Содержание

ХРАМ СВЯТОГО ПРАВЕДНОГО ИОАННА КРОНШТАДТСКОГОПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ГАМБУРГЕРУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ

В честь святого Иоанна Рыльского был назван Иоанном святой покровитель нашего храма св. прав. Иоанн Кронштадтский.

С праздником, дорогие братья и сестры!

Предлагаем Вашему вниманию небольшой фильм Иоанновской семьи о храмах св. прав. Иоанна Кронштадтского в мире, в котором также есть и эпизод посвященный нашему храму

 

Святой преподобный Иоанн Рыльский

Преподобный Иоанн Рыльский – великий духоносный подвижник Болгарской Православной Церкви и Небесный покровитель болгарского народа, родился в 876 г. в селе Скрино Средецкой области (древний Средец – ныне София).

Рано оставшись сиротой, мальчик ушел пастухом в чужие люди. Однажды богач избил его за то, что потерялись корова с теленком. Мальчик долго плакал и молился, чтобы Бог помог ему. Когда он нашел корову с теленком, то в реке Струме сильно поднялась вода. Юный пастух помолился, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял на руки теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег реки, где уже находилась корова. Богач, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив мальчика, отпустил его из своего дома.

Раздав имущество, мальчик ушел из родного села. Где и когда святой принял иноческий постриг, осталось неизвестным. Первоначально он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями. Хижина его была из хвороста. Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда. Тогда он нашел глубокую пещеру и поселился в ней. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного.

Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха. Двенадцать лет провел преподобный в дикой пещере, а затем перешел в Рыльскую пустыню и поселился в дупле дерева. Он много постился, молился и постоянно плакал; питался только травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям.

Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: «Вы пришли сюда голодные – рвите себе бобы мои и ешьте». Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: «Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного». С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой.

Избегая известности, подвижник ушел из любимого дупла и поселился на высокой и труднодоступной скале, где 7 лет провел под открытым небом. Слух о великом пустыннике дошел до болгарского царя Петра (927–969), который желал видеться с ним; но преподобный Иоанн, написав письмо, отклонил свидание по смирению. Позже пустынник принял под свое окормление иноков, которые устроили монастырь с храмом в пещере, где прежде жил преподобный Иоанн. Он мудро пас свое стадо и скончался 18 августа 946 года на 70-м году жизни.

За 5 лет до кончины он написал своей рукой «Завет к ученикам», одно из лучших творений староболгарской письменности. Святая жизнь подвижника и знамения милости Божией по его молитвам были самой лучшей проповедью христианской веры в новокрещеной Болгарской земле.

В тревожное время борьбы Болгарии с Византией, при западноболгарском царе Самуиле (976–1014), преподобный Иоанн Рыльский явился ученикам, повелевая перенести его мощи в Средец (Софию), куда скрылся Патриарх Болгарский Дамиан (927–972). Предполагают, что перенесение мощей было в 980 г. Немного позднее правая рука преподобного Иоанна Рыльского была перенесена на Русь (предположительно в город Рыльск, в котором была построена церковь во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом, посвященным мученикам Флору и Лавру, в день памяти которых – 18 августа по старому стилю, он скончался).

В 1183 году венгерский король Белла II (1174–1196) во время похода на греков взял вместе с другими драгоценностями Средца ковчег с мощами преподобного Иоанна и перенес в г. Остергом. В 1187 году, украсив ковчег, он отослал святые мощи назад с великой честью. 19 октября 1238 года мощи преподобного Иоанна были торжественно перенесены в новую столицу – Тырново и положены в храме во имя святого. Установлено праздновение этого события 1-ого ноября (по новому стилю). 1 июля 1469 г. святые мощи преподобного Иоанна Рыльского были возвращены в Рыльский монастырь, где они почивают до нынешнего дня, подавая благодатную помощь всем верующим.

Имя преподобного Иоанна с глубокой древности было известно и любимо русскими людьми. Именно в русских источниках (Минея на август ХII в., Мазуринский летописец) сохранилась дата кончины преподобного.

Похожее

 

Преподобный Иоа́нн Рыльский

Крат­кое жи­тие пре­по­доб­но­го Иоан­на Рыль­ско­го

Пре­по­доб­ный Иоанн Рыль­ский – ве­ли­кий ду­хо­нос­ный по­движ­ник Бол­гар­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и небес­ный по­кро­ви­тель бол­гар­ско­го на­ро­да, ро­дил­ся ок. 876 – 880 гг. в се­ле Скри­но Сре­дец­кой об­ла­сти (древ­ний Сре­дец – ныне Со­фия). Ра­но остав­шись си­ро­той, маль­чик ушел пас­ту­хом в чу­жие лю­ди. Од­на­жды бо­гач из­бил его за то, что по­те­ря­лись ко­ро­ва с те­лен­ком. Маль­чик дол­го пла­кал и мо­лил­ся, чтобы Бог по­мог ему. Ко­гда он на­шел ко­ро­ву с те­лен­ком, то в ре­ке Стру­ме силь­но под­ня­лась во­да. Юный пас­тух по­мо­лил­ся, по­ло­жил на во­ду свою верх­нюю одеж­ду, на­чер­тал на ней крест, взял на ру­ки те­лен­ка и про­шел с ним, как по­су­ху, на дру­гой бе­рег ре­ки, где уже на­хо­ди­лась ко­ро­ва. Бо­гач, спря­тав­ший­ся в ле­су, ужас­нул­ся, ви­дя это чу­до, и, щед­ро на­гра­див маль­чи­ка, от­пу­стил его из сво­е­го до­ма. Раз­дав иму­ще­ство, маль­чик ушел из род­но­го се­ла. Где и ко­гда свя­той при­нял ино­че­ский по­стриг, оста­лось неиз­вест­ным. Пер­во­на­чаль­но он под­ви­зал­ся на вы­со­кой и го­лой го­ре, пи­та­ясь лишь ди­ки­ми рас­те­ни­я­ми. Хи­жи­на его бы­ла из хво­ро­ста. Спу­стя недол­гое вре­мя раз­бой­ни­ки на­па­ли на него но­чью и, из­бив, про­гна­ли от­ту­да. То­гда он на­шел глу­бо­кую пе­ще­ру и по­се­лил­ся в ней. Там же вско­ре по­се­лил­ся и его пле­мян­ник свя­той Лу­ка. Ме­сто бы­ло столь без­люд­ное, что пре­по­доб­ный Иоанн счел сна­ча­ла по­яв­ле­ние Лу­ки за бе­сов­скую кознь, но, узнав, что юно­ша ищет ду­шев­но­го спа­се­ния, с лю­бо­вью при­нял его. Недол­го, од­на­ко, им при­шлось жить вме­сте: брат пре­по­доб­но­го Иоан­на на­шел по­движ­ни­ков и си­лой за­брал сы­на. По до­ро­ге до­мой юно­ша умер от уку­са змеи. Рас­ка­яв­шись, брат про­сил про­ще­ния у пре­по­доб­но­го. Пу­стын­ник ча­сто хо­дил по­том на мо­ги­лу пра­вед­но­го юно­ши; там бы­ло его лю­би­мое ме­сто от­ды­ха. Две­на­дцать лет про­вел пре­по­доб­ный в ди­кой пе­ще­ре, а за­тем пе­ре­шел в Рыль­скую пу­сты­ню и по­се­лил­ся в дуп­ле де­ре­ва. Он мно­го по­стил­ся, мо­лил­ся и по­сто­ян­но пла­кал; пи­тал­ся толь­ко тра­вой. Ви­дя та­кое тер­пе­ние, Бог про­из­рас­тил пре­по­доб­но­му бо­бы, ко­то­ры­ми он пи­тал­ся дол­гое вре­мя. Эти-то бо­бы и сде­ла­ли его по­дви­ги из­вест­ны­ми лю­дям. Од­на­жды ста­до овец от вне­зап­но­го стра­ха бе­жа­ло по гор­ным стрем­ни­нам, по­ка не оста­но­ви­лось у ме­ста, где жил пре­по­доб­ный. Пас­ту­хи, сле­до­вав­шие за ста­дом, с изум­ле­ни­ем уви­де­ли от­шель­ни­ка, ко­то­рый лас­ко­во уго­щал их: «Вы при­шли сю­да го­лод­ные – рви­те се­бе бо­бы мои и ешь­те». Все ели и на­сы­ти­лись. Один же на­пря­тал се­бе мно­го бо­бов и в за­пас. По до­ро­ге до­мой он пред­ло­жил их то­ва­ри­щам, но в укра­ден­ных струч­ках не ока­за­лось ни зер­ныш­ка. Пас­ту­хи во­ро­ти­лись с рас­ка­я­ни­ем, и ста­рец про­стил, ска­зав с улыб­кой: «Ви­ди­те, де­ти, эти пло­ды на­зна­че­ны Бо­гом для про­пи­та­ния пу­стын­но­го». С тех пор ста­ли при­во­дить к пре­по­доб­но­му боль­ных и одер­жи­мых нечи­стым ду­хом, ко­то­рых он ис­це­лял мо­лит­вой. Из­бе­гая из­вест­но­сти, по­движ­ник ушел из лю­би­мо­го дуп­ла и по­се­лил­ся на вы­со­кой и труд­но­до­ступ­ной ска­ле, где 7 лет про­вел под от­кры­тым небом. Слух о ве­ли­ком пу­стын­ни­ке до­шел до бол­гар­ско­го ца­ря Пет­ра (927–969), ко­то­рый же­лал ви­деть­ся с ним; но пре­по­доб­ный Иоанн, на­пи­сав пись­мо, от­кло­нил сви­да­ние по сми­ре­нию. Поз­же пу­стын­ник при­нял под свое окорм­ле­ние ино­ков, ко­то­рые устро­и­ли мо­на­стырь с хра­мом в пе­ще­ре, где преж­де жил пре­по­доб­ный Иоанн. Он муд­ро пас свое ста­до и скон­чал­ся 18 ав­гу­ста 946 го­да на 70-м го­ду жиз­ни. За 5 лет до кон­чи­ны он на­пи­сал сво­ей ру­кой «За­вет к уче­ни­кам», од­но из луч­ших тво­ре­ний ста­ро­бо­лгар­ской пись­мен­но­сти. Свя­тая жизнь по­движ­ни­ка и зна­ме­ния ми­ло­сти Бо­жи­ей по его мо­лит­вам бы­ли са­мой луч­шей про­по­ве­дью хри­сти­ан­ской ве­ры в но­во­кре­ще­ной Бол­гар­ской зем­ле. В тре­вож­ное вре­мя борь­бы Бол­га­рии с Ви­зан­ти­ей, при за­пад­но­бо­лгар­ском ца­ре Са­му­и­ле (976–1014), пре­по­доб­ный Иоанн Рыль­ский явил­ся уче­ни­кам, по­веле­вая пе­ре­не­сти его мо­щи в Сре­дец (Со­фию), ку­да скрыл­ся пат­ри­арх Бол­гар­ский Да­ми­ан (927–972). Пред­по­ла­га­ют, что пе­ре­не­се­ние мо­щей бы­ло в 980 г. Немно­го позд­нее пра­вая ру­ка пре­по­доб­но­го Иоан­на Рыль­ско­го бы­ла пе­ре­не­се­на на Русь (пред­по­ло­жи­тель­но в го­род Рыльск, в ко­то­ром бы­ла по­стро­е­на цер­ковь во имя пре­по­доб­но­го Иоан­на Рыль­ско­го с при­де­лом, по­свя­щен­ным му­че­ни­кам Фло­ру и Лав­ру, в день па­мя­ти ко­то­рых – 18 ав­гу­ста – он скон­чал­ся). Имя пре­по­доб­но­го Иоан­на с глу­бо­кой древ­но­сти бы­ло из­вест­но и лю­би­мо рус­ски­ми людь­ми. Имен­но в рус­ских ис­точ­ни­ках (Ми­нея на ав­густ ХII в., Ма­зу­рин­ский ле­то­пи­сец) со­хра­ни­лась да­та кон­чи­ны пре­по­доб­но­го. В 1183 го­ду вен­гер­ский ко­роль Бел­ла II (1174–1196) во вре­мя по­хо­да на гре­ков взял вме­сте с дру­ги­ми дра­го­цен­но­стя­ми Сред­ца ков­чег с мо­ща­ми пре­по­доб­но­го Иоан­на и пе­ре­нес в г. Остер­гом. В 1187 го­ду, укра­сив ков­чег, он ото­слал свя­тые мо­щи на­зад с ве­ли­кой че­стью. 19 ок­тяб­ря 1238 го­да мо­щи пре­по­доб­но­го Иоан­на бы­ли тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны в но­вую сто­ли­цу – Тыр­но­во и по­ло­же­ны в хра­ме во имя свя­то­го. 1 июля 1469 г. свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Иоан­на Рыль­ско­го бы­ли воз­вра­ще­ны в Рыль­ский мо­на­стырь, где они по­чи­ва­ют до ны­неш­не­го дня, по­да­вая бла­го­дат­ную по­мощь всем ве­ру­ю­щим.

Пол­ное жи­тие пре­по­доб­но­го Иоан­на Рыль­ско­го 

В Бол­га­рии есть див­ный гор­ный уго­лок, где зем­ля встре­ча­ет­ся с небом. Он на­столь­ко кра­сив, что по­хож боль­ше на рай, чем на зем­ную дей­стви­тель­ность. Вер­ши­ны там – оска­лен­ные зу­бы скал, вы­со­кие как стол­бы, под­пи­ра­ю­щие небес­ный ку­пол и об­ра­зу­ю­щие из всей го­ры чуд­ный Бо­жий храм. Этот див­ный гор­ный храм – го­ра Ри­ла. Его ал­тарь – Рыль­ский мо­на­стырь, а его свя­щен­но­слу­жи­тель – все­п­ро­слав­лен­ный бол­гар­ский свя­той – пре­по­доб­ный Иоанн Рыль­ский.

Рож­де­ние и пер­вые ша­ги в мо­на­ше­стве

Кто та­кой св. Иоанн Рыль­ский? – Све­де­ния, ко­то­рые оста­ви­ла нам ис­то­рия об этом зна­ме­ни­том свя­том на­ше­го оте­че­ства, скуд­ны. Вот, что рас­ска­зы­ва­ет нам о нем его жи­тие. Св. Иоанн Рыль­ский ро­дил­ся в про­стой кре­стьян­ской се­мье бла­го­че­сти­вых бол­гар, ко­то­рые жи­ли в де­ревне Скри­но – неда­ле­ко от г. Дуп­ни­ца. Он жил с ро­ди­те­ля­ми до их кон­чи­ны. Еще в ран­ней мо­ло­до­сти от­ли­чал­ся жи­вой ве­рой в Бо­га и жаж­дал со­зер­ца­тель­ной жиз­ни. Без со­мне­ния, мо­лит­ва и раз­мыш­ле­ния о Бо­ге бы­ли его лю­би­мым за­ня­ти­ем еще в юно­сти. Ко­гда его ро­ди­те­ли по­чи­ли, ни­че­го уже не при­тя­ги­ва­ло его к род­но­му се­лу, и он по­ки­нул его. Все, что оста­лось у него в на­след­ство от ро­ди­те­лей, он про­дал и раз­дал бед­ным, а сам ушел в бли­жай­ший мо­на­стырь в Осо­гов­ской го­ре, где в ка­че­стве по­слуш­ни­ка стал го­то­вить­ся к мо­на­ше­ской жиз­ни. То­гда ему бы­ло лет 25. О том, ка­ким глу­бо­ким был его раз­рыв с ми­ром, го­во­рит сле­ду­ю­щий факт – ухо­дя из род­ной де­рев­ни, он не взял с со­бой ни­че­го, кро­ме ко­жа­ной ри­зы. Здесь, в Ру­ен­ском мо­на­сты­ре, св. Иоанн при­нял мо­на­ше­ство и, так как чув­ство­вал в ду­ше непре­одо­ли­мое стрем­ле­ние к уеди­нен­ной жиз­ни, он ушел из мо­на­сты­ря в пу­стын­ное ме­сто, где пре­дал се­бя по­сту, мо­лит­ве и борь­бе со сво­и­ми стра­стя­ми. Но его по­кой в этом ти­хом ме­сте не про­дол­жал­ся дол­го. Раз­бой­ни­ки на­па­ли на него но­чью и по­сле то­го, как из­би­ли, про­гна­ли его от­ту­да. По мне­нию проф. Йор­да­на Ива­но­ва, из­гнан­ный из Ру­е­на свя­той от­шель­ник «ски­тал­ся неко­то­рое вре­мя по пу­стын­ным ме­стам и мо­на­сты­рям око­ло Стру­мы и Ви­то­ши». Лишь по­сле то­го, ко­гда укре­пил­ся вполне в сво­их ду­хов­ных по­дви­гах, он уеди­нил­ся в непри­ступ­ные де­бри кра­си­вой го­ры Ри­ла. Ры­ба ищет глу­бо­кую во­ду, а от­шель­ник – глу­бо­кое уеди­не­ние. Св. Иоанн Рыль­ский скрыл­ся и как бы ис­чез для ми­ра в лоне дев­ствен­ной го­ры, но не для то­го, чтобы по­те­рять­ся, а чтобы вос­си­ять по­том, как лу­че­зар­ное солн­це, над всей Бол­га­ри­ей. Не слу­чай­но дев­ствен­ни­ки ищут дев­ствен­ные ме­ста. Там, на све­жем и чи­стом гор­ном воз­ду­хе, как буд­то луч­ше рас­цве­та­ет крин дев­ства. Св. Иоанн Рыль­ский убе­жал от лю­дей, чтобы най­ти Бо­га. Он ушел из ни­зин жиз­ни, чтобы взой­ти на вер­ши­ны ду­хов­но­го со­вер­шен­ства. Он от­ка­зал­ся от всей зем­ной су­е­ты, чтобы уто­лить жаж­ду сво­е­го бес­смерт­но­го ду­ха Бо­же­ствен­ной прав­ды, кра­со­ты и свя­то­сти. Кто осме­лит­ся бро­сить ка­мень в св. Иоан­на за эти его воз­вы­шен­ные по­ры­вы?

Лю­бовь к Бо­гу

Наш Спа­си­тель Иисус Хри­стос воз­ве­ща­ет, что пер­вая и са­мая глав­ная за­по­ведь: «Воз­лю­би Гос­по­да Бо­га тво­е­го всем серд­цем тво­им и всею ду­шею тво­ею и всем ра­зу­ме­ни­ем тво­им» (Мф. 22:37). Ни­кто не ис­пол­нил эту за­по­ведь луч­ше свя­тых, и в осо­бен­но­сти – от­шель­ни­ки. Ибо что иное по­буж­да­ло мо­на­хов-пу­стын­ни­ков по­ки­нуть от­чий дом, свет­ские ра­до­сти, бо­гат­ства, удо­воль­ствия, род­ных и дру­зей, как не их непре­одо­ли­мая лю­бовь к Бо­гу? Кто лю­бит свою воз­люб­лен­ную пер­вой и са­мой чи­стой лю­бо­вью, тот не жаж­дет шум­но­го об­ще­ства и ве­се­лых раз­го­во­ров за сто­лом за бо­ка­лом креп­ко­го ви­на. Он пред­по­чи­та­ет на­хо­дить­ся в уеди­не­нии с из­бран­ни­цей сво­е­го серд­ца, чтобы петь ей там – под от­кры­тым небом, под шум ле­са и жур­ча­нье по­то­ка, гим­ны сво­ей люб­ви. Что-то по­доб­ное про­ис­хо­дит и с ду­хов­ной лю­бо­вью к Бо­гу. Кто за­го­рит­ся пла­мен­ной лю­бо­вью к сво­е­му Со­зда­те­лю, не мо­жет уже уто­лить свою лю­бовь ни­ка­кой зем­ной при­вя­зан­но­стью. Он не ищет шу­ма че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ства. Ни­ка­кое плот­ское удо­воль­ствие, ни­ка­кие свет­ские раз­вле­че­ния не мо­гут дать ему то, о чем он меч­та­ет и силь­но же­ла­ет. Он ищет уеди­не­ние, чтобы, несму­ща­е­мый чу­жи­ми взгля­да­ми, раз­го­ва­ри­вать с Ца­рем сво­е­го серд­ца. Он чув­ству­ет что, дабы при­бли­зить­ся к Бо­гу, нуж­но от­да­лить­ся от лю­дей, ибо глас Бо­жий ино­гда на­столь­ко ти­хий, что гвалт су­ет­ной жиз­ни за­глу­ша­ет его.

«Как лань же­ла­ет к по­то­кам во­ды, так же­ла­ет ду­ша моя к Те­бе, Бо­же!» (Пс.41:2) В этих сло­вах Псал­мо­пев­ца са­мым вдох­но­вен­ным об­ра­зом ис­по­ве­да­но стрем­ле­ние от­шель­ни­ка к Бо­гу. «Бо­же! Ты Бог мой» – го­во­рит в дру­гом ме­сте св. царь Да­вид. «Те­бя от ран­ней за­ри ищу я; Те­бя жаж­дет ду­ша моя, по Те­бе то­мит­ся плоть моя в зем­ле пу­стой, ис­сох­шей и без­вод­ной, чтобы ви­деть си­лу Твою и сла­ву Твою, как я ви­дел Те­бя во свя­ти­ли­ще: ибо ми­лость Твоя луч­ше, неже­ли жизнь» (Пс.62:2-4).

Вот клас­си­че­ское вы­ра­же­ние убеж­де­ния лю­бя­ще­го Бо­га свя­то­го-от­шель­ни­ка: «ми­лость Твоя луч­ше, неже­ли жизнь!» Чтобы по­лу­чить эту ми­лость Бо­жию, ко­то­рая яв­ля­ет­ся для него ис­точ­ни­ком неис­чер­па­е­мо­го веч­но­го сча­стья, он остав­ля­ет все в жиз­ни. Ис­пол­няя Хри­сто­ву за­по­ведь о все­пре­дан­ной люб­ви к Бо­гу, от­шель­ник вме­сте с этим по­лу­ча­ет и ве­ли­кое удо­вле­тво­ре­ние – быть все­гда ря­дом с Бо­гом – и бо­лее счаст­лив, без­мер­но счаст­ли­вее с Бо­гом, неже­ли влюб­лен­ный со сво­ей воз­люб­лен­ной. Вот это и есть пси­хо­ло­ги­че­ская ос­но­ва, на ко­то­рой зи­ждит­ся жизнь и по­двиг свя­тых от­шель­ни­ков. С этой точ­ки зре­ния ста­но­вит­ся по­нят­ной и по­движ­ни­че­ская жизнь ве­ли­ко­го бол­гар­ско­го пу­стын­но­жи­те­ля.

Св. Иоанн Рыль­ский без­гра­нич­но лю­бил Бо­га, лю­бил Его до пол­но­го са­мо­от­ре­че­ния. Са­мо это об­сто­я­тель­ство по­ка­зы­ва­ет, ка­ким ве­ли­ким ис­пол­ни­те­лем Хри­сто­вых за­по­ве­дей был он. Мог ли он в та­ком слу­чае пре­не­бречь мень­ши­ми и бо­лее лег­ки­ми за­по­ве­дя­ми, ес­ли он ис­пол­нил первую и са­мую глав­ную за­по­ведь, ко­то­рая гла­сит: «Воз­лю­би Гос­по­да Бо­га тво­е­го всем серд­цем тво­им и всею ду­шею тво­ею и всем ра­зу­ме­ни­ем тво­им»?

Пе­ред ве­ли­чи­ем этой жерт­вен­ной люб­ви к Все­выш­не­му мы долж­ны сми­рен­но пре­кло­нить го­ло­ву. Ка­кие пло­ды ро­ди­ла эта лю­бовь к Бо­гу лич­но для св. Иоан­на и вку­пе для все­го бол­гар­ско­го на­ро­да, мы уви­дим даль­ше.

По­дви­ги в го­рах

Уеди­нив­шись в непри­ступ­ные де­бри сре­ди ве­ко­вых ле­сов Ри­лы, св. Иоанн пре­дал­ся мо­лит­ве и ду­хов­ным по­дви­гам. В те вре­ме­на Ри­ла бы­ла со­всем ди­кой, страш­ной и непри­ступ­ной го­рой. Ни­ка­кие тро­пы не пе­ре­се­ка­ли ее. Ни один че­ло­век не осме­ли­вал­ся про­ник­нуть в дев­ствен­ные жи­во­пис­ные до­ли­ны, в ко­то­рых по этой при­чине сво­бод­но пры­га­ли оле­ни, сер­ны, ди­кие ко­зы, а вы­ше бро­ди­ли мед­ве­ди, ка­ба­ны и вол­ки. По­ду­май­те, ка­кая ве­ли­кая ве­ра в Бо­га и ка­кое ге­рой­ство ду­ха тре­бо­ва­лось от св. Иоан­на, что он ре­шил­ся один уй­ти вглубь этих непри­ступ­ных мест, где слы­ша­лись лишь ры­ча­ние сво­бод­но ски­та­ю­щих­ся по ле­сам ди­ких зве­рей, пес­ня буй­ной и чи­стой как сле­за ре­ки Рыль­ской и шум по­то­ков, спус­ка­ю­щих­ся во­до­па­да­ми по кру­тым об­ры­вам. Жизнь св. Иоан­на не был кра­си­вой по­э­зи­ей, а тя­же­лым по­дви­гом. Он не имел здесь ни теп­лой хи­жи­ны, ни мяг­кой по­сте­ли, ни вкус­ной и по­сто­ян­ной пи­щи. По его соб­ствен­ным сло­вам, за­пи­сан­ным в его за­ве­те, «небо бы­ло ему кры­шей, зем­ля – по­сте­лью, а це­леб­ные тра­вы – пи­щей». Его пост был изу­ми­тель­ным. Он не вку­шал хле­ба, а лишь фрук­ты, ко­ре­нья и ту­рец­кий го­рох – бо­бо­вое рас­те­ние, ко­то­рое, как по­вест­ву­ет его жи­тие, по Бо­жье­му бла­го­сло­ве­нию про­из­рос­ло по­бли­зо­сти. Вес­ной и ле­том его жизнь, на­вер­ное, бы­ла бо­лее при­ят­ной сре­ди рос­кош­ной и буй­ной рас­ти­тель­но­сти, под слег­ка по­ка­чи­ва­ю­щи­ми­ся от вет­ра де­ре­вья­ми, сре­ди па­ху­чих гор­ных цве­тов и под ве­се­лые пес­ни пти­чек. Но зи­мой, ко­да снеж­ные ме­те­ли все за­ме­та­ли глу­бо­ким сне­гом, ко­гда вой го­лод­ных зве­рей сли­вал­ся с за­вы­ва­ни­ем ле­дя­но­го вет­ра, хле­щу­ще­го го­лые вет­ви де­ре­вьев, ко­гда птич­ки умол­ка­ли и все жи­вое пря­та­лось, то­гда св. Иоанн оста­вал­ся со­всем один, укреп­ля­е­мый лишь сво­ей ве­рой в Бо­га. Сколь­ко он на­тер­пел­ся хо­ло­да ра­ди люб­ви ко Гос­по­ду! И сколь­ко раз зим­няя ночь за­ста­ва­ла его со­всем го­лод­ным! Но ни­ка­кие ли­ше­ния не по­ко­ле­ба­ли его в его див­ном по­дви­ге. Ибо лю­бовь к Бо­гу все пре­воз­мо­га­ет!

Св. Иоанн Рыль­ский не имел вна­ча­ле по­сто­ян­но­го при­бе­жи­ща. На­вер­ное, он несколь­ко раз ме­нял ме­сто сво­е­го жи­тель­ства, по­ка, на­ко­нец, обос­но­вал­ся в той пе­ще­ре, где сей­час по­стро­е­на т. наз. Иоан­но­ва пост­ни­ца, на­хо­дя­ща­я­ся при­мер­но в ча­се или по­лу­то­ра ча­сах ходь­бы от Рыль­ско­го мо­на­сты­ря. И вот – в этом пол­ном уеди­не­нии, про­во­дя вре­мя в мо­лит­ве, в по­сте и в сле­зах, стре­мясь к ду­хов­но­му со­вер­шен­ству, свя­той Иоанн про­вел не день и не два, не год и не два, а боль­шую часть сво­ей жиз­ни. Лег­ко ли это, пусть ска­жут те, кто несколь­ко дней па­лом­ни­ча­ли в Рыль­ский мо­на­стырь и ис­пы­та­ли на се­бя су­ро­вость гор­ной при­ро­ды и уста­лость от кру­тых ка­ме­ни­стых троп.

Сколь­ко слез по­ка­я­ния про­лил свя­той! Сколь­ко воз­ды­ха­ний уми­ле­ния от­пра­вил он к небу! Сколь­ко неви­ди­мых уте­ше­ний по­лу­чил он от­ту­да! Сколь­ко небес­ных со­зер­ца­ний со­гре­ва­ли его оди­но­кие дни и но­чи! Сколь­ко тай­ных по­дви­гов, сколь­ко борь­бы с тем­ны­ми ду­ха­ми зло­бы по­нес пла­мен­ный тру­же­ник ду­хов­но­го со­вер­шен­ства! Это из­вест­но од­но­му Бо­гу. Мы мо­жем лишь от­ча­сти пред­ста­вить се­бе его каж­до­днев­ный труд­ный мо­лит­вен­ный по­двиг. Це­лы­ми ча­са­ми, а ле­том, мо­жет быть, и це­лы­ми сут­ка­ми св. Иоанн сто­ял на ко­ле­нях в ле­су, где-то неда­ле­ко от сво­ей пе­ще­ры, углу­бив­шись в мо­лит­вен­ную бе­се­ду с Бо­гом. Во­круг ца­ри­ло див­ное мол­ча­ние. Лишь ли­стья ве­ко­вых де­ре­вьев ти­хо шу­ме­ли, ко­лы­ха­е­мые гор­ным ве­тер­ком. Ска­лы с бла­го­го­вей­ном вни­ма­ни­ем слу­ша­ли мо­лит­ву свя­то­го. А солн­це свер­ху осве­ща­ло этот рай­ский мир. Св. Иоанн сво­ей вдох­но­вен­ной мо­лит­вой со­еди­нял небо и зем­лю и ис­пра­ши­вал у Бо­га ми­лость и бла­го­дать не толь­ко для се­бя, но и для все­го бол­гар­ско­го на­ро­да. Как боль­ше все­го осад­ков вы­па­да­ет по вы­со­ким го­рам, ибо они при­вле­ка­ют во­круг се­бя небес­ные ту­чи, так и бла­го­дать Бо­жия боль­ше все­го из­ли­ва­ет­ся на свя­тых – этих неви­ди­мых ду­хов­ных вер­шин – чтобы спу­стить­ся от­ту­да к ни­зи­нам по­те­ряв­ше­го­ся сре­ди жи­тей­ской су­е­ты на­ро­да.

Об­на­ру­жен­ный от­шель­ник

Св. Иоанн жил как ис­тин­ный Ан­гел в че­ло­ве­че­ской пло­ти. Он, до­стой­ный вся­ко­го про­слав­ле­ния, не ис­кал су­ет­ной че­ло­ве­че­ской по­хва­лы. По­это­му и скры­вал он свои ве­ли­кие по­дви­ги в глу­бо­кие склад­ки непри­ступ­ной Ри­лы. Он не жаж­дал сла­вы, но этим нехо­тя про­сла­вил­ся еще боль­ше. Ибо кто бе­жит от сла­вы, то­го сла­ва пре­сле­ду­ет. А кто го­нит­ся за ней, про­го­ня­ет ее от се­бя. Та­ков ду­хов­ный за­кон. Спа­си­тель го­во­рит: «Не мо­жет укрыть­ся го­род, сто­я­щий на вер­ху го­ры» (Мф.5:14). Св. Иоанн Рыль­ский был на­сто­я­щей ду­хов­ной кре­по­стью, воз­двиг­ну­той на вер­ши­нах Ри­лы. По­это­му он не мог укрыть­ся. Да и Бо­жий Про­мы­сел не хо­тел, чтобы та­кой ве­ли­кий ду­хов­ный све­тиль­ник остал­ся неиз­вест­ным ми­ру. С вы­со­ты сво­ей ду­хов­ной воз­вы­шен­но­сти он дол­жен был све­тить­ся над тем­ным и все еще жи­ву­щим в ни­зи­нах гре­ха и нече­стия бол­гар­ским на­ро­дом. Со­глас­но пре­да­ни­ям, св. Иоан­на об­на­ру­жи­ли сле­ду­ю­щим об­ра­зом.

Пас­ту­хи пас­ли свои ста­да где-то в до­лине ре­ки Рыль­ская. Од­на­жды их ов­цы ис­пу­га­лись че­го-то и бро­си­лись бе­жать на­верх в го­ру. Пас­ту­хи по­спе­ши­ли за ни­ми. Но ов­цы не оста­нав­ли­ва­лись, а все бе­жа­ли и бе­жа­ли, по­ка не скры­лись с глаз сво­их ис­пу­ган­ных хо­зя­ев. Дол­го бе­жа­ли пас­ту­хи и, на­ко­нец, остав­шись без сил, до­гна­ли сво­их овец. Они уви­де­ли по­ра­зи­тель­ную кар­ти­ну. Бе­ло­бо­ро­дый ста­рец, с непо­кры­той го­ло­вой, бо­сой, в ко­жа­ной ри­зе, с Ан­ге­ло­по­доб­ным ли­цом, сто­ял с рас­про­стер­ты­ми ру­ка­ми, а ис­пу­ган­ные ов­цы льну­ли к его но­гам и там успо­ка­и­ва­лись. Пас­ту­хи уди­ви­лись, об­на­ру­жив так глу­бо­ко в го­рах че­ло­ве­ка. Они по­ня­ли, что это, долж­но быть, ка­кой-ни­будь свя­той от­шель­ник. Свя­той Иоанн уго­стил их сво­ей про­стой пу­стын­ни­че­ской пи­щей и с ми­ром от­пу­стил их. Эти пас­ту­хи бы­ли пер­вы­ми рас­про­стра­ни­те­ля­ми ве­сти, что в го­ре Ри­ла жи­вет див­ный Бо­жий угод­ник. Мол­ва о св. Иоанне быст­ро обо­шла близ­ле­жа­щие де­рев­ни и го­род­ки и в ко­рот­кое вре­мя рас­про­стра­ни­лась по всей окрест­но­сти. К свя­то­му ста­ли при­хо­дить рев­ни­те­ли бла­го­че­стия, чтобы по­лу­чить от него на­зи­да­ние и со­вет, чтобы ис­це­лить­ся от неду­гов, чтобы остать­ся у него в ка­че­стве уче­ник ов и под­ра­жа­тел ей его рав­но­ан­гель­ной жиз­ни. Св. Иоанн всех встре­чал с лю­бо­вью и дан­ной ему Бо­гом чу­до­твор­ной си­лой ле­чил боль­ных, из­го­нял бе­сов и на­став­лял за­блуд­ших. В ко­рот­кое вре­мя во­круг него со­бра­лось мно­го мо­на­хов. Так воз­ник пер­вый Рыль­ский мо­на­стырь где-то неда­ле­ко от ны­неш­ней св. Иоан­но­вой пост­ни­цы. Жи­ли­ща, в ко­то­рых жи­ли уче­ни­ки св. Иоан­на, бы­ли про­сты­ми де­ре­вян­ны­ми хи­жи­на­ми. Вско­ре сла­ва свя­то­го Рыль­ско­го от­шель­ни­ка до­стиг­ла и до то­гдаш­не­го бла­го­че­сти­во­го бол­гар­ско­го ца­ря Пет­ра (св. царь Петр, сын ца­ря Си­мео­на Ве­ли­ко­го, пра­вил с 927 – неизв., в кон­це жиз­ни при­нял мо­на­ше­ский по­стриг и уда­лил­ся в мо­на­стырь, где на­пи­сал ряд зна­чи­тель­ных ре­ли­ги­оз­ных со­чи­не­ний под име­нем Петр Чер­но­ри­зец, вско­ре по­сле его кон­чи­ны, ко­то­рая по­сле­до­ва­ла 963, а по дру­гим ис­точ­ни­кам – в 969 г., ка­но­ни­зи­ро­ван Бол­гар­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью – Прим. пер). Он по­же­лал уви­деть свя­то­го и по­это­му, ко­гда при­е­хал в Сре­дец по ка­ким-то цар­ским де­лам, от­пра­вил­ся со сво­ей сви­той спе­ци­аль­но к го­ре Ри­ла, чтобы по­се­тить ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка. Под­ни­ма­ясь на­верх в го­ру, он до­стиг некой вер­ши­ны, ко­то­рая по­том бы­ла на­зва­на в его честь Ца­рев врых (болг. – Цар­ская вер­ши­на – Прим. пер.). Но от­ту­да он уви­дел, что невоз­мож­но ему до­брать­ся с это­го ме­ста до свя­то­го от­шель­ни­ка. Пе­ред ним зи­я­ла глу­бо­кая и непро­хо­ди­мая про­пасть. То­гда царь про­во­дил дво­их из сво­их слуг и на­ка­зал им: «Ко­гда при­де­те ту­да, ска­жи­те свя­то­му от­цу: «От­че, я при­шел уви­деть, ес­ли воз­мож­но, твой чест­ной лик». С боль­шим тру­дом по­слан­ные до­бра­лись до св. Иоан­на. По­след­ний при­нял их лю­без­но и от­ве­тил им: «Ца­рю свя­тый и слав­ный, для Бо­га все воз­мож­но, но не и для че­ло­ве­ка; ес­ли ты хо­чешь ме­ня уви­деть и чтобы я те­бя уви­дел, раз­бей ша­тер там, на вер­шине, а я раз­ве­ду ко­стер, чтобы ты уви­дел дым, ибо так нам за­по­ве­да­но уви­деть­ся». Так и сде­ла­ли. Свя­той раз­вел на од­ной по­ляне боль­шой ко­стер, дым ко­то­ро­го под­нял­ся ввысь как столб до небес. Царь уви­дел дым и раз­бил вы­со­ко свой ша­тер. Та­ким об­ра­зом оба встре­ти­лись из­да­ле­ка взгля­да­ми, по­кло­ни­лись друг дру­гу и про­сла­ви­ли Бо­га. То­гда царь, рас­тро­ган­ный, на­сы­пал мно­го зо­ло­та в ча­шу и по­слал ее св. Иоан­ну, ска­зав: «При­ми это от мо­е­го ве­ли­че­ства, чтобы оно по­слу­жи­ло те­бе для про­пи­та­ния». Свя­той отец взял ча­шу, а зо­ло­то вер­нул, на­ка­зы­вая цар­ским слу­гам пе­ре­дать ца­рю его от­вет: «Не хле­бом еди­ным жив че­ло­век, а сло­вом Бо­жи­им, как пи­са­но в Еван­ге­лии. Мне, брат, не при­хо­дит­ся во­ору­жать во­и­нов, ни по­ку­пать что-ли­бо. По­это­му возь­ми свое зо­ло­то, ибо оно те­бе очень нуж­но, а ча­шу я оста­вил се­бе на па­мять о те­бе…» Царь очень уди­вил­ся нес­тя­жа­нию св. Иоан­на, по­слу­жив­ше­му ему хо­ро­шим уро­ком, и с ра­до­стью в ду­ше по­ки­нул бла­го­сло­вен­ную го­ру Ри­ла.

К св. Иоан­ну на­ря­ду с дру­ги­ми рев­ни­те­ля­ми бла­го­че­стия при­шел жить и сын его бра­та Лу­ка. Хо­тя он был еще от­ро­ком, Лу­ка го­рел жаж­дой уеди­нен­ной пу­стын­ни­че­ской жиз­ни. По вну­ше­нию лу­ка­во­го, брат св. Иоан­на при­шел си­лой за­брать на­зад ре­бен­ка. Св. Иоанн на­прас­но уго­ва­ри­вал сво­е­го бра­та оста­вить сво­е­го бла­го­сло­вен­но­го сы­на у него, на­прас­но на­по­ми­нал ему, что та­ко­ва во­ля Бо­жия. Раз­гне­ван­ный отец вы­рвал за­пла­кан­но­го сы­на из объ­я­тий свя­то­го и гру­бо по­вел его вниз – к гре­хов­но­му ми­ру. Но кто мо­жет пой­ти про­тив во­ли Бо­жи­ей? В мест­но­сти Осе­но­во из тре­щи­ны од­но­го кам­ня вы­полз­ла змея, ко­то­рая ти­хо под­полз­ла и впи­лась в но­гу ма­лень­ко­го Лу­ки. Он тот­час умер. Несчаст­ный отец вер­нул­ся к свя­то­му, в горь­ком рас­ка­я­нии ло­мал ру­ки, но уже бы­ло позд­но. По­хо­ро­ни­ли ре­бен­ка там, где сей­час, в па­мять это­го со­бы­тия, по­стро­е­на цер­ковь св. Лу­ки – в честь св. еван­ге­ли­ста Лу­ки.

«Ду­хов­ный эго­изм»

Св. Иоанн был пер­вым игу­ме­ном, со­брав­шим во­круг се­бя мо­на­хов. Он по-от­цов­ски их на­став­лял в ду­хов­ной жиз­ни, и сво­им при­ме­ром, и сво­и­ми сло­ва­ми на­прав­ляя их к небу. Сла­бых под­дер­жи­вал, немощ­ных ис­це­лял, пло­хих ис­прав­лял, доб­ро­де­тель­ных по­ощ­рял и та­ким об­ра­зом во всех рас­па­лял ис­кру люб­ви к Бо­гу и к ближ­не­му. Так его по­двиг в глу­бо­ком уеди­не­нии по­ро­дил спа­се­ние мно­гих. Же­лая се­бя спа­сти, св. Иоанн вел к спа­се­нию и дру­гих.

Неко­то­рые об­ви­ня­ют св. Иоан­на в тон­ком «ду­хов­ном эго­из­ме». Яко­бы он убе­жал от ближ­них и от сво­их обя­зан­но­стей в жиз­ни, чтобы спа­сать се­бя.

Но, ска­жи­те, по­жа­луй­ста, ка­кой эго­изм мо­жет быть в том, чтобы ста­рать­ся це­ной мно­гих по­дви­гов, тру­дов и са­мо­по­нуж­де­ния осу­ще­ствить са­мую ве­ли­кую за­по­ведь Хри­сто­ву – за­по­ведь люб­ви к Бо­гу! Ка­кой в этом эго­изм – стре­мить­ся це­ной мно­гих жертв до­стичь иде­а­ла ду­хов­но­го со­вер­шен­ства, дан­ный Спа­си­те­лем каж­до­му хри­сти­а­ни­ну: «будь­те со­вер­шен­ны, как со­вер­шен Отец ваш Небес­ный» (Мф.5:48). Ка­кой в этом эго­изм – быть по­слуш­ным до смер­ти Бо­жи­ей во­ле! Не есть ли это, на­про­тив, про­яв­ле­ние вы­со­чай­ше­го са­мо­от­ре­че­ния?

Каж­дое по­слу­ша­ние в сво­ей ос­но­ве му­чи­тель­но, ибо на­прав­ле­но про­тив эго­из­ма и свое­во­лия. А от­шель­ни­ки суть са­мые са­мо­от­вер­жен­ные Бо­жии по­слуш­ни­ки, по­то­му что ис­пол­ня­ют с аб­со­лют­ной пре­дан­но­стью еван­гель­скую за­по­ведь о люб­ви к Бо­гу, как первую и са­мую глав­ную, и по­то­му что идут неуклон­но по труд­но­му пу­ти при­не­се­ния са­мих се­бя в жерт­ву Бо­гу, что ка­те­го­ри­че­ски ука­за­но в сло­вах Хри­сто­вых: «ес­ли кто хо­чет ид­ти за Мною, от­верг­нись се­бя, и возь­ми крест свой, и сле­дуй за Мною» (Лк. 9:23). Кто иной су­мел так от­речь­ся от се­бя, от всех на­сла­жде­ний и удо­воль­ствий, как от­шель­ни­ки? Ес­ли и в та­ком са­мо­от­ре­че­нии кто-ни­будь мо­жет най­ти тень ка­ко­го-ли­бо эго­из­ма, то­гда он мо­жет по­ис­кать его и в св. Иоанне.

Иное де­ло, что Бог сто­ри­цею воз­на­граж­да­ет Сво­их угод­ни­ков за их ве­ли­кое по­слу­ша­ние. Он воз­на­граж­да­ет их, ибо Сам же­ла­ет это, а не по­то­му что ка­кой-ни­будь от­шель­ник сво­и­ми эго­и­сти­че­ски­ми до­мо­га­ни­я­ми небес­ных на­град, сво­и­ми по­дви­га­ми и са­мо­ис­тя­за­ни­я­ми за­став­ля­ет Его сде­лать это. Ис­тин­ные от­шель­ни­ки бес­ко­рыст­ны. Они лю­бят Бо­га и в этой люб­ви они на­хо­дят са­мое выс­шее удо­вле­тво­ре­ние для се­бя. В ис­тин­ной люб­ви нет ко­ры­сти. Она несет са­ма в се­бе свою на­гра­ду. Вой­дет ли в серд­це, со­гре­ет ли его сво­им див­ным ог­нем, этим уже она де­ла­ет его счаст­ли­вым. Лю­бовь к Бо­гу – вот рай­ское бла­жен­ство Бо­жи­их угод­ни­ков. Ка­кой в этом «ду­хов­ный эго­изм»? Кто и в са­мо­от­вер­жен­ной люб­ви свя­тых к Бо­гу ищет эго­из­ма, тот дол­жен при­знать так­же эго­и­стич­ны­ми и лю­бовь ма­те­ри к сво­им де­тям и ее го­тов­ность по­жерт­во­вать со­бой ра­ди них. «Ду­хов­ный эго­изм» яв­ля­ет­ся недо­ра­зу­ме­ни­ем в со­зна­нии непро­све­щен­ных. О «ду­хов­ном эго­из­ме» Бо­жи­их угод­ни­ков мо­гут го­во­рить лишь те лю­ди, ко­то­рые незна­ко­мы с тай­ны­ми ду­хов­ной жиз­ни. Здесь все на­хо­дит­ся в со­всем дру­гом из­ме­ре­нии.

Эго­изм ни­ко­го не поль­зу­ет, кро­ме тех, кто его во­пло­ща­ет. А от­шель­ни­ки в сво­ем по­дви­ге ста­но­ви­лись ма­я­ка­ми и пред­во­ди­те­ля­ми для мно­гих в ду­хов­ной жиз­ни. На­род, ко­то­рый сво­и­ми ин­ту­и­тив­ны­ми пу­тя­ми уме­ет луч­ше всех оце­ни­вать сво­их ве­ли­ких сы­нов, ни­ко­гда не увен­чи­ва­ет орео­лом бес­смерт­ной сла­вы эго­и­стов. Как раз на­обо­рот, они вы­зы­ва­ют у него от­вра­ще­ние, и ес­ли он не сде­ла­ет бес­смерт­ной их пе­чаль­ную сла­ву, за­пе­чатле­вая ее клей­мом веч­но­го по­зо­ра, ве­ли­ко­душ­но бро­са­ет их в без­дну за­бве­ния. Не так об­сто­ит де­ло с от­шель­ни­ка­ми. Хо­тя они и убе­жа­ли от него, на­род их по­чи­та­ет как сво­их бла­го­де­те­лей, ибо чув­ству­ет, что они яв­ля­ют­ся его за­ступ­ни­ка­ми пред Все­выш­ним и ибо зна­ет, что они ис­пра­ши­ва­ют для него у Бо­га ми­лость и небес­ную бла­го­дать. Он их лю­бит, по­то­му что они ука­зы­ва­ют ему путь к небу, к че­му и он неволь­но стре­мит­ся. Все это по­ка­зы­ва­ет нам, что мы здесь не име­ем де­ло с эго­из­мом, а с непо­нят­ным для плот­ско­го муд­ро­ва­ния совре­мен­но­го ма­те­ри­а­ли­сти­че­ско­го ми­ра ду­хов­ным про­яв­ле­ни­ем люб­ви к Бо­гу и ближ­ним.

Но как лу­ка­вый че­ло­ве­че­ский ум мо­жет лю­бую доб­ро­де­тель пред­ста­вить в по­роч­ном ви­де, так он мо­жет и див­ную жизнь от­шель­ни­ков осме­и­вать, на­па­дать на нее и от­ри­цать как ду­хов­но эго­и­сти­че­скую. Раз­ве вы не слы­ша­ли, как на­зы­ва­ют кро­тость – ов­че­ду­ши­ем, сми­ре­ние – без­ли­чи­ем, со­стра­да­ние – сен­ти­мен­таль­но­стью, це­ло­муд­рие – глу­пым пред­рас­суд­ком, ве­ру в Бо­га – на­ив­но­стью, тер­пе­ние – пас­сив­но­стью, щед­рость – рас­то­чи­тель­но­стью, бе­реж­ли­вость – ску­по­стью, по­слу­ша­ние – неса­мо­сто­я­тель­но­стью? Что уди­ви­тель­но­го то­гда в том, что ве­ли­кий по­двиг от­шель­ни­ков стал пред­ме­том на­сме­шек и кри­ти­ки со сто­ро­ны че­ло­ве­че­ских язы­ков?

Но фак­ты силь­нее оши­боч­ных че­ло­ве­че­ских умо­за­клю­че­ний. «Ду­хов­но эго­и­сти­че­ские» от­шель­ни­ки все­гда спа­са­ли ты­ся­чи и мил­ли­о­ны лю­дей во­круг се­бя, по­мо­га­ли бес­чис­лен­но­му мно­же­ству стра­даль­цев и уте­ша­ли несчет­ное ко­ли­че­ство из­му­чен­ных и от­ча­ян­ных де­тей жиз­ни, а в то же вре­мя те, ко­го не вол­но­ва­ли про­бле­мы ве­ры, не ду­ма­ли о Бо­ге и о спа­се­нии сво­ей ду­ши, и по­то­му не име­ли ни­че­го об­ще­го с ка­ким бы то ни бы­ло «ду­хов­ным эго­из­мом», са­ми бы­ли об­ла­да­е­мы гру­бей­шим и са­мым зем­ным эго­из­мом, и к то­му же мно­гих из сво­их близ­ких за­став­ля­ли ощу­щать его ши­пы. За об­ла­да­е­мы­ми «ду­хов­ным эго­из­мом» бег­ле­ца­ми от ми­ра се­го бе­жал на­род, ибо чув­ство­вал необ­хо­ди­мость в них, и этот са­мый на­род бе­жал от тех, кто из о всех сил рва­лись к нему, яко­бы слу­жить ему, ибо про­зре­вал, что под ли­чи­ной на­ро­до­слу­же­ния они слу­жат са­мим се­бе и сво­им ко­рыст­ным ин­те­ре­сам.

Как это, на са­мом де­ле, уди­ви­тель­но! «Ду­хов­но эго­и­сти­че­ские» от­шель­ни­ки, убе­гая от лю­дей, ста­но­ви­лись спа­си­те­ля­ми для мно­гих, а те, кто бы­ли про­тив са­мо­спа­се­ния, не же­лая быть под по­до­зре­ни­ем, что они эго­и­сты, по­губ­ля­ли мно­гих! Да и ина­че не мо­жет и быть! Кто же­ла­ет по­мо­гать сво­им ближ­ним, дол­жен сам ис­пра­вить­ся! Кто хо­чет из­бав­лять дру­гих от гре­ха, дол­жен сам из­ба­вить­ся от него. Мо­жет ли спа­сать дру­гих тот, кто сам по­ги­ба­ет?

Вот где раз­гад­ка во­про­са: по­че­му от­шель­ни­ки, не бу­дучи нелю­ди­мы­ми эго­и­ста­ми, не оста­ют­ся жить в ми­ре, ко­то­рый так в них нуж­да­ет­ся, а бе­гут от лю­дей? Они убе­га­ют в уеди­не­ние, чтобы спа­сти се­бя, дабы мог­ли по­том и дру­гих спа­сать. Че­ло­век дол­жен с на­ча­ла сам вы­брать­ся на бе­рег спа­се­ния, чтобы мог от­ту­да по­дать на­деж­ную ру­ку уто­па­ю­щим. Спа­си­тель пре­крас­но ска­зал: «Ли­це­мер! вынь преж­де брев­но из тво­е­го гла­за и то­гда уви­дишь, как вы­нуть су­чок из гла­за бра­та тво­е­го» (Мф.7:5). Ибо по­ка че­ло­век име­ет в брев­но в сво­их гла­зах, ес­ли по­ле­зет вы­ни­мать су­чок из гла­за сво­е­го ближ­не­го, вме­сто то­го, чтобы по­мочь ему, осле­пит его. Пред­ставь­те се­бе, что ка­кой-ни­будь врач, боль­ной тя­же­лой за­раз­ной бо­лез­нью, чу­мой, на­при­мер, пой­дет на­ве­щать сво­их па­ци­ен­тов. Не бу­дет ли он та­ким об­ра­зом боль­ше за­ра­жать их, неже­ли ис­це­лять? Чтобы не рас­про­стра­нять за­ра­зу гре­ха, от­шель­ни­ки сна­ча­ла уеди­ня­лись, чтобы устра­нить ее от се­бя. Этим они по­сти­га­ли смысл еван­гель­ской по­го­вор­ки: «врач! ис­це­ли Са­мо­го Се­бя» (Лк.4:23)

Пусть при­мер св. Иоан­на Рыль­ско­го, его ге­ро­и­че­ское от­шель­ни­че­ство и эти несколь­ко рас­суж­де­ний по­слу­жат от­ве­том на ме­лоч­ные воз­ра­же­ния, ко­то­рые де­ла­ют неко­то­рые про­тив по­дви­га са­мо­спа­се­ния, на­зы­вая его «тон­ким ду­хов­ным эго­из­мом». О, мне хо­те­лось бы, чтобы все мы по­шли по пу­ти это­го «ду­хов­но­го эго­из­ма»! Это, ко­неч­но, не озна­ча­ет, что я же­лал бы, чтобы все мы ста­ли от­шель­ни­ка­ми! Нет! Ибо от­шель­ни­че­ство – осо­бый дар, ко­то­рый да­ет­ся Бо­гом ред­ким из­бран­ным. Как не все мо­гут быть ху­дож­ни­ка­ми, так не все мо­гут быть и от­шель­ни­ка­ми! Кро­ме то­го, от­шель­ни­че­ство не яв­ля­ет­ся един­ствен­ным пу­тем спа­се­ния. Че­ло­век мо­жет во вся­ком зва­нии спа­сать­ся, ес­ли он ищет Бо­га и ис­пол­ня­ет Его свя­тые за­по­ве­ди! По­это­му, вы­ска­зы­вая всем по­же­ла­ние пой­ти по пу­ти «ду­хов­но­го эго­из­ма», по­доб­но св. Иоан­ну, я не под­ра­зу­ме­ваю уз­ко путь от­шель­ни­че­ства, а бо­лее ши­ро­ко – путь спа­се­ния, при­чем каж­дый оста­ва­ясь в том зва­нии, в ко­то­ром при­зван (1Кор.7:20). Ес­ли бы мы по­шли по пу­ти «ду­хов­но­го эго­из­ма», т. е. ес­ли каж­дый из нас по­за­бо­тил­ся бы о сво­ей бес­смерт­ной ду­ше, о сво­ем соб­ствен­ном спа­се­нии и воз­дер­жи­вал­ся бы от зла, то­гда этот «ду­хов­ный эго­изм» сде­лал бы нас бра­тья­ми, на­учил бы нас по­мо­гать друг дру­гу, про­щать, лю­бить и да­же жерт­во­вать со­бой друг для дру­га. Ибо этот вид «ду­хов­но­го эго­из­ма» яв­ля­ет­ся не чем иным, как ру­ко­во­ди­те­лем к са­мо­му воз­вы­шен­но­му аль­тру­из­му. Эго­из­мом он был бы, ес­ли бы учил нас, что для спа­се­ния нам нуж­но удо­вле­тво­рять все свои се­бя­лю­би­вые же­ла­ния и ка­при­зы, жерт­во­вать чу­жи­ми ин­те­ре­са­ми для соб­ствен­но­го бла­га и со­вер­шать вся­кие гре­хи во имя сво­е­го вре­мен­но­го и веч­но­го бла­го­ден­ствия. Но Спа­си­тель ска­зал: «Кто хо­чет ду­шу свою сбе­речь, тот по­те­ря­ет ее, а кто по­те­ря­ет ду­шу свою ра­ди Ме­ня и Еван­ге­лия, тот сбе­ре­жет ее» (Мк. 8:35). Яс­но, что мы долж­ны быть са­мы­ми боль­ши­ми аль­тру­и­ста­ми, ка­ки­ми бы­ли Сам Хри­стос, все Его апо­сто­лы, св. му­че­ни­ки и все свя­тые, в том чис­ле и св. Иоанн Рыль­ский, чтобы осу­ще­ствить этот «ду­хов­ный эго­изм» – свое спа­се­ние.

Ра­ди сво­ей боль­шой люб­ви к Бо­гу св. Иоанн очень ча­сто уда­лял­ся от сво­их уче­ни­ков, чтобы в пол­ном уеди­не­нии, в ле­су, в ти­шине без­мол­вия бес­пре­пят­ствен­но бе­се­до­вать с Твор­цом. Вре­мя от вре­ме­ни он на­ве­щал мо­на­ше­ское брат­ство и всех по-оте­че­ски уго­ва­ри­вал жить в ми­ре и люб­ви. Ко­гда при­бли­зил­ся ко­нец его жиз­ни, он на­пи­сал муд­рый за­вет к сво­им лю­би­мым ду­хов­ным ча­дам, про­вел еще неко­то­рое вре­мя в пол­ном уеди­не­нии, стро­жай­шем по­сте и мо­лит­ве и в 70-лет­нем воз­расте, увен­чан­ный все­ми доб­ро­де­те­ля­ми и си­я­ю­щий свя­то­стью, мир­но за­крыл гла­за 18/31 ав­гу­ста 946 го­да. Он был по­хо­ро­нен на ме­сте, где сей­час на­хо­дит­ся цер­ков­ка и пост­ни­ца – непо­сред­ствен­но ря­дом с пе­ще­рой.

Мо­щи св. Иоан­на

Св. Иоанн был ве­ли­ким чу­до­твор­цем еще при жиз­ни. Та­ким он остал­ся и по­сле сво­ей смер­ти. К нему, по­ка он жил сре­ди сво­их уче­ни­ков, при­во­зи­ли немощ­ных, боль­ных, бес­но­ва­тых и он их ис­це­лял сво­ей мо­лит­вой. Все зна­ме­ния и чу­де­са, про­ис­хо­див­шие через него, он при­пи­сы­вал Бо­жи­ей ми­ло­сти, а не си­ле сво­ей мо­лит­вы. Этим он по­ка­зал ис­тин­ное глу­бо­кое хри­сти­ан­ское сми­ре­ние. Но чем боль­ше он сми­рял­ся, тем боль­ше Бог его про­слав­лял. По­сле его смер­ти его св. мо­щи оста­лись нетлен­ны­ми и див­но бла­го­уха­ли. Нетле­ние и бла­го­уха­ние св. Иоан­но­вых мо­щей бы­ли об­на­ру­же­ны через до­воль­но боль­шое вре­мя по­сле его смер­ти чу­дес­ным об­ра­зом. Св. Иоанн, со­глас­но его жи­тию, за­пи­сан­но­му в Про­ло­ге, явил­ся в сон­ном ви­де­нии од­но­му из сво­их уче­ни­ков и ве­лел ему вскрыть его мо­ги­лу. Ко­гда ста­ли ко­пать, див­ное бла­го­уха­ние раз­нес­лось во­круг. Мо­на­хи на­шли те­ло сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка со­вер­шен­но це­лым – по­чи­ва­ю­щим в по­ра­зи­тель­ном нетле­нии. Св. мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в спе­ци­аль­ный гроб, и с тех пор ве­ру­ю­щие ста­ли их це­ло­вать и по­чи­тать как свя­ты­ню, тем бо­лее что ко­сти св. Иоан­на, по­доб­но мо­щам про­ро­ка Ели­сея, на­ча­ли тво­рить чу­де­са (4Цар.13:21): бе­сов из­го­ня­ли, боль­ных ис­це­ля­ли и немощ­ных воз­дви­га­ли. Как ве­ли­кая свя­ты­ня они бы­ли пе­ре­не­се­ны в Сре­дец (ста­рое на­зва­ние г. Со­фии – Прим. пер.), где бла­го­че­сти­вый вель­мо­жа по име­ни Грыд воз­двиг­нул для них спе­ци­аль­ную цер­ковь, ко­то­рая, со­глас­но про­лож­но­му жи­тию, бы­ла пре­крас­ной. Сла­ва св. Иоан­на раз­нес­лась по всей Бол­га­рии. Мно­же­ство по­клон­ни­ков при­ез­жа­ли в Сре­дец и бла­го­го­вей­но це­ло­ва­ли чу­до­твор­ные остан­ки ве­ли­ко­го Рыль­ско­го от­шель­ни­ка. Мно­же­ство боль­ных ис­це­ли­лись. В 12-ом ве­ке и гре­че­ский им­пе­ра­тор Ма­ну­ил Ком­нин узнал о чу­до­твор­ной си­ле свя­то­го. Он стра­дал су­до­ро­га­ми рук и, несмот­ря на то, что его ле­чи­ли мно­го вра­чей, не смог ис­це­лить­ся. Из-за войн с мадь­я­ра­ми он ча­сто про­ез­жал чрез Со­фию. Во вре­мя од­ной из сво­их оста­но­вок в этом го­ро­де он по­ма­зал свои ру­ки св. мас­лом, ко­то­рое го­ре­ло в лам­па­де над св. Иоан­но­вы­ми мо­ща­ми, и по­лу­чил ис­це­ле­ние. Из бла­го­дар­но­сти он по­да­рил див­ную ико­ну Св. Бо­го­ро­ди­цы, ко­то­рая и по­ныне хра­нит­ся в св. Рыль­ской оби­те­ли как боль­шая ис­то­ри­че­ская цен­ность и бла­го­дат­ная свя­ты­ня. Св. Иоан­но­ва цер­ковь в Со­фии, по мне­нию проф. Йор­да­на Ива­но­ва, «про­дол­жа­ла свое су­ще­ство­ва­ние при­мер­но до осво­бож­де­ния Бол­га­рии от ту­рец­ко­го раб­ства и на­хо­ди­лась неда­ле­ко от ба­ни», т. е. в цен­тре го­ро­да.

Бо­лее 2 ве­ков мо­щи св. Иоан­на на­хо­ди­лись в Со­фии. К кон­цу 12-ого ве­ка мадь­яр­ский ко­роль Бел­ла ІІІ за­хва­тил Сре­дец и как во­ен­ный тро­фей унес зна­ме­ни­тые св. Иоан­но­вые мо­щи в свой пре­столь­ный го­род Остро­гом, где по­ло­жил их в од­ну из церк­вей для по­кло­не­ния. Мест­ный ар­хи­епи­скоп ри­мо-ка­то­ли­че­ско­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния, услы­шав о чу­до­твор­стве св. Иоан­но­вых мо­щей и об их сла­ве по всем близ­ле­жа­щим стра­нам, не хо­тел ве­рить в это. «Не знаю, чтобы та­кой свя­той упо­ми­нал­ся в древ­них пи­са­ни­ях», – ска­зал он и не по­же­лал по­кло­нить­ся свя­то­му. Но из-за сво­е­го неве­рия вне­зап­но оне­мел. Лишь то­гда он по­нял, что со­гре­шил по от­но­ше­нию к Бо­жи­е­му угод­ни­ку, по­спе­шил пой­ти в храм, упал пе­ред ра­кой со свя­ты­ми мо­ща­ми, по­це­ло­вал их, сми­рен­но ка­ясь в сво­ем гре­хе. И тот­час раз­вя­зал­ся его язык. С это­го дня ар­хи­епи­скоп стал про­слав­лять св. Иоан­на Рыль­ско­го как но­во­го ве­ли­ко­го угод­ни­ка Бо­жия.

И мно­го дру­гих чу­дес со­вер­шал слав­ный бол­гар­ский свя­той в Мадь­яр­ском ко­ролев­стве. Мест­ный ко­роль ужас­нул­ся си­ле свя­то­го и, укра­сив ра­ку се­реб­ром и зо­ло­том, вер­нул об­рат­но св. мо­щи в Сре­дец с боль­ши­ми по­че­стя­ми. В то вре­мя в Бол­га­рии, на­хо­дя­щей­ся под ви­зан­тий­ским игом, вспых­ну­ло вос­ста­ние двух бра­тьев, Асе­на и Пет­ра, ко­то­рое за­кон­чи­лось осво­бож­де­ни­ем от ви­зан­тий­ско­го раб­ства. Асен, взяв Сре­дец, по­ве­лел пе­ре­не­сти мо­щи Рыль­ско­го пу­стын­но­жи­те­ля в Тыр­но­во, же­лая по­вы­сить та­ким об­ра­зом ав­то­ри­тет сво­е­го пре­столь­но­го го­ро­да и утвер­дить с Бо­жи­ей по­мо­щью свое цар­ство. В Тыр­но­ве св. мо­щи на­хо­ди­лись до 1469 го­да. В этом го­ду они бы­ли пе­ре­не­се­ны очень тор­же­ствен­но в св. Рыль­скую оби­тель, где на­хо­дят­ся и по­ныне, про­дол­жая и в на­ше вре­мя тво­рить ве­ли­кие чу­де­са, ле­чить боль­ных, по­мо­гать несчаст­ным, уте­шать скорб­ных и спа­сать от­ча­ян­ных.

Зна­че­ние св. Рыль­ской оби­те­ли для бол­гар­ско­го на­ро­да

Та­ко­ва вкрат­це ис­то­рия жиз­ни св. Иоан­на Рыль­ско­го. На­чав­шись од­на­жды, эта ис­то­рия еще не за­кон­че­на, хо­тя от ее на­ча­ла до ны­неш­не­го дня про­шло бо­лее 1000 лет. Она и не кон­чит­ся до скон­ча­ния ве­ка, ибо св. Иоанн Рыль­ский и по­сле сво­ей смер­ти жи­вой и про­дол­жа­ет тво­рить чу­де­са, по­мо­гать ве­ру­ю­щим и вер­шить ис­то­рию.

Св. Иоанн Рыль­ский – об­ще­при­знан­ный ду­хов­ный по­кро­ви­тель бол­гар­ско­го на­ро­да. Из­вест­ный при жиз­ни, он еще боль­ше про­сла­вил­ся по­сле сво­ей смер­ти. Чу­до­тво­рец и при жиз­ни, он еще боль­ше чу­дес со­вер­шил по­сле сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ны. Бу­дучи при жиз­ни ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем ты­сяч, по­сле сво­ей смер­ти он стал ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем мил­ли­о­нов. Ка­кая дру­гая бол­гар­ская ис­то­ри­че­ская лич­ность мо­жет по­хва­стать­ся та­ким огром­ным вли­я­ни­ем как на сво­их совре­мен­ни­ков, так и на бес­счет­ное чис­ло по­сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний? Зна­че­ние св. Иоан­на для бол­гар­ско­го на­ро­да мож­но рас­смат­ри­вать пре­иму­ще­ствен­но в двух на­прав­ле­ни­ях: 1) про­сле­жи­вая вли­я­ние ос­но­ван­но­го им мо­на­сты­ря на ис­то­рию и судь­бы Бол­га­рии и 2) ис­сле­дуя ду­хов­но-ми­сти­че­ское вли­я­ние жи­во­го и по смер­ти свя­то­го Иоан­на Рыль­ско­го на ду­шу пра­во­слав­но­го бол­га­ри­на.

О зна­че­нии ос­но­ван­но­го див­ным бол­гар­ским свя­тым Рыль­ско­го мо­на­сты­ря мно­го на­пи­са­но и мно­гое из­вест­но. Вряд ли су­ще­ству­ет дру­гая бол­гар­ская оби­тель, ко­то­рая мо­жет срав­нить­ся хо­тя бы от­ча­сти с Рыль­ской свя­той оби­те­лью по сво­им огром­ным за­слу­гам пе­ред на­шим оте­че­ством. Ныне ис­пол­ня­ют­ся 1000 лет со дня бла­жен­ной кон­чи­ны св. Иоан­на Рыль­ско­го и ос­но­ва­ния его пра­во­слав­но­го мо­на­сты­ря. Це­лых де­сять ве­ков сво­им по­чти непре­рыв­ным су­ще­ство­ва­ни­ем св. Рыль­ская оби­тель све­ти­лась как нега­сну­щий ма­як над пре­врат­ны­ми судь­ба­ми на­шей ро­ди­ны. Сколь­ко мо­на­сты­рей ис­чез­ло за это вре­мя! Сколь­ко дру­гих про­си­я­ло и опять по­гас­ло! А св. Рыль­ская оби­тель сто­я­ла по­чти все это вре­мя как непри­ступ­ная кре­пость там, где-то в склад­ках вы­со­кой Ри­лы, и бро­са­ла обиль­ные лу­чи Пра­во­сла­вия и на­род­ной со­ве­сти по всей бол­гар­ской зем­ле. На­ше го­су­дар­ство во вре­мя рас­смат­ри­ва­е­мо­го на­ми ты­ся­че­ле­тия два ра­за под­па­да­ло под чу­жое ино­зем­ное иго – пер­вый раз под ви­зан­тий­ское, а вто­рой раз под ту­рец­кое раб­ство. Тьма без­на­деж­но­сти мно­го раз на­ви­са­ла над цве­ту­щи­ми бол­гар­ски­ми по­ля­ми. Мрак от­ча­я­ния по­кры­вал на­шу род­ную зем­лю то на бо­лее дол­гий, то на бо­лее ко­рот­кий срок. Но св. Рыль­ская оби­тель и в са­мые без­от­рад­ные для на­ше­го оте­че­ства дни све­ти­лась как да­ю­щий на­деж­ду фа­кел над на­шей тем­ной судь­би­ной, ис­пол­няя уны­лые серд­ца ве­рой в бо­лее свет­лое бу­ду­щее Бол­га­рии.

Ес­ли мы упо­до­бим весь бол­гар­ский на­род од­ной се­мье, то­гда Рыль­ский мо­на­стырь бу­дет той его со­кро­вищ­ни­цей, где он со­хра­нял на про­тя­же­нии ве­ков свои са­мые боль­шие цен­но­сти: свою ве­ру, свою на­род­ность, на­цио­наль­ную са­мо­быт­ность и куль­ту­ру. Из это­го сле­ду­ет, что и зна­че­ние св. Рыль­ской оби­те­ли для Бол­га­рии тро­я­кое: ре­ли­ги­оз­ное, на­цио­наль­ное и куль­тур­ное.

Из­вест­но, что мо­на­сты­ри яв­ля­ют­ся преж­де все­го ре­ли­ги­оз­ны­ми цен­тра­ми, где куль­ти­ви­ру­ет­ся ве­ра в Бо­га и ра­бо­та­ют над спа­се­ни­ем душ. Св. Иоанн Рыль­ский, со­зна­вая пре­крас­но это пред­на­зна­че­ние свя­тых оби­те­лей и в част­но­сти ос­но­ван­но­го им мо­на­сты­ря, яс­но на­пи­сал в сво­ем за­ве­те сле­ду­ю­щее уве­ща­ние к сво­им уче­ни­кам: «Преж­де все­го за­ве­щаю вам хра­нить свя­тую ве­ру непо­роч­ной и без при­ме­сей вся­ко­го зло­сла­вия». И да­лее воз­ла­га­ет на них сле­ду­ю­щую вы­со­кую мис­си­о­нер­ско-про­све­ти­тель­скую за­да­чу: «Утвер­ждай­те в ве­ре лю­дей сво­е­го но­во­кре­ще­но­го и еди­но­кров­но­го на­ро­да и по­учай­те их остав­лять неле­пые язы­че­ские обы­чаи и злые нра­вы, ко­то­рых они при­дер­жи­ва­ют­ся да­же и по­сле то­го, как при­ня­ли свя­тую ве­ру. По­это­му по­треб­но их вра­зум­лять, ибо то, что они де­ла­ют, де­ла­ют его по незна­нию». Вер­ный это­му свя­щен­но­му за­ве­ту, Рыль­ский мо­на­стырь в ли­це сво­их на­сель­ни­ков-мо­на­хов все­гда был стол­пом пра­во­слав­ной ве­ры и зна­ме­нем ис­тин­но­го бла­го­че­стия. Бо­лее про­све­щен­ные из мо­на­стыр­ских бра­тьев не толь­ко в сте­нах мо­на­сты­ря, но вне их рас­про­стра­ня­ли, пу­те­ше­ствуя по Бол­га­рии, пра­во­слав­ное уче­ние и на­саж­да­ли его в ду­ши бла­го­че­сти­вых бол­гар. Осо­бен­но во вре­мя ту­рец­ко­го раб­ства важ­ную про­све­ти­тель­ско-ре­ли­ги­оз­ную роль иг­ра­ли так на­зы­ва­е­мые так­си­ди­о­ты. Это бы­ли про­све­щен­ные ду­хов­ни­ки, ко­то­рые вы­хо­ди­ли за сте­ны мо­на­сты­ря, чтобы ис­хо­дить вдоль и по­пе­рек бол­гар­скую зем­лю, со­би­рать воль­ные по­жерт­во­ва­ния, со­зи­дать ски­ты и со­зда­вать при них учи­ли­ща, обу­чать ода­рен­ных де­тей гра­мо­те, на­став­лять взрос­лых в ис­ти­нах пра­во­слав­ной ве­ры, про­по­ве­до­вать и петь в хра­мах и наи­па­че для то­го, чтобы ис­по­ве­до­вать го­то­вя­щих­ся при­нять Свя­тое При­ча­стие пра­во­слав­ных хри­сти­ан. Этой сво­ей ду­хов­но-про­све­ти­тель­ской ра­бо­той они ока­за­ли огром­ное вли­я­ние на ре­ли­ги­оз­ный рост бол­гар­ско­го на­ро­да.

Вполне есте­ствен­но, что вме­сте со сво­ей чи­сто ре­ли­ги­оз­ной де­я­тель­но­стью рыль­ские ду­хов­ни­ки раз­ви­ва­ли и ши­ро­кую на­цио­наль­ную де­я­тель­ность. Угне­тен­ный бол­гар­ский на­род жад­но слу­шал в се­лах и го­ро­дах, как чи­та­ют­ся мо­лит­вы и про­из­но­сят­ся про­по­ве­ди на бол­гар­ском язы­ке, как рас­ска­зы­ва­ют жи­тие са­мо­го ве­ли­ко­го бол­гар­ско­го свя­то­го – преп. Иоан­на Рыль­ско­го. Так про­буж­да­лось и укреп­ля­лось на­цио­наль­ное со­зна­ние бол­гар. А ор­га­ни­зо­ван­ные так­си­ди­о­та­ми по боль­шим празд­ни­кам па­лом­ни­че­ства в Рыль­ский мо­на­стырь при­ни­ма­ли фор­му глу­бо­кой ре­ли­ги­оз­но­сти и ис­тин­но­го ро­до­лю­бия. Не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем, ес­ли мы ска­жем, что Рыль­ский мо­на­стырь боль­ше всех спо­соб­ство­вал со­хра­не­нию бол­гар­ско­го на­ро­да от уни­что­же­ния на про­тя­же­нии всех пре­врат­но­стей ис­то­рии. Про­тив опас­но­сти по­тур­чи­ва­ния и по­ма­го­ме­тан­чи­ва­ния он вы­со­ко под­ни­мал зна­мя пра­во­слав­ной бол­гар­ской ве­ры, а до­мо­га­ни­ям эл­ли­ни­за­то­ров он про­ти­во­дей­ство­вал тем, что все­гда на неиз­мен­ном цер­ков­но-сла­вян­ском язы­ке пре­под­но­сил сво­им мно­го­чис­лен­ным па­лом­ни­кам свои пре­крас­ные Бо­же­ствен­ные служ­бы.

Здесь са­мое вре­мя упо­мя­нуть так­же о боль­шом куль­тур­ном зна­че­нии Рыль­ской оби­те­ли для бол­гар­ско­го на­ро­да. Бу­дучи с са­мо­го сво­е­го ос­но­ва­ния оча­гом ду­хов­но­го про­све­ще­ния, Рыль­ский мо­на­стырь все боль­ше и боль­ше утвер­ждал­ся как цер­ков­но-про­све­ти­тель­ский центр на про­тя­же­нии ве­ков и рас­про­стра­нял да­ле­ко от се­бя лу­чи хри­сти­ан­ской куль­ту­ры. Под­пав­ший под тя­же­лое по­ли­ти­че­ское раб­ство, бол­гар­ский на­род со­хра­нил се­бя от уни­что­же­ния на про­тя­же­нии пя­ти­ве­ко­во­го ту­рец­ко­го ига бла­го­да­ря то­му, что в его пре­де­лах су­ще­ство­ва­ли оча­ги, где го­ре­ла жи­вая па­мять о про­шлом, и под­дер­жи­вал­ся огонь ве­ры в бу­ду­щее. Са­мым за­ме­ча­тель­ным куль­тур­ным оча­гом в этом от­но­ше­нии яв­ля­ет­ся Рыль­ский мо­на­стырь. И его бо­га­тая биб­лио­те­ка, и цен­ные ис­то­ри­че­ские до­ку­мен­ты, и са­ми ис­то­ри­че­ские зда­ния, и раз­лич­ные древ­ние му­зей­ные экс­по­на­ты, и жи­вое пре­да­ние, и ос­но­ван­ные мо­на­сты­рем учи­ли­ща – все это со­дей­ство­ва­ло со­хра­не­нию до­ро­го­го для Бол­га­рии ду­хов­но­го и куль­тур­но­го до­сто­я­ния мо­на­сты­ря от по­ги­бе­ли. Мы не в со­сто­я­нии до­ста­точ­но глу­бо­ко оце­нить все огром­ные за­слу­ги Рыль­ско­го мо­на­сты­ря пе­ред бол­гар­ским на­ро­дом. В ка­ком ином ме­сте в мрач­ной эпо­хе раб­ства ве­лась та­кая цер­ков­но-про­све­ти­тель­ская ра­бо­та, кро­ме как в Рыль­ском мо­на­сты­ре, где от­кры­ва­лись учи­ли­ща, неиз­мен­но под­дер­жи­ва­лись, бе­реж­но хра­ни­лись и пре­по­да­ва­лись цер­ков­но-сла­вян­ский язык и ме­ло­ди­че­ское цер­ков­ное пе­ние? Прав в сво­ей оцен­ке Йор­дан Ива­нов, ко­то­рый го­во­рит: «Ко­гда гре­че­ский язык в кри­ти­че­ские вре­ме­на ту­рец­ко­го раб­ства во­ца­рил­ся в го­род­ских и от­ча­сти и в де­ре­вен­ских хра­мах бол­гар­ско­го оте­че­ства, Рыль­ский мо­на­стырь оста­вал­ся си­я­ю­щим све­тиль­ни­ком для бол­гар­ской род­ной кни­ги, звуч­ной тру­бой для бол­гар­ской жи­вой ре­чи и ду­хов­ной пес­ни. Ри­ла со­хра­ни­ла род­ную тра­ди­цию, дабы рас­про­стра­нить ее по­всю­ду во вре­ме­на эпо­хи Воз­рож­де­ния, ко­гда бы­ли со­зда­ны усло­вия, чтобы свя­тая оби­тель вер­ну­ла долг сво­е­му на­ро­ду, чтобы вер­ну­ла ему долг сво­и­ми учи­те­ля­ми, как Нео­фит Рыль­ский, сво­и­ми про­по­вед­ни­ка­ми, как Иосиф Бра­да­ти, Се­ва­стьян, Хаджи Ага­пий, Ага­тан­гел и пр.»

Рыль­ский мо­на­стырь ока­зал та­кое мощ­ное и ре­ли­ги­оз­ное, и на­цио­наль­ное, и куль­тур­ное воз­дей­ствие на бол­гар­ский на­род, что под­го­то­вил эпо­ху но­во­го воз­рож­де­ния и уско­рил день его осво­бож­де­ния.

Св. Иоанн Рыль­ский – от­шель­ник и об­ще­ствен­ник

По­ду­май­те, од­на­ко, раз­ве все это бы­ло бы воз­мож­но без св. Иоан­на Рыль­ско­го, без это­го див­но­го от­шель­ни­ка, ко­то­рый оста­вил от­цов­ский дом, род­ных и дру­зей и, во­ди­мый сво­ей без­гра­нич­ной лю­бо­вью к Бо­гу, пер­вым по­се­лил­ся в непри­ступ­ных де­брях Ри­лы! Мо­жет быть, без св. Иоан­на и дру­гих по­доб­ных ему не бы­ло бы ныне бол­гар­ско­го на­ро­да! Эта сме­лая мысль пусть ни­ко­го не удив­ля­ет, ибо ло­ги­ка фак­тов при­во­дит к ней. Да­же и те, кто в Бо­га не ве­рит и ма­ло це­нит по­дви­ги от­шель­ни­ков, при­зна­ют зна­че­ние св. Иоан­на для со­хра­не­ния бол­гар­ско­го на­ро­да. Ве­ру­ю­щие еди­но­душ­но по­чи­та­ют его как веч­но бдя­ще­го над на­ми небес­но­го по­кро­ви­те­ля Бол­га­рии! И не на­прас­но! Ибо св. Иоанн сво­им по­дви­гом, рож­ден­ным ве­ли­кой лю­бо­вью к Бо­гу и по­слу­ша­ни­ем во­ле Бо­жи­ей, не толь­ко се­бя спас и сво­их совре­мен­ни­ков на­ста­вил на путь спа­се­ния, но и бес­чис­лен­ные по­ко­ле­ния по­сле се­бя со­хра­нил от от­ча­я­ния в тя­же­лей­ших ми­ну­тах ре­ли­ги­оз­но­го упад­ка и на­цио­наль­но­го уни­же­ния – по­сле столь­ких тя­же­лых по­тря­се­ний и на­цио­наль­ных ка­та­строф – при­вел к спа­си­тель­но­му бе­ре­гу на­цио­наль­ной са­мо­быт­но­сти и неза­ви­си­мо­сти. Ка­кие ве­ли­кие пло­ды да­ла без­за­вет­ная лю­бовь св. Иоан­на к Бо­гу! Ис­пол­не­ни­ем пер­вой и са­мой глав­ной Хри­сто­вой за­по­ве­ди Рыль­ский пу­стын­но­жи­тель стя­жал огром­ные бла­го­дат­ные си­лы и смог по­не­сти на сво­их пле­чах це­лый на­род, про­ве­сти его через мно­же­ство ис­пы­та­ний и бед и по­ста­вить его по­сле сот­ни лет на бе­рег са­мо­быт­но­го су­ще­ство­ва­ния и ду­хов­но­го куль­тур­но­го раз­ви­тия.

Этим св. Иоанн Рыль­ский яв­ля­ет се­бя пе­ред ны­неш­ни­ми ис­сле­до­ва­те­ля­ми его жиз­ни и зна­че­ния не толь­ко как ве­ли­кий пу­стын­но­жи­тель, но и как ве­ли­кий об­ще­ствен­ник. Как бы па­ра­док­саль­но это ни зву­ча­ло, фак­ты это до­ка­зы­ва­ют. Неко­то­рые, воз­мож­но, улыб­нут­ся и по­жмут пле­ча­ми, услы­шав, что св. Иоанн по­чи­та­ет­ся и как от­шель­ник, и как об­ще­ствен­ник. И, мо­жет быть, в сво­ем от­шель­ни­че­стве и уеди­не­нии в непри­ступ­ных склад­ках Ри­лы, он стал бо­лее зна­чи­мым об­ще­ствен­ни­ком, чем иные об­ще­ствен­ни­ки из кан­це­ля­рий.

Но мож­но ли, воз­ра­зят неко­то­рые, на­зы­вать об­ще­ствен­ни­ком че­ло­ве­ка, ко­то­рый убе­га­ет от жиз­ни и скры­ва­ет­ся от об­ще­ства?

Имен­но это и есть са­мое див­ное – св. Иоанн Рыль­ский, этот «бег­лец от ми­ра» яв­ля­ет­ся од­ним из наи­бо­лее вы­да­ю­щих­ся бла­го­де­те­лей Бол­га­рии! Он бе­жал от ми­ра, но не из пре­зре­ния к ми­ру, а из-за сво­ей ве­ли­кой люб­ви к Бо­гу. Ко­гда го­во­рит о люб­ви к Бо­гу как о пер­вой и наи­боль­шей за­по­ве­ди, Спа­си­тель до­бав­ля­ет: «вто­рая же по­доб­ная ей: воз­лю­би ближ­не­го тво­е­го, как са­мо­го се­бя» (Мф. 22:39). Как же мо­жет воз­лю­бить ближ­не­го как са­мо­го се­бя тот, кто не воз­лю­бил еще Бо­га и Бо­жии за­по­ве­ди от всей ду­ши? Лю­бовь к ближ­ним не яв­ля­ет­ся при­род­ным за­ко­ном, чтобы каж­дый имел ее в сво­ем серд­це. Что, соб­ствен­но, мо­жет по­ну­дить че­ло­ве­ка-эго­и­ста воз­лю­бить са­мо­от­вер­жен­но чу­жих ему лю­дей?.. А кто воз­лю­бил Бо­га всем сво­им су­ще­ством, неиз­беж­но на­чи­на­ет лю­бить и ближ­них сво­их как са­мо­го се­бя, ибо за­по­ве­ди воз­люб­лен­но­го Бо­га тре­бу­ют это­го. Вот при­мер св. Иоан­на чу­дес­ным об­ра­зом до­ка­зы­ва­ет право­ту на­ших мыс­лей. Его изу­ми­тель­ная лю­бовь к Бо­гу при­ве­ла его в кон­це кон­цов к жерт­вен­ной люб­ви к ближ­ним и к са­мой бес­ко­рыст­ной служ­бе сво­е­му на­ро­ду. Кто иной дал так мно­го Бол­га­рии, неже­ли св. Иоанн Рыл­ский?

Но, го­во­рят, – он от­де­лил­ся от об­ще­ства! Убе­жал от на­ро­да! Ка­кую лю­бовь к на­ро­ду он этим вы­ка­зал? Дей­стви­тель­но, он убе­жал от на­ро­да, но не по при­чине ми­зан­тро­пии. Он убе­жал от ми­ра, чтобы не за­ра­зить­ся его по­ро­ка­ми. Убе­жал от ми­ра, чтобы стя­жать доб­ро­де­те­ли со­вер­шен­ства, дабы ими по­слу­жить сво­е­му на­ро­ду. Убе­жал от ми­ра, чтобы при­бли­зить­ся к Бо­гу и, пред­став­ши пред Его пре­сто­лом, ис­про­сить боль­ше ми­ло­сти и бла­го­да­ти для ми­ра. Ибо, в кон­це кон­цов, мир не есть нечто са­мо­сто­я­тель­ное, а за­ви­сит от Бо­га. Вот в этом и со­сто­ит ми­сти­че­ское зна­че­ние «бег­ле­цов от жиз­ни» для са­мой жиз­ни! А мы, кто не яв­ля­ем­ся «бег­ле­ца­ми от жиз­ни», что мы жиз­ни да­ем? – свои по­ро­ки, недо­стат­ки и сла­бо­сти, ко­то­ры­ми отрав­ля­ем его и де­ла­ем еще тя­же­лее и невы­но­си­мее…

Очень од­но­бо­ко и за­кос­не­ло бу­дет оце­ни­вать чьи-то за­слу­ги пе­ред на­ро­дом лишь в све­те то­го, как дол­го он на­хо­дил­ся сре­ди на­ро­да. Раз­ве лишь сво­ей непо­сред­ствен­ной про­стран­ствен­ной бли­зо­стью к на­ро­ду мож­но слу­жить на­ро­ду? Есть та­кие лю­ди, ко­то­рые по­доб­но солн­цу из­да­ли си­я­ют над тем­ны­ми нра­ва­ми об­ще­ства и со­дей­ству­ют его обла­го­ра­жи­ва­нию. Та­ки­ми яв­ля­ют­ся в наи­выс­шей сте­пе­ни свя­тые. Здесь мне при­хо­дит на ум пре­крас­ная мысль од­но­го муд­ре­ца: «Не все­гда са­мым цен­ным для на­ро­да яв­ля­ет­ся тот са­мый вид­ный че­ло­век, ко­то­ро­го слу­ша­ет весь на­род, но ча­сто са­мым цен­ным яв­ля­ет­ся тот, кто со­крыт как со­весть и мо­лит­ся Бо­гу о на­ро­де, а Бог его слу­ша­ет».

Свя­той Иоанн, хо­тя и на­хо­дясь вда­ли от ми­ра, дал боль­ше ми­ру, чем мно­гие дру­гие, кто по­сто­ян­но был в ми­ру и имел са­мо­уве­рен­ность, что обо­га­ща­ет его… Стра­нен путь свя­тых! Они устрем­ля­ют­ся к небу, но этим обо­га­ща­ют зем­лю! Их путь по­до­бен пу­ти, ко­то­рый про­хо­дит во­да. Пред­ставь­те се­бе, что на зем­ле по­всю­ду на­сту­пи­ла страш­ная за­су­ха. Зем­ля по­трес­ка­лась от па­ля­ще­го солн­ца. Дождь не шел ме­ся­ца­ми. Ни кап­ли ро­сы нет на рас­те­ни­ях. Во­да оста­лась лишь в мо­рях, озе­рах и ре­ках. Но вме­сто то­го, чтобы она от­ту­да из­ли­ва­лась на жаж­ду­щую зем­лю, во­да в ви­де па­ра устрем­ля­ет­ся к небу! Ка­кая несо­об­раз­ность в при­ро­де! – ска­зал бы спе­ша­щий де­лать за­клю­че­ния на­блю­да­тель. Но раз­ве не долж­но имен­но так и быть на са­мом де­ле? Во­да долж­на под­нять­ся в ви­де па­ра на небо и об­ра­зо­вать там боль­шие ту­чи, дабы мог­ла от­ту­да в ви­де до­ждя упасть по­всю­ду рав­но­мер­но на зем­лю, где нуж­на ее жи­во­тво­ря­щая вла­га.

Вот та­ким имен­но и бы­ва­ет путь свя­тых. Они не пре­бы­ва­ют в пу­стын­ном и жаж­ду­щем прав­ды Бо­жи­ей и небес­ной бла­го­да­ти ми­ре, а бе­гут от него, стре­мясь к Бо­гу. Раз­ве Бог в них нуж­да­ет­ся, дабы они от ми­ра уда­ля­лись? Не луч­ше ли бы­ло бы остать­ся имен­но им, са­мым доб­рым, са­мым чи­стым, са­мым пра­вед­ным, в ми­ре! Так рас­суж­да­ют по­спеш­ные в сво­их умо­за­клю­че­ни­ях суд­ни­ки. Но на де­ле ока­зы­ва­ет­ся, что имен­но путь свя­тых, как и путь во­ды наи­бо­лее пря­мой. Свя­тые бе­гут от ми­ра, дабы не за­ра­зи­лись его по­ро­ка­ми, ищут Бо­га, дабы стя­жать за­по­ве­дан­ное Им со­вер­шен­ство и лишь то­гда слов­но об­ла­ка небес­ные об­ра­ща­ют свой лик к жаж­ду­щей небес­ной вла­ги зем­ле и на­чи­на­ют из­ли­вать над ней ве­ли­кую бла­го­дать Бо­жию.

Ска­зан­ное вы­ше о за­слу­гах, ко­то­рые име­ет св. Иоанн Рыль­ский и его мо­на­стырь пе­ред бол­гар­ским на­ро­дом, осо­бен­но во вре­мя кри­зис­ной эпо­хи раб­ства, не яв­ля­ет­ся ли до­ста­точ­но убе­ди­тель­ным до­ка­за­тель­ством, как мно­го дал ве­ли­кий Рыль­ский пу­стын­но­жи­тель сво­е­му на­ро­ду? Кто иной по­слу­жил так до­стой­но сво­им еди­но­кров­ным бра­тьям? Во вре­ме­на св. Иоан­на бы­ло мно­го важ­ных лю­дей в Бол­га­рии – бо­ляр, выс­ших са­нов­ни­ков, го­судар­ствен­ных де­я­те­лей, пол­ко­вод­цев и об­ще­ствен­ных де­я­те­лей. Но все они на­все­гда за­бы­ты, и да­же име­на их неиз­вест­ны. А имя св. Иоан­на и до­ныне све­тит­ся как си­я­ю­щая звез­да в небе бол­гар­ских ле­то­пи­сей и ни­ко­гда не по­гаснет, ибо бес­смерт­на его па­мять в со­зна­нии бол­гар­ско­го на­ро­да. Ни­кто луч­ше на­ро­да не мо­жет опре­де­лить ме­сто на­род­ных ру­ко­во­ди­те­лей, бла­го­де­те­лей и бу­ди­те­лей (болг. – ак­тив­ный де­я­тель на­цио­наль­но­го и куль­тур­но­го Воз­рож­де­ния Бол­га­рии – Прим. пер.) в хра­ме бес­смер­тия. Весь бла­го­че­сти­вый бол­гар­ский на­род сво­им спон­тан­ным и непри­нуж­ден­ным по­чи­та­ни­ем св. Иоан­на Рыль­ско­го до­ка­зал, что этот «бег­лец от жиз­ни» дал ему боль­ше всех. По­это­му и на­род так го­ря­чо лю­бит св. Иоан­на. По­это­му так усерд­но ему мо­лит­ся. По­это­му и по­чи­та­ет его как сво­е­го небес­но­го по­кро­ви­те­ля.

Не толь­ко тот, кто жи­вет в об­ще­стве, мо­жет слу­жить на­ро­ду. Об­ще­ствен­ные де­я­те­ли вре­мен св. Иоан­на Рыль­ско­го не слу­чай­но дав­но за­бы­ты. По­слу­жив­шие в свое вре­мя пло­хо или хо­ро­шо, они по­хо­ро­не­ны в ме­сте за­бве­ния. А этот от­шель­ник, ко­то­рый жи­вьем по­шел по­хо­ро­нить се­бя в де­брях Ри­лы, этот пу­стын­ник, ко­то­рый имел рав­но­ан­гель­ную жизнь, но бе­жал от че­ло­ве­че­ской сла­вы, и по­ныне не мо­жет из­ба­вить­ся от ве­ли­ча­ния и лавр, сып­лю­щих­ся ото­всю­ду на его свя­той лик. Об­ще­ствен­ни­ки вре­мен св. Иоан­на с мо­мен­та сво­ей смер­ти пе­ре­ста­ли ока­зы­вать ка­кое бы то ни бы­ло вли­я­ние на даль­ней­шие со­бы­тия в Бол­га­рии. А св. Иоанн и по­ныне яв­ля­ет се­бя как об­ще­ствен­ная си­ла в жиз­ни на­ше­го оте­че­ства. Его зна­че­ние не толь­ко не умень­ши­лось, но и уве­ли­чи­ва­ет­ся вме­сте со вре­ме­нем, ко­то­рое от­де­ля­ет его от нас. Имен­но в этом раз­ни­ца меж­ду обык­но­вен­ным об­ще­ствен­ным де­я­те­лем и свя­тым. Хо­тя и бу­дучи «бег­ле­цом от жиз­ни», св. Иоанн Рыль­ский ныне за­слу­жен­но че­ству­ет­ся по слу­чаю ты­ся­че­ле­тия его бла­жен­ной кон­че­ны всем бол­гар­ским на­ро­дом. Празд­ну­ют ее ныне да­же и те, кто с на­смеш­кой и с улыб­кой жа­ло­сти смот­рят на его скром­ных по­сле­до­ва­те­лей. Его по­чи­та­ют и в Бол­га­рии, и за гра­ни­цей.

И все это до­ка­зы­ва­ет, что на­род сво­и­ми пу­тя­ми чув­ству­ет, что озна­ча­ют свя­тые для че­ло­ве­че­ства. Да, ве­ли­ко и неоце­ни­мо зна­че­ние свя­тых для жиз­ни в этом греш­ном ми­ре. Свя­тые – на­ши неви­ди­мые стол­пы, на ко­то­рых дер­жит­ся мир. Они свя­зы­ва­ют небо и зем­лю. Через них и их мо­лит­вен­ным за­ступ­ни­че­ством пред Бо­гом мир по­лу­ча­ет Бо­жию бла­го­дать и все­воз­мож­ные зем­ные бла­га, нуж­ные для на­ше­го су­ще­ство­ва­ния.

Это мо­жет по­ка­зать­ся для непро­све­щен­ных неве­ро­ят­ным, но оно – неоспо­ри­мый ду­хов­ный факт. Ес­ли не бы­ло бы свя­тых на зем­ле, мир дав­но бы по­гиб. Но ра­ди пра­вед­ни­ков мир сто­ит. Ра­ди них Бог и нас, греш­ных, тер­пит. Свя­тость – цель ис­то­рии. Ко­гда эта цель уже не бу­дет до­сти­гать­ся хо­тя бы в сво­ем наи­мень­шем ми­ни­му­ме, бу­дет по­ло­жен ко­нец че­ло­ве­че­ской ис­то­рии Вто­рым и слав­ным при­ше­стви­ем Хри­сто­вым. Но по­ка бу­дут свя­тые и пра­вед­ни­ки, и греш­ни­кам бу­дет да­но вре­мя раз­мыс­лить над сво­и­ми де­ла­ми и по­ка­ять­ся в них.

Эти мыс­ли не суть про­из­воль­ные до­мыс­лы, а биб­лей­ское Бо­го­от­кро­вен­ное уче­ние! Во вре­ме­на угод­ни­ка Бо­жи­его Ав­ра­ама в из­вест­ных го­ро­дах Со­дом и Го­мор­ра со­вер­ша­лись гнус­ные гре­хи, и их жи­те­ли не хо­те­ли опом­нить­ся. То­гда Гос­подь Бог при­нял ре­ше­ние по­гу­бить эти два рас­пут­ных го­ро­да. Пра­вед­ник Ав­ра­ам в недо­уме­нии сто­ял пе­ред Гос­по­дом и спро­сил Его: «неуже­ли Ты по­гу­бишь пра­вед­но­го с нече­сти­вым? … мо­жет быть, есть в этом го­ро­де пять­де­сят пра­вед­ни­ков? … не мо­жет быть, чтобы Ты по­сту­пил так…» Гос­подь от­ве­тил: «ес­ли Я най­ду в го­ро­де Со­до­ме пять­де­сят пра­вед­ни­ков, то Я ра­ди них по­ща­жу [весь го­род и] все ме­сто сие». Ав­ра­ам про­дол­жил: «Мо­жет быть, до пя­ти­де­ся­ти пра­вед­ни­ков недо­станет пя­ти». Бог был го­тов и ра­ди 45 пра­вед­ни­ков по­ща­дить го­род. Ав­ра­ам про­дол­жил: «Мо­жет быть, най­дет­ся там со­рок?» Бог от­ве­тил: «Не сде­лаю то­го и ра­ди со­ро­ка». Ав­ра­ам умень­шил чис­ло на 30, на 20 и, на­ко­нец, на 10. И каж­дый раз слы­шал от­вет ми­ло­сти­во­го, но и спра­вед­ли­во­го Бо­га: «Не ис­треб­лю ра­ди де­ся­ти»! Но, увы! И 10 пра­вед­ни­ков не на­шлось в мно­го­ты­сяч­ных го­ро­дах Со­дом и Гом­мо­ра. По­это­му эти два го­ро­да долж­ны бы­ли по­гиб­нуть. Един­ствен­ным пра­вед­ни­ком там был Лот. Но по­смот­ри­те ка­ко­во зна­че­ние и си­ла пра­вед­но­сти! Да­же ра­ди Ло­та Бог ща­дил рас­пут­ные го­ро­да, по­ка он там жил. И, лишь по­сле то­го, как по Бо­жи­е­му пре­ду­пре­жде­нию Лот уда­лил­ся, Бог про­лил с неба на Со­дом и Го­мор­ру на­ка­за­тель­ным до­ждем се­ру и огонь (Быт.18-19 гл.)

Св. Иоанн Рыль­ский, этот наи­п­ро­слав­лен­ней­ший бол­гар­ский пра­вед­ник, как ду­хов­ный ти­тан, как некий но­вый Мо­и­сей, оста­нав­ли­вал сво­ей ог­нен­ной мо­лит­вой по­ток Бо­жи­его гне­ва в мо­мен­тах бо­го­от­ступ­ни­че­ства и гре­хо­па­де­ния в Бол­га­рии. Сво­им при­ме­ром он за­жи­гал жаж­ду свя­то­сти у мно­гих пра­во­слав­ных бол­гар и все­гда яв­лял­ся са­мым де­я­тель­ным по­бу­ди­те­лем к бо­го­угод­ной жиз­ни для бол­гар. Он Ан­гел Хра­ни­тель на­ше­го оте­че­ства. Он и сей­час охра­ня­ет нас от все­воз­мож­ных бед. Мо­жет быть, его го­ря­чим мо­лит­вам пред Бо­гом о нас, греш­ных и недо­стой­ных его со­оте­че­ствен­ни­ков 20-го ве­ка, мы обя­за­ны и то­му, что в этот его юби­лей­ный год в на­шем оте­че­стве та­кой обиль­ный уро­жай! Как нуж­но нам лю­бить св. Иоан­на! Как свя­то мы долж­ны чтить его па­мять! Не долж­но быть ни од­но­го бол­гар­ско­го до­ма без его св. ико­ны! Он дол­жен быть у нас все­гда пе­ред гла­за­ми сво­ей див­ной жиз­нью и свя­тым по­дви­гом. Ибо сво­им пу­стын­но­жи­тель­ством он яв­ля­ет­ся для нас жи­вым при­ме­ром. Он ушел в пу­сты­ню, дабы ве­сти нас к небу. Он убе­жал от жиз­ни, дабы утвер­дить на­ве­ки в со­зна­нии на­ро­да бо­же­ствен­ную ис­ти­ну, что кро­ме зем­ных ма­те­ри­аль­ных и куль­тур­ных цен­но­стей есть и дру­гие – ду­хов­ные, ра­ди ко­то­рых че­ло­ве­ку сто­ит по­жерт­во­вать все зем­ное. Не яв­ля­ет­ся ли его труд­ная от­шель­ни­че­ская жизнь на­по­ми­на­ни­ем о веч­но ис­тин­ных сло­вах Хри­сто­вых: «Ибо ка­кая поль­за че­ло­ве­ку, ес­ли он при­об­ре­тет весь мир, а ду­ше сво­ей по­вре­дит?» (Мк.8:36). Вся жизнь и по­двиг св. Иоан­на яв­ля­ет­ся див­ным тор­же­ством ду­ха над ма­те­ри­ей и под­твер­жде­ни­ем Биб­лей­ской ис­ти­ны о при­о­ри­те­те ду­хов­но­го над плот­ским. Стран­но, од­на­ко! Неве­до­мы­ми Гос­под­ни­ми пу­тя­ми, пре­зрев свое те­ло, св. Иоанн и его уве­ко­ве­чил и стал сво­и­ми нетлен­ны­ми мо­ща­ми жи­вым до­ка­за­тель­ством вос­кре­се­ния из мерт­вых, ко­то­рое сбу­дет­ся пе­ред Вто­рым при­ше­стви­ем.

Жи­вой и ныне св. Иоанн Рыль­ский

Наш очерк о св. Иоанне Рыль­ском бу­дет непол­ным, ес­ли мы не упо­мя­нем и о чу­до­тво­ре­ни­ях Рыль­ско­го пу­стын­но­жи­те­ля и в на­ши дни. Св. Иоанн яв­ля­ет­ся не толь­ко круп­ной ис­то­ри­че­ской лич­но­стью. Он – жи­вой совре­мен­ный по­мощ­ник всех тех, кто с ве­рой ему мо­лит­ся. Рыль­ский мо­на­стырь по­лон рас­ска­за­ми о слав­ных чу­де­сах, ко­то­рые ве­ли­кий от­шель­ник со­вер­ша­ет и по­ныне. А па­мять мо­на­хов яв­ля­ет­ся неис­чер­па­е­мой со­кро­вищ­ни­цей тро­га­тель­ных слу­ча­ев ис­це­ле­ния. Есть да­же спе­ци­аль­ная кни­га, пре­тер­пев­шая уже несколь­ких из­да­ний, в ко­то­рой в ви­де над­ле­жа­ще удо­сто­ве­рен­ных и под­пи­сан­ных ак­тов со­об­ща­ют­ся чу­дес­ные со­бы­тия совре­мен­но­сти, ко­то­рые про­изо­шли по мо­лит­вам ве­ли­ко­го Рыль­ско­го пу­стын­но­жи­те­ля.

Ес­ли мы хо­тим точ­нее оха­рак­те­ри­зо­вать св. Иоан­на как чу­до­твор­ца, мы долж­ны ска­зать, что глав­ным об­ра­зом в двух на­прав­ле­ни­ях про­яв­ля­ет­ся его чу­до­твор­ная си­ла – в на­ка­за­ни­ях ко­щун­ни­ков и в по­мо­щи бла­го­че­сти­вым лю­дям. Сре­ди мно­же­ства слу­ча­ев чу­до­тво­ре­ний я при­ве­ду лишь два, ха­рак­те­ри­зу­ю­щих наи­луч­шим об­ра­зом св. Иоан­на как на­ка­зу­ю­ще­го чу­до­твор­ца.

По­сле пер­вой ми­ро­вой вой­ны некий офи­цер по­ехал в Рыль­ский мо­на­стырь по­ве­се­лить­ся. Он не ве­рил в Бо­га и глу­мил­ся над свя­ты­ня­ми. Во­шед­ши в боль­шой мо­на­стыр­ский храм, чтобы его рас­смот­реть, он оста­но­вил­ся пе­ред ра­кой с чу­до­твор­ны­ми мо­ща­ми св. Иоан­на. Его ли­цо ис­ка­зи­лось в пре­зри­тель­ной усмеш­ке и вдруг – со­всем неожи­дан­но для при­сут­ству­ю­щих – он под­нял но­гу и пнул свя­тые мо­щи.

– До ка­ких пор вы бу­де­те вво­дить в за­блуж­де­ние на­род! – гру­бо ска­зал он мо­на­ху, сто­я­ще­му у ра­ки с мо­ща­ми св. Иоан­на, и вы­шел из церк­ви. Мо­нах за­стыл от ужа­са и ска­зал про се­бя: «Св. Иоанн, на­вер­ное, не за­мед­лит на­ка­зать его, дабы об­ра­зу­мить».

Офи­цер при­ка­зал сво­е­му сол­да­ту при­го­то­вить фа­э­тон, сел в него и по­ехал об­рат­но к де­ревне Ри­ла. На од­ном из по­во­ро­тов ло­шадь вне­зап­но ис­пу­га­лась че­го-то, под­прыг­ну­ла и по­ле­те­ла вме­сте с фа­э­то­ном и пут­ни­ка­ми в про­пасть. Ка­та­стро­фа на­сту­пи­ла так вне­зап­но, что невоз­мож­но бы­ло ни­ко­им об­ра­зом из­бег­нуть ее. По­сле пер­во­на­чаль­но­го оше­лом­ле­ния ло­шадь стрях­ну­ла с се­бя зем­лю, фырк­ну­ла и вста­ла на но­ги. Она бы­ла це­ла. По­сле нее под­нял­ся и ис­пу­ган­ный сол­дат. И он был невре­ди­мым. Толь­ко офи­цер ле­жал, страш­но сто­нал и не мог под­нять­ся. Пра­вая но­га у него, ко­то­рой он пнул мо­щи св. Иоан­на, бы­ла сло­ма­на…

Ко­го-то, мо­жет быть, сму­тит то, что доб­рый св. Иоанн Рыль­ский мо­жет на­ка­зы­вать. Да, он на­ка­зы­ва­ет, чтобы вра­зу­мить. На­ка­зы­ва­ет те­ло, чтобы вра­зу­мить ду­шу, ины­ми сло­ва­ми на­ка­зы­ва­ет, чтобы спа­сти. Имен­но в на­ка­за­нии св. Иоан­на вид­на его лю­бовь. Для него на­мно­го цен­нее ду­ша и ее веч­ное спа­се­ние, чем те­ло и его вре­мен­ные ин­те­ре­сы. Св. Иоанн ма­ло на­ка­зы­ва­ет, чтобы мно­го мог ми­ло­вать.

* * *

Од­на­жды я ехал из Рыль­ско­го мо­на­сты­ря в Со­фию. В ку­пе, где я си­дел, бы­ло мно­го са­мых раз­ных пас­са­жи­ров: на­про­тив ме­ня си­де­ла сту­дент­ка хи­ми­че­ско­го фа­куль­те­та, ря­дом с ней ехал ка­кой-то тор­го­вец, даль­ше – во­ен­ный, ря­дом со мной – адво­кат, воз­ле него несколь­ко жен­щин, в даль­нем уг­лу – кре­стья­нин в про­стой одеж­де.

На­чал­ся раз­го­вор.

– Ба­тюш­ка, от­ку­да еде­те?

– Из Рыль­ско­го мо­на­сты­ря, – от­ве­тил я.

– Как кра­си­ва при­ро­да в Рыль­ском мо­на­сты­ре! – вста­ви­ла сту­дент­ка.

– Да, дей­стви­тель­но при­ро­да там оча­ро­ва­тель­на, – со­гла­сил­ся я. – Но из­вест­но ли вам, что са­мое цен­ное там не при­ро­да, а свя­ты­ня – Рыль­ский мо­на­стырь и мо­щи св. Иоан­на Рыль­ско­го, ко­то­рые и по­ныне тво­рят чу­де­са?

– Ха, чу­де­са! – воз­ра­зи­ла сту­дент­ка. – Раз­ве мож­но се­го­дня го­во­рить о чу­де­сах? Ведь на­у­ка до­ка­за­ла, что чу­дес нет! Толь­ко про­стые лю­ди, ко­то­рые не зна­ют, как мож­но объ­яс­нить неко­то­рые яв­ле­ния, ве­рят в чу­де­са.

Пас­са­жи­ры во­круг слу­ша­ли с боль­шим вни­ма­ни­ем наш раз­го­вор.

Я объ­яс­нил, что ни од­на на­у­ка не опро­верг­ла чу­де­са, что бы­ва­ют от­дель­ные уче­ные, ко­то­рые в чу­де­са не ве­рят, но их лич­ное мне­ние не обя­за­тель­но ни для ко­го, так как су­ще­ству­ет на­мно­го боль­ше и бо­лее ве­ли­ких уче­ных, ко­то­рые глу­бо­ко ве­рят в Бо­га и в чу­де­са. И по­том стал рас­ска­зы­вать о кон­крет­ных вне­зап­ных чу­дес­ных ис­це­ле­ни­ях в Рыль­ском мо­на­сты­ре пе­ред мо­ща­ми св. Иоан­на.

Все слу­ша­ли и как-то недо­вер­чи­во ка­ча­ли го­ло­вой. А сту­дент­ка пы­та­лась каж­дый от­дель­ный слу­чай чу­дес­но­го ис­це­ле­ния объ­яс­нить на­уч­но, от­вер­гая чу­до. То­гда я ска­зал:

– Ну, раз вы ни во что не ве­ри­те, по­пы­тай­тесь объ­яс­нить мне на­уч­но сле­ду­ю­щее чу­до, на­при­мер: в 1925 г. в мо­на­стыр­ском ле­су на Бри­че­бо­ре вспых­нул по­жар. Это бы­ло в ав­гу­сте, ко­гда по­го­да в мо­на­сты­ре обыч­но бы­ва­ет та­кой жар­кой, что рас­ка­лен­ные солн­цем смо­ли­стые сос­ны по­хо­жи на по­рох, ко­то­рый толь­ко и ждет од­ну лишь ис­кор­ку ог­ня, чтобы вос­пла­ме­нить­ся. Небо в день по­жа­ра, по сви­де­тель­ству мо­на­хов-оче­вид­цев, бы­ло со­всем без­об­лач­ным. Дул несиль­ный ве­те­рок, ко­то­рый, к несча­стью, лишь раз­но­сил все даль­ше и даль­ше ог­нен­ную сти­хию. В ко­рот­кое вре­мя за­го­рел­ся весь лес. По­жар охва­тил огром­ную пло­щадь в несколь­ких сот де­ка­ров (ме­ра зе­мель­ной пло­ща­ди в Бол­га­рии, рав­ная 1000 кв. м. – Прим. пер.). Бри­че­бор­ский склон до­воль­но кру­той. Го­ря­щие го­лов­ни ста­ли па­дать вниз и при­бли­жа­ли огонь к мо­на­сты­рю.

Тол­стые ка­мен­ные сте­ны ста­ли рас­ка­лять­ся от ог­ня. Дым огром­ной ту­чей под­нял­ся вы­со­ко в небе­са. Па­лом­ни­ки, быв­шие в это вре­мя в мо­на­сты­ре, ис­пу­га­лись и быст­ро ста­ли его по­ки­дать. Мо­на­хи в от­ча­я­нии ме­та­лись во все сто­ро­ны и не зна­ли, что пред­при­нять. Игу­мен сроч­но по­зво­нил по те­ле­фо­ну и по­тре­бо­вал по­мо­щи из Дуп­ни­цы и Са­мо­ко­ва (близ­ле­жа­щие го­ро­да – Прим. пер.). Бы­ло обе­ща­но по­слать сра­зу во­ен­ные ча­сти. Но, по­ка они до­би­ра­лись, по­жар всe боль­ше и боль­ше уси­ли­вал­ся. Огром­ные ог­нен­ные язы­ки ли­за­ли де­ре­вья, и ог­нен­ный змий по­гло­щал их. Что же де­лать? По­мо­щи нет ни­от­ку­да.

На­ко­нец, неко­то­рые из мо­на­хов до­га­да­лись: «До­ста­нем чу­до­твор­ную ико­ну Св. Бо­го­ро­ди­цы Осе­но­ви­ца, от­слу­жим мо­ле­бен с про­ше­ни­ем о до­жде! По­мо­лим­ся св. Иоан­ну! Мо­жет, про­изой­дет чу­до!»

И дей­стви­тель­но – вы­нес­ли во двор пе­ред цер­ко­вью чу­до­твор­ную ико­ну Св. Бо­го­ро­ди­цы, по­да­рен­ную мо­на­сты­рю, по пре­да­нию, гре­че­ским им­пе­ра­то­ром Ма­ну­и­лом Ком­ни­ным в 12 ве­ке. Со­бра­лись мо­на­хи во­круг нее и ста­ли мо­лить­ся так, как мо­жет че­ло­век мо­лить­ся в край­ней нуж­де. Не про­шло и по­лу­ча­са, как по­ка­за­лась ту­ча со сто­ро­ны де­рев­ни Ри­ла, на­вис­ла над Бри­че­бо­ром и ста­ла рас­ти все боль­ше и боль­ше. Еще мо­лит­ва не за­тих­ла на устах мо­на­хов, как круп­ный дождь по­лил над мо­на­сты­рем и по­жа­ром. За час огонь был по­ту­шен. Ко­неч­но, несколь­ко дней спу­стя все еще тле­ли го­лов­ни и пни, но пла­мя боль­ше не рас­про­стра­ня­лось. Са­мое уди­ви­тель­ное в этом слу­чае бы­ло то, что, как рас­ска­зы­ва­ют оче­вид­цы, по­ка дождь лил как из вед­ра над Бри­че­бо­ром, ни­ка­ких осад­ков не бы­ло над со­сед­ни­ми вер­ши­на­ми. Дождь шел лишь там, где он был крайне необ­хо­дим.

– Что вы ска­же­те об этом чу­де? – об­ра­тил­ся я к сту­дент­ке. – Как вы его объ­яс­ни­те на­уч­но?

– По­че­му непре­мен­но нуж­но до­пу­стить, что это чу­до? – воз­ра­зи­ла она. – Ес­ли нам из­вест­ны все об­сто­я­тель­ства в по­дроб­но­стях и все на­уч­ные за­ко­ны, мы уви­дим, что все про­ис­хо­дит есте­ствен­ным пу­тем.

Я ви­дел, что мои рас­ска­зы о чу­де­сах не поль­зу­ют­ся успе­хом сре­ди этой ма­ло­вер­ной пуб­ли­ки, и за­мол­чал.

В это вре­мя ко мне при­бли­зил­ся кре­стья­нин в про­стой одеж­де, ко­то­рый си­дел в даль­нем уг­лу ку­пе, и ска­зал:

– Ба­тюш­ка, бы­ва­ют чу­де­са! Я сам в этом удо­сто­ве­рил­ся! Ты рас­ска­зы­ва­ешь то, что слы­шал от дру­гих. Поз­воль мне рас­ска­зать то, что я лич­но пе­ре­жил в Рыль­ском мо­на­сты­ре.

Взо­ры всех в ку­пе об­ра­ти­лись к кре­стья­ни­ну. Раз­го­вор стал до­воль­но ин­те­рес­ным. Кре­стья­нин на­чал:

– Я ро­дом из Са­мо­ков­ских де­ре­вень. Же­нат. Ро­дил­ся у нас маль­чик. Ему ис­пол­ни­лось 3 го­да. Рос он, ел, го­во­рил, как и все осталь­ные де­ти. Но не мог хо­дить. Что эта бы­ла за бо­лезнь, ни­кто не знал. Нож­ки у него бы­ли как буд­то ре­зи­но­вы­ми. Не мог встать на них. Все вре­мя ле­жал в кро­ват­ке. Под­кла­ды­ва­ли ему по­душ­ки, чтобы он на них ле­жал при­под­няв­шись, так как бу­дучи рас­слаб­лен­ным, он не мог да­же и си­деть. К ка­ким толь­ко вра­чам его ни во­ди­ли. Ка­ких толь­ко ле­карств ему ни да­ва­ли. Ни­что не по­мо­га­ло. Я ду­мал, что мой ре­бе­нок на всю жизнь оста­нет­ся ин­ва­ли­дом. Как у от­ца, по­яв­ля­лось у ме­ня же­ла­ние, стыд­но го­во­рить, но ис­по­ве­даю вам его, чтобы вы уви­де­ли, до ка­ко­го от­ча­я­ния я до­хо­дил – же­лал я, чтобы мой ре­бе­нок ка­ким-то об­ра­зом скон­чал­ся, чтобы не му­чил­ся всю жизнь.

Ко­гда я вко­нец от­ча­ял­ся, при­шел од­на­жды ко мне мой близ­кий че­ло­век и го­во­рит:

– А по­че­му вы его не по­ве­зе­те в Рыль­ский мо­на­стырь? Св. Иоанн его вы­ле­чит. Он мне по­мог вот та­ким об­ра­зом. И на­шим со­се­дям по­мог. Спро­си­те у них!

За­жег­ся у ме­ня огонь ве­ры, и я ска­зал жене:

– По­едем в Рыль­ский мо­на­стырь.

Мы за­пряг­ли те­ле­гу и по­еха­ли. Как раз на Пас­ху при­е­ха­ли в мо­на­стырь. Все бо­го­моль­цы сто­я­ли в церк­ви с за­жжен­ны­ми све­ча­ми. Мо­на­хи так хо­ро­шо пе­ли – как Ан­ге­лы. Я по­ло­жил ре­бен­ка на по­ло­вик меж­ду по­душ­ка­ми ря­дом с ра­кой с мо­ща­ми св. Иоан­на и ска­зал ему:

– Си­ди здесь и не плачь. Мы с ма­те­рью бу­дем ря­дом. Ес­ли кто-то спро­сит те­бя: «Что ты здесь де­ла­ешь?» – от­веть ему: «Па­па ска­зал мне быть ря­дом с этим де­душ­кой!» И я ука­зал паль­цем на мо­щи св. Иоан­на. «Здесь, – ска­зал я ему, – св. Иоанн Рыль­ский».

Ре­бе­нок все вре­мя си­дел смир­но. Ни ра­зу не за­пла­кал. Служ­ба кон­чи­лась. Бо­го­моль­цы разо­шлись. И мо­на­хи вы­шли из церк­ви. Остал­ся лишь тот, кто ту­шит све­чи. Я сто­ял в сто­рон­ке и ждал, что бу­дет. Же­на пла­ка­ла на од­ном из сту­льев, ви­дя, что и здесь мы не по­лу­ча­ем по­мо­щи.

Вдруг ре­бе­нок про­тя­нул руч­ки и схва­тил­ся за по­кры­ва­ло, спус­ка­ю­ще­е­ся над ра­кой с мо­ща­ми св. Иоан­на. По­про­бо­вал бы­ло под­нять­ся, но бес­силь­но опу­стил­ся на по­душ­ки. Же­на ста­ла еще усерд­нее пла­кать и мо­лить­ся. А ре­бе­нок сно­ва ухва­тил­ся за по­кры­ва­ло и вдруг, впер­вые в жиз­ни, под­нял­ся на нож­ки, по­кач­нул­ся, буд­то вот-вот упа­дет, но удер­жал­ся на но­гах, упер­шись о ра­ку св. Иоан­на. Мать, уви­дев это, обе­зу­мев­ши от ра­до­сти, ки­ну­лась к нему:

– Де­точ­ка моя, что слу­чи­лось! – и об­ня­ла его, за­лив­шись сле­за­ми.

– По­стой, по­стой! – ска­зал мо­нах, ту­шив­ший све­чи. – Св. Иоанн ис­це­лил его!

И взял его за од­ну руч­ку, а дру­гую по­дал мне. Мы по­ве­ли его по глад­ко­му мра­мор­но­му по­лу церк­ви. Ре­бе­нок по­шел. С это­го дня он окреп и боль­ше не ле­жал. С тех пор про­шло несколь­ко лет. Сей­час он пас­ту­шо­нок и бе­га­ет за ов­ца­ми.

Так окон­чил свой рас­сказ про­стой кре­стья­нин. Все в ку­пе опу­сти­ли го­ло­вы и за­ду­ма­лись, нет ли на са­мом де­ле ка­кой-то сверхъ­есте­ствен­ной си­лы, ко­то­рая по­мо­га­ет ве­ру­ю­щим…

* * *

Та­ких слу­ча­ев чу­до­тво­ре­ния – бес­чис­лен­ное мно­же­ство. По­ез­жай­те в Рыль­ский мо­на­стырь! Вслу­шай­тесь в рас­ска­зы па­лом­ни­ков! И вы услы­ши­те мно­же­ство тро­га­тель­ных слу­ча­ев небес­ной по­мо­щи, ока­зан­ной св. от­шель­ни­ком бла­го­че­сти­вым ве­ру­ю­щим лю­дям.

Жив св. Иоанн Рыль­ский! Он и ныне чу­до­тво­рит там, где на­хо­дит ве­ру. Не бу­дем под­да­вать­ся вну­ше­ни­ям тех, кто от­ри­ца­ют чу­де­са. Да ис­пол­ним­ся глу­бо­кой ве­рой! Мы долж­ны быть счаст­ли­вы, что мы, бол­га­ры, име­ем та­ко­го небес­но­го по­кро­ви­те­ля. По­чтим бла­го­го­вей­но в этот юби­лей­ный год его па­мять, по­мо­лив­шись ему от все­го серд­ца:

О, пре­див­ный от­че Иоанне, Рыль­ский чу­до­твор­че, ско­рый по­мощ­ни­че в бе­дах, за­щит­ни­че в несча­стьях и уте­ши­те­ле в скор­бях! Услы­ши нас, сми­рен­ных и греш­ных тво­их чад, стра­да­ю­щих лю­то от мно­же­ства на­па­стей в ны­неш­ние лу­ка­вые дни. Ис­про­си от Гос­по­да Иису­са Хри­ста про­ще­ние гре­хов на­ших и да­руй нам сер­деч­ное со­кру­ше­ние и сми­рен­ный дух. Вдох­ни во всех нас лю­бовь ко Хри­сту и Его пра­во­слав­ной Церк­ви – дабы хра­ни­ли мы чи­стой и непо­роч­ной свя­тую пра­во­слав­ную ве­ру, дабы сле­до­ва­ли во всем спа­си­тель­ную во­лю Бо­жию, чтобы удо­сто­ить­ся быть ис­тин­ны­ми ча­да­ми Бо­жи­и­ми. Охра­няй на­ше род­ное оте­че­ство, со­хра­ни нас от войн и меж­до­усо­биц и по­мо­ги нам бла­го­че­сти­во и бо­го­угод­но жить в ми­ре и до­стиг­нуть с тво­ей по­мо­щью ко­неч­ной це­ли каж­дой хри­сти­ан­ской жиз­ни – ти­хо­го при­ста­ни­ща веч­но­го спа­се­ния. Аминь.

Опуб­ли­ко­ва­но в ж. «Пра­во­сла­вен ми­си­о­нер» в 1946 г. к 1000-ле­тию кон­чи­ны свя­то­го

См. так­же: «Па­мять пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Иоан­на Рыль­ско­го» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Преподобный Иоанн Рыльский | Крестобогородский храм

Иоанн Рыльский (ок. 876-946), преподобный, великий духоносный подвижник Болгарской Православной Церкви и Небесный покровитель болгарского народа. Память 1 июля (14 июля) в память перенесения мощей из Тырново в Рыльский монастырь, 18 августа (31 августа) в день преставления, 19 октября (1 ноября) в день перенесния мощей из Средца в Тырново и в Соборе Болгарских святых.

Родился около 876 года в семье благочестивых поселян в селе Скрино на правом берегу реки Струмы, на одном из склонов горного хребта Руен. Рано лишившись родителей, святой Иоанн в детстве был пастухом у чужих людей. Однажды хозяин стада избил мальчика за то, что тот потерял корову с теленком. Святой обратился за помощью к Богу, и Господь не только услышал его, но и явил чудо, из которого было видно, что отрок Иоанн – избранник Божий. Святой отрок нашел корову с теленком за Струмой, но пока он их искал, воды в реке прибавилось, и теленок не мог перейти через реку. Святой Иоанн помолился Богу, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег. Хозяин, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив отрока, отпустил его из своего дома.

Раздав имущество бедным, святой Иоанн поступил послушником в один из близлежащих монастырей – вероятно, в монастырь во имя святого Димитрия, расположенный на вершине Руена. Там святой Иоанн научился читать и писать, стал изучать Священное Писание, богослужебные книги, творения Святых Отцов. Через некоторое время он принял иноческий постриг и уединился в окрестном лесу, где поселился в сплетенной из хвороста хижине. Он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями.

Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда Преподобный Иоанн вынужден был переселиться в пустынную местность в верхнем течении Струмы, где жил в глубокой пещере. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного. Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха.

Двенадцать лет святой Иоанн подвизался в пещере, в подвиге поста и молитвы, а затем перешел на Рыльские горы. Не оставаясь долго на одном месте, святой Иоанн переходил по склонам вершин Бричебора, Царев верх и Еленин верх, пока не поселился в месте, называемом Голец. Долгое время преподобный Иоанн жил в дупле дерева, и звери не причиняли ему вреда. Все время святой проводил в плаче о своих грехах и молитве, питался лишь травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям. Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: «Вы пришли сюда голодные — рвите себе бобы мои и ешьте». Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: «Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного». С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой.

Через некоторое время, желая избежать известности и безмолвствовать, преподобный Иоанн переселился в просторную пещеру на высокой скале. Здесь подвизался он более семи лет, претерпев много искушений от бесов. Подвижник носил длинную кожаную одежду, которая со временем превратилась в лохмотья, питался травами.

Но и это место подвигов преподобного Иоанна было открыто. Известие о нем достигло царского двора. Царь Петр (927-969) отправил девять человек разыскать святого, чтобы взять у него благословение. С большим трудом посланцы нашли святого. Провидя, что путники пять дней ничего не ели, преподобный Иоанн предложил им небольшой хлеб, которым все они чудесным образом насытились, да еще половина хлеба осталась. Вернувшись, они рассказали о чуде царю, который сам пожелал увидеть святого. Но на пути встретились непроходимые места, и царь отправил послов с просьбой прийти к нему. В дар святому он послал золото и плоды. Смиренный отшельник отказался выходить из уединения и не принял золота. Царю он написал послание с поучением.

Через некоторое время поблизости от преподобного Иоанна стали селиться братия, искавшие уединения. Тогда преподобный основал у подножия скалы, недалеко от реки Рыло, монастырь. Сначала иноки жили в хижинах, затем на месте подвигов преподобного Иоанна возвели храм и соорудили келии. Монастырь был общежительным; по преданию, вначале в нем подвизались шестьдесят шесть иноков.

Много лет преподобный Иоанн был игуменом основанной им обители, наставляя братию примером святой жизни и душеполезными назиданиями. Достигнув преклонного возраста, за пять лет до кончины преподобный Иоанн составил своим ученикам «Завет», в котором преподал правила иноческой жизни и духовные наставления. Преподобный в совершенстве знал греческий язык и читал святых отцов в подлиннике – в его «Завете», например, использованы творения преподобного Феодора Студита, которые в то время еще не были переведены на староболгарский язык.

В 941 году преподобный Иоанн избрал своим преемником любимого ученика Григория, сам же ушел в пещеру в затвор. Последние пять лет земной жизни преподобный Иоанн провел в безмолвии и молитве. 18 августа 946 года, семидесяти лет от роду,  он мирно преставился ко Господу и был погребен в притворе монастырского храма в каменной гробнице, которая сохранилась до нашего времени. Святая жизнь подвижника и знамения милости Божией по его молитвам стали наилучшей проповедью Христианской веры в новокрещеной Болгарской земле.

Мощи и почитание
Примерно через 30 лет после кончины, в тревожное время борьбы Болгарии с Византией, при западноболгарском царе Самуиле (976-1014), преподобный Иоанн Рыльский явился игумену Рыльского монастыря и повелел перенести его мощи в город Средец (ныне София), куда скрылся патриарх Болгарский Дамиан (927-972). 18 октября святые мощи были открыты и обретены нетленными. Их перенесли в Средец и положили сначала в кафедральном соборе во имя святого апостола и евангелиста Луки, а в XII веке в новопостроенном храме во имя преподобного Иоанна Рыльского. При храме его имени был основан монастырь.

Еще до перенесения честных мощей в Средец произошло так называемое отделение десницы святого Иоанна. По мнению некоторых историков, святые мощи были перенесены в 980 году, но десницу святого рыльские монахи оставили в обители. Вскоре им пришлось покинуть монастырь, во время переселения болгар во множестве на Русь из-за притеснения греков, захвативших к тому времени Восточную Болгарию и запрещавших болгарам совершать Богослужения на родном языке. Возможно, когда греки начали постепенно завоевывать Западную Болгарию, рыльские монахи также ушли на Русь, взяв с собой святыню обители – правую руку преподобного Иоанна. Известно, что в начале XI века на северо-западе Киевской Руси был построен город-крепость  Рыльск. Первый храм, который построили жители города, был освящен во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом во имя святых мучеников Флора и Лавра, в день памяти которых преставился святой. Очевидно, там поселились бежавшие с Рыльских гор болгары. Есть основания считать, что в этом храме хранилась и десница преподобного Иоанна. Таким образом, преподобный Иоанн стал первым южнославянским святым, которому на русской земле был воздвигнут храм, и который стал одним из Небесных покровителей русского народа. Именно в русских источниках [1] сохранилась дата кончины преподобного. Впоследствии, в 1240 году, по словам летописца, «только Рыльск сохранился от Батыева погрома». Когда во время осады жители города призвали на помощь своего покровителя, преподобный Иоанн явился на городской стене, махнул платком, ослепил татар и таким образом спас Рыльск.

В 1183 году Венгерский король Бела III (1172-1196) захватил Средец и перенес святые мощи в свою столицу – город Гран (слав. Остригом, ныне Остергом). Однако через четыре года король по некоторым знамениям у гробницы святого понял, что преподобному не угодно пребывание в Остригоме, и в 1187 году возвратил святые мощи в Средец, богато украсив гроб золотом и серебром.

19 октября 1195 года, после освобождения Болгарии от Византийской зависимости Асеном I (1187-1196), царь перенес святые мощи в новую столицу – Тырново [2]. На холме Трапезица воздвигнули храм, в котором и были положены мощи преподобного Иоанна. В Тырново честные мощи находились и после взятия его турками в 1393 году, и лишь в 1469 году, по просьбе братии Рыльского монастыря и благодаря помощи вдовы султана Мурада II Марии, дочери сербского деспота Георгия Бранковича, были возвращены в обитель преподобного Иоанна, где и почивают доныне. 30 июня 1469 года, при игумене Давиде, святые мощи были торжественно положены в новой гробнице в храме Рыльской обители. Празднование возвращения мощей было установлено 1 июля.

Тем временем, начало всероссийского почитания преподобного Иоанна Рыльского условно относится к XIV веку, так как его имя впервые обнаружено вписанным полууставом XIV века в рукопись XII века – Галицкое Евангелие. Дальнейшие сведения о почитании преподобного Иоанна на Руси относятся к первой четверти XV века [3]. С XVI века имя преподобного Иоанна Рыльского упоминается во многих богослужебных книгах. Служба святому в обиходе Русской Церкви утвердилась с появлением печатных Миней, не ранее конца XVII – начала XVIII века. В 1645 году на Руси впервые была издана служба святому, а в 1671 году в типографии Киево-Печерской Лавры была напечатана «Служба с житием преподобного отца нашего Иоанна Рыльского», являющаяся также первым печатным изданием Жития святого, составленного болгарским патриархом Евфимием в XIV веке.

Великий праведник и подвижник Русской Церкви протоиерей Иоанн Кронштадтский родился 19 октября 1829 года, в день памяти преподобного Иоанна Рыльского. В память своего небесного тезоименного покровителя он основал в начале XX века в Петербурге женский монастырь, где впоследствии Иоанн был погребен.

Почитание преподобного Иоанна в Болгарии настолько велико, что его можно сравнить только с особым почитанием преподобного Сергия Радонежского на Руси. Как преподобного Сергия называют «Игуменом всея Руси», так и преподобного Иоанна можно назвать «Игуменом всея Болгарии». Поражает сходство и их жизнеописаний, и их наследия – оба возрастили сонм подвижников-учеников, явившись столпами Церквей Болгарской и Русской. Основанные ими монастыри стали крупнейшими центрами духовного просвещения этих государств, а их нетленные мощи охраняют их столицы.

Акафист преподобному и богоносному отцу нашему Иоанну, пустынножителю Рыльскому, чудотворцу

Скачать акафист преподобному и богоносному отцу нашему Иоанну, пустынножителю Рыльскому, чудотворцу

КондАк 1

ИзбрАнный Богом и предивный житиЕм, преподОбне ИоАнне, от юности Христа возлюбив, путЕм тесным к Нему шЕствовал еси; вЕлиих же ради подвигов твоих и слез излияний дарованьми Духа СвятАго обогатИлся еси. ТЕмже яко вЕлие ко СвятЕй Троице дерзновение имУща ублажаем тя, просяще: от всяких нас бед свободи, зовущих: радуйся, преподобне ИоАнне, РЫльский чудотворче, слАво и рАдосте наша.

Икос 1

Ангел земнЫй и человек небесный был еси, преподобне ИоАнне. КАко убо славу твою воспоем достойно, многими немощьмИ обдержИмии? Но сам вложи песнь хвалебную во устА нас, зовущих:
Радуйся, от родителей благочестивых рождЕнный; радуйся, ими в стрАсе Божии дОбре воспитАнный.
Радуйся, из младЕнства от Церкве николИже отступивый; радуйся, тоЯ священными учЕньми благодатный разум стяжАвый.
Радуйся, заповедей Господних блюстИтелю верный; радуйся, пощЕний и бдЕний непрестанных дЕлателю усердный.
Радуйся, по смерти родителей наслЕдие свое убОгим раздАвый; радуйсЯ, житиЯ ради добраго гонение от человеков лукавых подъЯвый.
Радуйся, клеветЫ неправедныя претерпевый; радуйся, досаждения с крОтостию понесЫй.
Радуйся, любовию серафимскою вслЕд Христа послЕдовавый; радуйся, еЯ ради путь Узкий Иночества избрАвый.
Радуйся, преподобне ИоАнне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 2

ВИдя мира сего суетУ, преподобне Иоанне, невозврАтно тогО отвратИтися потщАлся еси; ничтОже бо тебе от Христа можАше разлучИти: ни Узы срОдства, ни Юность твоя, нижЕ слава мИра сегО и красотА. СиЯ Убо вся ни во чтОже вменИв, Якоже елЕнь на источники вОдныя, к Богу востЕкл еси, вопиЯ Ему: Аллилуиа.

Икос 2

РАзуму божественному покорился еси, блажЕнне, егдА Господа в видЕнии сОннем узрел еси, от земли твоеЯ изЫти повелевАюща ти и место спасения твоего показУюща, и вся, яже в мире презрЕв, во обитель РУенскую вселИлся еси, идЕже образ Иноческий восприял еси. Сего ради вопием ти таковАя:
Радуйся, житиЕ Иноческое возлюбИвый; радуйся, протИву грехА вОинствовати дАже до смерти восхотЕвый.
Радуйся, кУпно с власЫ своими мирскАя вожделЕния отложИвый; радуйся, с ненасЫтною жАждею к подвигом иноческим себЕ устремИвый.
Радуйся, в прЕдняя простирАяся, зАдняя забвЕнию предАвый; радуйся, сладость жительства уединеннаго в себе обретЫй.
Радуйся, любвЕ ради божественныя житиЕ пустЫнное возлюбИвый; радуйся, винЫ ради сеЯ место пОстрига своего остАвивый.
Радуйся, к горЕ, в видЕнии тебе явлЕнней, пришЕдый; радуйся, ничтОже имЕяй, в колИбе хврАстней себе вселИвый.
Радуйся, дивный пустынножИтелю; радуйся, ИоАнна КрестИтеля подражАтелю.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 3

Силою Духа СвятАго осенЯем в пустЫни вселился еси, Иоанне, безмолвное житиЕ провождАти, с Богом невозбрАнно бесЕдовати, ТогО ангельски непрестАнно славослОвити, лучами света Божественнаго озарЯтися, за вся же лЮди и мир Спасителю Богу молИтися, поЯ Ему прИсно: Аллилуиа.

Икос 3

Имея желание огнепАльное боговидЕния МоисЕйскаго, преподобне, на гОру возшЕл еси явлЕния божественныя славы восприЯти, Ихже Око не вИде и ухо не слЫша и Яже на сЕрдце человеку не взыдОша. И кто возмОжет изрещИ вся подвиги твоя, в безмОлвии сотворЕнныя? Но мы, дивЯщеся житию твоему, сИце взываем ти:
Радуйся, бремя пОдвиг вЕлиих на рАмена своЯ возложИвый; радуйся, житиЕм твоим Ангелов удивИвый.
Радуйся, яко не хлЕбом, но бЫлием травнЫм себе питал еси; радуйся, и того бо зелО мАло по захождЕнии сОлнца вкушал еси.
Радуйся, жажду водОю в меру утолЯвый; радуйся, кУпно с пророком «скОтен бых у Тебе» Богу вопиЯвый.
Радуйся, яко потОки слез от очей твоих источал еси; радуйся, молитвы бо твоя непрестанно Богу возсылАл еси.
Радуйся, пОдвиги сИми от страстЕй себе очИстивый; радуйся, бесОв в зверИне Образе тебе устрашИти тщАщихся посрамИвый.
Радуйся, адамАнте, кОзньми вражиими несокрушИмый; радуйся, во всех искушЕниих и напАстех всегда с Богом бЫвый.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 4

Бурю напАстей дЕмонских укротИти восхотЕв, в пещЕру некую зелО мрачную вселился еси, преподобне Иоанне, порабощАя тело твое и лишаЯся света солнечнаго, яко да не лишИшися Божественнаго Света в Царствии Господа твоего и да поЕши Ему тАмо со всеми святыми: Аллилуиа.

Икос 4

СлЫшав о тебе, преподобне, сын брата твоего, ЛукА Отрок, и родителей утаИвся, к тебе в пустыню приИде и тобою наставлЯем восприЯ подвиги твоЯ. Мы же силою благодати твоея ужасАеми, вопием ти сИце:
Радуйся, Светом Божественным Южика своего озарИвый; радуйся, дитЯ малое пустЫнна жИтеля содЕлавый.
Радуйся, от злобы древния сего ради напАсть новую приЕмый; радуйся, клеветУ в похищЕнии Отрока претерпЕвый.
Радуйся, от брата своего поругАния понесЫй; радуйся, дЕтище от тебе оттОрженное благословЕнием укрепИвый.
Радуйся, молИтвою слезною диАвола посрамИвый; радуйся, Отрока, от змИя ужАленнаго смертию, с Господем соединивый.
Радуйся, цвЕте райский на кАмени гор РЫльских прозябЫй; радуйся, от КАмене Божественнаго водою живою обильно напоЕнный.
Радуйся, таИнниче Божий, в пустЫни не утаИвыйся; радуйся светИльниче Христов во мрАце пещЕрнем просветИвыйся.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 5

БоготЕчней звезде подобни суть святии человЕцы: не тОчию бо сами ко Христу шЕствуют, но и прОчиим лЮдем спасения путь указУют. Сего ради вселукАвый творит им напАсти, якоже и тебе, Иоанне: нападЕ бо на тя во Образе разбойник, Иже избИвше тя, отгнАша от пещЕры пЕрвыя. Тогда ты в пустыню Рыльскую глубочАе вшед, в дУпло дУба великаго вселИлся еси, во Еже бОльшими трудЫ Господа твоего прославляти и пети Ему: Аллилуиа.

Икос 5

ВИдя Господь толИкое озлоблЕние твое, преподобне, повелЕ земли да израстИт сланУток тебе в напитание; слАвна же тя яви пастырем, близ пустыни тоЯ обрЕтшимся, да и мы кУпно с вИдевшими дИвная делА твоя вопием тебе таковАя:
Радуйся, от демонов вЕлия страдания приЕмый; радуйся, вОине Христов непобедИмый.
Радуйся, не до конца от них озлОбленный; радуйся, Христа покрОвом всемогущим покровЕнный.
Радуйся, пред лицЕм пАстырей от Господа прослАвленный; радуйся, обрЕтшим тя житие твое невОлею известИвый.
Радуйся, злАком чудесным тех напитАвый; радуйся, отшедших их чУдом дивным настАвивый.
Радуйся, прОчиим лЮдем от них проповЕданный; радуйся, от приходИвших к тебе дарований Божиих не скрЫвый.
Радуйся, зелО стрАждуща бЕсна молитвою слЕзною исцелИвый; радуйся, к совершению чудесЕ сего всю надежду на Бога возложИвый.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 6

ПроповЕдницы дОлжни есмЫ быти смирЕния твоего, преподобне Иоанне, явлЕннаго пред исцелением беснАго в молитве твоей сицевОй: «Боже милосердный, несмь достОин именовАти Твое имя моими нечистыми устЫ!» Сего ради тщИмся Убо и мы во смирении молИтися ГОсподеви и пЕти Ему: Аллилуиа.

Икос 6

ВозсиЯвшу ти чудесЫ вЕлиими, мнОжайшую к тебе веру и любовь возимЕша лЮдие правослАвнии. Но слАве твоей по всей БОлгарстей стране прошЕдшей, востАв изшЕл еси от дУба, славы человеческия бЕгая. ТЕмже смирения ради твоего ублажАем тя сИце:
Радуйся, смирение божественное возлюбИвый; радуйся, славу человеческую возненавИдевый.
Радуйся, глАса Христова к смирению призывАюща, послУшавый; радуйся, словесА ПисАния Еже не нам, но Имени Божию славу даЯти, прИсно соблюдАвый.
Радуйся, высОкая достИгнувый и ни кИих дел благИх в себе не вИдевый; радуйся, древу плодонОсну, вЕтвьми нИзу клонЯщуся, подобен бЫвый.
Радуйся, смирением Давиду, рЕкшему «аз есмь червь, а не человЕк», поревновАвый; радуйся, кУпно с пророком ИсАиею «о, окаЯнный аз» вопиЯвый.
Радуйся, со апостолом грешника себЕ перваго нарицАвый; радуйся, во смирении своем СамомУ Господу подражАвый.
Радуйся, тщеслАвию дОблественне противостАвый; радуйся, сиЕ Яко прах земнЫй ногАми попрАвый.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 7

ХотЯщу ти страдания бОльшая подъЯти плАменныя ради ко Христу любвЕ твоЯ, стОлпнику дивному СимеОну уподОбился еси, на кАмень возшЕд, преподобне Иоанне, во дни и нощИ Аки бесплОтен молитву дЕя, слезами камень омакАя и единому тОкмо Богу бесЕдовати желая. Мы же на подвиг сей взирАюще, прославлЯем ВсемогУщаго Бога в тебе дИвнаго и поЕм Ему: Аллилуиа.

Икос 7

Новаго подвига твоего, блажЕнне, не стерпЕв диавол, поЕмлет с собою легиОн бесОв, Иже с кАмене тя в пропасть глубокую свергОша. Но ты с трудом вЕлиим востАв, пАки на камень возшЕл есИ творИти молитвы твоя и дивЯщихся воставлЯеши звати ти:
Радуйся, ко Христу любовь вЕлию стяжАвый; радуйся, сего ради тЯжце от полкОв демонских пострадАвый.
Радуйся, стрАдания сиЯ ни во чтОже вменИвый; радуйся, Христа пАче жизни твоеЯ возлюбИвый.
Радуйся, ни чИм же от Христа разлучЕнный; радуйся, Им сего ради возлЮбленный.
Радуйся, служЕния ангельскаго сподОбивыйся; радуйся, от руки Ангела хлебом питАвыйся.
Радуйся, любовию ко Христу вся диавольская искушЕния победИвый; радуйся, тОю вся Христа зАповеди соблюдЫй.
Радуйся, любвЕ рАди сеЯ токмо славы божественныя искАвый; радуйся, сего ради от Господа прослАвленный.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 8

СтрАнный Образ житиЯ твоего, вЕлие смирение и любовь твоя ко Христу приумнОжиша в тебе благодАть, Яже ти в крещении Христовых ради страстЕй и смерти крЕстныя даровАся. Сего ради сотворИ тя Господь солнце духОвное Православныя Церкве, да просвещАются тобою чАда еЯ ко спасению и да вопиют Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Весь был есИ сосуд избрАн Божия благодати, великий Иоанне, на тебе испОлнися КрестИтеля слОво, яко не в мЕру Бог дает ДУха. КИими благодатными даровАньми не увенчА тя Бог? КИими явлЕньми благодати не испОлнено бысть твое житиЕ? Темже на тя взирАюще, принОсим ти похвалЫ сиЯ наша:
Радуйся, дар смирЕния ХристОва стяжАвый; радуйся, слез и умилЕния благодать снискАвый.
Радуйся, чистотОю и целомУдрием от Бога укрАшенный; радуйся, верою чудодЕйственною озарЕнный.
Радуйся, не тОкмо Христу вЕровавый, но и страдания за НегО понесЫй; радуйся, дАром ревности по Бозе увенчАнный.
Радуйся, любвЕ к блИжним испОлненный; радуйся, дАром божЕственнаго вЕдения сподОбленный.
Радуйся, дАром прозорлИвства просиЯвый; радуйся, даровАние молитвы непрестаЮщия имЫй.
Радуйся, до конца надежду будущаго блажЕнства сохранИвый; радуйся, блажЕнство сиЕ ещЕ в жИзни сей предвкусИвый.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 9

Всякое дарование ДУха СвятАго восприИмшу ти, преподобне Иоанне, достИже вещАние твое благочестИваго царя ПетрА, Иже вИдети тя вожделЕв послА к тебе девять мужЕй. Ты же Алчных их бЫти дУхом разумЕв, мАлым хлебом напитАл есИ, Иже преслАвное чудо сиЕ вИдевше, вопиЯху Богу: Аллилуиа.

Икос 9

ВетИи мира сего не разумЕют, кАко царь Петр, сый во славе своей, к тебе с дАры устремИся, блажЕнне, и зелО опечАлися, не возмогИй стремнИн рАди горных ко святЫни твоей приблИзитися; но мы, словесА Господа поминАюще, ко всем лЮдем речЕнная, «ищИте прежде ЦАрствия Божия и правды Его», вопием ти:
Радуйся, яко Царство Небесное на землИ достИгл еси; радуйся, Царство бо сие, пришЕдшее в силе, явИ ти Господь.
Радуйся, яко Царство Божие в стяжАнии благодАти лЮдем явил еси; радуйся, во плОти бо сый блаженство райское в себе таИл еси.
Радуйся, яко бИсер многоцЕнный стяжАв, суетУ благ врЕменных показал еси; радуйся, яко правду и мир и радость о ДУсе СвЯте имел еси.
Радуйся, сиЯнием бо благодати славу царскую затмИл еси; радуйся, яко сокровище небесное имЫй, дарОв царских не приЯл еси.
Радуйся, яко зрЕти друг друга в Небеснем Царствии царю Петру обещАл еси; радуйся, яко царя в Писании твоем милосЕрда и Церкви послУшна бЫти увещАл еси.
Радуйся, яко покаянию царя научил еси; радуйся, яко покаЯния ради царство вечное ему предрЕкл еси.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 10

СпастИ хотЯ себе до конца от кОзней врАжиих, преподобне Иоанне, пребЫл еси в пОдвизе стоЯния на кАмени седмь лет и четыре месяцы. МнОзи же поревновАвше тебе, близ кАмене твоего церковь создАша и обитель состАвиша, начальника тя перваго и пастыря имУще, да возсылАется оттУду прИсно хвалебная Богу песнь: Аллилуиа.

Икос 10

СтенА непреоборИма бысть ти смирение твое даже до смерти, блажЕнне Иоанне; разумЕв бо время отшествия твоего, моление слезное Богу вознесл еси, глаголя: «Отче ВседержИтелю, ничтОже на землИ блАго сотворИх! Сего ради молЮ Тя повелЕти Ангелу блАгу приитИ, да не возбранЕн ми будет восход от духОв лукАвствия! Господи, в рУце Твои предаю дух мой!» И сиЯ рек, Абие дух испустИл есИ. Мы же, сицевОму праведному преставлЕнию дивЯщеся, тАко тя ублажАем:
Радуйся, житиЕм и исхОдом твоим нас поучАяй; радуйся, гОрняя мУдрствовати, а не земнАя нас призывАяй.
Радуйся, никИимже сластЕм мирскИм себе приобщИвый; радуйся, блаженную кончину от Бога приЕмый.
Радуйся, о смерти прИсно в животЕ своем помышлЯвый; радуйся, словесА апостола «по вся дни умирАю» испОлнивый.
Радуйся, со апостолом Павлом смЕрти вожделЕвый; радуйся, разрешИтися и со Христом бЫти прИсно желание имЕвый.
Радуйся, слезами и молитвами себе к смерти уготОвавый; радуйся, сего ради от смерти не на суд, но в живОт пришЕдый.
Радуйся, вЕчней радости со Христом по смерти приобщИвыйся; радуйся, дерзновЕние вЕлие пред Богом стяжАвый.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 11

Пением молебным ублажАти тя настАвшу врЕмени, благовоние начА от гроба твоего источАтися, преподобне Иоанне. СегО рАди гроб твой отверзОша и тело твое обретОша нетлЕнно и благоухАния испОлнено. ОттОле многая чудесА совершАхуся от мощЕй твоих во исцелЕние к тебе прибегАющих и Богу вопиЮщих: Аллилуиа.

Икос 11

СветоприЕмную свещУ явИ тя ГоспОдь, преподобне, и храм ДУха СвятАго, тело же твое тлению непричАстно соблюдЕ. ВзирАющи Убо на благодать сиЮ, прославлЯем тя сИце:
Радуйся, нетлением твоим всемогУщество Божие благовествУяй; радуйся, безсмЕртие телес последИ общаго воскресения предобразУяй.
Радуйся, нетлЕнием твоим славу Божию в Церкви явИвый; радуйся, Истину воскресЕния мЕртвых утвердИвый.
Радуйся, по смерти игУмену обИтели РЫльския во сне явИвыйся; радуйся, твоя мОщи в СредЕц град пренестИ повелЕвый.
Радуйся, дИвная чудеса и зде сотворИвый; радуйся, в град ТЕрнов пренесЕн вЕлия знАмения содЕлавый.
Радуйся, от мощЕй твоих во градЕх стОльных благодать пролиЯвый; радуйся, и в пленЕнии быв сИлами всех ужасИвый.
Радуйся, МануИлу царю греческому исцелЕние даровАвый; радуйся, епископу ОстригОмскому язык связАвый и разверзАвый.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 12

Благодать вЕлию даровА ти ГоспОдь за многую любовь, предИвный угОдниче Божий, преподобне отче наш Иоанне, недУги исцелЯти, заблУждшия просвещАти и всем просЯщим бЫти во спасение. ТЕмже благодарЯще ГОспода, нам тебе даровАвшаго, прИсно зовем Ему: Аллилуиа.

Икос 12

ПоЮще тебе песнь недоумЕем, кАко вся дИвная деЯния твоЯ словесЫ немощнЫми изобразИти, преподОбне! ЗрЯще же тя велИка в угОдницех БОжиих, дерзАем сИце восхвалИти тя, зовуще:
Радуйся, в пОдвизех и трудЕх предивный; радуйся, прослАвленным тобою Богом прослАвленный.
Радуйся, далЕче вне ЦЕркве БОлгарския просиЯвый; радуйся, и иными Православными ЦерквАми чтИмый.
Радуйся, нетленною деснИцею в Церкви РоссИйстей обитАяй; радуйся, благодАтию великих отцЕв Церкве блистАяй.
Радуйся, подвиги преподобных АнтОния и МакАрия явИвый; радуйся, деЯния светил российских СЕргия и СерафИма предизобразИвый.
Радуйся, от крАля унгАрскаго прославленный; радуйся, и от тУрских султАнов почтЕнный.
Радуйся, во обИтели РЫльстей вЕрными и невЕрными досЕле почитАемый; радуйся, вЕлиих рАди чудЕс твоих от всех прославлЯемый.
Радуйся, преподобне Иоанне, РЫльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 13

О великий Иоанне, РЫльский чудотворче! ПриимИ сию малую похвалу нашу и молИся за ны ко Господу, да ниспОслет нам милость Свою и покаЯнию истинному научИт нас, избАвит же нас от власти миродержИтелей тьмы вЕка сегО и сохранИт в правослАвней вЕре же и благодАтном жИтельстве под дИвным покрОвом Божия Матере, да спасЕннии твоим ходАтайством вопием Богу: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангел земнЫй…» и 1-й кондак «ИзбрАнный Богом…»

Молитва

О великий и предивный чудотворче, преподобне Иоанне, приими моление наше и не отвратися от нас, к твоему заступлению прибегающих: никогдаже бо отвращАлся есИ от приходИвших к тебе с печАльми своими во дни земнАго твоего житиЯ; вЕмы же, колИкая знАмения милосЕрдия явлЯл есИ и по преставлЕнии твоем лЮдем православным! УслЫши и нас нЫне, вЕлиими скорбьмИ обдержИмых, нашЕдшими на ны в лукАвыя дни сиЯ, егда диАвол чрез пАгубныя кОзни своЯ тщится попрАти Церковь Святую, лишИти же нас спасения вечнаго и благ врЕменныя жизни! Испроси нам у Господа Иисуса Христа прощения грехов, а наипАче грехА непослушАния Матери нашей Церкви! Даруй нам сокрушЕние сЕрдца, во Еже со умилЕнием неуклОнно приступАти ко святому ТАинству ПОкаяния, Яко да не во осуждЕние и погИбель будет нам причащЕние ТЕла и КрОве Христовых, но во здрАвие и спасЕние. ОтженИ от нас дух братоненавидЕния, даруй нам дух любвЕ и мИра к братскому единЕнию всех людей твоих! СоединИ всех нас любовию ко Христу и Его Церкви ПравослАвней, Яко да соблюдАюще спасИтельную волю Его, Истинная чАда Божия будем! БУди нам путевОждь во вся дни наша, Яко да прИсно в благодати ДУха СвятАго сУще в чистоте веру содержИм и волю Господню до сАмыя смерти сотворИм! В час же кончИны нАшея явИся нам предстАвити дУши наша к Престолу БожЕственнаго СудиИ и рещИ Ему: «Се аз и дЕти моя», яко да твоим заступлЕнием вечных мук избАвльшеся, неизречЕнное блажЕнство Небеснаго Царствия Христова наслЕдим кУпно с тобою и всеми святЫми во веки веков. Аминь.

КУРСКАЯ ЕПАРХИЯ — Рыльский Свято-Николаевский мужской монастырь


История возникновения монастыря св. Николая уходит в далекое прошлое и связана с существующей в окрестностях Рыльска Волынской пустынью, получившей название от протекающей рядом речке Волынке. Местность, на которой находится Свято-Николаевская обитель, очень живописна. Монастырские строения расположены на крутояре — взгорье с крутым восточным склоном, а далее, насколько охватывает взгляд, — равнина с отдельными участками дубрав и лугами, разрезаемыми извилистой лентой Сейма и многочисленными озерцами.


В письменных источниках Николаевский монастырь впервые упоминается в 1505 г., который и принято считать годом его основания. (Согласно сведениям протоиерея К. Бокадорова, известно, что на обороте главной святыни Рыльского Николаевского монастыря — иконы свт. Николая Чудотворца, имелась надпись о том, что эта икона была перенесена в храм в 1462 г.).


В 1615 г. монастырь был разорён поляками и заново отстроен Новгород-Северским игуменом Корнилием. Обитель с храмами и всеми постройками была деревянной, огорожена частоколом с башнями, покрытыми тёсом.


К нач. XVIII в. деревянные церкви совсем обветшали. Каменные здания монастыря построены в XVIII в. за счёт вкладов рыльских купцов. Крестовоздвиженский храм — 1733 г., Троицкий храм — 1747 Свято-Николаевский храм — 1753 г., храм в честь Ахтырской иконы Божией Матери, впоследствии переименованный в честь Тихвинской иконы Божией Матери — 1794 г.г. (в настоящее время не сохранился), колокольня с пристройкой — 1764 г., братский корпус – 1764 г., настоятельский корпус 1796 г., трапезная – сер. XVIII в. Обитель ограждала каменная стена с четырьмя угловыми башнями — 1777-79 гг.


В 1906 г. в Рыльске произошло значимое событие: открылась кафедра второго викария Курской епархии, которым был назначен Преосвященный Иоасаф (Романов). Резиденция его расположилась в Рыльском монастыре.


Рыльский Николаевский монастырь был известен и Великим Государям, которые оказывали ему, по необходимости, материальную помощь, а в трудные годы освобождали монастырь от налогов. В обитель для заточения направлялись провинившиеся люди и преступники.


Рыльский Николаевский монастырь был закрыт в 1926 г. Через некоторое время в нём поселились красноармейцы, используя помещения монастыря для хозяйственных нужд, а ограду для стрельбищ. Обитель была разграблена и частично разрушена, полностью уничтожены монастырские кладбища: могилы сравняли с землёй, надгробные памятники вывезли.


Во время Второй мировой войны, когда немецкие войска заняли г. Рыльск, Николаевский монастырь превратился в укрепительный рубеж со множеством пулемётных и орудийных огневых точек. До прихода наших войск в монастыре находился небольшой немецкий гарнизон и санчасть. При освобождении г. Рыльска мс избежал разрушений, немцы покинули его в спешке, оставив в целости все монастырские строения.


Уцелев в военное лихолетье, не тронутая чужеземцами, обитель ещё долгое время была в немилости у своих русских людей. В ней размещались, сменяя друг друга, различные советские учреждения и службы, каждая из которых внесла свой «вклад» в разрушение и запустение духовного и исторического памятника.


После немалых усилий 17. 06. 1991 Николаевский монастырь был возвращён епархии. В нём появились первые иноки. Настоятелем монастыря до 17.12.2002 был многим известный Афонский старец архимандрит Ипполит (Халин) — молитвенник об обители и о всех притекающих под его молитвенный покров и желающих его утешения. При монастыре о. Ипполитом были освящены 6 источников в честь иконы Божией Матери «Курская-Коренная», свт. Николая Чудотворца, прп. Иоанна Рыльского, прп. Серафима Саровского, сщмч. Павлина Могилевского и сщмч. Ипполита Римского. 


06.12.2006 была принесена в обитель частица мощей св. прп. Иоанна Рыльского из Болгарского Рождества Богородицы Рильского монастыря. Также в монастыре были собраны 90 частиц свв. мощей и др. святынь и помещены в мощевики для поклонения верующим. В настоящий момент в монастыре имеются частицы мощей ап. и еванг. Матфея, ап. Андрея Первозванного, первомученика архидиакона Стефана, сщмч. Игнатия Богоносца, свт. Николая Мирликийского, свт. Василия Великого, свт. Петра митр. Московского, свт. Саввы Сербского, прп. Антония Великого, прп. Сергия Радонежского, вмч. Пантелеимона Целителя, вмч. Георгия Победоносца, вмч. Димитрия Солунского, вмч. Феодора Стратилата, вмч. Варвары, мчч. и бесср. Космы и Дамиана, Кира и Иоанна, мц. Татианы, Киево-Печерских свв., Оптинских свв., Глинских свв. и др. святых.


Количество братии монастыря 25 чел.


Для ночлега паломников в монастыре оборудованы комнаты на 150 мест.


В монастыре ежедневно совершается полный суточный круг богослужений.


Особо чтимые праздники монастыря – дни памяти свт. Николая Чудотворца — покровителя обители — 9/22 мая и 6/19 дек. А также дни памяти архимандрита Ипполита — 4/17 (день преставления) и 30 янв/12 февр. (День Ангела).


В окрестных сёлах Рыльска были устроены 5 скитов с проживанием в них небольшой монашеской общины из братии монастыря 2 до 6 чел.) и ведением растениеводческого и животноводческого хозяйств.

Рыльский Свято-Николаевский мужской монастырь / Монастырский вестник

Точная дата основания монастыря неизвестна, его возраст принято отсчитывать от первого упоминания в письменных источниках в 1505 году. Одна из причин отсутствия точной датировки в том, что не сохранились старинные монастырские документы. В 1614 году настоятель Рыльского монастыря игумен Феодосий, взяв с собой «прежних государей и великих князей жалованные грамоты» для переписи по причине их ветхости, поехал в Москву. Но по дороге был ограблен и убит разбойниками, грамоты бесследно исчезли.Документально подтвержденные сведения об обители появляются в архивах с XYI века.

В Смутное время обитель была разорена польско-литовским войском, при игумене Корнилие началось, а при игумене Мисаиле продолжилось ее восстановление. Игумен Корнилий, бывший настоятелем Новгород-Северского Спасского монастыря и братия, не пожелавшие оставаться под польско-литовским владычеством, переехали в Рыльский монастырь и пребывали в нем с 1618 до 1620 года. Из документов тех лет известно, что монастырь имел два подворья в Рыльске — одно на посаде, возле острога, где находилась церковь во имя Живоначальной Троицы с тремя братскими кельями, другое — внутри города, на случай вражеской осады. В 1624 году игумен Мисаил пишет челобитную царю Михаилу Феодоровичу, в которой просит вернуть монастырю церковное место, которое после сожжения посада поляками, было занято рылянами. Царь удовлетворил эту просьбу, церковное место было очищено, отмерено и подготовлено для устроения монастырского двора на случай осады. Кроме того, Волынской пустыни (как раньше назывался Николаевский монастырь) принадлежали прилегающие к ней земли, в «Выписке с Рыльских книг Захария Бибикова» 1615 года сообщается, что «на посаде дано в вотчину — рыбная ловля в речке Рыло, озерко Мочулище, да озеро Долгое, да озерко под Белыми берегами, да в речке Волынке прудок». Кроме того, богатые люди жертвовали земельные участки и за пределами Рыльска. «В Снитской волости старая Никольская вотчина, сельцо Дмитриевское с церковью Димитрия Солунского, деревня Крупец, а в ней крестьян 13 дворов, да пустой починок Прудище, а в них пашни паханы добрые земли». Монастырь также владел пахотными землями, лесными и сенокосными угодьями. За пользование реками, ловлю рыбы, содержание мельницы монахи платили государю налог.

Здания в обители в то время были деревянными, покрыты тесом и огорожены частоколом. К началу XYIII века деревянные постройки пришли в негодность, и рыльский купец Прокофий Герасимович Шелехов решил построить каменный храм во имя святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских на месте старого. Но успел только заключить договоры на поставку строительных материалов, его дело продолжил сын, Иван Прокофьевич Шелехов, заложив в 1733 году и выстроив по высочайшему повелению императрицы Анны Иоанновны первую каменную церковь, которую освятили в 1783 году в честь праздника Крестовоздвижения. Вторая каменная церковь во имя Живоначальной Троицы была построена в 1747 году по прошению путивльской и рыльской помещицы Анна Забелиной. А третий храм — в честь святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских воздвигнут в 1753 году стараниями игумена Матфея (Лукашева). И завершала ансамбль монастырских храмов пятиярусная колокольня со Святыми вратами в нижней части, которые были главным въездом в центральную часть обители. Впервые это сооружение упоминается в описи 1764 года, хотя, по мнению специалистов, оно возведено на 20 лет раньше. В среднем ярусе колокольни были установлены часы, в верхнем – набор из семи, а с 1820 года – из девяти колоколов. Главная въездная надвратная башня с западной стороны была построена в 1740-1742 гг. как звонница-колоколенка. Мощный бас ее колокола, отлитого в 1742 году, весом 2,5 тонны разносился окрест на многие версты. В середине ХIX в. звонница была перестроена: в ее верхней восьмигранной части заложили арочные проемы, а вокруг восьмерика устроили на квадратных столбах галерею. В 1949 году еще довольно крепкую башню разобрали на кирпичи, соорудив неуклюжие ворота.

В течение XYIII века монастырь перестраивали и благоустраивали, в 1781 году из Амоньской пустыни в обитель переносят чудотворный образ святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, с которым впоследствии были учреждены крестные ходы. В 1784 году на втором этаже братского корпуса начало работу Духовное училище. В 1793 году по указу Синода открыты больница и баня для больных в помещении деревянных келий в северо-западном углу центральной части двора. Через год при больнице построили храм в честь Ахтырской иконы Божией Матери. Церковь стояла на взгорье и занимала северо-западный угол монастыря. В документах от 1825 года она называется уже Тихвинской. В храме была установлена чтимая Ахтырская икона Пресвятой Богородицы в серебряной и позолоченной ризе, с драгоценными камнями. Этот образ был пожертвован обители рыльской помещицей Натальей Кузьминичной Лукашевой в 1790 году. В маленьком храме совершались зимой ранние Литургии, в праздничные дни в честь Ахтырской и Тихвинской икон Божией Матери при большом стечении народа богослужения проходили под сенью деревьев, окружавших здание. Тихвинский храм был разрушен в XX веке во времена богоборчества. В 1796 г. в монастыре появляется гостиничный дом с двумя подъездами. В конце XVIII века обитель была довольно благоустроенной, монахи занимались просветительской, социальной и хозяйственной деятельностью-разводили скот, занимались земледелием, содержали пасеку, ловили рыбу, охотились, заготавливали строительный материал. Занимались также и переработкой, в монастыре имелись солодовня, пивоварня, маслобойня, водяная мельница и крупорушка. Дошли воспоминания старожилов о столярной мастерской, об изготовлении киотов и икон.

В 1820 году духовное училище становится четырехклассным и размещается в реконструированном архимандритском корпусе вплоть до 1876 года, когда его переместили в Рыльск. 1824 год вошел в историю посещением обители императором Александром I, проезжавшим из Севска в Таганрог. В 1906 году в Рыльске открывается викарная кафедра Курской епархии , на нее назначают Преосвященного Иоасафа, резиденция которого размещалась в Свято-Николаевском монастыре. Затем в разные годы на Рыльской кафедре служили и окормляли народ Божий священномученики Иоанн (Пашин), епископ Рыльский, Никодим (Кононов), епископ Белгородский, Павлин (Крошечкин), архиепископ Могилевский.

Были установлены два крестных хода из обители с чудотворной иконой святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, которая была явлена в середине XIY века в селе Асмолово Рыльского уезда. Первый крестный ход совершался 29 августа, в день празднования Нерукотворного Образа Господа нашего Иисуса Христа до села Асмолово, второй — 2 сентября в память дня коронации императора Николая II в Рыльск.

XX век стал одной из самых тяжелых страниц в истории монастыря. В 1925 году богоборческая власть закрыла древний духовный центр курского края. Его помещения заняли красноармейцы. С 1941 года долгих 692 дня в Рыльске господствовал немецкий «новый порядок», обитель стала укрепленным рубежом, где разместили множество пулеметных и огневых точек. 30 августа 1943 года, когда Рыльск освободили войска Центрального фронта, немцы спешно бежали из монастыря, не причинив ему существенного вреда. Примечательно, что во время военных действий ни один снаряд, ни одна бомба не разорвались на территории древнего монастыря, который, уцелев в страшной войне, был разрушен во время правления атеистов-богоборцев. Здесь в разное время размещались МТС, дорстрой, лесхоз, «Раймежколхозстрой», и в результате их хозяйственной деятельности здания совсем обветшали и разрушились.

В 1978 году комиссия, обследовавшая памятник культуры и архитектуры, отметила, что во всех строениях полностью отсутствовали полы, дверные и оконные блоки. Кровля на всех зданиях прохудилась, кирпичная кладка сильно разрушена. Крестовоздвиженский храм, переоборудованный в камнедробильный цех, стоял с выбитой стеной. Невозможно было обнаружить ограду внутреннего двора и ворота, многие жилые и хозяйственные постройки полностью уничтожены. Величественная колокольня обезображена, стояла с разбитым фасадом и без креста, Святые врата заложены кирпичом, примыкающие к ним здания без крыш и полуразрушены.

17 июня 1991 года монастырь был передан Русской Православной Церкви, и по благословению Иувеналия (Тарасова), архиепископа Курского и Белгородского в разрушенную обитель приехали первые насельники. Игумен Иоасаф (Шибаев) и два монаха поселились в одной из полуразрушенных келий. В октябре в Рыльский монастырь был назначен наместником архимандрит Ипполит (Халин). 16 октября 1991 года на первом этаже Николаевского храма, в Георгиевской церкви, начались богослужения. Впоследствии этот храм освятили в честь иконы Божией Матери «Знамение» Курской Коренной.

В 1998 году началось восстановление Николаевского храма, большую помощь в котором оказали работники Курской АЭС. На второй этаж поднялась лестница, новую крышу и купола покрыли медью. Помещение было оштукатурено внутри, а 12 ноября 1998 года на куполе был установлен новый крест. С декабря 1999 года здесь стали совершать богослужения.

В этом же году началось восстановление монастырской ограды, установлены арочные въездные врата в западной ее части, произведен капитальный ремонт братского и игуменского корпусов. В течение последующих лет на территории монастыря построены трапезная с кухней, новая баня, пекарня, гаражи, погреба, сельскохозяйственные помещения. Монастырь создал подсобное хозяйство. На подворье появились козы, коровы и лошади, пчелы. При Свято-Николаевском мужском монастыре на территории Рыльского района были организованы пять скитов. В 2000 году началось возведение нового гостиничного корпуса.

Восстановительные работы, нелегкие в наше время, тяготы и заботы подорвали здоровье отца Ипполита. Батюшка скончался после тяжелой болезни 17 декабря 2002 года, его похороны состоялись 19декабря, в день памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, Чудотворца, которого очень почитал отец Ипполит при жизни. Множество народа приехало проводить доброго пастыря в последний земной путь. На его могиле рядом с Николаевским храмом установлен бронзовый крест, всегда горит лампада, лежат цветы.

Весной 2003 года наместником монастыря был назначен игумен Моисей (Матюхин), при котором был росписан нижний Знаменский храм. В феврале 2005 года братию монастыря возглавил игумен Панкратий (Заикин), выпускник Курской духовной семинарии, до этого бывший насельником Рождества Пресвятой Богородицы Коренной пустыни. При отце Панкратии продолжилось возрождение обители.

В декабре 2006 года по ходатайству архиепископа Курского и Рыльского Германа Священный Синод Болгарской Православной Церкви передал монастырю частицу мощей преподобного Иоанна Рыльского. Святой особенно почитаем в Рыльске.

В 2007 году началось восстановление Крестовоздвиженского и Троицкого храмов обители, на них установлены купола, медная кровля, фасад зданий приобрел свой первозданный вид. В 2008 году закончены работы по газификации монастыря. В 2009 году открыта гостиница для паломников.

В течение 2011-2012 годов продолжались восстановительные работы в обители, приведены в надлежащий вид колокольня и трапезная. Благоустроена территория монастыря, восстановлена западная часть ограды.

В сентябре 2015 года настоятелем монастыря был назначен игумен Роман (Архипов). В 2015 — 2017 годах произведена внутренняя отделка Крестовоздвиженского храма, отделка нового келейного корпуса. В помещении старой трапезной была организована пекарня и открыта пирожковая для паломников.

На территории монастыря находятся три храма – главный соборный Николаевский, Троицкий и Крестовоздвиженский. В настоящее время полностью отреставрирован соборный Николаевский храм, в котором ежедневно совершаются богослужения. Восстанавливаются Троицкий и Крестовоздвиженский храмы.

Молитва преподобный иоанн рыльский. Святой преподобный Иоанн Рыльский

Преподобный Иоанн Рыльский — великий духоносный подвижник Болгарской Православной Церкви и Небесный покровитель болгарского народа, родился в 876 г. в селе Скрино Средецкой области (древний Средец — ныне София). Рано оставшись сиротой, мальчик ушел пастухом в чужие люди. Однажды богач избил его за то, что потерялись корова с теленком. Мальчик долго плакал и молился, чтобы Бог помог ему. Когда он нашел корову с теленком, то в реке Струме сильно поднялась вода. Юный пастух помолился, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял на руки теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег реки, где уже находилась корова. Богач, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив мальчика, отпустил его из своего дома. Раздав имущество, мальчик ушел из родного села. Где и когда святой принял иноческий постриг, осталось неизвестным. Первоначально он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями. Хижина его была из хвороста. Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда. Тогда он нашел глубокую пещеру и поселился в ней. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного. Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха. Двенадцать лет провел преподобный в дикой пещере, а затем перешел в Рыльскую пустыню и поселился в дупле дерева. Он много постился, молился и постоянно плакал; питался только травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям. Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: «Вы пришли сюда голодные — рвите себе бобы мои и ешьте». Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: «Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного». С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой. Избегая известности, подвижник ушел из любимого дупла и поселился на высокой и труднодоступной скале, где 7 лет провел под открытым небом. Слух о великом пустыннике дошел до болгарского царя Петра (927-969), который желал видеться с ним; но преподобный Иоанн, написав письмо, отклонил свидание по смирению. Позже пустынник принял под свое окормление иноков, которые устроили монастырь с храмом в пещере, где прежде жил преподобный Иоанн. Он мудро пас свое стадо и скончался 18 августа 946 года на 70-м году жизни. За 5 лет до кончины он написал своей рукой «Завет к ученикам», одно из лучших творений староболгарской письменности. Святая жизнь подвижника и знамения милости Божией по его молитвам были самой лучшей проповедью христианской веры в новокрещеной Болгарской земле. В тревожное время борьбы Болгарии с Византией, при западноболгарском царе Самуиле (976-1014), преподобный Иоанн Рыльский явился ученикам, повелевая перенести его мощи в Средец (Софию), куда скрылся Патриарх Болгарский Дамиан (927-972). Предполагают, что перенесение мощей было в 980 г. Немного позднее правая рука преподобного Иоанна Рыльского была перенесена на Русь (предположительно в город Рыльск, в котором была построена церковь во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом, посвященным мученикам Флору и Лавру, в день памяти которых — 18 августа, он скончался). Имя преподобного Иоанна с глубокой древности было известно и любимо русскими людьми. Именно в русских источниках (Минея на август ХII в., Мазуринский летописец) сохранилась дата кончины преподобного. В 1183 году венгерский король Белла II (1174-1196) во время похода на греков взял вместе с другими драгоценностями Средца ковчег с мощами преподобного Иоанна и перенес в г. Остергом. В 1187 году, украсив ковчег, он отослал святые мощи назад с великой честью. 19 октября 1238 года мощи преподобного Иоанна были торжественно перенесены в новую столицу — Тырново и положены в храме во имя святого. 1 июля 1469 г. святые мощи преподобного Иоанна Рыльского были возвращены в Рыльский монастырь, где они почивают до нынешнего дня, подавая благодатную помощь всем верующим.

Икона Святого Преподобного Иоанна Рыльского — копия на холсте старинной иконы из Альбома изображений Святых икон, выпущенного Е.И. Фесенко в конце XIX века.

Преподобный Иоанна Рыльский — покровитель мужчин по имени Иван и всего болгарского народа. Дни празднования 18/31 августа и 19 октября/1 ноября.

Освященная икона Иоанна Рыльского помогает детям, страдающим слабостью ума или испытывающим трудности в учении, оберегает слабых детей и наставляет их на путь истинный. К иконе Иоанна Рыльского исстари обращались с молитвой об исцелении немоты.

Преподобный Иоанн Рыльский — великий духоносный подвижник Болгарской Православной Церкви и Небесный покровитель болгарского народа, родился в 876 г. в селе Скрино Средецкой области (древний Средец — ныне София). Рано оставшись сиротой, мальчик ушел пастухом в чужие люди. Однажды богач избил его за то, что потерялись корова с теленком. Мальчик долго плакал и молился, чтобы Бог помог ему. Когда он нашел корову с теленком, то в реке Струме сильно поднялась вода. Юный пастух помолился, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял на руки теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег реки, где уже находилась корова. Богач, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив мальчика, отпустил его из своего дома. Раздав имущество, мальчик ушел из родного села. Где и когда святой принял иноческий постриг, осталось неизвестным. Первоначально он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями. Хижина его была из хвороста. Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда. Тогда он нашел глубокую пещеру и поселился в ней. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного. Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха. Двенадцать лет провел преподобный в дикой пещере, а затем перешел в Рыльскую пустыню и поселился в дупле дерева. Он много постился, молился и постоянно плакал; питался только травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям. Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: «Вы пришли сюда голодные — рвите себе бобы мои и ешьте». Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: «Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного». С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой. Избегая известности, подвижник ушел из любимого дупла и поселился на высокой и труднодоступной скале, где 7 лет провел под открытым небом. Слух о великом пустыннике дошел до болгарского царя Петра (927-969), который желал видеться с ним; но преподобный Иоанн, написав письмо, отклонил свидание по смирению. Позже пустынник принял под свое окормление иноков, которые устроили монастырь с храмом в пещере, где прежде жил преподобный Иоанн. Он мудро пас свое стадо и скончался 18 августа 946 года на 70-м году жизни. За 5 лет до кончины он написал своей рукой «Завет к ученикам», одно из лучших творений староболгарской письменности. Святая жизнь подвижника и знамения милости Божией по его молитвам были самой лучшей проповедью христианской веры в новокрещеной Болгарской земле. В тревожное время борьбы Болгарии с Византией, при западноболгарском царе Самуиле (976-1014), преподобный Иоанн Рыльский явился ученикам, повелевая перенести его мощи в Средец (Софию), куда скрылся Патриарх Болгарский Дамиан (927-972). Предполагают, что перенесение мощей было в 980 г. Немного позднее правая рука преподобного Иоанна Рыльского была перенесена на Русь (предположительно в город Рыльск, в котором была построена церковь во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом, посвященным мученикам Флору и Лавру, в день памяти которых — 18 августа, он скончался). Имя преподобного Иоанна с глубокой древности было известно и любимо русскими людьми. Именно в русских источниках (Минея на август ХII в., Мазуринский летописец) сохранилась дата кончины преподобного. В 1183 году венгерский король Белла II (1174-1196) во время похода на греков взял вместе с другими драгоценностями Средца ковчег с мощами преподобного Иоанна и перенес в г. Остергом. В 1187 году, украсив ковчег, он отослал святые мощи назад с великой честью. 19 октября 1238 года мощи преподобного Иоанна были торжественно перенесены в новую столицу — Тырново и положены в храме во имя святого. 1 июля 1469 г. святые мощи преподобного Иоанна Рыльского были возвращены в Рыльский монастырь, где они почивают до нынешнего дня, подавая благодатную помощь всем верующим.

Молитва преподобному Иоанну Рыльскому

«О, преподобие и богоносне отче наш Иоанне, зрителю неизреченныя славы в Небеснем Царствии и помощниче благодатный всем к тебе притекающим, не остави места сего, на немже труды и подвиги о Христе подъял еси и землю слезами твоими оросил еси! Да пребудет обитель твоя, в нейже благоволи Бог святым твоим мощем почивати, незыблема от ухищрений врагов видимых и невидимых. Укрепи в доброделании чада твоя, ихже во обитель твою собрал еси, яко да познают знание свое и последуют стопам твоим. Страну нашу в мире соблюди. Православным людем во бранех на сопротйвныя споборствуй. Посети с высоты небесныя всех, верно к тебе притекающих и просящих твоего крепкаго заступления; в мори плавающих управи, житейскаго моря волнение утиши, церковные раздоры укроти, мир всему миру у Господа испроси, болящих уврачуй спасительным посещением, скорбных утеши благодатию, всем буди вся, якоже был еси в земнем житии твоем.


Сотвори о нас к Богу молитву, дана бо ти есть благодать молитися за ны, яко да сподобимся твоим ходатайством улучити вечное блаженство купно с тобою и всеми святыми во Христе Иисусе, Господе нашем, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь».

. Рано лишившись родителей, святой Иоанн в детстве был пастухом у чужих людей. Однажды хозяин стада избил мальчика за то, что тот потерял корову с теленком. Святой обратился за помощью к Богу, и Господь не только услышал его, но и явил чудо, из которого было видно, что отрок Иоанн – избранник Божий. Святой отрок нашел корову с теленком за Струмой, но пока он их искал, воды в реке прибавилось, и теленок не мог перейти через реку. Святой Иоанн помолился Богу, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег. Хозяин, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив отрока, отпустил его из своего дома.

Наш Спаситель Иисус Христос возвещает, что первая и самая главная заповедь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим» (Матф. 22:37). Никто не исполнил эту заповедь лучше святых и в особенности – отшельники. Ибо что иное побуждало монахов-пустынников покинуть отчий дом, светские радости, богатства, удовольствия, родных и друзей, как не их непреодолимая любовь к Богу? Кто любит свою возлюбленную первой и самой чистой любовью, тот не жаждет шумного общества и веселых разговоров за столом за бокалом крепкого вина. Он предпочитает находиться в уединении с избранницей своего сердца, чтобы петь ей там – под открытым небом, под шум леса и журчанье потока, гимны своей любви. Что-то подобное происходит и с духовной любовью к Богу. Кто загорится пламенной любовью к своему Создателю, не может уже утолить свою любовь никакой земной привязанностью. Он не ищет шума человеческого общества. Никакое плотское удовольствие, никакие светские развлечения не могут дать ему то, о чем он мечтает и сильно желает. Он ищет уединение, чтобы, несмущаемый чужими взглядами, мог разговаривать с Царем своего сердца. Он чувствует что, дабы приблизиться к Богу, нужно отдалиться от людей, ибо глас Божий иногда настолько тихий, что гвалт суетной жизни заглушает его.

«Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже!» (Пс. 41:2) В этих словах Псалмопевца самым вдохновенным образом исповедано стремление отшельника к Богу. «Боже! Ты Бог мой» – говорит в другом месте св. царь Давид. «Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной, чтобы видеть силу Твою и славу Твою, как я видел Тебя во святилище: ибо милость Твоя лучше, нежели жизнь» (Пс. 62:2-4).

Вот классическое выражение убеждения любящего Бога святого-отшельника: «милость Твоя лучше, нежели жизнь!» Чтобы получить эту милость Божию, которая является для него источником неисчерпаемого вечного счастья, он оставляет все в жизни. Исполняя Христову заповедь о всепреданной любви к Богу, отшельник вместе с этим получает и великое удовлетворение – быть всегда рядом с Богом – и более счастлив, безмерно счастливее с Богом, нежели влюбленный со своей возлюбленной. Вот это и есть психологическая основа, на которой зиждется жизнь и подвиг святых отшельников. С этой точки зрения становится понятной и подвижническая жизнь великого болгарского пустынножителя.

Св. Иоанн Рыльский безгранично любил Бога, любил Его до полного самоотречения. Само это обстоятельство показывает, каким великим исполнителем Христовых заповедей был он. Мог ли он в таком случае пренебречь меньшими и более легкими заповедями, если он исполнил первую и самую главную заповедь, которая гласит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим»?

Перед величием этой жертвенной любви к Всевышнему мы должны смиренно преклонить голову.

Раздав имущество бедным, святой Иоанн поступил послушником в один из близлежащих монастырей – вероятно, в монастырь во имя
святого Димитрия
, расположенный на вершине Руена. Там святой Иоанн научился читать и писать, стал изучать
Священное Писание
, богослужебные книги, творения Святых Отцов. Через некоторое время он принял иноческий постриг и уединился в окрестном лесу, где поселился в сплетенной из хвороста хижине. Он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями.

Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда. Преподобный Иоанн вынужден был переселиться в пустынную местность в верхнем течении Струмы, где жил в глубокой пещере. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного. Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха.

Сколько слез покаяния пролил святой! Сколько воздыханий умиления отправил он к небу! Сколько невидимых утешений получил он оттуда! Сколько небесных созерцаний согревали его одинокие дни и ночи! Сколько тайных подвигов, сколько борьбы с темными духами злобы понес пламенный труженик духовного совершенства! Это известно одному Богу. Мы можем лишь отчасти представить себе его каждодневный трудный молитвенный подвиг. Целыми часами, а летом, может быть, и целыми сутками св. Иоанн стоял на коленях в лесу, где-то недалеко от своей пещеры, углубившись в молитвенную беседу с Богом. Вокруг царило дивное молчание. Лишь листья вековых деревьев тихо шумели, колыхаемые горным ветерком. Скалы с благоговейном вниманием слушали молитву святого. А солнце сверху освещало этот райский мир. Св. Иоанн своей вдохновенной молитвой соединял небо и землю и испрашивал у Бога милость и благодать не только для себя, но и для всего болгарского народа. Как больше всего осадков выпадает по высоким горам, ибо они привлекают вокруг себя небесные тучи, так и благодать Божия больше всего изливается на святых – этих невидимых духовных вершин – чтобы спуститься оттуда к низинам потерявшегося среди житейской суеты народа.

Двенадцать лет святой Иоанн подвизался в пещере, в подвиге поста и молитвы, а затем перешел на
Рильские горы
. Не оставаясь долго на одном месте, святой Иоанн переходил по склонам вершин Бричебора, Царев верх и Еленин верх, пока не поселился в месте, называемом Голец. Долгое время преподобный Иоанн жил в дупле дерева, и звери не причиняли ему вреда. Все время святой проводил в плаче о своих грехах и молитве, питался лишь травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям. Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: «Вы пришли сюда голодные – рвите себе бобы мои и ешьте». Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: «Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного». С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой.

Через некоторое время, желая избежать известности и безмолвствовать, преподобный Иоанн переселился в просторную пещеру на высокой скале. Здесь подвизался он более семи лет, претерпев много искушений от бесов. Подвижник носил длинную кожаную одежду, которая со временем превратилась в лохмотья, питался травами.

Но и это место подвигов преподобного Иоанна было открыто. Известие о нем достигло царского двора.
Царь Петр
(927-969) отправил девять человек разыскать святого, чтобы взять у него благословение. С большим трудом посланцы нашли святого. Провидя, что путники пять дней ничего не ели, преподобный Иоанн предложил им небольшой хлеб, которым все они чудесным образом насытились, да еще половина хлеба осталась. Вернувшись, они рассказали о чуде царю, который сам пожелал увидеть святого и поэтому, когда приехал в Средец по каким-то царским делам, отправился со своей свитой специально к горе Рила, чтобы посетить великого подвижника. Поднимаясь наверх в гору, он достиг некой вершины, которая потом была названа в его честь Царев врых (болг. – Царская вершина). Но оттуда он увидел, что невозможно ему добраться с этого места до святого отшельника. Перед ним зияла глубокая и непроходимая пропасть. Тогда царь проводил двоих из своих слуг и наказал им: «Когда придете туда, скажите святому отцу: «Отче, я пришел увидеть, если возможно, твой честной лик». С большим трудом посланные добрались до св. Иоанна. Последний принял их любезно и ответил им: «Царю святый и славный, для Бога все возможно, но не для человека; если ты хочешь меня увидеть и я тебя увидеть, разбей шатер там, на вершине, а я разведу костер, чтобы ты увидел дым, ибо так нам заповедано увидеться». Так и сделали. Святой развел на одной поляне большой костер, дым которого поднялся ввысь как столб до небес. Царь увидел дым и разбил высоко свой шатер. Таким образом оба встретились издалека взглядами, поклонились друг другу и прославили Бога. Тогда царь, растроганный, насыпал много золота в чашу и послал ее св. Иоанну, сказав: «Прими это от моего величества, чтобы оно послужило тебе для пропитания». Святой отец взял чашу, а золото вернул, наказывая царским слугам передать царю его ответ: «Не хлебом единым жив человек, а словом Божиим, как писано в Евангелии. Мне, брат, не приходится вооружать воинов, ни покупать что-либо. Поэтому возьми свое золото, ибо оно тебе очень нужно, а чашу я оставил себе на память о тебе…» Царь очень удивился нестяжанию св. Иоанна, послужившему ему хорошим уроком, и с радостью в душе покинул благословенную гору Рила.

Через некоторое время поблизости от преподобного Иоанна стали селиться братия, искавшие уединения. Тогда преподобный основал у подножия скалы, недалеко от реки Рыло, монастырь. Сначала иноки жили в хижинах, затем на месте подвигов преподобного Иоанна возвели храм и соорудили келии. Монастырь был общежительным; по преданию, вначале в нем подвизались шестьдесят шесть иноков.

Св. Иоанн был первым игуменом собравшим вокруг себя монахов. Он по-отцовски их наставлял в духовной жизни, и своим примером, и своими словами направляя их к небу. Слабых поддерживал, немощных исцелял, плохих исправлял, добродетельных поощрял и таким образом во всех распалял искру любви к Богу и к ближнему. Так его подвиг в глубоком уединении породил спасение многих. Желая себя спасти, св. Иоанн вел к спасению и других.

Много лет преподобный Иоанн был игуменом основанной им обители, наставляя братию примером святой жизни и душеполезными назиданиями. Достигнув преклонного возраста, за пять лет до кончины преподобный Иоанн составил своим ученикам «Завет», в котором преподал правила иноческой жизни и духовные наставления. Преподобный в совершенстве знал греческий язык и читал святых отцов в подлиннике – в его «Завете», например, использованы творения преподобного Феодора Студита, которые в то время еще не были переведены на староболгарский язык.

Св. Иоанн был великим чудотворцем еще при жизни. Таким он остался и после своей смерти. К нему, пока он жил среди своих учеников, привозили немощных, больных, бесноватых и он их исцелял своей молитвой. Все знамения и чудеса, происходившие через него, он приписывал Божией милости, а не силе своей молитвы. Этим он показал истинное глубокое христианское смирение. Но чем больше он смирялся, тем больше Бог его прославлял.

В
941
году преподобный Иоанн избрал своим преемником любимого ученика Григория, сам же ушел в пещеру в затвор. Последние пять лет земной жизни преподобный Иоанн провел в безмолвии и молитве.
18 августа
946
года, семидесяти лет от роду, он мирно преставился ко Господу и был погребен в притворе монастырского храма в каменной гробнице, которая сохранилась до нашего времени. Святая жизнь подвижника и знамения милости Божией по его молитвам стали наилучшей проповедью Христианской веры в новокрещеной Болгарской земле.

Примерно через 30 лет после кончины, в тревожное время борьбы
Болгарии
с
Византией
, при болгарском царе
Самуиле
(976-1014), преподобный Иоанн Рыльский явился игумену Рыльского монастыря, одному из своих учеников, и повелел перенести его
мощи
в город Средец (ныне
София
), куда скрылся патриарх Болгарский
Дамиан
(927-972).

18 октября святые мощи были открыты и обретены нетленными. Когда стали копать, дивное благоухание разнеслось вокруг. Монахи нашли тело своего любимого наставника совершенно целым – почивающим в поразительном нетлении. Св. мощи были положены в специальный гроб и с тех пор верующие стали их целовать и почитать как святыню, тем более что кости св. Иоанна подобно мощам пророка Елисея начали творить чудеса (4 Цар. 13:21): бесов изгоняли, больных исцеляли и немощных воздвигали. Как великая святыня, они были перенесены в Средец (старое название г. Софии), где благочестивый вельможа по имени Грыд воздвигнул для них специальную церковь, которая была прекрасной. Слава св. Иоанна разнеслась по всей Болгарии. Множество поклонников приезжали в Средец и благоговейно целовали чудотворные останки великого Рыльского отшельника. Множество больных исцелились. В 12-ом веке и греческий император Мануил Комнин узнал о чудотворной силе святого. Он страдал судорогами рук и, несмотря на то, что его лечили много врачей, не смог исцелиться. Из-за войн с мадьярами он часто проезжал чрез Софию. Во время одной из своих остановок в этом городе он помазал свои руки св. маслом, которое горело в лампаде над св. Иоанновыми мощами, и получил исцеление. Из благодарности он подарил дивную икону св. Богородицы, которая и поныне хранится в св. Рыльской обители как большая историческая ценность и благодатная святыня.

Еще до перенесения честных мощей в Средец произошло так называемое отделение десницы святого Иоанна. По мнению некоторых историков, святые мощи были перенесены в 980 году, но десницу святого рыльские монахи оставили в обители. Вскоре им пришлось покинуть монастырь, во время переселения болгар во множестве на Русь из-за притеснения греков, захвативших к тому времени Восточную Болгарию и запрещавших болгарам совершать Богослужения на родном языке. Возможно, когда греки начали постепенно завоевывать Западную Болгарию, рыльские монахи также ушли на Русь, взяв с собой святыню обители – правую руку преподобного Иоанна. Известно, что в начале XI века на северо-западе
Киевской Руси
был построен город-крепость Рыльск. Первый храм, который построили жители города, был освящен во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом во имя святых мучеников Флора и Лавра, в день памяти которых преставился святой. Очевидно, там поселились бежавшие с Рыльских гор болгары. Есть основания считать, что в этом храме хранилась и десница преподобного Иоанна. Таким образом, преподобный Иоанн стал первым южнославянским святым, которому на русской земле был воздвигнут храм, и который стал одним из Небесных покровителей русского народа. Именно в русских источниках сохранилась дата кончины преподобного. Впоследствии, в 1240 году, по словам летописца, «только Рыльск сохранился от Батыева погрома». Когда во время осады жители города призвали на помощь своего покровителя, преподобный Иоанн явился на городской стене, махнул платком, ослепил татар и таким образом спас Рыльск.

Более 2 веков мощи св. Иоанна находились в Софии. К концу 12-ого века мадьярский король Белла ІІІ захватил Средец и как военный трофей унес знаменитые св. Иоанновые мощи в свой престольный город Острогом, где положил их в одну из церквей для поклонения. Местный архиепископ римокатолического вероисповедания, услышав о чудотворстве св. Иоанновых мощей и об их славе по всем близлежащим странам, не хотел верить в это. «Не знаю, чтобы такой святой упоминался в древних писаниях», – сказал он и не пожелал поклониться святому. Но из-за своего неверия внезапно онемел. Лишь тогда он понял, что согрешил по отношению к Божиему угоднику, поспешил пойти в храм, упал перед ракой со святыми мощами, поцеловал их, смиренно каясь в своем грехе. И тотчас развязался его язык. С этого дня архиепископ стал прославлять св. Иоанна Рыльского как нового великого угодника Божия.

И много других чудес совершал славный болгарский святой в Мадьярском королевстве. Местный король ужаснулся силе святого и, украсив раку серебром и золотом, вернул обратно св. мощи в Средец с большими почестями. В то время в Болгарии, находящейся под византийским игом, вспыхнуло восстание двух братьев Асена и Петра, которое закончилось освобождением от византийского рабства. Асен, взяв Средец, повелел перенести мощи Рыльского пустынножителя в Тырново, желая повысить таким образом авторитет своего престольного города и утвердить с Божией помощью свое царство.

В Тырново честные мощи находились и после взятия его
турками
в
1393
году, и лишь в 1469 году, по просьбе братии Рыльского монастыря и благодаря помощи вдовы
султана
Мурада II
Марии, дочери сербского
деспота
Георгия Бранковича
, были возвращены в обитель преподобного Иоанна, где и почивают доныне.
30 июня
1469
года, при игумене Давиде, святые мощи были торжественно положены в новой гробнице в храме Рыльской обители. Празднование возвращения мощей было установлено 1 июля.

Тем временем, начало всероссийского почитания преподобного Иоанна Рыльского условно относится к XIV веку, так как его имя впервые обнаружено вписанным полууставом XIV века в рукопись XII века –
Галицкое Евангелие
. Дальнейшие сведения о почитании преподобного Иоанна на Руси относятся к первой четверти XV века. С XVI века имя преподобного Иоанна Рыльского упоминается во многих богослужебных книгах. Служба святому в обиходе
Русской Церкви
утвердилась с появлением печатных «Миней», не ранее конца XVII – начала XVIII века. В
1645
году на Руси впервые была издана служба святому, а в 1671 году в типографии
Киево-Печерской Лавры
была напечатана «Служба с житием преподобного отца нашего Иоанна Рыльского», являющаяся также первым печатным изданием Жития святого, составленного болгарским патриархом
Евфимием
в XIV веке.

Великий праведник и подвижник Русской Церкви
Иоанн Кронштадтский
родился 19 октября 1829 года, в день памяти преподобного Иоанна Рыльского. В память своего небесного тезоименного покровителя он основал в начале XX века в
Санкт-Петербурге
женский монастырь
, где впоследствии и был сам погребен, и где пребывают его мощи.

Почитание преподобного Иоанна в Болгарии настолько велико, что его можно сравнить только с особым почитанием преподобного
Сергия Радонежского
на Руси. Как преподобного Сергия называют «Игуменом всея Руси», так и преподобного Иоанна можно назвать «Игуменом всея Болгарии». Поражает сходство и их жизнеописаний, и их наследия – оба возрастили сонм подвижников-учеников, явившись столпами Церквей Болгарской и Русской. Основанные ими монастыри стали крупнейшими центрами духовного просвещения этих государств, а их нетленные мощи охраняют их столицы.

Считается покровителем города
Рыльска
Курской области
. В его честь в городе построена церковь Ивана Рыльского и названа наиболее высокая часть береговой гряды – «Гора Ивана Рыльского», на которой стояла в древности
Рыльская крепость
и наиболее древняя часть города Рыльска. Сейчас на горе возведена часовня в честь преподобного Иоанна Рыльского, а в Рыльском Николаевском монастыре с 2006 года хранится частица мощей Иоанна Рыльского.

Его именем названа
часовня
на
болгарской
полярной станции
Святой Климент Охридский
, самая южная
православная
часовня на планете.

Память 1 июля в память перенесения мощей из Тырново в Рыльский монастырь, 18 августа в день преставления, 19 октября в день перенесния мощей из Средца в Тырново.

«Завет» преподобного Иоанна считается одним из лучших творений староболгарской письменности и свидетельствует о высокой культуре и глубокой богословской мудрости автора. Преподобный Иоанн рекомендует в «Завете» читать «больше отеческих книг». При этом сам он цитирует «Паранесис» святого
Ефрема Сирина
. Наиболее ранний
староболгарский
перевод этого произведения был найден в Рыльском монастыре в
1845
году. Это обстоятельство, очевидно, указывает на тот факт, что именно в Рыльской обители был сделан первый перевод «Паранесиса» и, возможно, самим преподобным Иоанном.

Такова вкратце история жизни св. Иоанна Рыльского. Начавшись однажды, эта история еще не закончена, хотя от ее начала до нынешнего дня прошло более 1000 лет. Она и не кончится до скончания века, ибо св. Иоанн Рыльский и после своей смерти живой и продолжает творить чудеса, помогать верующим и вершить историю.

Св. Иоанн Рыльский, этот наипрославленнейший болгарский праведник, как духовный титан, как некий новый Моисей, останавливал своей огненной молитвой поток Божиего гнева в моментах богоотступничества и грехопадения в Болгарии. Своим примером он зажигал жажду святости у многих православных болгар и всегда являлся самым деятельным побудителем к богоугодной жизни для болгар.

Рассказ о св. Иоанне Рыльском будет неполным, если мы не упомянем и о чудотворениях Рыльского пустынножителя и в наши дни. Св. Иоанн является не только крупной исторической личностью. Он – живой современный помощник всех тех, кто с верой ему молится. Рыльский монастырь полон рассказами о славных чудесах, которые великий отшельник совершает и поныне. А память монахов является неисчерпаемой сокровищницей трогательных случаев исцеления. Есть даже специальная книга, претерпевшая уже нескольких изданий, в которой в виде надлежаще удостоверенных и подписанных актов сообщаются чудесные события современности, которые произошли по молитвам великого Рыльского пустынножителя.

Нужно сказать, что главным образом в двух направлениях проявляется чудотворная сила св. Иоанна – в наказаниях кощунников и в помощи благочестивым людям. Среди множества случаев чудотворений вот лишь два, характеризующих наилучшим образом св. Иоанна как наказующего чудотворца.

После первой мировой войны некий офицер поехал в Рыльский монастырь повеселиться. Он не верил в Бога и глумился над святынями. Вошедши в большой монастырский храм, чтобы его рассмотреть, он остановился перед ракой с чудотворными мощами св. Иоанна. Его лицо исказилось в презрительной усмешке и вдруг – совсем неожиданно для присутствующих – он поднял ногу и пнул святые мощи.

– До каких пор вы будете вводить в заблуждение народ! – грубо сказал он монаху, стоящему у раки с мощами св. Иоанна, и вышел из церкви. Монах застыл от ужаса и сказал про себя: «Св. Иоанн, наверное, не замедлит наказать его, дабы образумить».

Офицер приказал своему солдату приготовить фаэтон, сел в него и поехал обратно к деревне Рила. На одном из поворотов лошадь внезапно испугалась чего-то, подпрыгнула и полетела вместе с фаэтоном и путниками в пропасть. Катастрофа наступила так внезапно, что невозможно было никоим образом избегнуть ее. После первоначального ошеломления лошадь стряхнула с себя землю, фыркнула и встала на ноги. Она была цела. После нее поднялся и испуганный солдат. И он был невредимым. Только офицер лежал, страшно стонал и не мог подняться. Правая нога у него, которой он пнул мощи св. Иоанна, была сломана…

Кого-то, может быть, смутит то, что добрый св. Иоанн Рыльский может наказывать. Да, он наказывает, чтобы вразумить. Наказывает тело, чтобы вразумить душу, иными словами наказывает, чтобы спасти. Именно в наказании св. Иоанна видна его любовь. Для него намного ценнее душа и ее вечное спасение, чем тело и его временные интересы. Св. Иоанн мало наказывает, чтобы много мог миловать.

А это рассказ одного болгарского священника.

Однажды я ехал из Рыльского монастыря в Софию. В купе, где я сидел, было много самых разных пассажиров: напротив меня сидела студентка химического факультета, рядом с ней ехал какой-то торговец, дальше – военный, рядом со мной – адвокат, возле него несколько женщин, в дальнем углу – крестьянин в простой одежде.

Начался разговор.

– Батюшка, откуда едете?

– Из Рыльского монастыря, – тветил я.

– Как красива природа в Рыльском монастыре! – вставила студентка.

– Да, действительно природа там очаровательна, – согласился я. – Но известно ли вам, что самое ценное там не природа, а святыня – Рыльский монастырь и мощи св. Иоанна Рыльского, которые и поныне творят чудеса?

– Ха, чудеса! – возразила студентка. – Разве можно сегодня говорить о чудесах? Ведь наука доказала, что чудес нет! Только простые люди, которые не знают, как можно объяснить некоторые явления, верят в чудеса.

Пассажиры вокруг слушали с большим вниманием наш разговор.

Я объяснил, что ни одна наука не опровергла чудеса, что бывают отдельные ученые, которые в чудеса не верят, но их личное мнение не обязательно ни для кого, так как существует намного больше и более великих ученых, которые глубоко верят в Бога и в чудеса. И потом стал рассказывать о конкретных внезапных чудесных исцелениях в Рыльском монастыре перед мощами св. Иоанна.

Все слушали и как-то недоверчиво качали головой. А студентка пыталась каждый отдельный случай чудесного исцеления объяснить научно, отвергая чудо. Тогда я сказал:

– Ну, раз вы ни во что не верите, попытайтесь объяснить мне научно следующее чудо, например: в 1925 г. в монастырском лесу на Бричеборе вспыхнул пожар. Это было в августе, когда погода в монастыре обычно бывает такой жаркой, что раскаленные солнцем смолистые сосны похожи на порох, который только и ждет одну лишь искорку огня, чтобы воспламениться. Небо в день пожара, по свидетельству монахов-очевидцев, было совсем безоблачным. Дул несильный ветерок, который, к несчастью, лишь разносил все дальше и дальше огненную стихию. В короткое время загорелся весь лес. Пожар охватил огромную площадь в нескольких сот декаров (мера земельной площади в Болгарии, равная 1000 кв. м). Бричеборский склон довольно крутой. Горящие головни стали падать вниз и приближали огонь к монастырю.

Толстые каменные стены стали раскаляться от огня. Дым огромной тучей поднялся высоко в небеса. Паломники, бывшие в это время в монастыре, испугались и быстро стали его покидать. Монахи в отчаянии метались во все стороны и не знали, что предпринять. Игумен срочно позвонил по телефону и потребовал помощи из Дупницы и Самокова (близлежащие города). Было обещано послать сразу военные части. Но, пока они добирались, пожар всe больше и больше усиливался. Огромные огненные языки лизали деревья и огненный змий поглощал их. Что же делать? Помощи нет ни откуда.

Наконец, некоторые из монахов догадались: «Достанем чудотворную икону Св. Богородицы Осеновица, отслужим молебен с прошением о дожде! Помолимся св. Иоанну! Может, произойдет чудо!»

И действительно – вынесли во двор перед церковью чудотворную икону Св. Богородицы, подаренную монастырю по преданию греческим императором Мануилом Комниным в 12 веке. Собрались монахи вокруг нее и стали молиться так, как может человек молиться в крайней нужде. Не прошло и полчаса, как показалась туча со стороны деревни Рила, нависла над Бричебором и стала расти все больше и больше. Еще молитва не затихла на устах монахов, и крупный дождь полил над монастырем и пожаром. За час огонь был потушен. Конечно, несколько дней спустя все еще тлели головни и пни, но пламя больше не распространялось. Самое удивительное в этом случае было то, что, как рассказывают очевидцы, пока дождь лил как из ведра над Бричебором, никаких осадков не было над соседними вершинами. Дождь шел лишь там, где он был крайне необходим.

– Что вы скажете об этом чуде? – обратился я к студентке. – Как вы его объясните научно?

– Почему непременно нужно допустить, что это чудо? – возразила она. – Если нам известны все обстоятельства в подробностях и все научные законы, мы увидим, что все происходит естественным путем.

Я видел, что мои рассказы о чудесах не пользуются успехом среди этой маловерной публики, и замолчал.

В это время ко мне приблизился крестьянин в простой одежде, который сидел в дальнем углу купе, и сказал:

– Батюшка, бывают чудеса! Я сам в этом удостоверился! Ты рассказываешь то, что слышал от других. Позволь мне рассказать то, что я лично пережил в Рыльском монастыре.

Взоры всех в купе обратились к крестьянину. Разговор стал довольно интересным. Крестьянин начал:

– Я родом из Самоковских деревень. Женат. Родился у нас мальчик. Ему исполнилось 3 года. Рос он, ел, говорил, как и все остальные дети. Но не мог ходить. Что эта была за болезнь, никто не знал. Ножки у него были как будто резиновыми. Не мог встать на них. Все время лежал в кроватке. Подкладывали ему подушки, чтобы он на них лежал, приподнявшись, так как будучи расслабленным, он не мог даже и сидеть. К каким только врачам его не водили. Каких только лекарств ему не давали. Ничто не помогало. Я думал, что мой ребенок на всю жизнь останется инвалидом. Как отец появлялось у меня желание, стыдно говорить, но исповедаю вам его, чтобы вы увидели, до какого отчаяния я доходил – желал я, чтобы мой ребенок каким-то образом скончался, чтобы не мучился всю жизнь.

Когда я вконец отчаялся, пришел однажды ко мне мой близкий человек и говорит:

– А почему вы его не повезете в Рыльский монастырь? Св. Иоанн его вылечит. Он мне помог вот таким образом. И нашим соседям помог. Спросите у них!

Зажегся у меня огонь веры, и я сказал жене:

– Поедем в Рыльский монастырь.

Мы запрягли телегу и поехали. Как раз на Пасху приехали в монастырь. Все богомольцы стояли в церкви с зажженными свечами. Монахи так хорошо пели – как ангелы. Я положил ребенка на половик между подушками рядом с ракой с мощами св. Иоанна и сказал ему:

– Сиди здесь и не плачь. Мы с матерью будем рядом. Если кто-то спросит тебя: «Что ты здесь делаешь?» – ответь ему: «Папа сказал мне быть рядом с этим дедушкой!» И я указал пальцем на мощи св. Иоанна. «Здесь, – сказал я ему, – св. Иоанн Рыльский».

Ребенок все время сидел смирно. Ни разу не заплакал. Служба кончилась. Богомольцы разошлись. И монахи вышли из церкви. Остался лишь тот, кто тушит свечи. Я стоял в сторонке и ждал, что будет. Жена плакала на одном из стульев, видя, что и здесь мы не получаем помощи.

Вдруг ребенок протянул ручки и схватился за покрывало, спускающееся над ракой с мощами св. Иоанна. Попробовал было подняться, но бессильно опустился на подушки. Жена стала еще усерднее плакать и молиться. А ребенок снова ухватился за покрывало и вдруг, впервые в жизни, поднялся на ножки, покачнулся, будто вот-вот упадет, но удержался на ногах, упершись о раку св. Иоанна. Мать, увидев это, обезумевши от радости, кинулась к нему:

– Деточка моя, что случилось! – и обняла его, залившись слезами.

– Постой, постой! – сказал монах, тушивший свечи. – Св. Иоанн исцелил его!

И взял его за одну ручку, а другую подал мне. Мы повели его по гладкому мраморному полу церкви. Ребенок пошел. С этого дня он окреп и больше не лежал. С тех пор прошло несколько лет. Сейчас он пастушонок и бегает за овцами.

Так окончил свой рассказ простой крестьянин. Все в купе опустили головы и задумались, нет ли на самом деле какой-то сверхъестественной силы, которая помогает верующим…

Жив св. Иоанн Рыльский! Он и ныне чудотворит там, где находит веру.

Рельефная икона Святого Иоанна Рыльского (Горно-геологический университет, София), скульптор


Николай Зиков




Иконы Святого Ивана Рыльского


Фрески с изображением святого в Рыльском монастыре




Икона Святого Ивана Рыльского со сценами из его жизни




Образы св. Иоанна Рыльского и св. Йоакима Сарандапорского в Погановском манастыре, XV в.


Основанный Святым Иоанном Рыльским крупнейший на сегодняшний день болгарский монастырь




Пещера Святого Иоанна Рыльского на окраине Рыльского монастыря




Могила Иоанна Рыльского в монастыре




Церковь Святого Иоанна Рыльского, Минск, Беларусь




Изображение св. Иоанна Рыльского на


болгарской монете 1 Лев


Акафист преподобному и богоносному отцу нашему Иоанну,


пустынножителю Рыльскому, чудотворцу




Кондак 1

Избранный Богом и предивный житием, преподобне Иоанне, от юности Христа возлюбив, путем тесным к Нему шествовал еси; велиих же ради подвигов твоих и слез излияний дарованьми Духа Святаго обогатился еси. Темже яко велие ко Святей Троице дерзновение имуща ублажаем тя, просяще: от всяких нас бед свободи, зовущих:

Икос 1

Ангел земный и человек небесный был еси, преподобне Иоанне. Како убо славу твою воспоем достойно, многими немощьми обдержимии? Но сам вложи песнь хвалебную во уста нас, зовущих:

Радуйся, от родителей благочестивых рожденный; радуйся, ими в страсе Божии добре воспитанный.

Радуйся, из младенства от Церкве николиже отступивый; радуйся, тоя священными ученьми благодатный разум стяжавый.

Радуйся, заповедей Господних блюстителю верный; радуйся, пощений и бдений непрестанных делателю усердный.

Радуйся, по смерти родителей наследие свое убогим раздавый; радуйся, жития ради добраго гонение от человеков лукавых подъявый.

Радуйся, клеветы неправедныя претерпевый; радуйся, досаждения с кротостию понесый.

Радуйся, любовию серафимскою вслед Христа последовавый; радуйся, ея ради путь Узкий Иночества избравый.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 2

Видя мира сего суету, преподобне Иоанне, невозвратно того отвратитися потщался еси; ничтоже бо тебе от Христа можаше разлучити: ни Узы сродства, ни Юность твоя, ниже слава мира сего и красота. Сия Убо вся ни во чтоже вменив, Якоже елень на источники водныя, к Богу востекл еси, вопия Ему: Аллилуиа.

Икос 2

Разуму божественному покорился еси, блаженне, егда Господа в видении соннем узрел еси, от земли твоея изыти повелевающа ти и место спасения твоего показующа, и вся, яже в мире презрев, во обитель Руенскую вселился еси, идеже образ Иноческий восприял еси. Сего ради вопием ти таковая:

Радуйся, житие Иноческое возлюбивый; радуйся, противу греха воинствовати даже до смерти восхотевый.

Радуйся, купно с власы своими мирская вожделения отложивый; радуйся, с ненасытною жаждею к подвигом иноческим себе устремивый.

Радуйся, в предняя простираяся, задняя забвению предавый; радуйся, сладость жительства уединеннаго в себе обретый.

Радуйся, любве ради божественныя житие пустынное возлюбивый; радуйся, вины ради сея место пострига своего оставивый.

Радуйся, к горе, в видении тебе явленней, пришедый; радуйся, ничтоже имеяй, в колибе хврастней себе вселивый.

Радуйся, дивный пустынножителю; радуйся, Иоанна Крестителя подражателю.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 3

Силою Духа Святаго осеняем в пустыни вселился еси, Иоанне, безмолвное житие провождати, с Богом невозбранно беседовати, Того ангельски непрестанно славословити, лучами света Божественнаго озарятися, за вся же люди и мир Спасителю Богу молитися, поя Ему присно: Аллилуиа.

Икос 3

Имея желание огнепальное боговидения Моисейскаго, преподобне, на гору возшел еси явления божественныя славы восприяти, Ихже Око не виде и ухо не слыша и Яже на сердце человеку не взыдоша. И кто возможет изрещи вся подвиги твоя, в безмолвии сотворенныя? Но мы, дивящеся житию твоему, сице взываем ти:

Радуйся, бремя подвиг велиих на рамена своя возложиый; радуйся, житием твоим Ангелов удививый.

Радуйся, яко не хлебом, но былием травным себе питал еси; радуйся, и того бо зело мало по захождении солнца вкушал еси.

Радуйся, жажду водою в меру утолявый; радуйся, купно с пророком «скотен бых у Тебе» Богу вопиявый.

Радуйся, яко потоки слез от очей твоих источал еси; радуйся, молитвы бо твоя непрестанно Богу возсылал еси.

Радуйся, подвиги сими от страстей себе очистивый; радуйся, бесов в зверине Образе тебе устрашити тщащихся посрамивый.

Радуйся, адаманте, козньми вражиими несокрушимый; радуйся, во всех искушениих и напастех всегда с Богом бывый.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 4

Бурю напастей демонских укротити восхотев, в пещеру некую зело мрачную вселился еси, преподобне Иоанне, порабощая тело твое и лишаяся света солнечнаго, яко да не лишишися Божественнаго Света в Царствии Господа твоего и да поеши Ему тамо со всеми святыми: Аллилуиа.

Икос 4

Слышав о тебе, преподобне, сын брата твоего, Лука Отрок, и родителей утаився, к тебе в пустыню прииде и тобою наставляем восприя подвиги твоя. Мы же силою благодати твоея ужасаеми, вопием ти сице:

Радуйся, Светом Божественным Южика своего озаривый; радуйся, дитя малое пустынна жителя соделавый.

Радуйся, от злобы древния сего ради напасть новую приемый; радуйся, клевету в похищении Отрока претерпевый.

Радуйся, от брата своего поругания понесый; радуйся, детище от тебе отторженное благословением укрепивый.

Радуйся, молитвою слезною диавола посрамивый; радуйся, Отрока, от змия ужаленнаго смертию, с Господем соединивый.

Радуйся, цвете райский на камени гор Рыльских прозябый; радуйся, от Камене Божественнаго водою живою обильно напоенный.

Радуйся, таинниче Божий, в пустыни не утаивыйся; радуйся светильниче Христов во мраце пещернем просветивыйся.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 5

Боготечней звезде подобни суть святии человецы: не точию бо сами ко Христу шествуют, но и прочиим людем спасения путь указуют. Сего ради вселукавый творит им напасти, якоже и тебе, Иоанне: нападе бо на тя во Образе разбойник, Иже избивше тя, отгнаша от пещеры первыя. Тогда ты в пустыню Рыльскую глубочае вшед, в дупло дуба великаго вселился еси, во Еже большими труды Господа твоего прославляти и пети Ему: Аллилуиа.

Икос 5

Видя Господь толикое озлобление твое, преподобне, повеле земли да израстит слануток тебе в напитание; славна же тя яви пастырем, близ пустыни тоя обретшимся, да и мы купно с видевшими дивная дела твоя вопием тебе таковая:

Радуйся, от демонов велия страдания приемый; радуйся, воине Христов непобедимый.

Радуйся, не до конца от них озлобленный; радуйся, Христа покровом всемогущим покровенный.

Радуйся, пред лицем пастырей от Господа прославленный; радуйся, обретшим тя житие твое неволею известивый.

Радуйся, злаком чудесным тех напитавый; радуйся, отшедших их чудом дивным наставивый.

Радуйся, прочиим людем от них проповеданный; радуйся, от приходивших к тебе дарований Божиих не скрывый.

Радуйся, зело страждуща бесна молитвою слезною исцеливый; радуйся, к совершению чудесе сего всю надежду на Бога возложивый.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 6

Проповедницы должни есмы быти смирения твоего, преподобне Иоанне, явленнаго пред исцелением беснаго в молитве твоей сицевой: «Боже милосердный, несмь достоин именовати Твое имя моими нечистыми усты!» Сего ради тщимся Убо и мы во смирении молитися Господеви и пети Ему: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиявшу ти чудесы велиими, множайшую к тебе веру и любовь возимеша людие православнии. Но славе твоей по всей Болгарстей стране прошедшей, востав изшел еси от дуба, славы человеческия бегая. Темже смирения ради твоего ублажаем тя сице:

Радуйся, смирение божественное возлюбивый; радуйся, славу человеческую возненавидевый.

Радуйся, гласа Христова к смирению призывающа, послушавый; радуйся, словеса Писания Еже не нам, но Имени Божию славу даяти, присно соблюдавый.

Радуйся, высокая достигнувый и ни киих дел благих в себе не видевый; радуйся, древу плодоносну, ветвьми низу клонящуся, подобен бывый.

Радуйся, смирением Давиду, рекшему «аз есмь червь, а не человек», поревновавый; радуйся, купно с пророком Исаиею «о, окаянный аз» вопиявый.

Радуйся, со апостолом грешника себе перваго нарицавый; радуйся, во смирении своем Самому Господу подражавый.

Радуйся, тщеславию доблественне противоставый; радуйся, сие Яко прах земный ногами поправый.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 7

Хотящу ти страдания большая подъяти пламенныя ради ко Христу любве твоя, столпнику дивному Симеону уподобился еси, на камень возшед, преподобне Иоанне, во дни и нощи Аки бесплотен молитву дея, слезами камень омакая и единому токмо Богу беседовати желая. Мы же на подвиг сей взирающе, прославляем Всемогущаго Бога в тебе дивнаго и поем Ему: Аллилуиа.

Икос 7

Новаго подвига твоего, блаженне, не стерпев диавол, поемлет с собою легион бесов, Иже с камене тя в пропасть глубокую свергоша. Но ты с трудом велиим востав, пАки на камень возшел еси творити молитвы твоя и дивящихся воставляеши звати ти:

Радуйся, ко Христу любовь велию стяжавый; радуйся, сего ради тяжце от полков демонских пострадавый.

Радуйся, страдания сия ни во чтоже вменивый; радуйся, Христа паче жизни твоея возлюбивый.

Радуйся, ни чим же от Христа разлученный; радуйся, Им сего ради возлюбленный.

Радуйся, служения ангельскаго сподобивыйся; радуйся, от руки Ангела хлебом питавыйся.

Радуйся, любовию ко Христу вся диавольская искушения победивый; радуйся, тою вся Христа заповеди соблюдый.

Радуйся, любве ради сея токмо славы божественныя искавый; радуйся, сего ради от Господа прославленный.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 8

Странный Образ жития твоего, велие смирение и любовь твоя ко Христу приумножиша в тебе благодать, Яже ти в крещении Христовых ради страстей и смерти крестныя даровася. Сего ради сотвори тя Господь солнце духовное Православныя Церкве, да просвещаются тобою чада ея ко спасению и да вопиют Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Весь был еси сосуд избран Божия благодати, великий Иоанне, на тебе исполнися Крестителя слово, яко не в меру Бог дает Духа. Киими благодатными дарованьми не увенча тя Бог? Киими явленьми благодати не исполнено бысть твое житие? Темже на тя взирающе, приносим ти похвалы сия наша:

Радуйся, дар смирения Христова стяжавый; радуйся, слез и умиления благодать снискавый.

Радуйся, чистотою и целомудрием от Бога украшенный; радуйся, верою чудодейственною озаренный.

Радуйся, не токмо Христу веровавый, но и страдания за Него понесый; радуйся, даром ревности по Бозе увенчанный.

Радуйся, любве к ближним исполненный; радуйся, даром божественнаго ведения сподобленный.

Радуйся, даром прозорливства просиявый; радуйся, дарование молитвы непрестающия имый.

Радуйся, до конца надежду будущаго блаженства сохранивый; радуйся, блаженство сие еще в жизни сей предвкусивый.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 9

Всякое дарование Духа Святаго восприимшу ти, преподобне Иоанне, достиже вещание твое благочестиваго царя Петра, Иже видети тя вожделев посла к тебе девять мужай. Ты же Алчных их быти духом разумев, малым хлебом напитал еси, Иже преславное чудо сие видевше, вопияху Богу: Аллилуиа.

Икос 9

Ветии мира сего не разумеют, како царь Петр, сый во славе своей, к тебе с дары устремися, блаженне, и зело опечалися, не возмогий стремнин ради горных ко святыни твоей приблизитися; но мы, словеса Господа поминающе, ко всем людем реченная, «ищите прежде Царствия Божия и правды Его», вопием ти:

Радуйся, яко Царство Небесное на земли достигл еси; радуйся, Царство бо сие, пришедшее в силе, яви ти Господь.

Радуйся, яко Царство Божие в стяжании благодати людем явил еси; радуйся, во плоти бо сый блаженство райское в себе таил еси.

Радуйся, яко бисер многоценный стяжав, суету благ временных показал еси; радуйся, яко правду и мир и радость о Дусе Святе имел еси.

Радуйся, сиянием бо благодати славу царскую затмил еси; радуйся, яко сокровище небесное имый, даров царских не приял еси.

Радуйся, яко зрети друг друга в Небеснем Царствии царю Петру обещал еси; радуйся, яко царя в Писании твоем милосерда и Церкви послушна быти увещал еси.

Радуйся, яко покаянию царя научил еси; радуйся, яко покаяния ради царство вечное ему предрекл еси.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 10

Спасти хотя себе до конца от козней вражиих, преподобне Иоанне, пребыл еси в подвизе стояния на камени седмь лет и четыре месяцы. Мнози же поревновавше тебе, близ камене твоего церковь создаша и обитель составиша, начальника тя перваго и пастыря имуще, да возсылается оттуду присно хвалебная Богу песнь: Аллилуиа.

Икос 10

Стена непреоборима бысть ти смирение твое даже до смерти, блаженне Иоанне; разумев бо время отшествия твоего, моление слезное Богу вознесл еси, глаголя: «Отче Вседержителю, ничтоже на земли благо сотворих! Сего ради молю Тя повелети Ангелу благу приити, да не возбранен ми будет восход от духов лукавствия! Господи, в руце Твои предаю дух мой!» И сия рек, Абие дух испустил еси. Мы же, сицевому праведному преставлению дивящеся, тако тя ублажаем:

Радуйся, житием и исходом твоим нас поучаяй; радуйся, горняя мудрствовати, а не земная нас призываяй.

Радуйся, никиимже сластем мирским себе приобщивый; радуйся, блаженную кончину от Бога приемый.

Радуйся, о смерти присно в животе своем помышлявый; радуйся, словеса апостола «по вся дни умираю» исполнивый.

Радуйся, со апостолом Павлом смЕрти вожделевый; радуйся, разрешитися и со Христом быти присно желание имевый.

Радуйся, слезами и молитвами себе к смерти уготовавый; радуйся, сего ради от смерти не на суд, но в живот пришедый.

Радуйся, вечней радости со Христом по смерти приобщивыйся; радуйся, дерзновение велие пред Богом стяжавый.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 11

Пением молебным ублажати тя наставшу времени, благовоние нача от гроба твоего источатися, преподобне Иоанне. Сего ради гроб твой отверзоша и тело твое обретоша нетленно и благоухания исполнено. Оттоле многая чудеса совершахуся от мощей твоих во исцеление к тебе прибегающих и Богу вопиющих: Аллилуиа.

Икос 11

Светоприемную свещу яви тя Господь, преподобне, и храм Духа Святаго, тело же твое тлению непричастно соблюде. Взирающи Убо на благодать сию, прославляем тя сице:

Радуйся, нетлением твоим всемогущество Божие благовествуяй; радуйся, безсмертие телес последи общаго воскресения предобразуяй.

Радуйся, нетлением твоим славу Божию в Церкви явивый; радуйся, Истину воскресения мертвых утвердивый.

Радуйся, по смерти игумену обители Рыльския во сне явивыйся; радуйся, твоя мощи в Средец град пренести повелевый.

Радуйся, дивная чудеса и зде сотворивый; радуйся, в град Тернов пренесен велия знамения соделавый.

Радуйся, от мощей твоих во градех стольных благодать пролиявый; радуйся, и в пленении быв силами всех ужасивый.

Радуйся, Мануилу царю греческому исцеление даровавый; радуйся, епископу Остригомскому язык связавый и разверзавый.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 12

Благодать велию дарова ти Господь за многую любовь, предивный угодниче Божий, преподобне отче наш Иоанне, недуги исцеляти, заблуждшия просвещати и всем просящим быти во спасение. Темже благодаряще Господа, нам тебе даровавшаго, присно зовем Ему: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще тебе песнь недоумеем, како вся дивная деяния твоя словесы немощными изобразити, преподобне! Зряще же тя велика в угодницех Божиих, дерзаем сице восхвалити тя, зовуще:

Радуйся, в подвизех и трудех предивный; радуйся, прославленным тобою Богом прославленный.

Радуйся, далече вне Церкве Болгарския просиявый; радуйся, и иными Православными Церквами чтимый.

Радуйся, нетленною десницею в Церкви Российстей обитаяй; радуйся, благодатию великих отцев Церкве блистаяй.

Радуйся, подвиги преподобных Антония и Макария явивый; радуйся, деяния светил российских Сергия и Серафима предизобразивый.

Радуйся, от краля унгарскаго прославленный; радуйся, и от турских султанов почтенный.

Радуйся, во обители Рыльстей верными и неверными доселе почитаемый; радуйся, велиих ради чудес твоих от всех прославляемый.

Радуйся, преподобне Иоанне, Рыльский чудотворче, славо и радосте наша.

Кондак 13

О великий Иоанне, Рыльский чудотворче! Приими сию малую похвалу нашу и молися за ны ко Господу, да ниспослет нам милость Свою и покаянию истинному научит нас, избавит же нас от власти миродержителей тьмы века сего и сохранит в православней вере же и благодатном жительстве под дивным покровом Божия Матере, да спасеннии твоим ходатайством вопием Богу: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангел земный…» и 1-й кондак «Избранный Богом…»

Молитва

О великий и предивный чудотворче, преподобне Иоанне, приими моление наше и не отвратися от нас, к твоему заступлению прибегающих: никогдаже бо отвращался еси от приходивших к тебе с печальми своими во дни земнаго твоего жития; вемы же, коликая знамения милосердия являл еси и по преставлении твоем людем православным! Услыши и нас ныне, велиими скорбьми обдержимых, нашедшими на ны в лукавыя дни сия, егда диавол чрез пагубныя козни своя тщится попрати Церковь Святую, лишити же нас спасения вечнаго и благ временныя жизни! Испроси нам у Господа Иисуса Христа прощения грехов, а наипаче греха непослушания Матери нашей Церкви! Даруй нам сокрушение сердца, во Еже со умилением неуклонно приступати ко святому Таинству Покаяния, Яко да не во осуждение и погибель будет нам причащение Тела и Крове Христовых, но во здравие и спасение. Отжени от нас дух братоненавидения, даруй нам дух любве и мира к братскому единению всех людей твоих! Соедини всех нас любовию ко Христу и Его Церкви Православней, Яко да соблюдающе спасительную волю Его, Истинная чада Божия будем! Буди нам путевождь во вся дни наша, Яко да присно в благодати Духа Святаго суще в чистоте веру содержим и волю Господню до самыя смерти сотворим! В час же кончины нашея явися нам представити души наша к Престолу Божественнаго Судии и рещи Ему: «Се аз и дети моя», яко да твоим заступлением вечных мук избавльшеся, неизреченное блажЕнство Небеснаго Царствия Христова наследим купно с тобою и всеми святыми во веки веков. Аминь.

К преподобному Иоанну Рыльскому обращаются за помощью в исцелении немоты. Акафист ему был составлен архиепископом Серафимом (Соболевым), строгим подвижником и любвеобильным пастырем ХХ столетия.

Об исцелении немоты

О, предивный отче Иоанне, Рыльский чудотворче, скорый помощниче в бедах, защитниче в несчастьях и утешителе в скорбях! Услыши нас, смиренных и грешных твоих чад, страдающих люто от множества напастей в нынешние лукавые дни. Испроси от Господа Иисуса Христа прощение грехов наших и даруй нам сердечное сокрушение и смиренный дух. Вдохни во всех нас любовь ко Христу и Его православной Церкви – дабы хранили мы чистой и непорочной святую православную веру, дабы следовали во всем спасительную волю Божию, чтобы удостоиться быть истинными чадами Божиими. Охраняй наше родное отечество, сохрани нас от войн и междоусобиц и помоги нам благочестиво и богоугодно жить в мире и достигнуть с твоей помощью конечной цели каждой христианской жизни – тихого пристанища вечного спасения. Аминь.

Тропарь

Покаяния основание, прописание умиления, / образ утешения, духовнаго совершения / равноангельное житие твое бысть, преподобне. / В молитвах убо и в пощениих и в слезах пребывавый, / отче Иоанне, / моли Христа Бога о душах наших.

Тропарь на возвращение мощей из Тырново в Рыльский монастырь

Твоих мощей возвращением / обитель твоя обогатися, / церковь же твоя, приемши я, просветися / и, красящися, верных созывает с веселием / светоносный твой светло праздновати день, / грядите, глаголющи, / и приимите благодатей дарования.

Иоанн Рыльский

(ок. 876-946), преподобный, великий духоносный подвижник Болгарской Православной Церкви и Небесный покровитель болгарского народа. Память 1 июля (14 июля) в память перенесения мощей из Тырново в Рыльский монастырь, 18 августа (31 августа) в день преставления, 19 октября (1 ноября) в день перенесния мощей из Средца в Тырново и в Соборе Болгарских святых.

Родился около 876 года в семье благочестивых поселян в селе Скрино на правом берегу реки Струмы, на одном из склонов горного хребта Руен. Рано лишившись родителей, святой Иоанн в детстве был пастухом у чужих людей. Однажды хозяин стада избил мальчика за то, что тот потерял корову с теленком. Святой обратился за помощью к Богу, и Господь не только услышал его, но и явил чудо, из которого было видно, что отрок Иоанн — избранник Божий. Святой отрок нашел корову с теленком за Струмой, но пока он их искал, воды в реке прибавилось, и теленок не мог перейти через реку. Святой Иоанн помолился Богу, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег. Хозяин, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив отрока, отпустил его из своего дома.

Раздав имущество бедным, святой Иоанн поступил послушником в один из близлежащих монастырей — вероятно, в монастырь во имя святого Димитрия, расположенный на вершине Руена. Там святой Иоанн научился читать и писать, стал изучать Священное Писание, богослужебные книги, творения Святых Отцов. Через некоторое время он принял иноческий постриг и уединился в окрестном лесу, где поселился в сплетенной из хвороста хижине. Он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями.

Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда Преподобный Иоанн вынужден был переселиться в пустынную местность в верхнем течении Струмы, где жил в глубокой пещере. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного. Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха.

Двенадцать лет святой Иоанн подвизался в пещере, в подвиге поста и молитвы, а затем перешел на Рыльские горы. Не оставаясь долго на одном месте, святой Иоанн переходил по склонам вершин Бричебора, Царев верх и Еленин верх, пока не поселился в месте, называемом Голец. Долгое время преподобный Иоанн жил в дупле дерева, и звери не причиняли ему вреда. Все время святой проводил в плаче о своих грехах и молитве, питался лишь травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям. Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: «Вы пришли сюда голодные — рвите себе бобы мои и ешьте». Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: «Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного». С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой.

Через некоторое время, желая избежать известности и безмолвствовать, преподобный Иоанн переселился в просторную пещеру на высокой скале. Здесь подвизался он более семи лет, претерпев много искушений от бесов. Подвижник носил длинную кожаную одежду, которая со временем превратилась в лохмотья, питался травами.

Но и это место подвигов преподобного Иоанна было открыто. Известие о нем достигло царского двора. Царь Петр (927-969) отправил девять человек разыскать святого, чтобы взять у него благословение. С большим трудом посланцы нашли святого. Провидя, что путники пять дней ничего не ели, преподобный Иоанн предложил им небольшой хлеб, которым все они чудесным образом насытились, да еще половина хлеба осталась. Вернувшись, они рассказали о чуде царю, который сам пожелал увидеть святого. Но на пути встретились непроходимые места, и царь отправил послов с просьбой прийти к нему. В дар святому он послал золото и плоды. Смиренный отшельник отказался выходить из уединения и не принял золота. Царю он написал послание с поучением.

Через некоторое время поблизости от преподобного Иоанна стали селиться братия, искавшие уединения. Тогда преподобный основал у подножия скалы, недалеко от реки Рыло, монастырь. Сначала иноки жили в хижинах, затем на месте подвигов преподобного Иоанна возвели храм и соорудили келии. Монастырь был общежительным; по преданию, вначале в нем подвизались шестьдесят шесть иноков.

Много лет преподобный Иоанн был игуменом основанной им обители, наставляя братию примером святой жизни и душеполезными назиданиями. Достигнув преклонного возраста, за пять лет до кончины преподобный Иоанн составил своим ученикам «Завет», в котором преподал правила иноческой жизни и духовные наставления. Преподобный в совершенстве знал греческий язык и читал святых отцов в подлиннике — в его «Завете», например, использованы творения преподобного Феодора Студита, которые в то время еще не были переведены на староболгарский язык.

В 941 году преподобный Иоанн избрал своим преемником любимого ученика Григория, сам же ушел в пещеру в затвор. Последние пять лет земной жизни преподобный Иоанн провел в безмолвии и молитве. 18 августа 946 года, семидесяти лет от роду, он мирно преставился ко Господу и был погребен в притворе монастырского храма в каменной гробнице, которая сохранилась до нашего времени. Святая жизнь подвижника и знамения милости Божией по его молитвам стали наилучшей проповедью Христианской веры в новокрещеной Болгарской земле.

Мощи и почитание

Примерно через 30 лет после кончины, в тревожное время борьбы Болгарии с Византией, при западноболгарском царе Самуиле (976-1014), преподобный Иоанн Рыльский явился игумену Рыльского монастыря и повелел перенести его мощи в город Средец (ныне София), куда скрылся патриарх Болгарский Дамиан (927-972). 18 октября святые мощи были открыты и обретены нетленными. Их перенесли в Средец и положили сначала в кафедральном соборе во имя святого апостола и евангелиста Луки, а в XII веке в новопостроенном храме во имя преподобного Иоанна Рыльского. При храме его имени был основан монастырь.

Еще до перенесения честных мощей в Средец произошло так называемое отделение десницы святого Иоанна. По мнению некоторых историков, святые мощи были перенесены в 980 году, но десницу святого рыльские монахи оставили в обители. Вскоре им пришлось покинуть монастырь, во время переселения болгар во множестве на Русь из-за притеснения греков, захвативших к тому времени Восточную Болгарию и запрещавших болгарам совершать Богослужения на родном языке. Возможно, когда греки начали постепенно завоевывать Западную Болгарию, рыльские монахи также ушли на Русь, взяв с собой святыню обители — правую руку преподобного Иоанна. Известно, что в начале XI века на северо-западе Киевской Руси был построен город-крепость Рыльск. Первый храм, который построили жители города, был освящен во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом во имя святых мучеников Флора и Лавра, в день памяти которых преставился святой. Очевидно, там поселились бежавшие с Рыльских гор болгары. Есть основания считать, что в этом храме хранилась и десница преподобного Иоанна. Таким образом, преподобный Иоанн стал первым южнославянским святым, которому на русской земле был воздвигнут храм, и который стал одним из Небесных покровителей русского народа. Именно в русских источниках сохранилась дата кончины преподобного. Впоследствии, в 1240 году, по словам летописца, «только Рыльск сохранился от Батыева погрома». Когда во время осады жители города призвали на помощь своего покровителя, преподобный Иоанн явился на городской стене, махнул платком, ослепил татар и таким образом спас Рыльск.

В 1183 году Венгерский король Бела III (1172-1196) захватил Средец и перенес святые мощи в свою столицу — город Гран (слав. Остригом, ныне Остергом). Однако через четыре года король по некоторым знамениям у гробницы святого понял, что преподобному не угодно пребывание в Остригоме, и в 1187 году возвратил святые мощи в Средец, богато украсив гроб золотом и серебром.

19 октября 1195 года, после освобождения Болгарии от Византийской зависимости Асеном I (1187-1196), царь перенес святые мощи в новую столицу — Тырново . На холме Трапезица воздвигнули храм, в котором и были положены мощи преподобного Иоанна. В Тырново честные мощи находились и после взятия его турками в 1393 году, и лишь в 1469 году, по просьбе братии Рыльского монастыря и благодаря помощи вдовы султана Мурада II Марии, дочери сербского деспота Георгия Бранковича, были возвращены в обитель преподобного Иоанна, где и почивают доныне. 30 июня 1469 года, при игумене Давиде, святые мощи были торжественно положены в новой гробнице в храме Рыльской обители. Празднование возвращения мощей было установлено 1 июля.

Тем временем, начало всероссийского почитания преподобного Иоанна Рыльского условно относится к XIV веку, так как его имя впервые обнаружено вписанным полууставом XIV века в рукопись XII века — Галицкое Евангелие. Дальнейшие сведения о почитании преподобного Иоанна на Руси относятся к первой четверти XV века . С XVI века имя преподобного Иоанна Рыльского упоминается во многих богослужебных книгах. Служба святому в обиходе Русской Церкви утвердилась с появлением печатных Миней, не ранее конца XVII — начала XVIII века. В 1645 году на Руси впервые была издана служба святому, а в 1671 году в типографии Киево-Печерской Лавры была напечатана «Служба с житием преподобного отца нашего Иоанна Рыльского», являющаяся также первым печатным изданием Жития святого, составленного болгарским патриархом Евфимием в XIV веке.

Великий праведник и подвижник Русской Церкви протоиерей Иоанн Кронштадтский родился 19 октября 1829 года, в день памяти преподобного Иоанна Рыльского. В память своего небесного тезоименного покровителя он основал в начале XX века в Петербурге женский монастырь, где впоследствии Иоанн был погребен.

Почитание преподобного Иоанна в Болгарии настолько велико, что его можно сравнить только с особым почитанием преподобного Сергия Радонежского на Руси. Как преподобного Сергия называют «Игуменом всея Руси», так и преподобного Иоанна можно назвать «Игуменом всея Болгарии». Поражает сходство и их жизнеописаний, и их наследия — оба возрастили сонм подвижников-учеников, явившись столпами Церквей Болгарской и Русской. Основанные ими монастыри стали крупнейшими центрами духовного просвещения этих государств, а их нетленные мощи охраняют их столицы.

(Источник —

http://krestobogorodsky.ru/prepodobnyj-ioann-rylskij/

)

На правом берегу реки Струмы, на одном из склонов горного хребта Руен. Рано лишив­шись родителей, святой Иоанн в детстве был пастухом у чужих людей. Однажды хозяин стада избил мальчи­ка за то, что тот потерял корову с теленком. Святой обратился за по­мощью к Богу, и Господь не только услышал его, но и явил чудо, из которого было видно, что отрок Иоанн – избранник Божий. Святой отрок нашел корову с теленком за Струмой, но пока он их искал, воды в реке прибавилось, и теленок не мог перейти через реку. Святой Иоанн помолился Богу, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег. Хозяин, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив отро­ка, отпустил его из своего дома.

Раздав имущество бедным, святой Иоанн поступил послушником в один из близлежащих монастырей – вероятно, в монастырь во имя святого Димитрия , расположенный на вершине Руена. Там святой Иоанн научился читать и писать, стал изучать Священное Писание , богослужебные книги , творения Свя­тых Отцов . Через некоторое время он принял иноческий постриг и уеди­нился в окрестном лесу, где поселился в сплетенной из хвороста хижине. Он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями.

Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда Препо­добный Иоанн вынужден был пересе­литься в пустынную местность в верхнем течении Струмы, где жил в глубокой пещере. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного. Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха.

Двенадцать лет святой Иоанн подвизался в пещере, в подвиге поста и молитвы, а затем перешел на Рыльские горы. Не оставаясь долго на одном месте, свя­той Иоанн переходил по склонам вершин Бричебора, Царев верх и Еленин верх, пока не поселился в месте, называемом Голец . Долгое время преподобный Иоанн жил в дупле дерева, и звери не причиняли ему вреда. Все время святой проводил в плаче о своих грехах и молитве, питался лишь травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям. Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: «Вы пришли сюда голодные — рвите себе бобы мои и ешьте». Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: «Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного». С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой.

Через некоторое время, же­лая избежать известности и безмолвствовать, преподобный Иоанн переселился в просторную пе­щеру на высокой скале. Здесь подви­зался он более семи лет, претерпев много искушений от бесов. Подвиж­ник носил длинную кожаную одежду, которая со временем превратилась в лохмотья, питался травами.

Но и это место подвигов преподобного Иоанна было открыто. Известие о нем достигло царского двора. Царь Петр (927-969) отправил девять человек разыскать святого, чтобы взять у него благословение. С боль­шим трудом посланцы нашли святого. Провидя, что путники пять дней ничего не ели, преподобный Иоанн предложил им небольшой хлеб, которым все они чудесным образом насытились, да еще полови­на хлеба осталась. Вернувшись, они рассказали о чуде царю, который сам пожелал увидеть святого. Но на пути встретились непроходимые места, и царь отправил послов с просьбой прийти к нему. В дар святому он послал золото и плоды. Смиренный отшельник отказался выходить из уединения и не принял золота. Царю он написал послание с поучением.

Через некоторое время поблизости от преподобного Иоанна стали се­литься братия, искавшие уединения. Тогда преподобный основал у подно­жия скалы, недалеко от реки Рыло, монастырь . Сначала иноки жили в хижинах, затем на месте подвигов преподобного Иоанна возвели храм и соорудили келии. Монастырь был общежительным ; по преданию, вна­чале в нем подвизались шестьдесят шесть иноков.

Много лет преподобный Иоанн был игуменом основанной им обите­ли, наставляя братию примером свя­той жизни и душеполезными назида­ниями. Достигнув преклонного возра­ста, за пять лет до кончины преподобный Иоанн составил сво­им ученикам «Завет», в котором преподал правила иноческой жизни и духовные наставления. Преподобный в совершенстве знал греческий язык и читал святых отцов в подлиннике – в его «Завете», например, использованы творения преподобного Феодора Студита , которые в то время еще не были переведены на староболгар­ский язык.

Мощи и почитание

Примерно через 30 лет после кончины, в тревожное время борьбы Болгарии с Византией , при западноболгарском царе Самуиле (976-1014), преподобный Иоанн Рыльский явился игумену Рыльского монастыря и повелел перенести его мощи в город Средец (ныне София), куда скрылся патриарх Болгарский Дамиан (927-972). 18 октяб­ря святые мощи были открыты и обретены нетленными. Их перенесли в Средец и положили сначала в кафедральном соборе во имя святого апостола и евангелиста Луки , а в XII веке в новопостроенном храме во имя преподобного Иоанна Рыльского . При храме его имени был основан мона­стырь .

Еще до перенесения честных мо­щей в Средец произошло так называемое отделение десницы святого Иоанна. По мнению некоторых историков, святые мощи были перенесены в году, но десницу святого рыльские монахи оставили в обители. Вскоре им пришлось покинуть монастырь, во время переселения болгар во множе­стве на Русь из-за притеснения гре­ков , захвативших к тому времени Восточную Болгарию и запрещавших болгарам совершать Богослужения на родном языке. Возможно, когда греки начали постепенно завоевывать За­падную Болгарию, рыльские монахи также ушли на Русь, взяв с собой святыню обители – правую руку пре­подобного Иоанна. Известно, что в начале века на северо-западе Ки­евской Руси был построен город-крепость Рыльск . Первый храм , кото­рый построили жители города, был освящен во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом во имя святых мучеников Флора и Лавра , в день памяти которых преставился святой. Очевидно, там поселились бежавшие с Рыльских гор болгары. Есть основания считать, что в этом храме хранилась и десница преподобного Иоанна. Таким образом, преподобный Иоанн стал первым южнославянским святым, которому на русской земле был воздвигнут храм, и который стал одним из Небесных покровителей русского народа. Именно в русских источниках сохранилась дата кончины преподобного. Впоследствии, в году, по словам летописца, «только Рыльск сохранился от Батыева погрома». Когда во время осады жители города призвали на помощь своего покровителя, пре­подобный Иоанн явился на городской стене, махнул платком, ослепил татар и таким образом спас Рыльск.

Тем временем, начало всероссийского почитания преподобного Иоанна Рыльского ус­ловно относится к XIV веку, так как его имя впервые обнаружено вписан­ным полууставом XIV века в руко­пись XII века – Галицкое Евангелие . Дальнейшие сведения о почитании преподобного Иоанна на Руси отно­сятся к первой четверти века . С XVI века имя преподобного Иоанна Рыльского упоминается во многих богослужеб­ных книгах. Служба святому в обихо­де Русской Церкви утвердилась с появлением печатных Миней , не ра­нее конца XVII – начала XVIII века. В году на Руси впервые была издана служба святому, а в году в типографии Киево-Печерской Лав­ры была напечатана «Служба с жити­ем преподобного отца нашего Иоанна Рыльского», являющаяся также пер­вым печатным изданием Жития свя­того, составленного болгарским пат­риархом Евфимием в XIV веке.

Великий праведник и подвижник Русской Церкви протоиерей Иоанн Кронштадтский родился 19 октября го­да, в день памяти преподобного Иоан­на Рыльского. В память своего небес­ного тезоименного покровителя он основал в начале века в Петербурге женский монастырь , где впоследствии Иоанн был погребен.

Почитание преподобного Иоанна в Болгарии настолько велико, что его можно сравнить только с особым почитанием преподобного Сергия Радонежского на Руси. Как преподобного Сергия называют «Игуменом всея Руси», так и преподобного Иоанна можно назвать «Игуменом всея Болгарии». Поражает сходство и их жизнеописаний, и их наследия – оба возрастили сонм подвижников-учеников, явившись столпами Церквей Болгарской и Русской . Основанные ими монастыри стали крупнейшими центрами духовного просвещения этих государств, а их нетленные мощи охраняют их столицы.

Сочинения

«Завет» пре­подобного Иоанна считается одним из лучших творений староболгарской письменности и свидетельствует о высокой культуре и глубокой богос­ловской мудрости автора. Преподобный Иоанн рекомендует в «Завете» читать «больше отеческих книг». При этом сам он цитирует «Паранесис» святого Ефрема Сирина . Наи­более ранний староболгарский пере­вод этого произведения (два глаголических ли­ста) был найден в Рыльском монасты­ре в году. Это обстоятельство, очевидно, указывает на тот факт, что именно в Рыльской обители был сделан первый перевод «Паранесиса» и, возможно, самим преподобным Иоанном.

Молитвословия

Тропарь, глас 4

Тело смирив лощением,/ душу же возвысив пением,/ сосуд явися избран Святому Духу,/ Иоанне, отче наш,/ в чистоте сердца твоего, преподобне, пожив./ Тем, дерзновение имея ко Господу,/ моли спастися душам нашим.

Ин тропарь, глас тойже

Твоих мощей возвращением/ обитель твоя обогатися,/ церковь же твоя, приемши я, просветися/ и, красящися, верных созывает с веселием/ светоносный твой светло праздновати день,/ грядите, глаголющи,/ и приимите благодатей дарования.

Ин тропарь, глас 1

Покаяния основание, прописание умиления,/ образ утешения, духовнаго совершения/ равноангельное житие твое бысть, преподобне. / В молитвах убо и в пощениих и в слезах пребывавый,/ отче Иоанне,/ моли Христа Бога о душах наших.

Кондак, глас 2

Твердым умом и непрестанными молитвами/ борителя врага силу всегубительную до конца поборив,/ достойно от Христа прославился еси,/ Иоанне всеблаженне./ Тем твоих днесь мощей возвращения/ светлый совершающе праздник в веселии,/ согласно вопием ти:/ стаду и людем твоим ты еси с Богом, отче преподобне,/ похвала и утверждение.

Ин кондак, глас тойже

В молитвах бодренно не усыпая/ и в пениих непрестанных Ангелом подобяся,/ в гроб вшел еси, тленную жизнь оставив,/ и к Небеси прешел еси/ на нетление, Иоанне отче,/ от смерти бо к животу вечному/ тя пресели Христос Бог, яко Своего угодника.

Ин кондак, глас тойже

Молящим тя теплейший заступниче/ и просящим скорейший послушателю,/ преподобне отче Иоанне,/ приими моление наше/ и Христа умоли помиловати нас,/ Единаго Преблагаго и Многомилостиваго.

Ин кондак, глас 6

Благодатию Божиею нас обогатил еси/ и делы благими известил еси,/ званием явися, Иоанне, угодник Христа Бога. / В молитвах и постех дарований Божия Духа исполнися/ и бысть недугом прогонитель/ и заступник душам нашим.

Ин кондак, глас 8

Ангельскому житию поревновав, преподобне,/ вся земная оставив, ко Христу притекл еси/ и, Того заповедьми ограждался,/ явился еси столп непоколебим от вражиих нападений./ Тем зовем ти:/ радуйся, отче Иоанне, светило пресветлое.

См. старообрядчество; 17 век. Кратко о нём Кротов.

Оп.:: Ищите и обрящете!(Повесть о житии Иова Льговского). // Журнал «Родина», М. – 1990 г. – № 9. – с. 48-55.; Из первых рук (Повесть о житии Иова Льговского). // Журнал «Церковь», М. – 1992 г. – № 2. – с. 32-40.

«Повесть» известна в единственном списке начала XVIII века, переданном в 1971 году старообрядческим епископом Иоасафом (Карповым) археографической экспедиции Московского государственного университета.

Месяца Маия в 9 день

Повесть и сказание вкратце о житии и подвизех и отчасти чюдес исповедание преподобнаго отца нашего игумена и строителя Иова, иже многия святые обители создавшаго своими боговдохновенными труды, наипаче же пречестные Лавры святаго великомученика Димитрия Солуньскаго чюдотворца во пределех града Рыльска, на Семи реце на горах Льговских создавшаго, в посте просиявшаго.



Логисон патеро [1].

Исповедание чюдно и преславно слышите от мене, любимицы, еже есть потребно душам нашим. Но убо зело спешно, аще не точию слышатель будет кто, но и творец, якоже апостол Павел уча глаголет: не бо слышателе /л. 498./ праведни пред Богом, но творцы закону оправдятся. Аще бо кто скажет, вам сокровище сокровенно, и да может ли обогатети от показания, аще не со многим трудом и спехом ископавше его, приобрящете? Не убо того ради наказую вы, возлюбленная моя иночествующих отцы и братия, да безделно приимете, еже хощу сказати житие чюдно преподобнаго отца. Но и в душах ваших опасне начертавше, поспешите о том слове творцы быти, а не послушницы. Аз бо хуждьшии коснухся грехослужимую десницу прострети и на хартии написати, иже успешную души повесть предложив, еще же и самовидец бых и сын непотребный по духу благодати. Многая же и от древних мужей богоугодно с ним поживших слышах, глаголю же отца Феодосия Святогорца и Леонтия Цареградца, /л. 498 об./ трудов его и терпения и неповинная изгнания от присных сожителей его. Но не поревновах того ангельскаго и безплотнаго жития — вредне (!) же быв и возлюбив паче духа плоть. Но вы, отцы, да будете ревнители сему чюдному отцу. Мне бо лепо глаголати и вся вам опасне предлагаю. Должники вы творя. Богу бо рекшу к проныривому рабу аки ко мне: Почто таланта моего непредложи купцем, да аз пришел, с приплодом взял бых? Молю убо вас, отцы и братие, словесе моего в худости не (за)зрите. Без навычения бо есмь риторска и науки богословски и в лепоту не возмогу повести сея сотворити. Но веде вас, яко не противу слову неудобренну зрите, воз(з)ревше же противу силе моей собеседованную, послушайте мною /л. 499./ исповедуемаго жития. Яко же святый Симеон Метафраст повествует: жития и похвалы святых подобятся светлости звездам. Яко же бо звезды положением на небеси утверждены суть, всю же поднебесную просвещают: тыяжде и от индианов зрятся, ни сокрываются от скифов, землю озаряют и морю светят, и плавающих корабле управляют. Их же имен аще и несвемы, множества ради, обаче светлой доброте их чюдимся. Сице и светлость святых: аще и затворены суть мощи их во гробех, но силы их в поднебесной земными пределы не суть определенны. Чюдимся тех житию и удивляемся славе, его (!) же Бог угодившия ему прославляет, якоже прославил и есть сего угодника преподобнаго отца Иова. Его же дивное житие в просвещение и образ хотящим любовию работати Богови, писанием от дальних стран росийския /л. 499 об./ державы принесено последнему сему роду, от многих малая предложися сице.



О зачале жития преподобнаго.

Сей преподобный отец наш Иов рождение имея росийскаго царства, во едином от мест богоспасаемаго града Москвы, от предел града Волокаламскаго, от благочестиву родителю християнскаго закона болярска рода: от отца именем Тимофея, а прозванием Лихачева, матери же такоже боголюбивы. Имени же ея в забытии преминух: млад отрок остася в детске сир от матери. От святаго же крещения наречен бысть Иоанн. Отец же его приобщися по закону второму браку и мало поживе и ко Господу отиде в вечное блаженство. Вторая же его мати воспита во всяком благодеянии и вере и чистоте и целомудрию научила, яко присное чадо /л. 500./ свое. Егда е бысть времени достиже в научение грамоте божественнаго разума, вдаде его мати учителю учитися буквам. Бог же искони провидя еже несоделанное очима, зря сего отрока, откры ему разу мети вскоре писания, и всех сверстник своих превзыде, яко учителю его дивитися разуму его и прилежанию и тщанию ко церкви Божией, еже послушати чтомаго Святаго Писания. И вниде в сердце его благодать дара Святаго Духа, еже како угодити Господеви и спасти душю свою, и еже уединитися и устранитися мира сего суетнаго. И егдаже достиже до дванадесятаго лета возраста своего, не восхоте быти в волнении мирския красоты и богатства тленнаго, вся та остави Бога ради. И утаився матери и всех сродник своих, и отиде от дому своего яко един от нищих. И многая монастыри и места пустынная обшед

/л. 500 об./.


О пострижении святаго отрока во иночество.

Бог же видя теплоту сердца его и кипение разума божественнаго, и доведе его до пристанища жизни нескончаемыя, глаголю же пречестныя обители Святыя Единосущныя и Живоначальныя Троицы — ограды преподобнаго и богоноснаго отца нашего игумена Сергия Радонежскаго чюдотворца иже в Маковце. И молитву велию и слезы теплыя пролия ко Пресвятей Троице, и у гроба преподобнаго Сергия любезне припадает и милости просит, еже у него водворитися и спасенну быти, и потом приходит и припадает к честным стопам тоя Лавры настоятелю преподобному отцу архимандриту Дионисию именем, мужю святу и чюдну житием, и молит и просит, еже быти ему во обители, и потрудитися на братию, и святаго иноческаго чина сподобитися от него. Преподобный же Дионисий, провидя духом премудрости отрока, еже в нем любви Божией /л. 501./ исполнену быти, и прият его яко приснаго сына и сочетовает его ко братии, и посылаем бывает на всякую монастырьскую службу. Святый же сей отрок велие послушание ко братии показа и труды, и ко церкви тщание, и молитву ко Господу возсылая, яко кадило благовонно. И паки по времени молит преподобнаго отца Дионисия, еже бы сподобил его лику иноческаго достояния восприяти.

Преподобный же видя слезы его и приводит во святую соборную и апостольскую церковь, и по обычаю постригает власы главы его и во иноческий образ облачает, и нарече имя ему вместо Иоанна Иовом, и сочетает братии, и приимает его себе во ученичество в келию. И поучает како быти младому иноку в послушании и целомудрии и чистоте душевней вкупе же и телесней, и посту, и молитве. Пострижеся сей преподобный Иов в лето 7117 [1609] года, во младости яко мало более 17 лет /л. 501 об./ труды же и терпение и пост и молитву его кто изочтет яко дивитися отцу ею архимандриту и мнозей братии о бодрости и крепости телесней и зелному посту Еще во отрочестве навыкшему (!) и не вкушати животных заклаему (!), якоже поведают знаеми его пустынножители воздержание его.

Пребысть же преподобный многа лета во обители Пресвятые Троицы и преподобнаго Сергия. Труждаяся на братию и наставнику своему отцу Дионисию во всем повинуяся, без лености ревнуя стопам его преледовати и житию его святому подражати. По времени же довол(ь)не припадает ко отцу и просит благословения и молитвы от него, еже наедине в пустыне бемолвствовати и неславиму быти от человек.

Преподобный же Дионисий сподобляет его благословения и молитвы и поучает его, како ополчатися к невидимым врагом и Христови работати верою /л. 502./ истинною. Многа от писания святаго пользовав его, отпусти от себе, провидя в нем цветущую добродетель и веру во Христе.



Об отшествии святаго в пустыню Могиле(в)скую и о создании монастыря Богородицына.

Преподобный же отец наш Иов вооружися силою крестною и пойде пустынная места искати, иде же Бог наставит, где обитати. Обходит многия леса и дебри, ища места покойна, идеже мощно Богу работати, от мирския молвы удалялся и все человеческое житие отринув, моляся Богу со слезами, направитися на место угодно, безмолвию и спасению подобно. И Богом вразумляем и наставляем, прииде преподобный в Новогородския пределы, во область Осташковскую и вселися в месте лесне и темне, зовому Могилеву, ископав в горе пещеру малу, и ту пребысть един безмолвствуя, единому Богу работая, и землю мотыкою копая и насевая от зелия пустыннаго, и тем тело свое питая, душу же /л. 502 об./ свою постом и молитвою насыщая. По случаю же некоему купцу заблудившу пути и в стремнины чаща леса впадшу, и обрете сего преподобнаго труждающагося, земныя плоды собирающа. И припадает той купец благословения прося и пути ко граду испытуя, велми плачася и обещание свое полагая Господеви Богу и Пречистей Богородице, да на сем месте созиждет церковь Пресвятыя Богородицы. Преподобный же, много поучив его о спасении души, и обещания своего не изменити. Купец же повеле ему пустыню строити и церковь поставити и келий созидати, понеже зело место угодно к монастырьскому строению, и вда преподобному милостыни сто рублев на созидание церковное. Святыи же путь ему указа. Сам же возложи упование свое на Господа Бога и Пречистую Богородицу и многи беды и искушения от бесовскаго мечтания претерпе и досаждения люта. Вооружив себе блаженный знамением честнаго Креста Господня и нача лес посека/л. 503./ти своима рукама и место отребляти и очищати ко строению Святыя церкви и вся приготови. И пойде к Великому Нову граду ко архиерею Исидору митрополиту бити челом о благословении сыятыя церкви здати и о антимисе. Святитель же подаде ему на созидание церкви грамоту и всю потребную утварь вручи ему. Блаженный же велми благодарствуя Бога и Пречистую Богородицу, и нача строити на месте своем церковь во има Пресвятыя Богородицы, честнаго Ея Успения, в помощь призывая християнскую Заступницу Пресвятую Богородицу. И прилагаше труды ко трудом и подвиги к подвигом, и разгарашеся яко огнь на божественную добродетель. И в то время един по единому начаша братия к нему приходити пустыннолюбцы. Святый же с радостию приимаше их, яко Богом посланнии, и поучаще их, како спастися. И вскоре созда церковь Пресвятыя Богородицы, и внезапу Божиим изволением от огня сгоре до основания прежде (!) освящения храма. Преждереченный (!) же купец по /л. 503 об./ времени прииде соглядати свое обещание и церковное строение, и виде згоревшу от огня, опечалился велми, виновна себе творя пред Богом и недостойна, и паки вторицею вручи преподобному отцу Иову сто рублев на создание церковное. И инии мнози християне начаша потребная ко церковному строению приносити. И воскоре совершиша вторую церковь Пресвятыя Богородицы, и та, Богу попустившу, от молнии згоре. Преподобный же благодарив Бога и Пресвятую Богородицу и братию утешив от печали, пойде сам ко православным христолюбцем на создание церковное просити милостыни. Овии начаша денгами подаяти, овии же младым скотом. И множество собрася всякаго скота, и сами разплодишася по пустыни ходяще. Молитвой же святаго отца Иова ни един зверь какой вреди скота его. И нача посылати братию по градом и продаяти скота, и тем имением паки третию церковь созда в похвалу Пресвятей Богородице честнаго Ея Успения, /л. 504./ и святыми иконами украси ю яко невесту, и книгами и ризами удоволи ея, и освящением освяти ея по благословению преосвященнаго Макария митрополита Новгородскаго. От него же и священства сан восприя и строительства чин пастырства. Службы же и литоргии всегда сам служаше, и о благочестивом царе моляше: еж(е) бы Господь в мире и тишине и благоденствии пода ослабу християном от иноплеменных [2]. Пение же единогласное наречное любляше и сам на клиросе в церкви часто пояше, якоже и учитель его преподобный Дионисий архимандрит Радонежский чюдотворец. И келии многим братиям сам созидая и древие рубяше сырое, и печи делаше, а угару в зимное время отнюдь не бываше молитвами его святыми. А спание его на ребрех николи же бываше, но сидя мало сна приимаше и до кончины своея. Многажды же сам пасяше и скот монастырский меж службою и вечернею, а пастырей /л. 504 об./ посылаше в полуденное время отдыхати. Сам же втайне во блатех розблачася с комаром и оводом и мшицам плоть свою даяше ясти. О, велия мужа сего чюднаго самовол(ь)ное терпение, кто не ублажит! А егда же путем от царствующаго града Москвы шествоваше и где видя человека древняго леты и взимаше в монастырь свой, и доволяше его пищею и одеждою(!) и о спасении души его моляшеся. Таков бе страннолюбив и нищелюбив. Иногда же богомольцы и нищии прихождаху и милостыни прошаху, всем подаяше хлебы. Аще кто от братии поропщет святому сему, еже много даеши, он же вдвое и втрое подаяше. Хлеба же наипаче множашеся молитвами святаго, якоже напреди будет написуемо в чюдотворении его. Ово же пруды и кладези многи прекоповаше и мелницы строяше /л. 505./ и труждашеся, образ собою всем братиям показоваше. Многих же неверных человек поляков и татар и черкас и корелов привождаше учением своим во православную Христову веру. И сам крестяше их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, без лености до старости в бодрости и силе пребываше. И в крестном хождении отнюдь недаяше себе вести дияконом на высокия горы Льговския, сам о себе идяше в такой древности. И тако пасяше христоименитое стадо словесных овец своея ограды. Слово бо его полезное и сладостное ко всем великим и малы любезное а не гневное и не гордостное, всем угождаше Богу и человеком.



О изгнании из монастыря преподобнаго отца Иова.

Искони же ненавидяи рода християнскаго враг диявол востает и водвизает во братии мятеж и ропот на преподобнаго сего мужа /л. 505 об./, пустыннолюбца и страннопитателя и нищеприятеля, яко всегда литоргисаше, и многажды всенощная пения многим святым пояше и служаше. И худость ризную многошвенную его ненавидяху и гнушахуся, яко невежди и поселянина. И то яко странным много раздаваше хлеба, и скудость себе мнеще терпети, а неведуще враждующий, яко молитвами его святыми вся преизобильствует во обители его. Преподобный же отец наш Иов строитель, дая место гневу роптавшим братиям, отиде втай нощию никому же ведущу в далечайшия пустынныя места, ища безмолвия. Ничтоже взем, ни пищи ни одеяния, но токмо сам себе пасяше и соблюдаше душу свою от вражия сети и пронырства лукаваго. Многи стремнины и блата и чаща леса обыйде и многажды со зверьми в разселинах и пещерах горских обиташе, Божиею помощию покрываем от них, никоея пакости прием, неякоже от ропчющих иноков.



О пришествии преподобнаго в Ракову пустыню.

Бог же, видя его пустынное пребывание, доведе его в место зовомо Ракова пустыня на речке глаголеме имя рек, и возлюби /л. 506./ е зело. И сотвори молитву Господеви, и постави крест и малу хлевину, понеже место угодно бе ему безмолвствовати, от человеческие молвы удалено. И пребысть многое время ту подвизаяся и труды ко трудом прилагая, и пост к посту, зелнейши себе удручаше воздержанием, тело же свое питаше вершием дубовым, до конца смирив себе и очисти душу свою яко зерцало. Бог же премилостивый паки устрояет его пастырем, еже пещися ему душами християньскими, посылает к нему от далечайших стран иноков Бога ради странствовавших. И моляху преподобнаго отца, еже сожительствовати с ним вкупе, и святыни его сообещники быти и ревновати во всем добродетели его. Преподобный же толико беззлобив, паки братию Богом посланных приимаше, повсюду бо слава об нем происхождаше, неможе нигде укрытися.



О создании церкви и монастыря Богородицына.

По времени же многих христолюбцов милостыни подаянием и церковь постави в похвалу Пресвятыя Богородицы честнаго Ея Покрова, славословие Божие. Такожде украси ю иконами и книгами и ризами и всякою утварию церковною. Паки таяжде добрая дела творяше и поучаше /л. 506 об./ братию посту и молитве и любви нелицемерней между собою. Веру же истинную держати непорочну, и латыньския ереси уклонятися, последовати же Святых Отец преданию седми Вселенских Соборов. Сам же всегда во трудех пребывая, работая на братию: ово дрова сецаше, ово же жито меляше своима рукама, и воду ношаше. Иногда же и власяницы мыяше на престаревших иноков, и всем им служаше, яко истовый раб или пленник. Бе, бо зело бодр и крепок телом. Мнози же слышаху окрестнии и далнии жителие, велми удивляхуся жестокому его труду и терпению и блажаху его. Преподобный же, бегая славы, отнюдь ненавидя славим быти от человек, желаше бо любиму быти ему от Бога, уклонися паки в пустыни и дебри, и многое время един Богови работая.



О пришествии к Москве преподобнаго Иова и како бысть у святейшаго патриарха в келейниках.

Божием же изволением невкое время дойде царствующаго /л. 507./ града Москвы, еже помолитися святей соборней церкви и святым угодником, Божиим, честным ракам их достигнута и мощем их приложитися. Мановением же и действием Пресвятаго Духа извещение приим пресвятейший патриарх Филарет Никитичь Московский и всея Росии, присмотре сего преподобнаго Иова пустынножителя, и пригласи его к себе и благослови десницею своею, и повеле ему ити после божественный литоргии в келию к себе, и приобщи его к трапезе своей, и потом вопроси его, кто и откуду и где пребывание его. Блаженный же отец вся по ряду бываемая поведа ему о себе, крайнему пастырю. Святейший же патриарх возлюби его зело за толикий труд иночества, и повеле ему у себе в келии пребывати, насыщался добродетельми его божественными. И многое время пребысть у него в послушании, паки воспомяну преподобный пустынное /л. 507 об./ свое первое житие, не восхоте славы сея маловременныя. По пророку (!) Давыдову словеси, се удалихся бегая и водворихся в пустыню.



О отшествии преподобнаго в пустыню от славы человеческия.

Се же помыслив преподобный то и сотвори: утаився пресвятейшаго патриарха и отиде паки на прежнюю свою пустыню Могилевскую. Братия же вси возрадовашася о пришествии его, а прежде негодовавший иноцы на святаго, прежде его в бегство, претворившеся инамо. Егда же святейший патриарх Филарет ко Господу отиде, преподобный же паки ища безмолвия на пустынное житие обратися. И прииде в пределы града Тфери во Верховской стан Старицскаго уезда на речку Держичю, в Красныя горы, и возлюби место сие, и нача жителствовати един о Христе Бозе, инаго брата себе не имея. Господь же и ту его пришествием место освяти и уготова любящим его воистинну, посла своя рабы к нему на подвизание и на создание сея пустыни, во дни святейшаго Иоасафа Перваго патриарха Московскаго и всея Росии, при преосвященном епископе Нектарии /л. 508./ Тферском и Кашинском. Нигде не може блаженный утаитися и укрытися. Господь бо рече: славящая бо Мя прославлю пред ангелы и человеки. Не может бо град укрытися верху горы стоящ, ни светимник под спудом или под одром держимый, но на свещнице поставляемый да светит всем, иже во храмине суть. Тако и сему преподобному мнози христолюбцы желающе отцем и пастырем его имети, и ревнующе его благоговеинству, моляху его, да созиждет дом молитвенный на словословие Божие. Преподобный же аще и не хотяше, но повинуяся братии и созда церковь малу во имя великого во ерарсех святаго Николы чюдотворца, такоже с Божиею помощию и Пресвятыя Богородицы, снабдеваем христоименитыми людьми их подаянием.



О создании Никольскаго монастыря преподобным отцем Иовом.

Повсюду бо яко луча солнечная осиявающи добродетельми своими и досязающи в слухи до царствующаго града Москвы и до его царскаго Величества Государя и Царя Михáйла Феодоровича всеа Росии самодержца. По преставлении Святейшаго Иоасафа патриарха царским повелением и всего Освященнаго Собора всем властем собранным бывшим в царствующий /л. 508 об./ град Москву, доиде же царсткое повелительство и до сея пустыни Святаго Николы чюдотворца, еже быти преподобному отцу нашему на Соборе со святители. Еже нужда бе ему укрытися и с великою печалию пойде до Московскаго царства. И егда предста царскому лицу и всему освященному Собору и много избрания сотвориша меж себе по Апостолу по жребию. И паде жребий на дву достойных престола архиерейскаго седалища: на Симановскаго архимандрита Иосифа и на сего блаженнейшаго Иова отца нашего и пастыря. И царева избрания ради много нудим бе, еже прияти сан архиерейства. Святый же, видя себе отовсюду утесняема, не восхоте пустыню оставити, претвори себе Бога ради уродством и невеждою, аще и саном и брадою величества и доброгласием украшена. Но обаче Божиею помощию покрываем, утаися всего собора и царскаго величества и бежа во свою пустыню желанную, окрылате умом, яко серна от тенята. И паки радость сотвори учеником своим и много благодарение Богови возсылая и Пречистеи Богоматере и великому заступнику /л. 509./ Николе чюдотворцу. И того ради обет полагает преподобный отец святым верховным апостолом Петру и Павлу, еже создати храм во имя их зде во пустыни, что на их память Господь его укрыл от избрания царева и всего Освященнаго Собора на пастырский престол патриаршества. Разумейте, христолюбцы, блаженнаго сего мужа, еже не восхоте сана величества прияти себе. Но паче пустынное житие лобзаше, поминая Господне слово глаголющее, еже кому много дано, много и взыщется от него; и Приточника глаголюща: еже бо чести многи воздвижют во человецех брови и отменяют в человецех крови; жестоко убо быти в сану высоком. Се же преподобный помыслив то и сотвори бегство Христа ради, и Божиим изволением и милостынею христолюбцов созда церковь Святых апостол Петра и Павла во ограде своей, и освяти ю сам /л. 509 об./. И иная многая строения в пустыни сей полагая труды своими, не дая себе покоя телеснаго никогда же, но присно в подвизех пребывая день и нощь, собою братии образ показуя всем.



О отшествии преподобнаго отца Иова во град Киев и в пещеры преподобных отец.

В лето [7]161 (го)ду [1653] [3]. Некогда бо прииде ему желание духовное, еже посетити ему святая места Богом спасаемаго града Киева дойти, и Богом зданныя пещеры преподобных отец Антония и Феодосия видети, и Святым мощем помолитися о нашедшем серпе немилостивем на Рускую землю мороваго поветрия. Чтобы Господь милостивым оком призрел на нас грешных и недостойных рабех своих. Еже и сотвори блаженный обещание свое, предложи учеником своим, еже достигнути святых пещер. Братия же много сетующе по нем и много молиша его со слезами, еже не оставити их сирых неимуще такова пастыря себе. Преподобный же отец наш Иов предложи /л. 510./ им свое боговдохновенное учение от святых отец и мало утешив их от печали, яко присная своя духовная чада, обещася по молитве паки возвратитися, аще Господь Бог и Пречистая Богородица изволит и угодник их великий святитель Николае чюдотворец. И потом поручи братию Господеви и благослови их, пойде в путь свой, взя единаго токмо ученика и сопостника своего Феодосия именем Святогорца. И достизают града Киева и святыя соборныя церкви Премудрости Божий Софии, и пещер преподобных отец. И любезно к мощем их припадают и молятся о себе и о всем православном християнстве. Приидоша же и во обитель Пресвятыя Богородицы Межицкаго монастыря, и ту селитву себе и обитание приемлют, и прочия святыя места обходят. Таможе обретает себе ученика и послушника некоего дворянска рода именем Иоанна Петрова [4] пореклу Савеловых, желающа иноческаго чина вседушно /л. 510 об./. Преподобный же сподобляет его иноческаго чина постризает его во святый ангельский образ и нарицает по писанию именем Иоаким. И поучи его от писания божественнаго, како подобает иноческое житие проходити непорочно и соблюдати обещание свое. И тако вси трие вкупе пребыша во граде Киеве и Межицком монастыре. И потом возвратишася паки в Великую Росию в Лавру Святаго Николы чюдотворца с новопостриженым учеником Иоакимом. И мало поживе в келий преподобнаго отца Иова в послушании, и отиде по благословению во град Можаеск посетити отца своего Петра при старости [иже бысть последи на Москве патриархом] [5]. Паки же да речем вам, иночествующих лицы, еще о блаженнем, елико слышах от ученика его священноинока Святогорца Феодосия, еже многих его трудов и подвизаний самовидец /л. 511./ быв и ученика же его старца Тихона.



О пришествии преподобного к патриарху Никону в монастырь.

Некогда бо грядущу ему путем к Москве ради духовных управлений от обители своея Никольския пустыни. И (с)лучися ему путь миновати близ монастыря Воскресения Христа Бога нашего иже на Истре реце строение святейшаго господина Никона патриарха Московскаго и всеа Росии. Тогда бывшу ему ту во обители своей пребывающу по сошествии со престола, и невемы, како уведа о сем нашем отце, еже путем шествует. Посла во стретение его, желая видети ангелоподобное лице его и житие слыша его чюдное и святое, реку поистинне. И много беседова с ним, вопрошая сам о пребывании его. Святый же потаявая своея труды, не восхоте чести архипастырской, претвори себе урода и несмысленна и невежду от писания. И тако утаився от него, путем своим отиде к царствующему граду Москве ради потребы /л. 511 об./ монастырский. И вся по Бозе исправи паки возвратися во свою киновию Святаго Николы чюдотворца.

Всепагубный же змий лукавый отступник льстивый паки воздвизает бурю велию на всю Росийскую землю мятеж, паче же на Церковь Божию: усты дунув адскими, челюстьми хотя поглотити в прелесть свою пестрообразную род християнский, и разврати люди Божия разных стран обычаев поганских. Паче же воздвиже иконоборцов, еже не покланятися святым иконам, и многия иные соблазны возниче в мире по писанию святых отец, якоже рекоша: отступят нецыи от веры, внемлюще духовом лестным, и прочая… Преподобный же отец наш Иов обыче странствовати и бегати от прелести мира сего, уклонися паки во пределы Киевския, со ученики своими Феодосией Святогорцем и Никодимом и Ермогеном, во область града Рыльска /л. 512./ на место зовомо Льговския горы, идеже леса и дебри вкруг облежащия, близ реки глаголемы Сейми, расстоянием от града Рыльска яко поприщ 40. Зело бе место угодно и красно ко вселению иноческаго пребывания и к монастырьскому строению полезно. И возлюби преподобный отец наш Иов место сие святое и сотвори молитву Господеви…



Молитва.

Владыко Царю небесный, призри с высоты небесныя славы Своея на место сие, осени его сиянием Божества своего Триипостаснаго и сподоби нас, Господи Вседержителю, зде вселитися и Тебе единому Богу работати всею душею и всею крепостию и всею правою верою. Прошу и молю, еже создатися на месте сем храму угодника Твоего святаго страстотерпца великомученика Димитрия Солунскаго чюдотворца. Понеже на его память честную обретох пустыню сию искони желанную. Еже в нем обитати благоволи и прославляти пресвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, и на помощь призывати Пресвятую и Преблагословенную Деву Пречистую Богородицу, и всех святых Твоих в заступление имети нам смиренным /л. 512 об./ рабом Своим во вся веки, аминь. И по молитве обыйде вся места со святым и животворящим крестом Господним, ограждая и осеняя. И сниде под горие в дебрь и ископà в горе той Л(ь)говской пещеру малу на вселение себе, по подобию святых пещер киевских, и на приходящих к себе братии. В то же время, еже егда нача пещеру копати, прииде к нему от Москвы Чюдова монастыря черной диякон именем Арсении, яко Богом посланный. И нача с ним труждатися и Богови работати и пещеру большую копати и многия улицы пещерныя сотвориша яко на поприще; землю же на плещих своих ношаху со псалмопением немолчным, Богови работающе. Прочии же иноцы выше помянутии леса росчищающе и нивы насевающе и борти делающе в дубровех на вселение пчел. И много проживше во пещерах сих пяточисленнии отцы. Богу же паки прославляющу Своего угодника сего блаженнаго Иова. Благоволи создатися и церкви святаго Димитрия над пещерами на горах Льговских, и монастырю быти на пребы/л. 513./вание иноком. Такожде, яко и прочии от него созданнии монастыри быша и до днесь Благодатию Божиею стоят. Преподобный же по создании церкви и украшении иконном и всея лепоты, многи созда келии своима рукама, и трапезу велию и ограду устрои около обители зело крепкую, и башни и бойницы подела ради частаго нахождения крымских татар, пленующих села и деревни, разоряюще православных хрестиян. И иная многая труды полагая; озера и пруды копая и мелницы поставляя на упокоение братии, и рыбныя ловли устрой на Се(й)ми реце в лето 7170 [1662]. И множество братии собравшася к нему от далних мест, слышаще житие его святое и ревнующе последовати стопам его.



О нашествии на обитель преподобнаго татар и о победе на них.

По некоем же времени в лето 7175 [1667] году бысть нашествие иноплеменных, за умножение грех ради наших, приидоша ратию безбожнии варвари крымския татарове на Рускую землю и на Рылския пределы. Изгоном пленующе /л. 513 об./ многих християн погубиша, а иных без милости мучаще и домы их огнем попалиша, а иных в плен во свою землю с собою взяша. Тогда же рыльския веси много народа, мужей и жен и детей, от тех злых зверолютых безбожных бусурман крымскых татар збегошася ко преподобному отцу во Л(ь)говскую пустыню и пресецаху ему безмолвие. Святый же моляше всесилнаго Бога и в молитве призывая християнскую Заступницу Пречистую Богородицу, дабы всемилостивый Бог молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы сохранил род християнский от нашествия безбожных агарян. Тогда же они окаяннии варвари покушахуся итти в пустыню святаго, и собрашася более трех тысящ татар и приидоша близ обители его. Преподобный же вооружився силою крестною, пойде из монастыря з животворящим крестом Господним, призва в помощь себе святаго великомученика Димитрия Победоносца, низложити сопротивных. Яко же он /л. 514./ и прежде помогаше святому Нестору еже победити силу безбожнаго Лия (царя), тако и зде помогаше преподобному отцу крепкии во бранех святый Димитрии, и обитель свою не попусти агаряном разорити и трудов преподобнаго не презре. И егда же святый нача ограждати крестом агарянов, и многи от християн видеша, и невернии последи поведаша, яко изыйде пламень огненный от креста Господня и многих попали и ослепи их, и смяте кони их невидимая сила святаго Димитрия, и сотрошася и падаша и мертви быша. Прочих же татар православнии християне вооружившеся начаша дреколием бити и гнати их к реце Се(й)ми. И мнози истопоша тамо, иных же живых многих взяша в плен. И тако Божиею помощию и заступлением Пречистыя Богородицы и святаго Димитрия (храбростию) [6] защищением, побождени (!) быша вси и исчезоша, и память их с шумом погибе. Преподобный же зело за сие чюдное /л. 514 об./ побеждение Богови длагодарение воздаде и Пречистей Богородице и святому великомученику Димитрию и всем святым. Потом преподобный совеща з братиею совет и с православными християны, коих Бог спасе молитвами святаго от поганых ту во осаде: еже оставших плененых татар более 70 их человек послати к Москве к Государю Царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Росии самодержцу. Еже и бысть. Великий же Государь, слыша таковое побеждение сопротивных от преподобнаго отца нашего, зело удивися, яко при его державе такое чюдо бысть. И за сие посла в монастырь ко преподобному милостыню довольну зело на утешение братии, и бранных оружии: пушек больших 6, снарядов и мушкетов болших с три ста, и пороховой казны и свинцу доволно, и четыре знамян (!) золотных по отласу шитых — ради преди будущих незапных татар опасения обители святаго старца Иова своих богомолцов /л. 515./.



Чюдо о хотевше(м) монастырь разорити в лето 7180 [1672] году.

Потребно же, братия священноиноцы и иноки и вси христолюбцы, послушати еще о преподобием отце нашем, от Бога данном ему прозорливстве. Некто от дворянска чина стольник именем Стефан Нащокин от Москвы прииде в Комарицкия волости беглых християн сыскивати. Паче же яряся на обитель преподобнаго сего разорити гордостию своею всуе, и близ монастыря живущих християн волных побрати себе в порабощение. Преподобный же, слышав вторую бурю востающую на обитель его от растленных християн, паче и горши иноверных язык, и рече ко братии, утешая малодушных. «Претерпим, братие, беды и напасти сия со благодарением Христа ради и царствия его небеснаго. Сей бо хваляйся человек вскоре погибнет, по писанию: Господь гордым противится, смиренным же нам даст благодать. Не узрит ни следу ограды сея. Божиею десницею покрываеми есмы». /л. 515 об./ Еже и бысть по словеси святаго мужа сего молитвами. И до монастыря не дойдет и память его с шумом погибе, исчезе безвестно. Аще Бог по нас, кто на ны от востающих! Бог Своя рабы сохраняет и снабдевает. Яко же аз, последний изверга, видех многая от него прозорливства от Бога данныя ему благодати, не у зде написах, забытая и продолжения ради многих лет, иногда же леностию поддержим бех. Еще же Господь Бог восхоте прославити раба Своего на вся концы и пределы Росийския земли. Слуху бо прошедшу о преподобием велию, нигде сокровену от человек возможе утаитися. Доиде бо слава и до ратных людей, глаголю казаков донских, желающе, дабы шел до мест их и освятил грады их пришествием своим, и святое и ангелом подобное и говейное лице его ведете и слышати от уст его словеса полезная души, еще же требующе, да/л. 516./бы общежительство сотворил иноком во областех пребывания их. Многажды присылаху к нему в монастырь, прошаху и моляху святыню его и преподобство неотступно.



О пришествии преподобнаго на Дон реку.

Преподобный же отец наш, Богу на се изволившу, восхоте посетити и просветити учением своим люди сия ратныя, да и тамо прославится имя Господне. Зане не бысть тамо прежде иночествующих собори. И тако учредив во ограде своей вся по чину, наместники остави искуснейших иноков на сие дело, глаголю Арсения и Гурия, правити вся монастырьския дела. Сам же сотвори всенощное пение и молитвы Господеви возсылая, еже сему святому месту невреждену быти от всякаго вреда душевнаго и телеснаго. И братию поучив доволно от писания и утешив от печали разлучения; поим же с собою триех ученик своих: Тихона и Ермогена и Тимофея, и пойде в лето 7182-м [1674] году на Дон реку /л. 516 об./ великую к тамо живущим человеком. Мнози же избраннии христолюбцы вельми возрадовашася о пришествии его — градка Сиротина зовома и Пятиизбенска и прочих казачьих городков. Преподобный же, ища себе места на вселение покойнаго, и обретает себе безмолвное место близ Чиру реки Верхнево зело красно и угодно к монастырьскому строению. И воздев руце на небо, и на долг час помолився сотворшему Богу всяческая. И по молитве рече: «Призри, Господи, с небесе и виждь и посети место сие на вселение иноческому чину и на славословие Твое истинное». И потом водрузи крест и благослови место и малу колибу созда близ креста Господня, и пребываше благодаря Бога и рече: «Се покой мой в век века; зде вселюся, яко изволися Тебе, Владыце моему, в новей сей пустыне изволих /л. 517./ приметатися в дому Божии день и нощь». Такожде пришедший с ним иноцы тако же малы хлевины себе возградиша, моляху всесильнаго Бога, еже не оставити их сирых и послушати моления раб Своих и препитати их душа и телеса вкупе. Бог же во Троице певаемый и славословимый от них, во скоре многих христолюбивых людей воздвиже к ним с милостынею. И часто посещаху преподобнаго отца Иова и братию, и молитвы и благословения от них приимаху, многу пользу душам своим обретаху и в домы своя возвращахуся, славяще Бога и благодаряху, яко такова чюдна мужа Бог сподоби видети их. И потом мнози иноцы от преже созданных монастырей стекахуся к нему и сожительствовати с ним желаху. Блаженный же всех с любовию приимаше и поучаше их о спасении души и о любви и о послушании и покорении ко всем малым же и великим

/л. 517 об./.


О создании церкви и монастыря святаго на Чиру реке.

По всем блаженный отец наш Иов игумен з братиею своею проразсудив, еже создати храм на месте крестном во имя Пречистыя Богородицы честнаго ея Покрова. Еже и бысть по совещанию их и по благословению пречестнаго отца и пастыря преосвященнаго архиепископа Лазаря Барановича Чернеговскаго (!) и Новгородскаго и всея Малыя Росии. И созда прекрасну церковь в похвалу Пресвятей Богородице и украси ю святыми иконами и книгами и ризами и всею церковною красотою, яко же подобает. Посылаше бо к Москве о написании святых икон ко мне, грубому и невежде, еже бы паки к нему возвратитися и написати иконы. Аз же грешный обыкл во слабостех мира сего суетнаго пребывати, за дальностию пути разстояния не пройдох, но возвестих учителю своему изографе Саве именем Иникиеву родом ярославцу. Он же со /л. 518./ тщанием пойде с Москвы со ученики своими и со старцом Тихоном, учеником святаго. И все желание святаго отца исправи и написа святыя иконы по чину. И тако общее жительство иноком утвердися, и славословие Богови приношаху. и моляху Бога о благостоянии святых Божиих церквей и о благороднейших государей наших и о всем христолюбивом воиньстве и о всех православных християнех.



Чюдо преподобнаго о умножении ржи.

Еще повем нашей любви, отцы честнии, о преподобием сем муже и чюдотворце: реку воистинне, елико слышах от бывших его послушников тамо живших во обители Пресвятыя Богородицы старца Леонтия и старца Марка, поведающе сице: слышахом от келейника и ученика преподобнаго именем Тимофея Пирожникова [7], еже по успении блаженнаго поведа с клятвою, рече: «Некогда посла преподобный отец Иов казначея своего именем Дамияна ржи молоть на мельницу на речку Лиску, своего строения, разстоянием два поприща вниз по речке /л. 518 об./ короб ржи мерою полтора воза на братию свою труждающихся Христа ради. И егда смолоша рожь, и молитвами преподобнаго отца нашего Иова благословением умножися мука, и привезоша, и наполниша житницу трехсаженную наклали, едва вместиша хлеба того. А рожь была старая в коробах росла. (А сей ученик блаженнаго Иова выкуплен был отцем нашим ис полону от татар сто рублев окупу). И несмеша при нем никто от братии поведати о умножении хлеба молитвами святаго отца.



Чюдо о ангелех, како из монастыря принесоша два хлеба татаром минующим святаго.

Дивно же и преславно сие чюдо, содеяся в нынешнее время при животе святаго отца. Некогда минующе путем мнози татари мимо обители Пресвятыя Богородицы и преподобнаго Иова в церкви той зело удивишася, мнеша дворянина живуща. Божиим же изволением приидоша к ним, аки от обители, два юноша зело прекрасны, /л. 519./ яко луча солнечная. И всех их татар ужасиша видением доброты своея и принесоша к ним два хлеба печены и мяхки и сладки зело и вдаша им в руце, рекоша: «От сего старца живущаго принесохом» [8]. Они же прияша и отъехаша от обители 60 поприщ, и казаком донским поведаша в городке Пятиизбеньском рекоша сице: «Ехавшим нам вверх по Дону реце выше Чиров и нам видевшим вашу християнскую церковь и дивящимся, яко из начала света невидавшим на том месте никогда. И нам де выслал со двема юноши каратун тамо живущий два хлеба велми добры и мяхки и парны и сладки; и ели и насытилися тема двема хлебы боле пятисот человек нас бывших, и никогда бо такова хлеба едали». И по времени того градка приехаша казаки помолитися Пресвятей Богородице, и у преподобнаго отца благословения получити, и вопросиша святаго отца и братию, были ли у вас /л. 519 об./ в монастыре татарове, или кто виде их, и выносили ли кто от братии хлебы два. Преподобный же отец рече, отнюд и слухом не слыхали про них в то время и число, егда казаки поведаша. И удивишася вси людие, и преподобный: «Воистинну, — рече,— покрыла нас Царица Небесная честным Си омофором, и препитала хлебом ангельским, избавляющи от плена рабы своя». И се прирече преподобный отец Иов: «И когда преже сего слышахом близ монастыря нашего ехавшим многим татаром с Руси с полоном, и выносихом им хлебы и посылахом вослед их без боязни. И ни единаго обретохом и паки возвратишася послании». Видесте ли братия, яко и невернии не смеяху коснутися обители его? Толь благ Бог: боящихся его и молитву их услышит и спасет их, творящих волю Его святую /л. 520./. Дивен Бог во святых Своих, Бог Израилев, творяй чюдеса и в последния сия времена.



Чюдо преподобнаго отца о вдовица(х).

Некогда приидоша в монастырь ко преподобному отцу нашему игумену Иову пять вдовиц, престаревшихся леты милостыни просити на препитание хлеба. Преподобный же отец повеле последния хлебы дати вдовицам Бога ради келейнику своему Тимофею Пирожникову. Он же рече блаженному со гневом: «Чесо сами ядим ныне со братиею? Яко несть ржи ни муки! Все бо изостало, аще боголюбцы не посетят нас убогих». Преподобный же рече: «Бог нас не оставит гладом тающих. Вдовиц же прошения не презрите».

По роптании же отдаде последния хлебы вдовицам. Блаженный же отец, виде ропчющих братию на себе, вниде в келию. И воздев преподобнии свои руце вышнему Богу, сотворшему вся человеки, помолився на долг час. Келейник же Тимофей иде тогда на погреб и видев выход /л. 520 об./ погребной полон хлебов печеных мяхких до избытка всей братии, и приходящим людем многим предлагаху ясти хлебы тыя во удивление. Потом преподобному отцу впредь вопреки несмеюще глаголати, видяще толикая чюдеса творимая святым. Сие чюдо поведа трудник монастыря того именем Ераст Стефанов, мне грубому, и еже слышах достоверно, то и написах.



О потаении хлебов от святого.

Хощу вашей любви еще предложити трапезу словесную, души нашей полезную: егда казаком бывает служба великаго Государя, посланная противо сопостат, они же первее прихождаху Пресвятей Богородице честному ея Покрову в монастырь [9], и ко преподобному отцу помолитися у него благословения испросити приезжаху. Святый же учреждаше первее молитвою и благословением; потом пищею монастырьскою и на путное шествие казначею повел(ел) давати по хлебу на десять человек и на два десят всем /л. 521./ по равенству. Казначей же по приказу блаженнаго так не исправлял, ради оскудения хлеба, чая тем утаением прибыток чинити братии, и хлебы утая, оставлял. Преподобный же, провидя духом Божия премудрости, рече, все ли дали по его приказу. И рече: «Все исполних». Он же сам шед и видев хлебы утаенныя; и псом пометал за преслушание его, видя диявола на них сидевша во образе змиеве.



О присланны(х) хлебо(х) преподобному от Бога.

Во иное же время паки казаки молитвы ради и благословения ко преподобному приезжаху в пустыню. Он же по обычаю такожде учреждаше их пищею и на путь по хлебу на десять человек повеле даяти. Яко ничесо у себя оставити, надеяся на всемогущаго Бога и Пречистую Богородицу питательницу жизни нашея. И после того времени поведаша святому братия его иноцы о пришествии казаков ис Чесных станиц зовомых. Привезоша де два карбаса хлебов печеных, /л. 521 об./, теплых и мягких, и рекоша старцом: бьют де челом хлебом отцу Иову з братиею ясти. Преподобный же возвеселися духом, повеле приняти тыя от Бога присланныя хлебы. Братия же принята у них хлебы. Тии же людие вскоре невидими быша от очию зрящих братии. Преподобный же, благодарив Бога и Пресвятую Богородицу о сем, и повеле всей братии и иноком ясти те хлебы. Тогда же было более двою сот человек. И ели те печеныя хлебы и мяхкия и теплыя. И после того блаженный и братия посылаша спрашивати казаков того градка и бити челом на хлебах. И они сказали все, что, мы де к вам хлебов не посылывали никогда же от себе. Преподобный же со братиею зело удивишася и мнеша, яко ангели Божии присещаху их. Зрите, братия, милосердие божие ко преподобному, яко не оставляет его. /л. 522./ А привозили те хлебы порознь к монастырю не по едино время. Аще все роздаст преподобный нищим и богомольцом, Бог же десяторицею пришлет ему.

Многая же сотвори преподобный отец наш Иов игумен чюдеса: от трясовищния болезни исцелял и от огневицы избавлял кроплением святыя воды и молитвою своею бесы от человеков изгонял (многими леты были одержими). И аще у коего брата покраденная кая рухлядь или деньги, вся возвещая, а того хищника втайне уча и наказуя впредь таковая не творити человеком. Младых же отроков учаше в целомудрии пребывати и девство хранити. Старых же в монастырь призываше (ласкою) [10] и наимаше Богу молитися (и каши ясти) [11], дабы в послушании жили. А сам за них правило исправлял в монастырьскую страду.

И тако пожив, добре Богови угодив, до старости маститы не измени правила своего /л. 522 об./.



О преставлении преподобнаго отца нашего Иова игумена.

Преподобный же отец наш Иов игумен впаде в телесную болезнь, и оттоле познав святый свое к Богу отшествие. И союз телесныи(х) хотя разрешитися (и отец своих в прясло преселитися) [12] в вечное жилище, их же уготова Бог любящим Его, и призывает к себе братию и к ним творит молебная словеса: «Блюдите,— рече, — заповеди Божия и храните предание святых апостол и святых отец седми соборов вселенских, и монастырьскии чин весь по преданию отеческому творите со всяцем утверждением. Да не поткнется нога ваша или рука да не коснется з десныя на шуюю страну. А в церкви Божии на молитве пения и чтения божественнаго со страхом стойте и со всяцем вниманием послушайте; а на трапезе пищу и питие немятежно имейте. «Семи словесы духовными блаженный /л. 523./ братию много наказав и любити друг друга духовною любовию и ближняго своего якоже и сам себе. И все изглагола братии своей, и отшествие свое к Богу. «Вас же,— рече,— предаю в руце Божии и Пречистей Богородице Заступнице християнской: да подаст вам Бог молитвами Пречистыя Своея Матере в мое место пастыря и учителя, духовнаго наставника, вашему спасению игумена». Потом рече ученику своему Тимофею: «После трех лет умертвия моего раскопайте могилу мою и егда увидишь тело мое грешное цело — и ты держися веры християнския, как я тебя учил. А буде тленен буду — и ты тем путем не ходи». Потом же повеле себе гроб дощатой зделат и вскоре и схимити священноиноком. Сам же причастися Пречистых Тайн Тела и Крови Господа нашего Iсуса Христа и о исхождении своем моляся, рече: «Влады-ко человеколюбче Господи, сподоби мя одесную /л. 523 об./ тебе стати, Судии праведнаго, егда приидеши во славе Своей страшней, не осуди мене тогда». И конечное наказание изрек им и рече: «В руце Твои, Господи, предаю дух мой», — и перекрестився трижды крестообразно, и предаде дух свой Господеви. И тако от сущих зде прейде в вечную жизнь. И просветися лице его, яко [13] ангелу солнцеобразну, и изыде от честнаго телеси его неизреченное благоухание, не токмо в келии, но и по всему монастырю.

Тогда же мнози казаки ехаша карбасами по реце в войской свой град зовом Черкаской, ко атаману государево жалование брати, и ощутиша то благоухание, зело удивишася и вопросиша, близ монастыря подъехаша, ту сущих трудников: «Что благоухание от зде явися и столп огнен видим необычно в полудне?» Они же со слезами егда отвещаша им: «Второе солнце зайде от очию нашею и скрыся в небесныя обители. Угасе свеща право /л. 524./ славия Росийския земли, пустынный гражданин преставися зде во обители Пресвятыя Богородицы — преподобный отец наш и игумен Иов, начал(ь)ник лавры сея». Мнози же вскоре притекоша казаки с великими слезами зелне плачющеся, яко такова лишишася свята мужа, подобна древним святым отцем.

Ученицы же его вси иноцы також де неутешно плачюще о разлучении своего отца, не имуще пастыря себе. Казаки же последи всему войску поведаша чюдесное преставление преподобнаго отца. Поживе же преподобный в розных обителях от него состроеных, и изгнание от них претерпевый; во иночестве; всего поживе 87 лет [14]. А пострижеся 16-ти лет. Препроводи же дни своя в постничестве и в молитве и в безмолвном пребывании. Преставися преподобный отец наш Иов игумен, обыче зватися Льговский, в лето 7189 [1681] [15] году месяца (маия) [16] в (9) [17] день в четверток /л. 524 об./. Братия же вси, священноиноцы и иноцы и трудники, и множественное число донских казаков яко птиц собрашася к трудолюбезному телу преподобнаго отца. Со слезами и сокрушенным сердцем проводивше честное и многоцелебное тело преподобнаго отца нашего Иова игумена со псалмы и надгробными песньми и пении духовными. И положено бысть в своем ему уготованнем месте, в пречестнем монастыре, иже сам преподобный созда своима рукама и многими труды и поты лица своего, в церкви Пресвятыя Богородицы честнаго ея Покрова близ праваго клироса, иде же и доныне почивает, всем братиям видящим честный и чюдотворный гроб его, благодатию Господа Бога и Спаса нашего Iсуса Христа творяще и источающе различная исцеления и чюдеса своя многим с верою приходящим людем и просящим у него помощи и заступления в различных своих болезнях, яко от источника /л. 525./ непрестанно текущи: слепым прозрение, глухим слышание, немым глаголание, бесным очищение, и всяким недугом исцеление.



О пожжении монастыря преподобнаго от татар и о обретении честных мощей преподобнаго отца Иова.

Бысть же неисчетное Божие благовоздаяние и святаго милость с наказанием: в лето 7197 [1689] за умножение грехов ради наших и за неправду, бысть запаление огненное от мимо ехавших воровских татар, в нощи зажогаша степь и траву. И дойде пламя свирепаго огня и до монастыря, и весь, и с церковию и со всем строением и иконами и книгами, погоре — не успеша братия ничего вынести, зело неутешно плачюще и рыдающе толикаго отца здание и труды.

И егда утишися пламень, приидоша братия на место церковное: ино вся испепелися, но зрят едину гробницу преподобнаго и пелену целу, и ниже воня дымная прикоснуся ей. О велия милости Божия! и чюдес преподобнаго изобилие нам /л. 525 об./ являет.

Обретоша же и посох святаго цел, и отхожая его келийца малая, во угле монастырьском соделана, тако же цела. Братия же мало от печали утешишася, удивляющеся о гробнице преподобнаго. Дойде же слух и во вся тамошния жители о чюдеси сем, яко не вотще трудися Богови верою правою — прославляя Бог и по смерти Своего угодника.

Христолюбцы же паки милостынею и щедротами своими построиша иноком во обитание келий; над святым же часовню соделаша.

Божиею же благодатию той, вышереченный ученик его Тимофей не обретеся тогда в монастыре, но в дальних украинских местех ходил ради потреб монастырьских три лета. И прииде на место сие святое, и ко гробу преподобнаго припадая со слезами моляся, и слово, реченное к нему от преподобнаго отца при кончине, воспомяну. И советова со братию иноками, еже рече по /л. 526./ триех летех повеле ему преподобный гроб свой роскопав открыти и видети мощи. А отнеле же уже скончася, пройде и 7 лет. И по мнозей молитве Богови и ко преподобному молении, дерзнуша могилу раскопал со мноземи людми. И видеша (в то время вешнее было водополие) гроб преподобнаго плавал в воде. Понеже был пущен в землю первее струбец около гроба. И раскрыта гроб, и видеша тело его честное цело и нетленно, благоухание велие испущающее. Из гроба водою подняло его и верхнею доскою шею его перегнело и кровь знать аки у живаго. Ризы же и схима на главе все целы же. И егда начата святое тело его оправливати, и видеша: только перста у руки да у ноги палца болшаго нет. Свойственно бо есть земли свою часть взяти. Яко и у прочих святых видим разлучение от грешных телес. И тако учредиша: воду от гроба изяша и паки гроб закрыта /л. 526 об./ и учредиша, яко же достоит святым, благода-ряще Бога, яко извещение приемше о житии и о вере преподобнаго отца нашего Иова, новопросиявшаго в лице святых и представша престолу иже на херувимех седящаго Христа Бога нашего, образ подая правоверным, како спасти душа своя в нынешния последния времена. Аще кто хощет, спасен будет бедами и напастьми, паче же правою истинною верою.

Потом ту правоверующие и до днесь притекающе ко гробу его святому, исцеления дара просяще и молящеся, приемлюще — отхождаху в домы своя, прославляюще Бога во святых своих. И сего преподобнаго отца ублажающе во вся страны, понеже мнози ученицы его разыдошася по пустынным местом ради многих востающих ратей междоусобных браней в Росийской земли.

Слава содетелю Богу сотворшему всяческая /л. 527./ и благоволившему мне грешному и недостойному, бывшу у него во обители и видевшему житие его равноангельское написати, от многих его трудов малая обрести, иная же —от ученик его поведомая слышати, и от сынов его духовных глаголемая. О, преподобие угодниче Христов, отче наш и пастырю добрый и бодрый Иове! Аще угодно ти сие написанейце, помяни нас во святых своих молитвах пред Богом, и не забуди, посещая чад своих, якоже обещася. Да сподобит Бог нас вечных благ улучити, о Христе Iсусе Господе нашем, Ему же слава во веки, аминь.

Аще хощеши имя списателево уведати, зде буквами предложенное: четыредесятница со единицею и двадесятница со двусотицею и осмерица с четыредесятницею окончевается ером [18].

Примечания:

[1] Житие печатается по рукописному сборнику 1716 года, принадлежавшему «сторожу Кремлевскаго собора, что у Государя на сенях (т. е. Архангелскаго), Симеону Федорову сыну Моховикову».

[2]
Речь идет о времени польско-литовского вторжения.

[3]
Написано рукой писца на левом поле листа.

[4]
Отчество вписано рукой писца на нижнем поле листа.

[5]
Квадратные скобки поставлены писцом в тексте.

[6]
Слово зачеркнуто.

[7]
Фамилия вынесена на поле листа.

[8]
Последняя фраза вписана на поле листа.

[9]
Исправлено на: в монастырь помолитися ко преподобному отцу, у него благословения испросити приезжаху.

[10]
Слово ласкою зачеркнуто и на поле выписано — с любовью.

[11]
Слова и каши ясти зачеркнуты.

[12]
Слова, помещенные в скобки, в тексте зачеркнуты.

[13]
В конце строки вписано лишнее: а.

[14]
[15] Вместо 80 (П) в обоих случаях написана цифра 90 (Ч), затем зачеркнутая. Это несомненная описка, т.к. далее в тексте о 1689 г. говорится, что прошло уже 7 лет со времени смерти.

[16]
Слово маия зачеркнуто и внизу подписано февраля.

[17]
9 зачеркнуто и ниже вписано — 27.

[18]
Таким образом имя составляют буквы, которыми обозначаются цифры: 40, 1, 20, 200, 8, 40 и буква «ъ» — то есть: Максимъ.

 

 

Иоанн Кронштадтский: «Храни веру, Россия…»

31 октября 2019 года исполняется 190 лет Иоанну Кронштадтскому — одному из самых почитаемых канонизированных церковников. Президентская библиотека предоставляет доступ к обширной коллекции редких электронных книг, в которых рассказывается о его великом служении людям во имя спасения человеческих душ.

В представленных произведениях представлено большое количество прижизненных изданий об известном протоиерее, о поисках духовного пути, лежащего в основе жизни каждого искателя.Редкие издания 90-х годов XIX века Житие и творчество отца Иоанна Сергия Кронштадтского, протоиерея Андреевского собора, отца Иоанна как пастыря-благотворителя, отца Иоанна в народе и ряда других книг из Президентской библиотеки. коллекции отражают его жизнь и дела.

Иоанн Сергиев родился в селе Сура Архангельской области в бедной семье. Так, например, В.П. Соколов в книге О. Иоанна Сергиева из Кронштадта (1908) пишет: «Иоанн родился нездоровым до такой степени, что его родители не надеялись, что мальчик доживет до следующего дня, и окрестили его ночь его рождения, дав ему имя Иоанн в честь Иоанна Рыльского.Однако после крещения здоровье ребенка начало постепенно восстанавливаться ».

В 1839 году Иоанн поступил в Архангельское приходское училище, которое окончил с блестящими результатами, а затем продолжил обучение в Архангельской духовной семинарии и Петербургской духовной академии. После хиротонии отца Иоанна отправили в Кронштадт.

Отец Иоанн преподавал Закон Божий в различных учебных заведениях Кронштадта и продолжал писать книги, учения и инструкции.На портале Президентской библиотеки размещено уникальное издание Полного собрания сочинений праведника Божия Иоанна Кронштадтского в двух томах. Здесь же находится Наставление на Иоанна Сергиева (Кронштадт) во время Таинства покаяния (1894 г.).

Жизнь, наполненная непрерывным трудом и молитвой, дала выдающиеся результаты. Проницательность священника, его способность предвидеть события укрепляли веру людей и вселяли надежду в моменты жизненных испытаний и часто ставили на ноги таких пациентов, со слабостью которых врачи не могли справиться.

В Санкт-Петербурге молодому священнику впервые пришлось столкнуться с людьми высшего круга, в том числе с царской семьей. И Александр III, и Николай II верили отцу Иоанну, уважая его за высокие духовные качества. Благодаря этому Кронштадт получил свою главную архитектурную достопримечательность — Морской собор Святого Николая Чудотворца (Ставропигиальный Николаевский Морской собор города Кронштадта), строительство которого активно добивался Иоанн.

Со временем слава о духовных дарах священнослужителя, самоотверженности и помощи страждущим распространилась по всей России.В своих воспоминаниях «Трижды в Кронштадте у отца Иоанна» А.И. Соловьев пишет: «Тысячи людей, людей разных рангов и должностей из разных уголков необъятной России едут в Кронштадт к отцу Иоанну. Люди идут к священнику, чтобы получить благословение от него, укрепить себя молитвой в немощной и скорбной жизни, попросить совета и направления ».

Чтобы приблизить русский народ к истинному пути спасения, Иоанн Кронштадтский оставил свой завет: «Храни свою веру, Русь, и Церковь, и православного царя, если хочешь быть твердым».

О. Рыльский — Биография

.

Обратите внимание: Художники, не классифицированные как американские в нашей базе данных, могут иметь ограниченные биографические данные по сравнению с обширной информацией об американских художниках.

Создание биографий или их улучшение — это работа, и мы приветствуем информацию от наших знающих зрителей.

Если вы чувствуете, что у вас есть полезная информация, которую вы хотели бы поделиться, следующие способы подачи являются наиболее эффективными.Мы приветствуем ваше участие!

1. Уже для ведущих дилеров и музеев
зарегистрировавшись на askART, ваш лучший подход — войти в систему, выбрать исполнителя (один раз
он / она в вашем списке художников), и разместите там свою биографию. Если ты
дилер или музей, в настоящее время не зарегистрированный, пожалуйста
нажмите здесь, чтобы зарегистрироваться, а затем вы можете выбрать своего исполнителя и отправить
Биография.

2. Для всех, у кого есть полезная информация
об этом исполнителе, отправьте информацию по электронной почте на адрес
регистратор @ askart.com. Обратите внимание: все биографии будут полностью
доступен для просмотра по пятницам, но биографии на остальную часть недели доступны только для
подписчики.

Руководство по биографии
При отправке биографической информации мы ценим ваше внимание к
следующие:

Имейте в виду, что askART не является рекламным сайтом, и соответственно
биографические данные не должны использоваться в целях «рекламы» или
художник.

Наш сайт о ХУДОЖНИКАХ, СКУЛЬПТОРАХ, ИЛЛЮСТРАТОРАХ. Если вы мало знаете о
художника, но если у вас есть важная информация, мы будем рады, если вы прислали
это также на [email protected] Это
для всех нас приятно видеть, как файлы художников растут, а другие могут захотеть
чтобы дополнить то, что вы предоставили.

Недилеры и музеи :
Пожалуйста, представьте вашу информацию следующим образом: «Следующие биографические
Информация предоставлена ​​племянницей артиста Джейн Доу.»

Дилерам и музеям будет автоматически добавлена ​​ссылка на их
места.

Просто факты, пожалуйста. Наши редакторы обучены
удалите любую шумиху или рекламное словоблудие, например «самые известные»,
«Всемирно известные», «необычайно красивые работы».

Если вы мало знаете о художнике,
ответьте на как можно больше из следующих вопросов. Другие лица, видя
вашу запись, часто добавляйте к данным.Вот сколько биографий
расти.

Пожалуйста, включите в свою биографию ответов на as
многие из следующих вопросов как возможные
:

  • Какие предметы и стили ( и другие отличительные
    характеристики), по которым работы художника наиболее известны?
  • Отождествляется ли художник с какими-либо конкретными направлениями искусства , или
    художники
    , кто повлиял на его или ее творчество?
  • Где, когда и под кем художник получил образования и
    обучение
    ?
  • Можете ли вы предоставить все соответствующие личные данные
    информация
    о художнике?
  • Членом каких художественных организаций был художник?
  • Можете ли вы предоставить список всех крупных музеев и художников?
    ассоциация выставок
    ? ( без учета коммерческих художественных галерей ).
  • Какие награды, или другое признание получил художник?
  • Какие музеи (название, город и штат) в настоящее время содержат
    работы художника в их постоянных коллекциях?
  • Обязательно : Какие источники для вашего
    Информация? Для книг: название списка, автор, дата публикации. (Необязательный:
    укажите количество страниц и да / нет, если есть цветные изображения.) Для журнала
    статьи, укажите название статьи, автора, название публикации, дату и страницу
    номер, если возможно.
  • Обязательно : имя лица, подавшего
    Информация.


Примечание дилера : Введите книги, периодические издания и музей
ссылки в отведенном месте. Не совмещайте информацию о книге с
биография.

Есть много сильных биографий, на которые вы можете ссылаться на нашем веб-сайте, например,
Сесилия Бо, Эдвард Хоппер и Пол Сэмпл.Пожалуйста, не отправляйте биографии
с минимальным количеством фактов или чрезмерно рекламными текстами, такими как следующие
(непригодный) формулировка:

Что НЕ отправлять:
«Художник Джон Доу — квинтэссенция мастера.
света, цвета и сцены. Его блестящие полотна наполнены чувством, где
любовь можно почувствовать всеми органами чувств. Благодаря его умелой манере письма и
опираясь на свой жизненный опыт, он создает образы, в которых зритель чувствует, что он
действительно стал единым целым с предметом.Картины Доу обязательно будут искать
различающий коллектор. У меня / у нас есть множество впечатляющих работ Доу
в наличии »

Благодарим вас за участие в askART. Если у вас есть какие-нибудь вопросы
по поводу подачи биографий отправляйте их по адресу [email protected]

Поделитесь изображением художника.

Переход лесов в Восточной Европе и их влияние на углеродный баланс

Леса часто восстанавливаются после обезлесения после индустриализации и урбанизации, но для многих регионов наше понимание того, где и когда произошел переход лесов и как они повлияли на углеродный баланс, остается плохим.Одним из таких регионов является Восточная Европа, где политические и социально-экономические условия резко изменились за последние три столетия, но тенденции в лесах еще не были подробно проанализированы. Мы представляем новую оценку исторических изменений лесов в европейской части бывшего Советского Союза и последствия этих изменений для современных запасов углерода. Чтобы восстановить площадь лесов, мы усреднили статистические данные на провинциальном уровне за 1700-2010 гг., Чтобы определить годы перехода лесов и тенденции в лесах.Мы сравниваем нашу реконструкцию со сценариями изменения земель KK11 и HYDE 3.1 и используем все три набора данных для управления динамической глобальной моделью растительности LPJ для расчета динамики накопления углерода. Наши результаты показали, что переход лесов в Восточную Европу произошел преимущественно в начале 20-го века, значительно позже, чем в Западной Европе. Мы также обнаружили заметные географические различия в переходах лесов, причем некоторые районы характеризуются относительно стабильной или постоянно сокращающейся площадью лесов.Наши данные предполагают обширную вырубку лесов в европейской части России уже до 1700 года нашей эры и даже большую вырубку лесов в 18 и 19 веках, чем в сценариях KK11 и HYDE. Согласно нашей реконструкции, совокупные выбросы углерода в результате обезлесения были выше до 1700 года (60 Пг C), чем после него (29 Пг C). Подводя итог по всей исследуемой территории, переход лесов привел к умеренному поглощению углерода за последние десятилетия, при этом наш набор данных показывает наименьший эффект (<5,5 Пг C) и более неоднородную структуру регионов-источников и поглотителей.Это предполагает значительный потенциал секвестрации при возобновлении лесов в регионе, тенденция, которая может быть усилена за счет продолжающегося заброшенности земель, изменения климата и удобрения CO2.


Ключевые слова:

облесение; заброшенность сельскохозяйственных угодий; углеродный флюс; лесной переход; долгосрочное изменение землепользования; постсоветские изменения в землепользовании; лесовосстановление.

Последние публикации факультета — германские и славянские языки и литература

Год Книга Подробности

2021

Мишель Кеннерли, Сэмюэл Фредерик и Джонатан Э.Abel (eds), Информация: Ключевые слова (Columbia University Press, 2021)

2020

Майкл М. Найдан и Светлана Буджак-Джонс, пер. Избранные стихи Богдана Рубчака: Песни любви, Песни смерти, Песни Луны. Лондон и Амстердам: Glagoslav Publishers, 2020.
https://glagoslav.com/shop/the-selected-poetry-of-bohdan-rubchak/

Отредактировал Майкл М.Найдана, в сборник вошли отрывки из всех шести книг стихов украинского эмигрантского поэта New York Group Богдана Рубчака, а также эссе проф. Найдана, доктора Буджак-Джонса, Николая Рябчука и вдовы поэта Марианы Рубчак.

Адриан Ваннер, Двуязычная муза: самоперевод русских поэтов . Эванстон, Иллинойс: Northwestern University Press, 2020. https: //nupress.northwestern.edu / content / bilingual-muse-1

Эту книгу можно скачать по адресу https://scholarsphere.psu.edu/concern/generic_works/qrf55z8877

«Двуязычная муза» анализирует творчество семи русских поэтов, которые переводили свои стихи на английский, французский, немецкий или итальянский языки. Адриан Ваннер, исследуя параллельные варианты самопереводимых поэтических текстов Владимира Набокова, Иосифа Бродского, Андрея Грицмана, Кати Капович, Марины Цветаевой, Василия Кандинского и Елизаветы Кульман, рассматривает, как действует словесное творчество…

2019

Юлия Ладыгина. Соединяя Восток и Запад: Ольга Кобылянская, украинский пионер модернизма , Toronto University Press, октябрь 2019 г.

https://utorontopress.com/ca/bridging-east-and-west-2?fbclid=IwAR1zcA1Xy79qv2udRJUVonpJ_WdQ5K-_PJw0DojwkIEGgYijEKGikBPcWbs

Мария Матиос. Сладкая Даруся: Сказка о двух деревнях. Trans. Михаил Михайлович Найдан и Ольга Титаренко. Нью-Йорк: Спуйтен Дуйвиль.

Юрий Винничук. Танго смерти . Пер. Майкл М. Найдан. Эд. Людмила А. Тригос. Нью-Йорк: Спуйтен Дуйвиль.

2018

Слава Ястремский, Мария Баданова и Михаил Найдан, Африка Николая Гумилева .Лондон: Глагослав.

Майкл Найдан и Марк Андрычик (ред.), Моя последняя территория: избранные эссе . Торонто: Университет Торонто Press.

Сэмюэл Фредерик и Валери Хеффернан (редакторы), Роберт Вальзер: товарищ . Эванстон: Издательство Северо-Западного университета, 2018.

2017

Михаил Найдан, Беседы до тишины: Избранные стихи Олеся Ильченко .Лондон: Глагослав.

Богдана Игоря Антонича, Большая Гармония . Пер. Майкл Найдан. Лондон: Глагослав.

Избранные лирические стихи Максима Рыльского . Пер. Майкл Найдан. Лондон: Glagoslav Publishers.

Михаил Михайлович Найдан, От Гоголя до Андруковича: литературные очерки . Львов: Издательство Пирамида.[на украинском языке].

Василий Симоненко, Тишина и гром: Избранные лирические стихи Василия Симоненко. Trans. Майкл Найдан. Львов: Издательство Пирамида.

2016

Михаил Найдан, Семь знаков Льва: Роман .Лондон: Глагослав.

Григория Сковороды, Полная переписка Григория Сковороды, философа и поэта . Пер. Майкл М. Найдан и Элеонора Адамс. пер. Лондон: Glagoslav Publishers.

Абрам Терц, Прогулки с Пушкиным . Екатерина Непомнящая, Слава Ястремский, Михаил Михайлович Найдан и Ольга Титаренко пер. Нью-Йорк: Колумбийский университет.Нажмите.

Юрий Винничук, Фантастические миры Юрия Винничука. Михаил М. Найдан пер. Лондон: Glagoslav Publishers.

Павел Тычина: Полное собрание ранней поэзии . Пер. Майкл Найдан. Лондон: Глагослав.

Сад божественных песен и сборников стихов Григория Сковороды .Пер. Майкл Найдан. Лондон: Глагослав.

Нет изображения

Приключения на славянской кухне: Сборник сочинений с рецептами . Автор Игорь Клех. Переводили Слава Ястремский и Михаил Найдан.

Китай в эпоху немецкого Просвещения. Беттина Брандт и Дэниел Парди, ред. Торонто: Университет Торонто Press.

2014

Немецкая литература как мировая литература .Томас О. Биби, изд. Нью-Йорк: Блумсбери.

2013

Герта Мюллер. Политика и эстетика. Ред. Беттина Брандт и Валентина Глайар (Lincoln: University of Nebraska Press).

Культура желтого: или визуальная политика позднего модерна. Сабина Доран. Нью-Йорк: Блумсбери.

Адриан Ваннер, изд.и перев. Владислав Ходасевич: Europäische Nacht / Европейская ночь. С очерком Владимира Набокова. Вена: Arco Verlag.

Структурный дизайн языка . Томас С. Стройк и Майкл Т. Патнэм. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

2012

Неурегулированные рассказы: отступление от Роберта Вальзера, Томаса Бернхарда и Адальберта Стифтера .Сэмюэл Фредерик. Эванстон, Иллинойс: Издательство Северо-Западного университета.

В Разломе Времени . Эрнст Майстер. Перевод Грэма Фуста и Сэмюэля Фредерика. Сиэтл: Волновые книги.

Потерянная кнопка . Перевод Михаил Михайлович Найдан и Ольга Титаренко. Глагослав Издательство.

Herstories: Антология новых украинских женщин-прозаиков. Перевод Майкла М. Найдана (и др.). Глагослав Издательство.

Сарабанда оркестра Сары. Перевод Михаила М. Найдана и Светланы Беднаж. Глагослав Издательство.

2011 г.

Цитирование и прецедент: конъюнкции и разъединения немецкого права и литературы. Томас Биби. Нью-Йорк: Continuum Press.

Из России. Художественные произведения новой транслингвальной дисапоры. Адриан Ваннер. Эванстон, Иллинойс: Издательство Северо-Западного университета.

На руинах Вавилона: архитектурная метафора в немецкой мысли. Дэниел Парди. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

Исследования на островах немецкого языка .Отредактированный Майклом Т. Патнэмом. Амстердам: Джон Бенджаминс.

2010

Исследования в области классической лингвистики в честь Филиппа Балди . Под редакцией Б. Ричарда Пейджа и Аарона Рубина. Амстердам: Brill.

Изучение устойчивых к сбоям грамматик . Отредактированный Майклом Т. Патнэмом. Амстердам: Джон Бенджаминс.

Йоко Тавада. De Berghollander. Teksten van een Japanse в Duitsland . Отредактировано, переведено и с послесловием Беттины Брандт и Дезире Шинс. Амстердам: Издательство Voetnoot.

2008

Достоевский и русский народ . Линда Иваниц. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Максим Рыльский — Избранные лирические стихи Максима Рыльского, Мягкая обложка

Описание

Максим Рыльский (1895-1964) — один из самых выдающихся украинских поэтов 20, -го, -го века, мастер жанров. современного сонета и длинного повествовательного стихотворения.Он был тесно связан с неоклассической группой украинских поэтов, которые использовали традиционные поэтические формы с рифмой и размером, писали ясным и доступным современным языком и часто ссылались на древнегреческую и римскую мифологию, а также на многих других авторов мировой литературы в своих произведениях. поэзия. Рыльский был также плодовитым переводчиком с английского, французского, немецкого и польского языков, а также фольклористом и литературоведом, большую часть своей ранней жизни проработавшим учителем филологии.Он опубликовал свою первую поэтическую книгу в раннем возрасте пятнадцати лет — На Белых островах в 1910 году. Его другие ранние поэтические книги включают Опушка леса: Идиллии (1918), Под осенними звездами (1918). ), Голубая даль (1922), Длинные стихи (1924), Сквозь бурю и снег (1925), Под осенними звездами (1926), Тринадцатая весна (1926), Где дороги Встречайте (1929) и Echo и Re-echo (1929).Рыльский приобрел значительную популярность среди украинской читающей публики своими неоромантическими созерцательными размышлениями и интимной лирической поэзией, сосредоточенной на любви, жизни и природе. Хотя его стихи были полностью аполитичными, в конце украинского культурного возрождения в 1920-х годах, которое было подавлено Сталиным, Рыльский подвергся суровому упреку в контролируемой государством прессе за то, что он сосредоточился на личном, а не писал на службе у государства. В 1931 году советская тайная полиция, НКВД, арестовала и публично унизила его.Он был освобожден в 1932 году после того, как согласился писать в стиле социалистического реализма, и был одним из немногих выдающихся украинских писателей, переживших сталинские чистки 1930-х годов. В военное время он написал два мастерских длинных стихотворения, отошедших от социалистического реализма — «Жажда» (1942) и «Путешествие в молодость» (1941–1941), за что снова подвергся публичной критике. В 1942 году он стал директором Института изящных искусств, фольклора и этнографии в Киеве, и эту должность он занимал до своей смерти в 1964 году.Институт теперь носит его имя. Он опубликовал около 30 сборников оригинальной поэзии при жизни, а также многочисленные переводы и научные работы. К 1974 году в СССР вышло почти пять миллионов экземпляров его произведений в оригинале или в переводе. В его последних двух книгах — В тени жаворонка (1961) и Зимние записки (1964), опубликованных во время «Оттепели», периода ослабления цензуры во время правления Никиты Хрущева, поэтический голос Рыльского вернулся к величию. его ранней поэзии.Это издание избранных произведений включает стихи практически из всех ранних поэтических сборников Рыльского, отобранные в первую очередь по эстетическим принципам; мощная поэма «Жажда», написанная в самые мрачные для Украины дни Второй мировой войны; и другие стихи из разных периодов его жизни.

Избранные лирические стихи Максима Рыльского (Rylsky Maksym) — Literatura obcojęzyczna — Ceny i opinie

Drogi Użytkowniku,

klikając przycisk «AKCEPTUJĘ» zgadzasz się, aby serwis Ceneo.pl sp z.o.o. i jego Zaufani Partnerzy przetwarzali Twoje dane osobowe zapisywane w plikach cookies lub za pomocą podobnej technologii w celach marketingowych (w tym poprzez profilowanie i analizowanie. w tym poprzez profilowanie i analizowanie.

Wyrażenie zgody jest dobrowolne. Wycofanie zgody nie zabrania serwisowi Ceneo.pl przetwarzania dotychczas zebranych danych.

Wyrażając zgodę, otrzymasz reklamy produktów, które są dopasowane do Twoich potrzeb. Sprawdź Zaufanych Partnerów Ceneo.pl. Pamiętaj, że oni również mogą korzystać ze swoich zaufanych podwykonawców.

Informujemy także, że korzystając z serwisu Ceneo.pl, wyrażasz zgodę na przechowywanie w Twoim urządzeniu plików cookies, lub stosowanie innych podobnych technologii oraz na wykorzystypJeżeli nie zmienisz ustawień Twojej przeglądarki, печенье będą zapisywane w pamięci Twojego urządzenia. Więcej w Polityce Plików Cookies.

Więcej o przetwarzaniu danych osobowych przez Ceneo.pl, w tym o przysługujących Ci uprawnieniach, znajdziesz tutaj.

Więcej o plikach cookies, w tym o sposobie wycofania zgody, znajdziesz tutaj.

Pamiętaj, że klikając przycisk «Nie zgadzam się» nie zmniejszasz liczby wyświetlanych reklam, oznacza to tylko, e ich zawartość nie będzie dostosowana doich zainteresowa doich zainteresowa.

Nie zgadzam się

Тараса Шевченко; Биографический очерк. [перевод с русского Джона Вейра], …

bol.com | Тараса Шевченко; Биографический очерк.[перевод с русского Джона Вейра], …

Слуитский венстер

Jouw cookievoorkeuren

Om bol.com voor jou nog beter te maken, gebruiken wij altijd functionele en analytische cookies (en daarmee vergelijkbare technieken). Ook Willen we cookies plaatsen om je bezoek aan bol.com en onze communication naar jou makkelijker en persoonlijker te maken. Met deze cookies kunnen wij en derde partijen jouw internetgedrag binnen en buiten bol.com volgen en verzamelen. Hiermee passen wij en derden onze веб-сайт, приложение, реклама и общение с интересами. Мы говорим о cookievoorkeur op в учетной записи Je. Als we je account op een ander apparaat herkennen, hoef je niet opnieuw de keuze te maken. Дверь op «acceptpteren» te klikken ga je hiermee akkoord. Je kunt je cookievoorkeuren altijd weer aanpassen. Lees er meer в ons cookiebeleid.

Ga naar zoeken
Ga naar hoofdinhoud

Характеристики продукции

Inhoud

Таал

Энгельса

Биндвейзе

Мягкая обложка

Verschijningsdatum

мэй 2018

Аантала пагины

90 страниц

Illustraties

В девичестве

Overige кенмеркен

Тип письма Extra Groot

В девичестве

Gewicht

136 г

Верпаккинг породы

156 мм

Verpakking hoogte

5 мм

Verpakking lengte

234 мм

Je vindt dit artikel in

Категории
Таал

Энгельса

Boek, электронная книга luisterboek?

Boek

Ниет Левербаар

Электронная почта mij eenmalig zodra dit artikel leverbaar есть.

Houd er rekening mee dat het artikel niet altijd weer terug op voorraad komt.

{«pdpTaxonomyObj»: {«pageInfo»: {«pageType»: «PDP», «language»: «nl», «website»: «bol.com»}, «userInfo»: {}, «productInfo»: [ {«productId»: «9200000086570047», «ean»: «9780649756841», «title»: «Тарас Шевченко; Биографический очерк.[перевод с русского Джона Вейра] «,» price «:» 0 «,» categoryTreeList «: [{» tree «: [» Boeken «,» Biografieën \ u0026 Waargebeurd «]}],» brick «:» 10000926 «,» chunk «:» 80007266 «,» publisher «:» Trieste Publishing «,» author «:» Максим Рыльский «,» averageReviewRating «:» 0.0 «,» seriesList «: [],» sellerName «:» bol. com «,» uniqueProductAttribute «:» BINDING-Мягкая обложка «}]}}

.