Содержание

Себастьян — Dukes Of Madness

1. Имя

Себастьян/Sebastian

2. Фамилия

Микаэлис/Michaelis

3. Возраст

На вид около 20-22. Точный возраст может быть около 2000 (дата рождения: 10.11.1000).

4. Раса

Демон.

5. Орентация/Девственность/Сексуальные предпочтения

Би (без комментов).

6. Внешность

Высокий стройный мужчина прекрасного телосложения: широкие плечи, узкие бедра, ловкие руки с изящными запястьями и длинными пальцами, стройные ноги. Немного худощав, движения плавные и мягкие, как у хищного зверя. Несмотря на кажущуюся хрупкость, Себастьян весьма силен, что не мешает ему использовать природную гибкость и ловкость на полную. Кожа бледная, черты лица аристократические. Глаза раскосые, выразительные, карие с красноватым оттенком, но иногда показывает свою демоническую сущность, и тогда глаза становятся алыми, загадочно мерцающими, перечеркнутые хищной вертикальной чертой зрачка. Взгляд всегда несколько лукавый, на тонких губах постоянная лёгкая полуулыбка. Мягкие волосы цвета воронова крыла коротко острижены, но несколько прядей длинной челки спадает на глаза. Всегда чисто выбрит, одет строго и очень опрятно. Одевается он как правило в классическую форму дворецкого, состоящую из чёрных брюк, фрака, жилета и галстука. Носит карманные часы на цепочке. На тыльной стороне его левой ладони находится печать контракта, связывающая демона с его текущим хозяином.

7. Характер

Скрытен, исключительно предан своему господину, графу Сиэлю Фантомхайву. Усидчив, креативен. По натуре — индивидуалист и творческая личность. Характер относительно покладистый, впрочем не без некоторых острых углов. В целом картинно приветлив, вежлив, обходителен. Почти безэмоциональный на первый взгляд, но под красивой улыбкой может прятать тысячи различных эмоций. Хладнокровен, в отдельных ситуациях может быть жесток. Осторожен, аккуратен во всём, экставагантен и крайне непредсказуем: может быть сложен, как головоломка, а в следующий момент прост, как дважды два. Никогда не повышает голос и не срывается, предпочитая внешнее позитивное умиротворение холодному бешенству, бушующему глубоко в сердце.  При необходимости может быть совершенно незаметным. Однако в любую минуту готов выйти на свет и взять то, что ему причитается. Самоуверен, харизматичен и обаятелен. Обожает кошек.

8. Биография

Себастьян был тем, кто инициировал эпидемию Черной Смерти в Европе с целью получить души погибших.

Некоторое время он был инквизитором с именем Себастьян Михаэлис. Под этой личиной написал книгу «Изумительная история одержимости бесами» — это судя по всему было для него очередным развлечением. Все-таки инквизитор, воин бога, и вдруг, демон! Впрочем через пол-года ему это наскучило, он инсценировал собственную смерть и вернулся в Ад. 

Да и самое главное Себастьян великолепный повар!

Призывали демона несколько десятков раз, чаще всего это происходило в опасные для жизни человека моменты. Конечно, он мог и не приходить на зов, но появлялся почти всегда, чаще всего из любопытства или от скуки и заключал контракт. Себастьян служил человеку до выполнения условия поставленного призывающим, после чего забирал его душу. Именно так он встретился с лордом Фантомхайв. Страшный пожар унес жизнь родителей Сиэля. Сам мальчик чуть не погиб от рук психов, которые хотели принести его в жертву, но на зов юного графа откликнулся демон. Так был заключен контракт между Себастьяном и Сиэлем, душа в обмен на верную службу и помощь в поисках убийц родителей. Больше о Себастьяне ничего не известно.

9. Вид деятельности

Дворецкий

10. Боевые способности

Демон первого уровня. Владеет многими видами единоборств. Способен поймать пулю на лету. Оружие — набор серебряных столовых ножей и вилок. Имеет иммунитет к огню.

11. Обычные способности

Как Дворецкий семьи Фантомхайв, умеет все – от вышивания крестиком до приготовления трапез и прочих подобных тому бытовых вещей. Словом, очень полезный в хозяйстве мужчина.

12. Инвентарь

Набор серебренных столовых приборов, золотые часы на цепочке.


Себастьян михаэлис изумительная история одержимости бесами читать

По мнению Хулио Кортасара , эти произведения с характерной для них фиксацией на мотиве мёртвого или вырезанного глаза жертвы» отчётливо свидетельствуют о садистической одержимости их автора [14]..

Да поверить трудно, если читать в тиши кабинета с зашторенными окнами, абстрагируясь от колдовской вакханалии, сотрясающей индустриальный Запад. Как показала история, реакция имеет обыкновение контратаковать на всех фронтах сразу..

Сердце-обличитель — WiKi

1 января 1502 года на карте появился новое название — город Сан-Себастьян-ду- Рио-де-Жанейро, названный так в честь принца Себасть яна — наследника португальской короны..

Сайт выпускников Харьковского Высшего Военного Авиационного Училища Летчиков имени дважды героя Советского Союза С.И.Грицевца..

Джефф Фостер Изабелл Вахтомина, СОЗВЕЗДИЕ СЧАСТЬЯ Игорь Крутой — Ария из Сюиты для Оркестра No.3 (Иоганн Себастьян Бах), загружено: Владимир Одноконный (ID 55139961)».

Парнов Еремей Иудович. Трон Люцифера (Весь текст)

Астарот — демон, часто участвующий в эпидемиях одержимости. Согласно Admirable History» экзорсиста Себастьяна Михаэлиса, Астарот — князь чина Престолов (L.Spence в Энциклопедии Оккультизма» относит его к Серафимам), склоняет людей к безделию.

Письмо это было приобщено к делу 1635 г., возникшему в связи с эпидемией одержимости, охватившей общину урсулинок в Луденском монастыре..

Не в моей компетенции, однако, осмеливаться делать замечания о ценности этой представляемой здесь книги Д-ра Эванс-Вентца, во всяком случае, рассматриваемой как вклад в историю религии или как изложение доктрин..

При этом качество получаемой ими информации никак не изменилось: Во время нашей беседы Элен призналась, что идея о создании двигателя пришла к ней после того, как она побывала на борту НЛО Она встретила там одетого в белое мужчину, который показал ей этот изумительный мотор С момента случившегося Элен преследует идея построить двигатель,.

Реферат География Бразилия


Астарот

Поделитесь с друзьями!

Заметили опечатку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

О демонах и диббуках — Booknik.ru

Множество просвещенных читателей газеты The New York Times, должно быть, изрядно повеселились, изучая материал о конклаве епископов в Балтиморе. На высоком совещании обсуждалась насущность изгнания бесов из прихожан силами сановных экспертов. Наверняка снисходительно посмеивались и евреи.

Вместе с тем, недурно бы вспомнить, что евреям не стоит особо задирать нос, когда речь заходит о вере в демонов-призраков либо злых духов, овладевающих душами живущих. В раввинистической классике полно не только поразительно разнообразных бесов, но и законов, обычаев, заклятий и талисманов, призванных от них оберегать. О каббале я уже не говорю. Идишское выражение keyn ayin horeh («чур меня») сегодня знакомо даже самым необразованным евреям. Страх восточноевропейских евреев перед бесами не унимался много столетий. Еще шире подобные суеверия бытуют среди евреев Северной Африки и Ближнего Востока. До сего дня вся жизнь некоторых ортодоксальных общин проникнута верой в духов.

На закате Римской империи одержимость бесами была настолько распространенным поверьем, что многие евреи в Палестине I века сочли, будто Иисус из Назарета — их богопомазанный спаситель только лишь потому, что умеет «изгонять» демонов. Это, собственно, и было первое записанное его чудо (Марк, 1:23–26). Но почти тысячелетие миновало с талмудической эпохи, ни одержимости, ни изгнаний никто не фиксировал — а вера в них воспрянула в середине XVI века с возникновением лурианской каббалы.

Каббалисты Цфата разрабатывали сложнейшие теории переселения душ — как благонамеренных, так и напротив. При взаимодействии с последними они пользовались опытом рабби Ицхака Лурии (Ари) и его учеников, которые успешно изгоняли «диббуков» — злонамеренных липучих духов из преисподней. Вряд ли случайно, что формальные обряды экзорцизма в иудаизме и католичестве начали развиваться примерно в одно время: цфатские каббалисты происходили в основном от марранов, которые много столетий исповедовали католицизм. Было одно, но важное различие: в католическом обряде умелый экзорцист вполне может полагаться на чудодейственную эффективность самого обряда, а в иудаизме изгнатель, дабы склонить злой дух уйти, должен вступать с ним в долгие и сложные переговоры.

Эта уникальная черта еврейских обрядов коренится в убежденности, что диббук есть неприкаянная душа грешника, чьи проступки при жизни не дают ему или ей попасть в Геенну — на пересадочную станцию очищения и отпущения грехов, после чего душу могут со временем допустить и на небеса. Застряв в лимбе, такие духи, дабы получить некую отсрочку, льнут к душам живых, с которыми были тесно связаны при жизни. Широко распространенный случай подобной одержимости (и женщины подвержены ей чаще мужчин): душа негодяя-мужа льнет к душе его вдовы.

Сложная задача еврейского экзорциста — опознать диббука, вскрыть природу его земных грехов и договориться о приемлемых условиях, на которых диббук согласится покинуть тело, им одержимое. Тем самым еврейский экзорцист не только облегчает страдания жертвы, но и выступает адвокатом самого диббука, обычно обеспечивая его попадание в Геенну и последующее искупление. Ритуал предписывает читать библейские стихи задом наперед, дуть в шофар и повторять tsey, tsey, dybbuk! («изыди, изыди, диббук!»).

В недавней книге исследователя каббалы Джеффри (Йоси) Хайеса «Между мирами» предлагается история одержимостей диббуками и их изгнаний с XVI века до начала современности. Слава самого Ицхака Лурии как успешного изгнателя бесов, пишет Хайес, породила у странствующих каббалистов целый промысел, обретший наибольшую популярность в XVIII веке. Профессиональные «баалшемы», знаменитые в первую очередь исцелениями болезней и бесплодия, также могли изгонять злых духов из людей, домов, синагог, а порой и целых деревень. Едва ли не самым знаменитым был основатель хасидизма Баал Шем Тов.

Хайес не исследует современную историю диббука, но по крайней мере один ее аспект освещается превосходным новым трудом — биографией Шлойме-Занвла Раппопорта (1863–1920), он же Семен Акимович Ан-ский. Сегодня он прежде всего известен как автор самой популярной и коммерчески успешной пьесы в истории идишского и ивритского театра — «Диббук, или Меж двух миров». «Душа-скиталица» Габриэллы Сафран — умное и невероятно доброжелательное жизнеописание Ан-ского — открывает новое измерение в истории знаменитой драмы, в 1920 году впервые поставленной в Варшаве как дань памяти автора и экранизированной в 1937-м.

В «Диббуке» рассказывается трагическая история еврейской невесты, которой под хупой овладевает дух мертвого каббалиста, чьей женой ей было назначено стать: родители заключили этот брачный контракт при ее рождении. Известно, что Ан-ский черпал вдохновение в материалах, которые собирал в своих этнографических экспедициях 1912-13 годов, изучая еврейские поселения на Украине. Там он и познакомился с богатейшим фольклором — сказками о злых духах, переселении душ и диббуках, а также рассказами об успешном их изгнании великими раввинами и каббалистами. Но к истории Сафран добавляет и биографические элементы: становится понятно, отчего тема странствующих еврейских душ так интересовала драматурга.

В биографии, охватывающей период от юности Ан-ского до его смертного часа, Сафран дает портрет человека неугомонного. Этот еврей нигде не был дома. В культурном отношении его раздирали любовь к своему народу и страстное сочувствие угнетенным русским массам (он был истовым эсером). В языковом — идиш и русский; как писатель он был изумительно плодовит на обоих. Географически он метался между европейскими метрополиями и русским захолустьем. В общем и целом — типичный «безродный космополит», извечное пугало антисемитов.

Книга Сафран начинается с цитаты из самого Ан-ского: «У меня нет ни жены, ни детей, ни дома, ни даже квартиры, ни вещей, ни привычек». Его семейная история — если это можно так назвать — череда неудачных браков и неловких сексуальных связей. Подавленная гомосексуальность — в книге не просто намек, особенно в том, что касается любви Ан-ского к другу детства и интеллектуальному партнеру Хаиму Житловскому, отцу-основателю светского идишизма. Сафран — историк неизменно тщательный, скоропалительных выводов она избегает, но ее обоснованные предположения касаемо личного пристрастия Ан-ского к теме потерянных душ-скиталиц весьма убедительны. Бесприютная жизнь и нестойкий темперамент Ан-ского и впрямь роднят его с главным героем его великой пьесы, беспокойным странником, каббалистом Хоненом, который умирает, соблазнив черта, и возрождается в душе своей истинной любви и нареченной.

Подход исследовательницы подстегивает дальнейшие размышления о том, почему пьеса стала так популярна. Ее любила не только восточноевропейская публика, смотревшая постановку на идише; перевод «Диббука» на иврит, сделанный великим поэтом Хаимом Нахманом Бяликом, стал знаковым спектаклем театральной труппы «Габима» — еврейские актеры впервые поставили ее в Москве в 1922 году, а в последующие десятилетия пьеса шла в Тель-Авиве; фильм на идише, переводы на десять с лишним языков еще больше упрочили ее славу.

Все это свидетельствует о притягательности «Диббука» Ан-ского, но не объясняет ее. Однако непревзойденную популярность может объяснить второе название пьесы — «Меж двух миров». В конце концов, сами европейские евреи жили в ловушке: их раздирали противоречивые привязанности — то ли тяготеть к своему народу и его культуре, то ли лепиться к титульным нациям и целой орде современных идеологий. Ан-ский был одаренный писатель — и сам по себе воплощенная крайность подобной дилеммы. Потому и сумел убедительно отразить все эти муки.

Душевно и духовно Ан-ского мотало будь здоров, не менялось в нем одно: вера в необходимость свергнуть самодержавие революционным путем. Впрочем, даже оставаясь верным идее, он блуждал между разными партиями и идеологиями. Но к какому берегу его ни прибивало, везде он натыкался на антисемитизм; так и не обретя покоя, он, подобно диббуку, обречен был вечно и мучительно скитаться, деля судьбу тысяч евреев Европы в те бурные годы. В конце, с победой большевизма, которому он никогда не доверял и который с годами начал презирать, Ан-ский осознал: величайшая надежда и евреев, и русских окончательно разбита.

Ну хорошо, а что же с диббуками в наше время? Квалифицированных экзорцистов не хватает у католиков, и не менее сложно найти подготовленного раввина. Подтверждает это сенсационная драма, разыгравшаяся в позапрошлом году: некий бразильский юноша заявил, что им овладел диббук. На родине помочь ему никто не смог, и несчастный обратился к одному из самых уважаемых специалистов Израиля, раввину Давиду Бацри, потомку династии еврейских экзорцистов из Ирака.

После чего случился, вероятно, первый в истории демоноборчества виртуальный ритуал изгнания нечистой силы. Бацри попробовал договориться с недоброжелательным диббуком по скайпу. Не удалось. Пришлось жертве ехать в Израиль, где Бацри провел с диббуком утомительные переговоры. И вновь неудача.

Светские круги Израиля, само собой, громко смеялись, однако серьезность ультраортодоксального сообщества лишний раз свидетельствовала, что вековые верования неуничтожимы. У дома Бацри, где экзорцист практиковал свое темное искусство, собирались десятки тысяч человек. Они скандировали: «Изыди! Изыди!» — помогали изгнать демона. Все это вновь и вновь показывали по израильскому телевидению. После чего пришло бессмертие: Бацри решил торговать DVD с записью своих героических, хоть и неудачных попыток (весь процесс скрупулезно снимался). Что, в свою очередь, привело к обвинениям в шарлатанстве — особенно после того, как некая гражданка дала показания: мол, Бацри платил ей за то, чтобы она изображала одержимость диббуком перед камерой.

Вечером 13 ноября, когда в Балтиморе заканчивался католический съезд, бразильский юноша, уверявший, будто в него вселился диббук, виновато признал, что вся эта история была чистой фикцией. Однако можно с большой долей уверенности предсказать: у некоторых евреев — и не только у евреев — по всему миру подобное суеверие переживет и этот удар, и другие. Насмешникам стоит вспомнить, что религиозный закон предписывает евреям смывать с пальцев демонов ночи еще до того, как евреи встанут с постели и раскроют утренний выпуск «Таймс».

Источник: Jewish Ideas Daily. Аллан Нейдлер — профессор религиоведения и директор программы иудаики Университета Дрю.//

Бесы! Бесы!
Миры Семена Ан-ского
Диббук: история любви
Диббук: история постановки
Экзорцизм по «Скайпу»

Себастьян Михаэлис — Афоризмо.ru

Автор МихаилВремя чтения 3 мин.Просмотры 445Опубликовано

1. Под этой личиной написал книгу «Изумительная история одержимости бесами» это судя по.

2. Себастьян Михаэлис — Sarcasm | Тёмный дворецкий |AMV клип

Если Вам понравилось видео — поделитесь с друзьями:

Поделиться на Facebook

3. Все мысли принадлежат детективу-Маркусу.

4. Персонаж аниме «Чёрный дворецкий» Дворецкий Фантомхайва, а также его телохранитель.

5. Я последую за Вами куда угодно, до самого конца.

6. Себастьян Михаэлис,аниме темный дворецкий.

7. Скрытность дьявольской особи в лице Себастьяна Михаэлиса никак не дает узнать его поближе.

8. Себастьян Михаэлис -мужиков нада любить — Продолжительность: 2:32 Лиза Коваленко 24 604 просмотра.

9. Не один – с мрачного вида Дворецким, обнажившим белоснежные зубы в обольстительной улыбке и с приказа мальчика назвавшим себя Себастьяном Михаэлисом.

10. Обои. Тэги: by, blood, sebastian, kuroshitsuji, stained, dan

11. Прочитай Био в клубе Алоис Транси.

12. С тех пор он верно служит Цепному Псу Королевы и берет имя, под которым мы его и знаем: Себастьян Михаэлис.

13. Здесь можно быть или не быть собой.

14. 黒執事 (Kuroshitsuji)Куросицудзи (киридзи) Тёмный Дворецкий (неоф.

15. Себастьян михаэлис обои и картинки на рабочий стол скачать

16. Статус: приемный сын Александра Михаэлиса.

17. Дворецкий (Себастьян Михаэлис).

18. Здесь можно быть или не быть собой.

19. Себастьян Микаэлис Темный дворецкий Черный дворецкий аниме,

20. Узнайте больше о своих любимых актерах, анимеграфии, картинах и многом другом.

21. Себастьян Михаэлис — персонаж аниме.

22. Само сообщество посвященно самому кавайному демону на свете — Себастьяну Михаэлису.

23. Миллионы историй по твоим любимым фильмам, аниме, книгам, сериалам, музыкальным группам.

24. Диес on Twitter:

25. Точного возраста Себастьяна не назовёт никто, хотя на вид ему лет 20-25, а Себастьяну-демону свыше 500 лет.

26. Себастьян Микаэлис — демон, заключивший контракт с Сиэлем Фантомхайвом.

27. Дворецкий и телохранитель Сиэля, отлично справляется с двумя этими обязанностями.

28. Скачать обои аниме, арт, Sebastian Michaelis, тёмный дворецк

29. Себастьян имеет внешность высокого, статного молодого человека с черными.

30. Здесь можно быть или не быть собой.

31. Дворецкий Фантомхайва, а также его телохранитель.

32. Высокий широкоплечий мужчина невероятной красоты, с немного «египетской» фигурой из-за своей слегка выраженной талии.

33. Себастьян Михаэлис– это коварный демон-дворецкий из аниме «Курошицуи» («Темный дворецкий»).

34. Темный Дворецкий/Себастьян Микаэлис запись закреплена.

35. Себастьян михаэлис смотреть онлайн | Бесплатный фильм смотреть онлайн бесплатно в HD качестве без регистрации.

36. Высокий, привлекательный молодой человек, демоны по-сути своей идеальные существа, способные принимать любую.

37. Anime with hearts в Твиттере:

38. Его нечеловеческая сила объясняется тем, что Себастьян — демон, некогда заключивший с Сиэлем.

39. Музыка в голове персонажей Темный дворецкий — YouTube
40. Скачать обои аниме, kuroshitsuji, розы, цветы, себастьян, ми
41. Новым учителем истории оказался Себастьян Михаэлис,и ещё он теперь ваш классный руководитель).

42. Здесь можно быть или не быть собой.

43. Имя/Фамилия: Себастьян/Михаэлис|Sebastian Michaelis (Настоящее имя — Азазель) Прозвище: Некоторые называют.

44. У нас Вы можете расслабиться и просто наслаждаться этим прекрасным персонажем.

45. Себастьян михаэлис- имя французского инквизитора 16-17 веков автор авторитетной классификации демонов «Изумительная история одержимости бесами».

Бедлам и лоботомия: зловещая история психиатрии | Наука, Прошлое

Сколько страшных легенд ходит о том, что происходит за стенами психоневрологических диспансеров! В каменных мешках с крошечными окошечками сидят безумцы, бросающиеся на санитаров при любой возможности, а последние, в свою очередь, бьют пациентов резиновыми дубинками и «лечат» электрошоком! Так?

Конечно, в XXI веке всё выглядит куда лучше: в больницах чисто, стерильно, да и физическое воздействие применяется крайне редко. А вот электросудорожная терапия используется по сей день — это один из последних пережитков жестокой психиатрии XIX века. Зададимся вопросом: насколько жестокой?

В 1887 году 23-летняя журналистка Нелли Блай уволилась из газеты Pittsburgh Dispatch, устав освещать театральные премьеры, и придумала, как сделать репортаж, способный принести ей настоящую славу и признание. Конечно, она руководствовалась не только и не столько эгоизмом. В первую очередь ею двигало человеколюбие.

Всего лишь за одну ночь Нелли отрепетировала — театральный опыт помог ей — поведение шизофренички, а на следующий день сняла комнату в дешёвом доме для рабочих. Целый день она доводила владельцев дома до белого каления, бегая к ним из своей комнаты и докладывая то о гигантских крысах, то о чудовищах в шкафу, а их самих называя безумными убийцами. Достаточно быстро Нелли сочли сумасшедшей, вызвали полицию, и через несколько дней, после обследования, подтвердившего её безумие, девушка оказалась в нью-йоркской психиатрической больнице Бельвью.

Нелли Блай тренируется симулировать безумие

Нелли Блай обследует психиатр (рисунок из первого издания книги «Десять дней в сумасшедшем доме»)

Блай провела в больнице десять дней — и была поражена антисанитарными, антинаучными, античеловеческими условиями, в которых содержались больные. Большую часть дня — с шести утра до восьми вечера — пациенты находились в связанном состоянии, сидя на деревянных скамьях, причём никакой защиты от холода им не полагалось. Кормили их порченой говядиной и чёрствым хлебом, отбракованным фермерскими хозяйствами, поили грязной водой. Пациентам не позволялось ходить в туалет в неурочное время, они постоянно испражнялись под себя, и никто это не убирал. Больница была полна крыс. Никакого лечения, кроме ударов палками, больные не получали. Мыли их, окатывая ледяной водой.

«Октагон» на острове Рузвельта — главный вход в ту самую больницу, где провела десять дней Нелли Блай. Снимок 1897 года

Упаковка сеточки для волос Nellie Bly. Аксессуары с портретом знаменитой журналистки раскупали мигом

Через десять дней Нелли забрали из больницы сотрудники газеты The World, с которой она заранее договорилась о подготовке материала. Её отчёт не уложился в объём статьи и вышел отдельно в виде книги «Десять дней в сумасшедшем доме». Публикация стала сенсацией; в том же 1887 году было произведено судебное разбирательство, в больницу были направлены полицейские, а Нелли Блай выступила главным свидетелем по делу об издевательствах над больными.

Это был переломный момент. После окончания скандала, в результате которого полетело много голов — расследование затронуло целый ряд психбольниц, — на психиатрию стали выделять значительно больше средств, больницы начали инспектировать, а методы «излечения» стали стремительно меняться. По сути, Нелли инициировала революцию, переход от средневековой «медицины» к современной, проложила границу между двумя эпохами.

Что ж, посмотрим, что было «до», во что это превратилось «после» и как дела обстоят сейчас.

Испокон веков сумасшествие считалось происками демонов, злых богов, дьявола, высшим наказанием, то есть болезнью не физической, а мистической. Что в Древней Греции или Риме, что в Вавилоне или Китае — безумие нигде не воспринималось как нечто, требующее непосредственного вмешательства человека. В той же Греции некоторые разновидности сумасшествия считались ниспосланными богами не в наказание, а во благо, поскольку безумец обретал необыкновенные способности — например, начинал видеть будущее.

Так или иначе, не существовало никакого общепринятого отношения к сошедшим с ума. Их сторонились и их восхваляли, на них не обращали внимания или вели себя с ними как с обычными людьми. Если больных и «лечили», то разве что молитвами. Поэтому дохристианский период нам не очень интересен.

Трепанированный череп времён железного века. Если верить исследованиям, больной жил некоторое время после операции

Впрочем, один хирургический метод появился в зачаточной «психиатрии» задолго до нашей эры — это трепанация. Например, в шумерских захоронениях можно встретить черепа с аккуратно высверленными отверстиями.

Наибольшего расцвета трепанационные методы достигли в Мезоамерике, которая развивалась до вмешательства европейцев значительно медленнее, нежели Старый Свет, и к XIII веку достигала уровня цивилизации, пройденного Европой и Азией за полторы тысячи лет до того. В раскопках ацтекских захоронений регулярно встречаются трепанированные черепа, причём анализ показывает, что люди с высверленными в черепе отверстиями жили порой по несколько лет после операции.

Гравюра, изображающая процесс трепанации, из медицинской книги 1525 года издания

В Европе же первые трепанированные черепа относятся к неолитическому периоду — в каменных дольменах на сегодняшний день найдено несколько десятков черепов с вырезами. Методики вырезания были разнообразными: насечками вырубался квадратный участок черепа, также использовались кольцеобразные свёрла; иногда череп долбили узким инструментом, напоминающим долото, выбивая треугольные, сужающиеся книзу отверстия.

Основной вопрос — для чего это делалось. Причины были самыми разными: например, с помощью трепанации извлекали осколки, полученные при травмах черепа, или излечивали пациента от головных болей. В качестве средства от безумия трепанация работала довольно просто: через дыру в черепе голову пациента покидали злые духи. Так или иначе, трепанация приводила к смертельному исходу более чем в половине случаев, но при этом не была чем-то жестоким, античеловеческим, насильственным. Врачи просто делали как умели.

Удаление «камня безумия» из головы больного, работа Иеронима Босха

Европейская христианская цивилизация воспринимала сумасшедших исключительно как одержимых бесами или демонами. Иногда их не трогали, иногда — убивали, порой заставляли работать. Вплоть до XVIII века основным способом существования для безумцев было попрошайничество. Юродивым подавали — или не подавали, на них смотрели с отвращением — или со смехом.

В этом была странная логическая нестыковка: с одной стороны, сумасшедший воспринимался как больной, но с другой его не требовалось лечить, как, например, раненого или захворавшего горлом. Хотя трепанация всё равно периодически практиковалась — преимущественно в отношении достаточно обеспеченных пациентов, страдавших, например, приступами эпилепсии или мигрени.

Василий Суриков, «Юродивый, сидящий на снегу», 1885. В русской традиции «безумие во имя Христа», то есть юродивость, воспринималось как дар свыше; юродивых почитали и прислушивались к ним

Лечить же безумцев по-настоящему начали лишь с развитием науки, во времена промышленной революции. В просвещённом XVIII веке появляются трактаты, научные работы и рекомендации по излечению сумасшедших — и порой в сравнении с ними руководства по сожжению ведьм кажутся детской сказочкой.

«Уильям Норрис, безумец из Америки» — гравюра 1814 года, показывающая условия содержания в Бетлеме. Норрис провёл в цепях более двадцати лет

Первые учреждения для содержания сумасшедших появились ещё в XV веке, но в течение последующих трёх столетий они не выполняли лечебной функции. Диспансеры были не более чем тюрьмами, позволявшими отделить безумцев от общества, изолировать их и очистить городские улицы. «Пациентов» просто приковывали к стенам и порой кормили — вот и всё. Обратите внимание на то, что точно такие же условия Нелли Блай обнаружила в центральной нью-йоркской психиатрической клинике в конце XIX века!

Пожалуй, самой известной европейской больницей был Бетлемский (то есть «Вифлиемский») королевский госпиталь близ Лондона — именно от искажённого «Бетлем» пошло слово «бедлам», значение которого объяснять, мы полагаем, не нужно. Основанный в XIV веке Бетлем стал пристанищем душевнобольных в 1547 году, когда сюда перестали доставлять обычных пациентов, сосредоточив все силы на безумцах.

Изначально больных было немного, но в 1675 году госпиталь был вынужден перебраться в новый комплекс зданий, поскольку количество душевнобольных неотвратимо росло. Последние, к слову, служили основным источником дохода, поскольку за несколько пенсов любой желающий мог пройтись по больничным коридорам и заглянуть в камеры, набитые вопящими, дрыгающимися и злобными сумасшедшими. Здоровый человек, волей судьбы попадавший в такое заведение, сходил с ума не более чем за несколько месяцев.

Новое, третье по счёту здание Бетлемской больницы (гравюра 1828 года)

Именно такими оставались практически все европейские госпитали для душевнобольных в течение нескольких сотен лет. Тот же Бедлам «исправился» лишь в 1816 году, и то после значительного скандала. В начале XVIII века потребовалось очередное расширение, и для госпиталя спроектировали новое здание — уже не как тюрьму, но как больницу, с большими окнами и палатами.

Тем не менее Томас Монро, занявший в начале 1816 года пост главврача Бетлема, менять обычаи не собирался, и заключённые были точно так же прикованы к стенам в новом здании, как и в старом. В июне того же года после посещения госпиталя проверяющей комиссией Монро был смещён, а условия в больнице стали постепенно меняться: заключённых начали выпускать на прогулки, появились библиотека и танцзал.

Пациенты Бедлама в 1850-е годы

Впрочем, говорить о том, что в больницах XIX века совсем не лечили пациентов, было бы несправедливо. Им делали кровопускания (потому что их делали всем больным вообще, независимо от недуга), кормили опиумом и чемерицей. Толку от всего этого не было ни малейшего, но зато больные вели себя спокойнее, слабели, много спали и жили недолго, что облегчало перегруженные сумасшедшие дома.

Революционером в деле психиатрии был француз Филипп Пинель. В 1792 году, в самый разгар Французской революции, он стал главврачом одного из крупных заведений для душевнобольных — больницы Бисетр. Воспользовавшись политической неразберихой, Пинель сумел вытребовать у революционных властей разрешение на снятие с пациентов цепей.

Король никогда бы не согласился на подобное, но Конвент воспринимал душевнобольных в том числе как узников монархии, и потому Пинель легко получил требуемый документ. Он оказался прав: без цепей пациенты не стали опаснее. Наоборот, общее настроение в госпитале повысилось, а случаи членовредительства значительно сократились. По примеру больницы Бисетр уже к концу XVIII века от цепей избавились все госпитали.

«Филипп Пинель в Салпетриере». Снятие цепей с душевнобольных, худ. Тони Робер-Флёри

Несмотря на то, что Пинель написал целый ряд работ по психиатрии, ни он, ни кто-либо другой в то время так и не нашёл никакого адекватного способа лечить душевнобольных. Госпитали по-прежнему оставались тюрьмами — пусть и без цепей.

Впрочем, облегчение условий в психиатрических лечебницах происходило очень медленно. Пинель убрал цепи, но оставались стены, закрытые каменные мешки, палки в качестве лечения, постоянное недоедание и антисанитария. Такие условия царили по всей Европе, хотя надо отметить, что в 1784 году в Вене произошёл ещё один прорыв — впервые было построено здание, специально предназначенное именно для содержания душевнобольных. Башня Narrenturm сохранилась по сей день — теперь в её мрачных камерах содержатся экспонаты Национального патологоанатомического музея; кроме того, башня известна тем, что на её крыше находится один из старейших в мире и старейший в Европе молниеотвод.

Венская башня-психбольница Narrenturm была закончена в 1784 году. Сегодня в ней находится патологоанатомический музей

К концу XIX века появилось множество психиатрических исследований. В домах для душевнобольных постепенно внедрялись нормальные санитарные условия, индивидуальные палаты и койки, заключённые получали относительную свободу передвижения. Знаменитое расследование Нелли Блай всколыхнуло общественность так, что уже к 1900 году в мире не было, видимо, ни одного учреждения, где с пациентами обращались как со скотом, хотя ещё за двадцать лет до этого методика обездвиживания, изоляции и кормления опиумом была широко распространена и в Старом, и в Новом Свете.

Но в том же XIX веке начался ещё один сложный для психиатрии период — назовём его «научным». Теоретические исследования и наблюдения за больными, которым положил начало Пинель, привели к само собой разумеющемуся результату: необходимости как-то больных лечить. Вот тут-то и начался второй круг ада.

Пинель, как и его предшественники, полагал, что основой лечения должно быть успокоение больного — но, конечно, не кровопусканиями (хотя в крайнем случае допускал и их). Он прописывал своим пациентам тёплые ванны, антиспазматические препараты, камфору, тот же опий, слабительные. То есть, несмотря на все прогрессивные изменения, великий француз не продвинулся дальше средневековых понятий о лечении — как и многие продолжатели его дела.

Вращающаяся кровать-центрифуга для лечения душевнобольных

Ещё задолго до Пинеля некоторые психиатры пытались излечить больных необычными способами, но они шли вслепую, тыча пальцем в небо. Например, фламандский врач Ян Баптиста ван Гельмонт в начале XVII века предложил методику «водяного шока». Совершенно случайно он увидел, как один из его пациентов чуть не утонул во время мытья — и после этого стал почти нормальным.

Ван Гельмонт предположил, что шок и страх смерти могут положительно повлиять на травмированный рассудок. За прототип аппарата для водяного шока он взял средневековое пыточное колесо. Пациента привязывали к колесу, а затем опускали в воду и доводили почти до захлёбывания — но не до потери сознания! Несмотря на крайне низкую статистику выздоровлений, ван Гельмонт отмечал, что некоторые пациенты становились более спокойными, рассудительными и здравомыслящими, вплоть до полного выздоровления.

Водными процедурами лечили и истерию, которую в то время считали исключительно женской болезнью. Считалось, что для этого надо стимулировать гениталии пациента

Впоследствии — уже в XVIII-XIX веках — методику ван Гельмонта широко применяли в американских больницах. Известны, например, опыты доктора Сэмюэля Уилларда (1748—1801), главврача психиатрической клиники города Аксбридж (Массачусетс). Уиллард разработал специальный танк с иллюминаторами, куда погружал пациентов и доводил их почти до полного утопления, вызывая «водяной шок». Выздоровевших среди них, судя по записям врача, не наблюдалось. В защиту Уилларда надо сказать, что он внёс огромный вклад в борьбу с оспой: в одиночку уговорил городской совет не запрещать «подозрительный» процесс вакцинации и спас тем самым несколько сотен жизней.

Ещё одним известным курьёзом была попытка французского врача Жана Дени излечивать душевнобольных путём переливания им овечьей крови. На дворе стоял 1667 год, переливание крови было в зачаточном состоянии, но, если верить записям врача, его пациент Артур Гога выжил и даже стал рассудительнее. Дени утверждал, что переливание крови чистого животного позволит выгнать больную кровь пациента, уменьшив влияние беса на его разум. Правда, уже второй подобный опыт Дени, проведенный во Франции (Гогу он лечил в Лондоне), привёл к гибели пациента. Врача обвинили в преднамеренном убийстве и казнили.

«Успокоительное кресло»

Опыты с переливанием (как и «водяные») продолжались и в XIX веке. Сам Бенджамин Раш (1746—1813), отец американской психиатрии, пускал кровь пациентам и замещал её «здоровой» — от нормальных людей. Во время своих опытов Раш убил несколько десятков больных, но при этом внёс огромный вклад и в психиатрию, и в другие области медицины. Он первым ввёл понятие «трудотерапии» (которая сегодня служит одним из основных методов лечения душевнобольных) и описал ряд типовых синдромов (в том числе непризнанный до сих пор «синдром саванта»).

Раш придумал множество жутких способов излечения душевнобольного. Например, в 1811 году он запатентовал «успокоительное кресло», представлявшее собой деревянный стул с ремнями для ног, рук и деревянной коробкой-фиксатором головы. Пациент в таком кресле был абсолютно беспомощен и неподвижен.

Говоря о психиатрических заблуждениях, нельзя не упомянуть доктора Франца Йозефа Галля (1758—1828). Он ввёл в медицину понятие френологии — науки о связи человеческой психики с формой и рельефом черепа. Галль «привязал» человеческие качества к различным участкам черепа; если какая-либо часть была выпуклой, соответствующее качество у человека было хорошо развито. Несостоятельность френологии окончательно доказали только в середине XX века. Сам Галль не слишком навредил пациентам, но его последователи-френологи нередко проводили трепанации тех или иных частей черепа именно для изменения психики больного. Отсутствие результатов мало кого смущало.

Классическая френологическая схема Галля, породившая после доказательства своей несостоятельности огромное количество пародий и карикатур

Типичная иллюстрация из книги Коттона об инфекционной природе безумия. Инфекция, по мнению врача, содержалась в основном в зубах, и Коттон рекомендовал их нещадно драть

Удивительно, но подобные заблуждения возникали в психиатрии и значительно позже, в начале XX века. Известный американский врач Генри Коттон (1876—1933), например, высказал предположение о том, что психические заболевания являются следствием инфекции, поражающей ту или иную часть тела. Своих пациентов Коттон лечил путём… ампутации. Вовремя удалив заражённый орган, Коттон — как он сам считал — останавливал распространение бактерии, которая при попадании в мозг могла вызвать лунатизм.

Будучи по основной специальности стоматологом, Коттон удалил между 1919 и 1921 годами более 11 000 зубов, а порой ампутировал челюстные кости, пальцы и гениталии. Смертность его пациентов достигала 43%; тем не менее клиника Коттона в течение длительного времени считалась весьма прогрессивной, а Коттон воспринимался как светило и новатор американской психиатрии.

Это жутковатое направлении медицины заслуживает отдельного внимания. Собственно, лоботомия сама по себе — раздел обширной отрасли, психохирургии.

Основные виды психохирургии

Префронтальная лоботомия (лейкотомия) — разрезание тканей, соединяющих лобные доли мозга с остальной его частью.

Передняя цингулотомия — разрезание тканей, соединяющих таламическую и заднюю лобные области, а также приводящее к разрушению передней поясной области.

Передняя капсулотомия — разъединение орбито-фронтальной коры и таламических ядер.

Субкаудальная трактотомия — разрыв связи лимбической системы и супраорбитальной части лобной доли.

Лимбическая лейкотомия — операция, совмещающая субкаудальную трактотомию и переднюю цингулотомию.

Амигдалотомия — разрезание тканей, связывающих мозг с миндалевидным телом.

Кадр из документального фильма «Лоботомист» (2008) демонстрирует ранюю лоботомию образца Мониша — с разрезанием черепа. Позже перешли к сверлению, ещё позже — к проходу через глазную орбиту

Хотя психохирургия включает в себя целый ряд направлений и операций, именно слово «лоботомия» ассоциируется сегодня с издевательствами над душевнобольными и превращением их в овощи. Стоит отметить, что лоботомия бывает нескольких типов, и, говоря об операции, в ходе которой разрывается связь между лобными долями и остальной частью мозга, мы имеем в виду так называемую лейкотомию, или префронтальную лоботомию.

Лейкотомию разработал в 1935 году португальский хирург Эгаш Мониш; первую операцию провёл под его началом профессор Алмейд Лима — и она прошла успешно. Мониш открыл, что лоботомия приводит к успокоению буйного пациента, его смирению с реальностью. Да, в результате операции терялись определённые навыки, например, долговременная память заметно ухудшалась, но пациент, ранее не поддающийся никакому лечению, становился частью общества.

Сам Мониш рекомендовал использовать лоботомию исключительно в крайних случаях, когда шизофрения пациента приобретала опасные формы и не поддавалась контролю. В 1949 году за свои работы португалец получил Нобелевскую премию по медицине — но знал ли он, к чему в итоге приведут его исследования?

Антонио Эгаш Мониш, изобретатель фронтальной лоботомии, лауреат Нобелевской премии

Розмари Кеннеди, одна из самых известных пациенток, подвергнутых лоботомии

По иронии судьбы последователь Мониша и главный адепт лоботомии, американец Уолтер Джексон Фримен II, оказался одновременно талантливым врачом и болезненным фанатиком своего дела. В 1936 году Фримен провёл первую лоботомию в США (в СССР первую подобную операцию провели уже после войны) и за последующие несколько лет осуществил около 200 префронтальных лоботомий, став ведущим специалистом в этой области.

А в 1945 году он придумал способ, как делать лоботомию, не распиливая череп, и назвал это трансорбитальной лоботомией. Если Мониш пилил череп и вводил инструменты через надрез, то Фример вводил через глазную орбиту специальный инструмент — лейкотом, а затем одним движением разрезал связи частей мозга, после чего извлекал устройство наружу. Лейкотом (впоследствии усовершенствованный и получивший название «орбитокласт») был крайне похож на нож для колки льда; сам Фримен говорил, что первые операции проводили именно таким ножом, но документально это не зафиксировано.

Орбитокласт — инструмент для проведения трансорбитальной лоботомии

Проблема заключалась в том, что результаты лоботомии могли быть самыми разными. Если некоторые пациенты становились спокойнее и вроде как нормальнее, то около половины превращались в овощи или вообще умирали. Неоднозначность процедуры привела к тому, что в Европе лоботомия была запрещена почти во всех странах к середине пятидесятых. В СССР её официально запретили 9 декабря 1950 года; лоботомия была объявлена лженаучным методом лечения (что соответствовало действительности), и Учёный медицинский Совет Минздрава СССР постановил «воздержаться от применения префронтальной лейкотомии при нервнопсихических заболеваниях как метода, противоречащего основным принципам хирургического лечения И.П. Павлова».

Иное дело в США. Метод Фримена позволил проводить лоботомии поточно, чем доктор и занялся. Его верный многолетний друг и ассистент Джеймс Уоттс разорвал отношения с Фрименом, объявив его методику надругательством над всеми гуманистическими принципами. Собственно, ассистент уже и не требовался: за одну лоботомию Фримен брал 25 долларов и делал её за считанные минуты. С Фримена брали пример другие врачи — и за один только 1949 год в США было лоботомировано 5074 пациента! Всего же операции подверглись более 40 000 человек, из них 3500 были прооперированы лично Фрименом.

Уолтер Фримен проводит публичный сеанс трансорбитальной лоботомии. Обратите внимание: даже без перчаток

Помимо неоднозначности самой операции, была и ещё одна проблема. Например, в 1960 году Фримен лоботомировал совершенно нормального 12-летнего мальчика Говарда Далли, которого в психушку сдала его собственная мачеха, ненавидевшая приёмного сына. Далли жив до сих пор и даже написал книгу «Моя лоботомия», но с памятью у него очень плохо, да и другие проблемы имеются. Простота операции вызвала огромное количество подлогов и нарушений: больницы старались избавиться от пациентов, выписывая фальсифицированные рекомендации к операциям. Превратить буйного больного в овощ (или вообще легально его убить!) — кто же от такого откажется. Очень известным случаем была лоботомия 23-летней Розмари Кеннеди (сестры будущего Президента США), в результате чего вспыльчивая девушка, подверженная частым сменам настроения, стала просто сумасшедшей.

Классическая позиция пациента при трансорбитальной лоботомии: голова запрокинута назад, через орбиты глаз введены два орбитокласта

Так или иначе, в 1967 году Фримену запретили практику. На сегодняшний день префронтальная лоботомия уже не проводится, хотя другие психохирургические операции по-прежнему имеют место — в очень ограниченном количестве и максимум в одной лицензированной больнице на страну. Конец психохиругии положило в первую очередь изобретение нейролептиков (в 1950 году был синтезирован первый из них — аминазин), глушащих симптомы и иногда подавляющих причины заболевания.

Одна из самых пугающих процедур, которые до сих пор применяются в современной психиатрии, — электросудорожная терапия, или, если говорить по-простому, электрошок. Пытки и шок для лечения безумия использовались ещё в XVII веке — взять хотя бы упомянутую в статье водную терапию. Но ЭСТ впервые была применена в 1934 году, то есть в век прогресса и цивилизации!

Изобретателем электросудорожной терапии стал венгерский врач Ладислас Медуна. 29 января 1934 года он провёл пять сеансов ЭСТ с пациентом, страдающим от кататонического синдрома (группы двигательных расстройств), — и пациент излечился. Из 26 пациентов, подвергнутых электрошоку, 10 пошли на поправку — и Медуна удостоверился в верности своей идеи. Медуна опубликовал результаты, получил мировое признание, а в 1938-м, с нарастанием антисемитских настроений в Будапеште, эмигрировал в США.

Siemens Konvulsator III, прибор для проведения электросудорожной терапии (конец 1960-х)

Ирония состояла в том, что Медуна специализировался на пациентах-кататониках, а в американской практике ЭСТ начали применять для лечения самых разных психических расстройств. Причём вплоть до начала 1950-х она использовалась без предварительного приёма пациентом мускульных релаксантов. Итогом были жутчайшие фотографии пациентов с искажёнными чертами лица и исковерканными телами. На методику ЭСТ обрушилась пресса — и с 1970-х её применение начало постепенно ограничиваться.

Сейчас ЭСТ применяется крайне ограниченно и только для отдельных групп заболеваний. Побочные эффекты этой терапии крайне неприятны — в частности, расстройства долговременной памяти. Великий американский писатель Эрнест Хэмингуэй покончил с собой во многом из-за психических проблем, вызванных электросудорожной терапией. Причём, как выяснилось гораздо позже, психические заболевания, от которых лечили Хэмингуэя, были мнимыми, а его мания преследования — обоснованной. За ним действительно постоянно следили агенты ФБР из-за его связей с Кубой.

Позиция пациента при ЭСТ: один контакт к затылку, второй — к виску

Психиатрия сегодня не то чтобы сильно отличается от психиатрии столетней давности. Да, пациентов не мучают, значительно повысился уровень обслуживания и гигиены, вместо хирургических операций больные пьют таблетки. Но процент выздоравливающих столь же прискорбно мал, как и век, и два, и три назад. Даже самые современные средства позволяют придушить болезнь, скрыть её симптомы, но не излечить человека полностью. Да и побочных эффектов у лекарств столько, что не перечислишь.

Поэтому не стоит кивать на прошлое и говорить: какой ужас! Как так могли! Как издевались над бедными душевнобольными! Дело в том, что им и сейчас живётся не сладко. Просто каждой эпохе — свой ад.

Что почитать?

Сэмюэль Беккет «Мэлон умирает»

Кен Кизи «Над кукушкиным гнездом»

Крэг Клевенджер «Человек-змея»

Что посмотреть?

«Пролетая над гнездом кукушки» (1975)

«Перо маркиза де Сада» (2000)

«Остров проклятых» (2009)

«Обитель проклятых» (2014)

«Запрещённый приём» (2011)

ИЕРОМОНАХ ПАНТЕЛЕИМОН (ЛЕДИН) — КОЗНИ БЕСОВСКИЕ читать онлайн

Иеромонах Пантелеимон (Ледин)

КОЗНИ БЕСОВСКИЕ

Упорное неверие в злых духов — есть настоящее беснование, потому что идет наперекор истине, наперекор откровению Божию. Господь пришел на землю именно для того, чтобы разрушить дела диавола и спасти от насилия его человека. Если нет диавола, то нет христианства, тогда пришествие в мир Сына Божия было бы не нужно. Но это нелепо. И опыт каждого из нас, и здравый смысл, история жизни святых и история всех народов удостоверяют нас в бытии злых духов… Я видел и настоящих бесноватых, в которых вселились бесы, по неисповедимым судьбам Божиим, и производили в них умственное помешательство, произносили через них страшные хулы и сквернословия; видел, как ужасно бросали они одного несчастного из угла в угол как нудили его лезть на стену и пр. Таковых, думаю вместе с Апостолом, Бог предал сатане на измождение плоти, да дух спасется (1 Кор. 5:5).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Предлагаемая вашему вниманию книга посвящена острейшей проблеме современности — стремительному росту среди людей духовных заболеваний. Её автор, иеромонах Пантелеимон (Ледин), имеет немалый опыт экзорцизма или, как чаще всего принято говорить, отчитки — изгнания злых духов из людей, или одержимых.

Отношение в нашей Церкви к практике отчитки, как известно, не однозначное. Некоторые считают, что экзорцизм — удел избранных, требующий особого дара. Другие — в том числе о. Пантелеимон, сам, безусловно, обладающий удивительной способностью распознавать в людях духовную повреждённость, — придерживаются прямо противоположного взгляда. Отчитывать, полагают они, может и должен каждый священник. Особенно в наше время, когда здоровье духовное (а соответственно, и физическое) становится едва ли не музейной редкостью.

Впрочем, автор взялся за перо не ради того, чтобы отстоять своё мнение. Не будем и мы уклоняться от темы, вдаваясь в непомерное исследование проблем, связанных с отчиткой. Напомним лишь небезынтересные в этой связи слова преподобного Амвросия Оптинского, который говорил, что отчитывать бесноватых может каждый, имеющий произволение плюс добрую жизнь.

И пусть читатель не смущается обилием содержащихся в книге материалов, связанных с практикой отчитки. Это не призыв увидеть в экзорцизме лекарство от всех бед. Отчитка — не панацея. Именно эту мысль последовательно проводит иеромонах Пантелеимон. Если человек не пересмотрит свою жизнь по заповедям Божиим, не воцерковится, не начнёт регулярно прибегать к святым таинствам исповеди и причастия, соблюдать посты — надежды на исцеление у него нет. Точно так же, как и нет гарантии сохранить здоровье, если он ещё им обладает.

Да, вот этот призыв — очнуться от губительной спячки, прийти в разум — действительно звучит с каждой страницы книги. Очнуться и увидеть в истинном свете себя и окружающий мир, обнаружить, наконец, что исконный враг рода человеческого, диавол, в отличие от нас не только не спит, а и не дремлет. И всю свою неимоверную силу (вспомним, как сказано у преподобного Силуана Афонского: малейший из них мог бы, если бы попустил Господь, усилием одного своего когтя перевернуть земной шар), весь свой изощрённейший ум направляет на одно: чтобы погубить нас. А мы — зачастую не имеющие даже элементарных знаний о духовном мире, лишённые покрова благодати — становимся его лёгкой добычей. “Ибо незнание наше, или стыдливое замалчивание, или даже отрицание бытия этой страшной силы делает нас перед ней совершенно безоружными, и она может вести нас, как овец на заклание, на погибель”. Так говорит известный проповедник нашей Церкви, старец Псково-Печерского монастыря о.Иоанн Крестьянкин.[1]

Хочется надеяться, что предпринятое издание многим откроет глаза на происходящее, даст ориентиры, вооружит необходимыми знаниями и главное — направит ко спасению.

ЗНАКОМСТВО С БАТЮШКОЙ

Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня, а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам.

Ин. 14:21

Уверовавших же будут сопровождать сии знамения именем Моим будут изгонять бесов…

Мк. 16:17

Лет двадцать тому назад в раздумье шел я по территории Псковского Кремля после службы в Троицком соборе: не было у меня серьёзного наставника — духовного отца. Священники, и даже опытные, не могли ответить на все вопросы, которые вставали передо мною, недавно пришедшим к Богу взрослым человеком, в “ветхой” жизни успевшим немало натворить. Охваченный невеселыми мыслями, нагнал я матушку Александру, мать одного местного священника.

— Не желаешь ли поехать со мной завтра в N? — спросила она. — Там по четвергам проходит служба по болящим.

— А я-то причем?

— Очень полезно побывать, многое поймешь.

— А мешать я не буду?

— Что ты, — ответила старушка. — Напротив. Может, даже чем-нибудь поможешь. И батюшка там очень хороший. Поедешь?

В назначенный час мы встретились, и полупустой автобус привёз нас в маленький городок с изумительными окрестностями. Недалеко от остановки — небольшой храм в честь Пресвятая Богородицы. Служба должна была проходить в уютном низеньком приделе с множеством икон, которые покрывали все стены до потолка. Батюшка, склонившись над аналоем, исповедывал. И вдруг, едва мы вошли, резкий мужской голос проговорил на весь храм:

— Старая болтунья, будешь болтаться за язык подвешенная в аду!

Голос исходил — не подберу более точного слова — из старой женщины, которая стояла у самой солеи, схватившись за решётку руками. Она не оборачивалась и не могла видеть, кто входит в храм.

Священник пытливо взглянул на матушку Александру. Та, рухнув на колени и истово крестясь, забормотала: “Господи прости. Господи прости…” Оказывается, дорогой она кого-то осудила, и бесы тут же продемонстрировали свою осведомлённость и “принципиальность”.

Очень много впечатлений было у меня в тот день! Впервые я присутствовал в храме на службе по болящим. Их собралось человек сорок, но, видимо из-за множества раздававшихся со всех сторон голосов, казалось, что больше. Я был потрясён всем происходящим. С клироса то и дело вещал бес-пророк, как сам он себя величал, постоянно напоминая: “Я — бес-пророк, прорицатель!” Говорил он через приятную на вид средних лет женщину. Когда она пела, то ничем не отличалась от других, но вот начиналась исповедь или проповедь, и бес тут же принимался за дело, громко изрекая предсказания о будущем, угрожая батюшке:

Читать 👀 онлайн 📲 Королева голод (сборник)

6

Луиджи Форелли довелось повидать многое. Он был свидетелем того, как из ртов одержимых бесами валил пахнущий серой дым. Наблюдал за парящей в воздухе тяжелой мебелью и слышал страшные богохульства, которые изрыгали уста людей, никогда в жизни не сквернословивших.

Выполняя свой профессиональный долг, экзорцист не раз находился на волосок от смерти и чувствовал на лице ее тлетворное дыхание. Он свыкся с мыслью, что может стать жертвой своего долга, но происшествие накануне поездки во Францию выбило этого мужественного человека из колеи.

Форелли предупредили о том, что очередная миссии может стать для него последней. И случилось это не где-нибудь в дебрях лесов Амазонки, не в забытой Богом сибирской деревушке, а в центре Рима – города, который трудно чем-либо удивить.

Отец Луиджи возвращался из университета, в котором читал курс лекций по истории религии, когда заметил впереди черный микроавтобус. Такой, в каком разъезжают курьеры, доставляющие пиццу. Необычным был его мрачный цвет и цифры на номерном знаке. Форелли видел только половину знака – две белых шестерки и почему-то подумал, что третьей цифрой тоже будет шестерка. Решив убедиться в том, что по Риму действительно разъезжает машина, украшенная Номером Зверя, священник попытался ее догнать. Затея оказалась трудновыполнимой. За рулем микроавтобуса сидел водитель, который чувствовал себя так, словно на дороге он один.

Микроавтобус несколько пересекал сплошную разделительную линию, обгонял и беззастенчиво подрезал попутные автомобили. Форелли так увлекся погоней, что не заметил, как сам сделался нарушителем. Несмотря на все усилия, вторая половина номера упорно не желала попадать в поле зрения священника: ее все время заслонял очередной из автомобилей. Нагнать микроавтобус удалось лишь после того, как он резко затормозил на светофоре. Форелли едва не врезался в задний бампер злополучного микроавтобуса, убрал ногу с педали тормоза и перевел дух. Теперь он имел возможность увидеть третью шестерку, но больше всего его поразило то, что четвертая цифра была заляпана толстым слоем грязи.

Отец Луиджи пожал плечами и, решив увеличить дистанцию, посмотрел в зеркало заднего вида. Там его ждал новый сюрприз: на ветровом стекле задней машины висело перевернутое распятие, а из глубины салона скалилась безобразная старуха, с венчиком седых волос на голове, через которые просвечивала пергаментно-желтая кожа.

В поисках помощи Форелли отчаянно завертел головой. С левой стороны священник увидел жуткую харю монстра, из пасти которого высовывался зеленый язык, а справа – волосатую руку с фиолетовой татуировкой в виде черепа.

Отец Луиджи вздрогнул. Он был обложен, как дикий зверь! Демоны, которых он в свое время изгнал, возвратились, чтобы поквитаться с ним и устроили западню.

Форелли до боли в пальцах сжал рулевое колесо, закрыл глаза и начал молиться.

От общения с Богом его оторвали настойчивые гудки. Священник понял, что стал виновником затора и открыл глаза. Никаких демонов не было и в помине. Монстр с высунутым языком был изображен флуоресцентной краской на черной кожанке мотоциклиста, а татуировка-череп украшала мускулистую руку его товарища. Вспыхнул зеленый свет, двигатели «чопперов» взревели и унесли байкеров в авангард транспортного потока.

Черный микроавтобус тоже недолго мозолил глаза и свернул на следующем перекрестке. Когда отец Луиджи достаточно успокоился для того, чтобы посмотреть в зеркало заднего вида, то понял, что старушка не так уж и безобразна. Она успела поправить пластмассовое, прикрепленное к стеклу присоской распятие и не улыбалась, а сосредоточенно смотрела на дорогу.

Остаток пути Форелли проделал без приключений, но когда ставил автомобиль в гараж, заметил, что кожаная спинка сиденья стала блестящей от пота.

На первый взгляд, инцидент на дороге мог быть цепью не слишком приятных совпадений, но уж слишком зловещими были эти совпадения. Перевернутое распятие, череп, безобразный монстр и Номер Зверя не могли сойтись в одном месте и в одно время просто так. Меняя мокрую сорочку на свежую, Форелли смотрел на себя в зеркало и вышел к столу только после того, как на лице перестали читаться признаки волнения.

Отличный обед, проходивший под аккомпанемент милой болтовни служанки, вернул священнику хорошее настроение.

– Ваше любопытство, любезная Бланка, не знает границ, – улыбнулся он, снимая с шеи салфетку. – Если бы я не знал вас столько лет, то подумал бы, что вы шпионите за мной.

Смуглая пожилая итальянка в белом кружевном фартуке, быстро собрала со стола посуду.

– Просто волнуюсь, падре. Вы столько лет не покидали Рим, а теперь ни с того, ни с сего решили мчаться во Францию.

– Богу было угодно, чтобы мои скромные способности до поры, до времени не были востребованы, – ответил Форелли, осматривая стоявшие у двери чемоданы. – Такси уже вызвали?

– Конечно, отец Луиджи, – домработница выглянула в окно. – Более того, машина уже здесь.

– Прекрасно, милая Бланка. Провожать меня не надо. Не забывайте поливать цветы, и, умоляю вас, будьте снисходительнее к старому Луи.

– Котам положено ловить мышей, а не валяться весь день на подоконнике, – добродушно проворчала Бланка. – Ладно уж, мы не станем ссориться.

Попрощавшись с Форелли, женщина стояла у окна до тех пор, пока такси не уехало, а затем сняла трубку и набрала номер сотового телефона, по которому звонила только в случае крайней необходимости.

– Он уезжает, мастер Якоб. Да. Крессе де Молэ. Шестичасовым с вокзала Термини.

Не подозревая о том, что его шутливое замечание, сделанное домработнице за обедом, не так уж далеко от истины, Луиджи Форелли, ехал на вокзал, задумчиво поглядывая из окна на дома, фонтаны и туристов, наводнявших Рим в эту пора года. Священник намеренно остановил такси за квартал до вокзала, чтобы пройти мимо всемирно известной базилики Санта Марии Маджори.

Он действительно давно не покидал Вечный Город и испытывал некоторое волнение при мысли о том, что окажется вдали от Рима. Чувство разлуки было настолько пронзительным, что Форелли остановился и, поставив чемоданы, принялся любоваться базиликой так, будто видел ее первый или последний раз.

– Красиво, – произнес вслух кто-то за его спиной. – Нет, не красиво. Изумительно!

Мужчина лет пятидесяти, приятной наружности, дружелюбно кивнул обернувшемуся священнику.

– Только благословение Всевышнего способно вдохновить мастера на такой шедевр.

– Истинно так, сын мой.

Собеседник отца Луижди озабоченно взглянул на наручные часы.

– Любоваться Санта Марией Маджори можно бесконечно, но… Вы случайно не в курсе, с какой платформы отправляется шестичасовой «Рим – Париж»?

– Случайно в курсе, – улыбнулся Форелли, который при всех своих многочисленных достоинствах имел существенный недостаток – излишнюю общительность.  – Настолько в курсе, что могу проводить вас до искомой платформы. Вы едете в Париж?

– Возвращаюсь домой, – ответил мужчина. – Чтобы с благодарностью вспоминать несколько дней, проведенных в вашем гостеприимном городе, падре.

Попутчик Форелли, как выяснилось, занимался изучением античной мозаики. Карл Девиль заканчивал научный труд на эту тему и, кроме всего прочего оказался прекрасным собеседником. Он высказывал настолько интересные взгляды на вещи, что отец Луиджи решил пригласить Карла в свое двухместное купе. Археолог и священник нашли много общих тем для беседы, которая затянулась допоздна.

Девиль порзил Форелли своим практицизмом, который распространялся даже на веру.

– Чем мы с вами хуже Петра и Павла, которые удостоились чести ходить рука об руку с Сыном Божьим? – вопрошал Девиль. – Разве мы виноваты в том, что родились на несколько веков позже? Где справедливость?

– Отвечу вопросом на вопрос, – чтобы скрыть улыбку Форелли снял очки и принялся протирать стекла.  – Что ответили бы вы бродяге, который сейчас вломился бы в это купе и предложил бы вам следовать за ним, напирая на то, что это единственно верный путь к спасению души? Наверняка вызвали бы проводника и принялись бы жаловаться, а?

– Удар ниже пояса, падре! – расхохотался архитектор. – И все-таки согласитесь: наш век оскудел на знамения.

– Бога нельзя найти в опыте, ибо он не принадлежит к миру явлений, – с улыбкой сказал Форелли собеседнику. – Вы, друг мой – просто создание, а находите в себе дерзость требовать отчета у Создателя.

– А почему бы и не потребовать? – запальчиво произнес Девиль. – Я…

Его слова застряли в горле, а из раскрытого рта вырвался стон. Правая рука дернулась к груди, пальцы вцепились в узел галстука.

– Что с вами?! – отец Луиджи вскочил со своего места, с ужасом глядя на закатившиеся глаза попутчика и его пунцовое лицо. – Вам плохо?!

Вызванный в купе проводник тщетно пытался нащупать у пассажира пульс. Форелли было предложено сменить купе и весь оставшийся путь он провел в тягостных раздумьях о человеке, умершем на его глазах, скорее всего от сердечного приступа, и о трактате про античную мозаику, которому не суждено быть дописанным.

На Лионском вокзале в Париже экспресс встречал наряд полицейских и карета «скорой помощи». Все формальности быстро уладили. Носилки с трупом Карла Девиля задвинули в машину.

Священник проводил автомобиль полным печали взглядом и, перекрестившись, двинулся к выходу в город. У раздвижной двери вокзала к Форелли подошел человек в одежде священника.

– Отец Луиджи?

– Да.

– Ангерран Моруа. Рад приветствовать вас во Франции. Надеюсь, путешествие не было утомительным?

– Как сказать, как сказать…

Отец Моруа усадил гостя в свой автомобиль и священники отправились в Крессе де Молэ.

Утром следующего дня, полицейский, оформлявший дело умершего пассажира, ввел данные его документов в компьютер и удивленно вытаращил глаза. Оказалось, что известный архитектор Карл Девиль умер двумя неделями раньше. Причем не от сердечного приступа. Он был убит в своем загородном особняке. Дотошный страж правопорядка просмотрел газетные статьи, посвященные этому делу. В них имелась фотография покойного архитектора, который ничем не напоминал несчастного пассажира экспресса «Рим-Париж»…

Прочтите «Одержимость демона онлайн» Кирстен Фэй

Мне очень понравилось, как первая книга автора и первая в серии. Это заставило меня подумать о «Звездном пути» и «Светлячок» с горячей стороны.

Аналия была рабыней на торговом корабле столько, сколько себя помнила. Она не знает, к какому виду она и откуда пришла. Когда появляется возможность сбежать, она без колебаний пытается (еще раз). Ей удается проникнуть на борт другого торгового корабля и спрятаться, пока корабль не сделает следующую остановку, и она сможет сойти.Есть только одна крохотная проблема — корабль направляется в очень долгое путешествие, и никому не разрешается садиться на корабль или выходить из него на протяжении всего путешествия. (Не) к счастью для нее, Себастьяна, капитан корабля находит маленького безбилетного пассажира. Ой.

Себастьян не доверяет легко; не после того, как его мать предала их людей, продав их вторгающемуся врагу, который в конечном итоге поработил его народ и уничтожил его планету. Когда он находит Аналию, он сбивается с толку из-за немедленного влечения, но он полон решимости держаться на расстоянии.Его план сработал бы, если бы ее пугливое поведение не намекало на жестокое обращение и рабство в ее прошлом. Она не скажет ему, от кого она бежит, и не расскажет ему о своих особых дарах. Время идет, и они становятся все ближе, и Себастьян начинает понимать, что она могла быть его единственной верной подругой. Но как она будет относиться к тому, чтобы стать женой демона? Хочет ли она стать единственным объектом внимания альфа-самца, когда все, чего она когда-либо желала, — это ее свобода?

Когда Дариус, бывший похититель Аналии, внезапно наступает ей на пятки, она рискует всем, чтобы спасти людей, которых она полюбила.Чтобы спасти Себастьяна, ей придется рискнуть причинить ему вред самым худшим из возможных способов.

Мне показалось, что сюжет действительно хорош. Фактически, я не мог отложить книгу, когда начал. Мисс Фэй, очевидно, сделала что-то правильно, так как она несколько раз доводила меня до слез (особенно в начале, когда Бастиан заключает сделку с Аналией, а она не клюет на приманку). Аналия была довольно милой, несмотря на ее наивность в отношении некоторых вещей, но история развивалась с невероятной скоростью, чтобы она превратилась в более уверенного человека.Как пара, я любил H / H и их колебания с проявлением их чувств. В их «ухаживании» было много приятных, нежных моментов, несмотря на их привязанности. Соня, Калич и Марик составили отличный актерский состав второго плана. Я стал заботиться о них так сильно, что не могу дождаться, чтобы прочитать их отдельные истории. Г-жа Фэй также создала отличного злодея в Дариусе — описание его злодеяний ясно показывает, что он страдает манией величия. Драма и ожидание ближе к концу заставили меня грызть ногти, и мне не терпелось приступить к следующей книге.Я определенно буду придерживаться этой серии.

Было несколько грамматических / орфографических ошибок, о которых редактор мог бы позаботиться, но они не так сильно беспокоили меня, чтобы отвлечь от чтения.

Прочтите «Одержимость демона онлайн» Кирстен Фэй

Для автора первой книги и первой в серии мне очень понравилось. Это заставило меня подумать о «Звездном пути» и «Светлячок» с горячей стороны.

Аналия была рабыней на торговом корабле столько, сколько себя помнила.Она не знает, к какому виду она и откуда пришла. Когда появляется возможность сбежать, она без колебаний пытается (еще раз). Ей удается проникнуть на борт другого торгового корабля и спрятаться, пока корабль не сделает следующую остановку, и она сможет сойти. Есть только одна крохотная проблема — корабль направляется в очень долгое путешествие, и никому не разрешается садиться на корабль или выходить из него на протяжении всего путешествия. (Не) к счастью для нее, Себастьяна, капитан корабля находит маленького безбилетного пассажира. Ой.

Себастьян не доверяет легко; не после того, как его мать предала их людей, продав их вторгающемуся врагу, который в конечном итоге поработил его народ и уничтожил его планету. Когда он находит Аналию, он сбивается с толку из-за немедленного влечения, но он полон решимости держаться на расстоянии. Его план сработал бы, если бы ее пугливое поведение не намекало на жестокое обращение и рабство в ее прошлом. Она не скажет ему, от кого она бежит, и не расскажет ему о своих особых дарах. Время идет, и они становятся все ближе, и Себастьян начинает понимать, что она могла быть его единственной верной подругой.Но как она будет относиться к тому, чтобы стать женой демона? Хочет ли она стать единственным объектом внимания альфа-самца, когда все, чего она когда-либо желала, — это ее свобода?

Когда Дариус, бывший похититель Аналии, внезапно наступает ей на пятки, она рискует всем, чтобы спасти людей, которых она полюбила. Чтобы спасти Себастьяна, ей придется рискнуть причинить ему вред самым худшим из возможных способов.

Мне показалось, что сюжет действительно хорош. Фактически, я не мог отложить книгу, когда начал. Мисс Фэй, очевидно, сделала что-то правильно, так как она несколько раз доводила меня до слез (особенно в начале, когда Бастиан заключает сделку с Аналией, а она не клюет на приманку). Аналия была довольно милой, несмотря на ее наивность в отношении некоторых вещей, но история развивалась с невероятной скоростью, чтобы она превратилась в более уверенного человека. Как пара, я любил H / H и их колебания с проявлением их чувств. В их «ухаживании» было много приятных, нежных моментов, несмотря на их привязанности. Соня, Калич и Марик составили отличный актерский состав второго плана. Я стал заботиться о них так сильно, что не могу дождаться, чтобы прочитать их отдельные истории. Г-жа Фэй также создала отличного злодея в Дариусе — описание его злодеяний ясно показывает, что он страдает манией величия.Драма и ожидание ближе к концу заставили меня грызть ногти, и мне не терпелось приступить к следующей книге. Я определенно буду придерживаться этой серии.

Было несколько грамматических / орфографических ошибок, о которых редактор мог бы позаботиться, но они не так сильно беспокоили меня, чтобы отвлечь от чтения.

Одержимость демона, главы 1-3

Глава первая

Аналия скорчилась в тени стыковочного отсека — дрожа от страха, ожидания — спрятавшись за большой грудой груза. По ее венам хлынул адреналин. Влажные светлые кудри опутывались вокруг ее лица, падая на ее рваную одежду и грязные босые ноги. Она пыталась успокоить дыхание, боясь, что кто-нибудь ее услышит. Ее тело угрожало обрушиться под тяжестью искусственной гравитации корабля, поскольку начала наступать усталость.

Звуки корабля, словно живые, окутывали ее. Обнимая ее как старого друга и ненавистного врага.

Скоро она будет свободна.

Она надеялась.

Это было единственное, что ее двигало.

Она знала, что сегодня пришвартовывается торговое судно. Два или три корабля были запланированы каждые несколько дней, чтобы поддерживать различные запасы. В космосе нет двух торговцев, предлагающих одинаковые припасы, а это означало, что многие корабли часто вводились в эксплуатацию одновременно.

Она с разочарованием наблюдала, как светловолосый охранник стоял на страже всего в нескольких футах от нее. Она мысленно вернулась назад, надеясь, что не оставила следов своего спонтанного и незапланированного побега.

Как обычно, она подверглась наказанию. Запертый в комнате на две недели — без еды и немного воды — с нетерпением ожидая еще одной недели. Наказание было результатом попытки и снова неудачной попытки отказаться от заигрываний Дария.

Капитан Дариус из Extarga , он же Адский Корабль, пришел в ярость от ее продолжающегося сопротивления и приказал запереть ее, пока она не сможет принять свою судьбу… принять его. То, чего она никогда не сделает.

Она никогда не могла отдать свое сердце, тело или душу кому-то вроде Дария.Он был бессердечным и жестоким.

Когда она присела на полу своей камеры, вошел мужчина. Она видела его раньше. Он много раз ухаживал за ней. Каждый раз она пыталась завязать разговор, но не отвечала взаимностью.

Но она не могла его винить. Дариус старался держать ее изолированной на Extarga , скрытой от большинства членов экипажа. Тем немногим, кто явился к ней — чтобы принести ей еду или свежую смену одежды — было приказано не разговаривать с ней или быть наказанными . Никто не рискнул ради ее разговора. Не то чтобы она не продолжала попытки.

«Как твой день?» она сказала бы тому, кого послали в ее комнату. Это была фраза, которую она слышала раньше в моменты, украденные из наблюдения корабля. «Как вас зовут?» — спрашивала она, надеясь на ответ.

Когда они игнорировали ее, она продолжала только так, как если бы разговор был двусторонним, а не односторонним, рассказывая им все, что приходило ей в голову: свои мысли о той комнате, в которой она находилась в то время, или о том, как она упускает вид из космоса.Ей не разрешали смотреть его десятилетиями.

Она получила некоторое удовлетворение от одностороннего разговора, хотя бы немного. Когда они немного задерживались, как будто слушали, это всегда что-то значило для нее.

Но в тот момент она не была заинтересована в разговоре, глядя на остатки еды, которые принес ей мужчина. Обрывки не годятся даже для животного, но она их возьмет. Она худела от голода.

Хотя мужчина не сказал ни слова, он наблюдал за ней, пока она раздирала объедки. Первый кусок еды, который она съела за неделю, и этого было недостаточно, чтобы набить ей живот. Она даже не попробовала его, что, судя по всему, не было плохим.

Вытирая рот, она посмотрела на мужчину и удивилась, что он все еще здесь. В его выражении лица было что-то, чего она никогда раньше не видела. Была ли это печаль? Стыд? Он пожалел ее? Наверное. Кто бы не стал?

Ей было интересно, как она должна выглядеть немытой в рваном платье. Ноги у нее были босые, ногти были грязными и обкусанными, а волосы какое-то время не причесывались должным образом.

Когда мужчина повернулся, чтобы выйти из комнаты, он ушел не как обычно: плотно закрыв дверь и дважды проверив замок. Вместо этого он широко открыл дверь и поспешно удалился. Даже не оглянувшись, он позволил тяжелой двери упасть под собственным весом.

Аналия не знала, что заставило ее действовать в тот момент, только то, что она знала. Бросившись вперед, она засунула пальцы в дверной косяк, незадолго до того, как она закрыла ее. Она подавила крик, когда тяжелая дверь обрушилась на нее.

Скрипнув зубами, она подавила желание взять ее за руку и стала ждать.

Одно сердцебиение. Два. Три. Ее дыхание было затрудненным. Первый выброс адреналина вошел в ее организм, за которым последовала искра идеи. Ее сердце забилось от возможностей.

Думай. Что мне теперь делать?

Потом она вспомнила, что несколько торговых судов должны были пришвартоваться. Возможно … если ей повезет. Если бы она только могла добраться до стыковочного отсека. Если бы корабль был там, то она могла бы сбежать Extarga .

Это много, если .

Она думала о последствиях, если она выдержит это и проиграет. В ее голове возник поток ужасающих образов. Она будет страдать несколько дней, недель, а может, и дольше, если ее поймают. Никогда еще она не делала ничего настолько смелого, чтобы попытаться сбежать.

Но если бы она хотя бы не попыталась, она знала, что будет сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь, независимо от последствий. Возможно, больше никогда не будет такой возможности.

Надежда наполнила ее, заставила почувствовать себя легкой.Мысль о свободе, лучшей жизни, о возможности быть в пределах ее досягаемости была головокружительной.

Что, если я выйду бесплатно, а там будет еще хуже?

Эта идея распространилась по ней, как яд. Если она сбежит и окажется на торговом корабле… что, если люди на борту хуже Дария?

Она выбросила эту мысль из головы. Этого не могло быть. Могло это? Темные образы кружились в ее голове, пробуждая ее решимость.

Или что, если они узнали о ее подарке? Возможно, ее необычные заостренные уши были явным признаком того, кем она была, даже если она не знала.

Может быть, при других обстоятельствах она приняла бы свои способности, но так долго она страдала из-за них и только хотела, чтобы они исчезли. К сожалению, насколько она знала, это было невозможно. Это была ее часть, кровь до костей. И это была причина, по которой Дарий держал ее в такой изоляции. Для него она была всего лишь объектом. Машина в его распоряжении.

Может быть, ее дар был нормальной чертой ее народа. Если так, то это была единственная связь, которая у нее была с ними.Она понятия не имела, кто она и откуда. Никаких воспоминаний о ее народе. Она была всего лишь ребенком, когда Дариус потребовал ее.

Аналия знала, что ее ждет здесь, на Адском Корабле — жизнь, полная страданий, пока Дарий не выкачал все до последней капли ее воли в своей попытке сломить ее. В конце концов у него все получится.

Убедившись, что коридор пуст, она не решилась подглядеть. Затем она помолилась об удаче богов и приоткрыла дверь, пока не услышала, как мягкий щелчок замка встал на место.Любое решение, которое она могла принять, чтобы повернуть назад, в этот момент распалось.

Она скользнула по коридорам к стыковочному отсеку. На ходу ее босые ноги мало шумели. Она знала этот корабль лучше всех. Она знала это лучше, чем сам Дарий.

Когда Дариус подключил ее к кораблю, Аналия получила возможность подключиться к мощной системе наблюдения корабля. Как будто изображения с камер отображались прямо в ее сознании, и она могла видеть все сразу.Насколько она могла судить, это была единственная реальная польза от ее дара.

Хотя это не было большим компромиссом, учитывая, что боль от привязки к кораблю была почти ослепляющей. Ощущение, что ее энергия втягивается из ее тела в систему накопления энергии корабля, было агонией. Чтобы отвлечься, она наблюдала за командой через камеры, завидуя их свободе.

Это было ее единственной радостью, но сейчас это был ее величайший враг.

Пробравшись к небольшой панели управления, она приступила к проникновению в систему.На этот раз ее способности принесут ей пользу.

Присоединившись к кораблю, она почувствовала момент, когда стала его частью, как одна колоссальная машина, работающая в унисон.

Аналия покачала головой и с отвращением нахмурилась. Она действительно была частью оборудования.

Все в базе данных корабля было ее игровой площадкой. Каждая информация, каждый секрет и каждый код принадлежали ей. Если Дариус когда-нибудь узнает о ее способностях, он наверняка использует ее, чтобы шпионить за своей командой.Под командованием Дария было немного людей, которые высоко отзывались о нем в частной беседе.

Под командованием корабля она сначала расчистила легкий путь к стыковочному отсеку, открыв любую дверь, которая могла быть запечатана, и проверила, не будут ли ей мешать члены экипажа. Убедившись, что путь прямой, она стерла записи наблюдения за две недели. Затем она полностью выключила его и заблокировала систему, изменив коды, прежде чем продолжить путь к стыковочному отсеку.

Система проверялась только раз в несколько месяцев, и все записанное просматривалось только при обнаружении несоответствия. Никто не подумает проверить это, пока она не уйдет. Если бы они захотели, им пришлось бы взломать систему, чтобы получить доступ. И поскольку она была системой , она знала, что им это будет чертовски весело.

Только однажды, когда она осторожно пересекала лабиринт коридоров, она натолкнулась на неприятность — пара членов экипажа приближалась к ней. Она услышала их раньше, чем увидела. Они шли уверенно и громко, стуча ботинками по твердому блестящему полу, готовые повернуть за угол, чтобы она оказалась в их поле зрения.

Страх охватил ее, почти овладев ее чувствами. Но после момента паники она смогла унять свои эмоции и нырнула к двери справа.

Внутри комната была маленькой и темной, как чулан, но пуста и не использовалась. Ее тело начало дрожать от беспокойства; ее руки были хуже всего, они бесконтрольно тряслись.Открывая, закрывая и растирая их, она пыталась облегчить дрожь.

Голоса стали громкими, прямо за дверью. Она замерла. Ее дыхание остановилось. Только когда голоса и шаги продолжались, ее тело расслабилось.

Она устала, так устала.

Эти две недели без еды сильно ее ослабили. И она плохо спала на этом холодном железном полу, иногда засыпая только тогда, когда изнеможение пересиливало холод в костях.

Она вошла в теперь уже пустой коридор и осторожно продолжила путь.В коридорах оставалось тихо.

Дорожка, которую она вырубила, позволяла дверям открываться при ее приближении. С каждым порогом ее беспокойство возрождалось. Каждый коридор был подобен повторению первого. Ничего особенного, ничего, кроме серых стен, освещенных тусклым верхним светом.

С натертыми нервами она наконец добралась до стыковочного отсека.

Торговое судно действительно пришвартовалось, оба корабля соединены и открыты друг для друга. Она чуть не закричала от прилива незнакомой смеси эмоций.

Радость. Облегчение. Ожидание.

То есть до тех пор, пока она не заметила светловолосого охранника, преграждающего ей путь. Крупный, сильный на вид мужчина, на лице его застыло скучающее хмурое выражение. Его лицо обрамляли колючие светлые волосы, а черная рубашка с короткими рукавами открывала мускулистые руки и грудь. Его нижнюю часть прикрывали черные брюки и пара черных ботинок. Он прислонился к стене корабля, окутанный аурой опасности. Как будто он мог разорвать тебя голыми руками, сохраняя при этом вид скуки.

К счастью, он ее не видел. Она была уже наполовину скрыта за большими грудами груза. Стопка ящиков возвышалась достаточно высоко, чтобы скрыть тело в три раза больше ее.

Ей пришлось зажать нос, чтобы сдержать строительный чих, когда она почувствовала запах специй.

Она не знала, как долго она оставалась в своем полускрытом положении, но время тянулось. В любую минуту стыковочный отсек будет наводнен рабочими, отправленными на сбор товаров. Ей оставалось только ждать и надеяться на возможность, идеальный момент, когда никто не смотрит, чтобы она могла спрятаться на торговом корабле.Она молилась, чтобы отвлечься.

Док-станция была огромной комнатой. Потолок над головой тянулся высоко, а стены были покрыты белым. Три этажа окружают большую круглую комнату. Над ней вырисовывались массивные машины для подъема тяжелых грузов, прикрученные к толстым подпорным стенам.

В настоящее время их никто не обслуживает.

Обычно при каждой доставке приносили одну или две рабыни, хотя на этот раз она не видела ни одного. Дариус любил приобретать вещи, в том числе и людей.Хотя большая часть команды была на свободе, многие из них были рабами, в основном женщины. И хотя с ними обращались так же плохо, как с Аналией, их редко держали изолированно.

Каждый член экипажа, раб или нет, имел две общие черты. Во-первых, все они были отобраны Дарием за их огромную силу, знания или красоту. Он требовал от него только самого лучшего. Во-вторых, они боялись своего лидера.

Когда он не наказывал Аналию за предполагаемое нарушение, он часто заставлял ее смотреть, как страдает кто-то другой.Она подозревала, что для того, чтобы заставить ее подчиниться.

Сработало.

Однажды она была вынуждена стать свидетелем дисциплинарных взысканий . Один из мужчин был приговорен к смерти. Остальным троим было приказано либо убить его, либо умереть самим.

Аналия так и не узнала, чем они заслужили такое наказание. У них не было оружия для совершения преступления. В ужасе она смотрела, как они били осужденного только руками и ногами, чтобы спасти свои жизни. Если бы она не смотрела, если бы она закрывала глаза, то она сама понесла бы наказание.

Она стряхнула воспоминания. Это была ее первая настоящая попытка побега. Она много раз думала об этом раньше, мечтала о том, каково это быть обладательницей собственной жизни. Делать то, что она хотела, и когда хотела.

Ой, как она жаждала свободы.

Думать, действовать и говорить, не опасаясь последствий. Никто не заставлял ее использовать свои способности, пока ее тело, лишенное почти всей своей сущности, не сдалось от изнеможения.Нет мужчины, который мог бы посягать на ее тело, когда у нее не было сил отбиться от него.

Она покачала головой.

Фокус .

Она выглянула из-за своего укрытия. Охранник все еще был там, блокируя ее побег. Он не сдвинулся со своего места с тех пор, как она в последний раз взглянула на него. Она никогда раньше не видела этого человека, а это означало, что он был членом торгового корабля и стоял там с единственной целью — удерживать таких людей, как она, от проникновения.

Ее план был прост, ну… теоретически.Она планировала прокрасться на торговый корабль, спрятаться до следующей стыковки, а затем снова ускользнуть, навсегда исчезнув из досягаемости Дария. Легко, правда?

Ей просто нужно немного больше удачи, совсем немного, чтобы попасть на этот корабль, на шаг ближе к свободе. Она это заслужила, черт возьми! Насколько больше она должна страдать? Сколько еще она могла выдержать?

«Калич!» — крикнул мужской голос.

Аналия вздрогнула от звука. Она взглянула и увидела, что внимание охранника переключилось на что-то внутри другого корабля.

«Что?» — рявкнул светловолосый охранник.

«Последняя загрузка застряла!» — крикнул другой голос. «Мы не можем пройти через дверной проем! Не подойдет! »

«Помогает, если ты умнее двери», — пробормотал светловолосый охранник, прежде чем крикнуть в ответ: «Мы втащили это, не так ли?» Он вздохнул, прежде чем исчезнуть внутри.

Ее сердце тяжело билось в груди. Она подождала несколько секунд, ожидая, что он быстро вернется. Когда он этого не сделал, она втянула воздух и двинулась вперед, сначала колеблясь, а затем бросилась к выходу.Она не могла слышать ничего, кроме прилива крови в ушах и быстрого удара бешеного сердца.

Ближе. Ближе.

У нее перехватило дыхание, когда она переступила порог другого корабля. Никаких следов белокурого охранника.

Она приняла новое окружение. Помещение было значительно меньше, чем стыковочный отсек за ее спиной, что позволяет предположить, что торговое судно в целом было меньше Extarga .

Было два дверных проема, один спереди, а другой справа.Когда послышались голоса, она бросилась к выходу вперед.

Сначала шпионив вперед, она прошла через дверь в длинный коридор. Воздух здесь был теплее, и мягкий коричневый ковер щекотал ей ноги. Она была потрясена видом цвета на стенах — коричневого цвета мокко, согреваемого мягким верхним светом.

Не обращая внимания на овладевшие ею истощение и голод, она двигалась быстро, не видя надежды на убежище. Она была разоблачена, и если бы кто-нибудь заметил ее сейчас, все было бы потеряно.

Пройдя через несколько пустых залов, руководствуясь одним лишь инстинктом, она заметила открытый дверной проем. Кроме того, зрелище, которого она не видела очень давно.

Не веря, ее потянуло вперед.

Комната была круглой, с обернутыми по краям компьютерными консолями. Центральная консоль у задней стены слева от нее стояла одна. Массивное окно закрывало больше половины комнаты и открывало зрелище, которого Дариус жестоко обделил ее — зрелище, которого она так жаждала.

Трепет охватил ее, когда она смотрела в окно.

Космос!

Черный. Глубокий. Огромный. В пятнах света — бесконечные возможности, замаскированные во тьме. Его сила удерживала ее на месте. Ее сильные эмоции почти взорвались от красоты перед ней.

Только одно могло оторвать ее глаза и вернуть ее к реальности.

Она была не одна.

Молодой темноволосый мужчина сидел лицом к окну спиной к ней. Его внимание было сосредоточено на его компьютерной консоли, он щелкал прочь, не обращая на нее внимания.

«Груз разгружен!» сзади раздался отдаленный голос. Кто-то приближался к ней. «Капитан хочет, чтобы корабль был готов к отплытию, как только он вернется!»

Ее желудок сжался, по спине побежала капля пота. Медленно она отошла от двери и присела за главной консолью — единственным местом, где она могла спрятаться. К сожалению, она была скрыта лишь частично. Приближающийся мужчина мог не видеть ее при входе, но если другой мужчина, сидящий на своем посту, повернулся, он сразу же ее заметил.Она внимательно наблюдала за ним, затаив дыхание.

Дерьмо. Дерьмо. Дерьмо.

Когда она еще раз огляделась, ее поразило пугающее осознание, и у нее пересохло в горле. Она тяжело сглотнула.

Диспетчерская!

Сердце корабля! Комната, которая скоро будет заполнена телами, готовыми занять свои места. А консоль, за которой она присела, учитывая ее расположение в комнате, должна принадлежать капитану!

В панике она искала еще один побег. Других дверей не было. Больше не за чем прятаться, внутри или под.

Станция, за которой она присела, находилась всего в нескольких футах от задней стены, что привлекало ее внимание. У нее было ощущение, что там что-то было. Что-то она не видела.

Затем она поймала его краем глаза — маленькую защелку у пола, недалеко от нее.

Мужчина вошел в комнату. «Ты меня слышал?» он сказал другому мужчине. «Вызови экипаж на свои станции.Мы отправляемся, как только вернется капитан.

«Да, я вас слышал».

Аналия исчезла из поля зрения, когда мужчина вошел в комнату, чтобы занять незанятую консоль рядом со своим коллегой, оставив его спиной к ней.

Она протянула руку и осторожно подняла защелку. Раздался мягкий щелчок. У нее перехватило дыхание от звука. Взглянув на обоих мужчин, она почувствовала облегчение, что они, похоже, не заметили шума.

Она осторожно потянула, наполовину ожидая, что крошечная дверца скрипит из-за того, что ее не используют, но она беззвучно открыла маленькое отверстие, достаточно большое, чтобы она могла пройти.

Пробираясь через пространство, она закрыла за собой дверь.

Щелкните .

Она почти зарычала от звука, который на этот раз казался громче.

После мгновения леденящей крови неподвижности, она выдохнула и оглядела свое новое окружение. Это было маленькое, тесное помещение, видимо, для технического обслуживания. Трубки разной толщины тянулись вдоль одной стены, освещенной тусклой линией огней. Пространства было едва достаточно, чтобы она могла лечь с согнутыми коленями, что в тот момент было чрезвычайно соблазнительно.Все мышцы ее тела были напряжены. Ее сердце все еще билось от адреналина.

Устраиваясь поудобнее, она боролась с истощением, которое грозило увести ее в небытие. Отключиться прямо сейчас было бы нехорошо. Как только она почувствовала себя в безопасности, она смягчилась, но не сейчас. Корабли еще не отделились, и все могло пойти не так.

Она пыталась послушать, что происходило за пределами ее крошечного вольера. Казалось, ничего. Она представила, как двое мужчин щелкают по своим компьютерам.

Светлые и темные пятна начали сверкать перед ее взором, указывая на то, что она проигрывает битву с давящей на нее непреодолимой усталостью. Она достаточно раз поддавалась истощению, чтобы понять, что заблудилась. Тем не менее, она изо всех сил старалась не заснуть, протирая глаза, чтобы придать им сил, в почти бесполезной попытке удержать их от закрытия снова. В ее мозгу стучало желание выключиться. Только сейчас ее сердце начало замедляться. Дышать становилось легче. Тело расслабилось, голова расслабилась.

Бодрствовать .

Зрение нечеткое.

Последнее, что она услышала, был голос человека, который только что вошел в диспетчерскую. Она не могла разобрать, что было сказано, но глубокий мужской тембр, казалось, в некотором роде ее успокаивал. Она позволила ему обрушиться на нее, вибрирующей энергии, окутавшей ее мантией безопасности.

Или это просто истощение приводило ее в бред?

Тем не менее, она не могла отрицать энергию, которую чувствовала от него, даже изнутри своего помещения.

Его грохочущий голос снова прогремел. В ее усталом уме не было смысла в его словах.

Она закрыла глаза, когда ее мозг погрузился в темноту.

Глава вторая

Себастьян Усэйр сидел в слишком знакомом месте, напротив Дариуса, в кресле, похожем на его, но немного ниже. Дарий, как обычно, сидел за большим деревянным столом. В космосе было трудно добыть древесину, а в необработанном виде она была очень дорогой.Полностью изготовленный, он продавался по астрономическим ценам и был приобретен как средство демонстрации статуса или богатства.

Богатство, которым обладал Дарий, о чем свидетельствовало обилие деревянной мебели и дорогих гобеленов, украшающих его кабинет. Но статус в космосе был бессмысленным. Космос был враждебной средой, требующей острого и хитрого ума выше престижа. Это и еще куча оружия.

Большинство предметов в кабинете Дария были выставлены, чтобы излучать ощущение высшего сословия и отличия, предметы были тщательно размещены, чтобы вызвать чувство значимости. Себастьян видел это таким, каким оно было: фасадом эгоистичного человека. Этот человек был не более важным, чем лист на ветру. Как купцу Себастьяну приходилось постоянно иметь дело с этими слишком важными людьми.

Дарий одевался — так же, как он украсил свой кабинет — с целью казаться более важным, чем он был. Его искусно сшитый костюм был сшит из лучших тканей. Обувь отполирована до идеального блеска. А его волосы кофейного цвета были аккуратно уложены, обрамляя лицо.

Дарий отпил из чашки дымящейся жидкости, в то время как он, в свою очередь, внимательно изучал Себастьяна.Одежда Себастьяна была простой. Его стиль был более «изнашиваемым» и менее предвзятым, хотя сегодня он задумался над своим платьем. Пара черных брюк с карманами, пряжками и потайными местами, чтобы спрятать его оружие, пара толстых черных ботинок, потертых от чрезмерного использования, и темное пальто, отороченное светло-серым искусственным мехом поверх простой белой рубашки. На шее у него были две тяжелые серебряные цепи, которые при необходимости можно было использовать как оружие. Его короткие черные волосы были намеренно спутаны, позволяя выглядывать рогам.Он тоже знал, как устроить шоу. Его внешний вид предполагал опасность и укреплял общеизвестное мнение о том, что демона злить нельзя, особенно этого.

Дарий сидел молча, излучая свой обычный вид превосходства. Себастьян подошел к нему с тихой сдержанностью, зная, что должно было произойти.

Время переговоров.

«Я дам вам половину оговоренной цены», — наконец заявил Дариус тоном, предполагающим закончить на этом разговор. Он поставил кружку и взял ручку, готовясь составить новый контракт.

В грузе не хватает двух предметов, и этот ублюдок думает, что ему нужно получить половину!

Сдерживая раздражение, Себастьян ответил: «Это даже не покроет мои расходы». Его голос был спокойным, уголки его губ слегка приподняты, лицо — маской высокомерия. Это был единственный способ справиться с упрямым ублюдком.

«Некоторые предметы, которые я просил, отсутствуют в грузе. Я не могу заплатить всю согласованную сумму. Если бы я сделал это, каждый из моих продавцов принес бы мне только половину моего заказа и потребовал бы полную цену.Дариус цокнул.

«Есть только два предмета, которые мне не удалось достать, и эти предметы почти невозможно достать никому. Мне придется рискнуть своей жизнью или жизнями моей команды, а вы мне за это недостаточно платите.

«Я не согласен». Понимающая улыбка играла на его губах. «Несколько недель назад ваш конкурент, Киерок, как я полагаю, звали его, смог принести мне один из этих предметов и потребовал меньше, чем вы указали». Стальная пауза. «Возможно, мне следует больше вести дела с , он .”

Себастьян знал Киерока, торговца-соперника и бессердечного создания. Он также знал, что Дариуса ждал какой-то взрыв из-за перспективы потерять его как клиента. Он, вероятно, ожидал, что Себастьян рухнет на его слова и попросит любую плату, которую он был готов предложить.

Но Себастьяну наплевать, будут ли они с Дариусом вести дела. В этом человеке было что-то отвратительное. Себастьян чувствовал, что нужно осторожно обойти его, и всегда держал бдительность, как будто он был змеей в траве, ожидающей подходящего момента для удара.

«Киерок наплевать на свою команду и бессердечно рисковал своей жизнью, чтобы достать ваши товары. Я так не работаю «.

Дарий мгновение изучал его, хмурясь. «Киерок мог бы предоставить мне те же услуги, что и ты», — настаивал он.

Себастьян только улыбнулся, не сводя глаз с человека перед ним. «Если ты так думаешь, я прикажу своим людям упаковать груз, и мы будем в пути».

Дарий попытался, но не смог скрыть усмешку, прежде чем сказать: «К сожалению, я не могу дождаться Киерока.Но я не буду платить полную цену за частичную доставку ». Он хлопнул рукой по столу, чтобы подчеркнуть свою точку зрения.

Себастьян равнодушно пожал плечами. «Я предложу снять три процента от согласованной цены».

Дарий, теперь явно взволнованный, откинулся на спинку стула. «Сделайте тридцать процентов».

«Восемь процентов».

Сквозь зубы, Дарий ответил: «Я приму скидку не менее двадцати процентов».

Себастьян сделал вид, что взвешивает свои варианты.«Тогда мне очень жаль. Мне придется отклонить ваше предложение «. Он встал, показывая конец переговоров и свое терпение. У него было много других знакомых, которые адекватно оплачивали его припасы.

Он протянул руку деловым жестом, решимость покрывала его черты.

Дарий с отвращением смотрел на свою протянутую руку. «Пятнадцать процентов», — прорычал он.

Сказав на него фальшивую нерешительность, Себастьян отдернул руку и обдумывал новое предложение. Если бы у него было больше времени, он бы спорил дальше, но ему нужно было идти своим путем.«Думаю, я справлюсь с этим». Он больше не протянул руку, и Дарий тоже.

Дарий наклонился, чтобы открыть ящик на своем столе, и вынул из него маленький черный ящик. Он протянул руку и сосчитал, затем пересчитал правильное количество фишек, прежде чем бросить их на стол перед Себастьяном.

Себастьян собрал плату, попрощался с Дарием и направился обратно на свой корабль, миновав на пути кучку телохранителей. Ему не терпелось вернуться. Следующая остановка обещала быть большой работой, одной из самых больших для них.Он собирался заключить контракт с серакианцами — древней и мудрой расой, известной своим мирным и мягким характером. Однако в ярости они оказались исключительно жестокими.

Каждому, кто решил согласиться, серакианцы предлагали щедрую сумму за перевозку удивительно небольшого количества груза. Он получил уведомление сразу после того, как заключил контракт с Дариусом. Теперь, когда контракт был выполнен, он и его команда направятся прямо к месту встречи Серакиан.К счастью, это было не слишком далеко от их текущего местоположения, и поездка займет не больше недели.

Комиссионные с этой предстоящей работы могли бы прокормить его команду месяцами, а то и годом. Себастьян защищал свою команду. Он был их лидером, их капитаном. Каждое его действие влияло на них так же сильно, как и на него. Многие из его команды были рядом с семьей. Из более чем двухсот членов экипажа более половины были верными друзьями, но только двое были кровными родственниками — его сестра Соня и его брат Калич.

С чувством удовлетворения Себастьян перешел на свой корабль. Калик кивнул ему. Калич был его заместителем. Он был жестким лидером и еще более жестким противником. Когда они устраивали спарринг, Калик ничего не сдерживал, как будто он был охвачен глубокой яростью, жаждущей освобождения. Он продемонстрировал свирепость, которой Себастьян никогда не видел.

У Себастьяна бурлила такая же ярость. Однако он смог отточить его по-разному, сосредоточив внимание на выживании своей команды и на каждой комиссии.

Но он понимал, откуда взялась злоба. Их обоих предали женщины, которых они любили. Возлюбленная супруга Калича и их собственная мать отвернулись от них в самый неподходящий момент.

В результате и Калич, и Себастьян держали своих женщин на расстоянии, используя их для того, что было необходимо, и отбрасывая их через мгновение после этого. Единственная разница между ними заключалась в том, что Себастьян никогда ни с кем не спал на борту Marada , хотя на корабле проживало более чем достаточно женщин.Некоторые даже сделали ему предложение. Это была строгая политика, которую он пытался проводить со всеми, включая Калича. Но, как и многие, Калич отказался подчиняться.

«Все ли разгружено?»

Калик кивнул. «Ага, как все прошло с Дарием?»

«Он получил пятнадцать процентов скидки».

«Ага. Не плохо.» Калич нажал несколько кнопок на панели управления, и стыковочный люк начал закрываться. Металл заскрежетал о металл, когда тяжелые замки встали на место, и раздалось слабое шипение, когда дверь закрылась.

Они направились к мосту, где Себастьян занял свое место на центральной консоли. По приказу экипаж был на своих постах с кораблем, готовым к отплытию.

Пространство вокруг него заполнил незнакомый аромат. Он понюхал воздух. Это было женственно. «Кейл! У вас здесь была женщина?

Калич небрежно рассмеялся. С его слов капало самомнение: «Зависит от того, когда ты имеешь в виду».

«Держите их подальше от диспетчерской», — отругал Себастьян.Если Калич собирался постоянно нарушать правила, для этого было много более подходящих мест.

Так помоги мне, если бы она была у меня на консоли!

Калич в ответ пожал плечами.

Не скоро корабль ожил. Себастьян очень хотел попасть на рандеву и согласиться с контрактом, прежде чем кто-либо его опередит. Его корабль был быстрым, но их задержали из-за контракта с Дариусом. Оглядываясь назад, он сожалел о том, что принял комиссию, но сделка уже была заключена, и Себастьян всегда выполнял свои контракты.Он просто надеялся, что задержка ему ничего не стоила.

Однако он не слишком волновался. Условия серакианцев были, мягко говоря, экстремальными. Несмотря на то, что зарплата была высокой, он сомневался, что многие захотят взяться за эту работу.

Его команда выкрикивала свои действия, когда двигатели выстреливали, и Marada рвались вперед. Установив курс, Себастьян уселся на свое место. Команда, казалось, расслабилась вместе с ним.

В течение долгого времени он смотрел на звезды, которые мерцали, как пойманные в ловушку жуки, размышляя над своим контрольным списком припасов.Перед встречей с Дариусом они сделали несколько остановок, готовясь к предстоящей длительной поездке. Он не был уверен, сколько времени продлится их путешествие, просто то, что это будет большое расстояние. Это могло означать недели, месяцы или, не дай бог, годы. Он хотел убедиться, что они полностью готовы ко всему, что потребуется.

Даже несмотря на то, что в настоящее время их запасы лучше, чем когда-либо, он все равно выменял бы больше припасов у серакианцев. Избыточная подготовка сделает его более непринужденным к тому, через что он собирался провести свою команду.

* * *

Аналия проснулась. Незнакомый грохот корабля разнесся по ее ядру. Как долго она спала? Очевидно, достаточно долго, чтобы остатки еды, которые она съела в последний раз, были полностью съедены ее телом. Боль в животе наказывала ее за это. Она была слабой. Пытаясь даже пошевелить руками, она обернула одну вокруг себя для большего комфорта. Ее мучили ледяные муки. Дрожа, она подавила стон, вспомнив, где находится — на чужом корабле и неизвестной команде.Ее сердце подпрыгнуло, когда ее осенило.

Я свободен .

Сделано. Ее больше не было на Адском Корабле. Глупо усмехнувшись, слезы потекли по ее вискам. Ей нужно было удержаться от громкого смеха. Казалось, что с ее груди слетел какой-то груз, отчего ей стало легче.

Свобода! ее разум повторил это слово.

Ее радость прервалась, она чувствовала, что с каждой минутой она слабеет. Её и без того тесное пространство казалось, становилось все меньше с каждым вдохом.Перемещая свое тело в попытке занять более удобное положение, она положила голову на согнутую руку и уставилась на пустую серую стену. И снова ее живот заурчало. Она схватилась за живот, пытаясь заставить его замолчать.

Она могла только надеяться, что команда решила в ближайшее время пристыковаться, чтобы она смогла сбежать с этого корабля и раствориться в безликой толпе. При такой перспективе ее пульс дрогнул. Находиться вдали от Extarga было почти опьяняющим. Но она знала, что даже несмотря на то, что ей удалось сбежать, она еще не была в безопасности.

Попасть в это судно оказалось проще, чем она могла представить. Конечно, было бы так же легко выйти, не так ли?

При мысли о Дариусе она снова усмехнулась, представив выражение его лица, когда он обнаружил, что его драгоценная Аналия пропала.

Она только хихикнула?

Возможно, она впадала в бред от жажды и голода.

Хоть бы хоть раз ей хотелось увидеть поражение на его лице. Чтобы упиваться тем фактом, что она одна превзошла его.Будет ли он охвачен яростью? Сожалеет ли он о своем обращении с ней? Сомнительно. Или он сразу же отправился бы искать ее. Страх покалывал ее, и она потеряла хорошее настроение. Именно так он и поступил бы.

Вскоре им пришлось зайти в порт. В конце концов, это было торговое судно.

Вспомнив, она задалась вопросом, достаточно ли она заметила следы. Достаточно ли времени займет поиск, чтобы она осуществила свой план, или он уже собирался потребовать ее снова? Она от беспокойства закусила губу.Были и другие корабли, которые приходили и уходили. Надеюсь, он первым их отыщет.

Она обнаружила, что держать глаза открытыми становится все труднее. Через маленькую решетчатую дверь доносились голоса. Чтобы не заснуть, она попыталась сосредоточиться на разговоре снаружи. Должно быть, голос капитана был для нее самым громким. Его слова были приглушенными. Она подошла к двери, чтобы прислушаться. Кто-то что-то говорил о… палатах?

«Как только обереги будут установлены, вы можете начать свой долгий путь.Это исходило от властного голоса… женского голоса.

«Мои люди собирают обещанные вами припасы». Капитан? «Они скоро вернутся». Он сделал паузу. «Это все? Это все, что нам нужно перевезти? »

«Это все, что от нас требовалось. Довольно, — провозгласил женский голос. «Содержимое этой коробки не имеет цены. Незаменим. Вы беретесь за выполнение этой очень важной задачи. Причины, по которым Этанул выбрал , вы, , выше всех остальных … вне меня.Знай это … если этот ящик не достигнет своей цели, ты столкнешься с гневом всей моей расы, а также Этанула.

Было задето любопытство Аналии.

«Уверяю вас, леди Хиескита, мы превосходны в том, что делаем. Нет сомнений….»

«Вы понимаете, что ваше путешествие проведет вас через враждующие территории. У вас нет никаких сомнений по этому поводу? » — прервала женщина.

«Есть способы обойти эти зоны. Чтобы избежать их, поездка продлится немного дольше.И, если нужно, мы уже много раз маневрировали этими территориями ». Ответ капитана звучал так, словно он улыбался вызову.

«Значит, ты полностью понимаешь подопечных? Что будет, если их взломают? »

«Да». Он попытался скрыть раздражение в своем тоне. «Если кто-то покидает или садится на корабль до того, как посылка будет доставлена, контракт аннулируется… и мы все равно обязаны доставить посылку без оплаты», — сказал он роботизированно, подчеркнув последние слова. «Или рискуешь войной со стороны тебя и Этанула».

Леди Хиескита хмыкнула и больше ничего не сказала.

Аналия легла спать, встревоженная их разговором. Палаты? Долгое путешествие? Никого на корабле и вне его! Ей нужно было сделать ход сейчас. Но как?

Ее разум был тупым, но она могла сказать, что там было много людей. Слишком много для чистого побега, особенно с ее медленными рефлексами и утомленным телом. Более того, она понятия не имела, где они. Как далеко они зашли? Теперь она поняла, что у нее нет опыта знакомства с новыми местами, новыми культурами.Она не знала, как действовать, кому доверять, как не погибнуть.

Может, она подождет. Насколько продолжительной может быть эта поездка?

Благодаря любимому наказанию Дария, она обнаружила, что может обходиться без еды все более и более длительные периоды времени. Но сколько еще она могла вытерпеть? Кроме того, сколько времени уже прошло? Она была так голодна. Она не думала, что сможет продержаться дольше.

Судя по тихим приближающимся голосам, решение остаться и подождать было принято за нее.Капитану понадобился последний момент, чтобы успокоить леди Хиескиту.

«Я молюсь о вашем благополучном путешествии», — ответила она. Затем в комнате стало тихо, пока она не начала петь. Древние звучащие слова, наполненные силой и энергией, заполнили пустое пространство вокруг нее. Энергия скользила и корчилась вокруг нее. Он цеплялся за нее — крошечные щупальца кричали, ища путь внутрь.

Сначала Аналия сопротивлялась, используя свою энергию, чтобы противостоять ей, но она давила сильнее. Власть не казалась злой, просто сильной.Она немного расслабилась, позволяя странному потоку делать то, что она хотела. Он смягчился, а затем пронесся сквозь нее, как теплые объятия, прежде чем раствориться.

Когда пение женщины стихло, она просто сказала: «Обереги на месте».

Капитан попрощался и поблагодарил женщину. Через некоторое время раздался отличный звук.

Корабль снова был в движении.

Тело Аналии стало холоднее и слабее, чем раньше. Ее первоначальное сопротивление странной энергии стоило ей.Дыхание прерывалось короткими рывками, она свернулась клубочком, пытаясь согреть дрожащее тело. Когда это не помогло, она позволила усталости преодолеть и приветствовала обнимающие руки бессознательного.

* * *

Себастьяну была чертовски любопытна эта коробка. Никогда еще работа не была перегружена такими сложностями. Его команда время от времени стыковалась в космическом городе за припасами, оборудованием и развлечениями. Они никогда не оставались без остановки более чем на несколько недель по той или иной причине.

Они были заполнены до краев для этого путешествия, но это было бы испытанием для экипажа, поскольку они были на борту так долго. Получив от леди Хиескиты пункт назначения, он решил, что путешествие может занять чуть больше семи месяцев, может быть, десять. Как только работа будет завершена, он позаботится о том, чтобы у всех было достаточно времени подальше от Marada . Может быть, найти уютную планету, полную свежих женщин.

Обереги напугали его, зная, что они там еще невидимые, как паразиты, прикрепленные к его любимому кораблю.В прошлом он отказывался от многих работ из-за таких ограничений в контракте. Этот, однако, пообещал заплатить сумму, эквивалентную более чем десяти комиссионным, что почти вдвое больше, чем он первоначально предполагал. Он не мог отказаться.

К своему полному шоку, Этанул лично запросил марада для этой миссии. Почему?

Этанул был лидером фракции пиратов. Раньше они делали за него одну работу; небольшая комиссия при этом. В этом не было ничего сложного, ничего, что могло бы доказать свою ценность в качестве торговца или грузового корабля.Более того, Себастьян не скрывал своей неприязни к пиратам. Его семья открыто не любила их, так как их отец был жестоко убит их сородичами.

Но иногда работа — это просто работа.

Его мысли вернулись к свертку. Почему Этанул попросил его? А что могло быть настолько важным, что было в такой маленькой упаковке? То, что могло вызвать гнев целой расы? Это поручение могло быть либо большим достижением, либо его полным уничтожением.

Калич осторожно взглянул на него, возможно, подумав о том же.«Наш курс загружен в навигационную систему корабля, капитан».

«Хорошо. Тогда пошли. Кейл, возьми командование.

Калик кивнул и взял под свой контроль мост.

Себастьян ушел, поднявшись по лестнице, ведущей в его апартаменты, прямо над диспетчерской. Окно с куполом, закрывающее половину комнаты, от потолка до пола, открывало обширный космический пейзаж. В отличие от того, что находится в диспетчерской, этот не использовался в качестве огромного коммуникационного экрана, а просто обеспечивал отличный обзор.

Сама Marada была полна роскоши, что необычно для типичного торгового корабля. Предыдущий владелец — экстравагантный и явно богатый человек — украсил корабль всеми возможными удобствами. Там была спа-комната с большим бассейном и встроенный паб, отдельный от камбуза и салона. Была даже большая комната, засыпанная землей, живыми растениями и искусственным потоком рециркулирующей воды. Место напомнило многим на борту их родные планеты.

Но самым удивительным была система рециркуляции и регенерации воды Marada , необычная для такого большого корабля. Если многие корабли использовали более экономичные порошковые энзимные душевые системы, то в Marada использовалась настоящая вода. Система позволяла обильно использовать воду — один из самых дефицитных товаров в глубоком космосе — в течение длительных периодов времени. Воду можно было многократно использовать и повторно использовать без попадания загрязняющих веществ в систему. Единственным недостатком было то, что каждые несколько десятилетий в систему нужно было добавлять пресную воду, откачанную с планеты, которая была переполнена ею.

Все на корабле сделано для обеспечения комфорта.

Несмотря на то, что он был построен как круизный лайнер, большое внимание было уделено и внутреннему устройству. Это был современный уровень обороны и вооружения, а также навигации. Корабль поставлялся с обширной базой данных о галактиках, солнечных системах, звездах, планетах, различных расах и чрезвычайно подробной информацией о местах, находящихся далеко за пределами досягаемости.

Да, в тот день, когда он, Кейл и Соня украли его, они обнаружили, что действительно приобрели хороший корабль.Это было пятьсот лет назад, в день предательства и начала войны, которая в конечном итоге разрушила их родную планету. Это была война между его народом и поджигателями войны, называвшими себя Каядонами.

Каядон прибыл быстро, без предупреждения. Лишь немногие избранные знали, что грядет, и многие из тех, кто знал, предпочли предать свой народ и свою планету в пользу неверных. Людям нравится их мать и подруга Калича. Теперь он думал о них с ядом в сердце. Трусы .

Вскоре после начала войны он и его брат получили известие о приближении боевых действий к их деревне. После быстрой встречи старейшин собрали всех способных мужчин. Братья без колебаний присоединились к драке, чтобы защитить свои дома и семьи.

Соня часами умоляла прийти. Она хотела драться так же сильно, как и они. Себастьян, старший мужчина в семье, отказался.

Не то чтобы она не могла позаботиться о себе. Она всегда была сильным бойцом, тренированным самим Себастьяном. Ее скорость была невероятной. Она была быстрее всех в деревне, включая Кейла. Но он не позволил ей драться, потому что не мог вынести мысли о том, чтобы потерять ее в битве. Он всегда яростно защищал ее. И он, и Калич все еще были такими.

Подготовив боевое снаряжение, Кейл и Себастьян не подозревали об опасности в их собственном доме. Две женщины подошли, как будто поцеловали их на прощание, но вместо этого ввели им яд, который сделал их слабыми и, следовательно, бесполезными в драке.Яд подействовал почти мгновенно. Оба мужчины — дезориентированные, с вялыми и слабыми мускулами — взвыли от ярости. Соня тоже вскрикнула от ужаса. «Что вы наделали!» он вспомнил, как она говорила снова и снова.

«Каядоны пришли вести нас», — высказалась их мать радикальным тоном, которого он никогда раньше не слышал. Впервые он заметил глянцевый остекленевший взгляд ее глаз, когда она фанатично выражала свою поддержку захватчикам.

Кипящие от гнева и вновь обретенной ненависти, они оставили двух женщин позади, когда бежали.Бой был близок, и они не могли защитить себя. Инстинкты выживания взяли верх.

Они думали спрятаться в пещере или в лесу, пока яд не пройдет через их системы, и они снова восстановили свои силы.

Именно тогда они наткнулись на Марада , принадлежащую одинокому каядонскому дворянину, ожидающему, чтобы заявить права на свою родную планету. Злоумышленник высадил свой корабль достаточно далеко от зоны боевых действий, чтобы не вмешиваться, но достаточно близко, чтобы он мог присоединиться к победе, когда она закончится.Ублюдок так и не дожил до конца войны.

После того, как Соня перерезала мужчине горло, Себастьян и Калич подготовили корабль к взлету. Был короткий период проб и ошибок с элементами управления. Они всегда быстро учились.

Каядон быстро выиграл войну. В то время их оружие было гораздо более совершенным, и в них был элемент неожиданности. Вскоре после победы они выжгли планету демонов до такой степени, что она стала непригодной для жизни. Каядоны взяли все, что могли, и поработили многих из людей Себастьяна.

Себастьян избавился от воспоминаний об этом ужасном дне. Он ненавидел это, спустя двенадцать сотен лет, это все еще преследовало его. Он видел, как гнев гноится и в его брате, и за эти долгие годы он только усилился. Он боялся, что однажды его брат навсегда погибнет от ярости.

Он быстро принял душ и оделся, прежде чем снова отправиться в путь.

В настоящее время Соня заведует пабом Marada . Там она казалась счастливой. Но время от времени он видел в ее глазах то же выражение, которое он иногда ловил в своем собственном или в глазах Кейла — глубокую скорбь по потере дома, о котором они никогда больше не узнают.

Себастьян вошел в паб — Соня любила называть его Чашей Демона — и сел. Соня заметила его и помахала рукой, когда посещала Бертока, члена экипажа, которому доверяли, который был с ними много лет. Берток поерзал на сиденье, чтобы беззвучно кивнуть Себастьяну, затем снова повернулся к своей выпивке.

«Эй!» Соня улыбнулась, подпрыгивая к Себастьяну. Ее тонкий хвост — черта женщин-демонов — качался из стороны в сторону при ходьбе, придавая ей более соблазнительный вид.

Себастьян скрипнул зубами.Он подозревал, что она сделала это намеренно.

К счастью, люди на корабле были достаточно умны, чтобы держаться от нее подальше. Они понимали, что он или Кейл убьют любого, кто посмеет причинить ей боль. Он также знал, что Соня возмущалась их чрезмерной защитой.

Себастьян улыбнулся, когда она подошла. «Привет, Солнышко». К его удовольствию, она нахмурилась при прозвище.

«Что я могу для тебя сделать, Ублюдок

Он улыбнулся шире. «Я возьму кое-что из того нового, что у тебя есть.”

«Ах, бушующий ад. Он довольно силен даже для нас, демонов.

«Хорошо. Чем сильнее, тем лучше ».

Соня налила ему большой стакан и приготовила себе рюмку. Она выжидающе подняла крошечный стаканчик. Это был ритуал, который они принесли с собой со своей родной планеты. Каждый раз, когда выпивали незнакомый напиток, это всегда делалось в компании друга или любимого человека. Такая практика возникла после серии серийных убийств с применением яда, смешанного с иностранными спиртами.

Оказалось, что безумный член сообщества демонов убивал своих друзей. Импортные спирты использовались, потому что демон мог легко обнаружить яд по вкусу в знакомых напитках, но с ранее не потребляемыми веществами этот талант был сведен на нет. Теперь простой ритуал был знаком доверия и дружбы.

Себастьян поднял бокал.

Пока он пил свой напиток, Соня залпом выпила свой, ударив стаканом о стойку. «Хороший материал», — заявила она.

Себастьян согласно кивнул.

«Итак, — продолжила она. — Я слышал, мы на какое-то время застряли на корабле. Себастьян снова кивнул. «Что ж, для бизнеса это пойдет на пользу». Оживившись, она налила себе еще одну порцию.

Несмотря на то, что Соня была гораздо более снисходительной к своим ценам, чем большие пабы в космических городах, всякий раз, когда они заходили в док, она всегда теряла клиентуру из-за более щедрых развлечений, которые предоставляли города.

Она сделала прибыльный бизнес из своего паба, разумно сэкономив на собственное будущее.Не то чтобы она в ближайшее время бросила своих мальчиков.

Вместо того, чтобы использовать средства корабля, она использовала прибыль паба для покупки необходимых ей припасов, оставаясь независимой от своих братьев. Это казалось ей важным.

Она также настаивала на том, чтобы платить за квартиру. Себастьян отказался, но Соня была настойчивой, ежемесячно отдавая ему десять процентов своего заработка. Он сохранил все, что она ему дала, планируя однажды вернуть все это ей, что, если бы он знал Соню, наверняка ее разозлило бы.Себастьян на это громко хмыкнул. Когда Соня вопросительно взглянула на него, он только покачал головой и вернулся к своей выпивке.

«Так какая нагрузка на этот раз?» она спросила.

«Не знаю. Что-то очень маленькое. Слишком мало для оплаты, если вы спросите меня. Но пакет запечатан, и контракт недействителен, если мы хотя бы взглянем на него ».

«Эй, иногда лучшие вещи приходят в маленьких упаковках. Просто посмотри на меня ». Она изо всех сил старалась произвести впечатление «я просто милый маленький демон», что всегда заставляло его смеяться.Для демона Соня была на малой стороне. Как и Себастьян, хотя он все еще возвышался над ней.

«Вы правы», — сказал он, взъерошивая ее длинные черные как смоль волосы.

Она издала проклятие на демоническом, их родном языке, отбивая его руку. Напрасно она бросилась исправлять растрепанный беспорядок. Ее фиолетовые глаза горели раздражением и легким весельем.

Себастьян продолжал задумчиво потягивать свой напиток, пока Соня занималась своими делами, наполняя стаканы и наблюдая за каждым входящим.

Он надеялся, что принятое им решение принять эту комиссию было правильным. Слова Сони повторялись в его голове. Была ли посылка большой или маленькой, для кого-то это было важно. Для многих это казалось значимым. Он не мог не задаться вопросом, почему они доверили это ему ?

Допив последнюю рюмку, Себастьян помахал Соне на прощание. Калич будет отвечать в течение следующих нескольких часов, так что у него было время убить, прежде чем он снова возьмет на себя командование.В тренажерном зале он отработал часть накопившейся энергии. Через несколько часов он искупался в бассейне. В большинстве случаев он ненавидел время простоя. Он всегда чувствовал, что должен что-то делать. После бассейна он расслабился и направился в свои апартаменты, чтобы немного отдохнуть, прежде чем пришло время освободить Кейла.

Глава третья

Прошла почти целая неделя, и все было спокойно.

Себастьян много работал со своей командой. Круглосуточная деталь. Каждый день приближал их к цели.

Никто не жаловался. Казалось, что все так же рвутся, как и он, закончить эту работу. Может, они почувствовали, что он сделал. В этой комиссии было что-то другое. Все восприняли это более серьезно. Даже самые нерадивые члены экипажа работали заметно усерднее.

Себастьян находился в своем командном центре, проверяя статус их продвижения. За последнюю неделю двигатели Marada работали с почти постоянной полной скоростью. Это было недостаточно быстро. Он надеялся продвинуться дальше этого.

Вздохнув, он устроился в своем кресле, глядя на видение космоса перед собой. Это было стоически, спокойно и бесконечно — смертельно опасно, если не проявить осторожность.

Он представил, какой другой была бы его жизнь, если бы он все еще жил на своей родной планете. Если бы война не разрушила его, и если бы его никогда не обманули его самые близкие. Он полагал, что нашел бы женщину, создал бы семью. Он построил бы им приличный дом на земле своих предков и каждый день старался бы поддерживать его в таком состоянии.Жизнь была бы… скучной.

Как бы то ни было, он любил свое авантюрное существование, возглавляя свою команду и встречаясь со всеми странными расами вселенной. Изучение и освоение всех языков и культур. Это дало ему цель.

Слабый стон вырвался из его мыслей, едва слышимый на фоне непрерывного грохота корабля, но отчетливый. Себастьян огляделся. Похоже, никто этого не слышал.

Еще один стон, на этот раз еще тише… мучительный. Его брови сдвинулись.Он определенно что-то слышал. Он фыркнул, снова заметив в воздухе что-то новое. Было какое-то время, но он не придал этому большого значения.

Он встал, сосредоточившись на источнике, приоткрыв уши для малейшего шума. Он слышал только гудение корабля. Но звук был очень близок. Он думал, что это сзади, но единственное, что осталось позади, — это переборка и небольшой отсек для обслуживания.

Он подошел к стене и замолчал. С другой стороны раздался хриплый звук.Он наклонился, чтобы открыть дверь маленького отсека, и в шоке отшатнулся, когда в поле зрения появилась пара крошечных босых ножек.

«Кто это?» — проревел он, его голос был смесью угрозы и замешательства. Его рога вспыхнули, когда его тело отреагировало на поток демонической ярости.

Хозяин ножек не двинулся с места.

Себастьян наклонился ближе, осторожно положив руку на тонкую лодыжку. По-прежнему никакого движения. Он начал тянуть, пока женское тело не появилось из небольшого пространства.

Первое, что он заметил, было то, насколько она выглядела худой и хрупкой, как будто ее можно было сломать легким нажатием.Она была покрыта грязью с головы до пят. Тусклый кусок ткани прилип к ней, как вторая кожа, едва прикрыв ее.

Он перевел взгляд на ее лицо. Ее кожа была бледной, но безупречной. У нее были пухлые губы соблазнительного розового оттенка. Светлые вьющиеся локоны накинулись на ее обнаженные плечи.

Женщина вздрогнула.

«Кто ты?» — выдохнул он, наконец, выйдя из ступора. Он понял, что держит ее верхнюю часть тела в своих руках. Когда он потянулся к ней?

От его громкого голоса ее глаза распахнулись.Если бы Себастьян еще не стоял на коленях на земле, он бы упал на колени. Он мгновенно потерялся. Корабль упал, и осталась только она. Голубой цвет ее глаз был неописуем. Такой свет, что они беззастенчиво втянули его в себя. Сравнивать нельзя было ни одного цвета. Ее взгляд стал умоляющим. Для чего? Он не знал. Но в тот момент он отдал бы ее ей.

Что с ним не так?

Слишком скоро цвет потускнел, и ее голова наклонилась, прежде чем она потеряла сознание.Себастьян, встревоженный сильнее, чем следовало, нащупал пульс.

Слабый, но все еще есть.

Естественные звуки корабля врезались в него, когда его окружение снова стало сфокусированным. Некоторые из команды уже собрались вокруг, очевидно, повторяя вопросы, которых он не слышал. Они смотрели на него выжидательно и с любопытством.

Подняв ее с земли, Себастьян заметил ее невесомость.

«Вернемся к своим сообщениям!» — приказал он и молча вынес ее из комнаты.

Команда, должно быть, была так же шокирована, как и он, обнаружив это крошечное существо, потому что никто из них не двинулся по его команде. Ему было все равно. Его единственная цель — доставить ее к врачу. Чтобы он мог узнать, как она смогла попасть на его корабль, а не чтобы снова увидеть яркий цвет ее глаз.

Мчась по коридору, он почти не замечал, что люди останавливались, чтобы уставиться на незнакомца в его руках. Лифт заставил его двигаться медленнее, чем он думал. Он должен заставить кого-нибудь взглянуть на это.Наконец он добрался до палубы, на которой находился лазарет. Еще несколько проходов, и он был там. Двери открылись для него, и он осторожно уложил ее на одну из койок.

От стола в углу комнаты доктор Ошвальд поднял глаза. Это был худощавый, длинный мужчина из одной из недолговечных рас.

Казалось, врачу потребовалось время, чтобы осознать внезапное беспокойство, прежде чем он бросился к Себастьяну, чтобы осмотреть ситуацию. Его челюсть отвисла.

«Где…? Кто…?» Он изучал ее, как это делал Себастьян, покалывая свой гнев.

Язвительным тоном Себастьян ответил: «Я не знаю, кто она. Я только что нашел ее прячущейся в служебном отсеке. Она выглядит на грани смерти ».

Доктор Ошвальд принялся за работу с умелой решимостью, в то время как Себастьян прислонился к стене, скрестив руки, и наблюдал.

Доктор происходил из расы целителей, их уникальные дары действовали на большинство, но не на всех. Себастьян ничего не знал о механике бесценного дара доктора. Однажды он спросил его об этом, и врач сказал ему, что это все равно, что смотреть в тело мысленным взором.Ошвальд мог найти проблему, а затем исправить ее по мере необходимости.

Это то, что он делал сейчас, обыскивая тело женщины, одновременно проверяя ее жизненно важные органы в каменной тишине. Себастьян выразил свое нетерпение, и доктор, наконец, начал свое исцеляющее прикосновение, приложив одну руку к ее сердцу, а другую — к макушке.

Он оставался в таком состоянии надолго. Все это время она не шевелилась, не издавала ни звука. Дыхательные движения ее груди были легкими и едва заметными.

На лбу доктора выступил пот. Наконец, он убрал руки и рухнул на стул с явным истощением. Прежде чем заговорить, он с усилием вытер лоб. «Она будет жить». Слова были тяжелыми. «Если бы ее привели ко мне позже, я бы ничего не смог для нее сделать». Он снова остановился, чтобы перевести дыхание. «Простите меня. Она забрала у меня много энергии ».

Себастьян терпеливо ждал, пока он продолжит в своем собственном темпе.

«Я вылечил ее тело, но, кажется, она уже давно не питается.”

«Вы хотите сказать, что она была там умирающая от голода?»

Доктор кивнул.

«Как долго?»

«Точно не могу сказать. Так много разных рас, так много разных диетических потребностей. Мы не узнаем, пока она не проснется и не ответит за себя.

Себастьян знал, что многие расы могут долгое время прожить без еды. Демон мог прожить три и более месяцев без пищи. У вас был бы раздражительный демон, но он был бы жив. Если бы это существо было чем-то вроде демона, она могла бы прятаться на его корабле несколько месяцев.

Пока доктор продолжал свои дела, в Себастьяне поднялась ярость. Раньше он иррационально испытывал к ней сострадание. Теперь он пришел в себя и был в ярости от ее посягательства. Как она посмела проникнуть на его корабль? Затем мысль пронзила его, поселяясь глубоко в его животе.

Что из подопечных?

* * *

Аналия впадала в затуманенное сознание и выходила из него, приглушенный серый отсек для обслуживания сжимался вокруг нее.Она слишком долго ждала, и время вышло. Ее тело сдавалось. Она знала, что впереди у нее только два выбора. Сообщите о ее присутствии в крошечном отсеке или смиритесь со смертью. По крайней мере, было ее выбором , и, хотя она умирала, она купалась в этой мысли. Независимо от того, что она выберет, ее последним действием будет действие свободной женщины.

Внутри тесной коробки она почувствовала, что пытается покинуть свое тело. Но она боролась с этим. Почему? Смерть будет намного проще.Внезапно вокруг ее лодыжки появилось тепло, а затем сильные руки обвились вокруг ее торса. Голос позвал ее из темноты. Она чувствовала присутствие других вместе с ней, но, как ни странно, не чувствовала угрозы.

Я наконец-то умер .

Открыв глаза, она увидела самого красивого мужчину, которого могла когда-либо представить. У него были самые черные волосы и контрастный золотистый оттенок глаз, в которых мерцали какие-то эмоции, которые ей не были знакомы.

У него были изысканные черты лица, и он так тепло прижимался к ее ледяной коже.Она хотела навсегда остаться в его объятиях. Он, должно быть, из загробной жизни, пришел, чтобы провести ее через врата смерти. Ее тело все еще болело от затяжной хватки жизни, но это скоро исчезнет.

Когда мужчина начал исчезать, она просила все, что оставила, чтобы он остался с ней. Но вскоре он ушел, его место заняла темная бездна.

* * *

Она проснулась неуверенно. Осознание приходило к ней медленно, когда ее разум смахивал густую дымку. Она больше не свернулась клубком на холодной твердой земле. Не открывая глаз, она обратилась к своим чувствам, чтобы оценить ситуацию.

У нее болела грудь, а конечности были тяжелыми и не реагирующими. Она лежала на чем-то мягком, но твердом. Рядом стоял мускусный аромат. Она осторожно выглянула из-под ресниц.

Красивое существо, которое, как она думала, проведет ее через врата смерти, нависло над ней. Его глаза больше не были теплыми, но безмерная холодность покрывала его черты. Тогда она поняла, что должна быть жива.Страх охватил ее с новой силой, и ее сердце забилось быстрее. Его глаза метнулись к ней, когда он заметил, что она проснулась.

Глубоким, слишком спокойным голосом он спросил: «Откуда ты?»

Это нервировало ее, потому что Дарий говорил так, когда начиналась боль. Она подавила хныканье, видя в этом мужчине свою новую угрозу. Он мог бы быть таким же, как Дариус, особенно если бы узнал о ее даре. Ей хотелось свернуться калачиком защитным клубком, но ее руки и ноги были свинцовыми.

Мужчина с явным нетерпением ждал ее ответа.

Она не знала, как ей ответить . Отведет ли он ее обратно в Extarga , если она ему расскажет? Она думала, что может. Он вел дела с Дарием и хотел бы оставаться с ним в хороших отношениях. Да, он обязательно вернет ее в ад.

Может, ей вообще не стоит отвечать. Сделайте вид, что не знаете его языка. С выражением замешательства на лице она покачала головой, как бы говоря: Я не понимаю .Это небольшое движение было болезненным, из-за чего ее глаза временно ослепли. Она уронила голову на мягкую подушку.

«Себастьян, она все еще выздоравливает», — раздался голос справа.

Ее взгляд с болью метнулся к другому мужчине. Она узнала в нем врача. Суровый взгляд Себастьяна не дрогнул. Стало темнее, когда он молча потребовал от нее ответа. Она решила молчать.

«Когда ты пробрался на мой корабль?» Он подчеркнул слово «мой». Когда она не ответила, он склонился над ней, приблизив свое лицо к ее.Его руки приземлились по обе стороны ее головы, прижимая ее к себе. Их разделяло только два дюйма. «Ты мне ответишь».

Тепло его дыхания окутало ее и ласкало кожу, заставляя ее дрожать. Она смотрела широко раскрытыми глазами. Его золотой взгляд впился в нее, требуя повиновения и сдачи. Что-то торчащее из его волос привлекло ее внимание.

Рога?

Ее сердце учащенно забилось, дыхание перехватило. Его черты были божественными, идеальной формы.Она чувствовала необходимость прикоснуться к его лицу, но ее руки все еще не отвечали.

Затем, по какой-то причине, его губы загипнотизировали ее. Когда она вдохнула его восхитительный аромат, ее рот наполнился слюной. Очень медленно она двинулась вперед. Его губы слегка приоткрылись, подбадривая ее. С самого начала она поняла, что… возбуждается?

К счастью, вмешался доктор, высвободив ее взгляд и положив конец… всему, что она собиралась сделать. «Вы можете говорить, мисс?»

Себастьян с рычанием оттолкнулся от нее.

Должно быть, ей что-то дали, рассудила она. Какой-то наркотик. Дариус без колебаний давал ей успокоительное в течение длительного времени. Скрипнув зубами, она подумала, что это оказался очередной адский корабль.

Тогда она поняла, почему не может двигать руками или ногами. Она была привязана. Все мысли оставили ее, и она вскрикнула, борясь с ограничениями. Гнев вскоре превратился в панику, поскольку она безуспешно пыталась освободиться.

Доктор положил руки ей на плечи, чтобы удержать ее.»Все в порядке. Мы только привязали тебя, чтобы ты не скатился с кровати.

Его попытка успокоить ее не увенчалась успехом. Продолжая биться, она почувствовала, как кожа вокруг ее запястий начинает трескаться и кровоточить. Дыхание становилось затрудненным, поскольку паника росла внутри нее, как вирус.

«Успокойся, женщина». Удивительно, но она замерла от резких слов Себастьяна. В его голосе, по-прежнему властном, была нотка беспокойства. Или она это вообразила? Глядя прямо в потолок, глубоко вздыхая, она размышляла, как эта фраза уменьшила ее горе.

Наркотики, — быстро предположила она. В его голосе говорилось только о его оборудовании, а не о ее благополучии. Она почувствовала, как по ее лицу текут горячие слезы.

Себастьян продолжил. «Ограничения останутся до тех пор, пока я не получу ответы».

«Как вы себя чувствуете?» Врач возобновил свой допрос, как будто не лишил ее воли своим тоником.

Она заперла ее челюсти и упорно отказывался говорить.

Затем он сосредоточил свое внимание на Себастьяне, и они заговорили так, как будто ее там не было.«Я исцелил ее, как мог, но предлагаю ей получить в ней немного поддержки, чтобы ее тело могло взять на себя процесс исцеления. Не знаю, к какому виду она принадлежит. Форма ее ушей должна дать нам ключ к разгадке.

Аналия знала, что у нее ненормальные уши, заостренные со слегка закругленным кончиком. Она никогда не видела никого с такими ушами. Это было единственное, что заставляло ее чувствовать себя более одинокой, чем одиночество.

«А что с образцом ее крови? Вы что-нибудь там нашли? »

Кровь! Смогут ли они определить ее способности по ее крови? Было бы в этом что-то другое? Как же могло не быть? В ней все было иначе. Она тяжело сглотнула.

Себастьян внимательно заметил ее реакцию на его слова и криво улыбнулся. Она ненавидела себя за то, что считала это сексуальным.

«Итак, вы можете понять нас». Это не было вопросом. «Тогда вы можете ответить на мои вопросы. Откуда ты? Когда?»

Аналия прикусила нижнюю губу, почувствовав тошноту из-за того, что не может лучше контролировать свои эмоции.

Себастьян проворчал: «Скажи мне, черт тебя побери… Как тебя зовут?» Она вздрогнула. Он заметил ее реакцию и успокоил свой тон.«Просто дайте мне имя».

Имя не повредит. Это ничего не скажет ему о том, откуда она взялась. Она поколебалась на мгновение, а затем открыла губы, чтобы что-то сказать, но остановилась, увидев пересохшее потрескавшееся горло. Ей пришлось несколько раз сглотнуть, прежде чем она смогла заговорить.

Заметив ее дискомфорт, доктор поднес ей ко рту стакан с водой. Она отвернулась, отказываясь пить. Меньше всего ей было нужно больше их смеси в ее организме. Пожав плечами, он поставил стакан обратно.

«Меня зовут Аналия». В ее голосе было больно.

— Аналия, — повторил Себастьян своим глубоким рокотом. Она подавила новую дрожь при звуке своего имени на его языке. «Пусть доктор даст тебе воды, Аналия».

«Нет.» Она прочистила горло, пытаясь собрать собственную влагу.

«Почему бы и нет? Вы, должно быть, хотите пить ».

«Потому что вы, скорее всего, накачали его. Вы мне уже кое-что подарили, я могу сказать, это заставляет меня реагировать… по-другому ».

Себастьян взглянул на доктора.»Ты что-нибудь ей подарил?»

Доктор покачал головой. «Ничего необычного.» Он сделал паузу. «Но, опять же, мне не удалось определить ее вид. У нее может быть реакция на одно из наших лекарств ». Снова сосредоточившись на ней, доктор спросил: «Как вы себя чувствуете?»

«Я… просто…» Она не могла сказать ему, что ей, кажется, нужен его капитан. «Я просто чувствую себя странно». Ее голова откинулась назад, и она позволила глазам закрыться, когда волна головокружения прокатилась по ней.

«Вам нужно попить воды. От этого тебе станет легче, — скомандовал Себастьян.

И снова она отказалась, просто покачав головой.

«Мы не принимали наркотики, я вам обещаю».

«У меня нет причин верить тебе на слово».

В его челюсти начался клещ. У нее было ощущение, что он не привык к непослушанию. Он потянулся за стаканом и сделал быстрый глоток. Аналия наблюдала, как работают толстые мышцы его горла, когда он глотает. «Есть, этого достаточно для вас?»

«Ты можешь быть невосприимчивым», — прохрипела она.

Рыча, он пихнул в нее стакан. «Выпей, или я заставлю тебя выпить».

Твердый сухой ком застрял у нее в горле. Она попыталась дотянуться до стакана, но наручники крепко держали ее.

Разочарованная, она снова начала бороться. Себастьян положил руку ей на живот, и она полностью замерла, потрясенная его нежным весом.

Боясь взглянуть на него и рискнуть снова оказаться очарованным, она не сводила глаз с потолка. Ее живот дрожал под его ладонью.«Убери руку», — сумела она, хотя ее голос был менее властным, чем она предполагала.

«Если ты пообещаешь сохранять спокойствие и выпить, я освобожу тебя от ограничений».

Медленно она кивнула, нисколько не доверяя ему. Он начал у ее ног, его руки касались ее кожи, оставляя теплые следы, за которыми следовала затяжная прохлада. Там, где он прикоснулся к ней, она почувствовала прилив энергии.

На ее унижение ее тело снова начало реагировать. Что он подумал? Что он собирался отвезти ее сюда? На столе? Перед доктором? Эта мысль отрезвила ее.Она не хотела иметь с ним ничего общего. Он был просто еще одним препятствием, удерживающим ее от свободы.

После того, как он расстегнул ее запястья, она села и позволила ногам упасть на край кровати. Как будто говоря, сделка есть сделка , он протянул стакан. Она взяла его и решилась сделать глоток. На вкус… ладно. Небольшое количество жидкости быстро впиталось ее сухим языком, и она сделала еще один глоток. Вскоре она с энтузиазмом глотала прохладный напиток, едва хватая духа, чтобы хватать ртом воздух.Она не осознавала, насколько сильно она нуждалась в этом.

«Хорошая девочка», — сказал Себастьян, когда она поставила пустой стакан.

Затем он подхватил ее на руки. Она была так удивлена ​​внезапным действием, что даже обняла его за шею, чтобы поддержать. Когда она поняла, что делает, она слабо оттолкнулась от него.

Он был недолго в его руках, так как он только перешел на другой конец комнаты и усадил ее на тонкую койку в нише, которая стала похожа на маленькую комнату, когда между ними вспыхнул твердый луч энергии.

Силовое поле?

Он был прозрачным с легкой дымкой, замаскировав все с другой стороны темно-рыжим оттенком.

Из одной тюрьмы в другую!

«Вот. Вы свободны от ограничений «.

Она издала резкий горловой звук. «Вы называете это бесплатным?»

«Это так же бесплатно, как вам разрешено на моем корабле. Вы совершили серьезное преступление, проникнув на мой корабль. Это требует серьезного наказания. Однако я готов быть снисходительным.Если ты скажешь мне, откуда ты, я обещаю отвезти тебя туда невредимым ».

«Я лучше умру», — предложила она.

Он приподнял бровь и немного подождал, прежде чем заговорить снова. — Тогда тебе повезло. Наказание за ваше преступление — смерть ». Он поискал реакцию. Когда он не получил ни одного, он продолжил. «Если ты не скажешь мне, откуда ты, то у тебя единственный выход — выпустить в космос. Фактически, вы бы выпустили себя в космос. В моей культуре это было бы почетной смертью.Он скрестил руки в ожидании.

Аналия внимательно обдумала его слова. Он предлагал ей смерть от ее руки. Она и раньше думала о самоубийстве — много, много раз раньше. Но, как бы тщательно она ни была, она никогда не находила достаточных возможностей. Теперь это было предложено ей на серебряном блюде.

Размышляя о своей жизни, она могла вызывать только воспоминания о страданиях и печали. Ни один момент не принес ей радости. Никакие воспоминания не вызывали намека на счастье, чтобы заставить ее цепляться за это существование.Могла ли она действительно нажать на кнопку, которая полностью покончит с ней?

Да.

Ее плечи слегка опустились.

Я хотя бы пробовал .

Ее величайшим и, к сожалению, единственным достижением был побег из Extarga . Если бы она была мертва, Дариус действительно никогда не смог бы причинить ей боль. Время, которое она провела в маленькой хозяйственной комнате, полностью изменило ее. Хотя технически она все еще была в ловушке, это был небольшой вкус того, какой может быть настоящая свобода.Это был ее выбор, ее решение, и никто другой привел ее сюда сейчас. Она почувствовала силу свободы и знала, что назад ей уже не вернуться. Момент, когда она снова ступит на Адский Корабль, будет моментом, когда ее дух полностью сломается, превратив ее в простую оболочку самой себя.

И вот она, заперта взаперти, на забаву еще одного высокомерного капитана. Если она не могла быть физически свободной, то его предложение было единственным способом положить конец ее страданиям.

Приняв решение, она встретилась взглядом с Себастьяном.«Я принимаю твое предложение».

«Хорошо. Сначала скажи мне, когда ты оказался на моем корабле.

«Нет. Я принимаю ваше другое предложение ». Она почти улыбнулась, когда у него отвисла челюсть.

The Demon’s Possession (Shadow Quest # 1), автор Kiersten Fay

Заявление об ограничении ответственности: Автор предоставил мне эту книгу в формате .epub для ознакомления, но я не получил никакой компенсации. Обзор честный и строго мое мнение.

Название и обложка: Название кажется подходящим после прочтения книги, но на самом деле оно не вызвало у меня интереса к рассказу.Обложка, однако, довольно приятная. Я бы, вероятно, оставил печатную книгу для визуальной привлекательности, а не возвращал ее на книжную полку.

Сюжет и элементы: Я действительно ценю уникальные истории, и это

Заявление об ограничении ответственности: Автор предоставил мне эту книгу в формате . epub для обзора, но я не получил никакой компенсации. Обзор честный и строго мое мнение.

Название и обложка: Название кажется подходящим после прочтения книги, но на самом деле оно не вызвало у меня интереса к рассказу.Обложка, однако, довольно приятная. Я бы, вероятно, оставил печатную книгу для визуальной привлекательности, а не возвращал ее на книжную полку.

Сюжет и элементы: Я действительно ценю уникальные истории, и именно здесь Demon Possession получает больше всего очков. Несмотря на то, что это паранормальный роман, вокруг пары происходит гораздо больше событий. Автор взял элементы, которые обычно не работают вместе, такие как демоны и космические корабли, и сделал из них отличную историю.

Персонажи и диалог: Персонажи не были чрезвычайно многогранными, но они были отчетливыми и правдоподобными. Автор хорошо постарался заставить читателя забыть, что это были демоны, управляющие космическим кораблем с инопланетным путешественником, и вместо этого представил родственных персонажей.

Аналия — великий главный герой. К ней легко привязаться, проявив сочувствие и уважение. Она не хандрит, но и не безупречна.Себастьяна развлекали его внутренние муки. И хотя второстепенные персонажи, такие как Соня и Калич, немного похожи на клише, с ними все равно было весело. Они также создали подходящую среду, чтобы персонаж Аналии оставался правдоподобным.

Сам диалог протекает довольно хорошо и по большей части поддерживает развитие сюжета. Мне понравился обмен мнениями, но я думаю, что его можно было бы немного улучшить, если бы у персонажей были более четкие модели речи, выбор слов и т. Д.чтобы действительно понять их различия. Но учитывая, как долго они все вместе находятся на корабле, я оставлю это без внимания.

Грамматика, стиль и голос: Очки Demon Possession набираются за сюжет и элементы, он начинает терять из-за грамматики. Я не ожидаю, что какая-нибудь книга будет безупречной, но повсюду есть много грамматических проблем. Например, формат диалоговых цитат часто грамматически неверен. Кроме того, в повествовании есть несколько неправильных слов, таких как «стихи» вместо «против».И есть множество других проблем: проблемы со временами глаголов, придаточными предложениями и неправильным использованием запятых.

В остальном за стилем и голосом было легко следить и приятно читать. Несмотря на грамматические проблемы, мне никогда не приходилось перечитывать, чтобы понять, что происходит.

Точка зрения, структура и темп: Автор придерживается правильной точки зрения в каждом разделе, что, на мой взгляд, является признаком хорошего писателя. Она постаралась показать, что чувствуют другие, основываясь на интерпретации персонажа POV, а не прыгая с головы на голову.

Структура книги была довольно хорошей. Пару раз я был немного встревожен, например, когда у Себастьяна было так много страниц с точками зрения в начале. Поскольку Аналия — начальный персонаж, мне бы хотелось проводить с ней немного больше времени между Себастьяном, чем быть брошенным прямо к нему на более длительный период. Также возникло несколько случайных точек зрения, таких как Итан. Это было больше похоже на удобство для автора, чем на пользу для читателя.Но в конце концов все получается.

Мне нравится, что автор начал рассказ прямо с действия: побег Аналии. Не валяйте бездельничанья, он подошел к делу и отправился в приключение. То, как сбежала Аналия, показало ее отчаяние и креативность; ее мысли о Дарии показали, насколько ужасным он был хозяином; и сразу же мы узнаем, что Аналии и ее плену должно быть что-то большее, чем нормальный раб. Фактически, автор задал достаточно вопросов, чтобы мне хотелось перелистывать страницы даже в периоды простоя.

Всего: В целом, мне понравилась игра Demon Possession. В основном он терял звезды из-за проблем с грамматикой, потому что их было слишком много, чтобы их игнорировать. Однако Аналия была отличным персонажем, которого достаточно хорошо изображали. Автор помнил о многом, о чем Аналия не узнала из-за того, что она была в неволе, а также о том, что психология рабыни находится на переднем крае. Я также ценил автора, который использовал схему «растение и вознаграждение», побочные сюжеты, характер и сюжетную арку, а также другие приемы, которые действительно связали книгу воедино.Каждый камень превращал раскрытые части, которые в конечном итоге складывались в удовлетворительный вывод, оставляющий достаточно свободного места для продолжения серии. А что еще можно спросить из рассказа?

Edit: Теперь, когда история отредактирована, я повысил ее с трех звезд до четырех.

Одержимость демона (Книга приключений теней 1): Паранормальный роман (Том 1) (9780983573319): Фэй, Кирстен: Книги

«Фантастическая история! Горячий роман и великие персонажи! Я не читал хорошего научно-фантастического фэнтези;« Одержимость демона »была отличным дебютным романом.Кирстен Фэй — автор, за которым всем следует остерегаться. «
— Обзоры в ночь на видение
★ ★ ★ ★ ★

» Владение Демона было ФАНТАСТИЧЕСКИМ чтением! Эта книга увлечет вас от начала до конца. Персонажи хорошо проработаны, а сюжетная линия прекрасна! Химия между Аналией и Себастьяном, несомненно, сексуальна. Я не мог отложить эту книгу, и когда мне нужно было идти на работу, все, о чем я мог думать, это то, как мне не терпится вернуться домой и закончить ее. «
— Обзоры Boekie
★ ★ ★ ★ ★

» Наконец-то! Новое помещение! Я действительно наслаждался этой книгой. Это захватывает воображение и заставляет задуматься: а что, если …? »
— Body Rippers ★★★★★

« Осторожно — эта книга — всю ночь! Абсолютно великое здание мира с прекрасными описательными утверждениями, которые позволяют читателю визуализировать все »
—Rare Reviewer ★★★★★

Красиво написанная захватывающая сказка! The Demon’s Possession — это хорошо написанное захватывающее приключение с яркими персонажами. Это отличное начало новой серии, которую я с нетерпением жду.«
— Автор, Лея Шоу ★★★★★

Об авторе

Кирстен Фэй — автор бестселлеров USA Today горячих Ever Nights Chronicles, отмеченной наградами серии Shadow Quest и популярной серии Creatures of Darkness. Первая книга из ее серии Ever Nights, Keeping His Siren, была удостоена награды National Excellence in Romance Fiction в 2018 году, а третий роман Shadow Quest, The Demon’s Retribution, получил премию Gravetells Favorite Story в 2012 году, в результате чего она была номинирована на звание Любимого автора. тот же год.Когда она не пишет и не обслуживает своих двух требовательных кошек, она может суетиться над дизайном обложек для своего следующего романа. Для получения дополнительной информации о Кирстен Фэй или ее будущих любовных романах посетите ее веб-сайт www.kierstenfay.com.

The Demon’s Possession: Scifi Paranormal Romance (Shadow Quest Book 1)

Дьявольски страстный рассказ о жестоком капитане демонов и таинственной молодой принцессе, которую он клянется защищать. Их страсть зажжет звезды.
Как капитан торгового корабля Marada , Себастьяну было поручено доставить любопытную посылку безжалостному пирату по имени Этанул.Но когда на его корабле таинственным образом появляется очаровательная молодая женщина, он не может сосредоточиться на работе . .. и держать руки подальше от нее.

Проведя в плену большую часть своей жизни, Аналия делает отчаянную попытку обрести свободу и сбегает на корабль, ведомый грозным демоном, который разжигает ее желание, но ее секреты более опасны, чем она думает. Если она хочет сохранить свою свободу, она должна завоевать доверие Себастьяна, скрывая свою истинную природу.

The Demon’s Possession — первая часть бестселлера сериала о паранормальных явлениях, Shadow Quest.

ИНТЕРВЬЮ С АВТОРОМ

Q — Расскажите немного о своей серии Shadow Quest.

Shadow Quest — это уникальное сочетание жанров, которое включает в себя паранормальных явлений, фантастических романов и научно-фантастических романов. Мои персонажи в общих чертах основаны на мифологии с некоторыми крутыми, но мифическими существами, такими как демоны, драконы, ведьмы и существа, похожие на фей. Поскольку все они с разных планет, полагаю, их можно было бы считать пришельцами.

Каждая книга фокусируется на отношениях героя и героини и на том доверии, которое они должны построить друг с другом. Соединение, которое они образуют, сначала медленно горит, а затем становится горючим. Я играю с темой fated mates , но конфликт и недоверие сохраняют интерес. В конце концов, любовь побеждает, если они смогут пережить это путешествие.

Q — В каком порядке мне читать книги?

Каждую книгу можно читать в любом порядке, и читатель все еще может следить за ней, но для полного опыта я предлагаю следующую последовательность:

— Одержимость демона
— Демон-раб
— Возмездие демона
— Демон Untamed

Q — Итак, почему читатели должны попробовать эти книги?

Поклонники паранормального романа прожорливы, и моя серия Shadow Quest пришлась по душе.Читатели сказали мне, что они прочитали «Одержимость демона» несколько раз и до сих пор наслаждаются ею. Этот сериал увлекает и заставляет стремиться к большему.

Читатели, которым нравится остроумных романов, альфа-самцов и много действий , захотят отправиться в это эпическое путешествие.

Q — Что вдохновило вас на создание мира в The Demon’s Possession, где он происходит в космосе и на разных планетах?

Я всегда интересовался научной фантастикой, фэнтези, паранормальными явлениями и мифологией. Я подумал о том, какие любовные романы мне нравится читать, и что мне в них нравится: идея о том, что в нашем собственном, скрытом от глаз, может быть сверхъестественный мир.

Тогда я подумал: «А что, если бы все эти существа из преданий действительно были с разных планет?» После этого миростроительство возникло естественным образом.

Электронная книга серии Shadow Quest Категории

— Paranormal Romance Series
— Futuristic Romance
— Научно-фантастическая серия
— Scifi Romance
— Fantasy Romance Series
— Demons & Devils
— Demon Romance
— Romance With Alpha Males
— Witches & Wizards
— Мифы и легенды
— Пришельцы

Аудиокнига недоступна | Слышно.

com

  • Evvie Drake: более

  • Роман

  • К:
    Линда Холмс

  • Рассказал:
    Джулия Уилан, Линда Холмс

  • Продолжительность: 9 часов 6 минут

  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд

  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К

    Каролина Девушка
    на
    10-12-19

.