы Серен Кьеркегор в длинном трактате «Из записок еще живущего человека». Он утверждал, что гений, если это действительно гений, всегда пробьет себе дорогу, а герой г-на Андерсена просто «плакса, о котором нас уверяют, что он гений». Кьеркегор не был музыкантом, а то бы он еще отметил странный факт, что нигде не рассказывается, как одаренный Кристиан работал над гаммами и трудной техникой, которая необходима настоящему скрипачу; мы только слышим, что играл он чудесно. Андерсен тоже не был музыкантом-исполнителем.

Эти недостатки в сочетании с дурной привычкой писателя заполнять действие собственными впечатлениями от путешествий и замечаниями общего характера сыграли свою роль в том, что потомки не всегда ценили книгу по заслугам. А она полна достоинств. Описание детства Кристиана относится к лучшему из того, что написал Андерсен. Портреты скромных и бедных людей пленяют своей искренностью и правдивостью, язык несравненно точен и чист, описания природы и даже жизненных ситуаций полны скрытой поэзии. Какие картины южнофюнских пейзажей! Какая сила патетических сцен: пожар в соседском доме, рынок во Фрёрупе, неприятный июльский вечер у полоумного норвежского крестного или его завуалированный рассказ о собственной жизни. Роман отличается точностью сатирических зарисовок копенгагенских буржуа и нежностью трагически-наивной картины нравов Хольменгаде, увиденной глазами неопытного провинциального мальчика. Вторая половина книги также полна замечательными фигурами и эпизодами. Несмотря на мелодраматический оттенок, образ Наоми убедительно правдоподобен, особенно удачен в комической и одновременно патетической сцене, где она вынуждает свою бабушку, старую ипохондричную графиню, рассказать всю правду о происхождении внучки. В конце книги старая дама вновь возникает в типично андерсеновской фразе: «В Дании, в графской усадьбе, сидела в окружении пузырьков и пилюль старая графиня, все еще умирающая, как и двенадцать лет назад. „Вот ведь живучая! — говорили люди. — Даже лекарства не могут отправить ее на тот свет!“»

* * *

Три юношеских романа представляют собой интересные документы своего времени, в которых показаны условия жизни простых людей и отношения между народом и правящими классами в первой половине XIX века. Какое бы уважение и взаимопонимание ни царило иногда между крестьянами и помещиками или прислугой и господами, между этими двумя группами населения существовала глубокая пропасть. Преодолеть ее удалось немногим. Для Андерсена это была проблема, о которой он непременно должен был писать. Во всех трех романах речь идет как раз о мальчике из народа, который благодаря своему таланту возвышается в обществе или стремится к этому. Современный читатель с неприятным чувством отметит, как в двухпервых книгах главные герои всеми силами стараются отмежеваться от своего простого происхождения. Антонио избегает навещать бедных и верных приемных родителей в Кампанье и довольствуется тем, что мимоходом кидает скудо своему несчастному нищему дяде на лестнице площади Испании. Отто Тострупу отвратительны друзья детства из тюрьмы (среди них, возможно, его сестра!), он надеется на их смерть — благочестивое желание, которое наконец исполняется. Кристиану не везет, и он только лижет пыль под ногами аристократов — на это со всей резкостью обратил внимание еще Кьеркегор. Все трое желают забыть о своем происхождении и выбиться в среду буржуазии и аристократии. Очевидно, у писателя было крайне мучительное двойственное отношение к окружению своего детства: он понимал этих людей и любил их, но в то же время хотел повернуться к ним спиной; тщеславие гнало его завоевывать позиции в благородном мире Европы и тем самым создавать себе желанную мировую славу.


* * *

Когда в 1847–1848 годах Андерсен писал свой четвертый роман, «Две баронессы», он уже давно был европейской знаменитостью. Может быть, поэтому социальные проблемы здесь отступают на задний план, но два мира — простого народа и господствующих классов — остаются постоянным фоном действия. Главная героиня — найденыш Элизабет, которая родилась темным и ненастным грозовым вечером на заброшенной и пустой усадьбе восточного Фюна, как раз когда двое молодых студентов-баронов зашли туда укрыться от дождя. Мать, несчастная нищенка-бродяга, умирает от родов, и ребенок временно попадает к бабушке одного из баронов, ворчливой и своеобразной даме, которая владеет поместьем неподалеку. Здесь малютка проводит свои первые годы, потом ее берет к себе молодой священник на Халлигернах, фризских островах у западного берега южной Ютландии; в четырнадцать лет она идет одна пешком в Копенгаген, чтобы просить короля о помиловании друга детства, ложно обвиненного в убийстве, затем живет и в мелкобуржуазной, и в благородной среде Копенгагена (ее скоро принимает к себе состоятельная семья) и снова оказывается у старой фюнской баронессы, где, конечно, обручается с ее внуком и выходит за него замуж.

Многие считают «Две баронессы» лучшим романом Андерсена; во всяком случае, это его наиболее содержательный и разнообразный роман. Трогательный романтический сюжет хорошо скомпонован и увлекателен; в нем, как всегда, есть отличные описания среды: усадебная жизнь Фюна, примитивное существование на фризских островах, мелкобуржуазные копенгагенские дома с честными и нечестными, мелочными и великодушными людьми. С другой стороны, далеко не все персонажи удачны. Молодые бароны и баронессы — безвкусные бумажные куклы, а Элизабет интересна, лишь поскольку вокруг нее развиваются события. Гораздо больше захватывают персонажи другого рода, особенно два женских образа. Один — это молодая девушка из Копенгагена, которая незадолго до своей преждевременной смерти обручается со священником на Халлигернах. Ее портрет полон волшебства юности и свежести, и те немногие страницы, где она появляется, искрятся непосредственной, веселой жизнью. Второй — это чудаковатая фюнская баронесса, грубая и несентиментальная, беспощадная в своих мнениях, полная ворчливых капризов и прихотей и при всем том обладающая теплым пониманием и сочувствием к слабым мира сего. Мы узнаем также ее историю: она дочь несчастного арендатора, в раннем детстве видела, как отца сажали на кол, сама однажды получила кнута от помещика, но, когда она выросла, ее полюбил сын хозяина и после смерти жестокого старика сделал хозяйкой усадьбы. Оставшись вдовой, она строго управляет усадьбой, но не забывает своего происхождения. В маленькой комнатке она прячет кол и портрет ненавистного свекра и каждый год в определенный день она идет туда и в полном одиночестве совершает жуткий ритуал: плюет на портрет и вспоминает унижения своего детства. Когда умер Фредерик VI, а сама она состарилась, она прибирает в комнате и говорит своей светской приятельнице: «Я чувствовала жжение от удара кнутом на виске, и не моя вина, если я не сошла с ума. Нужно быть христианами; я и хотела бы, но мы на это не годимся, фру Кроне! Одной воли недостаточно. Теперь эта эпоха позади — король Фредерик лежит в могиле, а я наверняка праздную свой последний день рождения и не хочу сводить с ним счеты за гробом, лучше сравняться и простить!» И она сжигает портрет и остатки орудия пытки.

Этот женский образ стоит всей книги. Но в ней легко замечаются обычные слабости романов Андерсена. Читателя преследуют лекции на разнообразные темы, которые часто совершенно не к месту вкладываются в уста героев, а также репортажи об интересных событиях и знаменитых местах. Например, попав в Копенгаген, Элизабет непременно должна пойти в театр, ей нужно все услышать, присутствовать на церемониях в связи со смертью и похоронами Фредерика VI и даже посетить Торвальдсена в его мастерской. Но подобные не относящиеся к делу эпизоды здесь не так многочисленны, как в других романах Андерсена.

Есть ли в «Двух баронессах» определенная идея? Может быть, та, что бог все приводит к лучшему, даже для ребенка бедной нищенки? В таком случае идею трудно уловить. То, что могло бы стать основной мыслью, тонет среди людей и событий, и книга скорее производит впечатление большого, разнообразного и красочного полотна природы и людей.

* * *

Напротив, в романе «Быть или не быть», написанном в 1857 году, идея есть. Как считали многие читатели, идей даже слишком много. В определенный момент они берут верх и превращают роман в философский диспут. Андерсена давно уже занимал вопрос о вере в бога и о бессмертии. Как раз в 1855–1856 годах он прочел еще несколько книг о новом материализме и слушал в Копенгагене лекции на ту же тему. Они так сильно захватили его, что он решил сформулировать и разрешить эту проблему в романе. Его потрясло материалистическое восприятие мира, которое превращало всю жизнь в огромный механизм, где и бог и бессмертие становились невозможными или в лучшем случае избыточными понятиями. Постановку проблемы: религия или наука — он признать не мог. Он считал, что наука должна как раз толковать божественное откровение. «Я хочу мира и согласия между природой и Библией!» — писал он Хенриэтте Вульф. В результате появился роман, который мог бы стать лучшим, если бы не пространные дискуссии.

Действие начинается в Копенгагене около 1830 года, и первые главы представляют собой настоящий шедевр описания среды: копенгагенская Круглая башня с хранителем обсерватории и его семьей, которые живут там на самом верху, детство маленького Нильса высоко над крышами домов и внизу, на Кёбмагергаде; знакомство у входа в башню с пирожницей, о которой он с содроганием узнает, что она продала свой скелет лекарю и тем самым обрекла себя Дьяволу, или, вернее, Смерти; дружба со студентами из университетского общежития, для которых он служит мальчиком на побегушках; печальная трагедия повседневности, когда умирает больная мать, а отец вскоре после этого погибает в уличном происшествии. Это увертюра, а вслед за ней разворачивается сюжет. Пожилой священник из района Химмельбьергета, приехавший в гости к одному из студентов, берет на себя заботу о сироте Нильсе, мальчик попадает в Ютландию и получает воспитание в семье честного священника, в доме, где на всем лежит печать старомодной богобоязненности. Нильс хороший мальчик, а порядочная жена священника охотнее взяла бы более нравственно развращенного приемыша, «которого она могла бы вести к добру, наставлять и воспитывать, имея радость на земле и вознаграждение на небесах». Ее мужа не сделали пробстом — для нее это ясный признак, что в мире нет справедливости, и она лелеет небесную мечту о скором Судном дне — она охотно увидела бы некоторых своих знакомых в геенне огненной, если не навечно, то хотя бы на некоторое время.


Мальчик вырастает среди чудной ютландской природы с ее вересковыми зарослями, лесами, сверкающими озерами и горой Химмельбьергет на заднем плане, он знакомится со славными бедняками и удивительными цыганами. Идет время, умный мальчик много читает, учится у священника и наконец едет в Копенгаген сдавать экзамен на аттестат зрелости и изучать богословие. «Не забывай „Отче наш“, это молитва и путеводная нить всей нашей жизни», — говорит на прощание священник.

Но во время учебы Нильс знакомится с точными науками и с идеями материализма и все дальше и дальше уходит от своей детской веры. Приехав в родной дом, в усадьбу священника, он вступает в спор с приемным отцом — это великолепная сцена: вспыльчивый и упрямый юный Монтень против честного человека старой веры, который не хочет, чтобы сын пошел на поводу у новомодного безверия. Нильс возвращается в Копенгаген и, бросив богословие, начинает заниматься медициной.

До этой точки сюжета Андерсен показывает себя с самой лучшей стороны: хорошо построенное повествование, яркие и оригинальные типажи. Но дальше писатель теряет нить рассказа. Начиная с этого места, он то и дело прерывает себя рассуждениями и дискуссиями о материалистических идеях и в то же время не может не упрекать собственного героя в высокомерии и заблуждениях. В виде партнера для споров вводится новый персонаж — еврейская девушка Эстер. Она противоположность Нильсу, но в остальном бесцветная и скучная фигура. Постепенно столь же скучным становится и Нильс. В их длинных разговорах (куда вдруг неожиданно вплетается длинный и совершенно ненужный пересказ второй части «Фауста» Гёте) каждый из них только является рупором собственного мировоззрения. Она религиозна, а он отстаивает материализм. Но вот Нильс — полевой врач. Он принимает участие в войне 1848 года, его ранят, но в последний момент спасают от неминуемой смерти на поле боя и тем самым учат верить в бога. Но несмотря на длинные споры с Эстер, он не верит в личное бессмертие. Эту веру он обретает, только когда Эстер, которую он любит, уносит эпидемия холеры 1853 года. Тоска по ней, ощущение ее присутствия в его воспоминаниях в конце концов приводят его к идее вечной жизни. Теперь он увидел настоящее место науки: она дает людям познать законы природы, которые суть божьи мысли; «но законы любви в мире Духа недоступны науке. На земле мы в состоянии постичь, что есть земля; только в мире высшего духа мы обретаем надежду и веру».

Далеко не всех читателей убедил легкомысленный рассказ об обращении главного героя. Действительно, при ближайшем рассмотрении кажется, будто свою веру в бессмертие он получил в подарок от писателя, который на протяжении всего романа не раз давал почувствовать, что результат предопределен заранее. Многие критики того времени рассматривали книгу как неудачу; английский рецензент счел неразрешимой задачу доказать в романе бессмертие души. Безусловно, так оно и есть. Доказательство не годится. Но здесь происходит то же, что и в «О.Т.» и «Только скрипач»: хотя целое не удалось, остаются отдельные части.

* * *

И наконец, «Счастливчик Пер», прелестный маленький роман или повесть, которую Андерсен написал в возрасте шестидесяти пяти лет. Тема та же, вокруг которой постоянно вращалось его творчество: собственная карьера. Главный герой — уже в который раз — бедный мальчик, который с помощью своего таланта добивается высокого положения в обществе. Пер родился в Копенгагене на чердаке, вырос в очень тяжелых условиях, окруженный большой любовью матери и бабушки (отец погиб на войне), и еще мальчиком попал в балетную школу театра, где учитель пения обнаружил у него талант певца. Когда начинает ломаться голос, неизвестный благодетель заботится о том, чтобы он получил хорошее школьное образование в провинции, в доме доктора Габриэля (особенно симпатичный вариант Мейслинга). Голос Пера возвращается и становится еще лучше, учитель пения принимает его в свой дом и делает из него певца, он с большим успехом дебютирует. Но его талант скрывает нечто большее. Подобно Рихарду Вагнеру, он поэт и композитор, и при этом замечательный певец — безусловно, редкое сочетание. Он пишет оперу об Аладдине. «Написать текст, сочинить к нему музыку, а потом самому спеть — это гений в три яруса», — говорит о нем народ. Оперу ставят на сцене, и он сам выступает в главной роли. Премьера оказывается неслыханным триумфом. Он победил в трех видах искусства одновременно. И тогда среди ликований он прямо на глазах у зрителей неожиданно падает, пораженный сердечным приступом. Он умирает на вершине славы — «счастливейший из миллионов!»

Ход событий известен из собственной жизни писателя и из других его романов, только здесь невероятно упрощен. Тон более мягкий, более примирительный, более веселый. Главному герою постоянно везет и в малом, и в большом, при этом его избавляют от горьких переживаний, которые неизбежно принесло бы ему продолжение жизни. Люди, с которыми он встречается, почти все добры к нему. Его покровитель (учитель пения) не требует и не ждет от него благодарности, как, например, семейство Боргезе в «Импровизаторе», аристократам лишь изредка выпадает случай проявить высокомерие, представители буржуазии не злы в своей ограниченности, а только забавны. Следует признать, что характеристики героев не особенно глубоки и не особенно детальны. О Счастливчике Пере мы только узнаем, что он обладает огромным талантом, что он добрый человек и (как и все главные герои у Андерсена) слишком честен, чтобы утвердить себя; его богатый друг Феликс немного более индивидуализирован, мать и бабушка описаны ярко и правдиво. Но своим удивительным обаянием книга обязана невероятно удачным второстепенным героям. Очень редко Андерсен проявлял столь богатую юмором изобретательность. Из множества примеров можно назвать иомфру Франсен, бывшую балерину, которая так говорит о своей молодости в театре: «Хорошая фигура и высокая нравственность! Это был период моего блеска». Или старый пробст, разговоры которого сплошь состояли из анекдотов; «он мог развлекаться с любым человеком, но никто еще ни разу не вел с ним беседы». Или аптекарь, который на любительской сцене маленького городка должен сыграть роль своего собрата по профессии в «Ромео и Джульетте», и о нем говорится: «Аптекарь тут же начал учить роль, особо обращая внимание на грим; он хотел выглядеть совершенным скелетом, олицетворением нищеты и бедствий, и в то же время бравым человеком — нелегкое задание».


Однако в книге есть и проблески серьезного. В последние годы жизни мысли писателя все больше и больше обращались к социальным вопросам: почему одни должны жить на чердаке и быть бедными, а другие (как друг Феликс) появляются на свет в комнатах первого этажа и даром получают все жизненные блага? Но проблема быстро сходит на нет. Ведь Перу везет. Автор, с которым произошло то же самое, мог с чувством юмора и превосходства оглядываться на неприятности собственной жизни и еще раз сам для себя подтвердить свой жизненный опыт: несчастья приводят к счастью, невзгоды только являются началом заключительных удач.

* * *

В наше время романы Андерсена не пользуются таким интересом и уважением, как сказки, и на то есть веские причины. Собственно говоря, форма романа была не для него. Его сила заключалась в точном описании ситуации, комической или трогательной, в меткой реплике, которая мимолетно показывает типаж, а кроме того, в картинах природы и обстановки, в передаче настроения в пейзаже, в комнате или на улице. Все это замечательно, но не достаточно для длинного романа. Слабость Андерсена как романиста в том, что у него не было особо глубокого интереса или понимания меняющихся граней индивидуальной духовной жизни. Написать портрет со всеми оттенками было ему не по силам; скорее, он мог создать упрощенный, но наводящий на размышление типаж. Ему также трудно было удержать характер персонажа в течение всех многочисленных и сложных перипетий романа и осветить его в разнообразных ситуациях. Отнюдь не всегда он заботился о том, чтобы сущность и темперамент его персонажей непосредственно выражались в словах и поступках, но часто довольствовался рассказами о них, утверждениями, что они были весьма и весьма оригинальны, интересны, талантливы, благородны и добры, или наоборот.

Но корень зла таился именно в том (как отмечали тогда же критики), что писатель не мог освободиться сам от себя. Он был слишком увлечен тем, что писал. Почти все романы в той или иной мере рассказывают о его собственной судьбе. Он был пленником своих проблем. Поэтому повествование то и дело прерывалось выражением его личного отношения к персонажам или событиям. И поэтому он не мог преодолеть свой интерес к тому, что в данный момент занимало его. Рассуждения общего характера о театре, литературе, музыке и многом другом возникают в самых неожиданных местах, так же как воспоминания о путешествиях, которые без учета требований к сжатости повествования или характера описываемого персонажа появляются там, где есть хоть малейший повод. Только в «Импровизаторе» и «Счастливчике Пере» Андерсену удалось объединить героя и действие романа в некое целое и сдерживать личные идеи и воспоминания. Эти романы можно читать целиком и с удовольствием, другие читаются лишь ради удавшихся деталей.












Андерсен. Сказочник, который не любил детей

Пожалуй, одним из самых известных детских писателей является тот, кто таковым себя не считал никогда. Ганс (Ханс) Христиан (Кристиан) Андерсен был сложным, противоречивым и, несомненно, гениальным человеком. Волшебные миры, полные приключений, отваги, волшебства и доброты он создавал для взрослых, а полюбились они детям, к которым великий сказочник вовсе не испытывал нежных чувств.

«Внебрачный сын короля»

Семейство Андерсен в датском Оденсе считалось, мягко говоря, странноватым: дед будущего писателя был столяром, и бывало, вырезал из дерева странные фигурки сказочных существ. Конечно, простому человеку такое и в голову бы не пришло, поэтому Ганс Христиан твердо верил семейной легенде о благородном происхождении своего деда. Кроме того, его отец, будучи простым сапожником, знал грамоту, в отличие от матери Ганса Христиана, которая была прачкой.

Именно отец будущего сказочника познакомил его с волшебными мирами сказок и легенд: он читал сыну «Сказки 1001 ночи», сам смастерил кукольный театр, и они проводили вместе целые вечера, разыгрывая волшебные представления. Именно тогда у мальчика зародилась любовь к театру, которую он пронесет через всю свою жизнь, и именно с театром будет связывать свое будущее.

Гораздо позднее, в первой автобиографии, Андерсен писал, что является ни больше ни меньше, а внебрачным сыном короля Кристиана VIII. Однако современные исследователи единодушны в своих выводах — семья писателя происходила из низших сословий.

Дом, в котором родился сказочник

После смерти отца в 1816 году, Андерсену приходится работать, чтобы хоть как-то помочь матери сводить концы с концами. Он был учеником портного на ткацкой фабрике, однако работники издевались над нескладным, высоким мальчиком, дразнили его за неуклюжесть и неестественно высокий голос.

Один раз даже со смехом стянули штаны — убедиться, что перед ними все-таки мальчишка. После этого Ганс Христиан окончательно ушел в себя, но, замечтавшись, мог запеть прямо во время работы, чем вызывал новую бурю насмешек.

Не лучше дела обстояли и в школе — мальчик еле-еле справлялся с грамотой, одноклассники травили его, а тот факт, что в школах того времени практиковались телесные наказания учеников, впечатлительного мальчика сломил окончательно. С грехом пополам он окончил школу при местной церкви и в 14 лет решительно заявил матери, что он отправляется в Копенгаген, чтобы стать знаменитым. Мать с легкой душой его отпустила — она была уверена, что ее сын очень скоро вернется с пустыми руками в родной город, но этого так и не случилось.

Копенгаген и взрослая жизнь

В Копенгагене Андерсену улыбается удача — он поступает на службу в Королевский театр. Точнее, его берут туда из жалости, на второстепенные партии в хоре, но после того, как с высоким голосом Андерсена произошли возрастные изменения, ролей ему больше не давали.

Это был еще один удар от реальной жизни. Коллеги посоветовали ему заняться сочинительством пьес. В этом деле не нужны актерские способности, которых у него, Андерсена, нет, но нужно воображение, которым он с лихвой обладает.

На счастье, юношу приметил Йонас Коллин, датский казначей, входивший в «ближний круг» короля Фредерика VI, он ходатайствовал перед королем за молодого сочинителя, и Андерсена, с протекции Коллина, направили на обучение в престижную школу Эльсинора.

Годы обучения снова обернулись кошмаром — мало того, что он был намного младше своих одноклассников, так еще и учителя критиковали его в пух и прах, чего чувствительный и самовлюблённый молодой человек, естественно, терпеть не мог. Как говорил Андерсен позднее, обучение в Эльсиноре часто снилось ему в страшных снах. До конца своей жизни Андерсен писал с ужасными ошибками, родного датского языка он не одолел, да и читал с трудом. Вероятнее всего, он страдал дислексией, которая усугублялась его болезненным отношением к себе.

В 1829 году Андерсен опубликовал свое первое произведение — повесть «Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера» — и проснулся знаменитым.

Сказочник, который всего боится

Молодой автор видел себя серьезным драматургом, чьими произведениями будут восхищаться потомки, чьи пьесы будут ставить на подмостках Королевского театра, откуда его в свое время выгнали, и тогда все узнают и поймут. Но лучше всего Андерсену удавались сказки: вдохновение он черпал из тех немногих счастливых детских воспоминаний, когда они с отцом гуляли по побережью, ставили кукольные спектакли.

© denmarklife.ru

В мире сказок Андерсена каждый имеет душу и богатую жизненную историю: будь то катушка ниток, или птенец лебедя, неожиданно попавший в утиную стаю. Герои Андерсена, как и он сам, отчаянно ищут свое место в жизни, страдают от своей непохожести на других (как тот же Гадкий утенок), но в итоге становятся самими собой. И именно в этих волшебных перерождениях, в победе над обстоятельствами кроется секрет популярности сказок Андерсена.

Почти все его главные герои несколько автобиографичны, они испытывают такие же жизненные трудности, как и автор, но у всех них есть одно качество, которого никогда не было у Андерсена — храбрость. Маленькая Герда не побоялась отправиться в опасный путь ради похищенного Кая, Принцесса уже на эшафоте вяжет последнюю рубашку из крапивы для своего заколдованного брата-лебедя, даже тихоня Дюймовочка храбро улетает от ненавистного крота на ласточке.

Андерсен же боялся всего — микробов, болезней, собак, пожара — поэтому спал с веревкой под подушкой, чтобы в случае чего спуститься из горящей комнаты через окно (интересно, хватило бы на это у него храбрости).

Он боялся завистливых людей (такому великому писателю, как он, несомненно, завидовали, как иначе) и отравлений.

Только не «детский писатель»

Когда его сказки читали почти в каждом доме, дети Копенгагена в благодарность подарили любимому сказочнику «самую большую коробку конфет в мире». Андерсен был разгневан и оскорблен. Всплыли все детские обиды на школьных задир — наверняка эти маленькие проказники желают ему зла, неужели эти глупые дети не знают, что вот уже долгие годы он страдает почти от ежедневной зубной боли? Конечно, они вздумали его отравить. И подарок датских малышей был отправлен племянницам писателя.

Детей Андерсен недолюбливал, даже не любил совсем. Он считал их, прежде всего, разносчиками инфекций, у них же почти всегда немытые руки и лица. Он серьезно обижался, когда его называли «детским писателем». Ведь писал-то он для взрослых. Но всякий раз, когда писатель садился за более большую форму, нежели короткая сказка — его настигал творческий кризис. Все его страхи и сомнения становились сильнее, одна истерика сменяла другую и жизнь становилась невыносимой.

Путешествия и «дружба» с Диккенсом

В 1833 году Андерсен по королевскому гранту отправляется в путешествие по Европе. Путешествия становятся его страстью, увлечением, несмотря на то, что он боялся подхватить в пути какую-нибудь заразу, или того хуже — потерять паспорт. В дороге немного отступала его маниакальная тревожность, и он мог работать.

Всего в путешествиях Андерсен провел 15 лет своей жизни. Он был благосклонно принят в Великобритании, там его сказки были особенно популярны. Однако викторианская мораль была против тех жестокостей, что были в оригиналах историй.

Сказки Андерсена подвергались строгой редакции, ведь детям не пристало читать о страданиях. Сказка должна быть сказкой, с принцами и принцессами.

Кстати говоря, редактировали его сказки и в Советском Союзе — да, герои Андерсена храбры, испытания и отвага — это очень по-советски, но его герои религиозны. Мало кто знает, но Герде в ее скитаниях по ледяной пустыне помогали именно ангелы — в критические моменты она читала молитвы, и ангелы спускались с небес, чтобы помочь девочке. Именно ангелы забрали в Рай, к бабушке, несчастную Девочку со спичками, благодаря молитве многие персонажи, как и сам Андерсен, воспитывавшийся в строй христианской морали, спасались не только сами, но и спасали свои души.

© Рождественская открытка с Г.-Х. Андерсеном. Иллюстратор Клаус Беккер-Ольсен

Андерсену же было не до редакторских проблем. Ведь в Великобритании он познакомился со своим учителем — Чарльзом Диккенсом. Между ними завязалась переписка — по крайней мере, Андерсен был в этом уверен. Диккенс же, как и все англичане, был просто вежлив. Однако от его вежливости не осталось и следа, когда этот странный датчанин вдруг ввалился без приглашения к нему в дом на Рождество. Так их «дружба» и закончилась.

Признанный, но одинокий

Были ли у Андерсена настоящие друзья? Любил ли он кого-нибудь, кроме самого себя? На эти вопросы нет ответов.  Однако он твердо верил в то, что сам себе придумывал и надумывал — начиная со своего «королевского происхождения», заканчивая дружбой с Диккенсом.  Женщин, судя по всему, писатель не знал, а если и заходил в бордель (а такое бывало), то просто ради того, чтобы поговорить, излить душу случайной падшей женщине.

Платонические отношения связывали его со шведской оперной певицей Женни Линд. Андерсен караулил ее у черного входа в театр, писал ей полные нежности письма, она отвечала ему, называя «братцем». Писателю было уже около 40 лет, а взбалмошной красотке не больше 25. Характер у нее, впрочем, как и у Андерсена был скверный: театралы со смехом подсчитывали, сколько концертов Женни провела за сезон, а сколько сорвала.

Вскоре Женни Линд, «шведский соловей», вышла замуж за молодого и даровитого пианиста, но в жизни Андерсена она осталась навсегда, как Снежная Королева, ранившая мальчика Кая в сердце ледяным осколком.

К старости Андерсен был знаменит и популярен, вхож во многие благородные дома, был даже дружен с датской принцессой Дагмар — будущей женой Александра III и матерью последнего русского императора Николая II. Об ее отъезде в Россию в дневнике Андерсена сохранилась запись: «Бедное дитя!» Увы, его слова стали пророческими.

Андерсен обожал вести дневники и фотографироваться. На фотографиях особенно гротескно выделялись все недостатки его внешности — длинный нос, скуластое лицо, непропорциональная фигура. Но он, казалось, этого не замечал и нарочито принимал наиболее изысканные позы.

Был заядлым коллекционером творчества Пушкина: сейчас в его доме-музее хранится несколько рукописных тетрадей великого поэта, бывшие у него в собственности. Несмотря на свою социопатию, Андерсен любил ходить в гости и на приемы — но не ради великосветской беседы, а для того, чтобы поесть — голодное и полное лишений детство никогда не оставляло его.

Однажды ему предложили такой вариант его прижизненного памятника (несомненно, для тщеславного писателя это было знаком грандиозного признания) — он, Андерсен сидит в окружении детей, малыши «облепили» его и внимательно слушают сказки.

Дети? Вокруг него? Слушают сказки? Нет конечно, он же великий драматург. И этот вариант был немедленно забракован.

Андерсен почти не имел дома мебели, он ее боялся. Особые страхи и опасения несла кровать — почему-то писатель был уверен, что она принесет ему погибель. Традиционно скандинавские кровати высокие, забирались на них по лесенке. Будучи уже пожилым человеком, сказочник упал с кровати, и сильно расшибся. Последствия этого несчастного случая лечили три года, и они стали одной из причин его смерти в возрасте 69 лет.

Писатель был похоронен в 1875 году на столичном кладбище Ассистенс.

В 2012 году один из исследователей творчества Андерсена, Эйнар Сиг Аскгор, сотрудник городского музея Оденсе, обнародовал ранее неизвестную сказку «Сальная свечка». Уникальность этого открытия состоит в том, что, по мнению исследователя, это самое раннее произведение писателя — возможно, он написал его еще в школе.

Рассказываем про еще одного знаменитого персонажа из мира литературы для детей: «Только не насилие!» Как Астрид Линдгрен изменила отношение к детям.


— поделитесь с друзьями!


Читать дальше

Ганс Кристиан Андерсен — Фильмы, истории и факты

Ганс Христиан Андерсен был датским писателем, наиболее известным благодаря написанию детских рассказов, включая «Русалочку» и «Гадкий утенок».

Кем был Ганс Христиан Андерсен?

Ганс Христиан Андерсен получил всемирную известность благодаря написанию новаторских и влиятельных сказок. Многие из его рассказов, в том числе «Гадкий утенок» и «Принцесса на горошине», остаются классикой жанра.

Ранняя жизнь

Андерсен родился 2 апреля 1805 года в Оденсе, Дания.Ганс Андерсен-старший умер в 1816 году, оставив сына и жену Анну Мари. В то время как семья Андерсена была небогатой, молодой Андерсен получил образование в школах-интернатах для привилегированных. Обстоятельства образования Андерсена породили предположения, что он был незаконным членом датской королевской семьи. Эти слухи так и не подтвердились.

В 1819 году Андерсен поехал в Копенгаген, чтобы работать актером. Через короткое время он вернулся в школу, которого поддерживал покровитель по имени Джонас Коллин.В этот период он начал писать по настоянию Коллина, но его учителя отговаривали его продолжать.

Писательская карьера

Работа Андерсена впервые получила признание в 1829 году, когда был опубликован рассказ под названием «Путешествие пешком от канала Холмена до восточной точки Амагера». После этого он опубликовал пьесу, сборник стихов и путеводитель. Многообещающий молодой автор выиграл грант от короля, который позволил ему путешествовать по Европе и развивать свои произведения.Роман, основанный на его пребывании в Италии, The Improvisatore , был опубликован в 1835 году. В том же году Андерсен начал сочинять сказки.

Несмотря на его успехи как писателя до этого момента, Андерсен изначально не привлекал внимания своими произведениями для детей. Его следующие романы, O.T. и Только Fiddler остались критическими фаворитами. В течение следующих десятилетий он продолжал писать как для детей, так и для взрослых, сочиняя несколько автобиографий, рассказов о путешествиях и стихов, превозносящих достоинства скандинавского народа.Между тем критики и потребители упустили из виду тома, в том числе ставшие уже классикой рассказы Русалочка и Новая одежда императора .

В 1845 году английские переводы сказок и рассказов Андерсена начали привлекать внимание иностранной аудитории. Андерсен подружился с известным британским писателем Чарльзом Диккенсом, которого он посетил в Англии в 1847 году и снова через десять лет. Его рассказы стали классикой на английском языке и оказали сильное влияние на последующих британских детских авторов, в том числе А.А. Милн и Беатрикс Поттер. Со временем скандинавская публика открыла для себя рассказы Андерсена, как и зрители в Соединенных Штатах, Азии и по всему миру. В 2006 году в Шанхае открылся парк развлечений, основанный на его творчестве. Его рассказы были адаптированы для сцены и экрана, включая популярную анимационную версию «Русалочки ».

Смерть

Андерсен получил серьезную травму в 1872 году, упав с кровати в своем доме в Копенгагене. В том же году вышла его последняя публикация — сборник рассказов.

Примерно в это же время у него начали проявляться признаки рака печени, который унес его жизнь. Правительство Дании начало отмечать жизнь и деятельность Андерсена перед его смертью. Планировалось установить памятник автору, которому правительство выплатило стипендию «национальное достояние». Андерсен умер 4 августа 1875 года в Копенгагене.

Личная жизнь

Хотя он много раз влюблялся, Андерсен так и не женился. Он направил свою безответную привязанность как на мужчин, так и на женщин, в том числе на знаменитую певицу Дженни Линд и датского танцора Харальда Шарффа.Личная жизнь Андерсена стимулировала академический анализ возможных гомоэротических тем в его работах.

Фильм

Жизнь и истории Андерсена были показаны на большом экране в мюзикле « Ганс Христиан Андерсен » 1952 года, в котором Дэнни Кэй играл Андерсена.

Ганс Христиан Андерсен: отец современной сказки

Терри Виндлинг

Принято считать, что все сказки — это сказки из народной традиции, с незапамятных времен передаваемые сказочниками из поколения в поколение.Хотя это правда, что большинство сказок уходит корнями в устный фольклор, в большей или меньшей степени многие из самых известных историй на самом деле пришли к нам из литературных источников. В предыдущем посте мы рассмотрели литературные сказки Италии 16 века (написанные Страпаролой и Базилем) и салонные сказки Франции 17 и 18 веков (мадам Д’Ольнуа, Шарль Перро и др.). Здесь мы обращаемся к Дании XIX века, где Ганс Христиан Андерсен (1805-1875) сочинил одни из самых любимых сказок всех времен: Русалочка, Дикие лебеди, Принцесса на горошине, Новая книга императора. Одежда, «Соловей», «Трутовик», «Гадкий утенок», «Стойкий оловянный солдатик», «Красные башмаки», «Елка», «Снежная королева » (его шедевр) и многие другие.(1)

Собственная жизнь Ганса Христиана Андерсена напоминала сказку: он родился в семье бедного сапожника и умер богатым и знаменитым человеком, известным во всем мире, близким из королей и королев. Хотя сегодня Андерсен известен в первую очередь как писатель рассказов для детей, при жизни он также прославился своими другими литературными произведениями, включая шесть романов, пять путевых журналов, три мемуара и многочисленные стихи и пьесы. Современный образ Андерсена (изображенный в сладком фильме 1952 года « Ганс Христиан Андерсен » с Дэнни Каем в главной роли) — это простой, невинный, детский прядильщик сказок, персонаж одной из его собственных историй. Письма и дневники Андерсена и его современников рисуют картину совсем другого человека: остроумного, амбициозного писателя с тяжелым прошлым, любовью к высшему свету и измученной душой. Точно так же сказки Андерсена, когда их читают на датском оригинале (или в хороших, полных переводах), намного сложнее и многослойнее, чем простые детские басни, которыми они стали во слишком многих переведенных изданиях, пересказах и адаптациях для СМИ. . Писатель не был невинным наивным пересказом фантазий, которые шептали феи; он был серьезным художником, искусным литературным мастером, проницательным наблюдателем человеческой натуры и общественной жизни Дании XIX века.

Чтение прозы Андерсена после взросления с сокращенными и измененными версиями его рассказов может быть удивительным опытом — во многом как чтение хитрой, подрывной работы Дж. М. Барри Peter Pan в оригинале. И Андерсен, и Барри писали детские рассказы, в которые они тщательно, умело встроили комедию, социальную критику, сатиру и философию, нацеленные на взрослых читателей. Андерсен стал пионером этого стиля, и такие писатели, как Барри, в долгу перед ним, как и многие современные детские писатели, в том числе Джейн Йолен, Роальд Даль, Дайана Винн Джонс, Филип Пуллман и Дж.К. Роулинг — произведения которой полюбились взрослым читателям. «Я хватаюсь за идею для взрослых, — объяснил Андерсен, — а затем рассказываю историю малышам, всегда помня, что отец и мать часто слушают, и вы также должны дать им что-то для их разума». Его сказки можно читать просто как волшебные приключения, но для взыскательного читателя они содержат гораздо больше, ощетинившись персонажами, взятыми из собственной жизни Андерсена и из множества миров, через которые он прошел на своем замечательном жизненном пути.

Подобно Гадкому утенку, родившемуся в скромном утином дворике, которому суждено было стать лебедем, Андерсен родился в семье бедного сапожника в городе Оденсе, где семья делила одну комнату и жила впроголодь. существование. Еда была всегда, но никогда не хватало; книги на полке, а денег на гимназию нет. Вместо этого Андерсена отправили в школу для бедных, где он должен был научиться ремеслу.

Высокий и неуклюжий, плохо ладящий с другими детьми, мальчик проводил время за чтением, сновидениями, шитьем из обрезков костюмов для своего кукольного театра и бродил в дверях городского театра, когда в город приезжали странствующие игроки.Оденсе в то время был провинциальным городом, уходящим корнями в сельское прошлое, с живыми традициями датского фольклора и красочными народными представлениями. В книге « Правдивая история моей жизни » Андерсен рассказывает, как в юности он узнал датские народные сказки от старушек в прядильной комнате психиатрической больницы, где работала его бабушка. «Они считали меня чудесным умным ребенком, — вспоминает он, — слишком умным, чтобы жить долго, и вознаградили мое красноречие, рассказав мне сказки, и передо мной возник мир, столь же богатый, как мир Тысячи и одной ночи .«Арабские сказки года« Тысяча и одна ночь »также зажгли воображение мальчика, поскольку это была одна из немногих драгоценных книг, принадлежащих отцу Андерсена.

Андерсен начал писать в раннем возрасте (необычное занятие для мальчика его класса), но его истинным желанием было выйти на сцену в качестве актера, танцора или певца. Он запоминал сцены из пьес и стихов и любил декламировать их всем, кто слушал; он также обладал прекрасным певческим голосом (он был известен как Соловей Оденсе), и этот талант, в частности, начал открывать двери для него.Мальчика приглашали петь на званых обедах в домах богатых людей, где его не по годам развитость в сочетании с потрепанной внешностью вызывала не только восхищение, но и восхищение. Это был первый вкус Андерсена к высшему обществу (как его называли в те дни жесткого классового разделения), вкус, который он никогда не терял, когда впоследствии поднялся в высшие круги Дании.

Когда Андерсену было 11 лет, его отец умер, оставив семью более бедной, чем когда-либо, и мальчика отправили на заводские работы, на которых он проработал всего несколько дней.В 1819 году, в возрасте 14 лет, он покинул дом и Оденсе в целом, отправившись один в Копенгаген, чтобы заработать себе славу и состояние. Решив присоединиться к Королевскому театру, он представился директору театра, который прямо посоветовал необразованной молодежи пойти домой и изучить ремесло. Неустрашимый мальчик разыскал известного критика, а затем прима-балерину города, обе прогнали неряшливого мальчишку и сказали ему идти домой. Отчаявшись, у него заканчивались деньги, Андерсен приставал ко всем светилам, о которых только мог подумать, пока не оказался на пороге Джузеппе Сибони, директора Королевской хоровой школы.Кристоф Вейз, опытный композитор, в тот день ужинал с Сибони. Он сам восстал из бедности и сжалился над мальчиком. Вейсе быстро собрал сумму денег, которая позволила Андерсену снять дешевую комнату и учиться у Сибони и других людей, связанных с Королевским театром.

Так начался новый период в жизни Андерсена. Днем он учился и слонялся в театре, общаясь с некоторыми из самых известных мужчин и женщин Золотого века Дании; по ночам он жил в жалкой комнатушке в одном из самых убогих районов города, часто оставаясь без еды и тратя те небольшие деньги, которые у него были, на книги. Как и в Оденсе, мальчика призывали петь и декламировать на известных званых обедах — и снова хозяева часто улыбались за его собственный счет. Помощь, которую он получал в течение следующих трех лет, была спорадической и ненадежной, ее никогда не было достаточно, чтобы сдержать голод, оказываемая со смесью щедрости и снисходительности, оставившей неизгладимый след в психике Андерсена. (Он использовал этот опыт много лет спустя, создавая такие сказки, как Русалочка , в которых героиня подчиняется потерям и боли, чтобы перейти в другой мир — только чтобы обнаружить, что она никогда не будет полностью принята, любима , или понял.)

И все же, несмотря на перенесенные им невзгоды и унижения, молодой Андерсен был взволнован тем, что встал на путь театральной карьеры … по крайней мере, он так думал. Он разучивал сцены из известных пьес, пробовал свои силы в написании трагедии и начал заниматься танцами в балетной школе Королевского театра. Но к 17 годам его голос изменился; его неуклюжее телосложение оказалось неподходящим для балета. Его отчислили из школы, заявили, что у него нет будущего на сцене.

Другой юноша, чем Ганс Христиан Андерсен, мог бы рассыпаться под этим ударом, но на протяжении всей своей жизни он обладал поразительной (даже досадной) степенью уверенности и никогда не терял веры в свою ценность, как бы часто он ни сталкивался с отказом.

Будучи преисполнен решимости добиться успеха в датском театре, но отстраненный от театральной карьеры, Андерсен сосредоточился на своем оставшемся таланте: он стал писателем пьес. Он уже представил одну пьесу в Королевский театр, но она была немедленно отклонена.Теперь мальчик накатал еще один спектакль, на этот раз историческую трагедию. Его тоже отвергли. Тем не менее, в пьесе был проблеск надежды, и он привлек к нему внимание Йонаса Коллина, влиятельного придворного чиновника и финансового директора Королевского театра. Коллин понял то, что заметили все: мальчик был серьезно огорчен отсутствием формального образования. Коллин, однако, решил что-то сделать, чтобы решить проблему Андерсена, организовав образовательный фонд, который будет оплачиваться королем Дании.

Андерсена отправили в гимназию в городке Слагельсе, в 57 милях от Копенгагена на западе Зеландии. Он был на шесть лет старше своих сокурсников, сильно отставал от них в общем образовании и по темпераменту не подходил для долгих дней сидения в классе. Тем не менее он продолжал настойчиво, решив доказать, что достоин интереса Коллина, покровительства короля и веры своего небольшого круга сторонников еще в Копенгагене. (2)

Но жизнь изучающего грамматику окажется особенно трудной даже для юноши, жизнь которого до этого момента была нелегкой.Директор школы Андерсена был педагогом, который мог сошёл бы со страниц романа Диккенса, любил насмешки, унижения и презрение, чтобы заставить своих учеников учиться. Он был особенно жесток по отношению к мечтательному юному Андерсену, решившему подавить гордость, тщеславие мальчика и особенно его высокие амбиции — и научить его тому, что его место в мире (из-за его происхождения) должно быть скромным. В частности, Андерсену строго запрещалось «заниматься» любой творческой работой, например, творческим письмом — лишением, которое мальчик, писавший с детства, находил особенно тяжелым.

В течение четырех лет Андерсен терпел эту тиранию, страдал, волновался, что сходит с ума, и писал домой отчаянные письма, которые Джонас Коллин спокойно отвергал как подростковые жалости к себе. В 1826 году, в возрасте 21 года, эмоции Андерсена закипели; он бросил вызов своему директору, написав стихотворение под названием «Умирающий ребенок».

Основанное на общей теме девятнадцатого века (в дни высокой детской смертности), это стихотворение было необычно тем, что рассказывалось с точки зрения ребенка, и оно вызывало навязчивую печаль, подпитываемую собственными страданиями автора.Директор школы Андерсена объявил это стихотворение чушью (оно стало одним из самых известных стихотворений века) и обрушил на Андерсена такие оскорбления, что молодой учитель испугался. Учитель поговорил напрямую с Джонасом Коллином, и Коллин быстро вытащил Андерсена из школы. Андерсена преследовали кошмары своего директора на всю оставшуюся жизнь.

Андерсену теперь разрешили вернуться в Копенгаген, где он жил в маленькой чистой комнате на чердаке, учился с частными репетиторами и поочередно обедал с Коллинзами и другими известными семьями. Его особая привязанность к семье Коллинов укрепилась в этот период и станет постоянным источником радости и боли в последующие годы. Йонаса он любил как второго отца; пятеро детей Коллинза были ему дороги, как братья и сестры; а Коллинзы, в свою очередь, привыкли к этому странному молодому человеку, сидящему у их очага. Ученые Андерсена много писали о сложных отношениях, которые он установил с семьей, которые были столпами датского общества и находились в высших придворных кругах.Йонас Коллин поддерживал Андерсена одновременно и щедро, и непоколебимо, и семья Коллина обеспечила молодому человеку семью и стабильность, которых он так жаждал. Но хотя они открыли для него свой дом, включили его в семейные собрания и помогали ему бесчисленным количеством способов, Андерсену никогда не позволяли забыть, что он не был полностью одним из них, поскольку он не был членом их класса. Даже в дни его всемирной известности, когда он был дома с семьей Коллинз, он все еще был сыном сапожника из Оденсе.. .. благотворительный мальчик Королевского театра … Маленькая спичка, прижавшаяся носом к стеклу окна богатой семьи.

Самыми сложными были отношения Андерсена с сыном Йонаса Эдвардом, который был не только ближайшим другом Андерсена, но и (как теперь считают ученые Андерсена) большой любовью всей жизни Андерсена. Ответ Эдварда Андерсену, напротив, был флегматичным и несентиментальным. Он выражал свою преданность Андерсену неустанными актами практической помощи, но всегда сдерживал небольшую часть себя от своего друга.Это символизировалось отказом Эдварда использовать знакомое местоимение Du, вместо этого настаивая на формальном De. «Если ты забудешь обстоятельства моего рождения, — остро писал Андерсен Эдварду, — и всегда будешь для меня тем, чем я являюсь для тебя, ты найдешь во мне самого честного и отзывчивого друга». Это не помогло. Эдвард придерживался формального De на всю оставшуюся жизнь.

Через год после своего возвращения в Копенгаген Андерсен сел в своей маленькой комнатке на чердаке и написал свою первую книгу « Пеший тур от канала Холмен до Восточной точки гнева ». Хотя название звучит (намеренно) как книга о путешествиях, это умное и фантастическое произведение, написанное, когда ему было всего 22 года, следует за молодым поэтом по улицам Копенгагена в течение одной ночи. Не сумев заинтересовать издателя, Андерсен сам собрал средства, чтобы опубликовать ее — и книга стала хитом, быстро распродав весь ее тираж. Затем он написал пьесу, которую, к его радости, приняли в Королевском театре. Названный Любовь на башне Святого Николая , он оказался популярным.

Теперь Андерсен навсегда бросил учебу (сдав два университетских экзамена) и сосредоточился на написании и издании своего первого сборника стихов. Несмотря на это яркое начало, первые годы его карьеры были непростыми — полны как минимумов, так и взлетов и омрачены антипатичными отзывами в датской прессе. Только когда его книги и стихи начали привлекать внимание за границей, особенно в Германии, критики начали серьезно относиться к нему на его родине.Эта смесь похвалы (из-за границы) и порицания (дома) была обидной и сбивающей с толку Андерсена, как и смешанные сообщения о принятии и отвержении, которые он получал от своих друзей из высшего сословия. Он вырастил защитный доспех остроумия, но вел учет каждого ранения, каждого удара; и в более поздние годы одной похвалы было недостаточно, чтобы сбалансировать систему показателей. Он превратился в человека с двумя различными и противоречивыми сторонами своей натуры. В своих талантах он был в высшей степени уверен в себе, откровенно говорил о своих высоких амбициях и восхищался каждым успехом, что делало его чем-то странным для друзей (и высмеивало его враги) в социальной среде, где проявлялись признаки личного амбиции не одобрялись.Тем не менее, Андерсен мог быть чувствительным, эмоциональным и до изнурительной жажды одобрения. Это делало его временами раздражающим товарищем, но многие считали, что его дружба стоит усилий, поскольку он также был способен на большую теплоту, юмор, доброту и моменты удивительной мудрости.

Наиболее отчетливо мы видим эту сторону Андерсена в его сказках, которые он начал писать в 29 лет с большим волнением. Том, содержащий его первые четыре сказки ( «Трутовик», «Принцесса на горошине», «Маленький Клаус и Большой Клаус», и «Цветочки Маленькой Иды», ) был опубликован в мае 1835 года, за ним последовал том из еще трех сказок. в следующем декабре.Ранние рассказы Андерсена более явно вдохновлены датскими народными сказками, чем его более поздние произведения, но ни один из них не является прямым, неприукрашенным пересказом датских народных сказок. Скорее, это оригинальные художественные произведения, которые используют датский фольклор в качестве отправной точки, а затем направляются в смелые новые направления, заимствуя дальнейшее вдохновение из Тысячи и одной ночи , салонных сказок Франции семнадцатого века, немецких сказок, собранных братьями. Гримм и фантазии ETA Хоффман и другие работы.

Сегодня невозможно полностью понять сенсацию, которую вызвали эти маленькие рассказы, поскольку ничего подобного им никогда не было в датской литературе. Рассказы были революционными по нескольким причинам. По всей Европе область детской художественной литературы находилась в самом начале своего пути, и в ней по-прежнему преобладали скучные, благочестивые истории, предназначенные для обучения и воспитания моральных ценностей. Волшебные сказки Андерсена были богаты, как шоколадный торт после диеты из цельной кашицы, и повествовательный голос говорил с детьми фамильярно, тепло и заговорщически, а не проповедовал им свыше.Несмотря на повторяющиеся в сказках христианские образы (типичные для художественной литературы девятнадцатого века), это удивительно приземленные, анархические, иногда даже аморальные истории — комичные, циничные, фаталистические, по очереди, а не нравственно поучительные. И в отличие от народных сказок, собранных Гриммами, действие которых происходит когда-то в далеких странах, Андерсен развивал свои сказки в Копенгагене и других знакомых, современных условиях, смешивая фантастические описания с обычными обычными и вкладывая в предметы повседневного быта (игрушки, посуду и т. и т.п.) с личностями и магией.

Даже язык рассказов был свежим и радикальным, как отмечает Джеки Вулльшлагер в книге Ганс Христиан Андерсен: Жизнь рассказчика :

«Сырой и неотшлифованный датский язык этих первых рассказов был настолько радикальным, что считался вульгарным в то время, когда литературная конвенция требовала строгих, высокопарных настроений, подобных тем, которые практиковал драматург Хейберг. Андерсен, напротив, был намеренно прямым и прямолинейным. неофициальный.«

Андерсен тщательно продумывал повествование своих сказок, чтобы пробудить силу устного рассказывания историй, однако голос повествования является отличительным, а не безличным голосом большинства народных сказок. Он доводил свои рассказы до совершенства, читая их вслух в своем кругу общения, и многие званые обеды заканчивались тем, что как дети, так и взрослые требовали истории. Когда сказки Андерсена стали известны и полюбились, он стал очень востребован в качестве гостя на ужине, и он также начал получать просьбы прочитать его произведения публично.(3) Хотя ему не была суждена актерская карьера, его юношеское театральное образование сослужило ему хорошую службу. Джордж Гриффен, американский дипломат, так писал о действиях Андерсена:

«Он замечательно хороший читатель, и в этом отношении его часто сравнивали с Диккенсом — Диккенс был в действительности превосходным читателем, но я склонен думать, что манеры Андерсена гораздо более впечатляющие и красноречивые. всегда читал в людных домах. Голос Диккенса, пожалуй, лучше подходил для сцены, чем для чтения.Он был сильнее и громче, чем у Андерсена, но совсем не такой мягкий и музыкальный. Я слышал, как Диккенс читал сцену на смертном одре Маленькой Нелл в Нью-Йорке, и я был тронут до слез, но я знал, что автор сам читает эту историю; но когда я услышал, как Андерсен прочитал рассказ о Девочке со спичками, я совсем не подумал об авторе, а заплакал, как ребенок, не осознавая всего, что меня окружало ».

Джордж Гриффен был не единственным взрослым, доведенным до слез рассказами Андерсена — которые были поразительными, свежими и актуальными в том смысле, который мы можем только представить, теперь, когда рассказы Андерсена приобрели налет возраста и узнаваемости.Читателей девятнадцатого века особенно впечатлило то, как сказки давали голос бессильным — молодым, бедным, очень старым — и наполняли их особой силой, мудростью и связью с миром природы (в противоположность искусству разума или безумия общества). Герда, например, выступает против своей соперницы (богатой, ослепительной, холодно интеллектуальной Снежной Королевы), вооруженная только своей молодостью и состраданием; в «Новая одежда императора» ребенок проявляет больше мудрости, чем король.Мы находим эту тему в традиционных народных сказках (добросердечная крестьянская девочка или мальчик, доброта которых приносит им богатство или корону), но Андерсен дал таким фигурам новую жизнь, поместив их в современную обстановку, добавив элементы острой социальной критики в их истории .

Вульшлагер помещает этот аспект сказок в контекст, отмечая, что:

«Андерсен был продуктом своего времени — романтизма, возрождения духа воображения и роста демократических идей — в обращении к ребенку во взрослом через изменение перспективы, позволяя ребенку, или игрушка, или, позже, домашнее животное, чтобы говорить своим голосом и чувствами.Тем самым он присоединился к более широкому движению культурной децентрализации, которое начало доминировать в Европе и Америке в начале девятнадцатого века. В Дании Блихер впервые дал голос ютландским крестьянам; в Британии сельские темы, региональная речь и образы крестьянской жизни в романах сэра Вальтера Скотта сформировали викторианский роман; Через Атлантику Джеймс Фенимор Купер нарисовал картины жизни первопроходцев и американских индейцев в прериях. Внезапно бедные и бедные стали приемлемыми предметами литературы.Важнейший вклад Андерсена и Диккенса в 1830-х и 1840-х годах заключался в том, чтобы сосредоточить внимание на детях, еще одной традиционно немой и угнетенной группе. Стремление высказаться, заявить о равенстве талантов и эмоциональных потребностей … было движущей силой для писателей нового девятнадцатого века, которые не происходили из благородных городских слоев, и никто не происходил из столь бедных и необразованных семей, как Андерсен ».

Когда Андерсену было 33 года, призрак бедности был изгнан из его жизни навсегда, когда король Дании наградил писателя ежегодной пожизненной стипендией. Теперь он больше не зависел ни от друзей, ни от капризов читающей публики; теперь он мог писать, что хотел, и на время отложил написание романов, которые были его хлебом с маслом, и сосредоточился на сказках и произведениях для своего любимого театра. Всего Андерсен написал двести десять сказок, опубликованных за свою жизнь. Сказки переводились по всей Европе, а затем распространились по миру, сделав его самым известным скандинавским писателем своего времени.Перед ним открылись двери дворянских домов, и он странствовал от загородной усадьбы к загородной усадьбе, периодически возвращаясь в Копенгаген, к Коллинзам и Королевскому театру.

Он также много путешествовал за границу, что необычно для датчанина его времени, и опубликовал несколько популярных книг о своих путешествиях. Он особенно любил южную Италию и Веймар (ныне часть Германии), и у него была тесная, важная дружба с любящим литературу принцем Веймара. В Касселе (также часть Германии) он представился фольклористу Якобу Гримму, а затем сбежал, огорченный, потому что Гримм никогда не слышал его рассказов. Вильгельм Гримм, у которого было чтений сказок Андерсена, позже разыскал его в Копенгагене, и Андерсон очень подружился с братьями Гримм и их кружком любителей фольклора Касселя.

Андерсен совершил свое первое путешествие в Англию в 1847 году. Его рассказы вышли на английском языке в четырех различных томах в 1846 году, и, несмотря на неизменно плохие переводы, они были очень любимы читателями викторианской эпохи. Чарльз Диккенс был его поклонником, и он решил встретиться с Андерсеном, подарив датскому писателю подписанные копии его собрания сочинений.Они поддерживали теплую переписку, пока в следующее путешествие Андерсена Диккенс не пригласил его в свой загородный дом в Кенте. Визит обернулся катастрофой. Момент был ужасным, поскольку брак Диккенса был на грани краха, а Андерсен, никогда не замечавший напряженности в семье, оказался нуждающимся гостем. После отъезда Андерсена Диккенс повесил на стене комнаты для гостей табличку: «Ганс Христиан Андерсен проспал в этой комнате пять недель, что показалось семье ВОЗРАСТОМ». Сам Андерсен никогда не понимал, почему он больше никогда не слышал о Диккенсе.

Частично проблема заключалась в том, что Андерсен практически не говорил по-английски («По-английски он — приют для глухонемых», — усмехнулся Диккенс другу), из-за чего лондонское общество считало писателя чем-то вроде простака. Кроме того, его рассказы были переведены на английский язык переводчиками с ограниченными литературными навыками, работающими с немецких текстов, а не с оригинального датского. Таким образом, версии сказок, которые были лучше всего известны английским читателям (проблема, которая сохраняется в некоторых современных изданиях), были проще, слаще, менее комичны и ироничны, чем те, которые на самом деле написал Андерсен.

Из-за отсутствия изысканности в английском тексте Андерсена считали писателем только для детей, вопреки его более широкой репутации в остальной Европе. Его тихое, растерянное поведение во время путешествия по Англии (из-за его неспособности к общению) сделало умного и остроумного Андерсена таким же наивным и детским, как и его рассказы — и родился миф, позже изображенный в фильме актером Дэнни. Кэй. Сам Андерсен выступил против того, чтобы его считали человеком, который всю свою жизнь провел с детьми, когда он возражал против проектов статуи, окружавшей его кругом тиков.«Я сказал громко и ясно, что я недоволен … что мои рассказы были в той же степени для пожилых людей, как и для детей, которые понимали только внешние атрибуты и не понимали и не принимали всю работу, пока они не стали зрелыми — что наивность была лишь частью моих сказок, именно юмор придавал им особый оттенок ».

Хотя юмор Андерсена действительно является характерной чертой сказок (если они хорошо переведены), то, что многие читатели больше всего запоминают в творчестве Андерсена, является его подавляющая грусть.Спичка умирает, Русалочку предает ее принц (4), Елка лежит брошенной после Рождества, вздыхая о былой славе. Даже сказки, которые благополучно заканчиваются — «Снежная королева», «Гадкий утенок», «Дюймовочка», «Дикие лебеди», — душераздирающе изображают страдания, пережитые на этом пути.

В детстве я находил чтение сказок Андерсена особенно мучительным занятием — и тем не менее я перечитывал их снова и снова, меня привлекало и беспокоило их непоколебимое изображение боли.В замечательном эссе под названием «В трансе собственной личности» (5) Дебора Айзенберг обсуждает опыт чтения Андерсена Снежная королева :

«Лихорадочная ясность и движущая сила [рассказа] достигаются за счет нервов читателя. Особенно утомительны претензии к читателю со стороны как Кая, так и Герды. Которая, как Герда, не была изгнана из привычных удобств из-за ухода или бегства любимого человека? И какой ребенок не был смущен ежедневным трудом с невозможными препятствиями и проблемами? Кто не был вынужден согласиться с желанием, которое ничто, кроме цели, не может утолить?

«С другой стороны, кто не испытал в какой-то мере или в каком-то элементе отчаяния Кея? Кто не был в тот или иной момент парализован и отчужден, когда его аппетит и привязанность к жизни улетучиваются?». .. Кто хотя бы ненадолго не отступил в сияющую герметичную крепость, из которой весь остальной мир кажется замороженным и бесцветным? Кто не добивался разрушительного вмешательства? Кто не принял интенсивность за значение? Какому поклоннику искусства не было отказано в благословении искусства? И кто, отказываясь в сочувствии от своего недостойного себя, не был облагорожен сочувствием любящего друга? »

Подавленная страсть — еще одна тема, обнаруженная прямо под поверхностью сказок Андерсена.Наиболее отчетливо мы видим эту тему в книге «Стойкий оловянный солдатик», , написанной в 1838 году. Джоан Г. Хаар пишет в « Оксфордский спутник сказок »:

«Эта история необычна среди ранних сказок Андерсена, как в отношении акцента на чувственном желании, так и в своей двусмысленности. Слепая судьба, а не намерение, определяет все события. Более того, повествование ставит под сомнение саму приличие, которое оно восхваляет. Пассивное принятие оловянным солдатиком все, что с ним происходит, демонстрирует пиетистские идеалы самоотречения, но также способствует его гибели. Если бы он говорил и действовал, солдат мог бы обрести жизнь и любовь. Однако, сдерживаемый запретами и условностями, он находит только трагедию и смерть. Сказку часто читают автобиографически, в которой солдат рассматривается как символ того, что Андерсен испытывает чувство неполноценности по отношению к женщинам, его пассивное принятие буржуазных классовых взглядов или его чувство отчуждения как художника и постороннего от полноценного участия в повседневной жизни ».

Сам Андерсен был физически неуклюжим и невзрачным человеком («Я не добьюсь успеха с моей внешностью, — однажды написал он, оценивая себя с прямой честностью, — поэтому я использую все, что имеется»), и он был склонен к укрывательству страсти к людям, которых у него никогда не было.Публично Андерсен при жизни ухаживал за двумя женщинами: сестрой своего студенческого друга, которая вскоре обручилась с другой, и шведской певицей Дженни Линд, которая могла предложить ему только дружбу. (Он написал для нее свою прекрасную сказку « Соловей ». )

В частном порядке, он был более одержим мужчинами: сначала Эдвардом Коллинзом, затем молодым студентом-богословом, и, наконец, в последние годы своей жизни, красивым молодым артистом балета, последний из которых вернул его интерес, по крайней мере, к в некоторой степени.Это был аспект его жизни, который долгое время игнорировался учеными Андерсена, пока Вулльшлагер не исследовал его влияние на творчество писателя в книге Ганс Христиан Андерсен: Жизнь повествования , отметив, как боль его скрытого, социально неприемлемого гомосексуализма усугублялась. много психологического бремени, которое нес на себе бедняк.

Жизнь Андерсена была во многих отношениях трагичной — и все же, как персонаж одной из его собственных сказок, он обладал даром превращать солому в золото: превращать горести и радости своего жизненного пути в истории, которые мы все еще любим сегодня.

В 1867 году, когда ему было 62 года, Ганс Христиан Андерсен вернулся в Оденсе. Пел хор, и весь город был освещен в его честь. «Надо мной висит звезда удачи», — написал однажды Андерсен. «Тысячи заслужили это больше, чем я; часто я не могу понять, почему это благо было удостоено меня среди стольких тысяч. Но если звезда зайдет, даже когда я пишу эти строки, пусть будет так; тем не менее я могу сказать он засиял, и я получил богатую долю «.

Андерсен умер в 1875 году, и его рассказы живут.

Примечания

(1) Я предполагаю, что читатели знакомы с этими сказками. Он-лайн копии сказок можно найти на http://hca.gilead.org.il/.

(2) Сюда входили такие люди, как адмирал Вульф (датский переводчик Шекспира) и Берхард Северин Ингеманн (великий датский поэт-романтик), которые видели искру в грубом, необразованном мальчике и останутся его друзьями на всю жизнь.

(3) Несмотря на свою склонность к рисовальным комнатам высшего класса, Андерсен был одним из первых датских авторов, которые читали для Ассоциации рабочих, обращаясь к восторженной аудитории, состоящей из рабочих мужчин и женщин. По этой причине Ассоциация рабочих сформировала почетный караул на его похоронах.

(4) В рассказе Андерсена принц предает Русалочку, забирая человеческую невесту, в результате чего она умирает и становится пеной на море. Студия Disney существенно изменила сюжет при создании своего мультфильма.

(5) Опубликовано в Зеркало, Зеркало на стене: писательницы исследуют свои любимые сказки , под редакцией Кейт Бернхеймер, 1998.

Дополнительная литература

Романов:

  • Соловей Кара Далки
  • Девушка, которая ступала на буханку Кэтрин Дэвис
  • Седьмой лебедь Николас Стюарт Грей
  • Снежная королева Эйлин Кернаган
  • Дикие лебеди Пег Керр
  • Дочь леса Джульетта Марилье
  • Лебединое крыло от Урсулы Синдж
  • Снежная королева Джоан Виндж: современная классика научной фантастики

Рассказы:

  • Из Белоснежка, кроваво-красный : «Снежная королева» Патрисии А. МакКиллип
  • Из Black Heart, Ivory Bones : «Ты, спичка» Джойс Кэрол Оутс
  • из Черный лебедь, Белый ворон :
    • «Искры» Грегори Фроста
    • «Непоколебимый» Нэнси Кресс
  • Из Серебряная береза, Кровавая луна : «Морская ведьма» Мелиссы Ли Шоу
  • из Рубиновые туфли, Золотые слезы :
    • «Настоящая принцесса» Сьюзан Палвик
    • «Спичка» Анны Бишоп
  • из Безрукая дева :
    • «Муки любви» Джейн Гардам
    • «Одеяние из хризантем» Кара Далки
  • Из Чудесные женщины : «Стойкий оловянный солдатик» Джоан Виндж
  • Из журнала Realms of Fantasy , октябрь 2002 г .: «В саду ведьмы» Наоми Критцер

Поэзия:

  • Цикл стихов «Снежная королева» в книге «« Кровяное давление » Сандры М.Гилберт

Сказки Андерсена в переводе:

  • Сказки Ганса Христиана Андерсена , перевод Реджинальда Спинка, иллюстрации У. Хита Робинсона

Художественная литература:

  • Ганс Христиан Андерсен: Жизнь рассказчика Джеки Вулльшлагер
  • Ганс Христиан Андерсен: История его жизни и творчества: 1805-75 гг. Элиас Бредсдорф
  • Дневники Ганса Христиана Андерсена, переведены и отредактированы Патрисией Л.Конрой и Свен Л. Россель
  • Удивительные вырезки из бумаги Ганса Христиана Андерсена Бет Вагнер Бруст
  • «В самосознании» Деборы Айзенберг и «Лед, снег, стекло» А.С. Байатт: очерки, опубликованные в журнале «Зеркало », «Зеркало на стене: писательницы изучают свои любимые сказки» , под редакцией Кейт Бернхеймер,

Похожие сообщения:

Однажды в сказке: краткая история взрослых сказок и О Дж.М. Барри и Питер Пэн .

Авторы и авторские права:

Художники указаны в подписях к фотографиям. (Наведите курсор на изображения, чтобы увидеть их.) Все права принадлежат художникам или их владениям.

Вышеупомянутый текст впервые появился в журнале The Journal of Mythic Arts и Realms of Fantasy (2003). Воспроизведение без разрешения автора запрещено.Для получения информации о получении разрешения перейдите сюда.

Ганс Христиан Андерсен | Авторы | Литература | Глоссарий Ultius

Многие из произведений Ганса Христиана Андерсена настолько органично интегрировались в культурное сознание Запада, что люди часто не осознают, что он был ответственным за их сочинение: они часто производят впечатление архаичных народных сказок. Новое платье императора — один из таких примеров; и «Гадкий утенок» — другой.Безусловно, его сказка «Русалочка» стала широко известна в результате экранизации сказки Диснея.

Введение и справочная информация

Ганс Христиан Андерсен был писателем из Дании. Он жил с 1805-1875 годов.

Андерсен писал во многих жанрах, среди его произведений — стихи, романы и пьесы. Однако сегодня непреходящая слава Андерсена основана в первую очередь на его сказках.

Эти сказки критики часто считают одними из лучших в своем жанре.

Вероятно, это связано с тем, что сказки делают то, для чего предназначен этот жанр: они имеют тенденцию фиксировать важные идеи и истину о человеческом состоянии простым, содержательным и острым образом.

Работы

Большинство людей, вероятно, знают несколько работ Андерсена, даже не подозревая, что они были написаны им, учитывая степень, в которой эти работы проникли в общее сознание современных людей.

«Русалочка», наверное, одна из самых популярных из этих сказок.Это, конечно же, легло в основу одноименного классического диснеевского фильма.

Среди других широко известных произведений Андерсена — «Гадкий утенок» и «Новая одежда императора». В последнем Андерсен рассказывает историю императора, которому портные обещают новую одежду: они говорят ему, что одежда невидима для тех, кто недостаточно мудр, чтобы ее увидеть.

Не желая показаться неразумным, император делает вид, что видит несуществующую одежду, как и все остальные. Чтобы указать на правду о ситуации, нужен ребенок.

Стиль письма

Учитывая саму природу жанра сказки, стиль письма Андерсена обычно характеризуется простотой и прямотой. В конце концов, эти сказки нужно писать так, чтобы их легко понимали даже дети.

Однако эту простоту не следует воспринимать как подразумевающую поверхностность. Многие рассказы Андерсена действительно затрагивают какую-то важную моральную или психологическую точку зрения; а простота стиля только усиливает драматический эффект этих точек за счет контраста.

В свое время Андерсен также получил известность благодаря своим рассказам о путешествиях, в которых, как правило, сочетались элементы репортажа, размышлений и художественной литературы.

Дополнительная информация

На основании его дневниковых записей было бы уместно предположить, что Андерсен был чем-то вроде безнадежного романтика. Он имел тенденцию развивать сильные чувства к недостижимым женщинам, и эти женщины затем служили творческим источником вдохновения, а не реальными товарищами. Эти элементы присутствуют в некоторых его сказках, например, в «Соловье.«Некоторые критики задавали вопросы о природе сексуальности Андерсена, но большинство просто пришли к выводу, что он был двойственным и обеспокоенным человеком в этом отношении.

Андерсен иногда встречался с английским писателем Чарльзом Диккенсом. Казалось бы, эти встречи ему очень нравились, и он чувствовал естественную близость с автором.

Интересно, что одна из первых работ, опубликованных Сёреном Кьеркегором — блестящим датским философом-экзистенциалом — была критикой Андерсена.Критика Кьеркегора сводилась к тому, чтобы называть Андерсена поверхностным: Кьеркегор предполагал, что писатель-фантаст должен иметь развитое «жизненное мировоззрение»; что его работы должны быть почти обратным отражением этого взгляда на жизнь; и что у Андерсена, похоже, не было такого взгляда на жизнь, вместо этого он выдумывал это, как он идет каким-то специальным образом. Тем не менее, можно утверждать, что эта причудливость — в первую очередь часть очарования произведений Андерсена.

Как Ганс Христиан Андерсен произвел революцию в повествовании, плюс лучшие иллюстрации из 150-летия его любимых сказок — Сборы мозгов

«Когда люди говорят, слушайте полностью», — давал совет Хемингуэй , как быть писателем.Более века назад маленький мальчик из Дании, родившийся в бедности от отца-сапожника и неграмотной матери-прачки, проводил свои дни, слушая, как старушки в местной психиатрической больнице пряли свою пряжу и рассказывали свои истории. время. Этот необычный центр крестьянского повествования в устной традиции фольклора стал его лабораторией для прослушивания, из которой он позже сочинял свои собственные рассказы — истории, полюбившиеся всему миру, которые вывели поколения детей в причудливый мир творческой игры. Ганс Христиан Андерсен (2 апреля 1805 г. — 4 августа 1875 г.), таким образом, использовал этот исключительный талант слушания, чтобы вырваться из бедности и стать международной знаменитостью, став одним из величайших рассказчиков истории и покровителем жанра сказок.

Через два года после празднования визуального сокровища Ташена Сказки братьев Гримм , одна из лучших иллюстрированных книг 2011 года, выходит Сказки Ганса Христиана Андерсена ( публичная библиотека, ) — красивый переплет фолиант, отбирающий двадцать три самые любимые сказки Андерсена, в том числе «Новое платье императора», «Русалочку», «Гадкий утенок», «Снежную королеву» и «Принцессу на горошине».Сказки сопровождаются одними из самых красивых иллюстраций Андерсена, выполненными художниками разных национальностей, с такими мастерами, как Кей Нильсен , чьи старинные иллюстрации скандинавских сказок являются одними из самых ярких произведений искусства, которые вы когда-либо видели, Гарри Кларк , чьи рисунки для книги Эдгара Аллана По Tales of Mystery and Imagination остаются вечно интересными, и молодой Морис Сендак в годы его становления как художника.

Мои любимые иллюстрации созданы дуэтом женщин-художников, Кэтрин Беверли и Элизабет Эллендер, которые работали вместе в 1920-х и 1930-х годах — работа, которая включает в себя, даже первопроходцы, элементы графического дизайна в то время, когда эта дисциплина только зарождалась — влияние из которых даже можно увидеть в современном искусстве, таком как иллюстрации Джиллиан Тамаки к ирландским мифам и легендам:

Иллюстрация к «Снежной королеве» Кэтрин Беверли и Элизабет Эллендер, 1929 г. Иллюстрация к «Снежной королеве» Кэтрин Беверли и Элизабет Эллендер, 1929 г. Иллюстрация к «Снежной королеве» Кэтрин Беверли и Элизабет Эллендер, 1929 г. Иллюстрация к «Снежной королеве» Кэтрин Беверли и Элизабет Эллендер, 1929

Однако помимо прекрасного искусства, то, что сделало — и сохраняет — Андерсена исключительной силой повествования, есть нечто другое: в отличие от Гримм, литературоведов и лингвистов, которые вместо того, чтобы путешествовать по сельской местности, чтобы сначала собраться, — устные народные сказки, основанные на нескольких надежных источниках — Андерсен достиг совершеннолетия крестьянином в крайне суеверном обществе в маленьком городке с населением 8000 человек, более похожем на средневековый город, чем на европейский культурный центр, в котором сказки использовались как и развлечение, и нравственное воспитание.Его рассказы были не только культурно аутентичными, но и в значительной степени его собственными — также в отличие от Гриммов, которые пересказывали существующие сказки, по оценкам историков, только семь из 200 рассказов Андерсена были заимствованы.

Иллюстрация к «Штопальной игле» Мориса Сендака, 1959

С юных лет Ганс испытывал глубокое чувство одиночества и неполноценности, находя убежище в прядильной комнате приюта, в то время как его сверстники гуляли на детской площадке. К счастью, его отец, несмотря на то, что он был беден, любил литературу и владел шкафом с книгами — редкая роскошь, учитывая как доход семьи, так и ее культурную среду.Хотя он умер, когда Гансу было всего одиннадцать, он постоянно читал детские рассказы и пьесы, давая ему временное образование, что было необычным и маловероятным. Позже, записывая в своем дневнике, Ганс описал чтение как свое «единственное и самое любимое времяпрепровождение». Именно это сочетание чтения и слушания сделало его великим рассказчиком, которым он стал. Редактор Ноэль Даниэль пишет во введении:

Чтение соответствовало темпераменту и воображению Андерсена Т.Но Андерсен был также отличным слушателем — в вращающейся комнате приюта, рассказов своего отца, актеров театра, который он обожал. Он внимательно слушал персонажей и голоса вокруг, и это тренировало его слух. Он развил внутреннее ухо для взглядов и звуков целых воображаемых миров, таких как надменный тон обманутой швейной иглы в «Штопальной игле» или комичный внутренний монолог неуверенности в себе императора в «Новой одежде императора», или маленькие серебряные колокольчики во дворце, которые «звенели так, что никто не мог пройти мимо, не заметив их» в «Соловье».”

Иллюстрация к «Соловью» украинского художника Георгия Ивановича Нарбута, 1912 г. Иллюстрация к «Стойкому оловянному солдатику» Кая Нильсена, датская, 1924 г. Иллюстрация к «стойкому оловянному солдатику» Кая Нильсена, датский, 1924 г. тем не менее, это собственная история Андерсена из грязи в богатство: бедный простой человек, каким он был по рождению, он неустанно стремился добиться успеха. Даниил пишет:

«Я стану знаменитым», — написал Андерсен в своем дневнике, подчеркнув, что его профессиональное стремление к величию не было вежливым нарциссизмом сдержанных и хорошо образованных. Его стремление к величию проникало глубоко в беспокойные психические воды его души. С самого начала его покровители признали в Андерсене сильную уверенность в себе. Он обладал твердым желанием выступать, изумительным голосом сопрано (до того, как оно сломалось), даром рассказывать истории и, вместе со всем этим, раздражающим эго.

[…]

Часть гения Андерсена заключалась в его способности каким-то образом воспринимать, когда он рос в беднейшем уголке Оденсе, это высшее общество было достаточно мобильным, и если он его расколол, то далеко пойдет.Он вооружился стальным честолюбием, электрическим воображением и ни капли страха перед сценой. . . .

Иллюстрация к «Русалочке» чешского художника Йозефа Палчека, 1981

Современная психология может легко реконструировать две вещи, которые заставили Андерсена оправдать его стремления: с одной стороны, творческая сила «позитивного конструктивного мечтания», как он сбежал в крутящуюся комнату и научился слушать, и его неумолимая стойкость на другом. Даже в этом случае, чтобы пробиться в высшее общество, ему все же пришлось пережить унизительный призрак своей социально-экономической касты и развить эту жизненно важную способность к храбрости перед лицом отвержения.Даниил объясняет:

Королевское покровительство, зависящее от воспитания и связей, было выходом для Андерсена, и его путь к успеху был чреват лишениями и постоянными отказами. Но невероятно, но он настоял. В конце концов, его заметил директор Королевского театра Джонас Коллин, который помог обеспечить подростку королевскую стипендию. За этим последовал болезненный пятилетний период обучения с одиннадцатилетними учениками, когда Андерсену было семнадцать по настоянию его спонсоров.Они требовали, чтобы он либо получил надлежащее образование, прежде чем стать писателем, либо пошел домой и изучил ремесло. Последнее было уделом его отца и для Андерсена не могло быть и речи.

Одна из самых ранних иллюстраций сказок Андерсена, сделанная британской художницей Элеонор Вере Бойл для издания 1872 года «Дюймовочки». Иллюстрация к «Свинопасу» шведского художника Эйнара Нермана, 1923 год

И все же, несмотря на унижение, Андерсен обнаружил в опыте только достаточно положительного подкрепления, чтобы двигаться вперед.Благодаря монархическому правлению Дании, страна — в отличие от своих европейских сверстников, сильно ориентированная на политическое и экономическое развитие — находилась в разгаре Золотого века творческой культуры и искусства, поэтому с помощью Коллина Андерсен смог получить стипендию художника. , что дало ему некоторую свободу оттачивать свое письмо. Но даже когда он в конце концов прорвался в высшие слои общества благодаря своим неустанным усилиям — при жизни он стал самым известным писателем Дании и часто составлял компанию королей — Андерсена по-прежнему отягощало его тревожное чувство недостаточности, то же чувство непричастности, которое привело его в вращающуюся комнату, пока его друзья играли на улице.Даниэль выразился красиво, хотя и душераздирающе:

Андерсен вечно плясал между самоуверенностью и чувством неполноценности и эмоциональной уязвимости. Он никогда не избавлялся от чувства неравенства с членами королевской семьи, знаменитостями и сановниками, с которыми общался по мере роста его известности, записывая в своем дневнике: «У меня было и до сих пор есть ощущение, что я был бедным крестьянским парнем, на которого наброшена королевская мантия. ”

Иллюстрация к «Гадкому утенку» голландского художника Тео ван Хойтема, 1893 г. Иллюстрация к «Гадкому утенку» голландского художника Тео ван Хойтема, 1893 г.

Поэтому, когда он писал в «Гадкий утенок », Это важно, если только ты вылупился из лебяжьего яйца », — уклончиво и меланхолично Андерсен прокомментировал свое собственное путешествие.Возможно, именно из-за этого чувства в сочетании с его способностью «полностью слушать» и оставаться в контакте со своей детской открытостью к опыту мира он изобрел совершенно новую чувственность детского рассказывания историй, которую Дэниел так удачно назвал « детские сказки ради детей »- радикальный отход от традиции рассказов о морали, предшествовавшей Андерсену, и далеко от академического интереса Гримм к языку и образам. Вместо этого Андерсен сочинял сказки, которые были одновременно мечтательными и теплыми для детей, строя миры, одновременно эмоционально сложные и управляемые интуитивной логикой.Даниэль запечатлел уникальность микрокосма Андерсена:

Современным читателям может быть трудно представить, насколько сказки Андерсена отличаются от рассказов до него. Они были красивыми и страстными, временами печальными и полными пафоса, а временами до безобразия забавными. Проще говоря, их было приятно читать, и они обращались непосредственно к чувствам детей, а не снисходительно относились к ним.

[…]

Хотя его самоанализ и чувствительность были несовершенно приспособлены к требованиям его собственной жизни, Андерсен обладал способностью формулировать мелкие и глубокие желания и превращать их в трансцендентные сказки.

Иллюстрации японского художника Такео Такеи, 1928 г. Иллюстрации японского художника Такео Такеи, 1928 г. Иллюстрации японского художника Такео Такеи, 1928 г.

Андерсену даже приписывают исследование бессознательного задолго до основополагающих исследований Фрейда и предвосхищение чувств сюрреализма XX века. Хотя Дэниел не видит связи, легко увидеть даже ростки новой журналистики в акценте Андерсена на субъективном, что Дэниел отмечает:

Андерсен наделяет простую чернильницу, игрушечного солдатика, птицу, горошину и волчок их собственными побуждениями, слепыми пятнами, желаниями, высокомерием и храбростью.Персонажи Андерсена похожи на людей как в своих страстях, так и в своих слабостях, и часто имеют немного искаженную точку зрения, неспособную увидеть свою настоящую судьбу или положение, как если бы Андерсен пролил свет на ограничения нашей собственной человеческой субъективности. Таким образом, возможно, настоящим предметом его рассказов является неизбежное условие субъективности как сущности человеческого опыта.

Иллюстрация к «Снежной королеве» Кэтрин Беверли и Элизабет Эллендер, 1929 г. Иллюстрация к «Снежной королеве» Кэтрин Беверли и Элизабет Эллендер, 1929 г. Иллюстрация к «Снежной королеве» Кэтрин Беверли и Элизабет Эллендер, 1929 г.

Сказки Hans Christian Andersen — это абсолютно изысканно, и как типичное произведение Taschen визуального мастерства, и как вневременное культурное сокровище рассказывания историй и мета-рассказов об одном из величайших творческих героев истории.

Ганс Христиан Андерсен — Скандинавский фестиваль

Дитя в сердце: Ганс Христиан Андерсен

Сюзанна Дин

Основная причина, по которой Ганс Христиан Андерсен стал литературным гением, заключалась в том, что, как он объяснил в своей автобиографии, он оставался ребенком всю свою жизнь.
Андерсен, отец литературной сказки, является величайшим писателем Дании. Хотя он известен в основном детскими рассказами, он был плодовитым писателем-путешественником, писателем, поэтом и драматургом. Он даже изобрел свой собственный вид изобразительного искусства — вырезки из бумаги.

У него были веские причины «застрять» в детстве. Его любимый отец умер, когда ему было 11 лет. Его мать была алкоголичкой. Его сводная сестра, вероятно, была проституткой. Он ушел из дома в 14 лет и с тех пор обеспечивал себя.

Детское чудо

В новой биографии, приуроченной к 200-летию Андерсена, он «раскрывается как эгоцентричный, тщеславный и эмоционально нуждающийся человек», — пишет рецензент. И все же «детское удивление и невинность» расцвело в его внутренней суматохе.

«Его рассказы часто трагичны или ужасны по сюжету», — говорится в «Колумбийской энциклопедии». «(Но) его чувство фантазии, сила описания и острая чувствительность способствовали его мастерству в (сказочном) жанре».

Андерсен родился в 1805 году в Оденсе, одном из крупнейших городов Дании того времени. Его отец был разочарованным сапожником, которого больше заботили книги, пьесы и идеи, чем обувь. Он пробудил те же интересы в своем сыне. «Мой отец исполнил все мои желания», — написал Андерсен в своей автобиографии. «Я владел всем его сердцем; он жил для меня ».

Произошло Крещение
Через несколько лет после смерти отца, в возрасте 14 лет, Андерсен вылетел в Копенгаген, чтобы попытаться попасть в театр. Никто бы не нанял его в качестве актера, танцора или певца. Но когда кто-то случайно назвал его поэтом, его осенило.

«Он прошел через меня тело и душу, и слезы наполнили мои глаза», — писал он позже. «Я знал, что с этого момента мой разум пробудился к сочинению и поэзии.
Театральный режиссер взял Андерсена под свое крыло, организовал его учебу и в конечном итоге помог ему поступить в Копенгагенский университет. Через год после поступления в университет, в 24 года, он опубликовал стихотворение. Затем он поставил музыкальную драму, поставленную Датским королевским театром.

Роман «Smash Hit»
В 30 лет он опубликовал роман «Импровизатор». Как и многие его работы, это было биографическое произведение, описывающее интеграцию бедного мальчика в общество. Книга имела международный успех и стала самым читаемым произведением Андерсена за всю его жизнь.

Когда ему было около 26 лет, он стал эквивалентом реактивного самолета 19 века. За свою жизнь он совершил 29 поездок за пределы Дании в Германию, Францию, Швецию, Испанию, Португалию, Италию, Ближний Восток, Азию и Африку. Путевые заметки стали одной из его важных письменных форм.

Он дружил с известными интеллектуалами того времени, включая Гете, Виктора Гюго, Александра Дюма и Чарльза Диккенса.(Андерсен и Диккенс не ладили.) По словам биографа, мальчик, который практически был уличным мальчишкой после смерти своего отца, «стал постоянным гостем в датских и иностранных усадьбах, а также в резиденциях королей и принцев. в Дании и за рубежом ».

Влюбился дважды
Мальчиком Андерсен был высоким, неуклюжим и непривлекательным, и его дразнили за то, что он женственный. Этот опыт мог подорвать его уверенность в своей мужественности и способствовать тому, что он остался холостяком. Тем не менее, он влюбился дважды.

Первый раз было около 20 лет. Женщина, Риборг Фойгт, вышла замуж за другого. Андерсен написал другу: «Мне очень жаль, что я не умер». Когда он умер в возрасте 70 лет, у него на шее был кожаный мешочек с одним из ее писем.

В свои 30 лет он влюбился в шведскую оперную певицу Дженни Линд. Она была домашним подростком и связана с его историей «Гадкий утенок». Его рассказ «Соловей» считается данью ей.Но, очевидно, Линд считал эти отношения платоническими. В 1844 году она написала Андерсену: «Прощай. Дай бог и храни моего брата — искреннее желание его нежной сестры Дженни ».

Начал писать сказки

В 1935 году, после того как его роман стал популярным, он начал писать сказки, которые сделают его знаменитым навсегда. В традициях сериалов, таких как «Арабские ночи», он писал новый том почти каждый год вплоть до 1872 года. Многие из книг были выпущены на Рождество.

Через таких персонажей, как утята и русалки, он выразил свои личные дилеммы. «Гадкий утенок», превратившийся в лебедя, символизировал его собственную эволюцию от долговязого, обедневшего мальчика до автора, который был тостом Европы.

В «Русалочке» дискомфорт русалки при уходе с суши в море, возможно, был метафорой его отъезда из Оденсе, не уверенного, что его примут в Копенгагене.

В сказках Андерсен с характерным для датчанином остроумием использует детских персонажей для моральных заявлений.В конце концов, дети обычно более откровенны, чем взрослые. Пример — в «У императора нет одежды». Андерсен пишет: «Но у него вообще ничего нет», — сказал наконец маленький ребенок. ‘Боже мой! Послушайте голос невинного ребенка, — сказал отец, и один прошептал другому то, что сказал ребенок. «Но на нем совсем ничего нет!» — воскликнул наконец весь народ ».

Другое измерение гения

Как будто быть великим писателем всех типов литературных произведений было недостаточно, его вырезки из бумаги показали другое измерение его художественного гения. Читая сказки аудитории, он часто брал лист бумаги, складывал его несколько раз и гигантскими ножницами вырезал сложные сцены и выразительные фигуры. Обычно вырез из бумаги представлял собой сказку, отличную от той, которую он только что рассказал.

Андерсен умер в 1875 году и был похоронен на обычном семейном участке копенгагенского кладбища. Его могила была отмечена датой его рождения и смерти и строфой из одного из его стихотворений:

«Душа, сотворенная по образу Божьему.
Вечная — не может угаснуть.
Зерно вечности в нашей жизни лежит.
Тело может упасть, душа не может умереть ».

Ребенок говорил через него
Эссеист Гораций Скаддер, написавший в книге Харпера через несколько лет после смерти Андерсена, резюмировал свой уникальный вклад в литературу. Он пишет, что способность наделить неодушевленные предметы жизнью и личностью наиболее сильна в детстве. «В последующие годы он очень склонен вымирать или становиться нечетким. Андерсен никогда не обладал этой властью; он культивировал это….Он был толкователем мира той творческой силы, которая важна для детства; ребенок говорил через него.

РАССКАЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Ганс Христиан Андерсен | Биография, книги и факты

Ганса Христиана Андерсена, чьи увлекательные истории снова и снова наполняют радостью сердца миллионов детей во всем мире, помнят как одного из самых творческих и читаемых авторов сказок. Хотя Андерсен был также писателем, поэтом, драматургом и эссеистом, его сказки стали его личностью и величайшим вкладом в мировую литературу.

Андерсен родился в бедной семье из низшего сословия 2 апреля 1805 года в Оденсе, Дания. Его отец был сапожником, а мать вносила свой вклад в семейный доход, стирая одежду других людей. Будучи единственным ребенком, Андерсен был избалован своими родителями, которые позволили ему развить воображение, сделав себе игрушки. Ганс вырос с любовью к пению и танцам. Его высокая и костлявая фигура заставляла его казаться немного неуклюжим. Однако Ганса это меньше всего заботило, и он оставался поглощенным своим ярким воображением.

Отец Андерсена умер, когда ему было одиннадцать лет. Три года спустя Ганс уехал в Копенгаген с амбициями поступить в Королевский театр и стать театральным артистом. Хотя он не смог попасть в Королевский театр без рекомендаций, Джонас Коллинз, директор Королевского театра, поддержал его, предоставив стипендию для получения базового образования. Однако Андерсен никогда не был хорошим учеником и был слабым в орфографии и письме. Вероятно, поэтому его стиль письма был упрощен для повседневной разговорной речи.После семи тяжелых лет в школе Андерсен окончил университет в 1828 году. Его первое стихотворение «Умирающий ребенок» было опубликовано в Copenhagen Post за год до его окончания.

Путешествие по Италии в 1833 году и его собственная жизнь вдохновили «Импровизатор» (1835), первый роман Андерсена, получивший международное признание. Успех способствовал развитию литературной карьеры Андерсена, и он написал еще пять романов, которые, к сожалению, не имели успеха, поскольку Ганс был лучшим драматургом, чем писателем.Помимо его заветных сказок, некоторые из его наиболее сохранившихся вкладов в датскую литературу включают автобиографию и путевые заметки.

Сказки были сильной стороной Андерсена. Некоторые из его самых ярких сказок были написаны между 1835 и 1850 годами. В их числе знаменитые «Принцесса на горошине» (1835), Дюймовочка (1835), Стойкий оловянный солдатик (1838), Снежная королева (1844), Штопальная игла ( 1845), Маленькая спичка (1845) и воротник рубашки (1848). Рассказы Андерсена полны эмоций и душераздирающих испытаний, через которые проходят его герои, прежде чем они оседают на долгое время.Мир вокруг персонажа часто бывает холодным и жестоким. Считается, что многие сказки Андерсена несут в себе автобиографический элемент. Например, «Гадкий утенок» — это история уродливого лебедя, который превращается в прекрасного лебедя, подобного самому Андерсену, который в детстве страдал от бедности и непривлекательности, но позже стал успешным человеком. Его рассказы также показывают его недоверие к власти, которое он развил в годы борьбы в Копенгагене. Сказки Андерсена вращаются вокруг взрослых тем, поэтому их стиль и язык ориентированы на детей-читателей, поэтому они нравятся обоим.

Перед смертью 4 августа 1875 года Андерсен был известным писателем. Датское правительство считало его национальным достоянием и также получало стипендию. В честь этого легендарного писателя в Копенгагене в саду Розенборг установили статую.

Купить книги Ганса Христиана Андерсена

Хронология жизни Ганса Христиана Андерсена

1805 Родился 2 апреля в Оденсе, Дания.

1816 Смерть отца, Ганса Андерсена.

1819 Переезжает в Копенгаген в поисках счастья на сцене; при поддержке спонсоров, в том числе композитора C.E.F. Weyse.

1822 Посещает гимназию в Слагельсе, средства на финансирование которой организовал филантроп Йонас Коллин.

1827 Возвращается в Копенгаген, чтобы поступить в университет.

Первое стихотворение «Умирающий ребенок», опубликовано в Копенгаген. Post.

1829 Первая книга, комическая фантастика Пешая экскурсия от канала Холмен до восточной точки Амагера, опубликована.

Первая пьеса «, Любовь в башне Святого Николая », поставленная в Королевском театре Копенгагена.

1831 Путешествует в Германию и публикует Shadow Picture о своем путешествии.

1832 Пишет первую автобиографию «Книга моей жизни», чтобы показать семью Коллинов; он не предназначен для публикации.

Ухаживает за Луизой Коллин, дочерью Йонаса, и заводит дружбу со своим братом Эдвардом, истинным объектом его любви.

Увеличенное изображение Увеличенное изображение
Константин Хансен, портрет Йонаса Коллина в 1831 году.
Copyright Hirschrprungske Samling, Дания,
Дженни Линд Мания, песня мюзик-холла.
Авторские права Совет Британской библиотеки

1833-34 Путешествие в Германию, Париж, Швейцарию и Италию в рамках культурного становления.

1833 Смерть его матери, Анны Мари Андерсдаттер.

1835 Опубликован первый роман, The Improvisatore .

Первый том Eventyr fortalte для Рожденных (Сказки, рассказанные для детей), изданный 8 мая; второй том выходит в декабре.

1836 O.T . Появляется роман с подзаголовком Жизнь в Дании .

1837 Опубликован третий том сказок, содержащий «Русалочку» и «Новое платье императора».

Третий роман Опубликован только скрипач .

1838 Присуждена ежегодным грантом в размере 400 ригсдалеров (около 4000 фунтов стерлингов на сегодняшний день) от короля Дании.

Опубликован новый том сказок, в том числе «Стойкий оловянный солдатик» — его первая история, не имеющая источника народных сказок.

Первые переводы его сказок на немецкий язык.

1840 Мулат выступал в Королевском театре.

1840-41 Путешествие в Италию, Грецию и Константинополь, путешествие, описанное в A Poet’s Bazaar (1842).

1843 Влюбляется в певицу Дженни Линд.

Имеет короткий роман с датским аристократом Хенриком Стампе.

Новые сказки , в том числе «Гадкий утенок», «Соловей» и «Вершина и мяч».

1844 Путешествует в Веймар и устанавливает близкие дружеские отношения с Карлом Александром, потомственным великим герцогом княжества.

Изданы «Снежная королева» и «Елка».

1845 Опубликована «Маленькая спичка».

1846 Путешествует по Германии и Италии.

Пишет свою вторую автобиографию, Правдивая история моей жизни , которая будет опубликована в качестве предисловия к немецкому изданию его собрания сочинений.

Первые английские переводы его произведений Мэри Ховитт.

Увеличенное изображение Увеличенное изображение
Портрет Мэри Ховитт
Copyright Det Kongelige Bibliotek, Копенгаген (Дания)
Портрет Чарльза Диккенса работы Финдена по Д. Маклайзу из книги «Жизнь и приключения Николаса Никльби»
Британская библиотека 012612.i.8 фронтиспис

Авторское право Британский библиотечный совет

1847 Посещает Англию и знакомится с Чарльзом Диккенсом.

Рождественское поздравление моим английским друзьям , содержащее пять сказок, опубликовано.

1848 Опубликован патриотический роман «Две баронессы» , написанный после датско-прусской войны.

1851 Опубликованы фотографии Швеции , туристическая книга.

1852 Рассказы, Опубликован его первый том сказок за четыре года.

1855 Третья автобиография, Сказка моей жизни, опубликовано.

1857 Возвращается в Англию и останавливается у Чарльза Диккенса.

Быть или не быть опубликовано

1858-59 Четыре тома Новых сказок и рассказов , все экспериментируют с новыми стилями написания рассказов и больше не предназначены для детей, опубликовано

1862-63 Роман с Харальдом Шарффом, артистом балета Королевского театра, Копенгаген

1867 Награжден Свободой города Оденсе

1872 Последний том рассказов, в том числе «Тетя зубная боль», опубликован

Страдает первыми симптомами рака печени

1874 Становится тайным советником Копенгагена

1875 Андерсен умер 4 августа в Копенгагене

.