Школа Церковно-прикладного искусства и иконописи во имя святого преподобного Андрея Рублева

С чего начинается школа? С учеников и их желания учиться, с учебников, парт и мела? А может быть, школа начинается с учителей, директора и завхоза? Конечно, без этого школа невозможна, но, скорее всего, начинается она с идеи. Тем более, если речь идет о какой-нибудь необычной школе. Именно о такой необычной школе, которая действует при Храме-на-Крови, мы расскажем в этой статье.

Школа Церковно-прикладного искусства и иконописи во имя святого преподобного Андрея Рублева – эта идея должна не просто реализоваться, она должна быть «выношена и рождена». А, следовательно, должен быть человек, который эту идею воспримет, выносит, родит и не оставит ее своей родительской заботой. Поэтому мы хотим рассказать не только о школе, но и о ее «родительнице» и руководителе – Екатерине Ивановне Недзельской.


Екатерина Ивановна Недзельская – педагог и художник во втором поколении – признается, что в юности и не думала, что будет заниматься с детьми. Выпускница художественного училища им. И. Д. Шадра мечтала стать настоящей художницей, хотя еще и не определилась, что ей ближе: реализм или экспрессионизм.

Идя к реализации своей мечты, она отправилась покорять Ленинградское училище им. Мухиной, но не поступила, и работала в трамвайно-троллейбусном управлении в надежде поступить на следующий год.

Однако эта карьера не сложилась. Зато сложилась другая, интереснейшая и реальная жизнь.

– После того, как я вышла замуж и родила сына, мне предложили работу преподавателя в свердловском культпросветучилище, а затем и еще в нескольких художественных школах города.

Именно во время занятий в художественных студиях я впервые почувствовала вкус к преподавательской деятельности: мне хотелось работать с детьми и учить их открывать в мире красоту, видеть ее и пытаться передавать в своих работах, было огромное вдохновение и желание работать. Я видела горящие глаза детей, это подвигало на изобретение каких-то новых педагогических приемов, творческих заданий. С некоторыми «детьми» мы до сих пор поддерживаем отношения, радостно встречаемся, а они говорят, что работа в студии помогла им ко всему в жизни относиться творчески и никогда не унывать.

Теперь, когда я пришла к вере, мне стало понятно, что через видение красоты мира человек может прийти к Богу. Ведь когда ты видишь творение (красоту природы, самого человека), то невозможно не задаться вопросом о Создателе:

Кто создал всю эту красоту? Раньше же я, видимо, интуитивно понимала, что через созерцание и изображение видимой красоты человек научается созерцать Красоту невидимую.

В конце 80 х годов художественное образование было дополнено высшим гуманитарным: Екатерина Ивановна поступила в Уральский университет им. Горького на кафедру искусствознания.

– За пять лет учебы в университете мне открылся потрясающе огромный мир культуры, который до того был известен только частично по школе и по знакомым с детства художественным альбомам, хранящимся у нас дома. Теперь же я вдруг полюбила историю и литературу, стала много читать. В школе не было этой глубины и, как следствие, не было особого интереса к этим предметам. А здесь, можно сказать, началось настоящее становление личности.

На летней университетской практике произошло и одно из первых знакомств с Православной культурой. Одно из первых, потому что в детстве было по-настоящему первое удивительное знакомство с Православием, а точнее, с верующими людьми.

– Господь очень нежно меня вел к Себе. Духовная сторона жизни открывалась постепенно, а не «в лоб». Наша семья не была верующей. Мама, Зоя Федоровна Недзельская, преподавала марксистско-ленинскую эстетику. Я же была уверена, что существует только то, что можно пощупать, препарировать и увидеть.

Первые «намеки» на реально существующий духовный мир мне давали наши художественные альбомы: листая их, я видела Христа, Богородицу, отдых Святого Семейства по пути в Египет, сотворение мира и Тайную Вечерю, словом, работы художников разных эпох на библейские сюжеты. Для меня это были просто сюжеты и просто персонажи картин, так как я еще не знала о Евангелии (хотя мне даже приснился сон о том, что я попала на Тайную Вечерю и оказалась в окружении апостолов).

А однажды я повстречалась и с верующими людьми. Это были знакомые нашей семьи, у которых мне довелось пожить некоторое время, пока мама по путевке путешествовала на Кубу. Это были семья Оранских и семья Шишовых, из которых сегодня известны новомученик о. Иоанн Шишов, расстрелянный в селе Мироново в 1918 году и о. Михаил Оранский, погибший в ГУЛАГе. Внучка о. Иоанна училась с моей мамой в художественном училище после войны.

Эти крепкие и дружные семьи дарили тепло всем своим знакомым. После войны они помогали бедным и голодным иногородним студентам найти жилье, подкармливали их, и дружба с ними сохранялась на долгие годы.

И вот, когда мама отправилась на Кубу, то меня приняли к себе Оранские. 1964 год… а в их доме я вижу иконы с постоянно зажженной лампадой, молитвы перед едой и на сон грядущий… все это потрясло меня своей серьезностью и таинственностью. Они молились в той же комнате, где была и я, потом тушили свет, все ложились спать, а огонек лампадки оставался…

Во время обучения в университете была еще одна встреча с Православием. Произошло это на летней практике, когда мы ездили по Золотому Кольцу. Храмы, фрески, иконы, монастыри… И вдруг одна моя сокурсница заявляет, что хочет креститься, что она уже съездила в Сергиев Посад, с кем-то договорилась о совершении таинства и теперь зовет нас присоединиться! Мы туда приехали, зашли в храм, и я явно ощутила: если я сейчас дерзну креститься, то моя жизнь должна коренным образом измениться, а я пока к этим переменам не готова. Невозможно просто прийти в Церковь и начать в ней как-то жить и что-то делать, нужно быть готовой к новой жизни. Нельзя сказать, что меня эти перемены страшили, но была убежденность, что я должна это сделать осознанно и с любовью. Поэтому крещение мое тогда не состоялось.

На этой же практике была еще одна поразительная для меня встреча. В одном из храмов мы поднимались по лестнице, чтобы посмотреть фреску «Страшный Суд». Лестница также была расписана: там изображались люди в белых одеждах со светильниками, которые спешили на Суд. Самое поразительное – лица их светились радостью. И я подумала: «Как это возможно, чтобы люди бежали на Страшный Суд с радостными лицами?! Какие удивительные люди, какое поразительное стремление!

Но все эти события и впечатления детства и юности были лишь предысторией пути к Богу. В начале 90 х годов, когда и жизнь страны менялась очень быстро, начались конкретные и профессиональные, и религиозные поиски.

– Мы с мамой мечтали организовать школу дополнительного образования для детей, которая бы состояла из различных студий: художественной, танцевальной, музыкальной и даже математической. Обсуждали эту идею с разными педагогами, искали единомышленников и, конечно же, варианты для ее реализации. И в процессе общения с разными людьми (преподавателями, литераторами, художниками) я узнала об учении «Живая этика» Рерихов, затем познакомилась с йогой. На какое-то время меня эти учения увлекли, но там я не смогла найти удовлетворительного ответа на какие-то мои глубинные вопросы. Почему я не оставалась в этих учениях надолго, не могу сказать. Но вот когда я пришла в храм Всемилостивого Спаса на Елизавете, то у меня сразу возникло ощущение – «теперь я дома!». Мы обратились к о. Николаю Ладюку с просьбой крестить нас и наших детей.

После крещения ко мне пришло ощущение, что начинается другая, новая жизнь. Меня не удовлетворяло простое стояние в храме, так как в службе я ничего не понимала. Поэтому через знакомых и книги я пыталась узнать все о православной вере, о храме и службах. Одна из знакомых посоветовала пойти на длительное оглашение, которое проходило в ДК Автомобилистов (ныне Свято-Троицкий кафедральный собор).

Оглашение проводил Свято-Филаретовский институт. У нас была программа: один раз в неделю мы собирались, читали и разбирали Евангелие, изучали вопросы веры и православной духовной жизни. И один раз в месяц приезжал из Москвы катехизатор, которому мы задавали все накопившееся вопросы. Постепенно количество оглашаемых росло за счет друзей и знакомых, организовалось несколько групп, которые впоследствии приютил о. Владимир Поммер в храме Всех Святых.

После вхождения в опыт серьезной церковной жизни стало понятно, что давать детям общекультурное развитие – дело благое, но недостаточное. Чтобы воспитать личность, в образовании должна быть и широта охвата (разнообразие предметов), и глубина. Православие позволяло эту глубину дать. Трудно стать человеком, имея просто набор знаний и умений, но не зная о жизни самого главного.

– Теперь нашу школу мы увидели по-другому: христианский взгляд на мир должен был войти во все предметы, суть Православия должна была выявляться через преподавание всех предметов. И в идеале школа могла бы существовать при храме. Живее всего откликнулся на наши поиски (а с этой идеей мы приходили даже на одно из епархиальных собраний) о. Александр Ураков из храма Вознесения Господня. И занятия в нашей школе начались в храме Вознесения, на 3 этаже, прямо перед алтарем.

Воскресные школы должны были давать знания о Православии, о Боге. А художественная школа должна воспитывать верующих художников. О. Александр сокрушался, что верующих художников не хватает и что он вынужден заказывать иконы неверующим людям. И действительно у Церкви в начале 90 х годов была огромная потребность в художниках: нужно было писать иконы, делать фрески, реставрировать то, что удалось сохранить в советское время. Как это реализовать? С кем?

Хорошо было бы брать маленьких деток и постепенно вводить их в православную художественную культуру… В процессе поиска решения этих вопросов мы выяснили, что очень трудно найти сегодня верующего мастера-иконописца, который мог бы не только преподавать теорию, но и передавать опыт, то есть быть педагогом.

И, наконец, мы нашли в Свято-Филарет¬овском институте преподавателя иконописи Андрея Николаевича Акимова. Почти год мы его уговаривали приехать к нам из Москвы, и в 2007 году он впервые приехал! После первых же занятий мы поняли, что учить иконописи нужно взрослых, так как до иконы человек должен еще «дорасти» и профессионально, и духовно. Особенность детского искусства в том, что ребенок рисует и не замечает искажения, для него все в мире прекрасно и то, что он рисует, также прекрасно.

Но ведь икона пишется по определенным иконографическим канонам, а ребенок просто не замечает искажения канона. У него получается лубок, картинка, но не икона.

Сегодня иконописная мастерская в Храме-на-Крови трудится так: раз в полгода приезжает Андрей Акимов и проводит мастер-класс, и каждую неделю ученики и преподаватели собираются для выполнения текущих упражнений (растирают краски, готовят доски, делают прориси, копируют иконы или самостоятельно работают над иконой).

У каждого свой темп, свой уровень мастерства. Кстати, это целиком добровольческий проект: все, кто приходит в школу, «сбрасываются» на приобретение красок, досок, на приглашение мастера, потому что хотят заниматься иконописью. Мотивы же прихода в школу могут быть совсем разными.

– Некоторые приходят из любопытства, даже не подозревая сколь сложен и длителен процесс написания иконы. А некоторые сразу заявляют: «Мне нужно поскорее выучиться, так как я хочу на иконах зарабатывать». Таким людям приходится объяснять, что они не туда попали, что мы на иконописи не зарабатываем, что у нас нет потока, а тем более быстрого обучения. Два года люди учатся писать прориси, потом приступают к учебной работе, затем пробуют сделать самостоятельную работу на доске. И тут сроки обучения зависят не только от таланта студента, его образования и желания работать, но и от специфики иконописи.

В древней Руси иконы писали монахи, люди, уделяющие особое внимание своей духовной жизни. Не случайно великий русский иконописец Андрей Рублев прославлен в лике святых как преподобный. Сегодня (так получается) иконописи можно научиться не только в монастыре, но и в школе. Но научиться технике – не самое главное. Невозможно написать икону только руками – нужна душа. Да, и душа, очищенная от страстей, борющаяся с ними, настроенная на покаяние, имеющая опыт молитвы.

– Мы напрямую не говорим человеку, что ему необходимо пройти оглашение, участвовать в таинствах. Но постепенно до людей доходит, что это им нужно (это происходит и благодаря нашему общению, и благодаря их общению с иконой).

Человек ищет встречи с Богом, когда видит иконописеый образ. Икона – это богословие в красках, а не просто краски, техника. Поэтому в школе остаются не все: на сегодняшний день у нас 12 постоянных учеников (возраст студентов от 14 до 60 лет). Икона должна трогать сердце современного человека, а значит, иконографический канон должен быть выражен каким-то современным живописным языком. Без осознанной, серьезной церковной жизни тут не обойтись.

Некоторым студентам мы советуем сначала походить в художественную школу при храме, где бы они смогли получить начальное художественное образование, а потом уже приходить к нам. Ведь в конце обучения человек должен написать самостоятельную работу. Хотя в иконописи, как и в духовной жизни, обучение не может закончиться, совершенствоваться человек должен всю жизнь.

Иконописная школа для взрослых при Храме-на-Крови – это миссионерский проект. И Екатерина Ивановна убеждена, что начать заниматься иконописью может любой сочувствующий Православию человек. Школа призвана помочь увидеть Истину и начать идти к ней через иконопись. Ведь именно в ней может состояться первая встреча человека с Богом, с православной художественной культурой, понять, прочувствовать, увидеть глубину которой возможно только уже на пути духовной жизни.

Беседовала Ксения Кабанова

Мастерская имени преподобного Андрея Рублева учит екатеринбуржцев создавать иконы

Екатеринбург, 20 ноября, «Информационное агентство Екатеринбургской епархии». В течение семи лет в екатеринбургском Храме-на-Крови работает иконописная мастерская имени преподобного Андрея Рублева. В школу иконописи приходят не только профессиональные художники, но и люди, которые никогда не держали кисть в руках. Мастерская помогает понять, что такое икона и как она создается. Обучение в школе помогает постичь образ во всей полноте через пристальное вглядывание, молитвенное обращение к лику, поэтому занятия здесь не ограничены по времени.

Мастерская начиналась с двух человек. Долгое время не удавалось найти иконописца, и, наконец, такого педагога — Акимова Андрея Николаевича — нашли в Москве. Школа не ставит своей целью воспитать артель иконописцев. Здесь взрослые ученики, прежде всего, учатся познавать и постигать икону и пробуют ее написать. По словам директора и преподавателя иконописной мастерской Екатерины Ивановны Недзельской, написать икону без веры невозможно.

«Неверующий человек не может приступить писать икону, он может сделать стилизованную работу, механическое копирование. Мы понимаем, что вера — это основа для начала занятий.

Наличие художественного образования у нас не обязательно. Конечно, надо, чтобы люди умели брать в руки карандаш, разводить краски. Но даже и в том случае, когда человек приходит совсем без образования, мы предлагаем ему ходить с нашими детьми в художественную школу – это будет минимальным дополнением к нашим занятиям. Или наоборот — наши занятия становятся дополнением к тому, что изучается в художественной школе», — рассказала Екатерина Ивановна.

Вот пожалуй все, что нужно для иконы — навыки рисования и вера в Бога.

За годы работы в мастерской уже сложились свои традиции. Прежде всего — это пошаговое обучение иконописи через постепенное изучение иконы, ее созерцание, молитвенное проникновение в образ. Подробно изучаются древние прориси до 17 века, затем осваивается технология изготовления иконы – подготовка доски, разведение и нанесение красок. Конечный этап — создание учебных работ на фанере. Также каждый год здесь проводит мастер-классы московский художник-иконописец Андрей Николаевич Акимов. Уже закончивший школу Андрея Рублева ее ученик — художник Олег Матвеев организовал свою иконописную мастерскую на приходе храма во имя святителя Иннокентия Московского, где он занимается реставрацией и пишет иконы.

Сюда приходят люди разных возрастов и интересов, но всех их объединяет одно — желание попробовать свои силы в непростом деле иконописи. Мастерская учит не только этапам работы над созданием иконописного образа — от прориси до законченной учебной работы на доске, но и помогает ученикам развивать в себе качества, без которых невозможно написать не только икону, но даже ее эскиз.

Видеосюжет

 

Акимов, Андрей Игоревич — ПЕРСОНА ТАСС

Родился 22 сентября 1953 г. в Ленинграде (ныне — Санкт-Петербург) в семье военного инженера.

В 1975 г. окончил Московский финансовый институт (ныне — Финансовый университет при правительстве РФ) по специальности «международные экономические отношения».

В 1974-1987 гг. работал по Внешторгбанке СССР, в 1985-1987 гг. был заместителем генерального директора отделения Внешторгбанка в Цюрихе (Швейцария). Затем в 1987-1990 гг. работал генеральным директором советской заграничной внешнеторговой кредитной организации Donau Bank (Донау банк, Вена, ныне — ВТБ Банк Австрия).
В январе 1991 г. в Вене Андрей Акимов основал и стал управляющим директором финансовой компании Investment Management & Advisory Group («Инвестмент менеджмент энд эдвайзори груп», IMAG), специализировавшейся на инвестициях в энергетику и промышленность России. В частности, в 1990-х гг. компания была финансовым консультантом администрации губернатора Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, привлекла иностранные инвестиции для реконструкции Киришского нефтеперерабатывающего завода. Работал в IMAG до 2002 г. Одновременно являлся штатным советником председателя правления Внешторгбанка.
14 января 2003 г. был назначен председателем правления ЗАО «Газпромбанк» (ныне — АО). Под руководством Андрея Акимова банк укрепил свою позицию как третье в России кредитное учреждение по объему активов. Также Акимов принимал участие в превращении «Газпрома», основного клиента банка, в вертикально интегрированную корпорацию. С 16 июня 2003 г. Андрей Акимов занимает пост заместителя председателя совета директоров кредитной организации.
6 апреля 2018 г. в отношении Андрея Акимова были введены санкции США в рамках закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций».

В 2011-2013 гг. был председателем наблюдательного совета госкомпании «Российские автомобильные дороги».
В настоящее время является членом советов директоров ПАО «Газпром», ПАО «Новатэк», АО «Роснефтегаз», членом наблюдательного совета хоккейного клуба ЦСКА.

Награжден орденами Почета (2008), «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2013), Александра Невского (2017).

иконописная мастерская иконописца Алексея Маслова


ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ АЛЕКСЕЯ МАСЛОВА

 

__________________________________________________________________________________________

Иконописная мастерская под руководством художника-иконописца Алексея Павловича Маслова ведет свое начало с 2000 года. Благословение на труды были получены непосредственно от Святейшего Алексия II, патриарха Московского и всея Руси.

 

Маслов Алексей Павлович родился в 1974 году. В 1989 г., после окончания художественной школы-десятилетки поступил в МХПУ миниатюрной живописи в селе Федоскино. В 1994 году поступил в МГАХИ им. Сурикова, факультет станковой живописи, мастерская Н.И. Андронова. Принимал участие в росписи Казанского собора Оптиной пустыни с группой студентов под руководством профессора Е.Н. Максимова в 1999 г. Закончил институт в 2000 году. Дипломная работа была в технике фреска «а-секко», т.е. фреска по-сухому и являлась монументальной росписью храма Успения Божией Матери с. Степановка I Мелитопольского района в 1998 — 2000 гг. В 2000 году эскизы и фотографический стенд, представляющие роспись Успенского храма, были представлены на выставке выпускников Суриковского института, проводимой в Центре славянской письменности и культуры.

После окончания института Алексей Маслов получал уроки мастер-класса в иконописной мастерской Ирины Васильевны Ватагиной при храме свт. Николая в Кленниках.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

За 18 лет деятельности лично Алексеем Павловичем Масловым написано множество икон для разных храмов Москвы, Подмосковья и для частных лиц; разработан и написан иконостас для храма свт. Николая в с. Федоскино; расписан фреской «a secco» храм Успения Пресвятой Богородицы в с. Степановка I; вместе Наталией Петровной Масловой разработаны и написаны два иконостаса и перегородка между летним и зимним храмами в храме Успения Божией Матери в с. Мышкино Можайского района (архитектор проекта реконструкции храма Васнецов Н.Б.).

Мастерская принимает как частные заказы на мерныесемейные, именные и венчальные иконы, так и заказы на написание иконостасов, настенной росписи храмов и мозаики.

 

 

 

 

В своей работе мы сохраняем и блюдем традиции высокого искусства Московской школы иконописи XV-XVI веков. Мы почитаем мастерство таких иконописцев как Феофан Грек, Андрей Рублев, Даниил Черный и Дионисий с сыновьями. Следуя традиции преемственности, наша иконописная мастерская часто обращается к Византийским подлинникам как к образцу иконописания. Иконы пишутся пигментами, замешанными на яичной эмульсии, на липовых залевкашенных меловым левкасом досках. 

В фонах икон используем сусальное золото, которое мы кладем на водку, лак Мордан или на полимент. В разделке одежд святых мы используем сусальное и твореное золото.

Сроки написания икон от 10 дней, в зависимости от сложности композиции, размера иконы и количества заказов в мастерской.

Основным достоинством нашей иконописной мастерской является то, что помимо икон мы владеем техникой монументальной живописи и мозаики. Несколько храмов расписаны нашими мастерами в разных уголках России.

Техника росписи стен храмов и общественных зданий мы выполняем как в технике классической фрески (по-сырому), фрески а-секко (по-сухому), так и акриловыми красками.

Для удобства приобретения и заказа икон на сайте работает Интернет-магазин>

 

Екатерина Шеко: Иконы новомучеников надо «рождать»

За ликами святых, которые смотрят на нас с икон в храмах и наших домах, незримо стоит не только   тот, к кому обращена молитва, но и человек, создавший образ. Иконописцы сегодня востребованы только успевай писать для восстанавливаемых и новых храмов, да и в иконных лавках образа не задерживаются. Многие художники, оставив привычную живопись пробуют себя на поприще иконописи. Но соприкосновение с сакральным миром требует от человека не только умения рисовать, особой жизни и подготовки. Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет первым стал готовить профессиональных иконописцев.

О воспитании иконописцев и современной иконописи рассказывает заведующий кафедрой иконописи факультета церковных художеств, доцент, заведующий научным отделом базы данных по иконографии и восточно-христианского искусства Екатерина Дмитриевна Шеко.

Екатерина Дмитриевна, чем для вас притягателен мир икон?

Моя жизнь на протяжении последних двадцати пяти лет неразрывно связана с иконописью. Для меня это настолько органично, совершенно естественно, и вне этого я себя не представляю. Я даже не задавалась вопросом, почему именно это мое.

Как давно Вы преподаете в Свято-Тихоновском университете? Зачем Вы сюда пришли?

Я здесь с самого начала. Я поступила учиться в мастерскую Ирины Васильевны Ватагиной с первым набором в 1992 году. Окончила полный курс, включающий и богословские дисциплины, и технику иконописи. Преподаю на кафедре с 1998 года. Наш факультет был первым высшим учебным заведением в области иконописи и церковных художеств. Вуз, дающий не только художественную подготовку, но и богословские знания.

Писать иконы — это ремесло или дар Божий?

Это не ремесло в любом случае. А в какой степени это является даром Божиим, зависит от конкретного человека.

Но зачем тогда иконописцу высшее образование? Найди себе учителя, обучись премудростям и пиши, развивай дар?

Сегодня сложилась такая ситуация, что учителя иконописи, которые существуют вне ВУЗов — это, как правило, «иконописцы-любители». Для того, чтобы учить человека иконописи, надо хорошо представлять, что такое методика преподавания этого предмета, как найти кратчайший путь к освоению техники, какие есть методы создания композиции, художественного образа. Вот педагогика — это точно дар Божий, а не ремесло. Сегодня, к сожалению, многие люди, которые сами едва-едва научились рисовать и пишут что-то такое, что похоже на иконы, еще берутся учить других, потому что им кажется, что это легко дается. В Москве есть и годичные, и 2-х месячные, и даже недельные экспресс-курсы «иконописи». Иконы сегодня вообще пытается писать всякий мало-мальски рисующий человек. Причем сразу тащит этот «товар» в лавку и требует денег.

Как вы отбираете поступающих учиться на ваш факультет?

У нас очень строгий отбор, потому что к нам идут, и идут достаточно уже обученные люди: после художественных училищ, и даже ВУЗов. То есть это профессионально рисующие люди, и многие из них уже состоялись как художники, как академические рисовальщики. Мы отбираем их очень тщательно, потому что они кроме наличия мастерства должны быть верующими людьми. Это обязательный критерий.

Мы не берем просто по результатам ЕГЭ. Не берем, потому что не знаем, кто к нам приходит. А когда человек сдает четыре экзамена (просмотр домашних работ, живопись, рисунок, копирование), мы с ним достаточно хорошо знакомимся. В качестве домашнего задания абитуриент не обязательно представляет иконы — это могут быть рисунки, пейзажи, портреты и т.д. В этом плане для поступающих будет худшим вариантом показывать свои иконы, потому что тогда у него меньше шансов поступить, поскольку сразу становится понятным его уровень. Хотя некоторых мы берем. Вот, например, у нас учились два человека из Иерусалима, прошедшие обучение иконописи в греческих монастырях.

Сейчас для людей становится важным не только наличие документа об образовании, но и системность знаний, обучение в проверенной школе, результаты. У нас уникальный, сложившийся за пятнадцать лет коллектив и отсутствие текучки кадров. Несмотря на невысокие зарплаты, никто из наших педагогов не уходит. Все, кто у нас работает, живут иконописью.

На занятиях

В каком состоянии находится наша русская школа иконописи?

Мне кажется, у нас нет сегодня школы, есть отдельные люди. Есть художники, которые обратились к церковной тематике и начали писать иконы. Но школы как таковой нет, потому что нет концепции. Никто не знает, как и куда идти, к чему стремиться, что нужно развивать сейчас? За две тысячи лет иконопись прошла через множество разных стилей, различных вариантов воплощения Образа: от самых скупых и аскетичных графических схем, до узорочья и украшательства, которые характерны для 17-го века. Был и период «живописной иконы». Сейчас у Церкви нет концепции в этой области. Мне кажется, что было бы хорошо, если бы священноначалие определилось с направлением хотя бы в общих чертах.

Разве священноначалие может сказать художнику, как ему творить, ведь это идет изнутри человека?

По крайней мере, священноначалие могло бы это обсудить. Сегодня ведь уже полный произвол в области создания икон. Раньше у иконописцев не было телевизора, ни гламурных журналов, ни такого обилия визуальной информации – рекламных картинок на улице, как мы имеем сейчас. Поэтому те люди, которые писали иконы в первые века христианства, и в Средневековье, во времена Рублева, не имели такого зрительного «мусора» в голове. У наших современников все по-другому, и мы от этого никуда не уйдем. Даже, если человек заявляет, что не смотрит телевизор, но какая-то визуальная информация все равно окружает его повсюду, причем не природная. Не то, что художник видит окружающий мир и пытается его изобразить. Но он теперь знает, как это делали тысячи людей до него, при этом не всегда благочестивых и не всегда с хорошими целями. То есть существуют уже сформированные визуальные образы, какие-то мультперсонажи, афишные стереотипы, которые засоряют голову художника. Вот в чем проблема.

Роль иконы за две тысячи лет изменилась?

627_Sheko1По большому счету — нет. Изменился человек, причем особенно в двадцатом веке. Изменилось восприятие образа и восприятие любой картинки. Сейчас икона — это лейбл, логотип. В машине висит, значит все нормально. А какая это икона, и молится ли человек, когда она у него перед глазами, это уже второй вопрос.

Сейчас икона часто воспринимается как элемент церковного антуража. Раньше икона несла в себе познавательный момент: для человека не знакомого с грамотой иконостас раскрывал Евангелие.

Вы думаете, много народу сейчас читают Евангелие? Но если нецерковному человеку попадается сюжет в росписи или на иконе, то он может заинтересовать или зацепить. Иногда сам факт изображения сюжета вызывает вопросы: а почему так? И это является толчком к тому, что человек либо сам пытается узнать о сюжете, либо спрашивает. Сегодня мало кто способен увидеть сюжет. Большинство видит некое плоское изображение, не может обратить внимания на детали, в которых скрыт смысл.

Вот это еще один негативный момент, связанный с изобилием картинок. Но мы работаем для тех, кому это нужно. Чтобы человек мог помолиться перед образом и получить ответ. Я сама слышала, как простой рабочий говорил про лик Спасителя, увиденный им в куполе Исаакиевского собора, что Христос наблюдал за ним, в какой бы точке собора он не находился. Это сказал человек, который не то что духовной литературы не читает, а вообще не церковный. Вот это его зацепило. Вот это образ.

Как получилось, что сегодня для многих икона является не ликом святости, а художественной ценностью, причем не культурной, а материальной?

К сожалению, это есть. Причем среди многих людей, ходящих в церковь. Именно «гламур», жажда получить дорогое, богатое, ценное привели к этому. Если в первые годы после безбожного периода, когда церкви только открылись (это середина и конец восьмидесятых годов ХХ века), был особенно востребован Дионисий. Потому что он очень простой, аскетичный. А сейчас даже священники говорят иконописцу: — «нам не надо вашего Дионисия, у иконы должен быть «имперский стиль»!

Когда восстанавливался храм Христа Спасителя, было много обсуждений, в которых я участвовала как архитектор по проекту реконструкции росписи его интерьера. Все эксперты сначала склонялись к тому, чтобы сделать роспись в стиле Рублева, или мозаику по византийским аналогам. А потом пришел один художник и сказал: «Да что Рублев, можно же лучше сделать!» И тогда всем стало ясно, что «лучше Рублева» не надо, безопаснее делать так, как было, чтобы была хоть какая-то точка отсчета. Потом, сделав такую академическую роспись один раз, художники запустили это в тираж.

К счастью, немного художников владеет высоким искусством академического рисования, только поэтому такая живопись массово пока не заполонила храмы. Если бы художников такого уровня было много, как в девятнадцатом веке, и их работа не была бы такой дорогой, то сейчас все храмы наполнились бы этой живописью.

Считается, что много золота — это престижно, это колоритно, говорит о состоявшейся церковной миссии…

… но при этом сильно отвлекает от молитвы.

Кого-то отвлекает, кого-то привлекает. Это уже вопрос философский. Я считаю, что это должно обсуждаться. Но поскольку ни Церковь, ни священноначалие официально не высказывается, то процесс развивается хаотично.

То есть вы считаете, что необходимо собраться и решить, что иконы будем писать так, а храмы расписывать вот так?

На мой взгляд, это было бы полезно. Я не берусь утверждать, какой стиль надо выбрать, и должен ли быть один стиль для всех, но важен общий принцип. Для себя я этот вопрос решила, у меня достаточно заказов и я могу позволить себе выбирать. Другие тоже поступают, так как хотят. Но если бы со стороны священноначалия было бы некое определение, относительно того, как лучше, то это было бы, на мой взгляд, полезно.

Чудо в Хонех.

У многих людей понятие «иконопись» ассоциируется только с иконами, и на второе место уходит роспись храмов. Почему так происходит?

Трудно сказать. Думаю, что это одно целое. Практически все, кто занимается иконописью, занимается и стенной росписью, и наоборот. Эти вещи не разделяются. Различие здесь только в том, что роспись более трудоемкий процесс. Специфика только в этом. Есть технологические особенности, но они решаемы. Но росписью стен физически тяжело заниматься, бывает трудно куда-то ехать, работать вне мастерской, долго жить в полевых условиях.

Какой сегодня путь у иконы из мастерской в храм и иконную лавку?

На счет лавки не знаю, мои иконы в лавку не ходят. А в храм путь прямой. Настоятель храма приходит, говорит художнику, что нужно, и заказывает необходимые иконы.

Можно говорить о том, что в России сложился рынок икон?

Рынок есть. Он как губка впитывает любые работы художников. Все мои ученики обеспечены заказами, с этим проблем нет. Выгодно ли и престижно быть сегодня иконописцем — вопрос относительный. Да, это стопроцентный кусок хлеба с маслом, но не более. Дворец на деньги от этого тяжелого физического труда не построишь.

Какие иконы сегодня наиболее популярны и востребованы?

Иконы новомучеников. Сейчас их постоянно заказывают, поскольку их в лавке не купишь.

Свщмч. Иоанн Восторгов

Сколько образов новомучеников вы создавали с нуля?

Порядка тридцати. Я пишу в основном по просьбе настоятелей для тех храмов, где служили новомученики.

В чем специфика написания икон новомучеников, в отличие от икон известных святых?

Иконы известных святых писать проще: можно взять известный образец и скопировать. А новомучеников надо «рождать», и это трудно. Вот сейчас я писала икону новомучеников с расстрельных фотографий — это страшно. Они на тюремных фотографиях все обритые, после пытки и перед неминуемым расстрелом. И по лицам видно, что вместе с фотоаппаратом на них направлен пистолет. А надо создать образ святого, уже вне этой реальности.

Когда нет фотографии, даже легче, потому что есть какое-то описание, хоть возраст известен. Тогда берешь аналог и пишешь. Многих святых так и писали.

По каким канонам пишут новомучеников?

Все зависит от его статуса: был ли новомученик монахом, священником, архиереем или мирянином. У клириков с облачением все просто. А мирян отдельно, слава Богу, у нас не заказывают. Обычно они пишутся в составе группы новомучеников, потому что проходили по расстрельным делам вместе с епископом или священниками. Их вообще мало отдельно прославленных.

Св. Алексей Воздвиженский

Это те, кто прославился до гибели какими-то чудесами или молитвенными подвигами, как, например, блаженная Матрона или еще несколько стариц того времени, но таких не много.

Как в иконографии приблизить образ святых-мирян к уже доступным и понятным образам святых?

Это проблема. Я когда пишу такие иконы, то стараюсь выразить это в лике: умиротворением, доброжелательностью взгляда и т.д. Для молитвы лик Божией Матери, например, должен быть приятным, милостивым. А кому-то хочется, чтобы на иконе Спаситель, например, был грозным.

Это зависит от внутреннего состояния человека. Я пытаюсь писать каждую икону как для себя. Естественно, когда пишу, то молюсь по силе возможностей. Не хочу сказать, что я какая-то особая молитвенница, ничего необычайного. Но своих студентов тоже этому учу, чтобы образ был доброжелательным и как бы отвечающим на вопрос, с которым к нему обращаются в молитве. Главное, чтобы был ответ, когда молишься перед иконой.

Образ выдает состояние иконописца. Как вы учите студентов настраиваться писать иконы?

Писать иконы и при этом писать что-то еще — это нереально. Если заниматься иконописью серьезно и искренне, то уже не так интересно писать пейзажи, портреты и другие вещи.

Наши студенты работают каждый день с девяти утра до девяти вечера. Они практически не смотрят телевизор. Вместо этого мы смотрим много изображений икон, и музейные вещи, обсуждаем создание каждого образа, разбираем каждую их работу. Ездим на практики в древнерусские города Новгород, Ростов, Суздаль, где есть отличные музейные коллекции старинных икон.

И несмотря на такой сложный и насыщенный учебный процесс, у нас все студенты доучиваются до диплома.

Как святые помогают писать их иконы?

Трудно сказать, как это происходит напрямую, но очевидно, что помогают.

У вас в университете есть база по иконографии восточно-христианского искусства, что это такое?

Эта база (http://lib.pstgu.ru/icons/ ) была создана по инициативе ректора, отца Владимира Воробьева. В ней собраны изображения православных икон с VI по ХХ век. Их в нашей базе сейчас более трех тысяч. База создается по художественному принципу. В нее отбираются наиболее качественные изображения древнерусских, византийских, балканских и других православных икон. Очень сильно руинированные иконы или с отсутствующими ликами мы в базе не размещаем.

Эта база создавалась в первую очередь как вспомогательный материал для учебного процесса, чтобы каждый студент мог найти себе необходимый материал для работы.

Сейчас многие в силу отсутствия необходимых знаний и вкуса не могут правильно устроить иконостас, зачастую красный угол не самым лучшим филиалом иконной лавки? Что можно посоветовать людям, устраивающим свой домашний иконостас?

Больше всего мне не нравится современная мода на написание мерных икон. Зачастую так бывает, что человек не имея в доме хороших писанных икон Спасителя и Божией Матери, а только маленькие бумажные изображения, вдруг, после рождения ребенка — безусловно, важного события в жизни семьи, — заказывает большую «мерную икону» и платит за это деньги. Вот это полный абсурд!

В старину такие мерные иконы, обычно, заказывались царскими семьями, и писались для специальных молелен, или домовых храмов, где уже был иконостас с большими иконами Спасителя, Божией Матери, и чтимых святых. А сейчас иметь такую длинную и узкую икону, для которой еще надо найти специальное место в квартире – это вдруг стало всеобщим увлечением.

На мой взгляд, лучше заказать икону Богоматери или Спасителя с предстоящими святыми — покровителями всей семьи.

Беседовал Николай Пятницкий

Читайте также:

Светом Христова Воскресения освещена память об Ирине Васильевне Ватагиной (†24.04.07), выдающемся реставраторе, иконописице, профессоре кафедры церковного искусства отделения иконописи Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета.

Вы никогда не задавались вопросом: почему на некоторых иконах лица святых до того суровые и грозные, что страшно смотреть? Зачем святого Христофора изображали с собачьей головой, что делало его похожим больше на египетского бога Анубиса, чем на христианского святого? Допустимо ли изображать Бога-Отца в виде седовласого старца? Можно ли считать иконами изображения святых, ангелов кисти Врубеля, Васнецова?

21 Апр 2010 | Валерия Посашко | Продолжение

Дивный Пасхальный канон — «торжественная песнь радости о Победителе смерти и ада» [13, с. 206] — наряду с глубокими богословскими рассуждениями содержит столь яркие и образные описания самого события Воскресения Христова, что это творение преподобного Иоанна Дамаскина порой кажется своего рода иконографической программой, которую творец канонов заботливо предлагает не только самим иконописцам, но и тем, кто стремится вникнуть и в смысл изображенного события.

5 Апр 2010 | Протоиерей Николай Погребняк | Продолжение

Шотландцы, в отличие от англичан, люди очень живые и во многом на нас похожие, поэтому редко беседы заканчивались только оговоренными темами. Лекции – другое дело. Здесь особенно наглядно выявилась разница между протестантами и католиками. Первые были старательны, не опаздывали, аккуратно вели записи, задавали въедливые вопросы. Со вторыми я ощущал себя как дома, в России. После лекций католикам оставалось чувство, что я старался сеять против ветра.

5 Апр 2010 | Журнал «Парфенон» | Продолжение

В главе об иконостасе учебники Закона Божия или ОПК рассказывают обычно о высоком русском пятиярусном иконостасе. Почему для рассказа об иконостасе выбирают именно его пятиярусный вид, рассказывают протоиерей Сергий ПРАВДОЛЮБОВ и Лариса ГАЧЕВА, иконописец.

Один из ведущих специалистов в данной области, Самвел Аветисян, на вопрос корреспондента журнала «Эксперт», является ли бренд-менеджер чем-то вроде мессии, скромно отвечает: «Скорее пастырь, духовник, как бы цинично это ни звучало. И сегодня человек по воскресеньям, минуя церковь, посещает IKEA, решая, по сути, те же психотерапевтические задачи».

10 Мар 2010 | Журнал «Парфенон» | Продолжение

Может ли современная икона стать чудотворной? Да, может. Пример тому – знаменитая «Неупиваемая Чаша». Автор чтимого образа – иконописец Александр СОКОЛОВ считает, что любая икона чудотворная, в церковном искусстве главное – возможность сосредоточиться и заняться собственной душой.

5 Мар 2010 | Журнал «Нескучный Сад» | Продолжение

Эпоха иконоборческих споров, сотрясавших христианский мир в VIII-IX веках, оставила неизгладимый след в истории Церкви. Отголоски этого спора слышны в Церкви и по сей день. Это была жесточайшая борьба с жертвами с обеих сторон, и с величайшим трудом одержанная иконопочитателями победа вошла в церковный календарь как праздник Торжества Православия.

Икона «Торжество Православия» содержит множество загадок. По сути, это икона об иконе, рассказывающая о завершении периода иконоборчества. Почему же здесь изображена огромная икона Богородицы и три маленьких — Спасителя?

Икона Христа занимает центральное место любого иконостаса, но вариантов ее написания не так много. С чем связана эта сдержанность, как появилось первое изображение Христа и о чем спорили иконоборцы, корреспонденту «НС» рассказала искусствовед Ирина ЯЗЫКОВА

Современную цивилизацию в последние два десятилетия принято рассматривать уже как «цивилизацию риска»; техника дала человеку власть над природой, но при этом сделала его своим рабом.

Почему, глядя на каноническую икону, мы испытываем необычное чувство – будто мы видим особый мир, более возвышенный и светлый, чем наша повседневность? Во-первых, конечно, потому, что на иконах изображены святые жители Неба. А во-вторых, потому, что и сам способ изображения – необычный.

«Да будет воля моя…» Классический случай, когда жизнь без сомнений воспринимается нами как нормальная, правильная, здоровая. Нет сомнения, что я знаю лучше, какая женщина нужна моему сыну, какая профессия дочке, какая марка машины зятю. И мы просим: подкрепи, Господи, мои неопровержимые доводы, скажи всем им, что я права.

Среди множества изображений святых Православной Церкви иконы святителя Николая занимают особое место: не было на русской земле места, где не почитали бы святителя Николая, где не было бы его икон.

На иконе «Битва суздальцев с новгородцами» мы видим высокие крепостные стены Новгорода, под ними идет сражение. Почему для иконы выбран такой странный сюжет, почему святые не поладили между собой и о чем можно молиться перед этой иконой?

Чудеса от иконы Казанской Пресвятой Богородицы начались еще задолго до ее обретения и всенародного прославления.

Однажды насельники Иверского монастыря увидели на море огненный столп высотой до неба – он поднимался над образом Богоматери, стоящим на воде. Иноки хотели взять икону, но чем ближе подплывала лодка, тем дальше в море уходил образ…

Число почитаемых икон достигает семисот. Откуда взялось такое множество образов и как в них ориентироваться, «НС» объяснила искусствовед Ирина ЯЗЫКОВА, заведующая кафедрой христианской культуры в Библейско-богословском институте Святого апостола Андрея, автор книг о русской иконе.

15 Окт 2009 | Журнал «Нескучный Сад» | Продолжение

«Если икона не получается, – объясняет Виктория, – ее счищают скальпелем и начинают работу заново. Силуэт менять, конечно, сложнее, но для этого и учат рисунку, чтобы потом переделывать не приходилось».

Сегодня процесс изготовления темперы почти не отличается от древнего: основные ингредиенты – яичный желток и пиво или вино. А я-то подумала, что холодильник в мастерской – только для «подкрепления братии»!

Именно там я впервые услышала о Христе и увидела Его облик. История земной жизни Спасителя была не похожа на сказку. Даже тогда для детского сознания было ясно, что придумать «легенду» о распятии и о муках на кресте, подробности о терновом венце и о бичевании невозможно

22 Сен 2009 | Мария Дегтярева | Продолжение

Галерея работ мастера иконописца А. Ю. Сафронова

Иконописец, завершая икону, надписывает имя Того, чей Лик явлен на иконной доске. И происходит соединение имени и образа, слова и изображения — рождается Икона. Икона — не художественный образ, рожденный фантазией иконописца, она — соборное творение всей Церкви.

Курсовые и дипломные работы А.Ю. Сафронова

Иконы Божией Матери А.Ю. Сафронова

Воскресение Христово

Воскресение Христово

Фрагмент иконы «Воскресение Христово»

Фрагмент иконы «Воскресение Христово»

Фрагмент иконы «Воскресение Христово»

Господь Вседержитель

Господь Вседержитель (реконструкция иконы Андрея Рублёва)

Фрагмент иконы «Господь вседержитель»

Фрагмент иконы «Воскресение Христово»

Господь Вседержитель

Дары Волхвов

Дары Волхвов (авторская работа)

Фрагмент иконы «Дары Волхвов»

Фрагмент иконы «Дары Волхвов»

 

Нерукотворный образ Господа нашего Иисуса Христа

Нерукотворный образ Господа нашего Иисуса Христа

Фрагмент иконы «Нерукотворный образ Господа нашего Иисуса Христав»

Спас нерукотворный

Спас Нерукотворный

Венчальная пара

Венчальная пара Венчальная пара    

Рождество Христово

Рождество Христово

Фрагмент иконы «Рождество Христово»

 

 

Святой Ангел Хранитель и Архангелы

Святой Апостол Андрей первозванный

Святая блаженая Матрона Московская

Святая блаженая Матрона Московская

Фрагмент иконы «Святая блаженая Матрона Московская»

Фрагмент иконы «Святая блаженая Матрона Московская»

Святая блаженая Матрона Московская в окладе

Святая благоверная княгиня Анна Кашинская, блаженный Николай Псковский

Святая благоверная княгина Анна Кашинская Николай Псковский    

Св. муч. Георгий победоносец

Св. муч. Георгий победоносец

Фрагмент иконы «Св. муч. Георгий победоносец»

 

 

Святая мученица Дария

Мерная икона «Святая мученица Дария»

Фрагмент мерной иконы «Святая мученица Дария»

Фрагмент мерной иконы «Святая мученица Дария»

 

Святая мученица Ирина, святая равноапостольная Елена, святая равноапостольная Нина грузинская

Святая мученица Ирина

Фрагмент иконы «Святая мученица Ирина»

Святая равноапостольная Елена

Святая равноапостольная Нина грузинская

Святой мученик Иустин Философ

Святой мученик Иустин Философ

 

 

 

Святые мученики Лаврентий и Стефан (диаконские двери)

Святой мученик Лаврентий

Фрагмент диаконской двери «Святой мученик Лаврентий»

Святой мученик Стефан

Фрагмент диаконской двери «Святой мученик Стефан»

Святой мученик Феодор Тирон, Франциск асизский

Святой мученик Феодор Тирон

Фрагмент иконы «Святой мученик Феодор Тирон»

Франциск асизский

 

Святой преподобный Аристоклий Афонский

Святой преподобный Аристоклий Афонский

Фрагмент иконы Святой преподобный Аристоклий Афонский»

Фрагмент иконы Святой преподобный Аристоклий Афонский»

 

Святой преподобный Аркадий новоторжский

Святой преподобный Аркадий новоторжский

Фрагмент иконы «Святой преподобный Аркадий новоторжский»

 

 

Святой преподобный Серафим Саровский

Святой преподобный Серафим Саровский

Фрагмент иконы «Святой преподобный Серафим Саровский»

Святой преподобный Серафим Саровский с медведем

Фрагмент иконы «Святой преподобный Серафим Саровский с медведем»

Святой преподобный Сергий Радонежский

Святой преподобный Сергий Радонежский

Фрагмент иконы «Святой преподобный Сергий Радонежский»

Фрагмент иконы «Святой преподобный Сергий Радонежский»

 

Святой преподобный мученик Игорь Черниговский

Святой преподобный мученик Игорь черниговский

Фрагмент иконы «Святой преподобный мученик Игорь черниговский»

 

Святой преподобный Герасим со львом

Святой преподобный Герасим со львом

Фрагмент иконы» Святой преподобный Герасим со львом»

 

Святой пророк Иоанн Креститель

Святой пророк Иоанн Креститель

Фрагмент иконы»Святой пророк Иоанн Креститель»

Святой пророк Иоанн Креститель

Фрагмент иконы»Святой пророк Иоанн Креститель»

Святые страстотерпцы Борис и Глеб

Святые страстотерпцы Борис и Глеб

Фрагмент иконы»Святые страстотерпцы Борис и Глеб»

Фрагмент иконы»Святые страстотерпцы Борис и Глеб»

Фрагмент иконы»Святые страстотерпцы Борис и Глеб»

Святая Троица

Святая Троица

Фрагмент иконы «Святая Троица»

Фрагмент иконы»Святая Троица»

 

Святитель Алексей Московский

Святитель Алексей Московский

Фрагмент иконы «Святитель Алексей Московский»

 

Святитель Николай Чудотворец

Святой преподобный Вадим

Святой преподобный Вадим

Фрагмент иконы «Святой преподобный Вадим»

 

Апостолы

Апостолы Петр и Павел

Фрагмент иконы «Апостолы Петр и Павел»

Фрагмент иконы «Апостолы Петр и Павел»

 

Святой царь и пророк Соломон

Святой Соломон (авторская работа)

 

 

Святая Соломия мироносица

Святая Соломия мироносица (фрагмент иконы)

Святая Соломия мироносица

 

Святой великомученик и целитель Пантелеимон

Святой великомученик и целитель Пантелеимон

 

Иконописец делает новую христианскую икону Stock Photo

Похожие изображения

Пожилая женщина-иконописец

Православный иконописец

В мастерской иконописи. Художник

Православный иконописец. Изображение руки художника крупным планом

Женщина-иконописец

иконописец Андрей Рублев

Памятник известному русскому иконописцу Андрею Рублеву.

Памятник Андрею Рублеву, русскому иконописцу 15 века

Иконописец

Памятник Андрею Рублеву, известному русскому иконописцу

Иконописец Андрей Рублев, Владимир, Россия

Икона «Троица Рублева»

Художница пишет иконы в иконописной мастерской

Рабочий стол иконописца с банками различных красок и цветов, Кисти и краски для рисования, художественное оборудование

.

Иконок художника — 8,925 бесплатных векторных иконок

  • Авторы
  • Пакеты
  • Дополнительные инструменты

    Прочие товары

    Freepik
    Бесплатные векторы, фото и PSD

    Онлайн-редактор Freepik
    Редактируйте свои шаблоны Freepik

    Slidesgo
    Бесплатные шаблоны для презентаций

    Истории
    Бесплатные редактируемые иллюстрации

    Инструменты

    Образец значка
    Создавайте шаблоны значков для своих обоев или социальных сетей

    Google Suite

    Иконки для слайдов и документов
    +2.5 миллионов бесплатных настраиваемых значков для ваших слайдов, документов и таблиц

    • Español

    • английский

    • Deutsch

    • Português

    • 한국어

  • Стать автором
  • Стоимость
  • Бесплатная регистрация
  • Войти

Авторизоваться
регистр

Редактировать профиль


  • Загрузки

    Что это?


  • Моя подписка


  • Следующий


  • Поддержка



  • Выйти

.