Содержание

Аврелий Августин, биография, история жизни, факты.

Рождение и детство

Кто бы мог подумать, что появившись на свет в далеко не богатой семье, Августин Аврелий в скором времени станет одним из величайших теологов и философов своего времени известных и поныне. Его матерью была никто иная как сама Святая Моника — богочестивая христианка, сделавшая неоценимый вклад в развитие Августина. Отец же был мелким землевладельцем, исповедовавшим язычество, что так же во много повлияло на формирование сознания мыслителя.

В юные годы у Августина не было тяги к греческому языку, который считался едва ли ни основным предметом, изучаемым в школе. Мальчишка был пленён латинской литературой, и безмерно увлекался театром. Закончив школу в Тагасте, юный Августин продолжил своё обучение в соседнем культурном центре – в Мадавре.

Юность

В 370 году, в возрасте 16 лет, благодаря финансовой поддержке одного из самых богатых жителей Тагаста, Августин отправился обучаться риторике в славный город, сыгравший немалую роль в становлении Августина как философа — Карфаген.

Изначально, в Карфагене, изучение наук отошло для Августина на второй план. Проникшись духом культурного мегаполиса, Августин ходил в театр, посещал церкви и, конечно же, заводил знакомства с девушками. Можно сказать, что в этот период Августин вел довольно распутный образ жизни — забыв о своей основной цели пребывания в Карфагене, он предавался плотским утехам, легкомысленно бросаясь в объятия юных красавиц. Сам Августин, в более зрелом возрасте, будет оценивать своё поведение в юношеские годы со всей христианской строгостью, искренне раскаиваясь и коря себя за беспечность.

В 17 лет Августин впервые стал отцом. Неизвестная девушка, с которой он в дальнейшем прожил в гражданском браке 13 лет, родила ему сына, который был назван Адеодат (Данный Богом — A Deo Datus).

Спустя год после рождения сына Августин знакомится с творением великого Цицерона под названием «Гортензием». Этот труд пробуждает в нём тягу к духовности. С этого времени философия стала  его страстью, а немного позже к его увлечениям добавилась и Библия.

Тем не менее, не смотря на постоянное изучение священной книги, в скором времени  Августин вступил в популярное тогда религиозное течение — манихейство (псевдорелигия, объединяющая изначально христианско-гностические представления о мире, буддизм и зороастризм). Примерно в это же время Аврелий стал преподавать риторику в Тагасте и Карфагене. Он активно пропагандирует манихейство, занимается изучением манихейских сочинений, агитирует своих друзей и знакомых примкнуть к данной религии.

Более позднее время

На протяжении 9 лет Августин перебывал в духовном поиске, размышляя над вопросами веры. Так и не найдя ответы на них в манихейских аксиомах, в 383 году он постепенно отошел от данной религии. Отчасти, сомнения Августина в манихействе вызвало его знакомство с епископом манихеев Фавстом — довольно изощренным в разговорах проповедником, но абсолютно неосведомленным в грамматике, логике, риторике, философии и других свободных науках. На смену манихейству приходит увлечение философией академического скептицизма.

Примерно в это же время Августин принял решение отправиться на поиски должности учителя в Рим, но задержаться там больше чем на год он не смог. Немного позже он все же начал преподавательскую деятельность, только уже в  Медиолане (современный Милан). Именно здесь, изучив работы Платона в переводе на латынь, Августин впервые знакомится с неоплатонизмом, который представляет Бога как бытие, неподвластное опытному познанию. После беседы с Амвросием Медиоланским, к Августину приходит понимание рациональности раннего христианства. Амвросий произвёл на Августина неизгладимое впечатление, навсегда оставшись для него величайшим учителем никейской ортодоксальности. В 387 г. в канун Пасхи, Августин и его сын Адеодат приняли крещение от митрополита Амвросия. Сейчас на месте крещения Августина, одного из величайших отцов церкви, возведён храм — легендарный Миланский кафедральный собор Дуомо. После крещения Августин был решительно настроен вернуться на родину и забрать с собой мать, однако по пути родную провинцию Нумидия, 56-летняя Моника скоропостижно скончалась в небольшом городке Остия, где и была похоронена.

388 год Августин полностью провёл в Риме. Здесь он коротал время за написанием первых двух книг своего трактата «О свободном решении». Ему было суждено воочию увидеть падение Капитолия. В это же время народ ринулся к захоронениям христианских великомучеников. Изучая обительскую жизнь, Августин нашёл в ней искомый «мир и покой» для развития мысли и обогащения духовности.

Возвращение

Дальнейшая жизнь Августина посвящена христианству, богослужению и церкви. По возвращению на родину Августин был определен священником в городе Гиппон, после стал епископом. Он занимался активной борьбой со всякого рода ересями, стал автором многочисленных работ посвященных христианской философии, в числе которых: «Исповедь», «О граде Божием», «О троице».

На деньги, оставшиеся от родителей, Августин возвел монастырь, который стал пристанищем для него самого и его немногочисленных друзей. В последние годы жизни Августин был полностью обращён  в веру — всё свободное время он проводил придерживаясь поста и читая молитвы. Истинно христианскую жизнь он понимал, как жизнь в уединении — на расстоянии от внешнего мира.

Философия

Философия Августина Аврелия — это неординарная комбинация  христианского религиозно-мифологического миропонимания с философским осознанием вопросов мироздания.В своих трудах Августин не раз упоминает о важности и пользе знания философии.

Работы Платона и неоплатоников стали базой философской теологии Августина. Именно такой философский строй в его представлении особенно точно и полно должен донести всем правильность христианского вероучения. Августин провел очень глубокую и кропотливую работу, основной целю которой было придание христианских «очертаний» платонизму и неоплатонизму. Для этого Августином были абсолютизированы те основы учений, которые соответствовали христианству, и отброшены те, которые были недопустимы. В конечном итоге, платонизм и неоплатонизм в течение долгого времени воспринимались европейскими философами в том разрезе, который был продемонстрирован великим мыслителем, а именно в христианизированной, неполной форме.

Бог является центром доктрины Августина. Базируя свою концепцию на неоплатонизме, Августин заявляет, что Бог — это нематериальный, всесильный и всевластный Абсолют, а выше него – ничего нет и быть не может. В то же время он отрицает неоплатоническую теорию, согласно которой Бог един с миром, так как он его излучает. Бог как создатель мира совершенно не зависит от природы или человека. Они же, в свою очередь,  —  целиком и полностью зависимы от него.

Не стало Августина Блаженного, как часто его называют современные философы, в возрасте 76 лет.

«Исповедь», написанная Августином в 43 года, является первой автобиографией в истории. Именно благодаря этому труду мы имеем представление о жизни и деяниях одного из известнейших отцов христианской церкви — блаженного Августина.

Цитаты Аврелия Августина

  • Время лечит любые раны.
  • Почему душа больше радуется возврату потерянных любимых вещей, чем их постоянному обладанию?
  • Если бы Бог назначил женщину быть госпожой мужчины, он сотворил бы ее из головы, если бы — рабой, то сотворил бы из ноги; но так как он назначил ей быть подругой и равной мужчине, то сотворил из ребра.
  • Мир — это книга. И кто не путешествовал по нему — прочитал в ней только одну страницу.
  • Если ты любишь человека таким, какой он есть, то ты любишь его. Если ты пытаешься его кардинально менять, то ты любишь себя. Вот и всё.
  • Философией называется не самая мудрость, а любовь к мудрости.
  • Если вы страдаете от несправедливости нехорошего человека — простите его, а то будет два нехороших человека.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Реальная жизнь Августина Аврелия

Первого из великих христианских философов Августина Аврелия католическая церковь называет Святым, а православная — Блаженным, но обе равно чтут память о нем: католики — 28 августа, а православные — 15 июня по юлианскому летосчислению. Епископ Гиппонский — один из Отцов церкви и автор гениальной «Исповеди» оказал влияние на направление западной философии.

Римский гражданин Аврелий Августин (Aurelius Augustinus) родился на территории современного Алжира. В день когда это произошло, 13 ноября 354 г., родной город будущего философа Тагаста располагался в Нумидии (историческая область в Северной Африке). Во времена Августина, в 4 веке, Африка была измученной налогами отсталой колонией. Свое родовое имя Аврелий семья Августина получила после того, как в 212 г. император Каракалла дал его предкам римское гражданство. Его отец, Патриций, принадлежал к классу свободных мелких землевладельцев средней руки. Он занимал должность decurio — чиновника местного муниципалитета и был язычником, а мать Моника — христианкой.

Основатели религий в реальной жизни: Будда

Родители Моники тоже были христианами. В 22 года она родила Августина, у которого были брат и сестра. О сестре ничего не известно, а брат Навигий позже появился в кругу последователей Августина в Кассициаке и Остии. Мать играла в семье главную роль и занималась религиозным воспитанием детей. В своей знаменитой «Исповеди» (Confessiones) Августин назовет влияние матери инструментом милости Божией в своей жизни. Однако в детстве он не был крещен, только оглашен, — в те времена в Африке опасались рано крестить детей, чтобы у них потом было меньше причин отпасть от веры. Многие принимали крещение лишь на смертном одре. Скорее всего Моника назвала сына Августином, что означает «маленький император».

О жизни Августина мы знаем благодаря его «Исповеди», которую он написал, когда ему было 43 года. Эта первая в истории автобиография охватывает первые 33 года жизни Августина.

Моника спокойно переносила измены Патриция и, как пишет Августин, «никогда по этому поводу не было у нее с мужем ссор». Рачительный хозяин Патриций, о котором сын мало рассказал, был озабочен тем, чтобы дать детям хорошее образование. Только образованный мужчина мог обеспечить своих родителей в старости.

Августин ненавидел школьное обучение из-за дисциплины и зубрежки. Именно по этой причине он невзлюбил греческий язык, который на школьной скамье ему буквально вколачивали. В Римской империи того времени господствовали два языка: греческий и латынь. Любой желающий участвовать в интеллектуальной жизни или сделать карьеру в императорской администрации должен был знать греческий язык. Закончив обучение, Августин по доброй воле никогда не читал греческих книг.

Фото: AP

Основатели религий в реальной жизни: Иисус

«Неприятие Августином греческого языка, — утверждает Тронд Берг Эриксен, — предупреждает о той пропасти, которая со временем разделила культурные традиции Восточной и Западной Римской империи и из-за которой они стали еще более разными. Августин — первый великий теолог Запада. До него большая часть христианских богословских трудов была написана по-гречески».

В период поздней античности сочинения Августина «сыграли такую же важную роль при переложении греческих философов на латынь, как сочинения Цицерона при переводе понятий греческих философов в период поздней республики. Это не означает, что Августин был переводчиком, нет, он создал столь богатый богословский язык, что на долгое время сделал на Западе ненужным изучение греческих богословов», — полагает Тронд Берг Эриксен. В 11 лет Августина отправили в школу в Мадавру, который был родным городом Апулея — одного из самых популярных писателей поздней античности. Там Августин прочитал «Энеиду» Вергилия, на которую потом часто ссылался не только потому, что эта поэма была многим хорошо знакома, но и потому что она считалась авторитетным изложением римской государственной идеологии и ранней истории Рима. Осенью 369 г. Августин вернулся из Мадавры под отчий кров.

Основатели религий в реальной жизни: Мани

Один из богатейших жителей Тагасты снабдил Августина деньгами, чтобы тот продолжил свое образование в Карфагене. Впервые оказавшись вмегаполисе античного мира, юный провинциал с головой окунулся не столько в изучение наук, сколько предался всем видам искушения большого города. В этом крупнейшем культурном центре Африки Августин, по его признанию, хотел любить и быть любимым. Посещая театральные представления и церкви, он знакомился с девушками. Когда он завязал знакомство со своей сожительницей, Августин не упоминает. Нигде он не обмолвится как звали его конкубину. Эта девушка из бедной семьи родила ему сына Адеодата (A Deo Datus — Богом данный).Читая Цицерона, 17-летний Августин обнаружил призвание к философии и попал к гностикам-манихеям, людям, по его выражению, «слишком преданным плоти и болтливым». В ту эпоху философия еще не стала «служанкой богословия», и была также близка к религии, как и наука. Августин пытался читать и Библию, но ему претила жестокость Ветхого Завета и его грубый тон. Такое же отношение испытывал к Святому Писанию и молодой Иероним, будущий переводчик Библии на латынь. Августин искал эстетически ценного совета как спастись и не хотел «наклонять голову».После дискуссии в 383 г. Августин вышел из общины манихеев. Он понял, истину,

Фото: AP

которую не мог постичь разум манихеев, ему может предложить только христианская вера. Верить, скажет он позднее, это «мыслить с убеждением» — cum assensione cogitare. В вере нет ничего неразумного. Все знания состоят из того, до чего мы дошли сами или слышали от других. Более всего Августин стремился избежать противоречия между верой и знанием. Поэтому долгое время он считал, что посвящение в манихейство приведет его к новым и более глубоким знаниям. Однако человека, смыслом жизни которого было саморазвитие и рост личности, не удовлетворило то, что манихейство считало себя универсальным решением. Августин обратился к неоплатоникам и Плотину.

Во время своего пребывания в Карфагене Августин в течение десяти лет преподавал студентам риторику. Он увлекался астрологией, полагая, что она располагает знаниями о будущем. В зрелом возрасте он с жаром будет клеймить астрологов, которых тогда называли «математиками» — mathematici. В Карфагене будущий Отец Церкви познакомился с сыном и зятем богатого поэта Авзония и, вероятно, с будущим префектом Рима Симмахом, который выступил против закрытия алтаря богини Виктории в здании римского сената. То были последние выступления в защиту старой религии.

Через 13 лет совместной жизни Августин понял, что сожительница мешает его дальнейшей карьере и расстался с матерью своего сына. Осенью 384 г. Августин приехал в Милан — политическую столицу Западной империи. Здесь, изучая Плотина и его толкователей, Августин возвращается к вере своего детства. Именно в этом городе Августин и его 15-летний сын Адеодат на Пасху 387 г. принимают крещение от епископа Амвросия. Для Августина Амвросий навсегда стал великим учителем никейской ортодоксальности, а для епископа великий Августин оставался одним из многих оглашенных. Он ни разу не упомянул его имя в своих сочинениях. Осенью 387 г., перед самым отплытием в Африку, после девяти дней болезни умерла Моника.56-летняя мать Августина скончалась в приморском городе Остия и Августин весь 388 г. провел в Риме. Консул Аниций Басс в 410 г. вскоре после падения Рима и еще при жизни Августина поставил над ее могилой плиту, к которой в средневековье тянулись паломники. Позже о ней забыли и вновь обнаружили в 1945 г. возле церкви Сан-Ауреа, где дорога из Остии-Антики сворачивает на Рим. За год проведенный в Вечном городе августин написал две первые книги трактата «О свободном решении» — сочинение о свободе воли. Он своими глазами увидел как пал Капитолий, когда народ устремился к могилам христианских великомучеников. Здесь Августин изучал монастырскую жизнь, обнаружив в ней необходимый «мир и покой» для упражнения мысли и духовного созревания — exercitatio animi.На оставшиеся от отца деньги, в своем родовом имении в Тагасте, Августин создает домашний монастырь, где жил с немногими близкими друзьями, проводя время в постах, молитвах и занимаясь благотворительностью. Жить по-христиански он понимал как держаться от мира на дистанции. Он сам написал

Фото: AP

устав братства, насчитывавшего шестерых братьев. В 391 г. умер единственный сын Августина. Теперь у него не было никаких семейных обязательств. Почти против своей воли он был посвящен в пресвитеры епископом Валерием Гиппонским. Валерий был стариком, не знавшим пунического языка (семитский язык, похожий на иврит) и плохо говорившем на латыни. Августин, напротив, был великолепный оратор, владеющий обеими языками, и способный формулировать свои мысли как адвокат экстра-класса. Несмотря на нежелание быть пресвитером, на стремление к медитации в узком кругу единомышленников, в возрасте 42-х лет Августин вынужден был принять сан и возглавить общину христиан. Ее члены гордились своим учителем, потому что тот побеждал во всех спорах. Им было не важно, что именно он утверждал. У них была команда-победительница.

В монастырь Августина при епископской усадьбе подавали только вегетарианскую пищу и наложено вето на посещение женщин. Строго запрещалось сплетничать об отсутствующих. В Гиппоне Регии Августин питался вегетарианской пищей, но в поездках охотно ел мясо и с пониманием относился к любителям выпить вино. Августин был нетерпим только к тем, кто забирал у ближнего последнее и занимался ростовщичеством.Многие исследователи жизни и творчества Августина видят в его отношении к женщинам привычку, которую тот унаследовал от манихеев. Эта секта считала зачатие детей службой силам Зла. Манихеи отрицали как брак, так и сожительство. Но у неоплатоников и апостола Павла тоже можно найти немало нелицеприятных высказываний в отношении противоположного пола. Достаточно открыть любой первоисточник или ознакомиться с произведениями Василия Розанова.Кроме того, в Римской империи браки — в основном — заключались между равными по социальному положению людьми.

Мать Августина опасалась, что какая-нибудь простая женщина окажется колодками на ногах ее сына, стремящегося сделать карьеру. В том числе и по этой причине, 18-летний Августин не связал себя браком, а прожил в конкубинате (сожительстве) с матерью своего сына. Половая жизнь и брак в те времена имели меньше общего, нежели сейчас и им не придавалось такого значения. Целомудренный образ жизни означал отказ от чувственных наслаждений и дружба с единомышленниками стала в определенное время для Августина важнее секса с женщинами.Вдобавок неоплатоники активно использовали сексуальные метафоры для описания своих переживаний, так что метафизические объятия и соития с Богом внушали отвращения к физическим радостям.

Августин понимает: нельзя предаваться чувственному, будучи верным сверхчувственному. Отцы Церкви считали половую распущенность следствием грехопадения Адама и Евы. Жизнь отшельников становится подобием высшей формы человеческой жизни.И только став епископом в Гиппоне, Августин отказался от самых крайних проявлений аскетизма. Адам и Ева, по замыслу Бога, должны были положить начало размножению рода человеческого, писал в главном труде своей жизни De civitate Dei («О граде Божьем») Августин. Господь дал им половое влечение, дабы укрепить дружбу между ними. В книге «О супружеском благе» (De bono conjugali) Августин говорит о браке как о священном институте и поэтому считает развод возможным лишь в исключительных случаях. Иосиф и Мария, по его мнению, были супругами, хотя и не имели половых отношений.

Смысл половой жизни Августин видел только в дружбе и продолжении рода. Все варианты соития, которые исключали возможность произвести на свет потомство, объявлялись противоестественными.Император Валентиан III послал за Августином, чтобы тот возглавил вселенский собор в Эфесе, намеченный на 431 год. Когда посланец императора прибыл в Гиппон Регий, Августина уже не было в живых. В 430 г. его родной город осадили вторгшиеся из Испании вандалы. Во время осады Августин заболел и на десятый день болезни мирно скончался 28 августа. Странствия Августина продолжались и после его смерти.

Он завещал похоронить его в церкви Святого Стефана, где покоились останки некоторых первых христианских мучеников. Когда вандалы захватили Северную Африку, несколько африканских епископов вывезли его останки в церковь Святого Сатурнина в Кальяри на Сардинии. В 723 г. король лангобаров Лиутпранд выкупил мощи Августина у мусульман Сардинии и перевез их в Павию в базилику Святого Петра (Basilica di San Pietro in Ciel d’Oro), где в 1362 г. поставили роскошное надгробие Arca di S. Agostino.

Читайте самое интересное в рубрике «Религия»

Глава первая. Личность блаженного Августина, Труды по патрологии. Том II. Личность и учение блаженного Августина

Количество силы определяется величиной произведенной ею работы. Одаренность личности обнаруживается в глубине и обширности ее влияния на жизнь. Прилагая эту мерку к блж. Августину, мы должны отнести его к числу тех редких людей, отмеченных сияющей печатью гения, которые несут миру новое слово и рождаются не в каждом тысячелетии. Разносторонняя одаренность его личности изумительна. Вместе с обширным, живым и глубоким умом он получил от природы удивительную полноту и тонкость чувства. Поэтому по степени влияния на последующие поколения его можно сопоставить разве только с Платоном и Аристотелем. Западная половина римской империи была счастлива, получив от блж. Августина его богатое литературное наследство. В многочисленных и разнообразных по содержанию сочинениях отца Западной Церкви она имела полную научную энциклопедию. Обладая ею, она не могла дойти до полного одичания, каковы бы ни были катастрофы, угрожавшие ее просвещению. Средневековая схоластика и мистика в одинаковой степени черпали свои жизненные соки из творений блж. Августина. В средневековой философии никогда не умирал августинизм, но и противоположное ему направление, отдававшее решительное предпочтение Аристотелю перед Платоном, в значительной степени жило августиновскими традициями. Еще сильнее и глубже было влияние блж. Августина в области практической религиозности. Им был дан законченный облик западному христианству, определившемуся со стороны своих основных черт уже в творениях литературных предшественников иппонского епископа. Он положил краеугольные камни, на которые опиралась церковная и политическая система средних веков. Своей «Исповедью» он создал новый тип религиозности и стал властителем сердец, ищущих успокоения в Боге. К его авторитету прибегали и защитники католичества, и его противники. Мы не поймем происхождения и первоначальной истории Реформации, если станем изучать это религиозное движение вне связи с влиянием блж. Августина. Только личность гениальной силы могла определить в такой степени будущее.

Первое, что обращает на себя внимание в складе ума блж. Августина, это его необыкновенная живость и впечатлительность. Сначала ритор по профессии и преподаватель красноречия, потом истолкователь христианских догматов, ученый комментатор Священного Писания и проповедник, он всю свою жизнь провел над книгами, в изучении классической и христианской литературы. К произведениям человеческой мысли возможно чисто внешнее отношение. Можно собирать и классифицировать философские сентенции, как любители собирают коллекции монет, оружия или женских украшений, можно при случае пользоваться этим материалом для доказательства своих или опровержения чужих мнений, но в то же время жить своей собственной, независимой о этих литературных впечатлений жизнью. Так поступали александрийские филологи, написавшие всевозможные энциклопедии, и греческие доксографы. Христианские апологеты и Климент Александрийский широко пользовались подобными сборниками и черпали из них свою эрудицию, оставаясь внутренне совершенно чуждыми этому пышному украшению собственного стиля.2 У Августина нет поддельной учености. Все, что встречал он в литературе, проходило через горнило его духа и получало печать его индивидуальности. Он брал системы в их целом, быстро и без затруднения схватывал их смысл и жил ими внутренне. Ум его тотчас же начинал двигаться в новом направлении и не останавливался, пока не исчерпывал его до конца. Чтение «Гортензия» Цицерона было, как увидим ниже, одним из важнейших событий в его жизни и навсегда определило направление его дальнейшего развития.3 Затем его захватывает манихейство. Он стремится осмыслить эту фантастическую систему и согласовать ее с данными тогдашней науки. Он ее защищает, оправдывает, проповедует и своим пафосом увлекает за собой друзей. Категории Аристотеля, так туго дававшиеся другим ученикам и доставлявшие столько хлопот учителям, вынужденным комментировать их при помощи таблиц и схем, без особого напряжения мысли и без посторонней помощи были усвоены двадцатилетним юношей. Августин с жадностью набрасывается на это сочинение, тотчас овладевает его содержанием и пытается выразить в его терминах свое понятие о Боге.4 С живым интересом и радостным сознанием своей интеллектуальной силы изучает он все свободные науки.5 На некоторое время он отдается страстному увлечению астрологией. Ни мудрые предупреждения старца Виндициана, ни насмешки лучшего друга, осторожного и независимого Небридия, не охлаждают его. 6 Он продолжает рассматривать гороскопы и знакомиться с тайнами констелляций, пока не наталкивается на факты, ниспровергающие все теории «математиков».7 Случайно знакомство с сочинениями Плотина открывает перед ним неведомые горизонты. В самое короткое время он входит в дух неоплатонизма и в трепетном предчувствии новых откровений быстро изменяет весь свой душевный строй.8 Наконец, он всей душой отдается обаянию посланий апостола Павла; идея прощающей и уничижающей себя благодати Божьей проникает в его сердце и кладет неизгладимую печать на всю его личность.9 Так всякое течение мысли находило сочувственный отклик в душе Августина, волновало его и возбуждало его умственную энергию. Но книга не заслонила ему ни природы, ни тайн собственной души.

Каждое новое явление, мимо которого равнодушно проходит большинство людей, затрагивало его любознательность и вызывало его на размышления. Когда блж. Августин, выясняя значение воли в ощущениях, с живостью описывает жадность и самозабвение, с которыми душа младенца стремится к восприятию объектов внешнего мира10; когда он объясняет уподобление воспринимающего органа воспринимаемому объекту страстным стремлением к последнему души, побуждающим ее отпечатлевать образ любимого в самом теле своем11; когда он утверждает, что душа, поглощенная страстью к внешнему предмету, хотела бы никогда не расставаться с ним и для этого унести его с собой в область бестелесного, но, не будучи в состоянии сделать этого, создает по крайней мере ее бесплотный образ и помещает его в своей памяти12, то в этих психологических ториях нам слышится нечто автобиографическое. Это, очевидно, не более, как слабый отзвук очарования, с которым чувство автора отдавалось окружающей действительности в ту пору, «когда нам новы все впечатленья бытия». На страницах его сочинений во множестве рассеяны следы тонкой наблюдательности и поглощающего интереса к явлениям, часто незаметными обыденным. Из них мы видим, как ум его ищет для себя питания в великой книге природы и приходит в деятельное состояние под влиянием идущих оттуда возбуждений. Блж. Августин сознается, что у него не сил оторвать свои взоры от собаки, преследующей зайца, или от ящерицы, охотящейся за мухами.13 Когда он впервые познакомился с магнитом и увидел, как магнетическая сила передается от одного железного кольца к другому, его изумление перед этим явлением было настолько велико, что граничило с ужасом.14 Рыбы в целебных источниках следующие за гуляющей публикой в надеже получить от нее обычную подачку, убеждают Августина в наличности памяти у низших животных.15 Своим проницательным взором он следит за проявлениями злобных и завистливых чувств в грудном младенце, бледнеющем при виде другого ребенка на груди своей кормилицы16, и наблюдает, как дети, еще совершенно лишенные разума и языка, по запаху отличают кормилицу от других женщин. 17 Бой двух задорных петухов приковывает к себе его внимание и дает тему для беседы с учениками о разумности, красоте и законосообразности природы, руководимой высшей мудростью.18 Посвящая, по своему обыкновению, часть ночи молчаливым размышлениям в постели, он слышит при водворившейся тишине за стенами своей спальни то прерывающееся на несколько мгновений, то снова возобновляющееся журчание ручейка. Сначала только слух его отдается этой элементарной мелодии природы, но вслед за этим в уме всплывает вопрос о причине неравномерной перемежаемости звуков, а от него Августин постепенно переходит к обсуждению проблемы всеобщей связи причин и следствий, служащей орудием Промысла Божьего в мире.19 Вид многоножки, которую один из его учеников перенес на свою доску и рассек стилем пополам, причем обе половины животного совершали свои движения с той же быстротой и правильностью, с какой и целое животное, всецело захватывает его. Он присоединяется к юношам и вместе с ними производит дальнейшие опыты, разделяя насекомое на более мелке части. 20Жизнеспособность и независимость этих частей от целого выдвигает перед ним во вей его глубине вопрос о природе души, ее отношении к телу, ее неделимости. С величайшим вниманием исследует он все физические свойства мандрагор, когда эта редкий плод попадает в его руки, чтобы тем вернее истолковать относящиеся к нему слова Священного Писания (Быт.30:14).21 Замечательны по точности наблюдения и по отчетливости воспроизведения всей обстановки описания чудесных исцелений, свидетелем которых был сам блж. Августин.22

Еще более интересовали Августина явления внутреннего мира, человеческая душа в многообразии ее проявлений. Необходимо было соединение тонкой наблюдательности и остроты анализа внутренних движений да, чтобы создать в его лице великого, может быть, единственного психолога древности. В этом отношении он далеко оставляет за собой как представителей внехристианской мысли, так и христианских писателей. Какими бедными психологическим содержанием представляются «Эннеады» Плотина по сравнению с творениями блж. Августина. В первых разработана почти исключительно метафизическая психология, и притом под углом зрения общих принципов неоплатонической философии, – вопросы о природе души, ее происхождении и отношении к телу. С этой стороны психология блж. Августина не оригинальна и стоит в бесспорной зависимости от неоплатоников. Но что касается подметы и анализа эмпирически данных процессов душевной жизни, то здесь Плотин обнаруживает решительную слабость. Незначительным количеством психологических наблюдений, которые все же встречаются на страницах его сочинений, он по большей части обязан Аристотелю. Наоборот, блж. Августин в этом отношении более всего приближается к Аристотелю, но вполне независим от него и отличается о Стагирита как большей интимностью своего психологического опыта, так и более широким полем зрения. Наряду с психическими процессами познавательного характера – ощущением, памятью и мышлением, он подвергает тончайшему исследованию движения и софистику человеческих страстей.

Из церковных писателей более других обнаруживает интерес к вопросам психологии Григорий Нисский, но он тесно соприкасается с Плотином и ограничивается трактатами о происхождении и силах души. Немезию принадлежит специальное сочинение «О природе человека», в котором имеется в виду главным образом душа, хотя уделяется некоторое внимание и телу, его анатомии и физиологии. Но это довольно обширно сочинение составлено исключительно по книгам. Его автор, так пространно рассуждавший о душе и ее силах и перечитавший не мало относящихся сюда сочинений, упустил из виду самое важное в этом случае: он ни разу не заглянул в свою собственную душу. На всем протяжении его труда нет ни одного интересного факта, ни одного замечания, в котором проявилась бы психологическая наблюдательность.23 То, чему придает первостепенную важность современная эмпирическая психология, – наблюдение за действительным течением душевной жизни и выяснение значения и взаимного влияния слагающих ее моментов, – большая редкость в патристической литературе. Счастливое исключение составляют лишь аскетические произведения, и это стоит в связи с идеалами и задачами монашества. Для христианского анахорета важно не деяние, а источник, из которого оно вытекает. Он уединялся и замыкался в себе, чтобы «очистить внутренние стклянницы», чтобы достигнуть совершенной чистоты духа, не омрачаемой ни одной дурной мыслью, ни одним дурным движением чувства или воли. Для достижения этого необходима упорная борьба с дурными мыслями и чувствами. Задача внутреннего очищения сосредоточивала все внимание подвижника на внутренних движениях духа, уединение и замкнутость этому содействовали, необходимость борьбы с греховными поползновениями побуждала искать точек приложения для воли и средств, которые давали бы возможность владеть воображением и всевозможными видами похоти. Неудивительно, что в этих условиях изощрялась психологическая наблюдательность.24 Но психология страстей, разработанная в аскетической литературе, есть дело скорее коллективного, чем индивидуального творчества. Это опыт отцов, сокровища которого тщательно собирались и сохранялись отчасти в памяти духовных руководителей монашества, отчасти в различных сборниках и специальных аскетических произведениях. В анализе душевных явлений блж. Августин оригинален и самобытен. Все, что по этой части мы находим в его сочинениях, вытекает из его личной наблюдательности. Кроме того, его интерес не ограничивается узкой областью, очерчиваемой потребностями аскетики, а захватывает все явления душевной жизни в соответствии с разносторонностью богословских вопросов, которым он неизменно стремится дать психологическое освещение. Он никогда не задавался целью написать специально исследование по психологии и потому, быть может, поведал нам далеко не все, что ему было известно. Обыкновенно разъяснение того или другого догмата давало Августину повод высказать свои психологические познания. Отчасти, быть может, этот практический интерес обращает его внимание на те или другие стороны психики, побуждал его внимательнее всмотреться в нее и подвергнуть ее своему анализу. С наибольшей подробностью и в наиболее законченном виде психология познания блж. Августина изложена в его сочинении «О Троице». И это, конечно, не случайность. По замыслу автора, здесь было важно собрать как можно более психологических аналогий для выяснения внутренней жизни триединого Божества и тайны взаимного отношения Лиц Святой Троицы. Полагая образ Божий в том, что есть в человеке наивысшего, – в его разуме, он, естественно, искал этих аналогий в области мышления и направил острие своего анализа на его процессы, чтобы открыть в них тройственность. Психология ошибок и заблуждений в философии и религии возбуждает его интерес потому, что сам он долго время бы далек от истины и разделял такие мнения, которые впоследствии казались ему детски наивными. Но многие из его друзей и после его обращения оставались в манихействе, и ему, прозревшему и увидевшему истину, казалось странным, как не видят ее другие, даже когда им на нее указывают. Вопрос о способах откровения Бога в человеческом духе обращает его мысль к мистическим состояниям души. Он исследует случаи видений, экстаза, зрения на расстоянии; с удивительной проницательностью указывает он сходство этих явлений со сновидениями и утверждает, что разгадки мистических состояний духа нужно искать в деятельности воображения, в законах сохранения, видоизменения и воспроизведения образов. 25 Размышление о благодати и ее отношении к воле, о возникновении веры, о силе греха, естественно, затрагивает психологию воли и страстей. Здесь блж. Августин в многом совпадает с аскетами, хотя и нельзя установить его прямой зависимости от них. Однако и в психологии страстей он оригинален. В той же мере, как и аскетов, его интересует взаимоотношение душевных сил, образование привычек и пристрастий, но кроме этого он дает изумительный по тонкости анализ мотивов, повлекших за собой тот или другой конкретный поступок. «Исповедь» блж. Августина26 изобилует такими психологическими трактатами. Они настолько многочисленны и подробны, что нередко наносят известный ущерб литературной форме этого единственного в своем роде произведения, разрывая связность исторического повествования о пережитой автором религиозной драме, и читателю, заинтересованному последней, иногда кажутся длинными и досадными отступлениями. Таково, например, его размышление о мотивах, побудивших его в детстве вместе со сверстниками украсть груши из соседнего сада. Наоборот, с захватывающим интересом читается его описание последней борьбы, завершившейся полным изменением его личности.27 Много тонких наблюдений касательно вкрадчивости страстей, отуманивающих ум и затемняющих чистоту нравственного суждения, мы находим в десятой книге «Исповеди», где блж. Августин описывает нравственное состояние, создавшееся в нем после обращения.28 Так, хотя блж. Августин не оставил специального сочинения по психологии, но для него характерна психологическая постановка догматических и нравственных вопросов и их психологическое освещение.

Всеми своими приобретениями в области психологии блж. Августин обязан необыкновенной способности к самоанализу. Его ум охотно обращается к собственным душевным переживаниям, искал для них объяснения. И удивительнее всего то, что бурные волнения чувства, которым он легко поддавался, не только не поглощали всех сил его души и не подавляли его рефлексии, а едва ли даже не возбуждали ее. Как бы ни был силен охвативший его аффект, его ум непременно становился в положение наблюдателя и судьи над возникшим чувством. Страстный любитель театра в юности, Августин с увлечением отдается зрелищам и в то же время размышляет о природе и отличительных свойствах эстетических волнений.29 Умирает его друг, товарищ детских игр и первый избранник его сердца. Казалось, что солнце померкло и на весь мир легло черное покрывало. Все, что напоминало друга, стало несносным и причиняло невыразимые страдания. Но среди вдохов и отчаяния Августин не перестает взвешивать свою тоску, стараясь выяснить, мог ли бы он пожертвовать своей жизнью ради спасения так горячо любимого друга и почему это слезы и стоны, выражения наших страданий, бываю так сладки и приятны в минуты бедствий.30 В критический момент внутренней борьбы, о котором мы уже упомянули, блж. Августин находился в величайшем возбуждении, и тем не менее он запомнил малейшие подробности этого знаменательного момента: мысли волновавшие его, перемену места, свое внешнее состояние, тон, которым было сказано то или другое замечание. Даже в момент этого пламенного порыва он не переставал наблюдать за собой.31В Кассициаке, растроганный сладостью Писания, он с большим волнением читает псалмы, и тем не менее его не оставляет мысль о том, как бы было хорошо, если бы в этот момент кто-нибудь из его прежних друзей, манихеев, тайно подсмотрел выражение лица, с которым он произносит эти священные песнопения, и подслушал тон его голоса.32

С интересом следя за течением собственной душевной жизни, блж. Августин не упускал случая ближе познакомиться с редкими психическими состояниями, пережитыми другими людьми. Так, он лично наблюдал людей, находившихся в бреду и не отличавших присутствующих лиц от созданий своего болезненного воображения.33 На основании личного впечатления он описывает экстаз одного простолюдина, случившийся в его присутствии.34 В других случаях он очень подробно расспрашивал очевидцев явления. Вероятно, со слов близких он описывает несколько случаев ясновидения больных и одержимых.35 Со слов братий, пользовавшихся его полным доверием, он рассказывает о пресвитере Реституте, который произвольно мог погружаться в каталептическое состояние под звуки, подражающие плачущему человеку причем переставал ощущать боль уколов и ожогов, но голоса говоривших громко слышал как бы издали.36 С какой тщательностью старался он установить факт в его подлинном виде, показывает один случай. Два года спустя после события он узнал от одного из своих друзей о любопытных грезах, которые испытал больной в состоянии летаргии. Заинтересованный этим, блж. Августин постарался познакомиться с этим человеком и выслушал от него самого тот же рассказ. Опасаясь, однако, что память могла изменить рассказчику, он отыскал свидетелей, которые установили, что больной и под впечатлением только что пережитого описывал испытанное им состояние в том же виде, в каком передавал теперь.37 Конечно, блж. Августин был человеком своей эпохи и не всегда относился к ходячим рассказам с той критической осторожностью, с какой отнесся бы к ним в наше время ученый его ума и образования. Так хотя и с некоторым сомнением, хотя и с предупреждением, что для него вполне достоверно лишь наблюдавшееся лично или удостоверенное свидетелями, в правдивости которых нельзя сомневаться38, однако он воспроизводит немало естественнонаучных сказок Плиния.39 После некоторого колебания он не прочь принять за чистую монету фабулу «Золотого осла» Апулея и полагает, что в основе рассказов о превращении людей в животных лежат некоторые субъективные ощущения.40 Но в конце концов важно не то, чего достигает блж. Августин, а то, чего он хотел достигнуть, важно его стремление установить факт с возможной объективностью.

В эмоциональной жизни блж. Августина преобладали нежные чувства. Внешним образом это выражалось в том, что волнующие впечатления легко вызывали у него слезы. Судьба Дидоны, ее жалобы и смерь, описанные Вергилием, трогают его до слез.41 Он плачет в театре при виде страданий несчастных любовников.42 Когда умер его друг, он находил утешение только в слезах.43 В рыданиях совершилось его второе, духовное рождение.44 Чтение Псалтири вызывает у него слезы.45 Он постигает теперь всю сладость слез молитвы и на опыте убеждается, что они безмерно превосходят удовольствие слез, которые он когда-то проливал в театре.46 Глубоко в природе человека таится зверь, обычно обузданный и укрощенный, но по временам дающий о себе знать, особенно при виде крови и страданий. Таковы удовольствия охоты и жестоких зрелищ. Блж. Августин рассказывает удивительный случай про своего друга Алипия, дающий наглядное понятие о живучести хищных инстинктов. Этот талантливый юноша сначала очень увлекался цирком, но под влиянием одной лекции Августина, в которой последний осмеивал подобные забавы, перестал посещать его. Позднее, в Риме, против своего жeлaния он был увлечен товарищами в амфитеатр. Но он дал себе слово не открывать глаз, чтобы не быть свидетелем гладиаторского боя. Однако выполнить это намерение оказалось не так легко; внезапно раздавшийся удар и крик одобрения возбудили в молодом человеке любопытство и заставили его невольно взглянуть на арену. Вид поверженного бойца и льющейся крови мгновенно опьянил его. Утратив власть над собой, он не мог уже ни закрыть глаз, ни отвести их от кровавого зрелища. Слившись с толпой в общем настроении, он стал издавать те же крики одобрения и бешено рукоплескать бойцу. С этой минуты бой гладиаторов стал его любимым развлечением.47 Блж. Августин никогда не испытал искушений жестокости. Его не привлекал ни цирк, ни амфитеатр. Но он пристрастился в Карфагене к театру и в особенности любил пьесы, которые задевали нежные струны его души.48

Эстетическое сочувствие к страданиям в их художественном изображении, так ярко выразившееся в Августине, отнюдь не указывает, однако, на сентиментальное преобладание в его характере чувств жалости и сострадания. Напротив, эта черта в нем до такой степени отсутствовала, что при чтении его сочинений иногда кажется, что он слишком рассудочно относился к реальным бедствиям, которыми полон мир. Можно видеть неизбежность, необходимость, даже пользу страданий и все же содрогаться перед ними. В блж. Августине оправданные страдания не возбуждали горечи.

Древнему миру далеко не чуждо было сострадательное и сочувственное отношение к животным. Оно развивалось в земледельческих условиях жизни на почве сотрудничества человека с домашним скотом. Убой вола-пахаря, помощника в обработке полей, ощущался как предательство. Беззащитность животных возбуждала жалось в натурах более тонких.49 Сочинение Порфирия «Deabstinentia» [«О воздержании»] проникнуто духом живой симпатии к животным и во многом близко напоминает современные чувства, благодаря которым так широко распространяется вегетарианство. Правда, его отрицательное отношение к употреблению в пищу мяса отчасти вытекало из аскетических соображений. Тело враждебно духу и препятствует его соединению с Богом; поэтому нужно отказаться от всего, что утучняет плоть, в том числе и от мясной пищи.50 Но помимо этой аскетической тенденции, трактат Порфирия проникнут живым чувством родства человека с миром животных и стремится доказать, что животные наделены способностью речи, имеют разум, могут учиться, не чужды добродетели.51 Манихеи, признававшие одушевленность всей природы и верившие в переселение душ, приравнивали убой животных и даже собирание плодов с растений к человекоубийству.52 Но покровительство, которое оказывала их религия животным и растениям, вытекало не столько из дуалистических принципов, сколько из непосредственного ощущения живой связи с природой. Как было отмечено уже блж. Августином, оно скорее противоречит основным положениям манихейства, чем диктуется ими. Ведь если тела животных созданы темными силами, чтобы тем вернее поработить души и тем теснее связать их с материей, то всякое разрушение тел, равносильно освобождению душ, должно быть признано желательным.53 Сами манихеи чувствовали, как трудно связать запрещение убивать животных и срывать растения с принципами их системы, и потому переходили от одного обоснования этого запрещения к другому.54 Таким образом, в отношении манихеев к растениям и животным слышится не логическая последовательность системы, а наивное чувство общности жизни и страданий. Им казалось, что не только живые, но и растения имеют ум и чувство55, что растения трепещут от боли, когда их ломают, а смоковница обливается молочными слезами, теряя свои плоды.56 Блж. Августин разделял взгляды манихеев, когда находился под их влиянием, но, освободившись от него, стал видеть в их отношении к животным лишь нелепое сумасбродство.57 Вопрос об убийстве животных для него был ясен: по отношению к ним у нас не может быть никаких обязанностей, потому что они не принадлежат к нашему обществу.58 Конечно, став верным сыном кафолической Церкви, блж. Августин не мог удержать манихейских верований касательно происхождения животных, присутствия в них разумной души, переселения душ, не мог также осудить убой скота и употребление в пищу мяса, которое благословил Сам Бог и разрешает Церковь, но с этим не несовместимо чувство сострадания к животным. Франциск Ассизский не менее блж. Августина был верен Церкви и, однако, животное было для него братом, а луна сестрой; он проповедовал рыбам, и птицы собирались, чтобы послушать его. Христианские подвижники исцеляли больных зверей и болели душой, размышляя об их страданиях.59 В сочинениях блж. Августина мы не найдем ни малейших следов такого отношения к животным.

Характер его настроения не определяется также преобладанием чувств жалости и сострадания к человеческому горю. Рассуждая о бедствиях, кровопролитиях, казнях, неравенстве состояний и положения в обществе, он нередко кажется жестоким. Церковь никогда не запрещала гражданской власти присуждать преступников к смертной казни и не протестовала против войны. Но, признавая неизбежность того и другого в этом мире, где господствует грех, можно скорбеть душой по поводу участи, которую сам для себя заготовил преступник, и моря скорби и слез, которое родит война. Блж. Августин пишет по этим вопросам целые трактаты с холодным спокойствием. Об ужасах варварского нашествия он говорит невозмутимо, как стоик, рассматривая их единственно со стороны нравственной пользы для истинного христианина.60 В вопросе о суровости наказаний и жестокостях войны в Ветхом Завете он совершенно устраняет точку зрения сострадания. Порицать войну за то, что она причиняет смерть людям, которые и без того когда-нибудь должны умереть, значит, по его мнению, обнаруживать свою боязливость, а не благочестие.61 Блж. Августин и по долгу христианской совести, и по обязанностям епископского служения брал, конечно, под свою защиту бедных, обиженных, страждущих и принимал меры к тому, чтобы облегчить их положение. Но все это имело совершенно второстепенное значение в его общественной деятельности и не было выражением преобладающего элемента в его внутреннем настроении. В этом отношении его проповеди не имеют ничего общего с беседами Иоанна Златоуста, защитника осужденных гражданским судом, покровителя бедных и ходатая за них перед богатыми, заступника рабов и прислуги, проповедника милостыни, который своей настойчивой защитой обиженных и обделенных навлек на себя негодование высших классов и изгнание.62

Жизнь сердца блж. Августина характеризуется не преобладанием сострадания и жалости, а господствующим положением, которое в нем занимала любовь. Жалость представлялась Августину лишь помехой в стремлении ума к истине, препятствующей ему установить истинную ценность явлений социального характера. Не сострадание, а любовь, руководимая разумом, давала содержание его внутренней жизни, и только в любви искал он счастья. Сострадание связывает до известной степени живые существа, но не создает полноты жизненного общения. Жалость побуждает нас идти на помощь лишь к тем, кто страдает, и лишь тогда, когда эти страдания ими испытываются. Вне этого связующего момента мы можем оставаться глубоко равнодушными и безразличными к личности тех, кому оказывали помощь по мотивам сердечного участия к их горю. Любовь, наоборот, выражается в полноте и всесторонности жизненного общения. Это длительный союз людей, отдающих друг другу свою душу и тело. Такая именно способность всецело отдаваться предмету любви и в этом черпать наслаждение более всего и характеризует эмоциональную жизнь блж. Августина. Уже в ранней юности для него становится девизом любить и быть любимым. Правда, животворное пламя любви он оскверняет похотью, но уже и в эту пору физическое обладание было для него не главным и единственным, а, скорее, дополнительным элементом в том всестороннем общении, к которому он стремился.63 Даже в той любви, о которой он здесь упоминает, он искал дружбы, полного слияния в чувствах и мысли. Естественно, что эти черты его сердечных исканий могли получить несравненно более полное выражение в его любви к матери и в дружбе.

Духовная рознь между родителями и детьми, которую в настоящее время мы встречаем на каждом шагу, обыкновенно не убивает всецело их взаимной привязанности. Отсутствие нравственной связи восполняется нежностью, бережно относящейся к душевным силам родителей, уже надломленным неизбежными бурями жизни. В отношениях Августина к матери выдается не эта снисходительная нежность, а любовь, которую может внушать лишь единство и общность идеальных стремлений. Перед самой своей кончиной, тронутая заботами сына, Моника64 говорила ему, что никогда не слышала из уст его ни одного грубого или оскорбительного слова.65 Но сам блж. Августин рассказывает об одном жестоком поступке, который однажды он позволил себе по отношению к матери. Это было в то время, когда он готовился покинуть Карфаген и отплыть в Рим. Мать не могла расстаться с сыном и неотступно следовала за ним до самой пристани, с тем чтобы или отговорить его от переселения на чужбину, или следовать за ним в Италию. Но ни то, ни другое не входило в планы Августина, и он решил уехать от матери тайно. Под тем предлогом, что ему необходимо остаться наедине с отъезжающим другом, он уговорил ее предоставить ему свободу и провести ночь в церкви, посвященной памяти св. Киприана, находившейся близ пристани, а сам в ту же ночь сел на корабль и, не попрощавшись с матерью, отправился на север. Легко представить скорбь и негодование обманутой любви и материнской нежности, когда на другой день все обнаружилось. Но блж. Августин вспоминает об этом случае без особенной горечи и раскаяния. Его отъезд в конце концов привел к тому, о чем так пламенно молилась сама же Моника, – к его обращению, а скорбь, которую она перенесла, была праведным наказанием за плотскую любовь к сыну, превышающую должную меру.66Оправданные страдания и здесь не тревожат его. Любовь блж. Августина к матери основывалась на уважении к постоянству ее молитв, к ее вере и христианским добродетелям, к ее мужеству, терпению и уму. По мере того как Августин приближался к Церкви, между ним и матерью все более и более возрастала духовная связь, единство религиозно-нравственного настроения и общность стремлений, нашедшие для себя яркое выражение в их уединенной беседе в Остии, описанной блж. Августином с такой захватывающей силой чувства. После утомительного путешествия из Милана они отдыхали в Остии, чтобы собраться с силами и продолжать путь на корабле в Карфаген. Здесь, оставшись вдвоем и наклонившись к окну, выходившему в сад, они слились душой в общем чувстве тленности всего земного и предвкушения небесных утешений.67

У блж. Августина всегда было много преданных друзей, и жизнь без дружественных связей представлялась ему пустой и лишенной всякой ценности. Дружба была для него теснейшим общением во всем, что касается души и тела, благ идеальных и чувственных.68 О духе, царившем в дружеском кружке, в центре которого он стоял, можно судить по следующему описанию. «Было и другое, – рассказывает Августин, – что еще более увлекало мою душу, в обществе друзей: мы вместе беседовали и шутили, оказывали друг другу благожелательные услуги; вместе читали красноречивые книги, вместе болтали и относились друг к другу со взаимным уважением; иногда мы не сходились во мнениях, но без ненависти, а так, как человек бывает не согласен сам с собой, и из этих очень редких разногласий рождалось еще большее согласие; мы учили друг друга и учились друг от друга, с нетерпением ждали отсутствующих и с радостью встречали приходящих. Этими и подобными знаками любви и взаимности, выражавшимися в лице, в словах, в глазах и во множестве самых приятных движений, души сплавлялись как бы в пламени и из многих становились одной».69 Всякое наслаждение, не разделенное с друзьями, утрачивало для Августина привлекательность.70 Предаваясь утехам чувственной любви, он склоняет к тому же и своего друга целомудренного Алипия и почти достигает цели, возбудив в нем крайнее любопытство.71 Но еще более для него было необходимо участие друзей в идеальных благах, их единомыслие во взглядах на жизнь и цели человеческого существования. Вследствие этого он не мог не говорить с близкими о том, что его особенно сильно занимало. Поглощенный какой-либо новой идеей, он начинал развивать ее перед своими друзьями, приводил доказательства, спорил и, наконец, увлекал их за собой. Вследствие этого его ближайшие друзья прошли те же стадии развития, что и сам он. Присоединившись к секте манихеев, Августин совращает в ересь своего юного друга в Тагасте, имя которого остается нам неизвестно72, Алипия73, Гонората74 и даже Романиана, хотя последний был гораздо старше его и оказывал ему покровительство своими средствами и влиянием.75 Вместе с Августином присоединились к Церкви и его друзья.76 В Кассициакеблж. Августин обсуждает с друзьями и учениками начала неоплатонической философии, о чем красноречиво говорят его диалоги, переработанные из стенографических записей бесед, которые велись здесь по различным философским вопросам. Однако, блж. Августин отнюдь не подавлял преданных ему людей умственным превосходством, и согласие с ним не было непременным условием его дружбы. Нежнее всех любил он Небридия, но последний был решительным противником его астрологических и манихейских увлечений.77

Отношения между друзьями были искренни и исполнены готовности к взаимным услугам и жертве. Когда миланский грамматик Верекунд, принадлежавший к тому же интимному кружку, почувствовал нужду в помощнике, которому мог бы вполне доверять, и потребовал по праву дружбы, чтобы кто-нибудь из членов кружка взял на себя эти обязанности, их принял на себя, по просьбе друзей, Небридий, хотя по своему образованию легко мог бы получить более видное положение.78 Одно время друзья серьезно обсуждали план коммуны, которая дала бы им возможность, отказавшись от общественной деятельности, всецело отдаться философии. Им казалось, что они были бы свободны от всяких забот о своем обеспечении, если бы соединили вместе свои личные средства и сделали их общим достоянием.79 Когда Августин отказался от должности преподавателя риторики в Милане, Верекунд, о котором мы упоминали, предоставил в его полное распоряжение свою виллу в Кассициаке, поручив ему и заведование всем хозяйством.80 Здесь Августин провел осень, зиму и часть весны в 386–387 гг. вместе с матерью, сыном Адеодатом, братом Навигием, двоюродными братьями Ластидианом и Рустиком, другом Алипием и учениками Тригецием и Лиценцием.81 После крещения потребность в обществе друзей, никогда не умолкавшая в Августине, получила иное направление. Теперь ему удалось осуществить ту коммуну, о которой он ранее мечтал, но уже на евангельских и церковных началах. По возвращении из Милана в Тагасту он поселился со своими друзьями на небольшом клочке земли, полученном по наследству от родителей. Частная собственность отсюда была изгнана. В тесном духовном общении друзья предавались посту, молитве, изучению Священного Писания, религиозным созерцаниям, научным занятиям и труду. Эта община напоминала монастырь, но члены ее не были связаны монастырским уставом.82 Неожиданно для себя избранный пресвитером в Иппоне, Августин тотчас же основывает здесь монастырь, воспользовавшись садом, принадлежавшим церкви и предоставленным ему для этой цели местным епископом Валерием. Сюда переселяются из Тагасты все его друзья, и жизнь дружеского кружка протекает на тех же началах общения имущества и духовного единения.83 В сане епископа Августин не мог уже оставаться членом этого братства, потому что обязанности его служения требовали постоянного сношения с людьми, имевшими в нем нужду, и приемов по долгу гостеприимства. Все это должно было нарушать тишину монастырской жизни. По этим соображениям он учредил новое общежитие при епископском доме из всех местных клириков. Здесь воцарился тот же дух. Никто не имел частной собственности. Все было общее. Блж. Августин разделял со своими клириками стол и ни в чем не хотел от них отличаться.84 Так в течение всей своей жизни он не мог обходиться без дружбы, без полного жизненного общения с близкими и любимыми. После его обращения из этого естественного источника развилась всепоглощающая любовь к Богу, включившая в себя и все то, что служило для него предметом любви ранее.

Склонность ума Августина к конкретному, его глубокое, отзывчивое чувство и тонкое понимание внутренних движений души создавали благоприятную почву для возникновения и развития в нем эстетических способностей. Уже в раннем детстве ярко проявилась его эстетическая натура. Начатки грамоты чтение, письмо, счет – были для него очень тяжелы, и он учился им с большой неохотой. Таблица умножения вызывала неодолимую скуку и была невыносима.85 Особенное отвращение он питал к греческой грамматике.86 Наоборот, он с увлечением отдавался изучению литературных образцов, с которым древняя школа соединяла преподавание грамматики. За похождениями Энея он следил с большим интересом, а лирические части «Энеиды» возбуждали в нем сочувственное волнение.87 Неудивительно поэтому, что мальчик, живо воспринимающий содержание поэтической фабулы и чрезвычайно отзывчивый, наделенный к тому же хорошим органом речи, был лучшим декламатором в школе, прекрасно умел войти в положение действующих лиц и в свободном изложении передать волнующие их чувства.88 Забавные рассказы и всевозможные зрелища было его страстью с детских лет89, и он употреблял невероятные ухищрения, чтобы, обманув бдительность родителей и воспитателей, доставить себе это запретное удовольствие.90 Позднее его увлекает театр.91 Эстетические наслаждения, которые он так любил, направляют его мысль к теоретическим исследованиям в области прекрасного. Его первым литературным трудом, не дошедшим до нас, было сочинение «Depulchroetapto» [«О прекрасном и гармоничном»], в котором он пытался выяснить природу чувственной и духовной красоты.92 Но сохранилось другое его произведение, относящееся к эстетике, «Demusica» [«О музыке»]. Здесь он подробно говорит о прекрасном во времени и постепенно возводит мысль читателя от красоты телесной к ее принципу, от изменяемого к неизменяемому. Вся философия блж. Августина носит на себе печать эстетического направления его духа. На мир, на все явления природы и истории он смотрит преимущественно с точки зрения красоты. Выражением этого взгляда служит в особенности его теодицея, но вопрос о происхождении, сущности и видах зла имел для блж. Августина такое огромное значение, что с ним в той или другой степени связаны все частности его системы. Поэтому характер его теодицеи дает понятие об особенностях его мышления вообще. Отличительные черты доктрины лучше всего познаются из сопоставления противоположностей. И основная идея теодицеи блж. Августина получает особую определенность из сравнения ее с теодицеей другого знаменитого христианского учителя, так же положившего вопрос о зле в основу всей своей системы, – Оригена. Точкой отправления для теодицеи последнего служат чисто моральные идеи справедливости и благости Божьей, с одной стороны, и свободы разумной воли, с другой. Исходя из этих предположений, он пытается примирить чувство человека со всеми видами зла – неравенством в распределении благ, страданием, смертью. Благость служила для Бога побуждением дать бытие разумным существам.93 Но разве справедливость Божья могла допустить, чтобы одним духам, помимо всяких заслуг с их стороны, было предоставлено для обитания небо и сами они были наделены высокими преимуществами херувимов или серафимов, а другие без всякой вины получили низшую человеческую природу, были заключены в материальное тело и созданы для жизни на земле, так далекой от светлых обителей неба?94 Это казалось Оригену невероятным, и он полагал, что Бог по своей справедливости в один и тот же предвечный момент создал всех духов совершенно одинаковыми: Он всем им дал равные силы и совершенства, наполнил их ум и волю одним и тем же содержанием.95 Виды разумных существ и индивидуальные различия в пределах каждого из этих видов возникли позже, как следствие свободного самоопределения духов.96 Из них лишь один единственный дух никогда не согрешил перед своим Создателем, но от века пламенел неизменной любовью к Божественному Логосу и вследствие этого все более и более входил в Его свет и премудрость, пока, наконец, не соединился с Ним ипостасно. Это душа Христа. Все прочие духи согрешили, но не в одинаковой степени. Отсюда и произошло их неравенство. Первоначальное единство распалось. Духи, допустившие лишь легкие прегрешения, и утратили не много из своего первобытного совершенства. Соответственно степени своей вины они образовали нисходящую иерархию небесных сил: херувимов, серафимов, архангелов, ангелов. Совершившие более тяжкие грехи обратились в планетных духов и были заключены в тела, хотя и блистающие светом, но все же видимые. Люди – это те же первозданные духи, но еще более удалившиеся от Бога и за это заключенные в грубые и смертные тела.97 Но и грех особей этого последнего класса духов был неодинаков, поэтому сама природа наделяет людей не в одинаковой степени своими дарами; отсюда одни рождаются с прекрасными умственными и нравственными задатками, здоровыми и красивыми, другие – глупыми, безобразными, злыми. Все бедствия этой жизни и все виды зла, окружающего нас, не более как исправительные наказания, которые в конце концов должны возвратить всех духов к Богу и к их первоначальному единству, ибо милосердие Божье не мирится с вечными страданиями своих творений. Такова в общих чертах теодицея Оригена.98 В противоположность ей, теодицея блж. Августина построена не на моральных идеях благости и справедливости, а имеет своим центральным понятием идею красоты. Мир прекрасен в своих частях и еще прекраснее в целом.99 То, что смущает наше чувство, допущено в природе по требованию красоты. При создании мира Творец руководился соображениями пользы, но красоту Он ставил выше ее, поэтому в человеческом теле есть члены красивые, но бесполезные, как борода у мужчин, но нет полезных и безобразных. Внутренние органы, правда, не кажутся нам изящными, но лишь потому, что ум наш не видит их целесообразности и отношения к целому.100 Твари, созданные Богом, не одинаковы по своему совершенству, но каждая прекрасна в своем роде, а их различие необходимо в интересах гармонии универса, так как последняя предполагает мудрое сочетание разнообразия и единства.101 Зло в истинном смысле, зло нравственное или грех, происходит не от Бога. Это последствие отпадения свободной воли разумных тварей от Верховного Блага. Бог по своему всемогуществу, конечно, мог бы предотвратить их падение и, если этого не сделал, то лишь потому, что предвидел, какую пользу Он извлечет из греха. Он попустил грех для того, чтобы украсить ряд веков антитезами, как это свойственно прекрасному поэтическому произведению, с тем лишь различием, что красота мира достигается противоположением не слов, а вещей и дел.102 Так называемое физическое зло, всевозможные естественные бедствия и катастрофы – землетрясения, наводнения, разрушительные ураганы – очень часто кажутся нам нарушением порядка природы, в действительности же они необходимы для благосостояния мира, и из них, как диссонансов, слагается красота и гармония вселенной. Мы этого не видим и не понимаем, потому что наш кругозор слишком узок и ум наш не улавливает отношения этих явлений к целому. Так, видя лишь несколько камешков мозаики и не обнимая взором всей картины, легко счесть их сочетание беспорядочным и неразумным. Если бы статуя, помещенная в одном из залов дворца, могла рассуждать, для нее не была бы доступна красота всего здания, и поэтому в занимаемом ею месте многое казалось бы ей странным и безрассудным.103 Как незаслуженные, так и заслуженные страдания прекрасны. Когда огнем сожигается тело стойкого человека, предпочитающего муки бесчестному поступку, перед нами открывается несравненная духовная красота мужества и терпения. Когда этой казни подвергается разбойник за свои жестокости, мы с одобрением видим осуществление порядка законов.104 Страдание согрешившей души есть вид красоты, потому что она находится в таком состоянии, в каком ей должно быть. Несчастная и бедствующая душа лучше и прекраснее удовлетворенного червяка, а сколько красоты даже в теле этого червяка, в соотношении его членов и в повиновении, которое оно оказывает своей душе.105 Прекрасны и вечные наказания отверженных Богом духов, ибо что может быть величественнее вздымающегося и блистающего светом геенского огня?106 Мы неразумно скорбим при виде смертности, которая господствует в области низших благ, пожирает животных, лишает нас тех, кого мы любим. А между тем именно из этой непрекращающейся смены живых существ и вещей слагается ритм вселенной и красота в течении веков. Исчезающие и вновь возникающие смертные тела подобны отдельным буквам и слогам в приятной песенке: для того чтобы она могла произвести эстетическое впечатление в целом, необходимо, чтобы части ее постоянно рождались и тотчас же умирали.107 Таким образом, блж. Августин ищет оправдания для всего тяжелого и терзающего наше сердце в красоте, в эстетическом понимании природы и жизни. Замечательно, что все аналогии, которыми он так охотно в этом случае пользуется, взяты из области искусства и особенно из области изящной литературы. В этом сказывается не только ее любитель, но и преподаватель теории красноречий. Эстетический характер теодицеи блж. Августина можно было бы отнести не столько на долю его личности, сколько на счет влияния неоплатонизма, если бы против этого не говорил пример того же Оригена. Теодицея блж. Августина, действительно, очень близка к неоплатонической, и нет сомнения, что она сложилась под влиянием философии Плотина. Учение этого неоплатоника о добре и зле также проникнуто эстетическим духом. Но не нужно забывать, что и Ориген стоял в зависимости от неоплатонизма. Правда, он не был знаком с «Эннеадами», но он был учеником Аммония Сакка, вдохновившего также и автора «Эннеад». Учение Аммония не могло в значительной степени отличаться от той философской системы, которую изложил письменно его знаменитый ученик. Хотя Ориген не читал Плотина, а был знаком лишь с Аммонием, однако в своей метафизике, в своем учении о Боге и Божественных Ипостасях, в своей космологии и эсхатологии он стоит гораздо ближе к Плотину, чем блж. Августин, который читал его сочинения. Это указывает на общность источника для философии как александрийского учителя, так и неоплатоника, а вместе с тем убеждает и в том, что системы Аммония и Плотина различались между собой лишь в частностях. Ориген, таким образом, был знаком с теодицеей неоплатонизма не хуже Августина, но, в силу особенностей своего индивидуального характера, не усвоил ее эстетического элемента. Наоборот, блж. Августин проявил особую восприимчивость именно к этому элементу.

Бывают добродетели, которые глубоко коренятся в каких-то первичных основах личности и властно заявляют о своем существовании прежде, чем подрастающее дитя сознает их моральную ценность. Такой инстинктивной свежестью и непосредственностью отличалась правдивость блж. Августина. Школа, которую он прошел, менее всего могла способствовать развитию этой замечательной черты его характера. Гастон Буасье в своей блестящей характеристике Цицерона следующими словами рисует тлетворный дух лжи, который господствовал в школах риторов и прививался их ученикам: «Адвокат прежних времен безразлично брался за все дела, изменял мнения при всяком процессе и считал для себя искусством и славой находить доводы для подтверждения всяческих софизмов. Молодой человек, обучившийся красноречию в древних школах, никогда не слышал в них, что надо говорить только по убеждению и сообразно своей совести. Ему говорили, что есть разного рода дела – честные и нечестные, но при этом не трудились прибавить, что нужно избегать последних. Напротив, ему внушали желание заниматься ими по преимуществу, преувеличивая заслугу, состоявшую в том, чтобы выиграть их. Научив его, как защитить и спасти виновного, не колебались указать ему и на средства замарать и обесславить честного человека. Таково было воспитание, получаемое у риторов учеником, который, вышедши из их рук, не терял случая приложить к делу их правила. Так, он никогда не грешил тем, чтобы сохранить сколько-нибудь меры и сдержанности в своих нападках. Заставляя себя быть справедливым, он лишался бы одной из причин успеха среди этой подвижной и страстной толпы, рукоплескавшей сатирическим изображениям и беспощадным укорам. В школах учили тому, что даже по уголовным делам надо выдумывать разные пикантные подробности для увеселения слушателей… Наконец, древний адвокат ни к чему так равнодушно не относился, как к своим собственным противоречиям. Говорят, что оратор Антоний никогда не давал записывать своих речей из опасения, чтобы ему не противопоставили сегодня его вчерашних мнений».108 Влиянию школы подпадали даже такие выдающиеся люди, как Цицерон. Из христианских писателей ближе всех принял к сердцу уроки риторов блж. Иероним, и это составляет темную сторону его незаурядного литературного таланта. Резкие нападки на противников в его полемических сочинениях, так неприятно поражающие современного читателя, крайности пера в сочинениях против Руфина, смутившие в свое время всех благомыслящих людей на Западе, преувеличения в доказательстве чисто церковного тезиса о преимуществах девства в сравнении с браком в сочинении «Против Иовиниана», побудившие друзей автора в Риме скупать и уничтожать списки этого неудачного произведения, – все это было не столько делом страстного темперамента Иеронима, сколько печальной данью, которую он заплатил воспитавшей его школе. Так сильно было ее влияние и так неизгладима печать, налагаемая ею на характеры. Но блж. Августин в этом отношении прошел через нее незапятнанным. В школу ритора он поступил еще совсем незрелым юношей, без образования, без навыков, без твердых нравственных принципов. Сюда он принес с собой только врожденную, инстинктивную прямоту духа и правдивость, в которых нашел достаточный оплот против всех соблазнов школьной среды. Состоя в дружественных отношениях с преподавателями и товарищами, разделяя их заносчивость и самомнение, он не терпел их легкомысленного и поверхностного отношения к истине, с отвращением смотрел на приемы полемики, которые здесь рекомендовались, и на издевательства над неопытным чистосердечием, в котором черпали зложелательное наслаждение.109 Когда он сам стал преподавателем красноречия в Карфагене, то постарался дать своим урокам совершенно другое направление и влить в них совершенно другой дух. Он внушал своим слушателям, что они никогда не должны обращать своего искусства хорошо говорить против невиновного.110 Таков же был блж. Августин и в своих отношениях к людям. Всякое вероломство возбуждало в нем крайнее негодование. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть строки, в которых он описывает поведение римских школяров, скромно и старательно слушавших лекции частных преподавателей, но исчезавших вместе с приближением срока вносить гонорар.111 Наоборот, искренность и прямодушие примиряли его с человеком, к которому при других обстоятельствах он отнесся бы с безусловным осуждением. Когда он обратился к Фавсту за раз

Августин Аврелий (Блаженный). Философия | Мудрый Философ

Для укрепления христианской мировоззренческой системы Августин внедрил в неё принципы неоплатонизма. На этот путь еще до Августина встали капподокийские «отцы церкви», но именно епископ Гиппона провел эту работу особенно систематично и по-своему глубоко. В результате ее в течение многих последующих столетий истории средневековой западноевропейской философии платонизм существовал лишь в своей христианизированной (августинизированной) форме.

Философия Августина Аврелия

Религиозно-философская система Августина, с одной стороны, представляет результат усвоения некоторых основоположных принципов платонизма и неоплатонизма, приемлемых для христианского вероучения и использованных для его философского углубления, а с другой — результат отвержения и преодоления тех принципов, которые для него совершенно неприемлемы. От философов эллинистическо-римской эпохи Августин перенял практическо-этическую установку как главную цель философского знания, но он изменил эту установку в соответствии с положениями и задачами христианства. Провозглашая стремление к счастью основным содержанием человеческой жизни, он усматривал это счастье в познании человеком бога и в уяснении своей полнейшей зависимости от него. «Любовь к себе, доведенная до презрения к себе как греховному существу,суть любовь к Богу, и любовь к себе, доведенная до презрения к Богу — порок» [О граде божьем, XIV].  Религиозное мировоззрение Августина насквозь теоцентрично. Бог как исходный и конечный пункт человеческих суждений и действий непрестанно выступает во всех частях его философского учения.

Бог и мир. Божественное предопределение и иррациональность действительности

По образцу Плотина Августин превращает божественное бытие в нематериальный абсолют, противопоставленный миру и человеку. Но в противоположность Плотину и его последователям богослов ликвидирует всякие предпосылки, которые могут привести к выводам пантеизма, к мысли о единстве бога и мира. Главную из таких предпосылок – учение об эманации, посредством которой мир последовательно излучается богом, он заменяет креационистской установкой христианства. А эта установка означала наличие сугубого дуализма бога и мира. Он утверждал супранатуралистическое, сверхприродное бытие бога, который абсолютно не зависит от природы и человека. Природа же и человек, напротив, полностью зависят от бога.

В противоположность неоплатонизму, рассматривавшему абсолют как безличное единство, Августин истолковывал бога как личность, сотворившую конечный мир и человека, исходя из своей добровольной склонности. В одном месте своего главного произведения «О граде божьем» он специально подчеркивает отличие так понимаемого бога от слепой фортуны, игравшей огромную роль в античном языческом мировоззрении. Многократно подчеркивая личностное начало в боге, христианский философ связывает его, прежде всего, с наличием воли в божественном интеллекте. «Воля Божья присуща Богу и предваряет всякое творение… Воля Божья принадлежит к самой сущности божественной».

Креационизм Августина, перерастая в фатализм – полную и непосредственную зависимость природы и человека от бога, приводил к концепции «непрерывного творения» («сгеаtio continua»), согласно которой бог ни на один миг не оставляет своего попечения над миром. Если бог, пишет Августин, «отнимет от вещей свою, так сказать, производительную силу, то их так же не будет, как не было прежде, чем они были созданы» [О граде божьем, XII,25].

Религиозно-фаталистическое воззрение на мир, являющееся одной из определяющих черт августинизма, приводит к иpрационалистическому истолкованию действительности. Она представляется переполненной чудесами, т. е. непостижимыми для человеческого ума событиями и явлениями, за которыми скрывается воля всемогущего творца. Здесь можно констатировать отличие философского иррационализма неоплатоновской системы от религиозного иррационализма христианского вероучения. Первый выражался в положении о непостижимости абсолютного первоединства и мистическом пути его познания. Второй же распространял сферу непостижимости на всю действительность.

Все вещи и все существа появились, согласно Августину в результате божественного творчества. Среди этих существ прежде всего были созданы такие бесплотные существа, как ангелы и человеческие души — сразу в законченном виде. Таким образом, философ христианства, используя идею неоплатоников о бестелесности человеческих душ, вместе с тем в противоположность сохранявшемуся у них воззрению языческой мифологии об извечном существовании душ распространяет и на них основоположный религиозно-монотеистический принцип креационизма. Все остальные вещи и явления природного мира необходимо связаны с материей, которую он в духе многовековой идеалистической традиции считал абсолютно бесформенным и пассивным субстратом. Творение как материи, так и всех телесных вещей происходит одновременно. При этом четыре традиционных элемента древних – земля, вода, воздух и огонь, – как и небесные светила, подобно ангелам и человеческим душам, были созданы в раз и навсегда законченном виде.

Отсюда совершенно очевидно, что христианско-августиновский креационизм приводит к крайне метафизическим, антидиалектическим воззрениям, исключавшим идею эволюции (скрывавшуюся в неоплатоновской концепции эманации). Но и для этого воззрения ясно, что в природе есть такие существа, которые растут и развиваются в течение значительной части своей жизни. Таковы растения, животные, людские тела. Для объяснения их возникновения и роста Августин использовал учение стоиков о так называемых семенных (или зародышевых) причинах (гаtiones seminales), которые и создают возможность развития живых существ в индивидуальном плане.

Божественное существо Августин представляет в соответствии с догматом триединства, установленным Никейским собором. Опираясь на Евангелие от Иоанна, он рассматривает его вторую ипостась, бога-сына, или логос-слово, как самосознание бога-отца и как то «да будет», в результате которого и появился мир. Но бог произнес эти сокровенные слова, руководствуясь не только своей доброй волей. Творя бесконечное многообразие вещей и явлений природы, он исходил и из тех совершенных прототипов, или идей, которые заключены в его уме.

Августин окончательно христианизировал платонизм: идеи из самостоятельных, бестелесных и неизменных родов бытия превращались в предвечные мысли бога-творца. С точки зрения августиновско-христианского платонизма все вещи, отягченные материей и в силу этого приближающиеся к небытию, представляют собой весьма несовершенные копии божественных идей. Все существует как бы в двух планах: в плане предвечных мыслей-идей божественного ума и в плане материальных вещей как их несовершенных подобий. В этой связи Августин в особенности подчеркивает вечность и неизменность, присущие идеям и составляющие два важнейших атрибута божественного существа. Дуализм сверхприродного бога и мира природы и выступает, прежде всего, как противоположность между вечным и неизменным верховным бытием и непрерывно изменяющимся миром преходящих вещей.

Вечность и время

Теолог отвечал на вопросы тex, кто сомневался, что бог создал мир сразу, в короткий промежуток времени, и выражал свои сомнения в вопросе: а что же бог делал до этого?

Отвечая на вопросы этих воображаемых оппонентов Ветхому завету, Августин развил соображения, приобретшие интерес и за пределами теологии. Философ осознавал всю трудность проблемы времени. «Что же такое время?» – спрашивал он и отвечал: «Пока никто меня о том не спрашивает, я понимаю, нисколько не затрудняясь; но как скоро хочу дать ответ об этом, я становлюсь совершенно в тупик» [Исповедь, XI, 14, 17]. Мыслитель-христианин постоянно взывает к богу и молит просветить его в столь трудном вопросе.

Для философа было несомненным то, что время составляет меру движения и изменения, присущих всем конкретным, «сотворенным» вещам. Оно не существовало до вещей, до творения мира, а появилось в результате божественного творчества одновременно с ним. Сотворив преходящие вещи, бог создал и меру их изменения.

Анализируя понятие времени, Августин пытался установить соотношение таких основных его категорий, как настоящее, прошедшее и будущее. Общий вывод, к которому он пришёл при этом, состоял в том, что ни прошедшее, ни будущее не имеют действительного существования, принадлежащему только настоящему, и в зависимости от которого может быть осмыслено как прошедшее, так и будущее. С этой точки зрения, прошедшее обязано своим существованием человеческой памяти, а будущее – надежде.

Для метафизическо-антидиалектического мировоззрения Августина чрезвычайно характерно сведение как прошедшего, так и будущего к настоящему. Но для него еще более характерно стремление «остановить» его стремительный бег. В реальном мире этого сделать невозможно. Но данная черта составляет как раз важнейший атрибут божественного существа. Будучи источником времени, бог не переживает никакого «предтем» и никакого «потом», ибо в мире его мыслей-идей все есть раз и навсегда. В этом мире все существует, поэтому как застывшее, постоянное «теперь» («nuns stans»).

Статичная вечность неотделима от божественного существа. Августиновское противопоставление абсолютной вечности бога и постоянной изменяемости материально-человеческого мира стало одной из основ христианского мировоззрения. Это противопоставление, как и сами категории вечности и времени, отнюдь не являются здесь эмпирическими понятиями. Функция этих умозрительных понятий мировоззренческо-моральная. Проводя свою земную жизнь в окружении постоянно изменяющихся вещей и будучи сам подвержен этим изменениям, человек ни на минуту не должен забывать о божественном, абсолютно неизменном мире и должен постоянно стремиться к нему.

Добро и зло – теодицея Августина Блаженного

Как и перед некоторыми из предшествующих христианских философов, перед Августином встала нелегкая задача снять с верховного бога-творца ответственность за зло, царящее в созданном им мире. Это была первостепенная задача, если учесть, сколь влиятельным было манихейское движение, захватившее одно время и будущего идеолога западнохристианской церкви.

В своей борьбе против манихейства Августин обратился к принципам неоплатонизма. Неоплатоновскую концепцию зла как отрицательную степень добра теолог согласовал со своей основоположной креационистской установкой. Опираясь на тексты Священного писания, говорящие о доброте верховного творца, он доказывает, что и все сотворенное им в той или иной мере причастно к этой абсолютной доброте. Ведь бог, создавая вещи, запечатлел в них определенную меру, вес и порядок. Поскольку же, согласно августинианско-платоновскому воззрению, он руководствовался при этом и своими идеями-мыслями как высшими образцами для любой из сотворенных вещей, в них заключен тот или иной внеземной образ. И как бы он ни был искажен неизбежным присутствием материи, как бы ни изменялась любая земная вещь и любое существо, они все же в той или иной степени сохраняют такой образ. В меру этого в них заключено и добро. Как тишина есть отсутствие всякого шума, нагота – отсутствие одежды, болезнь – отсутствие здоровья, а темнота – света, так и зло – отсутствие добра, а не нечто, существующее само по себе.

Такова теодицея Августина, которую нередко называют христианским оптимизмом. Совершенно прозрачен ее социальный смысл. Он состоит в стремлении виднейшего идеолога официального христианства Августина примирить с существующими общественными порядками вещей рядовых верующих, которые призываются не poптать на зло, а благодарить всевышнего за то добро, какое он запечатлел в мире.

Человек и душа. Познание и воля

Дематериализация человеческого духа и денатурализация человека, характерная для религиозной философии, начиная с Филона, достигает у Августина своей кульминации. Даже органический мир он лишает одушевленности, решительно отличаясь здесь не только от стоиков (которые распространяли сферу одушевленности и на неорганический мир), но и от Аристотеля. Душой, по Августину, обладает только человек, ибо только он изо всех земных существ в какой-то степени напоминает бога. Человеческая душа – это разумная душа. В отличие от неоплатоновского панпсихизма, исходящего из вечности душ и их космического круговорота, христианский философ признает их вечность лишь после того, как они созданы богом. В столь фантастической форме была сформулирована идея индивидуальности, духовной неповторимости каждого человека.

Душа имеет начало, но она не может иметь конца; будучи бессмертной, она существует и после смерти и разложения того тела, которое она оживляла при жизни. Опираясь на плотиновские «Эннеады», Августин постоянно трактует душу как нематериальную сущность, как самостоятельную духовную субстанцию, не имеющую ничего общего с телесно-биологическими функциями человека, основными функциями которой являются: мысль, память и воля.

Благодаря деятельности памяти события, переполняющие человеческую жизнь, не исчезают в небытии, а сохраняются как бы в огромном вместилище, не имеющем, однако, никакого пространственного расположения. А это, по Августину, свидетельствует именно о нематериальности души, ибо бестелесны хранимые ею образы, получаемые с помощью органов чувств, не говоря уже о хранящихся в ней абстрактных понятиях – математических, этических и других.

Августин определяет душу как «разумную субстанцию, приспособленную для управления телом» [О величине души, XIII, 22]. Сущность любого человека проявляется именно в его душе, а отнюдь не в теле. Оригинальность мыслителя заключается в том, что он усматривает эту сущность души не столько в ее разумно-мыслительной деятельности, сколько в деятельности волевой. Активность человеческого существа проявляется не в том, что человек мыслит, – здесь он выступает скорее существом, пассивно отражающим объекты (идеи), находящиеся вне его сознания (в боге). Эту установку Августин тоже подчеркнул в платонизме. Но, порвав с интеллектуализмом этого направления (как и всей античной философии классического периода), христианский философ усматривает определяющий фактор человеческой деятельности именно в воле, которая, таким образом, обладает очевидным преимуществом по сравнению с человеческим разумом. Призывая к неустанным поискам божественной истины и подчеркивая значение для этого твердой воли, он постоянно демонстрирует в своих трудах страстность и эмоциональность этих поисков. С таких позиций познание бога и любовь к нему — двуединый процесс.

Выдвижение на первый план иррационального фактора человеческой личности и деятельности, каким он считает фактор воли, связано у Августина с утверждением о свободе воли. Августин, углубляя эту христианскую линию иррационализации человеческого духа, усматривает его сущность не просто в воле, но в воле свободной.

Августиновская концепция абсолютного божественного управления миром, совершенно непостижимого для человеческого ума, для которого события, происходящие в нем, представляются почти непрерывной цепью чудес, основывается именно на понятии свободы человеческой воли. Но в божественной деятельности она осуществлена абсолютно, а в человеческой всё же ограничена этим божественным фактором.

Соотношение веры и разума

Преобладание иррационально-волевых факторов над факторами рационально-логическими в сфере самого познания выражается в превосходстве веры над разумом. Такое превосходство проявляется, прежде всего, в преобладающей силе религиозного авторитета по сравнению с человеческим разумом. Веру в божественный авторитет, зафиксированный в Священном писании, Августин провозглашал основой и главным источником человеческих знаний. Грех, совершенный Адамом и Евой и передавшийся всему человечеству, неисправимо исказил людской разум, серьезно ослабил его силу. С тех пор человеческий ум с необходимостью должен искать себе опору в божественном откровении. Согласно известной формуле Августина (провозглашенной в одном из его писем) – «Верь, чтобы понимать», – вера должна предшествовать пониманию. Предыдущие «отцы церкви» содержание веры, божественного откровения искали лишь в Библии. Августин же провозгласил, что авторитет церкви как единственной и никогда не ошибающейся толковательницы его составляет последнюю инстанцию всякой истины. Такая позиция епископа Гиппона отражала ситуацию, сложившуюся в результате укрепления церкви – особенно формировавшейся римско-католической церкви в разваливавшейся Западной Римской империи – как догматической и строго централизованной, институциональной организации.

Августин не ограничивался простым провозглашением теологической формулы о превосходстве веры над разумом. Он стремился дать ей философское обоснование. Исходя из того, что человеческое познание черпается из двух источников: личного опыта и знаний, полученных от других людей, философ акцентировал внимание на втором источнике, более значительном и богатом, называя его верой. Но он делает неправомерный вывод, отождествляя веру в то, что человек узнает от других людей, с религиозной верой в освященные церковью авторитеты.

Общий итог августиновского решения проблемы соотношения веры и разума состоит в принижении разума, который без помощи христианского откровения неспособен обосновать, в сущности, ни одной истины. Лишение разума самостоятельности в процессе познания характерно для всего его учения.

Пути преодоления скептицизма и априоризм. Учение о сверхъестественном озарении

Разочаровавшись в манихействе, Августин некоторое время разделял воззрение скептиков. Но став теоретиком христианского вероучения, он не мог уже разделять этих воззрений, острие которых в поздней античности было обращено, прежде всего, против различных религиозно-догматических утверждений. Отсюда борьба Августина против скептицизма. Мы встречаемся с ней в его сочинении «Против академиков» (т. е. против скептиков новой и средней Академии). Автор указывает здесь, что принципиальная разница между позицией академиков и его собственной заключается в том, что первая состоит в категорическом утверждении того, что истину найти невозможно, а вторая доказывает правдоподобность обратного. В этой связи в том же сочинении Августин выдвигает убедительный аргумент против академического скептицизма, утверждавшего возможность только вероятностного, а отнюдь не достоверного знания. Но если невозможно последнее, если невозможна подлинная истина, говорит христианский критик скептицизма, то как же можно говорить о вероятностном, т. е. правдоподобном знании, поскольку мерилом этой правдоподобности должна служить несомненная, достоверная истина? Такая истина и даже целая система истин даны в христианском вероучении.

Однако взаимодействие августиновской мысли со скептицизмом не сводилось только к отрицательным взаимоотношениям. Для философа христианства была приемлема критика чувственного познания, данная Секстом Эмпириком и другими античными скептиками. Эта критика, вскрывающая ненадежность всех чувственных постижений, приводит к выводам феноменализма, согласно которым чувственные явления (феномены) сами по себе достоверны, но было бы совершенно неосновательно видеть в них отражение сущности самих вещей. Примыкая к этой стороне гносеологии скептицизма, Августин был убежден, что показания наших органов чувств, необходимые для практической жизни человека, неспособны снабдить достоверной истиной.

Развивая здесь также и платоновскую традицию, христианский философ последовательно исходит из того, что чувственный контакт с «тленным», непрерывно меняющимся миром может нас скорее увести в сторону от истины, нежели приблизить к ней. Своим рождением чувственные образы обязаны не этим контактам, а только деятельности самой души, которая, не теряя ни на миг «жизненного внимания», непрерывно заботится о своем теле. Поэтому чувственное ощущение не является делом тела, но делом души посредством тела.

Антисенсуалистическая позиция Августина означает у него полную изоляцию человеческого сознания от внешнего мира (когда речь идет о процессе познания, а не о практической деятельности). Объективный мир, не в состоянии ничему научить человека. «Не выходи в мир, – пишет он в этой связи,– а возвращайся к самому себе: внутри человека пребывает правда» [Об истинной религии, XXXIX, 72].

Если опираться только на чувственное познание и видеть в нем действительное познание мира, то невозможно преодолеть скептицизм, можно лишь укрепить его. Другое дело область самого человеческого сознания, в наличии которого у нас не может быть никаких сомнений. Только опираясь на него, мы можем преодолеть всякий скептицизм.

Сознание любого человека, его душа, представляет, по Августину, единственный устой несомненности в непрерывно меняющемся, неустойчивом мире. Углубившись в недра ее, человек находит там такое содержание, которое полностью не зависит от внешнего мира, между тем присуще всем людям. Людям только кажется, что они черпают во внешнем мире то, что в действительности они находят в глубинах собственного духа. Отказавшись от платоновской идеи о предсуществовании душ, Августин полностью сохранял идею априорности, абсолютной независимости от опыта самого главного и глубокого содержания человеческих знаний. Понятия чисел и геометрических фигур, этические понятия добра, справедливости, любви и т. п., нормы человеческого поведения, эстетические понятия, законы диалектики (т. е. логики) – все они внеопытны.

Понятия чисел, например, существуют вовсе не потому, что существуют вещи, которые можно считать, а сам счет их становится возможным потому, что мы обладаем понятиями, необходимыми для такой операции. И если бы даже не было мира со всеми его предметами, то все понятия человеческой души продолжали бы существовать. Все эти понятия человек познает внутри своей души непосредственно, интуитивно. Но если душа не существовала искони и не могла черпать их, созерцая мир идей, как учил об этом Платон, то возникает вопрос об их происхождении, об их источнике. Ответ на него очевиден с позиций августиновско-христианского креационизма: источником, творцом всех этих понятий, или идей, может быть только бог.

Бога Августин называет «отцом умственного света» и «отцом нашего озарения» («pater illuminationis nostrae»). Не только явления природы и события человеческой жизни, но и процесс познания совершается благодаря непрерывному вмешательству бога. Теоцентризм и фатализм составляют у Августина столь же определяющие черты его истолкования познания, как и его истолкования бытия.

Только сверхъестественное озарение, неожиданно приходящее от всеобщего и единого небесного учителя, поднимает человека до познания самых глубоких истин. «Душа разумная и мыслящая… не может сиять сама по себе, но сияет в силу участия в ином, правдивом сиянии» [О граде божьем, X,2].

Августиновско-христианское учение последовательно сохраняет внеприродные позиции бога. Сам по себе он не коренится ни в одной человеческой душе, но благодаря своей ни для кого не объяснимой милости он делает возможными для своих избранников сверхъестественное озарение их душ и благодаря этому постижение глубочайших истин. Культ смерти становится закономерным дополнением религиозно–мистического истолкования процесса познания. «Чтобы душа могла без препятствий погрузить свою сущность в полноту истины, – читаем мы в произведении «О величине души», – она начинает жаждать как наивысшего дара бегства и полного избавления от тела — смерти».

Христиански-мистическое учение об озарении составляет центральный пункт учения Августина о процессе познания, а в определенном смысле и всей его философии. В свете этого учения становится совершенно очевидным, что предметом философского знания Августин провозгласил бога и человеческую душу. «Я желаю знать Бога и душу,– говорит он в своих «Монологах». – А более ничего? – спрашивает его Разум. – Решительно ничего»,– отвечает автор [Монологи, I, 2,7].

Наука и мудрость

Теологически обосновал Августин также разграничение науки (scientia) и мудрости (sapientia). Знание, перерастающее в науку, – это разумное познание объективного мира, познание, позволяющее нам пользоваться вещами. Мудрость же – это познание вечных божественных дел и духовных объектов [см.: О Троице, XII, 12, 15]. Знание само по себе вовсе не является злом, в определенных пределах оно необходимо, поскольку человек вынужден жить в телесном мире. Но он не вправе забывать о внеземной цели своей жизни, не должен превращать знание в самоцель, воображая, что с его помощью и без помощи бога ему удастся познать мир. Человек обязан подчинять науку мудрости, ибо в спасении души – его высшее назначение.

Эта концепция Августина отразила весьма характерные особенности гибнувшей античной культуры, превращавшейся в культуру средневекового, феодального общества. Наука не занимала тогда первостепенного места в системе производства, в общественной жизни. Она даже отступила с тех позиций в общественно-философском сознании, которые занимала в период расцвета античной культуры. С другой стороны, прогресс личности чрезвычайно заострил и углубил моральную проблематику, которая с необходимостью приняла религиозно-монотеистическую форму.

Решительно выступая за подчинение науки мудрости, христианский философ отразил этот противоречивый период духовного развития средиземноморского человечества, шедшего по пути к феодализму,— варваризацию интеллектуальной деятельности и углубление морального самосознания.

Вместе с тем в этом своем учении о подчинении науки мудрости теоретик раннего христианства набросал программу подчинения научно-философского знания интересам христианского вероучения, осуществление которой стало важнейшей чертой духовной культуры феодального общества в странах Западной Европы в эпоху феодализма. Ведь вся совокупность «мудрости» дана в Священном писании и в церковном предании.

Человеческая воля и божественная благодать. Моральная доктрина

Абсолютность божественного добра и относительность зла снимает с бога, согласно Августину, ответственность за зло, существующее в мире. В том, что зло проявляется в человеческом мире, виновен сам человек, свободная воля которого побуждает приступить божественный закон, и тем самым оказаться во грехе. Грех же состоит в привязанности к земным, телесным благам, в самонадеянности человеческой гордыни, которая воображает, что может полностью овладеть миром и не нуждается в божественной помощи. Грех – это бунт смертного тела против бессмертной души.

Здесь снова возникает вопрос о соотношении божественного промысла и свободной воли человека. Как же их все же можно согласовать, если божественный творец не только создал человека, но, даже наделив его свободной волей, не выпускает ни на миг из-под своего наблюдения ни одного его поступка, поскольку он постоянно управляет миром?

Решить это противоречие логически, конечно, невозможно. Но христианская, как и любая другая, теология отнюдь не представляет собой рациональной философской системы. Будучи религиозно-иррациональной совокупностью представлений и догматов, она должна заключать в себе много неустранимых противоречий. Но, поскольку христианское вероучение претендует на то, чтобы стать теологической системой, Августин стремится разрешить данное противоречие. Точнее, он пытался снять эту трудность, перенеся ее в историко-мифологическую плоскость.

Христианский моралист использует один из основоположных и наиболее популярных мифов Ветхого завета относительно грехопадения Адама и Евы, подводя к мысли, что бог наделил первого человека свободой воли, но это не нарушало его совершенства и не вносило разлада в его моральное сознание. Ибо главное назначение первоначально доброй воли состояло в том, чтобы подчиняться во всем божественным заповедям и божественному руководству. Но, употребив свою волю вопреки им, Адам передал эту по-прежнему свободную, но уже отягченную стремлением к греху волю всему человечеству. С тех пор свободная воля человека создала пропасть между ним и богом.

Но высшее назначение человека состоит в его спасении, которое невозможно без религиозной морали. Христианский оптимизм Августина, рассматривающий зло как ослабленное добро, отнюдь не привел его к выводу, что все люди, включая самых заядлых грешников, будут спасены всемилостивым богом в день страшного суда, как это считали Ориген, а за ним и Григорий Нисский. Укрепившаяся церковь отнюдь не хотела открывать столь блестящей перспективы перед всеми своими прихожанами, ибо она предпочитала держать их в страхе божьем как наиболее надежном средстве их повиновения.

Вот почему ее виднейший идеолог последовательно исходил из того, что морально ценные, добрые поступки свойственны меньшинству людей. Но и у этого меньшинства безупречная мораль – а христианский моралист знает лишь противоположности греховного и морально безупречного – обязана своим существованием отнюдь не их свободной воле, не человеческой инициативе, а только предвечному избранию немногих счастливцев. Такое избрание и называется божественной благодатью, и не зависит всецело от человеческих поступков, но полностью определяет тех, на кого снизойдёт такая благодать.

Божественное предопределение и руководство столь могущественно и всесильно, что оно, направляя меньшинство избранных по морально-безгрешному и притом кратчайшему пути в рай, полностью игнорирует тот факт, что сам же бог наделил человека свободой воли. Только к греху и злу она может привести человека, к добру же его ведет сам бог вопреки любой склонности.

Развивая эту религиозно-иррационалистическую доктрину, Августин в начале V в. вел ожесточенную полемику с монахом Пелагием, выходцем с Британских островов, пытавшимся реформировать монастырскую жизнь в духе ригоризма первоначального христианства в западной части Римской империи. Он отрицал догмат первородного греха и не считал человечество радикально испорченным. С его точки зрения, подвиги и мученическая смерть Христа отнюдь не означали принципиального искупления греховности человечества, а послужили только лучшим образцом для человеческого подражания. По учению Пелагия, человек обладает действительной свободой воли, могущей повести его как по пути добра, так и по пути зла. Отнюдь не отрицая роли божественной благодати в деле морального просвещения человека, он видел в ней только помощь бога человеку, оказываемую ему соответственно его «заслуге». Лишая, таким образом, человека роли слепого орудия бога, Пелагий в известной мере изымал его и из-под власти церкви. Такая трактовка подрывала тот идеологический фундамент, на котором христианская церковь с таким трудом возводила сложное здание своего господства. Отсюда яростная борьба Августина против пелагианской ереси (в дальнейшем пелагианство было официально осуждено на одном из церковных соборов).

Из других положений этой доктрины необходимо отметить систематическую проповедь любви к богу, с которой мы встречаемся чуть ли не на каждой странице его произведений. Любовь к богу необходима в особенности потому, что именно бог, а не человек является «творцом вечного закона», единственным источником моральных норм и оценок [Об истинной религии, XXXI, 58]. Естественно, что при таких установках моральной доктрины Августина любовь к богу заменяет любовь к человеку. Ориентация человека на человека совершенно не должна иметь места по этому учению. «Когда человек живет по человеку, а не по Богу, он подобен дьяволу» [О граде божьем, XIV, 4],­ говорит Августин в своем главном произведении, подчеркивая антигуманистическую сущность своей морали. И сам автор следовал этой морали, когда по настоянию своей фанатичной матери-христианки перед обращением в христианство прогнал любимую жену, с которой он прожил много лет, вместе со своим единственным сыном.

Аскетизм морального учения Августина был наиболее радикален в начале его литературной деятельности, когда он не изжил еще манихейского влияния. Но манихейство, как мы видели, отражая умонастроения народных масс, развивало радикальный аскетизм, основанный на полном осуждении чувственного мира как порождении злого и темного начала. Став идеологом господствующих классов, Августин не мог уже проповедовать подобного осуждения существующего мира. Отсюда колебания его в проведении линии аскетизма. С одной стороны, он осуждает, например, театральные зрелища, как способствующие распутству, а произведения изобразительного искусства – как проявления идолопоклонства, а с другой – восторгается разнообразием человеческих талантов, проявляющихся в различных сферах деятельности. Осуждая все низменные, телесные стремления человека, прославляя монашескую жизнь, получавшую в ту эпоху все большее распространение, он вместе с тем восхищается красотой многообразной природы и формами человеческого тела [О граде божьем, V,11].

Эти обстоятельства объясняют августиновское разграничение всех благ человеческой жизни на те, которые следует любить и наслаждаться (frui), и на те, которыми нужно только пользоваться (uti). К первым принадлежит любовь к богу как вечному добру и последнему источнику всякого существования. Ко вторым – все вещи и блага конкретного мира. Без них нельзя прожить, ими необходимо пользоваться, но любить их и тем более привязываться к ним, забывая о высшем назначении человеческой души,– значит поступать вопреки христианской морали. Земные блага – только средство для культивирования внеземных ценностей.

Общество и история

Крупнейший идеолог христианства согласен с тем положением христианской морали, согласно которому нищета и убожество наиболее благоприятны для спасения (эти положения многократно зафиксированы в Евангелиях). Но, будучи идеологом господствующих классов, он далек от мысли, будто только бедность открывает дорогу к спасению (как утверждали пелагиане). Богатство при «правильном» его употреблении отнюдь не может быть препятствием пути к спасению.

Усиливая эти выводы, Августин доказывал даже, что имущественное неравенство людей, богатство одних и бедность и даже голод других – необходимое явление общественной жизни. Это следствие первородного греха, навсегда исказившее первоначальное блаженство. Полнота человеческого счастья воцарится лишь «в той жизни, где никто уже не будет рабом» [О граде божьем, IV, 33].

Оправдание и обоснование социального неравенства – основная черта общественно-политической доктрины Августина. Необходимость такого неравенства обусловлена, по его учению, иерархической структурой общественного организма, гармонически устроенного богом. Эта иерархия – несовершенное отражение того небесного, духовного царства, монархом которого является сам бог. Пытаясь предотвратить выступления народных масс, увлекавшихся еретическими учениями, против «гармонического» общественного строя, мыслитель использует идею о равенстве всех людей, поскольку все они происходят от единого праотца. Помня о своём родстве, люди обязаны поддерживать всеединство и перестать бунтовать друг против друга.

Однако в реальном обществе дело обстоит далеко не так. Осмысление особенностей и судеб этого общества составляет то, что историки нередко называют философией истории Августина, изложенной в 22 книгах его главного труда. Как было упомянуто, это произведение епископ Гиппона начал писать под свежим впечатлением взятия и разгрома «вечного города» вандалами под предводительством Алариха. Этот факт произвел огромное впечатление на современников. Многие из них видели в нем месть исконных римских богов римлянам, отступившимся от них и перешедшим в христианство. С другой стороны, было немало и христиан, не довольных «порчей» христианства, утратой его первоначального демократического духа, ожидавших скорого конца грешного мира и видевших в разгроме Рима начало такого конца. В своем произведении Августин выступает как против первых, так и против вторых.

В первых 10 книгах своего труда он выступает против языческих религиозных представлений и учений, а также этических и философских концепций. Многочисленных языческих богов Августин представляет в качестве бессильных демонов и просто как порождения поэтической фантазии. Всем им автор противопоставляет единого и всемогущего христианского бога. В последующих двенадцати книгах он излагает систему христианского богословия, осмысленного в свете тех философских идей, которые охарактеризованы выше. В этой системе немаловажное место занимают его философско-исторические воззрения.

Интересно отметить в этой связи, что уже в «Исповеди» ее автор видел ограниченность тех людей, которые «при кратковременности земной жизни своей не обладают способностью проникать в дух предшествующих веков и других народов и сопоставлять этот дух с духом настоящего времени, которое переживают сами» [Исповедь, III, 7]. Августин развивает свою философско-историческую концепцию как антитезу такого рода близорукой ограниченности.

Можно утверждать, что автор «О граде божьем» стал первым мыслителем (по крайней мере, в Европе), сделавшим предметом философских размышлений судьбы всего человечества в тех максимальных масштабах Средиземноморья, в которых уже стоиками вырабатывалась космополитическая концепция единого человечества. Именно эту концепцию единства человеческого рода и развивал теперь Августин, опираясь на христианско-мифологическое представление о происхождении всего человечества от единственной пары прародителей.

Философию истории Августина можно назвать и теософией истории. Опираясь на библейские мифологические материалы, нередко подвергая их аллегорическому истолкованию, мыслитель попытался дать синтез библейской истории, т. е. истории главным образом «избранного» еврейского народа, и истории остальных народов Средиземноморья вплоть до Римской империи, западная половина которой рушилась на его глазах.

Центральное положение августиновского осмысления истории составляет идея провиденциализма, согласно которой бог распространяет свою абсолютную власть не только на явления природы и индивидуальной человеческой жизни, но и на все без исключения события коллективной человеческой жизни, непрерывное течение которых и образует историю.

Вся человеческая история, по убеждению Августина, с самого своего начала определяется борьбой двух божественно-человеческих институтов – божьего царства (civitas Dei) и земного царства (civitas terrena). Дуализм между богом и природой трансформировался в «Граде божьем» как исконная противоположность этих двух институтов.

Этот дуализм вытекал из теологической концепции Августина относительно божественной благодати, которая непостижимым образом ведет к спасению избранное меньшинство людей и осуждает на греховную жизнь, определяемую свободой их воли, подавляющее большинство человечества. Первая часть человечества и составляет божье царство, а вторая — земное.

Но в своем земном существовании общество праведников, составляющих божий град, перемешано с земным царством, вкраплено, так сказать, в нечестивую среду, состоящую из падших ангелов, язычников, еретиков, отступников от христианства, неверующих. В своей критике земного, т. е. реального, государства Августин вскрывает ряд действительных черт классового, эксплуататорского общества и государства. В особенности он подчеркивает насильственный характер государственной власти как «великой разбойничьей организации». Недаром первым строителем города стал братоубийца Каин, а Рим аналогичным образом был основан брато-убийцей Ромулом.

Но теологическая критика Августином эксплуататорского общества и государства имеет свои пределы. Они определяются «высшим» назначением власти, ибо даже самая скверная власть происходит от бога и выполняет функции, запланированные провидением. Власть поддерживает в обществе определенный порядок, следит за общественным спокойствием, вершит правосудие. Как идеолог господствующих классов Августин враждебно относится ко всем революционным движениям социальных низов как в прошлом, так и тем более в настоящем. Такая позиция вполне понятна, поскольку он рассматривал общественное неравенство как необходимое следствие испорченности человеческой природы первородным грехом. Любое стремление к равенству в этих условиях, с его точки зрения, противоестественно и заранее осуждено на поражение. Кроме того, осуждая всякое государство, в частности Римскую империю, как разбойничью организацию, Августин вместе с тем осуждает и освободительные войны народов, направленные против римского гнета.

Раскрывая планы божественного провидения, автор «Града божьего» в 18-й книге этого труда дает периодизацию истории земных государств. Для его философско-исторической концепции весьма существенно, что он отказывается от периодизации по наиболее крупным монархиям, которой придерживались некоторые христианские теологи III-IV вв. Стремясь дать более глубокую периодизацию, Августин проводит аналогию между шестью днями творения, шестью возрастами человеческой жизни и шестью эпохами, как они «явствуют» из Ветхого завета и истории христианства.

Шестью возрастами человеческой жизни являются: младенчество, детство, отрочество, юность, зрелый возраст и старость (мысль о сопоставлении истории с периодами индивидуального развития человека заимствована Августином из античной языческой литературы). Первому из них соответствует «историческая» эпоха, начинающаяся непосредственно от детей Адама и Евы и продолжающаяся до потопа, от которого спаслось только семейство Ноя, вторая – от этого события до патриарха Авраама. Шестая и последняя историческая эпоха, соответствующая старости индивидуального человека, началась со времени прихода Христа и возникновения христианства. Она будет длиться до конца существования человечества.

Именно в этой связи раскрывается высший, эсхатологический замысел божественного провидения, осуществляемый в человеческой истории. Она не топчется на месте, не возвращается циклически к одним и тем же состояниям, как это представляли многие античные историки и обществоведы. При всей своей фантастичности философско-историческая концепция Августина интересна тем, что она одна из первых ввела идею прогресса человеческой истории, рассмотренной во всемирно-историческом масштабе. Правда, прогресс здесь истолкован чисто теологически.

Августин делает в этой связи попытку определить место различных народов и государств в реализации планов провидения относительно осуществления божьего царства. Главное внимание он уделяет при этом «избранному» еврейскому народу, а о других идет речь главным образом лишь как об орудиях его наказания, когда он отступается от заветов единого бога (например, в период вавилонского пленения), – мыслитель остается здесь под определяющим влиянием событий, изложенных в Ветхом завете, хотя замысел его много шире этого документа.

Последняя эпоха человеческой истории, начавшаяся вместе с христианством, стала эпохой старости, которая оканчивается смертью и прекращением существования как человека, так и человечества. Она соответствует последнему, шестому дню божественного творения. Но подобно тому, как за этим днем последовало воскресение, когда бог стал отдыхать после напряженных трудов, так и избранная часть человечества отделяется в день страшного суда от подавляющего большинства грешников, с которыми она была перемешана в течение нескольких тысячелетий своей истории.

В противоположность множеству еретиков-хилиастов той эпохи, ожидавших скорого второго пришествия Христа и его праведного суда и расправы с миром зла, за которыми должно последовать тысячелетнее царство справедливости и всеобщего счастья, Августин благоразумно не определял времени конца человеческой истории. Пути божьи неисповедимы, и человек не может с точностью сказать, когда наступит судный день.

Из всего изложенного нетрудно определить и главное назначение общественно-политической и философско-исторической концепции Августина. Хотя теолог постоянно исходит из того, что божий град в длительный период его странствий в процессе человеческой истории носит, так сказать, идеальный, незримый характер и организационно не совпадает с церковью, все же церковь – не только христианская, но и любая другая церковная организация в предшествующие времена, – всегда была единственным видимым представителем божьего царства на земле. Только в условиях беспрекословною подчинения светских властей авторитету и руководству священства общество и государство могут представлять собой единый, всеобъемлющий, согласный организм, успешно и мирно функционирующий, несмотря на разнородность и пестроту своих составных частей.

Делая обзор истории с этой точки зрения, Августин подчеркивает периоды и случаи теократического функционирования власти и государственных институтов, когда господство священства гарантирует благополучие всего общественного целого. Идеолог церкви оправдывает одни государства и осуждает другие в зависимости от того, насколько они подчиняются авторитету и руководству теократии. В особенности же он осуждает их тогда, когда они идут собственным, не зависимым от церкви путем, обращают сугубое внимание на материальную сторону жизни.

Но обращаясь к истории, Августин постоянно имел в виду свою современность. В условиях разрушения западной половины Римской империи римская церковь становилась не только решающей идеологической, но и огромной экономической силой. Уже в эпоху Августина она делалась руководящей силой политически распыленного феодализирующегося западноевропейского общества и сохраняла эти свои позиции в течение последующих веков феодализма. Его обоснование теократии отражало и стимулировало формирование власти римского папства – одна из причин огромного авторитета Августина в течение последующих веков западноевропейского средневековья.

Литература:

1. Соколов В. В.  Средневековая философия: Учеб. пособие для филос. фак. и отделений ун-тов. — М.: Высш. школа, 1979. — 448 с.
2. Творения блаженного Августина Епископа Иппонийского. 2-е изд. Киев, 1901—1915, ч. 1—8.
3. Augistini, S. Aurelii. Opera omnia— In: Patrologiae cursus completus, Series latina. Accurante J. P. Migne. Parisiis, 1877. T. XXXII. (Retractationes, libri II, Confessionum libri XIII, Soliloquio-rum libri II, Contra Academjcos libri III. De beata vita liber unus, De Ordine libri II, De immortalitaie animae liber unus. De Quantitate animae liber unus, De Musica libri VI, De Magistro liber unus, De Libero arbitrio libri III и др.). Parisiis, 1887, t. XXXIV, (De doctrina Christiana libri IV, De vera religione liber unus, и др.). Т. XLI. Parisiis, 1864. De Civitute Dei libri XXII, 1864. T. XLII. Parisiis. De Trinitate libri XV и др.  

Видеозаписи по теме

 Аврелий Августин. Энциклопедия

 Блаженный Августин. Цикл «Афинская школа»

Аврелий Августин. Проповеди и наставления

 

Аврелий Августин

Аврелий Августин (Блаженный Августин; 13 ноября 354 года— 28 августа 430 года) — христианский теолог и философ, влиятельнейший проповедник, епископ Гиппонский (с 395 года). Один из Отцов христианской церкви, основатель августинизма. Родоначальник христианской философии истории.

Святой католической и православной церквей (при этом в православии обычно именуется с эпитетом блаженный — Блаженный Августин). Его память отмечается Католической церковью 28 августа, Русской православной церковью — 15 июня по старому стилю.  Его работы оказали огромное влияние на становление и развитие средневековой теологии и философской мысли. Основополагающими среди них стали трактаты «О граде Божием», «О бессмертии души» и «Об истинной религии».
В историю же литературы Блаженный Августин вошел как автор «Исповеди» — цикла из 13 сочинений, в которых рассказал о своем духовном пути от язычества к христианству. Эта книга стала первой в европейской литературе развернутой автобиографией.

Божественная воля (предопределение, промысел, благодать) — это один из главных, ключевых пунктов, вокруг которых обращается философская мысль Августина, в том числе и по вопросам, связанным с Божественным творением мира. Из наделения мира бытием актом Божественной воли самоочевидным, по мнению Августина, образом следует участие Бога в судьбе своего творения посредством Промысла.

«Вся августиновская метафизика творения сосредоточена в этих строках, но здесь она обретает полноту осознания себя самой и способность наконец увидеть себя во всей своей чистоте: То, что существует некое сущее, первейшее из всех и обладающее полнотой совершенства сущего, и которое мы называем Богом, доказано, равно как доказано и то, что по изобилию Своего совершенства Он наделяет бытием все существующее, так что Его надлежит признать не только первым из сущих, но и первоначалом всех сущих. Но Он сообщает бытие другим сущим не по природной необходимости, а по решению Своей воли. Следовательно, Бог есть Господь Своих созданий, подобно тому как мы – господа над тем, что зависит от нашей воли.
— Этьен Жильсон. Дух средневековой философии

Блаженный Августин может считаться истинным отцом западного христианства. <…> Личность Августина чрезвычайно привлекательна своей искренностью, глубиной и живостью ума, а конкретность и непосредственность его интересов (в отличие от восточных отцов, столь часто витавших в сферах непостижимого и отвлеченного) делают блаженного Августина не просто интересным, но и очень близким нам человеком.
Августин был великий человек, великий христианин, без сомнения, подлинно святой, настолько опередивший свое время, что никто из его современников, да и много позднее, не был в состоянии заметить некоторую непоследовательность его концепций.
— Иоанн Мейендорф

.. Августин оказался единственным представителем древней Церкви, который пользуется уважением не только среди католиков, но и среди протестантов и приверженцев других конфессий. Кроме того, мистика Августина помогает найти взаимопонимание между западной и восточной ветвями христианства. И все же наиболее близок Августин современным религиозным индивидуалистам, которые, несомненно, воспринимают его как своего предтечу.
— Тронд Берг Эриксен

Любовь к временному можно изгнать, только почувствовав сладость вечного.
Аврелий Августин

 

Цитаты. высказывания, наставления


«Исповедь»

Одним Бог зaповедaл одно, другим — другое, в соответствии с условиями времени.
— III, 7, 13

Прекрасное родится и умирает; рождаясь, оно начинает как бы быть и растёт, чтобы достичь полного расцвета, а, расцветши, стареет и гибнет. Не всегда, правда, доживает до старости, но гибнет всегда.
— IV, 9, 15

Великая бездна сам человек… волосы его легче счесть, чем его чувства и движения его сердца.
grande profundum est ipse homo… capilli eius magis numerabiles quam affectus eius et motus cordis eius
— IV, 14, 22

Ясно отвечаешь Ты [Господи], но не все слышат ясно. Все спрашивают о чем хотят, но не всегда слышат то, что хотят. Наилучший служитель Твой тот, кто не думает, как бы ему услышать, что он хочет, но хочет того, что от Тебя услышит.
— Х, 26, 37

Так что же такое время? Если никто меня о нем не спрашивает, то я знаю — что, но как объяснить вопрошающему — не знаю.
Твердо же знаю я только одно: если бы ничего не проходило, не было бы прошедшего; если бы ничего не приходило, не было бы будущего; если бы ничего не было, не было бы настоящего.
Но как может быть прошлое и будущее, когда прошлого уже нет, а будущего еще нет? А если бы настоящее не уходило в прошлое, то это было бы уже не время, а вечность. Настоящее именно потому и время, что оно уходит в прошлое. Как же можно тогда говорить о том, что оно есть, если оно потому и есть, что его не будет. Итак, время существует лишь потому, что стремится исчезнуть.
— ХI, 14, 17

…Мир существует <…> потому, что Ты [Господи] его видишь.
— XIII, 53
«О граде Божьем»

При отсутствии справедливости, что такое государства, как не большие разбойничьи шайки; так как и самые разбойничьи шайки что такое, как не государства в миниатюре?
— IV, 4

Сам человек представляет собою большее чудо, чем всякое чудо, совершаемое человеком.
— Х, 12

Мир сотворен не во времени, а вместе с временем.
— ХI, 6

Кaк Бог Он [Христос] — цель, к которой идут, как человек Он — путь, по которому идут.
— ХI, 9

Зло не есть какая-либо сущность; но потеря добра получила название зла.
— ХI, 9

…Из сопоставления противоположностей <…> образуется красота мира.
— ХI, 19

Подобно картине, где чёрная краска занимает должное место, Вселенная прекрасна, несмотря на присутствие грешников, хотя, взятые сами по себе, их пороки отвратительны.
— XI, 23

Если я ошибаюсь, я существую (Ошибаюсь, следовательно, существую).
Si <…> fallor, sum.
— XI, 26

Не плоть тленная сделала душу грешной, а грешница душа сделала плоть тленной.
— ХIV, 1

Добро может существовать и без зла <…>; но зло без добра существовать не может.
— ХIV, 11

 

Проповеди

Мне говорят: «Я должен уразуметь, чтобы уверовать»; отвечаю: «Уверуй, чтобы урaзуметь». «Уразумей, чтобы уверовать» — мои слова; «Уверуй, чтобы уразуметь» — слова Господа.
…Intellige ut credas <…>; crede ut intelligas <…>.
— 43, 3, 4

Вера предшествует пониманию. — Отсюда: «Вера предшествует разуму» («Fides praecedit intellectum»).
Fides praecedit intelligere.
— 43, 6, 7

Плохие времена, тяжелые времена — вот что люди не устают повторять, но давaйте жить хорошо, и времена станут хорошими. Мы и есть времена. Каковы мы, таковы и времена.
— 70, 8

Заблуждаться — дело человеческое, упорствовать в заблуждении — дело дьявольское.
Humanum fuit errare, diabolicum est per animositam in perrore perseverate.
— 164, 14

Бог создал нас без нашего участия, Он не пожелал спасти нас без нашего участия.
— 169, 11, 13

Совершенство представляет собой знание о собственном несовершенстве.
— 170, 8

Бог стал человеком, чтобы человек мог стать богом.
— В Средние века приписывалось Августину, со ссылкой на одну из его неподлинных проповедей. Близкая формулировка у Августина: «Чтобы сделать богами тех, кто были [всего лишь] людьми, сделался человеком тот, кто был Богом» («Проповеди», 192, 1).
Factus est deus homo, ut homo fieret deus.

Другие

С любовью к грешнику и ненавистью к греху. — Отсюда: «Люби грешника и ненавидь грех».
Cum dilectione hominum et odio vitiorum.
— 211, 11

Бог не находится где-нибудь. <…> Скорее в Нём находится всё, чем Он — где-либо.
— «О 83 различных вопросах», 20

Бог не требует невозможного.
Deus impossibilia non jubet.
— «О природе и Благодати», 13, 50

[Бог есть] высшее Благо во всех отношениях, лучше чего ничего не может быть или мыслиться.
Summum Bonum omnino, quo esse aut cogitari melius nihil possit.
— «О нравах Вселенской Церкви и о нравах манихеев», II, 24

Веруем, чтобы познать, a не познаем, чтобы веровать
Credimus ut cognoscamus, non cognoscimus ut credamus.
— «Рассуждение на Евангелие от Иоанна», XL, 9

Закон дружбы <…> предписывает любить друга не менее, но и не более самого себя.
— «Монологи», I, 3, 8

Зло есть ничто.
Malum nihil esse.
— «Монологи» («Беседы с самим собой»), I, 1, 2

Итак, все природы — благи, так как их Виновник — высочайше благ, но поскольку они не столь же неизменно благи, как сам их Виновник, то поэтому добро в них может уменьшаться и возрастать. Уменьшение же добра есть зло. Впрочем, сколь бы не уменьшалось добро, все равно, пока существует та или иная природа, в ней необходимо есть хоть толика добра.
Naturae igitur omnes, quoniam naturarum prorsus omnium Conditor summe bonus est, bonae sunt. Sed quia non sicut earum Conditor summe atque imcommutabiliter bonae sunt, ideo in eis et minui bonum et augeri potest. Sed bono minui malum est, quamvis quantumcumque minuatur remaneat aliquid necesse est (si adhuc natura est), unde natura sit.
— «Энхиридион Лаврентию, или О вере, надежде и любви», 12

Люби — и делай что хочешь. Если молчишь, молчи из любви; если говоришь, говори из любви; если порицаешь, порицай из любви; если щадишь, щади из любви. 
Dilige, et quod vis fac <…>.
— «Рассуждения на Послание Иоанна к Парфянам», VII, 8

Не выходи вне себя, вернись к самому себе, ибо истина обитает во внутреннем человеке. И если ты найдешь свою природу изменчивой, выйди за пределы и самого себя… Стремись туда, где сияет сам свет разума.
— «Об истинной религии», 39

Не заблуждается тот, кто ищет.
Non autem errat, inquit, cum quaerit.
— «Против академиков», I, 4, 10

Нет любви без надежды, нет надежды без любви, нет и обеих без веры.
— «Энхиридион Лаврентию, или О вере, надежде и любви», 8

От внешнего к внутреннему.
Ab exterioribus ad interiora.
— «О Троице», XIV, 3, 5

Таким образом, есть трое: любящий, то, что любят, и любовь.
Ecce tria sunt: amans, et quod amatur, et amor.
— «О Троице», VIII, 14

Что же иное называется злом, как не недостаток добра?
Quid est autem aliud quod malum dicitur, nisi privatio boni?
— «Энхиридион Лаврентию, или О вере, надежде и любви», 11

— Я желaю знaть Богa и душу.
— И ничего более?
— Решительно ничего.
— «Монологи», I, 2, 7

Всем нравится прекрасная лошадь, но почему-то совершенно нет желающих ею стать.

 

 

 

 

Атеизм, наука и религия Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Наиболее известным представителем патристики был сын язычника и христианки Аврелий Августин (354 – 430 годы н.э.), позже канонизированный и названный Святым и Блаженным. Он воспринимал античную философию лишь как скопление различных мнений и считал, что к истине следует идти только путем христианской веры без всяких исследований, дабы не допустить отклонений и ошибок. Августин верил в творение мира Богом «из ничего». (Это креационизм). Используя фантастические выдумки Платона о двух мирах: тленном подлунном земном и нетленном надлунном мире идей, он создал христианский вариант платонизма.

Как и многие другие отцы церкви, Святой Августин Блаженный понимал, что церковная власть возможна только через контроль над основными витальными (т.е. жизненными) потребностями человека, поэтому он воспользовался искаженным текстом заново переписанной Библии и объявил что ребенок рождается во грехе. Поэтому делал особый акцент на непорочном зачатии Христа.

Сам Августин в молодости был большим распутником, грешил отчаянно, но, постарев, стал учить, что половой акт и в браке допустим лишь как неизбежное зло, необходимое исключительно для воспроизводства христиан и должен быть полностью лишенным греховной страсти. Не случайно говорят, нет более яростного борца за трезвость, чем образумившийся пьяница.

Здесь уместно напомнить, что ранние христиане, жизнь которых была настолько тяжкой, что они считали деторождение грехом, поскольку появляется ещё один страдающий человек, а самоубийство считали доблестью, спасением от мук. Христа первохристиане даже считали самоубийцей, поэтому вместо того, чтобы рожать детей, многие прыгали в пропасть. Самоубийство стали считать грехом только тогда, когда Церковь пришла к власти и поняла, что с прежней идеологией управлять народом невозможно: если все прыгнут в пропасть – откуда же паству брать? И первым осудил самоубийство Блаженный Августин. Он объяснил, что заповедь «не убий» относится, прежде всего, к самому себе. Себя – не убий, самоубийство — страшный грех, а вот других — только если церковь разрешит или укажет.

Августин разработал концепцию священных войн, разрешил христианам носить оружие, обратив внимание на слова, приписанные апостолами Христу о том, что « не мир принес я вам, но меч». Используя тексты писания и творения других отцов церкви, Августин  разработал чуть ли не  теорию, оправдывающую уничтожение людей, отступавших от учения церкви: «Лучше сжечь еретика живьём, чем дать ему коснеть в заблуждении». И делать это надо исключительно по милосердию, во имя спасения «бессмертной души» еретика-грешника от вечных мук в аду.

Вот такая забота! Позже это его «учение» было положено в основу деятельности «Святой инквизиции». Покаявшихся милостиво сжигали на быстром огне, не покаявшихся – на медленном. Впрочем, с подозреваемыми в колдовстве женщинами (это были в основном самые красивые и умные) поступали иначе: привязывали камень на шею и бросали в пруд, если тонула – значит невиновна, Бог прибрал, если выплывала – значит ведьма, на костёр её…)

 

В качестве вклада Августина в философию следует отметить его подход к решению проблемы времени. Он говорил – пока меня не спрашивают что такое время, я знаю. Но когда спросят – я не знаю что ответить. Августин понял, что это трудная и важная проблема: В самом деле: где был Бог до сотворения мира? И Августин решил, что Бог неизменен, неподвижен и находится вне времени. «До творения мира времени не было… изменения в мире и есть время». Последнее звучит уже вполне философски: прошлого уже нет, будущего еще нет, настоящее не имеет длительности, просто это неуловимый момент стремительного перехода из будущего в прошлое.

Отсюда можно сделать в целом верный вывод: время не есть отдельная субстанция, оно существует только в душе, в переводе на современный язык как абстрактное понятие. Прошлое в памяти, будущее в ожидании. Время, а значит и история есть изменения, а значит необратимый процесс!

Ну а далее всё по-прежнему, каждый мыслящий человек дитя своего времени и никому не дано перейти через Родос.

В своей главной книге «О граде Божьем» Августин утверждал, что цель человеческой истории лежит за пределами земной жизни. Он придумывает поучительный конфликт между верными христианами, жившими в неком граде Божьем и создавшими духовную общность, основанную «на любви к Богу, доведенной до презрения к себе», и язычниками, жившими в граде земном, государственность которых основана «на любви к себе, доведенной до презрения к Богу». Первые получают вечное спасение, вторые — вечное наказание. Августин проповедует пассивность, смирение, аскетизм, отказ от собственной индивидуальности, беспрекословное послушание священнослужителям, веру во всемогущество Бога, а в награду за это — спасение на небесах. При этом надо учитывать, что в те временны люди верили не метафорично, а «онтологически», искренне, буквально, и в рай, и в страшные вечные муки за ослушание, ведь, по-сути, единственным источником информации была Церковь.

Целомудрие Августин считал душевным, а не физиологическим состоянием, и в этом, пожалуй, был прав. А всякое насилие – следствием греховной испорченности, достойным презрения.

Книга ослабила влияние язычества в Риме, способствовала распространению христианства, но была крайне нелогичной, противоречивой. Если Августин не мог или не хотел ответить на какой-либо вопрос, а Священное писание о нем молчало, то он говорил: «Не задавайте провокационных вопросов».

Августин не различал религиозную веру в сверхъестественное и доверие к проверяемому знанию. Под верой он подразумевал не только религиозную веру, но вообще всякую приверженность мысли, «мышление с согласием». Он считал, что вера существует прежде понимания, ведь ученик в школе сначала на веру принимает слова учителя, и лишь потом приходит к пониманию сложных вопросов. Но достижение понимания удел немногих, для остальных же достаточно веры: «Для невежественной толпы, по-видимому, полезнее авторитет достойных людей, для ученых – приличнее разум». По моему, по сравнению с тертуллиановским «верю ибо нелепо» это всё-таки лучше.

Августин пытался совершить невозможное: поставить разум на службу вере, а веру и знания на службу религии: «Верю, чтобы понимать. Понимаю, чтобы верить».

 

Папа Римский Григорий I (540 – 604), 66-й по счету, правил с 590 по 604 годы, назван католиками «Великим». Его «величие» в том, что оно знаменует окончательный разрыв с античной культурой. Григорий занимался составлением комментарий к библейским книгам, отстаивал тезис о главенстве папы в спорах с византийскими властями и Константинопольской церковью. Продвигал христианизацию Англии. Положил начало учению о «чистилище», в котором души не совсем безнадёжных грешников перед отправкой в рай должны очиститься в огне, чем заложил так сказать «теоретический фундамент» костров инквизиции. Во времена его правления было объявлено, что грехопадение произошло по вине женщины, что человек пал во грех из-за того, что женщина совратила его, что она всегда была и есть сосуд греха, искусительница и виновница всех бед.

Григорий I прекрасно понимал, что его власть зиждется главным образом на невежестве, и всю свою деятельность направил на то, чтобы не дать людям поумнеть. По его указу «во имя Бога» сжигались античные книги, манускрипты, полотна, уничтожались скульптуры, памятники старины. Историки сходятся в том, что его пребывание на святом престоле оказалось не менее роковым, чем нашествия готов, гуннов и вандалов вместе взятых. При нём была уничтожена огромная Палатинская библиотека, где хранились оригинальные манускрипты, сберегались древнейшие свитки. ( Как известно ещё ранее религиозной фанататичной толпой была уничтожена великая Александрийская библиотека и растерзана первая женщина-философ Гипатия).

Григорий I боялся разума, он считал, что люди и так знают слишком много, а если они узнают больше чем священники, то это будет источником опасности, ибо они станут задавать вопросы, на которые у священнослужителей кроме заученных цитат не найдется ответов. Вот такой он «Великий».

Вот так рождалась проблема соотношения знания и религиозной веры и всё более острой для церковников становилась проблема защиты веры от знания. И только не так давно образованные клирики и светские люди согласились с тем, что религия ни на какую научную теорию не опирается, а наука никакую религию не отрицает, это просто совершенно разные способы восприятия мира. Но это уже совсем другая история. См.: http://maxpark.com/user/1773626399/content/716046, там же рядышком и статья «Ученые и религия»

Основные термины патристики:

 

Теоцентризм – вера в то, что Бог является основой и творцом мира, человека, целью миропонимания, творцом смысла для всего существующего. И сакральным, священным объектом всех человеческих размышлений.

Креационизм — вера в божественное сотворение мира.

Провиденциализм — вера, что всё в мире происходит согласно промысла Божьего.

Персонализм, — вера, что человек создан по образу и подобию Бога, а весь мир есть проявление деятельности Бога.

Сотериологизм – от лат. soter – «спаситель». Вера в спасение души и переход в Царствие Небесное как смысл жизни.

Ревеляционизм – от лат. revelatio – «откровение» — способ постижения Истин Св. Писания через мистическую интуицию.

 

Ни в одном из перечисленных принципов патристики и апологетики философия не просматривается, просматривается только религиозная вера.

Том I Аврелия Августина — Электронная книга проекта Гутенберга.

Город Бога: Том I, Аврелия Августина — Электронная книга проекта Гутенберга.

Проект Гутенберга Город Бога, том I, Аврелий Августин

Эта электронная книга предназначена для использования кем угодно и где угодно бесплатно и с
почти никаких ограничений. Вы можете скопировать, отдать или
повторно использовать его в соответствии с условиями лицензии Project Gutenberg, включенной
в этой электронной книге или на сайте www.gutenberg.org


Название: Город Божий, Том I

Автор: Аврелий Августин

Редактор: Маркус Доддс

Дата выпуска: 8 апреля 2014 г. [Электронная книга № 45304]

Язык: Английский

Кодировка набора символов: ISO-8859-1

*** НАЧАЛО ЭТОГО ПРОЕКТА GUTENBERG EBOOK THE CITY OF GOD, ТОМ I ***




Продюсеры Дуглас Л. Элли, III, Шарлин Тейлор, Джо
C и команда онлайн-распределенной корректуры на
http: // www.pgdp.net (Этот файл был создан из изображений
великодушно предоставлено The Internet Archive / Canadian
Библиотеки)






 

[Pg i]

ИЗ

ЕПИСКОП ГИППОЙСКИЙ.

НОВЫЙ ПЕРЕВОД.

Отредактировал

REV. МАРКУС ДОДС, MA

ТОМ. I.
ГОРОД БОЖИЙ,
ТОМ I.
ЭДИНБУРГ:
T. & T. CLARK, УЛИЦА ДЖОРДЖА, 38.
MDCCCLXXI.

[Pg ii]

НАПЕЧАТАНО МЮРРЕЕМ И ГИББОМ,
ДЛЯ
T. & T. CLARK, ЭДИНБУРГ.
ЛОНДОН, HAMILTON, ADAMS, AND CO.
ДУБЛИН, ДЖОН РОБЕРТСОН И КО.
НЬЮ-ЙОРК, C. СКРИБНЕР И КО.

[Pg iii]

THE

Переведено на

REV. МАРКУС ДОДС, МА

ТОМ I.
ЭДИНБУРГ:
T. & T. CLARK, УЛИЦА ДЖОРДЖА, 38.
MDCCCLXXI.

[Pg iv]

из следующих произведений, книги IV.XVII. и XVIII. были переведены
преподобным Джорджем Уилсоном, Гленлюс; Книги В. VI. VII. и VIII. от
Преподобный Дж. Дж. Смит.


[Pg v]

г.

КНИГА I.
стр.
Августин осуждает язычников, которые приписывали бедствия
мир, и особенно разграбление Рима готами, христианской
религия и запрет поклонения богам,
1
КНИГА II.
Обзор бедствий, понесенных римлянами до времен
Христос, показывая, что их боги погрузили их в тление
и тиски,
48
КНИГА III.
Внешние бедствия Рима, 91
КНИГА IV.
Эта империя была дана Риму не богами, а Единым Истинным.
Бог,
135
КНИГА V.
О судьбе, свободе воли и предвидении Бога, а также об источнике добродетелей.
древних римлян,
177
КНИГА VI.
О тройственном разделении богословия Варрона и о неспособности
боги, чтобы внести свой вклад в счастье будущей жизни,
228
КНИГА VII.
Из «избранных богов» гражданского богословия, и эта вечная жизнь не
получено поклонением им,
258
КНИГА VIII.[Pg vi]
Некоторое изложение философии Сократа и Платона и опровержение
учения Апулея о том, что демонам следует поклоняться
как посредники между богами и людьми,
305
КНИГА IX.
Из тех, кто заявляет о различиях между демонами, некоторые из них хорошие и
другие злые,
353
КНИГА X.
Доктрина искупления Порфирия, 382
КНИГА XI.
Августин переходит ко второй части произведения, в которой происхождение,
обсуждаются прогресс и судьбы земных и небесных городов.
о сотворении мира,
436
КНИГА XII.
О сотворении ангелов и людей и о происхождении зла, 481
КНИГА XIII.
Эта смерть является наказанием и возникла в грехе Адама, 521

[Pg vii]

«Рим штурмом и разграблен готами.
под предводительством их царя Алариха [1] поклонники лживых
боги, или язычники, как мы их обычно называем, предприняли попытку
приписать это бедствие христианской религии и начал
хулить истинного Бога даже больше, чем они
горечь и терпкость.Именно это разожгло мое рвение
для дома Божьего, и побудил меня предпринять
защита города Божьего от обвинений и искажений
нападавших. Эта работа была в моих руках
в течение нескольких лет из-за перерывов, вызванных
многие другие дела, которые ранее требовали моего внимания,
и что я не мог отложить. Однако это великое начинание
был наконец завершен в двадцати двух книгах. Из этих,
первые пять опровергают тех, кто считает, что политеистические
поклонение необходимо для обеспечения мирского процветания,
и что все эти огромные бедствия постигли нас
вследствие его запрета.В следующих пяти
книги я обращаюсь к тем, кто признает, что такие бедствия
всегда присутствовали и будут всегда присутствовать,
человечество, и что они постоянно повторяются в формах более
или менее катастрофические, различающиеся только сценами, случаями и
лиц, на которых они зажигают, но, признавая это, сохраняют
что поклонение богам полезно для жизни
приходить. Итак, в этих десяти книгах я опровергаю эти две
мнения, столь же беспочвенные, сколь и антагонистические
христианская религия.

«Но чтобы ни у кого не было повода сказать, что хотя
Я опровергал догмы других мужчин, я не
устанавливаю свой, этому я посвящаю вторую часть [Pg viii]
это произведение, состоящее из двенадцати книг, хотя у меня
не стеснялся, если представился случай, либо продвигать свои собственные
мнения в первых десяти книгах, или опровергнуть аргументы
моих оппонентов в последних двенадцати. Из этих двенадцати книг
первые четыре содержат отчет о происхождении этих двух
города — город Бога и город мира.В
вторые четыре рассказывают об их истории или прогрессе; третий и
последние четыре их заслуженных судеб. И так хоть все
эти двадцать две книги относятся к обоим городам, но я
назвал их в честь лучшего города и назвал их Городом
Бога ».

Таков отчет самого Августина [2] о
повод и план этой его величайшей работы. Но кроме того
об этой явной информации мы узнаем из переписки [3]
Августина, что это было из-за назойливости его друга
Марцеллин, что эта защита христианства выходила за рамки
пределы нескольких букв.Незадолго до падения Рима,
Марцеллин был отправлен в Африку императором Гонорием.
урегулировать разногласия между донатистами
и католики. Это привело его в контакт не
только с Августином, но с Волузианом, проконсулом
Африка, и человек редкого ума и искренности. обнаружение
что Волузиан, будучи еще язычником, интересовался
Христианская религия, Марцеллин вознамерился обратить
его к истинной вере.Детали последующего значительного
общение между ученым и придворным епископом и
два имперских государственных деятеля, к сожалению, почти полностью
потерян для нас; но впечатление, произведенное дошедшей перепиской
в том, что Марцеллин привел его
два друга в общение друг с другом. Первое
Увертюра была со стороны Августина в форме простого
и мужественная просьба, чтобы Волузиан внимательно изучил
Священные Писания, сопровождаемые откровенным предложением сделать все возможное, чтобы
решить любые трудности, которые могут возникнуть в таком ходе
запрос.Волузиан соответственно вступает в переписку
с Августином; и чтобы проиллюстрировать трудности
опытных мужчин в его положении, он дает некоторые
графические записи разговора, в котором он недавно [Pg ix]
принял участие в собрании своих друзей. Сложность
которому в этом письме уделяется наибольшее внимание, является
очевидная невозможность поверить в воплощение. Но
письмо, которое Марцеллин немедленно отправил Августину,
уговаривая его ответить Волузиану на свободе,
разум, что трудности и возражения против христианства
таким образом были ограничены просто из вежливого отношения к
драгоценность времени епископа и огромное количество его
помолвки.Вкратце, это письмо выявило важные
факт, что устранения спекулятивных сомнений недостаточно
для обращения таких людей, как Волузиан, чья жизнь была
один с жизнью империи. Их трудности были скорее
политические, исторические и социальные. Они не могли понять, как
принятие христианского правила жизни было совместимо с
интересы Рима как хозяйки мира. [4] А также
таким образом, Августин был побужден к более четкому и широкому
видение всего отношения христианства к старому
положение вещей — моральное, политическое, философское и религиозное, — и
постепенно был привлечен к разработке сложных
работа теперь представлена ​​английскому читателю, и которая может
уместнее, чем любое другое его произведение называть
его шедевр [5] или дело всей жизни.Это началось в самый год
Смерть Марцеллина, н.э. 413, и выпускалась отдельно.
порции время от времени, до его завершения в году
426. Таким образом, он занял самые зрелые годы Августина.
жизнь — с пятидесяти девятого до семидесяти второго года. [6]

Из этого краткого наброска видно, что хотя
сопутствующая работа по сути является извинением, извиняющимся
Августина не может быть простой реабилитацией несколько
потрепанные, если не сказать бессмысленные аргументы Юстина и Тертуллиана.[7]
Фактически, как Августин считал то, что от него требовалось:
разъяснять христианскую веру и оправдывать ее перед просвещенными [Pg x]
мужчины; отличить его от всех и показать свое превосходство
те формы истины, философские или популярные, которые были
затем стремление к мастерству или, по крайней мере, к стоянию;
представить перед взором мира видение славы, которое может победить
уважение даже мужчин, которые были ослеплены очаровательной
великолепие всемирной империи, — он понимал, что задача
был положен перед ним, что даже его силы могли доказать
неравный, — задача, которая, безусловно, предоставит широкие возможности для
его образованность, диалектика, философское понимание и проницательность, красноречие,
и факультет экспозиции.

Но это повод для этих великих извинений,
это одновременно с величием и живостью. После одиннадцати
за сто лет неуклонного и победоносного прогресса Рим имел
были взяты и разграблены. Нам трудно ценить,
невозможно переоценить, шок, который был таким образом
от центра до окружности всего известного
Мир. Не только язычники считали, что
но также многие из наиболее либерально настроенных христиан,
что разрушение Рима станет прелюдией к
разрушение мира.[8] Даже Джером, который мог
должен был быть озлоблен на гордую хозяйку
мира своим негостеприимством к себе, не может скрыть
его глубокое волнение, услышав о ее падении. «Ужасный
слух, — говорит он, — доходит до меня с Запада, рассказывая о Риме
осажден, куплен за золото, снова осажден, жизнь и имущество
погибая вместе. Мой голос дрожит, рыдания заглушают слова, которые я
диктовать; потому что она пленница, тот город, который поработил
мир ». [9] Августин никогда не был таким театральным, как Иероним в
выражением своих чувств, но он столь же недвусмысленно сетует
падение Рима как великое бедствие; и пока он делает
не стесняйтесь приписывать свой недавний позор распутнику [Стр. xi]
манерами, женственностью и гордостью ее граждан, он
не без надежды на то, что возвращением к простым, выносливым и
благородный образ жизни, который характеризовал первых римлян,
она все еще может восстановить большую часть своего прежнего процветания.[10]
Но когда Августин созерцает руины величия Рима,
и чувствует, как и весь мир во время этого кризиса,
нестабильность сильнейших правительств, недостаточность
самая авторитетная государственная мудрость витает над этими
разрушает великолепное видение града Божьего, «спускающегося
с небес, украшенная невестой для мужа «.
социальная система рушится со всех сторон, но на ее месте
он, кажется, видит возникновение чистого христианского мира.Он видит это
человеческая история и человеческая судьба не полностью определены
с историей любой земной державы — хотя бы
космополитичен как Римская империя. [11] Он направляет внимание
мужчин к тому, что есть еще одно царство на
земля — ​​город, имеющий основание, чей строитель и
Создатель — это Бог. Он учит людей более глубоко взглянуть на
истории, и показывает им, как с самого начала город Божий,
или община народа Божьего, жила рядом с
царств этого мира и их славы, и молчаливо
увеличение, «crescit occulto velut arbor vo.»Он демонстрирует
что высшая мораль, истинное учение,
небесное происхождение этого города, залог его успеха; и более
против этого, он изображает глупые или противоречивые теории
языческих философов и расстроенной морали
людей, и предлагает всем искренним мужчинам сказать,
наличие столь явно достаточной причины для падения Рима,
есть основания приписать это распространению христианства.
Он прослеживает антагонизм этих двух великих сообществ
разумных существ, к их первому расхождению
падением ангелов и завершением всего
вещи в последний суд и вечное предназначение хорошего
и зло.Другими словами, город Божий — это «первая настоящая
усилия по созданию философии истории »[12], чтобы показать исторические [Pg xii]
события в связи с их истинными причинами и в их реальных
последовательность. Этот план работы — не только отличная идея,
но это сопровождается множеством практических преимуществ;
главный из которых состоит в том, что он допускает и даже требует полного
рассмотрение тех доктрин нашей веры, которые более прямо
исторический, — доктрины творения, грехопадения, воплощения,
связь между Ветхим и Новым Заветами и
учение о «последнем».»[13]

Эффект от этой великой работы невозможен
определить с точностью. Beugnot, с абсолютностью
которые мы должны осудить как презумпцию в любом менее компетентном
власти, заявляет, что его действие могло быть только
очень незначительный. [14] Вероятно, его действие будет тихим и медленным;
говорит сначала образованным умам, и лишь косвенно
люди. Конечно, его эффект должен был быть ослаблен
прерывистой манерой его публикации.Это проще
задача оценить его внутреннюю стоимость. Но на этом тоже святоотеческое
и литературные авторитеты сильно различаются. Дюпен признает, что это
очень приятное чтение благодаря удивительному разнообразию
вопросы, которые представлены, чтобы проиллюстрировать и направить
аргумент, но порицает автора за бесполезное обсуждение
вопросы, и по причинам, которые не могли удовлетворить
тот, кто еще не был убежден. [15] Юэ также говорит о
книга как «un amas confus d’excellents materiaux; c’est de
l’or en barre et en lingots.»[16] L’Abb Flottes осуждает эти
мнения как несправедливые, и цитирует с одобрением неквалифицированные
панегирик Прессенс. [17] Но, вероятно, популярность
книга — его лучшее оправдание. Эта популярность может быть
измеряется тем обстоятельством, что между 1467 годом
а в конце пятнадцатого века — не менее двадцати [Стр. xiii]
изданий требовалось, то есть свежего издания каждые
восемнадцать месяцев. [18] И в интересной серии писем
это произошло между Людовиком Вивесом и Эразмом, у которого
нанял его написать комментарий к Городу Божьему для
его издание работ Августина, мы находим Вивеса, умоляющего
отдельное издание этой работы, под предлогом того, что все
сочинения Августина, это было чуть ли не единственное, что читали
святоотеческих учеников, и поэтому естественно ожидать
иметь гораздо более широкий тираж.[19]

Если бы спросили, с чем связана такая популярность, мы бы
склонен относить это в основном к большому разнообразию идей,
мнения и факты, которые здесь представлены читателю
разум. Его важность как вклада в историю
мнение нельзя переоценить. Мы находим в нем не только указания
или явное изложение собственных взглядов автора на
почти все важные темы, которые занимали его мысли,
но также и обширную выставку идей, которые больше всего
сильно повлияли на жизнь той эпохи.Таким образом становится,
как говорит Пужула, «ком л’энциклопди дю cinquime sicle».
Все ценное вместе с тем, что действительно не так,
в религии и философии классических народов
древности. И по некоторым отраслям этих предметов
по мнению человека, обладающего достаточной квалификацией, чтобы судить,
«сохранилось больше, чем вся сохранившаяся латинская литература».
Это правда, что иногда нас утомляют слишком сложные
опровержение мнений, которые в современном сознании кажутся самоочевидными
нелепости; но если бы эти мнения были действительно преобладающими
в пятом веке исторический исследователь не станет
ссориться с формой, в которой передана его информация,
и не совершит абсурда, приписывая Августину
глупость этих мнений, а скорее заслуга взрыва
их.Августин хорошо осведомлен и беспристрастен [Стр. Xiv]
критик, проявляется вежливостью и искренностью, с которыми он
равномерно проявляет к своим оппонентам благодаря завоеванному уважению
от самих язычников и своей ранней жизнью. В
самая строгая критика показала ему вину в отношении
на самом деле только в некоторых очень редких случаях, которые могут
быть легко объяснимым. Его обучение действительно не выдержало бы
сравнение с тем, что считается таким в наши дни: его
жизнь была слишком занята и слишком посвящена бедным и
духовно необходим, чтобы допустить любое необычное приобретение.У него не было доступа к литературе, кроме латыни; или на
по крайней мере, у него было достаточно греческого языка, чтобы он мог сослаться на
Греческие авторы по вопросам важности, и этого недостаточно, чтобы
дать ему возможность читать их сочинения с легкостью и удовольствием [20].
Но он хорошо знал свое время и
знакомое знакомство не только с латинскими поэтами, но и с
многие другие авторы, некоторые из сочинений которых теперь утеряны
нам, за исключением фрагментов, сохранившихся благодаря его цитатам.

Но интерес к Граду Божьему — это не просто
исторический. Это серьезность и способность, с которыми он
развивает свои собственные философские и теологические взгляды, которые
постепенно очаровывать читателя и заставлять его понять, почему
world поставил эту книгу в число немногих величайших книг всех времен.
Здесь приведены основные направления августинского богословия.
изложены в исчерпывающей и интересной форме. Никогда
считалось таким абстрактным, выраженным на столь популярном языке.Он решает метафизические проблемы без смущения.
легкость Платона, со всей точностью и остротой Цицерона, и
больше, чем глубина Цицерона. Он никогда больше не бывает дома
чем при выявлении несостоятельности неоплатонизма, или
демонстрируя гармонию христианского учения и истинного
философия. И хотя есть в Городе Бога , поскольку
во всех древних книгах вещи, которые кажутся нам детскими и
бесплодны, есть и самые неожиданные ожидания
современные предположения.Есть серьезная борьба с
те проблемы, которые постоянно открываются вновь, потому что они
лежат в основе отношения человека к Богу и духовному миру, — [Pg xv]
проблемы, не свойственные ни одному веку. Как мы
прочтите эти оживленные дискуссии,

«Четырнадцать веков отступают
Между нами и африканским святым,
И на его стороне мы призываем сегодня
Извечный квест и давняя жалоба.

Никакого внешнего знака нам не дается,
Ни с моря, ни с земли нет ответа;
Затихло, как тёплое нумидийское небо
Он напрасно сомневается в изгибах нашего замерзшего неба.«

Это правда, стиль книги — не все, что могло быть
желательно: есть отрывки, которые могут представлять интерес
только антиквару; есть другие, которым нечего
искупить их, но сиянием их красноречия; есть
много повторов; время от времени используются аргументы
«plus ingenieux que solides», как говорит М. Сэссет. Августина
большой поклонник, Эразм, не постесняется называть его писателем
«obscur subtilitatis et parum amœn prolixitatis» [21], но
«труд по проникновению в очевидные неясности будет вознагражден
найдя настоящее богатство понимания и просвещения.»
Те, кто читал первые главы книги г. Божьего ,
мог подумать, что это будет пустой тратой времени;
но никто, как мы убеждены, никогда не сожалел, что прочитал все это.
У книги есть свои недостатки; но он эффективно знакомит нас с
самый влиятельный из богословов и самый популярный
учитель; гению, который не может кивать много строк вместе;
рассуждающему, диалектика которого более грозна, более проницательна
и просеивая, чем у Сократа или Аквинского; святому, чей
пылкое и искреннее чувство преданности прорывается через
строжайшая аргументация; человеку, чья доброта и остроумие,
всеобщие симпатии и широта ума, придают пикантности
и жизнеспособность к самой абстрактной диссертации.

Правомерность публикации перевода по выбору
Образец древней литературы не нуждается в защите. As Poujoulat
очень здраво замечает, мужчин не так много
кто сейчас прочтет на латыни труд двадцати двух
книги. Возможно, еще меньше тех, кто должен это делать.
С нашими занятыми соседями во Франции эта работа была [Pg xvi]
главный фаворит на 400 лет. Можно сказать, что есть
восемь независимых переводов его на французский язык,
хотя некоторые из них являются , частично просто исправлениями.Один из
эти переводы выдержали целых четыре издания.
Самая последняя из них — это часть серии Nisard;
но лучшее, насколько мы видели, — это
Профессор философии французского колледжа Эмиль Сэссе.
Этот перевод действительно все, что можно пожелать: здесь и
там происходит упущение, и около одного или двух отрисовок
могут существовать разногласия; но безмерное счастье
и дух всего шоу, это был труд
любовь, нежное почтение ученика, гордящегося своим учителем.В
Предисловие М. Saisset является одним из самых ценных вкладов
когда-либо сделанное для понимания философии Августина. [22]

Из английских переводов произошла необъяснимая
бедность. Существует только один, [23] и это настолько плохо, что
в отличие от колоритных переводов семнадцатого века в
общее, настолько неточное и часто непонятное, что
это не невозможно, возможно, он сделал что-то в отношении
вызывая у английской публики отвращение к самой книге.Что
мы знаем, что настоящий перевод тоже можно улучшить;
что многие мужчины подходят для этой задачи, по
стипендия, мы очень разумные; но что любой будет
исполнили его с еще большей любовью и почитанием
автора, мы не готовы признать. В нескольких заметках есть
было добавлено там, где это было необходимо. Некоторые
оригинальные, некоторые из бенедиктинского Августина, а остальные
из подробного комментария Вивеса. [24]

Редактор.

Глазго, 1871 год.


[Pg 1]

АРГУМЕНТ.

Августин порицает язычников, приписывающих КАЛАМЕТЫ
МИР, И ОСОБЕННО ПОСЛЕДНИЙ Мешок Рима готовами,
ХРИСТИАНСКАЯ РЕЛИГИЯ И ЕЕ ЗАПРЕТ НА ПОКЛОНЕНИЕ
БОГИ. ОН ГОВОРЕТ БЛАГОСЛОВЕНИЯ И БОЛЕЗНИ ЖИЗНИ, КОТОРЫЕ ТОГДА, КАК
ВСЕГДА БЫЛО И С ХОРОШИМ И ПЛОХИМ МУЖЧИНАМИ.НАКОНЕЦ, ОН ЗАПРЕЩАЕТ
Бесстыдство тех, кто обратился к христианам, которые
ИХ ЖЕНЩИН БЫЛИ НАСИЛИЕ СОЛДАТАМИ.

ПРЕДИСЛОВИЕ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ЕГО ДИЗАЙН В ПРЕДПРИЯТИИ
ЭТА РАБОТА.

Славный город Божий — моя тема в этой работе, которая
ты, мой дорогой сын Марцеллин, [25] предложил, и который
я обязан тебе моим обещанием. Я взялся за его защиту
против тех, кто предпочитает своих богов Основателю
этот город, — город необычайно славный, считаем ли мы
все еще живет верой в это мимолетное течение времени и пребывает
как пришелец среди нечестивых, или как он будет жить
в неподвижной устойчивости своего вечного сиденья, которое теперь с
терпение ждет, ожидая, пока «праведность не вернется
к суду «[26] и получает, благодаря своему превосходству,
окончательная победа и совершенный мир.Отличная работа, и
трудный; но Бог мне помощник. Я знаю, что
способность убедить гордых, насколько велик
воспитывающая нас добродетель смирения не совсем человеческим
высокомерие, но по божественной милости, превыше всех земных достоинств
которые колеблются на этой меняющейся сцене. Для короля и основателя [Pg 2]
об этом городе, о котором мы говорим, в Писании сказано
Его народ изрекает Божественный закон в следующих словах: «Бог
гордым противится, а смиренным дает благодать.»[27] Но
это прерогатива Бога, завышенное честолюбие
гордый дух также влияет, и очень любит, чтобы это было пронумеровано
среди его атрибутов до

«Прояви жалость к смиренной душе,
И сокруши сынов гордости «[28]

И поэтому в качестве плана этой работы мы взяли на себя
требует, и по мере возможности мы должны говорить также о
земной город, который, хотя и является владычицей народов,
сам управляется своей жаждой правления.

1. О противниках имени Христа, которых варвары за Христа
саке пощадили, когда штурмовали город.

Ибо этому земному городу принадлежат враги, против которых
Я должен защищать город Божий. Многие из них действительно
оправленные от их безбожного заблуждения, стали достаточно
порядочные граждане этого города; но многие так воспалены
ненавидят его, и так неблагодарны к его
Искупитель за Его знаменательные преимущества, чтобы забыть, что они
теперь быть не в состоянии произнести ни единого слова в ущерб его, если бы они
не встречаются в его священных местах, так как они бежали от вражеских
сталь, та жизнь, которой они теперь хвастаются.Не
те самые римляне, которых варвары пощадили
их уважение ко Христу, стали врагами имени Христа?
Мощи мучеников и церкви апостолов
свидетельствовать об этом; ибо в разграблении города они были
открытое святилище для всех, кто бежал к ним, будь то христианин
или язычник. К самому их порогу враг кровожадный
бушевал; здесь его убийственная ярость имела предел. Туда сделал
сострадавшие врага передают тех, кому
они дали пощады, чтобы не менее милосердно
может упасть на них.И действительно, когда даже эти убийцы
кто везде проявил себя безжалостным пришел
в эти места, где это было запрещено, что лицензия на
война разрешена в любом другом месте, их яростная ярость
бойня была обуздана, и их рвение брать пленных
был погашен. Так избежали толпы, которые теперь поносят [Стр. 3]
христианской религии, и приписывают Христу болезни,
постиг их город; но сохранение собственной жизни —
благом, которым они обязаны уважению, проявленному ко Христу
варвары — они приписывают не нашему Христу, а своему
собственная удача.Им лучше, если бы у них было правильное восприятие,
приписывать тяжести и невзгоды, причиненные
своих врагов, к тому божественному провидению, которое обычно
исправлять развратные манеры людей наказанием и
который тренирует с подобными скорбями праведников и
достойны похвалы, — либо переводить их, когда они прошли
через испытание, к лучшему миру, или удерживая их все еще в
земля для скрытых целей. И они должны приписать это
духу этих христианских времен, что вопреки
обычай войны, эти кровожадные варвары пощадили их, и
пощадил их ради Христа, действительно ли эта милость
показаны в местах беспорядочных половых связей или в этих местах специально
посвящен имени Христа, и из которых самый большой
были выбраны в качестве святилищ, что
дано обширному состраданию, которое желало
множество может найти там убежище.Поэтому они должны
благодарите Бога и с искренним исповеданием спасайтесь бегством в
Его имя, чтобы они могли избежать наказания вечного
огонь — те, кто лживыми устами приняли это имя,
чтобы они могли избежать наказания нынешнего разрушения.
Для тех, кого вы видите нагло и бессовестно оскорбительно
слуги Христа, есть числа, которые не
избежали разрушения и резни, если бы не притворились
что они сами были слугами Христа.Но сейчас
в неблагодарной гордости и самом нечестивом безумии, и в
рискуя быть наказанным в вечной тьме, они извращенно
выступать против того имени, под которым они обманным путем защищали
сами ради того, чтобы насладиться светом этого краткого
жизнь.

2. То, что победители должны пощадить, что совершенно противоречит войне.
побежденные ради своих богов.

Есть истории бесчисленных войн, как до
строительство Рима и с момента его возникновения и расширения его
доминион: пусть они будут прочитаны, и пусть один случай будет процитирован в
которые, когда город был взят иностранцами, победители [Pg 4]
пощадил тех, кто, как выяснилось, бежал в убежище в
храмы их богов; [29] или один случай, когда варвар
генерал приказал предать мечу никого, кто
были найдены в том или ином храме.Не видел

«Умирающий Приам у святыни,
г.
Окрашивая очаг, он сделал божественным? «[30]

Не Диомид и Улисс

«Тащите с красными руками, часовой убит,
Ее роковой образ из вашего храма,
Ее целомудренные локоны соприкасаются и запачканы кровью
Девственный венчик, который она носила? «[31]

Также неверно следующее, что

«С тех пор удача изменилась,
г.
И Греция ослабела.»[32]

Ибо после этого они завоевали и разрушили Трою огнем и
меч; после этого они обезглавили Приама, бежавшего к алтарям.
Троя погибла не потому, что потеряла Минерву. Для чего
неужели сама Минерва сначала проиграла, что она должна погибнуть? Ее
охранники возможно? Без сомнения; только ее охранники. Как только
поскольку они были убиты, ее могли украсть. На самом деле это не было
мужчины, которые были сохранены изображением, но изображение
мужчины. Как же тогда она была призвана защищать город и
граждане, та, которая не могла защитить собственных защитников?

3. Что римляне не проявили своей обычной проницательности, когда доверяли
что они получат пользу от богов, которые не смогли защитить
Трой.

И это боги, о чьей заботе
Римляне были счастливы довериться своему городу! О тоже
жалкая ошибка! И они злятся на нас, когда мы
говорить так о своих богах, хотя так далеки от гнева
у своих писателей они расстаются с деньгами, чтобы узнать, что
они говорят; да и сами учителя этих авторов
считался достойным жалованья из государственного бюджета и
другие награды.Есть Вергилий, которого мальчики читают, чтобы
что этот великий поэт, самый известный и одобренный из всех [Стр. 5]
поэты, могут оплодотворить свой девственный разум, и не всегда
быть забытым ими, согласно изречению Горация,

«Свежая бочка долго сохраняет свой первый привкус». [33]

Ну, в этом Вергилии, я говорю, Юнона представлена ​​как враждебная
троянцы и возмутились олуса, царя ветров,
против них в словах,

«Я ненавижу расу, бороздящую море,
Транспортировка Трои в Италию,
И домашние боги победили.»[34] …

И должны были бы разумные люди поручить защиту
Рим этим побежденным богам? Но будет сказано, что это было
только высказывание Юноны, которая, как рассерженная женщина, не
знаю, что она говорила. Что же тогда говорит неас?
Кого так часто называют «благочестивым»? Разве он не говорит,

«Вот! Пантус, спасенный от смерти полетом,
Жрец Аполлона на высоте,
Его покоренные боги дрожащими руками
Он терпит и требует приюта быстрые? «[35]

Разве не ясно, что боги (которых он не постесняется называть
«побеждены») были доверены больше никому, чем ему
их, когда ему говорят:

«Боги ее домашних святынь
Ваша страна передает вам заботу? «[36]

Если, значит, Вергилий говорит, что боги были такими, и
были побеждены, и когда они были побеждены, они не могли
сбежать, кроме как под защитой человека, какое безумие
можно ли предположить, что Рим был мудро вверен этим
опекунов, и не мог быть взят, если не потерял
их! Действительно, поклоняться побежденным богам как защитникам и
чемпионы, что это такое, как не поклоняться, а не добрым божествам,
но дурные предзнаменования? [37] Разве не разумнее было бы поверить в то, что
Рим никогда бы не попал в такую ​​беду, если бы
не они первыми погибли, а скорее, что они
погибли давно, если бы Рим не хранил их, пока
она могла? Ибо кто не видит, когда думает об этом, что
глупое предположение, что их нельзя победить
под побежденными защитниками, и что они только погибли [Pg 6]
потому что они потеряли своих богов-хранителей, хотя
единственной причиной их гибели было то, что они выбрали
защитники богов приговорены к гибели? Поэты поэтому
когда сочиняли и пели о побежденных
боги, не собирались придумывать ложь, но произнесли:
как честные люди, какую истину вымогали у них.Этот,
тем не менее, это будет тщательно и подробно обсуждено в другом
и более подходящее место. А пока коротко остановлюсь на
изо всех сил, объясните, что я хотел сказать об этих
неблагодарные люди, которые кощунственно приписывают Христу бедствия
которые они заслуженно страдают из-за
собственные лукавые пути, а то, что ради Христа, пощадило
им, несмотря на их злобу, они даже не принимают
трудность заметить; и в их безумной и кощунственной наглости,
они используют против Его имени те самые уста, которыми они
ложно заявили, что то же самое имя может быть
пощадил.В местах, посвященных Христу, где Его
ради того, чтобы ни один враг не ранил их, они сдерживали свои языки
чтобы они могли быть в безопасности и защищены; но не раньше они
выходят из этих святилищ, чем развязывают эти языки
обрушить на Него проклятия, полные ненависти.

4. Из убежища Юноны в Трое, которое никого не спасло от греков; и из
церкви апостолов, защищавшие от варваров всех, кто
бежал к ним.

Сама Троя, мать римского народа, не могла,
как я уже сказал, чтобы защитить своих граждан в священных местах
своих богов из огня и меча греков, хотя
греки поклонялись тем же богам. Мало того, но

«Феникс и Улисс пали
г.
В пустых судах у камеры Юноны
Были установлены трофеи, чтобы сохранить;
Вырвано из горящих святынь,
Там лежало могущественное сокровище Илиона,
Богатые алтари, чаши из массивного золота,
И пленное облачение, грубо свернутое
В одной беспорядочной куче;
Пока мальчики и матроны, одичавшие от страха,
В длинном ряду стояли рядом.»[38]

Другими словами, место, посвященное такой великой богине [Pg 7]
был избран, не то чтобы из него никто не мог вывести пленника,
но чтобы в нем могли быть замурованы все пленники. Сравнить
теперь это «убежище» — убежище не обычного бога, не
одного из рядовых богов, но родной сестры Юпитера
и жена, царица всех богов — с построенными церквями
в память апостолов. В него были собраны трофеи
спасен из пылающих храмов и похищен у богов,
не для того, чтобы они могли быть возвращены побежденным, но разделены
среди победителей; в то время как в них был перенесен, с
самый религиозный обряд и уважение, все, что принадлежало
к ним, даже если найти в другом месте.Там свобода
был потерян; здесь сохранилось. Там кабала была строгой; Вот
строго исключены. В этот храм люди были загнаны, чтобы стать
имущество их врагов, теперь господствующих над ними;
в эти церкви людей привели их упорные враги, которые
они могут быть на свободе. В общем, кроткие [39] греки присвоили себе
этот храм Юноны для собственных целей
алчность и гордыня; в то время как эти церкви Христа были выбраны
даже дикие варвары как подходящие сцены для смирения
и милосердие.Но, возможно, все-таки греки в этом
их победа пощадит храмы тех богов, которых они
поклонялись вместе с троянцами и не осмеливались
предать мечу или пленять несчастных и побежденных
Сбежавшие туда троянцы; и, возможно, Вергилий, в манере
поэтов, изобразил то, чего на самом деле никогда не было? Но есть
нет сомнений, что он изобразил обычный обычай врага
при разграблении города.

5. Заявление царя о всеобщем обычае врага, когда
разграбление города.

Даже сам Царь дает нам положительные показания относительно
этот обычай; ибо в своем избавлении в сенате о
заговорщиков, говорит он (как Саллюстий, историк выдающегося
правдивость, пишет [40]) «девственники и мальчики оскорбляются, дети
вырванные из объятий родителей, матроны подвергаются [стр. 8]
что угодно завоевателям, храмы
и дома разграблены, убиты и сожжены; в порядке, все
вещи, наполненные оружием, трупами, кровью и плачем.» Если он
не упомянул здесь храмы, можно предположить, что
враги имели обыкновение щадить жилища богов.
И римские храмы были в опасности этих бедствий,
не от чужих врагов, а от Катилины и его соратников,
самые знатные сенаторы и граждане Рима. Но эти,
можно сказать, были брошенными людьми и отцеубийцами
их отечество.

6. Что даже римляне, когда брали города, не щадили побежденных.
в их храмах.

Зачем же тогда наши аргументы принимать во внимание многие
нации, которые вели войны друг с другом и имели
нигде не жалеют побежденных в храмах своих богов?
Давайте посмотрим на практику самих римлян: давайте,
Я говорю: вспомните и проанализируйте римлян, чью главную похвалу
был «чтобы щадить побежденных и покорять гордых», и
что они предпочли «скорее простить, чем отомстить за обиду» [41].
и среди стольких и больших городов, которые у них есть
штурмовали, захватывали и свергали ради расширения своих
доминион, позвольте нам сказать, в каких храмах они были
освобождать, так что всякий, укрывшийся в них, был свободен.Или
действительно ли они сделали это, и был ли этот факт скрыт
историками этих событий? Можно ли верить,
что мужчины, которые искали с большим рвением, указывает
они могли похвалить, опустить те, которые в их собственном
оценка, являются ли наиболее яркими доказательствами благочестия? Маркус
Марцелл, выдающийся римлянин, взявший Сиракузы
великолепно украшенный город, как сообщается, оплакивал его
приближается разорение, и пролить собственные слезы по этому поводу
прежде, чем он пролил его кровь.Он также предпринял шаги для сохранения
целомудрие даже его врага. Прежде, чем он отдал приказы
за штурм города он издал указ, запрещающий
нарушение любого свободного человека. Но город был разграблен
к обычаю войны; мы нигде не читаем, что даже
таким целомудренным и мягким командиром был отдан приказ
никто не должен пострадать, сбежавший в тот или иной храм. [Стр. 9]
И это, конечно, ни в коем случае нельзя было бы упустить,
когда ни его плач, ни его указ не охраняют целомудрие
можно было пройти в тишине.Фабий, покоритель города
Тарента, хвалят за то, что он воздержался от добычи
изображения. Ибо когда его секретарь предложил вопрос
ему, что он хотел сделать со статуями богов, которые
был взят в большом количестве, он скрывал свою умеренность
под шутку. Ибо он спросил, какие они были; и когда
они сообщили ему, что не только много крупных
изображения, но некоторые из них вооружены: «Ой, — говорит он, — давайте оставим
с тарентинцами их гневными богами.»Видя, что
писатели римской истории не могли молчать, ни
плач одного генерала и смех другого,
ни целомудренной жалости, ни шутливой умеренности
другого, в каком случае оно будет опущено, если для
честь любого из вражеских богов, они показали это
особая форма снисхождения, которая связана с резней в храме или
плен был запрещен?

7. Что жестокости, которые произошли в разграблении Рима, соответствовали
с обычаем войны, в то время как акты помилования явились результатом
влияние имени Христа.

Итак, вся порча, которой подвергся Рим в
недавнее бедствие — резня, грабежи, сожжения и
несчастье — было результатом обычаев войны. Но что было
роман, были ли дикие варвары
нежный облик, что самые большие церкви были выбраны и установлены
отдельно с целью наполнения людьми, которым
было дано четверть, и что в них никто не был убит, от
их никто насильно не тащил; что в них многие были введены
их упорные враги должны быть освобождены, и это от
никто из них не был приведен в рабство безжалостными врагами.Кто бы
не видит, что это следует приписать имени Христа,
и к христианскому нраву слеп; кто бы это ни увидел,
и не хвалит, неблагодарен; кто кому-то мешает
от похвалы, сходит с ума. Вряд ли разумный человек
вменяют это милосердие варварам. Их жестокие и
кровавые умы были испуганы, обузданы и чудесно закалены
Тем, Кто так давно сказал Своим Пророком: «Я [Стр. 10]
за преступления их розгой и беззакония их
с полосками; тем не менее мою любящую доброту я совершенно не
взять у них.»[42]

8. Из преимуществ и недостатков, которые часто без разбора
добрые и злые люди.

Кто-нибудь скажет: почему же тогда это божественное сострадание?
распространяется даже на нечестивых и неблагодарных? Почему, а потому что
это была милость Того, Кто ежедневно «заставляет солнце
восстаньте на зло и на добро, и пошлет дождь на праведных
и о неправедных ». [43] Хотя некоторые из этих людей, взяв
думали об этом, раскаивались в своих злодеяниях и исправлялись, некоторые,
как говорит апостол, «презирая богатство Его благости и
долготерпеливые, по жестокости и нераскаявшемуся сердцу, сокровище
себе гнев на день гнева и
откровение праведного суда Бога, Который воздаст
каждому человеку по его делам: «[44] тем не менее
терпение Бога по-прежнему приглашает нечестивых к покаянию, даже если
бич Божий воспитывает добро к терпению.Так что,
также милость Божья охватывает добро, которое может
лелеять их, поскольку строгость Бога удерживает нечестивых
наказать их. Божественному провидению казалось хорошо
готовьтесь к грядущему в мире праведному добру,
которым не пользуются неправедные; и для нечестивых
злые дела, которыми доброе не должно мучиться. Но
Что касается хороших вещей в этой жизни и ее бед, Бог пожелал
что они должны быть общими для обоих; что мы тоже не можем
жадно желайте того, что нечестивые люди видят одинаково
радоваться, а не уклоняться от неподобающего страха перед бедами, которые
даже хорошие мужчины часто страдают.

Есть также очень большая разница в предназначении
как теми событиями, которые мы называем неблагоприятными, так и теми, которые называются
процветающий. Ибо хороший человек не воодушевлен
хорошее время, не сломленное его недугами; но злые
человек, испорченный счастьем этого мира, чувствует
сам наказан своим несчастьем. [45] Но часто даже в [Pg 11]
настоящее распределение временных вещей, ясно ли показывает Бог
Его собственное вмешательство.Если бы теперь каждый грех был посещен
явное наказание, казалось бы, ничего не зарезервировано для
окончательное решение; с другой стороны, если теперь грех не получил
явно божественное наказание, можно сделать вывод, что там
это вообще не божественное провидение. И так о хороших вещах
в этой жизни: если бы Бог не дал явной щедрости
это на некоторых из тех, кто их просит, мы должны
говорят, что этих хороших вещей не было в Его распоряжении; и если
Он дал их всем, кто их искал, можно предположить, что
таковы были единственные награды за Его служение; и такая услуга
сделает нас не благочестивыми, а скорее алчными и алчными.Поэтому, хотя хорошие и плохие люди страдают одинаково, мы должны
не думайте, что между самими мужчинами нет разницы,
потому что нет разницы в том, что они оба страдают.
Ибо даже в подобии страданий остается
непохожесть на больных; и хотя подвергается тому же самому
страдание, добродетель и порок — не одно и то же. Поскольку как
тот же огонь заставляет золото ярко светиться, а мякину дымить; а также
под тем же цепом солому мелко взбивают, а зерно
очищается; и поскольку осадок не смешивается с маслом, хотя
выдавили из чана тем же давлением, так же
жестокость скорби доказывает, очищает, разъясняет добро, но
проклинает, руины, истребляет нечестивых.И вот что
в том же бедствии нечестивые ненавидят Бога и богохульствуют,
пока добрые молятся и хвалят. Так существенная разница
это делают, не то, какие недуги терпят, а какой человек
страдает от них. Ибо, взбудораженная тем же движением, грязь
источает ужасное зловоние, а мазь издает ароматный запах.

9. О причинах совместного исправления плохого и хорошего.

Что же тогда испытали христиане во время этого бедствия?
период, который не принесет пользы каждому, кто должным образом и добросовестно
учли следующие обстоятельства? Во-первых, они
должен смиренно рассмотреть те самые грехи, которые раздражают Бога
наполнить мир такими ужасными бедствиями; хотя они и будут
далеко от крайностей злых, аморальных и нечестивых людей, но
они не судят себя так чисто удалили от всех недостатков
как быть слишком хорошим, чтобы страдать от этих даже временных недугов.Для [Pg 12]
каждый мужчина, как бы похвально он ни жил, но в некоторых моментах уступает
похоти плоти. Хотя он не впадает в грубое чудовище
зла и заброшенной порочности и мерзких
ненормативную лексику, но он впадает в некоторые грехи, либо редко, либо так
тем чаще, чем грехи кажутся менее ответственными.
Но не говоря уже об этом, где мы можем легко найти человека, который
имеет в виду и справедливо оценивает этих лиц за счет
чья отвратительная гордость, роскошь, жадность и проклятые беззакония
и нечестие, Бог теперь поражает землю, как Его предсказания
под угрозой? Где мужчина, который живет с ними в
стиль, в котором нам подобает жить с ними? Часто
мы злонамеренно закрываем глаза на случаи обучения и
упрекая их, иногда даже упрекая и упрекая
их, либо потому, что мы уклоняемся от труда, либо
стыдно обидеть их, или потому что мы боимся потерять хорошие отношения,
чтобы это не помешало нашему продвижению,
или причинить нам вред в каких-то мирских делах, которые либо наши алчные
склонность желает получить, или наша слабость уклоняется от
проигрыш.Так что, хотя поведение злых людей отвратительно
к добру, и поэтому они не падают вместе с ними
в то проклятие, которое ожидает таких людей в следующей жизни,
тем не менее, потому что они щадят свои проклятые грехи страхом, поэтому
хотя их собственные грехи незначительны и простительны, они
справедливо бичут нечестивые в этом мире, хотя в вечности
они вполне избегают наказания. Справедливо, когда Бог поражает
их объединяет с нечестивыми, они считают эту жизнь горькой,
из-за любви к чьей сладости они отказались быть горькими
эти грешники.

Если кто-нибудь не упрекнет и не придирается
кто поступает неправильно, потому что ищет более своевременных
возможности, или потому что он опасается, что они могут быть усугублены
его упрек, или что другие слабые люди могут быть разочарованы
от стремления вести хорошую и благочестивую жизнь, и может быть
изгнанный от веры; кажется, что упущение этого человека вызвано
не из жадности, а из милосердия.
Но виновато то, что те, кто сами восстают
от поведения нечестивых и живут совсем в другом
моды, но пощадите тех недостатков в других мужчинах, которые им следовало бы
осуждать и отучать их; и пощадите их, потому что [Pg 13]
они боятся обидеться, чтобы не навредить своим интересам
в тех вещах, которые хорошие люди могут невинно и законно
использовать, — хотя они используют их с большей жадностью, чем становится
люди, которые являются чужими в этом мире и исповедуют надежду
райской страны.Не только для более слабых братьев,
которые наслаждаются семейной жизнью и имеют детей (или хотят иметь
их), а также собственные дома и заведения, которые апостол
обращается к церквям, предупреждая и наставляя их, как
они должны жить, и жены с мужьями, и
мужья с женами, дети с родителями,
и родители со своими детьми, и слуги с их хозяевами,
и хозяева со своими слугами, — не только они слабее
братья с радостью получают и неохотно теряют многие земные и
временные вещи, из-за которых они не смеют обидеть людей
чья оскверненная и злая жизнь очень не нравится им; но
тех, кто живет на более высоком уровне, кто не вовлечен в
сети супружеской жизни, но используйте скудную пищу и одежду,
часто думают о собственной безопасности и добром имени, и
воздерживайтесь от обвинений в нечестивых, потому что они боятся
их уловки и насилие.И хотя они их не боятся
в такой степени, чтобы быть привлеченным к совершению подобных
беззакония, нет, никакими угрозами или насилием вообще; пока что
те самые дела, которые они отказываются участвовать в комиссии
они часто отказываются искать недостатки, когда, возможно, они
может найти ошибку предотвратить их совершение. Они воздерживаются
от вмешательства, потому что они опасаются, что, если оно не даст хорошего эффекта,
их собственная безопасность или репутация могут быть повреждены или уничтожены;
не потому, что видят, что их сохранность и доброе имя
необходимы, чтобы они могли влиять на тех, кто нуждается
их наставления, а скорее потому, что они слабо
лесть и уважение к людям, и бояться приговоров
люди, и боль или смерть тела; то есть,
их невмешательство является результатом эгоизма, а не
люблю.

Соответственно, это кажется мне одной из основных причин
почему добрые караются вместе с нечестивыми, когда Бог
приятно навещать с временными наказаниями распутного
нравы сообщества. Их наказывают вместе, а не
потому что они прожили столь же испорченную жизнь, но потому что [стр. 14]
как добрые, так и злые, хотя и не наравне с ними,
любите эту настоящую жизнь; в то время как они должны держать это дешево, что
нечестивые, будучи наставлены и исправлены своим примером,
может держаться за жизнь вечную.И если они не будут
товарищи добрые в поисках жизни вечной, они должны
быть любимым как враг и терпеливо относиться к нему. Так долго
пока они живут, остается неясным, могут ли они не прийти
в лучшую сторону. У этих эгоистичных людей больше причин
страха, чем те, кому было сказано через пророка: «Он
забран в его беззаконии, но его кровь Я потребую в
руку сторожа »[46] Для сторожей или надзирателей
людей назначают в церквях, чтобы они могли безжалостно
упрекать грех.И этот человек не виновен в грехе, о котором мы говорим,
который хоть и не сторож, но видит в поведении
те, с кем отношения этой жизни приводят его в
контакт, многие вещи, которые следует винить, но упускают
их, боясь обидеться и потерять такие мирские благословения
как можно законно желать, но что он слишком нетерпеливо
схватывания. И, наконец, есть еще одна причина, по которой
страдают от временных бедствий — причина, по которой Иов
случай показывает: что человеческий дух может быть доказан, и
чтобы это могло быть явлено с какой стойкостью благочестивого доверия,
и с какой бессребренической любовью он держится за Бога.[47]

10. Что святые ничего не теряют, теряя материальные блага.

Вот соображения, которые нужно иметь в виду,
чтобы он мог ответить на вопрос, случается ли зло с
верные и благочестивые, которых нельзя обратить на пользу. Или
скажем ли мы, что вопрос излишний и что апостол
кипит, когда он говорит: «Мы знаем, что все работает
вместе для добра любящим Бога? «[48]

Они потеряли все, что имели.Их вера? Их благочестие?
Имущество скрытого человека сердца, которое в
зрение Бога дорого обходится? [49] Неужели они потеряли это? За
это богатство христиан, которым богатый апостол [Pg 15]
сказал: «Благочестие с удовлетворением — великая выгода.
ничего в этот мир, и мы уверены, что мы ничего не сможем унести
вне. Имея пищу и одежду, будем довольны этим.
Но те, кто хочет разбогатеть, впадают в искушение и
ловушкой и многими безрассудными и пагубными похотями, которые заглушают
люди в разрушении и погибели.Потому что любовь к деньгам
корень всего зла; которые, хотя некоторые и желали после, они
ошиблись от веры и пронзили себя
много печалей «[50]

Итак, они, потерявшие все свое мирское в разграблении Рима,
если бы они владели своим имуществом, как их учили
апостол, который сам был беден снаружи, но богат внутри, — что
то есть, если бы они использовали мир как не использующий его, — могли бы
говоря словами Иова, очень старался, но не побеждал:
«Обнаженный вышел я из чрева матери моей, и нагим я
возвратитесь туда: Господь дал, а Господь взял;
как угодно Господу, так и было: да будет благословен
имя Господа.»[51] Иов, как добрый раб, считал
волю его Господа, его великое владение, послушание которому
его душа обогатилась; и не огорчал его проигрыш, а
еще жив, то имущество, которое он должен вскоре оставить
смерть. Но что касается тех более слабых духов, которые, хотя и
нельзя сказать, что они предпочитают земные владения Христу,
прилепляются к ним с несколько неумеренной привязанностью, они
через боль потери этих вещей обнаружили, как много
они грешили, любя их.Потому что их горе их
собственное производство; словами апостола, цитированного выше,
«они пронзили себя многими скорбями».
Ибо хорошо, что те, кто так долго презирали эти
словесные увещевания должны учиться на опыте.
Ибо когда апостол говорит: «Кто хочет разбогатеть, впадает в
искушение »и т. д., то, что он винит в богатстве, не является
обладание ими, но желание ими. В другом месте он
говорит: «Поручите богатым в этом мире, чтобы они были
не высокомерия и не веры в ненадежные богатства, а в
живой Бог, который дает нам все в изобилии для наслаждения; что
они делают добро, чтобы быть богатыми добрыми делами, готовыми распространять,
готов общаться; накапливая себе запасы [Стр. 16]
хороший фундамент против грядущего времени, что они
может держаться вечной жизни.»[52] Те, кто делал такие
использование их собственности было компенсировано незначительными потерями
большие достижения, и получили больше удовольствия от этого имущества
которые они надежно проложили, дав им
прочь, чем горе в тех, кого они полностью потеряли
тревожное и эгоистичное накопление их. Ибо ничто не могло
погибнуть на земле, кроме того, что им было бы стыдно нести
подальше от земли. Заповедь нашего Господа гласит: «Не ложись.
себе сокровища на земле, где моль и ржа
продажные, и где воры прорываются и воруют; но лежал
собирайте себе сокровища на небесах, где ни моль, ни
ржавчина развращает, и где воры не пробиваются и
украсть: где ваше сокровище, там будет ваше сердце
также.»[53] И те, кто послушали это предписание,
доказали во время бедствий, насколько хорошо им посоветовали
в том, чтобы не презирать этого самого заслуживающего доверия учителя и
верный и могущественный хранитель своего сокровища. Ибо если многие
были рады, что их сокровища хранились в местах,
враг случайно не заметил, насколько лучше обосновано
была радость тех, кто по совету своего Бога
сбежали со своими сокровищами в цитадель, которую ни один враг не сможет
достичь! Таким образом, наш Паулинус, епископ Нолы, [54] который добровольно
отказался от огромного богатства и стал совсем бедным, хотя
богаты святостью, когда варвары разграбили Нолу,
и взял его в плен, молился молча, как он потом
сказал мне: «Господи, да не тревожься я из-за золота и серебра,
ибо где все мои сокровища Ты знаешь.»За все его
сокровище было там, где его учили прятать и хранить
Тем, Кто также предсказал, что эти бедствия будут
случиться в мире. Следовательно, те люди, которые подчинялись
их Господь, когда Он предупреждал их, где и как собирать
сокровище, не потеряли даже своих земных владений в
нашествие варваров; а те, кто сейчас каются [Стр. 17]
что они не послушались Его, научились правильно пользоваться
земные блага, если бы не мудрость, которая помешала бы
их потеря, по крайней мере, из-за опыта, который последовал за этим.

Но некоторые добрые и христианские люди попали в
пыток, чтобы они могли быть вынуждены доставить свои товары в
враг. Они действительно не могли ни доставить, ни потерять это
хорошие, которые сделали себя хорошими. Если, однако, они предпочли
пытки, чтобы избавиться от богатства беззакония,
тогда я говорю, что они не были хорошими людьми. Скорее они должны
напомнили, что если они так сильно пострадали за
ради денег они должны терпеть все мучения, если нужно, за
Христа ради; чтобы их научили любить Его скорее
Который обогащает вечным блаженством всех страдающих за Него, и
не серебро и золото, за которые было жалко страдать,
они сохранили его, сказав ложь, или потеряли, сказав правду.Ибо под этими мучениями никто не потерял Христа, исповедуя Его,
никто не сохранял богатство, кроме как отрицая его существование. Так
что, возможно, пытки, которые научили их, что они должны
привязывать свои чувства к собственности, которую они не могли потерять, было
полезнее, чем то имущество, которое без всякой полезной
плоды напрочь беспокоили и мучили своих озабоченных владельцев.
Но тут нам напоминают, что пытали некоторых, кто
нет богатства, чтобы сдаться, но кому не поверили, когда они
так сказал.Однако и у них, возможно, была некоторая тяга к
богатство, и не были добровольно бедными из-за святого смирения;
и таким должно было быть ясно, что не фактическое владение
в одиночку, но и стремление к богатству заслужили такие
мучительные боли. И даже если бы они были лишены
скрытые запасы золота и серебра, потому что они жили
в надежде на лучшую жизнь, — я действительно не знаю, есть ли такие
человека пытали на том основании, что он богат;
но если так, то, конечно, признаваясь, когда задают вопрос,
святую нищету, исповедал он Христа.И хотя это было
вряд ли можно ожидать, что варвары поверят
его, но ни один исповедник святой нищеты не мог быть замучен
не получив небесной награды.

Опять говорят, что долгий голод уложил многих христиан.
низкий. Но и здесь верующие обратились на благо благочестивым
выносливость этого. Для тех, кого голод убил сразу [Pg 18]
спасенный от невзгод этой жизни, как доброе заболевание
сделал; а те, кто был только голоден, были
учили жить экономнее и приучили к более длительным постам.

11. Конца этой жизни, материально ли, что она долго откладывается.

Но, добавляется, много христиан было убито, и
были казнены множеством ужасных жестоких способов. Что ж,
если это будет тяжело вынести, это, несомненно, общая участь всех
кто рожден в этой жизни. По крайней мере в этом я уверен,
что никогда не умер тот, кому не суждено было умереть
время. Теперь конец жизни ставит самую долгую жизнь в один ряд с
кратчайший.Ибо из двух вещей, которые одинаково перестали
быть, один не лучше, другой хуже — один больше, тем
другие меньше. [55] И какое это имеет значение
смерть кладет конец жизни, так как тот, кто умер однажды, не
вынуждены пройти через то же самое испытание во второй раз? И в качестве
в повседневной жизни каждый человек как бы находится под угрозой
с бесчисленными смертями, пока это остается неопределенным
какая из них его судьба, я бы спросил, не лучше ли
страдать одному и умереть, чем жить в страхе перед всеми? я нет
не подозревая о безрадостном страхе, который побуждает нас выбирать
лучше жить долго в страхе перед столькими смертельными случаями, чем однажды умереть
и так убегай от них всех; но слабые и трусливые
плоти — это одно, а хорошо продуманные и разумные
уговоры души совсем другое.Эта смерть не
быть осужденным за зло, которое является концом хорошей жизни; за
смерть становится злом только в результате последующего возмездия.
Таким образом, им, которым суждено умереть, не нужно быть осторожными, чтобы
спросить, какой смертью они должны умереть, но в каком месте смерть
откроет их. А поскольку христиане прекрасно понимают, что
смерть благочестивого нищего, чьи язвы вылизали собаки
был намного лучше, чем злой богач, лежавший в пурпурном
и виссон, какой вред могли причинить эти ужасные смерти
мертвые, которые жили хорошо?

[Pg 19]

12. О погребении мертвых: отрицание этого для христиан не делает их
травма, повреждение.
[56]

Кроме того, нам напоминают, что в такой бойне, как
Затем произошло то, что тела нельзя было даже захоронить. Но
благочестивая уверенность не устрашается столь дурным предзнаменованием;
для верных имейте в виду, что уверенность была
учитывая, что ни один волос с их головы не погибнет, и что,
поэтому, хотя их и пожирают звери, их
благословенное воскресение не будет препятствовать этому.Правда
никогда бы не сказал: «Не бойтесь убивающих тело,
но не могут убить душу «[57], если что бы то ни было
враг мог причинить вред телу убитого.
в будущую жизнь. Или, возможно, кто-то так примет
абсурдная позиция, согласно которой те, кто убивает тело
не следует бояться перед смертью, чтобы они не убили тело,
а после смерти, чтобы не похоронили? Если это так,
тогда ложно то, что Христос говорит: «Не бойтесь их
которые убивают тело, и после этого они больше не могут
делать; «[58] кажется, что они могут нанести большой вред мертвому телу.Мы далеки от предположения, что Истина может быть ложной.
О тех, кто убивает тело, говорят, что они «что-то делают», потому что
чувствуется смертельный удар, тело все еще чувствует; но
после этого им больше нечего делать, потому что в
убитое тело ощущений нет. Так что действительно есть
многие тела христиан лежат непогребенными; но ни у кого нет
отделил их от неба, ни от той земли, которая все
наполнен присутствием Того, Кто знает, откуда Он
воскресите снова то, что Он создал.Действительно, в Псалме сказано:
«Трупы слуг Твоих дали в пищу
птицам небесным, плоти святых Твоих —
звери земные. Их кровь они пролили, как вода
вокруг Иерусалима; и некому было их хоронить «[59].
Но это было сказано, скорее, чтобы показать жестокость тех, кто
сделал это, чем страдания тех, кто их перенес.
Людям это кажется тяжелым и печальным, но
«драгоценна в очах Господа смерть святых Его.»[Стр. 20] [60]
Поэтому все эти последние службы и церемонии, касающиеся
мертвых, тщательная подготовка похорон и оборудование
могилы и пышность похорон — скорее утешение
живых, чем утешение мертвых. Если дорогое захоронение
приносит пользу нечестивому, похороны убогие, или ничего не делает,
может навредить благочестивым. Его толпа прислуги снабжала
одетые в пурпур Погребения с похоронами, великолепными в глазах человека;
но в глазах Бога это были более роскошные похороны
которую язвенный нищий получил от рук ангелов,
кто не вынес его в мраморную гробницу, а родил
к лоне Авраама.

Люди, против которых я обязался защищать
Город божий смеется над всем этим. Но даже их собственные философы [61]
презирали бережное погребение; и часто целиком
армии сражались и пали за свою земную страну без
заботясь о том, останутся ли они на
поле битвы, или стать пищей диких зверей. Этого
благородное пренебрежение похоронной поэзией хорошо сказано: «Тот, кто
нет могилы, есть небо для его хранилища.»[62] Насколько меньше
должны они оскорблять непогребенные тела христиан,
кому было обещано, что сама плоть будет
восстановлен, и тело сформировано заново, все его члены
собираются не только с земли, но и с самых
потайные углубления любых других элементов, в которых мертвые
спрятаны тела людей!

13. Причины захоронения тел святых.

Тем не менее, тел мертвецов здесь нет.
быть презренным и оставленным непогребенным; меньше всего тел
праведных и верных, которые использовались
Святой Дух как Его органы и инструменты для всех добрых дел.Ибо если платье отца, или его кольцо, или что-нибудь, что он носил,
быть драгоценным для своих детей пропорционально любви, которую они
утомил его, насколько больше причин нам нужно заботиться о нем [Стр. 21]
тела тех, кого мы любим, которые они носили гораздо ближе
и интимнее, чем любая одежда! Для тела не
постороннее украшение или помощь, но часть самой природы человека.
И поэтому праведникам древности последние должности
были возведены благочестиво, и для них предусмотрены гробницы, и
похороны праздновали; [63] и они сами, пока были живы,
приказали своим сыновьям о погребении, и
случаю, даже о переносе их тел в некоторых
любимое место.[64] И Товит, по свидетельству ангела,
одобряется и, как говорят, угодил Богу
хоронить мертвых. [65] Сам наш Господь тоже, хотя Он был
встать на третий день, аплодирует и хвалит наш
аплодисменты, хорошая работа религиозной женщины, которая налила
драгоценной мазью на Его члены, и нанесла это против Его погребения. [66]
И Евангелие хвалит тех, кто был
осторожно снять Его тело с креста и обернуть его
с любовью в дорогих обрядах и позаботьтесь о его погребении.[67] Эти
примеры, конечно, не доказывают, что у трупов есть чувства;
но они показывают, что Божье провидение распространяется даже на
тела мертвых, и что такие благочестивые должности угодны
Ему, как лелеяющей веру в воскресение. И мы можем
также извлеките из них этот полезный урок, что если Бог
не забывайте даже о любом добром офисе, который с любовью заботится о
без сознания мертв, гораздо больше Он награждает благотворительность, которую мы
упражнение по отношению к живым. Действительно, другие вещи, которые
Святые Патриархи говорили о погребении и выносе их тел,
они должны были восприниматься в пророческом смысле; но из них мы
не нужно здесь говорить в целом, то, что мы уже сказали,
достаточно.Но если не хватает того, что необходимо
для поддержки живых, как еда и одежда, хотя
болезненный и мучительный, не разрушает силы духа и
добродетельной стойкости хороших людей, ни искоренить благочестие из их
душ, но делает его более плодотворным, насколько меньше может
отсутствие похорон и других обычных мероприятий
платят мертвым, отдадут тех несчастных, кто уже
отдыхая в потаенных обителях блаженных! Как следствие,
хотя в разграблении Рима и других городов мертвые [Стр. 22]
тела христиан были лишены этих последних должностей,
это не вина ни живых, потому что они не могли
их; ни причинения вреда мертвым, потому что они не могут чувствовать
потеря.

14. О пленении святых, и это божественное утешение никогда не подводило их
в нем.

Но, говорят они, многих христиан даже уводили в плен.
Это действительно была самая жалкая участь, если бы они могли
увели в любое место, где они не могли найти своего Бога.
Но Священное Писание дает большое утешение и в этом бедствии.
Трое юношей [68] были пленниками; Даниэль был
пленник; так были и другие пророки; и Бог утешитель сотворил
не подведи их.И точно так же Он не подвел Свою
владеть народом во власти нации, которая хоть и варварская,
еще человек, — Тот, Кто не оставил пророка [69] в
живот монстра. Эти вещи действительно превращены в насмешку
вместо того, чтобы доверять тем, с кем мы ведем споры;
хотя они верят тому, что читают в своих книгах,
тот Арион из Метимны, знаменитый лирик [70], когда он был
выбросили за борт, приняли на спину дельфина и понесли
приземлиться.Но наша история о пророке Ионе
гораздо более невероятным, более невероятным, потому что более чудесным,
и более изумительный, потому что большая демонстрация силы.

15. Регула, в котором мы видим пример добровольного терпения
плен ради религии; что еще не принесло ему пользы, хотя он
был поклонником богов.

Но среди своих знаменитых людей у ​​них есть очень благородный
пример добровольного пленения в послушании
к религиозному стеснению.Марк Аттилий Регулус, римлянин
генерал, был пленником в руках карфагенян.
Но они, желая обменять пленников на
римляне, чем держать их, послал Регула в качестве особого
посланник со своими послами для переговоров об этом обмене,
но сначала связал его клятвой, что если он не выполнит
по их желанию, он вернется в Карфаген. Он пошел,
и убедил сенат придерживаться противоположного курса, потому что он [Pg 23]
считал, что это было не в пользу Римской республики
произвести обмен пленными.После того, как он таким образом
его влияние, римляне не заставляли его возвращаться в
враг; но то, что он поклялся, он выполнил добровольно.
Но карфагеняне предали его смерти изысканным, тщательно продуманным,
и ужасные пытки. Они заткнули его в узком
ящик, в котором он был вынужден стоять, и в котором мелко
вокруг него были закреплены заостренные гвозди, так что он
не мог опереться на какую-либо часть без сильной боли; а также
поэтому они убили его, лишив сна.[71] С справедливостью,
действительно, аплодируют ли они добродетели, которая превзошла такую
страшная судьба. Однако боги, которыми он поклялся, были теми
которые теперь должны отомстить за запрет своего поклонения,
причиняя эти нынешние бедствия человечеству.
Но если бы эти боги, которым особенно поклонялись в этом
имени, чтобы они могли даровать счастье в этой жизни, либо
пожелал или позволил применить эти наказания к одному
Кто сдержал свою клятву, какое более жестокое наказание
могли ли они в гневе нанести лжесвидетельство?
Но почему я не могу сделать из своих рассуждений двойной вывод?
Регулус определенно питал такое почтение к богам,
что ради своей клятвы он не останется в своем
земли, ни куда-нибудь, но без раздумий вернулся в свой
злейшие враги.Если бы он думал, что этот курс будет
выгодный по отношению к нынешней жизни, он определенно
сильно обманут, потому что это привело его жизнь к ужасному концу.
Фактически он своим собственным примером учил, что боги
не обеспечивают временного счастья своих поклонников;
поскольку он сам, преданный их поклонению, был
победил в бою и попал в плен, а затем, потому что он
отказался действовать в нарушение взятой им присяги,
был замучен и казнен новым и доселе неслыханным
и все слишком ужасное наказание.И по предположению
что поклонники богов награждаются
счастья в жизни грядущей, почему же тогда они клевещут
влияние христианства? почему они утверждают, что это [Pg 24]
катастрофа охватила город, потому что он перестал поклоняться
его боги, так как поклоняться им как можно усердно, он
может быть, все еще так же несчастен, как Регулус? Или некоторые
человек несет такую ​​чудесную слепоту до такой степени дико
пытаясь, вопреки очевидной истине, утверждать, что
хотя один человек может быть несчастным, хотя поклонник
боги, а в целом городе не могло быть так? То есть,
сила их богов лучше приспособлена для сохранения множества
чем отдельные люди, — как если бы множество не было
лиц.

Но если говорят, что господин Регулус, даже будучи узником
и терпя эти телесные мучения, мог бы еще наслаждаться
блаженство добродетельной души,

Факты об Алжире — 14 главных фактов об Алжире

  1. Официальное название: Алжирская Народная Демократическая Республика
  2. География: Алжир — самая большая страна в Африке, площадь которой составляет 919 595 квадратных миль.
  3. Население: 35 миллионов
  4. Столица: Алжир (на 1.7 млн, крупнейший город Алжира)
  5. Официальный язык: арабский
  6. Национальная валюта:
  7. алжирский динар

  8. Экспорт: 98% всего экспорта Алжира приходится на ископаемое топливо: природный газ и нефть
  9. Национальное блюдо: кускус
  10. Национальный праздник: День революции, 1 ноября
  11. Самый известный алжирец: Святой Августин Гиппопотам (354 — 430)
  1. География: Алжир преимущественно пустыня
  2. История: в Алжире много интересных археологических памятников
  3. Экономика: как минимум 25% алжирцев живут в бедности
  4. Политика: Алжир завоевал независимость от Франции в 1962 году
  5. Флаг: Алжирский флаг состоит из точного символизма
  6. Сельское хозяйство: хотя это в основном пустыня, Алжир производит интересные сельскохозяйственные продукты
  7. Языки: в Алжире говорят на арабском, французском, английском и берберском языках
  1. Алжир выиграл пять золотых медалей на летних Олимпийских играх
  2. Два алжирца получили Нобелевские премии
  3. Вы будете бороться за алкоголь в Алжире
  4. Алжирские женщины более независимы, чем женщины в других исламских странах
  5. Алжирский певец спел песню Стинга «Роза пустыни»
  6. Фенек — герб Алжира
  7. В Алжире наблюдали НЛО с 1970 года

Алжир Факты Инфографика

Алжир преимущественно пустыня

Демографическая карта Алжира

Пустыня Сахара покрывает более 80% территории Алжира.Фактически, только 12% земли в Алжире заселены. Это связано с тем, что более 90% населения Алжира живет на побережье Средиземного моря, где климат более приятный и похож на климат многих средиземноморских стран.

В пустыне дневные колебания температуры могут превышать 80F (44˚C). Учитывая обширные просторы пустыни, само собой разумеется, что один из хорошо известных фактов Алжира заключается в том, что температуры могут быть палящими. В августе 2011 года температура в городке-оазисе Ин Салах достигла отметки 123.8˚F (51˚C). Это самая высокая температура, когда-либо зарегистрированная в стране. Кому-нибудь солнцезащитный крем?

В Алжире много интересных археологических памятников

Есть много фактов об Алжире, относящихся к археологии. Есть несколько древних археологических памятников, относящихся к эпохе неолита. Многие из этих мест, некоторые из которых включают образцы доисторического наскального искусства, можно найти в национальном парке Тассили, известном как плато реки в Тассили-н’Аджер.

На самом деле, эта территория имеет такое важное значение, что она внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО . Существует более 15 000 рисунков и гравюр, некоторые из которых датируются 6000 годом до нашей эры. Другие интересные археологические памятники включают Джемилу, Тимгад, Типасу и долину М’Заб. Если вы интересуетесь археологией, пора собрать инструменты и забронировать билет на рейс в Алжир!

Читайте также: Еще больше удивительных фактов о странах

Мировые факты — 50 интересных фактов о мире

Около 200 стран и более 7.5 миллиардов человек, мир полон интересных, забавных и увлекательных людей, мест и вещей. Например, в стране киви вы найдете самую высокую концентрацию владельцев домашних животных на планете. А в Никарагуа вы найдете один из двух флагов в мире фиолетового цвета. Хотите узнать больше о мире и его постоянно растущем населении? Читайте дальше, чтобы узнать некоторые интересные факты о прошлом, настоящем и будущем Земли.

Shutterstock

Куда бы вы ни пошли, приятно знать, что вы всегда можете насладиться Coca-Cola.Ну почти везде . Хотя этот газированный напиток продается практически везде, по данным BBC, он до сих пор (официально) не попал в Северную Корею или Кубу. Это потому, что эти страны находятся под долгосрочным торговым эмбарго США.

Тем не менее, некоторые люди говорят, что вы сможете сделать глоток этого материала, если будете достаточно стараться (хотя обычно это будет на лот на дороже, чем то, что вы заплатили бы в штатах, и, вероятно, импортированный из соседнего страна, например Мексика или Китай).

Shutterstock

Общая численность населения мира составляет более 7,5 миллиардов человек. И очевидно, что это число звучит огромных . Однако это может показаться немного более управляемым, когда вы узнаете, что, если бы каждый из этих людей стоял плечом к плечу, все они могли бы уместиться в пределах 500 квадратных миль Лос-Анджелеса, согласно National Geographic .

Shutterstock

Вы можете подумать, что близнецы — редкость, но на самом деле они становятся все более распространенными, чем когда-либо.«Примерно с 1915 года, когда начинается статистический учет, и до 1980 года, примерно один из 50 рожденных младенцев был близнецом, что составляет 2 процента», — пишет Алексис С. Мадригал из The Atlantic . «Затем этот показатель начал расти: к 1995 году он составлял 2,5 процента. В 2001 году этот показатель превысил 3 процента, а в 2010 году — 3,3 процента. [Это означает, что каждый 30 рожденный младенец — близнец».

Ученые полагают, что эта тенденция связана с тем, что у женщин старшего возраста, как правило, больше близнецов, а женщины предпочитают создавать семьи позже.Лечение бесплодия, такое как экстракорпоральное оплодотворение, вероятно, также играет роль.

Shutterstock

Оружейный перец чили «Дыхание дракона» настолько острый, что даже смертельно опасен. Если вы его съедите, это потенциально может вызвать анафилактический шок, обжигающий дыхательные пути и закрывающий их.

«Я попробовал это на кончике языка, и он просто загорелся и загорелся», — сказал Майк Смит , фермер-любитель, который изобрел «Дыхание дракона» вместе с учеными из Ноттингемского университета.Так зачем делать такой непрактичный перец? Как оказалось, перец чили изначально был разработан для использования в медицинских целях в качестве анестетика, который может обезболивать кожу.

Shutterstock

Франция — прекрасная страна, до краев наполненная восхитительными винами, восхитительным сыром и тоннами романтики. Поэтому неудивительно, что по данным Всемирной туристской организации ООН, больше людей хотят посетить Францию, чем любую другую страну в мире.

В 2017 году европейская страна приняла 86 человек.9 миллионов человек. Испания была вторым по популярности направлением с 81,8 миллиона посетителей, за ней следуют США (76,9 миллиона), Китай (60,7 миллиона) и Италия (58,3 миллиона). La vie est belle!

Unsplash / Sid Verma

Санта-Крус-дель-Ислот на архипелаге Сан-Бернардо у побережья Колумбии может быть размером не больше двух футбольных полей (или два акра), но на искусственном острове есть четыре главные улицы и 10 кварталов. На острове проживает около пятисот человек в 155 домах.Согласно The Guardian , на таком маленьком пространстве так много людей, что это самый густонаселенный остров в мире.

Shutterstock

Может показаться безопасным предположить, что Канарские острова были названы в честь канареек, но на самом деле это место было названо в честь собак. Хотя архипелаг находится недалеко от побережья северо-западной Африки, на самом деле он является частью Испании. На испанском языке область называется Islas Canarias, что происходит от латинской фразы Canariae Insulae , означающей «остров собак».«Мировые факты, связанные с собаками? Теперь те , которые мы можем отстать!

Shutterstock

Хотя повсюду есть невысокие и высокие люди, в Индонезии живут одни из самых низких людей в мире, согласно данным, собранным из различных глобальных источников телеграфом Telegraph в 2017 году.

Если принять во внимание оба пола, средний рост взрослого человека составляет около 5 футов 1,8 дюйма. Люди в Боливии, как правило, не намного выше, их средний рост взрослого человека составляет 5 футов 2.4 дюйма. Самые высокие из нас живут в Нидерландах, где средний рост взрослого человека составляет 6 футов.

Shutterstock

Когда 174 мировых лидера подписали Парижское соглашение в День Земли в 2016 году в штаб-квартире Организации Объединенных Наций (ООН) в Нью-Йорке, это было наибольшее количество стран, которые когда-либо собирались вместе, чтобы подписать что-либо в один день, по данным ООН. . Соглашение направлено на борьбу с изменением климата, а также на ускорение и активизацию действий и инвестиций, необходимых для усиления глобальных усилий по борьбе с изменением климата.

Shutterstock

Silence — это золото, как говорится. И хотя для большинства людей он может быть не так дорого, как драгоценности и золото, это определенно была основная цель тех, кто построил самую тихую комнату в мире. Лабораторная комната, расположенная в штаб-квартире Microsoft в Редмонде, штат Вашингтон, измеряет фоновый шум -20,35 дБА, что на 20 децибел ниже порога человеческого слуха и побивает предыдущие рекорды для помещений, которые считались самыми тихими местами на планете, согласно CNN.

«Как только человек входит в комнату, он сразу же испытывает странное и уникальное ощущение, которое трудно описать», — сказал CNN Хундрадж Гопал , специалист по речи и слуху и главный конструктор безэховой камеры в Microsoft. «Большинство людей считают отсутствие звука оглушительным, ощущают ощущение полноты в ушах или некоторый звон. Очень слабые звуки становятся отчетливо слышимыми, потому что окружающий шум исключительно низкий. Когда вы поворачиваете голову, вы можете услышать это движение.Вы слышите собственное дыхание, и оно звучит несколько громко ».

Shutterstock

Для простоты большинство из более чем 200 стран мира используют метрическую систему при описании таких вещей, как длина или масса. Однако выделяются три страны: Либерия, Мьянма и США.

И скоро это число может сократиться до двух. В 2018 году министр торговли и промышленности Либерии Уилсон Тарпе заявил, что правительство планирует внедрить метрическую систему для повышения подотчетности и прозрачности в торговле, согласно Liberian Observer .

Alamy

Людям, живущим в Mamungkukumpurangkuntjunya Hill, Австралия, нужно немного терпения, чтобы научиться писать название своего родного города. Но вы знаете, что? То же самое и с людьми из Lake Chargoggagoggman-chauggagoggchaubunagungamaugg в Массачусетсе и Tweebuffelsmeteen-skootmorsdoodgeskietfontein, Южная Африка.

Однако ни у кого из них не так много работы по записи своего адреса, как у тех, кто живет в Тауматауакатангиханга-коауауотаматеатурипукакапикимаунг-ахоронукупокайвенуакитанатаху, Новая Зеландия.Это самое длинное географическое название в мире, состоящее из 85 букв.

Shutterstock

Каждую секунду мы приветствуем четверых новорожденных в нашей общей популяции. Сделайте небольшую математику, и вы обнаружите, что это означает, что каждую минуту происходит примерно 250 рождений, 15 000 — каждый час и 360 000 — каждый день. По данным Ecology Global Network, за полный год на Земле рождается около 131,4 миллиона младенцев.

Shutterstock

Вы можете подумать, что привыкли к холодному воздуху и порывистым ветрам, но в средний зимний день ничего не бывает в самый холодный из когда-либо зафиксированных дней, который был -144 градуса по Фаренгейту.Температура была зафиксирована в Антарктиде в ходе исследований между 2004 и 2016 годами. Всего несколько вдохов воздуха такой температуры вызовут кровотечение в легких и убьют вас.

Shutterstock

Из-за загрязнения озоновый слой Земли сильно пострадал. Это плохая новость для всех, поскольку хрупкий слой газа защищает нашу планету и от вредных ультрафиолетовых лучей солнца. К счастью, эксперты по изменению климата считают, что озоновый слой полностью заживет в течение 50 лет, согласно докладу ООН за 2018 год.

Восстановление во многом стало возможным благодаря Монреальскому протоколу 1987 года, который наложил глобальный запрет на использование одного из главных виновников ущерба: хлорфторуглеродов (CFO). Раньше финансовые директора были обычным делом в холодильниках, аэрозольных баллончиках и химикатах для химической чистки.

Shutterstock

Землетрясения могут варьироваться от незначительных толчков, которые едва заметны, до землетрясений, сотрясающих здания, которые вызывают огромные разрушения. Но это неизбежная часть жизни тех, кто живет в таких странах, как Китай, Индонезия, Иран и Турция, которые являются одними из самых сейсмоопасных мест на планете.Однако, по данным Геологической службы США, в Японии зафиксировано больше всего землетрясений в мире.

Shutterstock

Не все бактерии плохие. Фактически, некоторые из этих крошечных биологических клеток действительно полезны для нас и помогают миру различными и сложными способами. И это приятно знать, учитывая, что, по данным NPR, на нашей планете около 4 квадриллионов квадриллионов отдельных бактерий.

Shutterstock

Вот еще один мировой факт, о котором стоит помнить: по данным Population Reference Bureau, с того времени, как Homo sapiens впервые появился на сцене 50 000 лет назад, родилось более 108 миллиардов представителей нашего вида.И большая часть этого числа жива прямо сейчас. По данным бюро, количество людей, живущих сегодня, составляет колоссальные семь процентов от общего числа людей, которые когда-либо жили.

Shutterstock

Отойдите в сторону Джона, Джеймса, Мэри и Джейн — самым популярным именем в мире считается Мухаммед. По данным Independent , около 150 миллионов мужчин и мальчиков во всем мире носят это имя. Популярность обусловлена ​​мусульманской традицией называть каждого первенца в честь исламского пророка.

Shutterstock

Ищете еще интересные факты? Ну, вот один: на флаге Никарагуа в центре изображена радуга с фиолетовой полосой, а на флаге Доминики изображен попугай сиссеру, птица с фиолетовыми перьями. Эти элементы делают их единственными двумя флагами в мире, которые используют фиолетовый цвет.

Unsplash / João Silas

Не все живут в процветающем городе или большом пригороде. По данным агентства Reuters , многие люди по-прежнему живут за пределами шумных мест, особенно в Индии, где наибольшее количество людей проживает в сельской местности (около 893 миллиона человек живут за пределами города).Китай также имеет впечатляюще большое сельское население: 578 миллионов человек живут за пределами крупных центров.

Десять интересных фактов о Тайване, которые вы, возможно, не знали

До кругосветного путешествия я очень мало знал о Тайване. Его даже не было на нашем радаре как пункт назначения для нашего кругосветного путешествия. Во время просмотра отелей на сайте Trip Advisor постоянно появлялись туристические объявления и факты о Тайване. После десятой рекламы Тайвань привлек мое внимание, и я впервые заглянул на сайт туризма Тайваня.

Сразу же я был очарован этим маленьким островным государством, которое могло предложить гораздо больше, чем я ожидал. Может быть, я ожидал, что фабрика за фабрикой будут производить игрушки для более развитых стран, на всем остальном штамповать «Сделано на Тайване». Вместо этого я узнал, что на Тайване есть отличные места для пеших прогулок, современные города, потрясающая кухня и некоторые из самых дружелюбных людей в мире.

Тайвань заинтересовал нас настолько, что мы провели здесь две прекрасные недели, нашу последнюю остановку в Азии перед тем, как отправиться на юг в Океанию.Вот некоторые из самых необычных фактов и неожиданностей, которые мы обнаружили на Тайване.

Десять интересных фактов о Тайване

Тайвань прекрасен

Тим и я были удивлены красотой Тайваня. От глубоких каньонов в ущелье Тароко до пейзажей северного Тайваня, от похода на гору Чайник до потрясающего восточного побережья Тайваня, мы снова и снова поражались. Во многих отношениях Тайвань напоминает Гавайи. Кристально чистая вода цвета морской волны, пальмы, огромные волны, разбивающиеся о пляж, и самый вкусный ананас, который у нас когда-либо был (и это о многом говорит!).

Мы арендовали автомобиль на Тайване на шесть дней, поехав из Тайбэя на севере вдоль восточного побережья в национальный парк Кэньдин в самой южной точке Тайваня, а затем обратно на западное побережье в Тайнань. Это была потрясающая мини-поездка.

Аренда авто на Тайване — супер дорогое удовольствие !!!

К настоящему времени мы арендовали машины во многих местах по всему миру, и Тайвань, безусловно, самый дорогой.Мы платили почти 100 долларов в день только за самую маленькую машину, в которой могли поместиться четыре человека и наши сумки, — Ford Fusion. Тим часами искал в Интернете лучшие цены, и это была самая дешевая, которую он мог найти.

Так оно того стоило? Абсолютно.

Это был наш первый прокатный автомобиль после Южной Африки более шести месяцев назад. И снова эта свобода того стоила. Да, вы можете перемещаться по Тайваню с его отличной сетью поездов и автобусов, но для того, чтобы совершить поездку по ущелью Тароко и побережью, как мы хотели, аренда автомобиля была необходимостью.

Кстати, как и в США, здесь ездят справа и правила дорожного движения практически идентичны. Просто берегитесь скоплений мотоциклов на дорогах … они роятся вокруг машин, как надоедливые мухи или пчелы, всегда мешают нам, делая вождение для Тима немного сложнее.

7-Elevens — это больше, чем просто круглосуточный магазин

Хорошо, дома я редко бывал в 7-Eleven. Продовольственные магазины легко найти, а цены намного ниже. В Азии найти эти большие, хорошо укомплектованные продуктовые магазины — большая редкость.Это заставило нас делать слишком много покупок в 7-Elevens, Family Marts и мини-маркетах.

На Тайване 7-Elevens — это места, где можно поесть. Да, вы поняли меня правильно. После того, как мы устали от вялой капусты, странных хот-догов, риса и множества непонятных продуктов для завтрака в Китае и Тайване, мы начали завтракать в 7-Eleven. Здесь Тим мог получить свой йогурт и мюсли, Тайлер мог получить Nutella на хлебе, а мы с Кара жили на чашках с лапшой рамэн. Это было намного лучше, чем маринованные кальмары и рисовый отвар на завтрак.Мы готовили еду, находили стол и наблюдали за уличной сценой, пока завтракали.

Чашки лапши рамэн здесь такие разные и намного лучше. Когда вы найдете эти продуктовые магазины с хорошим ассортиментом, ВСЕМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ будет лапша за лапшой за лапшой. Мы с Карой очень будем скучать по этому дома.

Мусоровозы Воспроизвести музыку

Если вы идете по улице на Тайване и слышите музыку, похожую на то, что играет грузовик с мороженым в США, это мусоровоз едет собирать мусор.

Люди не просто выкладывают мусор во вторник утром, ожидая, пока его заберут позже днем. Вместо этого мусоровоз издает громкую, несколько раздражающую музыку, позволяя всем в этом районе собрать мусор и вынести его на улицу. Я не знаю, что вы делаете, если вас нет рядом во время сбора … Нет ничего лучше, чем ждать, пока не придет мусорщик, иначе вы упустите свой шанс.

Лучшие храмы Тайваня

Мы видели так много храмов, что это даже не смешно, просто спросите Тайлера и Кару.Когда даже Тим и я не чувствовали необходимости искать другой храм для посещения, мы увидели один, который нас поразил.

Посещение храма Луншань в Тайбэе было потрясающим событием, когда я увидел, как люди поют и молятся, вдыхая запах благовоний в воздухе.

Даже не касаясь храмов, они выглядят потрясающе снаружи. Мы любим китайскую архитектуру, разноцветную радугу на крышах и потрясающе красивых драконов и мудрецов, украшающих храмы.

Тайвань также имеет одни из лучших ночных рынков

Тайвань — одно из лучших мест в Азии, где можно поесть на ночном рынке.Здесь удивительно разнообразие блюд, каждый найдет что-то для себя.

Для более разборчивых в еде есть множество свежих фруктов, суши, супов с лапшой и мяса на гриле. Есть много блюд в тайваньском стиле, таких как рубленый рис из свинины, клецки и более сложные блюда из риса и лапши. Для тех, кто любит приключения, есть свиные кишки, суп из свиной крови (был там, сделал это!) И вонючий тофу.

Я любил бродить по ночным рынкам. Где еще можно так дешево и легко попробовать такое разнообразие продуктов, как ночной рынок Тайваня? Это была одна из моих любимых вещей в Тайване.

У Тайваня есть удивительные места для пеших прогулок

Это была еще одна причина, по которой Тайвань попал в наш список обязательных для посещения… походы. За две недели нам удалось посетить только ущелье Тароко и гору Чайник. Оба были потрясающими, но на Тайване есть еще много чего интересного, если мы когда-нибудь вернемся.

В ущелье Тароко есть поход под названием «Старая тропа Жуйлу», пешеходная тропа, которая проходит по склонам гор около вершины, откуда открывается потрясающий вид на ущелье. Мы не смогли этого сделать, так как не смогли получить необходимое разрешение на поход.Этот поход должен быть либо экскурсионным, либо гражданин Тайваня должен быть участником туристической группы, и то и другое было препятствием для нас.

Есть также двухдневный поход на гору Юйшань. Это наивысшая точка Тайваня, еще один очень стоящий поход, который стоит добавить в наш список, чтобы совершить когда-нибудь в будущем.

Люди здесь действительно любят вонючий тофу

Сначала вы спросите, что такое вонючий тофу? Вонючий тофу — это тофу, который мариновался в течение нескольких часов в рассоле из овощей и креветок, который ферментировался в течение шести или более месяцев.

Звучит неплохо, правда?

Вы можете почувствовать запах продуктовых киосков, продающих вонючий тофу, еще до того, как дойдете до них. Он пахнет уксусом, смешанным с пищей, срок годности которой истек. Уличные лоточники были оштрафованы за нарушение законов о загрязнении воздуха.

Да, пробовали. Нам понравилось? Неа.

Тиму и Каре было трудно просто проглотить свой кусок, и Тайлер полностью перестал его есть. Я съел немного, но могу сказать, что это было немного неприятно, и мне больше ничего не нужно есть.

Тим сказал, что он съел бы еще одного тарантула перед тем, как съесть вонючий тофу.

Вкус менее ошеломляющий, чем запах, но на вкус как испорченная еда. Когда мы подавились небольшими кусочками, мы наблюдали, как люди вокруг нас поедали вонючий тофу, как будто это был картофель фри или шоколадное мороженое.

Зонты не только от дождя

В Азии женщины хотят светлой кожи, и они будут делать все возможное, чтобы избежать попадания солнечных лучей на кожу.

Вот тут-то и пригодится могучий зонт.В солнечный день тротуары заполнены людьми, которые несут зонтики, не позволяя солнцу попадать на лица и тело. Мы даже видели, как люди ходят пешком с зонтиком в руке.

Для нас многолюдные тротуары с людьми с зонтиками стали игрой, чтобы не высовывать глаза из-за мошеннического зонтика.

Борьба с солнцем на этом не заканчивается … при девяноста градусной погоде у женщин будет обнажаться ноль процентов кожи, они будут носить шляпу, солнцезащитные очки, повязку для лица, длинные брюки и рубашки с длинными рукавами, а также перчатки.Это характерно не только для Тайваня, мы видели все это в Юго-Восточной Азии. Еще более заметно это было во Вьетнаме.

Здесь проводят триатлон!

Мы были взволнованы, когда узнали, что национальный парк Кентинг был местом проведения не какого-то старого заурядного триатлона, а триатлона Ironman, спонсируемого компанией Ironman на 140,6 миль.

Мы пропустили первый забег всего на семь дней. Пока мы были там, было около 80-х с индексом жары почти 100 градусов, сильный ветер и холмистая местность.И снова Тайвань напоминает нам Гавайи.

Тайвань полон сюрпризов. Это увлекательная страна для посещения, с потрясающими видами, современными городами и пешими прогулками мирового класса. Приходите и убедитесь сами!


Вам также может понравиться:

Все права защищены © Earth Trekkers. Перепубликация этой статьи и / или любого ее содержания (текста, фотографий и т. Д.), Полностью или частично, строго запрещена.

фактов о греческом языке: интересные факты о греческом

Интересные факты о греческом языке

Если вы думаете об изучении греческого, всегда полезно немного узнать о происхождении и истории языка, который вы изучаете.Здесь Cactus Language предлагает самые интересные греческих языковых фактов:

1. Греческий — это эллинский язык

Греческий язык произошел от прото-греческого, первой формы греческого языка, на которой говорили в 3-м тысячелетии до нашей эры. Позже он превратился в древнегреческий язык, на котором говорили во времена античности. Современный греческий язык возник после падения Византийской империи в 1453 году. Греческий язык — самый старый из ныне записанных языков, письменные записи которого охватывают более 34 веков.

2.Около 13 миллионов человек являются носителями греческого языка.

Греческий язык в основном проживает в Греции и на Кипре, а также в Италии, Албании, Турции. Греческая диаспора, проживающая в Западной Европе, Канаде, США, Аргентине, Австралии, Бразилии и других странах, также ежедневно использует греческий язык.

3. Греческий язык оказал значительное влияние на западную литературу

Греческий язык также оказал влияние на языки, математику, астрономию и философию. Многие английские слова, относящиеся к этим полям, имеют греческое происхождение.Наряду с латынью, греческий язык все еще используется для создания новых слов в английском и других языках.

4. Самое длинное греческое слово содержит 182 символа

При транслитерации на английский язык: Lopadotemachoselachogaleokranioleipsanodrimhypotrimmatosilphioparaomelitokatakechymenokichlepikossyphophattoperisteralektryonoptekephalliokigklopeleiolagoiosiraiobaphetraganoptery 907 греческое слово isestraganoptery. Это вымышленное блюдо, созданное Аристофаном в его комедии « Assemblywomen ».

5. Слово «алфавит» фактически образовано из «альфа» и «бета»

«Альфа» и «бета» — две первые буквы греческого алфавита.


Отличный способ улучшить свои знания греческого языка — это пройти групповой курс греческого языка с Cactus. Мы предлагаем курсы греческого языка онлайн, и очные, в более чем 10 местах по всей Великобритании.

Cactus предлагает ряд вариантов индивидуальных уроков греческого языка.Вы можете выбрать индивидуальные занятия, если предпочитаете онлайн-уроки греческого языка, соответствующие вашему расписанию и местоположению. Для получения дополнительной информации посетите наш отдел частных и корпоративных языковых курсов.

пещер и интересные факты о них

пещеры всегда были и останутся наиболее исследованными объектами нашего времени. Издавна люди считали их мистическими и загадочными. И современные ученые довольны тем, что постоянно появляются новые интересные факты об этих природных образованиях.Из-за монотонных климатических условий внутри пещеры сохранились различные свидетельства жизни давно минувших дней.

Интересные факты о пещерах мира

Интересные факты, собранные учеными со всего мира, говорят о том, что у каждой пещеры есть своя история. В США, недалеко от города Луисвилл, находится довольно большая карстовая пещера Мамонтовая. Если собрать все переходы пещеры вместе, их длина составит около 240 км, а высота ее лабиринтов в некоторых точках достигнет нескольких десятков метров.По подсчетам ученых, в нем около 225 проходов, высоких куполов 47 шт., А глубоких шахт более 23 шт.

Самые интересные факты рассказывают о ледяной Кунгурской пещере, на протяжении сотен лет населявшей пермский край. Его большие размеры содержат сотню красивых гротов, 36 зеркальных озер, среди которых есть самое большое озеро, размер которого достигает 200 м². Неземная красота этой пещеры сделала ее одной из самых редких в мире. Ходят слухи, что она простирается вплоть до Каспийского моря…

Самое необычное в пещерах

В горах Копет-Дагага в Туркменистане пещера Бахарден — самая редкая достопримечательность, в которой есть озеро с серной водой и постоянная температура 37 ° C по Цельсию Ку-Ата, температуру, кстати, можно узнать здесь http: // www.gismeteo.pl/weather-radom -3204). Интересные факты мира рассказывают нам о самой глубокой и засушливой впадине Карагае на полуострове Мангышлак и некоторых горных вершинах, которые превосходили самую высокую точку европейских Альп в Казахстане.

Кубер-Педи — австралийский город, но интересными фактами, самым удивительным в истории этого города, является тот факт, что это одно из крупнейших в мире предприятий по добыче опала, расположенное в жаркой пустыне. Его население составляет почти 2000 человек, половина из которых живет в пещерах под землей, в шахтах.Согласитесь, что в этой информации есть самые интересные факты.