Содержание

Откровение. Божественное откровение. Что такое откровение от Бога

Слово «откровение» многими людьми понимается по-разному. Кто-то считает, что откровение – это когда пророк тебе что-то говорит. Кто-то считает, что откровение – это некое необъяснимое чувство. Есть те, кто уверены, что откровение – это то, что люди вдруг начинают понимать, хотя раньше знали о той или иной истине.

Дело в том, что подробного и точного объяснения в Слове нет. Как, например, определение веры в Евр11.1.

Однако это слово неоднократно встречается в Писании. Начать я хочу с последней книги, с книги «Откровение», или по-гречески – Апокалипсис. То есть, я не беру в расчет значение этого слова в иврите. Я просто его не знаю. А так как это имеет отношение к нам сегодня, в свете учения Иисуса Христа, то я буду рассматривать этот вопрос в новом завете.

Что означает слово «откровение»?

Апокалипсис –(греч) открытие, обнажение, раскрытие, снятие покрывала;

(перен). откровение, явление, просвещение;

откровение

Мы видим в этом месте, что это откровение Иисуса, которое Ему дал Бог. И мы видим, что ЭТО ОТКРОВЕНИЕ было послано людям через ангела Иоанну. А он уже написал нам. Я просто еще раз повторил это Слово, чтобы мы увидели, что написанное в последней книге Библии тоже является откровением. Хотя, как ни странно, очень многие люди считают эту книгу «самой неприступной, непонятной…..»

Давайте посмотрим все места Библии, в которых упоминается это слово. Дело в том, что не всегда словарь может в точности передать значение. Но то, как и где это слово использовалось, может дать нам более ясную картину.

откровение

Почему я выбрал все места с использованием этого слова? Потому что во всех их прослеживается достаточно определенное значение. Подставьте вместо выделенных слов греческий перевод – раскрытие Иисуса, раскрытие славы Его, раскрытие тайны, Господне раскрытие….

Теперь для полноты посмотрим другие места в нашей русской библии, где используется слово «откровение».

откровение

(Греческий)- давать откровение, повеление или предупреждение, предупреждать, наставлять;

И посмотрим те места, где еще это слово используется.

И еще одно место, которое всегда относят к откровениям. Его греческое написание отличается от слова апокалипсис одной буквой. Я не берусь выставляться знатоком греческого, но всегда смотрю все места Писания с использованием именно этого слова, чтобы понять, какой смысл вкладывал в него Автор. Греческий словарь дает перевод  практически такой же, как и первого слова «апокалипсис»

 — открывать, раскрывать, обнажать

Но я все-таки прошу обратить ваше внимание на то, в каком контексте оно использовано в Писании.

Бог дает откровение

Все эти примеры мест из Слова показывают нам связь откровений и Бога. Не может называться откровением то, что вы (как верующий) от кого-то услышали и приняли это как истину. Многие люди, слушая проповеди, говорят, что получили откровение через людей. Это верно. Хотя правильнее говорить, что вы получили откровение от размышления над Словом Божьим, которое (Слово) было произнесено неважно каким человеком.

Или, к примеру, с кафедры было сказано, что надо носить определенную одежду или, наоборот, что-то не носить. И потом человек говорит, что поступает как ему было открыто. В данном случае проявляется послушание. А откровение приходит от общения с Богом.

Пример из жизни

Приведу пару примеров. К нам в собрание пришла женщина, покаялась, приняла крещение. Она  была достаточно пожилая, но всегда любила эффектно одеваться и носила различные украшения. Не золотые. Мы в собрании не уделяем особого внимания внешнему виду (кто понимает, о чем я). И вот через пару месяцев эта сестра в собрании задает вопрос: «А что, носить украшения – это грех??» Мы стали спрашивать, что случилось и кто ей сказал.

Она рассказала, что купила в магазине очередные малахитовые украшения. Дома распаковала. Во время молитвы ее глаза почему-то направились на эти сережки, и она неожиданно поняла, что сделала что-то не правильное. Она в простоте сказала Богу, что завтра отнесет их обратно и если их примут (без ярлыков) – значит она правильно все поняла. Утром она отнесла их, и у нее приняли обратно и вернули деньги.  И у нее появился тот самый вопрос. Мы стали рассуждать над местом об «украшениях и плетении волос». И она поняла, что не сережки являются грехом, а страсть их иметь все больше и больше.

Второй пример связан с одним из спорных мест, где говорится о покрывалах для сестер. Мы так же не ставим правил для людей. На одно из собраний сестра приходит в косынке. Мы спрашиваем, почему. Всем интересно же. И она рассказала, что читала Слово о покрывалах для женщин, и ей было открыто, что она должна иметь на своей голове знак. Для информации. У нас в собрании есть сестры, которые носят покрывало и есть те, кто не делают этого.

Вывод

Я эти примеры для чего привел.

Когда вы рассуждаете над Словом и получаете откровение от Бога, важно в дальнейшем поступать по этому откровению. Вас могут осуждать, не понимать, даже выгонять. Но если вы уверены в Божьем водительстве – будете блаженны.

Наши откровения

Далее я буду выкладывать различные откровения, которые у нас в собрании были и у меня лично по определённым местам Писания. Я свои откровения всегда выношу на общее обозрение и имею благодать от Бога, когда Он корректирует определенные вещи через Тело Своё. Буду рад, если и вы поделитесь своим мнением или откровением.

Откровение что это? Значение слова Откровение

Значение слова Откровение по Ефремовой:

Откровение — 1. Сообщение, открывающее тайну.
2. То, что внезапно объясняет остававшееся непонятным, открывает какую-л. истину, дает новое понимание чего-л.
3. Истина, сообщение, открывающие — по христианским догматам — волю Божию.

Значение слова Откровение по Ожегову:

Откровение — То, что неожиданно открывает истину, вносит ясность, понимание

Откровение в Энциклопедическом словаре:

Откровение — в монотеистических религиях непосредственное волеизъявлениебожества или исходящее от него знание как абсолютный критерийчеловеческого поведения и познания. Выражается в тексте «писания» (виудаизме и христианстве — Библия, в исламе — Коран) и в «предании», такжеполучающем письменную фиксацию (в иудаизме — Талмуд, в христианстве -сочинения «отцов церкви», в исламе — сунна).

Значение слова Откровение по словарю Ушакова:

ОТКРОВЕНИЕ
откровения, ср. (книжн.). 1. сообщение, открывающее тайну (ритор.). Не требуй от меня опасных откровений. Пушкин. 2. То, что внезапно объясняет остававшееся непонятным, открывает какую-н. истину, дает новое понимание чего-н. Новая постановка вопроса была для всех откровением. 3. По христианским догматам — истина, сообщение, открывающие волю божества (церк.).

Значение слова Откровение по словарю Даля:

Откровение
и пр. см. открывать.

Значение слова Откровение по словарю Брокгауза и Ефрона:

Откровение — проявление Высшего Существа в нашем мире, с целью сообщить нам более или менее полную истину о себе и о том, чего оно от нас требует. В О. совмещаются, таким образом: 1) факт богоявления (теофании), посредством которого открывается нам Божество, и 2) религиозно-нравственное содержание этого факта, т. е. то, что в нем открывается. Присутствием первого элемента О. отличается от чисто человеческих учений и систем, а присутствием второго — от тех иррациональных проявлений предполагаемых божественных или демонических сил, какими полна история всех религий. Различение О. личного от всенародного не может быть выдержано, так как вообще О. получается отдельными лицами, но не для них исключительно, а для более или менее широкого распространения. Более определенным oбpaзом различается в учении церкви О. в собственном смысле, формально признанное вселенским церковным авторитетом и обязательное для всякого верующего, от частных О., не имеющих такого обязательного характера, но допускаемых или даже рекомендуемых по причине их назидательности (таковы, напр., популярные во всем христианском Востоке О. св. Феодоры относительно будущей жизни). Как историческое явление, О. ограничивается областью религий Моисея и христианства и, как продукта совместного влияния обоих — ислама. В других религиях понятие высшего существа таково, что не допускает действительного О. или по своей излишней отвлеченности (браманизм, буддизм, даосизм), или, напротив, по своей излишней материальности (все религии натуралистические или мифологические). Исключение, представляемое маздеизмом или парсизмом — только кажущееся, ибо о первоначальном виде этой религии (во времена Ахеменидов) нам почти ничего положительного неизвестно, а позднейший или восстановленный парсизм (времен Арсакидов и Сассанидов), равно как и его обособившаяся отрасль — манихейство, образовались несомненно под влиянием еврейских и христианских идей. Во всяком случае, самый ясный и полный тип О. представляет нам развитие еврейско-христианской религии. Здесь (с христианской точки зрения) различаются три главные степени или фазиса: подготовительное О., памятник которого есть Ветхий Завет, центральное, содержащееся в Новом Завете, и окончательное, имеющее совпасть с исходом мирового процесса. В христианстве открылась совершенная истина о Боге и дана совершенная нравственная заповедь или норма жизни, но о будущих судьбах человечества даны только предварительные общие указания. «Не открылось, что мы будем», говорит ап. Иоанн, а ап. Павел указывает на будущее «О. славы сынов Божиих», которого с томлением ожидает вся тварь. Новый Завет оканчивается пророческой книгой, которая под именем О. (Апокалипсис) содержит символические картины будущего. В средние века нетерпеливое ожидание конца мира породило, при произвольных толкованиях Апокалипсиса, ложное учение о наступлении третьего окончательного О., относящегося к Новому Завету так же, как тот относится к Ветхому. Это лжеучение, первоначально связанное с именем южно-италийского аббата Иоахима De Floris (XIII в.) и с мифическим «Вечным Евангелием», продержалось, в разных видоизменениях, до начала новых времен и далее (см. Спиритуалы). Вл. С.


Откровение — Википедия. Что такое Откровение

Открове́ние, в религии и теологии — разнообразное открытие Богом себя самого и своей воли людям. Откровение может исходить как непосредственно от Бога, так и через посредников. В некоторых религиях существуют священные тексты, которые рассматриваются в качестве богооткровенных. Обычно к религиям откровения относят три авраамические религии — иудаизм, христианство и ислам. Однако близкое понятие откровения присутствует и в других религиях (в частности, в зороастризме и индуизме).

Типы откровений

Сверхъестественное откровение

Наиболее распространённое представление об откровении состоит в воздействиях сверхъестественного характера свыше на людей (en:Supernatural revelation).

Универсальное откровение

В христианском богословии различают универсальное, или всеобщее (в смысле предназначения) сверхъестественное откровение (Universal revelations), к которому относят Священное Писание (Библия) и (в исторических церквях) Священное Предание. В церковной традиции считается, что этот тип откровения дан Богом для спасения людей[1].

Священные писания вне христианства

В иудаизме сверхъестественное откровение признаётся особенным образом в Торе, а затем — в других книгах Танах. Иудеи считают, что откровение закона — Тора, содержащая 613 заповедей, дана еврейскому народу, но в числе этих заповедей содержатся Семь заповедей Ноя, которые даны для всего человечества[2].

В исламе откровение посредством священной книги признаётся за Кораном.

В зороастризме священной книгой, передающей откровение, является Авеста.

В индуизме также имеются книги, почитаемые священными и богооткровенными. Некоторые из них содержат идеи монотеизма. Самые известные из них — четыре Веды и Бхагавадгита.

Частное откровение

В религиозных традициях присутствуют предания и свидетельства о сверхъестественных переживаниях и явлениях верующим, чаще всего — признанным святыми. Такие переживания и явления, ниспосланные определённым лицам, в христианском богословии называют частными откровениями (en:Private revelation). Частные откровения помогают верующим в их духовной жизни, однако, в христианстве вера в них не рассматривается необходимой для спасения[3].

Продолжающееся откровение

В некоторых религиозных традициях и конфессиях существует вера в непрерывно продолжающееся откровение Бога (en:Continuous revelation), которое не ограничено религиозной традицией[4][5]. К числу таких традиций относятся, к примеру, квакеры, пятидесятники и харизматы, мормоны, бахаи.

Естественное откровение

В христианской традиции существует понятие естественного откровения (Natural revelation), называемого также повсеместным, общим (в значении всеобщего обладания) (en:General revelation). Под этим понятием понимается открытие Богом самого себя посредством сотворённого мира, природы, и открытие Богом нравственных законов людям внутри их совести. Отличительная особенность этого типа откровения заключается в том, что для постижения его не требуется никакого сверхъестественного вмешательства, но достаточно способностей разума человека[6].

Экзистенциональная теология

Некоторые теологи предприняли попытки переосмыслить традиционные представления об откровении при помощи философии экзистенциализма. Они отошли от богословских концепций, в которых центром откровения представлено послание священных текстов, которые люди обязаны принять и исполнять. Так, Мартин Бубер понимает откровение как диалог между человеком и Богом. В его концепции откровение — это не просто принятие книг и заповедей Бога, но встреча человека с Божественным присутствием, которая стимулирует ответ со стороны человека[7][8]. Франц Розенцвейг в той же концепции откровения как диалога подчеркивает зависимость откровения от воли Бога, который открывается по своему усмотрению в различные эпохи и различным людям. Через откровение Бог устанавливает отношения Завета с людьми, которые отвечают на это конкретными поступками[9][10]. Пауль Тиллих утверждает, что Бога нельзя искать как некую «небесную личность». Бог — это подлинные основы существования. Грех есть не просто нарушение внешних законов и заповедей, а потеря самого себя. Иисус Христос преодолевает социальное и личное отчуждение[11].

См. также

Примечания

Ссылки

Откровение — это… Что такое Откровение?

Открове́ние, в религии и теологии — разнообразное открытие Богом себя самого и своей воли людям. Откровение может исходить как непосредственно от Бога, так и через посредников. В некоторых религиях существуют священные тексты, которые рассматриваются в качестве богооткровенных. Обычно к религиям откровения относят три авраамические религии — иудаизм, христианство и ислам. Однако, близкое понятие откровения присутствует и в других религиях (в частности, в зороастризме и индуизме).

Типы откровений

Сверхъестественное откровение

Наиболее распространённое представление об откровении состоит в воздействиях сверхъестественного характера свыше на людей (en:Supernatural revelation).

Универсальное откровение

В христианском богословии различают универсальное, или всеобщее (в смысле предназначения) сверхъестественное откровение (Universal revelations), к которому относят Священное Писание (Библия) и (в исторических церквах) Священное Предание. В церковной традиции считается, что этот тип откровения дан Богом для спасения людей[1].

Священные писания вне христианства

В иудаизме сверхъестественное откровение признаётся особенным образом в Торе, а затем — в других книгах Танах. Однако, иудеи считают, что это особенное Откровение впервые было даровано именно им, и соблюдение многих возложенных на них Богом обязательств не распространяется на нееврейские народы.

В исламе откровение посредством священной книги признаётся за Кораном.

В зороастризме священной книгой, передающей откровение, является Авеста.

В индуизме также имеются книги, почитаемые богооткровенными — Веды и Смрити, включая, в частности, Бхагавад-гиту, где Бог, подобно монотеистическим религиям, открывается в качестве верховной личности.

Частное откровение

В религиозных традициях присутствуют предания и свидетельства о сверхъестественных переживаниях и явлениях верующим, чаще всего — признанным святыми. Такие переживания и явления, ниспосланные определённым лицам, в христианском богословии называют частными откровениями (en:Private revelation). Частные откровения помогают верующим в их духовной жизни, однако, в христианстве вера в них не рассматривается необходимой для спасения[2].

Продолжающееся откровение

В некоторых религиозных традициях и конфессиях существует вера в непрерывно продолжающееся откровение Бога (en:Continuous revelation), которое не ограничено религиозной традицией[3][4]. К числу таких традиций относятся, к примеру, квакеры, пятидесятники и харизматы, мормоны, бахаи.

Естественное откровение

В христианской традиции существует понятие естественного откровения (Natural revelation), называемого также повсеместным, общим (в значении всеобщего обладания) (en:General revelation). Под этим понятием понимается открытие Богом самого себя посредством сотворённого мира, природы, и открытие Богом нравственных законов людям внутри их совести. Отличительная особенность этого типа откровения заключается в том, что для постижения его не требуется никакого сверхъестественного вмешательства, но достаточно способностей разума человека[5].

Экзистенциональная теология

Некоторые теологи предприняли попытки переосмыслить традиционные представления об откровении при помощи философии экзистенциализма. Они отошли от богословских концепций, в которых центром откровения представлено послание священных текстов, которые люди обязаны принять и исполнять. Так, Мартин Бубер понимает откровение как диалог между человеком и Богом. В его концепции откровение — это не просто принятие книг и заповедей Бога, но встреча человека с Божественным присутствием, которая стимулирует ответ со стороны человека[6][7]. Франц Розенцвейг в той же концепции откровения как диалога подчеркивает зависимость откровения от воли Бога, который открывается по своему усмотрению в различные эпохи и различным людям. Через откровение Бог устанавливает отношения Завета с людьми, которые отвечают на это конкретными поступками[8][9]. Пауль Тиллих утверждает, что Бога нельзя искать как некую «небесную личность». Бог — это подлинные основы существования. Грех есть не просто нарушение внешних законов и заповедей, а потеря самого себя. Иисус Христос преодолевает социальное и личное отчуждение[10].

Примечания

Ссылки

См. также

Что такое Божественное Откровение: значение

В создании мира человек не принимал никакого участия. Мы лишь часть целого, ограничены пребыванием во времени и пространстве. Человеку, за короткий период жизни, нереально постичь секреты мироздания. Ответы и решения он может получить только через Откровение Бога. Господь открывает людям истину. Это и есть Божественное Откровение.

Иисус ХристосФото: Pravmir.ru

Метод и путь познания истины Бог показал нам через своего Единородного Сына Иисуса Христа. Он сказал: «Я есть и путь, и истина, и жизнь».

В Сыне Божием полноту Богооткровенной истины могут увидеть не все. По свидетельству Святителя Филарета Московского, люди неспособны принимать истину непосредственно от Бога из-за телесной и духовной немощи, греховной нечистоты.

Определение

Божественное Откровение – проявление Бога в мире; самораскрытие Бога миру и человеку, в рамках которого даются знания о Нем Самом, о Его воле, замыслах, действиях (а также о результатах некоторых Его действий).

Этапы Богооткровений

Подготовительный

Пророк МоисейФото: Azbyka.ru

До Рождества Христова Бог Отец открывал Свою волю через пророков. Самые известные из них: Ной, Авраам, Моисей, Самуил, Илия, Нафан, Иона. В Священном Писании пророк («невиим», «нави») означает – возвещающий, призванный Богом. Они познали через Святого Духа сокровенную, тайную Божию премудрость и провозгласили её всем людям.

Центральный

Икона Иисуса ХристаФото: Elitsy.ru

Через Единородного Сына Иисуса Христа открывается сущность и характер Бога Отца. Истина, данная Господом, не отрицает, не изменяет, а подтверждает ветхозаветные пророчества.

Заключительный

В Апостольскую эпоху Откровение Христа распространили его ученики.

В известной книге Апостола Иоанна Богослова содержится Откровение о Втором пришествии Господа на землю. Иначе её называют «Апокалипсис», так как в ней описываются апокалиптические и постапокалиптические катаклизмы.

В последующие века многие святые получали от Бога индивидуальные и общие откровения.

В Откровениях новозаветному человеку не даётся новых истин. Он получает глубокое, осмысленное познание того, что уже открыто Господом.

Виды Откровений

Спаситель Иисус ХристосФото: Bogoslov.ru

В Православии признаны естественное и сверхъестественное Откровения.

Естественное

Господь открыл нам себя через Рождество. Мы имеем необходимые представления о мироздании, Боге и человеке. Естественное Богопознание – процесс, присущий каждому человеку. Мы исследуем стройный порядок Вселенной, исторические события, прислушиваемся к голосу совести. Благодаря этому, можно прийти к умозаключению о действии в мире Премудрого Творца.

Сейчас приходят к вере люди, которые ничего не знают о Православии. Они не читали Библии, о творчестве Святых отцов не слышали. Новоначальные имеют собственные смутные или абсолютно неверные представления о Православном вероучении. Такое естественное Богооткровение часто уводит их от истины. Необходимо изучать и всегда сверять представления о Боге с тем, что он нам завещал в Священном Писании.

Сверхъестественное

Естественное Богопознание строится на фундаменте сверхъестественного. Такое Божественное Откровение включает в себя знание о Боге, мире и человеке от Первоисточника. О правильной вере, спасении, достойном почитании Господа, открывает человеку Православие. Божественное Откровение служит неиссякаемым источником для Православной веры.

Сверхъестественное Богопознание бывает индивидуальным или общим. Индивидуальное – для назидания одного человека. Общее откровение возвещается некоторым людям (апостолам, пророкам, святым), чтобы передать через них Божью волю отдельным народам или всему человечеству.

Конечной целью Богооткровения является спасение человека.

Библия, как источник Богооткровения

БиблияФото: Pixabay.com

Библия, не выдуманная кем-либо книга. Содержание, которое пророки и Апостолы лишь «изрекли, по действию Духа Святого», исходило от Бога.

Библейское Откровение необходимо людям, потому что мы разделены с Господом первородным грехом. Библейское слово означает, что ранее неизвестное, теперь явлено человеку и больше нет ничего сокрытого от него.

Библия – это словесное общение с Богом. Это общение полезно, богодухновенно для человека. Святое Писание открывает нам истину, научает праведности, наставляет в добротолюбии, обличает греховные помыслы, поступки, приуготовляет к Вечной жизни.

Чтобы избежать ересей и личных домыслов, необходимо исследовать Святое Писание. В этом помогают Толкования святых Отцов Церкви, проповеди священников, внимательная молитва.

Слово Живого Бога питает бессмертную душу человека, как пища питает бренное тело.

Новозаветное Откровение

Новый ЗаветФото: Rusbibliophile.ru

Откровение во Иисусе Христе, в отличие от ветхозаветного, предназначено для всех людей на Земле. Господь посылает Апостолов на проповедь, чтобы все народы, независимо от времени и места проживания, спаслись. Всё необходимое для этого Господь сообщил нам в Новом завете. Это Божественное Откровение целостно и полно, так как Христос сам Господь. Его учение, не описание опыта Богопознания человеком, а истина о Себе. Это свидетельствует о том, что после прихода Богочеловека, уже не может быть новых Откровений. Никому, даже Ангелам, нельзя ни добавлять, ни изменять ничего в Богооткровении Нового Завета. По слову Апостола Павла, тот кто решится так сделать, попадёт под проклятье – анафему.

Божественное Откровение сохраняется и распространяется только посредством Священного Писания в ограде Святой Апостольской Церкви. В «Символе веры», как догмате христианского учения, предлагается придерживаться Апостольского Предания. Его принято считать единственно верным.

Новый Завет Загрузка…

Что такое общее откровение и особое откровение? / Ответы на вопросы

Общее откровение и особое откровение являются двумя способами, избранными Богом для того, чтоб открывать Себя человечеству. Общее откровение относится к общим истинам, которые можно узнать о Боге из природы. Особое откровение относится к более конкретным истинам, которые можно узнать о Боге посредством сверхъестественных явлений.

Относительно общего откровения, Псалом 18:2-5 провозглашает: «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь. День дню передает речь, и ночь ночи открывает знание. Нет языка, и нет наречия, где не слышался бы голос их. По всей земле проходит звук их, и до пределов вселенной слова их». Согласно с этим текстом существование и могущество Бога можно отчётливо увидеть, наблюдая за вселенной. Порядок, сложность и восхитительность творения свидетельствуют о существовании могущественного и славного Создателя.

Об общем откровении также учит текст в Послании к Римлянам 1:20: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны». Как и текст в Псалмах, он учит о том, что Божья вечная сила и природа являются «видимыми» относительно того, что было совершено Богом, и нет оправдания отрицанию этих фактов. Принимая во внимание эти отрывки, вероятно, рабочим определением общего откровения будет «откровение Бога всем людям во все времена и во всех местах, доказывающее, что Бог существует и что Он разумен, силён и превыше человеческого разума».

Через особое откровение Бог открывает Себя чудесным образом. Особое откровение включает физическое появление Бога, сны, видения, написанное Слово Божье и, что наиболее важно, – Иисуса Христа. Библия упоминает явление Бога в физическом облике множество раз (Бытие 3:8; 18:1; Исход 3:1-4; 34:5-7), а также обращение к людям через сны (Бытие 28:12; 37:5; 3 Царств 3:5; Даниила 2) и видения (Бытие 15:1; Иезекииля 8:3-4; Даниила 7; 2 Коринфянам 12:1-7).

Первоочередную важность в откровении Бога имеет Его Слово, Библия, являющееся формой особого откровения. Бог чудесным образом руководил человеческими авторами Священного Писания, чтобы должным образом запечатлеть Его весть для человечества; хотя Он и использовал их собственные стили и личностные качества. Слово Божье живо и действенно (Евреям 4:12). Божье Слово вдохновенно и полезно (2 Тимофею 3:16-17). Бог определил, чтобы истины о Нем были записаны, так как Он знал о неточности и ненадежности устной традиции. Он также понимал, что сны и видения человека могут быть истолкованы неверно. Бог решил открыть всё, что необходимо человечеству знать о Нем, чего Он ожидает и что Он сделал для нас, в Библии.

Высшей формой особого откровения является Личность Иисуса Христа. Бог стал человеческим существом (Иоанна 1:1, 14). Послание к Евреям 1:1-3 подытоживает это наилучшим образом: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне… Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его». Бог принял человеческий облик в образе Иисуса Христа, чтобы отождествиться с нами, дать нам пример, научить нас, открыть Себя нам и, что важнее всего, обеспечить нам спасение, унизив Себя в смерти на кресте (Филиппийцам 2:6-8). Иисус Христос является Божьим высшим особым откровением.

Откровение и истолкование

Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию?

Рим 3:3

Весть и свидетельство

Так что же такое Библия? Книга в ряду других книг, доступная и понятная любому случайному читателю? Нет, это прежде всего священная книга, предназначенная для верующих. Конечно, и священную книгу как “литературное произведение” может читать любой. Сейчас речь не об этом. Мы говорим не о тексте, а о заключенной в нем Вести. У свт. Илария есть многозначительные слова: “Scriptura est non in legendo, sed in intelligendo” [Писание не в чтении, а в понимании]. Есть ли в Библии, если взять ее в целом, какая-то Весть? И кому она адресована — если адресована кому-нибудь? Призван ли каждый человек в одиночку постичь и истолковать смысл Книги? Или это дело общины — а отдельных людей лишь постольку, поскольку они принадлежат к этой общине?

Каково бы ни было происхождение отдельных документов, включенных в Библию, очевидно, что Книга в целом создана общиной — сначала Ветхим Израилем, затем Христианской Церковью. Библия — не собрание всевозможных исторических, законодательных и религиозных сочинений; это избранное, санкционированное и засвидетельствованное использованием (прежде всего литургическим) в общине, а затем и формально — авторитетом Церкви. Книги Библии отбирались и соединялись в целое со вполне определенной целью. “Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его” (Ин 20:30–31). Эти слова в какой-то степени относятся ко всей Библии. Несколько документов были отобраны, отредактированы, собраны в одной книге и даны верующим, народу, как верная запись Божественной Вести. Весть Божественна; она исходит от Бога; это Слово Божие. Но принимает Слово и свидетельствует о Его истинности община верующих. Вера удостоверяет, что Библия священна. Библия как книга составлена в общине и предназначена прежде всего для наставления общины. Книга и Церковь неразделимы. Библия — то же, что Завет, а Завет заключается с людьми. До Рождества Христова Слово Божие было доверено Народу Завета (см. Рим 3:2), теперь Весть о Царстве хранит Церковь Воплотившегося Слова. Библия — истинное Слово Божие, но оно стоит на свидетельстве Церкви. Ведь несомненно, что библейский канон установлен и утвержден Церковью.

Однако не следует забывать о миссионерской задаче Нового Завета. “Апостольская проповедь”, воплощенная и увековеченная в нем, имела две цели: наставить верующих и обратить весь мир. Поэтому Новый Завет — не книга общины в том узком смысле, в каком это определение применимо к Ветхому. Это еще и проповедь. Она не закрыта от внешних. Типично отношение к Писанию Тертуллиана. Он отказывался спорить с еретиками о трудных местах в Библии. Писание принадлежит Церкви, и еретики не должны ссылаться на него. У них нет прав на чужое достояние. Таков главный аргумент в знаменитом трактате Тертуллиана “De praescriptione haereticorum” [Против еретиков]. Неверующий не имеет доступа к Писанию — ведь он его не принял. Для него в Библии нет Вести.

Не случайно собрание произведений, написанных разными людьми в разное время, постепенно начали рассматривать как одну книгу. T¦ bibl…a — множественное число, но “Библия” — несомненно, единственное. Множество писаний составляет одно Священное Писание. И во всей библейской истории прослеживается одна главная тема, одна Весть. Ибо в Библии есть история. Более того, сама Библия есть История, летопись деяний Бога над Его избранным народом. Библия хранит прежде всего Magnalia Dei — великие деяния Божии. Бог начинает эту книгу. В ней есть начало, есть конец, он же и цель. Вот начальная точка — созидающее Божие “да будет”. Вот и конец: “Ей, гряди, Господи Иисусе!” (Откр 22:20). От Бытия до Откровения — единая книга, составленная из многих глав. И это книга истории. Между началом и концом лежит путь. У него есть направление, есть конечная цель. Каждое мгновение расположено между началом и концом и имеет свое неповторимое место в истории. Ни одно событие невозможно понять в отрыве от целого.

Бог говорил “многократно и многообразно” (Евр 1:1). Он открывал Себя людям на протяжении веков не один раз, но снова и снова. Он вел Свой народ от истины к истине. Откровение как бы поднималось по ступеням, шло по нарастающей. На это нельзя не обращать внимания. Но Бог один и Тот же, и Его Весть в конечном счете одна и та же. Именно Весть придает различным писаниям, несмотря на все их разнообразие, истинное единство. Различные версии одних и тех же событий вошли в Книгу нетронутыми. Несмотря на проблему “еван­гельских противоречий” (которую пытался решить Августин), Церковь противостояла всем попыткам превратить четыре Евангелия в одно синтетическое, Четвероевангелие — в Диатессарон. Все четыре Евангелия достаточно полно и, может быть, более зримо, чем любая компиляция, передают единую Весть.

Библия — книга о Боге. Но библейский Бог — не Deus Absconditus [Бог Сокрытый], а Deus Revelatus [Бог Открытый]. Бог является и открывает Себя. Бог входит в человеческую жизнь. И Библия — не просто человеческая летопись явлений и деяний Божиих. Она сама — Богоявление. Она есть Весть Бога. Сами Его деяния суть Весть. Поэтому в поисках Бога не стоит уходить от времени и истории. Ведь Бог встречается с человеком в истории, среди людей, в повседневности. Бог творит историю и беспрепятственно входит в нее. Библия глубоко исторична: это повествование не столько о предвечных тайнах, сколько о Божиих деяниях, а тайны здесь раскрываются только через историю. “Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил” (Ин 1:18). Он явил Бога, войдя в историю в Своем Святом Воплощении. Так что не стоит забывать об исторической рамке Откровения. Не надо отделять Истину от обрамления, в котором Она явилась — такая операция непоправимо исказит Ее облик. Ибо Истина — не идея, а Личность, Сам Воплотившийся Господь.

В Библии нас поражает близость отношений Бога с человеком и человека с Богом. Это отношения Завета, выбора и усыновления. Близость Бога и человека достигает вершины в Воплощении. “Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону” (Гал 4:4). В Библии мы видим не только Бога, но и человека. Это Откровение Бога, но Бог открывает нам и Свое отношение к человеку. Бог открывается человеку, “является” ему, “говорит” и общается с ним и этим открывает человеку тайный смысл его существования и конечную цель жизни. Мы видим, как Бог снисходит к человеку и открывается ему, и видим, как человек встречает Бога — не просто слушает Его голос, но и отвечает. Мы слышим в Библии не только голос Бога, но и ответствующий голос человека — в словах молитвы, благодарения, хвалы, трепета и любви, печали и раскаяния, восторга, надежды и отчаяния. Завет заключают два партнера — Бог и человек, и оба они участвуют в тайне истинной Бого-человеческой встречи, о которой повествует история Завета. В тайну Слова Божия входит и отклик человека. Это не монолог Бога — скорее, диалог, где говорят и Бог, и человек. Молитвы и взывания благочестивого псалмопевца — тоже “Слово Божие”. Бог хочет, ждет, требует от человека ответа и отклика. Для этого Он открывается человеку и говорит с ним. Он ждет, что человек обратится к Нему. Он заключает Завет с сынами человеческими. Однако это снисхождение к человеку не умаляет Божиего всемогущества и трансцендентности. Бог “обитает в неприступном свете” (1 Тим 6:16). Но этот свет “просвещает всякого человека, приходящего в мир” (Ин 1:9). В этом “парадокс” и тайна Откровения.

Откровение — это история Завета. Записанное Откровение — то есть Священное Писание — есть прежде всего история. Закон и пророки, псалмы и пророчества — все это включено и вплетено в живую историческую ткань. Откровение — это не только речения Бога. Это прежде всего Божии деяния; можно сказать, что Откровение есть путь Бога в истории. Откровение достигло вершины, когда Сам Бог навсегда вошел в историю; когда Слово Божие воплотилось и вочеловечилось. С другой стороны, Книга Откровения есть также книга о судьбах человечества. Она рассказывает прежде всего о сотворении, падении и спасении человека. Это история спасения: понятно, что в ней не обойтись без человека. Она показывает человека в послушании и упрямом непокорстве, в падении и в покаянии. И все человеческие судьбы, как в фокусе, собраны в судьбе Ветхого и Нового Израиля, избранного народа Божиего, народа, принадлежащего только Богу. Это избрание чрезвычайно важно. Один народ избран, отделен от всех остальных и сделан неким священным оазисом посреди всеобщего нечестия. Только с одним народом на земле Бог заключил Завет, только одному народу Бог даровал Свой священный закон. Только здесь было создано истинное (хотя и прообразовательное) священство. Только здесь появлялись истинные пророки, говорившие Духом Святым. Здесь был сокрыт священный центр мира, оазис, возращенный Божиим милосердием посреди падшей, грешной, потерянной и неискупленной земли. Все это — не просто слова, это истинная сердцевина библейской Вести. И все это — от Бога, здесь нет никаких человеческих заслуг и достижений. И все это — для человека, “нас ради человек и нашего ради спасения”. Все милости, дарованные Ветхому Израилю, направлены к конечной цели всеобщего спасения: “Ибо спасение от иудеев” (Ин 4:22). Искупление охватывает всех, но достигается только отбором, отделением и обособлением. Среди падения и гибели человечества Бог воздвиг священный оазис. Церковь — такой же оазис, обособленный, но не изъятый из мира. Ибо Церковь — не только приют и убежище, но и крепость и оплот Господень.

У Библии есть кульминация, поворотная, “крестная” точка на временной шкале. Это начало новой истории; но оно не разрывает историю на части, — наоборот, придает ей завершенность и единство. Граница между Заветами утверждает единство библейского Откровения. Два Завета нельзя смешивать, их необходимо строго различать. Но они неразрывно связаны — прежде всего личностью Христа. Иисус Христос принадлежит обоим Заветам. Он исполняет древние обетования, но самим исполнением “Закона и пророков” начинает новую эру и становится Исполнителем обоих Заветов, то есть целого. Он — сердце Библии, ибо Он есть № ўrcѕ ka€ Р tљloj — начало и конец. Но таинственное единство начала, середины и конца не разрушает реальность времени — напротив, придает историческому процессу истинную реальность и глубокий смысл. Нет больше череды “случаев” — историю наполняют события и достижения; новое, никогда прежде не бывшее, приходит в мир. “Се, творю все новое” (Откр 21:5).

В конечном счете весь Ветхий Завет — не что иное как “родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова” (Мф 1:1). Это эпоха обещаний и ожиданий, время заветов и пророчеств. Не только пророки предсказывали будущее. События — это тоже пророчества. Вся эта Книга — пророческая, прообразовательная, вся она символами говорит о грядущем исполнении. Но время ожиданий прошло. Обещание исполнено. Господь сошел на землю. Сошел, чтобы вечно пребывать среди Своего народа. Закончена история плоти и крови. Начинается история Духа: “Благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа” (Ин 1:17). Но новое не зачеркивает старого. Vetus Testamentum in Novo patet [Ветхий Завет открывается в Новом]. А patet буквально означает ‘открывается, начинается, исполняется’. Поэтому еврейские священные книги священны и для нового Христова Израиля — их нельзя отвергать или отбрасывать. Они тоже рассказывают о спасении, о деяниях Божиих. Они тоже свидетельствуют о Христе. Их нельзя превращать в сборники цитат или назидательных притч. Они должны читаться в Церкви как книги священной истории. Пророчества исполнились, и закон превзойден благодатью. Но ничто не прошло. В священной истории “прошлое” — не просто “прошедшее” или “бывшее”, но прежде всего “то, что сбылось и исполнилось”. Исполнение — основное понятие Откровения. То, что однажды стало священным, навсегда остается священным и святым. Оно отмечено печатью Духа. И Дух все еще дышит в словах, когда-то Им вдохновленных. Может быть, и правда, что в Церкви и для нас Ветхий Завет — не более чем книга; ибо Закон и Пророки превзойдены Евангелием. Новый Завет — конечно, более чем книга. Мы сами принадлежим к нему. Мы — народ Нового Завета. Поэтому в Ветхом Завете мы получаем Откровение прежде всего как Слово; мы свидетельствуем о Духе, “глаголавшем пророки”. А в Новом Завете Бог говорит с нами через Своего Сына, и мы призваны не только слушать, но и смотреть. “О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам” (1 Ин 1:3). Более того, мы призваны быть во Христе.

Полнота Откровения — во Христе Иисусе. И Новый Завет — историчен не менее Ветхого: Евангельская история Воплощенного Слова, начало церковной истории, наконец, апокалиптические пророчества. Евангелие — это история. В основании всей христианской веры и надежды лежат исторические события. Основа Нового Завета — не только речи, поучения и заповеди, но и события, факты, деяния. Апостольская проповедь с самого начала, со дня Пятидесятницы, когда св. Петр свидетельствовал виденное своими глазами (“чему все мы свидетели” — mЈrturoj — Деян 2:32) исполнение спасения в Воскресшем Господе, носила ярко выраженный исторический характер. Церковь стоит на этом историческом свидетельстве. Все, во что мы верим, имеет историческую структуру и выражено в событиях. Это тоже священная история. Тайна Христа — то, что “в Нем обитает вся полнота Божества телесно” (Кол 2:9). Эту тайну нельзя понять только в земной плоскости — здесь участвует и другое измерение. Но границы истории не стерлись, не потускнели; в Священном Образе ясно видны исторические черты. Апостольская проповедь была прежде всего рассказом, повествованием о том, что произошло на самом деле, “здесь и теперь”. Но случилось нечто новое и необыкновенное: “И Слово стало плотию” (Ин 1:14). Конечно, Воплощение, Воскресение, Вознесение — исторические факты не совсем в том же смысле и не того же уровня, что и события нашей повседневной жизни. Но от этого они не менее историчны, не менее реальны. Напротив, они даже более историчны — они истинно событийны. Очевидно, что в них можно удостовериться только верой. Но это не выбрасывает их из истории. Вера только открывает новое измерение, принимает историческое событие в его полной глубине, полной и неопровержимой реальности. Евангелисты и апостолы не были хронистами. В их задачу не входило описывать жизнь Иисуса день за днем, год за годом. Они говорили о Его жизни и делах только чтобы сохранить для нас Его облик: исторический, но в то же время Божественный образ. Это не портрет — скорее, икона; но “историческая” икона, образ Воплощенного Господа. Вера не создает новых ценностей; она открывает одну, непреходящую. Сама вера есть род видения, “уверенность в невидимом” (Евр 11:1) (свт. Иоанн Златоуст объясняет њlegcoj [доказательство] как Фyij [зрение]). Невидимое не менее, даже более реально, чем видимое. “Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым” (1 Кор 12:3). Это значит, что только через духовный опыт можно понять Евангелие во всей его полноте и глубине. Но открытое верой дано в истине. Евангелия написаны в Церкви. Они свидетельствуют о Церкви. Это свидетельства ее веры и опыта. Но от этого они не перестают быть историческими повествованиями и свидетельством того, что действительно произошло в пространстве и во времени. Если “верой” мы открываем много более того, что можем постичь “чувствами”, это доказывает только полную несостоятельность чувств в познании духовного мира. Великое деяние Бога Искупителя, Его решительное вторжение в ход исторических событий произошло на самом деле. Не стоит разделять “событие” и “его значение” — и то и другое дано нам в реальности.

Церковь — хранительница Откровения. Следовательно, она первейшая и главная его истолковательница. Библия сохраняет и охраняет Откровение; охраняет, но не объясняет. Человеческие слова — не более чем знаки. Оживляет их свидетельство Духа. Сейчас мы имеем в виду не отдельных людей, внезапно озаренных Святым Духом, но прежде всего неоскудевающую помощь Духа, дарованную Церкви, которая есть “столп и утверждение истины” (1 Тим 3:15). Писание нуждается в истолковании. Суть его — не в словах, а в Вести. А Церковь — назначенная Богом вечная свидетельница истинности и значения Вести, ибо она сама принадлежит к Откровению, как Тело Воскресшего Господа. Проповедь Евангелия, провозглашение Слова Божиего есть, несомненно, самая суть Церкви. Церковь стоит свидетельством. Но это свидетельство — не только указание на прошлое, не только воспоминание, но и открытие — вновь и вновь — Вести, когда-то дарованной святым и с тех пор хранимой верою. Более того, в жизни Церкви Весть вечно возобновляется. Сам Христос, как Искупитель и Глава Своего Тела, вечно живет в Церкви и продолжает дело искупления. Спасение в Церкви не только возвещается и провозглашается, но и происходит вновь и вновь. Священная история продолжается. Бог снова совершает великие дела. Magnalia Dei не ограничены прошлым; они продолжаются в Церкви и — через Церковь — в мире. Сама Церковь есть неотъемлемая часть новозаветной Вести. Церковь — часть Откровения, истории “Целого Христа” (по выражению бл. Августина, “totus Christus: caput et corpus” [Целый Христос — Глава и Тело]) и Святого Духа. Конец Откровения, его tљloj, еще не наступил. И Новый Завет истинно и полно живет только в опыте Церкви. Церковная история есть история искупления. Истина Книги открывается и укрепляется по мере возрастания Тела.

История и Догмат

Прежде всего необходимо понять, что Библия — трудная книга, “книга за семью печатями”. С течением времени она легче не становится. Однако дело не в том, что Библия, например, написана на незнакомом языке или содержит непонятные слова, не поддающиеся расшифровке. Напротив, сложность Библии — в ее удивительной простоте: тайны Бога открываются обычным людям в повседневной жизни, и вся книга выглядит какой-то слишком человеческой. Даже Сам Воплощенный Господь является нам в облике простого человека.

Писания “богодухновенны”, они — Слово Божие. Что такое “вдохновение Духа”, мы никогда не сможем точно определить — здесь тайна. Это тайна общения Бога с человеком. Мы не можем до конца понять, как именно “святые люди Божии” слышали Слово Господа, как смогли они выразить его словами своего языка. Но и в человеческой передаче звучит голос Божий. Слово Божие в словах человеческих: здесь лежит тайна и чудо Библии. Как бы мы ни понимали “вдохновение”, нельзя не обращать внимания вот на что: Писание действительно сохраняет и передает Слово Божие в человеческих словах. Бог говорил с человеком; но человек должен был выслушать и понять Его. “Антропоморфизм” — неотъемлемый признак истинного Богоявления. И это не снисхождение к человеческой слабости. Смысл его скорее в том, что человеческий язык, передавая Божественное Откровение, не теряет своих природных черт. Чтобы точно передать Божественное Слово, не нужно отказываться от нашего языка как от “слишком человеческого”. “Человеческое” не отметается прочь, но преображается Божественным вдохновением. Сверхъестественное не уничтожает естественного; Шpќr fЪsin [сверхъестественное] не означает par¦ fЪsin [противоестественное]. Человеческий язык не искажает и не умаляет славы Откровения, не ослабляет мощи Слова Божия. Слово Бога можно верно и точно воспроизвести в словах человеческих. Слово Божие не меркнет, когда звучит по-человечески. Ибо человек создан по образу и подобию Божию, и эта связь “по подобию” делает возможным общение. С тех пор, как Бог удостоил человека общением, само человеческое слово преобразилось, приобрело новую глубину и силу. Дух Божий дышит в строе человеческой речи. Так человек смог назвать Бога и говорить о Нем. Стало возможно богословие — “слово о Боге”. Строго говоря, богословие стало возможно только через Откровение. Это человеческий ответ Богу, заговорившему Первым. Это отклик человека Богу, Который заговорил с ним, Чьи слова человек услышал, сохранил и теперь записывает и повторяет. Конечно, этот ответ несовершенен. Богословие всегда в движении. Но основа и точка отсчета всегда одна: Слово Божие, Откровение. Богословие свидетельствует об Откровении. Свидетельствует по-разному: верой, догматами, священнодействиями и символами. В каком-то смысле главным ответом является само Писание — вернее, оно является одновременно Словом Божиим и ответом человека: Словом Божиим, переданным через полный веры отклик человека. В любой передаче Слова Божиего в Писании всегда есть доля человеческого истолкования. Оно неизбежно в какой-то мере “ситуационно-обусловлено”. Да и может ли человек отрешиться от своих человеческих условий?

Церковь излагала и систематизировала Весть Писания различными путями и способами, но прежде всего в догматах. Христианская вера развилась или выросла в систему верований и убеждений. В любой подобной системе внутренняя структура Вести выдвинута вперед и все частные положения веры жестко связаны друг с другом. Несомненно, мы нуждаемся в системе; в наших путешествиях нужна карта. Но чтобы начертить карту, нужна местность. Всякая система догматов строится на Откровении. Чрезвычайно важно, что Церковь никогда не рассматривала Догмат как замену Откровению. Они шли бок о бок: основные идеи Вести, выраженные в абстрактной форме в догматах и верованиях, и отдельные документы, относящиеся к тому или иному пункту Откровения. Можно сказать, что мы имеем дело с Догматом и Историей.

Но вот вопрос: как и до какой степени можно заключить историю в Догмат? Это главная проблема богословской герменевтики. Что такое “богословское истолкование Библии”? Как построить единую схему из множества разнообразных свидетельств, возникших на протяжении сотен лет? Библия едина, но в ней собраны самые разные писания. Мы не имеем права закрывать на это глаза. Решение в конечном счете зависит от нашей концепции истории, от нашего видения времени. Самое легкое — просто забыть о ходе истории и различиях между эпохами. Это искушение преследовало христианство с самых ранних времен. В нем коренятся все аллегорические истолкования: от Филона и Псевдо-Варнавы до воскресшего аллегоризма послереформационных времен. Это вечный соблазн всех мистиков. Библия рассматривается как книга священных притч, написанная на особом символическом языке, и задача экзегезы — разгадать скрытый смысл, открыть Предвечное Слово, скрытое под разнообразными покровами. Историческая истина и перспектива неуместны в этой концепции. Историческая конкретика — не более чем рамка картины, поэтическая образность. Все устремлено на поиски вечных значений. Вся Библия превращается в сборник поучительных примеров и таинственных символов, указующих на некую надвременную истину. А разве Истина Божия не едина и не вечна? При таком подходе естественно искать в Ветхом Завете доказательства всех важнейших христианских догматов и верований. Два Завета как бы сплавляются в один, надвременной, стираются их существенные различия. Опасности и недочеты такого герменевтического подхода очевидны и не нуждаются в развернутом объяснении. Единственное реальное спасение от этого соблазна — восстановление чувства истории. Библия — это история, а не система догматов, и нельзя делать из нее summa theologiae. Но это история не человеческой веры, а Божественного Откровения. И остается нерешенным главный вопрос: зачем вам сразу и Догмат и История? Для чего и почему Церковь хранит и то и другое? Самый легкий — и самый неудовлетворительный — ответ: Писание — точная запись Откровения, а все остальное — не более, чем подстрочный комментарий. Разумеется, комментарий не обладает авторитетом текста. В таком мнении есть доля истины, но тут же мы сталкиваемся с новым затруднением: почему даже позднейшие стадии Откровения не превзошли ранних? Почему в Новом Завете Христовом мы нуждаемся в Законе и Пророках, и они в какой-то степени не менее значимы, чем Евангелие и другие книги Нового Завета? Они — словно разные главы одной Книги. Ибо несомненно, что они включены в канон Писания не просто как исторические документы, но как главы, посвященные уже пройденным ступеням истории. В особенности это относится к Ветхому Завету. “Ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна” (Мф 11:13). Почему же и зачем мы храним закон и пророков? Как пользоваться Ветхим Заветом в Церкви Христовой?

Прежде всего — как историей. Но это священная история — история не человеческих верований и их развития, а великих деяний Божиих. И эти деяния — не случайные вторжения Бога в человеческую жизнь. Это таинственная связь и единение с человеком. Своими делами Бог вел избранный народ к высшей цели — ко Христу. Первые ступени пути как бы отражены или заключены в последующих. Это одно продолжительное действие Бога, скрепленное одной целью. На такой концепции строится так наз. “типологическое истолкование”. Терминология Отцов Церкви в этом вопросе довольно расплывчата. Но всегда существовало четкое различие между двумя системами или подходами. Один из экзегетических методов — аллегоризм. Аллегорист работает прежде всего с текстами: “за буквой” и “под буквой” Писания он ищет скрытый истинный смысл эпизодов, фраз и даже отдельных слов. Типолог же истолковывает не столько тексты, сколько события. Это не только филологический, но и исторический метод. Типолог ищет, обосновывает и показывает внутреннюю перекличку событий обоих Заветов. Он не ищет “параллелей” или подобий. И не каждый эпизод Ветхого Завета имеет себе соответствие в Новом. Но основные события Ветхого Завета являются “типами”, прообразами основных событий Нового. Эти соответствия Божественного происхождения: это, так сказать, ступени единого искупительного процесса, ведомого Провидением. В этом смысле типологию использовал еще апостол Павел (правда, называя ее аллегорией: “В этом есть иносказание” Гал 7:24). За всеми деяниями Бога стоит одна цель, которая была полностью открыта нам во Христе. Бл. Августин очень точно говорит об этом: “Мы должны искать тайну не только в слове, но и в самом событии” (Слово на Пс 68, 2, 6). “Тайной” Ветхого Завета был Христос: не только потому, что Моисей или пророки “говорили о Нем”, но прежде всего потому, что все течение священной истории, направляемое Богом, стремилось к Нему. И в этом смысле Он был исполнением всех пророчеств. Поэтому Ветхий Завет может быть понят и тайны его раскрыты только в свете Христа — они раскрыты пришествием Того, “Кто должен прийти”. Истинное пророческое значение пророчеств ясно видно только, так сказать, при взгляде назад, после их исполнения. Неисполненное пророчество всегда туманно и загадочно (таковы пророчества Апокалипсиса, которым только предстоит исполниться “в конце времен”). Но это не значит, что мы произвольно вкладываем в старый текст новое значение; это значение уже было там, хотя и в скрытом виде. Когда, например, мы вместе с Церковью отождествляем Страдающего Отрока (Книга Исайи) с Распятым Христом, мы не просто применяем видение из Ветхого Завета к событию из Нового; мы раскрываем значение самого видения, хотя во времена, предшествующие Христу, оно не могло быть полностью раскрыто. То, что было лишь видением (“предвидением”), стало историческим фактом.

Есть и другой чрезвычайно важный вопрос. Для аллегориста “образы”, им истолковываемые, суть отражения предвечного прототипа или даже образы некоей вечной и абстрактной “истины”. Они указывают на что-то вневременное. Типология же устремлена в будущее. “Типы” — это предвосхищения, прообразы, их “прототип” только должен прийти. Итак, типология — более исторический, чем филологический метод. Он предполагает и заключает в себе реальность истории, ведомой и направляемой Богом. Он органически связан с идеей Завета. Прошлое, настоящее и будущее связаны единством Божест­венной Цели, и Цель эта есть Христос. Поэтому типология имеет прежде всего христологическое значение (сюда включается и Церковь как Тело и Невеста Христова). Разумеется, на практике невозможно точно соблюсти правильный баланс. Даже у Отцов Церкви типология порой сочетается с уклонениями в аллегоризм и наростами иносказательных толкований — особенно что касается их проповедей и молитв. Важно то, что в катехизической традиции Ранней Церкви, сосредоточенной на таинствах, равновесие всегда сохраняется. Это традиция Церк­ви, и отклонения от нее следует отнести скорее к особенностям мышления или богатому воображению отдельных ученых. Церковь в своей трезвости исторична. Священное Писание читается в Церкви наряду с исповеданием веры (то есть системой догматов), дабы напомнить верующим об исторической основе и фундаменте их веры и надежды.

Бл. Августин утверждал, что пророки говорили о Церкви даже более отчетливо, чем о Самом Мессии, то есть Христе (In Ps 30, 2, enarratio, 2, M. L., 36, 244). В каком-то смысле это естественно: ведь Церковь уже была. Израиль, избранный народ, народ Завета, был более Церковью, чем нацией, как бывают ими прочие нации. T¦ њqnh, nationes, gentes — эти близкие по смыслу термины употребляются в Библии (и позже) только по отношению к язычникам, в отличие от единственной нации или народа, ставшего также (и прежде всего) Церковью Божией. Закон был дан Израилю как Церкви. Он охватывал всю человеческую жизнь, и “светскую”, и “духовную”, ибо все человеческое существование должно регулироваться Божественными предписаниями. И разделение жизни на “светскую” и “ду­ховную”, строго говоря, необоснованно. Во всяком случае, Израиль был Богоустановленной общиной верующих, объединенных Законом Божиим, истинной верой, священными обрядами и священством — все эти элементы мы находим и в традиционном определении Церкви. Ветхий Завет был исполнен в Новом, договор восстановлен, и Ветхий Израиль извергнут по крайнему своему неверию; он не узнал дня посещения своего. Истинное продолжение Ветхого Завета возможно только в Церкви Христовой (кстати, вспомним, как звучат эти слова по-еврейски: Церковь — кагал, Христос — Мессия). Она есть истинный Израиль, Израиль kat¦ pneЪma [по духу]. Поэтому еще св. Иустин решительно отвергал мнение, что Ветхий Завет связывает воедино Церковь и Синагогу. Он верил в прямо противоположное. Все иудейские притязания должны быть отвергнуты; раз евреи не верят в Христа Иисуса, то и Ветхий Завет им более не принадлежит. Никто более не может предъявлять права на Моисея и пророков, если он не с Иисусом Христом. Ибо Церковь есть Новый Израиль и единственная наследница всех ветхих обетований. В этих ригористических размежеваниях ранние апологеты христианства заявляют новый и важный герменевтический принцип. Ветхий Завет должно читать и истолковывать как книгу Церкви. Книгу от Церкви, добавим мы.

Закон был превзойден Истиной — в этом и состояло его исполнение — и отменен. Больше нет нужды налагать на новообращенных тяжкие бремена. У Нового Израиля своя конституция. Эта часть Ветхого Завета устарела. Она была в основе своей “ситуационно-обусловленной” — не столько в исторически-относительном, сколько в глубоко провиденциальном смысле. Господь создал или начал новую ступень искупления, новую фазу в священном деле спасения. Все, что по своей сущности принадлежало к предыдущей ступени, потеряло свое значение — или, верней, сохранило значение только как прообраз. Даже Десять Заповедей — не исключение: они превзойдены “новой заповедью”. Теперь Ветхий Завет можно использовать только в его отношении к Церкви. До Воплощения Церковь была ограничена одним народом. Теперь нет больше национальных различий: нет ни иудея, ни эллина — все едины в Едином Христе. Другими словами, мы не имеем права вырывать какие-то моменты Ветхого Завета из книги Церкви и объявлять их данным в Писании образцом для нашей современной жизни. Ветхий Израиль был прообразовательной Церковью, но отнюдь не идеальным народом. Об этом можно сказать следующее. Несомненно, из Библии мы можем почерпнуть немало сведений о социальном законодательстве — это входит в Весть Грядущего Царства. Мы можем немало узнать о политической, социальной и экономической организации евреев на протяжении веков. Все это может очень помочь нам в социологических дискуссиях. Но едва ли допустимо выискивать в Библии (то есть в Ветхом Завете) какой-то вечный, идеальный образец политического или экономического устройства, подходящий для современности — или для любого другого времени и места. В Библии много исторических сведений. Но это уроки истории, а не богословия. Библейский фундаментализм в социологии не лучше, чем в любой другой области. Библия — не авторитет в общественных науках, как и не авторитет в астрономии. Единственный социологический урок, который можно извлечь из Библии — факт существования Церкви, Тела Христова. Но ни один библейский рассказ о преходящем нельзя воспринимать как “свидетельство Писания”. “Свидетельства Писания” бывают только в богословии. Это не значит, что невозможно найти и не надо искать в Библии руководства в практической жизни. Но такой поиск не будет “богословст­вованием”. И, может быть, уроки ветхозаветной истории ничем принципиально не отличаются от других уроков прошлого. В Ветхом Завете необходимо различать вечное и преходящее (или “ситуационно-обусловленное”). И прежде всего мы должны преодолевать его национальную ограниченность. Иначе мы можем не заметить нового в Новом Завете. В самом Новом Завете проведено четкое различие между историей и пророчеством. Истинная тема Библии — не народы и общества, не небо и земля, а Христос и Его Церковь. Ветхий Завет был прообразом не какого-то случайного народа, а Нового Завета — Вселенской Церкви. Национальная ограда прообразовательной Церкви сокрушена “спасением всех”. После Христа возможен только один народ: христиане, genus Christianum — tertium genus [третий народ], по старинному выражению, — и ни один народ не может, ссылаясь на Писание, выдвигать какие-то претензии и требовать привилегий. Национальные различия принадлежат природе и не имеют отношения к благодати.

Библия закончена. Но священная история продолжается. Библейский канон включает пророческую книгу Откровения. Впереди — грядущее Царство, последнее исполнение обетований: поэтому и в Новом Завете есть пророчества. Вся жизнь Церкви есть в каком-то смысле пророчество. Но после Рождества Христова само понятие будущего изменилось. В Церкви Христовой грань между настоящим и будущим получила новое значение. Ибо теперь Христос не только в будущем, но и в прошлом, и в настоящем. Это чрезвычайно важно для правильного понимания Библии. Все герменевтические правила и принципы необходимо пересмотреть в свете этой эсхатологической перспективы. Но здесь нас подстерегают две опасности. Во-первых, между Ветхим и Новым Заветами нет полной аналогии, в глубине своей они различны и относятся друг к другу как “образ” и “истина”. Отцы Церкви учили, что Слово Божие открывалось людям постепенно на протяжении всего Ветхого Завета. Но ветхие Богоявления нельзя ставить в один ряд с Воплощением Слова и придавать им такое же значение: иначе Искупление превратится в бледную аллегорию. “Прообраз” есть не более чем тень, изображение, а в Новом Завете мы встречаемся с реальным событием. Новый Завет — не только “образ” Грядущего Царства. Он сам есть Царство, пришедшее в мир. Во-вторых, преждевременно говорить о “сбывшихся пророчествах”: ведь tХ њscaton [‘последнее’, последние времена] еще не наступило, и священная история не окончена. Лучше сказать, что пророчества начали сбываться. Это более по-библейски — ведь поворотная точка Откровения уже в прошлом. “Последнее”, или “новое” уже вошло в историю, но финал еще не наступил. Царство началось, но не исполнилось. Сам строгий канон Писания символизирует полноту. К Библии ничего нельзя добавить, ибо Слово Божие стало плотью. Наша последняя инстанция — не Книга, а Живой Человек. Но Библия сохраняет свой авторитет не только как летопись, но и как пророческая книга, полная тайн, указующих на будущее, на конец истории.

Священная история Искупления продолжается. Теперь это история Церкви, которая есть Тело Христово. Дух-Утешитель обитает в Церкви. Законченной системы догматов в христианстве нет и быть не может, ибо Церковь вечно в пути. И Библия хранится в Церкви как историческая книга, призванная напоминать верующим о динамической природе, “многократ­ности и многообразности” Божественного Откровения.

Перевод с английского Н. Холмогоровой

7 советов для понимания Откровения

Книгу Откровения, как известно, трудно понять. На протяжении веков церковь представляла бесчисленное количество интерпретаций и теорий о значении и значении этого загадочного произведения.

Даже современные ученые подходят к Откровению по-разному.

Считаете ли вы это устрашающим или соблазнительным, нам нужны ограждения, которые не позволят нам потеряться в пророчествах, метафорах и апокалиптических образах Откровения.Вот несколько советов по изучению Откровения от Скотта Дюваля, который вместе с Дж. Дэниелом Хейсом преподает онлайн-курс «Библейское толкование».

Отправляя свой адрес электронной почты, вы понимаете, что будете получать электронные сообщения от HarperCollins Christian Publishing (501 Nelson Place, Nashville, TN 37214 USA) с информацией о продуктах и ​​услугах HCCP и ее аффилированных лиц. Вы можете отказаться от подписки на эти электронные сообщения в любое время. Если у вас есть вопросы, просмотрите нашу Политику конфиденциальности или напишите нам по адресу yourprivacy @ harpercollins.com.

5 подходов к толкованию Откровения

Как и все книги Библии, Откровение было написано в определенное время и в определенном месте для определенных людей. Но он также пропитан символизмом и пророчеством, что привело к появлению множества методов толкования. Традиционно толкователи подходили к Откровению четырьмя основными способами. Давайте рассмотрим все четыре, а затем представим пятый.

Претерист

Претеристический подход подчеркивает исторический контекст Откровения и пытается понять его так, как это поняли бы слушатели Иоанна.

Историк

Многие события из Откровения, кажется, произошли в первом веке. Историцистский подход рассматривает Откровение как карту или схему того, что происходило или будет происходить на протяжении всей истории церкви с первого века до возвращения Христа.

Футурист

Футуристический подход считает, что большая часть книги связана с будущими событиями, непосредственно предшествующими концу истории.

Идеалист

Идеалистический подход не интерпретирует Откровение с точки зрения какой-либо конкретной ссылки на время, а скорее связывает его с продолжающейся борьбой между добром и злом.

Эклектика

Эклектичный подход к чтению Откровения представляет собой попытку объединить сильные стороны нескольких других подходов:

  • Откровение, кажется, обращается непосредственно к христианам первого века, поэтому мы должны читать Откровение так же, как мы читаем любую другую книгу Библии, серьезно относясь к его историческому контексту.
  • Откровение также представляет вечные истины для выживания в борьбе между добром и злом. Видения из Откровения побуждают нас отказаться от самодовольства и оставаться верными во времена гонений.
  • В Откровении также явно есть что сказать о грядущих событиях. Некоторые описываемые в нем события ожидают исполнения в будущем (например, возвращение Христа, суд над великим белым престолом и прибытие святого города).

Принципы чтения проро-апокалиптического письма

В дополнение к этим общим подходам к Откровению, конкретные принципы могут помочь нам верно прочитать это пророчески-апокалиптическое письмо. Вот семь предложений:

1.Читайте Откровение со смирением.

Мы должны сопротивляться подходам, основанным на «откровении, сделанном просто». Откровение дается нелегко! Если вы не желаете жить в условиях неопределенности, вы с большей вероятностью прочитаете в Откровении то, чего там нет. Остерегайтесь переводчиков, у которых есть ответы даже на самые мелкие вопросы. «Эксперты», заявляющие об абсолютном знании каждой детали Откровения, должны немедленно вызвать подозрение.

Читайте Откровение непредвзято: будьте готовы признать, что ваша интерпретация может быть неправильной, и будьте готовы изменить свою точку зрения, если библейские свидетельства указывают в другом направлении.

2. Попытайтесь обнаружить сообщение для первоначальных читателей.

Обнаружение послания первоначальной аудитории является высшим приоритетом для любой книги Библии, но особенно для этой. Первые христиане были благословлены за послушание Откровению (1: 3), и эта книга описана как открытая (или открытая) книга, даже для людей, живших во дни Иоанна (22:10). Когда доходит до чтения Откровения, существует тенденция игнорировать первых христиан и сразу переходить к посланию Бога для нас.

Некоторые люди используют сегодняшние газеты как ключ к толкованию Откровения. Но, как отмечает Крейг Кинер в своем комментарии, такой подход не соответствует высокому взгляду на Писание. «Газетный» подход предполагает, что мы должны жить в последнем христианском поколении. Это также подразумевает, что в Откровении Бог на самом деле не обращался к самым первым христианам. Разве мы не такие высокомерные, как современные переводчики? Что, если Христос не вернется до 4000 г. н.э.? Будет ли в Откровении по-прежнему послание для нас, раз уж мы не будем последним поколением?

Если наша интерпретация не имеет смысла для первоначальных читателей, мы, вероятно, упустили смысл отрывка.Гордон Фи и Дуглас Стюарт напоминают нам о том, как важно открыть сообщение для первоначальной аудитории: «Как и в случае с Посланиями года, основное значение Откровения — это то, что имел в виду Иоанн, что, в свою очередь, тоже должно быть его читатели могли понять, что это означает ».

Мы должны понять, что Откровение означало во дни Иоанна, чтобы понять, что означает сегодня.

3. Не пытайтесь открыть строгую хронологическую карту будущих событий.

Revelation не развивается строго линейно. Книга наполнена пророческими, апокалиптическими видениями, призванными произвести на читателя драматическое впечатление, а не представить точную хронологическую последовательность будущих событий. Например, обратите внимание, что шестая печать (6: 12–17) переносит нас в конец века.

«Я наблюдал, как он снял шестую печать. Произошло сильное землетрясение. Солнце стало черным, как вретище из козьей шерсти, вся луна стала кроваво-красной, и звезды в небе падали на землю, как смоквы падают со смоковницы, когда ее трясет сильным ветром.Небеса отступили, как сворачиваемый свиток, и все горы и острова сдвинулись со своих мест.

Тогда цари земли, князья, военачальники, богатые, сильные и все остальные, и рабы, и свободные, скрылись в пещерах и среди горных скал. Они взывали к горам и скалам: «Падайте на нас и укройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца! Ибо настал великий день их гнева, и кто сможет противостоять ему? » (NIV)

Но когда снимается седьмая печать, появляется совершенно новый набор судов — трубы — и седьмая труба (11: 15–19) также переносит нас в конец века:

«Седьмой ангел затрубил в трубу, и на небесах раздались громкие голоса, которые говорили:
«Царство мира стало царством нашего Господа и его Мессии, и он будет царствовать во веки веков.’

И двадцать четыре старца, сидевшие на престолах своих пред Богом, пали на лица свои и поклонились Богу, говоря:

«Мы благодарим Тебя, Господь Бог Всемогущий, Того, Кто есть и кто был, за то, что ты взял свою великую силу и начал править.

Народы разгневались, и пришел твой гнев. Пришло время судить мертвых и награждать ваших слуг, пророков и ваш народ, почитающий ваше имя, великое и малое, и истреблять тех, кто губит землю.’

Тогда Божий храм на небесах открылся, и в его храме был виден ковчег завета Его. И были вспышки молний, ​​грохот, раскаты грома, землетрясение и сильный град ».

Откровение 19–22 рисует наиболее красочную и детальную картину конца, но, как видите, это не первый раз, когда читатели переносятся до самого конца.

Но даже некоторые мелкие детали создают проблемы для создания хронологического порядка.

В Откровении 6: 12–16 нам сказано, что «звезды с неба упали на землю. . . . Небеса отступили, как сворачиваемый свиток, и все горы и острова сдвинулись со своих мест ». Тем не менее, в 7: 3 четырем ангелам сказано не «вредить земле, морю или деревьям, пока мы не поставим печать на челах слуг нашего Бога». Это не имеет смысла, если мы попытаемся навязать этому строгую хронологическую последовательность. Вместо того чтобы искать в книге Откровение хронологическую карту будущих событий, постарайтесь обнаружить главное послание в каждом видении.

4. Относитесь к Откровению серьезно, но не всегда воспринимайте его буквально.

Некоторые люди говорят, что мы должны интерпретировать Писание символически, потому что они отрицают реальность библейской истины или исторического события. Когда они говорят что-то образное или символическое, они имеют в виду, что это ненастоящее.

Но язык изображений с его символами, изображениями и цифрами способен передать буквальную истину и описать буквальные события. Это просто еще один языковой инструмент, еще один способ передачи реальности.В нашем образе мышления Откровение использует язык изображений, чтобы подчеркнуть историческую реальность, а не отрицать или умалять ее.

Наш метод интерпретации всегда должен соответствовать литературному жанру, который использовал автор. Для Откровения это означает, что мы не должны воспринимать язык изображений буквально. Когда мы пытаемся навязать буквальное толкование языку изображений, мы рискуем исказить задуманное автором значение.

Например, что происходит, когда мы пытаемся буквально интерпретировать ссылку в Откровении 17: 9 о женщине, сидящей на семи холмах? Если придать этому образу буквальную форму, получается либо одна очень большая женщина, либо семь очень маленьких холмов.Но когда мы говорим, что женщина в 17: 9 не является буквальной женщиной, это не отрицает реальности Писания. Христиане первого века, естественно, понимали, что женщина представляет Рим, город, построенный на семи холмах. Текст, вероятно, также смотрит за пределы Рима на могущественные языческие империи, противостоящие Богу. Мы серьезно относимся к языку изображений, но не буквально.

Откровение 1: 1 говорит, что Бог «обозначил» (KJV) книгу Иоанну. Слово, переведенное как «означать» (NIV, «сделал это известным»), предполагает, что Бог передал книгу Иоанну с помощью знаков или символов.По мнению Г.К. Бил, основой этого термина является Даниил 2, где Бог «показывает» царю, что произойдет в последние дни, показав ему наглядное откровение (Даниил 2:45). Для большей части Библии общим правилом является буквальное толкование, за исключением случаев, когда контекст явно требует символического прочтения. Слово «означать» в Откровении 1: 1 предполагает, что общее правило обратное: интерпретируют символически, если контекст не требует буквального прочтения.

5.Обратите внимание, когда Джон определяет изображение.

Джон иногда определяет изображения для своих читателей или дает подсказки для их идентификации. Вот несколько примеров:

  • В Откровении 1:17 «как сын человеческий» (1:13) — это Христос
  • В 1:20 золотые светильники — это церкви
  • В 5: 5–6 Лев есть Агнец
  • В 12: 9 дракон — это сатана
  • В 21: 9–10 небесный Иерусалим — это жена Агнца или церковь.

Когда изображения, которые уже идентифицировал Джон, повторяются в другом месте книги, мы, вероятно, можем предположить, что они относятся к тем же вещам, что и раньше.

Тем не менее, мы должны быть осторожны, чтобы не путать прямую идентификацию Джона изображения (упомянутые выше) с его плавным использованием изображений. Джон не стесняется использовать одно и то же изображение для обозначения разных вещей. Например, семь звезд относятся к ангелам семи церквей в четырех отрывках (1:16, 20; 2: 1; 3: 1).Но Джон также использует изображение одиночной звезды для обозначения других вещей:

  • Божьи агенты суда (8: 10–12)
  • Иисус (22:16)

Таким же образом образ женщины может представлять разные вещи в разных отрывках:

  • Лжепророчица (2:20)
  • Мессианское сообщество (глава 12)
  • Город блудниц или империя (глава 17)
  • Невеста Христа (19: 7; 21: 9)

Несмотря на то, что Джон может использовать изображения для обозначения различных вещей, мы все равно должны обращать внимание, когда он идентифицирует изображение.

6. Посмотрите на Ветхий Завет и исторический контекст.

Откровение использует язык на нескольких разных уровнях:

  • Уровень текста: слов написано на странице
  • Уровень зрения: Картинка, которую рисуют слова
  • Референтный уровень: к чему относится видение в реальной жизни

Одна из самых сложных частей чтения Откровения — это знать, к чему относятся изображения и символы. Даже когда мы понимаем, что происходит на уровне текста и видения, мы можем не знать, что происходит на референтном уровне.обычно мы знаем, о чем говорится в Откровении, но часто не уверены, о чем оно говорит.

Два места, где можно найти ответы, — это исторический контекст первого века и Ветхий Завет.

Исторический контекст Откровения

Согласно справочнику Зондервана к Библии , «Первые христиане жили в нетерпеливом ожидании возвращения Христа. Но через шестьдесят лет после его смерти этого все еще не произошло, преследования усиливались, и некоторые начинали сомневаться.Итак, письма Откровения церквям и книга в целом были необходимы, чтобы ободрить их твердо стоять на своем. Бог все контролирует, как бы все ни выглядело. Христос, а не император, является Владыкой истории. У него ключ самой судьбы. И он снова приходит, чтобы вершить правосудие. У каждого верного верующего — и особенно для тех, кто отдал свою жизнь за Христа — есть славное, прекрасное будущее ».

В тексте есть свидетельства того, что ранняя церковь подвергалась гонениям:

  • Сам Иоанн утверждает, что страдает вместе со своей аудиторией (1: 9)
  • Церковь в Эфесе перенесла лишения (2: 3)
  • Иисус признает страдания церкви в Смирне (2: 9–10)

Мы также знаем от других писателей того времени, что римские императоры первого века часто имели титулы, подобные тем, которые христиане давали Иисусу.Император Домициан хотел, чтобы его подданные обращались к нему как dominus et deus noster («наш господин и бог»), и самым ранним, самым основным христианским исповеданием было «Иисус есть Господь». Когда христиане отказывались исповедовать «Цезарь есть Господь» в поклонении императору, они считались нелояльными к государству и подвергались гонениям. В этот период истории призыв к поклону императору становился все более распространенным и систематическим, и не все христиане отвечали ему неповиновением.

Откровение показывает нам, что христиане по-разному боролись с гонениями, когда было написано письмо:

  • Ефес оставил свою первую любовь (2: 4).
  • Некоторые в Пергаме и Фиатире следовали лжеучителям (2: 14–15, 20).
  • Сарды имели репутацию живого, но мертвого (3: 1).
  • Господь собирался выплюнуть Тёплую Лаодикию изо рта (3:16).

Все это влияет на то, как мы читаем Откровение.

Ссылки Ветхого Завета

Хотя в Откровении нет явных цитат из Ветхого Завета, книга полна отголосков и намеков на Ветхий Завет. Откровение содержит больше ссылок на Ветхий Завет, чем в любой другой книге Нового Завета — почти 70 процентов его стихов содержат ссылки на Ветхий Завет. Псалмы , Исаия, Даниил и Иезекииль вносят самый важный вклад в Откровение.

В Откровении 1 Иоанн использует следующие символы из книги Даниила, чтобы описать свое видение Иисуса:

  • Белый, как шерсть (Даниил 7: 9)
  • Подобно сыну человеческому, идущему с облаками (Даниил 7:13)
  • Пояс из чистого золота (Даниил 10: 5)
  • Глаза, как пылающие факелы (Даниил 10: 6)
  • Руки и ноги, как полированная бронза (Даниил 10: 6)
  • Как звук множества (Даниил 10: 6)

Вот видение Иисуса Иоанном:

«Я обернулся и увидел голос, говоривший со мной.И когда я повернулся, я увидел семь золотых светильников, и среди них был некто, подобный сыну человеческому , одетый в одежду, доходящую до ног, и с золотым поясом на груди. Волосы на его голове были белыми, как шерсть , белыми, как снег, а его глаза были подобны пылающему огню . Его футов были подобны бронзе, светящейся в печи , а его голос был подобен звуку бурлящей воды ». (Откр. 1: 7, 12–15 [курсив мой])

В этом отрывке понимание Даниила помогает нам понять Откровение.Иоанн часто использует язык Ветхого Завета, чтобы описать то, что он видел и слышал. По мере того, как мы пытаемся определить, о чем идет речь, мы должны обратиться как к историческому контексту, так и к Ветхому Завету.

7. Сосредоточьтесь на главной идее и не теряйтесь в деталях.

В большинстве литературных жанров Библии мы начинаем с деталей и работаем над пониманием всего текста. Однако с Откровением мы должны начать с общей картины и работать над пониманием деталей.Когда мы пытаемся определить богословские принципы в Откровении, нам следует сосредоточиться на основных идеях.

Прочтите отрывок из книги Откровение и постарайтесь выразить основную идею в кратком изложении. Например, основная идея Откровения 4–5 относится к вознесенному и возвышенному Господу, единственному достойному исполнить божественные суды. Детали любого отдельного раздела увеличивают влияние на читателя, но не меняют основную идею. Не поддавайтесь искушению сосредоточиться на деталях так, чтобы упустить главную идею. Не позволяйте главной теме каждого раздела или видения исчезнуть. Как уже было сказано, при чтении Откровения главное — главное сделать главное!

Если центральное правило толкования состоит в том, чтобы ухватить основную идею каждого видения, становится важным, чтобы у нас было общее понимание того, как разворачивается книга. Мы видим, как книга разворачивается в семи широких частях, заключенных в скобки: введение и заключение.

Помня об этом, читайте Откровение

Эти семь принципов станут путеводной нитью в процессе изучения этого знаменитого сложного текста.Они не сделают за вас тяжелую работу по интерпретации, но они могут держать вас в сосредоточении, пока вы смиренно исследуете откровение Иоанна.

.

Знание Откровения — Служение Эндрю Воммака

Одна из самых необходимых вещей среди Тела Христова сегодня — это откровение о Слове Божьем.

Чтобы понять, что такое откровение и как применить его в своей жизни, вы должны знать хотя бы некоторые основы о своем духе, душе и теле. Ваш дух — это часть вас, которая изменилась при спасении. Во 2 Коринфянам 5:17 говорится: «Итак, если кто во Христе, тот новая тварь: прежнее прошло; вот, все стало новым.«Ваше тело и душа не стали совершенно новыми. Их можно изменять и обновлять по мере вашего роста в Господе, но это непрерывный процесс. Единственная часть вас, которая полностью изменится при спасении, — это ваш внутренний человек или дух.

Этот рожденный свыше дух обновляется в познании по образу Создавшего его (Кол. 3:10). В Первом Послании к Коринфянам 2:16 говорится: «Но мы имеем разум Христов», а в 1 Иоанна 2:20 сказано: «А вы имеете помазание от Святаго, и вы все знаете». Эти отрывки из Священных Писаний показывают нам, что наш духовный человек совершенен в Иисусе (Кол.2:10). Мы все знаем.

Но даже если это верно для вашего духа, это знание не принесет пользы вашим физическим и душевным частям, пока вы не освободите их, обновив свой ум. В Послании к Римлянам 12: 2 говорится: «И не уподобляйтесь миру сему; но преобразуйтесь обновлением разума вашего, дабы вы могли испытать, что такое добрая, угодная и совершенная воля Божия».

Наши умы на самом деле являются полем битвы. Наш дух совершенен (Еф. 4:24, Кол. 2:10), и наши тела будут делать то, что им говорят, но наши душевные части (включая наш интеллект) обязаны выбирать или использовать нашу свободную волю.В этом смысле душа человека — это главный контроль над всей нашей личностью. Для рожденного свыше человека дух — движущая или животворящая сила, но последнее слово остается за душой из-за воли. Бог не нарушит нашу свободную волю, кроме как окончательным приговором. Следовательно, необходимо, чтобы этот «разум Христа» (который мы получили в нашем духовном человеке) работал в наших душевных умах, чтобы мы могли делать правильный выбор. Это делается путем изучения Слова Божьего. Слово Божье — это мудрость Бога (Луки 11:49), записанная так, чтобы наш душевный человек мог прочитать и понять его.Но 2 Коринфянам 3: 6 показывает нам, что простого знания Слова Божьего недостаточно. У нас должно быть духовное понимание, потому что Слово Божье — это дух и жизнь (Иоанна 6:63).

Когда знание Слова Божьего проникает в наш душевный разум через слушание или изучение его, наш дух свидетельствует об истине и передает мудрость, то есть способность применять знания. Тогда это становится знанием откровения, а не просто фактами о Боге (с его помощью можно запрограммировать компьютер), но знанием о Боге, которое было божественно оживлено в нас Богом через наших рожденных свыше духов.

Это объясняет, почему Слово Божье, кажется, работает для одних людей, а не для других. На первый взгляд может показаться, что все знали Слово, но на самом деле только те, кто победили, имели Слово Божье внутри себя через знание откровения. Слово Божье действует! И если в наших сердцах будет истинное откровение Слова Божьего, мы победим мир.

Как мы получаем, что Слово Божье становится живым и могущественным в нашей жизни, как говорится в Послании к Евреям 4:12? Один из важных способов — размышлять над Словом Бога.Слишком часто мы настолько голодны, чтобы изучить Слово Божье, что не уделяем достаточно времени, чтобы позволить разуму Христа в нашем духовном человеке дать нам полное раскрытие силы, заключенной в этих словах. В моей жизни было время, когда я был так занят чтением каждой книги и желанием выслушать каждого проповедника, что Господь сказал мне прекратить все это и сделать правду, которую Он сказал мне, реальностью в моей жизни. Я не говорю, что мы должны перестать наполняться знанием Слова, но нам нужно осознать, что только Слово, смешанное с верой (которое исходит от нашего духовного человека, Рим.10:10) принесет нам пользу (Евр. 4: 2). Нам было бы лучше иметь в себе лишь небольшое количество Слова, если бы оно было для нас истинным откровением от Бога, чем если бы у нас было огромное количество Священного Писания только с плотским пониманием. Ранние ученики доказали это, потому что по сравнению с завершенным Словом Божьим, которое у нас есть сегодня, у них не было большинства Священных Писаний Нового Завета. Священные Писания Ветхого Завета были для них недоступны, и тем не менее они все же изменили свой современный мир.

Это откровение — это то, чего не хватало в религиозном представлении Слова Божьего. Плотские проповедники распространяли плотские знания плотским людям, и поэтому истинная сила Слова Божьего не была высвобождена. Но в эти последние дни знание откровения Бога начинает течь среди Его народа больше, чем когда-либо прежде. Верующие реагируют не на титулы перед или после имени человека, а скорее на силу Слова Божьего, независимо от того, через какой сосуд оно проникает: «Ибо Царствие Божие не в слове, но в силе» (1 Кор.4:20). Вы можете получить это откровение, потому что Бог уже дал вам «разум Христов» (1 Кор. 2:16).

.

Как я могу понять Книгу Откровения?

Вопрос: «Как я могу понять Книгу Откровения?»

Ответ:


Ключом к толкованию Библии, особенно книги Откровение, является последовательная герменевтика. Герменевтика — это изучение принципов интерпретации. Другими словами, это то, как вы интерпретируете Писание. Нормальное герменевтическое или нормальное толкование Священного Писания означает, что если стих или отрывок явно не указывают на то, что автор использовал образный язык, его следует понимать в его нормальном смысле.Мы не должны искать другие значения, если естественное значение предложения имеет смысл. Кроме того, мы не должны одухотворять Писание, приписывая значение словам или фразам, когда ясно, что автор под водительством Святого Духа имел в виду, что его следует понимать так, как оно написано.

Одним из примеров является Откровение 20. Многие будут приписывать различные значения ссылкам на тысячелетний период. Тем не менее, этот язык никоим образом не подразумевает, что ссылки на тысячу лет следует понимать как нечто иное, чем буквальный период в тысячу лет.

Простой план книги Откровение можно найти в Откровении 1:19. В первой главе воскресший и возвышенный Христос обращается к Иоанну. Христос говорит Иоанну: «Итак, напиши, что ты видел, что сейчас и что будет позже». То, что Иоанн уже видел, записано в главе 1. «То, что есть» (присутствовавшее во дни Иоанна) записано в главах 2–3 (письма к церквям). «То, что произойдет» (будущее), записано в главах 4–22.

В общем, главы 4–18 Откровения посвящены Божьим судам над людьми земли. Эти суды не для церкви (1 Фессалоникийцам 5: 2, 9). Прежде чем начнутся суды, церковь будет удалена с земли в результате события, называемого восхищением (1 Фессалоникийцам 4: 13-18; 1 Коринфянам 15: 51-52). В главах 4–18 описывается время «бедствия Иакова» — беды для Израиля (Иеремия 30: 7; Даниил 9:12, 12: 1). Это также время, когда Бог будет судить неверующих за их восстание против Него.

Глава 19 описывает возвращение Христа с церковью, невестой Христа. Он побеждает зверя и лжепророка и бросает их в озеро огненное. В главе 20 Христос связал сатану и бросил в бездну. Затем Христос устанавливает Свое царство на земле, которое продлится 1000 лет. По прошествии 1000 лет сатана выходит на свободу и возглавил восстание против Бога. Он быстро побежден и также брошен в озеро огненное. Затем наступает последний суд, суд для всех неверующих, когда они тоже брошены в озеро огненное.

В главах 21 и 22 описывается то, что называется вечным состоянием. В этих главах Бог говорит нам, какой будет вечность с Ним. Книгу Откровения можно понять. Бог не дал бы его нам, если бы его значение было полностью тайной. Ключом к пониманию книги Откровение является толкование ее как можно более буквально: в ней говорится, что она означает, и означает то, что она говорит.

.

Каково футуристическое толкование книги Откровение?

Вопрос: «Каково футуристическое толкование книги Откровение?»

Ответ:


Футуристическая интерпретация книги Откровения — это один из четырех подходов к пониманию пророчеств Откровения. Остальные три системы — это историцистская, претеристическая и духовная (или идеалистическая).

Основная посылка футуристической точки зрения состоит в том, что большинство пророчеств в Откровении все еще ждут будущего, буквального исполнения.Такой взгляд на толкование Откровения очень популярен сегодня, особенно среди диспенсационалистов. Это метод, который использовали авторы бестселлера Left Behind . Те, кто придерживается этой точки зрения, обычно верят, что все, что было после Откровения 3, исполнится в будущем.

Футуристическая точка зрения часто делит Откровение на три части, которые определены в Откровении 1:19. Там апостол Иоанн получает указание: «Итак, напишите, что вы видели, что сейчас и что произойдет позже.Следуя этой схеме из трех частей, Откровение 1 содержит видение Иоанном воскресшего Христа и представляет прошлое («то, что вы видели»). Главы 2 и 3, содержащие письма к семи церквям, описывают настоящее («то, что есть сейчас»). Наконец, в главах 4–22 описываются события в будущем («что произойдет позже»).

Диспенсационалисты обычно считают, что вознесение церкви происходит во время Откровения 4: 1, после чего наступает то, «что произойдет позже».Откровение 4: 1 знаменует начало скорби, семилетнего периода, когда Бог завершает наказание Израиля и начинает свой суд над неверующим миром, как описано в Откровении 4–19. Некоторые футуристы относят вознесение церкви к 19-й главе Откровения во время Второго пришествия Иисуса.

Футуристический подход в основном рассматривает видение Джона как серию хронологических событий, хотя некоторые футуристы видят параллельные или циклические закономерности в видениях из Откровений 4–19. Футуристическая интерпретация поддается более буквальному взгляду, чем другие системы интерпретации, которые склонны аллегоризировать события Откровения.Например, в Откровении 19:20 говорится: «Зверь был схвачен, а с ним — лжепророк, сотворивший чудесные знамения от его имени. . . . Их двоих живыми бросили в огненное озеро с горящей серой ». Футуристическая интерпретация рассматривает это как пророчество о том, что два злых человека столкнутся с личным судом от Бога. Духовная интерпретация, напротив, просто рассматривает это как моральную сказку, выражающую аспект многовековой борьбы между добром и злом. Претеристическая точка зрения утверждает, что это событие уже произошло, где-то в первом веке.

Критики футуристического взгляда иногда обвиняют футуристов в том, что они придерживаются слишком буквальной интерпретации и не признают никаких символических значений. Однако футуристы признают, что некоторые аспекты Откровения являются символическими. Описание Иисуса, возвращающегося с «острым мечом», выходящим «изо рта», очевидно, является символическим, но это символ с буквальным толкованием — Иисус вернется и выиграет битву силой Своего слова.

Ошибка, которую следует избегать в футуристической интерпретации Откровения, — это превращение в «газетных теологов», которые пытаются наложить текущие события на временную шкалу Откровения.Такой подход может привести к установке даты, если вы не будете осторожны. К сожалению, многие люди попали под влияние таких «экспертов по пророчествам», чьи предсказания не сбылись.

Среди верных, верящих Библии христиан существуют разные точки зрения на последнее время. Мы считаем, что футуристическая точка зрения на Откровение наиболее согласуется с буквальным толкованием Библии в целом и наилучшим образом подтверждает заявление книги о том, что она является пророчеством (Откровение 22: 7, 10).Какую бы точку зрения вы ни выбрали, всем христианам следует готовиться к встрече с Иисусом Христом и ждать Его возвращения (Иоанна 14: 3).

.