Василий Верещагин: биография, творчество, лучшие картины художника

Василий Васильевич Верещагин (Vasily Vasilyevich Vereshchagin; родился 26 октября 1842 г. — умер 13 апреля 1904 г.) — это талантливый русский художник XIX века, яркий представитель батального жанра. Картины Василия Верещагина демонстрировали бесчеловечность войны, ее катастрофические последствия. Творчество мастера также включает в себя экзотические пейзажи и бытовые сцены.

Василий Верещагин был военным, очень много путешествовал, писал книги. Художник считал, что каждая картина должна содержать идею, без этого творчество не имеет смысла.

Биография Василия Верещагина

Василий Васильевич Верещагин был уроженцем Череповца, в XIX веке этот уездный город относился к Новгородской губернии. Он появился на свет в дворянской семье 26 октября 1842 г. В девятилетнем возрасте родители определили сына в кадетский морской корпус, учебное заведение Петербурга, которое он успешно окончил в 1860 г.

Уже в период учебы Василий увлекся живописью, занимался в рисовальной школе. После выпуска из кадетского корпуса он не стал служить морским офицером, а вопреки родительской воле поступил в художественную академию.

В 1863 г. Верещагин поехал на Кавказ. Здесь живописец наблюдал за обычаями местных жителей, создавал этюды, изображавшие народные типы, самобытную южную природу, бытовые сцены.

Затем Василий отправился в Париж, где начал учиться в Академии изящных искусств у Жана Леона Жерома (Jean-Léon Gérôme). Работы молодого Верещагина выставлялись в знаменитом парижском Салоне 1866 года.

В 1867 г. началась военная служба художника. Его определили в военный округ Туркестана, где Василий удостоился ордена Святого Георгия 4-й степени за участие в обороне осажденного Самарканда. Результатом этих событий в творчестве живописца стала Туркестанская серия произведений. В 1873 г. Василий Верещагин представил работы в Лондоне на своей первой персональной выставке, а год спустя состоялась экспозиция в России.

Следующим путешествием была поездка в Индию, где художник жил в разных городах, посетил Восточные Гималаи. Здесь Верещагин создал около 150 работ.

В период русско-турецкой военной компании живописец был в строю на Шипкинском перевале, в Плевне, Андрианополе, получил серьезное ранение. В 1880-х гг. он работал над балканской серией произведений в батальном жанре. Картины были выставлены в европейских и американских городах, Москве и Петербурге.

В 1884 г. Василий Верещагин путешествовал по Палестине. Здесь он писал этюды на библейскую тему, пейзажи, жанровые произведения.

Следующим творческим этапом стала серия работ «1812 год», посвященная Отечественной войне. Это были батальные сцены и пейзажи, изображавшие места сражений.

В 1891 г. мастер обосновался в Москве. Живя в России, он путешествовал по родным местам, посещал Белое море, Соловки. Были и более далекие путешествия: на Кубу, в Америку, Японию.

С началом русско-японской войны Верещагин опять вступил в ряды военных. 13 апреля 1904 г. он оказался на борту броненосца «Петропавловск». Корабль взорвали вблизи берегов Порт-Артура — так трагически оборвалась жизнь живописца.

Самые известные картины Василия Верещагина

Картины Василия Верещагина отражают неповторимый талант художника, его богатейший жизненный опыт. Среди лучших работ стоит выделить следующие:

  • «Апофеоз войны» (1871) — изображенная художником груда черепов в безжизненной пустыне стала универсальным образом, могучим антивоенным протестом. Произведение обличает суть любой войны, ее истинный облик.
  • «Богатый киргизский охотник с соколом» (1871) — картина посвящена другу живописца Байтику Канаеву. На холсте он предстал в образе богатого кочевника в традиционной для своего народа юрте, с соколом в руке.
  • «Смертельно раненный» (1873) — Верещагин запечатлел последние минуты жизни солдата, которому осталось сделать лишь пару шагов. Сцена разворачивается в Средней Азии, пространство окутано песком и дымом. Картина снова становится укором жестокости и бесчеловечности всех войн.
  • «Мавзолей Тадж-Махал в Агре» (1876) — знаменитый индийский памятник архитектуры на холсте предстает драгоценной жемчужиной на фоне ярко-синего неба, красиво отражается в темных водах реки. Художник мастерски передал величие и изящество храма.
  • «Японка» (1903) — очень поэтичная работа Верещагина, демонстрирующая его любовь к этнографии.

Василий Верещагин был уникальной многогранной личностью. Уже первые выставки не оставляли сомнения в гениальности его таланта. Работы мастера сериями скупал Павел Третьяков. В родном городе живописца сегодня существует дом-музей в его честь.

Живописные произведения самых разных жанров, шедевры известных русских и зарубежных мастеров доступны на портале Very Important Lot, где регулярно проводятся аукционы старого и современного искусства. Кроме того, сайт дает возможность недорого купить картины напрямую у современных художников.

Жизнь и смерть Василия Верещагина

Многие творческие люди, не только художники, живут в одном будничном мире, а творят в другом. По ярким, полным жизни полотнам Ван Гога трудно угадать как терзался и мучился от безденежья и одиночества гений – живопись была его отдушиной, пристанищем. Несбывшийся же друг Ван Гога – Гоген напротив жил и творил одновременно, не разделяя быт и вдохновение. Не умаляя гениальности Ван Гога – это не является критерием оценки в принципе – нужно заметить, что художников «живущих» свои полотна относительно немного. И выдающийся русский живописец Василий Верещагин был как раз из таких. Его творческая биография, как и у Гогена, неотрывна от биографии жизненной.

У крепостной стены. Пусть войдут (1871),

Василий Верещагин (1842-1904) – один из наиболее выдающихся художников-баталистов в истории живописи. Родился в дворянской семье в Череповце, как и все его братья был отправлен в военно-учебные заведения, а именно – в Александровский кадетский корпус, после чего учился ещё в Морском кадетском корпусе, откуда выпустился в звании мичмана. Однако после окончания военной учёбы Василий не идёт служить, а поступает в петербургскую Академию художеств. Следующие несколько лет он проводит в разъездах между Петербургом и Парижем.

По приглашению генерал-губернатора молодой художник едет в 1867 году в только взятый русскими войсками Самарканд. Тут то и начинается не только путь Верещагина как серьёзного живописца, но и путь его, как баталиста и… солдата. После того как восставшие туркестанцы окружают и штурмуют недавно захваченный город, художник попадает в осаду вместе с небольшим гарнизоном русских солдат. Подняв солдат в атаку против наступающих, Верещагин стал кавалером Георгия – генерал-губернатор отдал ему личный крест. Незадолго до гибели Верещагин передарит его знакомому капитану…

Впрочем, Верещагин всегда умел постоять за себя: грозил револьвером французским студентам-старшекурсникам, бивал пару американских рэкетиров, желающих получить с художника комиссионные – сложённый для армии, художник был крепким орешком.

Дервиши в праздничных нарядах (1870)

Именно в Туркестане состоялась одна из первых выставок художника, после чего Василий отправился в путешествие по территории современной Киргизии и Западного Китая, где создал зарисовки «типов», которые будут даваться ему не хуже батальных полотен. Верещагин за долгую творческую жизнь запечатлеет большое количество подобных «типов» – непортретных зарисовок людей, обычно облачённых в национальные одежды: «Богатый киргизский охотник с соколом» (1871), «Буддийский лама на празднике в монастыре» (1875), «Жители западного Тибета» (1870-е), «Факиры» (1876), «Японский нищий» (1904) и др.

Национальный колорит так и сквозит через одежды и сюжеты, которые неизменно присутствуют несмотря на явное позирование «моделей». Каждый из героев как бы занят своим делом – будь то попрошайничество, игра на дудочке, разговор. Сочетание портретной статичности героев и, вместе с тем, их увлечённость собственным делом дают зрителю возможность не только рассмотреть диковинные костюмы и незнакомые лица, но и проникнуть в «историю» отображённого художником момента.

Ледник по дороге из Кашмира в Ладакх (1875)

Не обходит Верещагин стороной и пейзажную живопись, но делает это заметно реже, хоть и обнаруживая недюжинный талант. От пейзажей художник не отойдёт окончательно никогда, словно желая запечатлеть их, как и человеческие «типы», выбирая самые яркие и характерные особенности природы разных земель, где ему удалось побывать. «В горах Алатау» (1870), «Гималаи вечером» (1875), «Вид Крымских гор» (неизвестно), «В горах (1890-е) и проч. Певец Юга и Востока, Верещагин блестяще чувствует все оттенки ясного неба, разверзшегося над иссушенной землёй: от ярко-голубого до стального, парящего в раскалённом безветрии. Там, где пустыню сменяют горы, небо становится голубей и прозрачней, а редкая прежде растительность пенится, расползаясь окрест.

Многие сюжеты увлечены восточной урбанистикой: города, живописные развалины, коими был полон тогдашний Восток. «Вечер на озере. Один из павильонов на Мраморной набережной в Раджнагаре (княжество Удайпур)» (1874), «В Иерусалиме. Царские гробницы» (1884), «Итальянская деревушка на берегу моря» (неизвестно), «Мавзолей Гур-Эмир» (1870), «Мавзолей Тадж-Махал в Агре» (1876), «Мавзолей Шах-и-Зинда в Самарканде» (1870). Яркие сочные «портреты» зданий резко контрастируют с редкими изображениями русской архитектуры. Но если восточные здания изображены под обычной закипающей глазурью неба, то родные пенаты Верещагин рисует изнутри. Скромное церковное убранство, крошечные окошки, полумрак, как на картине «Внутренний вид деревянной церкви Петра и Павла в Пучуге» (1894).

Мавзолей Гур-Эмир (1870)

К серии «Наполеон в России» относятся полотна посвящённые Отечественной войне 1812 года, изображающие идущих к Москве и занимающих её французов, а после и жалкое бегство армии Наполеона. На картинах «В штыки! Ура! Ура!» (1890-е), «В покоренной Москве (Поджигатели или Расстрел в Кремле)» (1898), «С оружием в руках — расстрелять!» (1890-е), «Наполеон на Поклонной горе в ожидании депутации» (1892) Верещагин раскрывает редкие для него прежде зимние сюжеты, сменяя яркие реалистичные изображения Востока мягкими, почти лубочными изображениями Севера. Картины Верещагина стали не менее классическим олицетворением Отечественной войны, чем роман «Война и мир» Толстого.

Но прославили художника его реалистичные до жестокости военные полотна, которые часто можно назвать и антивоенными. Знаменитая на весь мир картина «Апофеоз войны» (1871) была создана под влиянием первой туркестанской «командировки» и легенд о подавлении восстаний в Китае. Гора черепов посреди выжженной пустыни в окружении воронья является не столько изображением действительности, как это свойственно Верещагину, сколько метафорическим высказыванием о результатах любой войны.

Наполеон на Поклонной горе в ожидании депутации (1892)

Несмотря на то, что Верещагин живописал геройство воевавших с ним бок о бок солдат, на родине его подвергли нападкам. Лично император Александр II выразил неудовольствие работами художника. «В чём же дело?» – спросите вы. А дело в том, что Верещагин осмелился взглянуть на войну с двух сторон. Вот героические русские солдаты вступают в неравный бой с неприятелем и празднуют победу на картинах «У крепостной стены. Пусть войдут» (1871), «Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой» (1879) «Парламентёры. Сдавайся! — Убирайся к чёрту!» (1873), «Нападают врасплох» (1871), но вот они же терпят оглушительное поражение и унижение…

Наиболее это видно на парных «картинах-дилогиях» «Победители» (1878) и «Побеждённые. Панихида» (1879). На первой картине неприятель празднует победу, обирая убитых солдат, на второй – православный батюшка отпевает солдат, уже в исподнем. Другая «пара» – «После удачи» и «После неудачи» от 1868 года, которые можно рассматривать в любом порядке. На одном из них туземцы собирают «трофей» в виде головы русского солдата, на другой – русский солдат курит над телами туземцев. И непонятно в каком именно порядке следует смотреть эти полотна.

Побеждённые. Панихида (1879)

Победа соседствует с поражением, а геройство сменяется дефекацией вприсядку на окраине лагеря. Безусловно Верещагин не испытывает особой симпатии к туземцам, но он изображает войну, какой она и предстаёт солдату. Увечье, смерть, забвение и даже растерзание зверями – вот что ждёт их на пути к войсковой славе. Этому посвящены многие картины мастера, а в частности «Смертельно раненный» (1873), «Людоед» (1880-е), «Забытый» (неизвестно), «Солдат на снегу» (1878). Критика привела к тому, что после одной из выставок художник вырезал из рам и бросил в топку три наиболее раскритикованных полотна, включая картину «Забытый», вдохновившую Мусоргского на написание одноимённой баллады. За картину «Святое семейство» Верещагин получил и неудовлетворительные отзывы от папистов, требовавших сжечь «богохульную картину».

Несмотря на критические отзывы, петербуржская Академия предложила в итоге художнику профессорский чин, от которого тот отказался. После завершения в Мюнхене «туркестанской» серии, Верещагин отправляется в Индию и Тибет, где проводит почти два года. Но едва узнав в 1877 году о начале очередной русско-турецкой войны он отправляется в армию. Служа адъютантом, художник принимает участие в нескольких столкновениях. Во время пребывания на миноносце русской армии Верещагин получает тяжёлое ранение, своего рода предупреждение, которое пропускает мимо ушей.

Вечер на озере. Один из павильонов на Мраморной набережной в Раджнагаре (княжество Удайпур) (1874)

По окончании войны он вновь отправляется в путешествия: в Индию Сирию, Палестину, где рисует «трилогию казней», наиболее известна из которых «Подавление индийского восстания англичанами» (1884). Верещагин выказывает недоумение к тому, что войны мировое сообщество признаёт хоть сколько-нибудь ужасным явлением, в то время как жестокие смертные казни – нет. Впрочем, это не мешало ему прежде просить повешения для парочки отличившейся особой жестокостью башибузуков во время русско-турецкой войны.

После этого художник входит в совсем мирную жизнь, путешествует по США, Японии, Кубе, Филиппинам, пока на 62-м году жизни не отправляется на вспыхнувшую русско-японскую войну. 31 марта 1904 года броненосец «Петропавловск» подорвался на мине, унеся с собой на дно выдающегося русского художника Василия Верещагина и более шестисот человек матросов.

Перед атакой. Под Плевной (1881)

В покоренной Москве (Поджигатели или Расстрел в Кремле) (1898)

Высматривают (1873)

Два ястреба (1878)

Дорога военнопленных (1879)

Итальянская деревушка на берегу моря (неизвестно)

Людоед (1880-е)

Мавзолей Тадж-Махал в Агре (1876)

Мавзолей Шах-и-Зинда в Самарканде (1870).

Место битвы (1877)

Монастырь Хемис в Ладаке (1875)

Мулла Рахим и мулла Керим по дороге на базар ссорятся (1873)

На большой дороге. Отступление, бегство (1890-е)

Парламентёры. Сдавайся! — Убирайся к чёрту! (1873)

Перекочёвка кигризов (1870)

Победители (1878)

Подавление индийского восстания англичанами (1884)

После атаки. Перевязочный пункт под плевной (1881)

Раджнагар (1874)

Развалины в Чугучаке (1870)

Русский лагерь в Туркестане (1860-е)

С оружием в руках — расстрелять! (1890-е)

Торжествуют (1872)

Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой (1879)

Афганец (1868)

Баня (1870-е)

Богатый киргизский охотник с соколом (1871)

Буддийский лама на празднике в монастыре (1875)

В горах Алатау (1870)

В горах (1890-е)

В Иерусалиме. Царские гробницы (1884)

В штыки! Ура! Ура! (1890-е)

Взятие Рузвельтом Сан-Жуанских высот (1900-е)

Внутренний вид деревянной церкви Петра и Павла в Пучуге (1894).

Гималаи вечером (1875)

Дервиши в праздничных нарядах (1870)

Жители западного Тибета (1870-е)

Мыс Фиолент вблизи Севастополя (1897)

Представляют трофеи (1872)

Продажа ребёнка-невольника (1872)

Смертельно раненный (1873)

Солдат на снегу (1878)

Факиры (1876)

Шпион (1879)

Японка (1903)

Японский нищий (1904)

После удачи (1868)

После неудачи (1868)

В. В. Верещагин — художник легендарной судьбы и славы

?

LiveJournal

  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • iOS & Android
  • Disable ads

Login

  • Login
  • CREATE BLOG

    Join

  • English

    (en)

    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Художник, скиталец, воин. Василий Васильевич Верещагин. 110 лет со дня смерти

Василий Васильевич Верещагин — один из крупнейших русских художников-реалистов. Работы его получили всенародную известность, а в истории мирового искусства за ним прочно закрепилась слава выдающегося баталиста. Однако диапазон творчества Василия Васильевича был значительно шире батальной тематики. Художник существенно обогатил историческую, бытовую, портретную и пейзажную живопись своей эпохи. Для современников же Верещагин был не только известным художником, но и отчаянным революционером, порывающим с общепринятыми канонами и в творчестве, и в жизни. «Верещагин не просто живописец, он — нечто большее, — писал художественный критик, идейный вождь передвижников Иван Крамской. — Несмотря на интерес его полотен, сам автор во сто раз поучительнее».

Василий Васильевич родился в Череповце 14 октября 1842 года в семье помещика. Первые восемь лет своей жизни он провел в имении отца около села Пертовка. Многодетная семья будущего художника жила за счет барщины и оброка крепостных крестьян. И хотя родители Верещагина слыли в помещичьей среде относительно гуманными людьми, сам Василий нередко наблюдал сцены угнетения крепостных и барского произвола. Впечатлительный мальчик болезненно воспринимал унижение людей и попрание человеческого достоинства.

В восемь лет родители направили Василия в Александровский кадетский корпус для малолетних. Порядки в учебном заведении во времена Николая I отличались грубой муштрой, палочной дисциплиной, деспотизмом и бездушием, что не способствовало у кадетов стремлению к службе. Именно в годы учебы обнаружились главные черты характера Верещагина. Он остро реагировал на любую несправедливость или унижение человека. Сословное чванство и высокомерие кадетов, благоволение к ученикам из знатных семейств руководителей корпуса вызывало у Верещагина чувство яростного негодования.

После окончания Александровского кадетского корпуса Василий поступил в Морской корпус в Петербурге. Необходимо отметить, что во время всего времени учебы Верещагин был в числе лучших воспитанников, а учебное заведение он и вовсе окончил по количеству баллов на первом месте. Здесь выразилась крепнущая воля будущего художника, в борьбе за первенство ему приходилось жертвовать отдыхом и развлечениями, регулярно недосыпать. Однако полученные знания, особенно свободное владение французским, немецким и английским языками, в последующие годы очень пригодились ему.

В 1860 году Василий Васильевич был произведен в гардемарины. Перед ним открывалась блестящая карьера морского офицера. Однако еще учась в Морском корпусе, Верещагин твердо решил стать художником. Желание рисовать имелось у него с самого детства, с 1858 года он уже регулярно посещал школу Общества поощрения художников. Желание Верещагина покинуть службу натолкнулось на серьезные трудности. Во-первых, против этого поступка самым решительным образом восстали его родители. Мать говорила, что занятия живописью унизительны для представителя старинного дворянского рода, а отец и вовсе пообещал отказать сыну в материальной помощи. А во-вторых, военно-морское ведомство не желало расставаться с одним из самых способных выпускников Морского корпуса. Наперекор воле родителей и начальников Василий Васильевич оставил военную карьеру, поступив в 1860 году в Академию художеств в Петербурге.

В.В.Верещагин — ученик Академии художеств 1860

Академическое руководство сразу же выделило столь необходимую Верещагину денежную субсидию, и он со всем душевным пылом и старанием отдался любимому делу. Уже в первые годы учебы Василий проявил недюжинные успехи, его рисунки регулярно получали поощрения и награды. Однако чем дольше Верещагин учился в Академии, тем сильнее у него зрела неудовлетворенность местными «штудиями». Господствовавшая система обучения базировалась на традициях классицизма, включавшую обязательную идеализацию натуры. Учащимся в своих работах полагалось обращаться к темам античности, религии и мифологии. Даже деятелей и события отечественной истории было необходимо изображать на античный лад. А между тем ситуация в России в ту пору отличалась исключительной остротой общественно-политической жизни. Обострился кризис крепостнической системы, возникла революционная ситуация. Самодержавие было вынуждено подготовить и реализовать крестьянскую реформу. В стране появилось множество ярких картин, стихов, драматических произведений, обличающих невыносимые условия жизни городской бедноты и крестьян. Однако обучение в Академии художеств продолжало оставаться оторванным от передовых взглядов эпохи, что вызывало недовольство некоторых членов художественной молодежи, включая Верещагина.

Василий Верещагин в период окончания Морского кадетского корпуса. Фото 1859 — 1860 годов

Демократические взгляды Василия Васильевича, его приверженность к реализму крепли и развивались с каждым днем. Учебный эскиз художника на тему «Одиссеи» Гомера получил похвалу от совета Академии, но сам автор вконец разочаровался в системе обучения. Он принял решение навсегда покончить с классицизмом в связи с чем, изрезал и сжег эскиз. Верещагин покинул учебное заведение в середине 1863, незадолго до знаменитого «бунта четырнадцати», создавших независимую Артель художников.

Василий Верещагин во время первой поездки на Кавказ

Юный живописец отправился на Кавказ, горя желанием рисовать национальные образы, сцены народной жизни и необычную для его глаз южную природу. По Военно-Грузинской дороге Василий Васильевич достиг Тифлиса, где прожил больше года. Он зарабатывал на хлеб, давая уроки рисования, а все свободные часы посвящал изучению народов Армении, Грузии, Азербайджана, набросками стремясь зафиксировать все интересное и характерное. Правдивое отображение реальной жизни, вынесение ей «приговора» — вот в чем начинал видеть значение и назначение искусства Василий Васильевич.

В те годы Верещагин работал только с карандашом и акварелью, на использование масляных красок у него не хватало ни опыта, ни знаний. В 1864 году у Верещагина умер дядя, художник получил крупное наследство и решил продолжить свое образование. Для этого он отправился во Францию и поступил в парижскую Академию художеств, начав стажироваться у знаменитого художника Жан-Леона Жерома. Трудолюбие и энтузиазм позволили Василию Васильевичу уже в скором времени достигнуть немалых успехов. Француз высоко ценил таланты нового ученика, который, тем не менее, не желал беспрекословно подчиняться его наставлениям. Жером предлагал бесконечные зарисовки антиков, советовал копировать картины классиков живописи. По факту и здесь культивировались приемы петербургской Академии художеств. Верещагин же придавал значение только работе с натуры. Весной 1865 года он вернулся на Кавказ. Художник вспоминал: «Из Парижа я вырвался точно из темницы, с каким-то остервенением принявшись рисовать на воле». В течение полугода молодой художник побывал во многих местах Кавказа, особый интерес он проявлял к драматическим историям народной жизни.

Рисунки этого периода изображают дикость местных религиозных обычаев, обличают религиозный фанатизм, использующий невежество и темноту народа.

В конце 1865 года Верещагин побывал в Петербурге, а затем вновь отправился в Париж, где снова с усердием приступил к учебе. Из кавказских путешествий он привез огромное количество карандашных рисунков, которые показал Жерому и Александру Бида, еще одному французскому живописцу, принимавшему участие в его обучении. Экзотичные и своеобразные картины из жизни малоизвестных в Европе народов произвели на мастеровитых художников благоприятное впечатление. Однако Василию Васильевичу этого уже было мало, он хотел представить свое творчество массовому зрителю.

Всю зиму 1865-1866 года Василий Васильевич продолжал упорно заниматься в Парижской академии. По пятнадцать-шестнадцать часов длился рабочий день художника без отдыха и прогулок, без посещения концертов и театров. Техника его рисунка стала более совершенной и уверенной. Осваивал он и живопись, вплотную приступив к работе красками. Официальное обучение Верещагина завершилось весной 1866, художник покинул Академию и вернулся в Россию.

Лето 1866 года Василий Васильевич провел в усадьбе своего умершего дяди — деревне Любец, расположенной в Череповецком уезде. Внешне спокойная жизнь имения, расположенного вблизи речки Шексны, нарушалась надрывистыми криками бурлацких толп, тянувших баржи купцов. Впечатлительный Верещагин был поражен увиденными в этом месте трагическими картинами из жизни простых людей, обращенных в тягловых животных. Только в нашей стране, по словам художника, бурлацкий труд стал подлинным бедствием, приобретя массовый характер. На эту тему Верещагин задумал нарисовать огромную картину, для которой масляными красками сделал этюды бурлаков, кистью и карандашом создал эскизы — несколько бурлацких команд по двести пятьдесят-триста человек, цугом следующих одна за другой. Несмотря на то, что по замыслу полотно Верещагина значительно уступает известной картине Репина «Бурлаки на Волге», стоит отметить, что Василий Васильевич задумал тему картины за несколько лет до Ильи Ефимовича (1870-1873). Кроме того драматизм бурлацкой судьбы Верещагин в отличие от Репина попытался раскрыть не психологическими, а эпическими средствами. Масштабно задуманное произведение, направленное на привлечение внимания общества к одной из социальных язв тогдашней России, не было завершено. Полученное наследство закончилось, художнику пришлось отдавать все свое время и силы случайным заработкам. В истории искусства навсегда остались лишь эскизы и выразительные этюды бурлаков, созданные непосредственно с натуры.

В середине 1867 года Василий Васильевич отправился в свое новое путешествие — в Туркестан. Художник так писал о причинах, побудивших его покинуть дом: «Поехал потому, что хотел выяснить, что есть настоящая война, о которой я много слышал и читал, близ которой жил на Кавказе». В это время начались активные боевые действия русской армии против Бухарского эмирата. Происходящие события интересовали Верещагина вовсе не со стороны тактики или стратегии сражений, а лишь как общественно-политическое событие, в условиях которого борется, живет и страдает народ каждой из воюющих сторон. В тот момент никаких антимилитаристских убеждений, никаких представлений и сложившихся мнений о войне у Василия Васильевича еще не было. Он был приглашен командующим русскими войсками Константином Кауфманом и состоял при нем в звании прапорщика.

Долгий путь в Ташкент и бесчисленные поездки по Туркестану в течение восемнадцати месяцев Верещагин использовал для написания серии этюдов и рисунков, показывающих жизнь народов Средней Азии; местных крепостей, городов и поселков; исторических памятников. Василий Васильевич внимательно изучал обычаи, знакомился с людьми, посещал постоялые дворы, мечети, чайханы, базары. В его альбомах остались колоритные типы таджиков, узбеков, киргизов, казахов, евреев и цыган, а также попадавшихся ему персов, афганцев, китайцев и индийцев — людей разного общественного положения и возраста. Вместе с этим художник отмечал красоту южной природы, величавые горы, плодородные степи, бурные речки. Серия этюдов и рисунков, выполненных Верещагиным в конце 1860 годов, представляет собой уникальный труд, фактически наглядную энциклопедию быта и жизни народов Средней Азии в середине девятнадцатого века. В то же время техника самого художника стала более уверенной и впечатляющей. Рисунки научились передавать тончайшие эффекты освещения и светотеневые переходы, стали отличаться максимальной точностью родства с натурой. Возросло умение художника и в работе с масляными красками.

Самарканд, 1869

В середине весны 1868 года Верещагин узнал, что находившийся в Самарканде Бухарский эмир объявил России «священную войну». Вслед за армией художник устремился навстречу неприятелю. Василий Васильевич не застал побоища, развернувшегося 2 мая 1868 года на подступах к Самарканду, однако содрогнулся перед его трагическими последствиями: «Никогда я не видел еще поля битвы, и мое сердце облилось кровью». Верещагин остановился в занятом русскими войсками Самарканде и принялся изучать город. Однако, когда главные силы под командованием Кауфмана оставили Самарканд, продолжив борьбу с эмиром, гарнизон города был атакован многочисленными войсками Шахрисабзского ханства. Местное население также восстало, русским воинам пришлось запереться в цитадели. Положение было катастрофическим, противники превосходили наши силы в восемьдесят раз. Верещагину пришлось сменить кисть на ружье и влиться в ряды обороняющихся. С поразительной смелостью и энергией он участвовал в защите цитадели, неоднократно водил бойцов в рукопашные схватки, участвовал в разведывательных вылазках. Один раз пуля расщепила ружье художника, в другой — сбила с головы шляпу, кроме того в бою он был ранен в ногу. Хладнокровие и мужество создали ему высокую репутацию среди солдат и офицеров отряда. Русские воины выстояли, после того как осада была снята, Верещагин был удостоен Георгиевского креста четвертой степени. Василий Васильевич постоянно носил его. К слову, от всех последующих наград он решительно отказывался.

Апофеоз войны, 1871

Самаркандская оборона закалила волю и характер Верещагина. Ужасы сражений, страдания и гибель людей, взгляды умирающих, зверства врагов, отрезавших пленным головы, — все это оставило неизгладимый след в сознании художника, мучило и волновало его. Зимой 1868 года художник посетил Париж, а затем прибыл в Петербург. В северной столице Верещагин развил активную деятельность по организации и проведению туркестанской выставки. Благодаря поддержке Кауфмана в городе были экспонированы минералогические, зоологические и этнографические коллекции из Средней Азии. Здесь же Верещагин впервые представил ряд своих рисунков и картин. Выставка имела большой успех, о работах художника заговорила пресса.
После закрытия выставки Василий Васильевич снова отправился в Туркестан, на этот раз сибирскими трактами. Поездка через Сибирь позволила ему увидеть трудную жизнь политических ссыльных и каторжан. В Средней Азии Верещагин постоянно путешествовал, неустанно работал. Он объездил Киргизию и Казахстан, проехал вдоль китайской границы, снова посетил Самарканд, побывал в Коканде. Во время поездок художник неоднократно участвовал в боях с разбойничьими шайками местных султанов. И опять Верещагин выказывал необычайную смелость и мужество, подвергая себя смертельной опасности во время рукопашных поединков.

Для обобщения материала, собранного в Туркестане, художник в начале 1871 года поселился в Мюнхене. Постоянные упражнения в области живописи не прошли даром. Теперь художник свободно владел красочной гармонией, звучные краски легко и точно передавали пространство и световоздушную среду. Значительную часть полотен, как и раньше, художник посвятил показу быта Средней Азии второй половины девятнадцатого века. Сюжетами прочих картин стали эпизоды войны за присоединение Туркестана к России. В этих произведениях с неподкупной правдой передан героизм рядовых русских бойцов, варварство и дикость обычаев Бухарского эмирата.

Знаменитый коллекционер и меценат Павел Третьяков, посетив Мюнхен, побывал в мастерской Василия Васильевича. Работы Верещагина произвели на Третьякова сильное впечатление, ему сразу же захотелось их приобрести. Однако Верещагин хотел перед продажей полотен организовать показ широкой публике, проверить свои художественные и общественные убеждения. Выставка туркестанских произведений Верещагина была открыта в 1873 году в Лондоне в Хрустальном дворце. Это была первая индивидуальная выставка художника. Произведения удивили зрителей. Необычные и новые по содержанию, мощные и выразительные по художественно-реалистической форме, рвавшей с условностями салонно-академического искусства. У английской публики выставка имела большой, а для российского художника вообще небывалый успех. Журналы и газеты публиковали похвальные отзывы.

Смертельно раненый, 1873

В начале 1874 года Верещагин представил туркестанские картины в Петербурге. Чтобы привлечь малообеспеченную публику, он установил бесплатный вход в течение нескольких дней в неделю. И эта выставка имела огромный успех, вызвав оживленные отклики у передовых деятелей русской культуры. Мусоргский по сюжету одной из картин Верещагина написал музыкальную балладу «Забытый», а Гаршин сочинил страстное стихотворение о безвестных воинах, погибших на этой войне. Крамской писал: «Это нечто удивительное. Не знаю, существует ли художник в настоящее время, равный ему у нас или за границей».

Однако царские сановники вместе с высшим генералитетом отнеслись к картинам резко отрицательно, найдя их содержание клеветническим и ложным, порочащим честь русской армии. И это было понятно — ведь баталисты до того времени изображали только победы царских войск. Генералам было очень трудно смириться с показанными Верещагиным эпизодами поражений. Кроме того, представляя на своих картинах историческую эпопею присоединения Туркестана к России, дерзкий художник нигде не увековечил ни царствующего императора, ни хотя бы одного из его генералов. Вскоре после начала выставки правящие круги развернули настоящую травлю ее организатора. В печати стали появляться статьи, обвинявшие Василия Васильевича в антипатриотизме и измене, в «туркменском» подходе к событиям. Продажа репродукций картин Верещагина не разрешалась, запретили даже балладу Мусоргского.

Под влиянием несправедливых и возмутительных обвинений Верещагин в состоянии нервного припадка сжег три своих прекрасных картины, вызвавшие особенные нападки сановников. Однако конфликт между ним и правительственными кругами продолжал усиливаться. Его обвиняли во лжи, представляли смутьяном и нигилистом. Припомнили отдельные эпизоды биографии художника, например, как он отказался служить на флоте, самовольно покинул императорскую Академию художеств. Туркестанская серия вообще представлялась открытым вызовом освященной столетиями традиции представления военно-исторических событий.

«Нападают врасплох», 1871

Атмосфера гонений стала настолько невыносима для Верещагина, что он, не став определять судьбу своих туркестанских полотен, до закрытия выставки покинул Петербург, отправившись в долгое путешествие по Индии. Уже после он дал задание доверенному лицу продать данную серию при соблюдении покупателем нескольких обязательных условий, как то: сохранение картин на Родине, их доступность для публики, неразрозненность серии. В итоге туркестанские работы купил Третьяков, поместив их в своей прославленной галерее.

С отъездом Василия Васильевича из России его конфликт с правительственными кругами не угас. Новым толчком стал демонстративный отказ Верещагина, бывшего в Индии, от профессорского звания, присужденного ему в 1874 году императорской Академией художеств. Свой отказ Верещагин мотивировал тем, что считает все награды и звания в искусстве ненужными. Ряд художников Академии восприняли это как личное оскорбление. Острота ситуации была заключена в том, что Академия художеств, по существу представлявшая собой одно из придворных учреждений, во главе которого стояли члены императорской фамилии, в это время переживала глубокий кризис. Культивируя отжившие взгляды позднего классицизма, Академия растеряла свой авторитет. От нее отошли многие передовые художники России. Публичный отказ Верещагина еще больше ронял престиж этого правительственного заведения. Обсуждение поступка Василия Васильевича в печатных изданиях власти попытались заглушить. Было запрещено публиковать статьи, критикующие Академию и тем более выражающие солидарность с Верещагиным.

Всадник-воин в Джайпуре. Около 1881

В Индии художник прожил два года, побывал во многих районах, выезжал в Тибет. В начале 1876 года он вернулся во Францию, а в 1882-1883 годах снова странствовал по Индии, поскольку материалов, собранных в ходе первой поездки, оказалось недостаточно. Как и в предыдущих своих путешествиях, Верещагин внимательно изучал народную жизнь, посещал памятники культуры и истории. Работал Василий Васильевич не жалея ни здоровья, ни сил. Ему довелось отражать нападения диких зверей, тонуть в реке, замерзать на горных вершинах, переболеть тяжелой тропической малярией. Венцом индийского цикла стала обличительная картина «Подавление индийского восстания англичанами», показывающая жесточайшую сцену расстрела из пушек непокорных индийских крестьян английскими колонизаторами.

В начале 1877 года началась русско-турецкая война. Узнав об этом, художник тотчас же бросил в Париже свои начатые картины и отправился в действующую армию. Без казенного содержания, но с правом свободного передвижения, он попал в число адъютантов главнокомандующего Дунайской армии. Василий Васильевич принял участие в ряде сражений, стал свидетелем многих битв. Каждую свободную минуту он хватался за карандаш и краски, работать ему нередко приходилось под турецкими пулями. На вопросы друзей о том, зачем он добровольно участвует в боях и рискует жизнью, художник отвечал: «Нельзя обществу дать картины настоящей войны, глядя на битву в бинокль… Нужно все прочувствовать и проделать самому, участвовать в штурмах, атаках, победах и поражениях, познать холод, голод, раны, болезни… Нужно не страшиться жертвовать своим мясом и кровью, иначе картины будут «не то».

Перед атакой. Под Плевной

8 июня 1877 года, участвуя на Дунае добровольцем в атаке небольшой миноноски против громадного турецкого парохода, Василий Васильевич был тяжело ранен и едва не умер. Еще не поправившись, художник устремился к Плевне, где русские войска в третий раз штурмовали твердыню. Битва под Плевной стала основой ряда знаменитых картин художника. В конце войны в штабе главнокомандующего Верещагина спрашивали, какую награду или орден он хотел бы получить. «Разумеется, никакую!» — ответил художник. Русско-турецкая война принесла ему большое личное горе. Его горячо любимый младший брат Сергей погиб, а другой брат — Александр — был тяжело ранен. Неприятностью для Верещагина также явилась потеря около сорока его этюдов. Произошло это из-за халатности ряда лиц, которым он поручил переслать работы в Россию.

Балканская серия Верещагина является наиболее значительной в его творчестве как по художественному мастерству, так и по идейному содержанию. Она изображает невыразимые мучения, тяжкий труд и ужасающие бедствия, которые несет солдатской массе и народам война. В связи с открытием в 1880 и в 1883 годах в Петербурге верещагинских выставок в печати появилось множество статей, поддерживающих художника: «В его картинах нет ни сверкающих штыков, ни победно шумящих стягов, ни блестящих эскадронов, летящих на батареи, не видно поднесения трофеев и торжественных шествий. Вся та увлекательная, парадная обстановка, которую человечество придумало для прикрытия отвратительнейшего из своих деяний, незнакома кисти художника, перед вами лишь голая действительность». Интерес к верещагинским картинам в обществе был необычайно высок. В частных домах, клубах, в театрах и на улицах шло их живейшее обсуждение. Критик Владимир Стасов писал: «Не все картины Верещагина равны — у него есть и слабые, и посредственные. Хотя где ж видан художник, у которого в ряде произведений все были только жемчужины да алмазы наивысочайшего калибра? Это дело немыслимое. Но кто в России не чувствует великости выставки Верещагина, не имеющей ничего похожего не только у нас, но и во всей Европе? Лучшие их нынешние живописцы войны стоят далеко еще от нашего Верещагина по смелости и глубокости реализма…. По технике, по выражению, по мысли, по чувству Верещагин еще не поднимался так высоко. Не понимает этого лишь тот, кто начисто лишен художественного смысла и чувства».

Снежные траншеи (Русские позиции на Шипкинском перевале)

Тем не менее, власти по-прежнему обвиняли художника в антипатриотизме, в сочувствии теперь уже турецкой армии, в умышленной дискредитации русского генералитета. Высказывались даже предложения лишить Василия Васильевича звания Георгиевского кавалера, арестовать и отправить в ссылку. К слову, не только в нашей стране, но в Европе, а позднее и в Америке, правящие круги опасались обличительного, антимилитаристского влияния верещагинских картин. Например, позднее художник писал из США: «На предложение водить на выставку детей по низкой цене мне ответили, что мои картины способны отвратить от войны молодежь, что, по словам «господ» этих, нежелательно». А на вопрос журналиста о том, как относятся к его работам знаменитые современные полководцы, Верещагин ответил: «Мольтке (Хельмут фон Мольтке — крупнейший военный теоретик девятнадцатого века) обожал их и всегда был первым на выставках. Однако он издал приказ, запрещающий смотреть картины солдатам. Офицерам позволял, но не солдатам». На обрушившиеся упреки некоторых военных в том, что Верещагин в своих произведениях слишком сгущает трагические стороны войны, художник отвечал, что не показал и десятой части того, что наблюдал в действительности.

Из-за тяжелых душевных переживаний у Василия Васильевича развилось серьезное нервное расстройство, приведшее к внутренним сомнениям. В послании Стасову в апреле 1882 он говорил: «Батальных картин больше не будет — баста! Свои работы я принимаю слишком близко к сердцу, выплакиваю горе каждого убитого и раненого. В России, в Пруссии, в Австрии признали революционную направленность моих военных сцен. Хорошо, пусть рисуют не революционеры, а я отыщу другие сюжеты». В 1884 году Василий Васильевич отправился в Палестину и Сирию. После поездки он создал серию картин на абсолютно необычные для него сюжеты Евангелия. Однако трактовал их художник очень оригинально, совершенно отлично от традиций, принятых в европейском изобразительном искусстве. Необходимо добавить, что Верещагин был материалистом и атеистом, не верил в сверхъестественные чудеса и мистику. В результате долгих размышлений он попытался материалистически изложить евангельские легенды, что церковь признала сущим святотатством. Католическое духовенство было страшно «оскорблено» картинами: архиепископы писали против них целые воззвания, группы фанатиков разыскивали художника, желая свести с ним счеты, а один монах облил картины «Воскресение Христово» и «Святое семейство» кислотой, почти уничтожив их. В России все евангельские полотна Василия Васильевича были запрещены.

Мастерская Василия Верещагина в его доме в Нижних Котлах. 1890 годы

В 1890 году сбылась мечта художника о возвращении на Родину. Он поселился в новом доме на окраине столицы, однако прожил в нем совсем недолго, отправившись в путешествие по России. Как и в молодости его интересовали памятники, быт населения, природа, народные типы, древнерусское прикладное искусство. В числе картин русского цикла (1888-1895 годов) самыми выдающимися стали портреты «незамечательных русских» — облики простых людей из народа.

Наполен на Бородинском поле

В 1887 году Василий Васильевич приступил к новой монументальной серии, посвященной Отечественной войне 1812 года. Двадцать созданных им полотен явили собой поистине величественную, полную патриотического пафоса эпопею о русском народе, о его национальной гордости и мужестве, ненависти к завоевателям и преданности Родине. Верещагин проделал гигантскую исследовательскую работу, изучил множество воспоминаний современников и исторических материалов, написанных на разных европейских языках. Он лично исследовал поле Бородинской битвы, знакомился с реликвиями эпохи, создал уйму зарисовок и этюдов. Судьба серии полотен о 1812 годе много лет оставалась нерешенной. Предназначенные для больших дворцовых залов и музеев картины не прельщали частных меценатов. Правительство смотрело на новые работы Верещагина с неприязнью и недоверием, также упорно отказываясь от покупки всех картин сразу, а художник не соглашался продавать одну-две из целостной и неделимой серии. Лишь накануне столетнего юбилея Отечественной войны, под давлением общественного мнения, царское правительство было вынуждено приобрести полотна.

Верещагин за мольбертом, 1902

В конце жизни Василий Васильевич совершил ряд дальних поездок. В 1901 году художник побывал на Филиппинских островах, в 1902 — на Кубе и в США, в 1903 — в Японии. Необыкновенно живописные японские этюды стали новым этапом в творчестве Верещагина, свидетельствуя о его неустанных работах над развитием мастерства. Путешествие художника по Японии было прервано ухудшившейся политической обстановкой. Боясь быть интернированным, Верещагин в спешке покинул страну и вернулся в Россию.

В своих выступлениях он предостерегал правительство он назревающей войны, однако как только она началась, шестидесятидвухлетний художник счел своим нравственным долгом отправиться на фронт. Верещагин оставил дома горячо любимую жену и троих детей и отправился в самое пекло военных действий, дабы вновь рассказать людям всю правду о войне, показать ее подлинную суть. Он погиб вместе с адмиралом Степаном Макаровым 31 марта 1904 года, находясь на борту флагмана «Петропавловск», налетевшего на японские мины. Это была смерть на боевом посту в полном смысле этого слова. Чудом спасшийся во время катастрофы «Петропавловска» капитан Николай Яковлев рассказывал, что перед взрывом видел Василия Васильевича, заносящего в альбом открывавшуюся его взгляду морскую панораму.

Гибель Верещагина вызвала отклики по всему миру. Журналы и газеты печатали статьи о его жизни и творчестве. В конце 1904 года в Петербурге открылась крупная посмертная выставка картин художника, а через пару лет в Николаеве был построен музей его имени. Василий Васильевич стал одним из первых, кто сумел в изобразительном искусстве выразить мысль о том, что война не должна и не может быть средством решения международных конфликтов. Он верил, что просвещение и наука — основные двигатели прогресса. Всю жизнь он оставался яростным врагом «варварства», деспотизма и насилия, защитником угнетенных и обездоленных. Илья Репин сказал о Верещагине: «Личность колоссальная, поистине богатырская — сверххудожник, сверхчеловек».

Памятник-бюст на привокзальной площади г. Верещагино

По материалам сайта http://www.centre.smr.ru

Василий Верещагин – солдат, художник, патриот

Василий Васильевич Верещагин является тем примером редкого типа русских художников, кто посвятил свою жизнь батальному живописному жанру. Это неудивительно, поскольку вся жизнь Верещагина неразрывно связана с русской армией.
Простым людям Верещагин известен прежде всего как автор поразительной, заставляющей задуматься о смысле жизни картины «Апофеоз войны», и только любители и знатоки этого одарённого русского художника знают, что его кисти также принадлежат картины множества других военных серий, не менее интересных и по своему раскрывающих личность этого замечательного русского художника.

Василий Верещагин родился в 1842 году в Череповце, в семье простого помещика. С детства ему, как и его родным братьям, была предопределена родителями военная карьера: девятилетним мальчиком он поступает в морской кадетский корпус в Петербурге, заканчивает который Верещагин в чине гардемарина.

С раннего детства Верещагин трепетал душой перед любыми образцами живописи: лубочные картинки, портреты полководцев Суворова, Багратиона, Кутузова, литографии и гравюры волшебным образом действовали на юного Василия, и он мечтал быть художником.

Поэтому неудивительно, что после короткого срока службы в российской армии, Василий Васильевич выходит в отставку, чтобы поступить в Академию художеств (учится в ней в период с 1860 по 1863 год). Учёба в Академии не удовлетворяет его мятущуюся душу, и, прервав обучение, он уезжает на Кавказ, затем перебирается в Париж, где учится рисованию в мастерской Жана Леона Жерома, одного из преподавателей парижской Школы изящных искусств. Таким образом, в разъездах (а путешественником Верещагин был заядлым, буквально не мог усидеть на месте и года) между Парижем, Кавказом и Петербургом Василий Васильевич получал практический опыт рисунка, стремясь, как он сам говорил, «учиться на живой летописи истории мира».
Официально обучение живописному ремеслу в Парижской академии Верещагин закончил весной 1866, вернулся на Родину, в Петербург, и вскоре принял предложение генерала К. П. Кауфмана (состоявшего в то время в должности Туркестанского генерал-губернатора) пойти к нему в армейские художники. Так, Верещагин в 1868 году оказывается в Средней Азии.

Здесь он получает боевое крещение – участвует в обороне Самаркандской крепости, которую время от времени атаковали войска бухарского эмира. За героическую оборону Самарканда Верещагин получил Орден Святого Георгия 4-го класса. К слову, это была единственная награда, которую Верещагин, принципиально отвергавший все чины и звания (о чём говорит, например, яркий случай отказа Василием Васильевичем звания профессора Академии художеств), принял и с гордостью носил на парадной одежде.

В поездке по Средней Азии у Верещагина родилась так называемая «туркестанская серия», включающая в себя тринадцать самостоятельных картин, восемьдесят один этюд и сто тридцать три рисунка – все созданные по мотивам его путешествий не только в Туркестан, но и по южной Сибири, западному Китаю, горным районам Тянь-Шаня. «Туркестанская серия» была показана на персональной выставке Василия Васильевича в Лондоне в 1873 году, позже он приехал с картинами на выставки в Москву и Санкт-Петербург.

Апофеоз войны. Посвящается всем великим завоевателям, прошедшим, настоящим и будущим

Высматривают

Раненный солдат

Стиль картин этой серии был достаточно необычен для остальных представителей русской реалистической художественной школы, не все живописцы смогли адекватно воспринять манеру рисования молодого художника. Сюжетно эти картины имеют примесь имперского налёта, какого-то словно отстранённого взгляда на сущность и жестокость восточных деспотий и реалий жизни, немного пугающих непривычного к таким картинам русского человека. Венчает серия знаменитая картина «Апофеоз войны» (1870–1871 гг., хранится в Третьяковской галерее), на которой изображена груда черепов в пустыне; на раме написано: «Посвящается всем великим завоевателям: прошедшим, настоящим и будущим». И эта надпись звучит словно безусловный приговор самой сущности войны.

Едва узнав о начавшейся Русско-турецкой войне, Верещагин едет в действующую русскую армию, оставив на время свою парижскую мастерскую, в которой он работал с середины 70-х годов. Здесь Василия Васильевича причисляют к составу адъютантов главнокомандующего Дунайской армией, при этом дав право свободного перемещения по войскам, и он это право вовсю использует для раскрытия своих новых творческих замыслов — так под его кистью постепенно рождается то, что позднее будет названо «балканской серией».

Во время русско-турецкой кампании многие знакомые Верещагину офицеры не раз упрекали его за то, что, рискуя жизнью, он под огнём врага фиксировал необходимые ему сцены На это Василий Верещагин отвечал: «Гнало то, что я захотел видеть большую войну и представить ее потом на полотне не такою, какою она по традициям представляется, а такою, какая она есть и действительности…».

Побежденные. Панихида по павшим воинам

После атаки. Перевязочный пункт под Плевной

Победители

Во время Балканского похода Верещагин участвует и в военных сражениях. В начале боевых действий он был тяжело ранен, и едва не скончался от ран в госпитале. Позже Василий Васильевич участвует в третьем штурме Плевны, зимой 1877 года вместе с отрядом Михаила Скобелева переходит через Балканы и участвует в решающем сражении на Шипке у деревни Шейново.

После возвращения в Париж Верещагин начинает работу над новой серией, посвящённой только что отгремевшей войне, и работает с еще большей, чем обычно, одержимостью, в состоянии огромного нервного напряжения, практически не отдыхая и не отлучаясь из мастерской. «Балканскую серию» составляет около 30 картин, и в них Верещагин словно бросает вызов официальной панславистской пропаганде, напоминая о просчётах командования и той серьёзной цене, которую заплатили русские войска за освобождение болгар от османского ига. Наиболее впечатляюще художественное полотно «Побежденные. Панихида» (1878–1879, картина хранится в Третьяковской галерее): под пасмурным хмурым небом расстилается большое поле с трупами солдат, присыпанных тонким слоем земли. От картины веет тоской и бесприютностью…

В 90-х годах XIX века Василий Верещагин обосновывается в Москве, где строит для себя и своей семьи дом. Однако жажда странствий вновь овладевает им, и он отправляется в путешествие, на этот раз на север России: по Северной Двине, к Белому морю, на Соловки. Результатом этого путешествия для Верещагина стало появление серии этюдов, на которых изображены деревянные церкви русского Севера. В русской серии художника насчитывается более сотни живописных этюдов, но при этом нет ни одной крупной картины. Объяснить это, наверное, можно тем, что параллельно Василий Васильевич продолжает работать над делом всей своей жизни — серией полотен о войне 1812 года, которую он начал ещё в Париже.

Ярославль. Паперть церкви Иоанна Предтечи в Толчкове

Северная Двина

Паперть сельской церкви. В ожидании исповеди

Несмотря на активность в творческой жизни, Верещагин очень остро чувствует свою отстранённость от общей художественной жизни России: он не принадлежит ни к одному из живописных обществ и направлений, у него нет учеников и последователей, и всё это, наверное, воспринимается им нелегко.
Чтобы как-то развеяться, Верещагин прибегает к излюбленному способу – он отправляется в путешествие на Филиппины (в 1901 году), по следам недавней испанско-американской войны, в 1902 — дважды бывает на Кубе, позже едет в Америку, где пишет большое полотно «Взятие Рузвельтом Сен-Жуанских высот». Для этой картины Верещагину позирует сам президент США.

В то же время Василий Верещагин работает и на литературном поприще: пишет автобиографические заметки, путевые очерки, воспоминания, статьи об искусстве, активно выступает в прессе, и множество его статей носит яркую антимилитаристскую окраску. Мало кто знает о таком факте, но в 1901 году Василий Верещагин даже выдвигался кандидатом на соискание первой Нобелевской премии мира.

Верещагин с большой тревогой встречает начало Русско-японской войны, остаться в стороне от событий которой он, конечно же, не мог – такова уж была его беспокойная натура. Сблизившись с главнокомандующим Тихоокеанского флота адмиралом С. О. Макаровым, он 13 апреля 1904 года вышел в море на флагмане-броненосце «Петропавловск», чтобы запечатлеть для истории боевое сражение, и этот выход был для него финальным аккордом всей жизни – в ходе боя «Петропавловск» был взорван на внешнем рейде Порт-Артура…

Таким и запомнился нам Василий Васильевич Верещагин – художник, всегда следовавший в авангарде русских войск, человек, ратовавший за мирное разрешение всех конфликтов, и по иронии судьбы сам погибший во время боя.

Нападают врасплох

Всадник-воин в Джайпуре. Около 1881

Развалины

Туркестанский солдат в зимней форме

Перед атакой. Под Плевной

Два ястреба. Башибузуки, 1883

Торжествуют — окончательный вариант

Прогулка в лодке

В штыки! Ура! Ура! (Атака). 1887-1895

Конец Бородинской битвы, 1900

Великая армия. Ночной привал

Пушка. Орудие

Парламентеры — Сдавайся! — Убирайся к черту!

После неудачи

Верещагин Василий Васильевич (1842 — 1904)

Верещагин Василий Васильевич (реализм)

Василий Васильевич Верещагин выделяется среди русских художников второй половины 19-го века своей необычной судьбой и деятельностью. Посмотришь на его картины, и кажется, будто побывал в увлекательном путешествии, узнал много нового и интересного. Так бывало и раньше на выставках Верещагина, на которых художник показывал не только картины, привезенные из поездок в чужие страны и малознакомые области России, но и богатейшие коллекции одежды, оружия, предметов обихода и народного творчества. Посетитель его выставок словно попадал в неведомый дотоле Туркестан. Полы убраны туркестанскими коврами, вдоль стен расставлены предметы обихода, на стенах — оружие, а на картинах и этюдах представлена природа страны, ее люди, архитектура, сценки быта, в которых раскрываются обычаи и нравы, историческое прошлое и настоящее этого края.

В. В. Верещагин родился и провел свое детство в небольшом городе Череповце. Его отец прочил сыну морскую карьеру и отдал учиться в Петербургский морской корпус. Но юного Верещагина мало привлекала военно-морская наука. Окончив морской корпус, он вышел в отставку, бесповоротно порвав с военно-морской службой. Все свое свободное время Верещагин отдавал искусству. Он поступил сначала в рисовальную школу Общества поощрения художеств, а потом, в 1860 году, — в Петербургскую Академию художеств, где проучился несколько лет. Однако Академию он не закончил. Подражательное академическое искусство было ему не по душе. Заканчивал свое художественное образование Верещагин в Париже. Однако, ему хотелось чего-то нового, необычного, и при первой возможности он отправился в путешествие на Кавказ, где стал рисовать «на свободе».

Впоследствии всю жизнь Верещагин следовал правилу — не сидеть на месте, а постоянно знакомиться с жизнью в разных уголках мира, искать новые темы и новые образы. Он побывал в Индии, ездил в Америку, на Кубу, Филиппины и Японию.

Огромный запас жизненных впечатлений послужил основой многогранного и всестороннего творчества Верещагина. Он писал портреты, пейзажи, натюрморты, а главное — стал гениальным мастером батальной живописи. В этом жанре живописи Верещагин произвел подлинный переворот. Созданные до него батальные картины создавались по заказу для украшения богатых гостиных и представляли собой эффектные сражения, прослявляшие полководцев и провозносившие войну как героическую эпопею.

Верещагин первый среди художников-баталистов показал, что война — это прежде всего страшные увечья, холод, голод, жестокое отчаяние и смерть. Художник показывал в своих произведениях безжалостную сущность войны, свидетелем которой он был сам. Ему не было равных в русском искусстве по силе изображения страшной правды войны и страстности, с которой он ее развенчивал.

Верещагин сделал батальную живопись не только реалистической, но и совершенно новой по содержанию. Он показывал главным героем войны не полководцев и генералов, а простых солдат, их быт, изображал часто не само сражение, а до или после боя.

Всю свою жизнь проведя в странствиях, простаивая по 12-14 часов за мольбертом, Верещагин так и умер с кистью в руке, делая этюды с натуры на месте боевых действий. Как только в 1904 году вспыхнула русско-японская война, шестидесятидвухлетний хдожник направился на Дальний Восток. Здесь он писал на броненосце «Петропавловск», который подорвался на японской мине. Так, за работой, окончилась жизнь замечательного художника.


Апофеоз войны (1872)

Это страшный образ смерти, звучащей суровым осуждением войны и грозным предостережением.

В основе картины, изображающей груду человеческих черепов среди выжженной пустыни, лежит реальный исторический факт. «Тимур или Тамерлан, заливший кровью всю Азию и часть Европы и считающийся теперь великим святым у всех среднеазиатских магометан, везде сооружал подобные памятники своего величия.»

Ужас навевает фантастическая пирамида выбеленных солнцем и ветрами черепов. Вот все, что осталось от людей, которые некогда жили здесь и были сражены, уничтожены войной. От города, расстилавшегося здесь, остались одни руины, зачахли от зноя без ухода человеческой руки деревья. Там, гле прежде процветала жизнь, возникла мертвая пустыня. Только черное воронье, мрачный гость смерти, кружит над черепами, выискиивая себе пищу. Пусто и мертво там, где прошла война. И жуткая пирамида черепов — с черными провалами мертвых глазниц, с жутким оскалом ртов — под безмятежным мирным небом выступает страшным символом войны, несущей гибель, запустение, смерть.

Созданная в период кровопролитной франко-прусской войны, эта историческая картина стала созвучна настроениям своего бурного времени. Она напоминала людям о тех неисчислимых бедствиях, которые приносит с собой война. Верещагин сделал надпись к названию картины:»Посвящается всем великим завоевателям, прошедшим, настоящим и будущим».


Богатый киргизский охотник с соколом (1871)

Красочная и романтическая сценка быта, которые наблюдал Верещагин в Туркестане, одновременно с другими, показывающими нищету и бесправие бедняков.


Двери Тамерлана (Тимура) (1872)

Величественное историческое прошлое не могло не заинтересовать Верещагина.


Мавзолей Тадж-Махал (1876)

В картинах Верещагина оживало великое прошлое Индии: древние храмы, роскошные дворцы, величественные гробницы.

Очарованный прекрасным мавзолеем Тадж-Махал , сооруженным Великим Моголом Шах-Джеханом на могиле своей любимой жены, Верещагин создает удивительно красочное полотно. Волшебное по красоте сооружение гармонирует в картине с такой же прекрасной южной природой. «В Европе нет ничего, что может превзойти Тадж, -это место, дышащее торжественным спокойствием,» _ писал Верещагин, полный восхищения.


Перед атакой. Под Плевной (1881)

С началом русско-турецкой войны Верещагин отправляется на места боевых действий. Он учавствовал во всех решающих сражениях, был при знаменитом штурме Плевны, совершил зимний переход через Балканы, учавствовал в бою под Шейново, решающем исход войны.

Много тысяч жизней было загублено царскими офицерами в этой войне. Сплошной лес крестов простирался на полях проигранных сражений. Грандиозной неудачей был штурм Плевны, не подготовленный командованием и совершенный лишь в честь дня рождения царя. Штурм этот стоил бесчисленных человеческих смертей, совершавшихся на глазах царя, который все это спокойно наблюдал с так называемой «закусочной»горы, где в это время пировал со своей свитой. «Не могу выразить тяжесть впечатления, — писал Верещагин, — это сплошные массы крестов…Везде валяются груды осколков гранат, кости солдат, забытые при погребении. Только на одной горе нет ни костей человеческих, ни кусков чугуна, зато до сих пор там валяются пробки и осколки бутылок шампанского…»


Побежденные. Панихида по убитым (1877-1879)

Большой холст, в котором Верещагин показал типичную картину войны — поле боя, усеянное трупами.

Хмурое осеннее небо свинцовыми тучами нависло над безмолвным полем. Какие-то бугры и кочки, как легкая рябь по морю, взрыли землю. Вглядевшись, различаешь, что все поле усеяно трупами, которые даже не зарыты глубоко в землю, а лишь прикрыты сверху слоем земли. Грандиозность этой трагедии войны подчеркивается тем, что все это огромное по своим размерам полотно (179,7 Х 300, 4) занято наполовину хмурым небом, наполовину равниной, покрытой мертвыми телами. Лишь две одинокие фигуры возвышаются на этом мертвом поле — военный и священник, помахивающий кадилом, совершающий последний обряд над убитыми. Возникает тяжелый, гнтущий образ смерти, гибели, которую несет с собой война народу.


Подавление индийского восстания англичанами (1884)

Захват. закабаление и ограбление Индии вызвали у художника чувство глубокого возмущения, что и заставило его написать эту картину.

Перед нами зловещая картина казни — расстрел из пушек. Выжженная солнцем земля, безоблачное небо. На переднем плане изображен высокий белобородый старик, привязанный к орудию. Закинута назад его голова, помертвевшие губы полураскрыты, подгибаются слабеющие ноги. Душевное страдание и ужас обессилили его. Для этого старого человека, как и для всех других, стоящих в одном ряду с ним, страшна не физическая смерть, а надругательство над человеческим телом, которое будет разорвано пушечным снарядом. Это картина жестокой правды, это суровое обвинение преступного колониального режима.


Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой (1878-1879)

С мужественной сдержанностью, с торжественным величием предстает заключительная победная сцена войны.

Даже сам колорит картины, написанный в светлых бело-голубых и белоохристых тонах, создает ощущение лирической грусти и просветления, словно рассеялся мрак несчастья.

Среди величавых заснеженных гор, среди торжественного молчания суровой природы совершает парадный объезд войск главнокомандующий Скобелев со своей свитой. Дружным «Ура!» отзываются на его приветствия солдаты, бросая вверх фуражки. Кончилась война, кончились испытания, трудности, впереди родной дом, встреча с близкими. Но радость победы испытывают не все. Снова и снова Верещагин напоминает, даже в такую отрадную минуту, чего стоит война, какой нелегкой ценой досталась победа. Не случайно в картине парадный объезд войск показан на втором плане, вдалеке на фоне высоких гор, где маленькими фигурками выделяются ряды солдат, а весь ближний, передний план усеян мертвыми солдатскими телами. По всему бескрайнему заснеженному полю виднеются в самых неожиданных позах убитые. Печально это безмолвное поле сражения, и величавые белоснежные горы словно застыли в минуте молчания, которой чтут память погибших. И потому, может быть, что Верещагин правдиво показал, как рядом с жизнью стоит смерть, радость победы звучит сдержанней и суровей. Картина воспринимается как слава бессмертному героизму русских солдат.Именно простой народ предстал в произведениях Верещагина истинным героем.


Смертельно раненый (1873)

В основу картины легла сцена, увиденная Верещагиным на войне. Изображен двор самаркандской крепости. В знойном мареве виднеются фигуры солдат с винтовками, направленными на стену. Жизнь идет своим чередом, и никто из тех, кто охраняет цитадель, не знает, сразит ли его шальная пуля врага или минует. Но вот смерть неожиданно настигла солдата. Еще минуту назад он так же, как и его товарищи, стоял с винтовкой наготове, а сейчас, судорожно схватившись за бок, в порыве страха и отчаяния, бросился бежать. Его неуверенный бег, острый угловатый силуэт фигуры, наклон падающего тела, маленькая темная тень у ног убедительно показывают, что он осужден на смерть. Пройдет еще минута — другая, и он рухнет наземь рядом с другими бездыханными телами.

И снова в цитадели все пойдет по-прежнему, опять на страже будут стоять осажденные в крепости, и, кто знает, может быть, снова меткая пуля врага нежданно сразит одного из них. Горькое раздумье о бессмысленности этих жертв и их неизбежности пронизывает картину.


У крепостной стены. Пусть войдут. (1871)

Томительного ожидания, напряженной настороженности полна сцена, предшествующая штурму. Большой отряд русских солдат замер у массивной зубчатой крепостной стены. Первые ряды припали к пролому в стене, держа наготове ружья, ожидая нападения. Офицер, тихонько направляясь к пролому, делает рукой знак молчать. Солдаты затихли, молчит барабан, недвижимы легкие деревья с птичьими гнездами. Тишина царит в крепости, но тишина обманчивая, напряженная, готовая каждую минуту разразиться боем. Напряженность чувствуется в темной стене, в ярко освещенной группе солдат, в их неподвижно застывших позах, в их глазах, смотрящих в лицо смерти. Вся простота русского человека и величие его души, не показная, а истинная отвага раскрылись Верещагину именно в такую минуту смертельной опасности, томительного бездействия, напряженного ожидания. Этот истинный скромный героизм и стойкость русского солдата составляют главное содержание картины. Не то, как люди воюют, а то, как они ведут себя на войне, как проявляют себя в тяжелых испытаниях, какие стороны их души раскрываются.


Всадник-воин в Джейпуре (1881)

Большой интерес представляют обмундирование индийских воинов, роскошная ковровая накидка на лошади.


Араб на верблюде (1870)


Гималаи вечером (1875)


Горный ручей в Кашмире (1875)


Отступление. Бегство по смоленской дороге.


В горах Алатау (1870)


В покоренной Москве. Поджигатели или Расстрел (1888)


Самарканд (1869)


Наполеон на Бородинских высотах (1897)

Художник Василий Верещагин

Крупнейший художник-баталист Василий Верещагин родился 26 октября 1842 года в Череповце в семье помещика. Когда ему было восемь лет, родители отправили его в кадетский корпус несовершеннолетних, после чего в 1853 году он перешел в Петербургский морской кадетский корпус. Этому увлекается рисованием и посвящает все свободное время. В 1858 году Верещагин поступает в рисовальную школу при Петербургском Обществе поощрения художеств.Его способности с одобрением учителей откликнулись, и он мечтал стать художником.

В 1860 году, блестяще окончив корпус, Верещагин против воли родителей подал в отставку и поступил в Академию художеств. Возмущенный поступком сына, отец отказал ему в материальной помощи. Начались тяжелые годы жизни. Верещагин настойчиво занимался живописью, но система академической подготовки со своей нормативной и традиционной нагрузкой на художника. Протест был выражен молодым живописцем в том, что он убил одну из своих картин — «Избиение женихов Пенелопы вернувшимся Улиссом».«В 1863 году он оставил Академию и уехал на Кавказ, чтобы« освободить и открыть пространство для интересного познания ». Его первыми самостоятельными работами были многочисленные рисунки народных стилей, жанровые сцены и пейзажи Кавказа.

В 1866 году, живя на берегу села Шексна Любец, Верещагин увидел упорный труд лодочников. Он решил создать большую картину, в которой хотел показать долю безнадежных бедняков в царской России. Верещагин выполнил эскиз к картине, написал несколько этюдов, но не успел.

В 1867 году по приглашению генерал-губернатора Кауфмана он отправился в Туркестан, где в то время происходили военные столкновения. «Я пошел, потому что хотел узнать, какая настоящая война, о которой я читал и много слышал…» — написал художник. Верещагин не только свидетель войны, но и ее непосредственный участник. В 1868 году в составе русского гарнизона Самарканда он защищал крепость от войск бухарского эмира и был награжден за храбрость и отвагу Георгиевским крестом.В 1869 — 1870 годах Верещагин снова отправляется в путешествие по Туркестану: знакомясь с этой своеобразной страной, изучает нравы и обычаи феодального Востока и в результате создает большую серию картин Средней Азии. Художник беглым кистью и звонкими, насыщенными красками передает знойное южное небо, весеннюю зеленую степь, прохладные горные вершины, покрытые снегом, изысканный орнамент древних построек Самарканда …

Центральное место в этой серии занимают батальные сцены, они имели большой успех в России и за рубежом, определив основные направления творчества Верещагина.Уже в самых ранних картинах художник протестовал против агрессивных войн, с осуждением виновных погибали люди. Антимилитаристский характер произведений — результат глубоких размышлений и жизненных наблюдений Верещагина, совершившего в мужественной батальной живописи суровую правду, которой ему в этом жанре русское искусство не знало. Героями своих картин он делал солдат, простых русских людей. «Солдаты Верещагина, — писал Стасов, — это все те же люди, но … в форме и с автоматом.«

На картине «У крепостной стены. Пусть входят» (1871) в напряжении в ожидании боя русские солдаты. Суровые лица в позах — сильная решимость. В фильме «Подписано» — то же место в форте, но после боя. Ряд батальных картин объединены в серию, где художник развивает представления о жестокости феодалов, необузданности приказов, героизме и отваге русских солдат: «Берегись» (1873 г.), «Нападение со стороны» сюрприз »(1871 г.),« Подарки трофеев »(1872 г.),« Триумф »(1872 г.) и« Апофеоз войны »(1871 — 1872 гг.).«Не знаю, — писал Крамской о Верещагине, — есть ли в настоящее время равный ему художник не только здесь, но и за рубежом …»

Смелые компрометирующие картины вызвали враждебность в реакционных кругах русского художника, обвинявших его в клевете на российскую армию. Не выдержав несправедливых обвинений, Верещагин сжег три картины: «Забытые», «В окружении — преследуют» и «Подпись».

Произведения Верещагина запрещено экспонировать и воспроизводить в книгах, газетах и ​​журналах.За тридцать лет царское правительство не обзавелось ни одной картиной художника с мировым именем. Большую часть туркестанских произведений купил только Павел Третьяков.

В 1874 — 1876, 1882 — 1883 годах Верещагин совершил две поездки в Индию для изучения жизни, природы и быта страны. Путешествуя, ему приходилось терпеть лишения, подвергаясь смертельной опасности: на снежных вершинах Гималаев он чуть не замерз насмерть, в изнуряющей тропической жаре заболел лихорадкой. Результатом наблюдений стало более ста пятидесяти этюдов, изображающих величие индийской архитектуры из белого камня, синева южного неба, яркие национальные костюмы индейцев.В число лучших этюдов входят: «Буддийский храм в Дарджилинге» (1874 — 1875), «Ледник на дороге из Кашмира в Ладакх» (1875), «Мавзолей Тадж-Махала» (1874 — 1876).

Несколько картин Верещагина решил посвятить рассказам о захвате Индии англичанами. У него зародилась идея создать большую картину по поэме, которая должна была рассказать об исторической судьбе Индии, о превращении могущественной независимой страны в колонию Британской империи.Художнику удалось исполнить лишь некоторые из этих картин, в частности, «Процесс английских и туземных властей в Джайпуре» (1875–1879).

Работ художника

См. Также: http://veresh.ru — сайт художника В. Верещагина.

Василий Верещагин

Государственная Третьяковская галерея представляет большую выставку «Василий Верещагин», посвященную творчеству известного русского живописца, историка, писателя, этнографа, путешественника.

Масштаб выставки потрясающий! Собрано более 500 экспонатов, среди которых 180 живописных, 120 графических работ, 97 произведений декоративно-прикладного искусства, а также редкие архивные документы и фотографии из лучших музеев России, Азербайджанского национального музея искусств. Рустам Мустафаев и частные коллекции.

Основная цель выставки — раскрыть публике неповторимую личность этого великого художника, воина и пацифиста, страстного исследователя новых географических ландшафтов, стран и народов, живописца, сумевшего кардинально преобразить жанр боя. картины в изобразительном искусстве.

Работы сгруппированы по сериям, посвященным его поездкам и путешествиям: Туркестан, Балканы, индийская серия, «Русский Север», японская серия. Особенными разделами выставки займут цикл «Трилогия казней» и «Палестинский сериал».

Уникальность творчества Василия Васильевича Верещагина в том, что его картины являются свидетельством очевидца. Всю свою жизнь он провел в эпицентре военных событий и стал самым известным военным художником, изобразившим войну такой, какой он ее видел: «неразрезанной», как грязное и кровавое действие.И даже погиб за свой творческий пост — при взрыве линкора «Петропавловск» на японских шахтах под Порт-Артуром.

Последние мгновения линкора и его команды удалось сфотографировать капитану Федору Стримсу. Три кадра с умирающим «Петропавловском» можно увидеть в отдельном выставочном зале, где хранятся архивные документы и фотографии Василия Верещагина (фото 10).

На официальном сайте Государственной Третьяковской галереи и на сайте газеты «Вечерняя Москва».

Фото: Сергей Шахиджанян и сайт kudamoscow.ru.

Подробнее о выставке и творчестве Василия Верещагина читайте в нашей статье.

Василий Васильевич Верещагин — Артвее

Поиск

  • Просмотр
    • Абстрактные
    • Образное
    • Пейзаж
    • Религия
    • Мифология
    • Плакаты
    • Животные
    • Иллюстрация
    • Мода
    • Натюрморт
    • Исторический
    • Ботанический
    • Чертежи
    • Японское искусство
  • Особенности
  • Коллекции
  • Популярные исполнители
  • Коллекции пользователей
  • Книжные иллюстрации

Авторизоваться

Поиск

Меню

следить

близко

  • Темы
  • Художники

Фильтры

2 результата

Шоу

24

36

48

Сортировать по популярности Сортировать по последним Сортировать по названиюСлучайно

Любимый

Собирать

Шпион

Василий Васильевич Верещагин
Образный

Любимый

Собирать

Шипкинский перевал

Василий Васильевич Верещагин
Пейзаж

  • О нас
  • Условия
  • Конфиденциальность
  • Свяжитесь с нами

.