Содержание

10 крутых книг о постапокалипсисе: конец света близок

Апокалипсис — благодатнейшая тема, которая неоднократно препарировалась в фантастической литературе последних десятилетий. Со временем авторы стали расширять границы этого жанра и пришли к выводу, что не так страшно умереть во время катаклизма, как жить после него. Что следует за финальными титрами? Что происходит, когда пепел оседает? Что наступает после конца?

На все эти вопросы отвечает литература постапокалипсиса. Этот научно-фантастический жанр получил широкое распространение после Второй мировой войны, когда над миром нависла реальная угроза уничтожения из-за ядерного оружия. Неизменной декорацией для подобного рода произведений является мир, переживший полный крах. Причины так называемого «конца света» могут быть разными — атака инопланетян, падение астероида, глобальный природный катаклизм, неизвестный вирус, оружие Третьей мировой войны и т. п.

Анархия или диктатура

Осиротевшему человечеству приходится начинать все с нуля. Получается это у него, как правило, плохо, от того в постакалиптическом мире стоят хаос, разруха, анархия или, напротив, диктатура тех, кто успел захватить сомнительную власть над другими.

Жанр постапокалипсис пользуется неизменной любовью у читателей разных возрастов и полов. Для кого-то космогония постакалиптического мира является своего рода отдушиной от скучной цивилизованной современности, для кого-то — источником к самоанализу («А как бы я поступил на месте героев?»), а для кого-то настоящим эстетическим блаженством, ведь в хаосе тоже есть своя поэтика.

Среди многообразия книг, посвященных теме конца света, предлагаем обратить внимание на топ-10 самых крутых книг о постапокалипсисе.

Робер Мерль «Мальвиль»: как за каменной стеной

Роман французского прозаика Робера Мерля («Разумное животное», «Остров») был опубликован в 1972 году и сегодня является одним из классических образцов постакалиптики.

В мире, разрушенном в результате ядерной войны, пытаются выживать небольшие группки людей. Одна из подобных импровизированных общин обосновалась в средневековом замке Мальвиль. Владелец замка Эмманюэль Конт и его соратники пытаются обустроить собственное хозяйство – разводят скот, выращивают овощи и фрукты, налаживают ремесла. Однако на пути к новой жизни им приходится столкнуться с ужасающими последствиями творящегося за стенами Мальвиля ужасами. Вокруг орудуют одичавшие банды людей, мораль изуродована и раздавлена, женщины, оказавшиеся в меньшинстве, практикуют многомужество, мужчины – гомосексуализм или, напротив, болезненное воздержание. Ничто не рождается, никто не заводит семьи, никто никому не верит. Удастся ли двадцати выжившим создать свой маленький Эдем за вековыми стенами Мальвиля?

В качестве повествователя в романе выступает Эмманюэль Конт, владелец замка и предводитель мальвильской общины. Он рассказывает о тех страшных временах, когда мир вставал из руин, и с ностальгичной теплотой вспоминает о том, когда он еще не погиб.

Бернард Беккет «Генезис 2075»: остров Британия

В 2006 году вышла повесть-постапокалипсис от английского писателя Бернарда Беккета «Генезис 2075». В видении Беккета причиной краха современного мира стала эпидемия старой доброй чумы. Большая часть человечества погибла, коммуникация между странами нарушена, жители когда-то великого британского острова оказались полностью изолированы от остального мира.

Правда, налаживать отношения с мировым сообществом британцы не торопятся. Панически боясь неведомого врага из вне, они обстреливают самолеты и топят корабли, приближающиеся к берегам Британии. Беккет со своей стороны наблюдает за отчаянными островитянами и подспудно рассуждает о разуме, сознании, Боге и существовании души.

«Генезис 2075» – одно из немногих произведений Беккета, переведенное на русский язык. К написанию повести автора вдохновила научная работа по исследованию мутации ДНК, которую он писал по заданию Королевского научного общества.

Кормак Маккарти «Дорога»: по дороге надежды

Роман «Дорога» от американского писателя Кормака Маккарти («Кони-кони», «Старикам здесь не место») является одним из наиболее ярких образцов философской постапокалиптики. Он был опубликован в 2006 году, удостоен Пулитцеровской премии и Премии памяти Джеймса Тайта.

Мир находится в разрухе после глобальной катастрофы. Не важно, что это было – ядерная война, падение метеорита или вторжение внеземной цивилизации. Главное, что однажды просто случилось Это. Отец с сыном идут по дороге. Замерзшие, голодные, измученные, они держат путь к морю. Они не знают, что их ждет за следующим изгибом дороги, как далеко еще до моря, и существует ли оно вообще, но пока они в него верят, у них остается надежда.

Маккарти не задавался целью создать модный интригующий экшен, зато он описал душу постапокалипсиса. Визуальное воплощение романа «Дорога» было снято в 2009 году. Срежиссировал проект Джон Хиллкоут. Главные роли исполнили Вигго Мортенесен и Коди Смит-МакФи.

Дмитрий Глуховской «Метро 2033»: люди подземелья

«Метро 2033» – первый роман современного российского писателя Дмитрия Глуховского, который тут же принес ему популярность и вывел в ряды ведущих отечественных фантастов.

Местом действия является Москва 2013 года (прим. – роман написан в 2005 году). После ядерной войны жизнь на поверхности земли стала невозможной, поэтому немногочисленные выжившие переселились в метро, где создали свое подземное общество. Численность постакалиптического подземного государства составляет около 70 тысяч человек. Вот уже два десятка лет люди живут, не видя солнечного света. Они выращивают в туннелях еду, влюбляются, создают семьи, умирают и живут в постоянном страхе, что этой зыбкой безопасности рано или поздно придет конец.

После успеха «Метро 2033» Глуховской создал два романа в продолжение серии, назвав их по аналогии «Метро 2034» и «Метро 2035».

Джон Уиндэм «День триффидов»: слепящий звездопад и растения-убийцы

Английский писатель-фантаст Джон Уиндэм написал свой первый постапокалиптический роман в 1951 году и назвал его «День триффидов». События происходят в Лондоне. Однажды над землей пронесся звездопад, практически все любопытные жители планеты заворожено наблюдали за таинственным действом, а на утро они начали слепнуть. Вскоре практически для всех землян мир превратился в кромешную тьму. Только некоторые счастливчики, не видевшие звездопада, остались зрячими. Однако главной опасностью стали триффиды – растения-хищники, некогда выведенные людьми для добычи ценного масла. Теперь монстры вырвались из-под контроля человечества и безжалостно уничтожают бывших хозяев.

Зрячие люди объединяются в группировки. Кто-то переживает нашествие триффидов в убежище, кто-то, напротив, вступает в борьбу с монстрами, пытаясь спасти остатки человечества. Один из таких отрядов возглавляет Билл Мэйсон, который до «звездопада» посвятил свою жизнь изучению природы триффидов.

Стивен Кинг «Противостояние»: вирус на свободе

Роман «Противостояние» — один из лучших в литературной карьере мастера остросюжетной прозы Стивена Кинга («Зелена миля», «Сияние»). Книга была издана в 1978 году и переиздана с авторскими правками в 1990-м. В 2015-м стартуют съемки многосерийного фильма по мотивам произведения.

США. В результате трагической случайности из секретной лаборатории Соединенных Штатов вырывается опаснейший вирус, разрабатываемый как биологическое оружие. Заражение молниеносно распространяется по всему земному шару, оставив в живых только 0,6% всего населения планеты. Однако выжившие «счастливчики» не торопятся праздновать чудесное спасение. Одни становятся жертвами хаоса и насилия, охватившего планету, другие вынуждены дрожать от страха в вечной борьбе за существование, третьи сходят с ума, а четвертые, потеряв родных и близких, добровольно расстаются с опостылевшей жизнью.

Яна Вагнер «Вонгозеро»: апокалипсис по-домашнему

Москвичка Яна Вагнер писала свой дебютный роман «Вонгозеро» в ЖЖ. Успех этой необычной бытовой постакалиптики был ошеломительным. На примере обыкновенной российской семьи автор показала не героическую сторону конца света, а бытовую, частную. И начиналось массовое бедствие в романе Вагнер очень по-будничному.

Сперва столицу охватил обыкновенный сезонный грипп, которого неизменно ждут школьники в надежде на дополнительные каникулы. Однако когда вирус стал уносить жизни, каждому пришлось встать на защиту от невидимого врага. Как выжить во время апокалипсиса и не утратить человеческое лицо? На эти вопросы отвечает Яна Вагнер и ее «Вонгозеро».

Говард Хайнс «Безумный Макс»: мужская проза

Современному человеку хорошо известна серия постакалиптических фильмов «Безумный Макс» с Мэлом Гибсоном в главной роли. Однако сперва была книга. Ее автор американец Говард Хайнс создал мощную, провокационную, мужскую трилогию о постакалиптическом мире. Насилие, драйв, кровь, геройство, образность — вот основные черты фантастики Хайнса.

Кстати, в 2015 году прошла премьера современного варианта «Безумного Макса» от Джорджа Миллера. Гибсона здесь заместил бесподобный Том Харди.

Татьяна Толстая «Кысь»: иронично о конце времен

Для поклонников интеллектуальной прозы лучшим постакалиптическим романом станет творение гуру современной русской лингвистики и литературы Татьяны Никитичны Толстой.

Действие романа разворачивается спустя много лет после ядерной войны. Мир уже оправился от сильного потрясения, многие даже не помнят того страшного Взрыва, о нем знают разве что «прежние», да и те предпочитают помалкивать. «Прежние» сильно отличаются от людей нового времени и не только тем, что у тех, кто родился после взрыва, нередко можно обнаружить лишний палец на ноге, шерсть на лице, птичьи лапы вместо ступней али симпатичный хвостик под штанами. Они странно говорят, странно себя ведут, не любят мышей, огнецов и, прости господи, жарят яйца! А еще они помят какие-то «былые времена», когда поэтам ставили памятники, когда решали конфликт, а не били по морде, когда красные санитары не сжигали книги, когда не верили в Кысь, живущую в темном лесу.

События этой трогательной, ироничной, умной истории разворачиваются в городке под названием Федор-Кузмичск, где правит справедливый и самый умный Федор Кузьмич, слава ему! А до того город звался «Иван-Порфирьичск, а еще до того – Сергей-Сергеичск, а прежде имя ему было Южные Склады, а совсем прежде – Москва».

Узнайте больше о том, как найти мотивацию и время для каждодневного чтения, как возродить былое желание держать в руках книгу и погружаться в литературный мир с головой.

Несколько фактов доказывающих то, что чтение позитивно влияет на благосостояние человека, уровень его социальной активности, общей развитости и здоровья.

Марина и Сергей Дяченко «Армагед-дом»: и снова конец света

Украинский творческий тандем Марины и Сергея Дяченко решил не делать из апокалипсиса чего-то уникального. В их романе «Армагед-дом» (1999) конец света происходит каждые 20 лет. Люди привыкли к глобальным катаклизмам, а те, кто выживают, пишут мемуары, ну, или школьные сочинения по типу «Как я пережил прошлый апокалипсис». У конца света даже есть сленговое название «мрыга». К приходу мрыги тщательно готовятся: женятся, детей рожают, путешествуют и восстанавливают ущерб, нанесенный апокалипсисом. Впадать в депрессии у героев «Армагед-дома» времени нет, ведь до следующего апокалипсиса осталось всего 20 лет.

3.1 / 5 ( 8 голосов )

«Солнце против конца света». Александр Щетинников

Описание

Конец Света – это одна из любимейших тем человечества. Его предсказывают и ожидают с завидной регулярностью. Только за последние полтора десятка лет это примечательное событие ждали дважды.Но насколько вообще вероятен конец света в ближайшее время?Вот на этот вопрос и предлагается поискать ответ в книге Солнце против Конца Света.Книга представляет собой обобщающий и систематизирующий труд, изобилующий оригинальными идеями и гипотезами, авторскими афоризмами и саркастическими замечаниями, касающимися возникновения и развития мировых религий. Основная идея и задача книги – привести и обосновать все аргументы в пользу маловероятности наступления Конца Света в ближайшее время.В предисловии книги даётся краткий обзор, объясняющий понятия Глобальная катастрофа, Конец Света, Апокалипсис. Перечислены возможные причины Конца Света, а так же предсказанные сроки  его наступления. Первая часть посвящена рассмотрению цикличности процессов происходящих во Вселенной, Солнечной системе, на Земле, по данным астрономии, палеонтологии, в истории, в мифологии, в религиозных учениях.Во второй части многочисленные сведения о божествах различных народов оказываются материалом для оригинальной авторской классификации Богов. Предложенная систематика Богов хорошо демонстрирует этапы формирования и эволюцию основных религиозных учений.Третья часть посвящена цикличности в исторических процессах развития культуры и религии. Взяв за точку отсчёта Осевое время Карла Ясперса было обнаружено, что оно приходится на начало Эона или прецессионного месяца Платона, продолжительность которого 2160 лет. Оказалось, что важнейшие события в духовной жизни человечества происходили с периодичностью в ¼ Эона, что составляет около 540 лет. На основании чего была предложена Шкала Эонического времени, в которую  прекрасно вписались этапы развития духовно-нравственных учений всех мировых цивилизаций.В Четвёртой части сделана попытка описать культурную и духовную жизнь человечества в так называемые допотопные времена, то есть ранее 3000 года до н.э. Автором выдвигается ряд весьма интересных предположений и объяснений.Пятая часть повествует о пророчествах Нострадамуса. Восстановлены некоторые даты важнейших событий предсказанных знаменитым прорицателем. Сделана попытка разместить Центурии на Шкале Эонического времени.Шестая часть посвящена эсхатологии вообще и Откровению Иоанна Богослова в частности. Предложен новый вариант толкования Апокалипсиса, события в котором , согласно совпадению ключевых слов, должны происходить не последовательно, а параллельно. Обнаруживается соответствие событий описанных в Откровении Иоанна Богослова и в Центуриях Нострадамуса. Послесловие содержит короткий, но оптимистический вывод, что в ближайшее время не стоит опасаться не только Конца Света, но даже какой-либо Глобальной катастрофы.Книга будет интересна всем без исключения, ибо содержит в себе много необычных идей и занимательных сведений. Это вовсе не избитая переписка старых материалов, а целый научный труд, написанный увлекательным языком.

Топ-10 пессимистичных книг о конце света

Когда-то описания всевозможных ужасов, которые вот-вот наступят, служили для усиления веры.

В наш просвещенный век страх стал одним из видов развлечения. В ожидании очередного обещанного заката человечества каются немногие (впрочем, церковь обнадеживает: в 2012-м конца света не прогнозируется). А вот туры в места, где апокалипсис должен наступить особенно живописно, распродаются «на ура». Еще большим интересом, чем обычно, пользуются также книжные и киносюжеты на эту тему.

В преддверии самого позитивного разочарования этого года все же можно позволить себе пощекотать нервишки. Вот только лучше не тратить свое время на низкопробную литературу, захлестнувшую рынок. Хоть апокалипсиса в ближайшее время не предвидится, жизнь все равно слишком коротка, чтобы отказать себе в удовольствии наслаждаться самым лучшим, что в ней есть.

Корреспонденты портала Interfax.by отобрали десятку лучших книг о конце света. По странному совпадению все они если и не беспросветно пессимистичны, то точно не отличаются особой верой в человечество.

Разумеется, список был бы неполон без книги, о которой наслышаны даже не читавшие ее. Это «Откровение святого Иоанна Богослова».

И, вроде, в конце все хорошо – добро окончательно победило. Но насладиться этой победой смогут немногие.

Перечитайте откровение – это самая короткая книга в нашем топ-10. И вы наверняка узнаете себя в описании тех категорий людей, которые массово гибнут от самых изощренных ужасов на каждой странице.

Джека Лондона тоже знают, наверное, все. Некоторые даже вспомнят, о чем он писал. Однако тех, кто назовет его книгу «Алая чума», будет очень немного.

Там конец света наступил в уже столь близком для современных читателей 2013 году! О том, что стало его причиной, легко догадаться уже по названию романа.

Само действие разворачивается 60 лет спустя. Результатом эпидемии стало почти полное уничтожение человечества. Оставшиеся в живых – их не более нескольких сотен человек на всей Земле – сбиваются в племена, ведя первобытный образ жизни. Главный герой, от имени которого ведется повествование, уверен: пройдет время, и люди снова населят планету и возродят цивилизацию. Вот только потом снова ее уничтожат. Не очень оптимистично.

В самой известной книге американского профессора Джорджа Стюарта «Земля без людей» человечество также было практически уничтожено эпидемией.

Главный герой, в общем-то, традиционно для жанра, ищет ответ на вопрос, как можно возродить цивилизацию. Вот только он не ведет себя как супергерой, и в мире, где всех прочих заботит только сиюминутное выживание (даже не так – люди просто уходят от чудовищности произошедшего в мир алкоголя и повседневных забот), ответа так и не найдет.

Апокалипсис в романе Джона Уиндема «День триффидов» начинается необычно: после метеоритного дождя все, кто его видел (а пропустивших столь красочное действо было немного), ослепли. И за ними начинают охотиться цветы-хищники, до того активно использовавшиеся в народном хозяйстве. Видимо, что-то похожее видят в своих ночных кошмарах противники генно-модифицированных растений и животных.

Главный герой в это время с повязкой на глазах лежит в больнице (знакомый сюжетный ход, правда?). Что же чувствует человек, буквально проспавший конец света? Разумеется, свою ответственность за будущее человечества. Но, несмотря на то, что ближе к финалу у людей вроде как появляется шанс не скатиться к рабовладельческому строю, роман имеет открытый финал. И все может очень круто повернуться.

Роман Ричарда Мэтисона «Я легенда» был экранизирован трижды. Одна из экранизаций при этом очень близка к книге. Но все три автору не по душе. Книга лучше фильма? Пожалуй, это как раз тот случай.

Особенно вы будете впечатлены неожиданной концовкой. И да – оптимизму в этом романе тоже не нашлось места.

Что радует – версия апокалипсиса от Мэтисона одна из самых нереализуемых. К сожалению, для миллионов поклонников «Сумерек», вампиров не существует. К счастью, для всех остальных тоже – вряд ли кровососущие твари оказались бы гламурными романтиками. Взгляните на реальных летучих мышей-вампиров, комаров, блох – и, разумеется, на героев романа Мэтисона.

А вот книга Невила Шюта «На берегу» пугающе правдоподобна. В ней мир гибнет во время ядерной Третьей мировой войны.

Жизни в северном полушарии больше нет. Осталась она только в Австралии, но и туда скоро докатятся отголоски взрывов – радиация, уничтожающая все живое.

«И жаль, что мы не умерли. А то ведь пытка – сидишь и ждешь казни», – сокрушается одна из героинь. «Может быть, и так. А может быть, это – время спасения души», – отвечает ей другой персонаж книги.  

Пафосно? Возможно, но ведь именно эта проблема стоит перед всеми выжившими: что делать, если никакой цели в твоей жизни нет и не может уже быть. Сохранять ли достоинство, веру, человечность? Или?..

Один из лучших романов мэтра Стивена Кинга «Противостояние» имеет банальную завязку: из секретной лаборатории происходит утечка смертоносного вируса. На этом банальности заканчиваются.

Впрочем, многие заметят в противостоянии той части выживших, которые встали под знамена таинственного «черного человека», и тех, кто видит в нем воплощение зла, прямые аллюзии к первой книге в нашем топ-10.

В финале, к слову, добро все же побеждает. Вернее, по сути, зло, как теперь модно говорить, «самовыпилилось», уполовинив число и без того немногочисленных выживших. Стивен Кинг остается верен себе – и победа видится не столь безоговорочной.

Разумеется, как и практически любые произведения мастера ужасов, это можно читать даже не ради сюжета, а ради необычайно атмосферного описания характеров героев и окружающего их безжизненного мира.

Если вы уже читали этот роман, и он вам не понравился – наверняка в ваши руки попала сокращенная версия. Сейчас можно найти полный вариант, куда более интересный.

Кормак Маккарти в своей «Дороге» не объясняет, с чего началась катастрофа, уничтожившая не только почти всех людей, но и вообще все живое.  Не в этом суть.

Отец и его маленький сынишка идут по бесконечной дороге к морю. И только в этом их цель – в пути. В том, чтобы просто жить.

«Мировая Война Z» Макса Брукса – книга про зомби, которую стоит прочесть, даже если вас не затронула мода последних лет на эту нечисть.

Брукс действительно описывает мировую войну, в которой нейтральным не осталось ни одно государство на Земле. Книгу составляют не сцены поедания мертвыми людьми пока еще живых, которые любят смаковать многие другие авторы, а «интервью с очевидцами» катастрофы.

Кстати, премьера экранизации романа произойдет практически ровно через полгода после ближайшего «конца света» – 21 июня 2013 года.

Роман «Неспящие» Чарли Хьюстона – самый свежий сценарий апокалипсиса в нашем списке. И, возможно, самый актуальный. В любом случае, он отражает наиболее распространенные страхи последних лет.

Неизлечимая бессонница, поразившая огромное число людей, является метафорой целого ряда появившихся недавно болезней – той же интернет- и игровой зависимости. Человечество медленно, но верно угасает. Сходя с ума, не способные уснуть люди проживают свои последние дни в многопользовательских онлайн-играх. Остаток жизни тратится на «прокачку» персонажей.

И все это описывается в непривычном для темы апокалипсиса, но, на удивление, оказавшемся очень уместным стиле «нуар».

Если вы не нашли в нашем топ-10 впечатливших вас книг – напишите о них в комментариях. Мы обязательно воспользуемся вашей рекомендацией, и всей редакцией Interfax.by внимательно прочитаем их в ожидании новых «анонсов» конца света.

 Алеся Максимова

Zотов «Апокалипсис Welcome»

Апокалипсис- тема на сегодняшний день весьма популярная, и каких только вариантов концов света мы уже не наслушались и насмотрелись. Зотов предлагает свой вариант, в очень оригинальной и необычной манере.

Тот факт что книгу не следует читать сильно верующим уже был оговорен, но по большому счету к каждой книге Зотова можно было бы приписывать за место вступления фразу: “Не читать староверам, верующим, чисто культурным людям”.

По строению книга опять же детектив, но в данном случае детектив отходит немного на второй план, уступая место прикключениям героев. Получается эдакая смесь из приключенческого романа и детектива. С примесью древней истории.

Сюжет играет красками с самого начала. Идея о восставших мертвых не нова, но кажется еще никогда не использовалась в таком контексте, и главное – в таком масштабе. Эта идея сразу даёт широких простор для воображения последующий событий, и ситуаций, которые могут возникнуть в связи с повсеместным восстанием всех и вся.

Поначалу сюжет идет не слишком быстро, и увлекает не то чтобы сильно, но с середины книги история набирает скорость, масштабы действия возрастают, и оторваться вплоть до финала очень сложно.

Одно из самых главных достоинств автора – умение хорошо пародировать (ну или издеваться) над реалиями сегодняшнего мира. Поэтому одна из лучших частей книги – это отступления от основных событий. Основная история здесь тоже хороша, но сценки , которые попадаются по ходу повествования, просто великолепны. Таких оригинальных сцен с историческими личностями, таких диалогов Дьявола и Бога вы не найдете больше нигде. И что главное – каждая историческая личность, каждый случайный персонаж оригинален и нисколько не второсортен. Благодаря этому история кажется такой яркой и живой. Все будто резко становятся “своими”, стирая межнациональные и исторические барьеры.

Другая версия отступлений – исторические. Так называемые воспоминания о прошлом того или иного персонажа тоже смотрятся очень органично, а главное – интересно. Чего я действительно не ожидал от книги, так это такого хорошего экскурса в историю. Большинство фактов, которые объясняются заметками автора , по-настоящему интересно читать. Так как например некоторая часть фактов малоизвестна, интерес к прочтению увеличивается в разы.

Основные участники этой истории тоже весьма оригинальны и ярки. Кого здесь только нет – ангелы, демоны, мифические личности, пророки. Особенно ярко здесь получились два брата – Агарес и Аввадон. Наблюдать за их отношениями забавно и интересно. Злодеи же вызывают удивление только под конец, когда раскрываются их личности, а до этого их мотивация видна только крупицами. Как ни странно самой малоинтересной показалась главная героиня – Светлана. Ее тип прекрасно входит в рамки “просто случайная девушка”. Да и фигурирует она здесь, как ни странно, не то чтобы очень часто.

Язык по сравнению с той же “Печатью луны” стал более сленговым, заметно прибавилось мата. Правда в контексте апокалипсиса все это смотрится органично и хорошо. Да и к тому же , где вы еще увидите матерящегося ангела ?

Финал действительно не разочарует. Сам смысл Апокалипсиса — Лайта , как такого, невероятно логичный и одновременно – самое большое издевательство за всю книгу. Догадаться заранее в чем суть – невозможно. Логические изыскания тут не помогут.

Сам финал по строению весьма длинный и без сомнения оригинальный.

Книга чрезвычайно порадовала. В ней множество плюсов, и фактически нет минусов. Фразы, которыми можно описать книгу это: “Не формат, оригинально, дерзко”. Местами жестко, местами чрезвычайно смешно и злободневно. Интересные исторические экскурсы и оригинальные персонажи.

Но главное пожалуй не это.

За юмором, за злой сатирой, за историческими событиями и прочим – надежно сидят очень умные мысли. Рассуждения о добре и зле, об отношении людей к себе и к друг другу, о смысле апокалипсиса как такового. Эти мысли не лежат на поверхности, но их можно заметить если приглядеться. Пожалуй их наличие доказывает что Зотов не просто автор, который пишет обычную злободневную сатиру. Здесь есть хороший смысл – а это главное.

книги для подростков на карантине

А сейчас к тому же появилось чувство сопричастности – ведь мы находимся внутри момента, который, безусловно, изменит ход истории.

В умеренном количестве гибельно-катастрофические сюжеты помогают человеку снять тревогу, примерить на себя роль героя, способного собраться с духом и побороться с обстоятельствами. И дети, как мне кажется, имеют полное право получить свою долю апокалипсических историй.

1. «Конец света», Наталья Евдокимова

Книга для младшего и среднего школьного возраста вошла в серию издательства «Самокат» «Лучшая новая книжка». Очень необычная и невероятно свежая в своих идеях повесть. Друзья Фет и Ност находятся в постоянном ожидании «конца света» — при этом, ожидание это будничное, спокойное. Они знают — «конец света» уже происходил и случится снова, ничего удивительного. Герои продолжают ходить в школу, зарабатывать местную валюту под названием «кю» (делают это в основном в Прыгалке на батутах и Волшебном лесу) и устанавливать «режимы», которые дают определенные «сверхспособности». Например, они могут выбрать себе «кошмарный» сон вместо «сладкого» или установить «громкоговоритель», чтобы мама с первого раза услышала то, что ей говоришь.

Но когда читатель привыкает к этому странному, сюрреалистичному миру, конец света все-таки настает…

Насколько вредны гаджеты во время затянувшейся пандемии

Начинающаяся как нечто легкое и ироничное, повесть Натальи Евдокимовой постепенно перерастает в яркое и авангардистское высказывание.

Отрывок из книги:

«Я проснулся и закричал. Мама громко затопала, убегая из моей комнаты. Я, завывая, набросился на дверь. Чтобы она плотнее закрылась, подставил мамин тапочек, придвинул стул, комод. Переставил на будильнике режимы с «До краев наполненного счастьем сна» на «Наистрашнейший кошмар».

Запрыгнул в кровать, зажмурился и в каком-то оцепеняющем ужасе думал: «Только бы снова не цветочки…»

…Утром солнце било мне в глаза. Первым делом я вспомнил, сколько кю у меня осталось, – полтора. Все равно что ноль – за полтора кю ничего не сделаешь. Поэтому вставать не хотелось. Я ворочался, прятался под одеяло, прикрывался подушкой, но уснуть уже не мог. Я сполз на пол, потер глаза и огляделся. Дверь была закрыта, но стул и комод стояли на своих привычных местах. Маминого тапочка не было. Будильник мигал режимом «Кошмары». Я в своей синей клетчатой пижаме по-пластунски дополз до двери, открыл ее, просунув под низ пальцы, и пополз на кухню, где бушевала мама. Она на меня взглянула сверху вниз и заботливо спросила:

– Что снилось?

– Мой любимый кошмар, – похвастался я, вскарабкиваясь на диванчик у стола. – Про цветочки. А тебе?

Мама отмахнулась:

– Я режимами не пользуюсь, ты же знаешь. Зачем тратить кю на бесполезные вещи? Но если тебе интересно, то мне тоже снились цветочки.

Я поперхнулся сухариком, который уже успел сунуть в рот:

– Ничего себе! Без режима – и цветочки. Ну даешь.

– Учись, кроха, – весело сказала мама и поцеловала меня в макушку».

Писатель на карантине: повесть об апокалипсисе пока только мечта

2. «Апокалипсис Антона Перчика», Анна Никольская

Остросюжетный триллер с участием избалованного родителями восемнадцатилетнего юноши. И если вы думаете, что «апокалипсис» в названии книги – это некая метафора психологических изменений героя, то ошибаетесь. Потому что апокалипсис в данном случае – судный день с нашествием настоящих зомби. А значит, читателя ждут и борьба, и кровь, и слезы. Впрочем, изменения в характере Антона, конечно же, произойдут. И наблюдать за этими метаморфозами будет одновременно и страшно, и очень занятно.

Повесть крохотная по объему, но насыщенная событиями. Неожиданных поворотов в ней не меньше, чем зомби.

Отрывок из книги: «Я обернулся.

Это был не мой брат, не Игорек.

Девчонка. Незнакомая, чумазая, тощая девчонка лет тринадцати. У нее на голове вместо волос росла стекловата. Мне так сначала показалось. Они были склеены клочками, ее волосы, намертво, и торчали в разные стороны. Девчонка была одета в точно такую же пижаму, как у меня. И на запястье у нее был браслет, тоже синий. Откуда она взялась?

— Привет, — сказал я. — Ты кто?

Она дико зыркнула и приложила палец к губам — заткнись, мол. Потом полезла под стол. Я решил, что она сумасшедшая — мало ли, что это за больница. Вдруг психиатрическая? Точно! Я в психбольницу попал, а это все — галлюциногенный сон. Ну таблетками меня напичкали — и вот.

Девчонка вылезла из-под стола с пультом от телевизора. Она вырубила телик, проверила входную дверь — закрыто, и поманила меня за собой. Опять пальцем — в дальний угол. Может, глухая?

— Задери рукав, — шепотом сказала она.

— Чего?

— Я говорю, покажи браслет.

Не глухая, значит.

Я достал браслет из кармана.

— Синий, — она облегченно выдохнула.

— И что это значит?

— Все в порядке, ты не заражен.

— В смысле? Чем?

— Ты что, не в курсе? — Она таращила на меня огромные круглые глаза. Один карий, другой голубой. Как у инопланетянина. Еще волосы эти».

Пять прекрасных аудиокниг и аудиоспектаклей современных детских писателей

3. «Вселенная. Новая версия», Ася Кравченко

Яркая повесть о взрослении, главный герой которой двенадцатилетний Жека. Он писатель. Пишет не сказку или рассказ, а самый настоящий РОМАН.

И роман разумеется о конце света. Жека с упоением ищет его признаки. Доказательства приближающегося апокалипсиса – несовершенства реального мира. А конец света – возможность «сделать все правильно». По утверждению Жеки, он отныне не просто ученик средней школы, а «свидетель глобального катаклизма», «тот, кто увидит, что будет после».

Отрывок из книги: «Я слишком поздно родился. Все значительные события произошли до меня. Большой взрыв, революция, война, еще одна революция. Конец света – хорошая возможность все наверстать. Может, это мой шанс? Когда-нибудь мои записи найдут. Если будет кому находить. Что-то же должно остаться. И это что-то рано или поздно научится читать и прочтет мои записи.

— Почему у тебя свет горит? Ты знаешь, сколько времени?

— Мам, а ты знаешь, что завтра конец света?»

Книга Апокалипсис Средневековья. Иероним Босх, Иван Грозный, Конец света. Валерия Косякова

Генеалогия эксцентриков: от Матабэя до Куниёси

Книга «Генеалогия эксцентриков: от Матабэя до Куниёси», впервые опубликованная в 1970 году, открыла японским читателям ранее неизвестных японских живописцев эпохи Эдо.
В центре повествования шесть имен: Иваса Матабэй, Кано Сансэцу, Ито Дзякутю, Сога Сёхаку, Нагасава Росэцу и Утагава Куниёси. Эти художники, ведущие «эксцентричный» образ жизни, демонстрировали авангардность в своих работах, но их долго считали лишь «еретиками» в истории японского искусства. Описывая в достаточно вольной манере биографии шести выбранных живописцев, Нобуо Цудзи прослеживает генеалогию художников дореволюционной Японии, склонных к экспрессионизму, особенностью работ которых было создание эксцентричных и фантастических образов.
Книга, неоднократно переизданная, привлекла к забытым именам живописцев и их работам внимание не только в Японии, но и на Западе. А также повлияла на поздние работы известного японского современного художника Такаси Мураками, назвавшего «Генеалогию эксцентриков» книгой, подобной Библии.

Шестерых художников, описанных в этой книге, следует считать авангардом мейнстрима. У меня совершенно не было намерения делать акцент исключительно на своеобразии этих живописцев и тем самым придавать им статус неординарного меньшинства. Поэтому в своей книге я старался, насколько это возможно, избегать ярлыков типа «неканонический». На первый взгляд мой подход может показаться ошибочным, но я бы хотел при описании истории живописи периода Эдо избежать монотонного, сухого составления истории художественных направлений, как это делалось до сих пор.

Нобуо Цудзи

Работы, которые высоко оценил Цудзи, были совсем не известны, пока американские музеи не начали скупать их после Второй мировой войны. Особенно незаметным был художник Сога Сёхаку. Его считали чудаком, который всегда жил сам по себе и вел себя эксцентрично. Долгое время никто не мог воспринимать его работы серьезно, но Цудзи и музеи подарили этим произведениям вторую жизнь.

Такаси Мураками

женская сексуальность, насилие и апокалипсис взросления

Алла Горбунова — писательница и поэтесса, один из ее сборников удостоен премии Андрея Белого. Накануне выхода ее новой книги «Другая материя» редактор Букмейта Татьяна Королева разбирает цикл рассказов Горбуновой «Конец света, моя любовь» (издательство «Новое литературное обозрение»), получивший премию НОС.

Книга состоит из четырех частей, на первый взгляд, не сильно связанных между собой. В первой части рассказы о бунтарской юности лирической героини; вторая написана в жанре магического реализма; рассказы из третьей стилизованы под современные сказки и городские легенды; четвертая — автобиографический рассказ о семье, детстве и взрослении. Все части объединяют общие персонажи. Сюжеты повторяются и предлагают читателю разные варианты случившегося. Вселенная Аллы Горбуновой состоит из трех миров, карту которых автор услужливо показывает нам в одном из рассказов.

«Я читала священные книги разных народов, философские и мистические трактаты вперемешку с дешевой эзотерикой и нарисовала в большой тетради карту трех миров: материального, астрального и духовного, под которым имела в виду внутренний мир».

Эти три мира соответствуют трем частям книги, а заключительная — личный опыт автора. Алла Горбунова как будто приглашает нас сравнить прочитанные рассказы с автобиографическими фактами и выбрать, кому же нам верить.

Фото с личной страницы Аллы Горбуновой в фейсбуке

Часть первая. Реальный мир

Здесь разворачивается история прощания с детством. Девочка превращается в девушку, вокруг нее крутятся разные сомнительные личности вроде сельских алкоголиков или питерских неформалов. Она бросает школу, ругается с родителями, пишет стихи, меняет возлюбленных. Конец света по Горбуновой — это взросление. Детство никуда не уходит, оно просто исчезает.

«Мой привычный, детский мир продолжал таять: я смотрела на маленькую кухоньку с красно-синим линолеумом, сидя в которой я разговаривала по телефону с Юриком, и на расписных петухов на деревянных досках, и на старую электроплиту „Лысьва“, и думала о бабушке с дедушкой, которые, сидя в соседней комнате, переживали из-за этих Юриных звонков, и думала о всей своей умирающей на глазах прошлой жизни, и как мы с мамой ездили в Сочи, когда мне было десять лет, и как у меня когда-то жила гусеница, которую я кормила лепестками шиповника».

Уникальность книги Аллы Горбуновой в том, что она описывает именно женский опыт взросления. Обычно, если главная героиня девушка, автор рассказывает нам о романтической любви и нежной дружбе — и мало кто решается писать о таких вещах, как слатшейминг (осуждение женщины за ее сексуальность — Прим. ред.) или угроза изнасилования, с которыми сталкивается практически каждая девушка.

Чувственный мир женщины состоит не только из поисков любви. Также как и мужчина, она стремиться познать себя и границы дозволенного. Но для молодой девушки такое поведение предосудительно. Так героиня одного из рассказов в результате опытов с собственной сексуальностью оказывается в глубочайшем психологическом кризисе, который толкает ее к еще более опасным экспериментам.

«Насте казалось, что все на нее смотрят и думают про нее гадости, как будто она прокаженная, и нельзя никого касаться и ни на кого смотреть. Даже в помещения она заходила в черных очках и не снимала их почти никогда. Она чувствовала тревогу, страх, ненависть и презрение к себе».

Часть вторая. Астральный мир

События второй части происходят в дачном поселке, в котором прошло детство и лирической героини, и самой Горбуновой. Здесь граница между мирами истончается, в наш мир проникают призраки прошлого. Повзрослевшая 30-летняя героиня Настя приезжает на дачу и встречает свою копию. Копия осталась подростком, живет в лесу и не помнит, как сюда попала. По одной из версий, ее увезли в лес, изнасиловали и убили пятеро братков. Но взрослая Настя уверена, что от насильников тогда она убежала, а помогли ей в этом обитатели сельского рынка из первой части.

«Как только стало понятно, что погони нет, Рикша с Букахой накинулись на Настю: „Ты, шлюха, что ты наделала, нас всех из-за тебя убить могли?!“ Настя говорила, что ничего не делала, они сами полезли, но ей отвечали: „Просто так никто на людей не лезет!‟»

Рассказ «Тот самый день» ставит под сомнение все, что мы прочли в первой части. Ведь только что мы прочли пугающую, но благополучную историю. Опасность подкрадывалась совсем близко, но ничего страшного не происходило, и тут вдруг эти братки, машина и лес.

Правду говорят обе Насти. Пока в реальном мире девушка лихо проходила все испытания и бросалась в омут с головой, ее душа в астральном мире получала травмы, пряталась в темном лесу и умирала. Для Настиной души (коей и является ее копия) нет разницы, произошло ли физическое насилие или была только попытка. Все равно эти пять мерзавцев похитили ее детство.

В этом рассказе мы как будто наблюдаем сеанс психотерапии: подглядываем, как взрослая женщина встречается с напуганной девочкой, живущей внутри нее, и выслушивает все ее страхи.

Часть третья. Мир бессознательного

В третьей части рассказы стилизованы под сказки и городские легенды, в которых проявляется русское коллективное бессознательное. Здесь сосед сверху без конца слушает советские песни, Бог приходит к богачу просить взаймы, а моряк дальнего плавания зашивает жене вагину, уходя в очередную командировку.

С точки зрения женского опыта нас интересует жуткий рассказ «Домашняя порностудия Тришки Стрюцкого».

«Трифон Иоганнович Стрюцкий, для всего мира — так, никто, отставной козы барабанщик, в действительности же — подпольный порнограф, смотрит в окно. Помощник его, дебил Вавила, бывший боксер, пьет чай с бубликом».

Тришка снимает настоящие сцены насилия и убийств. Вавила убивает жертв мечами, которые берет с висящего в студии портрета «бледной женщины в черном на фоне облаков. В сердце ее воткнуты семь мечей: по три справа и слева, и один внизу».

Убитые героини, среди которых проститутки и полоумные старухи, являют собой образ падшей женщины, а портрет — это икона «Умягчение злых сердец», на которой изображена Богородица с семью мечами, пронзающими ее сердце. Возможно, убивая падших женщин, Тришка смягчает злые сердца своих клиентов, среди которых оказываются и депутаты, то есть люди, которые диктуют нормы морали, тем самым обрекая тех, кто в них не вписывается, на смерть и страдания.

«„Поцелуи на улице оскорбляют чувства добропорядочных граждан!‟ — орет истошно депутатка от партии „Справедливая Россия‟. Депутаты о чем-то шепчутся друг с другом, что-то украдкой передают друг другу: это последний эксклюзивный порнофильм „нашего Тришки“ — как они его называют».

Часть четвертая. Воспоминания

В заключительной части Алла Горбунова рассказывает нам историю своей семьи. Эти лирические воспоминания как будто приоткрывают завесу, из какого материала созданы рассказы. Здесь мы понимаем, что конец настал не только детству главной героини, но и миру, которому принадлежали ее бабушки и дедушки.

Дети тоже живут на границе миров. Семейные легенды — такая же часть их реального мира, как игры во дворе или любимые книжки. Но, когда внуки взрослеют, им уже не так интересно слушать старческие байки. Воспоминания меркнут, и прошлое, которому дали второй шанс, навсегда вытесняется реальностью настоящего.

Каждый читатель сам решит, о каком апокалипсисе пишет Горбунова. Каждый найдет в этой книге что-то свое. Но именно откровенный разговор о женском опыте делает эту книгу важной для современной русской литературы, где эта тема еще недостаточно хорошо освещена. Сексуальность для женщины тесно связана с насилием и опасностью. Взрослея, девочка отправляется на войну и в самом деле может погибнуть. Многие возвращаются с этой войны с посттравматическим синдромом. Но не идти на нее нельзя. Война эта священна и по-своему красива, а борются на ней за право быть собой.

«Я перестала бояться конца света. Я его полюбила. Я узнала его повадки: когда он приходит — он очень быстро проходит мимо, а тебе только и остается, как что-то бессвязное кричать ему вслед, а когда его нет — одни его боятся, другие чают и думают, что, когда он придет — смогут удержаться в нем вечно, а потом обнаруживают себя с бутылкой пива перед телевизором».

Книги Аллы Горбуновой

Только в Bookmate Journal — рассказ Аллы Горбуновой «Синяя машинка»

50 величайших романов об апокалипсисе ‹Literary Hub

Конец света никогда не бывает концом света — по крайней мере, в художественной литературе. В конце концов, кто-то должен выжить, чтобы рассказать эту историю. А какие это сказки. Люди размышляли о конце существования с тех пор, как мы об этом знали (возможно, я имел в виду, что меня там не было), и в результате у нас есть богатая коллекция литературы по апокалипсису и постапокалипсису, которую можно прочитать. во время старения нашей планеты.

Я изо всех сил старался ограничить этот список книгами, в которых есть или был какой-то буквальный апокалипсис, за исключением антиутопий (например, The Handmaid’s Tale ) или просто мрачных видений будущего. Мы могли бы целый день спорить о том, что на самом деле представляет собой «апокалипсис» — 2020 год, как вы, возможно, заметили, ставит много галочки, — так что по большей части я пошел своим чутьем.

Конечно, есть еще много великих романов об апокалипсисе и постапокалипсисе, которые не попали в этот список, и я не прочитал достаточно книг в переводе в этом жанре, поэтому, как всегда, пожалуйста, добавьте свои любимые в список Комментарии.

(И оставайся там в безопасности.)

Джон Виндхэм, День триффидов (1951)

Сейчас это кажется слегка смешным — или, может быть, просто мягким, — но апокалипсис Виндхэма, вызывающий смертоносное растение, слепоту, удар метеорита, является классикой по одной причине: это потрясающее развлечение. Даже Артур Кларк назвал это «бессмертной историей». И это не так хорошо известно, но позвольте мне прочесть его роман 1955 года Хризалиды здесь, в качестве би-сайда.

Ричард Мэтисон, Я — легенда (1954)

На данный момент роман Матесона о пандемии / вампирах / зомби более известен как исходный материал, чем как фактический материал, вероятно, потому, что он переполнен идеями. Иногда это круто, а иногда скучно; До сих пор не решено, действительно ли он работает как роман, но за влияние он абсолютно точно набирает очки. И воодушевление.

Эмили Сент-Джон Мандель, Станция Одиннадцать (2014)

Ваш любимый роман, в котором пандемия гриппа уничтожает цивилизацию за несколько недель (ага), а группа артистов бродит по опустошенной земле, ставя пьесы Шекспира для оставшихся в живых.Это примерно так же хорошо, как рассказы об апокалипсисе.

Уилсон Такер, Долгое громкое молчание (1952)

Все к востоку от Миссисипи было уничтожено ядерной атакой; немногочисленным выжившим дали дозу биологического оружия, которое заразило их чумой (полагаю, на всякий случай). Вдоль реки установлена ​​военная граница, чтобы болезнь не распространилась на запад, но это граница, которую Гэри намерен пересечь.Особенно странное и печальное чтение для страны, находящейся в карантине, и доказательство того, что его нарушение может привести к катастрофическим последствиям.

Ling Ma, Severance (2018)

Чума, положившая конец миру в великолепном дебюте Ма, очень страшна, потому что мы все на полпути: когда вы ловите Шен Лихорадку, вы продолжаете заниматься своим распорядком, выполняя свои механические задания, не намного больше зомби, чем вы были в жизни, пока в конце концов ты не сгниешь. Неужели Shen Fever — это просто оружейная ностальгия? Или комфорт? Как бы то ни было, Кэндис — одна из немногих, кто оказывается невосприимчивым, и документирует, как Нью-Йорк рушится вокруг нее, пока даже она не вынуждена бежать.

Дэвид Митчелл, Облачный Атлас (2004)

Конечно, Облачный Атлас — не совсем роман о конце света, и на самом деле из шести его сюжетных линий только одну можно считать постапокалиптической (другая — прямо антиутопической). Но, учитывая упор в романе на взаимосвязь времени и пространства (и людей) и центральную роль постапокалипсиса, который он вызывает (находящийся на вершине уникальной структуры романа), я думаю, что это справедливо здесь сосчитать.

Невил Шут, На пляже (1957)

Это 1963 год, ядерная война опустошила большую часть планеты. В относительно нетронутом Мельбурне горстка выживших ждет, пока ветер принесет радиацию на их берег, занимая себя более или менее с пользой, если можно сказать, что такая вещь имеет какое-то значение на краю света, как другие исследуют что может быть посланием от выжившего в Сиэтле. Трогательная, если не сказать особо научно обоснованная классика.

Уолтер М. Миллер младший, Песнь Лейбовица (1960)

После того, как цивилизация была в основном уничтожена ядерной войной, немногие выжившие становятся преданными луддитами, очищая себя от всех знаний и устраняя всех, кто разделял или распространял их. Единственные люди, которым доверяют науку, — это монахи из Альбертовского Ордена Лейбовица, которые пообещали защищать ее, пока человечество не будет к ней снова готово. Действие романа длится несколько тысяч лет, и его мораль такова: мы всегда уничтожим землю, какие бы меры предосторожности ни принимали наши предки.Ну что ж.

Татьяна Толстая, тр. Джейми Гэмбрелл, Слинкс (2000)

Прошло двести лет после «Взрыва», а в Москве постоянно идет снег. Бенедикт просто рад, что у него нет серьезных мутаций, и ему поручено записывать «речи» лидера пустошей, которые на самом деле заимствованы из старых книг, ни одной из которых Бенедикт никогда не читал. До тех пор, пока он не встретит Старейшин, чьи секретные библиотеки изменят для него все.

Ннеди Окорафор, Кто боится смерти (2010)

Поистине фантастический роман (если эти жанровые различия имеют значение, а они не имеют значения), но действие происходит в постапокалиптическом Судане, в котором родился Онесонву, ребенок изнасилования и геноцида, и оттачивает свои магические силы до тех пор, пока не сможет нанести ответный удар. против ее отца. Яркий, грандиозный роман, который должен прочитать каждый.

Ханна Джеймсон, Последние (2019)

Мы часто думаем об апокалипсисе как о чем-то, что происходит со всеми одновременно — но как насчет тех, кто находится в отдаленных местах, которые остаются нетронутыми вначале? В этом романе мир заканчивается, пока Джон находится в швейцарском отеле, вдали от всех, кого он знает и любит.Так что он делает? Займитесь решением более насущной проблемы: трупа в доме. Конечно.

Колсон Уайтхед, Первая зона (2011)

Выдающийся современный литературный роман о зомби, в котором каждый, кто остался на Манхэттене, — это либо зомби, дикие скеллы или угрюмые отставшие, либо человек, страдающий от PASD (постапокалиптическое стрессовое расстройство), а наш посредственный герой — один из тех, кто отправляется в из отставших. Роман о зомби для людей, которые не читают романы о зомби, и литературный роман для людей, которые не читают литературных романов.

J. G. Ballard, The Drowned World (1962)

Мой любимый Баллард: пьянящий квази-приключенческий роман, действие которого происходит в будущем, в котором вся планета превратилась в череду душных лагун, неотриасовый пейзаж, который ужасает, а также поражает оставшихся в живых, которых мучают сны и странности. импульсы.

Маргарет Этвуд, Орикс и Крейк (2003)

Вы можете возразить, что Рассказ служанки — это такой же апокалиптический роман, как Орикс и Крейк , и в некотором смысле я согласен с вами — апокалипсис разума и морали вместо тела и планеты.Но вы знаете, и я оба знаем, что мы здесь делаем. Кроме того, Oryx и Crake , хотя и не столь популярны, не менее хороши, пугающе правдоподобный мир, разрушенный нашим неустанным поиском счастья в бутылке. Да, и доверчивые корпорации. Конечно.

Румаан Алам, Оставим мир позади (2020)

У недавнего блокбастера Алама, любимого литературным хитом, может быть самый тихий апокалипсис в этом списке, по крайней мере, с нашей точки зрения.Мы почти ничего не видим, получаем только намеки на разрушения, которые обрушиваются на мир, и вместо этого сосредотачиваемся на растущем беспокойстве двух семей, случайно сброшенных вместе, поскольку они пытаются разобраться в происходящем. Который . . . вероятно, так большинство из нас переживет апокалипсис, когда он наступит. Знание этого факта делает роман еще более пугающим.

Стивен Кинг, Стенд (1978)

Классический и, вероятно, лучший роман Кинга (не приходите ко мне) — это бегемот (известный как Властелин колец ) с множеством сюжетов и персонажей, действие которых происходит в мире, опустошенном пандемией, вызванной Вооруженный штамм гриппа, смертельный для 99.4% от тех, кто с этим сталкивается. Так что, возможно, вы не захотите читать это прямо сейчас!

Дэвид Марксон, Госпожа Витгенштейна (1988)

Обычно об этом не говорят как о постапокалиптическом романе, и на самом деле это зависит от того, как вы его читаете, но позвольте мне представить свой случай: если вы поверите на слово рассказчику, она последняя женщина на земле, которая печатает вместе чтобы занять себя, не имея никакой надежды когда-либо снова встретить другую душу. Итак, должно было случиться что-то .Проблема в том, что может ли вы поверить рассказчику на слово? В любом случае, роман затрагивает те же темы, что и многие другие в этом списке, хотя и в своей экспериментальной, литературной манере: что остается, когда ничего не остается? Как жить оставшимся в живых? Что значили наше искусство, наша наука или цивилизация? Это вообще что-нибудь значило?

Кормак Маккарти, Дорога (2006)

Самый первый роман, о котором вы (вероятно) думаете, когда кто-то говорит «постапокалипсис», в котором мужчина и его сын путешествуют по разрушенной стране, которую когда-либо получают объяснения.Странно пунктированный, незабываемый и что-то вроде отправной точки для Маккарти — за исключением его непреклонной мрачности.

Октавия Батлер, Притча о сеятеле (1993)

Самое лучшее и худшее в этом романе — это то, насколько он близок к возможности (действие происходит через четыре года). Неконтролируемое изменение климата, неравенство в благосостоянии и коррумпированное руководство разрушили общество для большинства людей — которые теперь живут в охраняемых поселениях или собирают мусор бродячими бандитами, — а новый горячий наркотик, который превращает вас в поджигателя, — это просто дополнительная забавная деталь.Конечно, наш рассказчик страдает от самого худшего, что может случиться в таком сценарии, а также от того, что может спасти всех: чрезмерной эмпатии, то есть она чувствует боль других. Литературный перевертыш высочайшего уровня.

Хосе Сарамаго, тр. Джованни Понтьеро, Blindness (1995; английская публикация 1997)

Чтобы уничтожить цивилизацию, не нужен метеор или ядерная ракета; все, что вам нужно, — это внезапная эпидемия слепоты, которую мужчины и женщины уничтожат сами.Несмотря на убедительную экспериментальную прозу, некоторые части этого романа кажутся романом ужасов, но, в отличие от большинства книг в этом списке, он заканчивается нотой надежды, что делает его особенно полезным для чтения прямо сейчас.

Н. К. Джемисин, Пятый сезон (2015)

Это еще одна книга, не относящаяся непосредственно к постапокалиптическому жанру — здесь есть элементы фэнтези и научной фантастики, хотя, как мы знаем, все эти границы проницаемы. Однако можно сказать наверняка, что события книги происходят в постапокалипсисе.Фактически, они происходят после нескольких апокалипсисов, каждый из которых является разрушительным поворотом погоды, который уничтожает здоровый кусок цивилизации. Персонажи этой книги и ее сиквелов, конечно, пытаются пережить постапокалипсис, но они также пытаются предотвратить неизбежное следующее.

Мэри Шелли, Последний человек (1826)

Ранний роман Шелли о мире 21-го века, почти начисто очищенном от бубонной чумы, был представлен так, как если бы это был просто сборник пророческих писаний, которые она нашла и собрала в роман.Современники это ненавидели. «Это как если бы критики своей риторикой пытались уничтожить саму возможность написания романа на эту тему», — писал Мортон Д. Пейли. «Пол автора, конечно, не пощадили». Это было описано как «отвратительное повторение ужасов» и «порождение больного воображения и самого грязного вкуса». . . что должно заинтересовать любого современного читателя. Хорошо, что время идет (пока).

Сандра Ньюман, Страна звезд мороженого (2014)

В постпандемическом Массачусетсе клики детей одичали — дети остались единственными людьми, так как теперь все умирают от болезни, называемой «букеты», к 20 годам.Если только наша юная героиня Мороженое не сможет найти лекарство. Это большой, сложный и амбициозный роман, рассказанный на придуманном апокалиптическом языке — он может быть не для всех, но для меня он укрепляет статус Ньюмана как недооцененного гения.

Макс Брукс, Мировая война Z (2006)

Всеми любимый метафизический роман о зомби-апокалипсисе сына Мела Брукса, чей образ — Брукс в качестве агента Послевоенной комиссии ООН и его собственное реальное / вымышленное руководство по выживанию, опрашивающий выживших — придает ему полифонический резонанс.Не судите по фильму, в котором есть серьезные вольности, и он не велик.

Рассел Хобан, Риддли Уокер (1980)

Действие этого классического произведения, очень влиятельного благодаря использованию вымышленного диалекта, происходит в Англии, примерно через две тысячи лет после конца известной нам цивилизации — когда то, что осталось от общества, неудобно полагается на шоу «Punch & Pooty». Многослойный шедевр Joycean, в котором говорится о силе истории и мифа, а также о конце света и обо всем, что будет после него.

Хаяо Миядзаки, Навсикая в Долине Ветров (1994)

Хорошо, технически это манга, но у меня есть бокс-сет, и я считаю. Мне нравится постапокалиптический мир Миядзаки — большая часть мира покрыта токсичным лесом, известным как Море Порчи, которое само наводнено гигантскими насекомыми-мутантами и которое вторгается, — и его героиня, любопытная принцесса, ставшая боевым капитаном. с глубоким уважением к миру природы, каким бы ядовитым он ни был.

Рис Ваубгешиг, Луна покрытого коркой снега (2018)

Уже почти зима, и в резервации небольшой общины Анисинабе на севере Онтарио отключили электричество. Не только электричество, но и телефоны и Интернет, что приводит к полной изоляции. И холодно. Затем начинают появляться аутсайдеры. Воцарились страх и хаос, поскольку Эван Уайтски, отец двоих детей, смотрит в прошлое, на традиции, чтобы попытаться восстановить будущее своей общины.Охлаждение разными способами.

Эдан Лепуки, Калифорния (2014)

Дебют

Лепуки, вероятно, наиболее известен как книга, которую прославил Стивен Кольбер, но это также увлекательный роман о любви на краю света, хотя мы никогда не узнаем, что именно привело наше настоящее в это раздробленное и покрытое мочой будущее. Думаю, может быть что угодно.

Джастин Кронин, Прохождение (2010)

Один из лучших и крупнейших современных романов о вампирах, а также один из лучших и крупнейших романов об апокалипсисе.Все начинается в лаборатории, в которой вирус, предназначенный для создания суперсолдат, на самом деле создает чуму монстров — 93 года спустя люди стали ютиться колониями, прячась от охотников за стенами. Но можно ли все-таки спасти мир?

Анна Норт, Америка Пасифика (2011)

Примерно через 70 лет Северная Америка замерзнет. Выжившие после последнего ледникового периода собрались на острове в Тихом океане; только старшие помнят жизнь на материке.Но когда ее мать пропадает, Дарси приходится раскрывать секреты старого мира, чтобы разобраться в нарушениях нового.

Пьер Буль, тр. Ксан Филдинг, Планета обезьян (1963)

Вы не узнаете, что Planet of the Apes — это постапокалиптический роман, а не просто научно-фантастический роман о другом мире, до конца книги. (Извините, что не предупредил вас об этом спойлере, но посмотрите, у вас было почти 60 лет.) В чем была причина? Эх, лень, правда…

Меган Хантер, Конец, который мы начинаем с (2017)

Родительство — это своего рода апокалипсис, да, но… ну, подводный Лондон тоже. Ни еды, ни электричества, ни интернета; общество начинает рушиться, но даже это едва ли может отвлечь новую маму от волшебства ее ребенка. В скудном романе Хантера задается вопрос, что делать с первым годом жизни (и первым годом материнства) в конце света.

Сэмюэл Р. Делани, Дхалгрен (1975)

Неужели это на самом деле постапокалипсис, через который дрейфует наш протагонист, одетый в одну обувь? Или мы имеем дело с совершенно другой реальностью? В любом случае, у него есть ощущение земли, разорвавшейся, с разбомбленными, разрозненными городами, огромными красными солнцами, необъяснимыми, бесконечными пожарами. И так или иначе, это одна из странных великих, широко влиятельная и трудная — даже непонятная — культовая классика.

Урсула К.Ле Гуин, Всегда возвращаюсь домой (1985)

«Люди в этой книге, возможно, будут жить долгое-долгое время в Северной Калифорнии», — так начинается эта книга в скользкой манере Ле Гуина. Апокалипсис в Always Coming Home случился так долго, что никто из кешей не помнит его — даже их песни не знают, что его вызвало. В основном остается пенополистирол. Это не прямолинейное повествование, а реалистичное антропологическое исследование вымышленного народа Кеш, составленное и аннотированное исследователем по имени Пандора.В каком-то смысле это второстепенная работа в творчестве Ле Гена, но очень интересная.

Дэвид Брин, Почтальон (1985)

Книга начинается через шестнадцать лет после апокалипсиса («Уже не имело значения, что это произошло — гигантский метеорит, огромный вулкан или ядерная война. Температура и давление вышли из равновесия, и дул сильный ветер». Многое изменилось. для выживших, но одно не имеет: власть, предоставляемая униформой. Или так обнаруживает Гордона Кранца (он же Кевин Костнер, если вы один из 8 человек, которые смотрели экранизацию), странника и одноразовой драмы студент, который надевает форму и почтовый мешок, найденный в заброшенном грузовике Почтовой службы, и начинает играть роль офицера «Восстановленных Соединенных Штатов Америки», принося надежду населению, пытающемуся оторваться от края пропасти.

Между прочим, Дэвиду Брину было что сказать о недавних атаках Дональда Трампа на USPS. «Прямо сейчас мы находимся в центре попытки олигархического толка во всем мире возродить феодализм, ужасно провальную модель управления, которая доминировала в 99 процентах обществ на шести континентах в течение 6000 лет», — сказал он EW . « Почтальон , и фильм, и книга, говорят о том, как важно для нас помнить то, что нас объединяет. Маленький городок Америка особенно начинает понимать, что на самом деле почта — это центр города, но поймут ли они это вовремя, чтобы что-то изменить? Я не думаю, что Трампа больше волнует, что республиканская партия будет подожжена в ноябре.Я думаю, что цель хаоса — это ».

Питер Хеллер, The Dog Stars (2012)

В этом удивительно воодушевляющем постапокалиптическом романе заразная болезнь под названием «Кровь» уничтожила большую часть цивилизации и оставила тех, кто остается в отчаянии и территориально (не говоря уже о шести футах друг от друга). «Те, кто остались, в основном Невероятные», — говорит Хиг, наш нежный герой. Хиг живет в старом ангаре для самолетов со своей собакой и ворчливым другом Бангли, который охраняет периметр, но, услышав странное сообщение по радио, он в конце концов отправляется на поиски других выживших, чтобы в последний раз понять лучшую жизнь.

Юкнавич Лидия, Книга Иоанна (2017)

В 2049 году мир был разрушен глобальным потеплением и войной, и то, что осталось людям, вращается вокруг своего бывшего дома в колонии под названием CIEL, во главе с тираническим Жаном де Меном, черпая из камня все, что они могут, с помощью «невидимых технологические пуповины ». Одна женщина из CIEL, которой скоро исполнится 50 и поэтому будет сочтена ненужной и подвергнутой эвтаназии, рассказывает историю Жанны Дирт (поскольку это рифф на историю Жанны д’Арк), которая пытается спасти мир.

Lauren Beukes, Afterland (2020)

В пятом романе Бекеса это 2023 год, и пандемия оставила в живых менее 1% мужского населения мира. Один из них — 12-летний сын Коула, Майлз, которого Коул должен защищать любой ценой — учитывая, что гнусные умы, такие как ее сестра, могут сделать с мальчиком, невосприимчивым к вирусу, — и поэтому они уходят в бега, Майлз собирается как Мила, надеясь вернуться домой в Йоханнесбург. Как и все романы Бюкеса, он веселый, умный и немного отвратительный.

Анджела Картер, Герои и злодеи (1969)

года спустя после ядерной войны, мир покрылся лесами из-за своих ран, животные бегут на свободу, а человечество раскололось на фракции, если не на разновидности: профессора, солдаты, варвары и наш народ. Марианна — одна из профессоров, она живет в буквально башне из слоновой кости со своим отцом, пока она не ускользнет, ​​чтобы испытать жизнь варвара. Как и следовало ожидать от Картера, это краткий, мифический, запутанный взгляд на конец дней.

Джордж Р. Стюарт, Earth Abides (1949)

Один из классиков жанра, в котором ученик Иш выходит из периода изоляции и болезни — его укусила больная гремучая змея — и возвращается в мир, чтобы найти в нем почти никого в живых. Но люди, как и любой инвазивный вид, найдут способ, и поэтому Иш встречает Эм, и они создают сообщество выживших, новых и старых — но вместо того, чтобы восстанавливать мир, который они знали, они должны наблюдать, как молодое поколение адаптируется и начинает действовать. построить новое общество на основе оставшегося мира.

Дженнифер Мари Бриссетт, Элизиум (2014)

В этом сюрреалистическом романе два персонажа в конце разрушенного мира меняют пол, роли и отношения друг с другом, поскольку их жизнь неоднократно перезагружается таинственной — и испорченной — атмосферной компьютерной программой, которая ищет (возможно) Спаситель.

Пэн Пастух, Книга М (2018)

Этот роман включает в себя одну из самых странных эпидемий в апокалипсисе: Забвение, опустошившее мир, отделив страдающих от их теней — и их воспоминаний, что заставляет их вести себя беспорядочно, даже агрессивно.Когда общество рушится, Ори и Макс (один без тени, другой нет) пытаются найти ответы и друг друга.

Ник Харкауэй, Ушедший мир (2008)

Если вам нравятся ваши постапокалипсисы немного смехотворными, вам может понравиться версия Харкауэя, в которой «Война с уходом» унесла жизни трех четвертей населения Земли, или, более конкретно, «исчезло», т. Е. все еще там, но без информации — то есть до тех пор, пока не войдет в контакт с разумом выжившего.Наш герой — дальнобойщик по кунг-фу по имени Гонзо, и, конечно же, он должен спасти то, что осталось от мира.

Мишель Фабер, Книга странных новых вещей (2014)

В этом романе пастор отправляется на другую планету для распространения христианства, оставив жену дома; в результате, среди прочего, происходит то, что апокалипсис в этом романе телеграфируется главному герою на расстоянии через все более тревожные и невероятные послания, даже когда он обнаруживает, что все дальше отдаляется от жизни, которую он знал раньше, и от женщины, которую использовал любить.

Дэниел Х. Уилсон, Робопокалипсис (2011)

Чтобы немного избавиться от ядерной войны и пандемий, войдите в робопокалипсис — что, кстати, именно так оно и звучит. Он начинается, конечно же, с блестящего ученого и разумной компьютерной программы Archos, которая убивает своего создателя и решает, что цель ее существования — спасти планету от человеческой расы. Archos распространяется на машины по всему миру, которые убивают или порабощают людей, пока некоторые не начинают сопротивляться.Еще один глоток свежего воздуха: этот роман рассказывается с другой стороны апокалипсиса, как напоминание о том, что все это можно повернуть вспять, по крайней мере, иногда.

Пэт Франк, Увы, Вавилон (1959)

В этой классической фантастике о ядерном холокосте, когда большая часть Соединенных Штатов разрушена Советским Союзом, один маленький городок во Флориде выживает, приспосабливаясь к своей новой жизни в радиоактивной пустоши.

М. Р. Кэри, Девушка со всеми дарами (2014)

Когда начинается этот роман, прошло около десяти лет после того, как зомби-апокалипсис оставил лишь горстку незараженных людей в Британии — остальные мертвы или инфицированы, «пустые дома, в которых раньше жили люди», известные как «голодные».Однако прошло достаточно времени, чтобы появилось второе поколение голодных: дети сверхъестественно умные, невероятно сильные и способные (возможно) к человеческому сочувствию. Если только они не пахнут человеком. Потом они хотят его съесть. Оставшиеся ученые-люди разорваны: попытаться взломать мозг одноименной Мелани, чтобы выяснить, как он работает? Или относиться к ней как к ребенку и надеяться, что таким образом она сможет вернуть мир к человечеству?

Роберт Р. Маккаммон, Лебединая песня (1987)

Роман ужасов и роман апокалипсиса в одном — как будто выживания в ядерном холокосте было недостаточно, теперь вокруг бегает демоническая сущность, известная как Человек с Алым Глазом, он же Дойл.Типичный.

Сара Пинскер, Песня для нового дня (2019)

О, странно, роман, в котором череда террористических атак, массовых расстрелов, взрывов, а затем и пандемия привела к повсеместному страху, консолидации корпоративной власти и прекращению всех общественных собраний. Так нереально, амирит? Однако вместо Zoom Люси и ее товарищам по группе приходится бороться со StageHolo, по сути, голографическим платным просмотром концертов, и их разведчиком талантов Розмари, которая никогда не знала мира раньше.Как и вся лучшая апокалиптическая фантастика, на самом деле это книга о человеческих связях, и тот факт, что это еще и крутой, квир-рок-н-ролльный роман, — лишь бонус.

C.A. Флетчер, Мальчик и его собака на краю света (2019)

То, что написано на жестяной коробке. Мальчик (Гриз) и собака (Джип) среди выживших после «мягкого апокалипсиса», известного как Мерин, который кастрировал большую часть мира. Когда другая собака Гриз (Джесс) украдена, Гриз и Джип должны совершить спасательную операцию через руины Шотландии.

10 лучших постапокалиптических книг, которые стоит прочитать до конца света

Блог — Опубликовано
Пятница, 21 декабря

У всех нас на прикроватной тумбочке лежат книги, которые мы собирались прочесть несколько месяцев — но что, если апокалипсис наступит завтра? К счастью для тех, кому нужны быстрые советы по выживанию, мы в Reedsy составили список из 10 лучших постапокалиптических книг , которые нужно прочитать до , когда мир закончится: так что если это произойдет, вы будете готовы .

Мы также разместили их в порядке публикации, чтобы вы могли увидеть, как постапокалиптический жанр развивался за последние семьдесят лет. Но не беспокойтесь, если вы не читали большую часть или даже не читали ни одной из перечисленных здесь книг. У тебя еще есть время наверстать упущенное… пока.

1.

Earth Abides Джордж Р. Стюарт

1940-е годы были чрезвычайно популярным временем для антиутопических и постапокалиптических книг, после Второй мировой войны люди начали думать о повсеместных разрушениях и общественном крахе.Одной из жемчужин этого «возрождения судного дня» стал роман Джорджа Р. Стюарта « Earth Abides », который начинается с безудержной болезни, унесшей жизни большинства людей в Америке. Молодой аспирант с чудесным названием Ишервуд Уильямс сумел выжить в горах, но после того, как он вышел из своего «временного» творческого отпуска, он обнаружил, что цивилизация полностью рухнула.

После почти бесплодной поездки по пересеченной местности в поисках единомышленников, Иш соглашается завести детей с другой выжившей, Эммой.Они образуют своего рода новое общество, но без электричества или других современных преимуществ они должны вернуться к полу примитивному образу жизни: охоте и собирательству для пропитания и отказу от грамотности в пользу навыков выживания.

В результате, Earth Abides — это пугающий, но увлекательный взгляд на мир без многих ресурсов, и захватывающе реалистичное изображение того, как общество адаптируется после такого разрушительного события.

2.

Я легенда Ричарда Мэтисона

Хотя большинство думает о харизматическом повороте Уилла Смита в блокбастере 2007 года, оригинальный постапокалиптический роман был, ну, в общем, легендой для своего времени.Как и Earth Abides , он также начинается с пандемии. Но есть одна хитрость: болезнь не только истребляет население, но и превращает их в мутантов, похожих на вампиров, которые хотят заразить всех остальных людей.

Единственной оставшейся надеждой для цивилизации, похоже, является Роберт Невилл, одинокий человек, стремящийся обнаружить научную причину болезни и найти лекарство, прежде чем он сам пострадает. Его жена и дочь уже скончались от болезни; даже собака, которую он берет в качестве последнего компаньона, в конечном итоге заражается.Невилл находит надежду на существование еще одной выжившей, Рут … но, похоже, у нее есть собственные планы, которые не обязательно совпадают с его.

Мы не будем портить вам финал, тем более что он очень сильно отличается от фильма. Скажем так, во время апокалипсиса вампиров и зомби вещей никогда не будут такими, какими кажутся .

3.

На пляже Невил Шут

На пляже — первый роман в этом списке, который действительно имеет дело с ядерными осадками: слишком реальная проблема для многих после Второй мировой войны.С названием, взятым из Т.С. Поэма Элиота о войне , рассматриваемый «пляж» находится в Мельбурне, Австралия, в одном из последних пригодных для жизни мест на Земле — хотя даже люди там скоро умрут от радиационного отравления.

Эта книга принимает необычно широкий для жанра размах, поскольку приличное количество людей все еще живы, но должны смириться со своей неминуемой смертью. У каждого свой механизм выживания: одни используют отрицание, другие — чистое невежество, а третьи предпринимают практические шаги для подготовки.(Одна из самых пугающих деталей романа заключается в том, что правительство Австралии «милосердно» предоставляет своим гражданам бесплатные таблетки для самоубийства и инъекции.) с На берегу моря . Тем не менее, человеческих вопросов и ответов, которые возникают из-за полной неизбежности смерти, во многих отношениях даже более убедительны.

4.

«Стенд » Стивена Кинга

Роман Стивена Кинга «» «Стенд » был амбициозной пьесой автора, который до этого момента в основном писал сверхъестественные ужасы . Стенд — это еще одна постапокалиптическая сказка, проистекающая из смертельного вируса, но разработка Кинга для него необычна. Он ужасно описывает начальную вспышку «Проекта Синий» и неспособность военных сдержать ее. Смертельная волна гриппа уничтожает 99% населения мира, оставляя общество в клочья.

Но это только начало The Stand. Вскоре американские выжившие после чумы начинают объединяться в группы, одна из которых узнает о злом (и да, сверхъестественном) лидере другой, злой группы.В конечном итоге они оказались вовлечены в конфликт за судьбу будущего общества: — довольно распространенный троп, в антиутопической литературе, но не менее мощный здесь, где это сделано так уникально. Стенд мог быть необычным для Кинга на момент публикации, но сейчас это одна из его самых известных работ, и ее влияние со временем только усилилось.

5.

Лебединая песня Роберта Р. Маккаммона

Лебединая песня фактически связана с другим романом Стивена Кинга на премию Брэма Стокера 1987 года, но она заслуживает Гранта Макартура Гения только за сложность.Этот лабиринтный роман начинается с очередного ядерного кризиса, хотя на этот раз он является результатом полномасштабного конфликта между США и Россией. Ядерные взрывы и радиационные бури вызвали волновой эффект разрушения, и воцарился хаос.

Тем временем у молодой женщины по прозвищу «Лебедь» обнаруживаются сверхъестественные дары. Но в отличие от Флэгг из The Stand , у нее явно омолаживающий эффект. Лебедь может связываться с растениями и природой, ускоряя рост и даже возвращая мертвые вещи к жизни.

Теперь она является антиапокалиптическим оружием, Свон и ее товарищи борются за восстановление справедливости и мира на земле, захваченной агрессивной националистической группировкой, «Армией превосходства». Если это звучит как четкий комментарий ужасов Второй мировой войны, то это так! Но он также переполнен библейскими отсылками, мистическими элементами и ужасающими, но захватывающими подробностями постапокалиптического общества. Другими словами: Swan’s Song В действительно есть что-то для каждого.

6.

Дети мужчин П.Д. Джеймс

Для поклонников «Рассказ служанки », романа П.Д. Джеймс (что означает Филлис Дороти — замечательных женщин-авторов на победу!), Безусловно, один из ваших читателей. В Детях мужчин, , которое происходит в 2021 году, население уже четверть века страдало от необъяснимого массового бесплодия. И хотя мир еще не закончился, окончательный вывод тот же: человечество скоро вымрет.

Английское правительство захватил тиран, но мало кого волнует, поскольку политика в значительной степени не имеет значения, когда ваш вид умирает. Только наш рассказчик Тео (который является двоюродным братом тоталитарного лидера) и политическая группа под названием «Пять рыб» на самом деле стремятся вернуться в более демократическое общество.

Одна из самых политических книг в этом списке, Дети мужчин , тем не менее, заставит вас грызть ногти, желая Тео и Пять Рыб победить коррупцию в своей стране.И даже когда вы обнаружите, что мучитесь из-за их безвыходной ситуации, повествование Джеймса и ее реалистичные персонажи будут держать вас в напряжении до конца.

7.

Дорога Кормака Маккарти

Дорога Кормака Маккарти интересна с точки зрения предпосылки: хотя мы никогда не узнаем, что произошло, у нас есть место в первом ряду безмерно разрушительные последствия. Этот роман начинается с того, что мальчик и его отец путешествуют по засыпанной пеплом безжизненной Америке в отчаянных надеждах добраться до юга до зимы.

Еды не хватает, и многие другие выжившие прибегли к каннибализму, поэтому пара должна сохранять постоянную бдительность — чтобы их не только не убили, но и убили, приготовили и съели. Это отрезвляющая история, воплощенная в сцене, где отец показывает своему сыну, как застрелить себя, на случай, если они столкнутся с каннибалами и отец не сможет его защитить.

Да, это может показаться простым повествованием, особенно по сравнению с запутанным характером других романов в этом списке.Но проза Маккарти, напряженная, но полная непосредственности, полностью инвестирует вас в результат … даже когда вы думаете, что он не может быть хорошим.

8.

Мировая война Z: устная история войны зомби Макс Брукс

2006 год был большим годом для постапокалиптической фантастики. Примерно в то же время, когда был выпущен The Road , вышла книга Макса Брукса World War Z (оба из которых были позже преобразованы в фильмы ), но это совершенно другой взгляд на апокалипсис, написанный как сериал интервью.

World War Z начинается в финале: введение сообщает нам, что «Война зомби» закончилась десять лет назад, но только после длительного военного и гуманитарного кризиса. Наш рассказчик — агент «Послевоенной комиссии» ООН, собирающий отчеты людей для потомков, а также для того, чтобы избежать еще одной подобной катастрофы.

Его экспертный отчет ведет нас от «нулевого пациента» чумы зомби к международной катастрофе, которая разворачивается вслед за ней.Но что действительно интересно в этом романе, так это то, что он фокусируется не на , если человечество в конечном итоге выживет , а на , как на . Действительно, исследование Brooks геополитических последствий , окружающих апокалиптический сценарий, может быть наиболее полным и реалистичным из всех тех, что в этом списке (не считая зомби).

9.

Одна секунда после Уильяма Р. Форстхена

Этот роман представляет собой «самый оригинальный катализатор» апокалипсиса, а именно массовую атаку электромагнитным импульсом (ЭМИ) на Соединенные Штаты.Всего через секунду после атаки все, что зависит от электричества, оказывается бесполезным: водные системы, интернет-маршрутизаторы и все виды транспорта, в которых есть электронные компоненты. В результате многие люди остаются без еды, воды или каких-либо жизнеспособных ресурсов.

Особенно сильно пострадал небольшой южный город Черная гора. Не хватает припасов, чтобы помочь всем, и люди начинают голодать, болеть и страдать от различных болезней. Тем временем профессор колледжа и бывший армейский полковник Джон Мазерсон пытается поддерживать порядок, но приводит к битве , подобной которой он и не мог ожидать.

Хотя это не так радикально, как на некоторых других ядерных предприятиях, Одна секунда после все еще вызывает дрожь в отношении апокалипсиса двадцать первого века, неприятно привлекающего внимание к нашей зависимости от современных технологий — и к тому, что произойдет. если бы это все забрали.

10.

Станция Одиннадцать Эмили Сент-Джон Мандель

Наша последняя запись — это еще один классический пандемический апокалипсис, который покажется устрашающе знакомым любому, кто пережил эпидемию COVID-19 (то есть, почти все). Station Eleven вращается вокруг женщины по имени Кирстен, которая выросла в первые годы «грузинского гриппа» — смертельной породы свиней, убившей большую часть населения всего за два десятилетия. Кирстен, в прошлом ребенок-актер, теперь входит в состав бродячей театральной труппы в мире, по большей части лишенном какого-либо искусства.

Роман полон таких движущихся человеческих элементов, как «Музей цивилизации», в котором выставлены старые iPhone и ноутбуки, и художественный графический роман (от которого он получил свое название).Большая часть истории происходит еще до начала эпидемии, и в ней подробно описываются переплетенные жизни нескольких персонажей, которые неожиданным образом повлияли на жизнь Кирстен.

Итак, хотя Station Eleven , несомненно, постапокалиптическая книга, дело не в апокалипсисе. Эта книга больше, чем любая другая в этом списке, посвящена человечеству и тому, как оно выживает и сохраняет себя — даже в самые тяжелые времена. И поэтому, возможно, это одна из лучших книг всех времен .

***

Какая ваша любимая книга-антиутопия или постапокалиптическая книга? Мы его здесь назвали? Расскажите нам в комментариях ниже!

Доверяйте рекомендациям книг от реальных людей, а не от роботов.

Получите доступ к Reedsy Discovery бесплатно!

Или зарегистрируйтесь с

Литература конца света — Постапокалиптическая фантастика на AbeBooks

Все всегда может быть хуже, и вы можете положиться на писателей, которые превратят эту фразу в холодные, резкие слова на странице.Ноев ковчег и потоп, который стерли Землю с лица земли нечестивым человечеством, являются ранним примером постапокалиптической письменности, но современный жанр литературы конца света можно проследить на два столетия назад, начиная с книги Мэри Шелли «Последний человек », опубликованной в 1826 году.

Несмотря на то, что Шелли, известный благодаря Франкенштейну , и некоторым другим писателям удалось представить сценарии судного дня в викторианскую эпоху, жанр расцвел — если это правильное слово и, вероятно, не так — после Второй мировой войны.Атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки показала, что у человечества есть инструменты для глобального самоуничтожения. 1950-е были десятилетием, когда конец света можно было найти на краю наших книжных полок.

Непрекращающаяся напряженность в период холодной войны способствовала продолжению появления этих романов, но за последние 10 лет также были отмечены такие известные романы, как Дорога Кормака Маккарти, получившего Пулитцеровскую премию за художественную литературу, и популярный сериал для молодежи Город Эмбер . пользователя Jeanne DuPrau.Даже Опра Уинфри обратила свой легион последователей к постапокалиптической фантастике, когда в 2007 году назвала The Road выбором книжного клуба. Это действительно странное совпадение.

Методы всемирного уничтожения различаются. Читатели могли столкнуться с чумой, глобальной ядерной войной, биологическим оружием, столкновением кометы или ослепляющим метеорным дождем, за которым последовали плотоядные растения. Многие авторы не объясняют подробно природу катастрофы своей книги, но во многих отношениях это неважно — мысли и действия выживших имеют значение.Как они выживают? Пытаются ли они сплотить цивилизацию? Принимают ли они новые ценности? Что они отвергают, а что оставляют?

Концепция апокалипсиса и того, что будет после него, не ограничивается выдумкой и притворством — несколько научно-популярных книг предсказывали глобальную катастрофу в декабре 2012 года, когда календарь майя подошел к концу. Кажется, всегда есть кто-то, кто уверен, что это конец света. С таким же успехом можно освоиться с хорошей книгой.

Последний человек
Мэри Шелли
(1826)

Более апокалиптический, чем постапокалиптический, этот роман-катастрофа настолько важен, потому что он был написан в мире, в котором отсутствует ядерная энергия, атомные бомбы и другие искусственные методы массового уничтожения. .Шелли применила смертельную чуму. В трех томах Лайонел Верни становится последним человеком Шелли на Земле. Критики раскритиковали книгу при ее выпуске.

После Лондона
Ричард Джеффрис (1885)

Известный своими произведениями природы, Джеффрис написал этот ранний научно-фантастический роман, в котором неизвестная катастрофа уничтожила население Англии, а природа восстанавливает землю среди хаоса и конфликтов. Домашние животные одичают, города и инфраструктура разрушаются.В своем предвидении он почти похож на Гайю.

Earth Abides
Джордж Р. Стюарт
(1949)

Стюарт был профессором английского языка в Беркли. Действие происходит в 1940-х годах, когда население Земли подвергается воздушной пандемии. Ишервуд Уильямс, эколог, один из выживших, и в романе исследуется, как адаптируются несколько поколений. Чтение и письмо исчезают. Охотники-собиратели и возвращение племен. Это чрезвычайно влиятельная книга.

День Триффидов
Джон Виндхэм
(1951)

В романе Виндхема есть две нити катастрофы. Во-первых, свет от метеоритного дождя ослепляет любого, кто его наблюдает (и это большинство людей), и общество, лишенное зрения, полностью рушится. Затем триффиды — ходячие, убивающие, мясоеды — пользуются всей ситуацией и впадают в ярость.

Рассвет — 2250 год нашей эры (Сын Звездного Человека)
Андре Нортон
(1952)

Первоначально названный Сын Звездного Человека , этот классический фантастический фильм происходит через 200 лет после ядерной войны в радиоактивном мире с горсткой людей. .Мутантов и мутаций предостаточно. Это оптимистичный роман с надеждой на будущее, несмотря на то, что Нортон находится на правильном пути в понимании ужаса радиации.

Я — легенда
Ричард Мэтисон
(1954)

Этот роман пересекает несколько жанров (включая зомби и вампиров), но его главный герой, Роберт Невилл, кажется, единственный выживший после вирусной пандемии, которая превращает людей в вампиров. Запертый в своем убежище в Лос-Анджелесе, Невилл борется за выживание ночью, пытаясь найти лекарство днем.Было три экранизации.



На пляже

Невил Шут
(1957)

Третья мировая война опустошила Северное полушарие ядерными боеголовками. Осадки приближаются к Австралии, но сигнал кода Морзе исходит из Соединенных Штатов. Подводная лодка направляется на север в поисках выживших. Персонажи демонстрируют принятие своей судьбы — самоубийство предпочтительнее отчаянной попытки выжить, наблюдаемой в большинстве постапокалиптических произведений.

Увы, Вавилон
Пэт Франк
(1959)

Пятидесятилетний и все еще сильный, Увы, Вавилон — это роман о пост-ядерной войне о борьбе за выживание в маленьком городке во Флориде под названием Форт Репо. Распад повседневного общества четко описан. Написанная до того, как лучевая болезнь была должным образом изучена, книга действительно показывает действующее правительство, пытающееся помочь выжившим.

Кантик для Лейбовица
Вальтер М.Миллер младший
(1961)

Ядерная война опустошила мир. Монахи католического монастыря в американской пустыне пытаются сохранить книги, которые могли бы спасти человечество. Миллер входил в состав экипажа бомбардировщика, который помогал разрушить монастырь Монте-Кассино в Италии во время Второй мировой войны, и этот опыт послужил источником вдохновения. Canticle for Leibowitz получил премию Hugo в 1961 году.

Дети дьявола
Питер Дикинсон
(1970)

Дети дьявола — третья книга в трилогии, где странный шум заставляет человечество ненавидеть и разрушать машины и технологии, а общество возвращается к доиндустриальным временам. The Weathermonger (1968) и Heartsease (1969) завершают трилогию, которая была написана в обратном хронологическом порядке. BBC TV превратило книги в сериал The Changes в середине 1970-х.

Молот Люцифера
Ларри Нивен, Джерри Поурнель
(1977)

Бедствие идет с неба, «Молот» — комета, которая сталкивается с Землей, вызывая серию землетрясений, вулканов, цунами, наводнений и изменения климата .Цивилизация разваливается. Создаются небольшие анклавы выживших — одни стремятся сплотить цивилизованное общество, а другие полностью бросают его ради погромов.

Стенд
Стивен Кинг
(1978)

Этот роман основан на более раннем рассказе Кинга Night Surf . Биологическое оружие поражает мир вирусом, убивая подавляющее большинство людей. Выжившие совершают ряд путешествий по пересеченной местности и основывают лагеря добра и зла.Книга разделена на три части — вирус, который называется Captain Trips, путешествия и финальное противостояние.

Почтальон
Дэвид Брин
(1985)

В постапокалиптическом мире бродяга по имени Гордон Кранц обнаруживает и начинает носить униформу почтового работника США. В отличие от Клиффа Клавина из Cheers , Кранц становится символом надежды для тех, кто выжил в разрушенном мире. Сюжет не рисует героической картины выживших и даже не обвиняет их в том, что они помешали восстановлению после катастрофы.

Последний корабль
William Brinkley
(1988)

Судно — это военный корабль USS Nathan James, патрулирующий в Баренцевом море, и катастрофа представляет собой полномасштабную мировую ядерную войну. Оставшись без дома, корабль и его команда исследуют опустошение мира и сталкиваются с ядерной зимой, но они также борются с внутренними раздорами, поскольку давление на моряков возрастает.

Подарок на берегу
М.К. Рен
(1990)

В этом романе есть сильная тема фундаментализма. Ядерный холокост уничтожает жизнь, и две выжившие женщины в Орегоне продолжают борьбу среди ядерной зимы и эпидемий. В книге задается вопрос, что действительно важно — преданность книгам и знаниям вступает в противоречие с целеустремленным стремлением фундаментализма.

Слепота
Хосе Сарамаго
(1995)

Этот роман заслуживает внимания, хотя в нем нет подробностей о глобальной катастрофе.Известная история Сарамаго повествует об эпидемии слепоты, такой как День Триффидов , в одном неизвестном городе и о том, как все стремительно рушится. Фильм «Слепота», снятый в 2008 году, помог Сарамаго получить Нобелевскую премию по литературе в 1998 году.

The Rift
Уолтер Дж. Уильямс
(1999)

Этот длинный роман повествует об огромном землетрясении, которое поразило Америку, вызвав широкомасштабные разрушения и страдания. Множество социальных комментариев о расколах в человечестве.Вдохновением для книги послужили землетрясения в Новом Мадриде 1811-1812 годов, которые потрясли Луизиану так называемым мегаземлетрясением. Если вы живете на берегах Миссисипи, то можете пропустить это.



Слайнкс
Татьяна Толстая
(2000)

Толстая — один из ведущих авторов России. Написанный на русском языке, английский перевод был опубликован в 2003 году. Это антиутопическая фантастика, действие которой происходит в постапокалиптическом мире. Цивилизация резко остановилась 200 лет назад из-за чего-то, называемого Взрывом.Новое общество жестоко, мутации — обычное дело, а свободное мышление — очень плохая вещь.



Город Эмбер

Жанна ДюПро
(2003)

Эмбер — единственный город в мире полной темноты, в котором у Эмбера заканчивается электричество. Мир, каким мы его знаем, был разрушен людьми несколькими столетиями ранее. Два 12-летних подростка ведут поиски решения. Город углей , который стал фильмом в 2008 году, последовали еще три романа в этом популярном молодежном сериале.

Дорога
Кормак Маккарти
(2006)

Как ни странно, выбранный в 2007 году Книжным клубом Опры, этот роман описывает путешествие отца и сына после того, как какая-то неизвестная катастрофа уничтожила большую часть жизни на этой планете. В 2007 году получил Пулитцеровскую премию за художественную литературу. Очень, очень, очень мрачно — каннибализм, изнасилования и много ужасов. Что, черт возьми, последователи Опры думают об этой замечательной книге? Черная крышка очень удачная.

The Dog Stars
Питер Хеллер
(2013)

Действие романа разворачивается в годы после ужасной глобальной вспышки гриппа. В центре сюжета — усадьба выживания двух мужчин и собаки по имени Джаспер.Двое мужчин, Хиг и Бангли, — маловероятная пара, которая наверняка никогда не встретится в мире до пандемии. Возможно, они не сходятся во взглядах или даже сильно не любят друг друга, но они пришли к пониманию, призванному сохранить им обоим жизнь любой ценой.

Орикс и Крейк
Маргарет Этвуд (2004)

Орикс и Крейк на первый взгляд кажутся свидетельствами того, что один человек сошел с ума. Но оказывается, что это одновременно незабываемая история любви и захватывающее видение будущего.Снеговик, известный как Джимми до того, как человечество поразила чума, изо всех сил пытается выжить в мире, где он может быть последним человеком, и оплакивает потерю своего лучшего друга, Крейка, и неуловимого Орикса, которого они оба любили.

Мировая война Z
Макс Брукс
(2006)

Гениальный подход Макса Брукса к этой книге делает ее совершенно необычное чтение. Написанная в виде виньеток как журналистское исследование последствий Великой паники (и войны с зомби), книга исследует все аспекты выживания, начиная с военной тактики на суше, в воздухе и на море и заканчивая личными, интимными историями побега и историями человечества. победа и разрушение, необычная тактика, такая как использование времен года против нежити.

The Passage
Justin Cronin
(2010)

Эпический и захватывающий рассказ о катастрофе и выживании, The Passage — это история об Эми, брошенной ее матерью в возрасте шести лет, которую преследовала и затем бросила в тюрьму темные фигуры за правительственным экспериментом апокалиптических масштабов. Но специальный агент Брэд Вольгаст, законник, посланный для ее розыска, обезоружен удивительно тихой девушкой — и рискует всем, чтобы спасти ее.

Америка Pacifica: Роман
Анна Норт

(2011)

Восемнадцатилетняя Дарси живет на острове Америка Пасифика — одном из последних мест на Земле, где все еще можно жить после того, как Северная Америка перешла во второй ледниковый период. Образование, еда и основные средства выживания — удел немногих избранных, в то время как большинству жителей острова приходится бороться, чтобы остаться в живых.

Топ-10 романов о конце света — от Балларда до Пратчетта | Научно-фантастические книги

Написав несколько научно-популярных книг, три года назад я решил попробовать свои силы в художественной литературе.«Как это может быть сложно», — высокомерно рассудил я. Что ж, сложнее, чем я думал. Но мне понравилось писать Sunfall, потому что это именно та книга, которую я люблю читать, даже несмотря на отсутствие зомби, вампиров или подростков со сверхспособностями, я думаю, Netflix не купит права.

Я всегда был поклонником научной фантастики ближайшего будущего. Я предпочитаю, чтобы наука была правдоподобной, и выросла на книгах Артура Кларка, Айзека Азимова и Ларри Нивена. Итак, когда дело дошло до написания моего собственного научно-фантастического триллера, я почувствовал, что у меня очень хорошие возможности, чтобы вложить много науки и сделать все правильно.Рассказ истории через два десятилетия означает, что я могу сделать достаточно надежное предсказание того, каким может быть мир, и экстраполировать сегодняшнюю науку и технологии на вероятное будущее.

Sunfall также относится к поджанру научной фантастики, которую я бы назвал романом о конце света. Это шире, чем просто апокалиптическая или постапокалиптическая фантастика, поскольку она также включает триллеры-катастрофы, в которых человечество находится под угрозой, независимо от того, предотвращена эта угроза или нет. Часто угроза исходит от самой науки — или, скорее, от того, что человечество злоупотребляет ею.Хорошим примером является книга Маргарет Этвуд «Орикс и Крейк», в которой изображены ученые, играющие в бога и проводящие ужасные эксперименты с вирусами и генной инженерией. В Sunfall наука пытается спасти мир.

Итак, вот мои 10 лучших научно-фантастических книг о конце света:

1. Штамм Андромеды Майкла Крайтона
Этот техно-триллер 1969 года сделал Крайтона научно-фантастическим бестселлером. В нем описывается смертоносный внеземный микроб под кодовым названием «Андромеда», который переносится на Землю метеоритом и который свертывает человеческую кровь, вызывая смерть в течение двух минут.Хотя мне никогда не нравились некоторые взгляды Крайтона, часто изображающие науку как угрозу человечеству (вспомните Парк Юрского периода и Prey), а также его спорную позицию по изменению климата, я не могу не восхищаться человеком, который подарил нам фильм «Мир Дикого Запада». И, как и большая часть его научно-фантастических работ, «Штамм Андромеды» — потрясающий триллер.

2. «Молот Люцифера» Ларри Нивена и Джерри Пурнелля
Когда я взглянул на научно-фантастическую коллекцию на своих книжных полках, прежде чем составлять этот список, я был удивлен тем, сколько книг Нивена у меня было.Я также забыл, что такое классические произведения, такие как Ringworld и The Mote in God’s Eye. Нивен — мастер тяжелой научной фантастики, и вместе с Пурнель (еще одним гением из США) он написал этот апокалиптический триллер в 1977 году. Гигантская комета поражает Землю, вызывая колоссальные землетрясения, гигантские цунами и, в конечном итоге, начало нового ледникового периода. Горстка людей борется за выживание.

3. Moonseed Стивен Бакстер
Бакстер — плодовитый британский писатель-фантаст, который исследовал фантастические идеи в физике.Лунное семя было последней книгой его трилогии НАСА, которая попадает в категорию «альтернативной истории». Космическая миссия возвращается на Землю с куском камня, содержащим загадочное нано-вещество под названием «лунное семя», которое превращает всю неорганическую материю в лунное семя. Когда Земля начинает распадаться, группа ученых отчаянно пытается спасти человечество.

4. Земля Дэвида Брина
У этой книги есть параллели с моей. Оба события происходят через несколько десятилетий, когда большая часть современной науки и технологий станет частью фона.Но Брин написал свою книгу 30 лет назад, так что, если его предсказания сбудутся, у него будет больше прав, чем у меня, на роль дальновидного футуролога. Остается только надеяться, что мы не увидим главного события романа, в котором физики небрежно отбрасывают созданную ими миниатюрную черную дыру, угрожая разрушением Земли.

5. Квантовая ночь Роберта Дж. Сойера
Это удивительно образное сочетание психологии, квантовой механики и значения человеческого сознания.Он основан на идее «квантового разума», разработанной физиком Роджером Пенроузом в конце 80-х годов. Ученые сейчас не воспринимают эту теорию всерьез, но это отличный корм для научно-фантастических триллеров.

6. Станция Одиннадцать Эмили Сент-Джон Мандель
Это первая из двух книг на постапокалиптическую тематику. Он великолепно написан и очень увлекателен. Действие романа происходит после того, как пандемия гриппа убила большую часть населения мира, но в то же время это история вселяющего оптимизм.Группа актеров и музыкантов путешествует по США, ставя шекспировские спектакли изолированным общинам выживших. Этот поджанр упоминается как «уютная катастрофа» (термин, придуманный Брайаном Олдиссом) и контрастирует с более обычными антиутопическими темами насилия и анархии (вспомните «Безумного Макса» или «Ходячие мертвецы»).

Новаторская фантастика об изменении климата… Дж. Г. Баллард. Фотография: Джон Лоуренс / Рекс

7. Затонувший мир Дж. Г. Балларда

Этот роман 1962 года изображает постапокалиптическое будущее, в котором глобальное потепление сделало большую часть планеты непригодной для жизни.В отличие от Station Eleven, это мрачная и удручающая история о выживших, вынужденных заново изобретать свои этические и моральные кодексы, когда цивилизация рушится. Он считается одним из первых художественных текстов об изменении климата.

8. Кошачья колыбель Курта Воннегута
Воннегут — один из моих любимых писателей. Ученый доктор Феликс Хёниккер умирает, изобрав смертоносное химическое вещество под названием «ледяная девятка», способное заморозить всю планету. Затем начинается в конечном итоге бесполезная гонка, чтобы найти его.Воннегут пишет с черным юмором, высмеивая гонку вооружений и глупость человечества. Во многих отношениях это полная удручающая противоположность моей книги, в которой я подчеркиваю положительные стороны изобретательности и изобретательности человечества, но мне она все равно нравится.

9. Год, когда упала звездная пыль, Рэймонд Ф. Джонс
Еще одна книга о «космической угрозе». Выпадение таинственной светящейся кометы заставляет цивилизацию остановиться, поскольку весь транспорт и оборудование перестают работать, а общество отбрасывается назад в каменный век.Это научная фантастика в лучшем виде — наводящий на размышления, но динамичный триллер.

10. Добрые предзнаменования Терри Пратчетта и Нила Геймана

Более легкий способ положить конец миру… предстоящая телевизионная инсценировка «Добрых предзнаменований». Фотография: Amazon Prime Video / PA


Мой список заканчивается очень забавной книгой. Грядет апокалипсис — в следующую субботу, незадолго до ужина. В то время как наступает обычный предапокалиптический хаос, ангел и демон, которые наслаждаются комфортной жизнью среди смертных, объединяют свои силы, чтобы саботировать Конец Времен.Гейман говорит, что начал рассказ как пародию на книги Ричмала Кромптона «Просто Уильям» и собирался назвать его Уильямом Антихристом, но в сотрудничестве с Пратчеттом он стал более сложным, с несколькими сюжетами — с участием Четырех всадников Апокалипсиса и 17-го. Ведьма века по имени Агнес Наттер.

«Падение солнца» Джима аль-Халили опубликовано Bantam. Чтобы заказать копию, перейдите на сайт guardianbookshop.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка по Великобритании на сумму более 15 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы. Телефонные заказы мин. Цена и стоимость заказа от 1 фунта стерлингов.99.

23 Лучшие современные постапокалиптические книги

Люди беспокоились о конце света с тех пор, как мы придумали слово «мир», и за последние двадцать лет или около того мы были на самом деле по этому поводу обеспокоены, судя по тому, сколько постапокалиптических книг мы написал. Мы обеспокоены войной, вирусами, глобальными природными катаклизмами, генетически модифицированными людьми, множеством разновидностей зомби, безумными компьютерами и т. Д.

Этот список посвящен книгам, изданным в 21 веке, за некоторыми исключениями, потому что эти книги были потрясающими, и мне это нравилось.

23

Стивен Амстердам — ​​2009

Этот сборник рассказов следует за рассказчиком на протяжении трех десятилетий, когда он пытается выжить в мире, который становится все более жестоким по мере того, как одно за другим разворачиваются катастрофические события. В первом рассказе «Что мы знаем сейчас», действие которого происходит в канун тысячелетия, когда мир, каким мы его знаем, все еще узнаваем, мы встречаем девятилетнего рассказчика, который бежал из города со своими родителями, просто в преддверии краха 2000 года.В оставшихся рассказах рассказывается о странных обстоятельствах, с которыми он сталкивается в уже не простом акте выживания: попытки защитить скваттеров от наводнений в месте, где никогда не прекращается дождь, преследование (и, возможно, заражение) человеком, больным ядовитым гриппом. , выдержать собеседование с нестабильным оценщиком, имеющим доступ ко всем его мыслям, и принять тяжело больных в приключенческие туры. Но в каждой истории мы видим, что, несмотря на жестокость и жестокость своих дней, рассказчик сохраняет власть над своей человечностью и юмором.

«Поочередно ужасно и красиво… Часто трогательно, часто удивительно, даже чертовски смешно… потрясающе».
— Возраст

22

Джека Макдевитта — 1997

От дорожных мастеров остались одни руины — но какие великолепные руины! Их бетонные дороги до сих пор пересекают континент. Их чашки, гребни и украшения можно найти в каждом иллирийском доме. Они оставили после себя и легенду: скрытое святилище под названием Хейвен, где даже сейчас могут быть найдены секреты их цивилизации.

Брат Чаки был одним из тех, кто пытался найти Хейвен и больше не вернулся. Но теперь Чака унаследовала редкий артефакт Roadmaker — книгу под названием « Янки из Коннектикута при дворе короля Артура », которая вдохновила ее пойти по его стопам.

Итак, Чака организует свой собственный квест, в котором участвуют ученый Силас Глот, сын Карика Флоджиан, лесоруб Джон Шеннон, солдат Куайт Эстерхок и бывшая жрица Авила Кап. В своем путешествии далеко на северо-восток они встретят огромные разрушенные города, летающие поезда, бандитов, все еще работающие компьютеры, работорговцев, затворников-инженеров и сумасшедших старых воздухоплавателей.В конечном итоге группа узнает правду о своем загадочном прошлом.

«Солидные персонажи и неизменно интригующий сюжет».
—Kirkus Reviews

21

Хосе Сарамаго — 1995

Город поражен эпидемией «белой слепоты», которая никого не щадит. Власти помещают слепых в пустую психиатрическую больницу, но там криминальные элементы держат всех в плену, крадут продовольственные пайки и насилуют женщин. Есть один очевидец этого кошмара, который ведет семерых незнакомцев — среди них мальчика без матери, девочку в темных очках и собаку слез — по бесплодным улицам, и процессия становится такой же жуткой, как и все вокруг.

Автор Хосе Сарамаго — лауреат Нобелевской премии по литературе 1998 года.

«Это потрясающее произведение литературного мастера».
— The Boston Globe

20

Джоша Малермана — 2014

Через пять лет после начала беды осталась горстка разрозненных выживших, включая Мэлори и двух ее маленьких детей. Живя в заброшенном доме у реки, она мечтала сбежать в место, где они могли бы быть в безопасности.Теперь, когда мальчику и девочке четыре года, пора идти. Но предстоящее путешествие будет ужасающим: двадцать миль вниз по течению в лодке — с завязанными глазами — и не на что полагаться, кроме своего ума и натренированных ушей детей. Один неверный выбор — и они умрут. И что-то за ними следует. Но это человек, животное или чудовище?

Окутанная тьмой, окруженная звуками, одновременно знакомыми и пугающими, Мэлори отправляется в мучительную одиссею — путешествие, которое переносит ее в невидимый мир и обратно в прошлое, к товарищам, которые когда-то спасли ее.

«[A] пугающий дебют… Малерман… держит нас в напряжении своим хладнокровным, беспощадным рассказом [и] окутывает его рассказ поэтическим мраком».
―Kirkus Отзывы (избранный отзыв)

19

Жан Хегланд — 1996

Более чем в 30 милях от ближайшего города и в нескольких милях от ближайшего соседа Нелл и Ева борются за выживание, поскольку общество распадается и рушится вокруг них. Ни одно событие не предшествует падению общества. Говорят о войне за границей и потрясениях в Конгрессе, но это все равно становится шоком, когда электричество заканчивается, а газа нигде нет.Сестры потребляют ресурсы, оставшиеся в доме, ожидая возвращения энергии. Однако их вступление во взрослую жизнь заставляет их пересмотреть свое место в мире и свое отношение к земле и друг другу.

«С первой страницы ощущение кризиса и ясный, честный голос… рассказчика притягивают читателя… Поистине замечательное дополнение к жанру, определяемому очень высокими стандартами 1984 Джорджа Оруэлла».
—Publishers Weekly (звездный обзор)

18

Питера Хеллера — 2012

Хиг каким-то образом пережил пандемию гриппа, убившую всех, кого он знал.Теперь его жена ушла, его друзья мертвы, и он живет в ангаре небольшого заброшенного аэропорта со своей собакой Джаспером и подвижным мизантропом с оружием в руках по имени Бангли.

Но когда случайная передача проходит через радио его Цессны 1956 года, голос зажигает глубоко внутри него надежду, что лучшая жизнь существует за пределами их строго контролируемого периметра. Рискуя всем, он пролетает мимо своей точки невозврата и следует по изрезанному статическим электричеством следу только для того, чтобы найти то, что и лучше, и хуже всего, на что он когда-либо мог надеяться.

«Блестящий успех».
— Житель Нью-Йорка

17

Джастина Кронина — 2010

Эпический и захватывающий рассказ о катастрофе и выживании, The Passage — это история Эми, которую бросила ее мать в возрасте шести лет, затем преследовали и затем заключили в тюрьму темные фигуры, стоящие за правительственным экспериментом апокалиптических масштабов. Но специальный агент Брэд Вольгаст, полицейский, посланный для ее розыска, обезоружен удивительно тихой девушкой и рискует всем, чтобы спасти ее.Поскольку эксперимент заканчивается кошмарной ошибкой, Вольгаст обеспечивает ее побег, но он не может остановить крах общества. И пока Эми в одиночестве идет через мили и десятилетия в мрачное будущее, полное насилия и отчаяния, она наполняется таинственным и ужасающим знанием того, что только она способна спасти разрушенный мир.

«Великолепно… Кронин взял свои литературные дары и превратил их в оружие… « Пассаж »может гордо стоять рядом с апокалиптическим шедевром Стивена Кинга « Стенд ».
— Время

16

Макс Брукс — 2003

Руководство по выживанию зомби — ваш ключ к выживанию против орд нежити, которые могут преследовать вас прямо сейчас. Эта книга, полностью иллюстрированная и исчерпывающе исчерпывающая, охватывает все, что вам нужно знать, включая то, как понять физиологию и поведение зомби, наиболее эффективные тактики защиты и оружия, способы обустройства вашего дома для длительной осады, а также способы выжить и адаптироваться в любых условиях. территория или местность.

10 лучших уроков выживания при атаке зомби

1. Организуйтесь, пока они не поднялись!
2. Они не боятся, зачем вам это?
3. Используйте свою голову: отрежьте их.
4. Лезвия не нуждаются в перезарядке.
5. Идеальная защита = тесная одежда, короткие волосы.
6. Поднимитесь по лестнице, затем разрушьте ее.
7. Выйти из машины, сесть на байк.
8. Продолжайте двигаться, держитесь на низком уровне, молчите, будьте начеку!
9. Нет безопасного места, только безопаснее.
10. Зомби, может, и ушел, но угроза живет.

Не будь беззаботным и глупым со своим самым ценным достоянием: жизнью. Эта книга — ваш ключ к выживанию против орд нежити, которые могут преследовать вас прямо сейчас, даже не подозревая об этом. The Zombie Survival Guide предлагает полную защиту с помощью проверенных и проверенных советов по защите себя и своих близких от живых мертвецов. Это книга, которая может спасти вам жизнь.

15

Дмитрия Глуховского — 2005

Артем родился до ядерной войны, в результате которой все выжившие жители Москвы перебрались в городской метрополитен.

Военный Сухой спас младенца Артема от орды хищных крыс, убивших его мать и жителей его станции.

Когда Артем подрастает, Сухой узнает об участившихся атаках таинственных существ, известных как «Темные», которые наводят ужас на всю станцию.

Артем отправляется в опасное путешествие к центру метро, ​​чтобы узнать о Темных и передать важное сообщение. Он сталкивается с экстрасенсорными силами, преступными бандами, революционерами, палачами, смертоносными библиотекарями, а также с безумием и отчаянием цивилизации, находящейся на грани пропасти.

Этот роман имел огромный успех в России и положил начало медиа-франшизе Metro в Соединенных Штатах.

14

Татьяны Толстой — 2000

Эта книга постмодерна не для всех.

Через двести лет после гибели цивилизации в результате события, известного как Взрыв, Бенедикт не из тех, кто жаловался. У него есть работа — переписывать старые книги и представлять их как слова великого нового лидера, и хотя он не пользуется привилегированным статусом мурзы, по крайней мере, он не крепостной или получеловек-четвероногий Дегенератор, которого запрягали. тройке.У него тоже есть дом с достаточным количеством мышей, чтобы приготовить вкусную еду, и он, к счастью, свободен от мутаций: без лишних пальцев, без жабр, без петушиных гребешков, вырастающих из его век. И ему удалось — по крайней мере, пока — держаться подальше от неусыпно бдительных Санитурионов, которые выслеживают любого, кто проявляет хоть малейший признак Свободомыслия, и легендарного визжащего Слинкса, который ждет в дикой местности за его пределами.

«Заклинание».
— Житель Нью-Йорка

13

Роберта Маккаммона — 1987

Свон — девятилетняя девочка из Айдахо, которая следует за своей борющейся матерью из одного трейлерного парка в другой, когда она получает видения гибели, нечто гораздо более широкое, чем узкие рамки ее собственной осажденной жизни.В ослепительной вспышке ядерные бомбы уничтожают цивилизацию, оставляя лишь нескольких захороненных выживших, чтобы заползти на выжженный ландшафт, который когда-то был Америкой.

На Манхэттене бездомная женщина вылезает из канализации, ведомая пророчествам таинственного амулета и преследуемая чем-то злым; на горе Голубой купол в Айдахо мальчик-сирота попадает под влияние развратных борцов за выживание и осознает ценность инстинкта убийцы; и среди разрушительных пыльных бурь на Великих равнинах Небраски Лебедь связывает сердце и душу с маловероятным новым спутником.Скоро их пути пересекутся. Но только Свон знает, что им предстоит пережить нечто большее, чем просто путешествие по облученной стране мутировавших животных, голода, безумцев и воинов из пустошей.

Видения Лебедя говорят о приближающейся злобной силе. Это изменчивое воплощение апокалипсиса и всего зла и отчаяния. И он одержим разрушением последней надежды на добро и чистоту в этом мире. Лебедь — та надежда. Теперь она должна бороться не только за свое собственное выживание, но и за выживание всего человечества.

«[A] долгий, удовлетворительный взгляд на ад и спасение».
—Publishers Weekly

12

П. Д. Джеймса — 1992

Человечество стало бесплодным, и последнее родившееся поколение стало взрослым. Сама цивилизация рушится, самоубийства и отчаяние становятся обычным явлением. Оксфордский историк Теодор Фарон, безразличный к будущему без будущего, большую часть времени проводит в воспоминаниях. Затем к нему обращается Джулиан, яркая и привлекательная женщина, которая хочет, чтобы он помог ей получить аудиенцию у своего кузена, могущественного Стража Англии.Она и ее банда невероятных революционеров могут просто пробудить в нем желание жить… и они также могут быть ключом к выживанию человечества.

«Необычайно… дерзко… пугающе по своим последствиям».
— Нью-Йорк Таймс

11

Аркадия и Бориса Стругацких — 1972

Пикник на обочине короткий, унылый и фантастический. В нем типично русская атмосфера бессмысленной борьбы с абсурдом, но всего этого достаточно, чтобы читать ее было интересно.

Пришельцы посетили Землю, но затем ушли, оставив после себя зону, где обычные вещи иногда мгновенно становятся смертельными. Но в зоне также есть артефакты инопланетной техники, которые можно продать за приличные деньги, , если вы пережили походы в зону. Главный герой отправляется в зону, несмотря на то, что это влияет на его жизнь и семью.

Основная посылка очень похожа на Annihilation (тоже хорошая книга), но предшествует ей более чем на сорок лет.Они достаточно разные, чтобы вы с удовольствием читали оба, но, возможно, не одно за другим.

«История ведется с контролируемой жестокостью, которая не колеблется ни на минуту».
—Kirkus Reviews

10

Хью Хоуи — 2011

В разрушенном и токсичном будущем сообщество существует в гигантском подземном хранилище, глубиной в сотни этажей. Там мужчины и женщины живут в обществе, полном правил, которые, по их мнению, призваны защищать их.Шериф Холстон, который годами неуклонно соблюдал правила бункера, неожиданно нарушает самое большое табу: он просит выйти на улицу.

Его судьбоносное решение разворачивает череду драматических событий. На его место назначается маловероятный кандидат: Джульетта, механик без юридического образования, чьи особые способности ремонтируют машины. Теперь Джульетте доверили починить бункер, и она скоро узнает, насколько сильно ее мир разрушен. Бункер вот-вот столкнется с тем, о чем его история только намекала, а его жители никогда не осмеливались шептать: восстание.

9

А.Г. Риддла — 2013

Первая книга этой трилогии технически не является постапокалиптической, но другие книги попадают в нее, так что смело начинайте с этой.

У берегов Антарктиды исследовательское судно обнаруживает загадочную структуру, погребенную глубоко внутри айсберга. Он существует тысячи лет, и что-то его охраняет. Может ли это быть сказочный город Атлантида? Или это что-то более опасное?

В тот же момент в Джакарте, Индонезия, выдающийся генетик Кейт Уорнер только что открыла революционное средство от аутизма.По крайней мере, она так думает. То, что она нашла, гораздо более смертоносно — для нее и для всего человечества. Ее работа может дать толчок следующему этапу эволюции человека. В нем также может быть ключ к открытию таинственного сооружения у побережья Антарктиды.

На другом конце Джакарты агент Дэвид Вейл спешит раскрыть заговор с далеко идущими последствиями. Но он вне времени. Его информатор внутри заговора мертв. В его собственную организацию проникли, и его враг направил на него охоту.Теперь он в бегах. Но когда он получает закодированное сообщение о неминуемой атаке, он рискует всем, чтобы спасти одного человека, который может помочь ему остановить ее: доктора Кейт Уорнер.

Вместе Кейт и Дэвид мчатся, чтобы раскрыть глобальный заговор и узнать правду о гене Атлантиды … и происхождении человека. Их путешествие приводит их в самые дальние уголки земного шара и к секретам их прошлого. Их враг наступает им по пятам и ни перед чем не остановится, чтобы получить исследования Кейт и заставить человека перейти на следующий этап эволюции, даже если это означает убийство 99 человек.9% населения мира. Дэвид и Кейт могут остановить их… если они смогут доверять друг другу. И остаться в живых.

8

М. Р. Кэри — 2014

Девушка со всеми дарами — замечательная книга, которая является странной похвалой истории о зомби. Но он на удивление продуман, а временами даже нежен, но при этом получается динамичный триллер. Каждый день я с нетерпением ждал возможности ее прочитать.

В постапокалиптической Англии Мелани вместе с другими детьми заточена в бункере без окон.Все они пристегнуты ремнями и в намордниках каждый раз, когда они покидают свои камеры. Ни при каких обстоятельствах взрослым не разрешается прикасаться к ним. Учитывая, кто эти дети, это разумные меры предосторожности. Затем объект подвергается нападению, и Мелани освобождается вместе с несколькими взрослыми, некоторые из которых хотят, чтобы она жила, некоторые хотят ее смерти, а другие хотят ее препарировать.

«Оригинальный, захватывающий и мощный.»
― Хранитель

7

Стивена Кинга — 1978

Безусловно, самая старая книга в этом списке, The Stand — шедевр.Вы можете возразить, что это не совсем научная фантастика, но кого это волнует? Это отличная книга.

Пациент сбегает из центра биологических испытаний, не осознавая этого, со смертельным оружием: мутировавшим штаммом супергриппа, который уничтожит 99 процентов населения мира в течение нескольких недель. Те, кто остались, напуганы, сбиты с толку и нуждаются в лидере. Появляются двое: мать Абагейл, доброжелательная 108-летняя женщина, которая убеждает их построить мирное сообщество в Боулдере, штат Колорадо; и Рэндалл Флэгг, гнусный «Темный человек», который наслаждается хаосом и насилием.По мере того, как темный мужчина и мирная женщина собирают силу, выжившим придется выбирать между ними — и в конечном итоге решить судьбу всего человечества.

«Блестящий мрачный сон, какой только можно было мечтать в этом столетии».
—Palm Beach Post

6

Октавии Э. Батлер — 1993

К 2025 году глобальное потепление, загрязнение окружающей среды, расовая и этническая напряженность и другие бедствия ускорили мировой спад.

Лорен Оламина и ее семья живут в одном из немногих оставшихся безопасных районов на окраине Лос-Анджелеса.За стенами своего защищенного анклава отец Лорен, проповедник, и горстка других граждан пытаются спасти то, что осталось от культуры, разрушенной наркотиками, болезнями, войной и хронической нехваткой воды. В то время как ее отец пытается вести людей на праведный путь, Лорен борется с чрезмерной симпатией, состоянием, которое делает ее чрезвычайно чувствительной к боли других.

Когда огонь уничтожает их территорию, семья Лорен убита, и она вынуждена уйти в мир, чреватый опасностями.Вместе с горсткой других беженцев Лорен должна отправиться на север в безопасное место, по пути вынашивая революционную идею, которая может означать спасение для всего человечества.

«[T] хотя читатели научной фантастики узнают эту будущую Землю, Лорен Оламина и ее видение выделяют этот роман, как дерево среди молодых деревьев».
—Publishers Weekly

5

Маргарет Этвуд — 2003

Снеговик, известный как Джимми до того, как человечество поразила чума, изо всех сил пытается выжить в мире, где он может быть последним человеком, и оплакивает потерю своего лучшего друга, Крейка, и красивого и неуловимого Орикса, которого они оба любили. .В поисках ответов Снеговик отправляется в путешествие — с помощью зеленоглазых Детей Крейка — через пышную пустыню, которая еще недавно была большим городом, пока могущественные корпорации не отправили человечество в бесконтрольный путь генной инженерии. Маргарет Этвуд переносит нас в ближайшее будущее, которое слишком хорошо знакомо и выходит за рамки нашего воображения.

«Высокий и бесстрашный… Этвуд делает Оруэлла лучше».
— Житель Нью-Йорка

4

Лоис Лоури — 1993

Двенадцатилетний Йонас живет, казалось бы, в идеальном, хотя и бесцветном мире соответствия и удовлетворенности.Только когда ему дадут жизненное задание как Приемник Памяти, он начнет понимать темные, сложные секреты, стоящие за его хрупким сообществом.

The Giver предназначен для читателей средней школы, но если вы не читали его, независимо от вашего возраста, вы должны сами проверить эту тонкую книгу.

«Простота и прямота письма Лоури заставляют читателей бороться со своими собственными мыслями».
—Список книг (обзор с пометкой)

3

Рассела Хобана — 1980

Риддли Уокер — уникальная увлекательная книга.Проходит несколько тысяч лет после ядерного Армагеддона в Англии, когда мальчик сталкивается с планом воссоздать оружие из древнего мира.

Человечество полуграмотно, и язык книги это отражает. Это может немного оттолкнуть; вот первая строка книги:

В день наречения, когда я пришел 12, я пошел вперед, с копьем и зарубил дикого кабана, он, по сути, был последней дикой свиньей на холмах Бундель, как бы там ни было до него давно никого не было, и я не хочу видеть никого из агентов.

Когда я только начал работать с Riddley Walker, я подумал: «О боже, я не хочу с этим иметь дело». Но кто-то, чье мнение я уважаю (черт возьми), рекомендовал его, так что я продолжал.

Это того стоило. Да, читать нужно медленно, и да, это больше работа, чем чтение обычной книги. Но это также намного лучше, чем обычная книга. Думаю, это одна из лучших книг, которые я когда-либо читал.

Это интенсивно, творчески и, вероятно, не похоже ни на что, с чем вы когда-либо сталкивались.

2

Эмили Сент-Джон Мандель — 2014

Station Eleven — отличный рассказ и исключительно хорошо написанный.

Вирус распространяется по миру и быстро убивает 95% человечества, уничтожая все блага цивилизации. Главный герой книги — Кирстен, молодая женщина, путешествующая с группой музыкантов и актеров, которые переезжают из города в город, играют музыку и ставят пьесы Шекспира. Они охотятся за едой и осторожно ступают в опасный мир, но даже им не избежать смертельного и безумного пророка.

Автор Эмили Сент-Джон Мандель метает читателя взад и вперед во времени, исследуя персонажей до и после пандемии, перескакивая с тридцати лет до вируса на двадцать лет после и обратно. Но она делает это так ловко, что эти переходы кажутся естественными и яркими.

«Удивительно красивая история человеческих взаимоотношений на фоне разрухи».
— The Washington Post

1

Кормак Маккарти — 2006

На этой картине, получившей Пулитцеровскую премию, отец и сын в одиночестве гуляют по выжженной Америке.Ничто не движется в разоренном ландшафте, кроме пепла на ветру. Здесь достаточно холодно, чтобы раскалывать камни, а когда выпадает снег, он становится серым. Небо темное. Их пункт назначения — побережье, хотя они не знают, что их там ждет. У них нет ничего: только пистолет, чтобы защитить себя от беззаконных банд, преследующих дорогу, одежда, которую они носят, тележка с собранной едой — и друг друга.

«Ярко, красноречиво… Дорога … неизменно блестяще представляет посмертное состояние природы и цивилизации.
— Книжное обозрение «Нью-Йорк Таймс»

13 книг о конце света, которые все еще менее стрессовые, чем цикл новостей

Это только я, или здесь начинается немного … апокалипсиса? Я не знаю, смотрел ли кто-нибудь еще в последнее время новости, но я беспокоюсь, что у меня не будет времени насладиться моим ретроградным антифеминистским антиутопическим полицейским государством в стиле Handmaid’s Tale , прежде чем изменение климата поставит ты и я под водой.Это страшное время быть человеком (и неприятное время быть американцем). Хорошая новость в том, что вы все еще можете причинить себе огромную помеху силам ненависти и несправедливости. Плохая новость … все остальное. Так что если вам нужно отдохнуть от постоянного потока ужасающих новостей, то вот несколько забавных, захватывающих и странно обнадеживающих книг о конце света.

Послушайте, я не говорю, что пора отказаться от «как мы можем спасти мир?» на «ну, есть ли плюсов к надвигающейся гибели человечества?» Пришло время голосовать, организовываться и громко.Отказ от всякой надежды — не особо полезная стратегия для крупномасштабных политических изменений, и уж точно не заставит вас вставать утром. Но если вы постоянно представляете себе ужасные катаклизмы и зомби-пустоши, то эти книги могут помочь вам преодолеть некоторые из этих страхов (и хорошо посмеяться, пока вы это делаете):

«Станция одиннадцать» Эмили Стрит. Джон Мандель

Конечно, супергрипп уничтожил большую часть человечества, а цивилизация, которую мы знаем, полностью разрушилась.Но «Путешествующая симфония» все еще в пути, принося музыку и пьесы Шекспира разрозненным анклавам выживших людей. Это потому, что «выживания недостаточно». Даже в этом мрачном будущем, отмеченном болезнями, насилием и жуткими культами, люди по-прежнему влюбляются, занимаются искусством и находят новые способы подняться над простым выживанием.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Добрые предзнаменования» Терри Пратчетта и Нила Геймана

Апокалипсис в Добрые предзнаменования не связан со вспышкой пандемии, экологическим коллапсом или даже зомби: это старый добрый иудео-христианский Судный день .Суетливый ангел Азирафаэль и супер-крутой демон Кроули несут ответственность за начало Конца Времен, но есть только одна небольшая проблема: они потеряли Антихриста. Добрые предзнаменования — это истерически забавный взгляд на метафизическую бюрократию и абсурдную (но согревающую сердце) сказку о Судном дне.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Сто апокалипсисов и других апокалипсисов» Люси Корин

Зачем довольствоваться одним апокалипсисом, когда можно было бы иметь сотню? Умная, взрывная коллекция коротких (и очень коротких) художественных произведений Люси Корин исследует множество разных способов, которыми мир может встретить свой конец.Это смешно, странно и обнадеживает одновременно, «апокалипсисы» Корина могут означать сокрушительный конец отношений или — полное разрушение планеты (в основном то же самое).

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Зона первая» Колсон Уайтхед

Произошел зомби-апокалипсис и т.д. Это означает переселение Манхэттена, уничтожение остатков живых мертвецов и борьбу с отставшими: этими почти кататоническими людьми, зацикленными на своей прежней жизни. Zone One — это критический взгляд на классическую историю про зомби. Есть много ужасов и случаев постапокалиптического стрессового расстройства, но есть также сюжет, который ниспровергает многие заезженные зомби-образы.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Кошачья колыбель» Курта Воннегута

Я не решаюсь называть Кошачью колыбель «забавной» книгой. Да, это весело, но с горечью и невозмутимостью: «мы все умрем». Так что, если вам нравится ирония и черный юмор, то возьмите (возможно) самую тревожную книгу Курта Воннегута о религии и безумии и о смертельном химическом веществе, способном заморозить всю жидкость на планете одним махом.Вы никогда больше не будете воспринимать проточную воду как должное.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Пятый сезон» Н.К. Джемисин

«Безмолвие» Пятый сезон не совсем Земля, как мы ее знаем. Это альтернативный мир или Земля в далеком будущем, страдающая от сейсмической активности и циклов огромных разрушений. Апокалиптический сезон только начался. Землетрясения грозят разорвать землю на части на веков. Но для Эссуна все это не имеет значения.Ее семья уже разлучена, и она сама разобьет землю, если для этого придется снова найти свою дочь. Решимость Эссун перенесет вас через самые неестественные стихийные бедствия, когда мир рушится вокруг нее.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Книга М» Пенг Шеперд

Тени людей начали исчезать. Он распространяется как чума. Бестеневые получают новые странные силы, но за ужасную цену: за потерю всех своих воспоминаний.И когда это случается с Максом, она убегает, прежде чем может стать опасностью для своего мужа Ори. Но Ори отказывается отказываться от Макса. Даже среди бандитов, войны и ужасающего культа теней Ори не остановится ни перед чем, чтобы снова найти свою жену и лекарство от Забвения.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Орикс и Крейк» Маргарет Этвуд

Как и все хорошие постапокалиптические «любовные истории» Маргарет Этвуд, Орикс и Крейк заставят вас чувствовать себя неуютно и очень сердиться на большинство мужчин в вашей жизни .Но он также предоставит потрясающее видение будущего, наводненного генно-инженерными существами, прекрасной пышной дикой природой и очень человеческими эмоциями горя, любви и потери.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Ушедший мир» Ника Харкауэя

Мир был уничтожен «Уходящей войной». «Уходящие» бомбы способны уничтожить все на своем пути, не оставив после себя ни единого клочка обломков. Но есть загвоздка: «уходящие» бомбы создают вихри «всякой всячины», которая принимает форму того, о чем вы думаете — или того, чего вы боитесь.Несмотря на эту исключительно ужасающую предпосылку, мир The Gone-Away — это ужасно веселое приключение по пустошам, в котором двое друзей пытаются защитить останки человечества от проявлений воображения и хищных корпораций.

Нажмите здесь, чтобы купить.

‘г. Бернс: Пост-электрическая пьеса »Энн Уошберн

Мистер Бернс технически является пьесой, но ни один каталог постапокалиптической фантастики не обходится без нее.Понимаете, цивилизация пала, но люди все еще собираются у костра, чтобы пересказать свой любимый эпизод «Симпсонов» . Со временем, когда люди начинают перестраиваться, этот эпизод проникает в устную традицию, становясь мрачно веселым свидетельством силы повествования.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Лед» Анны Каван

Наш безымянный рассказчик бродит по ледяному постапокалиптическому пейзажу в поисках хрупкой женщины с серебристыми волосами.Но эту женщину тоже ищет другой человек: мужчина по имени надзиратель. Он не должен найти ее первой. Лед — это невероятно красивый, несколько галлюцинаторный роман, который заставляет задуматься о мотивах классической истории «Мужчина спасает девушку от апокалипсиса».

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Автостопом по галактике» Дугласа Адамса

Никто не может заставить вас смеяться над апокалипсисом так, как Дуглас Адамс. В самом начале первого романа в серьезно ошибочно названной трилогии «Автостопом» планета Земля взрывается, чтобы освободить место для обхода гиперпространства.Вот где начинается самое интересное в этой совершенно абсурдной, совершенно блестящей серии романов о поисках смысла в бессмысленной вселенной.

Нажмите здесь, чтобы купить.

«Притча о сеятеле» Октавии Батлер

Притча о сеятеле обязательна к прочтению для каждого , переживающего данный момент истории. Я не знаю, как это сделала Октавия Батлер, но она точно предсказала нынешнее состояние экологической и экономической катастрофы с президентом-демагогом, безудержным неравенством доходов и лесными пожарами, разрывающими Калифорнию. Притча о сеятеле повествует о крахе цивилизации. Но это также о Лорен, молодой женщине, обладающей способностями к чрезвычайному сочувствию, которая полна решимости создать новый мир для себя и всех, кто все еще хочет построить что-то прекрасное. Это книга слишком реальных ужасов и огромных надежд. Прочтите это. Вы будете рады, что сделали.

Нажмите здесь, чтобы купить.

15 лучших постапокалиптических книг 2020 года

Этот пост содержит партнерские ссылки.Когда вы совершаете покупку по этим ссылкам, Book Riot может получать комиссию.

Вступление в новую изоляцию означает, что я довольно устал от того, как мир, кажется, идет прямо сейчас. Трудно представить, что всего 11 месяцев назад мы понятия не имели, что 2020 год пойдет таким путем. Но если что-то и может помочь, это могут быть истории о других мирах, которые пошли не так, как надо, и о персонажах, сражающихся через них. Кто знает — постапокалиптическая литература о конце света может быть именно тем, что вам нужно, чтобы избежать надвигающегося апокалипсиса.Вот почему я составил этот список из 15 лучших постапокалиптических книг 2020 года.

Tender Is The Flesh by Agustina Bazterrica

«В конце концов, мясо есть мясо. Неважно, откуда оно взялось ». Этой цитаты достаточно, чтобы любой читатель зацепился за постапокалиптическое будущее Базтеррики, и это намного больше, чем вы можете себе представить.

В мире, где человеческое мясо теперь законно, Tender Is The Flesh дает ужасающее и ужасающее представление о том, что происходит, когда социальные нормы нарушаются, и о последствиях, которые может иметь желание есть.И все это самым блестящим образом, который оставляет вас на крючке, заставляет терять аппетит и делает ее одной из лучших постапокалиптических книг 2020 года.

«Оставь мир позади», Румаан Алам

Написано до пандемии, «Оставь мир позади» по-прежнему удается уловить все эмоции паники и неуверенности, которыми, кажется, сегодня охвачен мир. История о медленном доверии и изоляции в мире, где не работают коммуникации и технологии. Алам сплетает сложное повествование вокруг вопросов расы, отцовства и чрезмерной зависимости от технологий, которые переключаются между повествованиями его персонажей и позволяют нам действительно увидеть, где они находятся в истории, с их собственной точки зрения.

Полиция памяти Його Огава

Память — это наш самый важный инструмент, позволяющий поддерживать связь с нашим прошлым. Но что происходит, когда вы больше не можете доверять этому воспоминанию? Його Огава рассказывает неожиданную историю в этой постапокалиптической фантастике, которая кажется намного медленнее, чем другие в этом жанре, но оказывает влияние, которое лишает вас дара речи.

Когда полиция памяти угрожает отобрать у молодого писателя-романиста из-за его памяти о забытых вещах, она начинает задаваться вопросом, что значит забыть и почему вспоминание так опасно.Воображаемое будущее Огавы, пугающе похожее на подъем авторитаризма, с которым слишком хорошо знаком наш мир, возможно, не так уж и далеко.

Когда дождь прекращается, Дж. Саттон

Новый роман Саттона затрагивает вопрос, который немногие могут обсуждать, и еще меньше — изменение климата. В футуристическом мире, разрушенном изменением климата и ядерной войной, человечество живет в мире облаков. Кислотный дождь является обычным явлением, как и «Фитбиты» вместо глазных яблок, и только преступники живут на пустошах, которые сейчас являются Землей.Но приверженность Дэвида своей работе ведет его под прикрытием в мир, куда ни один человек не пошел бы добровольно.

Информационный бюллетень по мечам и космическим кораблям

Подпишитесь на Swords & Spaceships, чтобы получать новости и рекомендации из мира научной фантастики и фэнтези.

Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

2028 Пробуждение Кэрри Рассел

2028 может быть не так уж и далеко (если мы когда-нибудь выберемся из этой пандемии), но новый мир слежки и тайного восстания Рассела легко делает его одной из лучших постапокалиптических книг 2020 года.Постапокалиптический Сиэтл Рассела, идеально подходящий для поклонников «Голодных игр» или «МЫ», полон тайн и запутанной паутины, поскольку правительство стремится уничтожить инакомыслие и в процессе создает новый вид Сопротивления.

Edge Of Collapse, Кайла Стоун

Edge of Collapse — первая новелла Кайлы Стоун из четырех частей постапокалиптической книжной серии, и начинается она буквально с треска. Когда ЭМИ уничтожает всю власть в стране, это становится величайшим днем ​​в жизни Ханны Шеридан: ее побегом.

Но поскольку ее похититель безжалостно преследует ее, и все современные технологии потеряны из-за отключения электроэнергии, Ханна и бывший солдат Лиам должны отправиться в неизвестный мир, чтобы вернуться в тот, который они знали. Первая книга из этой серии просто знакомит нас с персонажами и безукоризненным почерком Стоуна, а остальные три становятся все более и более захватывающими.

Повеление видов, Ник Сторминг

Ник Сторминг, возможно, не называл болезнь в своем постапокалиптическом мире COVID-19, но читатели в этом году определенно могут относиться к страху перед концом света из-за смертельной болезни.

Единственное отличие: грипп Убийцы Людей убил 99,99% всех людей, а те немногие, что остались, охвачены желанием заново заселить мир. Адам — ​​единственный человек, оставшийся на западном побережье, и, проснувшись однажды в исследовательской больнице, он обнаруживает себя в мире без правительства, без порядка и в окружении первобытной потребности, которую он не совсем понимает.

Skyhunter, автор: Marie Lu

Skyhunter — это постапокалиптическая фантастика во всех смыслах, от создания существ-мутантов в качестве военной силы до восстания антиутопического правительства, одержимого контролем над каждой страной в мире — и только Мара осталась в живых. покорять.Но это также книга, которая трогает сердце сегодняшнего читателя. Главный герой — молодая беженка, чья борьба с принятием, идентичностью и домом многое говорит о влиянии глобальных войн на бесчисленное количество жизней сегодня.

На фоне значительного воздействия этой истории динамичный антиутопический мир погружается в войну, которая не закончится, пока одна из сторон не сломается. И все же Лу все же удается усложнять даже своих злодейских персонажей.

Каждый из нас — пустыня, Марк Оширо

Постапокалиптический мир Оширо — это не режим, управляемый технологиями, который стремится контролировать все, что находится под его властью.Скорее, он строит своим читателям волшебный пустынный мир, сожженный богом солнца Солисом в событии под названием «Ла Кема». Каждый из нас Пустыня — это как внутренняя битва, так и внешняя.

На смеси испанского и английского языков Оширо сплетает историю о юной Ксочитль, которая обременена даром принимать рассказы жителей своей деревни и прощать их грехи. Когда бремя становится для нее невыносимым, она отправляется в путешествие, чтобы вернуть его в пустыню, находя любовь, которая постепенно развивается с молодой женщиной, которая становится неожиданным спутником в ее путешествиях.

The Silence от Дона Делилло

The Silence остается верным своему названию в исследовании еще одного общества, в котором технологии терпят неудачу. И все же там, где другие книги рисуют картину полного хаоса, история Делилло — это история самоанализа, который медленно разваливается на части, поскольку его герои изо всех сил пытаются справиться, не зависимо от технологий.

Ворон, Джонатан Янц

Как долго человечество сможет выжить в окружении монстров? Вот что зададут читателям новый роман Янца.Поскольку Дез — один из немногих оставшихся людей, чья ДНК не была разблокирована, чтобы высвободить монстров, которые когда-то были, Ворон не сдерживает насилия и кровопролития, поскольку объединяет вампиров, оборотней, каннибалов и всего остального. натыкается на ночь.

По мере того, как наш мир кончается, Джек Хант

2020 год явно год для постапокалиптических книг, нацеленных на технологии и власть, и Хант добавляет к этому миксу с началом своей серии. Когда наш мир кончается представляет собой смесь апокалипсиса и романтики, когда Алекс и его жена обнаруживают, что мир погрузился в панику и хаос в тот день, когда она прибыла с их документами о разводе.

Lockdown от Питера

May написал Lockdown более 15 лет назад, но неправдоподобность сюжета означала, что он никогда не был опубликован — до сих пор. Несмотря на то, что в основном это криминальная история, сюжет разворачивается в новом мире, Лондоне, который является эпицентром пандемии, которая унесет жизни миллионов людей. Как будто этого было недостаточно, Д.И. Джек Макнил сталкивается с ужасным преступлением, которое заставляет его выбирать, с кем бороться — с пандемией или убийцами, которым нужно заставить его замолчать навсегда.

Новая пустыня Дайан Кук

Природа и человечество стоят на двух противоположных концах в этой книге, где люди живут в перенаселенном городе, а природа предоставлена ​​самой себе.Би и ее 5-летняя дочь Агнес становятся частью эксперимента по объединению этих двоих, только для того, чтобы группа нашла связь с природой, отличную от той, которую они ожидали, и стала готова противостоять своей собственной, чтобы защитить ее.

В разгар битвы Беа и Агнес также должны бороться с волной, чтобы поддерживать отношения между матерью и дочерью, пока они расходятся.

Кошки на свалке от Faith Hunter

Робототехника, космические корабли, пришельцы и кошки! Junkyard Cats — идеальный рецепт постапокалиптической истории.Пока она выпущена только в виде аудиокниги, но за пять часов ей удается запечатлеть все детали без лишних слов. Это для всех технарей, которым понравится, как история исследует ИИ и секретных роботов на постапокалиптической свалке, где Сияние скрывает секрет.


Если вам этого мало, посмотрите наши списки постапокалиптических книг прошлых лет. Кто знает, может быть, вы найдете что-то, что пугающе предсказывает мир, в котором мы живем сегодня.

.