Содержание

Пастушьи колокольчики


Одним из древнейших типов колоколов являются пастушьи колокольчики. Самые ранние из них относятся к IV тысячелетию до нашей эры и были распространены в Месопотамии и Египте. Известны подобные изделия в Древнем Китае (XVI-XI в.в. до н.э.) Вавилоне (IX-VIII в.в. до н.э.).


Совершенно сходны с ними древнегреческие, этрусские, скифские пастушьи колокольчики VI-V в.в. до н.э. С тех пор они почти не изменились ни внешне, ни функционально. Пастушьи колокольчики подвязываются на шею скоту и исполняют сигнальную и магическую функции, служат в качестве оберега от злых сил. В отношении этих колокольчиков, как самых древних и преимущественно магических предметов, человек наиболее консервативен.

Ботало. Валдай 1930-е годы.


 


Как повелось с древности делать их не литыми, а клепаными из железа, а не из бронзы, так и делают до сих пор. Во многих странах мира из всех материалов именно железо, пропущенное через огонь и воду (кованое железо) почиталось способным противостоять любой магии. На Руси такие колокольчики назывались боталами или клепалами, так как изделие склепывали (сшивали) по бокам заклепками. Собственно, в любой кузнице делали ботала. В Новгороде найдено ботало местной работы X века, тогда как русские мастера не могли самостоятельно отливать колокола до начала XVI века, будучи зависимыми от европейских мастеров. На Руси были более распространены такие колокольные предметы как била и ботала – они более соответствовали русскому мировосприятию. Бывали ботала и деревянные. Форма ботала с древности до XX века существует неизменно: прямые или чуть расширяющиеся к низу стенки, квадратное или прямоугольное нижнее основание.


В конце XIX-начале XX веков появляются литые ботала, чуть сплюснутые, конической формы, однако они не получили большого распространения.


Также как у древнего ботала, у современного пастушьего колокольчика глухой, не яркий голос и сделано это сознательно.


Замечено, что волки, медведи и прочие звери, способные причинить вред скоту, боятся глухого, неприятного звука ботала и не реагируют на звонкие, мелодичные голоса сувенирных колокольчиков. По восточному представлению, колокол, для того, чтобы исполнять магическую роль, должен напугать — напугать зло, изгнать его.


Помимо магической, пастуший колокольчик исполняет и сигнальную функцию, помогая найти заблудившееся животное.

Бубенцы. ХII-ХVI века.


 


Иногда вместо ботала на шею животного подвешивается бубенчик, чаще, опять же, железный, а не бронзовый: козе, теленку – небольшой, корове, лошади огромный и глухой как ботало, поэтому и назвали его глухарь, болхарь, болтарь.


На русском Севере бубенцы-обереги делали из бересты и дерева.


К пастушьим относятся и наборы из колокольчиков и бубенцов (подгарки или ожерелки), чаще всего подвешиваемые на шеях лошадей. На специальном ремешке, отделанном металлическими заклепками, крепились от 5 до 11 бубенцов различных размеров и звучания.

 Подгарок. ХIX века.


 


Как любой пастуший колокольчик, подгарок исполнял и сигнальную, и магическую функции, был частью упряжки и непременным атрибутом дорожной жизни.


Собственно, из пастушьих родились ямщицкие колокольчики, которые подвешивались под дугой лошади, на ее шее, на оглоблях и т.д. Часто на ямщицких колокольчиках (которые использовались и как обычные, пастушьи) изображался Георгий Победоносец, крестьянский Егорий, покровитель скота.


Необычное ботало представлено в Музее колоколов. Оно сделано в 1941 году из немецкой гильзы, расстрелянной врагами в прифронтовом Валдае, а затем преобразованное местными жителями в пастуший колокол.


Особое значение наборы конских колокольчиков и бубенцов играли в свадебных ритуалах и других праздниках.

Как на Руси в древности называли колокольчик?

Цветок колокольчика с древних временассоциировался с образом чего-то чистого, непорочного. Во-первых, цвет этого растения в природе соответствует цвету чистого дневного неба и рек, озер, поэтому цветок колокольчика всегда был в почете с момента его появления на Земле.

Упоминания, которые лежат в истоках еще Древне Римской империи, гласят, что колокольчик раньше называли Кампанула, которое до сих пор в некоторых европейских странах носит именно такое название.

Как было принято, в разных регионах ему приписывали разные свойства, а также считали, что колокольчик по-разному влияет на жизни людей. Например, в древности на Руси считали, что такие полевые цветы, как ландыши, васильки, и куда же без колокольчиков, устраивали свои гуляния по ночам на полях, якобы перевоплощаясь из обличий растений в фей. Существует даже поверите, что в особые дни, при свете луны, можно услышать необычайно красивый звон колокольчиков и попасть под их чары. Соответственно, исходя из этого, очень часто на Руси колокольчики называли звонцами или бубенцами, а потом по аналогии начали производить первые металлические колокольчики. Бубенцы очень часто использовали для украшения повозок, запряжённых конями, а также одевали на шею самих коней.

В истории есть множество примеров, когда название того или иного предмета трансформировалось с течением времени, точно также и название колокольчиков видоизменялось. Потом их начали именовать, как бубны или звончики, но названия эти не стали столь популярны. Нам также известны и другие интерпретации того, как называли колокольчик в древности на Руси: орлики или ключики. Скорее всего, последнее называние очень тесно взаимосвязано с родниковой водой, с ключевой водой и с ее цветом, потому что, как отмечалось выше, колокольчики своим окрасом весьма могли походить на цвет рек.

Горланчики, как одно из названий колокольчиков в древности на Руси, вполне могло существовать из-за того, что происходить от таких форм глаголов, как горланить – кричать, или голосить, глаголить – говорить. Поскольку, колокольчики ассоциировались со звучанием, звуками, со способностью звучать, то их могли так называть именно из-за этой смежной функции.

Переданное поверьями, существует и еще одно название колокольчиков, которое, к сожалению, мало распространено, однако, очень поэтично – цветок Венериного зеркала. По легенде, у вены было зеркало, которое показывало тому, кто в него посмотреться, насколько красиво его лицо. Однажды, у Венеры это зеркало выпало и упало на землю, где его нашел пастух. Купидон очень просил пастуха отдать Венере обратно это зеркало, но тот сопротивлялся. В итоге, из-за спора, зеркало упало и разбилось, образов множество красивых и трепетных цветов, от звука колыхания которых на ветру звучала прекрасная и изящная музыка, будто множество разбитых зеркальных осколков соприкасались друг с другом. Венера часто ассоциируется с яркой звездой на небе или с первой утренней звездой, поэтому и цветам колокольчикам досталось такое прекрасное название, которое пришло к нам еще с древней Руси – цветок утренней звезды.

Оцените, пожалуйста, прочитанный материал:)

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:

Коровий Колокольчик — МуМузей

Мастерица, слепи мне колокол!
Глиной звонкою угоди:
Чтобы пела она за обжигом,
Как умеешь ты, последи!
Мастерица, слепи мне колокол!
Звон малиновый распиши,
Чтобы он звучал по-над облаком
Не для славы, а для души.

А.В. Рева

Одним из древнейших типов колоколов являются пастушьи колокольчики. Самые ранние из них относятся к IV тысячелетию до нашей эры и были распространены в Месопотамии и Египте. Известны подобные изделия в Древнем Китае (XVI-XI в.в. до н.э.) Вавилоне (IX-VIII в.в. до н.э.).

Совершенно сходны с ними древнегреческие, этрусские, скифские пастушьи колокольчики VI-V в.в. до н.э. С тех пор они почти не изменились ни внешне, ни функционально. Пастушьи колокольчики подвязываются на шею скоту и исполняют сигнальную и магическую функции, служат в качестве оберега от злых сил. В отношении этих колокольчиков, как самых древних и преимущественно магических предметов, человек наиболее консервативен.

И мычит деревня
В колокольном звоне…

В.В. Турапин

Нужно заметить, что боталом (от «болтать», «болтаться») называли колокольчик из железного, медного листа или дерева, подвешивающийся на шею пасущейся коровы и издающий приглушённый звук, а шеркунцом (иначе – боркун или воркун, от «ворчать») называли шарообразный металлический колокольчик до 15 см в диаметре с тяжёлым металлическим шариком внутри, который при перемещении коровы «шаркался» по внутренним стенкам, издавая глухой звук. Мелкие шеркунцы до 3-4 см в диаметре, обильно нанизанные на верёвку, в Российской империи традиционно использовались в качестве погремушки на лошадях, но в Индии подобными бусами украшали только коров.

Среди исследователей данной темы принята следующая терминология:

  1. Ушко – верхняя часть с отверстием, служащим для подвешивания колокольчика.
  2. Сковорода – часть колокольчика (круглая, овальная, квадратная, прямоугольная) вокруг ушка.
  3. Тулово – расположено между сковородой и юбкой.
  4. Юбка – нижняя часть колокольчика (обычно отделяется от тулова профилированными поясками), по которой ударяется язычок.
  5. Профилированный поясок.
  6. Язычок – ударная часть в виде металлического стержня или кольца на ремешке, крепится внутри колокольчика за петлю.
  7. Петля – служит для крепления язычка, расположена в центре внутренней стороны сковороды.
  8. Торец – нижняя часть колокольчика между его внутренней и внешней сторонами (иногда на торце встречается надпись).

По надписям на российских колокольчиках исследователи составили перечень населённых пунктов и районов, в которых находились наиболее известные дореволюционные заводы и мастерские по изготовлению колокольчиков, среди которых есть и село Пурех Нижегородской губернии (см. Ботало №3, выполненное на заводе Клюйкова Егора Спиридоновича в период с 1880 по 1903 год в селе Пурех Нижегородской губернии).

Как любой пастуший колокольчик, подгарок исполнял и сигнальную, и магическую функции, был частью упряжки и непременным атрибутом дорожной жизни.

Собственно, из пастушьих родились ямщицкие колокольчики, которые подвешивались под дугой лошади, на её шее, на оглоблях и т.д. Часто на ямщицких колокольчиках (которые использовались и как обычные, пастушьи) изображался Георгий Победоносец, крестьянский Егорий, покровитель скота.

На Руси чаще называли «Ботало»

Ботало – глухая погремушка или колокольчик из железного, медного
листа или дерева. Изготавливали их кустарным способом из подручных материалов,
и каждое выходило на особицу.

Форма ботала – в основном трапециевидная, квадратная или прямоугольная, иногда круглая. Ботало имело ушко, через которое пропускали ремень или верёвку для привязывания на шею животного. Внутри ботала располагался металлический или деревянный язык, издававший звук при ударе о стенки.

Звуки никогда не отличались мелодичностью, их главная функция была указывать местонахождение животного. Но у каждого ботала был свой «голос», по которому хозяева издалека, могли слышать, где их кормилица пасётся.

Общинные стада, в которые собирались все коровы из одной или
нескольких окрестных деревень, паслись неподалеку от крестьянского жилья. По
бряцанию ботал пастухи отслеживали перемещения животных, а хозяевам звук ботала
помогал определять своих животных. По бряцанию ботал разыскивали потерявшихся
животных. 

Во многих странах мира из всех материалов именно железо, пропущенное через огонь и воду (кованое железо) почиталось способным противостоять любой магии. На Руси такие колокольчики назывались боталами или клепалами, так как изделие склёпывали (сшивали) по бокам заклёпками. Собственно, в любой кузнице делали ботала. В Новгороде найдено ботало местной работы X века, тогда как русские мастера не могли самостоятельно отливать колокола до начала XVI века, будучи зависимыми от европейских мастеров. На Руси были более распространены такие колокольные предметы как била и ботала – они более соответствовали русскому мировосприятию. Бывали ботала и деревянные. Форма ботала с древности до XX века существует неизменно: прямые или чуть расширяющиеся к низу стенки, квадратное или прямоугольное нижнее основание.

В конце XIX-начале XX веков появляются литые ботала, чуть сплюснутые, конической формы, однако они не получили большого распространения.

Также как у древнего ботала, у современного пастушьего колокольчика глухой, не яркий голос и сделано это сознательно.

Татьяна Глушкова в стихотворении «Покровская башня» так описывает пастушьи колокольца:

«И стадо возвращается домой, Глухими колокольцами гремит, Да тёплыми ноздрями шевелит».

Замечено, что волки, медведи и прочие звери, способные причинить вред скоту, боятся глухого, неприятного звука ботала и не реагируют на звонкие, мелодичные голоса сувенирных колокольчиков. По восточному представлению, колокол, для того, чтобы исполнять магическую роль, должен напугать — напугать зло, изгнать его.

На Русском Севере перед выгоном скота в лес пастухами читался заговор, призванный защитить скот от лесного зверя: «Как сходится мир крещёный, народ Божий к звону колокольному, так же бы стекался и сбегался мой милый живот и крестьянский скот на глас трубы и с лесу домой».

Необычное ботало представлено в Музее колоколов. Оно сделано в 1941 году из немецкой гильзы, расстрелянной врагами в прифронтовом Валдае, а затем преобразованное местными жителями в пастуший колокол.

Раньше (наверное и теперь) каждый хозяин коровы укреплял на коровьей шее самодельный нехитрый колокольчик. Для его изготовления употреблялась старая металлическая кружка или даже пустой патрон от пушки. Это в качестве корпуса. В качестве языка (язычка) колокольца мог употребятся любой кусок метала, хотя бы и гвоздь. Это устройство и называлось ботало. Наверное потому, что болталось на шее животного, которое тоже как бы болталось: забредало куда попало и шаталось невесть где. Звук каждого ботала — вполне индивидуальный. И по громкости, и по высоте тона, и по всему тому, что отличает одно звучание от другого. Это позволяло хозяину быстро обнаруживать свою скотину и в марширующем стаде, и на пастбище, где коровы обычно разбредаются.

Сегодня в Швейцарии…

У швейцарских коров на шеях красуются колокольчики

Целый день коровы самостоятельно лазают по склонам, проявляя удивительную ловкость и проворность даже на крутых скалах, и оглашают горы звоном своих колокольчиков. 

Каждая корова должна звенеть разным звуком. Колокольчики разного веса издают звук разной частоты.

У альпийских коров длина правых и левых ног разная. Благодаря этому они лихо поднимаются и спускаются по склонам.  

Зачем швейцарским бурёнкам вешают на шею колокольчики? На этот вопрос есть много ответов.

  • Кто-то думает, что для красоты. Фермеры могут по тону колокольчика узнать корову.
  • Колокольчики — традиция с тех пор, когда было много охотников в Альпах. Чтобы не перепутали с дичью. 
  • Колокольчик — это своего рода оберег для коровы от того, чтоб она не потерялась. Само присутствие звона колокольчика даёт ощущение какого-то спокойствия.
  • Корова пасётся — щиплет травку, а колокольчик поёт свою задушевную песенку. Затем всё это выливается во вкусное молоко.
  • Звон огромных колокольчиков вызывает сход снежных лавин на стадии, когда они ещё не обрели огромной разрушительной силы. Таким образом, горные перевалы становятся безопасными для туристов.
  • В горах коровы разбредаются очень далеко. Тяжёлый колокольчик принуждает корову далеко не уходить, А то как их потом искать.  
  • Самые тяжёлые колокольчики надевали самым бодливым коровам.

Вес колокольчика около  10 килограмм


Колокольчик — Путеводитель по русским ремёслам

Скажешь «колокольчик» — и весело на душе, а на лице улыбка

История

Колокольчики и бубенчики были обнаружены учеными в быту многих народов: египтян, евреев, этрусков, скифов, римлян, греков, китайцев. Они — древнейшие предки колокола.

Одним из древнейших типов колоколов являются пастушьи колокольчики. В далёкой древности их делали кованными из железа, а уже много позже научились литью. 

Колокола на Руси впервые упоминаются в летописях 988 года, что дает основание предполагать, что появились они еще раньше. В XV веке в России появились заводы по отливке колоколов.

Ботала и клепала

Кованым колокольчикам придавались магические свойства. На Руси, да и в других странах, их одевали животным, чтобы уберечь их от «сглаза» и нападений диких животных.

Бубенчик-колокольчик

На Руси такие колокольчики назывались боталами или клепалами, так как изделие склепывали (сшивали) по бокам заклепками. В конце XIX — начале XX веков появляются литые ботала, чуть сплюснутые, конической формы, однако они не получили большого распространения.

Ботало

У ботала глухой, неяркий голос, и сделано это сознательно. Замечено, что волки, медведи и прочие звери, способные причинить вред скоту, боятся глухого, неприятного звука ботала и не реагируют на звонкие, мелодичные голоса сувенирных колокольчиков. Кроме того, пастуший колокольчик исполняет и сигнальную функцию, помогая найти заблудившееся животное.

Ямщицкие колокольчики

В конце XVIII века в России учредили «образцовую почту» по Западным образцам.   Но западный почтовый рожок не прижился на русской земле.

Никто теперь уже и не вспомнит, кто прицепил на дугу почтовой тройки колокольчик. Скорее всего просто однажды, примерно в 70-е годы XVIII века, это сделал один из ямщиков, или кто-то из близких.  

Являясь сигнальным атрибутом почтовой службы, они быстро получили распространение на главных почтовых дорогах России, в первую очередь, на Московско-Петербургском тракте. Наиболее известны валдайские колокольчики, которые в Валдае и были впервые отлиты.

Разнообразие

Постепенно надобность в колокольчиках, в качестве поддужных, ямщицких или для домашнего скота стала пропадать. Но любовь и желание иметь колокольчик остались.

Колокольчик, дерево, ропись «хохлома»

Колокольчики стали делать из разных материалов, в разных видах промыслов и они стали очень декоративны. Хохлома, гжель, ковровская игрушка, дымковская, финифть — это далеко не полный перечень ремёсел, изготавливающих разные колокольчики.

Колокольчик из ростовской финифти

Многие люди увлекаются колокольчиками настолько, что собирают большие коллекции. Это могут быть колокольчики, подобранные по темам или по материалам. 

Колокольчик, цветная гжель, Олег Ковалёв

Колокольчики делают не только в виде колокола. Мастера придумывают самые разнообразные формы и виды. Например в виде чайника, ангела, утюга или девушки.

Надписи на колокольчиках

Колокольчики первоначально изготавливались без надписей. С 1802 г. вводятся накладываемые на колокольчик объемные литые надписи, которые, как правило, ставятся по нижнему краю (юбке) колокольчика.

В надписи обозначается год, место отливки, мастер (или заказчик). Бывают и специальные напутственные надписи: “Кого люблю того и дарю”, “Купи, не скупись, езди веселись”, “Кто колокол купит, тот счастлив будет”, “Спешу на Родину – дар Валдая”, “Сдалеча весточку собою подавай”…

Ямщицкие колокольчики помимо надписи, которая часто имеет знаковое, иногда орнаментальное значение, в оформлении использовались и орнаменты как таковые, а также изображения Георгия Победоносца (покровителя скота – лошадей, с которыми неразлучен колокольчик), гербов, медалей выставок, птиц и прочих, что тоже имело не столько декоративные, сколько семантическое значение.  

Музыкальный инструмент

Колокола средних размеров и колокольчики включены уже давно в разряд ударных музыкальных инструментов, имеющих определенную звучность.

Колокола бывают различных величин и всех строев. Чем колокол больше, тем ниже его строй. Каждый колокол издает только один звук.

Партия для колоколов средних размеров пишется в басовом ключе, для колоколов малых размеров — в скрипичном. Колокола средних размеров звучат октавой выше написанных нот.

В современной жизни

И сейчас колокольчики находят применение в быту. Всем известна корабельная рында. Для рыболовной ловли, для подачи различных сигналов.

Нередко их используют, чтобы позвать официанта или сиделку. Колокольчики применяют в детских забавах, подвижных играх. Всем известна традиция в школах начинать учебный год и провожать выпускников символическим звоном колокольчика.

Стихи

«Слышишь, сани мчатся в ряд,
Мчатся в ряд!
Колокольчики звенят,
Серебристым легким звоном слух наш сладостно томят,
Этим пеньем и гуденьем о забвеньи говорят.
О, как звонко, звонко, звонко,
Точно звучный смех ребенка,
В ясном воздухе ночном
Говорят они о том,
Что за днями заблужденья
Наступает возрожденье,
Что волшебно наслажденье — наслажденье нежным сном.»

(Народная русская песня)

«Звените колокольчики, звените.
Вы музыкой своей плените всех.
Дарите свежесть, красоту дарите,
Пусть радует всех серебристый смех.»

(из детского стихотворения)

Фотогалерея — колокольчики


Магазин «Русские ремёсла» — интернет-магазин единичных и редких изделий, подарков и сувениров народного искусства России. Мы предлагаем традиционные произведения русских народных художественных промыслов, изготовленные лучшими авторами и мастерами в разных регионах России.

Мы гарантируем подлинность народного искусства, эксклюзивность представленных изделий и уникальность каждого предмета.


Поделиться ссылкой:

  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в WhatsApp (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pinterest (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Skype (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на Reddit (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на LinkedIn (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Tumblr (Открывается в новом окне)
  • Послать это другу (Открывается в новом окне)
  • Нажмите для печати (Открывается в новом окне)

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Колокольчики с бубенцами | История, культура и традиции Рязанского края

О чем рассказала коллекция «бронзы певучей»

Ольга КУРАНОВА

Россия прожила оглушительно тихий век — в ней более полстолетия практически не звучали колокола… Не звучали повсеместно, дружно, как всегда было принято на Руси, где колокола с древности размеряли течение дней городов и сел. Церковные звоны сопровождали будничную жизнь, радовали благовестом в праздники… XIX век слыл веком колокололитейного искусства России. Но нам, не таким уж и далеким потомкам, трудно это представить: в советские годы тысячи российских культовых колоколов были варварски уничтожены, а литье их прекращено.

Новый уклад жизни прервал существование не только церковных колоколов. 20-е годы XX столетия стали последними в истории создания их младших звонких «собратьев» — колокольчиков: и поддужных (под дугой), и сигнальных — пожарных, станционных — при железнодорожных станциях.

Звенит — утешает?

Колокольцы, колокольчики — очень красивая страница в истории русских колоколов. Что интересно: открыта и написана она в основном не историками-профессионалами, а любителями, собирателями старины — точнее, теми, кого уважительно именуют коллекционерами-исследователями. Ими собраны и изучены колокольчики ямские, коридорные, настольные (для вызова прислуги), свадебные, рыбацкие, а также бубенцы-бубенчики, коровьи ботала, кутасы, ропотни и гремки (прообразы колокольцев — побрякушки на шее скота для наслышки на выпасе, а в старину еще и для оберега). Вот сколько «родни» набралось у колоколов!

Колокололитейное производство в России (уже советской) продержалось до 1927 года*. Это был последний год существования завода братьев Усачевых в Валдае. Прежде в маленьком магазинчике Усачевых, прямо на станции, проезжающие могли купить любые колокольчики. И в 20-е годы была еще такая редкая возможность. Кто же мог знать, что это был «последний шанс»!

* В других источниках приводится 1928 год. — Ред.

Сегодня, в начале XXI века, единственный в России Музей колокольчиков открыт и действует в Екатерининской церкви города Валдая. Общеизвестно, что Валдай в прошлом — крупный центр литья ямщицких колокольчиков. Ныне же коллекционеры съезжаются туда на колоколоведческие конференции.
До сих пор в частных собраниях колокольчиков больше, чем в российских музеях. Крупнейшая частная коллекция — в Ростове Великом (собрал В. А. Ким): 2100 экземпляров. 1150 — у коллекционера-исследователя В. И. Хрунова из г. Чехова Московской области. В Нижнем Новгороде около 1000 колокольчиков периода 1800 — 1917 годов в собрании Л. Л. Крайнова-Рытова.
Свыше 20 лет Леонид Леонидович Крайнов-Рытов увлечен историей колоколов. Главный предмет его исследований — именно колокольчики, особенно ямские — наиболее редкие экземпляры певучей бронзы.

Сожалеть о том, что все «в руках частников», здесь не стоит. Не тот случай. Благодаря энтузиастам сбережены порой единственные на всю страну образцы колокольного литья. Коллекционеры-подвижники делают открытия, «раскапывая» никому не известные сведения о промысле, мастерах и предметах своего собирательства. Особенно нежная привязанность отдана ямщицкому (поддужному) колокольчику, который давно стал поэтическим символом России.

«Звону много — веселей дорога!»

Нет, не случайно колокольчик (а не рожок) прижился на русских почтовых и курьерских тройках. Как средство сигнала — «уступи дорогу!» — оба были хороши. Но колоколец, миниатюрная копия колокола, естественно, стал неотъемлемой частью русского быта. Более того — легендой, поэзией, фольклорным явлением. Кто ж не помнит: «Вот мчится тройка удалая… и колокольчик, дар Валдая…» — ну и так далее.
В конце XVII века в России учредили «образцовую почту», то есть ввели первые регулярные почтовые линии: кибитки с почтой двигались по дорожному расписанию, с ямщиками, от стана к стану. Дороги для этого расширили, лошадей стали запрягать не «гусем», а в ряд, «тройкой». Чтобы издалека заявлять о своем приоритете на тракте, ямщики-гонщики поначалу… лихо свистели. Введение сигнального рожка — «немецкой моды» — они упорно саботировали. За свист и наказаны бывали не раз — батогами биты, но все без пользы.

Когда и кому пришла идея повесить на дугу коренника литой крикливый колокольчик — доподлинно неизвестно. Произошло это приблизительно в 70-е годы XVIII века. И полюбился звон и ямщикам, и ездокам… А дальше, на почве этой всенародной любви пришло время назреть новому конфликту. Колокольчики распространились очень широко, и звук из-под дуги частных повозок начал сбивать с толку ямщиков почтовых троек. И вправду не поймешь: курьер ли мчится по дороге или веселый барин решил покататься со звоном? Выход, конечно, нашелся: запретить колокольчики для частного пользования. А запреты на Руси — дело известное. Звона колокольчиков не убавилось, но вошли в моду еще и бубенцы — известные с древности шарообразные колокольчики, внутри которых катается, встряхивается дробина или две. За тихий воркующий звук (не то звон, не то рокот) их и называли воркунами: «Поехали с воркунами!» А сколько любования в народных прозваньях бубенцов: воркунцы, позвонцы, ширкуны, болхари, глухари, балабончики, гормотунчики…

«Кто меня купит, тот щаслив будет»

И бубенцы — предмет собирательства, но с колокольчиками — по значению и ценности — не сравнимый. Бубенчики, как правило, безымянны (надписей на них нет), да и большим разнообразием не отличаются.
Иное дело — колокольчики! Мастерство в литье их действительно достигло вершины в XIX веке. Долгое время это был кустарный промысел: мастера-самоучки проживали вдоль почтовых трактов. В конце столетия в России наряду с мелкими фабричками-мастерскими действовали солидные литейные заводы. Сложились центры литья: Валдай, Касимов, Слободской, Тюмень, Вологда, Павлово, Рязань, Чебоксары. Позднее — Пурех Балахнинского уезда Нижегородской губернии. В Пурехе и «блись Пуреха» известны целые династии литейщиков. Нижегородец Л. Л. Крайнов-Рытов насчитывает в этих краях 13 «колокольных» сел и деревень и 60 мастеров! Самые знаменитые — Клюйков, Веденеев, братья Трошины.
Соответственно и колокольчиков было превеликое разнообразие. На Нижегородской ярмарке, к примеру, в конце XIX века большим спросом пользовались: «дар Валдая», сибирские, граненые, гладкие, гречушные… более 70 видов по прейскурсанту, да каждый сорт еще различных размеров! Надо сказать, что к тому времени запреты на «частные звоны» уже давно отпали, конная почта и «ямская гоньба» ушли в прошлое — ведь появились железные дороги.

А колокольчик под дугой все не смолкал: пел, звенел, басил, дребезжал, гомонил, заливался… Под дугой «плясал» уже не один, а два или три и даже до пяти колокольчиков, подбираемые в созвучия. Без них не обходился ни свадебный «поезд», ни катания на тройках на Рождество, Новый год, Пасху.

Мысль, оставленная в бронзе

Не только звучанием и красотой формы привлекает колокольчик. На настоящих старинных колокольчиках (ценных для коллекции) обязательно имеется надпись — на так называемой «юбочке». Они и называются поэтому — подписные. Что подписано? Имя мастера, время изготовления, а главное, фраза, представляющая собой то известную песенную строку (или ее часть), то поговорку, напутствие, потешку, загадку и даже (редко) ненормативную лексику.
Самая распространенная колокольная надпись — «ДАРЪ ВАЛДАЯ» и ее варианты. Любимая — на свадебных колокольчиках — «КОГО ЛЮБЛЮ ТОГО ДАРЮ». На самом деле подписей — сотни и сотни: что ни мастер — своя. А мастер-то был кустарный, провинциальный, малограмотный. Отсюда и жанр подписи — разговорный, что так удивительно смотрится в долговечном материале — бронзе. И все же эти строчки, отлитые в бронзе, необычайно милы, добродушны, бесхитростны: «МЕНЯ СОБОИ ВОЗМИ ОТЬ МАСТЕРА БАСКОВА», «ЗВЕНЮ ПОТЕШАЮ ЕДУ ПОСПЕШАЮ», «КУПИ МЕНЯ Я УВЕСЕЛЮ ТЕБЯ», «ДЕШЕВО ЛЮБО ДАРЮ ДРУГУ». Были «мысли» и более пространные: «ПРОЩАЙ МИЛЫЯ МОЯ ЕДУ В ДАЛЬНЫЯ КРАЯ». И целые поучения: «ВОТЪ СТАРЫ ДРУХ ЛУТЧИ НОВЫХ ДВУХ»…
Тема надписей и декора поддужных колокольцев бесконечна. Тут интересно то, что по подписям все еще обнаруживаются новые, неизвестные прежде имена мастеров колокольного литья. Имена-открытия есть и в нижегородском собрании Л. Л. Крайнова-Рытова: Лев Рязанов, г. Чебоксары (1810), Федор Гагин, г. Слободской (1817), Никифор Баранов, г. Касимов (1835).
А есть ли будущее у российских колокольчиков? Как у объектов коллекционирования — да. Совершенство форм, чудесный радостный звон изделий прежних мастеров восхищали и будут восхищать многих. И стимулировать на творческий поиск и открытия в истории.

Эпоха колокольчика избрала его своим звуковым символом. Ну а наш век, возможно, останется в памяти мелодичными трелями мобильных телефончиков и пейджеров?!

Звон колокольчика в русской литературе

«- Колокол кульерский, — сказал мой ямщик, — один такой на всей станции есть.
И действительно, колокольчик передовой тройки, звук которого уже ясно доносился по ветру, был чрезвычайно хорош: чистый, звучный, басистый и дребезжащий немного. Как я потом узнал, это было охотницкое заведение: три колокольчика — один большой в середине, с малиновым звоном, как называется, и два маленькие, подобранные в терцию. Звук этой терции и дребезжащей квинты, отзывавшейся в воздухе, был необыкновенно поразителен и странно хорош в этой пустынной, глухой степи».

Л. Н. Толстой. Метель.

«Тройка, рванувшись и стуча по доскам, вылетела из каретника, сверкая лаком и медью коляски, кидая свежими комьями с копыт пристяжных, заливаясь подобранными бубенцами».

А. Н. Толстой. Детство Никиты.

Кто долго жил в глуши печальной,
Друзья, тот верно знает сам,
Как сильно колокольчик дальний
Порой волнует сердце нам…

А. С. Пушкин

Колокольчик однозвучный,
Крик протяжный ямщика,
Зимней степи сумрак скучный,
Саван неба — облака!

П. А. Вяземский

По дороге столбовой
Колокольчик заливается,
Что не парень молодой
Мягким снегом опушается…

А. И. Одоевский

Порой проезжий лишь играет,
И колокольчик почтовой,
Звеня над тройкой удалой,
На миг молчанье прерывает.

А. В. Кольцов

Улеглася метелица… путь озарен…
Ночь глядит миллионами тусклых очей…
Погружай меня в сон, колокольчика звон!
Выноси меня, тройка усталых коней!

Я. П. Полонский

…Боже, как люблю я,
Как тройкою ямщик кибитку удалую
Промчит — и скроется… И долго, мнится мне,
Звук колокольчика трепещет в тишине.

А. А. Фет

Вот за горкой крутой
Колокольчик запел,
На горе призатих,
Под горой прозвенел.
Прозвенел по селу,
В чистом поле поет,
На широкий простор
Душу-сердце зовет.

И.С. Никитин

Звенит под дугой колокольчик,
Полозья кибитки скрипят,
И ноет, болит мое сердце,
И слезы туманят мой взгляд…

А. Н. Плещеев

Звени, звени, звонок, громчее,
Лихая тройка, вихрем мчись,
Ямщик, пой песни веселее!
Вот отчий дом!.. Остановись!

Г. Малышев

Однозвучно гремит колокольчик,
И поземка дымится слегка,
И уныло по снежному полю
Разливается песнь ямщика.

И. И. Макаров

Слышишь — мчатся сани, слышишь — сани мчатся.
Хорошо с любимой в поле затеряться.
Ветерок веселый робок и застенчив,
По равнине голой катится бубенчик.

С. Есенин

В глухую темень искры мечет,
От искр всю ночь, всю ночь светло…
Бубенчик под дугой лепечет
О том, что счастие прошло…

А. А. Блок

Саней нет как нет; бубенчики их — лишь раковинный звон крови у меня в ушах.

В. В. Набоков

Я лежу в кибитке. Звон почтового колокольчика, наскучив моим ушам, призвал наконец благодетельного Морфея.

А. Н. Радищев

Мчится тройка, из упряжи рвется,
Не смолкает бубенчиков звон,
Облачко за телегою вьется,
Ходит кругом земля с двух сторон…

И. С. Никитин

И тройка поплелась неторопливой рысью, отрывисто позвякивая бубенчиками.

И. С. Тургенев. Рудин.

…Снег на солнышке блестит,
Пар алеет тонкий…
Чу!.. в дали пустой гремит
Колокольчик звонкий…

А. Жуковский

Такой нарядной сбруи я в других местах нигде и не видывал. На узде, например, навязано по крайней мере с десяток бубенцов, на шлее медный набор сплошь — весом в полпуда, а дуга по золотому фону расписана розанами.

А. Ф. Писемский

Лошади заложены и выражают свое нетерпение, изредка побрякивая бубенчиками… Однообразный шум колес и бубенчиков не заглушает песен жаворонков, которые вьются около самой дороги.

Л. Н. Толстой

Журнал «Родина» 12/2001

 

История возникновения колокола от древности до современности

Колокол – ударный инструмент, куполообразной формы, внутри которого находится язык. Звук из колокола исходит при ударе язычка о стенки инструмента. Существуют и такие колокола, у которых нет языка, по ним бьют сверху специальным молотком или брусочком. Материал, из которого изготавливают инструмент – в основном бронза, но в наше время колокола часто стали делать из стекла, серебра и даже чугуна.Колокол, является древним музыкальным инструментом. Первый колокол появился в Китае в XXIII веке до нашей эры. Он был весьма небольшого размера, и клепался из железа. Чуть позже, в Китае решили создать инструмент, где находилось бы несколько десятков различных по величине и диаметру колокольчиков. Такой инструмент отличался своим многогранным звучанием и колоритностью.

В Европе инструмент, подобный колоколу, появился на несколько тысяч лет позже чем в Китае, и назывался карильон. Люди, жившие в те времена, считали этот инструмент символом язычества. Во многом благодаря легенде, об одном старинном колоколе находящемся в Германии, который носил название «Свиная добыча». По поверью, табун свиней нашел этот колокол в гигантской куче грязи. Люди привели его в порядок, повесили на колокольню, но колокол начал проявлять некую «языческую сущность», не издавал никаких звуков, пока не был освящен местными священниками. Прошли века и в православных церквях Европы, колокола стали символом веры, на них выбивали известные цитаты из Священного писания.

Колокола на Руси

На Руси появление первого колокола произошло в конце X века, практически одновременно с принятием христианства. К середине XV века, люди стали лить колокола больших размеров, так как появились заводы по выплавке металла.

Когда раздавался звон колоколов, люди собирались на богослужения, или на вече. В России данный инструмент изготавливали внушительных размеров, с весьма громким и очень низким звуком, звон такого колокола раздавался на очень большие расстояния (тому примером служит «Царь колокол» сделанный в 1654 году, который весил 130 тонн и звук его разносился более чем на 7 верст). В начале XVII века на московских колокольнях находилось до 5-6 колоколов, вес каждого составлял около 2 центнеров, справлялся с ним, всего один звонарь.

Российские колокола назывались «язычными», так как звук от них исходил при расшатывании языка. В европейских инструментах звучание исходило при расшатывании самого колокола, или при ударе по нему специальным молотком. Это является опровержением того, что церковные колокола пришли в Россию из Западных стран. К тому же, такой способ удара позволял уберечь колокол от расколов, что позволяло людям устанавливать колокола внушительных размеров.

Колокола в современной России

На сегодняшний день, колокола используют не только в колокольнях, они считаются полноценными инструментами с определенной частотой звучания. В музыке они применяются разных размеров, чем меньше колокол, тем выше его звучание. Композиторы используют данный инструмент, для подчеркивания мелодичности. Звон маленьких колокольчиков, любили использовать в своих творениях, такие композиторы, как Гендель и Бах. Со временем, набор небольших колокольчиков был снабжен специальной клавиатурой, что позволяло облегчить его использование. Такой инструмент применялся в опере «Волшебная флейта».

Древнерусские колокола и звоны

Древнерусские колокола и звоны

Русская земля была наполнена храмами, с колоколен которых доносились дивные звоны. Колокола были главным украшением земли русской, сотворенным руками человека. Древнерусские литераторы с восхищением писали об их красоте, обилии в городах и селах: «Многие монастыри и церкви во градех и селах зело благолепием красятся и чудными иконами и канбаны, еже есть колоколами»*1.

Звон колоколов призывал в церковь, он сопровождал человека от колыбели до могилы. С. В. Рахманинов — певец русских колоколов — одно из лучших своих сочинений — симфоническую поэму «Колокола» для хора, солистов и оркестра на стихи Эдгара По «Колокола» (перевод К. Д. Бальмонта) посвятил колоколам: звон колоколов сопутствует человеку всю жизнь. Четыре части поэмы — это четыре различных образа колоколов: веселые серебряные колокольчики юности звучат в пути, торжественно гремят золотые свадебные колокола любви, тревожный набатный медный колокол возвещает о пожаре и несчастье, похоронный железный звон раздается для человека в последний раз. Одним из ярких украшений гениальной оперы М. Мусоргского «Борис Годунов» является колокольный звон сцены венчания на царство Бориса; картина предваряется и заканчивается великолепным торжественным звоном.

С древнейших времен колокольный звон был неотъемлемой принадлежностью русской жизни. Он звучал и в дни больших торжеств, и в малые праздники. Колоколом созывали народ на вече (для этого в Новгороде, например, существовал специальный вечевой колокол), в случае различных бедствий звали на помощь набатным или всполошным колоколом. Звоном призывали народ на защиту отечества, приветствовали возвращение полков с поля брани. Колоколами давали знак заблудившемуся путнику, это был так называемый спасительный метельный звон. Колокола устанавливались на маяках, они помогали рыбакам в туманные дни найти правильное направление. Колокольным звоном встречали высоких гостей, звонили по прибытии царя, сообщали о важных событиях.

Начиная с XVI в. на Руси колокола выполняют хронометрическую роль, в это время появляются башенные часы на колокольнях с часовыми колоколами, которые отзванивают в определенное время суток. Такие часы были установлены в Соловецком монастыре в 1539 г., а затем на колокольне Архангельского монастыря с Великом Устюге.

В церкви звон оповещал о начале и конце служб, о свадьбах и похоронах.

Откуда появились на Руси колокола? Ведь греческая церковь не знала колокольного звона, в Византии вместо колоколов использовалось било, то есть брус — доска, в которую стучали колотушкой, палкой. Обычай звонить в колокола пришел на Русь с Запада, где существовал культ колоколов, где искусство колокольного литья считалось священной профессией, а колокола крестили, давали им личные имена.

Какими путями попал западный обычай звонить в колокола на Русь, точно неизвестно: одни полагают, что в распространении колоколов на Руси посредническую роль играли западные славяне, другие считают, что русское колокольное искусство было заимствовано у балтийских немцев.

Древняя восточно-славянская традиция колокольного звона уходит вглубь веков. Арабский писатель ал-Масуди записал в своем сочинении «Промывальни золота и рудники самоцветов с подарками благородным царям и людям знания» (середина X в.): «Славяне разделяются на многие народы; некоторые из них суть христиане. .. Они имеют многие города, а также церкви, где навешивают колокола, в которые ударяют молотком, подобно тому как у нас христиане ударяют деревянной колотушкой по доске»2.

Существуют различия в способе звона на Западе и в России. В древности на Руси колокола называли русским словом «язычные», хотя в Типиконе часто используется и латинское слово «кампан»: «ударяют в кампаны и клеплют довольно трезвоны». Язык колокола — его важнейшая часть, так как с помощью ударов языком по куполу производился звон. Такой способ позволял создавать различные сложные ритмические рисунки. На западе же, наоборот, звук колокола образовывался путем раскачивания его корпуса, который ударялся о язык. Пассивное положение языка по отношению к корпусу колокола определяет и характер звучания западных колоколов, в котором слышатся скорее переливы без той мощи, на которую способен язычный большой русский колокол. Ударами языка по корпусу создавались сильные и яркие колокольные звоны, мелодии, гармонии, ритмы, а многочисленные трезвоны маленьких колокольчиков придавали всему звучанию особенный праздничный колорит. В эпоху барокко XVII—XVIII вв. резко увеличилось количество не только больших колоколов, но и маленьких колокольчиков. В это время трезвоны становились все более украшенными.

Преимущество языкового звона заключалось и в том, что раскачивание одного только языка, а не всего колокола, не производило столь сильного разрушительного воздействия на башню, где помещался колокол, что позволяло отливать и устанавливать на колокольнях колокола огромных размеров. Однако в средневековый период наряду с языковым на Руси употреблялся также звон, извлекавшийся путем раскачивания корпуса колокола, как на Западе.

Федор Вальсамон, канонист XII в., указывает на то, что колокольный звон не встречается у греков, и что это чисто латинская традиция: «У латинян существует другой обычай созывать народ в храмы; ибо они употребляют один знак, разумею кампан, который назван так от слова «кампо» — поле. Ибо говорят они: как поле для желающего путешествовать не представляет препятствий, так и высокий звук медноустного звонца разносится всюду»3. Итак, Ф. Вальсамон объясняет этимологию слова кампан (campana) от campus — поле. Второе объяснение связано с местом отливки колоколов, так как именно в поле (in campo) делались большие колокола. Третье, наиболее правдоподобное объяснение происхождения этого слова идет от кампанской меди (Кампания — римская провинция), из которой отливались лучшие колокола4.

Колокол — один из самых древних музыкальных инструментов в мире. В разных странах колокола имеют свои особенности. Об этом свидетельствует и этимология слова «колокол», восходящая к древнеиндийскому kalakalas — шум, крики, в греческом языке «калео» означает зов, в латинском — kalare — созывать. Таким образом, первое назначение колокола — созывать, оглашать.

На обширной территории России в раскопках нередко находят маленькие колокольчики. Их выкапывают из древних могил и курганов. Они являются свидетельством того, что еще в дохристианские времена колокольчики использовались в быту славян, но о назначении их можно лишь догадываться. Одно из предположений высказал Н. Финдейзен5, который считал, что колокольчики из курганов были первоначальными атрибутами богослужебного культа наподобие волшебных колокольчиков современных шаманов.

Близ г. Никополя в Чертомлыцкой могиле были найдены 42 бронзовых колокольчика. У некоторых сохранились остатки язычков и цепочек, на которых колокольчики подвешивались к бляхам. Колокольчики имеют разную форму, у некоторых есть прорези в корпусе. Такие колокольчики археологи находят повсеместно, даже в Сибири.

Колокола и колокольчики с древнейших времен являются символом очищения, предохранения и заклинания против злых сил, они служили также обязательным атрибутом всевозможных молитв и религиозных обрядов.

Огромные церковные колокола именовались Божьим гласом. Колокол в старину был глашатаем. Это был глас Божий и народа. Не случайно Герцен назвал свой журнал «Колокол».

Как на Западе, так и в России колокола очеловечивались: антропоморфны были названия разных частей колокола — язык, губа, уши, плечо, корона. Колоколам, как людям, давались собственные имена, например Сысой и т. д. К ним относились как к живому существу, которое за провинность могли наказать, сослать в ссылку, высечь розгами. Первым таким ссыльным колоколом был углицкий колокол, возвестивший о смерти царевича Димитрия в 1593 г. За это он был высечен и сослан вместе с угличанами в Сибирь в г. Тобольск. В наказание у колокола был вырван язык. В настоящее время этот ссыльный колокол хранится в музее г. Углича.

На Западе была принята колокольная клятва, то есть присяга, скрепленная колокольным звоном, так как люди верили, что такая присяга нерушима и преступившего ее ждет самая ужасная участь. Колокольная клятва применялась чаще и ценилась выше, чем клятва на Библии. В некоторых городах существовало правило, запрещавшее судопроизводство без колокольного звона по всем уголовным делам, связанным с кровопролитием. И в России в определенных случаях давалась такого рода публичная очистительная присяга при колокольном звоне, называемая также васильевской. «Ходить под колоколами» — говорили об этой присяге, к которой приводился ответчик, если не было улик и средств оправдания. Эта присяга проходила в церкви при колокольном звоне публично. «Хоть при колокольном звоне, пойду под присягу» — гласит русская пословица, она отражает древний обычай стоять под колоколами во время клятвы.

Звуки колокола стали не только принадлежностью церковных и государственных церемониалов, но и их украшением. «Величавая красота и мощь звучания колокола сделали звон символом освящения событий, скрепляющим юридический акт подобно подписи и печати.

Очепные колокола на Руси

Колокольный звон в России на протяжении веков менялся, менялись формы колоколов, их размеры, способ звукоизвлечения. В. В. Кавельмахер6, исследуя способы колокольного звона и древнерусские колокольни, пришел к выводу, что способ звона при помощи удара языком по корпусу на Руси утвердился окончательно лишь во второй половине XVII в. Западный же способ звонить посредством раскачивания колокола при свободном положении языка является более древним. Он бытует на Западе до сего дня, но и на Руси он широко практиковался довольно долгое время. Качающиеся колокола в Древней Руси называли «очапными» или «очепными», а также «колоколами с очепом». Название это связано со словом «очеп», «оцеп», «очап» — ремень, который приделывался к вращающемуся валу с насаженным на нем колоколом. Иногда такие колокола назывались валовыми.

Очеп — это длинный или короткий шест с веревкой на конце, приделанный к валу, скрепленному с колоколом. У тяжелого колокола веревка оканчивалась стременем, звонарь ставил ногу, помогая себе тяжестью всего корпуса вращать очеп с колоколом. Техника звукоизвлечения в очепных колоколах такова: колокол приводился в движение с помощью вращения вала, к которому крепился колокол. С одной из сторон вала к нему крепилась веревка. Звонарь приводил в движение вал с прикрепленным к нему колоколом, который ударялся о язык. Таким образом, колокол, соприкасаясь с языком, издавал звон раскатом, рассыпчатым звуком; так звонили благовест, который считался основным видом звона.

Изображение очепного звона хорошо видно на миниатюре лицевого летописного свода XVI в. Здесь два звонаря звонят в колокол с земли, нажимая на стремя веревки, привязанной к валу, очепу, скрепленному с колоколом.

В. Кавельмахер усматривает три основных периода в устройстве колоколов и колокольного звона на Руси. Первый, от которого не сохранилось почти никаких существенных памятников колокольного искусства, охватывает время от крещения Руси до начала XIV в. Второй период — эпоха Московского государства (то есть от XIV до середины XVII в.). Здесь сосуществуют и очепные и языковые колокола. На этот этап также попадает начало развития башенных колоколов. Третий период — от середины XVII до XX в. — характеризуется господством единого языкового типа звона, хотя и в XVII в. употреблялись как очепные, так и язычные колокола. В некоторых монастырях до настоящего времени используют оба типа звона, например, в Псково-Печерском монастыре. На колокольне Антониева-Сийского монастыря изображены колокола язычные и очепные.

Как видно, наиболее разнообразная картина колокольного звона приходится на второй этап. Здесь используются и качающиеся очепные колокола, и языковые, и башенные. Все три вида звона имели свою технику звукоизвлечения, особую конструкцию, способы развески и приспособления, особый тип колокольных сооружений и звонничных проемов.

На Руси изначальным и доминирующим способом звона был звон посредством раскачивания колокола при свободном положении языка. Скорее всего именно этот способ и был заимствован из Европы вместе с колоколами, колокольнями и литейным искусством. Колокола языковые начинают доминировать не ранее второй половины XVII в., на это же время приходится расцвет барочного колокольного искусства, параллельно которому развивается барочная хоровая музыка, крепнет традиция развитого многоголосного партесного концерта.

Однако до сих пор на Севере Руси, особенно во Пскове, от XVI—XVII вв. сохранились качающиеся очепные колокола, которые с течением времени стали использовать как колокола языковые. Один такой очепный колокол находится в пролете звонницы Псковско-Печерского монастыря. Следы очепных конструкций в виде разного рода гнездищ для очепов качающихся колоколов имеются на многих крупнейших звонницах, в том числе звоннице Софийского собора в Новгороде (XVII в.), на колокольнях больших северных монастырей — Кирилло-Белозерского, Ферапонтова, Спасо-Каменного. В Москве остатки очепных конструкций сохранились на колокольне Ивана Великого, на Духовской церкви Троице-Сергиева монастыря, построенной псковскими мастерами как церковь вместе с колокольней.

Благодаря очепному способу звонов стало возможным создание на Руси такого храма как «церковь под колоколы» — уникальной русской конструкции, соединяющей в себе функции церкви и колокольни.

Очепная конструкция, пришедшая к нам с Запада, была неудобна при использовании колоколов больших размеров. В этом случае очепной звон был невозможен. На больших колоколах всюду был звон язычный, т. е. с помощью удара языка о колокол.

Иностранцы о колокольном звоне в Москве

Неоценимые свидетельства о колокольном звоне в Москве дают описания, сделанные иностранцами.

Посетившие русскую столицу либо в качестве гостей, либо как представители враждебного лагеря, иностранцы оставляли описания колоколов и звонов. Важным историческим документом эпохи Смутного времени явился дневник польского военачальника Самуила Маскевича. В нем содержится много записей, касающихся жизни Москвы в Смутное время, и, в частности, есть описания колоколов, сделанные пером наблюдательного очевидца из вражеского стана:

Прочих церквей считается в Кремле до двадцати; из них церковь св. Иоанна, находящаяся среди замка замечательна по высокой каменной колокольне, с которой далеко видно во все стороны столицы. На ней 22 больших колокола; в числе их многие не уступают величиною нашему Краковскому Сигизмунду; висят в три ряда, одни над другими, меньших же колоколов более 30. Непонятно, как башня может держать на себе такую тяжесть. Только то ей помогает, что звонари не раскачивают колоколов, как у нас, а бьют их языками; но чтоб размахнуть иной язык, требуется человек 8 или 10. Недалеко от этой церкви есть колокол, вылитый из одного тщеславия: висит он на деревянной башне в две сажени вышиною, чтоб тем мог быть виднее; язык его раскачивают 24 человека. Незадолго до нашего выхода из Москвы, колокол подался немного в Литовскую сторону, в чем Москвитяне видели добрый знак: и в самом деле они нас выжили из столицы7.

Здесь Маскевич описывает колокола в Московском Кремле. В другом месте своего дневника, где повествуется о пожаре в Москве, он пишет о необычайной силе звука этих колоколов:

Вся Москва была обнесена деревянной оградой из теса. Башни и ворота, весьма красивые, как видно, стоили трудов и времени. Церквей везде было множество и каменных и деревянных; в ушах гудело, когда трезвонили на всех колоколах. И все это мы в три дня обратили в пепел: пожар истребил всю красоту Москвы8.

Известными иностранцами, посетившими Москву позже и оставившими свои впечатления о колокольном звоне, были Адам Олеарий, Павел Алеппский и Б. Таннер.

Адам Олеарий на страницах описания своего путешествия в Московию оставил изображение церкви в Кремле у Белой стены (не сохранившейся), возле которой пристроена маленькая звонница с четырьмя язычными колоколами, в которые звонит один звонарь. Адам Олеарий отмечает, что в Москве на колокольнях висело обычно до 5—6 колоколов весом до двух центнеров. Ими управлял один звонарь9. Таковы были типичные колокольни с обычным набором колоколов. Он также описывает способ звона в большой соборный колокол Московского Кремля. Адам Олеарий описывает звон в самый большой Годуновский колокол (Новый благовестник), отлитый в 1600 г. при царе Борисе для Успенского собора. Его описание свидетельствует о том, как тяжело было звонить в столь большие колокола:

Годуновский колокол весил 3233 пуда, он висел посреди Соборной площади на деревянном срубе под пятишатровой кровлей: две толпы звонарей приводили его в движение, а третья наверху колокольни подводила к краю колокола его язык10.

Описанная картина звона подробно иллюстрирована на страницах Царственной книги.

Павел Алеппский, побывавший в Москве в 1654 г., отмечает удивительную величину русских колоколов. Один из них весом около 130 тонн был слышен за семь верст11.

Б. Таннер в описании путешествия польского посольства отмечает разнообразие колоколов в Москве, их различные размеры и способы звонов. Он отмечает слаженность, гармоничность звучания. По свидетельству Таннера, все 37 колоколов колокольни Ивана Великого составляли между собой музыкальную гармонию, вообще на колокольнях при храмах Москвы было, по крайней мере, по восьми колоколов, приспособленных для произведения звонов. Он описывает один из поразивших его видов звона:

Сначала шесть раз ударяют в один наименьший колокол, а потом попеременно с колоколом побольше шесть раз, затем уже в оба попеременно с третьим еще большим столько же раз, и в таком порядке доходят до самого большого; тут уже ударяют во все колокола12.

Этот способ звонить, называемый перезвонами, применялся в разных случаях — будничный, перезвон перед водоосвящением, в траурных процессиях, погребальный, в Страстную пятницу и др.

Благословение колокола

Так же как родившегося человека, вступающего в жизнь, положено было крестить, так и отлитый колокол, прежде чем занять свое место на колокольне, получал благословение. Существовал специальный «Чин благословления кампана, си есть колокола или звона»13, где сказано, что прежде чем повесить звон в церкви, ему необходимо «сверху и извнутрь окроплену быти». В чине благословения колокола, который начинается рядом молитв, псалмов, чтений и окропления колокола, читается паремия — ветхозаветное чтение из книги Чисел о серебряных трубах (гл. 10). Трубы выполняли функции колоколов у иудеев. Господь повелел сделать Моисею трубы, чтобы они служили для созывания общества и чтобы трубить тревогу.

Сыны Аароновы, священники, должны трубить трубами: это будет вам постановлением вечным в роды ваши, и в день веселия вашего, и в праздники ваши, и в новомесячия ваши трубите трубами при всесожжениях ваших, и при мирных жертвах ваших; и это будет напоминанием о вас перед Богом вашим. Я, Господь Бог ваш14.

В этом библейском сказании о трубах без труда можно увидеть прообраз колоколов, которые заменили у христиан трубы. Трубы в древности, как позднее и колокола, служили общественным и духовным нуждам народа в дни тревог и празднеств.

В чине благословения колокола поются особые стихиры, в которых возносятся молитвы о благословляемом колоколе, чтобы «Гласом звона сего освященного, всякое уныние с ленивством от сердец верных Твоих отжени». В действительности, призывный, энергичный звон колокола способен не только отогнать уныние и лень, но может иметь и лечебное терапевтическое воздействие, о чем сейчас говорят психиатры и терапевты.

Просьба о даровании колоколам благодатной силы звучит и в дальнейшем чинопоследовании (в прошениях ектении, читаемой дьяконом):

О еже благословити кампан сей во славу святого имени сего небесным своим благословением, — О еже подати ему благодать, яко да ви слышащие звенение его, или во дни, или во нощи, возбудятся ко славословию имени святого Твоего, — О еже гласом звенения его утолится и утишится и престати всем ветрам зельным, бурям же, громам и молниям, и всем вредным безведриям (бездождию. — Т. В.) и злотворенным воздухом, — О еже отгнати всю силу, коварства же и наветы невидимых врагов, от всех верных своих глас звука его слышащих, и к деланию заповедей своих возбудити я, Господу помолимся.

Священник же в своей молитве просит Бога:

Кампан сей освяти и влей в он силу благодати Твоея, да услышавши вернии раби Твои глас звука его, в благочестии и вере укрепятся, и мужественно всем дьявольским наветом сопротивостанут… да утолятся же и утишатся и престанут нападающие бури ветренные, грады же и вихри, и громы страшныя, и молния, и злорастворенныя и вредныя воздухи гласом его.

В тайной молитве священник просит наполнить колокол силой благодати. Он вспоминает разрушение от звука труб древнего града Иерихона:

…иже трубным гласом седмию жрец идущих пред кивотом свидения, Иерихонским твердым стенам пасти и разрушится сотворил еси: Ты и ныне кампан сей небесным Твоим благословением исполни, яко да глас звенения его услышавше противныя воздушныя силы далече от град верных Твоих отступят.

Текст «Чина благословения кампана» показывает, что отношение к колоколу в православной церкви было как к священному музыкальному орудию, способному силой своего звука противостоять врагам, дьявольским наветам, природным стихиям, притягивать благодать Божию, ограждать от вредных для человека сил и «злорастворенных воздухов».

Страница


1 — 1 из 2



Начало | Пред. |


1

2
|

След. |
Конец



| Все

© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

История колоколов — изобретение и история колоколов

История колоколов началась с развития металлургии в древнем Китае. В 2000 г. до н.э. начали появляться кулачковые колокола, которым постепенно удавалось наполнять
в китайскую культуру, религию и образ жизни. Шли века, создание колоколов превратилось в искусство, дав художнику возможность проникнуться
на них различные изображения и темы, привлекавшие внимание королевской семьи и знати в Китае.Они изменили способ использования колоколов, создавая
предмет, который символизировал богатство, власть и влияние. Однако все изменилось, когда колокола начали распространяться по Азии от богатой Индии до земли
восходящее солнце Японии. Это расширение внесло несколько важных изменений в способ использования колоколов — меньшие колокола открыто использовались людьми, которые хотели
простой способ передачи информации на большие расстояния (например, уведомление об окончании рабочей смены), музыканты всех мастей приняли маленькие и точные
сделали колокола как важный инструмент, и, что наиболее важно, религии, такие как буддизм, индуизм, синтоизм и даже древнеегипетская религия богов солнца.Эти
религии оказались решающими для принятия колоколов во всем мире, и многие из их ранних колоколов до сих пор сохранились во многих религиозных
обряды, традиции и общественные суеверия, созданные самими людьми.

Еще до появления христианства колокола рассматривались как музыкальный инструмент богов, как предметы, которые могут нести волю богов по всей стране.
обеспечить мир, ясный разум, изгнать злых духов и обеспечить счастье.В Библии много упоминаний о колоколах, особенно в рассказах Моисея, который изучал
священство в Египте и принесло знание колоколов и гонгов в христианство.

  • Колокольчик изготовлен из того же материала, что и сам колокол.
  • Колокольчик может ударять по колоколу со скоростью до 1000 километров в час, а колокол может противостоять этой силе тысячи лет, если он создан.
    правильно.
  • Колокол труда — это стационарный колокол, который звонит с медленным повторением.
  • Карильоны состоят из минимум 23 точно настроенных колокольчиков.
  • Великобритания получила прозвище «Звенящий остров» из-за множества колоколов.
  • Самым большим колоколом из когда-либо сделанных был Большой колокол Дхаммазеди. Когда он был создан, он весил более 300 тонн и в конечном итоге был потерян под рекой Бирма, когда
    Португальские завоеватели пытались украсть его и переплавить для пушек.
  • Титаник имел три колокола диаметром от 2 до 23 дюймов.

Bells — один из самых влиятельных ударных инструментов, чей мощный звук и простота в общении сумели стать одним из самых важных инструментов в мире. Здесь вы можете узнать все это, их историю, связь с церковью и народные традиции, которые до сих пор связаны с ними.

Производство колоколов — это искусство, старое, как современная человеческая цивилизация.Чтобы произвести один колокол, ремесленники должны успешно следовать подробным инструкциям, собирать материалы и молиться, чтобы все, что они делают, не привело к катастрофическому отказу, который может очень легко разрушить колокол. Здесь вы можете узнать больше об этом процессе.

За полтора тысячелетия многие колокола успели прославиться во всем мире. Здесь вы можете узнать больше об этих знаменитых колокольчиках, о том, когда они сделаны и что делает их особенными.

После падения Западной Римской империи европейская церковь наконец смогла действовать публично. В 5 гг. Итальянские монахи возродили
древние знания об основании колоколов, создание первых церковных колоколов в Европе. Традиция использования колоколов в христианской церкви медленно путешествовала по Европе,
особенно после того, как папа Сабиниан признал колокола в 604 году важной частью многих христианских церемоний.Поскольку колокола получили далекие земли (например,
Британские острова), местное население начало формировать вокруг себя собственные суеверия. Самым популярным среди них является вера в то, что колокольный звон
благослови брак и обеспечь счастье молодоженам. Эта традиция успела распространиться по миру, став одной из самых известных традиций.
на современных церковных венчаниях и превращение колокола в синоним брака.

С развитием металлургии и литья колоколов современные колокола с каждым столетием становились все больше.Используя 3000-летнюю смесь бронзы (соотношение 4: 1
из меди и олова), создателям колоколов удалось создать невероятные творения, которые до сих пор вызывают трепет у людей, которым удавалось прочувствовать их звучание. Создано более
Колокольчики были специально созданы для того, чтобы усиливать их резонанс и производить приятные звуки, которые могут достигать расстояния на многие мили. Сегодня колокола
создаются от маленьких декоративных размеров до больших 300-тонных колоколов, которые считаются одними из самых важных национальных сокровищ.

Кто изобрел колокол? — История колоколов

Колокола — один из старейших ударных инструментов, который с невероятной скоростью распространился по Азии, Ближнему Востоку, Европе и остальному миру.
и популярность. Их уникальная способность издавать сильные звуки, которые могут достигать огромного расстояния, использовалась многими культурами и древними цивилизациями в качестве
средство общения, а в дальнейшем и музыкальный инструмент.

Самые ранние образцы колоколов восходят к древнему Китаю, около 4000 лет назад. Поскольку колокольчики сделаны из металла, их первое появление в современном мире
история началась в 1 тысячелетии до нашей эры. В это время китайские мастера по металлу начали склеивать пары плиток, создавая замкнутую камеру с
открытая дверь, которая может усилить звук, который прыгает внутри. Вначале эти колокола использовались только как средство распространения информации, например
уведомление работников об окончании рабочего дня.К 3 веку до н.э. металлургическая переработка достигла такого уровня, что производство «двух нот колокола» или
«Музыкальный колокольчик» стал очень популярным. Эта конструкция имела особую форму, позволяющую создавать две ноты, что позволило колоколу стать частью различных музыкальных произведений.
выступления.

Рост популярности колоколов в Китае вскоре позволил им стать символом статуса. Изысканные конструкции колоколов стали появляться повсюду.
страна с королевскими особами и знати, считая ее символом власти (у императора было по четыре колокола с каждой стороны своей резиденции, у герцога или принца — три колокола,
два министра и один правительственный чиновник).

После первоначального развития в Китае колокола начали распространяться по Азии, часто будучи глубоко связанными с религией. Буддизм и индуизм приняты
колокола как неотъемлемая часть их религиозных церемоний, с убеждением, что храм нельзя назвать храмом без колокола внутри него. Японский синтоизм
религия также включала колокольчики, особенно колокола, называемые Сузу и Кейн.

Первая популяризация колоколов в западной культуре началась в V веке нашей эры в Италии, где бенедиктинские монахи в регионе Кампана научились лить
железо и создавать колокола, форма которых сильно отличалась от формы современных церковных колоколов. Знания о создании колоколов распространились по европейским церквям в
следующие несколько столетий, в конечном итоге достигнув всех уголков Европы. Один из важнейших моментов популяризации церковных колоколов произошел в
8 век, когда английский святой по имени Беде впервые ввел традицию звонить в колокола на похоронах. Только через столетие колокола стали
интегрированы в обряды и ритуалы всех церквей на землях, которые когда-то находились под властью Западной Римской Империи.Другие регионы Европы
находившиеся под властью Византийской империи (Восточная Европа) медленно принимали колокола. Вместо этого они привыкли к звучанию семантронов
(узкие ручные деревянные планки, по которым ударяли вверх и вниз молотками, которые производили восхитительный ритмичный звук).

Абсолютное признание колоколов пришло к 15 веку, после того, как расцвет Возрождения начал менять архитектуру и образ жизни во всем мире.
Европа.В то время искусно созданные колокола нашли свое место в величественных колокольнях. К 17 веку люди начали понимать, что колокола можно использовать.
как сложные музыкальные инструменты. Братья Франсуа и Пьер Эмони из Бельгии и Нидерландов были первыми, кому это удалось.
создание колокольчиков, которые могут воспроизводить пять различных тонов.

Сегодня колокола используются во всем мире как в религиозных церемониях, так и в музыкальных и различных культурных мероприятиях.

История кельтского колокола

Существуют ли в Западной Европе древние цивилизации, которые так захватывают воображение, как кельты? От рассказов об их свирепых военачальниках и разукрашенных вайдами берсеркерах до друидов в капюшонах и до прославленной миссии Святого Патрика в Ирландию — таинственность и романтика древнего ирландского народа вдохновляют художников и историков и по сей день.

Древние языческие кельтские традиции — одна из лучших демонстраций того, как христианство адаптировало языческие календари и верования для привлечения новообращенных. Хотя большинство людей понимают, что христианская традиция в значительной степени заимствована из язычества, выбирая древние солнцестояния и равноденствия в качестве праздников (Рождество, Пасха), менее известно заимствование икон и инструментов из традиционных языческих церемоний и обычаев.

Колокола — лишь один из многих кельтских (а также римских и греческих) основных предметов поклонения, заимствованных христианской традицией. Колокола на протяжении тысячелетий играли огромную роль в древних кельтских традициях. Когда большинство людей думают о колоколах, они думают о церковных колоколах: огромных тяжелых куполах с трещотками размером с человеческую голову, которые часто звонят люди, которые тянут огромные веревки, чтобы раскачивать колокол взад и вперед.Так колокол стал в церковной традиции, но древние кельты вешали колокола на все, в том числе и на одежду.

Clocca, большие колокольчики, размером с современный колокольчик, висели в дверных проемах. Это колокола, которые уступили место гигантским церковным колоколам, которые до сих пор носят кельтское название. Группы меньших высоких колоколов свешивались вместе, как колокольчики, чтобы отогнать злых духов. Эти колокольчики, обычно закрытые, которые также вешались на кожаные ремешки или цепочки для ношения на человеке, до сих пор носят свое древнее латинское имя Тинтиннабулум.В древней кельтской традиции колокольчики были религиозным инструментом, но также стали модными и носили всевозможные конфигурации, а также накладывались на шарфы и подол. Эту традицию до сих пор можно увидеть в товарах из Индии и Ближнего Востока.

№ 1676: Древние китайские колокола

Сегодня есть очень старые колокола с удивительной тайной. В
Инженерный колледж Хьюстонского университета представляет
этот сериал о машинах, которые делают нашу цивилизацию
бегут, и люди, чья изобретательность создала их.

Сразу после 1900 года археологи
начал находить в гробницах любопытные наборы бронзовых колоколов
по всему Китаю. Они колебались от двух тысяч до
тридцать шестьсот лет, и они выглядели как
усеченные конусы, которые были слегка сдавлены. Они
во многом похожи на наши коровьи колокольчики, но у них не было
трещотки. Они были поражены. Их называют Чжун
колоколов и, хотя к концу
1970-е годы им еще предстояло раскрыть свой секрет.

Игроки из Национального института музыкальных исследований Китая
почти завоевали популярность, когда они дали концерт на съемочной площадке этих
колоколов в 1957 г. Работали над произведением с
бесперспективный титул The East is Red , когда они
были встревожены, обнаружив пропажу одного из электронных колокольчиков. Затем
игрок случайно заметил, что он может получить эту букву E, ударив
С-образный колокол на боку.C-bell очевидно просто
получилось дать два тона, третий разнесенный.

Двадцать лет спустя китайские музыковеды исследовали
набор этих колоколов, они поняли, что каждый колокол в
набор сделал это. Все они давали два тона, либо третий, либо
второстепенная треть, кроме. Фактически, при ближайшем рассмотрении выяснилось
что у многих колоколов даже есть отметины на той стороне, где вы
должен ударить, чтобы получить ту или иную ноту.Каждый звонок
фактически было два колокола в одном.

Важность этого открытия
растет, когда мы понимаем, что Западу потребовалась тысяча
лет на разработку соборного колокола, а у нас не было
это до средневековья. Колокола очень сложно сделать,
но в Китае были эти удивительно сложные колокола Чжун.
во времена Золотого века Афин. Колокола производят богатый
тона, им требуется гораздо меньше бронзы, чем
соборного колокола, а затем издают два звука для
стоимость одного.

Акустики только сейчас начинают понимать, как они
работай. Музыканты обнаруживают, что им было действительно трудно
играть. Эта высокая технология (которая также
Китайцы за тысячу лет до совершенства) вымерли полностью
в ханьский период — примерно во времена первых
Римские цезари.

Как только историки начали собирать записи воедино, они
понял, что эти странные колокола сыграли роль за пределами
создание музыки.Для постоянства тона все они были
настроен на стандартную струну. Последовательность их
форма сделала их эталоном объемной меры. В
количество бронзы в каждом так тщательно контролировалось, как
предоставить стандарт веса. Каждый набор колоколов был
мини-бюро стандартов в древнем Китае.

Величайшее наслаждение науки, или
истории, происходит, когда объект или событие кажется
одно, оказывается, совсем другое.Мы
глядел на эти замечательные и, казалось бы, непритязательные,
колоколов за восемьдесят лет, прежде чем они раскрыли размеры
изысканности мы не могли себе представить. Это заставляет меня думать о
Исаак Ньютон слышит яблоко
упасть в его задний двор. Только яблоко — обыкновенное,
совершенно неинтересно, яблочко.

Я Джон Линхард из Хьюстонского университета, где
нас интересует, как работают изобретательные умы.

(Музыкальная тема)

Бронзовые колокола древней Кореи

Металлисты древней Кореи были высококвалифицированными мастерами, и некоторые из их лучших сохранившихся работ — большие бронзовые колокола, отлитые для использования в буддийских храмах и монастырях. И Объединенное королевство Силла, и королевство Корё производили колокола, но, пожалуй, самым известным примером является 19-тонный колокол Эмиля из Бондоксы, который считается одним из национальных сокровищ Кореи.

Истоки и функции

Бронзовые колокола были впервые изготовлены в Корее в бронзовом веке, но это были небольшие предметы неопределенного назначения. Они не были музыкальными и, возможно, были добавлены к конской атрибутике или использовались в шаманских церемониях, возможно, даже использовались как символ власти. Музыкальные колокола были завезены из Китая в 1116 году нашей эры, и они были частью оркестра aak , который сопровождал конфуцианские обряды и церемонии. Однако самые известные колокола Кореи — это большие литые колокола ( помджонг, ), которые используются в буддийских храмах и монастырях.Они тоже были завезены из Китая во времена династии Тан, но, как и в других искусствах, таких как изготовление бумаги и керамика, корейцы превзошли своих учителей и создали исключительно большие и красиво украшенные образцы.

Sangwonsa Bell

неизвестно (общественное достояние)

У больших бронзовых колоколов Кореи не было трещоток, так как в них били сбоку с помощью горизонтальной деревянной балки, подвешенной на веревке. Сами колокола были подвешены к потолку небольшого специально построенного павильона у входа в храм. В большие колокола звонили, чтобы объявлять службы в начале и в конце каждого дня, в то время как меньшие колокола возвещали другие службы и звонили каждый час.

Колокольчики Силла

Самые большие и самые известные бронзовые колокола Кореи происходят из королевства Силла, правившего на юго-востоке Кореи с 57 г. до н.э. до 668 г. н.э., а затем, как Объединенное королевство Силла, на всем Корейском полуострове до 935 г. Металлические изделия долгое время были прекрасным искусством Силла, которое лучше всего можно было увидеть в золотых коронах из различных гробниц, фигурках из позолоченной бронзы и статуях буддийских фигур.Затем в период единой Силла возникла новая форма искусства — изготовление больших отлитых из бронзы колоколов, которые вешали в буддийских храмах.

Дракон и петля на короне корейских колокольчиков представляет собой уникальное сочетание китайских подвесных колокольчиков и колокольчиков.

Как и у китайских колокольчиков, наверху есть четыре квадратных декоративных панели ( югвак, ), каждая с девятью ручками ( ju ), расположенными в три ряда по три. Однако колокольчики Силла отличаются от китайских колоколов аналогичного назначения тем, что на них есть пары летающих апсар, вырезанных с рельефом — женщин-небесных существ, которые посещают Будду, — и гораздо более сложный дизайн подвески колокола, чаще всего в форме резного дракона и короткого полого столба, который, возможно, служил звуковой трубкой.Таким образом, узел дракона и петли на короне ( wu ) корейских колоколов представляет собой уникальное сочетание китайских подвесных колокольчиков ( chung ) и колокольчиков (от до ).

История любви?

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку по электронной почте!

Дополнительное украшение обычно включает полосы с цветочным орнаментом у основания и верхней части колокольчика ( sangdae ), чаще всего с мотивом жимолости или цветка pao hsiang hua .Кроме того, у колоколов есть большая розетка лотоса возле основания, где луч попадает в колокол, и одна розетка с противоположной стороны.

Корейский буддист Эмиль Белл

автор Steve46814 (CC BY-SA)

Самый старый из сохранившихся колоколов происходит из храма Сангвонса на горе. Одэсан около Пхенчхана датируется 725 годом нашей эры. Колокол высотой 1,67 метра и диаметром чуть меньше метра был профинансирован некой Хюдори, женой местного аристократа. Украшение колокола включает в себя флейту и двух арфистов, а также медальон из лотоса в окружении жимолости.

Самый большой колокол Силла происходит из Бонгдоксы (Пандок-са), также известного как Колокол Эмиля, который был отлит в 771 году н. Э. В честь короля Сондока (годы правления 702-737 гг.). Надпись на колоколе информирует нас о длительном процессе отливки таких гигантских колоколов. В нем говорится, что проект был начат сыном Сондока королем Кёндоком, но он умер в 765 году н.э., когда проект еще не был готов, так что его сыну Хегону пришлось завершить работу. Согласно легенде XIII века н.э. Самгук юса, задача была настолько непосильной для человека, ответственного за отливку колокола, что он был вынужден бросить свою дочь в расплавленную бронзу в надежде, что ее жертва позволит колокол должен быть наконец сделан. Считается, что звук колокола во время звонка является эхом отчаянного крика девушки: emille («Мать»), когда ее бросили в бронзу, отсюда и его популярное название.

При внимательном рассмотрении поверхности колокола выясняется, что форма была сделана из нескольких частей, а в короне было десять отверстий для заливки. Его высота составляет 3,5 метра, а диаметр — 2,27 метра. Он украшен цветами лотоса и небесными существами с классической подвеской Silla в виде дракона.Колокол весом почти 19 тонн сейчас выставлен в Национальном музее Кенджу. Однако даже колокол Пандок-са был бы затмелён некоторыми из более крупных колоколов, которые, к сожалению, не сохранились. Один, колокол Hwangnyong-sa, весил 500 000 кун или более 300 тонн.

Подвес колокола дракона, храм Сангвонса

неизвестно (общественное достояние)

Колокола Корё

Династия Корё управляла Кореей с 918 г. по 1392 г. н.э., и буддизм продолжал оставаться самой важной религией государства. Сохранилось 70 колоколов этого периода, 17 из которых имеют даты, самый ранний из которых — 963 год нашей эры. Многие образцы сегодня находятся в Японии, подарены правительством И или разграблены во время вторжения Хидэёси в XVI веке нашей эры. Колокола Корё меньше, чем гигантские колокола, сделанные королевством Силла, но все же могут достигать 1,7 метра в высоту. Они тоже были отлиты из бронзы и украшены драконами и небесными фигурами, но теперь также и буддами и бодхисаттвами. Во всяком случае, колокола Корё более декоративны, чем их предшественники, например, из храма Наэско на юго-западе Кореи (1222 г. н.э.) с лепестками из листьев лотоса, выступающими из верхнего края колокола, более сложной границей вокруг девяти узлов. квадраты, и четыре сферы добавлены к петле подвески дракона.Пожалуй, самым выдающимся примером Корё является колокол высотой 1,7 метра, который сейчас находится во дворце-музее изящных искусств Токсу в Сеуле.

Колокола, должно быть, не пользовались особой популярностью у местного крестьянского населения, поскольку монастыри и храмы часто заставляли их «жертвовать» свои бронзовые изделия, чтобы их можно было переплавить и переделать в колокола. Вероятно, это происхождение чудовища Булгасари из корейского фольклора. Его имя означает «Житель буддийского храма», и считалось, что он жил за счет бронзы и железа, которые плавил своим раскаленным телом.Он особенно любил иглы и обещал прогнать других монстров, если его аппетит будет удовлетворен. Колокольчики и храмовые гонги также изготавливались из металла для использования в буддийских монастырях, и эти небольшие изделия часто красиво инкрустировали очень тонкими кусочками серебра или золота.

Поддержите нашу некоммерческую организацию

С вашей помощью мы создаем бесплатный контент, который помогает миллионам людей изучать историю во всем мире.

Стать участником

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Визуальный словарь греческой керамики

Коринфская ваза из алабастрона

, автор Мэри Харрш (сфотографировано на вилле Гетти, Малибу) (CC BY-NC-SA)

Alabastron ( пл. alabastra) — небольшая банка для хранения духов, названная в честь материала (алебастра), из которого были изготовлены первые образцы. Их часто носили на веревке, обвитой вокруг шеи сосуда.

Greek Foot Race

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Амфора ( пл. amphorae) — одна из самых распространенных форм в греческой керамике, различных форм, всегда с двумя вертикальными шейными ручками и используемая для хранения и транспортировки масла, вина и пищевых продуктов, таких как оливки. Часто с крышкой, но такие редко сохранились.

Минойская ваза в морском стиле

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Аскос ( пл. аской) — назван в честь мехов, на которые они похожи по форме. Небольшая горловина подразумевает, что они использовались для наливания жидкости в небольшом количестве, например.г .: прекрасное масло, мед и уксус.

Astragalos ( pl. astragaloi) — сосуд в форме костяшки, от которого он получил свое название и который, возможно, использовался для хранения овечьих костяшек, которые использовались как игровые фишки или игральные кости.

Барботин — гончарный стиль с декоративными наростами.

История любви?

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку по электронной почте!

Bell-Krater — особая форма кратера с корпусом в форме перевернутого колокола, ручки расположены высоко на сосуде, а ножка ступенчатая.

Геркулес и Немейский лев

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Украшение в стиле черной фигуры (ок. 620 — ок. 530 г. до н. Э.) Этот стиль, изобретенный в Коринфе, был принят в Аттике и стал доминирующим стилем в греческой керамике. Фигуры были окрашены в черный силуэт с такими деталями, как мышцы и волосы, надрезанные острым инструментом.

Calyx Krater

, автор — Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Calyx Krater — кратер с телом в форме чашечки цветка, обычно со ступенчатой ​​ножкой.

Чердачная колонна-Кратер

Питера Роана (CC BY-NC-SA)

Column-Krater — тип кратера (миксер для вина и воды), популярный в черно-фигурном стиле, с каждой ручкой, поддерживаемой короткой вертикальной «колонкой».

Dinos ( пл. динои) — большая чаша с круглым дном без ручек, используемая для смешивания вина с водой. Обычно ставится на керамическую подставку или металлический штатив.

Поддержите нашу некоммерческую организацию

С вашей помощью мы создаем бесплатный контент, который помогает миллионам людей изучать историю во всем мире.

Стать участником

Epinetron

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Epinetron ( pl. epinetra) — полуциклиндер, надеваемый на бедро закрытым концом через колено, используемый для подготовки шерсти к ткачеству. На верхней поверхности часто делали надрез, чтобы получить шероховатую поверхность, о которой можно было тереть волокна шерсти. Часто с женской головкой на закрытом конце.

Беотийский экзалейптрон

Мэри Харрш (сфотографировано в Метрополитен-музее) (CC BY-NC-SA)

Exaleiptron ( пл. exaleiptra) — сосуд, используемый для хранения прекрасного масла или духов, с перевернутой кромкой для предотвращения разлива и обычно закрытый. Керамические украшения изображают их в контексте купания женщин или во время погребальных обрядов. Также известен как котон.

Минойская ваза

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Ваза в форме восьмерки — названа в честь характерной формы ручки минойской цивилизации.

Fish Plate — плоское блюдо на короткой ножке, используемое для подачи рыбы и морепродуктов.Центральная депрессия собирала излишки масла. Произведенные с 4 века до нашей эры, они были популярны в Аттике и Великой Греции. Обычно рыба на аттических блюдах украшалась рыбой и морской живностью, а их нижняя сторона была обращена к внешнему краю, в то время как блюда из южной Италии были обращены нижней стороной к центру тарелки.

Минойский кувшин в цветочном стиле

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Украшение в цветочном стиле — декоративный стиль с минойского Крита с использованием растительных и цветочных мотивов (ок. 1600 — 1450 г. до н.э.).

Геометрические образцы керамики

Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Декор в геометрическом стиле — использование простых форм и линий, позднее со стилизованными фигурами животных и людей (900–600 до н. Э.).

Graffito ( pl. graffiti) — Знак, врезанный в вазу (обычно под ножкой), чаще всего буквы или цифры, но иногда также слова и короткие фразы. Они могут указывать цены, товарные знаки или право собственности.Симлиарные марки, но окрашенные, называются dipinto .

Краснофигурная Hydria

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Hydria ( pl. hydriai) — используется в основном для хранения воды и является одной из самых распространенных форм в греческой керамике. Две горизонтальные ручки использовались для переноски заполненного сосуда и одна вертикальная ручка использовалась для разливки. Их также можно было использовать в качестве погребального контейнера для детей. Также их часто делали в бронзовых вариантах.

Микенский кувшин

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Кувшин — с носиком и одинарной ручкой, предназначен для налива жидкостей.

Камарес Керамика

от Ори Керен (CC BY-NC-SA)

Стиль Камарес Украшение — полихромный декоративный стиль минойской цивилизации с использованием смелых рисунков красного или белого цвета на черном фоне (ок. 2000 — ок. 1700 г. до н. Э.).

Чернофигурный Кантарос

Эджисто Сани (используется с разрешения) (Авторское право)

Kantharos ( пл. kantharoi) — чашка с двумя большими вертикальными ручками и ножкой на ножке.

Джейсон приносит Пелиасу Золотое руно

Мари-Лан Нгуен (CC BY-SA)

Украшение в керченском стиле — названо в честь дворца, где было найдено множество образцов, украшено характерными позолоченными деталями с низким рельефом. Родом из Афин.

Ваза Франсуа

от Фионы Уиллис (CC BY)

Krater ( пл. krateres) — большой сосуд с двумя ручками, используемый для смешивания воды и вина, обычно в соотношении 3: 1 или 5: 3.

Аттик Киатос

, автор Мэри Харрш (сфотографировано на вилле Гетти, Малибу) (CC BY-NC-SA)

Kyathos ( pl. kyathoi) — чаша в виде ковша, используемая для подачи вина.

Аполлон с лирой

Денниса Джарвиса (CC BY-SA)

Kylix ( пл. кайлик) — чашка на ножке с двумя горизонтальными ручками и ножкой на ножке, используемая для питья вина.Одна из самых распространенных форм в греческой керамике, существует более 30 разновидностей.

Лебес Гамикос

Питер Роан (CC BY-NC-SA)

Лебес Гамикос ( пл. lebetes gamikoi) — большая ваза с двумя вертикальными ручками, часто с конической подставкой и крышкой. Используется во время церемоний бракосочетания и погребения.

Чердак Леканис

Эджисто Сани (Авторское право)

Леканис ( пл. леканидов) — неглубокий сосуд с ножкой и двумя горизонтальными ручками и часто с крышкой с одной ручкой.Блюдо использовалось для хранения мелких предметов (особенно для женщин) и для подачи еды (когда перевернутая крышка стала вторым сервировочным блюдом).

Чердак Lekythos

Питера Роана (CC BY-NC-SA)

Lekythos ( pl. lekythoi) — используется для хранения прекрасных масел и духов, часто посвящается погребениям и украшается в связи с этой функцией, часто с белым фоном.

Louterion ( pl. louteria) — большой таз с двумя ручками, а иногда и с выступом.Используется для хранения воды для мытья или, возможно, для смешивания вина и воды. Третья функция могла быть связана с погребальными обрядами, такими как омовение тела.

Апулийский Лутрофор

Питера Роана (CC BY-NC-SA)

Loutrophoros ( pl. loutrophoroi) — высокий тонкий кувшин с удлиненными ручками, используемый для хранения воды, используемой в свадебных и похоронных обрядах, а также в качестве надгробия, особенно когда покойный не был женат.

Украшение в морском стиле — найдено в минойской и микенской керамике с изображением морской жизни, особенно октупусов, аргонавтов и моллюсков (с ок.1600 г. до н.э.).

Etrurian Mastos

Мэри Харрш (сфотографировано в Художественном музее Портлана) (CC BY-NC-SA)

Mastos ( pl. mastoi) — чаша для вина в форме женской груди с соском у основания вместо ступни.

Шея-амфора — амфора, в которой шея соединяется с плечом сосуда под острым углом.

Оформление в новом дворцовом стиле — поздний минойский декоративный стиль с использованием более стилизованных изображений растений и морской жизни (с 1450 г. до н.э.).

Кипрский кувшин

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Oinochoe ( pl. oinochoai) — кувшин или кувшин для наливания жидкостей, в основном вина.

Орнаменты греческой керамики

от Ори Керен (CC BY-NC-SA)

Орнамент — декоративные узоры и растительный орнамент на подошве, ободе, ручках и бортиках сосудов. Наибольшей популярностью пользовались лотос, пальметты, плющ, меандр, лучи, языки и розетки.

Краснофигурный пелик

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Pelike ( пл. пеликай) — сосуд, используемый для хранения жидкостей, таких как масла и вина. Также используется для хранения пепла после кремации.

Nike

Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Phiale ( pl. phialai) — неглубокая чаша, используемая для вина и возлияния во время религиозных церемоний. Часто с поднятой ручкой в ​​центре, от которой судну и происходит его название — omphalos (военно-морской).

Pinax ( pl. pinakes) — декоративная табличка, прикрепляемая к стенам гробниц и храмов.

Pithoi

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Pithos ( pl. pithoi) — из минойской цивилизации, большая банка для хранения таких продуктов, как зерно и оливки. Большие журналы питхов — типичная черта минойских дворцовых комплексов.

Satyr Kantharos

Питер Роан (CC BY-NC-SA)

Пластиковая ваза Ваза, в состав которой входит небольшая скульптура.

Maenad, Red-Figure Cup

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Тарелка — круглая плоская тарелка с приподнятым бортиком.

Орнамент в протогеометрическом стиле — с простыми формами, такими как спирали и сплошные черные линии, предшественник более амбициозного геометрического стиля (ок. 1000 — 900 г. до н. Э.).

Коринфский сосуд с протомом

Мэри Харрш (сфотографировано на вилле Гетти, Малибу) (CC BY-NC-SA)

Протом ( пл. protomai или protomes) — трехмерные формы, добавляемые к сосудам, особенно ручкам. Часто в виде животных или верхней части тела человека.

Attic Psykter

Питера Роана (CC BY-NC-SA)

Psykter ( пл. псиктеров или псиктеров) — большая ваза в форме гриба, используемая для охлаждения вина. Они могут быть размещены внутри кратера или стоять отдельно.

Чердак Pyxis

Питера Роана (CC BY-NC-SA)

Pyxis ( пл. pyxides) — небольшая круглая коробочка с крышкой, часто используется для хранения украшений и туалетных принадлежностей.

Греческая эротическая сцена

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Украшение в стиле красных фигур (примерно с 530 г. до н. э.) Вместо прежнего стиля чернофигурные сосуды были окрашены в черный цвет, чтобы неокрашенные фигуры оставались красного цвета оригинальной глины. Затем детали были добавлены к фигурам с помощью тонкой кисти. В этом стиле были предприняты гораздо большие попытки реализма и перспективы.

Микенская Рита

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Rhyton ( pl. rhyta) — используются в религиозных практиках для возлияния, они также могут принимать форму голов животных, особенно быков.

Греческий спортсмен со стригилом

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Skyphos ( пл. skyphoi) — глубокая чашка или миска с двумя ручками у ободка.

Squat Alabastron Jar

, предоставленный попечителями Британского музея (Copyright)

Squat Alabastron — плоский сосуд для хранения кремов и мазей, впервые появившийся на минойском Крите и популярный в микенский период. Ранние образцы были сделаны из алебастра, отсюда и название.

Stamnos ( pl. stamnoi) — кувшин с широким горлышком, часто с крышкой и двумя ручками, используемый для смешивания вина и воды.

Mycenaean Stemmed Cup

Мэри Харрш (сфотографировано на вилле Гетти, Малибу) (CC BY-NC-SA)

Чашка на ножке — чашка для питья с двумя ручками, штоком и основанием. Популярные в микенской цивилизации, они позже превратились в необычный киликс.

Микенская баночка со стропой

, автор Мэри Харрш (сфотографировано в Художественном музее Уолтерса, Балтимор) (CC BY-NC-SA)

Кувшин со стеблем — впервые появился на минойском Крите, но наиболее распространен в микенской керамике с ложным центральным носиком, использовавшимся для хранения вина и масел.

Black-Figure Tondo

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Tondo ( pl. tondi) — изображение, заключенное в круг, находится на внутренней стороне киликса или пластины.

Штатив Pyxis

от Марка Картрайта (CC BY-NC-SA)

Штатив Pyxis ( pl. pyxides) — Пиксис с тремя вогнутыми ножками, также называемый штативом-котоном .

Украшение в стиле Василики — первый характерный минойский стиль украшения керамики с использованием пятнистых красных и черных цветов (ок. 2600–2000 гг. До н. Э.). Назван в честь места раскопок первых образцов.

Greek Volute Krater

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Volute-Krater — кратер, у которого на вершинах ручек есть спираль или завиток.Чаще оформлен в краснофигурном стиле.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Древняя ДНК рассказывает истории миграции людей

Когда-то ученые могли реконструировать далекое прошлое человечества только по немым свидетельствам древних поселений, костей и артефактов.

Больше нет. Теперь существует новый мощный подход к освещению мира до зарождения письменной истории — чтение реального генетического кода наших древних предков.Две статьи, опубликованные в журнале Nature 21 февраля 2018 года, более чем вдвое превышают количество древних людей, чья ДНК была проанализирована и опубликована — до 1336 человек. В 2014 году их было всего 10.

Новый поток генетической информации представляет собой «взросление» зарождающейся области древней ДНК, говорит ведущий автор Дэвид Райх, исследователь Медицинского института Говарда Хьюза в Гарвардской медицинской школе, и это переворачивает заветную археологическую ортодоксальность. «Когда мы смотрим на данные, мы снова и снова видим сюрпризы, — говорит Райх.

Вместе с предыдущими работами его лаборатории и других пионеров древней ДНК основная идея состоит в том, что наши доисторические предки не были так привязаны к дому, как когда-то думали. «Существовало мнение, что миграция — очень редкий процесс в эволюции человека», — объясняет Райх. Не так, утверждает древняя ДНК. На самом деле, говорит Райх, «ортодоксальность — предположение о том, что современные люди являются прямым потомком людей, которые всегда жили в том же районе — неверна почти везде.”

Вместо этого «появляется точка зрения, которую Дэвид красноречиво защищает, что человеческие популяции постоянно перемещаются и перемешиваются», — говорит Джон Новембре, компьютерный биолог, изучающий популяционную генетику из Чикагского университета.

Строители Стоунхенджа в значительной степени исчезают

В одной из новых статей Райх и несколько десятков сотрудников описывают распространение древней культуры, известной своими стилизованными горшками в форме колокола, так называемым феноменом колокольчика.Эта культура впервые распространилась между Иберией и Центральной Европой примерно 4700 лет назад. Проанализировав ДНК нескольких сотен образцов человеческих костей, команда Райха показала, что изначально только идеи, а не люди, которые их породили. Это потому, что гены иберийского населения по-прежнему отличаются от генов жителей Центральной Европы, которые переняли характерные горшки и другие артефакты.

Но история изменилась, когда после 4500 лет назад культура Bell Beaker распространилась на Британию.Затем его принесли мигранты, которые почти полностью вытеснили существующих жителей острова — таинственных людей, которые построили Стоунхендж — за несколько сотен лет. «Население Великобритании резко изменилось», — говорит Райх. «Это была почти полная замена».

Для археологов эти и другие результаты изучения древней ДНК «совершенно потрясающие», — говорит соавтор исследования Барри Канлифф, археолог и почетный профессор Оксфордского университета.«Они будут расстраивать людей, но это часть их волнения».

Миграция из степи

Рассмотрим неожиданное перемещение людей, которые изначально жили в степях Средней Азии, к северу от Черного и Каспийского морей. Около 5300 лет назад местные культуры охотников-собирателей во многих местах были заменены кочевыми пастухами, получившими название Ямная, которые смогли быстро расшириться за счет эксплуатации лошадей и нового изобретения телеги, и которые оставили после себя большие богатые захоронения. .

Археологам давно известно, что некоторые из технологий, использованных Ямной, позже распространились на Европу. Но поразительное открытие древней ДНК заключалось в том, что люди тоже переехали — вплоть до атлантического побережья Европы на западе, в Монголию на востоке и в Индию на юге. Эта обширная миграция помогает объяснить распространение индоевропейских языков. И он значительно заменил гены местных охотников-собирателей по всей Европе на неизгладимый отпечаток степной ДНК, как это произошло в Британии с миграцией людей из колокольчиков на остров.

«Весь этот феномен расширения степей — удивительный пример того, что может показать древняя ДНК», — говорит Райх. И, добавляет Канлифф, «никто, даже археологи в своих самых смелых мечтах, не ожидал такого высокого степного генетического содержания в популяциях северной Европы в третьем тысячелетии до нашей эры».

Эта древняя находка ДНК также объясняет «странный результат» генетической связи, на которую намекали в геномах современных европейцев и коренных американцев, добавляет Новембре из Чикаго. Связь является свидетельством людей, живших в Сибири 24000 лет назад, чья контрольная ДНК обнаружена как у коренных американцев, так и у населения степей Ямной и их европейских потомков.

Новые идеи из Юго-Восточной Европы

Вторая новая статья

Райха и его коллег о геномной истории юго-восточной Европы, Nature , показывает дополнительную миграцию по мере распространения сельского хозяйства по Европе, основываясь на данных 255 человек, которые жили между 14000 и 2500 лет назад.Это также добавляет захватывающий новый самородок — первое убедительное свидетельство того, что генетическое смешение популяций в Европе было смещено в сторону одного пола.

Команда Райха обнаружила, что

генов охотников-собирателей, оставшихся у северных европейцев после притока мигрирующих фермеров, в большей степени принадлежат мужчинам, чем женщинам. «Археологические данные показывают, что когда фермеры впервые поселились в Северной Европе, они остановились на той широте, где их посевы не росли хорошо», — говорит он. «В результате между фермерами и охотниками-собирателями существовали устойчивые границы в течение нескольких тысяч лет.Это дало охотникам-собирателям и фермерам время для взаимодействия. По словам Райха, один из предполагаемых сценариев состоит в том, что во время этого длительного, затяжного взаимодействия существовала социальная или властная динамика, в которой женщины-фермеры имели тенденцию интегрироваться в сообщества охотников-собирателей.

Пока это только предположение, но тот факт, что древняя ДНК дает подсказки о различных социальных ролях и судьбах мужчин и женщин в древнем обществе, «я думаю, это еще одна причина того, что эти данные настолько необычны», — говорит Райх.

Advanced Machines

Эти научные прорывы были вызваны тремя ключевыми достижениями. Одним из них является резкое снижение затрат (и увеличение скорости) секвенирования генов, которое стало возможным благодаря передовым машинам Illumina и других компаний. Вторая — открытие, инициированное Роном Пинхаси, археологом из Университетского колледжа Дублина. Его группа показала, что каменистая кость, содержащая крошечное внутреннее ухо, содержит в 100 раз больше ДНК, чем другие древние человеческие останки, что значительно увеличивает количество генетического материала, доступного для анализа.Третий — это метод, реализованный Райхом для чтения генетических кодов 1,2 миллиона тщательно отобранных вариабельных частей ДНК (известных как однонуклеотидные полиморфизмы), вместо того, чтобы секвенировать целые геномы. Это ускоряет анализ и еще больше снижает его стоимость.

Новое направление произвело фурор, когда Сванте Пэабо из Института эволюционной антропологии Макса Планка, работая с Райхом и многими другими коллегами, использовал древнюю ДНК, чтобы доказать, что неандертальцы и люди скрещиваются.С тех пор количество древних людей, ДНК которых проанализировал Райх, выросло в геометрической прогрессии. Его лаборатория собрала около трех четвертей опубликованных в мире данных и, включая неопубликованные, сейчас насчитывает 3700 геномов. «Каждый раз, когда мы увеличиваем количество людей на порядок, мы можем ответить на вопросы, которые раньше даже не могли задать», — говорит Райх.

Теперь, когда сотни тысяч древних скелетов (и их каменных костей) еще предстоит проанализировать, область древней ДНК готова как для выявления текущих вопросов, так и для решения новых.Например, команда Райха работает с Канлиффом и другими над изучением более 1000 образцов из Великобритании, чтобы более точно измерить замену существующего генофонда острова степной ДНК людей из колокольчиков. «Свидетельства, которые у нас есть для 90-процентной замены, очень и очень наводят на размышления, но нам нужно еще немного проверить их, чтобы увидеть, какая часть населения, существовавшего до создания стакана, действительно выжила», — объясняет Канлифф.

Помимо этого, древняя ДНК дает возможность изучать не только передвижения наших далеких предков, но также эволюцию черт характера и предрасположенность к болезням.«Это новый научный инструмент, который, как и микроскоп, когда он был изобретен в семнадцатом веке, позволяет изучать аспекты биологии, которые раньше было просто невозможно изучить», — объясняет Райх. В одном примере ученые из Копенгагенского университета обнаружили ДНК чумы в степных популяциях. Если группы, которые мигрировали в Великобританию после 4500 лет назад, принесли с собой болезнь, это могло бы помочь объяснить, почему существующее население так быстро сократилось.

Учитывая, что впереди еще много таких открытий, «это очень захватывающее время», — говорит Канлифф.«Древняя ДНК возродит археологию так, как мало кто из нас мог предположить даже десять лет назад».

Более того, его потенциальное воздействие выходит за рамки научных деталей и касается более широкого вопроса о том, что значит быть человеком. Тот факт, что прошлое человечества изобилует огромными миграциями и обширным генетическим смешиванием, ставит научную фальшивку на заявления любой группы о расовой чистоте или генетическом превосходстве. Или, по мнению Райха, «подавляющее влияние этого поля заключалось в том, чтобы разрушить стереотипы и уменьшить предрассудки.«

###

Иэн Мэтисон и др.