Содержание

ТАСС в спецпроекте рассказал о Данте Алигьери и героях «Божественной комедии» — Культура

МОСКВА, 11 июня. /ТАСС/. ТАСС представил проект «Круги Данте» о биографии и творчестве Данте Алигьери. Публикация материала приурочена к 755-летию итальянского поэта, который родился в мае-июне 1265 года.

Для проекта отобрано 13 персонажей «Божественной комедии», которые связаны с жизнью или мировоззрением Данте. Все они реально существовавшие люди. Среди них государственные деятели, друзья и враги поэта, его наставники, родственник, возлюбленная и просто знакомые. Каждому из персонажей посвящена отдельная карточка, состоящая из двух частей. Одна часть — литературная — касается места персонажа в загробном мире произведения. Другая часть описывает реальность и рассказывает о самом герое, а также о том, как он связан с Данте. Из проекта читатель узнает, за что поэт отправил в ссылку собственного друга, почему ненавидел папу римского и что роднило его с императором Священной римской империи. 

В «Кругах Данте» можно увидеть примерный облик каждого из 13 персонажей (до наших дней дошли портреты только некоторых из них). Также в карточках есть инфографика и иллюстрации соответствующих героям локаций загробного мира, которые воссозданы по описаниями «Божественной комедии».

Проект предлагает на выбор две хронологии чтения. Первая привязана к очередности появления персонажей в тексте «Божественной комедии», а во второй — персонажи отнесены к различным периодам жизни Данте. Выбор одной из последовательностей позволяет обратить внимание на разные аспекты материала. «Круги Данте» созданы при поддержке российских и итальянских экспертов.     

Мнения экспертов

“Спецпроект ТАСС позволит не только прочувствовать атмосферу Средневековья, но и увидеть гениального Данте Алигьери с новой стороны, как человека, который сумел рассказать о своем времени и предвидел будущее”, — считает руководитель Международного Молодежного Общества «Дружбы» Италия-Россия Екатерина Спирова.

С ней согласна руководитель Общества «Данте Алигьери» в Москве Наталия Никишкина. “Спецпроект ТАСС даст возможность каждому, кто интересуется историей и культурой Италии, еще глубже познакомиться с поэтом и с героями его “Божественной комедии”, — отмечает она. «К фигуре Данте, бесспорному символу Италии, постоянно приковано внимание широкой аудитории. Именно поэтому Генеральный Консул Италии в Москве Франческо Форте темой своих последних выступлений в Российской Государственной библиотеке выбирал «Божественную комедию», а в Центральном выставочном зале «Манеж» в Москве проходила уникальная выставка Сальвадора Дали, на которой были представлены иллюстрации, вдохновленные этим бессмертным трудом», — рассказывает Наталия Никишкина. 

Также, по мнению Екатерины Спировой, формат материала позволит привлечь к теме молодежную аудиторию. «Ценность данного проекта в том, что он мультимедийный, — подчеркивает собеседница ТАСС. — С учетом сегодняшнего времени и способов восприятия информации он позволит еще сильнее объединить молодежь Италии и России вокруг творчества Данте». 

«Божественная Комедия» Алигьери Данте — описание книги | Эксклюзивная классика

Алтайский край

Альметьевск

Ангарск

Астрахань

Белгород

Богучар

Братск

Брянск

Владивосток

Владимирская область

Волгоград

Волгоградская область

Воронеж

Воронежская область

Грозный

Губкин

Екатеринбург

Забайкальский край

Зима

Ивановская область

Иркутск

Кабардино-Балкарская Республика

Калач

Калужская

Кемерово

Кемеровская область

Киров

Кострома

Краснодарский край

Красноярск

Красноярский край

Курганская

Курск

Липецк

Лиски

Москва

Московская область

Нижегородская область

Нижнеудинск

Нижний Новгород

Нижний Тагил

Нововоронеж

Новосибирск

Новосибирская область

Омск

Оренбург

Оренбургская область

Орловская область

Пенза

Пермский край

Пермь

Поворино

Приморский край

Республика Адыгея

Республика Башкортостан

Республика Бурятия

Республика Крым

Республика Мордовия

Республика Северная Осетия — Алания

Республика Татарстан

Республика Тыва

Республика Хакасия

Россошь

Ростов-на-Дону

Ростовская область

Рязань

Самара

Самарская область

Саратов

Саратовская область

Саянск

Свердловская область

Севастополь

Смоленск

Ставрополь

Ставропольский край

Старый Оскол

Тамбов

Тамбовская область

Томск

Тула

Тулун

Тульская область

Тюмень

Удмуртская Республика

Улан‑Удэ

Ульяновск

Ульяновская область

Усолье‑Сибирское

Усть‑Илимск

Хабаровск

Ханты-Мансийский автономный округ

Челябинск

Челябинская область

Черемхово

Чита

Чувашская Республика

Шелехов

Энгельс

Ямало-Ненецкий автономный округ

Ярославль

Ярославская область

Божественная комедия в иллюстрациях Сальвадора Дали


Иллюстрации к «Божественной комедии» Данте Алигьери на выставке «Сальвадор Дали.

Магическое искусство». ЦВЗ «Манеж», 28.01 – 25.03.2020

На выставке «Сальвадор Дали. Магическое искусство», проходящей в ЦВЗ «Манеж» в отдельном зале представлены все иллюстрации великого художника к «Божественной комедии» Данте Алигьери. Фантастическое видение «Божественной комедии» главным сюрреалистом XX века ощущается здесь в полной мере. По оценкам знатоков и ценителей творчества Сальвадора Дали, иллюстрации «Божественной комедии» – вершина графического искусства гениального испанца. На лондонском аукционе Christie’s в 2008 году, один из экземпляров книги был продан за £10 тыс., превысив estimate в два раза.

В 1950 году, возвратившийся из Америки в родную Каталонию художник, получает заказ от Итальянского государственного института печати. К празднованию 700-летия со дня рождения Данте Алигьери создать серию акварельных иллюстраций для юбилейного издания «Божественной комедии». Фактически, этой работой Дали занимался примерно восемь лет. Используя акварель, гуашь и сангину, он нарисовал по одному рисунку на каждую тысячу строк поэмы, получилось 102 листа. В иллюстрациях автора присутствуют точно подмеченные образы и детали: благодаря им зритель оказывается в неведомом мире таинственной мистики и экспрессивных образов.

Иллюстрации к «Божественной комедии», с разрешения Итальянского государственного института печати, в мае 1954 года экспонировали в римском Palazzo Pallavicini Rospigliosi. Дали утверждал, что «отнюдь не пытался романтизировать темные силы, а стремился шокировать ценителей искусства «ангельским коэффициентом вязкости своего ада». Оценки и реакции многих посетителей были весьма неоднозначными. Шумиха достигла таких масштабов, что Институт печати расторг договор с художником. «Божественную комедию» в 6 томах с иллюстрациями Сальвадора Дали выпустило издательство Les Heures Claires в 1960 году.

Художник любил экспериментировать, но для оформления «Божественной комедии» выбрал литографию. Для каждого изображения резчик Раймон Жаке вручную сотворил от 20 до 37 досок определенной формы, под постоянным контролем Сальвадора Дали. На многих листах он поставил свою подпись, а после выхода юбилейного издания «Божественной комедии» в 1965 году настоял, чтобы все доски уничтожили.

Предыстория «книги художника» Сальвадора Дали.

Данте Алигьери (Dante Alighieri, 1265-1931) написал «Божественную комедию» (La Divina Commedia) в период приблизительно с 1308 по 1321 год, после прихода к власти «черных гвельфов» и изгнания из родной Флоренции. Он стал первым, написавшим сложную философскую поэму, безусловно относящуюся к высокой литературе, на итальянском языке. Поэма состоит из трёх частей (кантин): «Ад» (Inferno), «Чистилище» (Purgatorio) и «Рай» (Paradise). Каждая из них включает в себя 33 песни. К первой части была добавлена еще одна песня – пролог, всего их 100. «Божественная комедия» состоит из терцин – строф, из трех строк, сложной рифмовки, и каждая часть завершается словом «звезды» («stelle»). Почти сразу со времени ее написания, поэма Данте Алигьери, которую Боккаччо назвал божественной, стала очень популярной. Было создано свыше 600 рукописных копий этого произведения.

Самое первое издание «Божественной комедии» было напечатано в Фолиньо (Foligno – старинный город в регионе Умбрия) в апреле 1472 года, а до 1500 года выпустили 15 изданий-инкунабул «Божественной комедии». В период расцвета итальянской культуры Высокого и Позднего Возрождения насчитывается 30 изданий «Комедии», большинство из них напечатали в Венеции. Среди них наиболее известно издание Лодовико Дольче (Lodovico Dolce) напечатанное в Венеции Габриэлем Джолито де Феррари (Gabriele Giolito de Ferrari) в 1555 году. Это было первое издание, с заглавием «Божественная комедия», а не просто «Комедия».

Со времен появления «Божественной комедии» прошло 700 лет, но сюжеты и образы, созданные Данте, по-прежнему вдохновляют художников иллюстрировать и визуализировать его поэму.

Сандро Боттичелли (Sandro Botticelli, 1445-1510) создал 92 иллюстрации и подробную карту подземного мира. Их считают одним из самых точных изображений ада по Данте. Он написал уникальный портрет поэта «Ritratto di Dante Alighieri».

Фламандский живописец Страданус (Jan van der Straet или Giovanni Stradano, 1523-1605), жил во Флоренции, работал в стиле итальянского маньеризма. Его иллюстрации с изображением Inferno представляют демонические образы и жуткие ландшафты.

Уильям Блейк (Blake William, 1757-1827), английский живописец, гравер, поэт создал 102 «фантастические» иллюстрации для издания «Божественной комедии» в 1825 году.

Гюстав Доре (Paul Gustave Dore, 1832-1883) французский гравер, иллюстратор и живописец, очень вдохновился поэмой Данте. Его грандиозные гравюры к «Аду» появились в 1861 году, к «Чистилищу» и «Раю» – в 1869 году. В дальнейшем, их напечатали примерно в 200 изданиях, а переводы с итальянского оригинала стали доступны на нескольких языках.

Вильям Бугеро (William-Adolphe Bouguereau, 1825-1905), известный французский живописец XIX века, автор многих картин на мифологические и религиозные темы. Сюжет его работы «Данте и Вергилий в аду» представляет беснующихся грешников в седьмом кругу ада, а Данте и Вергилия – как сторонних наблюдателей. Мрачная цветовая палитра – приглушенные краски и угольная сажа создают напряженное зрительное впечатление.

Франц фон Байрос (Franz von Bayros, 1866-1924) австрийский художник, иллюстратор эпохи декаданса. Он иллюстрировал «Божественную комедию», выпущенную к 600-летней годовщине смерти Данте.

Но «Божественная комедия» с литографиями Сальвадора Дали является подлинно уникальной «книгой художника» в книжной графике XX века.

в Москве покажут коллекцию ксилографий Сальвадора Дали по мотивам «Божественной комедии» / Новости города / Сайт Москвы

В арт-центре «Ветошный» 28 сентября представят коллекцию ксилографий Сальвадора Дали по мотивам «Божественной комедии» Данте Алигьери. Она принадлежит частному итальянскому коллекционеру Андреа Понтальти.

«В основе коллекции Андреа Понтальти — собрания графических работ известнейших мировых художников. Произведения из его коллекции выставляются в крупнейших музеях и частных галереях мира. Они постоянно перемещаются, входя в состав различных выставок. К нам коллекция иллюстраций “Божественной комедии” прилетела из США (Техас, Художественный музей и галерея Арлингтона). Переговоры с коллекционером велись долго. Поскольку полное собрание иллюстраций одного тиража найти крайне сложно, выставка очень востребована в мире», — рассказала Ольга Клип, куратор выставки.

100 ксилографий Сальвадора Дали 

В экспозицию войдут 100 ксилографий художника, выполненных специально для юбилейного издания «Божественной комедии» Данте Алигьери, которое увидело свет в 1965 году. Самый ценный выставки — титульный лист, на котором Сальвадор Дали оставил автограф шариковой ручкой и рисунок прекрасного ангела. Оригинальность представленных работ подтверждена сертификатом подлинности.

Ксилография — самая сложная графическая техника. Для каждого изображения мастер-резчик создал от 20 до 37 досок, с которых были сделаны оттиски. Доски были вырезаны вручную резчиком граверной мастерской Раймона Жаке под неусыпным контролем Сальвадора Дали. В общей сложности он изготовил 3,5 тысячи досок. Процесс печати занял более пяти лет.

Эти иллюстрации ознаменовали принципиально новый этап в творчестве Сальвадора Дали. Если раньше он бесстрастно фиксировал в своих работах распад человеческого естества, то теперь в его картинах возобладало божественное начало. Сам мастер начал позиционировать себя как глубоко верующего человека и продолжателя классических традиций других иллюстраторов поэмы Данте — Сандро Боттичелли, Уильяма Блейка и Гюстава Доре.

По оценкам исследователей творчества Сальвадора Дали, иллюстрации к «Божественной комедии» — вершина графического искусства испанского живописца.

Аудиогид и лекции 

Все ксилографии будут сопровождаться отрывками из текста «Божественной комедии», к которым отсылают изображения. А аудиосопровождение позволит углубиться в смысл и содержание поэмы, а также услышать мнение искусствоведа.

Кроме того, на выставке пройдут лекции, посвященные «Божественной комедии», Данте Алигьери и итальянской культуре, поэзии, ксилографии, Савальдору Дали и роли итальянской культуры и сюрреализма в его творчестве.

Организаторы подготовили для посетителей мобильное приложение на русском языке.

Выставка «“Божественная комедия” Сальвадора Дали» будет открыта до 2 декабря.

 

«Божественная комедия» за 35 минут. Краткое содержание поэмы Алигьери

Ад

На полдороге жизни я — Данте — заблудился в дремучем лесу. Страшно, кругом дикие звери — аллегории пороков; деться некуда. И тут является призрак, оказавшийся тенью любимого мною древнеримского поэта Вергилия. Прошу его о помощи. Он обещает увести меня отсюда в странствия по загробному миру, с тем чтобы я увидел Ад, Чистилище и Рай. Я готов следовать за ним.

Да, но по силам ли мне такое путешествие? Я оробел и заколебался. Вергилий укорил меня, рассказав, что сама Беатриче (моя покойная возлюбленная) снизошла к нему из Рая в Ад и просила быть моим проводником в странствиях по загробью. Если так, то нельзя колебаться, нужна решимость. Веди меня, мой учитель и наставник!

Продолжение после рекламы:

Над входом в Ад надпись, отнимающая всякую надежду у входящих. Мы вошли. Здесь, прямо за входом, стонут жалкие души не творивших при жизни ни добра, ни зла. Далее река Ахерон. Через неё свирепый Харон перевозит на лодке мертвецов. Нам — с ними. «Но ты же не мертвец!» — гневно кричит мне Харон. Вергилий усмирил его. Поплыли. Издали слышен грохот, дует ветер, сверкнуло пламя. Я лишился чувств…

Первый круг Ада — Лимб. Тут томятся души некрещёных младенцев и славных язычников — воителей, мудрецов, поэтов (в их числе и Вергилия). Они не мучаются, а лишь скорбят, что им как нехристианам нет места в Раю. Мы с Вергилием примкнули к великим поэтам древности, первый из которых Гомер. Степенно шли и говорили о неземном.

У спуска во второй круг подземного царства демон Минос определяет, какого грешника в какое место Ада надлежит низвергнуть. На меня он отреагировал так же, как Харон, и Вергилий так же его усмирил. Мы увидели уносимые адским вихрем души сладострастников (Клеопатра, Елена Прекрасная и др.). Среди них Франческа, и здесь неразлучная со своим любовником. Безмерная взаимная страсть привела их к трагической гибели. Глубоко сострадая им, я вновь лишился чувств.

В круге третьем свирепствует звероподобный пёс Цербер. Залаял было на нас, но Вергилий усмирил и его. Здесь валяются в грязи, под тяжёлым ливнем, души грешивших обжорством. Среди них мой земляк, флорентиец Чакко. Мы разговорились о судьбах родного города. Чакко попросил меня напомнить о нем живым людям, когда вернусь на землю.

Брифли существует благодаря рекламе:

Демон, охраняющий четвёртый круг, где казнят расточителей и скупцов (среди последних много духовных лиц — папы, кардиналы), — Плутос. Вергилию тоже пришлось его осадить, чтобы отвязался. Из четвёртого спустились в пятый круг, где мучаются гневные и ленивые, погрязшие в болотах Стигийской низины. Подошли к какой-то башне.

Это целая крепость, вокруг неё обширный водоём, в чёлне — гребец, демон Флегий. После очередной перебранки сели к нему, плывём. Какой-то грешник попытался уцепиться за борт, я его обругал, а Вергилий отпихнул. Перед нами адский город Дит. Всякая мёртвая нечисть мешает нам в него войти. Вергилий, оставив меня (ох, страшно одному!), пошёл узнать, в чем дело, вернулся озабоченный, но обнадёженный.

А тут ещё и адские фурии перед нами предстали, угрожая. Выручил внезапно явившийся небесный посланник, обуздавший их злобу. Мы вошли в Дит. Всюду объятые пламенем гробницы, из которых доносятся стоны еретиков. По узкой дороге пробираемся между гробницами.

Из одной гробницы вдруг выросла могучая фигура. Это Фарината, мои предки были его политическими противниками. Во мне, услышав мою беседу с Вергилием, он угадал по говору земляка. Гордец, казалось, он презирает всю бездну Ада. Мы заспорили с ним, а тут из соседней гробницы высунулась ещё одна голова: да это же отец моего друга Гвидо! Ему померещилось, что я мертвец и что сын его тоже умер, и он в отчаянии упал ниц. Фарината, успокой его; жив Гвидо!

Продолжение после рекламы:

Близ спуска из шестого круга в седьмой, над могилой папы-еретика Анастасия, Вергилий объяснил мне устройство оставшихся трёх кругов Ада, сужающихся книзу (к центру земли), и какие грехи в каком поясе какого круга караются.

Седьмой круг сжат горами и охраняем демоном-полубыком Минотавром, грозно заревевшим на нас. Вергилий прикрикнул на него, и мы поспешили отойти подальше. Увидели кипящий кровью поток, в котором варятся тираны и разбойники, а с берега в них кентавры стреляют из луков. Кентавр Несс стал нашим провожатым, рассказал о казнимых насильниках и помог перейти кипящую реку вброд.

Кругом колючие заросли без зелени. Я сломал какую-то ветку, а из неё заструилась чёрная кровь, и ствол застонал. Оказывается, эти кусты — души самоубийц (насильников над собственной плотью). Их клюют адские птицы Гарпии, топчут мимо бегущие мертвецы, причиняя им невыносимую боль. Один растоптанный куст попросил меня собрать сломанные сучья и вернуть их ему. Выяснилось, что несчастный — мой земляк. Я выполнил его просьбу, и мы пошли дальше. Видим — песок, на него сверху слетают хлопья огня, опаляя грешников, которые кричат и стонут — все, кроме одного: тот лежит молча. Кто это? Царь Капаней, гордый и мрачный безбожник, сражённый богами за свою строптивость. Он и сейчас верен себе: либо молчит, либо громогласно клянёт богов. «Ты сам себе мучитель!» — перекричал его Вергилий…

Брифли существует благодаря рекламе:

А вот навстречу нам, мучимые огнём, движутся души новых грешников. Среди них я с трудом узнал моего высокочтимого учителя Брунетто Латини. Он среди тех, кто повинен в склонности к однополой любви. Мы разговорились. Брунетто предсказал, что в мире живых ждёт меня слава, но будут и многие тяготы, перед которыми нужно устоять. Учитель завещал мне беречь его главное сочинение, в котором он жив, — «Клад».

И ещё трое грешников (грех — тот же) пляшут в огне. Все флорентийцы, бывшие уважаемые граждане. Я поговорил с ними о злосчастиях нашего родного города. Они просили передать живым землякам, что я видел их. Затем Вергилий повёл меня к глубокому провалу в восьмой круг. Нас спустит туда адский зверь. Он уже лезет к нам оттуда.

Это пёстрый хвостатый Герион. Пока он готовится к спуску, есть ещё время посмотреть на последних мучеников седьмого круга — ростовщиков, мающихся в вихре пылающей пыли. С их шей свисают разноцветные кошельки с разными гербами. Разговаривать я с ними не стал. В путь! Усаживаемся с Вергилием верхом на Гериона и — о ужас! — плавно летим в провал, к новым мукам. Спустились. Герион тотчас же улетел.

Восьмой круг разделён на десять рвов, называемых Злопазухами. В первом рву казнятся сводники и соблазнители женщин, во втором — льстецы. Сводников зверски бичуют рогатые бесы, льстецы сидят в жидкой массе смрадного кала — вонь нестерпимая. Кстати, одна шлюха наказана здесь не за то, что блудила, а за то, что льстила любовнику, говоря, что ей хорошо с ним.

Следующий ров (третья пазуха) выложен камнем, пестреющим круглыми дырами, из которых торчат горящие ноги высокопоставленных духовных лиц, торговавших церковными должностями. Головы же и туловища их зажаты скважинами каменной стены. Их преемники, когда умрут, будут так же на их месте дрыгать пылающими ногами, полностью втеснив в камень своих предшественников. Так объяснил мне папа Орсини, поначалу приняв меня за своего преемника.

В четвёртой пазухе мучаются прорицатели, звездочёты, колдуньи. У них скручены шеи так, что, рыдая, они орошают себе слезами не грудь, а зад. Я и сам зарыдал, увидев такое издевательство над людьми, а Вергилий пристыдил меня; грех жалеть грешников! Но и он с сочувствием рассказал мне о своей землячке, прорицательнице Манто, именем которой была названа Мантуя — родина моего славного наставника.

Пятый ров залит кипящей смолой, в которую черти Злохваты, чёрные, крылатые, бросают взяточников и следят, чтобы те не высовывались, а не то подденут грешника крючьями и отделают самым жестоким образом. У чертей клички: Злохвост, Косокрылый и пр. Часть дальнейшего пути нам придётся пройти в их жуткой компании. Они кривляются, показывают языки, их шеф произвёл задом оглушительный непристойный звук. Такого я ещё не слыхивал! Мы идём с ними вдоль канавы, грешники ныряют в смолу — прячутся, а один замешкался, и его тут же вытащили крючьями, собираясь терзать, но позволили прежде нам побеседовать с ним. Бедняга хитростью усыпил бдительность Злохватов и нырнул обратно — поймать его не успели. Раздражённые черти подрались между собой, двое свалились в смолу. В суматохе мы поспешили удалиться, но не тут-то было! Они летят за нами. Вергилий, подхватив меня, еле-еле успел перебежать в шестую пазуху, где они не хозяева. Здесь лицемеры изнывают под тяжестью свинцовых позолоченных одежд. А вот распятый (прибитый к земле колами) иудейский первосвященник, настаивавший на казни Христа. Его топчут ногами отяжелённые свинцом лицемеры.

Труден был переход: скалистым путём — в седьмую пазуху. Тут обитают воры, кусаемые чудовищными ядовитыми змеями. От этих укусов они рассыпаются в прах, но тут же восстанавливаются в своём обличье. Среди них Ванни Фуччи, обокравший ризницу и сваливший вину на другого. Человек грубый и богохульствующий: Бога послал прочь, воздев кверху два кукиша. Тут же на него набросились змеи (люблю их за это). Потом я наблюдал, как некий змей сливался воедино с одним из воров, после чего принял его облик и встал на ноги, а вор уполз, став пресмыкающимся гадом. Чудеса! Таких метаморфоз не отыщете и у Овидия.

Ликуй, Флоренция: эти воры — твоё отродье! Стыдно… А в восьмом рву обитают коварные советчики. Среди них Улисс (Одиссей), его душа заточена в пламя, способное говорить! Так, мы услышали рассказ Улисса о его гибели: жаждущий познать неведомое, он уплыл с горсткой смельчаков на другой конец света, потерпел кораблекрушение и вместе с друзьями утонул вдали от обитаемого людьми мира.

Другой говорящий пламень, в котором скрыта душа не назвавшего себя по имени лукавого советчика, рассказал мне о своём грехе: этот советчик помог римскому папе в одном неправедном деле — рассчитывая на то, что папа отпустит ему его прегрешение. К простодушному грешнику небеса терпимее, чем к тем, кто надеется спастись покаянием. Мы перешли в девятый ров, где казнят сеятелей смуты.

Вот они, зачинщики кровавых раздоров и религиозных смут. Дьявол увечит их тяжёлым мечом, отсекает носы и уши, дробит черепа. Тут и Магомет, и побуждавший Цезаря к гражданской войне Курион, и обезглавленный воин-трубадур Бертран де Борн (голову в руке несёт, как фонарь, а та восклицает: «Горе!»).

Далее я встретил моего родича, сердитого на меня за то, что его насильственная смерть осталась неотомщенной. Затем мы перешли в десятый ров, где алхимики маются вечным зудом. Один из них был сожжён за то, что шутя хвастался, будто умеет летать, — стал жертвой доноса. В Ад же попал не за это, а как алхимик. Здесь же казнятся те, кто выдавал себя за других людей, фальшивомонетчики и вообще лгуны. Двое из них подрались между собой и потом долго бранились (мастер Адам, подмешивавший медь в золотые монеты, и древний грек Синон, обманувший троянцев). Вергилий упрекнул меня за любопытство, с которым я слушал их.

Наше путешествие по Злопазухам заканчивается. Мы подошли к колодцу, ведущему из восьмого круга Ада в девятый. Там стоят древние гиганты, титаны. В их числе Немврод, злобно крикнувший нам что-то на непонятном языке, и Антей, который по просьбе Вергилия спустил на своей огромной ладони нас на дно колодца, а сам тут же распрямился.

Итак, мы на дне вселенной, близ центра земного шара. Перед нами ледяное озеро, в него вмёрзли предавшие своих родных. Одного я случайно задел ногою по голове, тот заорал, а себя назвать отказался. Тогда я вцепился ему в волосы, а тут кто-то окликнул его по имени. Негодяй, теперь я знаю, кто ты, и расскажу о тебе людям! А он: «Ври, что хочешь, про меня и про других!» А вот ледяная яма, в ней один мертвец грызёт череп другому. Спрашиваю: за что? Оторвавшись от своей жертвы, он ответил мне. Он, граф Уголино, мстит предавшему его былому единомышленнику, архиепископу Руджьери, который уморил его и его детей голодом, заточив их в Пизанскую башню. Нестерпимы были их страдания, дети умирали на глазах отца, он умер последним. Позор Пизе! Идём далее. А это кто перед нами? Альбериго? Но он же, насколько я знаю, не умирал, так как же оказался в Аду? Бывает и такое: тело злодея ещё живёт, а душа уже в преисподней.

В центре земли вмёрзший в лёд властитель Ада Люцифер, низверженный с небес и продолбивший в падении бездну преисподней, обезображенный, трехликий. Из первой его пасти торчит Иуда, из второй Брут, из третьей Кассий, Он жуёт их и терзает когтями. Хуже всех приходится самому гнусному предателю — Иуде. От Люцифера тянется скважина, ведущая к поверхности противоположного земного полушария. Мы протиснулись в неё, поднялись на поверхность и увидели звезды.

Чистилище

Да помогут мне Музы воспеть второе царство! Его страж старец Катон встретил нас неприветливо: кто такие? как смели явиться сюда? Вергилий объяснил и, желая умилостивить Катона, тепло отозвался о его жене Марции. При чем здесь Марция? Пройдите к берегу моря, умыться надо! Мы пошли. Вот она, морская даль. А в прибрежных травах — обильная роса. Ею Вергилий смыл с моего лица копоть покинутого Ада.

Из морской дали к нам плывёт управляемый ангелом чёлн. В нем души усопших, которым посчастливилось не попасть в Ад. Причалили, сошли на берег, и ангел уплыл. Тени прибывших столпились вокруг нас, и в одной я узнал своего друга, певца Козеллу. Хотел обнять его, но ведь тень бесплотна — обнял самого себя. Козелла по моей просьбе запел про любовь, все заслушались, но тут появился Катон, на всех накричал (не делом занялись!), и мы заспешили к горе Чистилища.

Вергилий был недоволен собою: дал повод накричать на себя… Теперь нам нужно разведать предстоящую дорогу. Посмотрим, куда двинутся прибывшие тени. А они сами только что заметили, что я-то не тень: не пропускаю сквозь себя свет. Удивились. Вергилий все им объяснил. «Идите с нами», — пригласили они.

Итак, спешим к подножию чистилищной горы. Но все ли спешат, всем ли так уж не терпится? Вон близ большого камня расположилась группа не очень торопящихся к восхождению наверх: мол, успеется; лезь тот, кому неймётся. Среди этих ленивцев я узнал своего приятеля Белакву. Приятно видеть, что он, и при жизни враг всякой спешки, верен себе.

В предгорьях Чистилища мне довелось общаться с тенями жертв насильственной смерти. Многие из них были изрядными грешниками, но, прощаясь с жизнью, успели искренне покаяться и потому не попали в Ад. То-то досада для дьявола, лишившегося добычи! Он, впрочем, нашёл как отыграться: не обретя власти над душою раскаявшегося погибшего грешника, надругался над его убитым телом.

Неподалёку от всего этого мы увидели царственно-величественную тень Сорделло. Он и Вергилий, узнав друг в друге поэтов-земляков (мантуанцев), братски обнялись. Вот пример тебе, Италия, грязный бордель, где напрочь порваны узы братства! Особенно ты, моя Флоренция, хороша, ничего не скажешь… Очнись, посмотри на себя…

Сорделло согласен быть нашим проводником к Чистилищу. Это для него большая честь — помочь высокочтимому Вергилию. Степенно беседуя, мы подошли к цветущей ароматной долине, где, готовясь к ночлегу, расположились тени высокопоставленных особ — европейских государей. Мы издали наблюдали за ними, слушая их согласное пение.

Настал вечерний час, когда желанья влекут отплывших обратно, к любимым, и вспоминаешь горький миг прощанья; когда владеет печаль пилигримом и слышит он, как перезвон далёкий плачет навзрыд о дне невозвратимом… В долину отдыха земных властителей заполз было коварный змей соблазна, но прилетевшие ангелы изгнали его.

Я прилёг на траву, заснул и во сне был перенесён к вратам Чистилища. Охранявший их ангел семь раз начертал на моем лбу одну и ту же букву — первую в слове «грех» (семь смертных грехов; эти буквы будут поочерёдно стёрты с моего лба по мере восхождения на чистилищную гору). Мы вошли во второе царство загробья, ворота закрылись за нами.

Началось восхождение. Мы в первом круге Чистилища, где искупают свой грех гордецы. В посрамление гордыни здесь воздвигнуты изваяния, воплощающие идею высокого подвига — смирения. А вот и тени очищающихся гордецов: при жизни несгибаемые, здесь они в наказание за свой грех гнутся под тяжестью наваленных на них каменных глыб.

«Отче наш…» — эту молитву пели согбенные гордецы. Среди них — художник-миниатюрист Одериз, при жизни кичившийся своей громкой славой. Теперь, говорит, осознал, что кичиться нечем: все равны перед лицом смерти — и ветхий старец, и пролепетавший «ням-ням» младенец, а слава приходит и уходит. Чем раньше это поймёшь и найдёшь в себе силы обуздать свою гордыню, смириться, — тем лучше.

Под ногами у нас барельефы с запечатлёнными сюжетами наказанной гордыни: низверженные с небес Люцифер и Бриарей, царь Саул, Олоферн и другие. Заканчивается наше пребывание в первом круге. Явившийся ангел стёр с моего лба одну из семи букв — в знак того, что грех гордыни мною преодолён. Вергилий улыбнулся мне.

Поднялись во второй круг. Здесь завистники, они временно ослеплены, их бывшие «завидущими» глаза ничего не видят. Вот женщина, из зависти желавшая зла своим землякам и радовавшаяся их неудачам… В этом круге я после смерти буду очищаться недолго, ибо редко и мало кому завидовал. Зато в пройденном круге гордецов — наверное, долго.

Вот они, ослеплённые грешники, чью кровь когда-то сжигала зависть. В тишине громоподобно прозвучали слова первого завистника — Каина: «Меня убьёт тот, кто встретит!» В страхе я приник к Вергилию, и мудрый вождь сказал мне горькие слова о том, что высший вечный свет недоступен завистникам, увлечённым земными приманками.

Миновали второй круг. Снова нам явился ангел, и вот на моем лбу остались лишь пять букв, от которых предстоит избавиться в дальнейшем. Мы в третьем круге. Перед нашими взорами пронеслось жестокое видение человеческой ярости (толпа забила каменьями кроткого юношу). В этом круге очищаются одержимые гневом.

Даже в потёмках Ада не было такой чёрной мглы, как в этом круге, где смиряется ярость гневных. Один из них, ломбардец Марко, разговорился со мной и высказал мысль о том, что нельзя все происходящее на свете понимать как следствие деятельности высших небесных сил: это значило бы отрицать свободу человеческой воли и снимать с человека ответственность за содеянное им.

Читатель, тебе случалось бродить в горах туманным вечером, когда и солнца почти не видно? Вот так и мы… Я почувствовал прикосновение ангельского крыла к моему лбу — стёрта ещё одна буква. Мы поднялись в круг четвёртый, освещаемые последним лучом заката. Здесь очищаются ленивые, чья любовь к благу была медлительной.

Ленивцы здесь должны стремительно бегать, не допуская никакого потворства своему прижизненному греху. Пусть вдохновляются примерами пресвятой девы Марии, которой приходилось, как известно, спешить, или Цезаря с его поразительной расторопностью. Пробежали мимо нас, скрылись. Спать хочется. Сплю и вижу сон…

Приснилась омерзительная баба, на моих глазах превратившаяся в красавицу, которая тут же была посрамлена и превращена в ещё худшую уродину (вот она, мнимая привлекательность порока!). Исчезла ещё одна буква с моего лба: я, значит, победил такой порок, как лень. Поднимаемся в круг пятый — к скупцам и расточителям.

Скупость, алчность, жадность к золоту — отвратительные пороки. Расплавленное золото когда-то влили в глотку одному одержимому жадностью: пей на здоровье! Мне неуютно в окружении скупцов, а тут ещё случилось землетрясение. Отчего? По своему невежеству не знаю…

Оказалось, трясение горы вызвано ликованием по поводу того, что одна из душ очистилась и готова к восхождению: это римский поэт Стаций, поклонник Вергилия, обрадовавшийся тому, что отныне будет сопровождать нас в пути к чистилищной вершине.

С моего лба стёрта ещё одна буква, обозначавшая грех скупости. Кстати, разве Стаций, томившийся в пятом круге, был скуп? Напротив, расточителен, но эти две крайности караются совокупно. Теперь мы в круге шестом, где очищаются чревоугодники. Здесь нехудо бы помнить о том, что христианским подвижникам не было свойственно обжорство.

Бывшим чревоугодникам суждены муки голода: отощали, кожа да кости. Среди них я обнаружил своего покойного друга и земляка Форезе. Поговорили о своём, поругали Флоренцию, Форезе осуждающе отозвался о распутных дамах этого города. Я рассказал приятелю о Вергилии и о своих надеждах увидеть в загробном мире любимую мою Беатриче.

С одним из чревоугодников, бывшим поэтом старой школы, у меня произошёл разговор о литературе. Он признал, что мои единомышленники, сторонники «нового сладостного стиля», достигли в любовной поэзии гораздо большего, нежели сам он и близкие к нему мастера. Между тем стёрта предпоследняя литера с моего лба, и мне открыт путь в высший, седьмой круг Чистилища.

А я все вспоминаю худых, голодных чревоугодников: как это они так отощали? Ведь это тени, а не тела, им и голодать-то не пристало бы. Вергилии пояснил: тени, хоть и бесплотны, точь-в-точь повторяют очертания подразумеваемых тел (которые исхудали бы без пищи). Здесь же, в седьмом круге, очищаются палимые огнём сладострастники. Они горят, поют и восславляют примеры воздержания и целомудрия.

Охваченные пламенем сладострастники разделились на две группы: предававшиеся однополой любви и не знавшие меры в двуполых соитиях. Среди последних — поэты Гвидо Гвиницелли и провансалец Арнальд, изысканно приветствовавший нас на своём наречии.

А теперь нам самим надо пройти сквозь стену огня. Я испугался, но мой наставник сказал, что это путь к Беатриче (к Земному Раю, расположенному на вершине чистилищной горы). И вот мы втроём (Стаций с нами) идём, палимые пламенем. Прошли, идём дальше, вечереет, остановились на отдых, я поспал; а когда проснулся, Вергилии обратился ко мне с последним словом напутствия и одобрения, Все, отныне он замолчит…

Мы в Земном Раю, в цветущей, оглашаемой щебетом птиц роще. Я увидел прекрасную донну, поющую и собирающую цветы. Она рассказала, что здесь был золотой век, блюлась невинность, но потом, среди этих цветов и плодов, было погублено в грехе счастье первых людей. Услышав такое, я посмотрел на Вергилия и Стация: оба блаженно улыбались.

О Ева! Тут было так хорошо, ты ж все погубила своим дерзаньем! Мимо нас плывут живые огни, под ними шествуют праведные старцы в белоснежных одеждах, увенчанные розами и лилиями, танцуют чудесные красавицы. Я не мог наглядеться на эту изумительную картину. И вдруг я увидел её — ту, которую люблю. Потрясённый, я сделал невольное движение, как бы стремясь прижаться к Вергилию. Но он исчез, мой отец и спаситель! Я зарыдал. «Данте, Вергилий не вернётся. Но плакать тебе придётся не по нему. Вглядись в меня, это я, Беатриче! А ты как попал сюда?» — гневно спросила она. Тут некий голос спросил её, почему она так строга ко мне. Ответила, что я, прельщённый приманкой наслаждений, был неверен ей после её смерти. Признаю ли я свою вину? О да, меня душат слезы стыда и раскаяния, я опустил голову. «Подними бороду!» — резко сказала она, не веля отводить от неё глаза. Я лишился чувств, а очнулся погруженным в Лету — реку, дарующую забвение совершенных грехов. Беатриче, взгляни же теперь на того, кто так предан тебе и так стремился к тебе. После десятилетней разлуки я глядел ей в очи, и зрение моё на время померкло от их ослепительного блеска. Прозрев, я увидел много прекрасного в Земном Раю, но вдруг на смену всему этому пришли жестокие видения: чудовища, поругание святыни, распутство.

Беатриче глубоко скорбела, понимая, сколько дурного кроется — в этих явленных нам видениях, но выразила уверенность в том, что силы добра в конечном счёте победят зло. Мы подошли к реке Эвное, попив из которой укрепляешь память о совершенном тобою добре. Я и Стаций омылись в этой реке. Глоток её сладчайшей воды влил в меня новые силы. Теперь я чист и достоин подняться на звезды.

Рай

Из Земного Рая мы с Беатриче вдвоём полетим в Небесный, в недоступные уразумению смертных высоты. Я и не заметил, как взлетели, воззрившись на солнце. Неужели я, оставаясь живым, способен на это? Впрочем, Беатриче этому не удивилась: очистившийся человек духовен, а не отягощённый грехами дух легче эфира.

Друзья, давайте здесь расстанемся — не читайте дальше: пропадёте в бескрайности непостижимого! Но если вы неутолимо алчете духовной пищи — тогда вперёд, за мной! Мы в первом небе Рая — в небе Луны, которую Беатриче назвала первою звездою; погрузились в её недра, хотя и трудно представить себе силу, способную вместить одно замкнутое тело (каковым я являюсь) в другое замкнутое тело (в Луну).

В недрах Луны нам встретились души монахинь, похищенных из монастырей и насильно выданных замуж. Не по своей вине, но они не сдержали данного при пострижении обета девственности, и поэтому им недоступны более высокие небеса. Жалеют ли об этом? О нет! Жалеть значило бы не соглашаться с высшей праведной волей.

А все-таки недоумеваю: чем же они виноваты, покорясь насилию? Почему им не подняться выше сферы Луны? Винить надо не жертву, а насильника! Но Беатриче пояснила, что и жертва несёт известную ответственность за учинённое над нею насилие, если, сопротивляясь, не проявила героической стойкости.

Неисполнение обета, утверждает Беатриче, практически невозместимо добрыми делами (слишком уж много надо их сделать, искупая вину). Мы полетели на второе небо Рая — к Меркурию. Здесь обитают души честолюбивых праведников. Это уже не тени в отличие от предшествующих обитателей загробного мира, а светы: сияют и лучатся. Один из них вспыхнул особенно ярко, радуясь общению со мною. Оказалось, это римский император, законодатель Юстиниан. Он сознаёт, что пребывание в сфере Меркурия (и не выше) — предел для него, ибо честолюбцы, делая добрые дела ради собственной славы (то есть любя прежде всего себя), упускали луч истинной любви к божеству.

Свет Юстиниана слился с хороводом огней — других праведных душ. Я задумался, и ход моих мыслей привёл меня к вопросу: зачем Богу-Отцу было жертвовать сыном? Можно же было просто так, верховною волей, простить людям грех Адама! Беатриче пояснила: высшая справедливость требовала, чтобы человечество само искупило свою вину. Оно на это неспособно, и пришлось оплодотворить земную женщину, чтобы сын (Христос), совместив в себе человеческое с божеским, смог это сделать.

Мы перелетели на третье небо — к Венере, где блаженствуют души любвеобильных, сияющие в огненных недрах этой звезды. Один из этих духов-светов — венгерский король Карл Мартелл, который, заговорив со мной, высказал мысль, что человек может реализовать свои способности, лишь действуя на поприще, отвечающем потребностям его натуры: плохо, если прирождённый воин станет священником…

Сладостно сияние других любвеобильных душ. Сколько здесь блаженного света, небесного смеха! А внизу (в Аду) безотрадно и угрюмо густели тени… Один из светов заговорил со мной (трубадур Фолько) — осудил церковные власти, своекорыстных пап и кардиналов. Флоренция — город дьявола. Но ничего, верит он, скоро станет лучше.

Четвёртая звезда — Солнце, обиталище мудрецов. Вот сияет дух великого богослова Фомы Аквинского. Он радостно приветствовал меня, показал мне других мудрецов. Их согласное пение напомнило мне церковный благовест.

Фома рассказал мне о Франциске Ассизском — втором (после Христа) супруге Нищеты. Это по его примеру монахи, в том числе его ближайшие ученики, стали ходить босыми. Он прожил святую жизнь и умер — голый человек на голой земле — в лоне Нищеты.

Не только я, но и светы — духи мудрецов — слушали речь Фомы, прекратив петь и кружиться в танце. Затем слово взял францисканец Бонавентура. В ответ на хвалу своему учителю, возданную доминиканцем Фомой, он восславил учителя Фомы — Доминика, земледельца и слугу Христова. Кто теперь продолжил его дело? Достойных нет.

И опять слово взял Фома. Он рассуждает о великих достоинствах царя Соломона: тот попросил себе у Бога ума, мудрости — не для решения богословских вопросов, а чтобы разумно править народом, то есть царской мудрости, каковая и была ему дарована. Люди, не судите друг о друге поспешно! Этот занят добрым делом, тот — злым, но вдруг первый падёт, а второй восстанет?

Что будет с обитателями Солнца в судный день, когда духи обретут плоть? Они настолько ярки и духовны, что трудно представить их материализованными. Закончено наше пребывание здесь, мы прилетели к пятому небу — на Марс, где сверкающие духи воителей за веру расположились в форме креста и звучит сладостный гимн.

Один из светочей, образующих этот дивный крест, не выходя за его пределы, подвигся книзу, ближе ко мне. Это дух моего доблестного прапрадеда, воина Каччагвиды. Приветствовал меня и восхвалил то славное время, в которое он жил на земле и которое — увы! — миновало, сменившись худшим временем.

Я горжусь своим предком, своим происхождением (оказывается, не только на суетной земле можно испытывать такое чувство, но и в Раю!). Каччагвида рассказал мне о себе и о своих предках, родившихся во Флоренции, чей герб — белая лилия — ныне окрашен кровью.

Я хочу узнать у него, ясновидца, о своей дальнейшей судьбе. Что меня ждёт впереди? Он ответил, что я буду изгнан из Флоренции, в безотрадных скитаниях познаю горечь чужого хлеба и крутизну чужих лестниц. К моей чести, я не буду якшаться с нечистыми политическими группировками, но сам себе стану партией. В конце же концов противники мои будут посрамлены, а меня ждёт триумф.

Каччагвида и Беатриче ободрили меня. Закончено пребывание на Марсе. Теперь — с пятого неба на шестое, с красного Марса на белый Юпитер, где витают души справедливых. Их светы складываются в буквы, в буквы — сначала в призыв к справедливости, а затем в фигуру орла, символ правосудной имперской власти, неведомой, грешной, исстрадавшейся земле, но утверждённой на небесах.

Этот величественный орёл вступил со мной в разговор. Он называет себя «я», а мне слышится «мы» (справедливая власть коллегиальна!). Ему понятно то, что сам я никак не могу понять: почему Рай открыт только для христиан? Чем же плох добродетельный индус, вовсе не знающий Христа? Так и не пойму. А и то правда, — признает орёл, — что дурной христианин хуже славного перса или эфиопа.

Орёл олицетворяет идею справедливости, и у него не когти и не клюв главное, а всезрящее око, составленное из самых достойных светов-духов. Зрачок — душа царя и псалмопевца Давида, в ресницах сияют души дохристианских праведников (а ведь я только что оплошно рассуждал о Рае «только для христиан»? Вот так-то давать волю сомнениям!).

Мы вознеслись к седьмому небу — на Сатурн. Это обитель созерцателей. Беатриче стала ещё красивее и ярче. Она не улыбалась мне — иначе бы вообще испепелила меня и ослепила. Блаженные духи созерцателей безмолвствовали, не пели — иначе бы оглушили меня. Об этом мне сказал священный светоч — богослов Пьетро Дамьяно.

Дух Бенедикта, по имени которого назван один из монашеских орденов, гневно осудил современных своекорыстных монахов. Выслушав его, мы устремились к восьмому небу, к созвездию Близнецов, под которым я родился, впервые увидел солнце и вдохнул воздух Тосканы. С его высоты я взглянул вниз, и взор мой, пройдя сквозь семь посещённых нами райских сфер, упал на смехотворно маленький земной шарик, эту горстку праха со всеми её реками и горными кручами.

В восьмом небе пылают тысячи огней — это торжествующие духи великих праведников. Упоённое ими, зрение моё усилилось, и теперь даже улыбка Беатриче не ослепит меня. Она дивно улыбнулась мне и вновь побудила меня обратить взоры к светозарным духам, запевшим гимн царице небес — святой деве Марии.

Беатриче попросила апостолов побеседовать со мной. Насколько я проник в таинства священных истин? Апостол Петр спросил меня о сущности веры. Мой ответ: вера — довод в пользу незримого; смертные не могут своими глазами увидеть то, что открывается здесь, в Раю, — но да уверуют они в чудо, не имея наглядных доказательств его истинности. Петр остался доволен моим ответом.

Увижу ли я, автор священной поэмы, родину? Увенчаюсь ли лаврами там, где меня крестили? Апостол Иаков задал мне вопрос о сущности надежды. Мой ответ: надежда — ожидание будущей заслуженной и дарованной Богом славы. Обрадованный Иаков озарился.

На очереди вопрос о любви. Его мне задал апостол Иоанн. Отвечая, я не забыл сказать и о том, что любовь обращает нас к Богу, к слову правды. Все возликовали. Экзамен (что такое Вера, Надежда, Любовь?) успешно завершился. Я увидел лучащуюся душу праотца нашего Адама, недолго жившего в Земном Раю, изгнанного оттуда на землю; после смерти долго томившегося в Лимбе; затем перемещённого сюда.

Четыре света пылают передо мной: три апостола и Адам. Вдруг Петр побагровел и воскликнул: «Земной захвачен трон мой, трон мой, трон мой!» Петру ненавистен его преемник — римский папа. А нам пора уже расставаться с восьмым небом и возноситься в девятое, верховное и кристальное. С неземной радостью, смеясь, Беатриче метнула меня в стремительно вращающуюся сферу и вознеслась сама.

Первое, что я увидел в сфере девятого неба, — это ослепительная точка, символ божества. Вокруг неё вращаются огни — девять концентрических ангельских кругов. Ближайшие к божеству и потому меньшие — серафимы и херувимы, наиболее отдалённые и обширные — архангелы и просто ангелы. На земле привыкли думать, что великое больше малого, но здесь, как видно, все наоборот.

Ангелы, рассказала мне Беатриче, ровесники мироздания. Их стремительное вращение — источник всего того движения, которое совершается во Вселенной. Поторопившиеся отпасть от их сонма были низвержены в Ад, а оставшиеся до сих пор упоённо кружатся в Раю, и не нужно им мыслить, хотеть, помнить: они вполне удовлетворены!

Вознесение в Эмпирей — высшую область Вселенной — последнее. Я опять воззрился на ту, чья возрастающая в Раю красота поднимала меня от высей к высям. Нас окружает чистый свет. Повсюду искры и цветы — это ангелы и блаженные души. Они сливаются в некую сияющую реку, а потом обретают форму огромной райской розы.

Созерцая розу и постигая общий план Рая, я о чем-то хотел спросить Беатриче, но увидел не её, а ясноокого старца в белом. Он указал наверх. Гляжу — в недосягаемой вышине светится она, и я воззвал к ней: «О донна, оставившая след в Аду, даруя мне помощь! Во всем, что вижу, сознаю твоё благо. За тобой я шёл от рабства к свободе. Храни меня и впредь, чтобы дух мой достойным тебя освободился от плоти!» Взглянула на меня с улыбкой и повернулась к вечной святыне. Всё.

Старец в белом — святой Бернард. Отныне он мой наставник. Мы продолжаем с ним созерцать розу Эмпирея. В ней сияют и души непорочных младенцев. Это понятно, но почему и в Аду были кое-где души младенцев — не могут же они быть порочными в отличие от этих? Богу виднее, какие потенции — добрые или дурные — в какой младенческой душе заложены. Так пояснил Бернард и начал молиться.

Бернард молился деве Марии за меня — чтобы помогла мне. Потом дал мне знак, чтобы я посмотрел наверх. Всмотревшись, вижу верховный и ярчайший свет. При этом не ослеп, но обрёл высшую истину. Созерцаю божество в его светозарном триединстве. И влечёт меня к нему Любовь, что движет и солнце и звезды.

«Комедия» Данте Алигьери: издания, переводы, исследования

В 2021-м году исполняется 700 лет величайшему шедевру мировой литературы — «Комедии» Данте Алигьери или «Божественной комедии», какой знают ее миллионы. Семь столетий назад поэт-изгнанник завершил «священную поэму», подарив миру творение, пережившее века и находящее душевный отклик и интерес у каждого поколения. Отдавая дань глубочайшего уважения и почитания гению Данте, мы предлагаем вашему вниманию книжно-журнальную выставку, приуроченную к Национальному дню Данте Алигьери, который с 2020-го года отмечается в Италии 25 марта.

В России с «Комедией» Данте познакомились на рубеже XVIII-XIX вв., с тех пор поэма завладела вниманием читателей и исследователей, многократно переводилась и издавалась. Наша выставка посвящена отечественной дантеане. Экспозиция состоит из трех разделов. Первый представляет издания «Божественной комедии» и ее частей в русских переводах, вышедшие в XIX – начале XXI вв. Среди экспонатов: первое издание полного стихотворного перевода поэмы с иллюстрациями Г. Доре, осуществленное М. О. Вольфом в 1874-1879 гг., парижское издание «Ада» (1961) в переводе Бориса Зайцева, издание «Божественной комедии» (1961) в поэтическом переводе М. Лозинского, иллюстрированное М. Пиковым, издание «Ада» (1999) в переводе В. Маранцмана и современные издания «Комедии», вышедшие в составе трехтомника «Мир Данте» (2002) и в серии «Большая иллюстрированная библиотека классики» (2005).

Следующий раздел «Русскоязычные переводы «Комедии» Данте и их авторы» раскрывает в хронологической последовательности имена переводчиков: от П. Катенина до наших современников. Здесь представлены переводы отдельных фрагментов «Божественной комедии», опубликованные в периодической печати, критические статьи, биографические очерки, работы специалистов, занимавшихся историей русских переводов Данте.

Раздел ««Божественная комедия» в исследованиях отечественных дантоведов» рассказывает о развитии российской дантологии в XIX-XXI вв. Он включает исследовательские статьи по истории российской дантеаны и наиболее значимые труды, посвященные изучению поэтического шедевра.

Выставка подготовлена сотрудниками справочно-информационной группы отдела периодики

Божественная комедия (слушать аудиокнигу бесплатно)

04:00

001. Ад. Песнь первая 01

04:28

002. Ад. Песнь первая 02

04:11

003. Ад. Песнь вторая 01

03:53

004. Ад. Песнь вторая 02

04:34

005. Ад. Песнь третья 01

03:36

006. Ад. Песнь третья 02

04:38

007. Ад. Песнь четвёртая 01

04:29

008. Ад. Песнь четвёртая 02

04:14

009. Ад. Песнь пятая 01

04:27

010. Ад. Песнь пятая 02

03:34

011. Ад. Песнь шестая 01

03:53

012. Ад. Песнь шестая 02

04:16

013. Ад. Песнь седьмая 01

03:45

014. Ад. Песнь седьмая 02

04:02

015. Ад. Песнь восьмая 01

04:03

016. Ад. Песнь восьмая 02

04:21

017. Ад. Песнь девятая 01

03:58

018. Ад. Песнь девятая 02

04:09

019. Ад. Песнь десятая 01

03:44

020. Ад. Песнь десятая 02

06:34

021. Ад. Песнь одиннадцатая 01

04:10

022. Ад. Песнь двенадцатая 01

04:00

023. Ад. Песнь двенадцатая 02

04:30

024. Ад. Песнь тринадцатая 01

04:20

025. Ад. Песнь тринадцатая 02

04:36

026. Ад. Песнь четырнадцатая 01

04:02

027. Ад. Песнь четырнадцатая 02

07:20

028. Ад. Песнь пятнадцатая 01

04:19

029. Ад. Песнь шестнадцатая 01

03:48

030. Ад. Песнь шестнадцатая 02

04:04

031. Ад. Песнь семнадцатая 01

04:06

032. Ад. Песнь семнадцатая 02

04:31

033. Ад. Песнь восемнадцатая 01

03:22

034. Ад. Песнь восемнадцатая 02

04:28

035. Ад. Песнь девятнадцатая 01

03:31

036. Ад. Песнь девятнадцатая 02

03:49

037. Ад. Песнь двадцатая 01

04:10

038. Ад. Песнь двадцатая 02

04:22

039. Ад. Песнь двадцать первая 01

04:03

040. Ад. Песнь двадцать первая 02

04:14

041. Ад. Песнь двадцать вторая 01

04:34

042. Ад. Песнь двадцать вторая 02

04:23

043. Ад. Песнь двадцать третья 01

04:18

044. Ад. Песнь двадцать третья 02

04:29

045. Ад. Песнь двадцать четвёртая 01

04:20

046. Ад. Песнь двадцать четвёртая 02

04:13

047. Ад. Песнь двадцать пятая 01

04:20

048. Ад. Песнь двадцать пятая 02

03:36

049. Ад. Песнь двадцать шестая 01

04:37

050. Ад. Песнь двадцать шестая 02

03:53

051. Ад. Песнь двадцать седьмая 01

04:13

052. Ад. Песнь двадцать седьмая 02

03:46

053. Ад. Песнь двадцать восьмая 01

04:47

054. Ад. Песнь двадцать восьмая 02

03:51

055. Ад. Песнь двадцать девятая 01

04:15

056. Ад. Песнь двадцать девятая 02

04:36

057. Ад. Песнь тридцатая 01

04:13

058. Ад. Песнь тридцатая 02

04:04

059. Ад. Песнь тридцать первая 01

04:40

060. Ад. Песнь тридцать первая 02

04:04

061. Ад. Песнь тридцать вторая 01

04:11

062. Ад. Песнь тридцать вторая 02

04:46

063. Ад. Песнь тридцать третья 01

04:49

064. Ад. Песнь тридцать третья 02

04:07

065. Ад. Песнь тридцать четвёртая 01

04:13

066. Ад. Песнь тридцать четвёртая 02

04:01

067. Чистилище. Песнь первая 01

04:00

068. Чистилище. Песнь первая 02

03:59

069. Чистилище. Песнь вторая 01

03:58

070. Чистилище. Песнь вторая 02

04:36

071. Чистилище. Песнь третья 01

03:57

072. Чистилище. Песнь третья 02

03:51

073. Чистилище. Песнь четвёртая 01

04:25

074. Чистилище. Песнь четвёртая 02

03:57

075. Чистилище. Песнь пятая 01

04:10

076. Чистилище. Песнь пятая 02

04:18

077. Чистилище. Песнь шестая 01

04:36

078. Чистилище. Песнь шестая 02

03:41

079. Чистилище. Песнь седьмая 01

04:10

080. Чистилище. Песнь седьмая 02

04:19

081. Чистилище. Песнь восьмая 01

03:55

082. Чистилище. Песнь восьмая 02

03:39

083. Чистилище. Песнь девятая 01

04:57

084. Чистилище. Песнь девятая 02

03:44

085. Чистилище. Песнь десятая 01

04:14

086. Чистилище. Песнь десятая 02

04:12

087. Чистилище. Песнь одиннадцатая 01

04:10

088. Чистилище. Песнь одиннадцатая 02

04:04

089. Чистилище. Песнь двенадцатая 01

03:59

090. Чистилище. Песнь двенадцатая 02

04:51

091. Чистилище. Песнь тринадцатая 01

04:09

092. Чистилище. Песнь тринадцатая 02

03:45

093. Чистилище. Песнь четырнадцатая 01

04:58

094. Чистилище. Песнь четырнадцатая 02

04:16

095. Чистилище. Песнь пятнадцатая 01

04:19

096. Чистилище. Песнь пятнадцатая 02

04:08

097. Чистилище. Песнь шестнадцатая 01

04:35

098. Чистилище. Песнь шестнадцатая 02

04:10

099. Чистилище. Песнь семнадцатая 01

04:15

100. Чистилище. Песнь семнадцатая 02

04:09

101. Чистилище. Песнь восемнадцатая 01

04:12

102. Чистилище. Песнь восемнадцатая 02

04:02

103. Чистилище. Песнь девятнадцатая 01

04:31

104. Чистилище. Песнь девятнадцатая 02

04:31

105. Чистилище. Песнь двадцатая 01

04:12

106. Чистилище. Песнь двадцатая 02

04:10

107. Чистилище. Песнь двадцать первая 01

03:56

108. Чистилище. Песнь двадцать первая 02

04:19

109. Чистилище. Песнь двадцать вторая 01

04:37

110. Чистилище. Песнь двадцать вторая 02

03:33

111. Чистилище. Песнь двадцать третья 01

04:17

112. Чистилище. Песнь двадцать третья 02

04:38

113. Чистилище. Песнь двадцать четвёртая 01

04:26

114. Чистилище. Песнь двадцать четвёртая 02

03:49

115. Чистилище. Песнь двадцать пятая 01

04:22

116. Чистилище. Песнь двадцать пятая 02

04:12

117. Чистилище. Песнь двадцать шестая 01

04:33

118. Чистилище. Песнь двадцать шестая 02

04:31

119. Чистилище. Песнь двадцать седьмая 01

03:57

120. Чистилище. Песнь двадцать седьмая 02

04:16

121. Чистилище. Песнь двадцать восьмая 01

04:23

122. Чистилище. Песнь двадцать восьмая 02

04:50

123. Чистилище. Песнь двадцать девятая 01

04:28

124. Чистилище. Песнь двадцать девятая 02

04:27

125. Чистилище. Песнь тридцатая 01

04:12

126. Чистилище. Песнь тридцатая 02

03:46

127. Чистилище. Песнь тридцать первая 01

04:34

128. Чистилище. Песнь тридцать первая 02

05:24

129. Чистилище. Песнь тридцать вторая 01

04:14

130. Чистилище. Песнь тридцать вторая 02

04:14

131. Чистилище. Песнь тридцать третья 01

04:22

132. Чистилище. Песнь тридцать третья 02

04:12

133. Рай. Песнь первая 01

04:23

134. Рай. Песнь первая 02

04:19

135. Рай. Песнь вторая 01

04:31

136. Рай. Песнь вторая 02

04:32

137. Рай. Песнь третья 01

03:01

138. Рай. Песнь третья 02

04:04

139. Рай. Песнь четвёртая 01

04:13

140. Рай. Песнь четвёртая 02

04:14

141. Рай. Песнь пятая 01

04:01

142. Рай. Песнь пятая 02

04:30

143. Рай. Песнь шестая 01

04:09

144. Рай. Песнь шестая 02

04:47

145. Рай. Песнь седьмая 01

03:56

146. Рай. Песнь седьмая 02

04:39

147. Рай. Песнь восьмая 01

04:32

148. Рай. Песнь восьмая 02

04:22

149. Рай. Песнь девятая 01

04:12

150. Рай. Песнь девятая 02

04:39

151. Рай. Песнь десятая 01

04:21

152. Рай. Песнь десятая 02

03:57

153. Рай. Песнь одиннадцатая 01

04:17

154. Рай. Песнь одиннадцатая 02

04:27

155. Рай. Песнь двенадцатая 01

04:19

156. Рай. Песнь двенадцатая 02

03:52

157. Рай. Песнь тринадцатая 01

04:35

158. Рай. Песнь тринадцатая 02

04:41

159. Рай. Песнь четырнадцатая 01

03:44

160. Рай. Песнь четырнадцатая 02

04:41

161. Рай. Песнь пятнадцатая 01

04:11

162. Рай. Песнь пятнадцатая 02

04:10

163. Рай. Песнь шестнадцатая 01

04:44

164. Рай. Песнь шестнадцатая 02

03:53

165. Рай. Песнь семнадцатая 01

04:26

166. Рай. Песнь семнадцатая 02

04:06

167. Рай. Песнь восемнадцатая 01

04:05

168. Рай. Песнь восемнадцатая 02

04:42

169. Рай. Песнь девятнадцатая 01

04:19

170. Рай. Песнь девятнадцатая 02

04:41

171. Рай. Песнь двадцатая 01

04:08

172. Рай. Песнь двадцатая 02

04:12

173. Рай. Песнь двадцать первая 01

04:13

174. Рай. Песнь двадцать первая 02

04:39

175. Рай. Песнь двадцать вторая 01

04:49

176. Рай. Песнь двадцать вторая 02

03:50

177. Рай. Песнь двадцать третья 01

04:21

178. Рай. Песнь двадцать третья 02

04:46

179. Рай. Песнь двадцать четвёртая 01

04:25

180. Рай. Песнь двадцать четвёртая 02

04:05

181. Рай. Песнь двадцать пятая 01

04:14

182. Рай. Песнь двадцать пятая 02

04:05

183. Рай. Песнь двадцать шестая 01

04:18

184. Рай. Песнь двадцать шестая 02

04:56

185. Рай. Песнь двадцать седьмая 01

04:17

186. Рай. Песнь двадцать седьмая 02

04:08

187. Рай. Песнь двадцать восьмая 01

04:09

188. Рай. Песнь двадцать восьмая 02

04:28

189. Рай. Песнь двадцать девятая 01

04:14

190. Рай. Песнь двадцать девятая 02

04:33

191. Рай. Песнь тридцатая 01

04:25

192. Рай. Песнь тридцатая 02

04:03

193. Рай. Песнь тридцать первая 01

04:14

194. Рай. Песнь тридцать первая 02

04:26

195. Рай. Песнь тридцать вторая 01

04:24

196. Рай. Песнь тридцать вторая 02

04:14

197. Рай. Песнь тридцать третья 01

04:22

198. Рай. Песнь тридцать третья 02

Слушать в исполнении Владимира Самойлова на ЛитРес.

Божественная комедия Данте Алигьери

Данте? Потрясающий! Я всегда хотел, чтобы Брент сделал обзор игры из серии Devil May Cry! В какую вы играли?

Э… ну, позвольте мне объяснить. Я хотел место с моим новым дизайном веб-сайта, чтобы поговорить о видеоиграх — я их люблю. Но я также хочу время от времени взаимодействовать с другими СМИ. «Во что я играю?» умещается в более коротком пространстве, чем «Какую форму СМИ играет, читает или смотрит Брент, и какое именно название в настоящее время и как он к этому относится?»

Итак, на самом деле эта боковая панель — «Мозг Брента в игре»… так что да, это ложная реклама.Извиняюсь.

Я только что перечитал «Божественную комедию» впервые за четыре жалких недели 1995 года. Несчастный не потому, что ненавидел Данте. Я прочитал перевод Дороти Сэйерс на терзариме, и мне он очень понравился. Страдания исходили от класса: первокурсник с отличием по английскому языку, семестр 1. Это было моим знакомством с колледжем. Один семестр, одно занятие: 4200 страниц чтения.

Я до сих пор верю, что именно этот класс убедил самого умного студента в колледже — я говорю «каламбур на латыни и ожидаю, что другие будут смеяться вместе с тобой», — бросить учебу и стать священником.Малоизвестный факт: этот парень однажды ударил меня по лицу. (Малоизвестный факт, который, несомненно, всплывет, когда он будет канонизирован — он был чертовски хорошим парнем. Я полагаю, что все еще!) Это была не единственная драка, в которую я участвовал в колледже, как ни странно, хотя это была только один, где я не нанес ответный удар … Так что, я думаю, можно сказать, что я … проиграл?

Но давай, ты пытаешься дать ответный удар после того, как будущий папа ударит тебя. Если бы слово «сбивающий с толку» было придумано для какой-либо законной цели, так оно и было бы на тот момент.(Но это чистая гипотеза. Не комбинируйте, если хотите совокупиться, ботаники.)

Но я отвлекся. У каждого студента, изучающего английский язык с отличием, была оценка «В» или ниже. (B- здесь.) Наш профессор был поэтом. Ему очень понравилось слово «жировик». Никаких дополнительных объяснений не требуется, верно? Конец семестра приближался. Паника охватила всех этих детей, которые никогда не зарабатывали меньше пятерки за свои 18 благословенных лет, сэр, честное слово!

Профессор сказал, что мы могли бы добавить ВСЮ БУКВУЮ УРОВНЮ к нашей оценке, если бы мы… обрисовали в общих чертах всю Божественную Комедию.Это… трилогия эпических поэм.
Это было задание, которое впоследствии спасло мою душу. Но это уже другая история.

Представьте себе тридцать запотевших первокурсников, некоторые из которых получали стипендии на уровне своего среднего балла, а другие — что гораздо важнее — всю свою самооценку опирались на свой средний балл. Все мы столкнулись с перерывом на День Благодарения со стыдом Б. Это только что превратилось в «Перерыв на День Благодарения».

Прошло три недели от Дня Благодарения до финала, когда должно было быть задание.Три недели в аду — или, если правильно задаться вопросом, можно провести только одну неделю в Аде, одну в Чистилище и последнюю в Парадизо.

О, позвольте мне рассказать вам, как те первокурсники радовались своему пути через Парадизо. Ну, может, последняя песнь. Paradiso драматично выглядит немного утомительно.
Хотите увидеть определение субклинического триггера из учебников? Просто шепните «Бернар Клервоский» любому ветерану H ENG 101 доктора Сундала.
* вставьте сюда мем *

Ангел на моем правом плече: * Нет, правда, не надо.*

Все это пролог. (Dizzam, bruh, это какой-то пролог уровня в стиле Джордана.)

Переходим к обзору.

Я был рад видеть, что по прошествии 20 лет Данте не устарел. В возрасте хорошо, Ол’Дэнни Алигьери. В порядке отлично. Я бы сказал «более устаревший». Одна вещь особенно поражала меня в отношении Данте, когда я читал его сейчас как 39-летнего писателя-фантаста, а не читал его как 18-летнего первокурсника колледжа, и я имею в виду, что так часто повторялся, что я чувствовал, что мое лицо принадлежит а П.I. в нуарном романе — я имею в виду неоднократно, как басовый гром из стереосистемы в 75-сильной Honda, принадлежащей тому парню с лицом пепперони, который думает, что он проходит прослушивание на «Самый быстрый и даже более яростный, чем Эвар»:

The chutzpah. Настоящая дерзость. Данте писал произведение, без которого он был бы забыт всеми, кроме итальянских литературных специальностей. Он входит в этот знаменитый, но скоро будет забыт, как английский поэт-лауреат Роберт Саути — вы слышали о нем, верно? Нет. Поэтому до того, как Данте написал свою Великую Книгу, он предположил себя в компании великих людей всех времен.(Он этого заслуживает, но он прыгает в это место, как тот парень, который бросает вызов Марио Андретти на пару быстрых кругов для розыгрыша розыгрыша.)

Но не только это. Он, христианин (если тот, кто заблудился на Пути в темном лесу среднего возраста), с готовностью отправляет врагов и даже знакомых — некоторых еще не умерших, если я правильно помню, — в ад. Если есть что-то, чего не делает современный господствующий христианин, так это то, что он предполагает вечное предназначение других. Как сказал К.С.Льюис (перефразируя): «Когда мы попадем на Небеса, нас ждут сюрпризы.Этот недостаток самонадеянности подкрепляется любимым частичным отрывком из Священного Писания нашей культуры «Не судите, дабы не судимы были», в котором говорится: «Ибо, как вы судите других, вас будут судить, и той мерой, которую вы используете, она будет измеряться. тебе.» Большинство христиан сегодня говорят: «Да, я бы предпочел действительно снисходительную меру, спасибо. Так что я тоже не берусь осуждать кого-то еще. К тому же, отсутствие суждений приводит к тому, что меня выкидывает меньше вечеринок ». Данте, не очень. Он такой: «Этот папа несколько лет назад? Полностью горит в аду, прямо сейчас.Посмотри на то зло, которое он сделал! »

Данте делает это, пока, насколько я могу судить (как не средневековец и даже не католик), оставаясь ортодоксом. Он не ставит под сомнение авторитет папы в его понимании тогда. Посмотрите на этот пример: этот злой папа, который сам горит в аду? Он развратил одного из своих придворных, который раньше был каким-то темным парнем, но раскаялся, отвернувшись от всего зла, которое он совершил ранее в своей жизни. (Думайте, как Крестный отец 3.) Кикер? Злой Папай заставляет его вернуться! («Я пытаюсь выбраться, а Папа (!) Продолжает втягивать меня обратно!») Злой Папа заставляет его предать некоторых людей, пообещав нашему раскаявшемуся Майклу Корлеоне: «Эй, да, я прошу тебя сделать это. зло, но я прощу тебе все зло, которое ты делаешь для меня. Я наместник Христа, поэтому я могу дать вам Злой пропуск ». Значит, придворный сказал злые вещи. И «помилован».

Теперь демоны в аду, с которыми сталкивается Данте, очень зол, потому что «Эй, этот парень должен полностью принадлежать нам! Он творил злые дела! »

Но Данте НЕ СЛЕДУЕТ сомневаться в том, что злой папа эффективно использует лазейку, чтобы обойти совершенное правосудие Бога.Неа. Этот придворный парень направляется на небеса — за исключением того, что демоны позже обманом заставили его покончить жизнь самоубийством с помощью демонов, греха, за который папа, по-видимому, забыл превентивно простить его.

Весь этот эпизод указан как доказательство того, что папа был злым: он использовал свою власть, чтобы исказить вечную справедливость. Это действительно очень плохо. Позднее протестанты скажут: «Это редонкулус! Никто не может использовать лазейку, чтобы спастись от Бога! В этом весь смысл вечной справедливости: часто на Земле справедливость не востребована, но мы можем справиться с этим, потому что знаем, что никто не может избежать правосудия Бога.Если твоя доктрина позволяет людям одурачить Бога, твоя доктрина бессмысленна, йоу. [Кроме того, то, что у вас есть Злые Папы, в первую очередь, кажется, указывает на проблему в вашей системе.] »

Смелость Данте, однако, идет дальше, чем просто полагать себя в компании величайших из великих, а также чувствовать себя комфортно. судить о живых и мертвых: Данте отправляется к Гомеру и Вергилию из эпоса.

Гомер [с потрепанной старой арфой, растрепанной бородой и несоответствующими сандалиями — чувак слепой, дайте ему перерыв в моде, люди]: «Друзья, ахейцы, соотечественники, послушайте меня. Я расскажу вам о большой войне и большом путешествии с идеальным греком.

Поэзия и рассказывание историй Гомера, его нюансы и его образы отражают и определяют целую культуру и глубоко влияют на многие другие через настоящее. Его влияние трудно переоценить.

Вергилий [выходит в тоге из чистого золота, беря табак от раба]: «Без обид, старое развлечение, но твой герой был чепухой, Дома. На самом деле он был плохим парнем, и далеко не таким замечательным, как вы его представляете.Давай поговорим об этой троянской войне, и я исключу Аида из твоего повествования.

Ах да, хватит.

Вирджил — мастер поэзии и рассказывания историй, который застенчиво рассказывает историю целого народа и его основополагающие мифы, (маленькие) бородавки и все такое (извините за это, Дидона! Настоящий Джеймс Бонд всегда любит их и оставляет их … горящими!). Вергилий хотел, чтобы его эпопея изучалась и восхищалась высокой и низкой аудиторией, и он намеревался определить своих римлян как лучших из лучших.Типа «дуга истории длинна, но она изгибается в сторону Рима».

Данте [появляется в футболке Led Zeppelin и брюках-клеш]: «Вы, ребята, далеко. Хотел бы я услышать ваш материал, Home-bre, я слышал, что он действительно классный, но сарацины еще не вторглись со своим рвением хиппи, чтобы предоставить нам нелегальные переводы ваших работ с греческого языка. Спой мне когда-нибудь. Я уверен, что копаюсь. В любом случае, братцы, спасибо, что пригласили меня сюда в свой кружок барабанов, но никогда не начинайте сухопутную войну в Азии, если вы не монголы, никогда не вступайте в остроумие насмерть с парнем по имени Уэстли и никогда, никогда не приглашайте Джон Бонэм в ваш барабанный кружок.Вы, ребята, мало думали. Нет, это круто и все такое, но правда? Какой-то парень на лодке? Другой набожный парень на другой лодке, проигравший войну первому? Я позволю вам быстро закончить здесь, но я собираюсь рассказать историю всего творения, заняться построением мира, которое включает в себя всю вселенную — как физический, так и метафизический миры: землю, ад, чистилище и рай, И показать как мой главный человек Иисус изменил все, чему в моих поисках помогли многочисленные птенцы святого Иисуса и дух самого Вергилия. Надеюсь, ты не согласен, Вирг. Я имею в виду, что вы итальянец, я итальянец, мы в значительной степени братаны, но я как ваш интеллектуальный преемник и все такое? Ах да, и поскольку я иду за Христом, у меня действительно есть несправедливое преимущество перед вами, потому что вы были коленями пчелы. Серьезно, люблю ваши вещи, мне даже принадлежат би-сайды ваших пасторальных стихов. Так что если я немного лучше тебя, то это чистая случайность: ты пришел до барабанов Людвига и пластиков Ремо, чувак! Если кто-то сказал вам: «Еще колокольчик!», Вы бы сказали: «Колокольчик? В музыке? Что дальше, балансировать щитом на столбе и стучать по нему палкой ?! »Между прочим, я использую тарелки Paiste.Я тебе позже покажу.

Эта история всего творения включает язычников. Данте также пытается примирить или, по крайней мере, уравновесить богов и монстров древности, хотя иногда и не очень успешно. Я спрашиваю: «Эй, большой D, если некоторые из фигур греческой мифологии реальны, так ли все они?» Если они настоящие и они сделали то же самое, что мы слышали, то где же в этом Бог? Неужели все это на самом деле просто демоны, которые просто играют? Признавайся, давай. Ты можешь сказать мне, приятель, я понимаю.Тебе просто нужны были монстры, не так ли? Вы зациклились на этой части и подумали: «Как мне вытащить Данте и Вергилия из этого?» О, я знаю! Огромный дракон вылетает из ямы, пугает до смерти баджиперов, а затем полностью позволяет им стать Всадниками Драконов Ожога и направиться вниз!

О, я уже упоминал, что, делая все это, Данте утверждает, что он пишет сразу на четырех уровнях: 1) Буквальное (что, вы знаете, буквально означает буквальное, то, что происходит — эй, я пишу на этом уровень тоже!).2) Аллегория (то есть то, что он называет «истиной, скрытой под красивой вымыслом»), поэтому потеря в темном лесу в зрелом возрасте может быть аллегорией для заблудшейся жизни или даже кризисом среднего возраста. . 3) Мораль (которая исследует этические последствия художественного произведения). Что вы думаете об Одиссее, сидящем на пляже и плачущем, чтобы идти домой к своей жене каждый день, а затем каждую ночь бить богинь? Что вы узнаете о силе надежды или прощения, когда Люк Скайуокер противостоит Дарту Вейдеру? Это моральный уровень; и 4) анагогический.Да, я полагаю, вы не увидите это слово, если не говорите о Данте. Пришлось снова поискать. Я искренне гордился собой за то, что просто запомнил это слово. Анагогический — это уровень духовной интерпретации. Это когда произведение фиксирует то, что вечно истинно. В платоническом смысле это было бы, когда вы выходите из пещеры и вместо того, чтобы смотреть на тени на стене Истинных вещей, вы смотрите на сами вещи. Для Данте это, конечно, толкование Священного Писания таким образом, чтобы уловить «часть небесных вещей вечной славы».(Высшее: пребывание на высоте или исходящее с нее.)

Это уровень, на котором, как вы говорите, персонажи Данте и его проводник Вергилий поднимаются на гору Чистилище, но Вергилий в буквальном смысле слова Вергилий, великий поэт, живший до Христа. и поэтому он язычник, поэтому, когда Данте и Вергилий поднимаются на вершину горы Чистилище, Вергилий не может попасть на Небеса — для этого вам нужен Иисус. «Я есмь Путь, Истина и Жизнь. Никто не приходит к Отцу, кроме как через меня ». (Вергилия не совсем наказывают за то, что он язычник; он вечно болтает со всеми другими классными язычниками.) Но Вирджил ТАКЖЕ является воплощением Разума, поэтому, когда Вирджил и Данте достигают радостной завесы огня на вершине горы Чистилище, Вирджил может (как Разум) сказать: «Братан, ты получил это. Вы знаете, что на другой стороне есть люди. Вы знаете, что это единственный способ добраться туда. Следовательно, вы знаете, что они прыгнули через этот занавес. Значит, тебя не поджаришь. Наверное. Ну, по крайней мере, не каждый, кто прыгает, получает термитный загар ».

Но Разум не может пройти через эту завесу. То, что заставляет вас прыгать через завесу огня, в конечном счете, не является причиной. Разум не может доставить вас на Небеса. Таким образом, анагогический урок состоит в том, что вера — это, в конечном счете, акт воли. Или, в общей фразе, источником которой может быть эта сцена, нужно совершить «Прыжок веры».

Я упоминал, что Данте делал это, когда писал стихи? И, видимо, его стихи довольно хороши? (Не знаю итальянского, не могу сказать. Перевод Сэйерса, который я прочитал в колледже, был намного красивее, чем версия Клайва Джеймса, которую я слушал в этот раз. Извини, Клайв, личные предпочтения.)

Теперь мне, вероятно, следует также обратиться к построению мира, поскольку я вижу, что построение мира — это то, о чем писатели-фантасты должны что-то знать. (Да, хулиганы в спине, я слышу вас. Обратите внимание на предостережение «должен»? А теперь бегите и играйте. С ножницами.) В сознании вашего непоследовательно скромного корреспондента построение мира Данте выглядит смелым, самонадеянным, блестящим, и ужасный беспорядок.

Принимая во внимание, что трактовка Данте языческой мифологии, вероятно, понравится обычному читателю и точно так же возмутит ученых, которые знали достаточно, чтобы задавать вопросы, в своем построении мира он, кажется, полностью игнорирует обычных читателей и сразу же обращается к искусству. и картографы.Вы, наверное, видели эти тщательно продуманные средневековые рисунки мира, которые нарисовал Данте.

(Я даже не знаю, верны ли большинство из них тексту или даже согласны друг с другом, кроме порядка кругов ада и т.п.) С одной стороны, это построение мира гениально. . Оглушительный. (Кто-нибудь знает, заимствовал ли он большую часть этого или большую часть изобрел? Я знаю, что он синтезировал множество предположений и христианской космологии, но я не знаю, насколько оригинальна его работа над этим.)

Все это держится вместе, буквально, символически и морально. Сатана в центре тяжести? В буквальном смысле? Сначала вы спросите: «А?»

Что ж, ему нужно, чтобы его голова была видна в аду; он там король, и ему должно быть страшно. Насколько страшен парень с закопанной головой вниз и задницей в воздухе, как велосипедная стойка Северной Дакоты? (Извините, старый Монтанец из Северной Дакоты пошутил.) Но если подумать дальше, ну, ад имеет перевернутые значения, поэтому после того, как вы прошли мимо него в центре тяжести и в огромный кратер — он оставил гигантский кратер, когда был сброшен с небес.Конечно, сделал! А здесь он опустил голову и не так страшен, но он также опустил голову, потому что погребен в своем грехе. Он на дне ямы. Конечно же он! Он отрицает свет небес, его лицо должно быть похоронено. И так далее.

Но большинство вещей, которые я уловил во время этого второго прослушивания, я уловил только из-за искусства, которое я видел, и объяснений профессоров колледжей и сносок назад, когда я читал это раньше. Эти профессора научили меня, что во времена Данте люди обычно читали книгу, когда кто-то стоял и читал ее всем остальным.(Аудиокниги уходят в прошлое.) Однако это ужасный способ испытать то, что он делает.

Когда вы слушаете только Божественную комедию, вы не сможете понять многие образы. Цитата не настоящая, но реалистичная: «Затем я повернул налево на 90 градусов и увидел в том месте, где солнце пересекало гору, другую тропу, поворачивающую вправо под знаком Лебедя в четвертый час дня. утро »ой, а время в Чистилище течет иначе. Или что-то. Я до сих пор не понимаю этой части.

Такое построение мира совершенно не работает для медиума. Конечно, у первых слушателей не было бы никаких рисунков или карт, которые помогли бы им разобраться в этом в реальном времени, в то время как чтец продолжает декламировать стихи, описывающие это странное путешествие. Так что это определенно странно, непрозрачно и в некотором роде плохое искусство — по крайней мере, плохое построение мира для того, что, по сути, больше похоже на рассказ о путешествиях, чем на эпическое приключение.

Но это работает … для художников и картографов, которые чертовски фанатят искусство.

Я называю построение мира Данте самонадеянным, потому что оставлять объяснения всех странностей понятными ТОЛЬКО этим гикам работает ТОЛЬКО, потому что Данте был знаменит. Если бы он еще не был знаменит, люди бы сказали: «А, это не имеет для меня смысла. Так что, наверное, это не имеет смысла. Какой мусор. »

Таким образом, это работает так же, как и инструкции Ikea — если у вас есть группа инженеров Ikea в вашей гостиной, чтобы помочь вам: «О, это был краткий способ объяснить, что … теперь, когда вы это сделали все для меня.

Дэн, мой мальчик, это что-то… как называется точное высокомерие? О, уверенность в себе. Я думаю, что это все еще так, даже когда УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ ГИГАНТСКАЯ, ЙО!

Все это! Посмотрите на все это! Он делает все это… и многое другое. В то же время! Все это, а потом… Данте вздрагивает.

Данте напуган.

Братан!

Брат.

Когда этот паломник, которому пришлось сражаться с таким количеством меньших демонов (используя свой специальный значок доступа, который гласит: «Я-на-святой-миссии-один-из-роуди-из-Джи-Си-и-» The-Sonshine-Band-говорит-это-круто) наконец добрался до круга сатаны и пересек замерзшее озеро Кокцит, вы знаете, что говорит сатана?

Знаете ли вы, как сатана обращается к первому не-предателю, посетившему сатану после того, как он был изгнан с Небес? Сам сатана … просто не замечает.Конечно, здоровяк грызет Иуду, Брута и Кассия, но он грыз этих парней тринадцать столетий!

Но нет. Сатана ничего не говорит. Нет: «Да, я позволил тебе пройти весь путь сюда по моей сатанинской воле. Все это было ловушкой. Теперь вы можете сгнить с худшими из них. Я буквально собираюсь съесть твое идиотское лицо на всю жизнь! »

Нет ничего страшного в спасении от чудовищно огромных рук и кистей, поскольку этот гигант застрял в замерзшем озере Кокцит. Ангел не спасет в последнюю минуту.

Нет, сатана просто не замечает. Даже когда Данте хватается за свою волосатую задницу и карабкается вокруг него через центр вселенной, где сила тяжести меняется на противоположную, и вылезает наружу, чтобы отправиться на гору Чистилище, буквально мимо его задницы. Сатана. Нет. Уведомление. Не замечает человека, играющего Джорджа из джунглей на его волосатом бедре. И восхождение… Прошлое. Его. Задница.

Weaksauce, Али Д! Множество накоплений, чтобы обмякнуть на финише! Как будто вы никогда в жизни не играли в видеоигры.

Я уверен, что кто-нибудь сможет его защитить.Великая литература такого масштаба всегда вдохновляет защитников. Но просто потому, что в … (ПОДРОБНЕЕ НА http://www.brentweeks.com/2017/08/wha …)

Алигьери, Данте (1265–1321) — Божественная комедия

Полный перевод на английский язык с подробным указателем и примечаниями

С иллюстрациями Гюстава Доре (Франция, 1832–1883).

Поднимитесь со мной по крутому склону…..

Китс, сонет «О одиночество!» строка 3.

Слушать аудиокнигу Образец издания:

Каждый подраздел представляет собой произвольное подразделение, обычно состоящее из семи песен. Текст полностью связан с указателем и примечаниями, и наоборот. Каждая песня разбита на абзацы, и каждый абзац возглавляется соответствующей ссылкой на строку в итальянском тексте.


Inferno

Песни I-VII (Вергилий, I-IV круги, Паоло и Франческа, Чакко)

Песни VIII-XIV (V-VII круги, Фарината, Пьер делле Винь, Капанеус)

Песни XV-XXI (Брунетто Латини, Герион, Круг VIII, Манто)

Песни XXII-XXVIII (Ванни Фуччи, Улисс, Г.Да Монтефельтро, Б. Де Борн)

Песни XXIX-XXXIV (Гриффолино, Великаны, Круг IX, Уголино, Сатана)


Чистилище

Песни I-VII (Казелла, Манфред, Ла Пиа, Буонконте, Сорделло)

Песни VIII-XIV (Ворота, Нино, Одериси, Сальвани, Сапиа, Дж. Дель Дука)

Песни XV-XXI (Свободная воля, Природа любви, Адриан, Хью Капет, Статиус)

Песни XXII-XXVIII (Forese, Bonagiunta, Souls, Guinicelli, Arnaut, Matilda)

Песни XXIX-XXXIII (Театрализованное представление, Беатрис, Лета, Эуноэ)


Paradiso

Песни I-VII (Луна, Пиккарда, Меркурий, Юстиниан, Ромео)

Песни VIII-XIV (Венера, Куницца, Фолько, Солнце, Фома Аквинский, Бонавентура, Доминик, Франциск, Соломон, Марс)

Песни XV-XXI (Каччагуида, Флоренция, Юпитер, Орел, Сатурн, Петр Дамиан)

Песни XXII-XXVIII (Бенедикт, Гавриил, Петр, Павел, Иаков, Иоанн, Ангелы)

Песни XXIX-XXXIII (Эмпирей, Река, Роза, Бернар, Дева, Последнее видение)


Показатель

AB

компакт диск

EFGH

IJLM

НЕТ ПР

STUVWXZ


Ноты

Inferno

Чистилище

Paradiso


Об этой работе

Божественная комедия — это повествование Данте о его дальновидном путешествии по тройным царствам ада, чистилища и рая.Этот первый «эпос», автором которого является главный герой и его индивидуальные представления о содержании, сплетает вместе три нити классической и христианской истории; современная средневековая политика и религия; и собственная внутренняя жизнь Данте, включая его любовь к Беатриче, для создания самого сложного и хорошо структурированного длинного стихотворения из существующих.

Через глубины ада в Inferno и вверх по горе Чистилище в Purgatorio , Данте направляется Вергилием, великим поэтом классической Римской империи, исследуя при этом политические, этические и религиозные вопросы его времени. Данте в своей жизни и в этом эпосе представляет собой «партию одного», желающего очистить Церковь, с одной стороны, и Священную Римскую империю, с другой, но зажатый между этими двумя великими мирскими силами и обращающийся к литература, чтобы его голос был услышан.

С вершины Чистилища Данте поднимается в Paradiso , ведомый Беатриче, в небесный рай, где любовь, истина и красота переплетаются в его великом видении христианского откровения.Тем не менее, Комедия является важным чтением не только для христиан, поэтов и историков, но и для всех, кто борется с проблемами морали, этическими рамками общества и проблемой жить истинной жизнью.

об авторе

Данте родился в 1265 году во Флоренции, изгнан из нее в 1302 году и умер в Равенне в 1321 году. Данте поставил «Божественную комедию» в 1300 году, когда ему было тридцать пять лет, и он был «в середине нашей земной жизни».Сеттинг позволяет ему использовать прошлое символически, использовать настоящее политически и предвидеть будущее в симулированных пророчествах.

Commedia повсюду отражает его любовь к «Беатрис», которую он впервые увидел в молодом возрасте в церкви во Флоренции и которая пришла для него олицетворять интеллектуальную и духовную красоту. История его любви к ней, ее ранней смерти и его вдохновения для написания Комедии рассказана в его прозе La vita nuova , The New Life, 1294 года.

Он никогда не возвращался во Флоренцию после изгнания, но город оставался важным центром его мыслей и воспоминаний, и, пока он ел «горький хлеб» изгнания, его размышления об этом городе, о Беатриче и о моральных проблемах своего времени привели как он и обещал в «Новой жизни», этой великой работе объяснения, устремления и, в конечном итоге, духовного возвышения.

Также см:

Размышления о Божественной комедии Данте Алигьери, А. С. Клайн

В этих размышлениях над «Божественной комедией» Данте автор предоставляет дополнительный том к своему переводу самого великого произведения, шаг за шагом направляя читателя через сложности Комедии. Предназначенный не только для учеников, но и для тех, кто, впечатленный его поэзией и красотой, просто желает глубже вникнуть в смысл и структуру произведения, он объединяет концепции, фактическую информацию и тщательную интерпретацию, чтобы выделить идеи Данте. преследовал в создании своего шедевра.

В «Размышлениях» основное внимание уделяется роли Данте как поэта, личности и этического мыслителя, а не его религиозному или доктринальному значению для христианских читателей. Эта нейтральная позиция позволяет учитывать значение Данте как для светского, так и для христианского мира, подчеркивая его непреходящую важность для обоих.

Автор и перевод А.С. Клайн © Copyright 2000-2002, Все права защищены.

Эта работа может быть свободно воспроизведена, сохранена и передана в электронном или ином виде, , для любых некоммерческих целей . Применяются условия и исключения.

О Божественной комедии: Инферно

Пример

Божественная комедия: Ад

Предыстория божественной комедии: Ад

В средние века в политике доминировала борьба между двумя величайшими державами того времени: папством и Священной Римской империей (HRE).Каждый утверждал, что имеет божественное происхождение и незаменим для благополучия человечества. Причиной этой борьбы было заявление папы о том, что он также имеет власть над мирскими вопросами, то есть управлением правительством и другими светскими вопросами. Напротив, ОПЧ утверждал, что папство претендует только на религиозные вопросы, а не на мирские.

Во времена Данте существовало две основные политические фракции: гвельфы и гибеллины. Первоначально гибеллины представляли средневековую аристократию, которая хотела сохранить власть императора Священной Римской империи в Италии, а также в других частях Европы.Ghibellines трудно бороться в этой борьбе за дворянство, чтобы сохранить свою феодальную власть над землей и контрастом peopleIn, гвельфами, которого Данте был членом, в основном при поддержке растущего среднего класса, в лице богатых купцами, банкирами, и новые землевладельцы.0 Они поддержали дело папства в противостоянии императору Священной Римской империи.

Соперничество между двумя партиями не только настраивает один город против другого, но также разделяет отдельные города и семьи на фракции.Со временем первоначальные союзы и союзы странным образом запутались. Данте, как гвельф, был сторонником имперской власти, потому что он страстно хотел, чтобы Италия объединилась в одно центральное государство. В его время борьба между двумя группами стала ожесточенной. Фарината, гордый лидер гибеллинов Флоренции, восхищался Данте, гвельфом, но Данте поместил его в круг ада, предназначенный для еретиков. Философский взгляд Данте был также политическим взглядом. Враг был неправ в политическом, философском и теологическом отношении и, следовательно, был еретиком.

Вергилий считался самым нравственным из всех поэтов Древнего Рима. Модель Вирджила Aeneid была одной из моделей Dante Inferno . Говорят, что Данте запомнил всю Энеиду и что он долгое время почитал Вергилия как поэта Римской империи, особенно с тех пор, как Энеида повествует историю основания Римской империи. Кроме того, в Четвертой эклоге Вергилия он символически пишет о пришествии Чудо-ребенка, который принесет в мир Золотой Век, а в Средние века это было истолковано как пророчество о пришествии Христа. Таким образом, в образе Вергилия Данте нашел символ, представляющий два ключевых института: папство и империю, которым Бог предназначил спасти человечество.

Введение Божественная комедия: Ад

Структура

Читая Данте впервые, читатель сталкивается с монументальными проблемами: другое общество, другая религия (средневековый католицизм — это не то же самое, что современный католицизм), другая культура и другая политическая система, где политика контролировала папство, а папство — папство. манипулировал политикой своего времени — и часто папа был назначен политическим деятелем.

Физический аспект ада — это гигантская воронка, ведущая к самому центру Земли. (См. Диаграмму ниже в этом разделе.) Согласно легенде, использованной Данте, эта огромная гигантская дыра в Земле была проделана, когда Бог сбросил сатану (Люцифера) и его банду повстанцев с Небес с такой силой, что они создали гигантская дыра в Земле. Сатана был брошен в самый центр Земли, оставался там с тех пор и останется там всю вечность.

Наименее отвратительные грешники или те, чьи грехи были наименее оскорбительными, находятся в верхних кругах.В каждом круге Данте выбирал известную фигуру того времени или из истории или легенды, чтобы проиллюстрировать грех. По мере того, как Данте спускается из круга в круг, он встречает грешников, чьи грехи становятся все более ненавистными, злобными, оскорбительными, убийственными и предательскими. Он заканчивает тем, что сатана съедает трех величайших предателей в мире, каждого из трех своих ртов в центре Земли.

Наказания

Схема наказания Данте — одно из чудес воображаемого ума; иногда, однако, он включает в себя довольно сложную и трудную для современного читателя идею.

Каждый грешник подвергается наказанию, которое является синонимом его или ее греха — или же противоположностью этого греха. Например, Скряги и Расточители находятся в Круге IV. Их грехи заключались в том, что они так сильно поклонялись деньгам, что копили их, или, наоборот, так мало заботились о деньгах, что тратили их безумно. Нет ничего более враждебного для скряги, чем расточитель. Таким образом, их наказание состоит в том, что они постоянно бомбардируют друг друга огромными камнями, выражая антагонизм между чрезмерным накоплением и чрезмерным расточительством.

Другой пример — прелюбодейные любовники. В этом мире их трепали страсти; в аду их бьют ветры страсти, поскольку они вечно обнимают друг друга. Те, кто сознательно совершил прелюбодеяние, относятся к гораздо более низкому кругу. Наказание Воров простое. Их руки, которые они использовали для воровства, отрезаны, а их тела обвиты змеями или змеями, как это было в Эдеме.

Аллегория и символы

Мы следуем за гидом и Данте через приключения, настолько удивительные, что только самое смелое воображение может представить себе затруднительное положение.Это аллегория или символы? Большинство читателей хотят иметь однозначное соотношение между вещью и ее символическим эквивалентом: то есть красная роза равняется любви, а белая роза равняется целомудрию. Итак, что символизируют звери? Существует так много различных интерпретаций их символического значения, что каждый читатель может присвоить определенное значение, но в основном достаточно сказать, что вместе они представляют препятствия на пути к открытию Данте истинного света на горе.

Как аллегория, это и проще, и сложнее, чем символические значения.Это дух человека в путешествии по жизни и все ловушки, которые могут помешать ему достичь окончательного спасения и союза с Божеством, источником всего света. Те, кто потерпели неудачу при жизни, показаны в Inferno , страдающих от своих грехов при жизни, и таким образом Данте предупреждают, чтобы он избегал каждого греха, чтобы достичь спасения.

Комедия?

Данте назвал свое стихотворение комедией . В классической терминологии комедия — это произведение, которое начинается в страдании или глубоком замешательстве и заканчивается восторгом или счастьем.В шекспировской комедии пьеса часто начинается с замешательства — пары распадаются или расходятся, но заканчивается тем, что каждый находит подходящего партнера. Другими словами, комедия — это не то, над чем можно было бы посмеяться, это восхождение от низкого состояния растерянности к состоянию, в котором все люди объединены для величайшего счастья.

Прилагательное «Божественный» было добавлено редактором и издателем шестнадцатого века и с тех пор сохраняется.

Структура Божественной комедии: Ад

Данте, как и большинство людей его времени, считал, что некоторые числа имеют мистическое значение и ассоциации.Он разработал структуру своего стихотворения, используя серию мистических чисел:

ТРИ : Число Святой Троицы: Бог Отец, Сын и Святой Дух; Количество частей Божественная комедия : Inferno , Purgatorio , Paradiso ; Количество строк в каждом стихе каждой песни; Количество подразделений ада; Количество дней, необходимых для путешествия Данте через ад.

ДЕВЯТЬ: Кратно трем; количество кругов в аду.

TEN: Идеальное число — девять кругов ада плюс вестибюль.

ТРИДЦАТЬ ТРИ: Число, кратное трем; количество песен в каждой части.

ДЕВЯТЬ ДЕВЯТЬ: Общее количество песен плюс Песнь I, Введение.

СТО: Число, кратное десяти; Данте считал это идеальным числом.

Божественная комедия Данте в переводе Клайва Джеймса — рецензия | Данте Алигьери

Поэты не могут удержаться от перевода Данте, даже если они собираются делать только небольшие фрагменты, как это сделал Байрон, нанеся удар по речи Франчески из Римини из пятой песни Inferno .Он подошел к этому сложнейшим образом, превратив «стих за стихом эпизод в один метр … Я пожертвовал всем орнаментом в пользу верности». Я не буду занимать место, цитируя его здесь, но он замечательно хорош, и вы также можете понять, почему он остановился после 50 строк. Ведь, как отмечает Клайв Джеймс в своем превосходном предисловии к своему переводу, «для итальянского поэта сложно рифмовать , а не ». Terza rima, основная единица стихотворения Данте, достаточно естественно переносится на английский ямбический пентаметр, что не является чем-то необычным для нашего уха, и цель, как говорит Джеймс, состоит в том, чтобы стихотворение текло на английском языке, как это было на итальянском. .

Неудивительно, что поэтов так привлекает работа: первая часть комедии сама по себе является актом уважения к поэту или, по крайней мере, ее начало как таковое, когда один поэт разговаривает с другим, почитается. и счастлив быть в его компании. Когда Данте встречает его, Вирджил хранит молчание на протяжении веков, поэтому Джеймс твердо придерживается мнения, что Верджил должен кое-что очистить от трубок, прежде чем он сможет достичь полного красноречия. И он отвечает:

«Нет, не мужчина. Не сейчас.
Я был когда-то.Ломбард. Родители родились в Мантуе. Оба родились там ».

Вот оригинал:

Rispuosemi:« Non omo, omo già fui, e li parenti miei furon lombardi, mantovani per patrïa ambedui. «

Вы видите первую проблему? Вирджил через Джеймса начинает с того, что не может хоть раз сказать что-либо. Нам не нужно» не сейчас «или» оба родились там «, как мы в каждом случае только что были, или собирались быть, предоставили эту информацию, но они идут, чтобы набить строку. Что ж, справедливо, это его призыв, и, как однажды заметил один рецензент другого перевода Данте, пусть тот, кто пробовал песнь бросить первый камень.Я не знал, но тогда вам не нужно быть переводчиком или даже поэтом, чтобы задаться вопросом, не является ли фраза «ожесточить озеро мое сердце» ранее в первой песне чем-то неправильным, смешением метафор: но вот он, в Тоскане, « nel lago del cor m’era durata » (который также является прообразом откровения в конце Inferno , что его самая глубокая яма заморожена, а не горит). Только вы не узнаете этого, если не читаете его, держа рядом оригинал.

Он не сильно облегчил себе жизнь тем, что решил не иметь никаких заметок. Учитывая, что кто-то, кто новичок в стихотворении, не обязательно будет в курсе политики и религиозной борьбы 13-го века в Европе и на итальянском полуострове, Италии тогда фактически не существовало, это означает, что он должен включить определенное количество деталей. в стихотворение, которое в противном случае благополучно расположилось бы внизу страницы. У некоторых людей аллергия на сноски, некоторым они нравятся, но мне интересно, означает ли это, что версия Джеймса будет рекомендована тем, кто желает ознакомиться с великим творчеством Данте.

«Возможно, смело, — говорит Джеймс, — я бы сказал, что все, что нужно знать читателю, содержится в стихотворении в том виде, в каком я его представил». Я не думаю, что в этом есть какое-то «возможно», но читатели могут быть озадачены, когда непристойный жест Ванни Фуччи, обращенный к Богу, известный в то время как «инжир», все еще называется Джеймсом «инжиром», хотя то, что описывает Джеймс — «по два пальца вверх с каждой [руки]» — несомненно, очень англосаксонский V-знак.

Неважно. По большому счету, это деталь ног, и есть еще много тысяч линий и еще две области, через которые нужно пройти.Джеймс не может или не хочет воспроизвести или воспроизвести уловку Данте, заканчивавшую каждую книгу словом «stelle» — звезды, — но тогда, если бы он сделал это, он бы потерял впечатляющую двустишию, которой он завершает все стихотворение. и, как он говорит, в английском языке не так уж много рифм для слова «звезды»: «… самое сокровенное желание, которое я мог почувствовать / И вся моя воля вращалась вместе с любовью / Это движет солнце и все звезды выше «.

Это немного тавтологично, потому что внизу нет звезд, и если вы не можете закончить словом «звезды», вы могли бы закончить его словом «любовь», так как это то, о чем вся поэма; и любовь Бога ко всему творению, и, в меньшей степени, любовь Данте к Беатриче.(Трогательное следствие этого состоит в том, что именно жена Джеймса научила его, в первую очередь, правильно читать стихотворение, как знают читатели его мемуаров; более того, он посвящает книгу ей и завершает свое вступление выражением признательности к ее стипендии. )

Он проявляет большую свободу, когда приписывает Данте предвидение эйнштейновской концепции пространственно-временного континуума («точно так же, как колесо / Которое вращается так равномерно, что измеряет время / Пространством …» ), но это простительно как светский перевод божественного всемогущества.Он может, с другой стороны, вернуть нас к ощущению оригинала: когда Святой Петр позволяет разорвать церковь в Песни 27 из Paradiso , он сохраняет тройное повторение « il luogo mio » — «мое место». «- переводит» puzza «как» гадость «(мог бы быть сильнее?), А» ‘l perverso «как» извращенный «(то есть сатана), что я видел в другом месте гораздо менее убедительно, что переводится как» отступник «.

Это неоднозначная картина, но она огромная, и пусть никто не ставит под сомнение невероятно тяжелую работу Джеймса — он работал над этим, вполне прилично, десятилетиями — и серьезность цели и намерения.Данте полон трудностей и загадок для переводчиков, и он собирается уклониться от проблемы, как перевести неологизм «trasumanar» в песне 1 из Paradiso (грубо говоря, выходя за рамки человеческого; Данте придумывает неологизм именно потому, что концепция невыразимо на языке), то он не будет первым, кто это сделает. И если кто-то собирается представить Данте новой аудитории, я бы предпочел, чтобы это был Джеймс, чем … ну, я даже не собираюсь упоминать здесь его имя.

Набор «Божественная комедия» | Memoria Press

Литература и поэзия / Литература и поэзия для 10-х классов

10+ классы

Божественная комедия

На литературном фундаменте Запада, заложенном руками Гомера и Вергилия, стоит собор. Этот собор — «Божественная комедия » Данте Алигьери. Одна из жемчужин как западной, так и христианской литературы, комедия — эпическая аллегорическая поэма, рассказывающая о духовном пути искупления Данте, который ведет его через бездну ада (Ад) к Блаженному Видению Бога (Paradiso). ). Комедия необходима для любой классической учебной программы, поскольку это союз двух традиций, христианской и классической. Позвольте нам стать Вергилием (проводником Данте в комедии Comedy ), когда мы познакомим вашего ученика с великой книгой, которую нужно читать на всю жизнь.

Примечание. Наши учебные пособия предназначены для использования с переводом Джона Чиарди книги «Божественная комедия».

Руководство для учителя Божественной комедии

Руководство для учителя Образец

На литературном фундаменте Запада, заложенном руками Гомера и Вергилия, стоит собор. Этот собор — «Божественная комедия » Данте Алигьери. Одна из жемчужин как западной, так и христианской литературы, комедия — эпическая аллегорическая поэма, рассказывающая о духовном пути искупления Данте, который ведет его через бездну ада (Ад) к Блаженному Видению Бога (Paradiso). ).Комедия необходима для любой классической учебной программы, поскольку это союз двух традиций, христианской и классической. Позвольте нам стать Вергилием (проводником Данте в комедии Comedy ), когда мы познакомим вашего ученика с великой книгой, которую нужно читать на всю жизнь.

Примечание. Наши учебные пособия предназначены для использования с переводом Джона Чиарди «Божественной комедии».

Руководство для студентов «Божественная комедия»

Образец руководства для учащихся

На литературном фундаменте Запада, заложенном руками Гомера и Вергилия, стоит собор.Этот собор — «Божественная комедия » Данте Алигьери. Одна из жемчужин как западной, так и христианской литературы, комедия — эпическая аллегорическая поэма, рассказывающая о духовном пути искупления Данте, который ведет его через бездну ада (Ад) к Блаженному Видению Бога (Paradiso). ). Комедия необходима для любой классической учебной программы, поскольку это союз двух традиций, христианской и классической. Позвольте нам стать Вергилием (проводником Данте в комедии Comedy ), когда мы познакомим вашего ученика с великой книгой, которую нужно читать на всю жизнь.

Примечание. Наши учебные пособия предназначены для использования с переводом Джона Чарди книги The Divine Comedy .

Божественная комедия: викторины и тесты

На литературном фундаменте Запада, заложенном руками Гомера и Вергилия, стоит собор. Этот собор — «Божественная комедия » Данте Алигьери. Одна из жемчужин как западной, так и христианской литературы, комедия — эпическая аллегорическая поэма, рассказывающая о духовном пути искупления Данте, который ведет его через бездну ада (Ад) к Блаженному Видению Бога (Paradiso). ).Комедия необходима для любой классической учебной программы, поскольку это союз двух традиций, христианской и классической. Позвольте нам стать Вергилием (проводником Данте в комедии Comedy ), когда мы познакомим вашего ученика с великой книгой, которую нужно читать на всю жизнь.

Примечание. Наши учебные пособия предназначены для использования с переводом Джона Чарди книги The Divine Comedy .

Образец руководства для учащихся
Образец руководства для учителей

На литературном фундаменте Запада, заложенном руками Гомера и Вергилия, стоит собор.Этот собор — «Божественная комедия » Данте Алигьери. Одна из жемчужин как западной, так и христианской литературы, комедия — эпическая аллегорическая поэма, рассказывающая о духовном пути искупления Данте, который ведет его через бездну ада (Ад) к Блаженному Видению Бога (Paradiso). ). Комедия необходима для любой классической учебной программы, поскольку это союз двух традиций, христианской и классической. Позвольте нам стать Вергилием (проводником Данте в комедии Comedy ), когда мы познакомим вашего ученика с великой книгой, которую нужно читать на всю жизнь.

Примечание. Наши учебные пособия предназначены для использования с переводом Джона Чарди книги The Divine Comedy .

Божественная комедия Данте Алигьери: 9780141195872

О Данте Алигьери

Данте, или Дуранте Дели Алигьери, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года. Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Durante Deli Alighieri, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года.Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Дуранте Дели Алигьери, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года. Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Durante Deli Alighieri, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года.Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Дуранте Дели Алигьери, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года. Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Durante Deli Alighieri, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года.Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Дуранте Дели Алигьери, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года. Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Durante Deli Alighieri, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года.Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Дуранте Дели Алигьери, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года. Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Durante Deli Alighieri, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года.Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери

Данте, или Дуранте Дели Алигьери, родился во Флоренции, Италия, около 1265 года. Его семья была связана с политическим союзом гвельфов, сторонниками папства. Его мать умерла до десятого дня рождения Данте. Сам Данте был обручен с Джеммой ди Манетто … Подробнее о Данте Алигьери

О Данте Алигьери | Академия американских поэтов

Автор La Commedia ( The Divine Comedy ), считающегося шедевром мировой литературы, Данте Алигьери родился Дуранте Алигьери во Флоренции, Италия, в 1265 году в известной семье со скромным достатком. Его мать умерла, когда ему было семь лет, и его отец снова женился, родив еще двоих детей.

В двенадцать лет Данте был обручен с Джеммой ди Манетто Донати, хотя он уже влюбился в другую девушку, Беатрис Портинари, о которой он продолжал писать на протяжении всей своей жизни, хотя его взаимодействие с ней было ограниченным. Стихи о любви к Беатрис собраны в книге Данте La Vita Nuova или The New Life .

В юности Данте изучал множество предметов, включая тосканскую поэзию, живопись и музыку.Он столкнулся как с окситанской поэзией трубадуров, так и с латинской поэзией классической античности, включая Гомера и Вергилия. Он прочитал « De consolatione Философия » Боэция и De amicitia Цицерона. К восемнадцати годам Данте познакомился с поэтами Гвидо Кавальканти, Лапо Джанни, Чино да Пистойя и другими. Вместе с Брунетто Латини эти поэты стали лидерами Dolce Stil Novo («Сладкий новый стиль»), в котором целью поэзии были личные и политические страсти.

Позже он обратил свое внимание на философию, которую персонаж Беатрис критикует в Purgatorio . Он также стал фармацевтом и в свои 20-30 лет принимал активное участие в местных общественных делах.

Как и большинство флорентийцев при жизни, Данте был затронут конфликтом гвельфов и гибеллинов, политическим разделением лояльности между императором Священной Римской империи и папством. 11 июня 1289 года он сражался в рядах в битве при Кампальдино на стороне гвельфов, способствуя реформированию флорентийской конституции.

После победы над гибеллинами сами гвельфы разделились на две фракции: белые гвельфы, партия Данте, которые опасались политического влияния Папы; и черные гвельфы, которые остались верны Риму. Первоначально белые были у власти и выгнали черных из Флоренции, но папа Бонифаций VIII планировал военную оккупацию города. Делегация флорентийцев, в том числе Данте, была отправлена ​​в Рим, чтобы выяснить намерения папы.

Пока он был в Риме, Черные гвельфы разрушили большую часть города и установили новое правительство. Данте получил известие о том, что его имущество было конфисковано и что он считается беглецом, поскольку он покинул город. Обреченный на вечное изгнание, Данте так и не вернулся в свою любимую Флоренцию. Изгой, Данте скитался по Италии несколько лет, начав описывать La Commedia , свое великое произведение.

В 1315 году военный офицер, контролирующий Флоренцию, объявил амнистию флорентийцам в изгнании, но правительство города настояло на том, чтобы вернувшиеся экспатрианты должны были заплатить большой штраф и совершить общественное покаяние.Данте отказался, предпочтя остаться в изгнании. Шесть лет спустя Данте умер 13 сентября 1321 года в Равенне, Италия, скорее всего, от малярийной лихорадки.

В отличие от эпических поэм Гомера и Вергилия, в которых рассказывается великая история их народа, Данте Божественная комедия представляет собой несколько автобиографическое произведение, действие которого происходит в то время, когда он жил и населен современниками. Он следует за собственным аллегорическим путешествием Данте через ад ( Inferno ), Чистилище ( Purgatorio ) и Рай ( Paradiso ).Руководствуясь сначала характером Вергилия, а затем своей возлюбленной Беатрис, Данте писал о своем собственном пути к спасению, предлагая на этом пути философские и моральные суждения.

Данте приписывают изобретение терза-рима, составленного из терца, вплетенных в связанную схему рифм, и решил заканчивать каждую песнь The Divine Comedy одной строкой, которая завершает схему рифмы с конечным словом второго линия предыдущего tercet. Трехчастная строфа, вероятно, символизирует Святую Троицу, и ранние энтузиасты terza rima, включая итальянских поэтов Боккаччо и Петрарку, особенно интересовались объединяющими эффектами формы.

Также в отличие от предыдущих эпических произведений, The Divine Comedy была написана на местном итальянском языке, а не на более приемлемой латыни или греческом языке. Это позволило опубликовать работу для гораздо более широкой аудитории, что в значительной степени способствовало повышению уровня грамотности во всем мире.