Содержание

Во Франции тяжело ранен православный священник. Нападавший пока не пойман

Автор фото, Getty Images

Православный священник ранен в субботу в результате вооруженного нападения во французском городе Лионе. Полиция сообщила, что нападавший скрылся, ведутся его поиски.

Министерство внутренних дел Франции подтвердило в «Твиттере», что произошел серьезный инцидент, ситуация развивается, однако никаких подробностей не сообщило.

Очевидцы слышали два выстрела недалеко от греческой православной церкви в седьмом округе Лиона.

Выстрелы прогремели примерно в 16:00 по местному времени, когда священник закрывал церковь.

Сам священник успел сказать полиции, что не знал нападавшего на него человека.

Автор фото, Reuters

Источник в полиции сообщил агентству Франс пресс, что нападавший был вооружен обрезом охотничьего ружья.

Лионская газета Le Progres сообщила в субботу, что задержан подозреваемый в нападении на священника. Подозрительного вида мужчину, соответствовавшего описанию свидетелей происшествия, заметили в закусочной пожарные. Оружия при нем обнаружено не было.

В воскресенье он был освобожден от содержания под стражей, сообщила Le Progres. Как сообщается, осмотревший его врач пришел у выводу, что задержанный по состоянию здоровья не может находиться под стражей и подлежит принудительной госпитализации.

Прокуратура Лиона подтвердила, что в процессе расследования не установлено каких-либо фактов, позволяющих привлечь этого человека к ответственности за нападение на священника.

Как сообщается, священник находится в тяжелом состоянии, Рейтер сообщает, что он получил опасные для жизни ранения, ему была оказана медицинская помощь на месте, после чего он был госпитализирован.

Полное имя священника не называется, но, как сообщается, он грек, Николас К. Известно, что ему 52 года и у него трое детей.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Лион — третий по численности город Франции

Это нападение произошло через несколько дней после другого инцидента — нападения на церковь в Ницце, которое президент Макрон назвал терактом.

После нападения в Ницце Макрон мобилизовал тысячи военных на охрану общественных объектов, в том числе церквей.

В РПЦ попросили не мешать допуску священников к тяжелобольным COVID-19 :: Общество :: РБК

Для верующих, когда они болеют или готовятся уйти из жизни, очень важно присутствие Церкви, отметил митрополит Иларион. Он попросил врачей «беспрепятственно» допускать священников к тяжелым пациентам с COVID-19

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Пациенты, лечащиеся от COVID-19 в больницах, особенно нуждаются в посещении священников, заявил глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион в эфире телеканала «Россия 24». Так он ответил на сообщения, что в России на фоне роста заболеваемости COVID-19 увеличивается число вызовов священников к заразившимся.

«В первую волну было очень много растерянности, в том числе со стороны самих заболевших, со стороны врачей. Я бы не согласился с тем, что вызовов [тогда] не было, но, к сожалению, очень часто в то время священников просто не допускали к больным из-за того, что карантинные меры были очень строгими, из-за того, что процесс посещения больных, может быть, не был до конца отлажен», — сказал митрополит.

По его словам, с того времени «Церковь прошла большой путь» и оперативно подготовила священников, которые «хорошо разбираются в санитарной и эпидемиологической тематике». И если священник входит в красную зону, он, как и все, надевает средства защиты, в том числе комбинезон и специальный респиратор, добавил митрополит Иларион.

И тогда, несмотря на непривычный вид, сохраняется главное — личный контакт со священником, возможность исповедоваться ему, получить причастие или пособороваться, отметил он.

Патриарх Кирилл назвал COVID «сигналом от Господа» и «последним звонком»

«Чертей со сковородкой я уже не боюсь». Петербургский священник заявил РПЦ, что уходит — Общество — Новости Санкт-Петербурга

Поделиться

Храм св. Николая Чудотворца на Коломяжском проспекте действует с 2006 года. Он небольшой: постоянных прихожан не больше сотни, а доменное имя официального сайта вызывает добрую улыбку — hramik.ru. Этот храмик строил, а потом 15 лет опекал протоиерей Владислав Анцибор. Уроженец Одессы, вырос на Дальнем Востоке, учился в Ставрополе, Москве и Афинах, преподавал в Санкт-Петербургской православной духовной академии, служил в Исаакиевском соборе.

30 марта 2020 года Владислав Анцибор подал в Санкт-Петербургскую епархию прошение, где указал, что отныне он светский человек, а ключи от храма готов отдать в удобное время. Такого еще не было. Это скандал. Причиной своего поступка Владислав Анцибор называет изменившееся мировоззрение, в котором теперь нет ни веры в бога, ни самого бога. Мотивы своего поступка он захотел объяснить на страницах «Фонтанки».

— Владислав, мы начали наш с вами разговор, когда Московская патриархия и Санкт-Петербургская епархия заявили, что на них не распространяются губернаторские указы о самоизоляции, они не остановят службы и не закроют свои двери для верующих. Через сутки уже патриарх Кирилл обратился к пастве, риторика изменилась, он попросил прихожан посидеть дома. На ваше решение уйти изменившаяся позиция Церкви влияет?

— На решение не влияет на самом деле. Просто, наверное, неуместно сейчас говорить о том, что вот я из-за этого протестую. Но позиция по коронавирусу была лишь поводом, а не причиной. Повод отпадает, но причина по-прежнему актуальна. Вы там приготовили уже всё, так что я думаю… А вы как считаете, уместно сейчас?

— Это ваша жизнь, ваш выбор и ваше право. Я не могу вам ничего советовать.

— Ну я думаю, что какая разница — чуть раньше, чуть позже. Был информационный повод, теперь этого повода нет. Я, в принципе, в своем заявлении указал, что прекращаю служение по мировоззренческим мотивам, в связи с желанием что-то изменить в своей жизни.

— Значит, публикуем?

— Публикуем.

Поделиться

— Вы родились в 1972-м, в атеистическом государстве. Как вы, советский школьник, пришли к вере в бога?

— Я не просто советский школьник, я ещё и учился в медицинском училище после школы, работая санитаром в детской поликлинике, и восприятие мира у меня было вполне материалистическое.

Как я пришел к вере? Сначала я слушал различные религиозные программы зарубежных радиостанций, вещающих на Союз, какая-то литература попадалась в девяностые годы. В конце восьмидесятых годов у нас было идеологическое болтание, хотя было и много всего интересного. И вот меня эта религиозная круговерть увлекла. Как и очень многих людей в то время. Кто-то из них остался «в религии», а кто-то стал воинствующим атеистом, как Невзоров, например.

Когда я шел в церковь, это был ещё такой переломный момент. Меня пугали, говорили: «Знаешь, сейчас политика изменится, это все опасно». Самое-самое первое время. Но очень быстро религиозность взлетела в восходящий такой тренд. Все ринулись в «псевдо», «квази» и просто духовность.

— Тогда очень много партийных работников внезапно поверили в Бога. Но при этом не было прилюдного отречения от атеизма, от коммунизма. Мол, я был не прав, прошу простить, я заблуждался.

— А зачем отрекаться, когда у тебя что-то меняется? Сначала думал так, затем возникли новые факты: что-то, чего ты раньше не знал, не учитывал, не думал об этом. Что-то появилось, и ты стал думать по-другому. Я вот лично так к этому отношусь. Что тут кусать локти? Ведь все твои прежние знания и понимания были чем-то обусловлены: средой, образованием, культурой. Но вот ты узнал что-то другое и на основании полученных данных сделал выбор. Поэтому все эти публичные раскаяния, которые в советское время были популярны, моим представлениям не соответствуют.

— И тем не менее тот поступок, который вы сейчас совершаете, можно называть раскаянием.

— Какое раскаяние? Тут не раскаяние. Я просто заявляю свою позицию, потому что мне не нравится, что происходит. Можно уйти и втихаря: потихонечку подать прошение и уйти. Так было бы спокойнее всем — ушел, исчез. Или ушел по состоянию здоровья, а потом проявился в другой сфере. Но у меня характер другой. Я люблю честность.

— Что произошло с вами, что вы стали думать по-другому?

— После семинарии в 1993 году я уехал на учёбу в Грецию. Чем глубже я получал образование, тем больше менялось мое сознание. Мозги-то начинают работать. К тому же до этого я имел нормальное мировоззрение, советский ребенок, в медучилище учился. Изучая что-либо, ты можешь сопоставить факты. Понять, как и из чего строится твоя картина мира. Уже тогда она начала меняться. Я озадачивался вопросами: «А кто сказал, что это так и почему?»

В какой-то момент, когда я рукоположился и стал служить диаконом, мой мозг начал меня обманывать. Мы же часто понимаем что-то, но в то же время сами себя обманываем. Особенно когда вокруг такая красивая жизнь!

Я вернулся в Питер в 28 лет, стал преподавателем семинарии и деканом факультета иностранных студентов Духовной академии. Когда все вокруг такое — просто не задаешься вопросом. А потом, когда я, послужив немножко в Исаакиевском соборе, организовал свой приход и построил храм, у меня появилось побольше времени думать. Я стал видеть какие-то явные несоответствия в своих представлениях о «реальностях».

— Для тех, кто начинает видеть несоответствия в реальностях или задумываться о справедливости, у православной религии есть универсальный ответ — на все воля божья.

— Это для тех людей, кто мозги включать не хочет. А я попытался включить разум. Увидел мифологичность своего мировоззрения, понял, что это лишь определённая, ни на чем не основанная модель мира. Я стал думать, что, наверное, есть какие-то более адекватные картины мира. Втихаря стал изучать другие религии, где-то даже засветился на межрелигиозном круглом столе, за что слегка схлопотал от наших.

Но поскольку мой статус был уже достаточно серьезным, меня не репрессировали тогда. Тем более что у нас там еще провал такой произошел — у нас митрополит Владимир ушел на покой, вместо него приехал Варсонофий. И про меня забыли.

Это было лет пять назад. У меня активизировался религиозно-философский поиск. И я пытался-пытался мыслить в религиозной парадигме до тех пор, пока я просто не стал включать мозг. В итоге вернулся к научной модели мира.

— И что это значит? Вы решили, что бога нет?

— Я осознал, что то, что называют Богом, то, как его преподносят, то, как его называют в религиях, по крайней мере, такого нет. Если мы подключаем философию, мы можем сказать, что, да, единство сущего, мы часть этого мира, абсолют. Вот как-то так, но это не является религиозным абсолютно. Теизм — это когда вот есть выше управляемая сущность, боги, они управляют, на что-то воздействуют там и так далее. Я от этого отошёл тогда уже полностью.

— То есть вы стали агностиком?

— Я стал даже не агностиком. Докинз — один из самых известных атеистов (Ричард Докинз, английский биолог, популяризатор науки. — Прим. ред.). И он себя не называет стопроцентным атеистом, он себя называет деистом седьмой ступени (деизм — религиозно-философское течение, возникло в XVII веке, признает бога как творца мира, но без дальнейшего вмешательства. — Прим. ред.), потому что, мало ли… где-то что-то мы можем чего-то не учесть, но в тех рамках восприятия, которые мы имеем, у нас нет просто основания для того, чтобы принять одну конкретную концепцию.

Другое дело, что раньше люди жили тысячелетиями в какой-то одной такой мировоззренческой парадигме. Твои дедушки и прадедушки, потом ты и твои дети, скорее всего, занимались примерно одним и тем же, одни и те же орудия труда у них существовали. Ну и картина мира одна и та же передавалась из поколения в поколение. А потом это всё ускорилось, и в наше время это уже не из поколения в поколение, а у тебя за одну жизнь может что-то меняться. И я понял, что нужно просто идти по пути пересборки: анализировать, пытаться критически отнестись, узнавать первоисточник. И удивительно, почему люди вот так не мыслят?

Владислав Анцибор

автор фото Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»

Поделиться

— И сколько лет вы уже живете в этом формате — свой среди чужих?

(Смеется.) Под прикрытием. Я бы сказал так — лет пять назад я ещё пытался найти какую-то религиозность, в том числе, в других культурах, культах. При этом я очень серьёзно погружался. Они меня вообще просто за своего воспринимали, хотя знали, что я священник, — какие-нибудь кришнаиты или ещё какие-то товарищи. Но тогда я не мог сказать, что у меня уже было критическое мышление, тогда я еще пытался разобраться во всем. Письма писал, спрашивал, общался: мол, мне очень нравится твоя культура, твоя вера, откуда ты это взял, почему ты так думаешь, дай мне источник, дай мне основание опереться. И я нигде этого не находил и понял, что этого просто нет.

Мне предлагают: «Ты сначала прими что-то, начни практиковать, а потом у тебя все получится». Но когда ты изучаешь когнитивные искажения, то ты понимаешь, что… Наш мозг как работает? Начни изучать любую тему, и твой мозг начнёт подыскивать какие-то доказательства, обоснования, подтверждения твоим представлениям. Поэтому это путь в никуда. Если ты просто начнешь практиковать любую религию, то постепенно, постепенно твой мозг будет подбирать свидетельство того, что это так. Это первый фактор. А второй фактор — это окружение. Не секрет, что мы — это те люди, которые вокруг нас. Если вокруг тебя определённое сообщество, все думают так, об этом говорят, то, подстраиваясь, твое мышление становится похожим на их.

— Полтора года назад вы четко для себя осознали, что картина мира — она научная и бога не существует. Что дальше?

— Эти полтора года я чисто религиозные проповеди уже не говорил. Я занимался вопросами отношений. Своего рода терапия такая. Потому что люди, которые приходят к тебе, они в основном имеют запросы не религиозного характера, а житейские, психологические отношения их волнуют. Из-за того, что у тебя большая статистика общения с людьми, ты где-то похожие случаи знаешь, понимаешь, читаешь литературу определённую. Это получается психотерапия, но она же некачественная может быть. Кому-то ты помогаешь, кому-то не помогаешь.

Дальше я стал думать, как вот в этом во всём существовать что ли. Нужен я людям в этом качестве или не нужен? Потому что у меня были разные люди, с которыми я общался на эту тему, они говорили мне: «Ты пользу людям приносишь, помогаешь им, они благодарят тебя». Был такой психотерапевт, Милтон Эриксон, кажется. Он с пациентом общался через розетку. Тот не хотел слушать, а через розетку услышал его. Это психотерапия через метафору. А потом я подумал: а людям надо, чтобы я общался с ними через метафору? Если тебе нужен психотерапевт, ты пойдешь к психотерапевту. А когда ты идешь к священнику, ты идешь к человеку, который разделяет твои убеждения. А я-то отошел от этого.

— Вы смотрели сериал «Молодой папа»?

— Кто-то мне недавно говорил об этом сериале.

— Там показан как раз ваш случай. Папа римский, чей авторитет неоспорим, наедине с собой признается, что не верит в бога.

— Ну вот.

— Но в финале он приходит к тому, что бог все же есть.

— А… то есть у меня все же есть шанс? (Смеется.) Жизнь не кончается, откуда я знаю, что будет завтра. Какую картинку мира выстроит мое сознание. Но я ищу. У нас даже наука о душе — психология — она развивается. Тот же Фрейд говорил, что мы сейчас занимаемся психоанализом и словно пытаемся нащупать что-то интуитивно, но придет время, когда психология будет основываться на биологии или даже химии. Это у Эрика Кандела в его «Поисках памяти», он там цитату Фрейда приводит.

— Вы упомянули уже: Эрик Кандел, Ричард Докинз, Зигмунд Фрейд. Какие еще ученые, какие личности повлияли на вас таким образом, что изменилась картина мира?

— Я прочитал, наверное, тонну литературы по психологии. Из современных ученых — список большой, я увлекающийся человек. Но не могу сказать, что кто-то отдельно повлиял. Эрика Кандела я упомянул, потому что перечитываю его сейчас.

У меня как раз полтора года назад появилось ощущение, что все люди одинаковые. И мне как-то стало так тоскливо. Они приходят ко мне — и как клонированные: силовики, врачи. Скучно. А потом понял почему. Они меня атрибутировали определенным образом — отец Владислав, в рясе, с крестом, батюшка-батюшка. И со мной общались исходя из своих стереотипов. А поскольку у них у всех мой образ был одинаковый, они вели себя одинаково, и потому они мне стали казаться одинаковыми.

И тогда я стал уходить в окружение, где меня никто не знает. Я им представлялся просто Владом, и понял, что мир гораздо разнообразнее, люди интереснее, мыслят не так, как вокруг тебя. Ведь религиозная группа любая как существует? Она закрытая, по сути, группа. И чем более тоталитарная секта, тем сильнее они ограничивают круг твоего общения.

Поделиться

— Подождите. Это вы сейчас РПЦ назвали сектой?

— Конечно, секта. Но секта большая. Что такое секта? Это когда что-то отделяется от чего-то. По сути, история вообще всех религий — это история разделения. Конечно, каждая из них говорит: мы самая-самая. И опять же, если человека всё в церкви устраивает, ему там комфортно, трогать его не надо. Люди себя в этом находят и счастливы. Но для меня лично это тоталитаризм, когда тебе предписывают, что тебе есть, что тебе пить, как тебе одеваться, это можно, это нельзя. На самом деле, если ты посмотришь на верующих в церкви, то там будут стоять люди, как правило, грустные. Потому что они страдают по поводу своих несовершенств, они занимаются поиском каких-то грехов в себе. А грехом является либо то, что человеку свойственно, и по-другому ты никак не можешь, либо какие-то штуки, которые пишутся в книжках по подготовке к исповеди. Люди читают, а там это написано: «это грех». И они думают: «Ой, а я это делаю». Вот они и страдают по поводу этого всего.

— Но в этом же и есть смысл всех религий. По крайней мере — христианства точно.

— Опиум для народа?

— Не опиум. Система управления. Определенный набор норм, ценностей, моралей. Религия зарождалась как механизм сдерживания. Как еще можно остановить массовое воровство, убийство, беспорядочные половые связи, в конце концов? Конечно, обещанием Страшного суда. И люди приняли для себя эти условия. Ты не делаешь этого и этого, а за это тебе гарантирована счастливая, пусть и загробная жизнь. Потом эту функцию попыталось взять на себя право. Но религия осталась как традиция, как духовный регулятор.

— Вот ты бы хотела, чтобы тобой кто-то управлял, рассказывал, как тебе жить?

— Я — нет.

— И вот я тоже не хочу.

— Но другие-то люди счастливы. Они не страдают.

— Нет, они не счастливы. Они, конечно, не знают, что они страдают. Но если взять шкалу эмоционального удовлетворения, то она очень низка всегда. В основном. Насколько я могу судить со стороны и как священник.

В последнее время (в РПЦ. — Прим. ред.) всё стало сводиться к единообразию, циркуляры, отчеты… Я как настоятель могу сказать, что, наверное, с точки зрения церковных властей, все делал хорошо, все награды получал вовремя, даже досрочно, потому что всё, что нужно, делал. Но это же море всяких таких предписаний. И мне сама эта жизнь перестала нравиться; я — как чиновник, работаю на какую-то систему и непонятно зачем. Священник не может спокойно поехать за границу, когда он хочет. Он должен написать прошение, его должны отпустить, разрешить. Есть священнослужители, которые не сопротивляются, а кто-то может поехать втихаря.

— Ну это как раз говорит о том, что священники тоже люди.

— Подавляющее большинство священнослужителей — это трудяги. Они действительно несут свое служение, они помогают людям, они искренне в это верят. То есть лицемеров практически нет. Ну, может, кто-то как-то вот чуть-чуть преувеличивает для себя, где-то как-то недоговаривает что-то себе самому. Если мы будем говорить о нашей Санкт-Петербургской епархии, то меня все эти годы окружали на самом деле приличные люди. Я никогда ни от кого не испытывал каких-то таких проблем, то есть всё начальство было очень дружелюбно. То есть играй по правилам, соблюдай все правила, выполняй все функции, и всё будет хорошо.

— Формальной причиной нашей с вами встречи стало ваше желание заявить об уходе из Русской православной церкви в связи с её позицией по коронавирусу. Это события последних дней, 27–28 марта. Но искать встречи с нами вы начали раньше. Примерно за неделю до этого вы написали нам на почту, а потом не сразу откликнулись.

— Дело в том, что у меня был митрополит недавно на приходе, и мы сидели потом за столом, и он говорит: «Что это наши эту «Фонтанку» так боятся?» И я стал в этом направлении думать.

автор фото Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»Поделиться

— Думать в направлении, как заявить с помощью «Фонтанки» о том, что вы отрекаетесь от веры?

— Нельзя так сказать, что я отрекаюсь от веры.

— А как тогда — утратил веру?

— Даже не утратил веру. Мировоззрение просто трансформировалось. Потому что это так и происходит. Отрекся — это вот сейчас у меня Христос есть, а я пошел и от него отрекся. Вы помните точно, когда вы отреклись от Деда Мороза?

— Я не помню, чтобы я как-то особенно в него верила. Во всяком случае, точно не Дед Мороз стал главным разочарованием в моей жизни.

— Родители именно так и должны воспитывать детей — чтобы давать им представление о том, что это папа и мама тебя любят. Вам повезло. Еще есть такая вещь, как прокрастинация. Так вот, если ребёнку с детства объясняют, что его существование в жизни — это улица куда-то туда, то он все важные свои задачи и будет откладывать на самый последний момент. В то же самое время если ребёнок, который растёт вот в такой вот житейской парадигме, что он должен сам всего достичь, то у него эта прокрастинация, по крайней мере, не будет в жизнь вечную откладываться. В отношении детей, я считаю, что неплохо, если в воспитании будет присутствовать культурная составляющая, если это не будет ограничивать его жизнь и калечить психику. А изначальное упование на что-то просто сделает человека менее волевым. Благо, что дети всё же сопротивляющиеся существа. Маленькие ходят молиться в храм, в воскресных школах, а чуть подрастают, начинают сопротивляться. Начинаются конфликты поколений, они отваливаются.

— Наверное, это происходит потому, что видят некоторое несоответствие между тем, что им говорили, и тем, что происходит на самом деле. Как это произошло с вами.

— Или они думать начинают.

— Или да. Вы уже упомянули вскользь о возможной реакции ваших прихожан. Они же действительно могут воспринять ваш уход как предательство. Особенно сейчас — в тревожное время, когда народ напуган эпидемией коронавируса. Самый момент, чтобы утешить, успокоить.

— Утешить в каком смысле? В плане упования на что-то?

— Ну, церковь сейчас заработала в полную силу. Уже в Выборге появилась икона от коронавируса, все её радостно целуют. Министерство обороны не прекращает гастроли своей главной иконы Вооруженных сил, из храма в храм ее перемещают.

— В этом-то, в общем, вся и суть. Если, с точки зрения религии, ты даёшь какое-то упование, надежду, обращаешься к Богу, чтобы он помог и прекратил это все, то с точки зрения светского человека, коих большинство и кем я сейчас являюсь, я считаю, что это все приводит к беспечности. Почему я резко негативно отнесся к этому? Губернатор у нас распорядился, чтобы воздержались от посещения храмов, а церковь ответила: «Нет, ходите все». В этом нет необходимости, если человек не ходит, литургия все равно совершается. Если кто-то болеет, возможно причастие на дому. А так — сидите по домам, смотрите телеканал «Союз» или «Спас», какие там ещё есть, не знаю. Молитесь у себя дома, читайте книги. Зачем собирать людей? Да, там у нас есть сейчас особые санитарно-эпидемиологические правила, одноразовые салфетки. Если что, будем где-то на улице служить вроде. Но это всё равно массовое скопление людей. Если человек полтора часа находится рядом с другими, и если хоть один человек инфицированный, то заболеют сразу массы людей. А наши прихожане — это все люди пожилого возраста, а если не пожилого, он домой может принести. Я считаю, что это просто преступная такая вот беспечность, это значит подвергать риску свою паству.

— Это же ещё и вызов — то, что заявила светской власти сначала Московская патриархия, потом повторила Санкт-Петербургская епархия.

— Я подумал, что просто выхода другого нет. Потому что, заяви они по-другому в церкви, большая группа верующих просто этого не поймет и выступит против своего священноначалия, скажет: «Что это вы православие предаете? А ну-ка!» Поэтому многие бы, может, и не пошли бы на это. А, кстати, многие епархии попросили своих людей не ходить в храмы, оставили служить только священников. И я думаю, что часть верующих негативно к этому отнеслась. Но опять же — это просто потому, что у нас пока нет такой эпидемии, как в других странах. Но ведь все к этому пришли — в православной Греции богослужения совершаются без прихожан, в Италии и так далее. Почему? Потому что люди реально умирают, мы видим, насколько это опасно. Если сейчас у нас здесь никто не падает и больницы не переполнены, это не значит, что это не опасно.

Коронавирус — это факт. Есть математически просчитанная модель его распространения. Те меры карантинные, которые применяются у нас сейчас, вот санэпидрежим везде, по всей стране, в Петербурге в частности, он не на пустом месте взят. Меня, честно говоря, радует, что это происходит на самом деле в городе. Я вижу, как моются улицы, власти предпринимают меры. Вот в этих условиях выступать против — это просто преступная халатность. Твоя вера приводит к тому, что рискуют очень многие люди, а эти люди потом разнесут вирусы, и другие погибнут.

— Ну вот смотрите: мусульмане сказали своим не ходить в мечети, раввины закрыли синагоги, и только РПЦ говорит: вы нам не указ. То есть демонстративно бросают вызов светской власти и ставят её в неудобное положение. Потому как не отреагировать на это нельзя, но и устраивать полицейские облавы на храмах тоже нельзя.

— В неудобное положение поставлены все. Я думаю, власть задумается, насколько ей выгодно сотрудничество с церковью.

(На следующий день после этого разговора патриарх Кирилл обратился с призывом временно не посещать службы в храмах. — Прим. ред.)

— С точки зрения православных канонов, что произойдет, если неделю не причащаться, неделю не прийти в храм, не поцеловать икону?

— Существуют разные традиции. В России долгое время была традиция редкого причащения, люди причащались несколько раз в год. В нашей традиции это допустимо — не причаститься раз-другой. Тем более когда идёт такое моровое поветрие. Другое дело, что по канонам литургия должна совершаться. Пожалуйста, вот священник, вот народ, который есть, небольшое количество в храме: сотрудники, церковный хор. Есть люди, которые болеют и умирают, к ним можно всегда прийти домой и причастить. Сейчас иконы не целуют, потому что людям объяснили, что не надо так пока делать. Священники руки тоже не дают (целовать), крест не дают целовать, крест кладут на голову. То есть меры все же принимаются. Но всегда в храме найдутся несколько человек, которые скажут: «Нет, я хочу целовать». Таким образом они показывают свою ревность вере.

— Что теперь будет с вами дальше? Вот вы направите прошение, и что? Как вообще по процедуре происходит это, как правильно назвать… отречение от сана?

— Это же ненормальный случай. Если бы во мне заметили что-то не то, есть церковный суд, который выносит решение: либо отправить за штат, либо извергнуть из сана. Я же сейчас буду действовать по-другому. Я заявляю, что не признаю никакие суды, процедуры. Я просто направляю заявление, где пишу, что больше не считаю себя членом церкви, оставляю за ними свободу любых процедур. Слава богу, у нас нет подвалов, дыбы (смеется), на Соловки тебя не сошлют, а то, что там внутри… конечно, я уже получил от нескольких человек, которым сказал, ушат недовольства, гнева. Это нелегко на самом деле. Это я с виду только веселюсь, а на самом деле ночь не спал. Это очень тяжело — всю жизнь прожить так, и потом делать резкие движения. Плюс те люди, которые были вокруг меня: наши священники, какие-то сотрудники и так далее, я же там не откровенничал, они ничего не знают. С одной стороны, это будет для них дискомфорт, что я оказался таким. С другой стороны, когда придёт руководство или в любом случае епархия этим делом заинтересуется, какая-то комиссия будет и так далее… там могут быть неприятности.

— А какие могут быть неприятности?

— Ну я не знаю, какие-то церковные. Там могут сказать: почему не уследили, не сказали, не доложили. У нас есть городское священноначалие и районное. Районное должно надзирать над тем, что происходит у них в районе. Поэтому, естественно, приедет комиссия, посмотрит, что происходит, будет какой-то другой священник.

— Райком партии просто.

— Да. Но райком партии мог тебя засудить, посадить, чтобы ты страдал. Здесь я, так сказать, вне структуры нахожусь, мне это будет уже неинтересно и безболезненно.

— То есть вообще церковным уставом никак не предусмотрено, что священнослужитель сам отзывает свой сан?

— Нет, такие прецеденты есть. И если бы я сохранял послушание, хотел бы его сохранять, я должен был бы пойти по этой процедуре. Я должен был бы попросить считать меня верующим, наказание церковное какое-то мне бы назначили. А я не хочу просто.

— А если будет церковный суд и вас на него вызовут, вы пойдете?

— Я не пойду ни на какой суд. Я не признаю никаких судов. И пусть они между собой всё что угодно там решают. Конечно, суд будет, им же надо будет как-то решение принять… Да ради бога.

— У нас есть еще и православные активисты, которые несут в себе гораздо большую угрозу, чем какой-нибудь церковный суд. Их вы не опасаетесь?

— Ну я надеюсь, что я живу в государстве, которое пока что ограничивает действия таких товарищей. Конечно, если я буду ходить и оскорблять, плевать в храмы, наверное, по башке получу, но я не думаю, что меня будут там на улице подлавливать из-за того… Из-за того, что я что?.. Из-за того, что я ушел?

— Некоторым достаточно просто фильма или выставки, которые не понравились.

— Выставки, фильмы воспринимаются как экспансия, проповедь. Я не собираюсь никого агитировать ни за что, я просто говорю о своей позиции, о том, как я это воспринимаю, объясняю, почему я ухожу. Если просто тихо уйти, будет непонятно, что произошло. Поэтому я объясняю свою позицию. Я знаю, что её не разделит большинство. Что касается верующих, не разделит никто, для них это однозначно то, что вы сказали, — отречение и так далее. С другой стороны, а что правильно? Оставаться и притворяться? Уйти по-тихому, может быть, было правильнее, но, наверное, не в моем характере.

— Что вы хотите, что вы можете сказать тем десятками людей, с которыми вы непосредственно всё это время контактировали, которые из нашего с вами интервью узнают, что вы были нечестны с ними последние полтора года?

— Был нечестен в чем? Я старался осуществлять свое служение так, как положено. Я старался им помогать, решать духовные проблемы, со своим пониманием уже. И всё это время я пытался найти действительно правильную модель поведения. Я собираюсь выложить обращение на сайте храма, кстати, я еще должен передать домен и номер телефона, они на меня лично зарегистрированы, я не хочу узурпировать и размещать материалы другого рода. Я с удовольствием все передам. Так вот обращение я набросал черновое.

«В эти дни завершается мое служение на ниве Христовой как священника и настоятеля прихода. Причиной моего ухода стали глубокие перемены моего мировоззрения. Сердечно благодарю всех, кто в течение последних 25 лет был рядом, воспитывал, учил, помогал, поддерживал, разделял со мной радости и трудности. От души прошу прощения за вольные и невольные прегрешения. С уважением Владислав Анцибор».

— Чем вы займетесь теперь? Есть ли жизнь после церкви?

— Действительно, многие могут не понять. Человек, можно сказать, уходит от кормушки. Это все очень сложно. У меня нет четкого плана, куда я иду и чем займусь. Но я знаю, чего я больше не хочу делать. У меня есть ряд направлений, о которых я думаю, но пока что ещё не знаю, как там что реализуется, особенно в наше время, когда у нас сейчас вот такие вот сложности возникают в связи с коронавирусом.

— Простите, но я о материальном, раз уж мы теперь с вами вместе в материальном мире. Вы отслужили 25 лет. Это почти как в армии. Много вы заработали за время службы Церкви? Квартира, машина?

— Есть машина пятилетняя. У меня есть кредитные карты, у которых лимит, и он тоже почти выбран. Месячный платёж скоро будет большой, чтобы платить, мне придётся машину продать. По сути, я ухожу в долгах. Не сложилось у меня свечного заводика. Так получилось. Просто доходы. которые были, распределялись между моими потребностями и потребностями людей, которым я помогал. По логике вещей, как мне все сказали, нужно было подождать: сейчас откроются дома, пойдут люди, там будет доход, я мог бы подождать, подкопить. Я так не могу. И это неправильно.

— Вы уходите с чистой совестью?

— Не-а. С чистой совестью я бы ушёл, если бы знал, что будет со всеми людьми, которые остаются. Мне было бы спокойно. Но поскольку я этого не знаю, знать этого никто не может, какие там у кого процессы происходят, поэтому совесть у меня не грязная, но напряженная. Я ухожу в чувстве глубокого напряжения, беспокойства.

— У Церкви есть такая функция — согрешил, покаялся, получил прощение, начал жизнь с чистого листа. Нам, светским, сложнее — нам приходится прощать самих себя. Как вы теперь будете обходиться? Вы готовы простить самого себя?

— Я действовал так, как я считал нужным в тот момент. Сейчас у меня другие представления, можно сказать, что я другая личность, я не отвечаю за всё, что делал я же, но в другой немножко своей сборке. Мне может быть грустно, может быть печально, что так происходит. Я даже не смог донести свою позицию тем людям, с которыми я недавно общался. Это не чувство вины, это чувство беспокойства.

— А Страшного суда не боитесь?

— Нет.

— Это ведь тоже своего рода культурный код. Вот мы с вами не верим-не верим, а вдруг что-то есть?

— Если что-то есть, то что-то будет. По крайней мере, чертей со сковородкой я уже не боюсь.

Беседовала Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

P.S. «Ознакомившись с интервью, увидев всю эмоциональность и сумбурность своих суждений, я понял, что, поведав о многом, по сути ничего не сказал. Но даже если бы я готовился и тщательно подбирал слова, вместить два десятилетия жизни в один нарратив невозможно. Поэтому я планирую рассказать о своей жизни, о прошлом и настоящем, в своём «Инстаграме». Влад Анцибор».

Фото: «Глобус митрополии»Владислав Анцибор

автор фото Павел Каравашкин / «Фонтанка. ру»

автор фото Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»

зачем ему дежурства в роддоме — Российская газета

Как говорит Кирилл Нищименко, профессия у него одна — врач. А священник это не профессия. Это служение. Разница в том, что профессию можно на время отложить в сторону. Или вообще забыть, поменять на другую. А служение вмещает всю человеческую жизнь. И даже оставляет какое-то пространство вокруг, чтобы было куда расти.

Служит отец Кирилл в храме Казанской иконы Божией Матери на окраине Новосибирска. «Вы меня подождите двадцать минут, у меня отпевание», — просит он, и я оказываюсь в маленьком храме (уютном, деревянном, по соседству с новым каменным зданием) вместе с родными умершего Ивана. Отец Кирилл говорит им утешительные слова, а к концу службы у него самого глаза полны слез. Эхо личной трагедии — несколько месяцев назад совсем молодой, в 36 лет, умерла его жена Татьяна. Она узнала о страшном диагнозе — онкология, вынашивая третьего ребенка. Мальчик, которого назвали Марком, погиб через девять часов после рождения. А потом восемь лет семья боролась за жизнь Татьяны. Сейчас отец Кирилл остался с 15-летней дочкой и 13-летним сыном. Елизавета и Глеб учатся жить без мамы, он сам — без супруги, с которой они были вместе еще со школы. Когда-то именно Татьяна привела его в храм. Получается, и служение Кирилла тоже началось с нее. Сан он принял незадолго до смерти Татьяны.

— У вас не бывает мыслей о том, что ваша утрата — это жестоко и несправедливо? — спрашиваю. В ответ отец Кирилл повторяет мне то, что уже говорил родным Ивана: что разлука с умершим — временная. И земная жизнь — мгновение по сравнению с Вечностью. У него другая система координат.

А пока, в земной жизни, Лиза и Глеб каждую неделю почти два дня справляются сами — папа уходит на сутки дежурить в роддом. Не оставляет профессию, о которой мечтал с детства. Говорит, что роддом — лучшее место, где ему приходилось работать. Потому что рождение — это радость. И рядом с этой радостью хорошо должно быть всем. Об этом и заботится отец Кирилл, и как врач, и как священник.

— Как-то раз вижу: женщина в родовой палате лежит и плачет. Не знаю даже, почему, с ней все в порядке. По голове погладил ее: «Что же ты плачешь-то? Ведь праздник сегодня!» — «Какой?» — «Ну как какой, у тебя мальчик или девочка?» — «Мальчик». — «Вот и праздник — день рождения сына твоего!» Она заулыбалась, успокоилась…

До роддома отец Кирилл работал и в районной больнице, и в «скорой». Медицинский стаж — 15 лет, почти полжизни. Ездил по вызовам, еще будучи студентом. «Тогда складывалось ощущение, что пьют все и всегда, — вспоминает. — Днем и ночью, молодые и старые, мужчины и женщины»… Я спрашиваю его, как он справлялся с агрессией пациентов. Ведь сейчас дошло до того, что медики ходят на занятия самбо или боксом — ну как-то же надо отбиваться? Недавно в Новосибирске нетрезвый парень избил фельдшера только за то, что он, оказывая помощь, задавал вопросы его подруге, выпавшей из окна. Собирал анамнез. Отец Кирилл кивает, проблема ему известна — но только по рассказам коллег.

— Нападают-то в основном подло, на хрупких девушек. А со мной драться вряд ли кто захочет, — отвечает.

Он действительно богатырь — неспешный, основательный. Думает, прежде чем ответить на вопрос. Это непривычно — сейчас большинство собеседников говорят, не дослушав. Отвечают, даже если вопрос не задан вовсе. Поразмышляв несколько мгновений, отец Кирилл говорит, что уровень агрессии в обществе в целом всегда примерно одинаков, во все времена. Но вот по отношению к врачам сейчас он действительно растет. Потому что врачей, увы, стали считать обслуживающим персоналом. Я тебя вызвал, и ты мне должен — с таким в «скорой» сталкивался и Кирилл. Врачи на нижней ступеньке социальной лестницы — а на слабых и нападают.

— Понятие «медицинская помощь» у нас давно заменили понятием «медицинские услуги», а пациенты стали клиентами, вот и результат, — говорит священник-врач. — Да что там говорить, в правоохранительных органах есть отделы по борьбе с врачами, я сам видел инструкции для сотрудников, как раскрывать медицинские «преступления»…

В то, что медики отчасти сами виноваты в таких настроениях, отец Кирилл не верит. «А почему в их так защищаете, вы же не врач, вы священник», — слегка провоцирую я. «Я врач!» — отвечает он. Отец Кирилл предан профессиональному сообществу. Кстати, он поступал на факультет клинической психологии — но психология на его вопросы ответов не дала. «Наука о душе, а души там никакой нет, — говорит. — Одной физиологией, без Бога, душу объяснить нельзя». Позже хотел выбрать специальность акушера-гинеколога, но пришлось отказаться: и завкафедрой, и завотделением больницы, где Кирилл проходил практику, сказали ему, что быть акушером и не делать абортов нельзя, так не получится. Аборт же для тогда студента, а ныне отца Кирилла — равно убийство, преступление, оправдать которое нельзя ничем. Потому как душа — та, которую не объяснишь физиологией, — есть у ребенка уже в момент его зачатия.

По этой же причине церковь крайне осторожно относится и к ЭКО — при этой процедуре «отбраковывают» оплодотворенные яйцеклетки, выбирают самых сильных. «Нам сейчас говорят, что от этого отбора уже отказались», — говорит отец Кирилл, но до конца он в этом не уверен. Сейчас среди церковной общественности мнения по поводу ЭКО разделились, духовенство активно ведет дискуссии о допустимости проведения процедуры ЭКО для православного христианина.

Что же касается абортов, то отец Кирилл считает, что их давно следует вывести из системы ОМС. И врачи пусть этим не занимаются. «Абортмахеры» — не врачи — должны работать не в больницах, а в специальных центрах, и принимать за деньги. Если уж это остановить совсем, его нужно отделить от медицинской помощи.

— Даже отказаться от ребенка в роддоме — не так отвратительно, как аборт. Огромное заблуждение думать, что ребенок принадлежит родителям, «я рожу для себя» — ужасная фраза. Ребенка родителям доверяет Бог, ребенок — не ваша собственность! — говорит отец Кирилл. Кстати, в его роддоме от детей отказываются достаточно редко.

«А если мать не выдержит родов? А если ребенок смертельно болен? Разве не бывает абортов по медицинским показаниям?» — говорю. — «Как может быть убийство «по медицинским показаниям»? — отвечает отец Кирилл. — По этой логике можно всех больных убивать, зверство и варварство»…

Около года Кирилл Нищименко проработал в детском хосписе, можно сказать, участвовал в становлении этого учреждения в нашем регионе. «Вот где ужас-то, наверное», — охаю я. А он все так же спокоен: почему же? Да, вылечить этих детей нельзя. А вот помочь очень даже можно — облегчить боль, например. По его словам, сейчас паллиативную помощь неизлечимо больным детям начинают оказывать еще до их рождения — есть такое направление в современной медицине, которая становится все более гуманной.

Ключевой вопрос

А вы своим детям интернет запрещаете?

Кирилл Нищименко: Ограничивать пытаюсь… С одной стороны, хорошо, когда весь мир у тебя под рукой, с другой может и навредить. Но мир изменился, от этого никуда не деться. Да и прежде чем запрещать, надо что-то предложить взамен. Компас нравственный «встроить».

Это не у всех получается.

Кирилл Нищименко: А без Бога и не получится.

Я знаю многих людей, которые и молятся, и в церковь ходят регулярно. А с компасом у них не все в порядке, мягко говоря…

Кирилл Нищименко: Ну тут удивляться нечему. Ведь церковь — та же больница. В больницу идут за исцелением тела, в церковь — за исцелением души. И там, и там — люди, которым нужно помочь.

Кстати

Чаще всего отцу Кириллу задают вопрос — как он совмещает занятия врача и священника. Многие думают, что это друг другу противоречит. И врач вмешивается в Божий промысел. Это не так, объясняет отец Кирилл. Никакого противоречия: будет на то воля Божья, врач пациента вылечит. Не будет — не вылечит. Но при этом к любой работе, которая тебе доверена, нужно относиться с огромной ответственностью. Если ты лечишь — лечи изо всех сил. Если метешь улицы — тоже выкладывайся на сто процентов. Свободная воля человеку дана как раз для этого. Священнику же, по мнению отца Кирилла, мирская профессия, работа и опыт только помогают — людей он поймет лучше вчерашнего выпускника семинарии.

Иван Охлобыстин, актер, режиссер, священник



Иван Охлобыстин, актер, режиссер, священник

Фото: Василий Шапошников, «Коммерсантъ»

О кино, о религии, о семье.

Родился 22 июля 1966 года в Тульской области. Закончил режиссерский факультет ВГИКа. Первая актерская работа – в картине «Нога». Первый сценарий Охлобыстин написал к фильму «Урод». Его первая полнометражная картина «Арбитр» получила награду на фестивале «Кинотавр». Среди известных сценарных работ – «ДМБ», «Даун Хаус», «Мусорщик», «Параграф 78». Помимо кинематографа Охлобыстин принимал участие также в театральной деятельности. В частности, по его пьесе в МХТ был поставлен спектакль «Злодейка, или Крик дельфина».

В разное время сотрудничал с такими изданиями, как «Коммерсантъ», «Совершенно секретно», «Столица». Работал на телевидении (ТВ-6, ОРТ, РТР). В 2001 году Иван Охлобыстин был рукоположен в сан священника и стал отцом Иоанном. Единственный в России служащий священник и одновременно актер — с благословения церкви.

Обладатель 17 наград за лучшую режиссуру, девяти наград за лучшую актерскую роль и 21 награды за лучший сценарий. Женат на актрисе Оксане Арбузовой, воспитывает шестерых детей.

ВАШИ ВОПРОСЫ


Дмитрий Беденко [ 23.04 22:08 ]
Иван, здравствуйте!
Вы актер-иерей, или иерей-актер?
Получили Вы богословское образование, или самостоятельно все освоили?
Говорят, что священник, «снявший сан», быстро регрессирует духовно. Боитесь ли Вы этого, или священничество было для Вас лишь ролью?
Как Ваш пример со снятием сана отразится на Ваших детках? А священническая клятва, а благодать?
Спасибо и удачи.

Владислав [ 23.04 21:20 ]
Иван, здравствуйте! Где прошло Ваше детство? Какие впечатления наложили отпечаток на Ваш характер? Повлияла ли на Вас русская природа?

Георгий [ 23. 04 17:21 ]
Иван, я слышал, Вас недавно поставили перед выбором — или служить, или расстричься. Каков будет ваш выбор?

Ася [ 23.04 12:52 ]
Иван, здравствуйте! Какое Ваше мнение о таком феномене, как власть=деньги и религия? Недавно прочитала статью одного известного издания о патриархе, где его уличают в ношении дорогих предметов одежды (например, часы, стоимость которых несколько десятков евро) или отдыхе на горнолыжном курорте не у нас в России, а в Швейцарии. Я глубоко уважаю деятельность патриарха. Но такие статьи немного выбивают из равновесия.

Даниил [ 23.04 12:42 ]
Отношусь к Вам с большой симпатией. Именно поэтому прямой вопрос: как Вы определяете уровень качества фильма/сериала, который позволяет Вам в нем сниматься? «Интерны», ТНТ — это Ваш уровень?

Ольга К. [ 23.04 11:57 ]
Иван, здравствуйте. Вы потрясающий человек. Ваша жизнь была и остается наполнена интересными, яркими, часто противоречивыми событиями. Готовы ли Вы открывать что-то новое или Вы чувствуете некую усталость? Спасибо, с уважением.

Вадим [ 23.04 11:30 ]
Спасибо Вам за то, что вы есть! Банально? Да! Но Ваша энергия, вера, любовь, нешаблонность, живость — дают каждому человеку пример настоящей жизни, а христианам — быть таковыми по духу, а не по форме. Вопрос: друзей выбирают? И как становятся Вашим другом?

Алексей [ 23.04 09:40 ]
Скажите, пожалуйста, в каком храме Вы на данный момент служите, и как попасть к Вам на службу?
Заранее спасибо!

ЛУк [ 23.04 09:31 ]
Скажите, что есть сейчас православие в России?

Евгений Жаров [ 23.04 09:10 ]
Добрый день! Как вы считаете, какая польза от лозунгов нашего президента: «Россия — вперед!», — если оно ничем не подкреплено? Как возродиться стране, в которой действительно верующих/богобоязненных людей очень и очень мало? На чем может крепнуть это возрождение, если как не на духовности? Спасибо.

Виктор [ 23.04 08:21 ]
Кто Ваш духовник? Кто благословил ношение католической формы одежды (как на фотографии)?

Нажмутдин [ 22.04 23:47 ]
Очень нравитесь в кино, особенно в комедиях. А какой вы в жизни?

Виталий, Новочеркасск [ 22.04 17:37 ]
Здравствуйте, Иван. Вы когда-нибудь проходили путь безверия? Или же Вас бог уберег от этого пути?

Лариса [ 22.04 17:03 ]
Здравствуйте, Иван! У Вас шестеро детей, а мой муж боится заводить ребенка, потому что надо выплачивать ипотеку. Расскажите, почему Вы не побоялись?

Софи По [ 22.04 16:16 ]
Что вас связывает с Евгением Касперским?





В Удмуртии священник и его жена погибли в ДТП

https://ria. ru/20201218/dtp-1589876904.html

В Удмуртии священник и его жена погибли в ДТП

В Удмуртии священник и его жена погибли в ДТП

В Увинском районе Удмуртской Республики произошло ДТП, в котором погиб священнослужитель, сообщили РИА Новости в экстренных службах региона. РИА Новости, 18.12.2020

2020-12-18T12:51

2020-12-18T12:51

2020-12-18T13:52

удмуртская республика (удмуртия)

происшествия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/0c/12/1589886864_0:0:678:382_1920x0_80_0_0_bb1e3eee3b519c1075ee142cb307365b.jpg

УФА, 18 дек — РИА Новости. В Увинском районе Удмуртской Республики произошло ДТП, в котором погиб священнослужитель, сообщили РИА Новости в экстренных службах региона.По данным республиканского управления ГИБДД, авария произошла 15 декабря. Семья — водитель, его жена и двое детей — на «Ладе Гранта» столкнулись с камазом. Мужчина и женщина погибли. «Еще два пассажира «Лады» — мальчики двух и четырех лет — получили травмы, были доставлены в больницу. Травмы не серьезные, их жизни и здоровью ничего не угрожает», — сообщили агентству в ведомстве.Собеседник отметил, что дети находились в машине в удерживающих креслах, которые и спасли им жизнь.

https://ria.ru/20201217/dtp-1589779687.html

удмуртская республика (удмуртия)

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25. img.ria.ru/images/07e4/0c/12/1589886864_0:0:678:510_1920x0_80_0_0_e047eb16943f4677014faae2c9f4e50b.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

удмуртская республика (удмуртия), происшествия

УФА, 18 дек — РИА Новости. В Увинском районе Удмуртской Республики произошло ДТП, в котором погиб священнослужитель, сообщили РИА Новости в экстренных службах региона.

По данным республиканского управления ГИБДД, авария произошла 15 декабря. Семья — водитель, его жена и двое детей — на «Ладе Гранта» столкнулись с камазом. Мужчина и женщина погибли.

«Еще два пассажира «Лады» — мальчики двух и четырех лет — получили травмы, были доставлены в больницу. Травмы не серьезные, их жизни и здоровью ничего не угрожает», — сообщили агентству в ведомстве.

Собеседник отметил, что дети находились в машине в удерживающих креслах, которые и спасли им жизнь.

17 декабря 2020, 18:45

В Ленинградской области два человека погибли в ДТП

Дети обвинили священника из Мордовии в домашнем насилии | Новости | Известия

Дeти бывшегo нaстоятеля хрaма в Мoрдовии oбвиняют рoдителей в дoмашнем нaсилии. Сoвершеннолетние сынoвья смoгли зaбрать у отца Сeргия Смолякова млaдших брaтьев, а зaтем обрaтиться за пoмощью. Об этoм сoобщает РЕН ТВ.

Пo слoвам сынa бывшeго нaстоятеля Михaила Смолякова, 13 нoября oтец нaбросился на них с гвoздодером.

«16 ноября 2020 года мы, все дети, подали заявление в полицию о физическом и психологическом насилии над нами. Кроме того, наши двое несовершеннолетних братьев находятся с сентября в Абхазии, их судьба до сих пор неизвестна», — сообщил молодой человек.

По его словам, сейчас дети священнослужителя сняли квартиру и живут отдельно от родителей.

«Помощь нужна юридическая, потому что родители влиятельные. Нам нужна будет помощь продуктами и одеждой. Мы следим за детьми, не дай бог кому-то из них будут угрожать родители, а они уже это делают», — рассказал Михаил.

Другие дети Смолякова также решили высказаться на камеру и заявили, что подали заявления на родителей о физическом и психологическом насилии.

Они также продемонстрировали кадры из дома, показали калитку, через которую дети не могли перелезть. По их словам, для этого сверху набили рейку с острыми гвоздями.

Сам отец Сергий придерживается другой версии. Он рассказал телеканалу, что дети пришли к нему в дом 13 ноября, чтобы забрать паспорта несовершеннолетних. По его словам, старшие сыновья оказались в затруднительной ситуации после продажи шиномонтажа — они якобы не могли платить по кредитам.

«Была еще конфликтная ситуация, когда они пришли требовать паспорта. Они побоялись, видимо, что мы подадим заявление на них. Они подали заявление такого плана, которое никакими фактами, свидетельствами не подкреплено», — пояснил собеседник.

Его супруга утверждает, что был «акт избиения».

«Они избили отца 13 ноября, а 15 ноября они подали на него заявление. Мы не подали никаких заявлений», — рассказала она.

По информации местных СМИ, отец Сергий вместе с супругой воспитывал 12 детей, включая родных и усыновленных. По словам сыновей, родители не разрешали детям ходить в школу, могли избить за малейшую провинность, связать и посадить в подпол.

Перед фотографией Трампа по Библии полиция насильственно изгоняет священника из церкви Святого Иоанна возле Белого дома

ВАШИНГТОН (RNS) — Ранним вечером в понедельник (1 июня) президент Дональд Трамп стоял перед исторической епископальной церковью Святого Иоанна в центре Вашингтона и держал в руках Библию для камер.

Возможность сфотографироваться была жуткой: Трамп сказал относительно мало, стоически расположившись перед заколоченной церковью, которая накануне пострадала в результате пожара во время протестов, вызванных смертью Джорджа Флойда 25 мая в Миннеаполисе.

Церковь оказалась совершенно заброшенной.

Фактически, он был заброшен, но не по собственному желанию: менее чем за час до прибытия Трампа бронированная полиция применила слезоточивый газ, чтобы очистить сотни мирных демонстрантов от парка Лафайет-сквер, который находится через дорогу от церкви.

Власти также изгнали по крайней мере одного епископального священника и семинариста из внутреннего дворика церкви.


СВЯЗАННЫЙ: С Библией и световыми гранатами, Трамп идет по христианской националистической прогулке


«Они превратили святую землю в поле битвы», — сказал преподобный.Джини Гербаши.

Гербаши, которая является настоятелем другой епископальной церкви Святого Иоанна в соседнем Джорджтауне, прибыла в Сент-Джонс-Лафайет ранее в тот же день с, как она сказала, по меньшей мере 20 другими священниками и группой мирян. Они были организованы епископальной епархией Вашингтона, чтобы служить «мирным присутствием в поддержку протестующих».

Добровольцы и священнослужители предложили воду, закуски и дезинфицирующее средство для рук демонстрантам, которые собрались в парке Лафайет через улицу — прямо напротив Белого дома — чтобы осудить расизм и жестокость полиции после смерти Флойда.

Но где-то после 6 часов вечера, когда волонтеры собирали припасы, Гербаши сказал, что полиция внезапно начала изгонять демонстрантов из парка — до 19:00. комендантский час объявлен для жителей Вашингтона ранее в тот же день.

«Я внезапно закашлялась от слезоточивого газа», — сказала она. «Мы слышали эти взрывы, и люди падали на землю, потому что вы не знали, что это было».

Преподобный Гленна Дж. Хубер, настоятель церкви Богоявления, еще одной церкви в центре Вашингтона, был в церкви Св.Но Джон ушел, когда прибыла Национальная гвардия. Она сказала, что наблюдала, как полиция ворвалась в район, из которого она только что сбежала. Обеспокоенный, священник отправил духовенству церкви бешеное электронное письмо, призывая их быть осторожными.

Вернувшись в Сент-Джонс, Гербаши сказала, что была одета в церковную одежду и стояла на территории церкви, когда подошла полиция.

«Я здесь в своем маленьком розовом свитере в воротнике, мои седые волосы собраны в хвост, мои очки для чтения и мой семинарист, который был со мной — у нее в глазах появился слезоточивый газ», — сказала она.

Гербаши сказала, что пока она и семинарист наблюдали за происходящим, полиция начала изгонять людей из внутреннего дворика церкви.

«Полиция в своем защитном снаряжении с черными щитами и всем остальным начинает продвигаться во внутренний дворик площади Сент-Джонс-Лафайет», — сказала она, добавив, что люди вокруг нее начали кричать от боли, говоря, что в них стреляли несмертельные снаряды.

Гербаши и другие в конце концов скрылись с места происшествия, оставив предметы первой необходимости. К тому времени, как она добралась до К-стрит в нескольких кварталах от дома и проверила свой телефон, Трамп уже был перед церковью с Библией в руках.

«Вот для чего это было: чтобы очистить внутренний дворик, чтобы человек мог стоять перед этим зданием с Библией», — сказал Гербаши.

Белый дом не сразу ответил на запрос о комментарии.

Сообщается, что помощники Трампа сообщили репортеру Bloomberg News, что официальные лица планировали расширить периметр вокруг Белого дома в понедельник днем, независимо от посещения Трампом церкви — хотя эти планы, похоже, не были доведены до сведения духовенства, работающего перед церковью.

Официальный аккаунт Белого дома в Твиттере опубликовал в Твиттере видео в понедельник вечером, посвященное визиту Трампа в церковь, вместе с кадрами, на которых Трамп идет к церкви, где играет драматическая музыка.

Руководители епископальной церкви поспешили осудить инцидент.

The Rt. Преподобный Марианн Бадде, епископ Вашингтона, который помог организовать присутствие духовенства в церкви, сказал, что прибытие Трампа в церковь Святого Иоанна произошло без предупреждения, и вызвало у нее «возмущение».

«Символика того, что он держит Библию … в качестве опоры и стоит перед нашей церковью в качестве фона, когда все, что он сказал, противоречит учениям наших традиций и тому, что мы отстаиваем как церковь — я был в ужасе, — сказала она Службе новостей религии.

«Он пришел не молиться. Он пришел не оплакивать смерть Джорджа Флойда. Он пришел не для того, чтобы залечить глубокие раны, которые выражаются в мирных протестах тысяч и тысяч людей. Он не пытался успокоить ситуации, наполненные болью ».

The Rt. Преподобный Майкл Карри, председательствующий епископ Епископальной церкви, также раскритиковал этот шаг, обвинив президента в использовании «церковного здания и Библии в партийных политических целях.”

«Это было сделано в период глубокой боли и боли в нашей стране, и его действия не сделали ничего, чтобы помочь нам или исцелить нас», — говорится в заявлении Карри.

«Нам нужно, чтобы наш президент и все, кто занимает этот пост, были моральными лидерами, которые помогают нам быть народом и нацией, живущими этими ценностями. Ради Джорджа Флойда, для всех, кто несправедливо пострадал, и ради всех нас, нам нужны лидеры, которые помогут нам быть «одной нацией под Богом, со свободой и справедливостью для всех».

ул.Джон уже давно привязан к президентству. Каждый действующий президент хотя бы раз посетил церковь с момента ее основания в 1816 году, за что получил прозвище «Церковь президентов». Тогдашний ректор церкви, преподобный Луис Леон, молился во время второй инаугурации Барака Обамы, и церковь также провела службу утром в день инаугурации Трампа.


СВЯЗАННЫЙ: Почему я ушел из Университета Свободы: Потому что черные жизни имеют значение


Церковь, как и многие епископальные общины, известна своим либеральным уклоном: она нанимала представителей ЛГБТ-сообщества и выступала за однополые браки.Ее материнская деноминация, Епископальная церковь, критиковала Трампа: Карри участвовал в акции протеста 2018 года возле Белого дома, в которой он и другие либерально настроенные священнослужители раскритиковали предвыборный лозунг Трампа «Америка прежде всего» как «теологическую ересь».

Сент-Джонс также был поврежден во время демонстрации в выходные дни, когда он был испорчен граффити и пострадал от небольшого пожара в подвале, который был быстро потушен.

На вопрос, что она сказала бы Трампу, если бы представилась такая возможность, Гербаси ответила: «Вы хотите жить своей жизнью, пользуясь словами из этой книги (Библии), а не использовать ее как возможность для фотографий.”

Священник позже опубликовал о своем опыте в Facebook, завершив свой аккаунт вызывающим указом: «Теперь я сила, с которой нужно считаться».

Это развивающаяся история, которая может быть обновлена.

Добавить в любимые статьи

По мере того, как коронавирус опустошает церкви, итальянский священник заполняет скамейки фотографиями прихожан

РИМ — На фоне продолжающейся вспышки коронавируса COVID-19 в Италии Папа Франциск в воскресенье высоко оценил «творчество» священников, которые, несмотря на приостановление масс и жесткие ограничения на передвижение, находят уникальные и эффективные способы быть со своими людьми.

Отец Джузеппе Корбари — пастор прихода Святых Квирико и Джулитта в Роббиано, на окраине Милана в итальянском регионе Ломбардия, который находится в эпицентре вспышки коронавируса, — мог легко попасть в эту категорию.

Когда в прошлом месяце в Ломбардии разразился коронавирус, вызвавший приостановку 24 февраля всех общественных месс в регионе, Корбари хотел найти способ быть со своими 5500 зарегистрированными прихожанами, даже если они не могли прийти на мессу.

Обращаясь к Crux , Корбари сказал, что вскоре после того, как мессы были приостановлены, «возникла потребность хотя бы увидеть лица людей в моем приходе, потому что проводить мессу с видом на пустые скамьи было грустно».

Он обратился с призывом к приходу через аккаунт Telegram, чтобы люди присылали ему фотографии и селфи, чтобы он мог прикрепить их к скамьям в своем приходе, сказал он, объяснив, что получил около 100 фотографий, которые он теперь просматривает каждый раз, когда говорит Масса.

«Этот жест много значил для людей, которые, даже оставаясь дома, все еще присутствовали», — сказал Корбари, отметив, что вскоре после этого стало известно о том, что он сделал, и люди из других приходов и городов начали присылать свои фотографии. тоже.

За несколько дней его пастырский жест стал вирусным. Фотографии были опубликованы в Facebook, и новостные агентства из Италии и из-за рубежа начали звонить, чтобы услышать историю.

«Я получаю сотни сообщений от верующих и телефонные звонки со всей Италии.Вся Италия звонит мне », — сказал он, добавив, что« искренне поражен эхом, которое это вызвало ».

Корбари сказал, что не ожидал, что его решение станет историей, и шокирован вниманием, которое оно привлекло как на национальном, так и на международном уровне.

«Я тронут этим резонансом, потому что он превосходит все ожидания», — сказал он. «Я сделал это для своего прихода, и получилось вот так… Я был искренне поражен. Я никогда, никогда не думал, что это будет так ».

Ссылаясь на аплодисменты Папы Франциска за пастырское «творчество» во время вспышки коронавируса, прозвучавшие во время его воскресного обращения к Ангелусу, Корбари сказал, что не знает подробностей о том, кого имел в виду Папа, но известие о его жесте сломало несколько за несколько дней до выступления Папы, «поэтому я не исключаю, что Святейший Отец был проинформирован об этой инициативе и что он, возможно, имел в виду это.”

СВЯЗАННЫЙ: Папа восхваляет священников, которые находят «творческие» способы быть с людьми, несмотря на коронавирус

В приходе Корбари также проходят прямые трансляции месс по воскресеньям для прихожан, а ежедневные мессы транслируются через местную приходскую радиостанцию.

«Люди также хотят присутствовать как сообщество, как приход, даже если они находятся каждый дома», — сказал он, отметив, что не знает о каких-либо коронавирусных инфекциях среди своих прихожан, но молится за них, поскольку вспышка продолжается. .

«Как человек, как мужчина, я живу с тем же трепетом, что и люди: страх заразиться вирусом, это неоспоримо», — сказал он, подчеркнув, что соблюдает все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать заражения вирусом. вирус и передающий его.

Как священник, он сказал, что обращается к молитвам и мессе «как к важному источнику силы» как для себя, так и для своего прихода, поскольку неуверенность и страх сохраняются.

«Даже без физического присутствия верных я нахожусь в общении с Церковью.Когда я молюсь, я молюсь, чувствуя присутствие прихожан, поэтому молюсь вместе с ними и за них. Я пытаюсь сблизиться с ними », — сказал он, добавив:« Конечно, сейчас социальные сети — хорошее средство для связи с прихожанами ».

Следуйте за Элис Энн Аллен в Twitter: @eliseannallen


Crux посвящен интеллектуальным, проводным и независимым репортажам о Ватикане и католической церкви всего мира. Такие отчеты обходятся недешево, и нам нужна ваша поддержка. Вы можете помочь Crux, отдавая небольшую сумму ежемесячно или разовый подарок. Помните, что Crux — это коммерческая организация, поэтому взносы не облагаются налогом.

«Мы живем для Христа», — говорит священник на вирусной фотографии, проводящей последние обряды в ужасающих обломках | Национальный католический регистр

HARRISBURG, Pa. — Одинокий молодой священник в рясе шел под ливнем к месту ужасного крушения тракторных прицепов и автомобилей на межштатной автомагистрали в Пенсильвании и совершил последние обряды для водителя грузовика, ставшего единственным погибшим в аварии.

Без его ведома прохожий сфотографировал момент, который захватил воображение социальных сетей и стал вирусным. Священник, Отец Джон Киллакей , был идентифицирован как член Священнического Братства Св.Питер в общине Mater Dei Latin Mass в Гаррисберге.

В этом интервью The Register отец Киллакей обсуждает роковой день крушения, свое собственное призвание к священству и понимание того, что значит следовать за Иисусом Христом в качестве католического священника сегодня, и что он хотел бы, чтобы католики узнали из этого сфотографировал момент.

Отец Иоанн, что произошло в день крушения на I-81, когда кто-то сфотографировал вас, идущих под дождем, проводите последние обряды и смотрите, нужна ли людям помощь?

Я возвращался в приход — сейчас я нахожусь в Гаррисберге — и только что перебрался с I-78 на I-81.И на пути были эти небольшие грозы, поэтому вам пришлось включить аварийные огни и тому подобное, и, когда я ехал по шоссе, я увидел этот силуэт крушения тягача с прицепом. Мне пришлось быстро остановиться и перебраться в сторону. Думаю, это только что произошло. Так что я был не слишком далеко — всего две или три машины позади места крушения.

В тот день на дороге было много аварий. Я не знаю, сколько именно. Но я вспомнил, что мое святое масло для больных было в задней части машины. Так что я просто схватил это и подумал: «Ну, это выглядит довольно плохо». Было задействовано четыре или пять тракторных прицепов, и много других мелких аварий, поэтому я просто вышел и попытался найти кого-нибудь, кто был серьезно ранен или нуждался в последних обрядах.

Так что же было дальше?

Итак, я обошел вокруг и спросил некоторых водителей грузовиков, есть ли кто-нибудь, кому нужно внимание.Кто-то привел меня к тому, кто это сделал. Я думаю, что в то время он уже умер, но мы не знаем точного момента, когда душа покидает тело; и все, что мы можем сделать, чтобы помочь душе подготовиться к встрече с Богом, очень важно. Так что я дал ему последний ритуал прямо здесь, а затем удалился, потому что в это время начали прибывать скорая помощь.

Каким был для вас тот момент?

Это определенно был эмоциональный момент.В семинарии нас учили запоминать формы последних обрядов и апостольских благословений для таких моментов, как этот, но я был рад небольшой карточке, которая была у меня в бумажнике, на которой они были выписаны, поскольку моя память была бы нарушена. Я использовал масло больных, которые были со мной, чтобы совершить крестное знамение и произнести форму. Я просто старался сделать свою часть работы правильно и уйти с дороги, чтобы оперативники скорой помощи, полиция и пожарные, которые отреагировали так быстро, могли хорошо поработать. Это был момент, который я никогда не забуду.

Священник призван нести Христа людям в эти торжественные моменты. Я уверен, что любой священник в моей ситуации поступил бы так же.

Вы представляли, что именно этим будете заниматься, когда станете священником?

Ну, один священник сказал нам во время семинарии, что когда вас рукополагают, вы выписываете Богу пустой чек.И я подумал, что это было интересно. Просто потому, что вы не знаете, что получите, вам просто нужно быть готовым пожертвовать своей жизнью или просто отдать себя при любых обстоятельствах. Иногда мало что происходит: тихим летним днем ​​в приходе; а иногда он может быть занят преподаванием и написанием проповедей. Но в другие дни — вы знаете, я думал, что просто собираюсь вернуться [в приход] на нашу вечернюю мессу. А потом это то, что провидение поставило впереди, и это должно было быть там.Думаю, ответ таков: я не знаю, что произойдет, но я всегда помню, что сказал нам один пожилой священник: быть готовым ко всему.

Отец Иоанн, с чего началось ваше призвание к священству? Когда в вашем сердце начало складываться то, что Иисус звал вас именно сюда?

В средней школе.Мы начали посещать Апостольское Братство Святого Петра. Меня просто особенно поразила модель присутствовавших там священников. Это были молодые парни; им нравилось играть в футбол и тому подобное. Так что меня подогрела мысль, что они не странные люди. Они действительно были воспламенены идеалом, идеалом Христа. Так что это заставило меня много задуматься о [священстве]. Но я знал, что не готов, поэтому поступил в колледж Христианского мира на четыре года, что было большим опытом, а затем проработал год.

Я хотел спросить вас об этом подробнее, так как мы оба отправились в христианский мир. Как ваш опыт там повлиял на формирование вашего призвания или помощь вашей проницательности?

Я бы сказал, в частности, мне очень помогли академики.У меня, конечно, была эмоциональная привязанность, потому что я люблю веру, но я чувствовал, в частности, что философия, теология и история дали мне хорошую интеллектуальную основу для веры, чтобы показать, что это не просто то, за что мы держимся эмоционально, но гармонизируем с разумом тоже. Я чувствовал, что наши четыре года там помогли мне по-настоящему оценить этот фактор.

Кроме того, я просто почувствовал, что в целом это было место, где преподаватели и мои коллеги пытались воплотить в жизнь идеалы веры.Нет идеального места, и все мы люди, но особенно важно иметь профессоров и коллег, которые были конкретными моделями того, чему они учили.

Мы все призваны быть учениками Иисуса Христа. Как вы видели, как это конкретно работает в вашем собственном священстве?

Я просто почувствовал, что мне нужно хотя бы попробовать себя в семинарии, потому что я чувствовал, что именно здесь Бог хотел, чтобы я служил ему лучше всего. Но я помню, как один священник сказал мне в начале и в конце семинарии — я действительно не сразу поверил в это, возможно, это была ошибка, думая: «Я с нетерпением жду возможности заняться чем-то и заняться чем-то», и Не поймите меня неправильно, второстепенные служения, такие как молодежные группы или миссионерские поездки, — это здорово, но он сказал: «Знаете что, самое первое, что вы должны ценить как священник, и как новый священник в частности, это ваши особые отношения, которые наш Господь хочет иметь с вами.”

Господь хочет иметь отношения со всеми, но особым образом со священниками (потому что он действует от лица Кристи с таинствами и другими вещами), чтобы вы действительно ходили к нему. Потому что, если вы не соблюдаете — вы знаете, например, соблюдаете свой ежедневный священный час или пытаетесь хорошо отслужить мессу, — если нет, то вы можете быстро высохнуть и забыть, кто вы есть без него. И я уверен, что вы тоже можете увидеть это в браке.

Вы были рукоположены в 2019 году. Что побудило вас стать священником в Братстве Святого Петра?

Мы начали ходить в их апостольство в Нью-Джерси — там я вырос — и просто видел их примеры в том возрасте.Я только что увидел «ты священник» и очень внимательно посмотрел на них, увидев их веру и разносторонность. Поэтому я всегда чувствовал, что если я хочу быть священником, то буду с одним из них.

Я хочу сказать, что для начала поступление в семинарию не означает подписание своего имени на пунктирной линии. Это место, где мы можем честно взглянуть на вопрос, и многие хорошие парни понимают, что Бог не призывает их туда. Я всегда буду благодарен за пример всех моих собратьев во время моего обучения в семинарии, особенно за образец священников, которые помогали нам распознать, какая воля Божья была для нас. Куда бы вы ни пошли, бывают хорошие и плохие дни, но у меня всегда было ощущение, что Бог хочет, чтобы я был там, несмотря на мое недостойность.

Отец Джон Киллаки показан в день его посвящения.

В ваших глазах, если вы собираетесь подвести итог, что значит быть католическим священником, особенно сегодня?

Я бы сказал, что быть католическим священником — значит быть другим Христом или просто попытаться быть другим Христом, по крайней мере, насколько вы можете, и при любых обстоятельствах, которые Бог посылает вам.

Наш Господь любит использовать хрупкие сосуды, я думаю, чтобы доставить Себя [другим]; и мы просто должны уйти с дороги и позволить ему делать работу. И чем больше мы сможем это сделать, тем больше мы сможем привести Его и стать этим другим Христом в этот мир.

Возвращая нас к этому моменту, запечатленному вами как священник под дождем, идущим, чтобы совершить последний обряд — в конечном итоге, что бы вы хотели, чтобы католики действительно взяли из этого сфотографированного момента?

Хорошо, что люди будут иметь ту веру, что нам нужен наш Господь. Вот что предназначено делать священникам. Это не из-за их достоинств или навыков. Опять же, я был несколько смущен этим [фото], потому что были десятки других людей — скорой помощи, полицейские и пожарные — промокли и действительно много работали, чтобы спасти жизни людей. Что они делали — я не мог этого сделать. Я не обучен этому. И они заслуживают столько похвалы за работу, которую делают каждый день. Но все мы, и я в том числе, можем легко сосредоточиться на повседневных задачах и забыть видеть вещи в вечной схеме вещей: глазами веры.Мы также все покинем эту землю, и нам нужно молиться, чтобы мы были готовы встретить нашего Господа.

Независимо от того, кем мы являемся, мы должны ожидать, что страдание найдет нас в той или иной форме или форме. Тогда просто возникает вопрос: как мы на это ответим? Мы можем иметь мрачное отношение к тому, что все это не имеет значения, и становиться ожесточенными; или мы можем принести эти страдания нашему Господу и объединить их с Его страданиями, которые Он добровольно предпринял для нашего спасения.

Итак, мы живем для Христа и стараемся донести Его до других людей. И это то, что пытается сделать священник. Его труд для Христа и делать все, что в его силах, чтобы привести Его к другим людям во все моменты жизни.

Питер Джессерер Смит — штатный писатель Регистра.

Священник «крестит» младенца из водяного пистолета. Какова история вирусного …

1 июня 2020, 12:57 | Обновлено: 1 июня 2020, 13:49

История создания вирусного изображения младенца, которого священник крестил из водяного пистолета.

Рисунок:
Facebook / Католическая церковь Святого Марка, Манчестер, Теннесси

На вирусной фотографии священник крестит ребенка святой водой из игрушечного водяного пистолета. Но что случилось на самом деле?

Среди множества фотографий, вдохновленных социальным дистанцированием, которые облетели Интернет на прошлой неделе, был вирусный снимок ребенка, которого крестили из пластикового водяного пистолета.

На фотографии священник по имени отец Стефан Класек, одетый в мантию и в маске, крестил ребенка, соблюдая двухметровую дистанцию. Естественно, картина стала вирусной.

Но правда за фото теперь раскрыта …

…. и оказалось, что все это было поставлено ради забавы.

Нажмите здесь, чтобы просмотреть последние рекомендации NHS по коронавирусу>

Подробнее: Priest благословляет верующих, брызгая их святой водой во время социально дистанцированного служения>

Католическая церковь Святого Марка в Манчестере, штат Теннесси, раскрыла реальные обстоятельства фотографии на своей странице в Facebook.

«Семья попросила его сделать эту позу, как это было скопировано с нескольких сообщений священников, циркулирующих в Интернете», — пояснила церковь. «Он [отец Клашек] согласился, потому что посчитал это забавным».

Церковь также пояснила, что вода в пластиковом пистолете не была святой водой, и что она «была пролита на отца, а не на ребенка для юмора».

Постановочный кадр, по их мнению, был «развлечением».

Страница Святого Марка в Facebook публикует это, чтобы прояснить фотографию, которая стала вирусной, поскольку мы получали запросы …

Автор: Католическая церковь Святого Марка, Манчестер, штат Теннесси, в понедельник, 25 мая 2020 г.

Подробнее: «Портативный священник» разыгрывает «Удивительную благодать» на улицах Лондона>

Это не первый случай, когда священнослужитель нашел творческий, но безопасный способ продолжения богослужения в условиях пандемии коронавируса.

В апреле преподобный Тимоти Пелк, священник из Детройта, благословил прихожан с водяным пистолетом, пока прихожане оставались в своих машинах на расстоянии.

Епископальный священник «Сила, с которой нужно считаться» после Трампа Фото

ВАШИНГТОН, округ Колумбия — Епископальный священник, сброшенный с площади возле исторической церкви Св. Иоанна бронированной полицией, бросающей световые гранаты и канистры со слезоточивым газом в мирных демонстрантов, которых никто не ожидал вдохновить хэштег #ForceToBeReckonedWith.

Но и преподобный Джини Гербази не ожидал оказаться в центре сцены, развернувшейся в понедельник возле церкви Св. Иоанна в Лафайетте. Сотни людей мирно демонстрировали демонстрацию, выражая свою боль по поводу расового неравенства, жестокости полиции и смерти Джорджа Флойда, но при этом не причинив никакого вреда — кроме оптики президентской фотооперации.

Гербази, настоятель соседней епископальной церкви Святого Иоанна в Джорджтауне, была среди примерно 20 священнослужителей из различных конфессий и мирян, которые раздавали воду и закуски демонстрантам, и, как она написала в Facebook, создавая «место для собраний» передышка и покой. «

К 18:00 понедельника патио возле церкви было совсем не так. Военная полиция Национальной гвардии штурмовала протестующих, которые бросились в патио за промыванием глаз, водой и бумажными полотенцами. Она обратилась к студентке семинарии, которая также является травмой. медсестра, не веря своим глазам.

«Я кашлял, у нее слезились глаза, и мы пытались помочь людям, пока полиция — в полном снаряжении — гнала людей к нам», — написал Гербаси в Facebook.

Студенты семинарии ушли , но Гербаши остался с организаторами из группы Black Lives Matter, чтобы помочь протестующим.

«Внезапно, около 6:30, появилось больше слезоточивого газа, больше гранат сотрясения мозга, и я думаю, что увидела, как кого-то ранило резиновой пулей — он схватился за живот, и на его рубашке была отметина», — написала она . «Полицейские в своем защитном снаряжении буквально шли к патио Сент-Джонс, на площади Лафайет с этими металлическими щитами, выталкивая людей с патио и отгоняя их. Люди бежали на нас, когда полиция приближалась к нам с другой стороны патио «.

Оглушающие гранаты отбрасывали их все дальше и дальше.Только когда она благополучно вернулась в свою машину около 7 и начала получать текстовые сообщения, она поняла причину внезапной эвакуации — поэтому президент Дональд Трамп мог позировать перед заколоченной церковью, которая была повреждена в волнения на выходных.

pic.twitter.com/bKvTrqHomS
— Белый дом (@WhiteHouse) 2 июня 2020 г.

«Я буквально НЕ МОГ в это поверить», — написал Гербази, используя все заглавные буквы для выделения. «НАС ВЫЕЗДЛИ ОТ ПАТИО НА СВ.JOHN’S — место покоя и передышки и медицинской помощи в течение дня — ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ФОТО ПЕРЕД ЦЕРКВИ !!! НАРОД БЫЛ ТАК, ЧТО ОН МОГ ПОСТАНОВИТЬ ПЕРЕД ЦЕРКВИ С БИБЛИЕЙ! Ему пришлось бы переступить порог медицинских принадлежностей, которые мы оставили позади, потому что у нас была Слеза, отравленная газом !!! » «дешевый политический трюк».

«Я ГЛУБОКО Оскорблен от имени каждого протестующего, каждого христианина, народа Св. John’s, Lafayette Square, все там порядочные люди и медики [Black Lives Matter], которые остались с единственной коробкой припасов и рюкзаком, даже когда я слишком испугался и должен был уйти.

«Я в порядке», — написала она. «Но теперь я сила, с которой нужно считаться».

Использование Трампом церкви для фотооперации вызвало широкую критику со стороны других представителей духовенства.

Преподобный Марианн Бадде, епископальный епископ Вашингтона, округ Колумбия, разговаривая с CNN после фотооперации, сказала CNN, что она «возмущена» действиями Трампа, отметив, что он не молился, когда пришел в церковь. ни «он не признал агонию нашей страны прямо сейчас.«

» Позвольте мне внести ясность, — сказала она, — президент просто использовал Библию, самый священный текст иудео-христианской традиции, и одну из церквей моей епархии, без разрешения, в качестве фона для послания. противоречит учению Иисуса ».

Праведный преподобный Майкл Карри, председатель епископальной церкви, обвинил Трампа в использовании« церковного здания и Библии в партизанских политических целях ».

« Это было сделано в время глубоких ран и боли в нашей стране, и его действия ничего не сделали, чтобы помочь нам или исцелить нас », — говорится в заявлении Карри.

«Нам нужно, чтобы наш президент и все, кто занимает этот пост, были моральными лидерами, которые помогают нам быть народом и нацией, живущими этими ценностями. Ради Джорджа Флойда, для всех, кто несправедливо пострадал, и ради нам всем нам нужны лидеры, которые помогут нам быть «одной нацией под Богом, со свободой и справедливостью для всех» ».

Во вторник президент заслужил более резкое осуждение со стороны религиозных лидеров после того, как он и первая леди Мелания Трамп посетили Национальный храм Святого Иоанна Павла II на северо-западе Вашингтона.


Президент Дональд Трамп и первая леди Мелания Трамп посетили во вторник национальный храм Святого Иоанна Павла II в Вашингтоне. (AP Photo / Patrick Semansky)


«Я нахожу непонятным и предосудительным то, что любое католическое учреждение допускает грубое злоупотребление и манипулирование собой, нарушая наши религиозные принципы, призывающие нас защищать права всех людей, даже те, с которыми мы могли бы не согласиться », — сказал вашингтонский архиепископ Уилтон Грегори в заявлении после визита.

Грегори отметил, что Папа Иоанн Павел II не попустительствовал бы действиям Трампа, включая агрессивную очистку территории, окружающей церковь Святого Иоанна.

«Святой Папа Иоанн Павел II был ярым защитником прав и достоинства человека. Его наследие ярко свидетельствует об этой истине», — сказал Григорий. «Он определенно не стал бы мириться с использованием слезоточивого газа и других средств устрашения, чтобы заставить их замолчать, рассеять или запугать их ради возможности сфотографироваться перед местом поклонения и мира.

Посещение святыни стало еще одной фотооперацией, поскольку президент подписал указ о свободе вероисповедания. Официальные лица святыни заявили в своем заявлении, что это подходящее место для подписания указа Трампом, учитывая, что «Св. Иоанн Павел II был неутомимым защитником религиозной свободы на протяжении всего своего понтификата. «

« Международная религиозная свобода получает широкую поддержку обеих партий, включая единогласное принятие законодательства в защиту преследуемых христиан и религиозных меньшинств во всем мире », — говорится в сообщении. «Святыня приглашает всех прийти, помолиться и узнать о наследии Иоанна Павла II».

Заявление Грегори, подвергшее критике президента, было зачитано демонстрантами у святыни.

Хотя они вызвали яростную критику среди прогрессивных религиозных деятелей, оба появления были попытками кампании Трампа заручиться поддержкой его консервативной евангелической и католической религиозной базы.

Некоторые консервативные христиане также не соглашались с Трампом.

«Библия — это книга, которую мы должны держать только со страхом и трепетом, данная нам, чтобы мы могли найти в ней жизнь вечную», Дж.Об этом говорится в заявлении президента Южной баптистской конвенции Д. Грира. «Нашей единственной целью должно быть продвижение Царства Божьего, провозглашение Его Евангелия или обретение покоя для наших душ».

В своем блоге «Христианство сегодня» Эд Стецер написал, что распространение Библии Трампом «одновременно бесполезно для нынешней ситуации и противоречит идее этой Библии».

Фотооперация была «неприятной и неудобной» и «не понравилась даже многим сторонникам президента.«

« Америка горит, — писал он. — Нам нужен призыв к справедливости, который рассматривает каждого человека как носителя образа своего Создателя — как учит Библия », — писал он. — Но нам не нужна была эта фотография — op. «

Во вторник несколько пасторов стояли на ступенях церкви Святого Иоанна, где днем ​​ранее стоял Трамп, и призвали положить конец жестокости полиции.

» Бог всегда на стороне угнетенных «, Пользователь Twitter Хайди Томпсон написала в Твиттере: «Мистер. Президент, я обещаю, что ваши руки слишком малы, чтобы боксировать с Богом.«

Возмущенные епископальные лидеры осуждают истязавших слезы духовенства, протестующих за фотооперацию Трампа в Вашингтонской церкви — Епископальная служба новостей

Президент Дональд Трамп держит Библию, стоя у епископальной церкви Св. Иоанна напротив Белого дома, в Вашингтон, округ Колумбия, 1 июня 2020 г. Фото: Патрик Семанский / AP

[Епископальная служба новостей] Лидеры Епископальной церкви осудили сообщения об использовании слезоточивого газа и снарядов для уничтожения священнослужителей и протестующих с территории вокруг Св.Епископальная церковь Иоанна, через дорогу от Белого дома, поэтому президент Дональд Трамп мог использовать ее для несанкционированной фотосессии 1 июня.

Трамп «использовал здание церкви и Библию в партизанских политических целях. Это было сделано в период глубоких обид и боли в нашей стране, и его действия не сделали ничего, чтобы помочь нам или исцелить нас », — говорится в заявлении председательствующего епископа Майкла Карри.

«Я возмущен», Rt. Об этом The Washington Post сообщил преподобный Марианн Бадде, епископ Вашингтона.«Все, что [Трамп] сказал и сделал, — это разжигание насилия. Нам нужно моральное лидерство, а он сделал все, чтобы нас разделить ».

За минуту до фотооперации Трамп выступил в Белом доме, призвав мэров и губернаторов использовать вооруженные силы, чтобы «доминировать на улицах» и положить конец массовым протестам против системного расизма и жестокости полиции. Пока он говорил, полиция и Национальная гвардия вытеснили сотни ненасильственных демонстрантов и журналистов с площади Лафайет — между Белым домом и Св.Джона — стреляя по ним снарядами, световыми гранатами и слезоточивым газом по приказу генерального прокурора Уильяма Барра, сообщает The Washington Post.

По крайней мере, один епископальный священник подвергся воздействию слезоточивого газа. Не менее 20 священников и группа мирян были в церкви ранее в тот же день, «чтобы служить« мирным присутствием в поддержку протестующих »», раздавая воду, закуски и дезинфицирующее средство для рук. Преподобная Джини Гербаси, ректор другой епископальной церкви Святого Иоанна (в районе Джорджтаун в Вашингтоне), собирала вещи — одетая в клерикальную одежду — когда она и семинарист подверглись слезоточивому газу со стороны полиции в спецодежде, сказала она.

«Я внезапно закашлялась от слезоточивого газа», — сказала она Службе новостей религии. «Мы слышали эти взрывы, и люди падали на землю, потому что вы не знали, что это было».

Гербаши сказала, что слышала, как люди кричали от боли, будучи пораженными снарядами, когда она бежала.

«Они превратили святую землю в поле битвы», — сказала она RNS.

Затем Трамп прошел через площадь к церкви, которая получила незначительные повреждения в результате пожара прошлой ночью, и позировал камерам с Библией, прежде чем вернуться в Белый дом.Он не заходил внутрь, не читал Библию и не встречался с каким-либо духовенством. Трамп не ходит регулярно на службы в церкви Святого Иоанна или какой-либо другой церкви. По сообщению NBC News, он дважды побывал в Сент-Джонсе после своего избрания.

Каждый президент, начиная с Джеймса Мэдисона, посещал службу — некоторые в качестве постоянных членов — в Сент-Джонс, 204-летней «церкви президентов», где одна из скамеек отведена для президента.

Будде сказала, что ее не спрашивали и даже не уведомляли о том, что территория вокруг церкви будет обработана слезоточивым газом и использована в качестве фотооператора.

«Символика того, что он держит Библию … в качестве опоры и стоит перед нашей церковью в качестве фона, когда все, что он сказал, противоречит учениям наших традиций и тому, что мы отстаиваем как церковь — я был в ужасе, — сказала она Службе новостей религии. «Он пришел не молиться. Он пришел не оплакивать смерть Джорджа Флойда. Он пришел не для того, чтобы залечить глубокие раны, которые выражаются в мирных протестах тысяч и тысяч людей. Он не пытался успокоить ситуации, наполненные болью.”

Будде и раньше публично критиковал Трампа. Прошлым летом она и другие церковные лидеры в Вашингтоне написали резкое заявление, осуждающее «бесчеловечные» выражения Трампа, когда он оскорбил город Балтимор и его тогдашнего конгрессмена, покойного члена палаты представителей Элайджу Каммингс.

В сообщении на Facebook руководство прихода заявило, что они «шокированы неожиданным визитом президента сегодня вечером и еще больше потрясены насильственной расчисткой площади Лафайет, чтобы сделать визит возможным. … Мы поддерживаем тех, кто мирно протестует против трагической и ненужной смерти Джорджа Флойда, а также тех, кто был до него. Мы молимся, чтобы наша нация, наконец, противостояла своей истории расизма и, как результат, могла полностью принять мир Божий, превосходящий всякое понимание ».

Другие епископальные епископы поддержали осуждение Бадде инцидента.

«То, что президент Трамп сделал перед епископальной церковью Святого Иоанна на площади Лафайет вечером 1 июня, было позорным и морально отвратительным», — говорится в заявлении епископов Новой Англии.«Показывая Библию, которую он не цитировал, используя в качестве простого фона епископальную церковь, где он не молился, и — что еще более жестоко — приказал правоохранительным органам расчистить с помощью силы и слезоточивого газа путь через собравшихся демонстрантов мира, президент Трамп исказил в своих интересах заветные символы нашей веры, чтобы потворствовать и разжигать еще большее насилие ».

«Мы уверены, что руководители нашей церкви в Вашингтоне были бы счастливы встретиться с президентом в церкви Святого Иоанна и помолиться с ним за нашу страну, за погибших, за скорбящих, за многострадальных и за всех тех, кто кто никогда не уставал стремиться к рождению Возлюбленной Общины, если бы он попросил », — писали епископы Нью-Йорка. «Однако мы не готовы к тому, что наши священные места будут использованы для других и политических целей, так же как мы были не готовы к речи, наполненной взаимными обвинениями, таким наказанием и таким непониманием глубины боли и страданий по всей стране. он был избран руководителем ».

«Люди церкви, перед которой вы стояли вчера вечером, молятся за вас каждое воскресенье», — написал епископ Дж. Рассел Кендрик из епархии Центрального побережья Мексиканского залива в открытом письме Трампу. «Я знаю, что это так, потому что я епископ той же деноминации, и церкви в моей епархии также молятся за вас.Конгрегации, полные либеральных, консервативных и независимых людей всех рас и всех ориентаций. … Когда вы пробивались сквозь толпу, переходили улицу, чтобы сфотографироваться, стояли на ступенях церкви и держали Библию, это было мало похоже на то, что я люблю, знаю и к чему стремлюсь, будучи ребенком Бог.»

Инцидент также вызвал осуждение христианских лидеров за пределами Епископальной церкви.

«Президент использовал федеральные войска, чтобы расчистить путь через мирных демонстрантов, чтобы встать перед епископальной церковью, сделав заявление и подняв Библию», — сообщила в Twitter председатель Евангелическо-лютеранской церкви в Америке Элизабет Итон.«Это было не только манипуляцией, но и осквернением».

Президент использовал федеральные войска, чтобы расчистить путь через мирных демонстрантов, чтобы встать перед епископальной церковью, сделавшей заявление и поднявшей Библию. Ни священника, ни епископа не посоветовали и не предупредили. Это было не только манипуляцией, но и осквернением.

— Епископ Итон (@ELCABishopEaton) 2 июня 2020 г.

Реакция некоторых римско-католических лидеров была особенно острой в свете запланированного на 2 июня визита Трампа в Национальную святыню Иоанна Павла II в Вашингтоне.

«Я считаю непонятным и достойным осуждения то, что любое католическое учреждение может позволить себе настолько вопиющим образом злоупотреблять и манипулировать собой, нарушая наши религиозные принципы», — сказал вашингтонский архиепископ Уилтон Грегори в письменном заявлении, в котором также упоминалась фотография президента, сделанная спереди Святого Иоанна. Он добавил, что покойный Папа Иоанн Павел II «определенно не будет мириться с использованием слезоточивого газа и других средств устрашения, чтобы заставить их замолчать, рассеять или запугать их ради возможности сфотографироваться перед местом поклонения и мира.”

Святой Иоанн объявил в социальных сетях 2 июня, что он будет продолжать приглашать всех «стоять в молитвенной солидарности и свидетельствовать о расовой справедливости и исцелении» во внутреннем дворике церкви каждый день с 15:00. до комендантского часа.

— Иган Миллард — помощник редактора и репортер Епископальной службы новостей. С ним можно связаться по адресу [email protected] Редактор и репортер Дэвид Полсен способствовал написанию этой статьи. С ним можно связаться по телефону dpaulsen @ episcopalchurch.орг .

Айдахо Панхандл Национальные леса — История и культура

Контактная информация


Управление национального надзора за лесным хозяйством штата Айдахо Панхандл
3232 West Nursery Road,
Кёр д’Ален, ID 83815
(208) 765-7223

Священник Округ Лейк-Рейнджер
32203 шоссе 57
Priest River, ID 83856
(208) 443-2512


Bonners Ferry Ranger District
6286 Мейн-стрит,
Bonners Ferry, ID 83805
(208) 267-5561


Район рейнджеров Sandpoint
1602 Ontario St.
Sandpoint, ID 83864
(208) 263-5111


Район рейнджеров реки Кер-д’Ален

Фернан Офис
Э. Шермана, 2502,
Кёр д’Ален, ID 83814
(208) 664-2318

Офис Silver Valley
173 Др. Коммерции
Смелтервилль, ID 83868
(208) 783-2363


Округ Сент-Джо Рейнджер

ул.Мариес Офис
222 с. 7-й, офис № 1
Св. Марии, ID 83861
(208) 245-2531

Avery Office
Хойт Драйв, 34,
Эйвери, ID 83802
(208) 245-4517


Межведомственный диспетчерский центр Кёр д’Ален
(208) 772-3283


Детская комната Coeur d’Alene
(208) 765-7375

Свяжитесь с нами

Проект Priest Lake — Исторические фотографии

Фото галерея

Заголовок: Обзор лагеря CCC в заливе Калиспелл, 1935 год
Название леса: Idaho Panhandle National Forests
Расположение:
Кредит: Коллекция Лесной службы, Музей Северного Айдахо
Описание: 1935 г. — Обзор лагеря CCC в заливе Калиспелл, F-142, на озере Прист с горами вдали.
Источник:
Размер файла: 70.54kb
Загрузить: jpg (щелкните правой кнопкой мыши и выберите «Сохранить как»)
Заголовок: Обзор лагеря CCC в заливе Калиспелл ​​зимой, 1935 год
Название леса: Idaho Panhandle National Forests
Расположение:
Кредит: Коллекция Лесной службы, Музей Северного Айдахо
Описание: 1935 — Обзор лагеря CCC в заливе Калиспелл, F-142, на озере Прист зимой (земля покрыта снегом).
Источник:
Размер файла: 98.34kb
Загрузить: jpg (щелкните правой кнопкой мыши и выберите «Сохранить как»)
Заголовок: Спуск в эллинг.USFS Firefly в лагере B. Distillery Bay, 1910-е годы
Название леса: Idaho Panhandle National Forests
Расположение:
Кредит: Коллекция Лесной службы, Музей Северного Айдахо
Описание: 1910-е — Запуск в эллинг. USFS Firefly в лагере B. Distillery Bay, Priest Lake.
Источник:
Размер файла: 48. 13кб
Загрузить: jpg (щелкните правой кнопкой мыши и выберите «Сохранить как»)
Заголовок: Дорога к озеру Прист возле Твин-Хиллз, 1904 год
Расположение:
Кредит: Коллекция Лесной службы, Музей Северного Айдахо
Описание: Дорога к озеру Прист близ Твин-Хиллз, 1904 год.
Источник: Idaho Panhandle National Forests
Размер файла: 84.53kb
Загрузить: jpg (щелкните правой кнопкой мыши и выберите «Сохранить как»)
Заголовок: Озеро Верхний Прист. Перегонный стоянка, 15.07.1952
Название леса: Idaho Panhandle National Forests
Расположение:
Кредит: Коллекция Лесной службы, Музей Северного Айдахо
Описание: 15.07.1952 — Озеро Верхний Прист. Перегонный инвентарь.
Источник:
Размер файла: 60.36кб
Загрузить: jpg (щелкните правой кнопкой мыши и выберите «Сохранить как»)
Заголовок: С.Торговля лесоматериалами W. Beardmore, Priest River, 1-2-1923
Название леса: Idaho Panhandle National Forests
Расположение:
Кредит: Коллекция Лесной службы, Музей Северного Айдахо
Описание: C.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *