Содержание

Москва — третий Рим — это… Что такое Москва



Москва — третий Рим

        политическая теория 16 в. в России, обосновывавшая всемирно-историческое значение столицы Русского государства Москвы как политического и церковного центра. Теория «М. — т. Р.», изложенная в характерной для средневекового мышления религиозной форме, утверждала, что исторической преемницей Римской и Византийской империй, павших, по мнению создателей этой теории, из-за уклонения от «истинной веры», является Московская Русь — «третий Рим» («Два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не бысти»). Начав складываться в середине 15 в., теория «М. — т. Р.» была сформулирована в начале 16 в. в посланиях псковского монаха Филофея к московскому великому князю Василию III Ивановичу (См. Василий III Иванович).

         Теория «М. — т. Р.» была подготовлена предшествующим развитием политической мысли на Руси, ростом национального самосознания в годы воссоединения русских земель, окончательного освобождения от татаро-монгольского ига и утверждения независимости Русского государства. Она сыграла значительную роль в оформлении официальной идеологии Русского централизованного государства и в борьбе против попыток Ватикана распространить своё влияние на русские земли; в 16—17 вв. в славянских странах Балканского полуострова теория «М. — т. Р.» служила обоснованием идеи славянского единства и имела большое значение в борьбе южного славянства с турецким гнётом. Вместе с тем теория «М. — т. Р.» содержала и реакционные черты — «богоизбранности» и национальной исключительности.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия.
1969—1978.

  • Москва (столица СССР)
  • Москва пик

Смотреть что такое «Москва — третий Рим» в других словарях:

  • РИМ — Рузаевский институт машиностроения образование и наука Рим революция и мир имя РИМ Региональный институт менеджмента г. Луганск, образование и наука, Украина Рим …   Словарь сокращений и аббревиатур

  • РИМ — 1. (Roma) столица Италии, политич., финанс. и культурный центр, крупнейший в Италии транспортный узел, центр междунар. туризма. В пределах города находится гос во Ватикан. 2514,2 т. ж. (1965). 1/3 нас. Р. рабочие и ремесленники, много чиновников… …   Советская историческая энциклопедия

  • Рим —          древний первонач. община в Др. Италии, затем рабовлад. гор. госуд. (полис), подчинивший себе весь Аппенинский п ов; впослед. рабовлад. средиземноморская держава, включ. значит. часть Европы, побережье Сев. Африки, Египет, М. Азию, Сирию …   Древний мир. Энциклопедический словарь

  • Москва-1980 — XXII Летние Олимпийские Игры Город организатор Москва, СССР Страны участницы 80 Количество атлетов 5179 (4064 мужчины, 1115 женщин) Разыгрывается медалей 203 комплекта в 2 …   Википедия

  • Москва 1980 — XXII Летние Олимпийские Игры Город организатор Москва, СССР Страны участницы 80 Количество атлетов 5179 (4064 мужчины, 1115 женщин) Разыгрывается медалей 203 комплекта в 2 …   Википедия

  • Рим-Фьюмичино (аэропорт) — Координаты …   Википедия

  • Новый Рим. Замок святого Ангела — Сильвестр Щедрин …   Википедия

  • Лужники (стадион, Москва) — Координаты: 55°42′57″ с. ш. 37°33′13″ в. д. / 55.715833° с. ш. 37.553611° в. д …   Википедия

  • ФК «Спартак» Москва в сезоне 1991 — Спартак Москва Общая информация Сезон 1991 Стадион Центральный им. Ленина Тренер …   Википедия

  • Олимпийский (стадион, Рим) — Координаты: 41°56′01.99″ с. ш. 12°27′17.23″ в. д. /  …   Википедия

  • Олимпико (стадион, Рим) — Координаты: 41°56′01.99″ с. ш. 12°27′17.23″ в. д. /  …   Википедия

Книги

  • Москва 1941, Воронин Анатолий Борисович. Много книг написано о Битве за Москву. Много еще не написано. Но эта книга — особенная. Жизнь города, стремительно превратившегося в прифронтовой лагерь глазами простых москвичей, больших… Подробнее  Купить за 1029 руб
  • Москва, четвертый Рим. Сталинизм, космополитизм и эволюция советской культуры (1931-1941), Кларк Катерина. В XVI веке Филофей, инок Псковского Спасо-Елеазарова монастыря, провозгласил Москву Третьим Римом. К началу 1930-х годов интеллектуалы и художники всего мира видели в Москве источник нового… Подробнее  Купить за 909 руб
  • Москва четвертый Рим Сталинизм космополитизм и эволюция советской культуры 1931-1941, Кларк К.. В XVI веке Филофей, инок Псковского Спасо-Елеазарова монастыря, провозгласил Москву Третьим Римом. К началу 1930-х годов интеллектуалы и художники всего мира видели в Москве источник нового… Подробнее  Купить за 604 руб

Другие книги по запросу «Москва — третий Рим» >>

«Москва — Третий Рим»: история спекуляции • Arzamas

Планы завоевания Константинополя, борьба староверов с Никоном, церковные интриги, мечты славянофилов, национальная идея и другие последствия трех слов из письма монаха XVI века в изложении американского историка

Успенский собор Московского Кремля (фрагмент фотографии) © Wikimedia Commons

Выражение «Москва — Третий Рим» известно всем еще из школьного кур­са истории: якобы под этим девизом Иван III собирал русские земли, а его преемники расширяли и укрепляли православную власть. В дей­ствительности значимость и широкую известность доктрина приобрела лишь в середине XIX века.


Американский историк Маршалл По в 2001 году написал статью «Изобре­тение концепции „Москва — Третий Рим“» («Moscow, the Third Rome: The Origins and Transformations of a „Pivotal Moment“»), в которой проследил развитие идеи от первого упоминания в письмах псковского монаха Филофея в XVI веке до ее сегодняшнего восприятия как поворотного момента в истории России. Arzamas приводит основные положения этого исследования, демонстрирующего, как строчка из письма псковского монаха стала национальным мифом.


«Осевой момент» и ошибки историков


Любой человек, обращающийся к истории Нового времени, неизбежно стал­кивается c историографическим феноменом «осевого момента». Такой момент случается в «решительный час», «на перекрестке истории», когда «нация» или «эпоха» лицом к лицу сталкивается с каким-то набором исторических путей и выбирает лишь один. Поворотные события не просто возникают в потоке исторических материалов, они открываются учеными, которые порою слиш­ком эмоционально изображают историческую драму.


Более того, хотя такие «поворотные моменты» и считают ключом к «корням» современного мира, они часто являются результатом слишком усердного поиска удаленных исторических истоков. Российская история дает превосход­ный пример того, к чему приводит неумеренное обращение к логике «осевых моментов». Несомненно, формирование доктрины «Москва — Третий Рим» — это один из самых известных и неверно истолковываемых эпизодов российской истории. Уже более столетия рождение доктрины Третьего Рима описывали и описывают в монографиях, обзорах и популярной литературе как фундамен­тальный перелом в исторической эволюции России.


Монах Филофей открывает Третий Рим


Нет никаких свидетельств тому, что Москва или Русь именовались Третьим Римом в каком-либо славянском тексте до первой половины XVI века. Псков­ский монах Филофей был первым, кто обнаружил Третий Рим в Московии. В первые десятилетия XVI века он написал одно или более писем, содержащих упоминание о «третьем Риме». Филофей ввел свою идею в обращение, написав в 1523–1524 годах письмо великокняжескому дьяку. В большинстве сохранив­шихся копий этот ключевой фрагмент звучит так:


«Так знай, христолюбец и боголюбец, что все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве нашего государя, согласно пророческим книгам, это и есть римское царство: ибо два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не бывать».


Об истинном смысле послания Филофея


Слова из письма монаха часто толкуются как триумфальная ода государю новорожденной вселенской империи. Но если интерпретировать доктрину в общем контексте письма, возникает совершенно иная картина намерений Филофея. Даже поверхностное знакомство с письмом показывает, что, хотя Филофей и упоминает «третий Рим», он не предлагает расширенного толкова­ния этой доктрины. Его послание — детальное описание зол астрологии и като­лицизма  «Послание на звездочетцев» Филофея было ответом на популярное в Европе астрологическое предсказание мирового потопа в 1524 году. Пропагандой астрологии и католических догматов занимался немецкий врач Николай Булев, живший при дворе Василия III. Скорее всего, именно с ним в заочный спор и вступил Филофей.. Поэтому мы вправе рассматривать письмо как преимуще­ственно увещевательное: власти, полагал Филофей, должны уничтожить ереси и защи­тить Церковь. Захват греческой империи мусульманами означал лишь перемещение Рима в Россию, но упадок Русской церкви должен был означать конец света, поскольку «четвертому Риму не бывать». Филофей успешно трансформировал лесть в предупреждение.


Доктрина Филофея в XVI веке


Идея Филофея приобрела заметную популярность в церковных кругах, но она определенно не стала краеугольным камнем московской идеологии. Концеп­ция Третьего Рима проникает в московские сказания, например в «Повесть о новгородском белом клобуке» (ок. 1600)  В «Белом клобуке» Константинопольский патриарх посылает Новгородскому архиепископу одеяния, символизирующие покровительство церкви, поскольку узнает во сне, что «земля Руси» есть «Третий Рим».. В этих сказаниях исчезает апока­ли­птический контекст — нигде не встречается важная для Филофея идея, что «четвертому [Риму] не бывать». Сказания полны предчувствий яркого буду­щего Третьего Рима, а не ощущений надвигающейся катастрофы. Московские власти, в свою очередь, игнорировали имперские коннотации теории Третьего Рима.


Третий Рим на службе староверов



Титульный лист «Повести о новгородском белом клобуке». 1861 год © Wikimedia Commons

Если в XVI веке Русская церковь и счи­тала идею Третьего Рима полезной, то она переменила свою точку зрения к 1667 году, когда Церковный совет запретил «Белый клобук». Причиной запрета стало то, что секты схизмати­ков использовали идеи из «Белого клобука» для сопротивления реформам Никона, приведшим к церковному рас­колу. Эти группы (впоследствии эволюционировавшие в староверов) рассуждали следующим образом: письма Филофея и «Белый клобук» называли Россию Третьим Римом, поскольку ее церковь была чище греческой, которая «предалась агарянам»  То есть туркам. От греч. «Агарь» — побочная жена Авраама, мать Измаила, от которого, по легенде, произошли арабы.. Принятие идеи Третьего Рима староверами — это важный момент в ее истории. Они были первыми, кто уже в XVII веке расценил идею Третьего Рима как «осевой момент» в русской истории. Староверы ясно продемонстрировали свою веру в идею Филофея: когда у власти в право­славной церкви стал «антихрист» Никон, они ушли сами и унесли идею Треть­его Рима в удаленные и дикие места; эту идею они продолжали исповедовать еще в XVIII — начале XIX века.


Третий Рим, о котором все забыли


В отличие от староверов, для политической элиты конец междоусобицы, присоединение Новгорода или коронование Ивана IV на царство были гораздо более важными событиями, чем формирование идеи Третьего Рима. Хотя в экспан­сионистской политике Петра и Екатерины многие историки были склонны видеть влияние доктрины Филофея, представляется, что она была совершенно забыта имперской элитой. Сравнение Российской империи с Римской не редкость в ту эпоху, но ссылок на доктрину Третьего Рима мы не встретим. Так, в 1697 году греки братья Лихуди поднесли Петру Великому оду, в которой описывали царя как наследника трона в Константино­поле, но ни в этой оде, ни в других подобных произведениях формула «Третий Рим» не появляется.


Эта формула остается малоизвестной за пределами староверских обществ и в 1‑й половине XIX века. Даже в текстах славянофилов, ряд которых верили, что Москва превзошла и Рим, и Константинополь, нет указания на идею Филофея. В 1819 году в популярной серии исторических документов была опубликована «Грамота об учреждении в России патриаршеского престола»  В 1589 году на прошение об учреждении Московского патриархата архиепископ Константипольский и Вселенский патриарх Иеремия II ответил согласием. Одобрив идею, он снадбил ее таким комментарием: «Воистину от Бога таковая благочестивый царь, великое Российское царство, Третий Рим, благочестием всех превзыде». Представляется очень вероятным, что московские иерархи вложили в его уста импонировавшую им доктрину. Патриарх, вероятно, не был знаком с посланиями Филофея, хотя бы потому, что не мог читать или говорить по-русски., сделавшая доктрину доступной читающей публике. Например, Николай Карамзин отмечал, что упоминание Третьего Рима имело целью поддержать создание патриархата, и далее в своих толкованиях не шел: в этом контексте доктрина не выглядела чем-то существенным.


Интерпретация доктрины в церковных кругах


Без всякого сомнения, многие священнослужители были осведомлены о суще­стве идеи Третьего Рима. Но церковные исторические работы и мис­сионер­ские пособия, которые содержали указания на эту идею, не раскрывали ее под­робно: упоминание Третьего Рима обнаружило бы связь между взглядами раскольников и доминирующим во многих православных церковных текстах XVI века антигреческим настроением и тем самым легитимизировало бы раскольническую теологию. Характерно, что в историческом словаре церков­ных писателей, составленном в 1827 году, о Филофее говорится как об авторе «Послания на звездочетцев» и отмечаются прежде всего его заслуги в деле развенчания «предрассудка» гадания по звездам. Критика Филофеем греческой церкви, равно как и его теория о трех Римах, не упоминаются вовсе.


Возникновение интереса к Третьему Риму


Интерес к Третьему Риму стал заметным фактом интеллектуальной жизни после восхождения на престол в 1855 году Александра II. В этот период было опубликовано несколько источников, содержащих упоминание об идее Третьего Рима. В 1861 году вышло новое издание «Послания на звездочетцев», в комментарии утверждалось: Филофей выступал со своей идеей против «бытовавшей тогда веры об осквернении христианской церкви в странах, захваченных неверными», но никак не против греческой церкви. Тем самым смягчалось еретическое звучание доктрины.


Первая философская интерпретация


Несколько лет спустя после публикации работ Филофея историк Владимир Иконников предложил радикально новую интерпретацию доктрины. Его толкование в дальнейшем окажет определяющее влияние на восприятие истории Московского княжества. Иконников предложил рассмотреть кон­цепцию Третьего Рима в контексте развития имперской идеологии России, а не в рамках церковной дискуссии о проблемах греческой православной церкви под иноверным контролем. Появление доктрины Филофея в начале XVI века было истолковано Иконниковым как свидетельство рождения новой московской идеологии: Византия пала, Москва заняла ее место, а Филофей выразил новое понимание русским двором места Московии в системе мировых отношений в качестве третьей исторической империи. По его мнению, отрицание возможности существования четвертой исторической империи было знаком нарождающегося московского мессианства, а не просто пророче­ством. Прочтение Иконниковым идеи Третьего Рима как идеи мировой империи — спасительницы человечества получит вскоре широкое распространение.


Растущая популярность Третьего Рима


Наилучшим индикатором популярности концепции в последней четверти XIX века может служить появление упоминаний о ней в многотиражных исторических обзорах и энциклопедиях. Читатели могли узнать из научно-популярных работ, что построение огромного Российского государства было вдохновлено верой московитов в наследование римской имперской и эсхато­логической миссии. К 1900 году концепция Третьего Рима была неразрывно связана в умах образованной русской публики с Московским периодом русской истории. Тем не менее немногие усматривали возможность влияния этого исторического наследия на современные судьбы России. Исключением из пра­ви­ла были сторонники панславизма в 1870–1880-е годы. Для обоснования своих призывов к защите «славянских братьев» и даже к завоеванию Константинополя панслависты использовали идею Третьего Рима.


Расцвет Третьего Рима: третий путь, русская идея


Доктрина Филофея становится все более влиятельной в царствование Алек­сандра III. Во время коронационного банкета новый император восхвалялся как защитник славян, продолжатель дел Константина и правитель Третьего Рима. Идея оказала определяющее влияние на формирование взглядов наследников идей панславизма и славянофильства — идеалисти­ческих философов конца XIX — начала XX века. Владимир Соловьев широко использовал данную доктри­­ну в своих трудах, объясняя с ее помощью концепцию христианского универсализма. Центральным его аргументом была идея об особом предназна­чении России в деле сближения Востока и Запада и создания мирового органи­ческого единства. Доктрина Третьего Рима как нельзя более подходила к этой системе историко-философских взглядов: она утверждала исторические корни особой русской миссии и являлась метафорой «русской идеи». Согласно Соловьеву, Россия была не только третьей в числе наследников античного Рима, но также олицетворяла собой «третий принцип», в силу бескорыстия которого возможно объединение Востока и Запада. В 1914 году вышла книга Ивана Кириллова, в которой впервые описывалась история развития концеп­ции Третьего Рима. По мнению Кириллова, эта доктрина стала свидетельством пробуждения самосознания русской нации: до Филофея Россия не имела цели, он предоставил Московскому государству и русскому народу видение собствен­ного предназначения; раскольники, представляя собой интуитивно-народное понимание «русской идеи», боролись с чужеземными искажениями доктрины; в петровское время интеллигенция была отделена от народа, и доктрина Треть­его Рима была предана забвению в образованной среде до сороковых годов XIX века, а затем была возрождена славянофилами, которые были первыми представителями образованного русского общества, понявшими «русскую идею». Кирилловская публикация завершила трансформацию доктрины Третьего Рима от смутного пророчества, высказанного псковским монахом, к «осевому моменту» в русской истории.


Третий Рим в Советском Союзе



Кремль. Фотография Михаила Прехнера. 1930-е годы © Мультимедиа-арт-музей

Возрождение русского национализма в сталинские годы оказало известное влияние на понимание доктрины Третьего Рима в Советском Союзе. В серии документов 1930-х годов партийное руководство осудило Михаила Покров­ского  Покровский Михаил Николаевич — историк-марксист, один из главных советских историков 20-х годов, член партии большевиков с 1905 года, инициатор так называемого «академического дела» — уголовного дела против членов академии наук, результатом которого стала чистка в рядах старой профессуры. «Школа Покровского» — последователи профессора, рассматривающие историю согласно марксистскому учению. «Школа Покровского» была разгромлена, в свою очередь, в конце 30-х годов. за чрезмерное пренебрежение имперским прошлым. Советские историки были вынуждены признать прогрессивной роль Московского царства в собирании русских земель и инородцев под эгидой того, чему суждено будет стать первым в мире социалистическим государством. В фильме Сергея Эйзен­штейна «Иван Грозный» царь завершал свою пронзительную речь об объедине­нии земель русских высокопарной цитатой из Филофея: «Два Рима пали, третий стоит, а четвертому не бывать». О значении доктрины для истории страны писал и историк Николай Чаев в статье «„Москва — Третий Рим“ в по­ли­тической практике московского правительства XVI века». Однако советское научное руководство быстро постановило, что данное понимание этой доктри­ны было ошибочным: доказывалось, что доктрина имела хождение только в среде духовенства и не влияла на внешнюю и внутреннюю политику государства.


Современность


Хотя многие специалисты считают, что доктрина никогда не обладала суще­ственным влиянием в древнерусский период, и сейчас все еще можно встре­тить утверждения о статусе доктрины Филофея как официальной идеологии Московского царства. Особенно часто подобные утверждения встречаются в учебниках истории. Многие русские ищут в идеях Филофея основание для развития постсоветской «русской идеи». Просоветские и русские национали­сти­ческие группы восприняли концепцию Третьего Рима как знак русского возрождения. На Западе доктрина приводится как исторический контекст «русского мессианизма» и «экспансионизма» в газетных публикациях, книж­ных обзорах и передовицах. Даже западные политические лидеры находят порой корни современной российской политики в идеях Филофея.



Маршалл По © Wikimedia Commons

Попытки отыскать корни современ­ных событий в «осевом моменте» отда­лен­ного прошлого опасны, неизменно ведут к «открытию» аналогий и приво­дят к анахронизмам и другим ошибкам. Со второй половины XIX века многие ученые, философы и публицисты открывали для себя в письменном наследии Филофея «корни» того, что они считали основными характери­стиками «русской идеи». Владимир Ламанский обнаружил там истоки панславизма, Владимир Соловьев нашел корни христианского универ­сализма, Николай Бердяев открыл происхождение большевизма, а идеологи холодной войны — основа­ния советского «экспансионизма». Но анализ ранней истории доктрины поз­воляет заключить, что Филофей не мог помыслить ни одной из этих поздних инкарнаций созданного им образа «третьего Рима»: «третьерома­низм» — это результат проецирования современной идеи, а именно идеи «русской миссии», на внешне схожую концепцию раннего Нового времени. 

третий Рим — История России

«…Итак, о всем том прекратив речи, скажем несколько слов о нынешнем преславном царствовании пресветлейшего и высокопрестольнейшего государя нашего, который во всей поднебесной единый есть христианам царь и правитель святых Божиих престолов, святой вселенской апостольской церкви, возникшей вместо римской и константинопольской и существующей в богоспасаемом граде Москве, церкви святого и славного Успения пречистой Богородицы, что одна во вселенной краше солнца светится. Так знай, боголюбец и христолюбец, что все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве нашего государя, согласно пророческим книгам, это и есть римское царство: ибо два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не бывать. Много раз и апостол Павел упоминает Рим в посланиях, в толкованиях говорится: «Рим — весь мир». Ведь на христианской церкви уже совершилось блаженного Давида слово: «Вот покой мой во веки веков, здесь поселюсь, как возжелал я». Согласно же великому Богослову: «Жена, облаченная в солнце, и луна под ногами ее, и младенец на руках у нее, и тотчас вышел змей из бездны, имеющий семь голов и семь венцов на головах своих, и хотел младенца этой жены поглотить. И даны были жене крылья великого орла, чтобы бежала в пустыню, и тогда змей из своих уст источил воду, словно реку, чтобы в реке ее утопить». Водой называют неверие; видишь, избранник Божий, как все христианские царства затоплены неверными, и только одного государя нашего царство одно благодатью Христовой стоит. Следует царствующему управлять им с великою тщательностью и с обращением к Богу, не надеяться на золото и на преходящее богатство, но уповать на все дающего Бога. А звезды, как я и прежде сказал, не помогут ни в чем, не прибавят и не убавят. Ибо говорит верховный апостол Петр в соборном Послании: «Один день пред Господом, как тысяча лет, а тысяча лет, как один день, — не задержит Господь награды, которую обещал, и долго терпит, никогда не желая погубить, желая всех привести к покаянию». Видишь ли, боголюбец, что в руках его дыхание всех сущих, ибо говорит: «Еще однажды потрясу не только землей, но и небом». И так как и апостолы еще не были готовы, то сверх силы не велел вникать: Богословесный же наперсник в своем «Откровении» говорит: «В последние времена спасаясь, спаси свою душу, да не умрем второю смертью, в геенне огненной», но обратимся ко всемогущему во спасении Господу с мольбами искренними и усердными слезами восплачемся перед ним, чтобы смилостивился, отвратил ярость свою от нас, и помиловал нас, и сподобил нас услышать сладкий, блаженный и вожделенный его глас: «Приидите, благословенные, наследуйте уготованное вам царство Отца моего прежде создания мира».

Живи же, спасаясь и здравствуя, во Христе«.

КОНТЕКСТ. В 1472 г. Иван III вступил во второй брак с племянницей последнего византийского императора Софией Палеолог. Став супругом Софьи, Иван Московский стал претендовать на роль преемника славных византийских императоров. Византийские царские облачения, символы и пышные ритуалы распространились при московском дворе. В дальнейшем при Василии III идеология московского самодержавия оформилась в идею «Москва — третий Рим».

Вторым Римом считали на Руси византийскую столицу Константинополь. Псковский монах Филофей называл Москву преемницей Византии. В своих посланиях Филофей видел Московскую Русь покровительницей всех православных народов, тем более что по флорентийской унии 1439 г. византийский император и часть византийского духовенства признали верховенство папы Римского в церковных делах. На Руси Флорентийскую унию не признали сразу. Именно с 1439 г. русская православная церковь сама на своих соборах выбирала митрополитов. Фактически русская митрополия стала автокефальна, т.е. независима от Константинополя. Однако «де-юре» она входила в Константинопольскую патриархию. В 1453 г. Константинополь был захвачен турками. Империя пала.

В православии, считал Филофей, заключена сила Московской Руси. Старец писал, что первый Рим пал, погубленный ересями; второй Рим — Константинополь (олицетворявший Византию) пал от унии с католической церковью; «третий стоит, а четвертому не быти».

Сочиненное в начале XVI в. «Сказание о князьях владимирских» возводило родословие Рюриковичей к римскому императору Августу. Власть великого князя Московского мыслилась как власть от Бога. Не случайно принимая иноземцев в Кремле в 1488 г. Иван III с гордостью заявил: «Мы Божиею милостию государи, от первых своих прародителей».

Полный тест посланий Филофея (вступление, оригинал, параллельно, перевод) на сайте Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=5105

Послания старца Филофея отправлялись из Спасо-Елиазаровского монастыря.

Третий Рим — это… Почему Москва

Часто ли слова или мысли исторических личностей искажаются в угоду правящей партии или идеологии? Взять, к примеру, безобидную доктрину Ницше о сверхчеловеке, Боге внутри нас. Она привела Германию и весь мир к мировой войне, равно как идея всеобщего равенства – к войне за независимость и гей-парадам. История России богата такими концепциями: они всплывают каждый раз, когда народ стоит на перепутье. Одна из таких теорий – сказание о Третьем Риме. Почему Москва – Третий Рим, как понимать это сегодня, думал ли скромный монах о том, что на его словах будут спекулировать веками? Поговорим об этом в нашей статье.

Как все начиналось: письма Филофея

Давным-давно, в первых десятилетиях XVI в., псковский церковник Филофей написал серию посланий. Первое – о крестном знамении – он адресовал великому князю Василию, второе – против звездочетцев – дьяку, княжескому духовнику. Это были письма-предостережения против опасностей того времени: астрологов, еретиков и мужеложцев. В обращении к правителю он называет его «охранителем церковного престола» и «царем всех христиан», Москву величает «царством», в котором сошлись все христианские земли, образовав здесь духовный православный центр – «Ромейское царство», Рим. И далее: «Пали первый Рим и второй; третий стоит, а четвертого не случится».

Неизвестно, был ли именно Филофей основоположником этой концепции. По некоторым данным, у митрополита Зосимы в письмах рассматривалась теория Третьего Рима за 30 лет до псковского монаха. Описывая суть так же, Зосима называл Москву «константинопольским преемником». Чтобы понять, что имели в виду русские церковники, нужно окунуться в историю того времени.

Историческая ситуация

В 1439 году константинопольский патриарх заключил с Римом Флорентийскую унию, признавая главенство Папы Римского и сохраняя от православия только формальные обряды. Это был сложный период для Византии: турки-османы стояли на пороге, угрожая ее независимости. Константинополь надеялся на поддержку западных королей в войне с захватчиками, но помощи так и не дождался.

В 1453 году столица пала, патриарх и император были убиты. Это был конец Восточной Римской империи.

Положение Русской православной церкви

До этого момента верховного владыку Русской поместной церкви и царей мог помазать только патриарх — наместник Бога на земле – и только в Константинополе, этом человеческом воплощении царства Христова. В этом смысле русские были зависимы от восточного соседа. Великий князь долгое время претендовал на царское звание. В 1472 году Иван III даже сочетался браком с Зоей (Софьей) Палеолог, дочерью последнего византийского императора. С ней Иван взял двуглавого орла в качестве символа нового государства. Формально он имел право на вотчину – наследство жены.

С точки зрения русского духовенства, уния была предательством по отношению к православной церкви, отходом от истинной веры. Империя поплатилась за это нашествием мусульман. Ромейское царство – Христова вотчина, а вместе с ней и права патриарха, перешли к единственному оставшемуся оплоту православия – Русской поместной церкви. И здесь теперь стоит Третий Рим – это земное царство Бога на земле.

Первый и Второй Римы

По мнению Филофея, Первый Рим – это древний Вечный город, который был разрушен в IX в. кочевниками после разделения церквей на западную и восточную. Латиняне погрязли в «ереси Аполинариевой», предали идеалы Христа. Ромейское царство перешло в Константинополь.

Второй Рим крепко стоял до XVI в., а затем был разрушен турками-османами в наказание за духовное предательство. Заключение Флорентийской унии воспринималось как ересь, от которой русский Великий князь, впоследствии царь, должен был охранять Русь.

Третий Рим – это Москва

Был ли в словах Филофея политический расчет? Безусловно, царство Божие должно обладать сильной центральной властью и влиянием на международной арене. Но не политическая обстановка заботила псковского монаха.

После того как Русская церковь унаследовала права византийского патриархата, она:

  1. Стала независимой, митрополиту не нужно было кланяться Константинополю, он назначался из местного духовенства, а не из греков.
  2. Русский владыка смог венчать князя на царство и требовать его защиты.

Идея Третьего Рима доказывалась автором из пророческих книг – ветхозаветных сказаний о четырех земных царствах и четырех зверях. Первое – языческое – сгинуло еще во времена Египта, Ассирии и старой Европы. Второе царство – латинское (Древний Рим), собственно первое христианское; третье – Византия. Четвертое — земное — должно стать последним, так как его разрушит сам Антихрист и возвестит этим конец света.

В посланиях монаха было больше страха перед апокалипсисом, чем гордости за возвышение Русской церкви. Если рухнет Москва, падет не только христианство – это будет конец человечества. Поэтому князь, которого русский митрополит помазал на царство, должен охранять истинную веру от мусульман-неверных и ереси, в том числе католицизма.

Как приняли слова Филофея в обществе?

В отличие от пессимистичного автора, русские церковники выделили положительную сторону концепции: гордость и величие. Третий Рим – это столп всего христианства. Неудивительно, что вплоть до Никоновской реформы в повестях и притчах на все лады пересказывались монаховы слова:

  1. Новгородское «Сказание о белом клобуке» (1600 г.) говорит о том, что в давние времена Константин Великий передал митрополиту Сильвестру шапку – символ высокого церковного сана. Русский церковник засмущался и не принял подарок, но реликвия через Новгород вновь вернулась в Москву, где ее по праву принял новый владыка.
  2. Притча о Мономаховом венце: о том, как на Русь попали не церковные, а светские царские регалии, которые перешли законному помазаннику Божию — первому царю Иоанну Грозному.

Несмотря на то что это было тяжелое время объединения русских земель в единое Российское государство, нигде в официальных документах концепция Третьего Рима не звучит. Можно на основании вышеизложенного сделать вывод, что идея была модна у духовенства, которое отстаивало независимость церкви, свои привилегии. Еще очень долгое время эта теория не имела никакого политического значения.

Третий Рим и Никон

В оригинальном звучании Филофея был протест не только против мусульман, но и против ереси. Под ней понимались наука и любые нововведения. Реформа Никона по унификации церковных обрядов также была отходом от традиций. Сторонниками Аввакума Никон воспринимался как Антихрист – четвертый зверь, который уничтожит последнее Ромейское царство.

Официально были запрещены писания Филофея и все сказания и притчи, которые прямо или косвенно указывали на теорию псковского монаха, ибо они доказывали законность староверческих правил. Раскольники унесли эту идею с собой в Сибирь и отдаленные монастыри. До сих пор староверы считают, что Третий Рим – это старая ветхозаветная московская церковь, которая существует, пока живы они – ее истинные и единственные представители.

Что было дальше?

Казалось, про концепцию Третьего Рима забыла и церковь, и политическая элита. Но во второй половине XIX века она получила новое рождение. В связи с учреждением Патриаршего престола в России и тем, что русскому народу срочно нужна была объединяющая идея, письма Филофея были опубликованы. Стала общедоступной теория: «Москва – Третий Рим», суть которой немного изменилась: все упоминания о ереси были убраны, остались лишь слова про мусульман.

Русским философом В. Иконниковым была предложена интерпретация, укрепляющая имперские притязания и идеологию России: Москва после падения Византии заняла подобающее ей место в международных отношениях, она – спасительница христианства и человечества, потому что «четвертого Рима не будет». В этом ее историческая роль, ее миссия, на этом основании она вправе быть мировой империей.

Последующие трансформации теории

С этого момента Третьим Римом называют Россию как оплот человечества, приписывая ей великую миссию. Особенно для укрепления этой идеи постарались славянофилы и панславинисты. В. Соловьев, например, считал, что у России ключевая роль в объединении Востока и Запада, всех христиан под эгидой Русского православия. Историк И. Кириллов писал, что теория Москвы, как Третьего Рима, это та самая русская идея, национальное самоопределение, самосознание, которого стране так не хватало все это время. Православные должны не только объединить вокруг себя все братские народы, но и ударить по мусульманской Османской империи, чтобы она не напала первой. Во времена освободительных войн на Балканском полуострове идеи стали крайне популярны в народе.

С этих пор слова Филофея окончательно стали политическими, из них было вытеснено духовное и церковное значение.

В советское время

Теория интерпретировалась по-разному во время становления Советского государства, но уже с приходом Сталина были проведены исследования, изучены летописи и предания. Было доказано, что концепция Ромейских царств касалась только духовных дел.

Это и понятно. Великому Советскому государству не нужны были другие теории, помимо победы коммунизма во всем мире, чтобы сплотить вокруг себя соседние народы. Да и религия была под запретом. Сказания псковского монаха даже изымались из учебников.

Наши дни

СССР распался, народ обратился к Богу и снова стал искать в своей истории намеки на российский путь. Были воскрешены все исследования и публикации, от Филофея до Бердяева и Соловьева, объясняющие, почему Москва — Третий Рим. Во все учебники истории теория вошла как политическая, которая еще с Нового времени указывает русскому народу верное направление развития. Националисты вновь заговорили о миссии России в мировой истории.

Религия в наши дни отделена от народа, тем не менее первые лица государства часто бывают в церкви, вводятся уроки православия в школах и вузах, к Патриарху прислушиваются, принимая дипломатические решения. Как тут удивляться тому, что концепцией Третьего Рима западные политологи порой объясняют место России на международной арене!

Итак, панславизм, большевизм, советский экспансионизм, русская национальная идея, истинный путь, историческая миссия – все это объяснялось концепцией Третьего Рима, описанной монахом Филофеем в 1523-1524 годах. Знал ли церковник о том, что его слова найдут такое широкое применение? Если изучить контекст (полную запись посланий) и историческую ситуацию, то можно увидеть, что большого политического оттенка в теории нет. Только религиозный, апокалиптический, церковный страх за независимость и силу Русской церкви. Однако на протяжении нескольких столетий слова Филофея все же нещадно эксплуатировались теми, кому была выгодна иная трактовка, и приобрели и другой смысл. Как сегодня следует понимать «Москва – Третий Рим»? Как и по поводу всех остальных исторических идей, каждый должен самостоятельно решить, считать ли это порождением того времени или объяснять теорией современное положение вещей.

МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ • Большая российская энциклопедия

«МОСКВА́  – ТРЕ́ТИЙ РИМ» («Тре­тий Рим»), тео­рия, обос­но­вы­вав­шая за­ко­но­мер­ность пе­ре­ме­ще­ния по­ли­тич. и ре­лиг. цен­тра пра­во­слав­но­го ми­ра в Рус. гос-во. Осн. по­ло­же­ния сфор­му­ли­ро­ва­ны Фи­ло­фе­ем, мо­на­хом Спа­со-Елеа­за­ров­ско­го мон., в его по­сла­нии (ок. 1523 – не позд­нее 1524) дья­ку вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча в Пско­ве М. Г. Му­не­хи­ну. По­сла­ние со­дер­жа­ло, в ча­ст­но­сти, оп­ро­вер­же­ние пред­ска­за­ний но­во­го Все­мир­но­го по­то­па в февр. 1524. Ряд ис­сле­до­ва­те­лей ви­дят ис­то­ки тео­рии «М. – т. Р.» в «Из­ло­же­нии пас­ха­лии» (1492) митр. Мо­с­ков­ско­го и всея Ру­си Зо­си­мы, од­на­ко в нём ав­тор не вы­хо­дит за рам­ки ут­вер­жде­ния пре­ем­ст­вен­но­сти Мо­ск­вы по от­но­ше­нию к Кон­стан­ти­но­по­лю.

Тео­рия Фи­ло­фея воз­ник­ла в ус­ло­ви­ях ожив­ле­ния ди­пло­ма­тич. кон­так­тов Рус. гос-ва со Свя­щен­ной Рим. им­пе­ри­ей, Свя­тым Пре­сто­лом в Ри­ме, Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­ха­том, на фо­не об­шир­ной по­ле­ми­ки пра­во­слав­ных цер­ков­ных дея­те­лей про­тив ла­тин­ст­ва и пред­ска­за­ний ев­роп. ас­т­ро­ло­гов о ско­ром кон­це све­та, про­дол­же­ния борь­бы Рус. церк­ви за пол­ную ав­то­ке­фа­лию и дис­кус­сии о цар­ском ти­ту­ле рус. мо­нар­ха, ко­то­рый был при­зван за­сви­де­тель­ст­во­вать его не­за­ви­си­мость от пра­ви­те­лей го­су­дарств – на­след­ни­ков Зо­ло­той Ор­ды и осо­бую роль в пра­во­слав­ном ми­ре. Пос­лед­няя бы­ла свя­за­на с тем, что пос­ле па­де­ния Ви­зан­тии (1453) Рус. гос-во к нач. 16 в. яв­ля­лось един­ст­вен­ным не­за­ви­си­мым пра­во­слав­ным го­су­дар­ст­вом. В это вре­мя воз­ник ряд круп­ных лит. про­из­ве­де­ний, близ­ких по идей­но­му со­дер­жа­нию (Рус­ский хро­но­граф, «По­весть о бе­лом кло­бу­ке»).

В со­от­вет­ст­вии с тео­ри­ей «Третье­го Ри­ма» Рус. гос-во и его сто­ли­ца ста­ли по­след­ним («чет­вёр­то­му не бы­ти») зем­ным во­пло­ще­ни­ем «не­раз­ру­ши­мо­го» Ро­мей­ско­го цар­ст­ва (су­ще­ст­во­ва­ло со вре­ме­ни при­ше­ст­вия Ии­су­са Хри­ста и по­яв­ле­ния его по­сле­до­ва­те­лей), т. е., по мыс­ли Фи­ло­фея, во­пло­ще­ни­ем ду­хов­но­го хри­сти­ан­ско­го «цар­ст­ва», под ко­то­рым по­ни­ма­лась функ­ция, не имею­щая про­стран­ст­вен­но-вре­мен­ной ло­ка­ли­за­ции и пе­ре­хо­дя­щая от од­но­го сво­его но­си­те­ля к дру­го­му в со­от­вет­ст­вии с тео­ри­ей «пе­ре­но­са им­пе­рии» («translatio imperii»; вос­хо­дит, в ча­ст­но­сти, к Кни­ге про­ро­ка Да­нии­ла).

Фи­ло­фей на­ме­тил эта­пы и ве­хи ми­ро­вой ис­то­рии, оп­ре­де­лил в ней ме­сто Рус. гос-ва и Рус. церк­ви. По его мыс­ли, 1-й этап за­вер­шил­ся па­де­ни­ем Древ­не­го Ри­ма из-за «апол­ли­на­рие­вой ере­си» (апол­ли­на­ри­ан­ст­ва) и от­па­де­ни­ем ла­ти­нян от пра­вой ве­ры, ко­то­рое Фи­ло­фей свя­зы­вал с эпо­хой Кар­ла I Ве­ли­ко­го (им­пе­ра­тор в 800–814) и па­пы Рим­ско­го Фор­мо­за (891–896). 2-й этап за­вер­шил­ся Фер­раро-Фло­рен­тий­ским со­бо­ром (1439), ре­ше­ния ко­то­ро­го Фи­ло­фей счи­тал из­ме­ной пра­во­сла­вию, при­вед­шей к па­дению «Вто­ро­го Ри­ма» – Кон­стан­ти­но­по­ля (1453), не ус­то­яв­ше­го под уда­ра­ми ага­рян (ос­ма­нов). 3-й, те­ку­щий, этап («Тре­тий Рим») ха­рак­те­ри­зу­ет­ся пе­ре­ме­ще­ни­ем «Ро­мей­ско­го цар­ст­ва» в Рус. гос-во (со сто­ли­цей в Мо­ск­ве и гл. пре­сто­лом – Ус­пен­ским со­бо­ром Мо­с­ков­ско­го Крем­ля), ко­то­рое вос­при­ни­ма­ет­ся как га­рант «стоя­ния», по­след­нее во­пло­ще­ние хри­сти­ан­ско­го цар­ст­ва и оп­лот ис­тин­ной ве­ры, а вел. князь мо­с­ков­ский – как «всем хри­стиа­нам царь». По­сле по­те­ри по­ли­тич. не­за­ви­си­мо­сти Ви­зант. им­пе­ри­ей и все­ми ра­нее су­ще­ст­во­вав­ши­ми пра­во­слав­ны­ми цар­ст­ва­ми их судь­бы на ме­таи­сто­рич. уров­не со­еди­ни­лись («сни­до­ша­ся») в «Треть­ем Ри­ме» (Рус. гос-ве). На этом ос­но­ва­нии Рус. цер­ковь пред­ста­ёт как на­след­ни­ца еди­ной хри­сти­ан­ской Церк­ви пер­вых 8 ве­ков её су­ще­ст­во­ва­ния, под­чёр­ки­ва­ет­ся её осо­бый ста­тус в со­от­вет­ст­вии с ви­зант. кон­цеп­ци­ей «сим­фо­нии» вла­стей. Фи­ло­фей дек­ла­ри­ро­вал вер­ность все­лен­ско­му пра­во­сла­вию в том ви­де, в ка­ком оно су­ще­ст­во­ва­ло до раз­де­ле­ния церк­вей, и в том ви­де, ка­кой оно при­ня­ло в вост. хри­сти­ан­ст­ве.

С По­сла­ни­ем Фи­ло­фея пе­ре­кли­ка­лись ещё 2 ано­ним­ных со­чи­не­ния. Пер­вое со­чи­не­ние «По­сла­ние ца­рю и ве­ли­ко­му кня­зю Ва­си­лию Ива­но­ви­чу» («По­сла­ние о кре­ст­ном зна­ме­нии») (не позд­нее 1526) бы­ло на­пи­са­но с це­лью по­бу­дить цер­ков­ную и свет­скую власть (пре­ж­де все­го вел. кня­зя) к на­зна­че­нию нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па (со­стоя­лось в 1526), од­на­ко вско­ре па­мять о прак­тич. це­ли со­чи­не­ния бы­ла ут­ра­че­на. Вме­сте с тем вы­шла на пер­вый план идея его ав­то­ра о ги­бе­ли ми­ро­вых мо­нар­хий как след­ст­вии от­хо­да от ис­тин­ной ве­ры (вос­хо­дит к Сло­ву еп. Ип­по­ли­та Рим­ско­го кон. 2 – нач. 3 вв. об ан­ти­хри­сте). Ав­тор вто­ро­го со­чи­не­ния «Об оби­дах церк­ви» (1530–40-е гг.) под­верг со­мне­нию проч­ность «стоя­ния Третье­го Ри­ма» из-за ум­но­жив­ших­ся в Рус. гос-ве без­за­ко­ния и не­прав­ды; опус­тил вы­вод Фи­ло­фея о том, что «чет­вёр­то­му Ри­му не бы­ти».

По­сле уч­ре­ж­де­ния пат­ри­ар­ше­ст­ва (1589) и окон­чат. за­кре­п­ле­ния ав­то­ке­фа­лии Рус. церк­ви бы­ла ос­лаб­ле­на ан­ти­гре­че­ская на­прав­лен­ность идеи «Третье­го Ри­ма». Офи­ци­аль­но она на­шла от­ра­же­ние в Уло­жен­ной гра­мо­те 1589, в ко­то­рой бы­ла пред­став­ле­на гл. обр. по «По­сла­нию ца­рю…», од­на­ко в гра­мо­те от­сут­ст­во­ва­ли ут­вер­жде­ния о «па­де­нии» Кон­стан­ти­но­поль­ской церк­ви и о том, что Рус. цер­ковь су­ще­ст­ву­ет вме­сто Рим­ской и Кон­стан­ти­но­поль­ской. За­кре­п­ля­лась мысль о пе­ре­ме­ще­нии в Рус. гос-во ме­таи­сто­рич. цен­тра для всех по­те­ряв­ших не­за­ви­си­мость пра­во­слав­ных го­су­дарств, ут­вер­жда­лось един­ст­во Рус­ско­го и Гре­че­ско­го царств, во­пло­тив­шее­ся в со­вме­ст­ном со­бор­ном дея­нии.

В сер. – 2-й пол. 17 в. по­ло­же­ния тео­рии «М. – т. Р.» (в т. ч. идея «transla­tio imperii») раз­ви­ты Ар­се­ни­ем Су­ха­новым, раз­де­ляв­шим идею о том, что в Рос­сию от гре­ков при­шло «всё доб­рое», и до­пол­нив­шим тео­рию «М. – т. Р.» ут­вер­жде­ни­ем о том, что Русь при­ня­ла Кре­ще­ние от св. ап. Ан­д­рея Пер­во­зван­но­го. В то же вре­мя Иг­на­тий (Кор­са­ков) вос­при­нял по­ня­тия «Ро­мей­ское цар­ст­во» и «Гре­че­ское цар­ст­во» как си­но­нимы, и смысл, пе

Третий Рим — Православный журнал «Фома»

Концепцию «Третьего Рима» сегодня нередко поминают политики, журналисты, общественные деятели, говоря: еще в XVI веке было очевидно, что именно России предначертано стать господствующей мировой державой, что имперские притязания Москвы вполне оправдываются особой миссией наследницы Рима и Константинополя. Но о чем на самом деле говорил автор концепции «Третьего Рима» старец Филофей? Действительно ли концепция дает России моральный карт-бланш на политическую и военную экспансию? Кто и как использовал идеи Филофея в русской истории? Об этом наш разговор с Ниной Васильевной СИНИЦЫНОЙ — доктором исторических наук, автором монографии «Третий Рим: истоки и эволюция русской средневековой концепции»*.

— Нина Васильевна, для начала — личный вопрос. Вы как историк специализируетесь на теме Третьего Рима. А почему именно на ней? С чего начался Ваш интерес к этому?

— Тридцать лет назад — в 1981 году началась работа международного научного сообщества, которое именует себя «Международным семинаром исторических исследований “От Рима к Третьему Риму”». Основали его профессора Римского университета П. Каталано и П. Синискалько, чтобы исследовать развитие и распространение римской идеи. Заседания проходили ежегодно в Риме, а многие — также и в Москве, в Институте российской истории РАН. Я принимала участие в работе Семинара с 1982 года. В самом начале участниками была ясно осознана потребность в новом издании документов, текстов «Филофеева цикла» с изложением идеи Третьего Рима, и я принимала активное участие в подготовке этого издания. Кстати сказать, Семинар начал свою работу в разгар холодной войны, когда нашу страну на Западе многие представляли Империей Зла, — и Семинар способствовал преодолению такого стереотипа, разрабатывая собственную методику исследования империи и имперской идеи, с преобладанием юридического и филологического подхода. Чем лучше разные народы знают чужое прошлое — тем лучше складываются их отношения в настоящем.

— Давайте, прежде чем погрузиться в прошлое, поговорим о настоящем. Существуют ли в современном массовом сознании какие-то ложные стереотипы вокруг идеи Третьего Рима?

— К сожалению, существуют. Ярчайшее тому подтверждение — это сравнительно недавняя передача на телеканале «Культура», специально посвященная Третьему Риму.** Там присутствовали достаточно серьезные авторитетные ученые, добросовестно излагавшие предмет, — но другие участники транслировали разного рода штампы и попросту очевидные ошибки. А ведь эта программа явно выше массового уровня.

— А давайте все-таки попробуем перечислить эти штампы.

— Штамп самый главный, самый распространенный и самый неприятный — это убеждение, будто концепция Москвы как Третьего Рима была концепцией политической, даже внешнеполитической, то есть она якобы оправдывала претензии русских государей едва ли не на мировое господство. В уже упомянутой передаче один из выступавших вспомнил карту древней Римской империи на одной из площадей Рима, неподалеку от Капитолия. Это вертикальная стена, на которой разными цветами рельефно изображены последовательные завоевания Римской империи. На самом деле, если реально искать в «первом» Риме то, что предвозвещало «третий», находилось в историософском соприкосновении с ним, то это будет не карта роста Римской империи, а совсем другой римский памятник. На Капитолийском холме, слева от здания Капитолия (если смотреть снизу) стоит церковь Санта Мария ин Арачели. Она была основана в VI веке на месте, где, согласно легенде, император Август получил пророчество одной из сивилл***: когда она говорила, императору явилось чудо, небесное явление Богородицы с Младенцем на руках. В основе этой легенды был текст Евангелия от Луки (Лк 2:9), рассказывающий о том, как двигалось в Вифлеем Святое Семейство, чтобы принять участие в объявленной Августом переписи населения. Именно этот образ из царства «первого» Рима вдохновил старца Филофея, когда он писал о «третьем», о чем я еще скажу. Один из моих докладов в Риме, повторенный потом в Москве, был посвящен проблеме «Две парадигмы императора Августа», вызвавший интерес разных слушателей. Речь шла об Августе — создателе империи, властелине вселенной, и об Августе, царство которого почтил Своим Рождением в его пределах Спаситель, где свершилось Воплощение Слова.

Возвращаясь к штампам в интерпретации Третьего Рима, следует сказать и о том, что возникшая в XVI веке концепция Третьего Рима якобы была тщательно и подробно разработанной доктриной, неким «программным документом», охватывающим все стороны жизни. Разновидность этого штампа имеет прямо противоположный смысл: «учения» Филофея вовсе и не было, он написал всего две-три строчки, известные всем («два Рима пали…»). Так утверждать могут лишь те, кто его посланий не читал. Величественные построения Филофея — айсберг, точнее, его видимая часть. А подводная, глубинная основа — его знание священных и святоотеческих текстов разных веков. Но он открыл нам лишь свои выводы из них, расположив их на верхушке айсберга.

Весьма распространен и третий штамп — о значении брака Ивана III с Софьей Палеолог и о теме «византийского наследия» в идее Третьего Рима, а более точно — о подмене «третьего Рима» «вторым Константинополем», о чем тоже речь впереди.

Фрагмент фрески Пьетро Каваллини в церкви Санта Мария ин Арачели в Риме. Церковь была основана в VI веке на месте, где, по легенде, императору Августу явилось видение Богородицы с Младенцем на руках

Конец истории

— Так что же было на самом деле? Когда, зачем и почему старец Филофей выдвинул эту концепцию?

— На вопрос «когда» ответить проще всего. Здесь тот редкий случай, когда можно назвать точную дату. Существует послание старца псковского Елеазарова монастыря Филофея, написанное около 1523–1524 года и адресованное великокняжескому дьяку в Пскове, Мисюрю Мунехину. Это был представитель центральной власти в Пскове, присоединенном незадолго до этого. А непосредственным поводом к написанию послания стали распространявшиеся тогда астрологические предсказания о якобы предстоящем в 1524 году новом всемирном потопе — точнее, о предстоящем глобальном изменении («пременении»), которое было истолковано как потоп.

Предсказание это пришло на Русь с Запада, оно было напечатано в астрологическом альманахе, изданном в Венеции в конце XV века и многократно переиздававшемся. Ужас охватил города Европы, а наиболее предприимчивые даже начали строить ковчеги. Эти предсказания пришли и на Русь, внеся беспокойство в церковные и правительственные круги. Естественно, требовалось их опровергнуть. Два образованнейших человека того времени, афонский монах Максим Грек и псковский монах Филофей писали такие опровержения. Но каждый — по-своему.

Максим Грек подошел к проблеме с богословских позиций. Он противопоставил астрологическому детерминизму тезис о свободе воли человека и о Божественном Промысле, который направляет всю жизнь человечества. Это не оставляет места влиянию небесных тел. Судьба человека определяется его свободным выбором, а не планетами и звездами.

Старец Филофей строил опровержение иначе. Он тоже коснулся темы звезд, но отмел ее небрежным замечанием: «Сия вся кощуны суть и басни». Главное он видел в причинах тех изменений, что происходят в истории стран и народов. Свершилось главное «изменение»: к Руси перешла функция неразрушимого христианского Ромейского (Римского****) царства. Царства, которое возникло в эпоху Августа, во времена земной жизни Спасителя, и потому новых глобальных перемен не будет.

Его построение находится в русле средневековых эсхатологических учений, предстает как историософия того времени, вовлекающая в свою орбиту разнообразные события и факты Священной и мировой истории. Он произнес пророчество о будущем России, перевел «стрелки» и направил в ее сторону гораздо более древнее пророчество, восходящее к ветхозаветным текстам, о Римской-Ромейской империи как последней империи, которой предстоит существовать до скончания мира. Факт ее существования является гарантом продолжения земной истории человечества, длительности исторического времени до «исполнения сроков». Вероятно, ему было известно толкование святителя Иоанна Златоуста, который так комментировал известное место из Второго послания к фессалоникийцам апостола Павла об «удерживающем» (2 Фес 2:7): «Когда прекратится существование Римского государства, тогда он (антихрист) придет. И справедливо, потому что пока будут бояться этого государства, никто не подчинится антихристу, но после того, как оно будет разрушено, воцарится беззаконие, и он будет стремиться похитить всю — и человеческую, и божескую власть».

По логике этого толкования, Римско-Ромейское царство служит залогом нерушимости, не допускающим того глобального «изменения, пременения и преиначения», о котором говорит астрологическое предсказание. Филофей производит операцию переименования «царства нашего государя» в Ромейское царство, исходя из факта падения и «старого», и «нового» Рима.

Ромейское царство трижды упомянуто в послании 1523–1524 гг., и это — его ключевые фрагменты.

В первый раз говорится о неразрушимости царства: «Ромейское царство неразрушимо, ибо Господь записался в римскую власть». Это утверждение основано на том же тексте Евангелия от Луки (Лк 2:1-5), что и упомянутая ранее легенда о чудесном явлении Богородицы с Младенцем императору Августу. Христианский автор VI века Козьма Индикоплов в толковании этих стихов пишет о том, что Римская империя выполнила роль «слуги Христова строения». По словам участников римского Семинара К. Пицакиса и Г. Подскальского, «Ромейское царство», упомянутое у Козьмы Индикоплова, «представляет собой то нисходящее с небес вечное царство, которое мистически заключается в лоне языческой империи и приходит вместе с ней», «царство, имеющее тот же возраст, что и Христос».

Во второй раз Ромейское царство упомянуто, когда отвергаются претензии «латинян» на римско-ромейское имя; «падение» первого («старого») Рима у него означает не военно-политические события V века, захваты Рима варварами, но «отпадение» от истинной веры в результате разделения церквей в IX-X веках (1054 год был лишь завершением этого процесса). Действительно, претензии Западной империи на наследование древнего римского имени, соперничество с Константинополем по поводу того, какой император будет именоваться римским, началось с коронации Карла Великого в 800 году «римским императором» (столицей его стал Ахен). Римско-средиземноморский вектор был повернут на север. Византия продолжала именовать себя «империей ромеев». Ее «падение» 1453 года, по Филофею, тоже явление не столько военной, сколько духовно-конфессиональной сферы: катастрофа была Божьей карой за предательство веры на Ферраро-Флорентийском соборе 1438–1439 годов.

Третье упоминание Ромейского царства появляется в ключевых словах послания как характеристика «царства нашего государя».

— А сохранился ли оригинал послания Филофея, написанный его рукой?

— К сожалению, нет. Оригиналы сочинений ни Филофея, ни Максима Грека неизвестны — есть лишь сочинения, которые преподобный Максим правил своей рукой. Это касается большинства источников XVI–XVII веков — они сохранились благодаря усилиям переписчиков. Поэтому всегда необходимо исследовать, насколько авторитетна та или иная рукописная копия, насколько близка она к оригиналу.

Так вот, с посланием старца Филофея все непросто. Его научная публикация, состоявшаяся в 1901 году, основана на вторичной рукописи, где фрагмент текста о переименовании России в Ромейское царство был искажен. Такое же вторичное чтение сохранила и публикация в «Памятниках литературы Древней Руси». Впоследствии удалось найти более ранний и точный вариант: «<…> мала некая словеса изречем о нынешнем православном царстве пресветлейшего и высокостолнейшаго государя нашего, иже во всеи поднебеснеи единого христианом царя и броздодержателя святых Божиих престол святыя вселенскиа апостольскиа Церкве <…> Да веси, христолюбче и боголюбче, яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во едино царьство нашего государя, по пророчьским книгам то есть Ромеиское царство. Два убо Рима падоша, а третии стоит, а четвертому не быти». В более поздних рукописях термин «Ромейское» заменен словом «Росийское»; в других рукописях, наоборот, производится расширительная контаминация: «<…> и снидошася во едино царство Российского государства, по пророческим книгам то и есть, рече, Ромейское царство Российския держава московского государя и всеа великия Росия, два убо Рима, рече, падоша, а третий стоит, а четвертому не быти».

Эти же мысли, в перефразированном виде, изложены и в послании великому князю, написанном вскоре после послания дьяку Мунехину.

Совершенно очевидно, что «Третий Рим» — это не только и даже не столько Москва, сколько царство, держава, функция которой — служить гарантом длительности земной истории человечества. Эта функция возникает не как претензия, а как результат конкретной исторической ситуации, естественно сложившихся условий: потери политической независимости всеми православными славянскими и балканскими царствами, падения Византии, «отпадения» первого («великого», «ветхого») Рима.

А функция, предназначение православного царя — заботиться о православных христианах, оберегая Церковь и обеспечивая внешние условия для благочестивой жизни.

Мы уже говорили о том, что построения Филофея — это айсберг, автор афористически формулирует свои выводы, а механизм их получения остается как бы за кадром. Это разнообразные священные и святоотеческие тексты, события священной и мировой истории. Так, он упомянул «пророческие книги».

Задача исследователя в том и состоит, чтобы понять ход мыслей Филофея, понять, какие «пророческие книги» имел он в виду и почему из этих книг он сделал такие выводы.

— Кстати, а какие книги?

— Это книга пророка Даниила, что ясно из второго послания, адресованного уже непосредственно великому князю. Филофей имеет в виду эпизод, когда царь Навуходоносор просит пророка растолковать его сон (Дан 2:31–44).

Так вот, толкователи книги пророка Даниила объясняют, расшифровывают его слова как указание на четыре мировые империи, которые последовательно сменяют друг друга. Историософия древности и Средних веков исходила из представления о том, что существует одна-единственная мировая империя, которая может иметь разные воплощения, может менять свое географическое расположение, но остается той же империей. Самым древним ее воплощением считалась Вавилонская (или Ассиро-Вавилонская) империя, за ней следовали Мидийская (или Персидско-Мидийская), Греческая империя Александра Македонского, а последней — империя Римская, в которой в конце времен появится антихрист и будет уничтожен Иисусом Христом, после чего настанут «новое небо и новая земля», то есть вечное небесное царство Божие.

По этой логике Римская империя становится гарантом того, что вплоть до конца времен, до апокалиптических событий никаких великих потрясений в земной истории уже не произойдет. В теории translatio imperii (передача, перенос) империя — это, в сознании того времени, если можно так выразиться, «переходящий вымпел», поэтому многие государства стремились отождествить себя с Римской империей, присвоить римское имя.

— Традиционно считается, что Россия потому «Третий Рим», что наследует «Второму Риму», то есть Константинополю, точнее сказать, Византийской империи. Это не так?

— Я уже говорила о том, что одно из искажений, один из распространенных штампов — сведéние Третьего Рима ко второму Константинополю и утверждение о том, что брак с Софьей Палеолог, племянницей последнего византийского императора, находится у истоков идеи «Третьего Рима», дает московским правителям право на византийское наследие. Но это противоречит историческим реалиям того времени.

Во-первых, ни сам Иван III, ни его политики и идеологи никогда не ссылались на брак с Софьей, чтобы повысить авторитет великокняжеской генеалогии и державы — ни в дипломатических переговорах, ни в общении с подданными.

Во-вторых, сама мысль о «константинопольской вотчине» московских правителей — не русского, а западного происхождения. Впервые об этом в 1473 году Венецианский Сенат писал Ивану III, говоря о его правах, якобы возникающих на основе брака с представительницей императорского дома. А в 1518 году римский папа Лев X пытался привлечь московского великого князя к участию в очередном крестовом походе против турок, надеясь его соблазнить «константинопольской вотчиной». Это в плане реальной политики. Что касается историософии, то мысль о наследовании павшей империи была опасной: унаследовав ее судьбу, можно было повторить ее финал.

Умы и других мыслителей того времени занимал вопрос о будущих судьбах царства. Так, дипломат и публицист Ф. И. Карпов, современник Филофея, в послании к митрополиту Даниилу обсуждал вопрос, чтó необходимо для того, чтобы гарантировать «вечность царства», и отвечал, что «закон и правда» нужны ему прежде всего, а не терпение как норма политической жизни.

А Филофей возводил Третий Рим не к Византии. Размышляя о духовных путях, он находил более древние, а потому более прочные корни.

— А почему «четвертому не быти»? Филофей это как-то аргументировал?

— Специальной аргументации он не давал. Ведь Филофей излагал пророчество. А разве пророчество нуждается в аргументах?

Символы четырех царств древности: Вавилонского, Мидийского, Персидского и Македонского. Из греческой рукописи XI века

Что было дальше

— Мы разобрались, в чем суть концепции Третьего Рима. Но что она означала на практике для Московского царства? В какой степени она влияла на политическую реальность, была ли распространена?

— В XVI-XVII веках идея распространилась в церковной книжности, послания Филофея переписывались в многочисленных рукописных сборниках, при этом редакторы-составители и переписчики иногда строго и точно воспроизводили авторский текст, а иногда допускали «вольности», дополнения, а часто избирали отдельные фрагменты, содержание которых казалось им особенно важным и интересным.

Один из современников Филофея, писавший спустя полтора-два десятилетия после него, решился даже вступить с ним в полемику, подвергнуть сомнению прочность «стояния» Третьего Рима. Сочинение этого анонимного автора написано «Об обидах Церкви». «Хотя царство Третьего Рима и стоит верою в православии, но добрых дел оскудение, и неправда умножилась, святые церкви и честные монастыри обидимы <…> Да не будет дивное се жилище беззакония наполнено!».

— А насколько концепция старца Филофея была известна русским государям?

— Ни Василий III, ни Иван Грозный ни разу на эту концепцию не ссылались. Иван IV любил другое сочинение — «Сказание о князьях Владимирских» — о происхождении русских князей от императора Августа. В ней представлена другая парадигма Августа, нежели в построениях Филофея: здесь он — властелин вселенной. Август начал разделять вселенную, и часть ее получил некий Прус, от которого пошла Прусская земля, а далеким его потомком был князь Рюрик, основатель династии Рюриковичей, а позднее и князья Владимирские. Именно эти идеи использовались в ряде случаев в идеологическом обосновании внешней политики Ивана IV. А про Москву как Третий Рим у него нет ни слова.

Важной вехой в истории идеи была эпоха учреждения патриаршества. Уложенная грамота Московского поместного Собора 1589 года, будучи памятником древнерусского канонического права, закрепила на историко-каноническом уровне определение «Третьего Рима». Почти ровно 1200 лет прошло с тех пор, как на II Вселенском (Константинопольском) Соборе (381 г.) столица Восточной Римской империи (именуемой в историографии Византией) получила (в III каноне) почетный титул «Нового Рима». «От пророчества к праву» — этой проблеме было посвящено специальное заседание Римского семинара. В грамоте Московского собора 1589 года формула Третьего Рима изложена от лица Константинопольского патриарха Иеремии II: «<…> твое же, о благочестивый царю, великое Росейское царствие, третий Рим, благочестием всех превзыде».

В XIX веке начинается научное изучение идеи. Впервые послания старца Филофея были опубликованы в «Православном собеседнике» в 1861–1863 годах, тогда-то о них узнала образованная публика (хотя эта публикация еще не была строго научной). Затем можно упомянуть работу В. Н. Малинина «Старец псковского Елеазарова монастыря Филофей и его послания» 1901 года, где Третий Рим рассматривается как эсхатологическая идея по преимуществу. Очень хорошая, кстати, книга, ее стоило бы переиздать.

«Церковь старого Рима пала неверием Аполлинариевой ереси; церковные двери второго Рима, города Константинополя, внуки Агарян секирами и оскордами рассекли. Теперь же это — третьего, нового Рима, державного твоего царства святая соборная апостольская Церковь, которая во всех концах вселенной православной христианской верой во всей поднебесной сильней солнца светится» Фрагмент из Послания старца Псковского Елеазарова монастыря Филофея к великому князю Московскому Василию Иоанновичу

Двойной перевертыш

— А когда же сложились все те мифы, о которых мы с Вами уже говорили?

— Мифы эти позднего происхождения — возникли они уже в XX веке, после 1917 года, особенно в канун Второй мировой войны и послевоенные годы, когда концепция Третьего Рима — уже в искаженном виде — становится инструментом холодной войны.

Именно теперь начинает превалировать акцентировка тезиса об идее Третьего Рима как идее «византийского наследия», при этом сама Византия все более и более выступает с отрицательным знаком, как «презренная Византия»; в значительной степени воспроизводятся представления и оценки британского историка XVIII века Эдуарда Гиббона, собравшего большое количество негативных фактов и анекдотов из ее истории. В труде А. Тойнби, специально посвященном «византийскому наследию в России», названы три составные части этого наследия: тоталитаризм, цезарепапизм, ксенофобия. Вероятно, ему были известны работы Н. А. Бердяева, оказавшие большое влияние и на русскую эмиграцию, и на другие появившиеся на Западе труды. Суждения Тойнби вызвали дружную критику со стороны и его западных коллег, и представителей русского зарубежья (например, Д. Оболенского).

В работе Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма», опубликованной в 1938 году на трех языках, английском, французском и немецком, уже появляется трактовка идей старца Филофея как идей тоталитаристских. А в работе 1946 года «Русская идея» Бердяев пишет: «Империалистический соблазн входит в мессианское сознание», но никак этого не аргументирует. Точнее, он ссылается на русские духовные стихи, но политические идеи не выводимы из духовных стихов.

В истории идеи Третьего Рима в XX веке происходит как будто двойной перевертыш: сначала создается искаженное представление о самой Византии, а затем аналогичные оценки — через ее «наследие» — вписываются, вживляются в идею Третьего Рима, а через нее в русский менталитет как таковой. Следует отказаться от обеих крайностей в современной массовой культуре в отношении к Третьему Риму — и от тоталитаристских страшилок, и от панегирических воинственных построений. И то, и другое — всего лишь слабые человеческие мнения, искривление духовного пространства Третьего Рима. А как сказал анонимный современник Филофея, «всем страстям мати — мнение. Мнение — второе падение».

— Нина Васильевна, а как же, по Вашему мнению, современному православному человеку следует относиться к идее Третьего Рима? Можно ли сделать какие-то выводы?

— Подавляющее большинство тех, кто в наши дни публично обсуждает концепцию старца Филофея, вероятно, не прочитали его послание до конца. Заключительная его часть как раз и посвящена тому, как надо прожить период, предшествующий эсхатологическому концу, чем заполнить это историческое время. И он вводит понятие Божественного долготерпения. Господь потому долготерпит и не наказывает немедленно всякую неправду, что дает шанс каждому покаяться и спасти свою душу. Здесь уместно привести слова протоиерея Сергия Булгакова, сказанные в этой связи: «Конечно, никому не дано знать времена и сроки, когда Господь приидет, <…> и неизвестность времени конца истории не отменяет необходимости и обязанности жить,— ответственно и сознательно. Историю нужно прожить и изжить, а не то что кое-как окончить, пройдя чрез нее как чрез мрачный пустой коридор в Царствие Небесное»*****.  Филофей исходит из слов Второго соборного послания апостола Петра (3:9, 14): Не медлит Господь исполнением обетования; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Потщитесь явиться перед Ним неоскверненными и непорочными в мире. Филофей предлагает путь подвижничества, путь нравственного и духовного совершенствования, путь, ведущий к храму.

* Синицына Н. В. Третий Рим: Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV—XVI вв.). М., 1998. — Ред.

** Телевизионная программа Александра Архангельского «Тем временем» от 1 февраля 2010 года. — Ред.

*** Сивиллы, по преданию, предсказали Рождение Христа. — Н. С.

**** «Ромейский» — греческая форма слова «римский» — Ред.

***** Булгаков С. Н. Православие: Очерки учения Православной Церкви. М., 1991. С. 375. — Ред.

«Москва — третий Рим»: поворотный момент в истории России?

Мой первый роман Песнь Сирина представляет собой странный сценарий: что, если бы первые русские были избранным народом Бога? Как бы это выглядело?

Может показаться, что это моя собственная марка русского триумфализма, но все гораздо сложнее. Россия на протяжении своей истории прошла через разные фазы «русской идеи». Иногда русские изолировались, иногда пытались подстроиться под всех остальных.Но всегда русские считали себя носителями особого исторического призвания, каким бы оно ни было.

Это особенно очевидно в учении о Москве как Третьем Риме.

Выражение «Москва — Третий Рим» хорошо известно даже детям русских начальных школ. Говорят, что под этим лозунгом Иван III собрал все княжества в сферу влияния Москвы. Затем его преемники расширили и укрепили свое правление благодаря идеологии «Третьего Рима».Однако оказывается, что история этой идеи сложна и очень увлекательна.

Third Rome

В 2001 году американский историк по имени Маршалл По написал статью под названием «Москва, Третий Рим: истоки и трансформации« ключевого момента »». В этой статье он исследовал развитие идеи «Третьего Рима» с ее точки зрения. Первое упоминание в письмах монаха 16 -го века о его нынешнем использовании в новопатриотической России. Арзамасская академия (оригинал статьи на русском языке здесь) обобщила основные положения этой статьи, чтобы продемонстрировать, как фраза из личного письма монаха из Пскова стала национальным мифом.Ниже приводится мой перевод оригинала на русский язык.

«Поворотный момент» и ошибки историков

«Поворотные моменты» в истории нации происходят в критические моменты, когда нация или эпоха вынуждены выбирать между двумя судьбоносными путями. Любое из направлений определяет существенное изменение в будущей истории нации. Тем не менее, поиск поворотных моментов в истории часто вызывает столько же эмоций, сколько и холодный поиск фактов. Историческая драма иногда отвлекает историков от исторической действительности.

В целом, хотя такие «поворотные моменты» часто считаются ключами к пониманию современного мира, иногда они являются результатом одностороннего исторического предубеждения. Российская история дает прекрасный пример этого. Формирование доктрины «Москва как третий Рим» — один из самых известных (и неправильно интерпретируемых) эпизодов русской истории.

Преподобный Филофей открывает Третий Рим

Third Rome

Нет никаких доказательств того, что Москва или Русь называли себя «Третьим Римом» ни в одном тексте до 16 -го века.Первое упоминание о великой судьбе Москвы встречается в письме псковского монаха Филофея. В первые десятилетия 16–900–16– века он написал несколько писем великому московскому князю, в которых назвал его «третьим Римом». Вот версия, которая сохранилась до наших дней:

Так знайте это, Христо-любящий и Боголюбивый. Все христианские царства подошли к своему концу и объединились в единое царство нашего господина. Это соответствует пророческим книгам.Это Римское царство: два Рима пали, третий стоит, а четвертого не будет ».

Фактическое значение письма Филофея

Third Rome

Эти слова часто интерпретируются как победная ода рождению новой империи. Однако в контексте это словосочетание имеет совершенно другое значение. Даже поверхностное прочтение письма показывает, что, хотя Филофей упоминает «Третий Рим», он никоим образом не предлагает использовать эту фразу в глобальном смысле.Его письмо — это подробное описание пороков астрологии и католицизма, а не ода будущему России.

На самом деле, это письмо является призывом к уничтожению ересей и защите чистоты Церкви. Давайте посмотрим на это в историческом контексте. Византия недавно пала перед мусульманами. Падение «Второго Рима» действительно означает, что Россия теперь «Третий Рим». Однако это сравнение с Византией имеет конкретную цель. Если Церковь в России потерпит неудачу, наступит конец света, потому что «четвертого не будет.По сути, Филофей намеревался использовать свою лесть, чтобы внушить страх, а не торжество.

Учение Филофея в 16 г. г. век

Церковные круги приняли идею Филофея для борьбы с внутренним инакомыслием и ересью. Однако нет никаких доказательств того, что он сразу стал краеугольным камнем московской имперской идеологии. Он действительно начал появляться в популярной литературе того времени. Например, в «Повести о новгородском белом Клобук (шляпа священника)» он начинает терять свой первоначальный апокалиптический контекст.Другими словами, ключевая фраза «четвертого не будет» начинает исчезать.

«Третий Рим» и старообрядцы

Интересно, что в 1667 году Церковь официально запретила рассказ о «Белом клобуке». Причина заключалась в том, что определенные раскольнические группы использовали идеи в этой истории, чтобы противостоять реформам патриарха Никона. Эти ранние версии старообрядцев первыми отождествили идею «Третьего Рима» с чистотой Русской Церкви. По сути, они использовали идею в противоположном смысле, чем задумал ее автор.

Официальное принятие старообрядцами идеи «Третьего Рима» — важный исторический момент. Старообрядцы первыми истолковали развитие идеи «Третьего Рима» как поворотный момент в истории России. Они ярко продемонстрировали свою веру в учение Филофея. Когда православную церковь возглавил «антихрист» Никон, они покинули церковь и унесли с собой Третий Рим. Это было убеждение, которое они продолжали исповедовать даже в 19 годах.

Третий Рим, который все забыли

Third Rome

В отличие от старообрядцев политическая элита эпохи объединения России считала присоединение Новгорода и коронацию Ивана IV царем гораздо более важными политическими моментами. Некоторые историки действительно видят влияние идеологии «Третьего Рима» на экспансионистскую политику Петра и Екатерины. Однако это была эпоха классицизма. Сравнение с Римом было обычным делом, и не только в России.

Например, в 1697 году греческие братья Лихуди написали оду Петру Великому, в которой назвали его «наследником престола в Константинополе». Однако ни в этой, ни в какой-либо другой песне нет ни слова о «Третьем Риме».

Москва Третий Рим? | Geopolitica.RU

В обряде крещения на Афоне кандидаты должны продемонстрировать свое отвращение к тьме и злу, плюнув в западном направлении. Обряд крещения продолжается, когда кандидат поворачивается лицом на восток. Восток считается источником света и истины. Для многих православных богатый символизм заключается в том, что именно на востоке восходит солнце, а на западе садится.

Существует мнение, что появление новой цивилизации может произойти только в среде, которая ликвидирует разрыв между Востоком и Западом.Только тогда может произойти то перекрестное оплодотворение идей, из которых возрождается культура и рождается новая цивилизация. Россия давно считала себя местом, где восток встречается с западом.

Сегодня многие россияне считают, что они выходят из постхристианского общества, в то время как Запад входит в него. Именно на этом фоне мы можем рассматривать вопрос об интересе г-на Путина к Афону, о котором сообщил Джереми Мартин в журнале The Spectator 10 сентября 2016 года.

Некоторые православные христиане считают Москву Третьим Римом, преемником Нового Рима (Константинополя / Стамбула) после его захвата турками в 1453 году.Согласно этой точке зрения, первый Рим впал в состояние ереси и раскола в 1054 году после одностороннего принятия им положения о Филиокве.

После Великого раскола 1054 года отношение православных к западной церкви еще больше ухудшилось, в основном в результате разграбления Константинополя Четвертым крестовым походом в 1204 году. Сэр Стивен Рансимен писал: «Никогда не было большего преступления против человечества, чем Четвертый крестовый поход. . » Солдаты на службе Папы разграбили, терроризировали и разрушили Константинополь в оргии насилия, которая длилась три дня: были разграблены сокровища, разрушены библиотеки, изнасилованы монахини и осквернены некоторые из самых святых мест в христианском мире.

Русские также пострадали от рук западного империализма. В 1812 году царским войскам пришлось отразить попытку Наполеона вторгнуться в Россию. В 1854 году Россия столкнулась с другой армией вторжения — на этот раз англо-французскими войсками на Крымском полуострове. В 1919 году в Россию вторглась коалиция западных вооруженных сил из США, Великобритании, Эстонии, Австралии, Чехословакии, Румынии, Японии и Франции. Опять же, в 1940 году Россия обнаружила, что отбивает попытку военного вторжения с Запада — на этот раз со стороны гитлеровской Германии.В отличие от этого, единственное вторжение России в Западную Европу было в союзе с Великобританией, что помогло победить армии Наполеона, Кайзера и Гитлера.

Разграбление Константинополя западными войсками в 1204 году фатально ослабило Византийскую империю, подготовив тем самым путь к захвату города турками в 1453 году и окончательной победе ислама — в точности противоположной истинным намерениям Четвертого крестового похода. , который должен был вернуть Иерусалим от армий ислама.Хотя многие византийцы были опустошены потерей своего города, они полагали, что им будет лучше при турках, чем при предполагаемых братьях-христианах с запада. Они сказали: «Лучше тюрбан султана, чем тиара Папы».

Для византийцев сама их идентичность — то, что отличало их от варваров — коренится в их православной вере. Более того, хотя они говорили по-гречески, они считали себя римлянами. Фактически — еще в двадцатом веке — многие греки считали себя римлянами, а не гражданами светского эллинского национального государства.

Принятие Владимира Великого в православие в сочетании с его женитьбой на Софии Палеолог, племяннице Константина XI, последнего византийского императора, означало, что русские стали считать себя законными наследниками Византии — новой Римской империи. В 1510 году русский монах Филофей провозгласил: «Два Рима пали. Третий стоит. И четвертого не будет. Никто не заменит ваше христианское царство! » Интересно, что Москва стоит на семи холмах, как и древний Константинополь и древний Рим.

«Упадок Запада» Освальда Шпенглара, опубликованный сразу после Первой мировой войны, высказал мнение, что следующая тысяча лет будет принадлежать христианству Достоевского.

Достоевский был ключевой и вдохновляющей фигурой интеллектуального возрождения, охватившего Россию девятнадцатого века, возрождения, которое поставило под сомнение саму основу европейского Просвещения. Отличительной чертой этого возрождения был отказ от рационализма и эмпиризма.Достоевский кратко резюмировал этот отказ, когда сказал: «Я плюю на два плюс два равно четыре».

Для православных наступил роковой момент в истории западной церкви, когда она решила принять философию Аристотеля, а не Платона, в поддержку своей теологической традиции. В философской системе Аристотеля не было места для существования универсального в частном, недостаток, который должен был в конечном итоге привести к картезианскому отделению разума от тела и построению интеллектуальной парадигмы, которая отделяет человека от самого себя, его ближнего и окружающего. среда.Таким образом, картезианская парадигма, лежащая в основе самих основ европейского Просвещения, рассматривается православными как прямая ответственность за насилие и деструктивность двадцатого века, достигнув апогея в экологической катастрофе, которая угрожает самому выживанию человечества. .

Для православного христианина личность человека не заключается в его мыслящем уме, как утверждал Декарт. Вместо этого его личность покоится во Христе, присутствие которого можно найти в глубинах каждого человеческого сердца, присутствие, которое простирает объединяющий мост через все творение.

Для православного христианина идентичность человека заключается в его общении через сердце с Богом, окружающей средой и другими людьми. Православный христианин не говорит: «Я думаю, значит, я существую». Вместо этого он говорит: «Я люблю, поэтому я есть». Его мыслящий разум — скорее агент его Существа, чем источник его бытия.

Среди других фигур удивительно творческого интеллектуального движения, которое стояло за движением контрпросвещения в России девятнадцатого века, были Бердяев, Соловьев, Хомяков, Киреевский и Флоренский.

Хомяков был сельским дворянином, бывшим кавалерийским офицером. Он был движущей силой в развитии славянофильской мысли XIX века. Его идеи вызывают возрождение интереса на высших уровнях принятия решений в Москве. На самом деле г-н Путин, как полагают, дал указание губернаторам своего штата включить произведения Хомякова в их списки для чтения в рамках своих программ профессионального развития.

Прерванный событиями 1917 года, весь творческий потенциал славянофильского интеллектуального возрождения теперь начинает возрождаться.Одним из немногих русских философов этой традиции, существовавших в Советской России (по крайней мере, до его окончательного изгнания), был Александр Солженицын, столь же яростный критик западного капитализма, как и советского коммунизма.

Славянофилы утверждали, что Россия не должна использовать Западную Европу в качестве модели для своего развития и модернизации. Вместо этого они считали, что он должен следовать курсу, определенному его собственным характером и историей, сформированными в соответствии с его православной верой. Западная Европа для славянофилов была моральным банкротом.Его западные политические и экономические институты — например, конституционное правительство и капитализм — казались им отравленным плодом несовершенного общества.

Для славянофилов Православие объединило русский народ в гармоничную «христианскую общину». Многие из славянофилов были русскими сельскими джентльменами, которые ненавидели русскую аристократию, считая, что она стала вестернизированной и упадочной. Вместо этого славянофилы поверили в Самодержавие, считая его важным сдерживающим фактором для власти олигархов и лучшей формой правления для христианских общин.Они идеализировали русскую крестьянскую общину, рассматривая ее как неоскверненное представление «христианской общины», место, где может развиваться настоящая демократия, основанная на принципах согласия и консультаций.

Славянофилы верили, что окончательная судьба России — духовная, миссия по спасению Западной Европы от упадка путем введения духовных ценностей, призванных заменить разрушения, которые, по их мнению, материализм и индивидуализм наносят западному обществу и которые не так очевидны. поскольку человечество сталкивается с экологическими последствиями западного потребительства.

Славянофилы также боролись за реформу своего собственного общества девятнадцатого века, полагая, что Россия была развращена вдохновленной Западом внутренней политикой Петра Великого. Славянофилы выступали за освобождение крепостных крестьян, сокращение удушающей бюрократии, введенной Петром Великим, предоставление гражданских свобод, таких как свобода слова, печати и совести, а также за создание института, представляющего весь народ, например, земского. собор допетровской Руси.

Для славянофилов монашеские общины, существующие на горе Афон, являются образцами божественно ведомых общин, в которых аскетическая жизнь самоотречения позволяет освободить силу разума от господства страстей. Такие сообщества авторитарны.

Каждый монах отказывается от своей внешней свободы, чтобы реализовать более глубокую внутреннюю свободу. Мир и согласие монашеской общины обеспечивается послушанием монаха заповеди Христа любить ближнего так же, как человек любит самого себя.Таким образом, свобода и мир афонского сообщества гарантируются соблюдением индивидуального долга любить, а не его верой в свои личные права.

В своей высоко оцененной критиками книге «После добродетели» Аласдер Макинтайр выразил уверенность в том, что лучшая надежда для Европы заключается в появлении духовно возрожденных местных сообществ, способных поддерживать жизнь, свободную от разрушительного воздействия неолиберального капитализма. Макинтайр считает, что моральная жизнь в Западной Европе находится в состоянии коллапса, потому что она стала слишком индивидуалистической, слишком оторванной от общественной жизни.

Маклентайр пишет: «всегда опасно проводить слишком точные параллели между одним историческим периодом и другим, и среди самых вводящих в заблуждение таких параллелей — те, которые проводились между нашей эпохой в Европе и Северной Америке и эпохой в Римская империя перешла в Средневековье. Тем не менее, определенные параллели есть. Решающий поворотный момент в этой более ранней истории произошел, когда мужчины и женщины доброй воли отвернулись от задачи укрепления римского империя и перестали отождествлять продолжение цивилизованности и морального сообщества с поддержанием этого империума.”

Макинтайр считает, что Западная Европа сейчас достигла этой точки, и «то, что имеет значение (сейчас), — это создание местных форм сообщества, в которых цивилизованность, интеллектуальная и моральная жизнь могут поддерживаться через новые темные века, которые уже наступили. … однако на этот раз варвары не ждут за границами; они уже довольно давно нами правят. И именно незнание этого составляет часть нашего затруднительного положения.”

Русский монастырь Святого Пантелеймона, именуемый Иеремией Норманом, находится непосредственно на побережье, где Афон встречается с Эгейским морем. Воды там глубокие, и я видел фотографии, на которых изображены военные корабли Императорского флота России на якоре на рубеже двадцатого века. Точно так же я подозреваю, что есть веская причина, по которой жилые дома монастыря для паломников выглядят как военные казармы. Не исключено, что царь использовал монастырь как базу для военных действий в девятнадцатом и двадцатом веках.

Афон расположен в стратегически важном месте, имеющем огромное значение для интересов российской внешней политики.

Можно только догадываться, используют ли русские Афон в качестве основы для современных военных операций, но, на мой взгляд, это очень маловероятно. В ходе многих посещений Афона за последние 15 лет я никогда не видел никаких свидетельств российской военной активности, и, как бывший солдат, я думаю, что был бы чувствителен к такой динамике. Откровенно говоря, «замысловатые антенны», замеченные Норманом, скорее всего, связаны с ИТ-системами, используемыми монахами.Хотя афонские монахи опасаются современных технологий, они не луддиты. Они знают, как использовать современные ИТ в своих интересах. Мысль о том, что они являются системами связи для ФСБ, просто комична. Подавляющее большинство монахов на Афоне — греки, и, если бы русские вели подпольную деятельность, они бы первыми рассказали об этом миру. Греки всегда параноидально относились к русским.

Что касается источника богатства на Афоне, г-н Норман, похоже, не понимает, что афонские монастыри чрезвычайно богаты сами по себе.Они владеют огромным количеством собственности на Балканах и в России. До революции в Москве один монастырь владел большей частью Красной площади в Москве — источником нынешнего спора между этим монастырем и российским правительством, что скорее подрывает кажущееся убеждение г-на Нормана в том, что правительство Путина финансирует Афон — хотя я не сомневаюсь, что российские благотворители Может быть, даже Путин передаст деньги «русскому» монастырю, который, кстати, в основном состоит из украинских, а не русских монахов.

Вместо этого реальная история сильно отличается от той, которую изображает Джереми Норман. Это история возрожденного христианства, которое предлагает Западной Европе возможность освобождения от материализма и стремления к бездумному счастью, которое является отличительной чертой англо-американской неокапиталистической парадигмы, парадигмы, убивающей человечество и окружающую среду. буквально и метафорически. Самая большая угроза будущему выживанию человечества исходит не от религиозного безумия ИГИЛ, а, скорее, от западного потребительства.Как однажды сказал Вуди Аллан: «Я видел врага. Это мы.»

Одним из поистине великих духовных лидеров ХХ века был митрополит Сурожский Антоний. В детстве он бежал из большевистской России в Западную Европу. Его отец служил на дипломатической службе Российской Империи. Семья приехала в Париж без гроша в кармане. Первоначально его отцу приходилось работать разнорабочим. Однако очень быстро материально жизнь стала намного лучше. В молодости митрополит Антоний пережил тяжелый духовный кризис, вызванный — как это ни парадоксально — улучшением материального положения его семьи.В конце концов он решил вышибить себе мозги из служебного револьвера, если он не сможет понять истину религии, в которой он родился.

Читая Евангелие от Марка, он пережил некую личную встречу с Воскресшим Христом. После этого он всегда утверждал, что знает о существовании Бога. Интересно, что он сказал, что не страдания его семьи в ранние годы привели его на грань отчаяния. Вместо этого это было стремление к бессмысленному счастью.Может быть, просто может быть, г-н Путин посещает гору Афон, потому что чувствует, что она питает его душу, направляя его таким образом, который не обязательно очевиден для все более заблудшего западного общества. Как показывает история, Запад не всегда знает лучше.

.

Что значит Москва? — Блог дружелюбных местных экспертов

Пока вы составляете список дел в Москве и у вас уже есть план на 1 и 2 дни ваших московских каникул, вы, вероятно, упустили кое-что. Свои истории есть не только у Кремля и Красной площади. Москве есть что рассказать о себе, в частности — о собственном названии. Прочтите «Что значит Москва», чтобы узнать!

Откуда взялось слово «Москва»?

Вот несколько забавных легенд и фактов из наших туров по Москве.

«Москва… , сколько штаммов сливаются
в одном звуке, для русских сердец!
— Это сокровище, которое он приносит! »

―Александр Пушкин, известный русский писатель

Все мы знаем, что Москве есть чем произвести впечатление, и это имя, несомненно, вызывает отклик в русских людях.

В Москве всегда найдется что-то для всех, будь то Кремль с богатой впечатляющей историей или крохотная часовня, скрытая в современных зданиях.Это может быть многолюдная центральная пешеходная улица с современными граффити или просто тихое кафе с местными жителями, читающими книгу где-нибудь в Китай-городе. Вне всяких сомнений, Москва особенная: музыкальные фестивали и фестивали фейерверков, бесплатные танцевальные сцены и открытые кинотеатры, очаровательные продуктовые рынки и чудесные бульвары. Ежегодно он открывает объятия всем, кто ищет чего-то яркого и запоминающегося.

Но прежде чем окунуться в эту атмосферу, давайте взглянем на истоки и истоки Москвы, а точнее на ее название.

Historical tour of Moscow

Историческая Москва

Почему Москва называется Москвой?

Вы когда-нибудь задумывались, почему Москва была названа Москвой? Нет? Возможно, вам будет интересно прочитать о некоторых легендах.

На самом деле, существует несколько версий того, почему наша нынешняя столица называется «Москва» — русское название Москвы.

Легенда 1

По одной из них, у города было два корня — «Моск» (камень) и «Ков» (сокрытие). Таким образом, слово «Москва» можно перевести как «каменное убежище», а название города было перенесено на реку.

Легенда 2

Однако большинство историков считают, что город получил свое название от реки, а не наоборот. Если верить легенде, слово «Москва» не русское, а финское, и пришло оно к нам из древних времен, когда на берегах одной реки жили многочисленные финские племена. «Моск» означало либо корову, либо медведя (точно неизвестно), а «ва» — воду. Для нас это не имеет смысла, но версия имеет место быть.

Moscow guided tour

Большой театр

Легенда 3

Другая легенда гласит, что название реки в переводе со старославянского означает «болото» или «сырость».Вроде бы более логичное объяснение, ведь наша столица действительно была основана на болоте.

Легенда 4

Существует также версия о библейском происхождении названия: в древности парень по имени Мосох жил на берегу реки, а впоследствии основал город. Река была названа в честь Мосоха и его жены Ква — отсюда и слово «Моск-ва». У пары родились дети: «Я» и «Вуза», имена которых дали название другой Москве-реке — Яузе.

В настоящее время никто не может сказать, какая из этих версий на 100% верна.В этом вся прелесть истории — иметь выбор легенд и историй, в которые можно верить, не так ли?

Церковь же придерживается последней версии.

За свою жизнь люди дали нашей столице множество разных прозвищ, выражая свою любовь и страсть к ней.

Downtown of Moscow

Сталинская архитектура в Москве — Гостиница Пекин

Знаете ли вы, что у Москвы по каким-то причинам были следующие прозвища?

Белокаменная

Такой красивый эпитет был дан, чтобы подчеркнуть архитектурный облик средневековой Москвы, построенной из белого камня.Кремлевская стена тоже была белой.

Город на семи холмах

Москва, как полагают, построена на Семь холмах (аналог Рима).

Интересный факт: Рим, Константинополь, Киев, Вашингтон тоже были построены на семи холмах.

Сегодня говорят, что по 7 сестер Сталина представляют каждый из семи холмов Москвы.

Златоверхий

Несмотря на то, что в советское время было снесено большое количество храмов,

Москва по-прежнему является домом для тысяч церквей, монастырей, часовен и мечетей.Многочисленные купола покрыты золотом — это шедевры, которые сияют и вспыхивают в ясную погоду.

Moscow guide

Москва Златоверхая

Третий Рим

Эта метафора описывает идею о том, что Москва является наследницей наследия Римской империи («первый Рим») и ее государства-преемника, Византийской империи («второй Рим»).

Сорок сороковых

Французский посол граф Луи Филипп де Сегюр писал о Москве: «Вид на Москву, такой широкий город, с его тысячами церквей с золотыми куполами, разнообразием звуков его колоколов, смесью домов, богатых купцов» дома, роскошные дворцы.Неудивительно, почему к началу ХХ века Москва насчитывала до сорока сорока церквей.

Moscow City tour

Старая Москва

Порт пяти морей

Москву иногда называют «портом пяти морей» из-за канала имени Москвы, длина которого составляет 128 км. Он был построен в 1937 году и в настоящее время соединяет Москву с пятью морями: Белым, Балтийским, Каспийским, Азовским и Черным. Название было изменено с «Москва-Волга» на «Канал Москвы» в 1947 году в честь 800-летия Москвы.Так что, если вы решите отправиться в путешествие на лодке, будьте осторожны, вы можете внезапно оказаться в водах Черного моря 🙂

Boat cruise in Moscow

Круиз по Москве-реке

Если вы хотите узнать, почему Санкт-Петербург так называют, узнайте это в нашей пешеходной экскурсии по Санкт-Петербургу.

.

стран, которые в какой-то момент претендовали на роль преемников Рима — Brilliant Maps

Countries Which Have At Some Point Claimed To Be Rome

Карта создана пользователем Reddit RutilantBoss

На карте выше показано, какие страны претендовали на роль преемников Римской империи в какой-то момент своей истории (так называемый Третий Рим). Узнайте больше о каждом из них ниже.

Контекст

К 285 году нашей эры Римская империя разрослась настолько, что уже было невозможно управлять всеми провинциями из центральной резиденции Рима.Император Диоклетиан разделил империю на две части: Восточная империя управлялась из Византии (позже Константинополь), а Западная империя — из Рима.

Западная часть рухнула в 476 году нашей эры (традиционно принятая дата), а в 480 году нашей эры, со смертью западного императора Юлия Непоса, восточный император Зенон стал единственным императором Империи.

Восточная Римская империя (также известная как Византийская империя) просуществовала еще тысячу лет, пока Константинополь не был захвачен османскими войсками под командованием Мехмеда II в 1453 году.

Заявления о том, что они являются преемником Рима, возникли из-за предполагаемых связей с одной или обеими из Восточной и Западной империй. Религиозные традиции сыграли важную роль в установлении таких связей, особенно после раскола в 1054 году между римско-католической и восточно-православной церквями.

Основание исковых требований

Турция

После падения Константинополя в 1453 году Мехмед II объявил себя Кайсер-и Рам, буквально «Цезарь Рима».Утверждение Мехмеда основывалось на концепции, что после падения Западной Римской империи Константинополь, которым он теперь правил, стал резиденцией Римской империи.

Россия

После падения Константинополя Москва стала главной православной столицей, что положило начало концепции Москвы как «Третьего Рима». Основание для претензии было как богословским (единство Восточной Православной Церкви), так и политическим (концепция Московского князя как верховного суверена и защитника православных народов).

Идея родилась при Иване III (Иване Великом), великом князе Московском, который значительно расширил свои владения и заложил основы Российского государства.

Иван III также имел некоторую связь с византийским престолом, так как он женился на Софии Палеологиной, племяннице Константина XI, последнего византийского императора. Его внук, Иван IV (Иван Грозный), стал первым царем России (царь, или царь, что означает «цезарь» — термин, традиционно применяемый славянами к византийским императорам).Его преемники поддержали идею о том, что Москва была надлежащей наследницей Рима и Константинополя. Окончательно от этой идеи отказались во время русской революции 1917 года.

Болгария

Болгарское притязание, предшествовавшее притязанию на Россию, было основано на том факте, что Симеон I Болгарский был коронован византийским царем в 913 году нашей эры и получил титул «Император и самодержец всех болгар и римлян». Однако этот титул был отменен последующим византийским правительством, хотя он продолжал получать некоторое признание как «Император болгар».В XIV веке, когда Византийская империя ослабела, Тырново, столица Второй болгарской империи, был провозглашен «Третьим Римом» из-за его выдающегося культурного влияния в Восточной Европе. Однако к концу века Болгарская империя пала перед османами.

Сербия

В XIV веке сербский король Стефан Урош IV Душан завоевал большую часть юго-восточной Европы, став одним из самых могущественных монархов того времени. В 1345 году он провозгласил себя «Императором (царем) сербов и греков» и был коронован так в Скопье на Пасху 1346 года Патриархами Сербии и Болгарии, архиепископом Охридским.Его императорский титул был признан Болгарией и другими соседями и торговыми партнерами.

Ссылка на греков обеспечивала обратную связь с римской имперской традицией, поскольку Византийская или Восточная Римская империя была в основном грекоязычной. Однако его титул не был признан Византийской империей, и Сербия впоследствии была аннексирована Османской империей в 1459 году.

Греция

Претензии Греции как правопреемника Рима были, по сути, амбициозными и воплощались в том, что было названо идеей Мегали.Его цель состояла в том, чтобы возродить Византийскую или Восточную Римскую империю путем создания греческого государства, которое включало большую часть бывших византийских земель со столицей в Константинополе.

Этот термин был сформулирован в ходе дискуссий, приведших к конституции 1844 года, но в греческой психике эта концепция зародилась гораздо дальше. Идея Мегали доминировала во внешних отношениях и в значительной степени определяла внутреннюю политику греческого государства на протяжении большей части первого столетия его независимости. Однако он был официально заброшен после обмена населением между Грецией и Турцией в 1923 году.

Германия

До этого момента все претензии основывались на установлении правопреемства Восточной Римской империи. Однако случай Германии основан на правопреемстве Западной Римской империи и ее Римско-католической церкви, единственного римского института, пережившего крах империи.

Ключевой фигурой здесь является Карл Великий, король франков и величайший из монархов Каролингов, которому папа Лев III в 800 г. даровал титул императора римлян.Карл Великий объединил большую часть Центральной и Западной Европы, дав начало тому, что позже стало известно как Священная Римская империя.

Некоторое время титул оставался за каролингскими преемниками Карла Великого, но позже Италия оспаривала его в серии войн. Этот титул был возрожден снова в 962 году, когда Отто I был коронован императором, став преемником Карла Великого и начав непрерывное существование Империи на протяжении более восьми веков.

Священная Римская империя никогда не была единым целым, а вместо этого состояла из большого количества полуавтономных территорий.Должность императора Священной Римской империи традиционно избиралась князьями-избирателями, которые были в основном немецкими дворянами, хотя она часто контролировалась династиями, в первую очередь Габсбургами.

Империя была распущена 6 августа 1806 года, когда Франциск II, последний император Священной Римской империи, отрекся от престола после военного поражения французов при Наполеоне при Аустерлице. После 962 года Германская Конфедерация была самой большой территорией Империи. Таким образом, когда Германия была объединена в 1871 году, она провозгласила себя «Третьим Римом» по линии Священной Римской Империи.

Австрия

После распада Священной Римской империи в 1806 году Австрийская империя провозгласила себя ее наследницей и, следовательно, правопреемницей Рима. Основанием для утверждения было то, что австрийские Габсбурги непрерывно занимали трон Священной Римской империи с 1438 года до своего исчезновения по мужской линии в 1740 году.

Франция

Когда Наполеон провозгласил себя императором Франции, он также называл свою императорскую корону «короной Карла Великого».После этого Наполеон заявил, что воскресил Римскую империю, поскольку он объединил не только регионы Империи Карла Великого, но также Италию и Испанию, дав ему контроль над почти всеми землями Западной Римской империи. В 1804 году он короновал себя императором в присутствии Папы в Париже и принял римского орла в качестве своего стандарта.

Франция также ранее претендовала на роль правопреемника Восточной Римской империи в том смысле, что Андреас Палеолог, наследник византийского престола после того, как Константинополь пал под властью османов, продал свои права на престол нескольким европейским монархам, в том числе Карлу VIII французскому. .

В течение некоторого времени сменяющие друг друга короли Франции продолжали претендовать на императорский титул, но после этого претензия вышла из употребления и закончилась в 1566 году с правлением Карла IX.

Италия

Италия может претендовать на роль преемника Рима на основании географии, поскольку Рим является ее столицей. Кроме того, на его территории находится резиденция Римско-католической церкви. Хотя сейчас это относится к Ватикану, Папа правил гораздо более обширной Папской областью с 8 века до 1870 года.

Более того, итальянское Возрождение с 14 по 17 века перенесло римскую культуру в современную Европу. Во время Рисорджименто (движение за объединение Италии, которое закончилось созданием Королевства Италия в 1871 году) Джузеппе Мадзини, один из его лидеров, продвигал идею Италии как «Третьего Рима».

Согласно Мадзини: «После Рима императоров, после Рима Пап наступит Рим людей». Другие подхватили эту идею, в том числе Бенито Муссолини, который также использовал термин «Третий Рим» для характеристики фашистской Италии и мечтал о создании Итальянской (Новой Римской) Империи.

Однако эти мечты вскоре угасли и, наконец, закончились в июле 1943 года, когда Муссолини был свергнут.

Основная ссылка

Третий Рим: https://en.wikipedia.org/wiki/Third_Rome

.