Содержание

Читать книгу Житие Преподобного Сергия Радонежского

ЖИТИЕ И ЧУДЕСА ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ ИГУМЕНА РАДОНЕЖСКОГО,
записанные преподобным Епифанием Премудрым,
иеромонахом Пахомием Логофетом и старцем Симоном Азарьиным.


О КНИГЕ

В основе настоящего издания Жития Преподобного Сергия Радонежского (в переводе на русский язык) лежат две древнерусские редакции Жития, создававшиеся в разное время тремя авторами – Епифанием Премудрым, Пахомием Логофетом (Сербом) и Симоном Азарьиным.

Епифаний Премудрый, известный книжник начала XV века, инок Троице-Сергиевой Лавры и ученик Преподобного Сергия, написал самое первое Житие Преподобного через 26 лет после его смерти – в 1417–1418 годах. Для этого труда Епифаний в течение двадцати лет собирал документальные данные, воспоминания очевидцев и свои собственные записи. Великолепный знаток святоотеческой литературы, византийской и русской агиографии, блестящий стилист, Епифаний ориентировался в своем сочинении на тексты южнославянских и древнерусских Житий, мастерски применив изысканный, насыщенный сравнениями и эпитетами стиль, получиший название «плетение словес». Житие в редакции Епифания Премудрого кончалось преставлением Преподобного Сергия. В самостоятельном виде эта древнейшая редакция Жития не дошла до нашего времени, а ее первоначальный облик ученые реконструировали по позднейшим компилятивным сводам. Помимо Жития, Епифаний создал также Похвальное слово Сергию.

Первоначальный текст Жития сохранился в переработке Пахомия Логофета (Серба), афонского монаха, жившего в Троице-Сергиевом монастыре с 1440 по 1459 год и создавшего новую редакцию Жития вскоре после канонизации Преподобного Сергия, состоявшейся в 1452 году. Пахомий изменил стилистику, дополнил текст Епифания рассказом об обретении мощей Преподобного, а также рядом посмертных чудес, он же создал службу Преподобному Сергию и канон с акафистом. Пахомий неоднократно исправлял Житие Преподобного Сергия: по мнению исследователей, существует от двух до семи Пахомиевых редакций Жития.

В середине XVII века на основе переработанного Пахомием текста Жития (так называемой Пространной редакции) Симон Азарьин создал новую редакцию. Слуга княжны Мстиславской, Симон Азарьин пришел в Лавру, чтобы излечиться от болезни, и был исцелен Архимандритом Дионисием. После этого Симон остался в монастыре и шесть лет был келейником преподобного Дионисия. С 1630 по 1634 год Азарьин состоял Строителем в приписном к Лавре Алатырском монастыре. После возвращения с Алатыря, в 1634 году Симон Азарьин стал Казначеем, а спустя двенадцать лет Келарем монастыря. Кроме Жития Преподобного Сергия, Симон создал Житие преподобного Дионисия, закончив его в 1654 году.

Житие Сергия Радонежского в редакции Симона Азарьина вместе с Житием Игумена Никона, Похвальным словом Сергию и службами обоим святым было напечатано в Москве в 1646 году. Первые 53 главы Симоновой редакции (до рассказа об инокине Мариамии включительно) представляют собой текст Жития Епифания Премудрого в обработке Пахомия Логофета (Серба), который Симон разбил на главы и несколько переработал стилистически. Следующие 35 глав принадлежат собственно Симону Азарьину. Готовя Житие к изданию, Симон стремился собрать наиболее полный список сведений о чудесах Преподобного Сергия, известных со времени кончины святого до середины XVII века, но на Печатном дворе, как пишет сам Азарьин, мастера с недоверием отнеслись к его рассказу о новых чудесах и по своему произволу напечатали только 35 глав о чудесах, собранных Симоном, опустив остальные. В 1653 году по поручению Царя Алексея Михайловича Симон Азарьин доработал и дополнил Житие: он вернулся к неопубликованной части своей книги, добавил в нее ряд новых рассказов о чудесах Преподобного Сергия и снабдил эту вторую часть обширным предисловием, однако эти дополнения не были тогда изданы.

Первый раздел настоящего текста включает в себя собственно Житие Преподобного Сергия Радонежского, кончающееся его преставлением. 32 главы этого раздела представляют собой редакцию Жития, сделанную Пахомием Логофетом. Второй раздел, начинающийся повествованием об обретении мощей Сергия, посвящен посмертным чудесам Преподобного. Он включает в себя редакцию Жития Симона Азарьина, опубликованную им в 1646 году, и его позднюю часть 1653 года, содержащую добавления о новых чудесах и начинающуюся с предисловия.

Первые 32 главы Жития, а также Похвальное слово Преподобному Сергию приводятся в новом переводе, сделанном в ЦНЦ «Православная Энциклопедия» с учетом перевода М. Ф. Антоновой и Д. М. Буланина (Памятники литературы Древней Руси XIV – сер. ХV в. М., 1981. С. 256–429). Перевод глав 33–53, также как и остальных 35 глав, принадлежащих перу Симона Азарьина, осуществлен Л. П. Медведевой по изданию 1646 года. Перевод позднейших добавлений Симона Азарьина 1653 года сделан Л. П. Медведевой по рукописи, изданной С. Ф. Платоновым в Памятниках древней письменности и искусства (СПб., 1888. Т. 70). Разбивка на главы Пахомиевой редакции Жития сделана в соответствии с книгой Симона Азарьина.


ЖИТИЕ
ПРЕПОДОБНОГО И БОГОНОСНОГО ОТЦА НАШЕГО
ИГУМЕНА СЕРГИЯ ЧУДОТВОРЦА,
написанное Епифанием Премудрым
(по изданию 1646 года)


Глава 1
ВСТУПЛЕНИЕ

Слава Богу за все и за все дела, ради которых всегда прославляется великое и трисвятое приснославимое имя! Слава Вышнему Богу, в Троице славимому, Который есть наше упование, свет и жизнь, в Которого мы веруем, в Которого мы крестились. Которым мы живем, движемся и существуем! Слава Показавшему нам жизнь мужа святого и старца духовного! Господь знает, как прославить славящих Его и благословить благословляющих Его, и всегда прославляет Своих угодников, славящих Его чистой, богоугодной и добродетельной жизнью.

Благодарим Бога за Его великую благость к нам, как сказал апостол: «Благодарение Богу за неизреченный дар Его! » [2 Кор. 9, 15]. Ныне же мы должны особенно благодарить Бога за то, что Он даровал нам такового святого старца, я говорю о господине Преподобном Сергии, в нашей Русской земле и в нашей северной стране, в наши дни, в последние времена и годы. Гроб его находится у нас и перед нами, и, приходя к нему с верой, мы всегда получаем великое утешение нашим душам и большую пользу; воистину это великий дар, дарованный нам от Бога.

Я удивляюсь тому, что минуло столько лет, а Житие Сергия не написано. Я горько опечален тем, что с тех пор как умер этот святой старец, пречудный и совершенный, прошло уже двадцать шесть лет, и никто не дерзнул написать о нем – ни близкие ему люди, ни далекие, ни великие, ни простые: великие не хотели писать, а простые не смели. Через год или два после смерти старца я, окаянный и дерзкий, осмелился начать это дело. Вздохнув к Богу и попросив молитв старца, я начал подробно и понемногу описывать жизнь старца, говоря самому себе: «Я не возношусь ни перед кем, но пишу для себя, про запас, на память и для пользы». За двадцать лет у меня составились свитки, в которых для памяти были записаны некоторые сведения о жизни старца; часть записей была в свитках, часть в тетрадях, но не по порядку – начало в конце, а конец в начале.

Так я ждал в то время и в те годы, желая, чтобы кто-нибудь значительнее и разумнее меня написал о Сергии, а я бы пошел поклониться ему, чтобы и меня он поучил и вразумил. Но, расспросив, я услышал и точно узнал, что никто и нигде так и не собрался написать о старце; и когда я вспоминал или слышал об этом, то недоумевал и размышлял: почему тихая, чудная и добродетельная жизнь Преподобного оставалась не описанной столь долгое время? Я несколько лет пребывал как бы в безделье и в размышлении, недоумевая, скорбя в печали, удивляясь умом, побеждаемый желанием. Наконец меня объяло непреодолимое желание хотя бы как-то начать писать, пусть немногое из многого, о жизни Преподобного старца.

Я нашел старцев, мудрых в ответах, рассудительных и разумных, и спросил их о Сергии, чтобы разрешить свое сомнение, следует ли мне о нем писать. Старцы сказали мне в ответ: «Насколько плохо и не подобает спрашивать о жизни нечестивых, настолько же не подобает забывать жизнь святых мужей, не описывать ее, предавать молчанию и оставлять в забвении. Если будет написано Житие мужа святого, то от этого будет большая польза и утешение и писателям, и рассказчикам, и слушателям; если же не будет написано Житие святого старца, а знавшие и помнившие его умрут, то нужно ли такую полезную вещь оставлять в забвении и, как пучине, предавать молчанию. Если не будет написано его Житие, то как узнать незнавшим его, каков он был или откуда происходил, как родился, как вырос, как постригся, как воздержанно подвизался, как он жил и каков был конец его жизни? Если же Житие будет написано, то, услышав о жизни старца, кто-нибудь последует его примеру и от этого получит пользу. Великий Василий1 пишет: «Будь подражателем праведно живущим и запечатлей их жизнь и деяния в своем сердце». Видишь, он повелевает Жития святых писать не только на пергамене, но и в своем сердце пользы ради, а не скрывать и не таить, ведь следует хранить тайну цареву, а дела Божии проповедовать – дело доброе и полезное».

Поэтому мне пришлось допытываться и расспрашивать древних старцев, хорошо и точно знавших жизнь его, как говорит Священное Писание: «Спроси отца своего, и он возвестит тебе, и старцев твоих, и они скажут тебе» [Втор. 32, 7]. Все, что я услышал и узнал, сказали мне отцы, кое-что я услышал от старцев, кое-что видел своими глазами, что-то слышал из уст самого Сергия, что-то узнал от человека, прислуживавшего ему немалое время и лившего воду на руки его, и еще кое-что я слышал от старшего брата Сергия Стефана, родного отца Феодора, Архиепископа Ростовского2; часть сведений я узнал от других старцев, древних летами, достоверных очевидцев рождения Сергия, воспитания, обучения грамоте, возмужания и юности – до самого пострижения его; третьи старцы были очевидцами и правдивыми свидетелями его пострижения, начала пустынножительства и поставления его на игуменство; о других событиях у меня были другие повествователи и рассказчики.

Однако, взирая на множество трудов и великих подвигов старца, я был как бы безгласен и бездеятелен, ужасаясь, недоумевая и не находя нужных слов, достойных его деяний. Как могу я, бедный, в нынешнее время по порядку описать все житие Сергия и рассказать о многих его подвигах и бессчетных трудах? С чего начну, чтобы по достоинству поведать слушателям обо всех его деяниях и подвигах? Что подобает вспомнить прежде всего? Какие слова нужны для похвалы ему? Откуда возьму искусство, необходимое для этого рассказа? Как поведаю такую трудно передаваемую повесть – не знаю, не будет ли это выше моих сил? Как невозможно маленькой лодке увезти большой и тяжелый груз, так же превосходит нашу немощь и ум этот рассказ.

Хотя этот рассказ выше наших сил, но мы все же молимся Всемилостивому и Всесильному Богу и Пречистой Его Матери, чтобы Он вразумил и помиловал меня, неученого и неразумного, чтобы Он дал мне дар слова, который раскроет уста мои, – не моего ради недостоинства, но ради молитв святых старцев. Я призываю на помощь самого Сергия с осеняющей его духовной благодатью, чтобы он был мне помощником и поддержкой в рассказе, а также его стадо, призванное Богом, – благое сообщество, собор честных старцев. К ним я со смирением припадаю, касаюсь стоп их и призываю и побуждаю на молитву. Я всегда очень нуждаюсь в их молитвах, особенно же сейчас, когда начинаю это описание и хочу рассказать эту повесть. Пусть никто не осуждает меня, дерзающего на это: я сам не имел бы возможности и сил начать это повествование, но любовь и молитва Преподобного старца влечет и тревожит мой ум и принуждает рассказывать и писать.

Следует яснее сказать, что хотя бы я, недостойный, и мог писать, но мне все же следовало бы со страхом молчать и на уста свои наложить перст, зная свою немощь, а не произносить устами неподобающие слова, и не следовало бы дерзать на дело, которое выше моих способностей. Однако печаль напала на меня и сожаление охватило меня: жизнь этого великого святого старца, знаменитого и прославленного, всюду известна – в дальних странах и городах рассказывают об этом муже, известном и славном, и за столько лет Житие его не было составлено и написано! Я думал это предать молчанию и погрузить в пучину забвения. Если житие старца не будет описано, но предано забвению, если у нас не останутся воспоминания и писания о нем, то святому старцу от этого не будет вреда, ведь тем, имена которых Богом записаны на Небесах, нет надобности в писаниях и воспоминаниях человеческих. Но мы сами тогда не получим пользы, пренебрегши таким полезным делом. И поэтому, все собрав, начинаем наше повествование, чтобы и другие монахи, не видевшие старца, прочли этот рассказ, последовали добродетели старца и поверили в его жизнь, ведь сказано: блаженны невидевшие и уверовавшие [Ин. 20, 29]. Одна забота печалит и удручает меня более других: если я не напишу и никто другой не напишет Жития, то боюсь быть осужденным, согласно притче о негодном рабе, закопавшем талант и обленившемся3. Добродетельный старец Сергий, чудный страстотерпец, неленостно всегда подвизался в добрых подвигах и никогда не был праздным – мы же не только сами не подвизаемся, но даже об известных чужих трудах, которыми полна жизнь Сергия, ленимся сообщить в повести, рассказать слушателям.

Теперь же, если Бог подаст, я хотел бы начать с самого рождения старца и описать его младенчество, детство, юность, иноческую жизнь, игуменство – до самой кончины его, чтобы не были забыты его великие подвиги, чтобы не была забыта его жизнь, чистая, тихая и богоугодная, но, смущенный, я боюсь приступить к написанию повести, не смею и недоумеваю, как начать писать, ведь это дело выше моих сил, поскольку я немощен, неучен и неразумен.

Однако я надеюсь на Милосердного Бога и на молитву Его угодника, Преподобного старца, и прошу у Бога милости, благодати, дара слова, разума и памяти. И если Бог подаст мне это, вразумит и научит меня, Своего недостойного раба, то я не отчаиваюсь получить Его благую милость и сладостную благодать. Ибо Он может творить все что хочет: может даровать слепым прозрение, хромым хождение, глухим слух, немым речь. Так и мое помрачение ума Он может просветить, неразумие поправить и мое неумение сделать умением во имя Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего: «…без Меня не можете делать ничего» [Ин. 15, 5] и еще: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете» [Мф. 7, 7]. Я призываю на помощь Господа Бога нашего, Спасителя и Помощника, ибо Он есть Бог наш, щедрый Даятель благ, Дарователь богатых даров, премудрости Наставник и Податель разума, заблуждающихся Исправление, научающий людей разуму, дающий умение неумеющим, дающий молитву молящемуся, дающий просящему мудрость и разум, дающий всякое благое дарование, дающий дар на пользу просящим, дающий хитрость незлобивым и юному отроку – благоразумие и ум, проповедание же слов Его просвещает и дает разум младенцам.

На этом я заканчиваю предисловие, помянув Бога и призвав Его на помощь: благо есть с Богом начать дело, и с Богом кончить его, и с Божиими рабами беседовать, и о Божием угоднике писать повесть. Начнем же самое главное – возьмемся за повествование, приступим к началу рассказа и так начнем описание жизни старца в Боге.


Глава 2
НАЧАЛО ЖИТИЯ СЕРГИЯ

Благослови, отче! Преподобный отец наш Сергий родился от родителей благородных и благоверных – от отца, звавшегося Кириллом, и матери по имени Мария, которые были Божиими угодниками, праведными пред Богом и людьми и исполненными и украшенными всякими добродетелями, что Бог любит4. Бог не попустил, чтобы младенец, которому предстояло воссиять, родился от неправедных родителей, но сначала Бог создал и предуготовал таковых праведных родителей и потом от них произвел Своего угодника. О достохвальная чета! О блаженнейшие супруги, бывшие родителями таковому младенцу! Сначала подобает почтить и похвалить родителей его, и это будет неким добавлением к похвалам и почестям ему. Ибо было необходимо, чтобы Сергий был дарован Богом для блага, спасения и пользы многих людей, и поэтому не пристало таковому младенцу родиться от неправедных родителей, и другим, то есть неправедным, родителям не пристало бы родить таковое дитя. Бог его даровал только тем, избранным, родителям, что и случилось: добро с добром соединилось и лучшее с лучшим.

Было же и чудо некое до рождения его: случилось нечто такое, что нельзя предать забвению. Когда ребенок еще был в утробе матери, однажды в воскресенье мать его пришла в церковь, как обычно, ко святой литургии. Она стояла с другими женщинами в притворе, а когда должны были приступить к чтению святого Евангелия и все люди стояли молча, младенец внезапно вскрикнул в утробе матери, так что многие изумились этому крику – преславному чуду, совершившемуся с младенцем. И вот снова, в самом начале Херувимской песни, на словах «Иже херувимы…», младенец внезапно начал громко верещать в утробе, еще громче, чем в первый раз, и его голос разносился по всей церкви. Мать его стояла в ужасе, и женщины, бывшие там, недоумевали и говорили: «Что же будет с этим младенцем?» Когда же иерей возгласил: «Вонмем. Святая святым!» – младенец снова, в третий раз, громко закричал.

Мать его чуть не упала на землю от сильного страха и, ужасаясь, охваченная сильным трепетом, начала тихо плакать. Остальные женщины подошли к ней и стали расспрашивать: «Нет ли у тебя за пазухой младенца в пеленках, мы слышали детский крик, раздававшийся на всю церковь?» Она же в растерянности, из-за сильных рыданий, не могла им ответить, лишь промолвила: «Спросите, – сказала она, – у других, а у меня нет ребенка». Они же допытывались, спрашивая друг друга, искали и не нашли, потом снова обратились к Марии, говоря: «Мы по всей церкви искали и не нашли младенца. Кто же тот младенец, который кричал?» Мать его, не в силах утаить того, что произошло и о чем они спрашивали, ответила им: «Младенца за пазухой у меня нет, как вы думаете, но в утробе у меня ребенок, еще не родившийся. Он и кричал». Женщины сказали ей: «Как может быть дарован голос младенцу до рождения, еще находящемуся в утробе?» Она же ответила: «Я сама тому удивляюсь, я вся объята страхом и трепещу, не понимая случившегося».

Женщины, вздыхая и бия себя в грудь, возвращались каждая на свое место, говоря про себя: «Что это будет за ребенок? Да будет о нем воля Господня». Мужчины, бывшие в церкви и все это слышавшие и видевшие, в ужасе стояли молча, пока иерей не закончил святую литургию, снял ризы свои и отпустил людей. Все разошлись восвояси, и страшно было всем, слышавшим это.

Мария же, мать его, с того дня, когда было это знамение и происшествие, жила благополучно до родов и носила младенца в утробе, как некое бесценное сокровище, как драгоценный камень, как чудесный жемчуг и как сосуд избранный. Когда она носила в себе ребенка и была им беременна, она себя блюла от всякой скверны и от всякой нечистоты, ограждала себя постом, избегала всякой скоромной пищи, мяса, молока и рыбы не ела, питаясь лишь хлебом и овощами; от вина Мария совершенно воздерживалась, а вместо различных напитков пила одну только воду и ту понемногу. Она часто тайно, наедине сама с собой, с воздыханиями и слезами молилась Богу, говоря: «Господи! Спаси и убереги меня, убогую рабу Твою, и младенца, которого я ношу в утробе моей, спаси и сохрани! Ты, Господи, хранишь младенцев [Пс. 114, 5], – да будет воля Твоя, Господи! И да будет имя Твое благословенно во веки веков! Аминь!»

Так Мария жила до самого рождения ребенка, особенно прилежала она посту и молитвам, так что само зачатие и рождение дитяти были исполнены поста и молитв. Мария была добродетельна и весьма богобоязненна и уже до рождения младенца поняла и уразумела это чудесное о нем знамение и явление. Она советовалась с мужем своим, говоря: «Если у нас родится мальчик, давай, по обету, принесем его в церковь и отдадим Благодетелю всех Богу», что и сбылось. О вера славная! О любовь благая! Еще до рождения ребенка родители обещали принести и отдать его Дарователю благ Богу, как в древности сделала Анна пророчица, мать пророка Самуила5.

Когда пришло время, Мария родила младенца. Радуясь его рождению, родители позвали к себе родственников, друзей и соседей и веселились, славя и благодаря Бога, давшего им такое дитя. После рождения его, когда младенец был завернут в пеленки, нужно было его подносить к груди, но когда случалось, что мать ела какую-нибудь мясную пищу до сытости, тогда младенец никак не хотел брать грудь; и так было не один раз, но иногда день, иногда два дня ребенок не ел. Из-за этого мать младенца и ее родственники были удручены страхом и печалью, они с трудом поняли, что младенец не хочет пить молоко, когда кормящая его питается мясом, но согласен пить только если она не будет разрешаться от поста. С той поры мать воздерживалась в еде и постилась, а младенец начал питаться ее молоком во все дни, как и подобает.

Пришел день исполнить обет матери его: после шести недель, то есть на сороковой день после рождения ребенка, родители принесли его в церковь Божию, отдавая, как и обещали, Богу, даровавшему его. Тут же они повелели священнику совершить над ним Божественное Крещение. Священник, огласив младенца и прочтя над ним многие молитвы, с духовной радостью и со тщанием крестил его во имя Отца и Сына и Святого Духа и нарек во Святом Крещении Варфоломеем. Священник вынул ребенка, обильно принявшего от Святого Духа бла

Читать онлайн электронную книгу Житие Преподобного Сергия Радонежского — ГЛАВА IV. БРАТЬЯ В ПУСТЫНЕ бесплатно и без регистрации!

Горящее сердце — Стефан и Вафеоломей водворяются в пустыне — Первая келлия и первая церквица — Восторг юнаго подвижника — Пустынныя скорби — Стефан оставляет брата/ (1339-1342)

Расстался Варфоломей с Радонежем и пошел в Хотьков, который теперь был для него роднее Радонежа. Можно ли изяснить то блаженное состояние, в каком находилась тогда его чистая душа, вся объятая пламенем Божественной любви? Опытные в духовной жизни подвижники говорят, что в начале подвига душа обыкновенно горит неизяснимою жаждою подвига; все кажется возможным, всякий труд — легким, всякое лишение — ничтожным.

Благодать Божия, как нежная, любящая мать, дает новоначальному подвижнику вкусить тех благ неизреченных, которыя ожидают его по совершении подвига, — дает без всякой с его стороны заслуги, для того, чтобы он знал, что получит по очищении своего сердца от страстей, и потому не ослабевал в борьбе с врагами спасения. И блажен, кто не был рабом своих страстей, кто сохранил непорочность девства в юности, и от юности взял крест свой, чтоб идти за Господом! Тогда как другие подвижники всю жизнь свою проводят в тяжкой борьбе со своими страстями, и благодать Божия действует в них сокровенно, лишь изредка утешая их сладостным ощушешем своего присутствия, и снова скрываясь, дабы они не впали в высокое о себе мнение, — сей избранник благодати, за свою детскую простоту, за чистоту своего сердца, незнакомаго с грязью порока, скоро сподобляется благодатнаго покоя бесстрастия. К таковым, по преимуществу, можно отнести слово Лествичника: «изшедший от мира по любви к Богу в самом начале приобретает огнь, который, быв ввержен в вещество (страстей), вскоре возжжет сильный пожар» и истребит страсти. К числу таких избранников благодати принадлежал и Варфоломей. Давно горел в душе его этот благодатный огонь, а теперь он проник все его духовное существо. Его мысль уже витала в дебрях пустынных…

В Хотькове, как уже знают читатели, смиренно подвизался, вблизи трех дорогих могил, старший брат Варфоломея Стефан. К нему-то и спешил блаженный юноша. Скромный, с детства привыкший подчинять свою волю воле старших, он и теперь боялся положиться на себя, и надеялся иметь в брате-иноке верного спутника и опытного руководителя на новом многотрудном жизненном пути. Оставаться в Хотькове у него не было намерения, — его душа жаждала безмолвия пустыни: чем больше представляла труда одинокая жизнь пустынника, чем больше было в ней лишений, тем для него казалось лучше.

И вот, Варфоломей в Хотьковской обители. Он упрашивает брата идти с ним искать места для пустынножительства. Стефан не вдруг решается на такой подвиг. Недавний мирянин, поступивший в монастырь не столько по влечению чистой любви к Богу, сколько потому, что его сердце, разбитое семейным горем, искало врачевания в тишине святой обители, он не думал принимать на себя подвига выше меры своей, и желал проходить обычный путь жизни монашеской в стенах монастырских. Но Варфоломей просит, умоляет, и добросердечный Стефан уступает наконец неотступным просьбам любимаго младшаго брата и — «принужен быв словесы блаженнаго» — соглашается. Братья оставляют гостеприимную обитель и идут в самую глушь соседних лесов…

В те времена каждый, желавший уединенной жизни, мог один или с товарищем свободно идти в лес, на любом месте строить себе хижину или копать пещеру и селиться тут. Земли было много свободной, не принадлежавшей частным владельцам. Когда собиралось около пустынников несколько человек, то строили церковь, испрашивали у князя право на владение местом, а у местнаго святителя — разрешение освятить церковь, и обитель основывалась. Но Варфоломей не думал строить обитель, не желал собирать около себя братию, — у него было одно заветное желание: укрыться навсегда от мира в глубине непроходимой чащи лесной, укрыться так, чтобы мир никогда не нашел его и совсем позабыл отшельника.

Долго ходили братья по окрестным лесам; наконец им полюбилось одно место, удаленное не только от жилищ, но и от путей человеческих. Это место было Самим Богом предназначено к устроению обители: над ним и прежде видали достойные люди — одни свет, другое огонь, а иные ощущали благоухание. Оно находилось верстах в десяти от Хотькова и представляло небольшую площадь, которая возвышалась над соседнею местностью в вид маковки, почему и названа Маковцем или Маковицею. Глубокая дебрь с трех сторон окружала эту Маковицу; густой лес до котораго еще никогда не касалась рука человеческая, одевал ее со всех сторон сплошною чащей, высоко поднимая к небу свои тихо шумящая вершины… В окружающих эту возвышенность дебрях можно было найти немного и воды, хотя ходить за нею было и неблизко. «Любуясь первобытною красотою местности, — говорит святитель Платон, — Варфоломей представлял себе в мысли земной рай, в котором жили праотцы рода человеческаго в невинном состоянии, до грехопадения».

Мы не можем представить себе того восторга, который наполнял тогда душу и сердце молодаго отшельника! Наконец-то сбываются его заветные желания, его задушевные мечты: вот она — давно желанная пустыня, вот он — дремучий лес!.. Мир со всею его суетой, с его житейскими треволнениями остался там, где-то далеко позади Варфоломея; отшельник более не вернется туда, — здесь он найдет свой покой, здесь поселится навсегда, будет беседовать с Единым Богом, разделяя труды с своим родным не по плоти только, но и по духу братом!..

Горячо помолились братья на избранном месте пустыннаго жития; предавая самих себя в руки Божии, они призывали Божие благословение и на самое место своих будущих подвигов. Потом стали рубить лес; с великим трудом переносили они тяжелые бревна на своих, хотя и привычных к труду, но все же боярских плечах; мало-помалу редела чаща лесная, открывая место, на котором в последствии суждено было Богом процвести славной Лавре Сергиевой. Отшельники устроили себе сначала шалаш из древесных ветвей, а потом убогую келлийку; наконец, подле келлии, поставили и малую церквицу. Все это было сделано руками самих братьев-трудников; они не хотели приглашать посторонних людей, потому что телесный труд был необходимым условием самой жизни подвижнической.

Когда церковь была готова к освящению, Варфоломей сказал Стефану: «по плоти ты мне старший брат, а по духу — вместо отца; и так, скажи мне: во имя какого Святаго следует освятить нашу церковь? Какой будет ея престольный праздник?»

— Зачем спрашиваешь меня о том, что сам лучше меня знаешь? — отвечал ему старший брат. — Ты, конечно, помнишь, как не раз покойные родители наши, при мне, говорили тебе: «Блюди себя, чадо: ты уже не наше, а Божие; Господь Сам избрал тебя прежде твоего рождения и дал о тебе доброе знамение, когда трижды возгласил ты во чреве матери, во время литургии». И пресвитер, тебя крестивший, и чудный старец, нас посетивший, говорили тогда, что это трикратное проглашение твое предзнаменовало, что ты будешь учеником Пресвятая Троицы; и так пусть церковь наша будет посвящена Пресвятому Имени Живоначальныя Троицы; это будет не наше смышление, а Божие изволение: пусть же благословляется здесь имя Господне отныне и во веки!»

Вздохнул из глубины сердца юный подвижник и сказал брату: «Ты высказал, господин мой, то самое, что давно было у меня на душе, чего я всем сердцем желал, но не дерзал высказать. Любезно мне слово твое: пусть эта церковь будет освящена во Имя Пресвятыя Троицы. Ради послушания я вопрошал тебя; не хотелось мне иметь в сем волю свою, и вот Господь не лишил меня желания сердца моего!»

«В сем рассуждении Варфоломея, замечает один его жизнеописатель, открылось его глубокое духовное просвещение: самым наименованием храма он проповедывал всем главнейшую истину Христианства — о Триипостасном Божестве».

This file was created
with BookDesigner program
[email protected]
13.05.2008

:: Читать — Оглавление — Книга «Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей» — Ткаченко Александр Борисович — ЛитЛайф — книги читать онлайн

Александр Борисович Ткаченко

Александр Борисович Ткаченко

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей

К 700-летию со дня рождения преподобного Сергия Радонежского

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _1.jpg

Дорогой читатель!

Выражаем Вам глубокую благодарность за то, что Вы приобрели легальную копию электронной книги издательства «Никея». Если же по каким-либо причинам у Вас оказалась пиратская копия книги, то убедительно просим Вас приобрести легальную. Как это сделать – узнайте на нашем сайте www.nikeabooks.ruЕсли в электронной книге Вы заметили какие-либо неточности, нечитаемые шрифты и иные серьезные ошибки – пожалуйста, напишите нам на [email protected]

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _2.jpg

Спасибо!

Допущено к распространению Издательским cоветом Русской Православной Церкви ИС 14-401-0080

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _3.jpg

Иллюстрации Елены Кабировой

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _4.jpg

Таланты у людей бывают разные. Кто-то умеет красиво рисовать, кто-то – быстро бегать и высоко прыгать, а у кого-то – хороший музыкальный слух. Одним с легкостью даётся учёба в школе, другим – искусство танца или пения. Но что же делать, когда та же учёба ну никак не идёт в голову, хоть плачь? Неужели только талантливые дети могут учиться хорошо? Конечно же нет! Дело в том, что все таланты людям даёт Бог, каждому – в свою меру. И если ты чувствуешь, что тебе не хватает сил и способностей для чего-то, то всегда можно попросить Бога о помощи – попросить у него талант к этому сложному для тебя делу. Ведь не зря в народе говорят: у Бога – всего много. Это в том смысле, что Богу не жалко для человека ничего. Главное, чтобы пользовался он этим полученным от Бога талантом на благо себе и другим людям. Ну а если у тебя есть сомнения в таком способе – то вот история одного из самых почитаемых русских святых, у которого в детстве тоже никак не получалось… Впрочем, лучше прочесть историю с самого начала и узнать всё по порядку.

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _5.jpg

Однажды у ростовского боярина Кирилла заблудились жеребята. Разбрелись с луга по окрестным березнякам, ищи-свищи их… Лошади вообще животные умные, на пастбище держатся вместе, далеко от знакомых мест не уходят. А дети – что людские, что лошадиные, известное дело, всё норовят приключений себе найти. Убежали жеребята с луга, не вернулись домой вместе с остальным табуном. Что теперь делать? Неровён час, волки на них нападут, или в болотной трясине жеребята увязнут. А надо сказать, что боярин Кирилл, хоть и был знатным человеком, но нрав имел простой и от крестьянского труда своих детей не ограждал. Другой бы отправил слуг искать потерявшуюся скотину, и делу конец. Кирилл же послал на поиски жеребят своего среднего сына Варфоломея. Знал, что лошадей мальчик любит. Вот пускай и соберёт загулявших коньков. Всё больше проку, чем впустую дома сидеть. Тем более что с учёбой у него ну совсем никак дела не ладились. Хоть плачь, а не даётся грамота парнишке. Да Варфоломей и плакал уже не раз от обиды: ну что ж за беда такая – братья давно уже читают, и счёту обучены, и писать пробуют. Только у него одного эти закорючки в Псалтири никак не хотят складываться в слова. Уж как он старался, сколько бессонных ночей провёл над книгой, все советы учителя исполнял слово в слово. А грамота в голову никак не идёт. Только и остаётся, что поплакать тайком за печкой, чтобы отец не увидел. Но отец ведь тоже не слепой… Жалко ему было сына, видел он, что старается Варфоломей изо всех сил, а не выходит у него с грамотой ничего. Вот и отправил его после очередного урока на луг, за жеребятами. Небось, на просторе грусть быстрей развеется. Долго бродил Варфоломей по окрестным ложбинам и перелескам.

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _6.jpg

Звал своих лошадок, искал их следы на влажной земле у ручья. Наконец в роще на краю поля услышал знакомое ржание. Вот они, отцовские жеребята, все четверо. Подняли морды, лакомятся молодыми побегами берёзы. «Ничего, – подумал Варфоломей, – есть у меня для вас лакомство повкуснее». Достал из котомки краюху ржаного хлебца, дал каждому по кусочку. Ну всё. Теперь они до самого дома будут за ним бежать как привязанные, ждать ещё угощения. И отправился Варфоломей с коньками домой.

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _7.jpg

Вдруг смотрит, на пригорке, под дубом, – старик в монашеском одеянии. Стоит один-одинёшенек и Богу молится. «Не иначе, это святой человек, угодник Божий, – подумал Варфоломей. – Попрошу-ка я его и за меня помолиться, чтоб далась мне наконец книжная грамота». Встал он поодаль и начал ждать. Старец закончил свою молитву, увидал мальчика, подозвал его к себе и спросил, чего ему нужно. Тут Варфоломей вдруг заплакал и стал рассказывать о всех своих горестях. Монах выслушал его, улыбнулся и сказал коротко: «Давай вместе помолимся, чтобы Господь дал тебе книжное разумение». А когда они помолились, достал из-за пазухи коробочку, а из неё вынул кусочек просфоры – церковного хлебца – и дал мальчику: – Съешь это, в знак милости Божией к тебе.

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _8.jpg

Варфоломей послушно съел просфору. Монах попрощался и хотел было идти дальше своей дорогой, но Варфоломей так сильно упрашивал его зайти в гости, что тот согласился. Пришли домой. Родители Варфоломея обрадовались, когда увидали у себя на пороге святого странника. Тут же взяли у него благословение и велели слугам накрывать на стол. Но гость не спешил обедать.

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _9.jpg

– Прежде отведаем пищи духовной, – сказал он Варфоломею и направился с ним в молельную комнату. Такие комнаты в те времена были в доме у каждого боярина и князя. Там старец дал мальчику в руки книгу и велел читать молитвы.

– Но я же не умею, – возразил Варфоломей.– Не болтай попусту, – улыбнулся старец, – читай.

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _10.jpg

И благословил его крестным знамением. Варфоломей послушно открыл книгу, и… слова молитвы полились у него без малейшей запинки. Буквы на бумаге наконец стали складываться в слова, а слова – в предложения. Мальчик читал ровно и внятно, не хуже сельского дьякона. Родители, стоя в дверях, не могли поверить своим глазам – неужели это их Варфоломей?

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _11.jpg

Так, с Божьей помощью, будущий игумен земли Русской выучился чтению. С того дня у Варфоломея открылись удивительные способности к учёбе. Грамота, которая никак не давалась ему, наконец была освоена. После такого чуда у мальчика появилось желание служить Богу. Ему захотелось уединиться по примеру древних подвижников и стать монахом. Но любовь к отцу и маме удерживала его в родной семье.

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _12.jpg

Варфоломей был скромным, тихим и молчаливым мальчиком, со всеми был кроток и во всём послушен родителям. Те тоже любили Варфоломея, и он, получив их разрешение, с двенадцатилетнего возраста стал приучать себя к жизни подвижника – так строго постился, что по средам и пятницам совсем не принимал пищи (как делали тогда особенно благочестивые взрослые), а в остальные дни питался хлебом и водой. Маму это сначала обеспокоило, но потом она увидела, что Варфоломей и при таком скудном питании растёт крепким и здоровым. Он часто посещал храм, а дома проводил в молитве целые ночи и усердно читал книги святых отцов.

Житие преподобного Сергия Радонежского в пересказе для детей _13.jpg

Читать онлайн «ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО» — RuLit

Выбрать главу

Аноним

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО

ГЛАВА I. СЫН РАДОСТИ.

Родина Богоноснаго Сергия — Его родители — Их семейство — Чудное предзнаменование — Размышления блаженнаго Епифания — Молитвы святой матери — Урок родителям — Рождение благословеннаго дитяти — Младенец-постник. (1319-1326)

Верстах в четырех от славнаго в древности, но смиреннаго ныне Ростова Великаго, на ровной открытой местности по пути в Ярославль, уединенно расположилась небольшая обитель во имя Пресвятыя Троицы — заштатный Варницкий монастырь. По древнему преданию, почти шестьсот лет тому назад, была тут некая весь, имя которой забылось в истории, но которая всегда была и будет именита и дорога сердцу православных Русских людей, потому что весь эта была благословенною родиною великаго печальника и заступника Русской земли, Преподобнаго и Богоноснаго отца нашего Сергия, Игумена Радонежскаго и всея России Чудотворца. Здесь было поместье его родителей, благородных и знатных бояр Ростовских Кирилла и Марии; тут был их дом; тут и жили они, предпочитая уединение сельской природы суете городской жизни при княжеском дворе. Впрочем, Кирилл состоял на службе сначала у Ростовского князя Константина II Борисовича, а потом у Константина III Васильевича; он не раз сопровождал их в Орду, как один из самых близких к ним людей; владея достаточным по своему положению состоянием; но по простоте тогдашних нравов, живя в деревне, он не пренебрегал и обычными сельскими трудами; мы увидим потом, что Кирилл посылал, например, своего малолетнего сына за конями так же, как и теперь посылают своих малюток простые поселяне.

Кирилл и Мария были люди добрые и богоугодные. Говоря о них, блаженный Епифаний замечает, что Господь, благоволивший воссиять в земле Русской великому светильнику, не попустил родиться ему от неправедных родителей, ибо такому детищу, которое, по устроению Божию должно было в последствии послужить духовной пользе и спасению многих, подобало иметь и родителей святых, дабы доброе произошло от доброго и лучшее приложилось к лучшему, дабы взаимно умножилась похвала и рожденного и самих родивших во славу Божию.

И праведность их была известна не одному Богу, но и людям. Строгие блюстители всех уставов церковных, они помогали и бедным; но особенно свято хранили они заповедь Апостола: «страннолюбия не забывайте: тем бо не видяще неции странноприяша Ангелы» (Евр. 13, 2).

Тому же учили они и детей своих, строго внушая им не опускать случая позвать к себе в дом путешествующаго инока или иного усталаго странника. До нас не дошло подробных сведений о благочестивой жизни сей блаженной четы; за то мы можем, вместе с святителем Платоном, сказать, что «самый произшедший от них плод показал, лучше всяких красноречивых похвал, доброту благословеннаго древа. Счастливы родители, коих имена прославляются вечно в их детях и потомстве! Счастливы и дети, которые не только не посрамили, но и приумножили, и возвеличили честь и благородство своих родителей и славных предков, ибо истинное благородство состоит в добродетели!»

Кирилл и Мария имели уже сына Стефана, когда Бог даровал им другого сына — будущаго основателя Троицкой Лавры, красу Церкви Православной и несокрушимую опору родной земли. Задолго до рождения сего святаго младенца, дивный Промысл Божий уже дал о нем знамение, что это будет великий избранник Божий и святая отрасль благословеннаго корня.

В один воскресный день его благочестивая мать пришла в церковь к Божественной литурпи и смиренно стала, по тогдашнему обычаю, в притворе церковном, вместе с прочими женами. Началась литургия; пропели уже трисвятую песнь, и вот, не за долго пред чтением святаго Евангелия, вдруг, среди общей тишины и благоговейнаго молчания, младенец вскрикнул у нее во чреве, так что многие обратили внимание на этот крик.

Когда начали петь Херувимскую песнь, младенец вскрикнул в другой раз, и притом уже столь громко, что голос его был слышен по всей церкви. Понятно, что мать его испугалась, а стоявшые близ нея женщины стали между собою переговариваться, что бы мог означать этот необыкновенный крик младенца?


Между тем литургия продолжалась. Священник возгласил: «Вонмем! святая святым!»


При этом возглашении младенец вскрикнул в трети раз, и смущенная мать едва не упала от страха: она начала плакать… Тут ее окружили женщины и, может быть, желая помочь ей успокоить плачущее дитя, стали спрашивать: «где же у тебя младенец? От чего он кричит так громко?» Но Мария, в душевном волнении, обливаясь слезами, едва могла вымолвить им: «Нет у меня младенца; спросите еще у кого-нибудь».


Женщины стали озираться кругом, и не видя нигде младенца, снова пристали к Марии с тем же вопросом. Тогда она принуждена была сказать им откровенно, что на руках у нея, действительно, нет младенца, но она носит его во чреве…


— Как же может кричать младенец, когда он еще в утробе матери? — возражали ей удивленныя женщины.


— «Я и сама удивляюсь этому, отвечала им Мария, и нахожусь в немалом недоумении и страхе…»


Тогда женщины оставили ее в покое, не переставая, впрочем, удивляться этому необыкновенному случаю.


«В наше время, говорит святитель московский Филарет, свидетели подобнаго происшествия, вероятно, имели бы немало заботы об изыскании причины, произведшей сие необыкновенное явление. Более проницательные, может быть, осмелились бы догадываться, что молитвенный восторг благочестивой матери, в три важные периода священнодействия, сообщил необыкновенное возбуждение жизни плоду, который носила она во чреве. Но в то время любили не столько любопытные умствования, сколько благоговейное наблюдение путей Провидения, и народ выходил из церкви, повторяя написанное в Евангелии об Иоанне Предтече: что убо отроча сие будет? (Лук. 1, 66). Да будет над ним воля Господня!»


Благоговейный списатель жития Сергиева, преподобный Епифаний, сопровождает свое повествование о сем необыкновенном происшествии таким размышлением: «достойно удивления, говорит он, что младенец, будучи во чреве матери, не вскрикнул где-либо вне церкви, в уединенном месте, где никого не было, — но именно при народе, как бы для того, чтобы многие его услышали и сделались достоверными свидетелями сего обстоятельства. Замечательно еще и то, что прокричал он не как-нибудь тихо, но на всю церковь, как бы давая понять, что по всей земле распространится слава о нем, — и не тогда возгласил он, когда мать его была где-нибудь на пиршестве, или почивала, но когда была она в церкви, и именно во время молитвы, как бы указывая на то, что он будет крепким молитвенником пред Богом; — не прокричал он в каком либо ином месте, но именно в церкви, в месте чистом, в месте святом, где пребывают святыни Господни и совершаются священнодействия, знаменуя тем, что и сам он будет совершенною святынею Господа в страхе Божием. Достойно замечания также и то обстоятельство, что не возгласил он однажды или дважды, но именно трижды, являя тем, что он будет истинным учеником Святыя Троицы, так как троичное число предпочитается всякому другому числу, потому что везде и всегда сие число является источником и началом всего добраго и спасительнаго».


После сего, приведя из ветхозаветной и новозаветной истории примеры и указания, свидетельствующия о важном знаменовании троичнаго числа, и воспомянув страшную тайну Триипостаснаго Божества, блаженный Епифаний продолжает: «подобало и сему младенцу трижды провозгласить еще во чреве матери, прежде рождения на свет, в предзнаменование того, что он будет некогда служителем Святыя Троицы и многих приведет к познанию Бога, научая словесных овец своих веровать во Святую Троицу, единосущную во едином Божестве. И действительно, рассуждает далее Епифаний: не служило ли все это явным указанием на все дивное и досточудное в последующей его жизни? Не сбылось ли все это самым делом в его чудесных деяниях? И кто видел и слышал о первых предзнаменованиях, тот должен был потом верить и тому, что последовало за ними, ибо не просто, не без особенной цели были даны эти предзнаменования: они были предвестниками и началом всего, что совершилось в последствии. Вспомним древних святых, просиявших в ветхом и новом заветах: как зачатие, так и рождение многих из них предваряемо было особенным откровением от Бога; так пророка Иеремию Бог от чрева матери предъизбрал и освятил; то же свидетельствует о себе другой Пророк — Исайя, а святый и великий Пророк и Предтеча Христов Иоанн, еще будучи во утробе матери, познал Господа, носимаго в ложеснах Пречистой Приснодевы Марии: и взыграся младенец радощами во чреве (Лук. 1, 44) матери своей Елисаветы, и ея же устами пророчески возопил; откуду мне сие, да прииде Мати Господа моего ко мне? (ст. 43). О святом Пророке Ильи есть сказание, что родители его видели, как светлые и благообразные мужи повивали сего младенца огненными пеленами и питали его пламенем огненным»…

~ 1 ~

Следующая страница

Житие преподобного отца в святых Сергия Радонежского

Часть 3 Его настоятельство

В течение года заболел настоятель, постригший преподобного Сергия, и через короткое время он ушел из жизни. Тогда Бог вложил в сердца братьев пойти к блаженному Сергию и сказать ему: «Отец, мы не можем продолжать без настоятеля. Мы желаем, чтобы Ты был наставником для наших душ и тел». Святой глубоко вздохнул и ответил: «Я и не думал стать настоятелем, ибо душа моя жаждет закончить здесь свой путь, как обычный монах.

Братья снова и снова призывали его стать их настоятелем; в конце концов, подавленный его сострадательной любовью, но внутренне застонав, он сказал: «Отцы и братья, я больше не скажу против этого и подчинюсь воле Бог. Он видит наши сердца и души. Мы пойдем в город, к епископу ». Алексей, митрополит всея Руси, жил в это время в Константинополе, и он назначил епископа Волынского Афанасия вместо себя в городе Переяславле. Наш блаженный Сергий пошел, поэтому епископ, взяв с собой двух старейшин, и, войдя в его присутствие, низко поклонился.

Афанасий очень обрадовался, увидев его, и поцеловал его во имя Христа. Он слышал рассказы о святом и о его начале добрых дел, и он рассказывал ему о действиях Духа. Наш блаженный отец Сергий умолял епископа дать им игумена и проводника их душ. Преподобный Афанасий ответил: «Себя, сын и брат, призвал Бог в утробе матери твоей. Ты будешь отцом и настоятелем братьев твоих». Блаженный Сергий отказался, настаивая на своем недостоинстве, но Афанасий сказал ему: «Возлюбленный! Все добродетели ты приобрел, кроме послушания.»Блаженный Сергий, низко поклонившись, ответил:» Да будет воля Божья. Слава Господу во веки веков ». Все они ответили:« Аминь ». Святой епископ Афанасий без промедления привел блаженного Сергия в храм и рукоположил его во иподиакона, а затем и во диакона.

На следующее утро святитель был вознесен в сан. сана священства, и ему было велено произнести святую литургию и принести бескровную Жертву. Позже, отведя его в сторону, епископ рассказал ему об учении Апостолов и святых отцов в назидание и наставление. душ.Поцеловав его во имя Христа, он послал его, на самом деле, настоятелем, пастырем, хранителем и врачом своих духовных братьев.

Он не принял на себя сана аббата; он получил руководство от Бога; он не искал этого и не стремился к этому; он не получал его за плату, как это делают другие, гордые своим положением, гоняющиеся туда и сюда, замышляя и похищая власть друг у друга. Сам Бог привел своего избранного ученика и возвысил его до сана настоятеля.

Наш почтенный отец и игумен Сергий вернулся в свою обитель, в обитель, посвященную Святой Троице, и братия, выйдя навстречу ему, низко поклонилась ему до земли. Он благословил их и сказал: «Братья, молитесь за меня. Я совершенно невежественен, и я получил талант от Всевышнего, и мне придется дать отчет о нем и о вверенном мне стаде». Когда он впервые стал настоятелем, было двенадцать братьев, и он был тринадцатым. И это число оставалось, не увеличиваясь и не уменьшаясь, пока к ним не прибыл архимандрит Смоленский Симон.С этого времени их число постоянно увеличивалось. Этот удивительный человек, Симон, был главным архимандритом, превосходным, выдающимся, исполненным добродетели. Услышав об образе жизни преподобного отца Сергия, он отложил почести, покинул славный город Смоленск и прибыл в монастырь, где, с величайшим смирением приветствуя нашего преподобного отца Сергия, умолял его позволить ему жить под он и его правила во всем подчинении и повиновении: и он предложил имение, которым владел, в дар аббату в пользу монастыря.Блаженный Сергий встретил его с большой радостью.

Симон жил много лет, покорный и послушный, изобилующий добродетелью, и умер в преклонном возрасте. Стефан, брат святого, приехал со своим младшим сыном Иваном из Москвы и, представив его игумену Сергию, попросил его постричь. Игумен Сергий так и сделал и дал ему имя Феодор; с ранних лет мальчика учили воздержанию, благочестию и целомудрию, следуя наставлениям своего дяди; по одним сведениям постриг он принял, когда ему было десять лет, по другим — двенадцать.К игумену Сергию приехали люди из разных уголков, городов и стран, и их имена занесены в книгу жизни. Постепенно монастырь увеличивался в размерах.

В Патериконе, то есть в книге первых отцов Церкви, записано, что святые отцы в собрании пророчествовали о последующих поколениях, говоря, что последние будут слабыми. Но из более поздних поколений Бог сделал Сергия сильным, как одного из первых отцов. Бог сделал его любителем тяжелой работы и главой множества монахов.С тех пор, как он был назначен игуменом, святая литургия пела каждый день. Он сам испек святой хлеб; сначала он очистил и перемолол пшеницу, просеял муку, замесил и ферментировал тесто; он никому не доверил приготовление святого хлеба. Он также варил зерна для кутья и делал свечи.

Занимая главное место настоятеля, он никоим образом не менял своих монашеских правил. Он был скромным и скромным со всеми людьми и был примером для всех.Он никогда не отсылал никого, кто приходил к нему на постриг, ни старого, ни молодого, ни богатого, ни бедного; он принял их всех с горячей радостью; но постриг он не сразу. Тому, кто собирался стать монахом, было приказано, во-первых, облачиться в длинную черную одежду и жить с братьями, пока он не привыкнет ко всем монашеским правилам; потом, позже, ему дали полное монашеское облачение из плаща и капюшона. Наконец, когда его сочли достойным, ему была разрешена «схема», знак аскета.

После вечерни и поздней ночью, особенно долгими темными ночами, святитель выходил из келлии и обходил кельи монаха. Если он слышал, как кто-то молился, преклонил колени или занимался своими руками, он был удовлетворен и благодарил Бога. Если же, с другой стороны, он слышал, как двое или трое монахов болтают или смеются, он недоволен, стучал в дверь или окно и проходил. на. Утром он посылал за ними и косвенно, тихо и мягко, посредством какой-нибудь притчи, укорял их.Если бы он был смиренным и покорным братом, он бы быстро признал свою вину и, низко поклонившись преподобному Сергию, умолял его о прощении. Если, напротив, он не был смиренным братом и стоял прямо, думая, что он не тот человек, о котором идет речь, то святой с терпением разъяснял ему это и приказывал ему совершить публичное покаяние.

Так все они научились усердно молиться Богу; не болтать друг с другом после вечерни и изо всех сил делать свое дело; и весь день держать на устах псалмы Давида.

В начале, когда был построен монастырь, было много лишений и лишений. Главная дорога лежала далеко, и монастырь окружала дикая природа. Считается, что здесь монахи прожили пятнадцать лет. Затем, при великом князе Иване Ивановиче, христиане стали прибывать со всех концов и селиться в окрестностях. Лес был вырублен; некому было этому помешать; деревья были срублены, никого не пощадили, и лес превратился в открытую равнину, какой мы ее сейчас видим.Построена деревня и дома; и посетители приходили в монастырь с бесчисленными пожертвованиями. Но вначале, когда они поселились в этом месте, все они перенесли большие лишения. Иногда не было хлеба и муки, и не хватало всех средств к существованию; временами не было ни вина для Евхаристии, ни ладана, ни восковых свечей. Монахи пели утреню на заре без света, кроме единственного березового или соснового факела.

Однажды во всем монастыре возникла большая нехватка хлеба и соли.Святой игумен приказал всем братьям не выходить и не просить у мирян, но терпеливо оставаться в монастыре и ждать милосердия Божия. Сам он три или четыре дня не ел. На рассвете четвертого дня, взяв топор, он подошел к одному из старейшин, по имени Даниил, и сказал ему: «Я слышал, что ты хочешь построить вход перед своей келью. пришли построить его для вас, так что мои руки не останутся без дела «. Даниил ответил: «Да, я ждал этого давно и пока жду плотника из деревни, но я боюсь нанять тебя, потому что ты потребуешь от меня большую плату.Сергий сказал ему: «Мне не нужны большие деньги. Есть ли у вас заплесневелые буханки? Очень хочу съесть таких хлебов. Я больше ничего от вас не прошу. Где ты найдешь другого плотника, как я? »Даниил принес ему несколько заплесневелых хлебов, сказав:« Это все, что у меня есть ». Сергий сказал:« Этого будет достаточно, и еще немного ». Но подождать до вечера. Я не беру зарплату, пока работа не будет сделана ». Сказав это, и затянув пояс, он рубил и работал весь день, разрезал доски и повесил вход.

В конце дня Даниил принес ему решето с обещанными хлебами. Сергий, вознося молитву и благодать, раздал братии хлеб, съел свою часть хлеба и напился воды. У него не было ни супа, ни соли; хлеб был и обедом, и ужином. Несколько братьев заметили что-то вроде слабого дуновения дыма, выходящего из его губ, и, повернувшись друг к другу, сказали: «О, брат, какое терпение и самообладание у этого человека!» Но один из иноков, не ел два дня, роптал на Сергия, подошел к нему и сказал: «Почему этот заплесневелый хлеб? Почему бы нам не выйти на улицу и не выпросить хлеба? Если мы послушаемся тебя. мы погибнем от голода.Завтра утром мы уедем отсюда и не вернемся; мы не можем больше терпеть такую ​​нужду и нехватку ».

Не все из них жаловались, только один брат, но из-за этого Сергий, видя, что они были ослаблены и в беде, созвал все братство и дал им наставление от Св. Священные Писания: «Божья благодать не может быть дана без испытаний; после невзгод приходит радость. Написано: вечером будет плач, а утром радость.У вас сейчас нет ни хлеба, ни еды, а завтра вы будете наслаждаться изобилием ». И когда он еще говорил, у ворот раздался стук.

Швейцар, заглянув в проем, увидел, что склад провизии привезли; он так обрадовался, что не открыл ворот, а сначала побежал к преподобному Сергию, чтобы сказать ему. Святой сразу же приказал: «Откройте ворота скорее, впустите их и впустите тех, кто принесли провизию и пригласили разделить трапезу «; а сам он прежде всего приказал, чтобы прозвучал колокол, и вместе с братьями он пошел в церковь, чтобы спеть Молебен в День благодарения.Вернувшись из церкви, они прошли в трапезную, и перед ними поставили только что прибывший свежий хлеб. Хлеб был все еще теплым и мягким, и на вкус он имел невообразимо странную сладость, как будто это был мед, смешанный с ячменным соком и специями.

Когда они поели, святой заметил: «А где наш брат, ропщавший о плесневом хлебе? Может ли он заметить, что он сладкий и свежий. Вспомним пророка, который сказал:« Я ел пепел за хлеб и смешал мой напиток со слезами.Затем он спросил, чей это хлеб и кто его послал. Посланники объявили: «Благочестивый мирянин, очень богатый, живущий на большом расстоянии, послал его Сергию и его братству». И снова иноки, по приказу Сергия, пригласили мужчин отобедать с ними, но те отказались, поспешив куда-нибудь. Монахи подошли к аббату в изумлении и сказали: «Отец, как этот пшеничный хлеб, теплый, со вкусом масла и специй, принесен издалека?»

На следующий день таким же образом в монастырь принесли еще еды и питья.И снова на третий день из далекой страны. Игумен Сергий, увидев и услышав это, прославил Бога перед всеми братьями, сказав: «Видите, братия, Бог дает все и не оставляет места сего». С этого времени иноки привыкли терпеть испытания и лишения, все переносить, уповать на Господа Бога с горячей верой и укрепляться в этом святым отцом Сергием.

По рассказу одного из старейшин монастыря, блаженный Сергий никогда не носил новой одежды, ни тонкой материи, ни цветной, ни белой, ни гладкой и мягкой; он был одет в простую ткань или кафтан; его одежда была старая и поношенная, грязная, в заплатах.Однажды у них в монастыре был уродливый, испачканный, изношенный кусок ткани, который все братья выбросили в сторону; у одного брата было это, он оставил это для белого и выбросил, так же поступил другой, третий и так далее до седьмого. Но святитель не презирал ее, он с благодарностью взял ее, вырезал и сделал себе одежду, которую носил не с пренебрежением, а с благодарностью целый год, пока она полностью не износилась и не проснулась.

Его одежда была настолько потрепана, хуже, чем у любого из монахов, что несколько человек были введены в заблуждение и не узнали его.Однажды христианин из соседнего села, который никогда не видел святого, пришел к нему в гости. Аббат копал в саду. Гость огляделся и спросил: «Где Сергий? Где этот замечательный и знаменитый человек?» Один брат ответил: «В саду копай; подожди, пока он не войдет». Гость, становясь нетерпеливым, выглянул в проем и увидел святого в потрепанном, залатанном, в дырках, с лицом, покрытым потом; и убедил себя, что это был не он, о котором он слышал.Когда святой вышел из сада, монахи сообщили ему: «Это тот, кого ты хочешь видеть». Посетитель отвернулся от святого и насмехался над ним: «Я пришел к пророку, и вы указали мне на нищего с виду нищего. Я не вижу в нем ни славы, ни величия, ни чести. На нем нет ни красивой, ни богатой одежды; у него нет ни слуг, ни обученных слуг; он всего лишь нищий нищий ».

Братья, отчитываясь перед настоятелем, сказали: «Мы не осмеливаемся сказать вам, преподобный отец, и мы бы отослали вашего гостя как никчемного грубого человека; он вел себя невежливо и неуважительно, упрекает нас. , и не будет нас слушать.«Святой муж, устремив взор на братьев и видя их смущение, сказал им:« Не делайте этого, братия, ибо он пришел не для того, чтобы увидеть вас. Он пришел навестить меня «. И, так как он не ожидал почтения от своего посетителя, он пошел к нему, смиренно склонившись перед ним до земли, и благословил и хвалил его за его верное суждение. Затем, взяв его за руку, Святой усадил его по правую руку и велел отведать еды и питья.

Гость выразил сожаление, что не увидел Сергия, к которому он потрудился прийти, и что его желание не исполнилось .Святой заметил: «Не печалься об этом, ибо такова благодать Божия, что никто никогда не покидает это место с тяжелым сердцем». Пока он говорил, в монастырь прибыл соседский князь с большой помпой в сопровождении бояр, слуг и слуг.

Вооруженные слуги, предшествовавшие князю, взяли гостя за плечи и удалили его из поля зрения князя и Сергия. Затем князь подошел и издалека низко поклонился Сергию. Святой благословил его, и, поцеловав его, они оба сели, а все остальные остались стоять.Гость протиснулся и, подойдя к одному из стоявших рядом, спросил: «Кто этот монах, сидящий по правую руку от князей? Скажи мне». Человек повернулся к нему и сказал: «Значит, ты здесь чужой? Разве ты не слышал о блаженном отце Сергии? Это он разговаривает с князем». Услышав это, посетитель был охвачен раскаянием, и после отъезда князя, взяв нескольких братьев, чтобы заступиться за него, и низко поклонившись аббату, он сказал: «Отец, я всего лишь грешник и великий преступник.Прости меня и помоги моему неверию ». Святой с готовностью простил, и с его благословением и некоторыми утешительными словами простился с ним.

С этого момента и до конца своих дней этот человек сохранял истинную, твердую веру в Святой Троице и в преподобном Сергии.Он покинул свою деревню через несколько лет и пришел в святой монастырь, где он стал монахом, и там провел несколько лет в покаянии и исправлении жизни, прежде чем уйти от Бога.


Назад / Вперед

Икона
Св.Сергий
Преподобный Сергий и его медведь
при строительстве монастыря
Св. Сергия
и Св. Стефана
Часовня Иконы

.

Справочники по истории Интернета

Интернет-средневековый справочник

Жития святых

Редактор: Пол Халсолл

Справочник по средневековому Интернету находится по адресу
Центр
Fordham University
Средневековые исследования.


Руководство по содержанию

Структура этого раздела Справочника выглядит следующим образом.Вы можете просматривать
просмотреть весь список или перейти непосредственно к интересующей вас части, выбрав
подчеркнутые ссылки.

  • Главная страница
    вернет вас на главную страницу Sourcebook.
  • Selected Sources приведет вас к
    указатель избранных и выдержанных средневековых источников.
  • Full Text Sources приведет вас к
    страница на неагиографических полных текстах.
  • Search the Sourcebook позволит
    поиск полных текстов всех исходных текстов в Fordham, ORB или выбранных
    базы данных древних, позднеантичных и средневековых текстов.

ЖИЗНЬ СВЯТЫХ


Введение
Жития святых — важный ресурс для всех, кто интересуется историей позднего
античный мир, Византия или латинское средневековье.Как и целые жанры древних
литература исчезла или уменьшилась, жанр агиографии стал основной формой
литературная продукция. жизней таких святых — или жизней — выживают в удивительных
числа. При внимательном чтении их можно, как и следовало ожидать, многое узнать о
религиозная жизнь периодов, которые их породили. Однако часто такие жизней также являются нашими лучшими источниками базовой социальной и культурной истории.Они предоставляют информацию
в том числе: — подробности повседневной жизни; еда и напитки; организация местных
сельское и городское общество; влияние торговли; гендерные отношения; классовые отношения; а также
даже иногда конкретные даты военной и политической истории. Цель этой страницы — представить древний, византийский и средневековый агиографический оригинал г.
тексты
— в переводе и иначе — вместе с основными сведениями о культе святых.Современные христиане, особенно православные, до сих пор читают такие жизни ради своего
религиозное значение. Они сочтут некоторые из этих текстов полезными для достижения этой цели. Но
акцент здесь делается на историческом понимании текстов и культе
святые. [Слово культ , кстати, технический термин, относящийся к религиозным
практики, окружающие преданность святым.] Интернет-сайтов для агиографии

  • WEB Christian
    Житие
    Веб-сайт болландистов, общества иезуитов, которое на протяжении трех веков
    возглавил научные исследования агиографии и культа
    святые.
  • Веб-сайт агиографии [В ORB]
    Веб-сайт Томаса Хеда, одного из ведущих экспертов по западной агиографии. Этот сайт
    содержит переводы, выполненные профессором Хэдом, действительно прекрасные библиографии и начинающуюся
    энциклопедия агиографии.

  • WEB St.
    Библиотека Пахомия
    Св.Библиотека Пахомия — это греческий православный проект по размещению византийских текстов на
    Интернет, в том числе жития многих святых.

  • Инициатива WEB Ecole: Vitae
    Полный список исходных текстов в Интернете (в том числе здесь) в алфавитном порядке.

  • WEB
    Военные мученики
    Веб-сайт Дэвида Вудса был посвящен военным мученикам.

Перейти к содержанию Нехристианская биография


Агиография — это не «биография» как таковая, но жанры явно пересекаются. А
ряд классических авторов написали «жизни», которые оказали большое влияние на
Христианские агиографические сочинения. Более того, свидетельства еврейских мучеников при
Селевкиды предоставили христианским писателям важные темы.

  • Филострат: Жизнь Аполлония
    Тианы, гр.220 г. н. Э. [На Livius.org]
    г.
    Расширенные выдержки из версии Леба. Сравнение с Евангелием поразительно.

  • Диоген Лаэртий: Жизни
    и мнения выдающихся философов, Книга VI: Циники [Антисфен, Диоген,
    Моним, Онесикрит, Ящики, Метрокл, Гиппархия, Менипп, Менедем.]
  • Диоген Лаэртий: Жизни
    и мнения выдающихся философов: Книга VII: Стоики [Зенон, Аристон, Герилл,
    Дионисий, Клеант, Сферус, Хрисипп]
  • Диоген Лаэртиус: Жизни и
    Мнения выдающихся философов Скептики: жизнь Пиррона
  • Плутарх (46-120 гг. Н. Э.): Параллельные жизни,
    (полный на английском языке), перевод Артура Клафа.[В Project Gutenberg].

  • Светоний: Жития кесаря ​​[полный]
  • Светоний: De Viris Illustris, ок. 106-113
  • г. н.э.

  • Жизнь Адама и Евы:
    Библейская история в иудаизме и христианстве, [Вирджиния]
    Расширенный веб-проект по тексту Жития Адама и Евы на латинском, греческом, армянском,
    Славянский и грузинский, а также обсуждение в средневековых комментариях.
  • Четвертая книга Маккавейских: Смерть Маккавейских ок. 63 г. до н. Э. — 70 г. н. Э. [RSV]
    Эта книга находится в «Приложении» к греческой православной Библии (хотя и не входит в
    deuterocanonica Латинской церкви). Его рассказ о преследовании Маккавеев
    во многом повлияли на более поздние рассказы о мучениках. Маккавеи и их мать были
    почитается в православных церквях как святые.
  • Санкт-ПетербургИероним: Де Вирис Illustribus,
    или О выдающихся людях [в новом пришествии] [из доникейских и никейских отцов серии ]
    Иероним обсуждает как языческих, так и христианских деятелей. Он дает биографические данные, которые
    явно отличается от жанров агиографии.

Перейти к содержанию


I: Святые апостольской эпохи
Следующие тексты — все рассказы о мученичестве апостолов — являются
апокрифический.См. Т. 8 из
Анте-Никейских отцов для дальнейших примечаний и деталей.

Перейти к содержанию


II: Раннехристианские мученики

ЛАТИНСКИЙ И ГРЕЧЕСКИЙ

  • Мученичество Поликарпа, II век.

    Смотрите также

    Католическая энциклопедия:
    ПОЛИКАРП, СЕНТ-
    Один из самых ранних сохранившихся подлинных рассказов о страсти.Поликарп был епископом Смирны
    и знал людей, которые знали апостолов.

  • Мученичество Игнатия Антиохийского,
    2 век. [В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Иоанн Златоуст: Проповедь на
    Игнатий Антиохийский. [В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
    Проповедь начинается с заметного утверждения о равенстве полов в святости.
  • Иоанн Златоуст (ок. 347-407): Проповедь о Вавилах [при Новом пришествии]
    [Из анте-никейских и никейских отцов серии ]
  • Иоанн Златоуст (ок. 347-407): О Евтропии
    Евнух, патриций и консул — Проповедь 1 и Проповедь 2 [у св. Михаила]

  • Perpetua: Страсть СС. Перпетуя и Фелисити.
    Латинский оригинал
    доступно [В Латинской библиотеке]

    .См. Также Католическую энциклопедию: Sts.
    Фелиситас и Перпретуа; а также

    Питера Дронке
    Обсуждение Perpetua [в Интернет-архиве, из Миллерсвилля]
    Этот текст частично состоит из рассказа Перпетуи о ее испытании и ее
    видения. Таким образом, это один из самых ранних текстов, приписываемых христианской женщине.
    Согласно Томасу Хеффернану [ Sacred Biography , (New York: Oxford UP, 1988), 190]
    в этом тексте также упоминается самое раннее использование topos Христа, Жениха
    святой.Перпетуя — «жена (матрона) Христа, возлюбленная Бога» (17: 2)

  • Евсевий: Церковная история : Мученичество
    Святой Домнины и дочерей. [Из доникейских и никейских отцов серии ]
    Текст и рассказ, которые всегда были проблемными — святая и ее дочери тонут.
    вместо того, чтобы поддаться изнасилованию.
  • Мученичество Иустина, Харитона,
    и другие римские мученики [в новом пришествии] [из доникейских и никейских отцов серии ]
    Отчет о мученической смерти, взятый из судебного процесса против мучеников.
  • Деяния Ксантиппы, Поликсены и Ребекки. [Из Анте-Никейский
    и никейских отцов
    Series]
  • Преследование и мученичество Лиона в 177 году нашей эры: письмо церквей Вены и Лиона к
    церкви Азии и Фригии, включая рассказ о Благословенной Бландине.
  • Григорий Турский (539-594): Полиевкт
    Мученика, д.c. 259, из De gloria martyrum. . [Латинский и английский] [Из Интернет-архива, от Тодда
    Страница Parment’s Polyeuktos]
    На странице также есть

    латинский
    Версия его мученичества из Acta Sanctorum , II февраля 651-52 гг. Также
    по ссылке выше доступны несколько карт, схем и изображений
    раскопки костела св. Полиевкта VI века в Константинополе.

  • Мученичество св. Януария, переведено в св.
    Библиотека Пахомия
    Как Сан-Дженнаро, покровитель Неаполя, чья жидкая кровь остается
    повод для сильного беспокойства. Смотрите также

    Майк Эпштейн: Спектроскопия
    Януарий Блад [В АГУ]

  • Страсти мучеников Сциллитана. [Из Анте-Никейский
    и никейских отцов
    серия]
  • Григорий Нисский (ок.335-d.c.395): Две проповеди на сорок
    Мученики Себастейские, транс Казимир МакКембли, [At Nyssa Homepage / BHSU]

  • Лев I. Проповедь 85: Св.
    Лоуренс, [В Новом Адвенте]
    Святой Лаврентий был запечен до смерти. Отсюда он стал покровителем поваров. [Его церкви
    обычно имеют сковородку, а не крест.]
  • Мученичество Святых Исповедников
    Шамуна, Гурия и Хабиб.[В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
    Это версия Симеона Метафраста. См. Также запись ECOLE на

    Симеон Метафраст

  • Понтий Диакон: Жизнь и
    Страсть Киприана. [В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Prudentius. Перистефанон.
    Книга 3: Тоска по Богу. [В Electronic Antiquity] [

    Полный текст на латыни имеется в Латинской библиотеке]

СИРИАК КОПТИЧЕСКИЙ И ДРУГИЕ ВОСТОЧНЫЕ

  • Северус, епископ Аль-Ушмунайна:
    Жизнь
    апостола и евангелиста Марка, (Северус, эт.ок. 955-987 н.э.), пер. от
    Арабский, [в Библиотеке Св. Пахомия]

  • Акты Шарбил. [В новом
    Адвент] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Мученичество Хабиба в переводе с сирийского, [от св.
    Библиотека Пахомия]
  • Мученичество Хабиба диакона.
    [В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Проповедь о Хабибе мученике.[В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Проповедь о Гурии и Шамуне.
    [В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Моисей из Хорены. [В новом
    Адвент] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Bardesan. [В Новом Адвенте]
    [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Мученичество Барсамьи.[В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Подлинные деяния Петра
    Александрия. [В Новом Пришествии] [Из доникейских и никейских отцов серии ]

  • Мученичество Петра Александрийского, перевод с
    Латинский, [В Библиотеке Св. Пахомия]
  • Мученичество святой Пелагии Кесарийской, перевод с
    Геэз, [В Св.Библиотека Пахомия]
  • Уведомление эфиопского синаксариона: Св.
    Пизентий из Кифта, пер. E.W. Budge., [В Библиотеке Св. Пахомия]

ВОЕННОМУЧЕНИКИ
ВОССТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТА СВЯТЫХ НА ЗАПАДЕ

Перейти к содержанию


III: Ранние монахи [Восточные]

Перейти к содержанию


IV: Святые святоотеческой эпохи

  • Марк диакон: Жизнь Порфирия Газского, 5-й
    Века.
    Увлекательный рассказ о разрушении христианами язычества в Газе.
  • Григорий Нисский (ок. 335 — ок. 395): Жизнь Макрины,
    пер. W.K. Лоутер Кларк.
    Одна из самых важных жизней святой женщины. Это рассказ Грегори
    сильная сестра, Макрина (ок. 327-379)
  • Григорий Нисский
    (c.335-d.c.395): Указатель.[В BHSU] См. Также Католическую энциклопедию: СВЯТОЙ ГРИГОРИЙ
    OF NYSSA

  • Григорий Нисский (ок. 335 — ок. 395): Похвальная речь Василию Великому,
    транс Казимир МакКембли, [Домашняя страница Нисского университета / BHSU]

  • Григорий Нисский (ок. 335 — ок. 395): похоронная речь императрицы
    Флацилла, транс Казимир Маккембли, [Домашняя страница Нисского университета / BHSU]

  • Григорий Нисский (ок.335-d.c.395): Похоронная речь на Мелетии,
    транс Казимир МакКембли, [Домашняя страница Нисского университета / BHSU]

  • Григорий Нисский (ок. 335 — ок. 395): Жизнь Григория Чудотворца,
    транс Казимир МакКембли, [Домашняя страница Нисского университета / BHSU]

  • Григорий Нисский (ок. 335 — ок. 395): Похоронная речь на Мелетии [В
    Новое пришествие] [Из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Григорий Назианзин: Речь 21: Об Афанасии
    Видеть

    Британская энциклопедия
    (9-е изд): Афанасий

  • Григорий Назианзин: Речь 18: О своем отце
  • Григорий Назианзин: Речь: О сестре Горгонии
  • Григорий Назианзин: Речь 7: О брате
    Цезарий
  • Августин Гиппопотам (354-430): Признания, Пер.[Из серии доникейских и никейских отцов ] [В CCEL]. Латинский текст также
    онлайн [At Upenn].
  • Августин Гиппопотам (354-430): Исповедь в современном
    перевод, [At Upenn]. Oulter’s
    Перевод также доступен в формате PDF [At Upenn].
  • Посидиус: Жизнь святого Августина,
    Полный текст, [на немецком переводе] [из Интернет-архива, с сайта августинцев / Германия]; Машинный перевод первых 13 глав также
    доступный.

Перейти к содержанию


V: Византийские святые

  • Евсевий Кесарийский: Жизнь Благословенного Императора
    Константин, IV век [из доникейских и никейских отцов серии ]
    Император Константин, узаконивший христианство, является святым в православной церкви.
    Этот единственный поступок преодолел для последующих поколений его жестокую общественную и частную жизнь и
    смерть как арианин.
  • Евсевий Кесарийский: Восхваление
    Константин, 4 век [из доникейских и никейских отцов серии ]
  • Евагрий Понтийский: Святой Симеон Столпник из г.
    История
    , I.13,
  • Жизнь Даниила Столпника, Полный текст ,, the
    святой пятого века, который провел 33 года на столпе в Константинополе. См. Также Католическую энциклопедию: Stylites
    Первым и самым известным «святым столпом» был св.Симеон Столпник. Но Симеона
    база находилась в Сирии. Даниил, живший в Константинополе, обладал огромной религиозной властью.
  • Жизнь Матроны Пергейской, d.c. 510-515, транс Халифа
    Бен Насер, [полный текст Metaphrastic Life : отрывки из Vita Prima ],
    Пример святого-трансвестита, который также был исторической фигурой.
  • Жизнь Феодора Сикеонского.
    Житие святого седьмого века — главный источник византийских сельских и социальных
    истории, а также о развитии культа святых.Преданность Теодора
    В этом тексте особенно примечателен Святой Георгий.
  • Леонтий: Жизнь Иоанна Богослова, 7-е
    Века.
    Патриарх Александрийский 7-го века незадолго до арабского завоевания позже был признан
    покровитель ордена рыцарей-госпитальеров. Таким образом, он был единственным святым византийской эпохи.
    чтобы добиться популярности в западном средневековье.
  • Иоанн Дамаскин: Варлаам и
    Иоасаф Перевод: Г.Вудворд и Х. Мэттингли [в OMACL]

    Эта история, по сути, является христианизацией истории Будды, который жил около 500 лет.
    лет до нашей эры. Josaphat — это греческое неверное толкование санскрита Bodhisattva
    не столько византийский святой, сколько святой с византийской vita. Смотрите также

    Католическая энциклопедия: Иоанн
    Дамаскин

  • Житие св.Марии Египетской из канона св.
    Андрея Критского. Смотрите также

    Католик
    Энциклопедия: Святая Мария Египетская

  • Жизнь Ирины, игумении монастыря
    Хризобалантон, пер. Ян Улоф Розенквист
  • Жизнь Марии Младшей, d.c. 903, транс Пол
    Холсолл, [Первые пять глав и заключительная молитва]
  • Житие святого Фомаи Лесбосского, полный текст на
    Греческий [Unicode]
  • Нестор: Мученичество Бориса и
    Глеба, д.1015, [В университете Дарема]
    Важные русские святые.

  • Жизнь Лазаря с горы. Галерея: An
    Святой Столп одиннадцатого века [At DO]
    Хорошая часть опубликованного перевода. В формате PDF
  • Григорий Палама: О непрестанности
    Молитва из Жития св. Григория Паламы , архиепископа Салоникского, чудотворца (взято из комментариев св.Никодемос Святой Горы, редактор журнала
    Филокалия) [На Паламе]

  • Перевод Святого Николая [Анонимный греч.],
    13 век MS,
    Рассказ о священном похищении мощей святителя Николая из Миры в 1087 году.
  • Григорий Константинопольский: Житие святого Ромилоса, 14
    Century, [ожидается полное разрешение]
  • Житие Сергия Радонежского,
    (c.1314-1392), ф.д. 25 сентября [В Дареме]
  • г.

  • Житие святого Космы Айтолоса,
    с его Учением и письмами, 1714–1779. Перевод произведен Номикосом Вапорисом, [у святой Марии Египетской]
    Из этого текста удалены антисемитские аспекты жизни и творчества Космоса.

  • Священные женщины Византии: десять жизней святых
    in English Translation [At DO]
    Полные тексты переводов житий святых женщин.
    Все тексты представлены в формате PDF [для которого требуется бесплатная программа для чтения Acrobat,
    загружается со страницы индекса]. Хотя их можно прочитать в
    браузер с Acrobat как plu

.

Преподобный Сергий Радонежский | Статья о преподобном Сергии Радонежском в «Вольном словаре»

(также Сергий Радонежский; светское имя Варфоломей Кириллович). Родился около 1321 г. близ Ростова Великого; умер 25 сентября 1391 года в Свято-Троицком монастыре, что в нынешнем Загорске Московской области. Русский церковный и политический деятель.

Боярская семья Сергия, перенесшая обязательные выплаты татарам и междоусобные войны русских князей, переселилась в Московское княжество и получила земли близ города Радонеж.Где-то между 1330 и 1340 годами Сергий и Стефан, его старший брат, основали Троицкий монастырь; Сергий стал вторым настоятелем монастыря около 1353 г. и оставался на этом посту до 1391 г. Он отменил существовавшую до того времени систему отдельных жилищ для монахов и ввел систему общинных покоев. Общинная система, поддерживаемая великим князем, русским митрополитом и патриархом в Константинополе, распространилась на другие монастыри северо-востока Руси и оказалась важной реформой, которая помогла превратить монастыри в крупные феодальные комплексы.

Сергий имел тесные связи с семьей великого князя Дмитрия Ивановича Донского (он был крестным отцом Лурия и Петра, сыновей Дмитрия), а также с видными боярами и высокопоставленными членами церковной иерархии. Эти узы вместе с его моральным авторитетом позволили ему влиять на церковные и политические дела своего времени. В 1380 году Сергий помог Дмитрию подготовиться к Куликовской битве, а в 1385 году примирил конфликт Дмитрия с рязанским князем Олегом.Сергия похоронили в основанном им монастыре. Позже он был канонизирован Русской церковью. Древнейшую жизнь Сергия написал Епифаний Премудрый.

СПРАВОЧНИК

Горев, м. Троильская лавра и Сергей Радонежский. Москва. 1920.

Большая Советская Энциклопедия, 3-е издание (1970-1979). © 2010 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

.