Содержание

Чубарьян: История Брестского мира — предмет для острых дискуссий — Российская газета

Сто лет назад 3 марта 1918 года был подписан Брестский мир, который, как считают некоторые историки, ознаменовал поражение России в Первой мировой войне.

Начало переговоров с немцами о перемирии, идеологом которого был Ленин, омрачила трагедия: во время частного совещания прибывшей в Брест-Литовск советской делегации покончил жизнь самоубийством представитель Ставки Верховного главнокомандующего генерал-майор Владимир Скалон. Он вышел в отведенную ему комнату за картой и, встав перед зеркалом, застрелился. Случай частный, но отразивший всю драму происходившего сто лет назад. Почему не проиграв Первую мировую войну, Россия оказалась в числе пострадавших и побежденных? Об этом наш разговор с научным руководителем Института всеобщей истории РАН Александром Чубарьяном.

Александр Оганович, белогвардейская пресса, да и большевистские мемуаристы считали, что Скалон застрелился потому, что на него удручающее впечатление произвели заносчивые требования и поведение германского командования.

Александр Чубарьян: А по другим откликам того времени, это самоубийство не было связано с переговорами. Ходили слухи о личных причинах…

Но тем не менее западные газеты писали о Брестском мире как политическом преступлении против русского народа. У них действительно была причина так жестко оценивать то, что произошло в Брест-Литовске?

Александр Чубарьян: Так писала пресса Антанты. Когда Россия сепаратно начала договариваться о мире с Германией, другие союзники расценили это как предательство и измену союзническому долгу. А поскольку договор подписывало правительство, которого союзники не признавали, они писали о том, что все делается против интересов самой России, против интересов народа. Их реакция была понятна, ведь для Германии это был вечный кошмар — война на два фронта. Он не должен был закончиться. Впрочем, Брестский мирный договор был скомпенсирован для Антанты вступлением в войну США. Все воспринимали этот шаг как начало конца Германии.

Союзники не признавали советское правительство, а неофициальные переговоры вели?

Александр Чубарьян: Да, абсолютно никто официально не признавал, кроме Германии. Президент США Вильсон написал вскоре после ноября 1917 года, что события в России доводили его до изнеможения в связи с противоречивой информацией, которая поступает оттуда: «Я не совсем ясно понимаю, что там происходит». Но неофициально американский представитель, глава американской миссии Красного Креста в России Раймонд Роббинс все же вел переговоры с Лениным. Это подтверждает, например, такой факт: когда английский дипломат и разведчик Брюс Локхарт перед поездкой в Москву встречался с английским премьер-министром Ллойд Джорджем, тот ему сказал: «Постарайтесь сделать для Англии то, что сейчас Роббинс делает для Штатов». То есть и американцы, и англичане неофициально были готовы к переговорам и другим контрактам с Россией. Их цель предотвратить подписание мира между Россией и Германией.

Интересное в этой истории то, что Роббинс вел переговоры с Лениным. А Локхарт с Троцким. В советское время это предпочитали не афишировать.

Делегация Центральной Рады Украины мешала советским дипломатам и подталкивала немцев к ужесточению условий

Ленин торговался с Соединенными Штатами, написав властям США письмо. Роббинс пообещал ему помощь от американского правительства в случае, если не будет сепаратного мира. Американцы потом открестились от своего предложения, назвав его личной инициативой главы Красного Креста. А «вождь народов» открыто писал в одной из своих статей, что большевики были бы не против получить от американцев «оружие и картошку». Так вот за день до ратификации Брестского мира разыгралась такая сцена: Ленин шел к трибуне мимо Роббинса. «Есть что-нибудь из Вашингтона?» — спросил он. Роббинс покачал головой: «Ничего нет». Глава советской делегации отреагировал мгновенно: «Я был уверен, что они не захотят договариваться с нами. Брестский мир будет подписан».

Американцы уже сто лет назад нашли свой фирменный стиль тайного вмешательства в европейские дела?

Александр Чубарьян: Во всяком случае, они выиграли больше всех, потому что война ослабила всех ее реальных участников. Впрочем, это был один из первых примеров отхода от изоляционизма, их внешней политики по невмешательству в конфликты вне американского континента. В соответствии со своей возрастающей мощью Америка усиливала свое влияние на европейские дела.

А разве не правда то, что Брест навредил России? Мы и в гражданскую войну скатились, и потеряли Украину, Прибалтику…

Александр Чубарьян: История Брестского мира и сегодня предмет для острых дискуссий, в том числе и среди российских ученых. Я сторонник рассматривать событие того времени не только с позиции сегодняшнего дня, но и в контексте событий того времени. Сейчас в общественном мнении популярна идея о грабительском, унизительном характере Брестского мира. Россия потеряла все эти территории. Да собственно так его оценивали и тогда, и позднее. Напомню, что к моменту подписания Брестского мира мы уже признали независимость Финляндии без всяких германских условий в декабре 1917-го. К тому времени было также заявление временного правительства и о признании независимости Польши. Остальные территории, в частности Прибалтику, мы не просто отдали, а там уже были немецкие войска.

Все же надо вернуться к контексту того времени. Земля и мир — эти два условия привели Ленина к власти. Когда заключался Брестский мир, советская власть еще устанавливалась на территории России, причем в противодействии Временному правительству, которое объявило, что оно будет продолжать войну. К слову, это и предопределило поражение Керенского. А давайте подумаем, могла ли Россия продолжать войну? Разложившаяся армия, крестьяне в солдатских шинелях бегут домой, воровство и коррупция… Продолжение войны было с военной точки зрения невозможно.

Перемирие в декабре 1917 года не предполагало столь грабительских условий для России. В марте большевики проиграли переговоры. По глупости и неумелости? Недоброжелатели с немецкой стороны в мемуарах всячески издеваются над неотесанностью советской делегации, например, генерал Гофман вспоминает о рабочем, который «вилку использовал исключительно для чистки своих зубов». ..

Александр Чубарьян: Это было на переговорах о перемирии, в которых с советской стороны участвовали представители всех сословий (рабочих, крестьян). Но потом в Брест-Литовске в советской делегации работали уже профессионалы. Одним словом, не матрос Маркин, который в 17-м году захватил в Наркоминделе (тогдашнем МИДе) власть.

Причина грабительских условий мира — обычная? Бояре не пришли к общему мнению?

Александр Чубарьян: Да, не было единства в руководстве страны и партии. Троцкий, который затягивал переговоры под лозунгом «Ни войны, ни мира», получается, играл на руку Германии. С точки зрения дипломатической тактики советское правительство явно оказалось не на высоте. Дебаты, которые шли в партии во время переговоров, один историк назвал «первым примером большевистского плюрализма». Это было столкновение тех, кто мыслил романтическими категориями, и Ленина, который продемонстрировал себя прагматиком. Он был готов если не пожертвовать, то, во всяком случае, отодвинуть на время в сторону идею мировой революции ради сохранения советской власти. А аппетиты немцев возрастали по мере того, как им становилось известно, что у нас — раскол.

До определенного момента Ленин был в меньшинстве: большинство в советском правительстве не хотело подписывать мир с Германией. Так вот именно тогда он первый и последний раз в своей карьере выдвинул ультиматум: «Не будет принято решение о подписании мира, я уйду с поста главы правительства».

Немцы пригласили Украину участвовать в переговорах о мире отдельно от советской России… Столетней давности исторические аналогии напрашиваются сами собой?

Александр Чубарьян: Делегация Центральной Рады, которая начала свои переговоры с Германией, мешала советским дипломатам и явно подталкивала немцев к ужесточению условий. Раде было ясно, что войска кайзера будут в Киеве. Как бы ни хотелось сегодня нашим соседям думать, что они обрели самостоятельность, Украина была под протекторатом Германии. По договору Германия и Австро-Венгрия вывозили из Украины огромное количество зерна, различные виды продовольствия и оборудования. Тогдашние гетманы были ставленниками немцев. Впрочем, в Москве были уверены, что украинские большевики восстановят свою власть на Украине. Власть в Киеве переходила из рук в руки. Как известно, в Харькове сформировалось большевистское правительство. Но в целом во время переговоров договор Центральной Рады с Германией в феврале 1918 года сыграл на руку Германии.

Если судить по сегодняшнему дню, учитывая международные процессы и конфликты, Брестский мир был судьбоносным актом?

Александр Чубарьян: Он зафиксировал потерю Россией своих территорий. И хотя осенью его условия были аннулированы, фактически они остались «грабительскими и унизительными». Парадокс был в том, что хотя в военном смысле Россия не проиграла войну, первый мирный договор, подписанный советской властью, предполагал и аннексию, и огромную контрибуцию, наложенную на Россию, все, против чего выступал Ленин в своем декрете «О мире». России не было в Версале, где собрались победители в Первой мировой войне. Туда пригласили лишь неофициальных представителей нашей страны из бывших царских дипломатов и Временного правительства. Это редкий случай в истории дипломатии: не проиграв войну, страна оказалась в числе пострадавших и фактически побежденных. Но с учетом ситуации, с моей точки зрения, альтернативы Брестскому миру тогда у большевиков не было. Во время заключительной фазы переговоров немцы начали наступление на Москву и Петроград, шла Гражданская война и террор…

Существует ли хоть какая-то толика правды во мнении, что Брестским миром большевики расплатились с Германией за то, что она им помогла взять власть?

Александр Чубарьян: Нет. Я досконально изучил все дискуссии, которые велись в то время внутри большевистской партии. И этот довод никогда не фигурировал. Существовала идея надежды на Германию: большевики рассчитывали обернуть в свою пользу внутреннюю ситуацию в этой стране, которая в конце концов и вылилась в революцию ноября 1918 года. Если исходить из абсурдной логики расплаты, получается, что это немцы расплатились с советским правительством своей революцией. Впрочем, после Версаля оказалось, что у нас с немцами сходное положение в Европе: обе страны были унижены и обе в изоляции.

Удивительное впечатление создает эта история: мы сами предложили заключить мир, а потом оказалось, что ввязались в такие неприятности, что не знали, как из них выпутаться…

Александр Чубарьян: Совершенно верно. Ленин потом назвал брестский кризис величайшим кризисом в истории нашего государства и нашей партии. «Потому что разногласия коснулись» такого принципиального вопроса, как быть или не быть советской стране. В основе была общая утопичная и явно ошибочная установка на мировую революцию. В это время уже существовала Баварская Советская Республика, вспыхнули революционные выступления в Финляндии, красные были и в Эстонии… Но глубокий анализ тех событий показывает, что европейская революция потерпела поражение. Русский пример остался единственным и неповторимым.

с аннексиями и с контрибуциями

Остаток дней, остаток вьюг,
Суждённых башням в восемнадцатом.

Б. Пастернак, «Кремль в буран 1918 года»

То, что победители Октября были наперёд готовы к сепаратным переговорам с Германией и Австрией, – отнюдь не доказанный раз и навсегда факт. Для самих большевиков все знаменитые лозунги вроде «превратим империалистическую войну в гражданскую» были актуальны исключительно ради взятия и удержания власти. Ведь и «Декрет о мире» подлежал безусловному исполнению только в результате мировой революции.

Придя к власти, большевики сразу проявили готовность к дипломатическим контактам с союзниками. Как только Красная гвардия ликвидировала Гатчинскую авантюру войск Керенского, Лев Троцкий после короткой дискуссии в ЦК партии предложил британцам и французам восстановить нормальные отношения. Но, в отличие от прагматичных американцев, старым союзникам России не хватило понимания того факта, что русские при любой власти продолжать воевать уже не смогут. Даже просто ради удержания фронта – хотя от него до исконной Великороссии было слишком далеко.

В конце 1917 г. подавляющее большинство политических группировок в России, будь они в союзе с большевиками или против них, так или иначе принимали как факт, что продолжать войну значило обречь страну на гибель. И никого из серьёзных политиков в тот момент нисколько не волновала перспектива «отличиться» в глазах Запада, выступив за продолжение войны.

А ведь почти сразу после свержения монархии, и ещё до возвращения в Петроград Ленина, вывод о неспособности русских воевать дальше сделал для себя, и вполне однозначно, французский посол Морис Палеолог. 1 апреля (19 марта ст. ст.) 1917 г. он присутствовал на параде благонадёжных войск, специально отобранных комиссарами Временного правительства. Палеолог отметил в дневнике, что и эти наименее революционно настроенные части совсем не желали идти в бой.

На параде 19 марта 1917 года лозунги были такими, как надо, но…

Неслучайно уже в марте 1917 г. Палеолог безапелляционно рапортовал министру иностранных дел Франции Рибо, только что сменившему Бриана: «На настоящем этапе революции Россия не может ни заключить мир, ни воевать» (1). Снова ирония истории — французский посол почти на год раньше Троцкого озвучил его знаменитую формулу «ни мира, ни войны».

На это в Петрограде отреагировали жёстко, вплоть до знаменитой «ноты Милюкова», а в Париже и Лондоне точку зрения Палеолога и иных скептиков фактически игнорировали. Зато в Берлине и Вене состояние России и её армии поздней осенью 1917 г. оценили на удивление точно, очевидно потому, что противнику это куда нужнее, чем союзнику.

Дипломатический зондаж в адрес Совета народных комиссаров был на редкость оперативным, особенно с учётом того, что идея перемирия с русскими нашла полную поддержку у военных. Генерал Гофман писал в мемуарах: «Русский колосс в течение 100 лет оказывал слишком тяжёлое давление на Германию, и мы с чувством известного облегчения наблюдали за тем, как под влиянием революции и хозяйственной разрухи рушится былая мощь России» (2).

Генерал Макс Гофман готов был подписать с Россией любой мир, но только с позиции силы

Гофман оказался, наиболее агрессивно настроенным участником переговоров в Бресте, если не считать, конечно, болгарского и турецкого представителей с их абсолютно неумеренными территориальными претензиями. Но и он считал самым благоразумным для Германии «иметь в тылу мирную Россию, из которой мы могли бы получать продовольствие и сырьё, не предпринимать наступления на Западном фронте, а выжидать наступления Антанты. Однако у нас не было предпосылок для реализации такой тактики… Для того чтобы держаться на Западе выжидательной тактики, получая все необходимое с Востока, нужно было иметь в России необходимые для этого условия» (3).

Первые же намёки на то, что немцы готовы к диалогу, СНК посылает 20 ноября Верховному главнокомандующему генералу Духонину радиотелеграмму с приказом предложить германскому командованию перемирие. Через день, поздним вечером 21 ноября нарком иностранных дел Лев Троцкий направляет в союзные посольства в Петрограде ноту с предложением заключить перемирие с Германией и начать переговоры о мире.

Стойкий Бьюкенен советовал оставить её без ответа, предлагая заявить в палате общин, что правительство будет обсуждать условия мира только с законно образованным русским правительством. Уже 25 ноября 1917 г. генералу Духонину, который, скрепя сердце, выполнил распоряжение СНК, пришлось принять в Ставке официальный протест союзных военных представителей. Они предупреждали: нарушение союзнических обязательств может иметь самые серьёзные последствия.

Сэр Джордж Уильям Бьюкенен, английский посол в России

Бьюкенен впоследствии признал, что «скрытая угроза, содержавшаяся в этих словах», была ошибкой – в Петрограде это истолковали, как намерение союзников «предложить Японии напасть на Россию» (4). Троцкий мгновенно выступил в ответ со страстным обращением к солдатам, крестьянам и рабочим, направленным против вмешательства союзников в русские дела. Мощная радиостанция Балтфлота разнесла из Кронштадта по миру, что империалистические правительства «пытаются загнать их (рабочих и крестьян) кнутом обратно в окопы и превратить в пушечное мясо».

Троцкий не знал доподлинно, но не упускал случая публично выражать уверенность в том, что союзники лукавят, утверждая, будто не прибегают к тайным дипломатическим контактам. Практически одновременно с переговорами в Бресте, английские представители зондировали почву о сепаратном мире и в Австрии, и в Турции.

Так, 18 декабря 1917 г. на встрече в предместье Женевы с бывшим австрийским послом в Лондоне графом Менсдорфом, генерал Сметс, с санкции Ллойд Джорджа, предложил в обмен на сепаратный мир, ни много ни мало — сохранение Австро-Венгерской империи. Секретарь Ллойд Джорджа Филип Керр встретился в Берне с турецким дипломатом доктором Гумбертом Пароди, прощупывая возможности турецкого сепаратизма.

Однако и Австро-Венгрия, и Оттоманская империя, так ни на что и не решились, опасаясь мощного немецкого политического прессинга. На турках сильно сказалось и влияние успешного хода конференции в Бресте, где они осмелились сделать решающий шаг. Британский дипломат сэр Хорэс Рамболд, беседовавший со Сметсом и Керром в Швейцарии, отметил этот страх и одновременные надежды поделить Европу, а заодно с ней и весь мир: «Переговоры с турками находятся под воздействием конференции в Брест-Литовске, которая преисполнила турок экстравагантными надеждами на будущее их империи. Они надеются сохранить не только Месопотамию, Палестину и прочее с помощью немцев, но ожидают получения части Кавказа и союза с такими государствами, как Грузия. Они верят в возможности туранизма в Центральной Азии» (5).

[i]На переговорах в Бресте турецкие представители не могли знать о планах Антанты разделить Османскую империю

Дипломатические неудачи подтолкнули союзников к более решительной военной пропаганде. Британский премьер Ллойд Джордж 14 декабря 1917 г. заявляет, что «не существует промежуточной дистанции между победой и поражением», а Франция объявила, что отказывается от дипломатии как от инструмента достижения мира. Ответ не замедлил себя ждать — 15 декабря Троцкий заявил союзным правительствам (бывшим, по словам самого красного наркома), что, если они не согласятся вести переговоры о мире, большевики приступят к переговорам с социалистическими партиями всех стран.

Но до этого взявшие власть большевики должны были хоть как-то разобраться с немцами. Русские предложили перемирие и поставили Берлин перед альтернативой: прорывать слабый Восточный фронт, оккупируя богатую ресурсами Украину или же путём мирных переговоров высвободить сотни тысяч солдат для Западного фронта. Для наступления нужны были слишком большие силы, уже просто потому, что оккупируемые русские территории огромны и в любом случае будут нуждаться в жёстком контроле.

Между тем, Гинденбург и Людендорф не сомневались, что решения в войне нужно искать на Западе – там десятки дивизий, плотно зависшие на Востоке, вполне могли внести перелом. Германское главное командование не только пошло на переговоры, но и в определённой мере гарантировало карт-бланш возглавившему немецкую делегацию государственному секретарю по иностранным делам Кюльману. Кайзер не без оснований ожидал от него установления с новой властью в России долгосрочных отношений.

Положение дел в стане австрийцев было на тот момент куда сложнее – любое резкое движение грозило внутренним взрывом. Граф Чернин писал: «Удовлетворить Россию как можно скорее, а затем убедить Антанту в невозможности сокрушить нас и заключить мир, даже если придется от чего-то отказаться… Брест-Литовск даёт шанс выйти из войны с меньшими потерями» (6).

Вовсе не из стремления «сохранить лицо» (такие буржуазные пережитки народные комиссары гордо презирали), а из чисто прагматического стремления удержаться у власти, большевики за считанные дни до начала переговоров в Бресте ещё раз попытались «втянуть» в мирный процесс Англию и Францию. Безуспешно, хотя именно после этого прозвучали знаменитые «14 пунктов» президента Вильсона. В итоге 15 декабря Троцкий и заявил о готовности к переговорам с соцпартиями всех стран. Фактически с обращения к союзникам и начались конкретные переговоры о мире в Брест-Литовске.

Германскую делегацию возглавил Кюльман, в её составе числился и генерал Гофман, но Кюльману он впрямую не подчинялся. Австрийцы послали графа Чернина, болгары — министра юстиции, турки — главного визиря и министра иностранных дел. В переговорах участвовали и украинцы, но представителей Польши или иных стран, которые могли претендовать на независимость после революции в России, не было.

Эту фотографию почти во всех источниках называют «Троцкий в Бресте», но это не подтверждено документально

Троцкий писал впоследствии: «Поистине, Брест-Литовская конференция была самой причудливой комбинацией, какую могла создать история: по одну сторону стола — представители могущественного тогда милитаризма, насквозь проникнутого победоносным солдафонством, кастовой надменностью и величайшим презрением ко всему не истинно гогенцоллернско-прусско-немецкому; по другую сторону — представители пролетарской революции, вчерашние эмигранты, которые в Берлин Гогенцоллерна въезжали не иначе, как с фальшивым паспортом в кармане» (7).

Самого Троцкого во главе советской делегации ещё не было, руководивший ею Адольф Иоффе, похоже, должен был подготовить почву к его приезду. Однако рука Троцкого в энергичных декларациях русских представителей явно чувствовалась. Примечательно, с какой лёгкостью Кюльман и Чернин, возглавлявшие немецкую и австрийскую делегации, приняли предложение русских вести речь о мире без аннексий и контрибуций, исходя из принципа самоопределения народов.

С таких позиций два дипломата явно рассчитывали добиться хотя бы предварительного мира из условий «при своих», или же, как грустно признавал Чернин, «лишь с синяком под глазом» (8) . Мало того, что они сумели умерить аппетиты болгарского и турецкого представителей, Кюльману и Чернину удалось сломить железную волю фронте-генерала Гофмана, который всерьёз рассчитывал промаршировать по Дворцовой площади Петербурга.

В начальной стадии переговоров никто даже не заикнулся об участии в них польской делегации, хотя со стороны Четверного союза такое предложение выглядело бы вполне последовательным. Русские делегаты в частных беседах признавали также, что украинская делегация им, скорее мешает, чем помогает, хотя с разгромом Рады ситуация сразу развернулась на 180 градусов.

В отношении участия в заключении многостороннего мира поляков перемены в позиции русских были ничуть не менее поразительными. Но это – позже, пока же дело ограничилось принятием с небольшими оговорками советского предложения о самоопределении национальных групп. Страны Четверного союза лишь предложили решать этот вопрос не в международном плане, а каждым государством в отдельности вместе с соответствующими национальными группами и путём, который установлен его конституцией. Такой подход в отношении Польши довольно трудно расценить иначе, как отказ от собственного решения о предоставлении ей независимости.

По завершении первой стадии переговоров, 12 декабря 1917 г. было подписано предварительное соглашение о мире. Сразу после подписания глава делегации Российской Федерации Иоффе предложил десятидневный перерыв… для того, чтобы дать возможность присоединиться к мирным переговорам странам Антанты. Однако, перед тем как разъехаться, русская делегация получила неожиданный удар от оппонентов.

Большевики без всяких на то оснований приняли сговорчивость немцев и австрийцев за готовность не просто признать независимость, а вернуть России Литву, Польшу и Курляндию, но их трактовка принципа «без аннексий» была совсем иной. Её сформулировали «мягкие» Кюльман и Чернин, а озвучил «жёсткий» Гофман. Сославшись на Декларацию прав народов России от 2 ноября 1917 г, генерал отметил, что Польша, Литва и Курляндия уже воспользовались своим правом на самоопределение, и поэтому Центральные державы считают себя вправе достичь понимания с этими странами напрямую, без участия России.

Короткая перепалка, буквально перед отъездом русских, привела к тому, что крепко разругались немцы с австрийцами, от имени последних О.Чернин даже пригрозил сепаратным миром. Гофман и Кюльман отреагировали на это предельно цинично, отметив, что такой мир высвободит сразу 25 немецких дивизий, которые приходится держать на южном фасе Восточного фронта для поддержки и укрепления боеспособности австрийской армии.

Ещё в 1917 году Восточный фронт даже на немецкой карте выглядел стабильным

15 декабря первый этап переговоров завершился, 27 декабря переговоры возобновились. Странам Антанты предлагалось присоединиться к ним в срок до 22 декабря, но конкретной реакции от них оставшиеся в Бресте эксперты не дождались. Впрочем, «14 пунктов Вудро Вильсона» – глобальная декларация о принципах грядущего мира увидела свет именно в конце декабря 1917 года, но это всё же отнюдь не присоединение к мирным переговорам.

Перерывом в переговорах участники воспользовались по-разному. Болгары и турки остались при своих, а вот Кюльман получил полное одобрение собственных действий от самого кайзера. Вильгельм-II решился на то, чтобы умерить ни на чём не основанный воинственный пыл своих генералов. Чернин имел две продолжительные аудиенции у молодого императора, где фактически выбил для себя право вести последовательную линию на скорейшее заключение мира. Вне зависимости от позиции германского союзника.

Но на обратном пути в Брест он узнал о том, что русская делегация готова к разрыву переговоров или к переносу их в нейтральный Стокгольм, считая требования германской и австро-венгерской делегации противоречащими принципу самоопределения. 3 января австрийский министр отметил в дневнике:

«…считаю маневры русских блефом; если же они не приедут, то мы снесёмся с украинцами, которые, как говорят, уже прибыли в Брест».
«2. По заключении мира плебисцит Польши, Курляндии и Литвы должен решить судьбу этих народов; система голосования подлежит дальнейшему обсуждению; она должна обеспечить русским уверенность, что голосование происходит без давления извне. Такое предложение, по-видимому, не улыбается ни одной из сторон. Положение очень ухудшается» (9).

Несмотря на то, что центральные державы не согласились на перенос переговоров в Стокгольм, быстро стало ясно, что большевики от продолжения переговоров не откажутся. Мир им был нужен не меньше, а больше, чем австрийцам и немцам, в первую очередь для того, чтобы остаться у власти. Не случайно австро-немецкие предложения по Польше, Литве и Курляндии нашли чёткое отражение в отредактированном II (втором) пункте предварительного проекта мирного договора.

Примечания
1. М. Палеолог. Царская Россия накануне революции, М.: Новости, 1991, стр. 497.
2. Генерал Макс Гофман. Записки и дневники. 1914-1918. Ленинград, 1929, с. 139-140.
3. Hoffmann М. War Diaries and other Papers. London, 1929, v.2, p. 302.
4. Дж. Бьюкенен, Мемуары дипломата, М., Международные отношения¸1991, стр. 316.
5. Gilbert M. The First World War. N.Y., 1994, p.388-389.
6. О. Чернин. В дни Мировой войны Спб., Изд. дом СПбГУ, 2005 г., стр.245.
7. Л. Троцкий, Моя жизнь, М., 2001 г., стр.259.
8. О. Чернин. В дни мировой войны. СПб., Изд. дом СПбГУ, 2005 г., стр.241.
9. Там же, стр.248-249.

Брестский мир

3 марта 1918 года был подписан Брестский мир. Юбилей уже позади, но я всё же закончу свой цикл.

Итак, большевики пошли на этот мир, выполняя своё обещание перед армией и пролетариатом, которые поддержали их на пути к власти. Но никто не собирался капитулировать. Наоборот, большевики прекрасно представляли себе положение на фронтах и в тылах воюющих государств. Но прежде всего на своём фронте и в своём тылу. Других вариантов кроме мира не было. Было решено вступить в переговоры и максимально их затягивать, в надежде на революции в Германии и Австро-Венгрии.

Первую делегацию (9−15.12.1917) возглавлял Иоффе, заместитель Троцкого, в неё были демонстративно включены по одному рабочему, крестьянину, солдату и т. д. Немцы старательно заигрывали с ними, всячески льстили устраивали совместные обеды с выпивкой. Но ведь в составе делегации находились также Каменев и Сокольников, генералы Андогский, Самойло, Скалон и Данилов, контр-адмирал Альфатер. В этом домике.

Перипетии переговоров передавать не буду, но после объявленного перерыва австро-немцы, видя несговорчивость русских, решили разыграть карту украинского сепаратизма. Представители УНР были приглашены в Брест-Литовск.

В ответ большевики ускорили наступление на Киев, пытаясь лишить сепаратистов УНР даже представительских полномочий.

Второй делегацией (27.12.1917 — 28.01.1918) руководил уже сам наркоминдел Троцкий. В этот период состоялось дипломатическое столкновение с украинцами.

Напомню, что написал министр иностранных дел Австро-Венгрии Оттокар Чернин в своём дневнике: «Представители украинцев просто осыпали петербуржцев дикой бранью. Троцкий был в таком расстроенном состоянии, что на него было жалко смотреть. Он был страшно бледен. Лицо его вздрагивало… Большие капли пота струились у него со лба. Он, очевидно, тяжело переживал оскорбления, наносимые уму перед иностранцами его же собственными соотечественниками».

А вот взгляд Троцкого: «Изображая эту сцену, габсбургский граф повествует о моей растерянности, бледности, судороге, о каплях холодного пота и пр. Если отбросить преувеличения, то нужно признать, что сцена действительно была из самых тяжких. Тяжесть её состояла, однако, совсем не в том, как думает Чернин, что соотечественники оскорбляли нас в присутствии иностранцев. Нет, невыносимым было исступленное самоунижение как-никак представителей революции пред презиравшими их чванными аристократами. Высокопарная низость, захлебывающееся от восторга лакейство били фонтаном из этих несчастных национальных демократов, приобщившихся на миг к власти…»

Когда Муравьёв подошёл к Киеву, австро-немцы поняли, что дальше некуда тянуть и заставили брыкавшихся до того украинцев подписать мир на любых условиях.

Потом русско-советским предъявили эту бумажку и поставили ультиматум — не хотите? Обойдёмся без вас, украинцы нам уже предоставили свою территорию.

И вот тут Троцкий совершил свой знаменитый демарш — «Ни войны, ни мира, армию распустить». Он демонстративно покинул Брест-Литовск и был объявлен второй перерыв в переговорах.

Почему он так сделал? Очень просто. Это тактика была оговорена заранее с Лениным и ЦК. 22 января на заседании ЦК большевиков прошло его предложение: затягивать переговоры; в случае немецкого ультиматума объявить войну прекращенной, но мира не подписывать; в дальнейшем действовать в зависимости от обстоятельств. 25 января на объединённом заседании центральных комитетов большевиков и левых эсеров подавляющим большинством прошла та же формула.

За время перерыва в переговорах, в течение февраля разыгралась настоящая драма. Пока в Петрограде рядили да судили, как им поступить, немцы прервали перемирие и перешли в наступление, давая понять, что не остановятся и перед взятием столицы России.

В ответ были изданы декреты «Социалистическое отечество в опасности!» и о создании РККА, открыта запись добровольцев. Троцкий подал в отставку с поста наркома, а в Брест-Литовск отправился Сокольников.

Третий этап переговоров (1−3.03.1918) прошёл без обсуждений и консультаций и состоял только в проведении церемонии подписания мира на германских условиях в Белом дворце. И секретных протоколов к нему.

Ещё раз: мир был подписан, когда немцы уже заняли Киев!

Кстати, в самой Германии прошли торжества по случаю «победы над Россией», сопровождаемые вспышкой патриотизма.

Вскоре была одержана такая же победа над Румынией, увенчанная Бухарестским договором, для Западного фронта высвободилось огромное количество живой силы и техники, после чего Людендорф заявил: «У немецкого народа теперь только один выбор — победить или умереть». И германская армия пошла в первое своё наступление в 1918 г. (всего будет 5).

Этот настрой сильно вдохновил ефрейтора Адольфа Гитлера и сделал Людендорфа его кумиром (не взаимно). Спустя 20 лет, когда Людендорф умрёт, Гитлер воздаст ему все почести. А лозунг сделает и своим.

22 марта грабительский мир был ратифицирован германским рейхстагом при поддержке социал-демократов. Троцкий, спустя 2 года: «Германские социал-демократы авансом одобрили будущие принципы Версаля».

Но вернёмся чуть назад. Итак, 18 февраля немцы и австро-венгры численностью войск до 450 тыс. человек начали наступление на Киев. В Луцке без боя был захвачен огромный арсенал, но некоторые боеспособные части под угрозой окружения достойно отступали вглубь Украины. В телеграмме из Киева 27 февраля сообщалось, в частности, что «в Ровно по занятии его германцами и гайдамаками, отступающая с фронта кавалерийская дивизия вдребезги… разбила части противника», у Шепетовки «части 6 сибирского корпуса, разбив противника, двинулись дальше».

ЦИК Советов Украины решил объявить в Киеве осадное положение и выпустил «воззвание к населению: «единый фронт… императора Вильгельма и изменников своему народу, украинских социал-демократов, Винниченок, Поршей и Петлюр» несёт угрозу восстановления старых земельных и полицейских порядков. «Товарищи и граждане» призывались к партизанской борьбе. «Никакое соглашение невозможно, либо мы погибнем… либо продержимся до того момента, когда весь мир охватит пожар великой последней социальной революции».

Тем временем правительство Центральной рады скиталось от станции к станции в железнодорожном составе на Волыни, но предвкушало крупные барыши. Унровцы мечтали, что немцы передадут им часть Кубани, часть Ростовского округа, Таганрогский округ, Черноморскую и Ставропольскую губернии, Путивльский уезд Курской губернии, четыре уезда Воронежской губернии. А дальше фантазия разыгрывалась — планировалось установить суверенитет над украинской колонией в Сибири — Зелёный клин на Амуре. Да и вообще… обеспечить дело колонизации Сибири. Весь флот на Чёрном море, включая торговый, будет принадлежит только Украине. Но что характерно, даже тогда Крым «оставили» России.

Украинцы даже хотели тут же с Сокольниковым подписать и договор на отделение от России «украинских земель», но Сокольников отказался — не отрицая обусловленного германским ультиматумом обязательства заключить мир с Украинской народной республикой, объяснил «господину председателю украинской делегации… что советская делегация уполномочена на подписание договора с Четверным союзом, но не имеет полномочий на переговоры с делегацией украинского Совета народных министров»

Севрюк, Любинский и Левицкий отправили грозную радиограмму в Смольный: «По сообщению Генерального штаба украинской армии, большевики, оставшиеся в Киеве… угрожают, что на случай осады города Киева украинско-немецкими войсками они взорвут все вокзалы и публичные здания… Мы предупреждаем Вас, что за всякий вред, сделанный большевиками в Киеве, будут отвечать своею жизнью все большевистские части, попавшие в плен».

Но можно ли было назвать отряды эсера Муравьёва «большевистскими частями»? При приближении немцев к Киеву, его «армия» вместе с командующим самовольно разбежалась.

Задал стрекача и Народный секретариат ЦИКа Советов, до того собиравшийся стоять насмерть. Он переехал сначала в Полтаву, затем в Екатеринослав и, наконец, в Таганрог, где аж 18 апреля был преобразован в Бюро по руководству повстанческой борьбой в тылу у оккупантов.

1 марта немцы вошли Киев (фото), и в общем продвинулись в глубь российской территории на 300 км. «Мне ещё не доводилось видеть такой нелепой войны, — писал генерал Макс фон Гофман. — Мы вели её практически на поездах и автомобилях. Сажаешь на поезд горстку пехоты с пулеметами и одной пушкой и едешь до следующей станции. Берёшь вокзал, арестовываешь большевиков, сажаешь на поезд ещё солдат и едешь дальше».

«Армия бросилась бежать, бросая всё, сметая на своем пути», — написал об этих событиях в том же 1918 году первый советский главнокомандующий Н. В. Крыленко. Сбежал и сам Крыленко. Обнаружился позже на железнодорожной станции в Самаре, где со своим штабом захватил цистерну спирта и взял её во временное пользование.

Впрочем, не избежали позора и сепаратисты УНР. Менее чем через 2 месяца, 29 апреля к зданию Центральной рады подошла рота немецких солдат и перекрыла подходы к нему с двух сторон улицы, напротив входа был установлен броневик. Солдаты с пулемётами, револьверами и винтовками наизготовку ворвались в здание. В зале заседаний перед столом президиума немецкий офицер «именем германского правительства» приказал всем присутствующим поднять руки вверх. «Halt! Hände hoch!» — кричали солдаты и стучали прикладами об пол. Самых буйных арестовали и вывели из зала.

18 марта на подписанный мир отреагировали бывшие союзники: «Брестский мир — политическое преступление, которое было совершено против русского народа».

Есть и другое мнение. Историк Ричард Пайпс: «Прозорливо пойдя на унизительный мир, который дал ему выиграть необходимое время, а затем обрушился под действием собственной тяжести, Ленин заслужил широкое доверие большевиков. Когда 13 ноября 1918 года они разорвали Брестский мир, вслед за чем Германия капитулировала перед западными союзниками, авторитет Ленина был вознесён в большевистском движении на беспрецедентную высоту».

Вот как Троцкий объяснял позицию большевиков: «Оглядываясь на пройденный путь, я обрисовал на седьмом съезде партии (март 1918 г.) свою позицию с достаточной ясностью и полнотой. «Если бы мы действительно хотели», — говорил я, — получить наиболее благоприятный мир, мы должны были бы согласиться на него ещё в ноябре. Но никто (кроме Зиновьева) не поднимал голоса за это: мы все стояли за агитацию, за революционизирование германского, австро-венгерского и всего европейского рабочего класса. … бывший австро-венгерский министр Грац говорил, что немцам нужен только какой-либо повод, чтобы поставить нам ультиматум. Они считали, что мы сами напрашиваемся на ультиматум… что мы заранее обязываемся подписать всё, что мы разыгрываем лишь революционную комедию. При таком положении нам, в случае неподписания, грозила потеря Ревеля и других мест, в случае же преждевременного подписания нам грозила потеря симпатий мирового пролетариата».

Ещё Троцкий, 3 октября 1918 г., на заседании ВЦИК: «Ни в ком из нас нет сейчас ни капли злорадства по поводу того, что Германия переживает колоссальную катастрофу. Нет надобности доказывать, что значительная доля этой катастрофы была подготовлена в Бресте немецкой дипломатией, военной, как и штатской».

Большевикам и сейчас бросают обвинение, что они подписали мир ради сохранения власти. Но странно ведь идти к власти с якобы предательским лозунгом о мире, получить эту власть, а потом ради её сохранения подписать обещанный мир. Как-то слишком сложно и запутанно. А вот искренне верить в светлую идею коммунизма, счастье всего человечества, свободу и равенство — это очень просто и логично. «Исконных земель» России никто не раздавал, все мнимые грехи материализовались совсем недалеко от Бреста в 1991 г., в Беловежской пуще.

Брестский мир 1918 — это… Что такое Брестский мир 1918?

        мирный договор между Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией — с другой, заключён в Брест-Литовске (ныне Брест) 3 марта 1918, ратифицирован Чрезвычайным 4-м Всероссийским съездом Советов 15 марта, одобрен германским рейхстагом 22 марта и ратифицирован 26 марта 1918 германским императором Вильгельмом II. С советской стороны договор подписали Г. Я. Сокольников (председатель делегации), Г. В. Чичерин, Г. И. Петровский и секретарь делегации Л. М. Карахан; с другой стороны договор подписали делегации, которые возглавляли: от Германии — статс-секретарь ведомства иностранных дел Р. Кюльман, начальник Генштаба Верховный главнокомандующий на Восточном фронте М. Гофман; от Австро-Венгрии — министр иностранных дел О. Чернин; от Болгарии — посланник и полномочный министр в Вене А. Тошев; от Турции — посол в Берлине И. Хакки-паша.

         26 октября (8 ноября) 1917 Второй Всероссийский съезд Советов принял Декрет о мире, в котором Советское правительство предложило всем воюющим государствам заключить немедленно перемирие и начать мирные переговоры. Отказ стран Антанты от этого предложения вынудил Советское правительство 20 ноября (3 декабря) пойти на сепаратные переговоры с Германией о мире.

         Внутреннее и внешнее положение Советской России требовало подписания мира. Страна находилась в состоянии крайней экономической разрухи, старая армия развалилась, а новая боеспособная рабоче-крестьянская армия не была ещё создана. Народ требовал мира. 2(15) декабря в Брест-Литовске было подписано соглашение о перемирии, а 9(22) декабря начались мирные переговоры. Советская делегация выдвинула в качестве основы переговоров принцип демократического мира без аннексий и контрибуций. 12(25) декабря Кюльман от имени германо-австрийского блока демагогически заявил о присоединении к основным положениям советской декларации о мире без аннексий и контрибуций при условии присоединения правительств стран Антанты к советской формуле о мире. Советское правительство снова обратилось к странам Антанты с приглашением принять участие в мирных переговорах.


27 декабря 1917 (9 января 1918) после 10-дневного перерыва в заседаниях Кюльман заявил, что т.к. Антанта не присоединилась к мирным переговорам, то германский блок считает себя свободным от советской формулы мира. Германские империалисты считали создавшееся в России тяжёлое положение удобным для достижения своих захватнических целей. 5(18) января германская делегация потребовала отторжения от России территории свыше 150 тыс. км2, в том числе Польши, Литвы, части Эстонии и Латвии, а также значительных пространств, населённых украинцами и белорусами. По предложению Советского правительства переговоры были временно прерваны.

         Несмотря на тяжесть условий германского блока, В. И. Ленин считал необходимым их принятие и заключение мира, чтобы дать стране передышку: сохранить завоевания Октябрьской революции, упрочить Советскую власть, создать Красную Армию.

         Необходимость подписания Б. м. вызвала острые внутрипартийные разногласия. В это время значительная часть партийных работников, не считаясь с объективными факторами развития революционного движения, рассчитывала (в связи с нарастанием революционного. кризиса в воюющих странах) на общеевропейскую социалистическую революцию и потому не понимала суровой необходимости подписания мира с Германией. В партии образовалась группа «левых коммунистов» во главе с Н. И. Бухариным, основное утверждение которых сводилось к тому, что без немедленной западноевропейской революции социалистическая революция в России погибнет. Они не допускали каких-либо соглашений с империалистическими государствами и требовали объявить революционную войну международному империализму. «Левые коммунисты» готовы были даже «идти на возможность утраты советской власти» якобы во имя «интересов международной революции». Это была демагогическая авантюристическая политика. Не менее авантюристической и демагогической была и позиция Л. Д. Троцкого (в то время наркома иностранных дел РСФСР), который предлагал: объявить войну прекращенной, армию демобилизовать, но мира не подписывать.

         Упорную борьбу против авантюристической политики «левых коммунистов» и Троцкого возглавил В. И. Ленин, доказывая партии необходимость и неизбежность подписания мира.

         17(30) января переговоры в Бресте возобновились. При отъезде в Брест главы советской делегации Троцкого между ним и председателем СНК РСФСР Лениным было условлено: всячески затягивать переговоры до предъявления Германией ультиматума, после чего немедленно подписать мир. Обстановка на мирных переговорах накалялась.

         Германия отклонила предложение допустить к ведению переговоров делегацию Советской Украины и 27 января (9 февраля) подписала с представителями националистической украинской Центральной рады (См. Центральная рада) сепаратный договор, по которому последняя обязалась поставить Германии за военную помощь Раде в борьбе с Советской властью большое количество хлеба и скота. Этот договор дал возможность немецким войскам оккупировать Украину.

         27—28 января (9—10 февраля) германская сторона вела переговоры в ультимативном тоне. Однако официального ультиматума ещё не было предъявлено. Поэтому возможность проводить в соответствии с решением [от 11 (24) января 1918] ЦК партии тактику затягивания переговоров ещё не была исчерпана. Тем не менее Троцкий 28 января выступил с авантюристической декларацией о том, что Советская Россия войну прекращает, армию демобилизует, но мира не подписывает. Кюльман в ответ на это заявил, что «не подписание Россией мирного договора автоматически влечёт за собой прекращение перемирия». Троцкий отказался от дальнейших переговоров, и советская делегация покинула Брест-Литовск.

         Воспользовавшись разрывом переговоров, австро-германские войска 18 февраля в 12 ч дня начали наступление по всему Восточному фронту. Вечером 18 февраля на заседании ЦК партии после острой борьбы с «левыми коммунистами» большинство (7 — за, 5 — против, 1 — воздержался) высказалось за подписание мира. Утром 19 февраля председатель СНК В. И. Ленин направил в Берлин германскому правительству телеграмму, выражавшую протест против вероломного наступления и согласие Советского правительства подписать германские условия. Однако немецкие войска продолжали наступление. 21 февраля СНК РСФСР принял декрет — «Социалистическое отечество в опасности!». Началось активное формирование Красной Армии, которая преградила врагу путь на Петроград. Лишь 23 февраля от германского правительства был получен ответ, в котором содержались ещё более тяжёлые условия мира. На принятие ультиматума давалось 48 ч. 23 февраля состоялось заседание ЦК РСДРП (б), на котором за немедленное подписание германских условий мира голосовало 7 членов ЦК, против 4, воздержалось 4. Предвидя, что капиталистические государства попытаются напасть на Советскую республику, ЦК единогласно принял решение о немедленной подготовке к защите социалистического отечества. В тот же день Ленин выступил на объединённом заседании фракций большевиков и левых эсеров (См. Левые эсеры) ВЦИК, на большевистской фракции, а затем на заседании ВЦИК. В ожесточённой борьбе против левых эсеров (23 февраля 1918 на заседании ВЦИК они голосовали против Б. м.), меньшевиков, правых эсеров и «левых коммунистов» он добился одобрения ВЦИК решения ЦК партии.

         В ночь на 24 февраля ВЦИК и СНК РСФСР приняли германские условия мира и немедленно сообщили германскому правительству об этом и о выезде советской делегации в Брест-Литовск. 3 марта советская делегация подписала Брестский договор. Экстренно созванный 6—8 марта 7-й съезд РКП (б) одобрил ленинскую политику в вопросе о мире.

         Договор состоял из 14 статей и различных приложений. Статья 1 устанавливала прекращение состояния войны между Советской республикой и странами Четверного союза. От России отторгались значительные территории (Польша, Литва, часть Белоруссии и Латвии). Одновременно Советская Россия должна была вывести войска из Латвии и Эстонии, куда вводились германские войска. Германия сохраняла за собой Рижский залив, Моонзундские острова. Советские войска должны были покинуть Украину, Финляндию, Аландские острова, а также округа Ардагана, Карса и Батума, которые передавались Турции. Всего Советская Россия теряла около 1 млн. км2 (включая Украину). По статье 5 Россия обязывалась провести полную демобилизацию армии и флота, в том числе и частей Красной Армии, по статье 6 — признать мирный договор Центральной рады с Германией и её союзниками и, в свою очередь, заключить мирный договор с Радой и определить границу между Россией и Украиной. Б. м. восстанавливал крайне невыгодные для Советской России таможенные тарифы 1904 в пользу Германии. 27 августа 1918 в Берлине было подписано русско-германское финансовое соглашение, по которому Советская Россия обязана была уплатить Германии в различных формах контрибуцию в размере 6 млрд. марок.

         Б. м., представлявший собой комплекс политических, экономических, финансовых и правовых условий, был тяжёлым бременем для Советской республики. Однако он не затрагивал коренных завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции. Советская республика сохраняла независимость, выходила из империалистической войны, получая мирную передышку, необходимую для восстановления разрушенной экономики, создания регулярной Красной Армии, упрочения Советского государства. Ноябрьская революция 1918 в Германии свергла власть императора Вильгельма II, и Советское правительство 13 ноября 1918 аннулировало Брестский договор.

         Лит.: Ленин В. И., К истории вопроса о несчастном мире, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 35; его же, О революционной фразе, там же; его же, Социалистическое отечество в опасности!, там же; его же, Мир или война?, там же; его же. Доклад на заседании ВЦИК 23 февраля 1918, там же; его же, Несчастный мир, там же; его же. Тяжелый, но необходимый урок, там же; его же, Седьмой экстренный съезд РКП (б). 6—8 марта 1918 г., там же, т. 36; его же, Главная задача наших дней, там же; его же, IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов, 14—16 марта 1918 г., там же: Документы внешней политики СССР, т. 1, М., 1957; История дипломатии, 2 изд., т. 3, М., 1965, с. 74—106; Чубарьян А. О., Брестский мир, М., 1964; Никольников Г. Л., Выдающаяся победа ленинской стратегии и тактики (Брестский мир: от заключения до разрыва), М., 1968; Magnes J. Z., Russia and Germany at Brest-Litovsk. A documentary history of the peace negotiations, N. — Y., 1919.

         А. О. Чубарьян.

        

        Брестский мир 1918 г.


Брестский мир — условия, причины, значение подписания мирного договора

Ленин называл Брестский мир «похабным», хотя и был сторонником его подписания. Троцкий сравнивал свой визит в Брест-Литовск с посещением камеры пыток.

Парадоксально, но договор, который означал для России выход из войны, стал одной из самых позорных и спорных страниц в истории страны.

Брест-Литовский мирный договор

В 1918 году был подписан сепаратный мир между РСФСР и Четверным Союзом.

Для справки: сепаратный мир – это мирный договор с противником, подписанный государством-участником военной коалиции без согласия союзников.

В мировой войне Россия выступала на стороне Антанты. Но, спустя несколько лет, страна уже была истощена. Еще при Временном правительстве стало очевидным, что Россия не сможет дальше продолжать войну.

В 1917-м к власти пришли большевики. Их позиция была простой: «мир без аннексий и контрибуций». Этот лозунг стал главным тезисом Декрета о мире. Власть требовала немедленного прекращения военных действий.

Стоит отметить: в ноябре прошли переговоры о перемирии с бывшими противниками России – Четверным союзом. Страны Антанты приглашение проигнорировали.

Первый этап: начало переговоров

В таблице представлено, кто возглавлял делегации от стран-участников переговоров.

Страна Германия Австро-Венгрия Болгария Османская империя РСФСР
Глава делегации Кюльман Чернин Христо Попов Талаат-бей Иоффе, позже — Троцкий

Переговоры начались 9 декабря. Большевики, основываясь на принципах «Декрета о мире», выдвинули свою позицию: отказ от аннексий и контрибуций и самоопределение народов вплоть до отделения (путем свободного референдума). Разумеется, Германия не собиралась принимать такие условия.

Немецкая сторона заявила, что примет условия, если на такой шаг пойдут и страны Антанты. Большевики инициировали перерыв на 10 дней в надежде убедить бывших союзников России присоединиться к переговорам.

Вскоре немцы выдвинули свое понимание самоопределения народов. Польша, Литва и Курляндия уже «самоопределились» и заявили о своей «независимости», и теперь они могут беспрепятственно присоединиться к Германии, что не расценивалось как аннексия. Иными словами, немецкая сторона не отказывалась от своих территориальных претензий.

Советская сторона предложила компромиссный вариант обмена территориями. Немецкая сторона не приняла это предложение. Российская делегация на следующий день отбыла в Петроград.

22 декабря прибыла делегация Центральной Рады с намерением вести переговоры отдельно от РСФСР. Через три дня вернулась российская делегация, но уже во главе с самим Троцким. Его цель – затягивать переговоры.

Стоит учесть: Центральная Рада – украинский политический орган. Был избран законным путем, но на момент ведения переговоров он уже не контролировал почти всю территорию Украины – ее заняли большевики.

Второй этап: «ни мира, ни войны»

27 декабря немцы открыто заявили, что отклоняют принцип «без аннексий и контрибуций», так как его не приняла Антанта.

Глава делегации ЦР высказал свою позицию. Переговоры они будут вести отдельно от РСФСР. Центральные державы выдвинули условия: Германия и Австро-Венгрия не отказываются от занятых ими территорий. Большевики попросили перерыв на 10 дней.

Лев Давидович Троцкий  (1879-1940) —один из организаторов Октябрьской революции 1917 года, один из создателей Красной армии. В первом советском правительстве — нарком по иностранным делам, затем в 1918—1925 — нарком по военным и морским делам и председатель Реввоенсовета РСФСР.

В Петрограде такой ход событий спровоцировал обострение внутрипартийной борьбы. В конце концов победила размытая позиция Троцкого «ни мира, ни войны».

Третий этап: ультиматум

17 января вместе с Троцким на переговоры прибыла делегация от советской Украины. Немецкая сторона ее не признала.

27 января – переломная дата в переговорах. Центральные державы и ЦР заключили мир. Украина перешла под протекторат Германии.

Вильгельм II (Фридрих Вильгельм Виктор Альберт Прусский (1859-1941) — последний германский император и король Пруссии с 15 июня 1888 года по 9 ноября 1918 года. Царствование Вильгельма было ознаменовано усилением роли Германии как мировой промышленной, военной и колониальной державы.

Вильгельм II выдвинул советской стороне ультиматум – граница по линии Нарва-Псков-Двинск.

На следующий день Троцкий удивил Германию и ее союзников своим заявлением: прекращение военных действий, демобилизация, при этом отказ от подписания мира. Делегация покинула переговоры. То, что случилось, Германия позже использует в своих интересах.

31 января ЦР просит своих немецких союзников о помощи против большевиков. 18 февраля прекращается перемирие.

Армии как таковой у России уже не было, и противостоять наступлению большевики не могли. Немцы быстро продвигались вперед и 21 февраля захватили Минск. Это была реальная угроза для Петрограда.

Советская сторона была вынуждена просить мира. 22 февраля немцы выдвинули более жёсткий ультиматум, по которому Россия отказывалась от огромных территорий.

Большевики согласились на такие условия. 3 марта 1918 года был подписан мир. 16 марта – окончательная ратификация.

Каковы были условия Брестского мира

Ленин признавал, что такой мир «похабный». Требования Германии были жёсткими, но воевать у России не было возможности. Положение немцев позволяло им диктовать любые условия.

Кратко об основных положениях Брестского мира:

  • освободить прибалтийские земли;
  • вывести войска из Украины, признать УНР;
  • освободить Карсскую и Батумскую области;
  • вывести войска из Османской империи.

Текст включал и другие положения:

  • демобилизацию армии;
  • разоружение Черноморского флота;
  • прекращение пропаганды на территории Центральных держав;
  • выплату контрибуций.

Россия окончательно осталась без армии (императорской) и потеряла территории.

Позиция Ленина, Троцкого и Бухарина

В Петрограде не было однозначной позиции о сепаратном мире. Ленин настаивал на подписании договора, пусть и невыгодного. Однако левые коммунисты во главе с Бухариным были категорически против любого мира с империализмом.

Когда стало очевидным, что Германия не откажется от аннексий, за основу была взята компромиссная позиция Троцкого. Он был против военных действий, но рассчитывал на скорую революцию в Германии, что избавило бы большевиков от необходимости идти на невыгодные для них условия.

Ленин настоял на том, чтобы именно Троцкий возглавил делегацию. Но с условием: затягивать до ультиматума, потом сдавать. Однако делегаты отклонили ультиматум, и это стало для Центральных держав формальным поводом снова открыть Восточный фронт.

Немецкая армия продвигалась стремительно, и Ленин настаивал на принятии любых условий противников.

Возникает вопрос: почему Ленин называл Брестский мир позорным, но настаивал на его подписании и дальше? Ответ прост — вождь революции боялся потерять власть. Без армии противостоять немцам Россия не могла.

Левые категорически отклонили унизительный мир. Они полагали, что даже если враги займут Петроград, на Москву они не пойдут, а если потребуется, большевики начнут партизанскую войну.

Позиция левых имела больше сторонников, и только вмешательство Троцкого спасло Ленина от провала. В итоге большевики подписали договор.

Причины и предпосылки подписания Брестского мира

Действительно ли были причины вступать в переговоры с явно проигрывавшими войну Центральными державами? И зачем это было нужно самой Германии?

Большевики пришли под лозунгом прекращения войны. А воевать страна уже действительно не могла (стоит отметить, что политика большевиков посодействовала тому, что Россия осталась без армии).

Изначально Ленин рассчитывал на всеобщий мир без аннексий, а не на невыгодный договор с уже почти проигравшей войну Германией.

Немцы еще с начала войны были заинтересованы в том, чтобы закрыть Восточный фронт. Германия и Австро-Венгрия голодали, и им срочно нужны были поставки продовольствия. Не зря именно договор с УЦР стал переломным в ходе переговоров.

Выход России из Первой мировой войны

Подписание сепаратного мира означало, что Россия вышла из войны. Это событие имело свои плюсы и минусы, но победой его никак нельзя назвать.

С одной стороны, война все-таки прекратилась. С другой, Россия утратила большую часть территории и населения.

Воспользоваться победой Антанты страна также не смогла. Англия и Франция не воспринимали большевистский режим, а договор с Германией тем более лишил страну права на репарации.

Заключение Брестского мира

1 марта российская делегация прибыла в Брест-Литовск (немецкое наступление при этом все еще продолжалось).

Троцкий не хотел ставить подпись под позорным документом. Его взгляды разделяли и другие большевики.

Кто подписал Брестский мир со стороны России? Григорий Сокольников, который сначала тоже отказывался быть председателем делегации.

Советская сторона сразу заявила, что страна идет на условия противников, но в дискуссию вступать не будет. Немецкая сторона возразила, что они могут как принять условия Германии, так и продолжать войну.

3 марта 1918 года был заключен знаменитый Брест-Литовский мир. Это произошло в Белом дворце Брест-Литовской крепости.

Документ состоял из 14 статей, 5 приложений (включая новую карту границ России) и дополнительные договоры.

Итоги, значение и результаты

Сепаратный мир стал тяжелым ударом для России.

Однако Германия проиграла войну, и одним из условий перемирия с Антантой стало аннулирование Брестского договора. 13 ноября договор был отменен и решением ВЦИК.

Брестский мир до сегодняшнего дня получает неоднозначную характеристику историков. Одни считают его предательством, другие – необходимостью. В целом же современные оценки сводятся к одному: переговоры стали дебютом большевиков на международной арене, но такой дебют закончился провалом.

Конечно, последствия оказались для новой власти не такими катастрофическими: все-таки удалось вернуть земли, однако на это ушло время. А мир с Центральными державами еще долго будет использоваться как доказательство спонсирования Ленина немцами.

«Похабный» Брестский мир: исполнилось 102 года крупнейшему поражению России


Брестский мир, который сами его подписанты называли «похабным», был заключен 3 марта 1918 года между советским правительством и Германией. В результате соглашения Россия лишалась Прибалтики, Финляндии, Привисленских губерний, большей части территории Беларуси, а также Украины. «Похабный» мир способствовал закреплению новой геополитической реальности и выходу на историческую арену новых наций и государств, родившихся в схватке континентальных империй за доминирование в Восточной Европе. В «брестской» реальности этот регион живет и сегодня.

Фото: историк.рф



Мир продержался недолго и был аннулирован 13 ноября того же 1918 года. Позже советская Россия вернула большую часть утраченных территорий, однако последствия этого перемирия выходят далеко за пределы короткого периода его действия. По сути, сегодня на постсоветском пространстве мы вновь имеем те же самые «брестские» границы, и это представляется неслучайным.


Зачем большевики подписали Брестский мир?


«Похабный» характер Брестского мира очевидным образом льет воду на мельницу конспирологических теорий, в соответствии с которыми большевики были агентами немецкого влияния, внедренными с целью вывода России из войны и разложения русской армии.


Первая мировая война, как это ни странно, может считаться и «первой гибридной». Конфликтующие стороны не только сражались с помощью оружия, но и задействовали методы информационной войны и «мягкой силы», поддерживая деструктивную оппозицию на территории противника.


То, что Германия и Австрия использовали против России широкий арсенал «гибридных» методов, не подлежит сомнению. Это касалось прежде всего поддержки разного рода национал-сепаратистских движений, в первую очередь украинского.


Системная работа с украинским сепаратизмом велась задолго до войны, первым делом в австрийской Галиции, где создавались тепличные условия для развития украинского движения и, напротив, всячески подавлялся и искоренялся русофильский лагерь. Галиция, превращенная в «украинский Пьемонт», становилась инструментом дестабилизации и российской Украины.


В годы войны при активной австро-немецкой поддержке велась украинская пропаганда среди солдат-малороссов, воевавших в русской армии, а для военнопленных украинского происхождения создавались специальные лагеря, где их обрабатывали в соответствующем духе.


Плоды этих усилий не пропали даром, и украинский сепаратизм «выстрелил» сразу же после Февральской революции, способствуя дальнейшему расшатыванию России.

Фото: ria.ru


Разного рода революционные радикалы, включая большевиков, также были частью этой «гибридной» игры. Космополиты-большевики, выступавшие с пораженческих позиций и проводившие разлагающую пропаганду в русской армии, объективно отвечали интересам Германии в ее борьбе против России.


Безусловно, большевики не были немецкими марионетками и вели свою игру, используя ситуативное совпадение интересов с «немецкими империалистами» в собственных целях. Поэтому Брестский мир не был осознанным «предательством», тем более что большевики не мыслили в категориях российского патриотизма и русских национальных интересов.


Советская власть получила страну с разваливающейся экономикой и деморализованной разложившейся армией (чему в немалой степени поспособствовала и большевистская агитация), поэтому скорейший выход из войны был вопросом банального выживания и сохранения России, пусть и в усеченных границах, в качестве революционного плацдарма.


Впоследствии большевики отплатили немцам, используя против них те же самые «гибридные» методы и помогая немецким революционным силам. Более того, в какой-то момент казалось, что они в одном шаге от успеха, что революция в Германии действительно зажжет пожар мировой революции.


Однако то, с какой легкостью советское правительство рассталось в Бресте с огромными территориями и миллионами населявших их русских подданных, было яркой иллюстрацией космополитизма большевиков, видевших в России исключительно «хворост» для разжигания пожара всемирной социалистической революции.


Это мировоззрение новых хозяев России впоследствии дорого ей обошлось, обернувшись многочисленными кровавыми эксцессами первых десятилетий советской власти.


Брестский мир и национальный вопрос


Вторым не менее значимым аспектом Брестского мира стал национальный вопрос. Континентальные империи, соревновавшиеся за доминирование в Восточной Европе, активно использовали друг против друга национальные сепаратизмы малых народов. Инициатива здесь была не только в руках Германии и Австрии, разжигавших украинский сепаратизм в России. Аналогичным образом действовала и Россия, всячески покровительствуя национальным движениям славянских народов в Австрии.


В начале войны существовали планы создания на обломках «лоскутной» империи славянской конфедерации с центром в России, а чешские панслависты во главе с Карелом Крамаржем (будущим премьер-министром Чехословакии) обсуждали в Петербурге вопрос преобразования Чехии в королевство во главе с одним из представителей дома Романовых.


Увы, после Февральской и тем более Октябрьской революции об этих планах можно было забыть, и теперь уже Германия пыталась выступить в качестве покровителя «угнетенных» народов, населявших Российскую империю.


Немцы «помогали» национальной эмансипации украинцев и прибалтов. Под крылом немецких оккупационных сил заявил о себе и белорусский национализм.


Белорусская народная республика (БНР) была провозглашена 25 марта 1918 года, можно сказать, по горячим следам Брестского мира, а самопровозглашенное белорусское правительство тут же отметилось верноподданнической телеграммой в адрес немецкого кайзера, в которой утверждалось, что «только под обороной Германской державы видит Рада [БНР] добрую долю своей страны в будущем».

Фото: yandex.net


Сразиться за влияние на национальные движения Восточной Европы попробовали и большевики, рассматривая их как своих естественных союзников в борьбе с «мировым империализмом». Именно это в конечном счете предопределило выбор в качестве формы устройства СССР модели федерации национальных республик, созданных по этническому принципу — модели, которая, как покажет время, окажется весьма неустойчивой и конфликтной.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Когда закончилась Первая мировая война для России? К 100-летию Брест-Литовского мира

Для многих россиян 3 марта 1918 года не стало окончанием Первой мировой войны. Более того, концепция «проигранной победы», согласно которой в целом успешный курс действий России во время Первой мировой войны был искусственно оборван революционными потрясениями 1917 года, и страна лишена победы различными революционерами, уже начала действовать. закрепиться среди военных эмигрантов.

Согласно официальному советскому историческому повествованию, Первая мировая война была войной, которая никогда не закончилась. Он не имел собственной «идентичности», становясь катализатором объективных социально-экономических конфликтов и «нулевой точкой» революции 1917 года. Все события после февраля 1917 года рассматривались не как часть самой Первой мировой войны, а как часть революции и гражданской войны. Как по мановению руки, Первая мировая война (которая сама изображалась как серия поражений и неудач) осталась позади в старом автократическом мире; он был выдавлен из истории нового мира, и Брестский мир был не чем иным, как одним из этапов, которые пришлось пройти большевикам на пути к социалистическому будущему.

Когда Россия вышла из Первой мировой войны? Официальный ответ прост: 3 марта 1918 года, когда был подписан сепаратный мирный договор в оккупированном немцами Брест-Литовске. Он был подписан с одной стороны правительством большевиков, а с другой — центральными державами (Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Османская империя). Ключевыми моментами были потеря около 780 000 кв. Км, включая часть Закавказья, Балтийского региона и Украины, а также фактическое признание того, что все военные усилия последних трех с половиной лет были напрасными.В дополнительном протоколе от 27 августа 1918 года Советская Россия согласилась выплатить военную контрибуцию в размере 6 миллиардов марок (официально на содержание военнопленных). Немцы в конечном итоге обладали крупными украинскими запасами железной руды и марганца, которые были очень важны для Германии в контексте продолжающейся войны на истощение.

Но чем был Брест-Литовский мир, и ознаменовал ли он завершение участия России в этой войне? Здесь мы сталкиваемся с двумя ключевыми историческими повествованиями, основанными главным образом на различном отношении к событиям Первой мировой войны, революции 1917 года и последующей Гражданской войны.Это не столько вопрос академического дискурса, сколько исторической памяти, построенной на ценностях и эмоциях, порожденных различным отношением к историческим событиям.

Одна традиция связана с вопросом о том, как эти события интерпретировались в официальном советском историческом нарративе, в котором ключевую роль играла Великая Октябрьская социалистическая революция (основополагающий миф советского государства), а все остальные события были установлены. по отношению к нему в единственной телеологической перспективе.Все «до» было дорогой к революции, а все «после» было достижением и успешным прогрессом. В этом контексте Брестский мир был как завершением мировой войны, в которой народ не нуждался, так и необходимым тактическим ходом перед лицом немецкого военного давления.

Немного исторического контекста

Здесь необходимо уточнить ряд исторических событий. В 1917 году большевики пришли к власти во многом благодаря антивоенной риторике, и их первым указом стал Указ о мире.После нескольких лет войны во всех воюющих странах усилились антивоенные настроения, но именно в России их рост был наиболее сильным. Основные причины заключались в том, что не хватало запчастей, люди устали от позиционной войны, фронт находился далеко от солдатских домов, цели войны были неактуальны для большинства низов (слабое национальное самосознание), Экономическое положение в тылу ухудшалось, и люди были разочарованы результатами кампании 1916 года.

В первую очередь нам нужно принять во внимание растущее чувство несправедливости, разрушающее ткань общества. Солдаты в окопах сочли несправедливым то, что они неделями находились под обстрелом, а другие сидели в тылу. Мобилизованные войска жаловались на тех, кто с помощью взяток или связей умудрился обеспечить себе теплый участок в штабе далеко за линией фронта. Другие считали несправедливым то, что генералы зря рисковали своими жизнями, поскольку они были неспособны привести свои войска к быстрой победе.«Зачем мне жертвовать собой, если плоды победы достаются другим?» В российском обществе чувство несправедливости было направлено против различных бизнесменов и нуворишей, зарабатывающих на контрактах, а также против тех, кого они считали бездарными государственными чиновниками и военачальниками, которых они обвиняли в росте цен и неудачах на фронте. И, наконец, все это недовольство было сосредоточено на человеке, наделенном высшей властью, императоре Николае II. Поразительно, что после двух лет войны общественное мнение практически всего образованного общества было против него, и даже монархисты говорили, что, если монархию нужно спасти, монарх должен быть отстранен от власти.

Первые случаи отказа отдельных частей от наступления произошли уже осенью 1916 года. Неудивительно, что после февральских событий в войсках резко упали дисциплина, боевой дух и готовность жертвовать своими жизнями. Попытки спасти ситуацию путем введения смертной казни, создания «штурмовых отрядов» (тем самым создавая институциональное разделение на боеспособных и небоевых солдат) и «вырубки» легитимности с помощью системы военных комитетов и активной пропаганды не принесли желаемых результатов. .Масштабные переводы старших офицеров привели к появлению новых властей на всех высших руководящих должностях, которые вполне могли отличиться раньше, но тем не менее нуждались во времени, чтобы утвердиться со своими новыми обязанностями. В войсках также не решена проблема несправедливости. Небольшие, но красноречивые примеры можно найти в документации 11 -й армии. В конце апреля солдаты 7 -го Финского стрелкового полка, которые отводились в тыл, отказались участвовать в учениях, требуя, чтобы им было разрешено оставить это время для отдыха и восстановления, и заявив, «если они думают, что мы не готовы к бою, пусть отводят нас прямо в тыл ».[1] В середине мая некоторые части 6 -го Туркестанского полка сопротивлялись попыткам перебросить их в новый район на том основании, что у них недостаточно пулеметов, истощенные ряды и легкая одежда. 6 -й и 7 туркестанские полки вскоре отказались разгрузить части гвардейской дивизии (Павловский полк и 2 -й гвардейский -й стрелковый полк) на фронте до тех пор, пока последняя не подготовит свои окопы. В других случаях причиной непослушания была скудная еда.В мае, например, генерал Алексей Гутор направил очень характерную телеграмму в штаб Юго-Западного фронта: «представляя отчет штаба 17 армии за 5 мая № 1002 и полностью согласен с В его содержании я прошу принять все меры для удовлетворения наиболее важных материальных потребностей армии, то есть продуктов питания, обуви, одежды и нижнего белья, как можно быстрее, и тем самым устранить наиболее острую потребность, прежде чем она станет совершенно очевидной ». [2]

Корниловский мятеж повредил предложенному альянсу между Временным правительством в лице Керенского и высшим военным командованием.Министр-председатель одержал пиррову победу: были арестованы генералы, имена которых недаром связаны с восстановлением боевой готовности армии. Армия продолжала разлагаться, и потеря Керенским этой мощной поддержки привела к успеху октябрьского восстания большевиков. Было бы ошибкой считать, что в этот момент вся армия была на их стороне, но на Северном и Западном фронтах они имели гораздо большую поддержку, чем на Юго-Западном фронте и на Кавказе.В контексте битвы за столицу это имело решающее значение.

Большевики связывали Декрет о мире не столько с окончанием войны, сколько с превращением ее в мировую революцию. Немцы согласились вести переговоры на условиях «мира без аннексии и репараций», хотя отметили, что готовы рассмотреть этот вариант только в случае участия всех противоборствующих сторон. Обе стороны, несомненно, занимали лицемерные позиции: немцы пытались навязать самые обременительные условия, в то время как большевики использовали переговоры как платформу для революционной пропаганды, а сами затягивали этот процесс, надеясь на разрастание революционного кризиса. Германия и в странах Антанты.Учитывая, что народы устали от войны, у немцев был продовольственный кризис, а рабочее движение набирало силу, эти надежды не были напрасными. Проблема заключалась в том, что в распоряжении большевиков не было армии, способной вести революционную войну. Более того, уже в конце 1917 года действующая армия начала стремительно демобилизоваться, и это было подкреплено указом от 10 ноября (23 по старому стилю) о постепенном сокращении численности армии. Параллельно с этим к переговорам присоединилась делегация украинской Рады, что дало немецкой дипломатии больше пространства для маневра.Как только они заключили мирный договор с этой делегацией, немцы ужесточили свою позицию и выдвинули ультиматум, который был отклонен Троцким. Вернее, тогда он предложил формулу «ни войны, ни мира» и расформирование армии. Ему удалось послать приказ прапорщику Крыленко, главнокомандующему большевиками, провести полную демобилизацию, но Ленин отменил его. Немцы истолковали позицию Троцкого как отказ и 18 февраля 1918 года начали крупномасштабное наступление (операция Faustschlag).Демонстрация силы произвела желаемый эффект: Ленин пошел на уступки и подписал договор на еще более сложных условиях, чем те, которые обсуждались ранее. В результате Брестский мирный договор можно было назвать только «позорным». [3]

Фактическое подписание договора привело к политическому кризису: левые эсеры вышли из правительства (СНК), а левые коммунисты (во главе с Николаем Бухариным) выступили против договора, но раскол в партии был предотвращенных благодаря упорной работе Якова Свердлова.Они рассматривали Брестский мир как уступку германскому империализму, отказ от идеалов мировой революции и «капитуляцию» своих товарищей на Украине. [4] Некоторые местные советы даже принимали постановления, призывающие к отмене договора, и выражали опасения по поводу возвращения к власти царя и помещиков. Не было единства и в отношении Брестского мира среди российских промышленников: одни активно сотрудничали с советскими властями в вопросе национализации, другие более позитивно склонялись к миру с Германией (особенно те, кто летом и осенью 1918 г. бежал из Советской России и начал предпринимательскую деятельность в независимой Украине).Третьи придерживались отрицательной точки зрения. [5] Даже контрреволюционный Правый Центр, который был создан в Москве (и который участвовал в поддержке зарождающегося Белого движения на Юге), был разделен по этому вопросу. Некоторые члены Конституционно-демократической партии рассматривали возможность оказания временной поддержки большевикам в контексте неизбежной внешней угрозы. [6]

Стоит отметить, что и Ленин, и немцы прекрасно понимали, что многие условия мира носили в некоторой степени символический характер.Например, ни одна из сторон не прекратила свою пропаганду на территории другой, а к весенне-летнему периоду немецкие войска уже начали постепенно продвигаться на восток, захватив Крым и Ростов-на-Дону. Многие, несомненно, видели в этом слабость большевиков и считали, что завоевания революции теряются. Но ситуация изменилась осенью, когда Центральные державы потерпели поражение. Революция разразилась в Германии в ноябре 1918 года, 11 ноября было подписано Компьенское перемирие, а всего через два года Советская Россия аннулировала Брест-Литовский мирный договор.

Брест-Литовский мир в советском историческом повествовании

В период после Гражданской войны, когда текущие политические события вошли в историю, Брестский мирный договор оказался точкой пересечения двух важных тезисов, узаконивавших Советскую власть: антимилитаристской позиции большевиков (которые воевали с самого начала). за прекращение империалистической войны, которая велась только в интересах крупного бизнеса) и идея окружения врага (именно германский империализм поставил первое в мире «рабочее и крестьянское государство» в крайне тяжелое положение, навязывая нечестный и грабительский покой).Более того, вина была возложена на Антанту и США, поскольку именно они отвергли призыв Ленина к миру и, следовательно, обеспечили проведение только сепаратных переговоров [7]. Неудивительно, что в контексте политического конфликта 1920-х и 1930-х годов и репрессий воспоминания о прежней позиции бывших левых коммунистов превратились в регулярный политический спор и обвинение в оппортунизме, что едва не стоило жизни последним. Советский режим. После Великой Отечественной войны патриотическая линия трактовки событий 1917 года стала набирать силу: царское и Временное правительства обвинялись в проведении антинародной политики, а большевики изображались борющимися за интересы государства. люди.Естественно, упоминания об их роли в развале армии в 1917 году не стали, и Брестский мирный договор был представлен как шаг, который страна была вынуждена сделать.

Не будет преувеличением сказать, что в официальном советском историческом нарративе Первая мировая война была войной, которая никогда не закончилась. Он не имел собственной «идентичности», становясь катализатором объективных социально-экономических конфликтов и «нулевой точкой» революции 1917 года. Все события после февраля 1917 года рассматривались не как часть самой Первой мировой войны, а как часть революции и Гражданской войны.Как по мановению руки, Первая мировая война (которая сама изображалась как серия поражений и неудач) осталась позади в старом автократическом мире; он был вытеснен из истории нового мира, а сам Брест-Литовский мир был не более чем одним из этапов, которые пришлось пройти большевикам на пути к социалистическому будущему. Таким образом, формирование РККА указом от 23 февраля 1918 г. считалось частью истории Гражданской войны, хотя эти события были связаны с нападением немцев на Псков.

Брестский мир в историческом повествовании белоэмигрантов

г.

Другой альтернативный рассказ о Брест-Литовском мирном договоре и окончании Первой мировой войны связан с эмигрантской историографической традицией. Здесь, несомненно, есть конечная точка: 11 ноября 1918 года, день подписания Компьенского перемирия. Эта дата стала ключевым событием в мемориальном календаре многих стран, и Россия не исключение. Напомним, когда некоторые представители власти и общественные деятели в Калининградской области начали проводить мероприятия в память о «забытой войне» 2000-х годов, они выбрали именно эту дату.Даже после этого, когда 1 августа стало официальным Днем памяти на федеральном уровне в соответствии с решением Госдумы в 2013 году, дата 11 ноября не была полностью утеряна. Так, например, Российское военно-историческое общество в этот день регулярно проводит церемонию возложения венков к мемориалу героям Первой мировой войны на Поклонной горе. На символическом уровне это попытка восстановить историческую справедливость и, по сути, сказать, что Россия не должна быть исключена из истории Первой мировой войны, и ее вклад не должен быть записан из общей победы Антанты. .

В этом контексте Брест-Литовский мирный договор рассматривается не как шаг, на который была вынуждена пойти Россия, а как акт предательства национальных интересов страны, предательства усилий российской армии и принесенных ею жертв. Первыми, кто отстаивал эту точку зрения, были русские офицеры, составлявшие костяк Белого движения. Захват власти большевиками считался незаконным (особенно после роспуска Учредительного собрания), как и их право подписывать такие международные документы.Далеко не все альтернативные «белые» правительства признали Брестский мирный договор с Германией: например, на Юге руководство Добровольческой армии во главе с Антоном Деникиным не признало мирный договор, а Временное сибирское правительство, сформированное в Летом 1918 г. объявил о своих тесных связях с Антантой. Созданная в сентябре Уфимская дирекция недвусмысленно заявила, что не признает Брестский мирный договор. Кроме того, весной 1918 года происходили отдельные бои на Кавказском фронте и в Персии, и некоторые из героев этих сражений были последними в Первой мировой войне, награжденными крестом св.Джордж [8].

Кроме того, во Франции остались русские солдаты из так называемого Русского экспедиционного корпуса. Около тысячи из них составили Российский Почетный легион. Весной 1918 года 1 -й батальон был придан марокканской дивизии, с которой он первоначально участвовал в разгроме крупного немецкого наступления. Летом он был реформирован по образцу Французского Иностранного легиона: его численность была доведена до 900 человек, а его командующим стал майор Трамусет.В этой форме батальон с отличием сражался при прорыве линии Гинденбурга в сентябре 1918 года. В октябре генерал Филипп Петен наградил Российский Почетный легион орденом Круа де Герр с ладонью, и героизм, проявленный этим подразделением, позволил ему принять участие. в ноябрьских торжествах в честь окончания войны. Любопытно, что одним из участников этих боев был будущий Маршал Советского Союза ефрейтор Родион Малиновский. За участие в этих действиях он был награжден французским Круа де Герр и Русским Георгиевским крестом третьей степени [9].

Вопрос о том, были ли эти солдаты последними защитниками чести своей страны или простыми наемниками, является спорным, который зависит от того, как кто-то думает о легитимности большевистского правительства и о связи обычного человека с государством. В то же время очевидно, что для многих россиян Первая мировая война определенно не закончилась 3 марта 1918 года. Более того, концепция «проигранной победы», согласно которой в целом успешный курс действий России во время Первой мировой войны Мировая война была искусственно прервана революционными потрясениями 1917 года, и страна была лишена победы различными революционерами, которые уже начали распространяться среди военных эмигрантов.Тем, кто хотел отрицать объективный характер революционных потрясений и краха армии, пришлось искать другие объяснения, которые можно было найти только в области теории заговора. А сама Гражданская война стала продолжением Первой мировой войны.

1. Российский государственный военно-исторический архив, фонд 2148, каталог 1, д. 979, с. 38.

2. Российский государственный военно-исторический архив, фонд 2148, каталог 1, д. 981, с.20.

3. П.В. Макаренко, «Большевики и Брестский мирный договор», Вопросы истории, 2010, № 3, с. 3-21.

4. Войтиков С.С. «Оппозиция в собственном доме: поражение в Первой мировой войне и« национальное »единство в рядах большевистской партии, 1918 г.» Новейшая история России. 2014. № 3. С. 218. 233.

5. М.К. Шацилло, «Реакция российских деловых кругов на Брестский мирный договор 1918 года», Вестник РУДН. Серия: История России, 2010, №1.1. С. 105-117.

6. Ср. Селезнев, «К вопросу о сепаратном мире с Германией в контексте борьбы российских элит (1914-1918 гг.)», Вестник РФФИ, ​​2017, № 1, с. 22-31.

7. А.В. Панцов, «Брестский мирный договор», Вопросы истории, 1990, № 2, с. 60.

8. А.В. Кузьмин, Г. Мазяркин, Д.Н.Максимов, В.Л. Юшко, Кавалеры Военного ордена Георгия Победоносца и Победителя в период 1914-1918 гг., Москва, 2008, с.8.

9. Ср. А.Ю. Павлов, «Русская одиссея» в эпоху Первой мировой войны: российские экспедиционные войска во Франции и на Балканах, Москва, 2011, с. 130–140.

определение brest_peace_treaty и синонимов brest_peace_treaty (английский)

brest_peace_treaty: определение brest_peace_treaty и синонимы brest_peace_treaty (английский)

арабский
болгарский
китайский язык
хорватский
Чешский
Датский
Голландский
английский
эстонский
Финский
французкий язык
Немецкий
Греческий
иврит
хинди
Венгерский
исландский
индонезийский
Итальянский
Японский
корейский язык
Латышский
Литовский язык
Малагасийский
норвежский язык
Персидский
Польский
португальский
румынский
русский
сербский
словацкий
словенский
испанский
Шведский
Тайский
турецкий
вьетнамский

арабский
болгарский
китайский язык
хорватский
Чешский
Датский
Голландский
английский
эстонский
Финский
французкий язык
Немецкий
Греческий
иврит
хинди
Венгерский
исландский
индонезийский
Итальянский
Японский
корейский язык
Латышский
Литовский язык
Малагасийский
норвежский язык
Персидский
Польский
португальский
румынский
русский
сербский
словацкий
словенский
испанский
Шведский
Тайский
турецкий
вьетнамский

содержание сенсагента

  • определения
  • синонимы
  • антонимы
  • энциклопедия

Решение для веб-мастеров

Александрия

Всплывающее окно с информацией (полное содержание Sensagent), вызываемое двойным щелчком по любому слову на вашей веб-странице.Предоставьте контекстные объяснения и перевод с вашего сайта !

Попробуйте здесь или получите код

SensagentBox

С помощью SensagentBox посетители вашего сайта могут получить доступ к надежной информации на более чем 5 миллионах страниц, предоставленных Sensagent.com. Выберите дизайн, который подходит вашему сайту.

Бизнес-решение

Улучшите содержание своего сайта

Добавьте новый контент на свой сайт из Sensagent by XML.

Сканирует продукты или добавляет

Получите доступ к XML для поиска лучших продуктов.

Индексирование изображений и определение метаданных

Получите доступ к XML, чтобы исправить значение ваших метаданных.

Напишите нам, чтобы описать вашу идею.

Lettris

Lettris — любопытная игра-тетрис-клон, в которой все кубики имеют одинаковую квадратную форму, но разное содержание. На каждом квадрате есть буква. Чтобы квадраты исчезли и сэкономили место для других квадратов, вам нужно собрать английские слова (left, right, up, down) из падающих квадратов.

болт

Boggle дает вам 3 минуты, чтобы найти как можно больше слов (3 буквы и более) в сетке из 16 букв. Вы также можете попробовать сетку из 16 букв. Буквы должны располагаться рядом, и более длинные слова оцениваются лучше. Посмотрите, сможете ли вы попасть в Зал славы сетки!

Английский словарь
Основные ссылки

WordNet предоставляет большинство определений на английском языке.
Английский тезаурус в основном является производным от The Integral Dictionary (TID).
English Encyclopedia лицензирована Википедией (GNU).

Перевод

Измените целевой язык, чтобы найти перевод.
Советы: просмотрите семантические поля (см. От идей к словам) на двух языках, чтобы узнать больше.

8539 онлайн посетителей

вычислено за 0,032 с

de brest — Traduction en anglais — Примеры французского


Ces examples peuvent contenir des mots vulgaires liés à votre recherche


Примеры peuvent contenir des mots familiers liés à votre recherche

Генеральный директор по человеческим ресурсам в региональном управлении de Brest .

Генеральный директор по кадрам в администрации области Брест .

Клуб в Бресте организует совместное проживание на 5 человек макс.

Клуб организует автобазу до Брест максимум 5 человек.

Результаты поиска в регионе de Brest sont cependant en baisse.

Однако результаты в районе , Брест, значительно снизились.

Il est à l’origine de la création de sous-réseaux de Bordeaux et de Brest .

Он отвечал за создание подсетей из Бордо и Бреста .

Pour la troisième année consécutive, le club de Brest organisera prochainement un tournoi amical sur KGS.

Уже третий год подряд Клуб Брест вскоре организует товарищеский турнир на сомы.

Déjà confié sur elle la forteresse inabordable De Brest entièrement n’a pas justifié les espoirs, apparemment.

Уже совершенно неприступная Брестская крепость , видимо, не оправдала возлагавшихся на нее надежд.

La pluie avance sous un nuage d’orage Illuminé au-dessus de la rade de Brest .

Дождь продвигается под освещенным грозовым облаком над бухтой Брест .

Фотографии шлюпа Coquillier la Bergère de Domrémy dans le port de commerce de Brest .

Фотографии шлюпа Bergère de Domrémy для выемки гребешков в торговую гавань Брест .

Les premiers coups de l’aviation fasciste étaient acceptés par la forteresse De Brest .

Первые удары фашистской авиации приняла на себя крепость Брест .

Nous sommes sortis de Brest à la place Kobryn.

Выехали Брест в город Кобрин.

Sur le port de Brest : un guitarist, avec des détails.

В Брестская гавань : гитарист, включая детали.

Alors ses parent ont donné sur les moines à la cour De Brest .

Тогда его родственники передали в монахи в суд Брест .

La rade de Brest dans la brume & des vieux gréements.

Брест гавань в тумане и старые багры.

Un graffiti de monstre bougon vert dans la gare de Brest .

График зеленого рычащего монстра на вокзале Брест .

Le pont de Recouvrance vu du château de Brest .

Рекуврансский мост, вид со стороны Брестский замок .

Le château de Brest et le pont de Recouvrance la nuit.

Брест Замок и мост Рекувранс ночью.

Фотографии Saint-Guénolé, un coquillier de la rade de Brest .

Фотографии Saint-Guénolé, шлюпа Brest для выемки морских гребешков.

Le 20 septembre 1867 l’évêque De Brest Ignaty faisait la consécration.

20 сентября 1867 г. совершил хиротонию епископ Брест Игнатий.

C’était Favorisé aussi la poursuite compacte seulement les projeteurs de Brest .

Этому способствовало и компактное участие только конструкторов Брест .

После заключения 1918 года в духе мира De Brest эта организация перешла в Пленбеж.

После заключения в 1918г. Брестского мирного договора эта организация была переименована в Пленбеж.

Советский флаг над Рейхстагом, 1945 год

Солдаты поднимают советский флаг над Рейхстагом, 1945 год.

Фотография «Советский флаг над Рейхстагом» полна символизма и представляет собой исторический момент. Построенный в 1894 году, Рейхстаг по своей архитектуре был великолепен.Здание внесло большой вклад в историю Германии и считалось Красной Армией символом своего врага. Советы наконец захватили Рейхстаг 2 мая 1945 года.

Рядом с фотографией Джо Розенталя, на которой поднимается флаг на Иводзиме, фотография Евгения Халдея, на которой советские солдаты поднимают флаг на крыше здания Рейхстага в Берлине, возможно, является самой известной фотографией Второй мировой войны. Но в отличие от фотографии с Иводзимы, фотография Рейхстага Халдея была инсценировкой и подделкой.

Фотография

Халдея была вдохновлена ​​фотографией Розенталя на Иводзиме.Отметив широкую огласку фотографии с Иводзимы, советские официальные лица (возможно, сам Сталин) приказали Халдею вылететь из Москвы в Берлин, чтобы сделать аналогичное фото, которое символизировало бы победу СССР над Германией. Халдей нес с собой большой флаг, который его дядя сшил для этой самой цели из трех скатертей.

Когда Халдей прибыл в Берлин, он продумал ряд настроек для фотографии, в том числе Бранденбургские ворота и аэропорт Темпельхоф, но остановился на Рейхстаге, хотя советским солдатам уже удалось поднять флаг над этим зданием несколькими днями ранее. .Халдей набрал небольшую группу солдат и 2 мая 1945 года приступил к воссозданию сцены.

Халдей взял с собой в багаж советский флаг.

Советские цензоры, изучавшие фотографию, заметили, что у одного из солдат на каждой руке были наручные часы, что указывало на то, что он грабил.

Вернувшись в Москву, советские цензоры, изучавшие фотографию, заметили, что у одного из солдат на каждой руке были наручные часы, что указывало на то, что он грабил. Они не хотели навязывать этот имидж своей стране.Они попросили Халдея снять одни из часов. Халдей не только сделал это, но и затемнил дым на заднем плане. Полученная фотография была вскоре опубликована в журнале Ogonjok . Она стала версией, получившей мировую известность.

Позже некоторые советские источники утверждали, что дополнительные наручные часы на самом деле были компасами Адрианова и что Советская Армия не упомянула об этом, поскольку знала, что эти часы будут ошибочно приняты за часы, приобретенные путем грабежа трупа, а не за часть стандартного оборудования.Компас Адрианова был военным компасом, разработанным топографом Российской Императорской армии Владимиром Адриановым в 1907 году. Носимые на запястье версии компаса были затем приняты и широко использовались Красной и Советской Армией.

Исходное фото (слева) было изменено (справа) путем редактирования часов на правом запястье солдата.

В дальнейшем фото продолжали переделывать. Флаг был сделан так, чтобы он выглядел более резко развевающимся на ветру. Фотография тоже была раскрашена. На протяжении всей своей жизни Халдей не раскаивался в том, что манипулировал своей самой известной фотографией.Когда его спрашивали об этом, он отвечал: «Это хорошая фотография, исторически значимая. Следующий вопрос, пожалуйста ».

Немецкий журнал Der Spiegel писал: «Халдей видел себя пропагандистом правого дела, войны против Гитлера и немецких захватчиков его родины. За годы до своей смерти в октябре 1997 года он любил говорить: «Я прощаю немцев, но не могу забыть». Его отец и три из четырех его сестер были убиты немцами ».

100-летний Брест-Литовский мирный мир: обзор

Подписание соглашения о перемирии между Германией и ее союзниками и Россией 15.12.1917 в Брест-Литовске. Авторское право: Bundesarchiv, Bild 183-R92623 / CC-BY-SA 3.0

Брест-Литовский мирный договор часто называют «забытым миром» Первой мировой войны. Сегодня, 3 марта, исполняется 100 лет со дня подписания договора между так называемыми Центральными державами и Россией. Хотя договор был аннулирован капитуляцией Германии в ноябре 1918 года, он имел серьезные последствия для Европы.

Когда большевики штурмовали Зимний дворец в Петербурге.В октябре 1917 года в Петербурге под руководством Ленина, когда Временное правительство пало и большевики захватили власть, российские солдаты уже воевали против Центральных держав (сформированных Германским Рейхом, Австро-Венгрией, Османской империей и Болгарией) в Первая мировая война более трех лет. Ленин выступил против войны, которую он уже назвал «буржуазной, империалистической и династической» в своем эссе «Задачи революционной социал-демократии в европейской войне».

Однако тот факт, что большевики инициировали переговоры о прекращении огня с центральными державами вскоре после захвата власти, имел не только идеологические, но и прагматические причины: революционеры хотели укрепить свою власть в России, уставшей от войны. Усилия России также пришли в удобное время для центральных держав: их цель после мирного соглашения заключалась в том, чтобы усилить свое внимание на Западном фронте и сплотить свои силы.

В январе 1918 года в белорусском городе Брест-Литовске начались мирные переговоры с Львом Троцким в качестве главного переговорщика с российской стороны.Он тянул время, надеясь, что революция наступит и в Германии. Тем временем германская делегация подписала мирный договор с Украиной по тактическим причинам, который также называют «Brotfrieden» (мир в обмен на хлеб), поскольку он связывал признание независимости Украины с поставками зерна в Германский рейх. Однако поначалу большевики не поддавались этому влиянию. Только когда позже немцы начали еще одну кампанию на территорию России и завоевали большие позиции, новое российское руководство смягчилось.3 марта в Брест-Литовске был подписан мирный договор.

Результат был катастрофическим для России: Польша и Балтийский регион стали государствами-сателлитами Германии, Финляндия и Украина стали независимыми. Грузия, Армения и Азербайджан перешли к Османской империи. В результате Россия потеряла четверть своей территории, на которой проживало 50 миллионов человек. Кроме того, было согласовано шесть миллионов рейхсмарок в качестве репараций. Это мирный договор, который напоминает Версальский договор, подписанный годом позже, потому что он унизил побежденную сторону.

В конце концов, мнимая победа вернулась к немцам (см. Этот рапорт о НДР). Миллион немецких солдат остался в новых независимых государствах Восточной Европы, чтобы поддержать их. Тем временем центральные державы проиграли войну на Западном фронте. Однако договор дал большевикам драгоценное время для установления своего режима в России. Без мирного договора история Европы, безусловно, развивалась бы иначе.

.