Содержание

Предложения со словосочетанием РАТНЫЙ ДУХ

Необходимо возмутиться, необходимо наполниться ратного духа, как говорили наши предки.

На греков даже ходили однажды, пять лет назад, привезли огромную добычу, что подогрело ратный дух на много лет вперёд.

– Мне приятно, что в тебе живёт ратный дух наших предков.

Церковные уставы способствовали ратному духу наших предков.

Однако все люди воинских искусств живут ради обретения ратного духа, все они постоянно заняты воспитанием своего духа, он смысл их жизни, а при этом его нет…




Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать
Карту слов. Я отлично
умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.


Вопрос: сиротский — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Положительное

Отрицательное

Толкования Священного Писания. Толкования на Ин. 3:8

Свт. Иоанн Златоуст

Дух, идеже хощет, дышет, и глас его слышиши, но не веси, откуду приходит и камо идет: тако есть всяк (человек) рожденный от Духа

См. Толкование на Ин. 3:6

Свт. Кирилл Александрийский

Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа

См. Толкование на Ин. 3:7

Прп. Макарий Великий

«Дух дышит, где хочет». Он дышит в душах светлых, сияющих и божественных, которые со всем усердием жаждут служить Ему. И если подчиняются этому достойному поклонения Духу, то Он сначала дарует им страх Божий и теплоту (сердечную). Когда (эти дары) обнаруживаются в душах, тогда Дух уже творит в них ненависть ко всему миру и ко всем пагубным предметам (мирских) вожделений: золоту, серебру, прелестным украшениям тела, отцу, матери, жене и чадам. (Вместо них Дух) творит в человеке дело Божие, которое слаще меда и медовых сот, делая сладостным для человека все Божие, то есть труд поста, бодрствования, безмолвия, служения (ближним) и милостыни.

Когда же (Дух) научит человека всему этому, тогда Он отдает его на искушение. И все, что было для человека до этого сладостным, становится тяжким и мучительным. Многие из подвергающихся подобному искушению, не имея (духовного) опыта, не выдерживают тяжести (испытаний) и становятся плотскими. О них (Апостол) Павел говорит: «Начав духом, теперь оканчиваете плотью? Столь многое потерпели вы неужели без пользы?» (Гал. 3, 3-4.) (Перенесенное) же без пользы есть (напрасно) понесенные ради Бога труды: когда (человек) полностью отчаивается в них и отступает, тогда он не только лишается мзды за свои труды, но и подвергается тяжким наказаниям, ибо пренебрег он горней Силой и не избрал Ее.

Собрание рукописей типа II. Беседа 57.


Объясняя Никодиму, что значит «рожденный свыше», Господь сказал: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит». Как никто не знает ни где дом дыхания ветра, откуда он приходит, ни конца его пути, куда он стремится, и никто не может ни помешать ему, ни измерить его, ни уловить, равно как и течение рек никто не может ни направить, ни сдержать, – то же самое и в душе: никто не может ни удержать свои мысли, ни помешать течениям ума, ни овладеть источником помышлений разума, ни узнать, откуда он исходит, ни сдержать там, куда уходит. Ибо где его нет? И здесь он пребывает, и вне ума и разума в дальних пределах. И если, говорит Господь, земное и лежащее у нас в руках таково и настолько непостижимо, то тем более рожденный свыше, вместивший небесный дух Господень и водимый Им во внутреннем человеке: насколько непостижимее его душа! Куда она стремится, вот, она уже там, потому что, когда она еще здесь, небесный и Божественный Дух, придя, увел ее в небеса, и научил, и во всем эта душа непостижима.

Собрание рукописей типа III. Поучение 15.

Прп. Максим Исповедник

Какой дух имеется в виду в беседе Господа с Никодимом, где Господь говорит: Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь?

Некоторые считают, что Господь говорит о воздушном духе, мне же кажется, что Он скорее говорит о Святом Духе. Ведь Он полновластно дышит, где хочет, а хочет — в способных воспринять Его и чистых разумом. Вдыхая Божьи дары, они не знают, откуда и по какой причине им послан какой-либо дар, [не знают], к какому исходу ведет ниспослание [им] дара, но только слышат голос, то есть осуществление дара, которое делается явным по причине чистоты жизни и неким образом испускает голос — будь то дар учения, или исцеления, или <… >

Вопросы и затруднения.

Прп. Петр Дамаскин

Как Господь говорит о ветре: Дух, идеже хощет, дышет и прочее, о чем Златоуст сказал: не потому, чтобы воздух имел власть, говорит Христос идеже хощет, но снисходя немощи Никодима, указывает на ветер, дабы (Никодим) понял говоримое ему. И притчею о воздухе сказал о Святом Духе, то есть о слове, которое говорил ему (Никодиму) и некоторым другим, — (глаголы) яже глаголю вам, дух суть (Ин. 6, 63), то есть духовное, а не как вы думаете, ибо не о телесных вещах говорю Я, чтобы вы, будучи телесными, могли понять это.

Творения. Книга первая.

Блж. Феофилакт Болгарский

Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа

См. Толкование на Ин. 3:6

Евфимий Зигабен

Дух, идеже хощет, дышет, и глас его слышиши, но не веси, откуду приходит и камо идет: тако есть всяк человек, рожденный от Духа

Духом называет здесь ветер. Мысль здесь такая: как ветер, где хочет, дует, т.е. движется (так как воля ветра обнаруживается в его движении), и голос его, т.е. шум, слышишь, но не знаешь, откуда приходит и куда уходит, так бывает со всяким, рожденным от Духа: он становится неузнаваемым после такого рождения. Если ты не можешь знать движения и путей чувственного ветра, который ощущаешь, когда слышишь его шум, чувствуешь его теплоту или холод, то тем более – духовного. И если ты, не зная действия этого телесного дыхания, однако не высказываешь никакого сомнения относительно его, то почему же, не понимая действия этого бестелесного Духа, сомневаешься в Нем?

Лопухин А.П.

Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа

Никодим, по-видимому, не переставал в себе удивляться, как возможно ему, старому человеку, отрешиться от всяких греховных наклонностей и привычек. Он хотел понять, как совершается этот процесс духовного возрождения человека. Но Христос притчей разъясняет ему, что он всего понять своим разумом не может. Вот, например, «ветер» (по-русски неточно – «дух»). Разве Никодим в состоянии объяснить себе, откуда ветер приходит и куда уходит? Точно так же нет ничего удивительного в том, что Никодим не понимает, как действует на человека Дух Божий.

Рассмотрим, однако, в подробностях сравнение, употребленное Христом. Во-первых, Он говорит о ветре, что он имеет полную свободу движения: человек не может успокоить ветер или заставить его изменить свое направление. Во-вторых, действие ветра чувствуется даже и тогда, когда от него всячески ограждают себя: его слышно и при запертых дверях. В-третьих, не знают пункта, с которого начинается движение ветра в каждом данном случае, и того конечного пункта, до какого доходит это движение.

Действию ветра подобно и действие Духа Божия в человеке. Во-первых, Дух действует там, где хочет (ср. 1Кор.12:11), и Его нельзя присвоить себе силою, а можно получить только как дар (Ин.7:39). Во-вторых, присутствие Духа нельзя не приметить тому, кто возрожден Духом: даже и другие, не совсем глухие и слепые, чувствуют, что в возрожденном присутствует и действует этот Дух (Ин.7:38). В-третьих, ни сам возрожденный, ни кто-либо другой не может определить, где, когда и как Дух начал оказывать на него действие. Так же мало знают возрожденные и о своем последнем состоянии, к которому их ведет Дух (1Ин.3:2). Возникновение и завершение жизни возрожденного человека – это тайна, и тем не менее это не мешает или, точнее, не должно побуждать человека сомневаться в истинности возрождения.

Что значит пыхать — Значения слов

(пышу и пышешь) или пышать (пышу и пышишь), пыхнуть, пыхивать, дышать сильно, глубоко и скоро, пыхтеть. Борзый конь и ржет, и пышет! Вишь, как пышут лошади, загнали совсем! Лошадь пахами пышет, так устала.

О пламени, жаре: пылать, ярко и жарко гореть, раскаляться. Полымя так и пышит! От печи так и пышит или печь пышит жаром. Зной и палит, и пышет.

Пышать чем, дышать, пылать, разгораться, распаляться. Он пышет гневом, злобой или местью. Король (шведский), пыхая духом ратным, прииде в реку Неву, летописн.

Твер. двошить, вонять, издавать дурной запах.

Пыхать, арх. чваниться, быть надменным. Только пышется, а ничего не дышится, безличн. тягостна жизнь. Вспыхнул огонек. Насилу допыхался (добежал), совсем запыхался. Запышали кони. Невмочь испышались, не вдруг отпышутся. Беги, попыхивай! Дай перепышать. Припыхал без языка, прибежал. Пропыхала больная всю ночь. Пожар распышался. Пышание, пыхание ср. пышка ж. пых м. действ. и сост. по глаг. И пыхание, и дыхание, все тут, весь достаток, собь.

Пышка, или пыжка, от пыжить, оладья, пряженое пирожное, раздутые пухло лепешки.

Пыжки, пушки, мякиш пальцев.

Круглый, полный ребенок.

Пых, пыль, спех, горячность, торопи. Что за пых? Впопыхах, с попыхов все перезабыл. Пыхом, духом, кипи, гори!

Пыханцы вост.-сиб. отрава на лисиц из мелко растертой сулемы (Наумов).

Пых, междомет. как пырь, бряк, чих и пр. Порох пых, а ружье бух! Пых, пых по горам, сказ. Пышный, великолепный, торжественый;

роскошный, обильный;

полный, вздутый или толстый, но притом легкий и рыхлый;

спесивый, чванный, гордый, надутый, надменный. Пышное празднество, обед, одежда. Хлеб пышно стоит. Яблони пышно в цвету. Пышный пушной товар. Пышное праздничное платье, широкое, в борах и раздутое. Пышноватый, то же, в меньшей степени. Пышность, пышноватость ж. свойство, качество по прилаг. Пышность убранства. Пышность дворская. Пышность обычаев, роскошь. Пышнина ж. сиб. торга, рухлядь, пушной товар, пушнина. Пышноволосый, -гривый, -грудая, -перый и пр. понятны по себе. Пышнеть, становиться пышнее, делаться пышным. Пышнея, роза расцветала. Пыш (или пыж?) м. каз. гречневая мякина, лузга, или конопляная.




ПЛЪКУ



:

Слово „плъкъ“, „пълкъ“, „полкъ“ имело в древнерусском языке несколько значений:
поход, войско, сражение, сборище и народ. В данном случае „полк“ означает
„поход“. Ниже в „Слове о полку Игореве“ слово „полк“ употребляется в значении
„войско“: „зарѣза Редедю предъ пълкы касожьскыми“, „наведе своя храбрыя плъкы на
землю Половѣцьскую“, „съ зарания въ пятокъ потопташа поганыя плъкы половецкыя“,
„побарая за христьяны на поганыя плъки“. Еще раз в значении не „войска“, а
„похода“, слово „плък“ выступает в фразе: „Были вѣчи Трояни, минула лѣта
Ярославля; были плъци Олговы, Ольга Святьславличя“.


ИГОРЯ СЫНА СВЯТЪСЛАВЛЯ, ВНУКА ОЛЬГОВА:

Игорь Святославич, князь Новгород-Северский, родился в 1151 г. Он был сыном
черниговского князя Святослава Ольговича и внуком Олега Святославича
(„Гориславича“) Князем в Новгороде Северском (небольшой город на восточной
окраине Черниговской земли) Игорь стал в 1179 г. В 1198 г., после смерти
Ярослава Всеволодовича черниговского, Игорь стал князем в Чернигове. В 1202 г.
Игорь умер.


старыми словесы:

Значение слова „старый“ в древнерусском языке имело особенно часто оттенок
противопоставления этого „старого“ новому. Слово „старый“ означало чаще, чем
„древний“, „прежний“, „отмененный“, „первоначальный“, „оставленный“ и даже
„забытый“. Ср. „вда им волю всю и уставы старых (т. е. прежних, — Д. Л.)
князь“ (Новгородская первая летопись под 1209 г.). В этом же значении
„прежний“ слово „старый“ употреблялось в выражениях „старый мир“, „старая
гривна“, „старая куна“, „старая межа“, „старая купчая“ и т. п. Предполагаем,
что выражение „старыми словесы“ имеет здесь тот же оттенок значения:
„прежними“, „оставленными“, „отмененными словами“. Эти „старые“ слова
противопоставляются здесь, возможно, каким-то новым, теперь принятым.


трудныхъ повѣстий:

По-древне-русски слово „труд“ означало не только работу, но и ратный подвиг,
заботу, страдание, скорбь, горе (ср. ниже „синее вино съ трудомь смѣшено“),
боль, болезнь, недуг (И. Срезневский. Материалы для словаря древне-русского
языка, т. III. СПб., 1912, стр. 1007—1009). Прилагательное „трудныхъ“ мы
переводим в данном случае как „печальных“, однако допусти́м и такой перевод
— „воинских“, „ратных“ (от „труд“ — „ратный подвиг“).


по
былинамь



:

„Былина“ — слово, встречающееся только в „Слове“ и в „Задонщине“ („начаша ти
поведати по делом и по былинам“). Современное слово „былина“, как
определение вида эпической поэзии, восходит именно к этому выражению „Слова“
и исполнителями „былин“ не употреблялось (сказители называют былины
„ста́ринами“). Как явствует из контекста, в „Слове“ и в „Задонщине“ „былина“
противопоставляется вымыслу, „былина“ — действительность „быль“.


Бояню:

Как видно из контекста „Слова“, Боян — и певец, и песнотворец-поэт.
Повидимому, он жил во второй половине XI в. Он помнил „первых времен
усобицы“ — следовательно, был их современником; темы его песен не выходят за
пределы XI в. Его песни были посвящены „старому Ярославу“ (Мудрому, умер в
1054 г.), храброму Мстиславу Владимировичу (Черниговскому и Тмутороканскому,
ум. в 1036 г.) и его победе в Тмуторокани над касожским князем Редедей (1022
г.), прекрасному Роману Святославичу Тмутороканскому (умер в 1079 г.). Он
был любимцем Святослава Ярославича и его сына Олега („Гориславича“).
Возможно, что и многие другие исторические припоминания автора „Слова“,
также касающиеся событий второй половины XI в., взяты из песен Бояна. Судя
по тому, что автор „Слова о полку Игореве“ прекрасно знал поэтическую манеру
Бояна, песни эти не были недолговечными импровизациями: они сохранялись
около столетия и при этом с именем их автора — Бояна. Боян, следовательно,
певец знаменитый. Жанр песен Бояна нам известен: это — „славы“ князьям („они
же сами княземъ славу рокотаху…“). Они исполнялись под аккомпанемент
гуслей (см. об этом статью Д. В. Айналова „На каком инструменте играл
Боян?“. Труды Отдела древнерусской литературы, т. IV, М. — Л., 1940, стр.
157). Отношение автора „Слова“ к Бояну двойственное. Он признает его
авторитет, называет его „вещим“ (иначе говоря, „волшебником“, „чародеем“ —
см. комментарий к слову „вещий“), но отвергает его манеру воспевать,
славословить подвиги князей, как неподходящую для данной печальной темы и
слишком „старинную“ („старыми словесы“). Автор „Слова“ воспроизводит начало
тех песен, которые Боян слагал в честь князей. Эти „образцы“ поэтической
манеры Бояна дают отчетливое представление о бравурной поэзии Бояна. Этой
придворной манере Бояна автор „Слова“ противопоставляет свою — „по былинам
сего времени“, т. е. по действительным событиям (см. комментарий к слову
„былина“) живой для себя современности. Как развертывает автор „Слова“ это
противопоставление, см. в объяснительном переводе.


вѣщий:

Слово „вещий“ означало в древнерусском языке не только „знающий“,
„провидящий“, но также и „кудесник“, „волхв“. Ср. в Псковской второй
летописи под 1411 г.: „псковичи сожгоша 12 жонке вещих“. Соответственно одно
из значений слова „ве́щество“ было „колдовство“, „ворожба“, „чары“. „Есть ли
за тобою вещество, рекше ведание некоторое, или чары?“ — спрашивал
древнерусский духовник во время исповеди (А. И. Алмазов. Тайная исповедь,
III. Одесса, 1894, стр. 166). „Ве́щицами“ называли колдуний. В покаянном
номоканоне говорилось: „Вещица аще покается, лет 9, поклонов 500“. То же
значение слова „вещий“ — „волхв“, „кудесник“ — имеет это слово и в прозвище
Олега — „Вещий“, Летописец именно поэтому разъясняет, что Олега прозвали
„Вещим“ — „бяху бо людие погани (язычники) и невеголоси“. Археологические
подтверждения тому обстоятельству, что князья у славян иногда исполняли
обязанности верховных жрецов, пользовались репутацией кудесников, см. в
работе Б. А. Рыбакова „Древности Чернигова“ (Материалы и исследования по
археологии СССР, № 11, М. — Л., 1949, стр. 34). Очень возможно, что
„песнотворцы“ также пользовались репутацией кудесников (на дофеодальном
этапе исторического развития это было обычным явлением). Вряд ли, однако,
автор „Слова о полку Игореве“ влагал полностью это значение в слово „вещий“,
но оттенок этого значения в этом слове во всяком случае здесь сохраняется.
Ср. дальше о Всеславе Полоцком, — князе-кудеснике, князе-оборотне, связанном
с древнерусским язычеством: „аще и вѣща душа въ дръзѣ тѣлѣ“.


мыслию по древу:

Некоторые комментаторы предлагают читать вместо „мыслию“ — „мысию“, т. е.
„мышию“, но с типичной для псковского произношения меной ш на с и в
встречавшемся в Псковской области значении слова „мышь“ — „белка“. Впервые
такое толкование предложил Карелкин в рецензии на перевод „Слова“ Н. Гербеля
(Отечественные записки, 1854, т. 93, стр. 9—10). Оно было принято Н.
Гербелем, Ор. Миллером, Всев. Миллером, Е. Барсовым, В. Н. Перетцом и др.
Действительно, „белкой“ более соответствовало бы двум следующим членам
сравнения: „сѣрымъ вълкомъ по земли, шизымъ орломъ подъ облакы“. Однако в
„Слове“ белка называется „белкою“ же, а не „мышью“ (ср. „емляху дань по бѣлѣ
отъ двора“). Вряд ли также следует предполагать, что псковский писец
выполнял и функции редактора, заменяя в тексте „Слова“ исконные слова
псковскими. Выражение „растекашется мыслию по древу“ понятно и без таких
сложных предположений тем более, что псковское происхождение
мусин-пушкинской рукописи „Слова“ отнюдь не доказано (акад. В. В. Виноградов
и акад. С. П. Обнорский предполагают, что рукопись была новгородской). Ср.
дальше в тексте „Слова“ о том же Бояне: „абы ты сиа плъкы ущекоталъ, скача,
славию, по мыслену древу, летая умомъ подъ облакы“. Ср. также у Даниила
Заточника: „ползая мыслию, яко змия по камению“. Чтение „мыслию“, а не
„мысию“ подтверждается также и текстом „Задонщины“, где имеются различные
отражения этого образного выражения с „мыслию“, а не с „мысию“ (указание В.
П. Адриановой-Перетц: „Задонщина“. Труды Отдела древнерусской литературы,
VI, М. — Л., 1948, стр. 218).


шизымъ орломъ подъ облакы:

Ср. аналогичный образ в народной поэзии:


Не летит ли лада милая,

Перелетной вольной пташечкой,

Иль сизый орлом в поднебесьи


(П. Шейн. Великорусс в своих песнях, обрядах …, 1900, № 2536).
„Шизый“ вм. „сизый“, возможно, — результат того, что „Слово“ переписывалось
на северо-западе Руси, в Пскове или в Новгороде, где мена „ш“ и „с“ обычна.



пояше:

Под „пением песни“ в древнерусском языке нередко имелось в виду „воспевание
хвалы“, „прославление“. Ср. у русского переводчика „Повести о взятии
Иерусалима“ Иосифа Флавия: „тем же и песни пояхуть ему [Ироду] по Сурьскым
градом“. Именно эти хвалебные песни, очевидно, имеются в виду и в этом месте
„Слова“, так как ниже: „они же [струны Бояна] сами княземъ славу рокотаху“.


старому
Ярославу



:

Здесь речь идет о Ярославе Владимировиче Мудром (ум. 1054), называемом здесь
„старым“ в отличие от других, новых (например Ярослава Всеволодовича
Черниговского, современника Игоря Святославича; об этом последнем Ярославе
см. ниже).


храброму Мстиславу:

Речь здесь идет о знаменитом черниговском и тмутороканском князе Мстиславе
Владимировиче Великом, брате Ярослава Мудрого, умершем в 1036 г. Вот что
рассказывается в „Повести временных лет“ под 1022 г. о его единоборстве с
Редедею (цитирую в русском переводе): „В то время Мстислав, находясь в
Тмуторокане, пошел на касогов. Услышав об этом, князь касожский Редедя вышел
ему навстречу, и когда стали оба полка друг против друга, сказал Редедя
Мстиславу: «Чего ради будем мы губить наши дружины? Сойдемся и поборемся
сами, и, если одолеешь ты, то возьмешь имущество мое, и жену мою, и детей
моих, и землю мою; если я одолею, то я возьму твое всё». И сказал Мстислав:
«Да будет так». И сказал Редедя Мстиславу: &laq

иже истягну умь крепостию своею . Автор или Игорь? ~ Проза (Миниатюра)

Слово о полку Игореве.

Кто же истягнул ум, Автор или Игорь?

Древнерусский текст

«Почнемъ же, братие, повесть сию
отъ стараго Владимера до ныняшнего Игоря,
иже истягну умь крепостию своею
и поостри сердца своего мужествомъ,
наполънився ратнаго духа,
наведе своя храбрыя плъкы
на землю Половецькую
за землю Руськую».

Кто должен истягнуть ум?

Лихачев.

«Начнем же, братья, повесть эту
от старого Владимира до нынешнего Игоря,
который скрепил ум силою своею
и поострил сердце свое мужеством
исполнившись ратного духа, навел свои храбрые полки
на землю Половецкую
за землю Русскую».

Жуковский

«Начнем же, братия, повесть сию
От старого Владимира до нынешнего Игоря.
Натянул он ум свой крепостию,
Изострил он мужеством сердце»

Заболоцкий

«И прославим Игоря, который,
Напрягая разум, полный сил,
Мужество избрал себе опорой,
Ратным духом сердце поострил»

И что, истягнул ум Игорь? Или у Автора другое мнение?

Мнение Автора:

«О моя сыновчя, Игорю и Всеволоде!
Рано еста начала Половецкую землю
мечи цвелити,
а себе славы искати.
Нъ нечестно одолесте,
не честно бо кровь поганую пролиясте.
Ваю храбрая сердца
въ жестоцемъ харалузе скована
а въ буести закалена.
Се ли створисте моей сребреней седине?

Какой тут ум? Князья не послушались отца. И это позор его седине. О чем он вместе с Автором и заявляет.

Игорю зачем наполнятся ратным Духом?

Он что, колеблется?
У него и нет ничего, кроме этого Духа, боевого задора.

Это Автор, собираясь спеть песню (не как Боян, но тоже под гусли), хочет истягнуть свой ум крепостью СВОЕЮ и наполниться ратным Духом, теперь уже Игоря.

Как можно наполниться ратным Духом?
Создаешь образ героя и сердце само наполнится крепостью.

Автор Слова, как исполнитель песни, должен настроиться на высокий Дух Игоря, «наведе» — наведшего свои храбрые полки.
Этим он берет высокую ноту и начинает песнь за землю русскую, так что Дух захватывает.
И Автор всегда будет сопоставлять себя и Игоря.

Почему Автор избрал именно этот поход наших войск, когда битв было много, а этот поход совсем неудачный? Мог же выбрать победный.
Не мог.
Потому и написал об этом, что поход Игоря совпал с главным событием в жизни самого Автора Слова и всего Человечества.

На самом деле это был не военный поход на половцев,
а турпоход с боем к Христу в ЦарьГрад.
Туга Игоря полонила
поискати Тьмутороканя.

Тьмуторокань в Слове это столица Рима(Византии) где Императором Христос-Андрей Глебович Давыд.

Игорю надо было пройти до конца поля половецкого

«копия преломить- с боем его пройти к побережью Черного Моря, которым владеет Византия, а не половцы.
Там на корабль и к Христу.

Не знал Игорь туда дороги, не ходил.
Незнаемые Земли это для него.
В Олзе незнаемые. В Гнезде Олзе, чьим внуком является Игорь.

Почему это важно, кто истягает свой ум?
Потому что, это слова Христа, а не какого-то неизвестного монаха.

Зашеломянем!

Слово о полку Игореве — Заболоцкий. Полный текст стихотворения — Слово о полку Игореве

Не пора ль нам, братия, начать
О походе Игоревом слово,
Чтоб старинной речью рассказать
Про деянья князя удалого?
А воспеть нам, братия, его —
В похвалу трудам его и ранам —
По былинам времени сего,
Не гоняясь мыслью за Бояном.
Тот Боян, исполнен дивных сил,
Приступая к вещему напеву,
Серым волком по полю кружил,
Как орёл, под облаком парил,
Растекался мыслию по древу.
Жил он в громе дедовских побед,
Знал немало подвигов и схваток,
И на стадо лебедей чуть свет
Выпускал он соколов десяток.
И, встречая в воздухе врага,
Начинали соколы расправу,
И взлетала лебедь в облака
И трубила славу Ярославу.
Пела древний киевский престол,
Поединок славила старинный,
Где Мстислав Редедю заколол
Перед всей косожскою дружиной,
И Роману Красному хвалу
Пела лебедь, падая во мглу.

Но не десять соколов пускал
Наш Боян, но, вспомнив дни былые,
Вещие персты он подымал
И на струны возлагал живые, —
Вздрагивали струны, трепетали,
Сами князям славу рокотали.

Мы же по-иному замышленью
Эту повесть о године бед
Со времён Владимира княженья
Доведём до Игоревых лет
И прославим Игоря, который,
Напрягая разум, полный сил,
Мужество избрал себе опорой,
Ратным духом сердце поострил
И повёл полки родного края,
Половецким землям угрожая.

О Боян, старинный соловей!
Приступая к вещему напеву,
Если б ты о битвах наших дней
Пел, скача по мысленному древу;
Если б ты, взлетев под облака,
Нашу славу с дедовскою славой
Сочетал на долгие века,
Чтоб прославить сына Святослава:
Если б ты Траяновой тропой
Средь полей помчался и курганов, —
Так бы ныне был воспет тобой
Игорь-князь, могучий внук Траянов:
«То не буря соколов несёт
За поля широкие и долы,
То не стаи галочьи летят
К Дону на великие просторы!».

Или так воспеть тебе, Боян,
Внук Велесов, наш военный стан:
«За Сулою кони ржут,
Слава в Киеве звенит,
В Новеграде трубы громкие трубят,
Во Путивле стяги бранные стоят!».

Часть первая

1

Игорь-князь с могучею дружиной
Мила-брата Всеволода ждёт.
Молвит буй-тур Всеволод: — Единый
Ты мне брат, мой Игорь, и оплот!
Дети Святослава мы с тобою,
Так седлай же борзых коней, брат!
А мои давно готовы к бою,
Возле Курска под седлом стоят.

2

— А куряне славные —
Витязи исправные:
Родились под трубами,
Росли под шеломами,
Выросли, как воины,
С конца копья вскормлены.
Все пути им ведомы,
Все яруги знаемы,
Луки их натянуты,
Колчаны отворены,
Сабли их наточены,
Шеломы позолочены.
Сами скачут по полю волками
И, всегда готовые к борьбе,
Добывают острыми мечами
Князю — славы, почестей — себе!

3

Но, взглянув на солнце в этот день,
Подивился Игорь на светило:
Середь бела-дня ночная тень
Ополченья русские покрыла.
И, не зная, что сулит судьбина,
Князь промолвил: — Братья и дружина!
Лучше быть убиту от мечей,
Чем от рук поганых полонёну!
Сядем, братья, на лихих коней,
Да посмотрим синего мы Дону! —
Вспала князю эта мысль на ум —
Искусить неведомого края,
И сказал он, полон ратных дум,
Знаменьем небес пренебрегая:
— Копиё хочу я преломить
В половецком поле незнакомом,
С вами, братья, голову сложить
Либо Дону зачерпнуть шеломом!

4

Игорь-князь во злат-стремень вступает,
В чистое он поле выезжает.
Солнце тьмою путь ему закрыло,
Ночь грозою птиц перебудила,
Свист зверей несётся, полон гнева,
Кличет Див над ним с вершины древа,
Кличет Див, как половец в дозоре,
За Сулу, на Сурож, на Поморье,
Корсуню и всей округе ханской,
И тебе, болван тмутороканский!

5

И бегут, заслышав о набеге,
Половцы сквозь степи и яруги,
И скрипят их старые телеги,
Голосят, как лебеди в испуге.
Игорь к Дону движется с полками,
А беда несётся вслед за ним:
Птицы, поднимаясь над дубами,
Реют с криком жалобным своим,
По оврагам волки завывают,
Крик орлов доносится из мглы —
Знать, на кости русские скликают
Зверя кровожадные орлы;
Уж лиса на щит червлёный брешет,
Стон и скрежет в сумраке ночном…
О Русская земля!
Ты уже за холмом.

6

Долго длится ночь. Но засветился
Утренними зорями восток.
Уж туман над полем заклубился,
Говор галок в роще пробудился,
Соловьиный щекот приумолк.
Русичи, сомкнув щиты рядами,
К славной изготовились борьбе,
Добывая острыми мечами
Князю — славы, почестей — себе.

7

На рассвете, в пятницу, в туманах,
Стрелами по полю полетев,
Смяло войско половцев поганых
И умчало половецких дев.
Захватили золота без счёта,
Груду аксамитов и шелков,
Вымостили топкие болота
Япанчами красными врагов.
А червлёный стяг с хоругвью белой,
Челку и копьё из серебра
Взял в награду Святославич смелый,
Не желая прочего добра.

8

Выбрав в поле место для ночлега
И нуждаясь в отдыхе давно,
Спит гнездо бесстрашное Олега —
Далеко подвинулось оно!
Залетело храброе далече,
И никто ему не господин —
Будь то сокол, будь то гордый кречет,
Будь то чёрный ворон — половчин.
А в степи, с ордой своею дикой
Серым волком рыская чуть свет,
Старый Гзак на Дон бежит великий,
И Кончак спешит ему вослед.

9

Ночь прошла, и кровяные зори
Возвещают бедствие с утра.
Туча надвигается от моря
На четыре княжеских шатра.
Чтоб четыре солнца не сверкали,
Освещая Игореву рать,
Быть сегодня грому на Каяле,
Лить дождю и стрелами хлестать!
Уж трепещут синие зарницы,
Вспыхивают молнии кругом.
Вот где копьям русским преломиться,
Вот где саблям острым притупиться,
Загремев о вражеский шелом!
О Русская земля!
Ты уже за холмом.

10

Вот Стрибожьи вылетели внуки —
Зашумели ветры у реки,
И взметнули вражеские луки
Тучу стрел на русские полки.
Стоном стонет мать-земля сырая,
Мутно реки быстрые текут,
Пыль несётся, поле покрывая,
Стяги плещут: половцы идут!
С Дона, с моря, с криками и с воем
Валит враг, но полон ратных сил,
Русский стан сомкнулся перед боем —
Шит к щиту — и степь загородил.

11

Славный яр-тур Всеволод! С полками
В обороне крепко ты стоишь,
Прыщешь стрелы, острыми клинками
О шеломы ратные гремишь.
Где ты ни проскачешь, тур, шеломом
Золотым посвечивая, там
Шишаки земель аварских с громом
Падают, разбиты пополам.
И слетают головы с поганых,
Саблями порублены в бою,
И тебе ли, тур, скорбеть о ранах,
Если жизнь не ценишь ты свою!
Если ты на ратном этом поле
Позабыл о славе прежних дней,
О златом черниговском престоле,
О желанной Глебовне своей!

12

Были, братья, времена Траяна,
Миновали Ярослава годы,
Позабылись правнуками рано
Грозные Олеговы походы.
Тот Олег мечом ковал крамолу,
Пробираясь к отчему престолу,
Сеял стрелы и, готовясь к брани,
В злат-стремень вступал в Тмуторокани.
В злат-стремень вступал, готовясь к сече,
Звон тот слушал Всеволод далече,
А Владимир за своей стеною
Уши затыкал перед бедою.

13

А Борису, сыну Вячеслава,
Зелен-саван у Канина брега
Присудила воинская слава
За обиду храброго Олега.
На такой же горестной Каяле,
Протянув носилки между вьюков,
Святополк отца увёз в печали,
На конях угорских убаюкав.
Прозван Гориславичем в народе,
Князь Олег пришёл на Русь, как ворог,
Внук Даждь-бога бедствовал в походе,
Век людской в крамолах стал недолог.
И не стало жизни нам богатой,
Редко в поле выходил оратай,
Вороны над пашнями кружились,
На убитых с криками садились,
Да слетались галки на беседу,
Собираясь стаями к обеду…
Много битв в те годы отзвучало,
Но такой, как эта, не бывало.

14

Уж с утра до вечера и снова —
С вечера до самого утра
Бьётся войско князя удалого,
И растёт кровавых тел гора.
День и ночь над полем незнакомым
Стрелы половецкие свистят,
Сабли ударяют по шеломам,
Копья харалужные трещат.
Мёртвыми усеяно костями,
Далеко от крови почернев,
Задымилось поле под ногами,
И взошёл великими скорбями
На Руси кровавый тот посев.

15

Что там шумит,
Что там звенит
Далеко во мгле, перед зарёю?
Игорь, весь израненный, спешит
Беглецов вернуть обратно к бою.
Не удержишь вражескую рать!
Жалко брата Игорю терять.
Бились день, рубились день, другой,
В третий день к полудню стяги пали,
И расстался с братом брат родной
На реке кровавой, на Каяле.
Недостало русичам вина,
Славный пир дружины завершили —
Напоили сватов допьяна
Да и сами головы сложили.
Степь поникла, жалости полна,
И деревья ветви приклонили.

16

И настала тяжкая година,
Поглотила русичей чужбина,
Поднялась Обида от курганов
И вступила девой в край Траянов.
Крыльями лебяжьими всплеснула,
Дон и море оглашая криком,
Времена довольства пошатнула,
Возвестив о бедствии великом.
А князья дружин не собирают,
Не идут войной на супостата,
Малое великим называют
И куют крамолу брат на брата.
А враги на Русь несутся тучей,
И повсюду бедствие и горе.
Далеко ты, сокол наш могучий,
Птиц бия, ушёл на сине-море!

17

Не воскреснуть Игоря дружине,
Не подняться после грозной сечи!
И явилась Карна и в кручине
Смертный вопль исторгла, и далече
Заметалась Желя по дорогам,
Потрясая искромётным рогом.
И от края, братья, и до края
Пали жёны русские, рыдая:
— Уж не видеть милых лад нам боле!
Кто разбудит их на ратном поле?
Их теперь нам мыслию не смыслить,
Их теперь нам думою не сдумать,
И не жить нам в тереме богатом,
Не звенеть нам сЕребром да златом!

18

Стонет, братья, Киев над горою,
Тяжела Чернигову напасть,
И печаль обильною рекою
По селеньям русским разлилась.
И нависли половцы над нами,
Дань берут по белке со двора,
И растёт крамола меж князьями,
И не видно от князей добра.

19

Игорь-князь и Всеволод отважный —
Святослава храбрые сыны —
Вот ведь кто с дружиною бесстрашной
Разбудил поганых для войны!
А давно ли мощною рукою
За обиды наши покарав,
Это зло великою грозою
Усыпил отец их Святослав!
Был он грозен в Киеве с врагами
И поганых ратей не щадил —
Устрашил их сильными полками,
Порубил булатными мечами
И на Степь ногою наступил.
Потоптал холмы он и яруги,
Возмутил теченье быстрых рек,
Иссушил болотные округи,
Степь до лукоморья пересек.
А того поганого Кобяка
Из железных вражеских рядов
Вихрем вырвал и упал — собака —
В Киеве, у княжьих теремов.

20

Венецейцы, греки и морава
Что ни день о русичах поют,
Величают князя Святослава,
Игоря отважного клянут.
И смеётся гость земли немецкой,
Что когда не стало больше сил,
Игорь-князь в Каяле половецкой
Русские богатства утопил.
И бежит молва про удалого,
Будто он, на Русь накликав зло,
Из седла, несчастный, золотого
Пересел в кащеево седло…
Приумолкли города, и снова
На Руси веселье полегло.

Часть вторая

1

В Киеве далёком, на горах,
Смутный сон приснился Святославу,
И объял его великий страх,
И собрал бояр он по уставу.
— С вечера до нынешнего дня, —
Молвил князь, поникнув головою, —
На кровати тисовой меня
Покрывали чёрной пеленою.
Черпали мне синее вино,
Горькое отравленное зелье,
Сыпали жемчуг на полотно
Из колчанов вражьего изделья.
Златоверхий терем мой стоял
Без конька и, предвещая горе,
Серый ворон в Плесенске кричал
И летел, шумя, на сине-море.

2

И бояре князю отвечали:
— Смутен ум твой, княже, от печали.
Не твои ли два любимых чада
Поднялись над полем незнакомым —
Поискать Тмуторокани-града
Либо Дону зачерпнуть шеломом?
Да напрасны были их усилья.
Посмеявшись на твои седины,
Подрубили половцы им крылья,
А самих опутали в путины. —

3

В третий день окончилась борьба
На реке кровавой, на Каяле,
И погасли в небе два столба,
Два светила в сумраке пропали.
Вместе с ними, за море упав,
Два прекрасных месяца затмились —
Молодой Олег и Святослав
В темноту ночную погрузились.
И закрылось небо, и погас
Белый свет над Русскою землею,
И, как барсы лютые, на нас
Кинулись поганые с войною.
И воздвиглась на Хвалу Хула,
И на волю вырвалось Насилье,
Прянул Див на землю, и была
Ночь кругом и горя изобилье.

4

Девы готские у края
Моря синего живут.
Русским золотом играя,
Время Бусово поют.
Месть лелеют Шаруканью,
Нет конца их ликованью…
Нас же, братия-дружина,
Только беды стерегут.

5

И тогда великий Святослав
Изронил своё златое слово,
Со слезами смешано, сказав:
— О сыны, не ждал я зла такого!
Загубили юность вы свою,
На врага не во-время напали,
Не с великой честию в бою
Вражью кровь на землю проливали.
Ваше сердце в кованой броне
Закалилось в буйстве самочинном.
Что ж вы, дети, натворили мне
И моим серебряным сединам?
Где мой брат, мой грозный Ярослав,
Где его черниговские слуги,
Где татраны, жители дубрав,
Топчаки, ольберы и ревуги?
А ведь было время — без щитов,
Выхватив ножи из голенища,
Шли они на полчища врагов,
Чтоб отмстить за наши пепелища.
Вот где славы прадедовской гром!
Вы ж решили бить наудалую:
«Нашу славу силой мы возьмём,
А за ней поделим и былую».
Диво ль старцу — мне помолодеть?
Старый сокол, хоть и слаб он с виду,
Высоко заставит птиц лететь,
Никому не даст гнезда в обиду.
Да князья помочь мне не хотят,
Мало толку в силе молодецкой.
Время, что ли, двинулось назад?
Ведь под самым Римовым кричат
Русичи под саблей половецкой!
И Владимир в ранах, чуть живой, —
Горе князю в сече боевой!

6

Князь великий Всеволод! Доколе
Муки нам великие терпеть?
Не тебе ль на суздальском престоле
О престоле отчем порадеть?
Ты и Волгу вёслами расплещешь,
Ты шеломом вычерпаешь Дон,
Из живых ты луков стрелы мечешь,
Сыновьями Глеба окружён.
Если б ты привёл на помощь рати,
Чтоб врага не выпустить из рук, —
Продавали б девок по ногате,
А рабов — по резани на круг.

7

Вы, князья буй-Рюрик и Давид!
Смолкли ваши воинские громы.
А не ваши ль плавали в крови
Золотом покрытые шеломы?
И не ваши ль храбрые полки
Рыкают, как туры, умирая
От калёной сабли, от руки
Ратника неведомого края?
Встаньте, государи, в злат-стремень
За обиду в этот чёрный день,
За Русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

8

Ярослав, князь галицкий! Твой град
Высоко стоит под облаками.
Оседлал вершины ты Карпат
И подпёр железными полками.
На своём престоле золотом
Восемь дел ты, князь, решаешь разом,
И народ зовёт тебя кругом
Осмомыслом — за великий разум.
Дверь Дуная заперев на ключ,
Королю дорогу заступая,
Бремена ты мечешь выше туч,
Суд вершишь до самого Дуная.
Власть твоя по землям потекла,
В Киевские входишь ты пределы,
И в салтанов с отчего стола
Ты пускаешь княжеские стрелы.
Так стреляй в Кончака, государь,
С дальних гор на ворога ударь —
За Русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

9

Вы, князья Мстислав и буй-Роман!
Мчит ваш ум на подвиг мысль живая.
И несётесь вы на вражий стан,
Соколом ширяясь сквозь туман,
Птицу в буйстве одолеть желая.
Вся в железе княжеская грудь,
Золотом шелом латинский блещет,
И повсюду, где лежит ваш путь,
Вся земля от тяжести трепещет.
Хинову вы били и Литву;
Деремела, половцы, ятвяги,
Бросив копья, пали на траву
И склонили буйную главу
Под мечи булатные и стяги.

10

Но уж прежней славы больше с нами нет.
Уж не светит Игорю солнца ясный свет.
Не ко благу дерево листья уронило:
Поганое войско грады поделило.
По Суле, по Роси счёту нет врагу.
Не воскреснуть Игореву храброму полку!
Дон зовёт нас, княже, кличет нас с тобой!
Ольговичи храбрые одни вступили в бой.

11

Князь Ингварь, князь Всеволод! И вас
Мы зовём для дальнего похода,
Трое ведь Мстиславичей у нас,
Шестокрыльцев княжеского рода!
Не в бою ли вы себе честном
Города и волости достали?
Где же ваш отеческий шелом,
Верный щит, копьё из ляшской стали?
Чтоб ворота Полю запереть,
Вашим стрелам время зазвенеть
За русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

12

Уж не течёт серебряной струёю
К Переяславлю-городу Сула.
Уже Двина за полоцкой стеною
Под клик поганых в топи утекла.
Но Изяслав, Васильков сын, мечами
В литовские шеломы позвонил,
Один с своими храбрыми полками
Всеславу-деду славы прирубил.
И сам, прирублен саблею калёной,
В чужом краю, среди кровавых трав,
Кипучей кровью в битве обагрённый,
Упал на щит червлёный, простонав:
— Твою дружину, княже, приодели
Лишь птичьи крылья у степных дорог,
И полизали кровь на юном теле
Лесные звери, выйдя из берлог. —
И в смертный час на помощь храбру мужу
Никто из братьев в бой не поспешил.
Один в степи свою жемчужну душу
Из храброго он тела изронил.
Через златое, братья, ожерелье
Ушла она, покинув свой приют.
Печальны песни, замерло веселье,
Лишь трубы городенские поют…

13

Ярослав и правнуки Всеслава!
Преклоните стяги! Бросьте меч!
Вы из древней выскочили славы,
Коль решили честью пренебречь.
Это вы раздорами и смутой
К нам на Русь поганых завели,
И с тех пор житья нам нет от лютой
Половецкой проклятой земли!

14

Шёл седьмой по счету век Троянов.
Князь могучий полоцкий Всеслав
Кинул жребий, в будущее глянув,
О своей любимой загадав.
Замышляя новую крамолу,
Он опору в Киеве нашёл
И примчался к древнему престолу,
И копьём ударил о престол.
Но не дрогнул старый княжий терем,
И Всеслав, повиснув в синей мгле,
Выскочил из Белгорода зверем —
Не жилец на киевской земле.
И, звеня секирами на славу,
Двери новгородские открыл,
И расшиб он славу Ярославу,
И с Дудуток через лес-дубраву
До Немиги волком проскочил.
А на речке, братья, на Немиге
Княжью честь в обиду не дают —
День и ночь снопы кладут на риге,
Не снопы, а головы кладут.
Не цепом — мечом своим булатным
В том краю молотит земледел,
И кладёт он жизнь на поле ратном,
Веет душу из кровавых тел.
Берега Немиги той проклятой
Почернели от кровавых трав —
Не добром засеял их оратай,
А костями русскими — Всеслав.

15

Тот Всеслав людей судом судил,
Города Всеслав князьям делил,
Сам всю ночь, как зверь, блуждал в тумане,
Вечер — в Киеве, до зорь — в Тмуторокани,
Словно волк, напав на верный путь,
Мог он Хорсу бег пересягнуть.

16

У Софии в Полоцке, бывало,
Позвонят к заутрене, а он
В Киеве, едва заря настала,
Колокольный слышит перезвон.
И хотя в его могучем теле
Обитала вещая душа,
Всё ж страданья князя одолели
И погиб он, местию дыша.
Так свершил он путь свой небывалый.
И сказал Боян ему тогда:
«Князь Всеслав! Ни мудрый, ни удалый
Не минуют божьего суда».

17

О, стонать тебе, земля родная,
Прежние годины вспоминая
И князей давно минувших лет!
Старого Владимира уж нет.
Был он храбр, и никакая сила
К Киеву б его не пригвоздила.
Кто же стяги древние хранит?
Эти — Рюрик носит, те — Давид,
Но не вместе их знамёна плещут,
Врозь поют их копия и блещут.

Часть третья

1

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землёй
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:
— Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь.
Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:
— Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?
На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:
— Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!
Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:
— Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?

2

И взыграло море. Сквозь туман
Вихрь промчался к северу родному —
Сам господь из половецких стран
Князю путь указывает к дому.
Уж погасли зори. Игорь спит.
Дремлет Игорь, но не засыпает.
Игорь к Дону мыслями летит
До Донца дорогу измеряет.
Вот уж полночь. Конь давно готов.
Кто свистит в тумане за рекою?
То Овлур. Его условный зов
Слышит князь, укрытый темнотою:
— Выходи, князь Игорь! — И едва
Смолк Овлур, как от ночного гула
Вздрогнула земля,
Зашумела трава,
Буйным ветром вежи всколыхнуло.
В горностая-белку обратясь,
К тростникам помчался Игорь-князь,

И поплыл, как гоголь по волне,
Полетел, как ветер, на коне.

Конь упал, и князь с коня долой,
Серым волком скачет он домой.

Словно сокол, вьётся в облака,
Увидав Донец издалека.

Без дорог летит и без путей,
Бьёт к обеду уток-лебедей.

Там, где Игорь соколом летит,
Там Овлур, как серый волк, бежит,

Все в росе от полуночных трав,
Борзых коней в беге надорвав.

3

Уж не каркнет ворон в поле,
Уж не крикнет галка там,
Не трещат сороки боле,
Только скачут по кустам.
Дятлы, Игоря встречая,
Стуком кажут путь к реке,
И, рассвет весёлый возвещая,
Соловьи ликуют вдалеке.

4

И, на волнах витязя лелея,
Рек Донец: — Велик ты, Игорь-князь!
Русским землям ты принёс веселье,
Из неволи к дому возвратясь.
— О, река! — ответил князь. — Немало
И тебе величья! В час ночной
Ты на волнах Игоря качала,
Берег свой серебряный устлала
Для него зелёною травой.
И когда дремал он под листвою,
Где царила сумрачная мгла,
Страж ему был гоголь над водою,
Чайка князя в небе стерегла.

5

А не всем рекам такая слава.
Вот Стугна, худой имея нрав,
Разлилась близ устья величаво,
Все ручьи соседние пожрав,
И закрыла Днепр от Ростислава,
И погиб в пучине Ростислав.
Плачет мать над тёмною рекою,
Кличет сына-юношу во мгле,
И цветы поникли, и с тоскою
Приклонилось дерево к земле.

6

Не сороки вО поле стрекочут,
Не вороны кличут у Донца —
Кони половецкие топочут,
Гзак с Кончаком ищут беглеца.
И сказал Кончаку старый Гзак:
— Если сокол улетает в терем,
Соколёнок попадёт впросак —
Золотой стрелой его подстрелим. —
И тогда сказал ему Кончак:
— Если сокол к терему стремится,
Соколёнок попадёт впросак —
Мы его опутаем девицей.
— Коль его опутаем девицей, —
Отвечал Кончаку старый Гзак, —
Он с девицей в терем свой умчится,
И начнёт нас бить любая птица
В половецком поле, хан Кончак!

7

И изрёк Боян, чем кончить речь
Песнотворцу князя Святослава:
— Тяжко, братья, голове без плеч,
Горько телу, коль оно безглаво. —
Мрак стоит над Русскою землёй:
Горько ей без Игоря одной.

8

Но восходит солнце в небеси —
Игорь-князь явился на Руси.

Вьются песни с дальнего Дуная,
Через море в Киев долетая.

По Боричеву восходит удалой
К Пирогощей богородице святой.

И страны рады,
И веселы грады.

Пели песню старым мы князьям,
Молодых настало время славить нам:

Слава князю Игорю,
Буй-тур Всеволоду,
Владимиру Игоревичу!

Слава всем, кто, не жалея сил,
За христиан полки поганых бил!

Здрав будь, князь, и вся дружина здрава!
Слава князям и дружине слава!

Евангелие от Иоанна 3 глава 8 стих

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 8-8

…и затем обращает его к тончайшему из тел. Сказав: «рожденное от Духа есть дух», Христос уже отвлекал Никодима от представлений плотских; но, как тот все еще не понимал, что значат Его слова: «рожденное от Духа есть дух», то Он и переносит его мысль к другому изображению, не останавливая его на грубых телах и не говоря о существах совершенно бестелесных (так как Никодим, и слыша о таких предметах, не мог постигать их), но находя нечто среднее между существом телесным и бестелесным, – движение ветра, – и через то вразумляет его. Именно о ветре Он говорит: «голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит». Но если говорит: «дух дышит, где хочет»1, то этим не выражает того, будто ветер имеет какой-либо произвол, а только указывает на его естественное движение, движение беспрепятственное и сильное. Писание обыкновенно говорит так и о предметах неодушевленных, например: «тварь покорилась суете не добровольно» (20 потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде,Рим. 8:20). Итак, слова: «дышит, где хочет» означают то, что ветер не удержим, что он распространяется всюду, что никто не может препятствовать ему носиться туда и сюда, но что он с великою силою рассеивается, и никто не может задержать его стремления.

«И голос его слышишь», то есть – гул, шум, «а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа». В этом все и заключается. Если, говорит, ты не умеешь объяснить ни исхода, ни направления ветра, который однакож ты ощущаешь и слухом и осязанием, то для чего усиливаешься понять действие Духа Божия, – ты, который не понимаешь действия ветра, хотя и слышишь его звуки? Таким образом слова: «дышит, где хочет» сказаны для означения власти Утешителя, и значат вот что: если никто не может сдержать ветра, но он несется, куда хочет, то тем более не могут задержать действия Духа ни законы природы, ни условия телесного рождения, и ничто другое подобное. А что слова: «голос его слышишь» сказаны именно о ветре, видно из того, что Христос, беседуя с неверующим и незнающим действия Духа, не сказал бы: «голос его слышишь». Потому, как не видим ветра, хотя он и издает шум, так незримо для телесных очей и духовное рождение. Но ветер еще есть тело, хотя и тончайшее, потому что все, подлежащее чувству, есть тело. Если же ты не досадуешь на то, что не видишь этого тела, и поэтому не отвергаешь его существования, то почему смущаешься, слыша о Духе, и требуешь при этом такой отчетливости, не делая того в отношении тела?

Примечания

  • 1 Один из переводов: «Ветер дует где хочет». – и.Н.

Источник

«Беседы на Евангелие от Иоанна Богослова». Беседа 26
***
о Духе в одном месте сказано, что Он делает все со властью и ничто Ему не препятствует, – слова: «дышит, где хочет» (8 Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа.Ин. 3:8), хотя сказаны о ветре, именно это и доказывают,

Источник

«Беседы на 1-е послание к Коринфянам», Беседа 29, § 4

20 сленговых терминов времен Первой мировой войны

Одно из самых тонких и удивительных наследий Первой мировой войны, в которую Соединенные Штаты вступили более 100 лет назад, когда страна объявила войну Германии 6 апреля 1917 года, — это ее влияние на наш язык. Во время войны почти постоянно разрабатывались не только новые названия оружия, снаряжения и военная тактика, но и богатая смесь солдатских диалектов, акцентов, национальностей, языков и даже социального происхождения (особенно после введения призыва в Великобритании в 1916) на передовой в Европе и Северной Африке произвел столь же богатый словарь военного сленга.

Не все из этих слов и фраз остались в употреблении до сих пор, но вот 20 слов и фраз, восходящих к сленгу Первой мировой войны.

1. Арчи

По-видимому, происходит из старой песни мюзик-холла под названием Archibald, конечно же нет! , Арчи — английское сленговое слово для обозначения немецкого зенитного огня. Его использование приписывают пилоту ВВС, вице-маршалу Амьясу Бортону, который, по-видимому, имел привычку петь вызывающий припев песни: «Арчибальд, конечно, нет! «Немедленно возвращайтесь к работе, сэр, как выстрел!» — когда он летел на своем самолете между взрывающимися немецкими снарядами на Западном фронте.

2. Корзина

В то время как сегодня он, как правило, используется в довольно беззаботной манере (обычно описывая кого-то, кто постоянно совершает глупые ошибки или рушится под давлением), оригинальный ящик-корзина — неожиданно ужасное напоминание о том, насколько кровавой стала Война. В исходном контексте корзина представляла собой солдата, который был настолько тяжело ранен, что его пришлось унести с поля боя в тачке или корзине, обычно подразумевая, что он потерял все четыре конечности.

3. Гнилой

Произведено от vilayati , слова на урду, означающего «иностранец», blighty — это старое военное прозвище Великобритании. Впервые он появился среди британских войск, служивших в Индии в конце 19 века, но не получил широкого распространения до Первой мировой войны; Оксфордский словарь английского языка записывает только одно использование в печати до 1914 года. «Гнилостная рана» или «гнилая рана» была достаточно серьезной травмой, чтобы ее отправили домой, английский эквивалент немецкого Heimatschuss или «домашнего удара».«Жестокие раны, нанесенные самому себе, карались смертью, хотя нет никаких известных сообщений о казнях по этому правилу.

4. Дирижабль

Как военно-сленговое название дирижабля, дирижабль восходит к 1916 году. Никто точно не знает, откуда взялось это слово, хотя одна популярная теория утверждает, что, поскольку дирижабли были нежесткими дирижаблями (то есть их можно было надуть и рухнули, в отличие от более ранних жестких дирижаблей с деревянным каркасом), они предположительно будут внесены в военный инвентарь под заголовком «Категория B: хромота.Однако более вероятная идея состоит в том, что название является звукоподражательным и имитирует звук, который издает натянутая кожа или «оболочка» полностью надутого дирижабля при щелчке.

5. Мина-ловушка

Мина-ловушка использовалась с середины XIX века для обозначения довольно безобидной розыгрыша или розыгрыша, когда во время Первой мировой войны ее использовали для описания взрывного устройства, намеренно замаскированного под безвредный объект. Назвав это «одним из грязных уловок войны», английский журналист сэр Филип Гиббс (1877-1962) зловеще написал в своих мемуарах «День за днем ​​войны От Бапома до Пасшендале » (1918), что «враг уходил… медленно. -работающие взрыватели и «мины-ловушки», чтобы разорвать человека на куски или ослепить его на всю жизнь, если он прикоснется к безобидной на вид палке, или откроет крышку ящика, или споткнется о старый ботинок.”

6. Cooties

Как прозвище для вшей или головных вшей, cooties впервые появилось на окопном сленге в 1915 году. Очевидно, оно происходит от лысухи, вида водоплавающих птиц, предположительно известных тем, что они заражены вшами и другими паразитами.

7. Crump-Hole

Crump — это древнеанглийское диалектное слово для обозначения сильного удара или удара, которое после 1914 года стало использоваться для взрыва тяжелого артиллерийского снаряда. Воронка была воронкой, оставленной снарядом.

8. Устройство для резки ромашек

До войны маргаритка представляла собой мяч для крикета или бейсбола, установленный на низком уровне, так что он практически скользит по поверхности земли. В конечном итоге это название было использовано войсками для описания артиллерийского снаряда с ударным взрывателем, что означает, что он взорвался при ударе о землю, а не в воздухе, что привело к наибольшему ущербу.

9. Дингбат

В XIX веке dingbat использовалось во многом как thingummy (британский термин для thingamajig ) или whatchamacallit в качестве общего заполнителя для чего-то или кого-то, чье настоящее имя вы не можете вспомнить.Во время Первой мировой войны это слово использовалось для обозначения неуклюжего или глупого человека, прежде чем оно было использовано австралийскими и новозеландскими войсками во фразе «быть дингбатом» или «быть дингбатом», что означало контуженный, нервный , или сумасшедший.

10. Декко

Подобно blighty , dekko было еще одним термином, принятым в английский язык британскими войсками, служившими в Индии 19 века, который получил гораздо большую аудиторию во время Первой мировой войны; В Оксфордском словаре английского языка нет письменных упоминаний об этом термине с момента его первого появления в 1894-1917 годах. dekko , происходящее от слова эквивалентного значения на хинди, обычно использовалось во фразе «взять декко», что означает «посмотреть на что-нибудь».

11. Заслонка

«Быть ​​в воздухе», что означает «беспокоиться», датируется 1916 годом. Первоначально это было морское выражение, производное от беспокойного хлопанья птиц, но быстро распространившееся на повседневный английский язык во время Первой мировой войны. Прилагательное невозмутимый , означающее невозмутимый или невозмутимый, появилось в 1950-х годах.

12. Железные пайки

Выражение железные пайки использовалось еще в 1860-х годах для описания солдатских сухих аварийных пайков, которые, как правило, включали в себя твердые, грубые продукты, такие как рис, ячмень, хлеб, печенье, соль и бекон. Однако во время Первой мировой войны этот термин стал использоваться как прозвище для шрапнели или артиллерийского огня.

13. Киви

Великобритания объявила войну 4 августа 1914 года, и сразу после этого к ней присоединилась Новая Зеландия.К 29 августа Новая Зеландия успешно захватила Самоа — это была вторая немецкая территория, которая пала с начала войны. Через несколько месяцев в Европу начали прибывать новозеландские войска вместе с австралийскими. Они быстро получили прозвище Kiwis , так как изображение национальной птицы Новой Зеландии присутствовало на многих их военных значках, эмблемах и знаках отличия. Невероятно, но всего около 100 444 новозеландцев прошли действительную службу во время Первой мировой войны, что эквивалентно 10 процентам всего населения страны.

14. Napoo

Англоговорящие солдаты часто оказывались на службе вместе с франкоязычными солдатами в Первой мировой войне, часто имея мало шансов на понимание друг друга. Так что, когда французские солдаты восклицали иль н’й плюс! означает «больше нет!» английские солдаты быстро овладели этим выражением и преобразовали его в английский язык как napoo , что, по их мнению, означало «законченный», «мертвый» или «полностью разрушенный».

15. Оммс-н-Чеву

английских войск, прибывших во Францию ​​в 1914 году, бесцеремонно погрузили в основные вагоны железнодорожного транспорта с французской надписью «Hommes: 40, Chevaux: 8» на дверях.В уведомлении была указана максимальная вместимость экипажа («40 человек, 8 лошадей»), но для тех английских солдат, которые не знали французского языка, сами экипажи стали называть omms-n-chevoos .

16. Погей-Бейт

Pogey-bait была конфетой или сладкой закуской любого рода среди американских и канадских войск. Никто не знает, откуда взялся этот термин, но первой частью может быть pogy , прозвище для рыбы менхаден (то есть буквально «рыба-батэ»), или же pogue , жаргонное слово, обозначающее не комбатант или слабый солдат.

17. Снаряд

Хотя прилагательное контуженный восходит к 1898 году (когда оно было впервые использовано несколько иначе, чтобы означать «подвергнутый сильному обстрелу»), первые истинные случаи контузии появились во время Первой мировой войны. Оксфордский словарь английского языка с тех пор проследил самую раннюю запись до статьи в The British Medical Journal от 30 января 1915 года: «Только один случай контузии попал под мое наблюдение. Пострадавший бельгийский офицер.Рядом с ним разорвался снаряд, не причинив ему никаких телесных повреждений. Он продемонстрировал практически полную потерю чувствительности в нижних конечностях и значительную потерю чувствительности ».

18. Шипованная

Шип использовался во время Первой мировой войны для обозначения «привести оружие в негодность». с шипами или с шипами стало означать «полностью уничтожено» и обычно использовалось для описания дирижаблей и других самолетов, а не вооружения. Что именно означает , сбитый с толку, в данном контексте, неясно, но, вероятно, это каким-то образом связано с обманутым в том смысле, что что-то полностью запуталось или остановилось на своем пути.

19. Стрейф

Одним из самых известных лозунгов немецких пропагандистов Первой мировой войны было «Gott Strafe England!» или «Бог накажи Англию», которое печаталось повсюду в Германии, от газетной рекламы до почтовых марок. В ответ войска союзников быстро переняли слово strafe в английском языке после начала войны и по-разному использовали его для обозначения сильный обстрел или атака, пулеметный огонь или суровый выговор.

20. Зигзаг

Зигзаг использовался в английском языке с 18-го века для описания угловой извилистой линии или курса, но во время Первой мировой войны стал использоваться как эвфемизм для обозначения опьянения, предположительно относящийся к зигзагообразной походке солдата, у которого была слишком много.

Эта статья впервые появилась в 2014 году.

.

In the spirit — определение в духе The Free Dictionary

spir · это

(spĭr′ĭt) n. 1.

а. Сила или принцип, который, как считается, одушевляет живые существа.

б. Сила или принцип, которые, как считается, одушевляют людей и часто сохраняются после выхода из тела человека после смерти; душа.

2. Дух Святой Дух.

3. Сверхъестественное существо, как:

a. Ангел или демон.

б. Существо, населяющее или воплощающее конкретное место, объект или природное явление.

с. Фея или спрайт.

4.

а. Часть человека, связанная с разумом, волей и чувствами: Хотя они не могут присоединиться к нам сегодня, они с нами в духе.

б. Сущность человека или группы.

5. Человек, характеризуемый заявленными качествами: Он гордый дух.

6.

а. Склонность или склонность определенного вида: ее действия демонстрируют великодушный дух.

б. Распространенное или существенное отношение, качество или принцип: дух 1776 года.

7.

a. Отношение, отмеченное энтузиазмом, энергией или смелостью: пел с духом; войска, которые сражались духом.

б. духи Настроение или эмоциональное состояние: Гости были в приподнятом настроении.Его кислое настроение омрачило собрание.

с. Сильная преданность или преданность: командный дух.

8. Фактический, хотя и неустановленный смысл или значение чего-либо: дух закона.

9. часто спиртные напитки (используется с единственным глаголом) Спиртовой раствор эфирного или летучего вещества.

10. спиртные напитки Напиток алкогольный, особенно дистиллированный.

тр.в. духи , духи , духи

1. Унести таинственно или тайно: документы были унесены духами.

2. Чтобы придать мужество, воодушевление или решимость; вдохновлять.


[Среднеанглийский, от старофранцузского espirit, от латинского spīritus, дыхание , от spīrāre, дышать .]

Словарь английского языка American Heritage®, пятое издание.Авторские права © 2016 Издательская компания Houghton Mifflin Harcourt. Опубликовано Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

дух

(ˈspɪrɪt) n

1. (Философия) сила или принцип жизни, который одушевляет тело живых существ

2. темперамент или характер: агрессивный по духу.

3. живость; характер: они взялись за это с духом.

4. фундаментальный, эмоциональный и активизирующий принцип человека; будет: опыт сломил его дух.

5. чувство преданности или преданности делу: командный дух.

6. преобладающий элемент; чувство: атмосфера наполнялась духом радости.

7. душевное состояние или настроение; отношение: он сделал это не в том духе.

8. ( множественное число ) эмоциональное состояние, особенно в отношении экзальтации или подавленности: в приподнятом настроении.

9. человек, характеризующийся какой-либо деятельностью, качеством или характером: ведущий дух движения.

10. более глубокий, более значительный смысл в отличие от педантичной интерпретации: дух закона.

11. то, что составляет нематериальное существо человека в отличие от его физического присутствия: Я буду с вами в духе.

12. (Альтернативные системы убеждений)

a. бестелесное существо, особенно душа умершего человека

б. ( как модификатор ): мир духов.

vb ( tr )

13. (обычно следует: прочь или ), чтобы таинственно или тайно унести

14. ( часто следует за ), чтобы придать воодушевление или решимость

[C13: от старофранцузского esperit, от латинского spīritus дыхание, дух; относится к spīrāre , чтобы дышать]


спирт

(ˈspɪrɪt) n

1. (пивоварение) ( часто множественное число ) любой дистиллированный алкогольный напиток, такой как бренди, ром, виски или джин 2

. (химия) chem

a. водный раствор этанола, особенно полученный дистилляцией.

b. активное начало или эссенция вещества, экстрагированного в виде жидкости, особенно путем перегонки

3. (химия) фармакол

a. раствор летучего вещества, особенно эфирного масла, в спирте

b. ( как модификатор ): духовка.

4. (Алхимия) алхимия любое из четырех веществ сера, ртуть, соляной аммиак или мышьяк

[C14: специальное использование спирта 1 , название, применяемое к алхимическим веществам (как в смысле 4) , следовательно, распространяется на дистиллированные жидкости]


Spirit

(ˈspɪrɪt) n 1. (Богословие)

б. Бог, особенно когда рассматривается как выходящий за пределы материальных ограничений

2. (Теология) влияние Бога или божественных вещей на душу

3. (Христианские церкви, другие) Христианская наука Бог или божественная сущность

Словарь английского языка Коллинза — полное и несокращенное, 12-е издание, 2014 г. © HarperCollins Publishers 1991, 1994, 1998, 2000, 2003, 2006, 2007, 2009, 2011, 2014

spir • it

(ˈspɪr ɪt)

n.

1. оживляющий принцип жизни, особенно. людей; жизненная сущность.

2. бестелесная часть человека или его аспект, такой как разум или душа.

3. сознательное, бестелесное существо, в отличие от материи.

4. сверхъестественное, бестелесное существо, особенно. один с особым характером: злые духи.

5. фея, спрайт или эльф.

6. позиция или принцип, который пронизывает мысль, побуждает к действию и т. Д.: Дух реформы.

7. ( кап. ) третье лицо Троицы; Святой Дух.

8. душа или сердце как вместилище чувств или побуждение к действию: человек сломленного духа.

9. духов, чувств или настроения в отношении экзальтации или депрессии: приподнятое настроение.

10. энергичное, смелое или оптимистичное отношение: вот в чем дух!

11. нрав или нрав: кроткий духом.

12. человек, характеризующийся особым отношением, характером и т.д .: несколько храбрых духов.

13. Доминирующая тенденция или характер: дух времени.

14. сильное чувство принадлежности к группе: дух сообщества.

15. общее значение или намерение (в отличие от буквы): дух закона.

16. сущность или действующее начало вещества, экстрагированного в жидкой форме, особеннопутем перегонки.

17. Часто спиртных напитков. крепкий дистиллированный спирт.

18. Brit. алкоголь.

19. спиртовой раствор эфирного или летучего вещества; сущность.

прил.

21. работающий за счет сжигания спирта: духовка.

22. или относящиеся к спиритуалистическим организациям или деятельности.

v.т.

23. для таинственного или тайного унесения (часто после на или на ): для унесения неизвестными похитителями.

24. поощрять; подгонять или возбуждать.

[1200–50; Среднеанглийский (n.) spīritus orig., A дыхание = spīri-, comb. форма, представляющая spīrāre , чтобы дышать + -tus суффикс v. действия]

Random House Словарь колледжа Керермана Вебстера, © 2010 K Dictionaries Ltd.Авторские права 2005, 1997, 1991, Random House, Inc. Все права защищены.

.

Что значит молиться в Духе?

Вопрос: «Что значит молиться в Духе?»

Ответ:


Молитва Духом упоминается в Писании трижды. В 1-м Коринфянам 14:15 говорится: «Что мне делать? Я буду молиться духом, но также буду молиться разумом; Я буду петь своим духом, но я также буду петь своим умом ». В Ефесянам 6:18 говорится: «И молитесь Духом во всех случаях всякими молитвами и просьбами. Помня об этом, будьте бдительны и всегда продолжайте молиться за всех святых.В Иуде 20 говорится: «Но вы, дорогие друзья, укрепляйтесь в своей святейшей вере и молитесь в Духе Святом». Итак, что именно значит молиться в Духе?

Греческое слово, переведенное как «молиться в», может иметь несколько различных значений. Это может означать «посредством», «с помощью», «в сфере» и «в связи с». Молитва в Духе не относится к словам, которые мы говорим. Скорее, это относится к тому, как мы молимся. Молитва в Духе — это молитва по водительству Духа.Это молитва о том, о чем Дух побуждает нас молиться. В Послании к Римлянам 8:26 говорится: «Так и Дух помогает нам в наших слабостях. Мы не знаем, о чем нам следует молиться, но Сам Дух ходатайствует за нас со стонами, которые невозможно выразить словами ».

Некоторые, основываясь на 1 Коринфянам 14:15, приравнивают молитву в Духе к молитве на языках. Обсуждая дар языков, Павел упоминает «молитесь духом моим». В 1 Коринфянам 14:14 говорится, что когда человек молится на языках, он не знает, что он говорит, поскольку это сказано на незнакомом ему языке.Кроме того, никто другой не может понять, что говорится, если не будет переводчика (1 Коринфянам 14: 27-28). В Ефесянам 6:18 Павел наставляет нас «молиться Духом во всех случаях всякими молитвами и просьбами». Как нам молиться всевозможными молитвами и просьбами и молиться за святых, если никто, в том числе молящийся, не понимает, о чем говорится? Следовательно, молитву в Духе следует понимать как молитву в силе Духа, под водительством Духа и согласно Его воле, а не как молитву на языках.

.

Пять истин о Святом Духе

Иисус сказал: «Я говорю вам правду: я уйду для вас, потому что, если я не уйду, Помощник не придет к вам. А если пойду, пошлю его к вам »(Иоанна 16: 7). Я не хочу приносить в Ньюкасл холодные угли, давая вам информацию, с которой вы уже знакомы, поэтому позвольте мне вкратце рассказать об этом стихе. Вы знаете, что греческое слово, переведенное здесь как «Помощник», — это parakletos .В своей технической форме он имеет юридическое измерение; это относится к тому, кто будет адвокатом. В более широком контексте он говорит об утешении, защите, совете и руководстве. Иисус также говорил о Духе как о Помощнике в Иоанна 14 и представил Его как «Дух истины» (14:17; 16:13).

Я думаю, что для меня будет лучше просто сказать несколько вещей, касающихся личности этого Помощника, с небольшими приукрашиваниями.

Во-первых, мы должны заметить, что Святой Дух — уникальная личность, а не просто сила или влияние. О нем говорят как о «Он», а не как о «нем». Это очень важно, потому что, если вы внимательно слушаете людей, говорящих, даже в своих собраниях, вы можете услышать, что Святой Дух упоминается в терминах среднего рода. Вы даже можете поймать себя на этом. Если вы это сделаете, я надеюсь, вы сразу же прикусите язык. Мы должны понимать, что Дух Божий, третье лицо Троицы, является личным. Как личность, Он может быть огорчен (Еф. 4:30), Он может быть угашен с точки зрения исполнения Его воли (1 Фес.5:19), и Ему можно противостоять (Деяния 7:51).

Во-вторых, Святой Дух един и с Отцом, и с Сыном. В богословских терминах мы говорим, что Он равноправен и вечен. Когда мы читаем всю беседу в верхней комнате, мы обнаруживаем, что и Отец, и Сын послали Духа (Иоанна 14:16; 16: 7), и Дух пришел и действовал как бы для обоих из них. Их. Таким образом, действие Духа никогда не дается нам в Писании в отрыве от личности и работы Христа или в отрыве от вечной воли Отца.Любая попытка думать о Духе в терминах, которые являются полностью мистическими и оторванными от Священного Писания, приведет нас по всевозможным переулкам и, в конечном итоге, в тупик.

В-третьих, Святой Дух был агентом творения. В рассказе о сотворении мира в самом начале Библии нам сказано: «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля была бесформенна и пуста, и тьма покрывала бездну. И Дух Божий носился над водою »(Быт.1: 1-2). Еврейское слово, переведенное здесь как «Дух», — ruach , что также может означать «дыхание». ruach elohim , «Дыхание Всемогущего», является действующим лицом творения. Здесь имеется в виду не нематериальность Духа, а, скорее, Его сила и энергия; картина — это энергия Бога, выдыхающая творение, как бы говорящая о существовании миров, помещающая звезды в космос. Таким образом, когда мы читаем Исаии 40:26 и задаем вопрос: «Кто их создал?» у нас есть ответ в Бытие 1: 2: Дух — это непреодолимая сила, с помощью которой Бог выполняет Свой замысел.

Касательно, один из вопросов ветхозаветной науки касается степени, в которой мы можем обнаружить отличную от Ветхого Завета личность Бога-Святого Духа. Другими словами, можем ли мы понять природу Его ипостаси только в Ветхом Завете? Когда мы читаем Бытие 1, нетрудно увидеть, что во втором стихе, несомненно, в свете всего, что было открыто впоследствии, есть четкое и отчетливое упоминание третьего лица Троицы.

В своей книге Святой Дух Синклер Б. Фергюсон отмечает, что если мы распознаем божественный Дух в Бытии 1: 2, это дает то, что некоторые называют недостающим звеном в Бытие 1:26, где Бог сказал: «Пусть мы делаем человека по нашему образу «. Фергюсон отмечает, что это явная предшествующая ссылка на Дух Божий, действующий в Бытие 1: 1-2.

Этот выпуск, между прочим, напоминает нам, что полезно читать Библию задом наперед. Читая от корки до корки, мы обнаруживаем истинность классического принципа толкования, приписываемого Августину: «Новый [Завет] сокрыт в Ветхом [Завете], а Ветхий явлен в Новом».Другими словами, мы обнаруживаем значение тех учений и событий, которые происходят раньше в Священном Писании.

В-четвертых, Святой Дух является агентом не только творения , , но и нового творения Бога во Христе . Он автор нового рождения. Мы видим это в 3-й главе Иоанна, в классической встрече между Иисусом и Никодимом, где Иисус сказал: «Истинно, истинно говорю вам: если кто не рожден от воды и Духа, он не может войти в Царство Божье» (ст. . 5).Эта истина, конечно же, раскрывается в остальных местах Священного Писания.

В-пятых, Дух является автором Священного Писания . Во втором Тимофею 3:16 говорится: «Все Писание выдохнуто Богом. … »Греческое слово, стоящее за этой фразой, — theopneustos , что означает« Богодухновенный ». В творении у нас есть Дух, дышащий Его энергией, высвобождающий силу Бога в акте творения. У нас есть то же самое в акте искупления, и мы снова видим это в божественном акте предоставления нам записи в самих Писаниях.Учение о вдохновении полностью связано с работой Бога Святого Духа. Петр подтверждает это мнение, написав: «Ни одно пророчество никогда не было произведено волей человека, но люди говорили от Бога, будучи унесены Святым Духом» (2 Петра 1:21). Люди, написавшие библейские книги, ничего не изобретали. Они тоже не были автоматами. Они были реальными людьми в реальные исторические времена с реальной записью ДНК в соответствии с их историческими условиями и их личностями. Но авторство Писания было двойным.Это были, например, и Иеремия, и Бог, потому что Иеремию подняли и унесли. Действительно, в случае Иеремии Бог сказал: «Вот, Я вложил слова Мои в уста твои» (1: 9). Он сделал это, не нарушая индивидуальности Иеремии, а затем написал само Слово Божье. Вот почему мы изучаем Библию — потому что эта книга существует в результате выдоха Святого Духа.

Что касается личности Помощника, мы могли бы продолжить до бесконечности , но мы должны быть выборочными, а не исчерпывающими.Его личность — «еще один Помощник». Слово, переведенное как «другой», здесь — аллос , а не гетеро . Иисус обещал Помощника такого же типа, а не другого. Дух — это parakletos , тот, кто идет рядом. Иисус сказал, что Он будет «с вами вовек … Он обитает с вами и будет в вас» (Иоанна 14: 16-17). Другими словами, Его служение носит постоянный и личный характер.

Этот отрывок адаптирован из вклада Алистера Бегга в книгу Holy, Holy, Holy: Провозглашение Совершенства Бога .

.