Содержание

биография, годы жизни, история про философа — кто такой и как сложилась судьба — perstni.com

Фридрих Ницше

Этот человек в конце своего жизненного пути стал стремительно терять все свои мыслительные способности, хотя старательно пытался их тренировать. Он начал писать странные письма канцлеру Германии Отто Бисмарку и кайзеру Вильгельму, в которых требовал запретить религию и даже уничтожить весь немецкий народ. Его даже поместили в психиатрическую клинику на несколько месяцев принудительно. Несмотря на все это, кто такой Ницше, сегодня знают далеко за пределами его Родины.

Выдающийся учёный, мыслитель, поэт и композитор, и даже создатель собственного философского учения, названного ницшеанством, был очень разносторонней личностью. С раннего детства он был необычным мальчиком и вырос в такого же неординарного мужчину. Его выкладки и постулаты, возможно, многие изучали в курсах высших учебных заведений, но вот о личной жизни мужчины, о том, как сложился его жизненный путь, известно далеко не многим, поэтому стоит исправить эту досадную оплошность.

Дотошный педант Фридрих Ницше: биография настоящего немца

Именно он первым восстал против тотального закабаления личности государством, счел возможным критиковать научные, а также религиозные догмы. Он посмел встать в полный рост и бросить вызов вековым стереотипам и предрассудкам, а заодно и принятым ранее философским императивам. Даже в названиях его произведений прослеживается его отношение к сложившимся традициям – «По ту сторону добра и зла», «Злая мудрость», «Антихристианин». Он позволил себе поставить под сомнение человеческую мораль и этику, чем и вписал свое имя в скрижали мировой истории.

Стоит знать

Мало кто имеет информацию про Ницше в его частной жизни. Как оказалось, приблизительно половину своей жизни он был вегетарианцем. При этом тут нет совершенно никакой связи с обеспокоенностью судьбой животных. Он просто считал, что растительная пища намного лучше подходит для него, ввиду заболевания геморроем, от которого мужчина сильно страдал.

Кратко об идеологе нигилизма

Выдающийся мыслитель и исследователь древнеримской и греческой литературы, глубокий философ, создавший собственное течение в этой науке с характерным неакадемическим уклоном, Фридрих Ницше стал настоящей притчей во языцех и его имя едва ли не слышал хоть кто-то, изучающий историю, философию, психологию или даже культуру и религию. Сынок обычного священника сумел сломать все существующие стереотипы в своем мышлении и создать нечто совершенно новое, способное поставить под сомнение, а то и полностью опровергнуть все морально-этические нормы, присущие человеческому обществу.

Изложение своей теории в афористической и гиперболизированной форме позволяет каждому читателю интерпретировать его творчество по-своему. Потому сочинения Фридриха и в наши дни вызывают жесткую полемику, где у каждого имеется собственный взгляд на проблему. Уже при его жизни возникло движение, названное ницшеанством. Поклонниками такого учения можно назвать любую «сильную личность» (со слов философа), полностью освободившуюся от оков моральных, этических, культурных, религиозных и прочих предрассудков.

Оценка его трудов активно выражалась еще при его жизни. К примеру, русский религиозный мыслитель по имени Владимир Соловьёв спорил с Ницше в прессе и лично со своим оппонентом. Он никогда не признавал правоту Фридриха в оправдании его теории отвержения абсолютных нравственных норм, запретов и правил. Более того, он даже писал, как ему жаль, что с подобным ницшеанством доводится сталкиваться неокрепшему русскому юношеству, получающему образование в Европе и вне ее. Однако Карл Маркс со своим крайним материализмом или Лев Толстой с непротивлением злу насилием скорее соглашались с немецким философом. В любом случае вклад в науку о мысли он внес колоссальный, и потомки еще много столетий будут изучать его труды.

Ранние годы Фридриха

Лютеранский священник по имени Карл Людвиг Ницше проживал в одной из провинций Саксонии, неподалеку от крупного центра Лейпцига и был прусским подданным. Он имел место и приход в деревеньке с характерным названием Рёккен, которая с 2009 года является частью городка Лютцена. По поводу национальной принадлежности будущего гения можно поспорить. Сам философ считал, что происходит из древнего шляхетского (польского) рода (Ницкие) без всяких «примесей». Однако многие ученые скептически относились к тем заявлениям Фридриха. К примеру, Ганс фон Мюллер опровергал германизацию фамилии, а хранитель личного архива Ницше, Макс Олер, говорит о том, что в родословной преобладают немецкие имена и варианты начертания фамилий.

В положенное время пастор Карл женился на симпатичной девушке Франциске, которая пятнадцатого октября 1844 года произвела на свет первенца, названного Фридрих Вильгельм (Friedrich Wilhelm). Через два года в семье появилась девочка Элизабет, а затем и еще один мальчик – Людвиг Йозеф. Брат будущего философа прожил всего до сорок девятого года, а за шесть месяцев до этого скончался и сам Карл. Вплоть до пятьдесят восьмого года детьми занималась матушка, которая сама учила их всем премудростям, так как имела хорошее образование.

Юность успешного филолога

Молодой Ницше

Когда паренек подрос, его решено было отправить учиться в знаменитую Земельную школу Пфорта или Шульпфорта (Pforta/Schulpforta). Сегодня в старинном замке, где располагался когда-то монастырь, размещается школа-интернат для детей обоих полов. Во времена юного Ницше там учились только мальчики. Колоссальное влияние на формирование мировоззрения Фридриха оказали античные авторы, сочинениями которых он увлекся во время получения образования. Паренек буквально не вылезал из библиотеки, читая также Гёльдерлина, Байрона, Шиллера и прочих выдающихся писателей его современности. Именно там он впервые услышал музыку Вагнера, в которую влюбился сразу же и на всю жизнь.

В шестьдесят первом учеба была завершена, и уже через год Фридрих приехал в Бонн. Там он поступил в университет, чтобы изучать филологию и теологию. После размеренной материнской заботы, которая была крайне педантичной, студенческие спальни показались юноше чрезмерно грязными, шумными, а идеи пропускать занятия и напиваться казались ему совершенной бессмыслицей и идиотизмом. Потому со своими сокурсниками общего языка он не нашел и решил перебраться в Лейпциг. В то же время его уже пригласили на место профессора Базельского университета, хотя он был еще студентом.

Франко-прусский конфликт и несравненный Вагнер

В семидесятом возник военный конфликт меж Наполеоном III и немецким правительством, но на фронт молодого человека брать отказались. Все дело в том, что он отрекся от прусского подданства, как только вступил в профессорскую должность. Власти Швейцарии, которые уже тогда соблюдали нейтралитет, позволили ему все же помогать – он стал санитаром, но лучше бы Фридрих сидел дома. В полевом госпитале он подхватил дизентерию и дифтерит, последствия которых ощущал до самого конца жизни.

Глубокой осенью шестьдесят восьмого года произошло одно из наиболее знаковых событий в жизни Ницше. Фридриха познакомили с его кумиром, в музыку которого он был уже давно влюблен, Вильгельмом Рихардом Вагнером, который заметно выделялся в среде надоевших «собратьев-филологов». Их обоих покорил философ Шопенгауэр, они желали произвести переустройство человечества и возродить дух нации. В шестьдесят девятом он поехал к композитору и практически вошел в его семью, но продлились такие отношения всего около трех лет. Ницше не смог простить другу принятие христианства, а также негативных высказываний в адрес собственных сочинений.

Творчество немецкого философа: Ницше и Заратустра

Фото серьёзного Ницше

Фридрих с раннего детства был довольно слаб здоровьем и умудрился переболеть всеми детскими болезнями, какие только можно придумать. С восемнадцати лет он периодически жаловался на страшные головные боли, а во время работы санитаром перенес кошмарную дизентерию, лечить которую в то время не умели. Огромный удар по нему нанёс также разрыв с сердечным другом – Вагнером, которого он искренне считал самым близким человеком. Он практически не спал, регулярно попадал в руки эскулапов, а к тридцати вообще чуть полностью не ослеп.

Интересно

Болезням, которые постигли несчастного философа, мог бы позавидовать любой медицинский справочник конца прошлого века. По разным данным от страдал от шизофрении, ревматизма, лихорадки, дизентерии, мигрени и прочих малоприятных заболеваний. Современные исследователи считают, что все эти симптомы могут свидетельствовать о недиагностированном сифилисе, которым он легко мог заразиться в студенческие годы.

Творческий путь

В конце семидесятых он уже болел постоянно, но находил себе силы работать не покладая рук. Он писал много, чтобы успеть оставить потомкам «руководство», как правильно следует построить общество и на чем при этом основываться. Лечился он тогда опиатами, что наводит некоторых исследователей на мысль еще и о сильной зависимости мэтра от наркотических веществ. В мае семьдесят девятого он понял, что преподавать уже не может, потому ушел на пенсию с хорошим содержанием в три тысячи франков.

  • В том же году Ницше выпустил свое сочинение «Странник и его тень», отмечая впоследствии, что знает все о тенях, ведь как раз боролся со слепотой.
  • В июле восемьдесят первого в тираж пошла «Утренняя заря», с которой начался совершенно новый виток философии гения.
  • Спустя год Фридрих отправился в Вечный город, где ему пришло множество идей. В 82-м вышла первая часть книги «Так говорил Заратустра». Через пару лет появилась вторая часть, а в восемьдесят пятом и третья. Четвертую и последнюю книгу серии он издавал уже за свои деньги небольшим тиражом, а экземпляры раздал своим немногочисленным друзьям.

Однако главным произведением ученого можно назвать концептуальную книгу «Воля к власти» в которой отражена вся суть придуманного ним учения. В ней он затрагивает «мораль господ и рабов», где всю ответственность за пребывание последних постоянно в униженном положении он возлагает на самих обиженных и оскорбленных, которые принимают придуманную господами мораль.

Темы творчества Фридриха

Этот философ первым в истории подверг сомнению само существование истины как таковой, фундаментальной основы человечества в виде причинности воли, единства с нею рассматриваемого субъекта, а также возможность рациональной оценки поступков и для себя, и для окружающих. Являясь высокопрофессиональным философом, Ницше выбрал особый, афористичный стиль написания своих трудов. При этом он принимает теорию «здорового и упадочного». Первое прославляет жизнь во всех ее проявлениях, а второе тянет ее вниз, в бездну, вызывает пороки и разнообразные недостатки.

Причем источником культуры здоровья он называл единение аполлонийского и дионисийского. Первое как бы окутывает бытие легкой дымкой, подобной сну или фантазии, позволяя упростить существование, а второе является самой жизнью, пьянящей, необузданной, вольной и природной страстью. Кроме того, к характерным чертам творческой мысли философа можно отнести его крайний нигилизм с центральной идеей смерти Бога. Он пишет, что нравственность давно утонула в морали, а само божество задохнулось, задушенное богословием.

Еще одна фундаментальная черта и главенствующая тема творчества Ницше – понятие сверхчеловека, за которую так яростно хватались в Третьем рейхе. Он противопоставляет его последнему человеку, который живет, подобно животному или растению, заботясь исключительно о комфортных условиях. Такой сверхчеловек будет априори стремиться к власти, так как не воспринимает иного положения вещей. Он должен возвыситься над дробностью бытия, мелочностью всего происходящего с индивидом.

Женщины в жизни безумного философа: от колыбели до могилы

Жена Ницше

Одним из самых туманных и непонятных в учении Фридриха является его отношение к женщинам. Вопреки расхожим мифам, он не был женоненавистником в полном смысле этого слова. В раннем его творчестве он даже превозносит женщину, считая ее более близкой к идеальному мировоззрению и аполлонийскому взгляду на вещи. В то же время он приписывает представительницам прекрасного пола слабость, неспособность к дружбе, и, что особо парадоксально, наличие непреодолимых хищнических инстинктов.

Без супруги и детей

Годы жизни Ницше не протекали в абсолютном одиночестве. К примеру, во время поездки в Рим, он свел знакомство с писательницей Лу Андреас-Саломе (Lou Andreas-Salomе), русско-немецкого происхождения, урожденной Лизой (Луизой) Густавовной фон Саломе. Она была тонким психологом, прекрасным слушателем и благодарным читателем. Впоследствии она говорила, будто от Фридриха последовало предложение руки и сердца, которое она отвергла, однако было ли нечто подобное, ответить трудно.

Известно точно, что совместно с философом-позитивистом Паулем Рэ они одно время проживали своего рода семейством. Были ли между ними в это время какие-либо отношения, включая романтические – неизвестно, однако философия их объединяла прочно, пока сестра Фридриха не написала девушке гневное письмо с ругательствами. Не выдержав необоснованных оскорблений, обиженная женщина навсегда рассорилась с Ницше. Больше они не встречались. Единственной верной до конца осталась мать мужчины, вот ее он любил нежно и трепетно, порой забывая, что она тоже женщина.

Финал жизни немецкого мыслителя: в памяти потомков

В восемьдесят девятом году философу пришлось отказаться от творчества. У него стремительно начало развиваться слабоумие (деменция), он сильно изменился. В его комнате, где обычно был безупречный порядок, а каждая мелочь имела собственное место, воцарился жуткий бардак. Он стал ступать неуверенно, спина его ссутулилась, а четкость мысли пропала. Любитель наглаженных сорочек и модных галстуков стал неряшливым, а порой был грязным. Он ел одно сладкое, которое раньше совершенно не переносил, а писать стал так, что не снилось даже врачам. Он и сам понял, что сдает, потому стал тренировать мозг и руки, переписывал свои и чужие философские труды, стараясь осмысливать суть, но ничего не помогло.

После странных и неразборчивых посланий кайзеру и канцлеру, друзья обманом поместили его в психиатрическую клинику. Впрочем, на тот момент уже плохо понимал, что вокруг него происходит, хотя друзей и родных узнавал и даже нормально с ними общался. В девяностом году мать забрала его из лечебницы, героически ухаживала за ним семь долгих лет, пока сама не отдала богу душу. После этого он уже был «овощем»: не двигался, не разговаривал, не мог самостоятельно есть и пить, ходил под себя. 25 августа 1900 года великий философ скончался и был похоронен рядом с членами семьи в родной деревеньке.

Кроме своих бессмертных сочинений, о которых спорят величайшие умы планеты уже больше сотни лет, Ницше оставил после себя еще и музыкальные произведения. Он активно писал их на протяжении нескольких лет и получалось у него неплохо. Его именем не названы города и улицы, зато в кинематографе образ применялся неоднократно. К примеру, в ленте «По ту сторону добра и зла» итальянского режиссера Лилианы Кавани главную роль сыграл швед Эрланд Юзефсон. В израильском фильме «Когда Ницше плакал» почти гениально воплотил образ персонажа американец Арманд Ассанте.

Неоднозначные афоризмы Ницше

Памятник Ницше

Самый опасный зверь – это человек.

Быть великим, значит указывать направление.

Собираешься сходить к женщинам? Возьми с собой плетку!

Государство и церковь – одно и то же. Обе системы лживы и непостоянны.

В христианстве ни религия, ни мораль никак не стыкуются ни с одной точкой реального мира.

биография, творчество, карьера, личная жизнь 🚩 Культура и общество 🚩 Другое

Фридрих Ницше родился 15 октября 1844 года в немецкой деревушке Рёккен, в 30 километрах от Лейпцига. Отец будущего философа был лютеранским пастором, но он умер, когда Фридриху было 5 лет. Воспитанием сына и его младшей сестры занималась мать Франциска Элер-Ницше. В 14 лет Фридрих поступает в гимназию Пфорта. Это была очень знаменитая школа, дававшая отличное образование. В числе ее выпускников, например, кроме самого Фридриха Ницше, знаменитый математик Август Фердинанд Мёбиус и рейхсканцлер Германии Теобальд фон Бетман-Гольвег.

В 1862 году Фридрих поступает учиться в Боннский университет, но вскоре переводится в Лейпцигский. Среди причин смены университета далеко не последнюю роль играли сложные отношения Фридриха с сокурсниками. В Лейпциге Ницше продемонстрировал замечательные успехи в учебе. Настолько замечательные, что его, еще не закончившего учебу студента, пригласили преподавать греческую филологию в Базельский университет. Такого в истории европейских университетов не бывало никогда.

В юности он мечтал стать священником, как отец, но в университетские годы его взгляды на религию изменились до воинствующего атеизма. Филология также быстро перестала привлекать молодого Ницше.

В год начала своей преподавательской карьеры Ницше сдружился со знаменитым композитором Рихардом Вагнером. Вагнер был почти на тридцать лет старше Ницше, но они быстро нашли общий язык, обсуждая различные, интересовавшие обоих, вопросы: от искусства древней Греции, до философии Шопенгауэра, которым оба были увлечены, и мыслей о переустройстве мира и возрождении немецкой нации. Вагнер рассматривал свое композиторское творчество как способ выразить взгляды на жизнь и устройство мира. Ницше и Вагнер стали очень близки друг-другу, но эта дружба продолжалась всего три года. В 1872 году Вагнер переехал в другой город и его отношения с Ницше стали более прохладными. Чем дальше, тем больше расходились их понимания устройства мира и смысла жизни. В 1878 году Вагнер нехорошо отозвался о новой книге Ницше, назвав ее печальным проявлением душевной болезни. Это привело к окончательному разрыву. Через несколько лет уже Ницше опубликовал книгу «Казус Вагнер», где называл искусство бывшего друга больным и не отвечающим требованиям прекрасного.

В 1867 году Ницше призвали в армию. Он не воспринимал призыв на воинскую службу как трагедию, а, скорее, наоборот, был рад ему. Ему нравились романтизм военных приключений и возможность проявления силы, строгая дисциплина и короткие точные формулировки приказов. Ницше никогда не отличался здоровьем, а армейская служба подорвала и то немногое, что в его организме было. Через неполный год службы в конно-артиллерийском полку он получил серьезную травму и был комиссован. Однако, когда через два года началась Франко-Прусская война, Фридрих добровольно пошел на фронт, несмотря на собственный отказ от прусского гражданства во время поступления на преподавательскую работу в Базельский университет. Философа взяли санитаром полевого госпиталя.

На этот раз Ницше увидел кровавую реальность войны. Он сильно переосмыслил свое отношение к войнам, которые, тем не менее, до конца жизни считал движущей силой прогресса. №Любите мир как средство к новым войнам,» — написал он позже в своей знаменитой книге «Как говорил Заратустра».

Проблемы со здоровьем сопровождали Фридриха Ницше с молодости. По наследству ему досталась слабая нервная система. В 18 лет у него начались сильные головные боли. Травма во время первого срока армейской службы и дифтерия, которой он заразился на войне, привели окончательному разрушению его организма. В 30 лет он почти ослеп, его мучали страшные головные боли. Ницше лечился опиатами, что привело к серьезным расстройствам пищеварения. В итоге, в 1879 году, будучи еще совсем молодым, Ницше уходит на пенсию по состоянию здоровья. Пенсию ему платил университет. Весь остаток жизни Ницше боролся с болезнями, но, выйдя на пенсию, он смог больше времени посвящать осмыслению жизни и всего происходящего вокруг.

Фактически, слабое здоровье и болезни помогли Фридриху Ницше стать тем, кем его знает история — философом, который совершил прорыв в понимании мира.

Ницше был филологом по профессии. Его книги написаны слогом, который сильно отличается от сложившегося стиля изложения философских учений. Часто Ницше выражал свои мысли афоризмами и поэтическими строфами. Свободное отношение к стилю изложения долго служило препятствием к публикациям произведений молодого Ницше. Издатели отказывались печатать его книги, не понимая, к чему их отнести.

Ницше считали великим нигилистом. Его обвиняли в отрицании морали. Он писал об упадке искусства и о самоуничтожении религии. Он обвинял окружающий мир в погружении в мышиную возню, в бессмысленности бытия. Однако, Ницше не видел в этих явлениях конца цивилизации. Наоборот, в его сознании, все наносное и искусственное в жизни открывает возможность появления сверхчеловека, того, кто сможет отбросить все ненужное, подняться над толпой и увидеть истину.

«Поистине, человек – это грязный поток. Надо быть морем, чтобы принять в себя грязный поток и не сделаться нечистым.

Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке: он – это море, где может потонуть ваше великое презрение».

Написанные афористичным и легким слогом, работы Ницше, тем не менее, нельзя назвать легкими для восприятия. Его мысль часто несется бешенным темпом и успеть за его умозаключениями, не останавливая и не осмысливая — сложно. Сам Ницше отдавал себе отчет, что его не скоро поймут: «Я слишком хорошо знаю, что в тот день, когда меня начнут понимать, я не получу от этого никакой прибыли».

«Так говорил Заратустра»

В 1883 году вышла первая часть философского романа Ницше «Так говорил Заратустра». В книге рассказывается о жизни странствующего философа, называющего себя Заратустра в честь древнеперсидского пророка. Устами Заратустры автор выражает свои мысли на счет места человека в природе и смысла жизни. В романе «Так говорил Заратустра» он воспевает людей, идущих своим путем, не оглядываясь не жертвы. «Только сверхчеловек способен с готовностью принять бесконечное возвращение однажды пережитого, включая самые горькие минуты». Ницше утверждал, что сверхчеловек – новая ступень эволюции, отличающаяся от человека современного настолько, насколько тот отличается от обезьяны. Ницше противопоставляет свою книгу отжившей свое, по его мнению, иудейско-христианской морали.

В этой книге, последняя часть которой была издана уже после смерти философа, Ницше представил квинтэссенцию своих размышлений об устройстве мира. Он подверг сомнению действующие нормы морали, искусства, общественных отношений. Афористичность изложения романа позволяет читателям домысливать многие цитаты из Ницше, находить в них новые смыслы и открывать новые уровни истины.

Книгу «Так говорил Заратустра» Ницше начал писать под влиянием своего знакомства с российской и германской писательницей Лу Саломе. Ее женское обаяние и ее гибкий ум покорили Ницше. Он дважды делал ей предложение, но оба раза получил отказ и предложение искренней дружбы взамен.

Ницше никогда не был женат. На протяжении всей жизни, его отношения с женщинами не складывались. Всего с двумя из них он был счастлив, хотя бы короткое время. И это были проститутки.

Ницше всю жизнь поддерживал нежные отношения с матерью, но нельзя сказать, что она всегда его понимала. Принимала таким как есть. У него были очень сложные отношения с сестрой Элизабет, которая посвятила ему всю свою жизнь и заменила ему семью. Она же издала все его книги, написанные в последние годы. Во многие книги она, при этом внесла свою редактуру – в соответствии со своим пониманием философии.

Фридрих был влюблен в жену Вагнера и позже – в Лу Саломе, но оба эти увлечения не вылились в отношения.

В начале 1898 года Фридрих Ницше стал свидетелем избиения лошади на улице. Эта картина спровоцировала у него помутнение рассудка. Философа поместили в психиатрическую лечебницу. После того, как его состояние стабилизировалось, мать забрала его домой, но вскоре она умерла. У Фридриха случился инсульт, в результате которого он потерял способность двигаться и говорить. Затем последовали еще два инсульта. 25 августа 1990 года Фридрих Ницше умер в возрасте 55 лет.

Фридрих Ницше — биография, книги, интересные факты

ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ НИЦШЕ — немецкий мыслитель, классический филолог, создатель самобытного философского учения, которое носит подчёркнуто неакадемический характер и поэтому имеет широкое распространение, выходящее далеко за пределы научно-философского сообщества.

Родился 15 октября 1844 года в Рёккене (недалеко от Лейпцига), в семье лютеранского пастора Карла Людвига Ницше.

Во время обучения в гимназии проявил способности к филологии и музыке. Его авторству принадлежит 73 музыкальных сочинения. Прекратил заниматься музыкальной композицией в 29-летнем возрасте, после того как подвергся критике со стороны ведущих музыкантов своего времени Ганса фон Бюлова (за фортепианное сочинение «Манфред размышляющий») и Рихарда Вагнера (за пьесу «Отзвук новогодней ночи»).

В 1864-1869 Ницше изучал теологию и классическую филологию в Боннском и Лейпцигском университетах. В этот же период познакомился с сочинениями Шопенгауэра и стал поклонником его философии. На развитие Ницше также оказала влияние дружба с Рихардом Вагнером, продолжавшаяся три года. Когда началась Франко-прусская война, он хотел попасть на фронт, но в силу того, что жил в нейтральном государстве — Швейцарии, он смог попасть туда только в качестве санитара. От раненых он подхватил множество болезней, в частности, дифтерию и дизентерию.

Ницше был блестящим студентом и приобрёл прекрасную репутацию в научных кругах. Благодаря этому он уже в 1869 в возрасте 25 лет получил должность профессора классической филологии Базельского университета. С перерывами на болезни и участие во Франко-прусской войне он проработал там около 10 лет. В это время Ницше являлся гражданином мира, поскольку в самом начале профессорской карьеры демонстративно отказался от прусского гражданства.

В 1879 Ницше был вынужден уйти в отставку по состоянию здоровья (он почти ослеп, у него были невыносимые головные боли, которые он лечил опиатами, проблемы с желудком). В 1879-1889 он вёл образ жизни независимого писателя, переезжая из города в город, и создал в этот период все свои основные произведения. Лето Ницше обычно проводил в Швейцарии (в окрестностях горы Санкт-Мориц, Граубюнден), а зиму в итальянских городах Генуя, Турин и Рапалло и французской Ницце. Он весьма бедно жил на пенсию по инвалидности от университета Базеля, но также получал финансовую помощь от своих друзей. Доходы Ницше от публикации своих произведений были минимальными. Популярность пришла к нему в конце 1880-х.

Творческая деятельность Ницше оборвалась в начале 1889 в связи с помутнением рассудка. Существует несколько версий, объясняющих причину болезни. Среди них — плохая наследственность (душевной болезнью в конце жизни страдал отец Ницше), возможное заболевание сифилисом, а также помутнение разума, вызванное «заказным отравлением», которое связано с активной политической деятельностью, которую развернул Ницше в конце 1880-х. Философ немедленно был помещён в провинциальную психиатрическую больницу и скончался 25 августа 1900. Он был похоронен в старинной рёккенской церкви, датируемой первой половиной XII века. Рядом с ним покоятся его родные.

биография, личная жизнь, фото и видео

Фридрих Вильгельм Ницше (1844-1900) — известный немецкий философ, композитор и поэт, был ярким представителем иррационализма и волюнтаризма. Он появился на свет 15 октября 1844 г. в селении Реккен неподалёку от Лютцена. Мальчика назвали в честь прусского короля, поскольку у них совпала дата рождения. Фридрих оказал колоссальное влияние на философию XX века по всему миру. Его способности проявлялись с детства, достигнув пика в зрелом возрасте учёного. Главными достижениями Ницше являются учения про «сверхчеловека» и тезис о том, что Бог умер. Он стал основоположником нигилизма в западной культуре. Несмотря на многие разногласия в сочинениях философа, он остаётся наиболее цитируемым и уважаемым мыслителем даже сейчас.

Семья и учёба

Вильгельм родился в семье лютеранского пастора Карла Людвига и его жены Франциски Элер. Родители были верующими, поэтому прививали традиции и своим детям. В июле 1846 г. появилась на свет дочь Элизабет. Через три года родился второй сын Людвиг Иозеф, он умер в январе 1850 г.

Для маленького Фридриха стала ударом смерть брата. За полгода до смерти Людвига скончался от психического заболевания и отец. Мать, оставшаяся вдовой, переехала в Наумбург. Там жили её родственники, которые помогали воспитывать малыша Вильгельма. Несмотря на душевную травму, он был одарённым ребёнком. Уже в 10 лет будущий философ начал писать стихи, он даже сочинял музыку.

После переезда подросток поступил в городскую школу для мальчиков. Но там он пробыл не больше года, затем был переведён в подготовительное заведение при кафедральной гимназии «Пфорта». После его окончания в 1864 г. Ницше отправился в Бонн, а затем в Лейпциг. Он успешно освоил азы теологии и филологии, однако всё это не приносило удовлетворения любознательному парню. Фридрих переехал в Швейцарию сразу после окончания учёбы. Позже он признавался, что сделал это исключительно во избежание воинской повинности.

Фридрих Ницше

Тесная связь с музыкой

С детства Вильгельм мечтал стать музыкантом. Его первые сочинения посвящались этому виду искусства, а вдохновение философ черпал из бессмертных классических произведений. Особенный трепет он испытывал во время прослушивания композиций Вагнера. В 1868 г. ему выпала честь познакомиться с Рихардом, позднее они стали регулярно общаться.

Несколько лет длилась тесная дружба Вагнера и Ницше, они называли друг друга членами семьи. Но в 1872 г. композитор отправился в Байройт, где его взгляды на жизнь начали меняться. Он начал больше внимания уделять мнению публики и принял христианство. Это не понравилось философу, поэтому в 1888 г. он написал книгу «Казус Вагнер» о финале их дружбы.

Несмотря на разрыв дружеских отношений, Фридрих продолжал с уважением относиться к музыке Рихарда. Позже он неоднократно называл свои сочинения «музыкой, написанной не нотами, а словами».

Успехи в науке

В 1869 году Ницше пригласили стать профессором классической филологии в Базельском университете. На тот момент ему не было и 25 лет, этот случай стал беспрецедентным в Европе. До 1879 г. Вильгельм оставался на посту преподавателя, покинув его лишь на два года во время Франко-прусской войны. Тогда он добровольно отправился работать санитаром, серьёзно испортив своё здоровье.

С 1873 по 1876 год было выпущено четыре «Несвоевременных размышления». В них философ рассуждал не только о трагических реалиях жизни, а и о своих кумирах. Много строк было посвящено Шопенгауэру и Вагнеру. Самые популярные труды Ницше разных периодов:

  • «Рождение трагедии из духа музыки» — 1872, первое большое сочинение;
  • «Так говорил Заратустра» — 1887;
  • «Утренняя заря» — 1881;
  • «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего» — 1886;
  • «Странник и его тень» — 1880.

Исследователи выделяют несколько этапов в творчестве Фридриха. Первый из них принято называть романтическим, на тот момент философ полностью находился под влиянием идей Шопенгауэра и Вагнера. После ссоры с композитором он обратил внимание на естественные науки, этот период считается позитивистским. И только в зрелом возрасте наступил ницшеанский этап, тогда и были написаны все самые известные сочинения.

Фридрих Ницше

Проблемы со здоровьем

Первые проблемы со здоровьем у философа начались ещё в годы преподавания в Базеле. Там он испытал первые приступы, из-за этого Ницше пришлось отправиться в Лугано на курорт. Одновременно с лечением он продолжал писать, много работал над книгой «Происхождение трагедии», посвящённой Вагнеру.

В мае 1879 г. Фридрих ушёл из университета, поскольку болезнь не отступала. За свои заслуги он ежегодно получал пенсию в размере 3000 франков. В 36 лет он ощущал себя «одной ногой в могиле», ничего не видел на расстоянии трёх шагов. Для учёного были пыткой беспрерывные головные боли, тошнота и рвота со слизью. В тот момент его спасали только рассуждения о жизни, они позволяли отвлечься, превознести рассудок над телом.

В 1889 г. врач Ницше настоял на помещении пациента в психиатрическую лечебницу. Там он пробыл не больше года, после этого мать забрала сына в Наумбург под свою ответственность. Но вскоре она умерла, а Фридрих получил апоплептический удар вследствие шока. Он был полностью парализован, не мог ни говорить, ни двигаться. Двадцать пятого августа 1900 г. философ умер в лечебнице. Его тело погребено в семейном склепе старинной церкви Рёккена.

Фридрих Ницше

Личная жизнь

Первой любовью Ницше считается Козима Вагнер. Он даже подумать не мог о том, чтобы отбить женщину у обожаемого композитора, но восхищался ею на расстоянии. Незадолго до смерти Фридрих сообщил психиатру, что его привела в больницу «жена Козима». Других отношений с женщинами у него не было, если не считать нескольких проституток. Ходили слухи об инцесте между философом и его сестрой Элизабет, но они не были подтверждены.

В 1882 г. философ знакомится с Лу Саломе и влюбляется в неё. В этой женщине он нашёл внимательную и умную слушательницу, ценил её чуткость и обаяние. Ницше поспешно сделал предложение своей возлюбленной, но она предпочла остаться друзьями. Несколько лет длился их дружеский союз, но потом сестра Вильгельма Элизабет написала гневное письмо. Ей показалось, что Лу отрицательно влияет на брата. Вследствие этого произошла ссора, больше Ницше и Саломе никогда не общались.

НИЦШЕ ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ. 50 знаменитых больных

НИЦШЕ ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ

(род. в 1844 г. — ум. в 1900 г.)

  

Человек, оказавшись перед лицом смерти, переоценивает свои жизненные ценности, приобретает новый взгляд на мир и свое место в этом мире. Пережив смертельную опасность, человек уже не остается прежним, несмотря на то, что зачастую идет речь о нескольких секундах или минутах. А если человек находится перед лицом смерти долгие годы? Если он понимает, что каждый день может стать для него последним — что происходит тогда?

Возможно, ответом на этот вопрос может стать судьба Ницше — тяжелая болезнь без надежд на выздоровление, физическая немощь и вынужденное одиночество, которые обусловили, по убеждению знаменитого русского философа Льва Шестова15, характер его исканий. В душе Ницше произошел переворот, в результате которого он «.вступил на путь того сомнения, на путь познания, который требовал переоценки всех ценностей». Стремясь к истине, Ницше бросил вызов миру, в котором правил разум: «все его существо рвалось прочь от знания, в те области бытия, где чары знания уже больше не связывают человека и не тяготеют над ним.»

«Подлинный Ницше открывался в свете страшной болезни, в неожиданном повороте судьбы, который вывел «безумного мыслителя» за пределы морали и эстетики, индивидуализма, гражданского долга, культуры, — продолжает Л. Шестов. — В стороне от культуры, один на один со страшной болезнью Ницше искал Бога… У Ницше под каждой строчкой его сочинений бьется измученная и истерзанная душа, которая знает, что нет и не может быть для нее милосердия на земле. И ее «вина» лишь в том, что сострадание и стыд имели слишком большую власть над ней, что она видела в нравственности Бога и поверила в этого Бога наперекор всем основным инстинктам своим.»

Фридрих Ницше — ниспровергатель устоев, объявивший войну общественной морали, провозгласивший идею «сверхчеловека», в жизни был скромным, тихим и почтительным человеком: «У него была привычка тихо говорить, осторожная, задумчивая походка, спокойные черты лица и обращенные вглубь, точно вдаль, глаза. Его легко было не заметить, так мало было выдающегося в его внешнем облике. В обычной жизни он отличался большой вежливостью, почти женской мягкостью, постоянной ровностью характера. Ему нравились изысканные манеры в обращении, и при первой встрече он поражал своей несколько деланной церемонностью». Так описывал философа его современник А. Риль.

Рихард Вагнер, один из близких друзей Ницше (с которым он впоследствии прервал отношения), даже остерегался в его присутствии рассказывать анекдоты. Однажды, после того как Вагнер отпустил одну из столь любимых им скабрезных шуток, Ницше покраснел и с таким удивлением посмотрел на маэстро, что тот со стыда не знал куда деваться.

Контраст между жизнью Ницше и его идеями разителен. Ницше-человек вполне соответствовал требованиям тогдашнего общества (за исключением отсутствия семьи и нежелания вращаться в свете — одиночество Ницше было абсолютным). И в то же время этика Ницше-философа противостояла ценностям своего века. Издатели отказывались публиковать его произведения, и Ницше приходилось печатать их за свой счет без всякой надежды на прибыль. Так, за 10 месяцев со дня выхода в свет книги «По ту сторону добра и зла» было продано всего 114 экземпляров. Четвертую часть поэмы «Так говорил Заратустра», которая в начале XX века соперничала с Библией тиражами, Ницше вообще не смог продать и раздал друзьям в количестве семи экземпляров. В Европе мыслителя не признавали.

Однако в России, читающей Достоевского и Некрасова, узнавшей террор народовольцев, идеи Ницше были восприняты сразу после выхода первых переводов — в 90-х годах XIX в., еще при жизни философа. «Ницшеанцами» были Мережковский и Гиппиус, а чуть позднее — Бальмонт и Брюсов. Для русского символизма важнейшим постулатом стала формула Ницше: «Жизнь может быть оправдана только как эстетический феномен». Даже Максим Горький старался подражать философу не только в творчестве (современники видели в романтических произведениях Горького подражание Ницше и не без иронии писали об этом), но даже во внешнем облике — достаточно сравнить их усы.

Впрочем, в XX веке слава Ницше вернулась в Европу. Ни один крупный европейский писатель не избежал влияния его идей. Ницшеанство, в первую очередь, идея жизни перед лицом смерти, породило экзистенциализм, дало толчок развитию современной психологии (к примеру, одна из главных работ 3. Фрейда носит название «По ту сторону принципа удовольствия»), лингвистики, филологии, философии. После смерти Ницше стал персонажем массовой культуры.

Люди вдохновились идеей сверхчеловека и, как писал Н. Бердяев, «случилось так, что всякие пошляки возомнили себя вдруг Заратустрами и сверхчеловеками, и память Ницше была оскорблена популярностью в стаде. Стадами начали ходить одинокие сверхчеловеки, вообразившие, что им все дозволено».

Накануне Первой мировой войны именем Ницше оправдывались территориальные и политические притязания Германии. Позже нацисты объявили Ницше идейным вдохновителем, состряпав из его философии учение, полностью отвечающее их целям, но не имеющее ничего общего с трудами мыслителя. Это стало возможным потому, что сестра Ницше Элизабет в свое время вышла замуж за шовиниста и националиста Бернхарда Фестера. Она установила тотальный контроль над литературным наследием брата и создала «библиотеку», в которую входили отвергнутые самим автором работы, среди которых была и «Der Wille zur Macht» («Воля к власти»). Кроме того, Элизабет совершила несколько подлогов, и на многие десятилетия читатели и исследователи были введены в заблуждение. В результате недопонимания и ложного толкования Ницше, который был принципиальным противником национализма, антисемитизма, шовинизма и любого проявления тирании, стал ассоциироваться с идеологией III Рейха.

Фридрих Вильгельм Ницше, получивший имя в честь короля Пруссии, родился 15 октября 1844 года в местечке Реккен на границе Пруссии и Саксонии. Детство мальчика прошло в религиозной атмосфере. Его дед по отцовской линии был хозяином издательства, в котором печатали протестантскую литературу. Дед по материнской линии — пастором, как и отец философа, Карл Людвиг Ницше, умерший, когда мальчику было всего четыре года. Впоследствии Ницше напишет об отце: «Он был хрупким, добрым и болезненным существом, которому суждено было пройти бесследно, — он был скорее добрым воспоминанием о жизни, чем самой жизнью».

В 1850 году семья переехала в Наумбург, где мальчик поступил в частную гимназию, а через восемь лет стал стипендиатом одной из лучших протестантских школ того времени. Фридрих всегда выделялся среди учеников своими способностями и после получения аттестата в 1864 г. продолжил учебу в Боннском университете. В 1865 г. Ницше последовал в Лейпцигский университет вслед за своим учителем, Фридрихом Вильгельмом Ритшелем, который перевелся туда из Бонна.

В октябре 1867 г. Ницше был призван в армию, в кавалерию. В марте 1868 года во время учений Фридрих получил серьезную травму и уже в октябре вернулся в университет. В те годы он увлекался философией Артура Шопенгауэра, много общался в Рихардом Вагнером и познакомился с Эрвином Роде, ставшим его лучшим другом.

В 1869 г. в университете Базеля появилась профессорская вакансия, и Ритшель дал рекомендацию Ницше, своему талантливому ученику. Несмотря на то что Фридрих еще не написал ни диссертации, ни сколько-нибудь серьезных монографий, его приняли на должность профессора классической филологии. Через год Фридрих получил швейцарское гражданство и был повышен в должности — он стал профессором общей филологии.

В 1870 г. началась Франко-прусская война, на которую Ницше пошел добровольцем, став санитаром. Уже через месяц, сопровождая эшелон с ранеными, он серьезно заболел, и это спровоцировало дальнейшее ухудшение его здоровья. Вскоре у Фридриха начались приступообразные головные боли, которые были очень сильны. «Преследуемый страшными страданиями — так я живу; каждый день имеет свою историю болезни» — это слова Ницше о последующих годах своей жизни.

Долгие годы он боролся со смертью и несколько раз в критические минуты писал завещание. Ницше был заложником невыносимых мигреней, из-за которых стремительно терял зрение: «К 1876 году здоровье мое ухудшилось. <.> Мучительная и неотступная головная боль истощала все мои силы. С годами она нарастала до пика хронической болезненности, так что год насчитывал тогда для меня до 200 невыносимых дней. <.> Зрелость моего духа приходится как раз на это страшное время».

Болезнь, причины которой до сих пор остаются предметом споров врачей и биографов, не поддавалась лечению. Ницше знал это, но наблюдал за ее развитием и своим состоянием как бы со стороны. Его не раз посещали мысли о самоубийстве, но философ каждый раз гнал их от себя: «Долго ли я еще проживу? Через 8 лет мне уже будет 40, а мой отец умер 36-ти. Все равно, я должен рискнуть и не уступать перед опасностью умереть раньше».

Мигрени, больные и слабые глаза, не выносящие яркого света, мешали ему работать, и он взял себе в помощники студента по фамилии Кезелиц, которого прозвал Петером Гастом (прозвище так и закрепилось за ним), и Пауля Рэ. Помощники читали Ницше, записывали за ним — в общем, выполняли секретарские функции. «В данный момент, — пишет Ницше в сентябре 1876 года, — у меня много свободного времени, <.> так как мой окулист надолго засадил меня в темную комнату. <.> Я впал в еще более мрачную меланхолию, и я не знаю, что мне делать для того, чтобы выйти из такого состояния: бежать ли в Италию или уйти с головой в работу, или сделать и то, и другое». Ницше взял в университете отпуск по болезни и в конце октября отправился в Италию в надежде восстановить свое здоровье.

Ницше провел зиму 1876–1877 гг. в Сорренто, где жил в обществе своей давней приятельницы фон Мейзенбург и Пауля Рэ. «Сколько мягкости, сколько добродушия было тогда в характере Ницше! — восклицает подруга Ницше в своем личном рассказе об этом времени. — Как хорошо уравновешивалась разрушительная тенденция его ума добротою и мягкостью его натуры! Никто лучше его не умел смеяться и веселиться от чистого сердца и прерывать милыми шутками серьезность нашего маленького кружка».

Могла ли она подозревать, что Ницше объявит войну именно этим своим природным качествам, находя, что они мешают ему ясно смотреть на суть вещей? В начале 1877 года он приобрел дом, в котором написал «Menschliches, Allzumenschliches» («Человеческое, слишком человеческое» — книга, после которой его в первый раз сочли сумасшедшим). Позже Ницше поехал лечиться на воды, но не почувствовал никакого облегчения. В сентябре надо было начинать лекции; преподавание было для него заработком, но казалось ему нестерпимо скучным делом.

К счастью, начиная с Рождества 1877 года у Ницше было больше свободного времени, так как часы его лекций были сокращены. Он пользовался перерывами между занятиями, уезжал из Базеля и бродил по окрестностям. В это время Ницше ведет одинокий, довольно скучный образ жизни, коллеги его избегают и, боясь его несдержанности, уклоняются от общения с ним.

За годы жизни в Базеле Ницше стал теснее общаться с Вагнером и использовал любую возможность навестить его. Вагнер высоко ценил Ницше как философа, однако возрастающая одержимость Вагнера догматами христианской морали, его шовинизм и антисемитизм оказались препятствием для их дружбы. К 1878 г. произошел разрыв между Ницше и Вагнером.

К лету 1879 г. здоровье Ницше еще больше ухудшилось: его мучили мигрени, боли в желудке, надвигалась слепота и, казалось, умственное расстройство. 14 июня 1879 года он оставил преподавание и вышел на пенсию с годовым содержанием в 3000 швейцарских франков.

Уезжая из Базеля вместе с сестрой Элизабет, Ницше считал, что доживает последние дни, и завещал ей свою последнюю волю: «Обещай мне, Лизабет, что только одни друзья пойдут за моим гробом, не будет ни любопытных, ни посторонней публики. Я уже тогда не смогу защититься, и ты должна будешь защитить меня. Пусть ни один священник и никто другой не произносят над моею могилой неискренних слов. Поручаю тебе похоронить меня как настоящего язычника, без всяких лживых церемоний».

Ницше тянет в тихие, пустынные места, и следующие десять лет он ведет в основном отшельническую жизнь, частью в Италии (в Генуе), частью — в Швейцарских горах, в Энгадине, в маленькой деревушке Сильс-Мария. «Иногда целыми днями он не встает с постели. Тошнота и судороги до беспамятства, сверлящая боль в висках, почти полная слепота. Но никто не войдет к нему, чтобы положить компресс на пылающий лоб, никого, кто бы захотел почитать ему, побеседовать с ним, развлечь его». Так описывает тогдашнее состояние Ницше Стефан Цвейг.16 И обстановка — всегда одна и та же. Меняются названия городов — Сорренто, Турин, Венеция, Ницца, Мариенбад, — но комната остается, чужая, снятая на время, со скудной, нудной, холодной меблировкой, письменным столом, постелью больного и безграничным одиночеством.

Это был тот период жизни Ницше, когда он ежедневно готовился к смерти — «мгновенной смерти в судорогах», которая постигла его отца. Болезнь свою Ницше переносит как испытание, как духовное упражнение: «Напрягая свой ум для борьбы со страданием, — пишет он, — мы видим вещи в совершенно ином свете, и несказанного очарования, сопровождающего каждое новое освещение смысла жизни, достаточно иногда для того, чтобы победить в своей душе соблазн самоубийства и найти в себе желание жить. Тот, кто страдает, с неизбежным презрением смотрит на тусклое жалкое благополучие здорового человека; с тем же презрением относится он к своим бывшим увлечениям, к своим самым близким и дорогим иллюзиям; в этом презрении все его наслаждение; оно поддерживает его в борьбе с физическими страданиями, и как оно ему в этой борьбе необходимо!»

Ницше был уверен, что жить ему осталось недолго. «.Нет такой дьявольской пытки, которой бы не хватало в этом убийственном пандемониуме болезней, — пишет С. Цвейг. — Головные боли, на целые дни приковывающие его к кушетке и постели, желудочные спазмы с кровавой рвотой, мигрени, лихорадки, отсутствие аппетита, утомляемость, припадки геморроя, запоры, ознобы, холодный пот по ночам — жестокий круговорот. К тому же еще «на три четверти слепые глаза», которые опухают и начинают слезиться при малейшем напряжении, позволяя человеку умственного труда «пользоваться светом глаз не более полутора часов в сутки». Но Ницше пренебрегает гигиеной и по десять часов работает за письменным столом». 14 января 1880 года он с громадным усилием написал духовное завещание.

Здоровье было для Ницше чрезвычайно хрупким и непрочным благом, его поддержанию служил «.целый перечень предосторожностей, целый свод медицинских предписаний: чай должен быть определенной марки и определенной крепости, чтобы не причинить ему вреда; мясная пища для него опасна, овощи должны быть приготовлены определенным образом. Постепенно это непрерывное самоисследование и самоврачевание приобретает отпечаток болезненного солипсизма, до предела напряженной сосредоточенности на самом себе». Болезнь философа породила не только основные темы его размышлений, но и характерный афористический стиль изложения, который был «изобретением поневоле»: Ницше старался писать в промежутках между приступами мигрени.

Как результат, в 1883–1885 гг. были опубликованы четыре части философской поэмы Ницше, написанной в форме библейского повествования «Also sprach Zarathustra» («Так говорил Заратустра»). Последняя часть этой книги печаталась на собственные деньги Ницше. Как и другие его работы, она осталась не замеченной читательской аудиторией. Тогда Ницше решил представлять свои философские рассуждения в более доступной литературной форме. В таком виде были напечатаны «Jenseits von Gut und Bose» («По ту сторону добра и зла», 1886) и «Zur Genealogie der Moral» («Происхождение морали», 1887), но их также мало кто оценил.

1888 год был самым продуктивным в жизни философа, но и последним годом, когда он находился в ясном уме. Тогда он написал и опубликовал «Der Fall Wagner», «Der Antichrist» («Антихрист»), «Nietzsche contra Wagner» («Ницше против Вагнера»), «Ecce Homo». В это время Ницше чувствовал необычайный прилив сил, но «.в ту минуту, когда он, ликуя, воздевает руки к небу в упоении своей силой, когда он пишет в «Ecce Homo» о своем великом здоровье и клятвенно заверяет, что никогда он не переживал состояний болезни, состояний упадка, — уже сверкают молнии в его крови. То, что воздает хвалу, то, что торжествует в нем, — это уже не жизнь, а смерть, уже не мудрый дух, а демон, овладевающий своей жертвой. То, что он принимает за сияние, за самое яркое пламя своей силы, в действительности таит в себе смертельный взрыв его болезни, и блаженное чувство, которое охватывает его в последние часы, клинический взор современного врача безошибочно определил как эйфорию, типичное ощущение здоровья, предшествующее катастрофе».

Годы отшельничества закончились для Ницше 3 января 1889 года, когда прямо на улице в Турине его хватил удар и он полностью потерял способность самостоятельно ориентироваться в пространстве. «Распростертым на улице Турина находят чужие люди самого чуждого человека эпохи, — пишет С. Цвейг. — Чужие руки переносят его в чужую комнату на Via Carlo Alberto. Нет свидетелей его духовной смерти, как не было свидетелей его духовной жизни. Тьмой окружена его гибель и священным одиночеством. Никем не провожаемый, никем не узнанный, погружается светлый гений духа в свою ночь». Его вскоре перевезли в Базель, и последние одиннадцать лет жизни его рассудок был затуманен. Сначала Ницше содержался в больнице Базеля, а затем его перевезли в Наумбург, под опеку матери и сестры. 24 августа 1900 года Фридрих Вильгельм Ницше скончался в Веймаре. По неофициальной версии, причиной его смерти является общий паралич, вызванный скрытым сифилисом.

Надо сказать, что факт, будто Ницше болел сифилисом, — один из распространенных анекдотов о философе. Мол, все ницшеанство — это следствие патологических изменений вследствие венерической болезни. Этот диагноз якобы был поставлен философу в 1889 г. в одной из клиник Базеля, куда он попал после апоплексического удара.

Это предположение было подхвачено после Второй мировой войны, когда начались процессы над нацистскими преступниками. Мысль о заболевании сифилисом была высказана критиком Ницше Вильгельмом Ланге-Эйхбаумом в 1947 г. Он писал, что некий берлинский невролог сообщил ему в частной беседе, будто Ницше заразился, еще будучи студентом. «И вот этот единственный пассаж в сомнительного достоинства книге Ланге-Эйхбаума является важнейшим, постоянно цитируемым основанием для мысли, что Ницше болел сифилисом», — возмущается американский исследователь Леонард Сакс. Сам же Сакс пишет: более вероятно, что у философа была медленно растущая опухоль мозга, которой можно объяснить как помешательство, так и головные боли и нарушение зрения, которыми на протяжении долгих лет страдал Ницше.

И все же — независимо от причины — была болезнь благом или злом для Ницше? Ответ не так однозначен, ведь, по словам С. Цвейга, «благодаря болезни он был избавлен от военной службы и посвятил себя науке; благодаря болезни он не увяз навсегда в науке и филологии; болезнь бросила его из базельского университетского круга в «пансион», в жизнь, и вернула его самому себе. Болезни глаз обязан он «освобождением от книги», «величайшим благодеянием, которое я оказал себе». От всякой коры, которой он мог обрасти, от всяких цепей, которые могли сковать его, спасала его (мучительно и благодатно) болезнь. «Болезнь как бы освобождает меня от самого себя», — признается он; болезнь была для него акушером, облегчившим рождение внутреннего человека, сестрой милосердия и мучительницей в одно и то же время. Ей он обязан тем, что жизнь стала для него не привычкой, а обновлением, открытием: “Я будто заново открыл жизнь, включая и самого себя”».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Зачем читать новую биографию Фридриха Ницше

Кто придумал дихотомию «аполлоническое — дионисийское», можно ли понять философию, изучив жизнь философа, и какую гравюру Дюрера Вагнер хотел получить на Рождество? Читайте рецензию на русский перевод книги Сью Придо «Жизнь Фридриха Ницше».

Сью Придо. Жизнь Фридриха Ницше. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2020. Перевод с английского Александра Коробейникова. Содержание

«Жизнь Фридриха Ницше» Сью Придо — уже четвертая за последние несколько лет изданная по-русски биография философа после культурологической — Эмиля Бертрама, интеллектуальной — Рюдигера Сафрански и фундаментального трехтомного жизнеописания Курта Пауля Янца. Можно сказать, что читать о мыслителе по-прежнему легче, чем читать мыслителя. Однако новая биография создает особый контекст, как будто рассчитанный на то, чтобы нивелировать взрывную мощь ницшевской мысли. Это — и еще своеобразная «демократизация» философии — кажется в ней самым интересным.

Метод

В отличие от многих других книг о Ницше, работа Придо — прежде всего его жизнеописание, а не интеллектуальная биография. Цель, поставленная автором, весьма амбициозна: понять философию, изучив жизнь философа. Этот биографический метод, который можно назвать «экзистенциалистским», не нов, но востребован.

Ставя ударение на «человеческом» измерении жизни мыслителя — и тем самым иронически опуская его на землю с высоты «6 000 футов по ту сторону человека и времени», — Придо делает его ближе и понятнее читателю, а главное, вызывает сочувствие к его подлинно трагической судьбе. Это особенно важно, учитывая, как пострадала репутация Ницше в XX столетии — и как много непонимания до сих пор вызывает его фигура. Вот только помогает ли это лучше постичь его философию?

Главное сомнение в так задуманной биографии вызывает сама возможность вывести философемы из реальных экзистенциальных драм человека. В случае с Фридрихом Ницше мы исходим из предпосылки, что особенности его характера, психики и образа жизни оказали влияние на то, как он прочитывал других философов — и как вслед за тем начал философствовать сам. Действительно, есть искушение перекинуть мостик между названиями книг мыслителя и периодами его жизни. Не в книге ли о рождении трагедии из духа музыки рождается трагедия его судьбы, ведь это сочинение, по его словам, «было моей первой переоценкой всех ценностей»?

Это кажется верным в том отношении, что, по мнению Придо, его философия не выстраивается в единую систему — да и вряд ли он ставил перед собой такую цель: «Не доверяя всем создателям систем, Ницше упорно отказывается строить свою собственную систему. Он любит противоречить сам себе в царстве идей, заставляя нас занимать позицию свободных, независимых от него умов». Чтобы иметь право написать «воля к системе есть недостаток честности», надо прожить жизнь вне системы — здесь, как и во многом другом, трудно не согласиться с Придо, отдающей дань удивительной честности философа. Однако, думается, его мысль не исчерпывается привязкой к физическому состоянию.

Самый яркий пример того, как работает биографический метод: не познакомься Ницше с Рихардом Вагнером, не сойдись он с ним ближе, не узнай он изнутри его дом и семью, он бы так и остался всего лишь восторженным поклонником музыки «волшебника из Байройта». Очень важными для российского читателя будут части книги, посвященные Элизабет Ферстер-Ницше, печально известной сестре великого брата. Кажется, во всей огромной русскоязычной ницшеане о ней еще не писали так подробно и так откровенно.

Даже фирменный афористический стиль мыслителя Придо связывает с его физическим состоянием: «Он был вынужден писать в таком рубленом ритме из-за плохого здоровья, но превратил необходимость в преимущество. В процессе творчества он понял, что афоризм — это провокация, трамплин, стимул для более подробных и глубоких изысканий». Однако кажется, что еще важнее другое: фрагментарность афоризма. Каждый из афоризмов представлял собой умозаключение, с которым читатель мог соглашаться или спорить: «Афоризм — удивительно ненаучный метод для человека, именующего себя эволюционным этиком, поскольку эта сфера явно нуждается в научных доказательствах», но этапы «эволюции этики» он фиксирует.

Трудно согласиться с тем, что «одна из самых раздражающих особенностей работ Ницше состоит в том, что из-за нежелания вмешиваться в нашу свободу мысли он не показывает нам способа стать сверхчеловеком и даже не объясняет, что такое вообще сверхчеловек». Приближаясь в своем дискурсе к модернистскому письму, Ницше просто не мог давать готовые ответы на вопросы, которые ставил перед читателем: «Не вполне прилично и умно лишать своего читателя наиболее очевидных возражений. Очень прилично и очень умно оставлять их читателю, дабы он самостоятельно высказал квинтэссенцию нашей мудрости».

Думается, это приглашение к диалогу (не)согласия — одна из причин исключительной притягательности ницшевской мысли. Он любил цитировать одно место из Жан-Поля: «В общем-то правильно, если все великое — полное смысла для недюжинного разума — будет высказываться кратко и (поэтому) темно, дабы убогие духом скорее уж сочли это великое безумным, чем перенесли его в свое пустомыслие». Сегодня уж точно нет уверенности в том, что философ должен прояснять свою позицию, и обаяние образов «вечного возвращения» и «сверхчеловека» покоится, в частности, на их таинственности и поэтичности, подразумевающих многозначность смыслов.

В конце концов, ничто не мешает трактовать «сверхчеловека» как философа, преодолевающего себя в броске к современности. Напомним на всякий случай как раз биографическую деталь: это понятие индивидуальное, а не видовое. «Ницшеанская воля к власти — это и символ потенциала человека, и притча о важности преодоления себя». Философ и сам не раз писал о том, что читать и понимать его будет непросто: «Афоризм, по-настоящему отчеканенный и отлитый, вовсе еще не „дешифрован” оттого лишь, что он прочитан; скорее именно здесь должно начаться его толкование, для которого потребно целое искусство толкования».

Философия как история философии

В пользу биографического метода свидетельствует и тот факт, что Фридрих Ницше впервые описал и историю философии (как он ее себе представлял) в терминах болезни и здоровья: «Врачеватели народа отбрасывают философию; и тот, кто хочет оправдать ее, должен показать, для каких целей здоровые народы пользовались и пользуются философией». Кажется, мыслитель верил в телеологию философии, ибо при следовании ей (как диетарным законам) можно улучшить породу людей: «Он составил список преобразующих состояний, которые укрепляют жажду жизни. Возглавляло список сексуальное влечение, за которым следовали опьянение, насыщение после приема пищи и ощущение весны», — пишет автор книги. Отметим, что здесь речь идет лишь о достижении дионисийского состояния, так как, по словам Придо, «с развитием его философии дионисийские мистерии стали означать фундаментальную волю к жизни». «Бог должен носить маску, иначе люди погибнут, ослепленные его сияющим образом», — это описание не только самого философа, но и того, как он представлял себе своего рода «опосредование» в трагическом действе Диониса — «бога с ужасным двойным ликом, с одной стороны, дарующего блаженное опьянение жизнью, а с другой — руками своей свиты навлекающего верную гибель». Об опасности увлечения «историей философии» говорил в своих лекциях о «философии откровения» и Фридрих Шеллинг: «Ошибочное понимание философии состояло в том, будто в будущем вместо философии должно быть допущено и преподаваться еще только генетическое развитие философии, которое своим основанием имело бы историю философии».

Восприятие античности «напрямую» и есть шаг в сторону от истории и филологии к философии. Используя свое уникальное искусство мимикрии, Фридрих Ницше дает голос древнему греку. Он умеет снимать хронологическую дистанцию, а в пределе нивелировать и генеалогию. Это прорывается, например, в страстном желании преподавать в Базеле не филологию и даже не историю философии, а саму философию, хотя он и боится стать похожим на того, кто «воображает, что обладает философией… карабкается по так называемой истории философии, а когда он наконец соберет и нагромоздит целую тучу… абстракций и шаблонов, может случиться, что настоящий мыслитель встанет у него на пути и одним дуновением раздует их. Отчаянное неудобство заниматься философией, будучи „образованным”!». Ведь «всякие философские системы совершенно истинны лишь для своих основателей; всем позднейшим философам они обыкновенно кажутся сплошной ошибкой, а более заурядные головы видят в них сумму ошибок и истин».

Философия как биография философа

Одна из целей биографического метода — деконструкция автобиографического мифа: Фридрих Ницше «собирался изучить идею о том, что вся философия (а не только его собственная) есть автобиография». Проблема в том, что он, как философ, был в каком-то смысле аисторичен. Но чуть ли не самыми важными его указаниями на историчность остаются те, в которых он говорит о фактическом моделировании человеком своего прошлого. Иными словами, он сам выбирает себе родословную, отдавая дань «модному в то время постдарвиновскому увлечению вопросами происхождения».

Высочайшим проявлением воли в овладении историей будет, таким образом, искусство забвения. Это необходимо, чтобы избежать ресентимента, «невроза — необходимости причинять боль себе и другим. Ресентимент отражает позицию тех униженных и оскорбленных, которые не могут (или не хотят) выразить свою ненависть посредством мести». Отметим, что такое толкование ресентимента не совсем обычно, причем на этот раз Придо не выводит его из биографии философа, хотя и повторяет, что сам он по трагической иронии был физически очень слабым: «Он признался и Францу Овербеку, и Петеру Гасту, что в своих суждениях становится слишком резким и суровым, что свою собственную хроническую уязвимость он преодолевает лишь ценой жесткости. Он боялся, что такое отношение затянет его в ловушку ресентимента. Однако выхода не было — переоценка ценностей и должна была быть суровой». Упражняясь в постоянном самопреодолении (пусть и слишком высокой ценой), он оставался для себя сверхчеловеком.

«Мы есть не что иное, как память и ментальные состояния, существующие в обществе, в котором мы вращаемся», — утверждает Придо, доказывая, что Фридрих Ницше переосмысливал и свою собственную «биографию».

Рискуя понять автора лучше нее самой, предположу, что Сью Придо пишет биографию философа с оглядкой на исторический контекст и повествовательную логику его эпохи — времени декаданса и натурализма, придававших важность жизнеописанию человека через его здоровье (или болезни). Впрочем, автор не обнажает этот прием, хотя он мог бы многое объяснить в биографическом мифе о Фридрихе Ницше.

Генеалогия

Генеалогия «объективнее» биографии и, тем паче, истории, однако и ее «объективный» характер надо снять, чтобы наконец разобраться со своим прошлым. И этот интерес филолога-классика к современному естествознанию, теории эволюции, генетике и даже евгенике кажется очень важным. В претендующих на открытие законов науках он словно искал подлинной генеалогии, физической, а не духовной, подчинявшейся как раз тем самым объективным закономерностям, по которым тосковало общество эпохи позитивизма.

Такая генеалогия оказывается независимее истории. Опять-таки это любопытство Придо объясняет личным кодом: «Так как его отец и множество более дальних родственников в разной степени страдали от безумия, Ницше едва ли мог избежать влияния этой идеи, которая в квазинаучной мысли того времени шла в комплекте с идеей моральной дегенерации».

В четвертом «предисловии к ненаписанным книгам» — «Отношение шопенгауэровской философии к возможной немецкой культуре» — Ницше говорит: «Образованный теперь прежде всего образован исторически: своим историческим сознанием он спасается от возвышенного». Чем же так важна была для философа начинающаяся борьба с историей? Не тем ли, что субъективная историческая наука как бы подменяла собой объективную генеалогию, привнося в кажущиеся столь ценимыми мыслителем естественные причинно-следственные связи еще и обусловленность «духом» («Из всех ошибок за последние две тысячи лет дольше всего существует изобретение Платоном чистого духа»). Уместно вспомнить, что его любимой исторической книгой были «Сравнительные жизнеописания» Плутарха, которые действовали на него «напрямую»: взяв какую-то полюбившуюся ему черту у великого грека или римлянина, он продумывал ее до конца (что в его случае и означало: проживал), как будто для него не существовало пугающего временного и пространственного разрыва между современностью и античностью.

И не есть ли самопреодоление философа как бы онтогенетическое воспроизведение в судьбе одного мыслителя всей истории философии? Фридрих Ницше снимает не только разные методы и философемы, но и целые историко-философские эпохи. Кажется, это и придает его мысли эсхатологическое напряжение. Практически еще не изучена такая функция его текстов, как автокоммуникация: противоречия, из которых они состоят, позволяют философу, а вслед за ним и читателю вставать на соседние, но разные точки зрения на одну и ту же проблему.

Таким образом, «биографический» метод оказывается вполне работающим, но с поправкой на то, что Фридрих Ницше сам конструировал свою биографию, сознательно превращая ее в миф, «чтобы человек, оглядываясь в прошлое, превращал каждое „это было” в „я хотел, чтобы было так”».

Образование

Увлечение философа темой «образовательных учреждений» также не случайно. Прежде всего, ему было что сказать по этому поводу — как вчерашнему студенту, а теперь профессору. Возможно, он наделся воздействовать своими размышлениями на систему образования, а уже через нее — и на всю современную ему Германию. При этом важно, как он расширял исследовательское поле классической филологии, имевшей статус строгой, почти точной науки, «которая в самом широком смысле слова совпадает с историей» (так считал Вильгельм Фишер, пригласивший Фридриха Ницше в Базель). Методологически молодой ученый потерпел поражение от историко-критической школы, хотя и создал «филологию будущего». В его жизни и мышлении совершилось причудливое «вечное возвращение»: с помощью гениальной интуиции он понял древних греков лучше, чем — как он считал — большинство ученых, и открытые им «законы» древнегреческой жизни перенес на современность. К сожалению, Придо не упоминает о том, что даже дихотомия «аполлоническое — дионисийское» не принадлежала самому Ницше: впервые эти понятия ввел в употребление коллега и приятель молодого профессора Иоганн Якоб Бахофен. Следуя за ним, мыслитель «старался выяснить, что стоит за ценностями, узаконенными с помощью слов, а в особенности — за знаниями, содержащимися в античных текстах и являющимися основой нашего мышления, то есть превратить филологию в философию».

Но и в «аполлоническом — дионисийском» важна была не истина (и не приближение к ней), а убедительное правдоподобие, сделавшее «истину» в науке о древностях относительной, одной из многих ценностей. Эта методологическая пара оказалась крайне эффективной для всех гуманитарных дисциплин и буквально вдохнула в них новую жизнь.

Современность

Придо права в том, что мало кто из философов был так крепко связан со своими временем, как Фридрих Ницше: он «прочел множество вышедших книг по науке — о природе комет, об истории и развитии химии и физики, об общей теории движения и энергии и о природе космоса». Отрицая «историю» философии (кажется, в пользу проживания каждой философемы своим мышлением), он просто не мог не сосредоточиться на современности. Но и ее он осмыслил — воспользуемся кантовским «как если бы» — как если бы с точки зрения философа «в трагическую эпоху греков», то есть радикально ахронично, но при этом получив столь необходимую для его больных глаз перспективу. Этой тематизацией он был обязан опять-таки биографическим фактам своей жизни: «Поэтому он решил, что посвятит ближайшие несколько лет — хотя бы даже и десять — изучению естественных наук в университете, например в Вене или Париже. Теперь его философские заключения должны были основываться на эмпирических наблюдениях и экспериментах».

Стремясь к истине познания (и на словах противореча сам себе), в действительности он внес огромный вклад в методологию науки.

Логика борьбы с современной ему философией и наукой может быть определена как «падающего толкни». Мыслитель чувствовал, что приходит новая эпоха, но не успел создать позитивной философской программы (за исключением отдельных идей — сверхчеловека и вечного возвращения): «Вместе со всем своим поколением он старался нащупать зыбкую грань между наукой и верой — то была самая насущная проблема его времени… Вселенную объясняли на примере сапожной ваксы; вера в науку становилась не менее иррациональной, чем вера в Бога».

После глубокого кризиса веры, пережитого христианством в XIX веке (отметим, что главный удар нанесли историзирующие фигуру Христа протестантские теологи и ученые, против которых и выступал философ: «Если христианство подразумевало веру в историческое событие или историческую личность, то он не хотел иметь с ним ничего общего»), под сомнением оказалась мораль. Фридрих Ницше — пожалуй, как никто другой — предостерегал человечество, «которое придерживается иудеохристианского морального кодекса, не имея притом веры в саму религию. Это лицемерие и ложь! Нельзя жить как христиане на три четверти!». Новую этику нельзя основывать на моральных устоях. Апелляция к моральным авторитетам (как к философским идолам и кумирам) чревата насилием и диктатурой. Столь же страшна и другая ошибка: «Наука — это не религия. Но наука каким-то образом становится заменой религии. Современный мир ошибочно принимает научные выводы за моральную догму».

Впрочем, о таком инструментальном характере истины писал и сам философ: «правдоподобие как символ, знак истины». Кажется верным, что Фридрих Ницше не был ни догматиком, ни критиком (в посткантовском смысле), но решающий для него вопрос о познании прожил экзистенциально, открыв новый метод философствования ценой душевного здоровья, а потом и самой жизни.

Вывод автора может показаться во многом необычным и потому, думается, достоин всяческого внимания: Фридрих Ницше стоит у истоков демократизации философии. Его философский дискурс кажется обманчиво ясным и привлекательным, терминологический аппарат почти отсутствует, наконец, он говорит и о том, что до всего додумался сам. Сью Придо неоднократно подчеркивает «обыденность», демократичность жизни философа, который по виду напоминал буржуа. И в следующем веке непонятый мыслитель и правда стал самым читаемым в мире философом. Весь его аристократизм духа и показное высокомерие стали в итоге продуктом массовой культуры для широких народных масс.

Подбирая крохи

К сожалению, в «Жизни Фридриха Ницше» встречается целый ряд неточностей и ошибок. Крайне трудно согласиться, к примеру, с таким утверждением: «Ницше имеет репутацию женоненавистника, которая в принципе вполне заслужена». Согласно свидетельствам множества знавших его людей (которых, кстати, сама Придо обильно цитирует), он всегда был крайне обходителен и вежлив с женщинами. А его «отрицательные отзывы» о женщинах, разумеется, должны восприниматься не буквально, а в контексте его философии. Или взять такой пассаж: «Вспышка подобных убийств, совершаемых студентами, исполненными „великого отвращения” и стремящимися к небытию, получила название „эффекта Раскольникова” в честь отрицательного персонажа книги Достоевского» — думается, что Раскольников все-таки не является «отрицательным персонажем» романа «Преступление и наказание». Еще примеры: «По мнению Иоганна Фихте, Ницше создал „неодушевленный предмет домашнего обихода, который при нужде можно было или подобрать, или выкинуть обратно”» — подобная фраза просто ставит в тупик. Если речь идет об Иоганне Готлибе Фихте, то перед нами пример вечного возвращения в действии — лучше надеяться, что это странная опечатка. «Ницше оказал влияние на умы, по силе и глубине сравнимое с Байроном, властителем дум предыдущего поколения» — разумеется, Байрон был «властителем дум», но все-таки не предыдущего поколения (1840–1860-х гг.?), а гораздо более раннего. «Освальд Шпенглер исказил идеи Ницше пагубным взглядом сквозь призму социал-дарвинизма: теория Дарвина об эволюционном отборе и выживании наиболее приспособленных выродилась в утверждение о превосходстве немецкой расы, оправдание евгеники и, наконец, „окончательное решение еврейского вопроса”» — влияние Ницше на Шпенглера достойно отдельного исследования, но все-таки отметим, что никакого отношения к окончательному решению еврейского вопроса автор «Заката Европы», конечно, не имел. «Согласно источнику того времени, перед войной население Парагвая составляло 1 337 439 человек. После войны осталось 221 079» — к сожалению, Сью Придо — как и многих других исследователей — обманула осознанная статистическая фальсификация, призванная преувеличить масштабы постигших Парагвай бедствий (которые действительно были ужасны): перед войной в Парагвае проживали около 500 тысяч человек. «Тогда только что вышел второй номер Journal des Goncourt, в котором братья Гонкур освещали жизнь парижских бульваров и регулярные театральные вечеринки и обеды, где собирались, по словам Ницше (в которых явно слышится зависть), „лучшие и самые скептические умы” Парижа. Тэн был среди этих блестящих умов, как и литературный критик Сент-Бев, романист Флобер и Теофиль Готье. Иногда к ним присоединялся и Тургенев» — речь идет о 1886 годе, когда была издана книга «По ту сторону добра и зла» и вышел в свет только первый (!) том «Дневников» братьев Гонкур. Шарль Сент-Бев умер в 1869-м, Теофиль Готье — в 1872-м, Гюстав Флобер — в 1880-м, переживший всех Тургенев — в 1883-м. Представляется не совсем понятным, как они могли собираться на вечеринках и обедах. «Когда начался новый учебный год, оказалось, что на его курс лекций по филологии записалось всего два студента, ни один из которых не был собственно филологом» — уточним, что всего в Базельском университете того времени было около 120 студентов и система преподавания (по крайней мере, тех предметов, которые касались классической науки об античности) была рассчитана практически на индивидуальное обучение. Наконец, утверждение о том, что в подарок на Рождество 1870 года «для Вагнера он выбрал копию великой гравюры Дюрера „Рыцарь, смерть и дьявол”, которая с момента своего создания в 1513 году служила важным националистическим символом немецкой веры и немецкой храбрости перед лицом опасностей», тоже нуждается в проверке: согласно самой полной биографии Фридриха Ницше, написанной Куртом Паулем Янцем (которой, кстати, почему-то нет в списке литературы, использованной Придо), это была другая гравюра, «Меланхолия» («Мне хотелось бы — тоже для маэстро — получить еще одну гравюру Дюрера, известную как «Меланхолия», — писала Козима Вагнер, жена композитора, Фридриху Ницше перед Рождеством 1869 года).

Автор приносит искреннюю благодарность своему другу Анатолию Корчинскому, который всегда помогает прояснять ницшевскую мысль.

Фридрих Ницше | Биография, книги и факты

Фридрих Ницше , (родился 15 октября 1844 года, Реккен, Саксония, Пруссия [Германия] — умер 25 августа 1900 года, Веймар, Тюрингия), немецкий ученый-классик, философ и критик культуры, который стал одним из самый влиятельный из всех современных мыслителей. Его попытки разоблачить мотивы, лежащие в основе традиционной западной религии, морали и философии, глубоко затронули поколения теологов, философов, психологов, поэтов, романистов и драматургов.Он размышлял о последствиях триумфа секуляризма Просвещения, выраженных в его наблюдении, что «Бог мертв», таким образом, который определил повестку дня для многих наиболее известных интеллектуалов Европы после его смерти. Хотя он был ярым противником национализма, антисемитизма и силовой политики, его имя позже было использовано фашистами для продвижения того, что он ненавидел.

Популярные вопросы

Почему Фридрих Ницше важен?

Фридрих Ницше был немецким философом, который стал одним из самых влиятельных мыслителей современности.Его попытки разоблачить мотивы, лежащие в основе традиционной западной религии, морали и философии, глубоко затронули поколения теологов, философов, психологов, поэтов, романистов и драматургов.

Каким было детство Фридриха Ницше?

Дом Фридриха Ницше был оплотом лютеранского благочестия. Его отец, Карл Людвиг Ницше, был пастором, умершим до пятого дня рождения Ницше. Фридрих провел большую часть своей ранней жизни в семье, состоящей из пяти женщин: его матери Франциски; его младшая сестра Элизабет; его бабушка по материнской линии; и две тети.

Где учился Фридрих Ницше?

Что написал Фридрих Ницше?

Так говорил Заратустра (1883–85) было первым исчерпывающим изложением зрелой философии Фридриха Ницше и шедевром его карьеры. При его жизни ему уделялось мало внимания, но после его смерти он оказал значительное влияние как на искусство, так и на философию. Другие работы включали Сумерки идолов , Антихрист и Ecce Homo .

Ранние годы

Дом Ницше был оплотом лютеранского благочестия. Его дед по отцовской линии издал книги, защищающие протестантизм, и достиг церковного положения суперинтенданта; его дед по материнской линии был деревенским священником; его отец, Карл Людвиг Ницше, был назначен пастором в Реккене по приказу короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV, в честь которого был назван Фридрих Ницше. Его отец умер в 1849 году, до пятого дня рождения Ницше, и он провел большую часть своей ранней жизни в семье, состоящей из пяти женщин: его матери, Франциски, его младшей сестры, Элизабет, его бабушки по материнской линии и двух теток.

В 1850 году семья переехала в Наумбург на реке Заале, где Ницше посещал частную подготовительную школу Domgymnasium. В 1858 году он был принят в Шульпфорту, ведущую протестантскую школу-интернат Германии. Он отличился в учебе и получил там прекрасное классическое образование. Окончив институт в 1864 году, он отправился в Боннский университет изучать богословие и классическую филологию. Несмотря на попытки принять участие в общественной жизни университета, два семестра в Бонне оказались неудачными, главным образом из-за яростных ссор между двумя его ведущими профессорами-классиками, Отто Яном и Фридрихом Вильгельмом Ритчлем.Ницше искал убежища в музыке, написав ряд композиций под сильным влиянием Роберта Шумана, немецкого композитора-романтика. В 1865 году он перешел в Лейпцигский университет, присоединившись к Ритшлю, который получил там назначение.

Ницше процветал под опекой Ритшля в Лейпциге. Он стал единственным студентом, когда-либо публиковавшимся в журнале Ритчля, Rheinisches Museum («Рейнский музей»). Он начал военную службу в октябре 1867 года в кавалерийской роте артиллерийского полка, получил серьезную травму груди, садясь на лошадь в марте 1868 года, и возобновил учебу в Лейпциге в октябре 1868 года, находясь в длительном отпуске по болезни из армии.За годы пребывания в Лейпциге Ницше открыл для себя философию Артура Шопенгауэра, познакомился с великим оперным композитором Рихардом Вагнером и начал дружбу на всю жизнь с коллегой-классиком Эрвином Роде (автором книги Psyche ).

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 с вашей подпиской.
Подпишитесь сегодня

Базель, годы (1869–79)

Когда в 1869 году в Базеле, Швейцария, освободилась должность профессора классической филологии, Ритчль рекомендовал Ницше с несравненной похвалой.Он не защитил ни докторской, ни дополнительной диссертации, необходимой для получения степени в Германии; тем не менее, Ритчль заверил Базельский университет, что за 40 лет преподавания он никогда не видел никого, подобного Ницше, и что его таланты безграничны. В 1869 году Лейпцигский университет присвоил ему докторскую степень без экзаменов или диссертации на основании его опубликованных работ, а Базельский университет назначил его экстраординарным профессором классической филологии. В следующем году Ницше был произведен в ряды профессоров.

Ницше получил разрешение работать санитаром-добровольцем в августе 1870 года, после начала франко-германской войны. В течение месяца, сопровождая транспорт раненых, он заболел дизентерией и дифтерией, которые навсегда подорвали его здоровье. Он вернулся в Базель в октябре, чтобы возобновить тяжелую преподавательскую работу, но уже в 1871 году плохое здоровье побудило его искать облегчения от утомительной рутинной работы профессора классической филологии; он подал заявку на занятие вакантной кафедры философии и предложил Роде своим преемником, но безуспешно.

В те первые годы существования Базеля созрела двойственная дружба Ницше с Вагнером, и он использовал любую возможность навестить Ричарда и его жену Козиму. Вагнер ценил Ницше как блестящего профессорского апостола, но растущее использование Вагнером христианских мотивов, как в Парсифаль (1882), вкупе с его шовинизмом и антисемитизмом оказалось больше, чем Ницше мог вынести. К 1878 году разрыв между двумя мужчинами стал окончательным.

Первая книга Ницше, Die Geburt der Tragödie aus dem Geiste der Musik (1872; Рождение трагедии из духа музыки ), ознаменовала его освобождение от ловушек классической науки.Это скорее умозрительная, чем экзегетическая работа, она утверждала, что греческая трагедия возникла из слияния того, что он назвал аполлоническим и дионисийским элементами — первые олицетворяли меру, сдержанность и гармонию, а вторые — необузданную страсть, и что сократический рационализм и оптимизм выражали суть смерть от греческой трагедии. Последние 10 разделов книги представляют собой рапсодию о возрождении трагедии из духа музыки Вагнера. Поначалу встреченный каменным молчанием, он стал объектом жарких споров со стороны тех, кто принял его за обычную работу классической науки.Это, несомненно, «произведение глубокого творческого понимания, оставившее ученость поколения, трудившегося в тылу», как сказал британский классик Ф. Корнфорд написал в 1912 году. Он по сей день остается классикой в ​​истории эстетики.

Запрошенный и получивший отпуск по болезни, Ницше в 1877 году основал дом со своей сестрой и своим другом Петером Гастом (Иоганн Генрих Кёзелиц), а в 1878 году создал свой афористический Menschliches, Allzumenschliches ( Human, All-Too-Human ). появившийся.Поскольку его здоровье неуклонно ухудшалось, он оставил профессорскую кафедру 14 июня 1879 года и получил пенсию в размере 3000 швейцарских франков в год в течение шести лет.

.

Ницше, Фридрих | Интернет-энциклопедия философии

Nietzsche Ницше был немецким философом, эссеистом и культурным критиком. Его сочинения об истине, морали, языке, эстетике, теории культуры, истории, нигилизме, власти, сознании и смысле существования оказали огромное влияние на западную философию и интеллектуальную историю.

Ницше говорил о «смерти Бога» и предвидел распад традиционной религии и метафизики.Некоторые интерпретаторы Ницше полагают, что он принял нигилизм, отверг философские рассуждения и продвигал литературное исследование условий жизни человека, не заботясь при этом об обретении истины и знания в традиционном смысле этих терминов. Однако другие толкователи Ницше говорят, что, пытаясь противодействовать предсказанному росту нигилизма, он был вовлечен в позитивную программу восстановления жизни, и поэтому он призвал к радикальному, натуралистическому переосмыслению природы человеческого существования, знания и морали. .При любой интерпретации считается, что он предложил план «стать тем, кто вы есть» посредством развития инстинктов и различных когнитивных способностей, план, который требует постоянной борьбы с психологическим и интеллектуальным наследием.

Ницше утверждал, что образцовый человек должен создать свою собственную личность через самореализацию и делать это, не полагаясь ни на что, выходящее за пределы этой жизни, — например, на Бога или душу. Такой образ жизни следует утвердить даже в том случае, если кто-то примет, что наиболее проблематично, радикальное видение вечности, предполагающее «вечное повторение» всех событий.По мнению некоторых комментаторов, Ницше выдвинул космологическую теорию «воли к власти». Но другие считают, что он не слишком озабочен разработкой общей космологии. Вопросы, касающиеся согласованности взглядов Ницше — такие, как, могут ли все эти взгляды быть взяты вместе без противоречий, должны ли читатели дискредитировать какую-либо конкретную точку зрения, если она окажется несвязной или несовместимой с другими, и т.п. — продолжают привлекать внимание современных интеллектуальных историков. и философы.

Содержание

  1. Жизнь
  2. Периодизация произведений
  3. Проблемы интерпретации
  4. Нигилизм и переоценка ценностей
  5. Образец человека
  6. Воля к силе
  7. Вечное возвращение
  8. Прием мысли Ницше
  9. Ссылки и дополнительная литература
    1. Собрание сочинений Ницше на немецком языке
    2. Основные произведения Ницше на английском языке
    3. Важные произведения на английском языке из Nachlass
    4. Ницше

    5. Биографии
    6. Комментарии и научные исследования
    7. Академические журналы по исследованиям Ницше

1.Жизнь

Поскольку большая часть философских работ Ницше имеет отношение к созданию себя — или, говоря языком Ницше, «становлению тем, что есть», — некоторые ученые проявляют необычный интерес к биографическим анекдотам из жизни Ницше. Однако такой подход рискует спутать аспекты легенды Ницше с тем, что важно в его философской работе, и многие комментаторы справедливо скептически относятся к прочтениям, основанным в первую очередь на биографических анекдотах.

Фридрих Вильгельм Ницше родился 15 октября 1844 года в семье Карла Людвига и Франциски Ницше.Карл Людвиг Ницше был лютеранским министром в небольшом прусском городке Реккен, недалеко от Лейпцига. Когда юному Фридриху не было и пяти лет, его отец умер от кровоизлияния в мозг, оставив Франциску, Фридрих, трехлетнюю дочь Элизабет и маленького сына. Вскоре после этого неожиданно умер брат Фридриха (согласно легенде, во сне Фридриха произошло предсказание трагедии). В результате этих событий молодой Фридрих стал единственным мужчиной в семье, в которую входили его мать, сестра, бабушка по отцовской линии и тетя, хотя Фридрих опирался на отцовское руководство отца Франциски.Юному Фридриху нравились товарищеские отношения нескольких товарищей по играм.

После потери Карла Людвига семья поселилась в относительно городском районе Наумбург, Саксония. Фридрих поступил в престижную школу Schulpforta , где он получил лучшее в Пруссии подготовительное образование в области гуманитарных наук, теологии и классических языков. Вне школы Ницше основал литературное и творческое общество с одноклассниками, в том числе Полем Деуссеном (который впоследствии стал видным знатоком санскрита и индийских исследований).Кроме того, Ницше играл на фортепиано, сочинял музыку и читал произведения Эмерсона и поэта Фридриха Гёльдерлина, который был относительно неизвестен в то время.

В 1864 году Ницше поступил в Боннский университет, потратив большую часть этого первого года непродуктивно, присоединившись к братству и общаясь со старыми и новыми знакомыми, большинство из которых выпадут из его жизни, как только он вернется к своему интеллекту. К этому времени он также оставил теологию, разбив надежды своей матери на карьеру в служении.Вместо этого он выбрал более гуманистическое изучение классических языков и карьеру в области филологии. В 1865 году он последовал за своим главным профессором Фридрихом Ритчлем из Бонна в Лейпцигский университет и посвятил себя прилежной жизни, основав там внешкольное общество, посвященное изучению древних текстов. Первым вкладом Ницше в эту группу было эссе о греческом поэте Теогнисе, и оно привлекло внимание профессора Ричля, который был так впечатлен, что опубликовал эссе в своем академическом журнале Rheinisches Museum .Вскоре последовали и другие опубликованные труды Ницше, и к 1868 году (после года обязательной службы в прусской армии) молодой Фридрих был продвинут Ритчлем как нечто вроде «феномена» в классической науке, чье уважение и похвала обеспечили Ницше положение. как профессор греческого языка и литературы в Базельском университете в Швейцарии, хотя кандидат еще не начал писать докторскую диссертацию. Шел 1869 год, и Фридриху Ницше было 24 года.

Однако в этот момент своей жизни Ницше был далек от первоначального мыслителя, которым он впоследствии стал, поскольку ни он, ни его работа не достигли зрелости. Под влиянием общественного мнения и юношеского энтузиазма, он ненадолго прервал преподавание в 1870 году, чтобы присоединиться к прусской армии, в качестве санитара в начале франко-прусской войны. Однако его служба прервалась из-за тяжелых приступов дизентерии и дифтерии. Вернувшись в Базель, его обязанности преподавателя в университете и соседней гимназии потребляли большую часть его интеллектуальной и физической энергии.Он познакомился с выдающимся историком культуры Якобом Буркхардтом, известным преподавателем университета. Но наибольшее влияние на Ницше в тот момент оказал художник Рихард Вагнер, с которым Ницше познакомился во время учебы в Лейпциге. В течение первой половины десятилетия Вагнер и его спутница Козима фон Бюлов часто развлекали Ницше в Трибшене, их резиденции недалеко от озера Люцерн, а затем и в Байройте.

Принято говорить, что одно время Ницше смотрел на Вагнера с восхищением послушного сына.Эта интерпретация их отношений подтверждается тем фактом, что Вагнер был бы того же возраста, что и Карл Людвиг, если бы старший Ницше был жив. Также обычным явлением было отметить, что Ницше трепетал перед чрезмерным проявлением художником пылкого темперамента, бравады, честолюбия, эгоизма и возвышенности — типичных качеств, демонстрирующих «гений» в XIX веке. Короче говоря, Ницше был поражен личностью Вагнера. Более зрелый Ницше позже оглянулся бы на эти отношения с некоторым сожалением, хотя он никогда не отрицал значимости влияния Вагнера на его эмоциональный и интеллектуальный путь, оценка Ницше работы Вагнера значительно изменилась бы в течение его жизни.Тем не менее, в свете этой взаимосвязи, можно легко обнаружить присутствие Вагнера во многих ранних произведениях Ницше, особенно в последних главах книги Рождение трагедии и в первом и четвертом эссе 1874 года Несвоевременные размышления . Кроме того, руководство Вагнера оказало значительный редакторский контроль над интеллектуальными проектами Ницше, что привело его к отказу, например, от книги «Философия года в трагической эпохе греков » 1873 года, которую Вагнер презирал из-за ее очевидного несоответствия его собственной работе.Такое давление продолжало обуздывать Ницше на протяжении так называемого раннего периода. Он окончательно вырвался из-под власти Вагнера в 1877 году после серии эмоционально заряженных эпизодов. Разногласия Ницше с Вагнером, который к этому времени перебрался в Байройт, привели к публикации « Человек, Слишком Человек » 1878 года, одного из самых прагматичных и неромантичных текстов Ницше — исходный титульный лист содержал посвящение Вольтеру и цитата из Декарта. Если Ницше намеревался использовать этот текст как способ отчуждения от вагнеровского круга, ему, несомненно, удалось.По прибытии в Байройт текст положил конец этим личным отношениям с Вагнером.

Было бы преувеличением сказать, что Ницше не развивался интеллектуально в период до 1877 года. Фактически, другие цифры, кроме Вагнера, вызвали интерес и восхищение Ницше. Помимо посещения лекций Буркхардта в Базеле, Ницше изучал греческую мысль от досократиков до Платона, и он многое узнал об истории философии из массивной книги «История материализма » Фридриха Альберта Ланге, которую Ницше однажды назвал «сокровищницей». исторических и философских имен, дат и течений мысли.Кроме того, Ницше был взят в образ философа Артура Шопенгауэра, который, как утверждал Ницше, был извлечен из внимательного прочтения двухтомника magnum opus « Мир как воля и представление ».

Ницше открыл Шопенгауэра во время учебы в Лейпциге. Поскольку обучение в Schulpforta подняло его намного выше большинства своих одноклассников, он часто пропускал лекции в Лейпциге, чтобы посвятить время философии [CE1] Шопенгауэра.Для Ницше наиболее важным аспектом этой философии была фигура, из которой она исходит, представляя для него героический идеал человека в жизни мысли: мыслитель, почти современный, участвующий в этой великой и благородной «республике гения», охватывающий столетия свободомыслящих мудрецов и творческих личностей. То, что Ницше не мог поддержать «этический пессимизм» Шопенгауэра и его отрицание воли, молодой человек осознал довольно рано во время этой встречи. Тем не менее, даже в попытках Ницше сконструировать противопоставленный «пессимизм силы», подтверждающий волю, большая часть мысли Шопенгауэра оставалась неотъемлемой частью философии Ницше, особенно в ранний период.Философская опора Ницше на «гений», его культурно-политическое видение ранга и порядка через заслуги, а также его самоописанная (а позже самообвиняемая) «метафизика искусства» — все они имели шопенгауэровскую основу. Кроме того, хорошо известный дуализм Рождение трагедии между космологическими / эстетическими принципами Диониса и Аполлона, оспаривающими и дополняющими друг друга в трагической игре хаоса и порядка, замешательства и индивидуации, вызывает знакомый аккорд у читателей, знакомых с Описание мира Шопенгауэром как «воля» и «представление».”

Несмотря на это сходство, философский разрыв Ницше с шопенгауэровским пессимизмом был столь же реален, как и болезненен его разрыв с властным присутствием Вагнера. В конечном итоге, однако, такие триумфы были необходимы для развития и освобождения Ницше как мыслителя, и они оказались поучительными, поскольку Ницше позже тематизировал важность «самопреодоления» для проекта культивирования свободного духа.

Середина и вторая половина 1870-х годов были временем великих потрясений в личной жизни Ницше.В дополнение к неразберихе с Вагнером и связанным с этим неприятностям с друзьями из круга поклонников художника, Ницше страдал от проблем с пищеварением, снижения зрения, мигрени и различных физических недугов, из-за которых он не мог выполнять обязанности в Базеле в течение нескольких месяцев. После публикации книги «Рождение трагедии » и, несмотря на ее предполагаемый успех в вагнеровских кругах за провозглашение видения мастера Das Kunstwerk der Zukunft («Произведение искусства будущего»), академическая репутация Ницше как филолога была фактически разрушена в результате в значительной степени из-за очевидного игнорирования в работе научных ожиданий, характерных для филологии девятнадцатого века. Рождение трагедии высмеивал как Zukunfts-Philologie («Филология будущего») Виламовиц-Мёллендорф, многообещающий коллега, которому суждено было сделать блестящую карьеру в классицизме, и даже Ритчль охарактеризовал это как произведение «мании величия» . » По этим причинам Ницше было трудно привлекать студентов. Еще до публикации «Рождение трагедии » он попытался переместиться в Базель на кафедре философии, но университет, по-видимому, никогда не относился к таким усилиям всерьез.К 1878 году его положение в Базеле ухудшилось до такой степени, что ни университет, ни Ницше не были очень заинтересованы в том, чтобы он продолжал работать там профессором, поэтому оба согласились, что он должен уйти на пенсию с скромной пенсией [CE2]. Ему было 34 года, и теперь он явно освобожден не только от своих преподавательских обязанностей и профессиональной дисциплины, которую он начал презирать, но и от эмоциональных и интеллектуальных связей, которые доминировали над ним в юности. Однако его физические проблемы будут мучить его всю оставшуюся жизнь.

После отъезда из Базеля Ницше пережил период большой продуктивности. И все это время ему не удавалось надолго оставаться на одном месте, перемещаясь в зависимости от времени года, в поисках облегчения своих недугов, уединения для работы и разумных условий жизни, учитывая его очень скромный бюджет. Он часто проводил лето в Швейцарских Альпах в Зильс-Мария, недалеко от Санкт-Морица, а зимой в Генуе, Ницце или Рапполло на побережье Средиземного моря. Иногда он навещал семью и друзей в Наумбурге или Базеле, и он проводил много времени в социальных беседах, обмениваясь письмами с друзьями и коллегами.

Во второй половине 1880-х годов здоровье Ницше ухудшилось, и в разгар поразительного расцвета интеллектуальной деятельности, в результате которой были написаны книги О генеалогии морали, Сумерки идолов, Антихрист, и несколько других работ (включая подготовка к тому, что должно было стать его magnum opus, работой, которая позже была названа редакторами Will to Power ). Ницше потерпел полное психическое и физическое расстройство. Знаменитый момент, когда Ницше, как говорят, безвозвратно поддался своим недугам, произошел 3 января 1889 года в Турине (Турин), Италия, как сообщается, возле квартиры Ницше на площади Piazza Carlos Alberto , когда он обнимал лошадь, которую пороть ее хозяин.

Проведя время в психиатрических клиниках в Базеле и Йене, Ницше сначала был отдан под опеку своей матери, а затем и его сестры (которая провела вторую половину 1880-х годов, пытаясь создать «расово чистую» немецкую колонию в Парагвае. с мужем, политическим оппортунистом-антисемитом Бернхардом Ферстером). К началу 1890-х годов Элизабет захватила контроль над литературными останками Ницше, которые включали огромное количество неопубликованных произведений. Она быстро начала формировать его имидж и восприятие его работ, которые к тому времени уже приобрели популярность среди ученых, таких как Георг Брандес.Вскоре легенда о Ницше станет популярной среди читателей. С Villa Silberblick , дома Ницше в Веймаре, Элизабет и ее партнеры управляли поместьем Фридриха, редактируя его работы в соответствии с ее вкусом к популистскому приличию, а иногда и с зловещими политическими намерениями, которые (как соглашаются более поздние исследователи) исказили первоначальную мысль [ CE3]. К сожалению, Фридрих мало чего добился от своей славы, так и не оправившись от кризиса конца 1888 — начала 1889 годов.Последние годы его жизни прошли на вилле Villa Silberblick в тяжелом психическом и физическом состоянии и благополучно закончились 25 августа 1900 года. Он был похоронен в Рёккене, недалеко от Лейпцига. В прошлом году Элизабет провела один год в Парагвае в 1892-93 годах, прежде чем вернуться в Германию, где она продолжала оказывать влияние на восприятие работы и репутации Ницше, особенно среди широких читателей, вплоть до своей смерти в 1935 году. своего рода памятник Фридриху и Элизабет, в то время как большая часть литературных останков Ницше хранится в архиве Гете-Шиллера , также в Веймаре.

2. Периодизация сочинений

Ученые Ницше обычно делят его работы на периоды, обычно подразумевая, что заметные сдвиги в обстоятельствах Ницше и интеллектуальном развитии оправдывают некоторую форму периодизации в корпусе. Следующее деление является типичным:

(I.) до 1869 г. — ювенилии

Осторожные биографы Ницше стараются отделить факты жизни Ницше от мифа, и хотя большая часть легенды о Ницше утверждает, что Фридрих был рано развившимся ребенком, сочинения его юности свидетельствуют об этой части истории.В это время Ницше был принят в престижную гимназию Schulpforta; он сочинял музыку, писал стихи и пьесы, а в 1863 году выпустил автобиографию (в возрасте 19 лет). Он также написал более серьезные и законченные работы по темам, связанным с филологией,

.

Фридрих Ницше, Джулиан Янг

  • Домой
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Награды Choice
    • Жанры
    • Подарки
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучить
    • Новости и интервью
    • 4

        26 Жанры
      • Бизнес
      • Детский
      • Кристиан
      • Классика
      • Комиксы
      • Поваренные книги
      • Электронные книги
      • Фэнтези
      • Художественная литература
      • Графические романы
      • Историческая фантастика
      • История
      • Музыка ужасов
      • Тайна
      • Документальная литература
      • Поэзия
      • Психология
      • Романтика
      • Наука
      • Научная фантастика
      • Самопомощь
      • Спорт
      • Триллер
      • Путешествия
      • Молодые люди

      1 90 Больше жанров 025

    • Сообщество ▾
      • Группы
      • Обсуждения
      • Цитаты
      • Спросите автора
    • Войти
    • Присоединиться

    Зарегистрироваться

    • 9025 Профиль

    • Друзья
    • Группы
    • Обсуждения
    • Комментарии
    • Задание по чтению
    • Kindle Заметки и основные моменты
    • Цитаты
    • Любимые жанры
    • Рекомендации друзей
    • Настройки учетной записи
    • 50 Главная страница Помощь
    • 50 Выйти
    • Мои книги
    • Обзор ▾
      • Рекомендации
      • Награды Choice Awards
      • Жанры
      • Подарки
      • Новые выпуски
      • Списки
      • Изучить
      • Новости и интервью
      • Новости и интервью
      • 9018 9269 ess

      • Детский
      • Кристиан
      • Классика
      • Комиксы
      • Поваренные книги
      • Электронные книги
      • Фэнтези
      • Художественная литература
      • Графические романы
      • Историческая фантастика
      • Историческая фантастика
      • Историческая фантастика
      • Документальная литература
      • Поэзия
      • Психология
      • Романтика
      • Наука
      • Научная фантастика
      • Самопомощь
      • Спорт
      • Триллер

    .