Содержание

Памятники Куликовского цикла










ТОП 10:









Победа, одержанная русскими над монголо-татарами на Куликовом поле, произвела огромное впечатление не только на современников этого эпохального события в истории Руси, но долго интересовала и волновала русских людей и после 1380 г. Этим объясняется то, что Мамаеву побоищу посвящен целый ряд литературных памятников, созданных в разное время, которые переписывались и перерабатывались древнерусскими книжниками на протяжении нескольких столетий.

Произведения Куликовского цикла различны по своему характеру и стилю. Поэтическая «Задонщина», документально-историческая первоначальная летописная повесть, остро публицистическая Пространная редакция летописной повести и, наконец, наполненное воинской героикой, отзвуками фольклора, подробно освещающее все события «Сказание о Мамаевом побоище».

«Задонщина». «Задонщина» уже упоминалась выше в связи со «Словом о полку Игореве». Помимо самостоятельного литературного значения и того факта, что этот памятник посвящен столь знаменательному событию в истории Руси, как Куликовская битва, «Задонщина» важна для нас и как неоспоримое свидетельство древности и подлинности «Слова о полку Игореве».

Наиболее вероятное время создания «Задонщины» — 80-е — самое начало 90-х гг. XIV в. «Задонщина» это возникший под непосредственным влиянием события отклик на Куликовскую битву [1].

«Задонщина» дошла до нас в шести списках, самый ранний из которых (список Ефросина) датируется 1470-ми гг., а поздний— концом XVII в. «Задонщиной» названо рассматриваемое произведение в списке Ефросина. В других списках оно называется «Словом о великом князе Дмитрии Ивановиче и брате его князе Владимире Андреевиче». Ефросиновский список представляет собой сокращенную переработку недошедшего первоначального пространного текста, в остальных списках текст пестрит ошибками и искажениями. Ниже мы будем прибегать к реконструкции текста «Задонщины», составленной на основе данных всех списков произведения [2].

В «Задонщине» выражено поэтическое отношение автора к событиям Куликовской битвы. Его рассказ (как и в «Слове о полку Игореве») переносится из одного места в другое: из Москвы на Куликово поле, снова в Москву, в Новгород, опять на Куликово поле. Настоящее переплетается с воспоминаниями о прошлом. Сам автор охарактеризовал свое произведение как «жалость и похвалу великому князю Дмитрею Ивановичю и брату его, князю Владимеру Ондреевичю», «Жалость» — это плач по погибшим, «Похвала» — слава мужеству и воинской доблести русских.



Весь текст «Задонщины» соотнесен со «Словом о полку Игореве»: тут и повторение целых отрывков из «Слова», и одинаковые характеристики, и сходные поэтические приемы. Но обращение автора «Задонщины» к «Слову о полку Игореве» носит творческий характер. Беря за образец для своего произведения «Слово», он, как пишет Д. С. Лихачев, имел в виду не простое подражание стилю своего образца, «а вполне сознательное сопоставление событий прошлого и настоящего, событий, изображенных в «Слове о полку Игореве», с событиями современной ему действительности. И те и другие символически противопоставлены в «Задонщине» [3]. Эти сопоставления давали понять, что несогласие в действиях князей (как было в «Слове») ведет к поражению, объединение же всех для борьбы с другом — залог победы. Вместе с тем это сопоставление показывало, что наступило иное время и уже не русские, а «поганые татаровя, бусормановя» терпят поражение.

Сопоставление прошлого с настоящим, событий, описанных в «Слове», с событиями 1380 г., идет с самого начала и на протяжении всего текста. Уже во введении это сопоставление выражено ярко и имеет глубокий смысл. Начало бед Русской земли автор ведет с злополучного сражения на Каяле и битвы на Калке: враги Руси «на реке на Каяле одолеша род Афетов (т. е. русских). И оттоля Руская земля седит невесела, а от Калатьския рати (Калкской битвы) до Мамаева побоища тугою и печалию покрышася». После победы над Мамаем наступил перелом в судьбе Русской земли: «Снидемся, братия и друзи и сынове рускии, составим слово к слову, возвеселим Рускую землю и возверзем (отбросим, закинем) печаль на восточную страну».

Описывая выступление Дмитрия Донского в поход, автор «Задонщине» говорит, что «солнце ему ясно на встоце (востоке) сияет и путь поведает». В «Слове о полку Игореве» выступление войск Игоря в поход сопровождается солнечным затмением («Тогда Игорь възре на светлое солнце и виде от него тьмою вся своя воя прикрыты»). Рассказывая о движении сил Мамая к Куликову полю, автор «Задонщины» приводит картину зловещих явлений природы: «А уже беды их (татар) пасоша (подстерегают) птицы крылати, под облакы летают, вороны часто грают, а галици (галки) свои речи говорять, орли хлекчют, а волцы (волки) грозно воют, а лисицы на кости брешут». В «Слове» эти же зловещие предзнаменования сопровождают движение русского войска.




Отметим некоторые черты поэтики «Задонщины», характерные для нее и отличающие ее от «Слова о полку Игореве». В «Задонщине» значительно больше, чем в «Слове», образов церковно-религиозного плана: «За землю за Рускую и за веру крестьяньскую», «воступив во златое свое стремя, и взем свой мечь в правую руку, и помолися богу и пречистой его матери» и т. п. Автор «Словао полку Игореве» обращался к средствам устной народной поэтики и перерабатывал их творчески, создавая свои оригинальные поэтические образы на фольклорном материале. Автор «Задонщины» многие из таких образов упрощает, его поэтические средства, восходящие к поэтике устного творчества, ближе к своим прообразам. Ряд оригинальных эпитетов «Задонщины» явно народно-устного происхождения: типичное для былинного стиля словосочетание «таково слово», «быстрый Дон», «сырая земля» и некоторые другие.

«Задонщина» отличается пестротой стиля: поэтические части текста перебиваются прозаическими, напоминающими по своему характеру деловые документы. Весьма вёроятно, что эта пестрота объясняется состоянием дошедших до нас списков памятника: части текста, близкие по стилю к документально-деловой прозе, могут относиться за счет поздних наслоений, а не отражать авторский текст произведения.

Принято считать, что «Задонщина» была написана Софонием Рязанцем: это имя, как имя ее автора, названо в заглавии двух произведения. Однако Софоний Рязанец называется и автором «Сказания о Мамаевом побоище» в целом ряде списков основной редакции «Сказания». Имя Софония Рязанца упоминается и в самом тексте «Задонщины», и характер этого упоминания таков, что в Софонии Рязанце следует скорее всего видеть не автора «Задонщины», а автора какого-то не дошедшего до нас поэтического произведения о Куликовской битве, которым, независимо друг от друга, воспользовались и автор «Задоншины», и автор «Сказания о Мамаевом побоище» [4]. Никакими сведениями о Софонии Рязанце, кроме упоминания его имени в «Задонщине» и в «Сказании о Мамаевом побоище», мы не располагаем.

«Задонщина» — интереснейший литературный памятник, созданный как непосредственный отклик на важнейшее событие в истории страны. Замечательно это произведение и тем, что оно отражало передовую политическую идею своего времени: во главе всех русских земель должна стоять Москва и единение русских князей под властью московского великого князя служит залогом освобождения Русской земли от монголо-татарского господства.

Летописная повесть о Куликовской битве. Летописная повесть о Куликовской битве дошла до нас в двух видах: кратком и пространном. Краткая летописная повесть входит в состав летописей, ведущих свое происхождение от летописного свода Киприана (Троицкой летописи). Пространная летописная повесть в своем наиболее раннем виде представлена Новгородской IV и Софийской I летописями, т. е. должна была находиться в протографе этих летописей.

В краткой летописной повести, написанной, видимо, в близкое время к событию (во всяком случае не позже 1408-1409 гг. — времени составления Свода Киприана), передаются основные исторические сведения о Куликовской битве. Разгневанный на московского князя за поражение на реке Воже, Мамай во главе многочисленного войска идет на Русь, «хотя пленити землю Русскую» [5]. Навстречу силам Мамая выступает великий князь московский Дмитрий Иванович. За Доном происходит кровопролитное сражение, продолжавшееся целый день. Русские одерживают победу. Мамай «в мале дружине» (с небольшим числом воинов) спасается бегством. Перечисляются имена убитых русских князей и воевод. Дмитрий Иванович, «став на костех», воздает хвалу русским воинам. Русские с богатой добычей возвращаются домой. Мамай, собрав «останочную свою силу», снова собирается пойти войной на великого князя московского. Но против самого Мамая выступает хан Тохтамыш. Мамай терпит поражение и гибнет, Тохтамыш воцаряется в Орде.

Перед нами краткий перечень событий в их хронологической последовательности. Большая часть произведения посвящена тому, что произошло после Куликовского сражения. О самой битве рассказано кратко, общими формулами воинских повествований: «И соступишася обои, и бысть на длъзе часе брань крепка зело и сеча зла». Некоторая детализация, правда, есть и в этом кратком рассказе. Так, например, сообщается, что русские гнали врагов «до реки до Мечи и тамо множество их избиша, а друзии погрязоша в воде и потопоша». Отношение автора к описываемому и его оценки выражаются в кратких эпитетах-характеристиках русских и татар, в сентенциях о божьей помощи русским. Мамай «безбожный, злочестивый, поганый», Дмитрий идет против вр.ага «за святыя церкви, и за правоверную веру христианьскую, и за всю Русьскую землю», «И поможе бог князю великому Дмитрию Ивановичю», враги «гоними гневом божиим» и т. п.

Пространная летописная повесть в несколько раз больше краткой. Текст краткой вошел в нее полностью с некоторыми текстуальными изменениями в начальной части и в дословном повторении второй, основной части повествования. В пространной летописной повести появляется ряд новых данных исторического характера. Здесь говорится о сборе русских войск на Коломне, о приходе на помощь к московскому князю князей Андрея Ольгердовича Полоцкого и Дмитрия Ольгердовича Брянского, сообщается о присылке великому князю на поле брани послания от игумена Сергия, рассказывается о переправе русских сил через Дон, более подробно описывается битва, говорится о том, что великий князь бился впереди всех и что «весь доспех его бит и язвен, но на телеси его не бяше язвы никоея же» [6]. Сообщается еще целый ряд подробностей, упоминаются имена, не названные в краткой летописной повести. Однако увеличение текста повести д ее пространном виде происходит не столько из-за включения в нее дополнительных исторических сведений и более подробного изложения их, сколько по литературным причинам.

Автор пространной летописной повести включает в свое произведение обширные риторические рассуждения по поводу описываемых им событий, пользуясь для этого церковно-религиозными текстами. В пространной летописной повести значительно усиливается роль Дмитрия Ивановича московского как защитника русского православия, резче и многословнее проводится противопоставление русского воинства как войска христианского войскам «нечестивых татар», усиливаются и расширяются отрицательные характеристики последних. Автор включает в текст произведения несколько молитв Дмитрия, детализирует и расширяет описание божественной помощи русским войскам. В кратком виде повести лишь сообщалось о том, что на стороне Мамая выступал Олег рязанский. В пространной летописной повести эта тема получает широкое развитие. Автор несколько раз возвращается к Олегу, сообщает подробности о его сношениях с Мамаем, неоднократно разражается пространными инвективами в адрес рязанского князя. Он обличает Олега в измене, грозит ожидающими его карами, сравнивает рязанского князя с Иудой и Святополком Окаянным.

До недавнего времени исследователи считали краткую летописную повесть сокращением пространной. Специально занимавшаяся этим вопросом М. А. Салмина убедительно показала, что краткая повесть первична по отношению к пространной [7]. По ее мнению, пространная летописная повесть была составлена для свода 1448 г., к которому восходят Новгородская IV и Софийская I летописи (подробнее об этом своде см. ниже).

Почти все дополнительные исторические данные пространной летописной повести по сравнению с краткой находят себе соответствие в «Сказании о Мамаевом побоище». Принято считать, что «Сказание» было создано на основе пространной летописной повести и, следовательно, возникло позже, чем была написана эта летописная повесть. Однако достаточно убедительных доказательств этого положения нет. И есть не меньше оснований утверждать обратное, а именно то, что пространная летописная повесть написана в то время, когда «Сказание» уже существовало, и «Сказание» повлияло на пространную летописную повесть. Не исключено также, что какие-то совпадения «Сказания» и пространной летописной повести могут объясняться влиянием на различные памятники Куликовского цикла не дошедшего до нас «Слова о Мамаевом побоище», существование которого предполагал А. А. Шахматов. Вопрос этот относится к нерешенным проблемам истории древнерусской литературы и требует дальнейших разысканий.

«Сказание о Мамаевом побоище». «Сказание о Мамаевом побоище» — наиболее обширный памятник Куликовского цикла. В нем дошел до нас самый подробный рассказ о событиях Куликовской битвы.

В «Сказании» дается описание приготовления к походу и «уряжения» полков, распределения сил и постановка перед отрядами их воинской задачи. В «Сказании» подробно описывается движение русского войска из Москвы через Коломну на Куликово поле. Здесь дается перечисление князей и воевод, принявших участие в сражении, рассказывается о переправе русских сил через Дон. Только из «Сказания» мы знаем, что исход сражения решил полк под руководством князя Владимира Серпуховского: перед началом битвы он был поставлен в засаду и неожиданным нападением с флангов и тыла на ворвавшегося в русское расположение врага нанес ему сокрушительное поражение. Из «Сказания» мы узнаем, что великий князь был контужен и найден в бессознательном состоянии после окончания сражения. Эти подробности и ряд других, в том числе и легендарно-эпических (рассказ о поединке перед началом боя инока-богатыря Пересвета с татарским богатырем, эпизоды, повествующие о помощи русским святых, и т. д.), донесло до нас только «Сказание о Мамаевом побоище».

«Сказание» многократно переписывалось и перерабатывалось, вплоть до начала XVIII в., и дошло до нас в восьми редакциях и большом количестве вариантов. О популярности памятника у средневекового читателя как «четьего» (предназначавшегося для индивидуального чтения) произведения свидетельствует большое число лицевых (иллюстрированных миниатюрами) списков его [8]. Главный герой «Сказания»—Дмитрий Донской. «Сказание» — это не только рассказ о Куликовской битве, но и произведение, посвященное восхвалению великого князя московского. Автор изображает Дмитрия мудрым и мужественным полководцем, подчеркивает его воинскую доблесть и отвагу. Все остальные персонажи произведения группируются вокруг Дмитрия Донского. Дмитрий — старший среди русских князей, все они — его верные помощники, вассалы, его младшие братья.

В «Сказании» поход Дмитрия Ивановича благословляет митрополит Киприан. На самом же деле Киприана в 1380 г. в Москве не было. Это не ошибка автора «Сказания», а литературно-публицистический прием. Из публицистических соображений автор «Сказания», поставивший своей задачей нарисовать идеальный образ великого князя московского, правителя и главы всех русских сил, должен был проиллюстрировать прочный союз московского князя с митрополитом всея Руси. И в произведении литературном он мог, вопреки исторической правде, рассказать о благословении Дмитрия и его воинства митрополитом Киприаном, тем более что формально Киприан действительно был в это время митрополитом всея Руси.

Во время Куликовской битвы в союз с Мамаем вступили рязанский князь Олег и литовский князь Ягайло, сын умершего в 1377 г. литовского князя Ольгерда. В «Сказании» же, описывающем событие 1380 г., литовским союзником Мамая назван Ольгерд. Как и в случае с Киприаном, перед нами не ошибка, а сознательный литературно-публицистический прием. Для русского человека конца XIV — начала XV в., а особенно для москвичей, имя Ольгерда было связано с воспоминаниями о его походах на Московское княжество. Это был коварный и опасный враг Руси, о воинской хитрости которого сообщалось в летописной статье-некрологе о его смерти. Поэтому назвать Ольгерда союзником Мамая вместо Ягайла могли только в то время, когда это имя было еще хорошо памятно как имя опасного врага Москвы. В более позднее время такая перемена имен не имела смысла [9].

Называя союзником Мамая Ольгерда, автор «Сказания» тем самым усиливал и публицистическое, и художественное звучание своего произведения: против Москвы выступали самые коварные и опасные враги, но и они потерпели поражение. Замена имени литовского князя имела и еще один оттенок: в союзе с Дмитрием выступали князья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, дети Ольгерда. Благодаря тому что в «Сказании» фигурировал Ольгерд, получалось, что против него выступали даже собственные дети, что также усиливало и публицистическую, и сюжетную остроту произведения.

Мамай, враг Русской земли, изображается автором «Сказания» в резко отрицательных тонах. Если Дмитрий — это светлое начало, глава благого дела, деяниями которого руководит бог, то Мамай — олицетворение тьмы и зла — за ним стоит дьявол. Принцип абстрактного психологизма в данном случае проявляется очень ярко.

Героический характер события, изображенного в «Сказании», обусловил обращение автора к устным преданиям о Мамаевом побоище. К устным преданиям скорее всего восходит эпизод единоборства перед началом общего сражения инока Троице-Сергиева монастыря Пересвета с татарским богатырем. Эпическая основа ощущается в рассказе об «испытании примет» Дмитрием Волынцом; опытный воевода Дмитрий Волынец с великим князем в ночь накануне боя выезжают в поле между русскими и татарскими войсками, и Волынец слышит, как земля плачет «надвое» — о татарских и русских воинах: будет много убитых, но все же русские одолеют [10]. Устное предание, вероятно, лежит и в основе сообщения «Сказания» о том, что Дмитрий перед сражением надел княжеские доспехи на любимого воеводу Михаила Бренка, а сам в одежде простого воина с железной палицей первым ринулся в бой.

Влияние устной народной поэзии на «Сказание» обнаруживается в использовании автором отдельных изобразительных средств, восходящих к приемам устного народного творчества. Русские воины сравниваются с соколами и кречетами, русские побивают врагов «аки лес клоняху, аки трава от косы постилается». Как отражение фольклорного влияния может расцениваться плач великой княгини Евдокии после прощания с князем, уходящим из Москвы на борьбу с татарами. Хотя автор дает этот плач в форме молитвы, все же в нем можно отметить и отражение элементов народного плача-причитания.

Описания русского воинства представляют собой яркие и образные картины. Возможно, автор «Сказания» испытал здесь влияние поэтики Галицко-Волынской летописи: «Доспехы же русскых сынов, аки вода в вся ветры колыбашеся. Шоломы злаченыя на главах их, аки заря утренняа в время ведра светящися, яловии (флажки) же шеломов (на шлемах) их, аки пламя огньное пашется». В описаниях картин природы может быть отмечена определенная лиричность и стремление связать эти описания с настроением событий. Глубоко эмоциональны и не лишены жизненной правдивости отдельные авторские замечания. Рассказывая, например, о прощании с женами уходящих из Москвы на битву воинов, автор пишет, что жены «в слезах и въсклицании сердечнем не могуще ни слова изрещи», и добавляет, что «князь же великий сам мало ся удръжа от слез, не дався прослезити народа ради».

Широко пользовался автор «Сказания» поэтическими образами и средствами «Задонщины». Взаимодействие этих памятников носило обоюдный характер: в поздних списках «Задонщины» встречаются вставки из «Сказания о Мамаевом побоище».

Вопрос о времени написания «Сказания» весьма гипотетичен, и, несмотря на посвященную ему многочисленную литературу (особенно много работ на эту тему появилось в последнее время), он так и остается в области гипотез. Мы относим время написания этого произведения к первой четверти XV в. [11] Особый интерес к Куликовской битве в это время может объясняться вновь обострившимися взаимоотношениями с Ордой и, в частности, нашествием Едигея на Русь в 1408 г. Нашествие Едигея, успех которого объяснялся недостаточной сплоченностью русских князей, отсутствием между ними единодушия, пробуждает мысль о необходимости восстановить единение под руководством великого князя московского для борьбы с внешним врагом. Эта мысль является основной в «Сказании».

Необходимо отметить, что каким бы более поздним временем, чем само событие, ни датировалось «Сказание» (а именно такая тенденция характерна для ряда работ последнего времени по этому вопросу) [12], бесспорно, что в «Сказании о Мамаевом побоище» отразились рассказы о Куликовской эпопее времени самого события, основанные на свидетельствах его участников и очевидцев.

«Сказание о Мамаевом побоище» представляло для читателей интерес уже тем, что оно подробно описывало все обстоятельства Куликовской битвы. Однако не только в этом привлекательность произведения. Несмотря на значительный налет риторичности, «Сказание о Мамаевом побоище» носит ярко выраженный сюжетный характер. Не только само событие, но и судьба отдельных лиц, развитие перипетий сюжета заставляло читателей волноваться и сопереживать описываемому. И в целом ряде редакций памятника сюжетные эпизоды усложняются, увеличиваются в количестве. Все это делало «Сказание о Мамаевом побоище» не только историко-публицистическим памятником, но и сюжетно-увлекательным произведением.


[1] Убедительный аргумент в пользу датировки «Задонщины» временем не позже начала 90-х гг. XIV в. приведен академиком М. Н. Тихомировым. Перечисляя города, до которых дошла весть о разгроме «поганых» на Куликовом поле, автор «Задонщины» среди центров православного мира называет столицу Болгарского царства — Тырново. Тырново в 1393 г. было захвачено и разгромлено турками. Естественно, что, говоря о славе победы над «погаными», автор не включил бы в свой перечень город, находящийся под игом «поганых». Таким образом, «Задонщина» не могла быть написана позже 1393 г. (см: Тихомиров М. Н. Древняя Москва (XII -XV вв.). М., 1947, с. 203). Последний из исследователей вопроса датировки «Задонщины» М. А. Салмина относит время ее возникновения к периоду после конца 40-х гг. XV в., так как, по ее мнению, «Задонщина» испытала на себе влияние Пространной летописной повести о Куликовской битве, которую она датирует концом 40-х гг. XV в. (см.: Салмина М. А. Летописная повесть о Куликовской битве и «Задонщина». — В кн.: «Слово о полку Игореве» и памятники Куликовского цикла. М.-Л., 1966, с. 344-384). Датировка Пространной летописной повести М. А. Салминой гипотетична. Еще более спорен вопрос о зависимости «Задонщины» от летописной повести, тем более что первоначальный текст «Задонщины» до нас не дошел и реконструируется на основе поздних ее списков.
[2] Реконструкция текста «Задонщины» предпринималась исследователями этого памятника неоднократно. Мы пользуемся текстом, напечатанным в кн.: «Изборник» (Сборник произведений литературы Древней Руси). М., 1969, с. 380-397.
[3] См.: Лихачев Д. С. Национальное самосознание Древней Руси. М.-Л., 1945, с. 76.
[4] Гипотеза о том, что, кроме дошедших до нас произведений Куликовского •цикла, существовало несохранившееся «Слово о Мамаевом побоище», которое отразилось и в «Задоншине», и в «Сказании», принадлежит А. А. Шахматову. См.: Шахматов А. А. Отзыв о сочинении С. К. Шамбинаго. — Повести о Мамаевом побоище. Спб., 1910. Предположение о том, что Софонии Рязанец не мог быть автором «Задонщины», а был автором «Слова о Мамаевом побоище», обосновано Р. П. Дмитриевой. См.: Дмитриева Р. П. Был ли Софоний автором Задонщины? — «ТОДРЛ». Л., 1979, т. XXXIV, с. 18-25.
[5] Текст цитируется по изданию: Рогожский летописец. — ПСРЛ, т. XV. М., 1965, стлб. 139-141.
[6] Текст цитируется по изданию: Повести о Куликовской битве. М., 1959. Сер. «Литературные памятники», с. 29-40.
[7] См.: Салмина М. А. Летописная повесть о Куликовской битве и «Задонщина».
[8] О лицевых списках «Сказания о Мамаевом побоище» см.: Дмитриев Л. А. Миниатюры «Сказания о Мамаевом побоище». — «ТОДРЛ». М.-Л., 1966, т. XXII, с. 239-263; Он же. Лондонский лицевой список «Сказания о Мамаевом побоище.». — «ТОДРЛ». Л., 1974, т. XXVIII, с. 155-179.
[9] Характерно, что уже в ранний период литературной истории памятника в некоторых редакциях «Сказания» имя Ольгерда заменяли в соответствии с исторической правдой именем Ягайла. См. об этом подробнее: Дмитриев Л. А. О датировке «Сказания о Мамаевом побоище». — «ТОДРЛ». М.-Л., 1954, т. X, с. 185-199.
[10] Повести о Куликовской битве. М., 1959. Литературные памятники, с. 43-76.
[11] См.: Дмитриев Л. А. О датировке «Сказания о Мамаевом побоище». Особого внимания, по нашему мнению, заслуживает датировка «Сказания о Мамаевом побоище» И. Б. Грековым, который относит время возникновения памятника ко второй половине 90-х гг. XIV. в. Как показывает И. Б. Греков, об этом свидетельствуют идейно-политическая направленность «Сказания» и реалии произведения. Исследователь считает, что включение в число участников Куликовской эпопеи митрополита Киприана говорит о том, что «Сказание» было создано именно при жизни Киприана, а может быть, даже при непосредственном его участии (Греков И. Б. О первоначальном варианте «Сказания о Мамаевом побоище». — «Советское славяноведение», 1970. № 6, с. 31).
[12] См.: Салмина М. А. «Летописная повесть» о Куликовской битве и «Задонщина». — В кн.: «Слово о полку Игореве» и памятники Куликовского цикла. М.-Л., 1966, с. 344-384; Она ж е. К вопросу о датировке «Сказания о Мамаевом побоище». — «ТОДРЛ». Л., 1974, т. XXIX, с. 98-124; Бегунов Ю. К. Об исторической основе «Сказания о Мамаевом побоище». — В кн.: «Слово о полку Игореве» и памятники Куликовского цикла. М.-Л., 1966, с. 477-523; Мингалев В. С. «Сказание о Мамаевом побоище» и его источники. Автореф, дис. на соиск. учен, степени канд. ист. наук. М. — Вильнюс, 1971.











Литература о Куликовской битве и Куликовом поле

84.4

К14

Казанский, М.В.

Непрядва. Кавалергард Башмаков/ М.В. Казанский. — Тула: Гриф и К, 2009. — 468 с. — 500 экз.

 

84.4

К14

Казанский, М.В.

Охота на Куликовом Поле/ М.В. Казанский. — Тула: Гриф и К, 2008. — 360 с. — 250 экз.

 

63.3

К18

Камалов, И.Х.

Отношения Золотой Орды с хулагуидами/ И.Х. Камалов. — Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2007. — 108 с. — 500 экз.

 

63.3

К21

Каргалов, В.В.

Конец ордынского ига/ В.В. Каргалов; Ред. В.И. Буганов. — 2-е изд. — М: Наука, 1984. — 151 с. — (Страницы истории нашей Родины). — 125тыс. экз.

 

63.3

К21

Каргалов, В.В.

Куликовская битва/ В.В. Каргалов. — М.: Воениздат, 1980. — 125 с. — (Героическое прошлое нашей Родины). — 100 тыс. экз.

 

63.3

К21

Каргалов, В.В.

«На границах стоять крепко!» Великая Русь и Дикое поле. Противостояние XII-XVIII вв./ В.В. Каргалов. — М, 1998. — 448 с. — (Страницы Российской истории). — 1000 экз.

 

63.4

К23

Каримова, Р.Р.

Элементы убранства и аксессуары костюма кочевников Золотой Орды (типология и социокультурная интерпретация)/ Р.Р. Каримова. — Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2013. — 212 с. — (Археология евразийских степей; Вып.16). — 1тыс. экз.

 

63.4

К43

Кирпичников, А.Н.

Древнерусское оружие, Вып.2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX-XIII вв. Ксерокопия/ А.Н. Кирпичников. — М.; Л.: Наука, 1966. — 216 с.

 

63.4

К43

Кирпичников, А.Н.

Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX-XIII вв. Ксерокопия/ А.Н. Кирпичников. — Л.: Наука, 1973. — 140 с. — (Археология СССР: Е1-36; Свод археологических источников).

 

63.3

К26

Карпов, А.Ю.

Исследования по истории домонгольской Руси/ А.Ю. Карпов. — М.: Квадрига, 2014. — 400 с. — (Исторические исследования). — 600 экз.

 

63.4

К29

Каталог реликвий Донского побоища, найденных на Куликовом поле. К 625-летию Куликовской битвы/ Автор А.И. Шкурко. — М.: ГИМ, 2005. — 54 с.: цв. ил. — 100 экз.

 

63.3

К21

Каргалов, В.В.

Конец ордынского ига/ В.В. Каргалов. — М.: Наука, 1980. — 152 с. — (Страницы истории нашей Родины). — 200тыс. экз.

Экслибрис: Штамп серого цв. Зайчик

 

63.3

К43

Кирпичников, А.Н.

Куликовская битва. Ксерокопия/ А.Н. Кирпичников. — М., 1980. — 117 с.

 

86

К54

Князь и игумен: Куликовская битва, Дмитрий Донской и преподобный Сергей Радонежский. Буклет/  Л.Л. Савченкова,  Т.Г. Сарачева. — М., 2005. — 36 с.

 

86

К50

Клосс, Б.М.

Избранные труды , Т.1. Житие Сергея Радонежского/ Б.М. Клосс. — М: Языки русской культуры, 1998. — 568 с. — 1тыс. экз.

Экслибрис: Штамп серого цв. Зайчик

 

68.4

К64

Кондурча. Реконструкция элементов культуры эпохи Золотой Орды (методическое пособие), Вып.1/ Ред. А.А. Стегалин. — Самара, 2003. — 97 с.: ил. — 1000 экз.

 

84

К68

Королев, А.

Александр Пересвет/ А. Королев. — Тверь: Тверская фабрика печати, 2014. — 48 с.

 

84.5

К68

Коротаев, В.В.

Куликовское сражение. Сорль. Радуга над моей жизнью. Стихи/ В.В. Коротаев. — Пермь: Типография купца Тарасова, 2009. — 152 с. — 45 экз.

 

79

К75

Кочевые культуры Центральной Азии. — Улан-Удэ, 2002. — 15 с.

 

63.4

К75

Кочкина, А.Ф.

От каменного века до Золотой Орды. Путеводитель по археологической выставке в Самарском областном историко-краеведческом музее им. П.В. Алабина/ А.Ф. Кочкина. — Самара: Самарский областной историко-краеведческий музей им. П. В. Алабина, 2002. — 16 с. — 1тыс. экз.

 

85

К78

Крамаровский, М.Г.

Золото Чингисидов: культурное наследие Золотой Орды/ М.Г. Крамаровский. — СПб.: Славия, 2001. — 364 с. —

Экслибрис: Штамп черного цв. Дар Эрмитаж

 

63.3

К82

Кривошеев, Ю.В.

Русь и монголы: Исследование по истории Северо-Восточной Руси XII-XIV вв./ Ю.В. Кривошеев; Ред. И.Я. Фроянов. — 2-е изд., испр. и доп. — СПб: Изд. С.-Петерб. универ., 2003. — 468 с. — Библиогр.: с. 416. — 1тыс. экз.

 

63.2

К89

Кузьмин, А.В.

На пути в Москву: очерки генеологии военно-служилой знати Северо-Восточной Руси в XIII-середине XV в.: Т.1/А.В. Кузьмин. – М.: Рукописные памятники древней Руси, 2014.- 336 с.-570, р. 1тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликово поле и Донское побоище 1380 года. — М, 2005. — 352 с.: ил. — (Тр. ГИМ ; Вып.150). 1000 экз.

 

63.3

К90

Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины (материалы юбилейной конференции)/ Ред. Б.А. Рыбаков. — М: Изд. МГУ, 1983. — 312 с.: ил. —  23тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликово поле и ратные поля Европы. Прошлое и настоящее. Материалы конгресса «Куликово поле среди ратных полей  Европы»/ Ред. А.Н. Наумов. — Тула, 2002. — 175 с.: ил. — 1000 экз.

 

79.1

К90

Куликово поле: Программа развития Государственного военно-исторического и природого музея-заповедника «Куликово поле»/ Ред. И.В. Кирюхина. — Тула, 2003. — 25 с.

 

63.4

К90

Куликово поле и Юго-Восточная Русь в 12-14вв.: Сборник статей/ Ред. А.Н. Наумов. — Тула, 2005. — 272 с.: ил. — Библиогр. в конце глав. — 1000 экз.

 

79.1

К90

Куликово поле — первое поле ратной славы России. Российский фестиваль детского художественного творчества. Каталог. — М, 2005. — 54 с.: ил.

 

63.3

К90

Куликово поле: Антология публикаций XIX-XX веков/  А.Н. Наумов. — Тула: Гос. музей-заповедник «Куликово поле», 2014. — 512 с. — (Источники по истории Куликова поля; Вып. 3). — 200 экз.

 

79.1

К90

Куликово поле: возрождение памяти/Ред. А.Н. Наумов. — Тула, 2000. — 144 с.: ил. — (Историко-краеведческая библиотека; Вып.3). — 500 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле: вопросы историко-культурного наследия. Труды научно-практической конференции/ Ред. А.Н. Наумов. — Тула, 2000. — 512 с.: ил. — Библиогр. в конце глав. — 1000 экз.

 

63.3

К 90

Куликово поле: исследования  историко-культурного и природного наследия Куликова поля/ГВИ и ПМЗ «Куликово поле»/ Ред. П.М. Шульгин. — Тула, 1999. — 140 с. — (Научные труды; Вып.2). — Библиогр. в конце глав. — 500 экз.

 

63.2

К90

Куликово поле. Документы по землевладению 17в./ Ред. А.Н. Наумов. — Тула, 1999. — 244 с.: ил. — (Источники по истории Куликова поля; Вып.1). 1000 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле: исторический ландшафт. Природа. Археология. История: Сб. статей в 2-х томах, Т.1. Природа. Археология. Музейное дело/Ред. А.Н. Наумов. — Тула, 2003. — 400 с.: ил.

 

63.3

К90

Куликово поле. Документы по истории Епифани и Епифанского уезда XVI в./  А.В. Дедук,  А.В. Лаврентьев. — Тула: Государственный музей-заповедник «Куликово поле», 2015. — 89 с. — (Источники по истории Куликова поля). — 200 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле: исторический ландшафт. Природа. Археология. История: Сб. статей в 2-х томах, Т.2. Археология. История, этнография, искусствоведение/ Ред. А.Н. Наумов. — Тула, 2003. — 448 с.: ил. — Библиогр. в конце глав. — 1000 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле. Материалы и исследования/ Ред. А.К. Зайцев. — М, 1990. — 159 с.: ил. — (Тр. ГИМ ; Вып.73). — Библиогр. в конце глав. — 1000 экз.

Есть автограф: Зайцев А.К.

 

63.2

К90

Куликово поле. Сборник документов и материалов к 600-летию Куликовской битвы/ Сост. З.М. Баташова. — Тула, 1982. — 144 с.: ил. — Библиогр.: с. 135. — 5тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликово поле. К 600-летию Куликовской битвы (1380-1980)/ Автор В.В. Каргалов, Сост. Ю.Ф. Прудников. — М: Советская Россия, 1980. — 48 с.: ил. — Библиогр.: с.45 . — 100тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликово поле: Большая иллюстрированная энциклопедия/ Ред. В.П. Гриценко. — Тула: Гос. музей-заповедник «Куликово поле», 2007. — 742 с.: ил. — 3000 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле и Донское побоище 1380 года/  А.К. Зайцев. — М.: ГИМ, 2005. — 351 с. — (Труды ГИМ; Вып.150). — 1тыс. экз.63.3

К90

Куликовская битва и подъем национального самосознания/  Д.С. Лихачёв . — Л.: Наука, 1979. — 414 с. — (Труды отдела древнерусской литературы; Т. XXXIV). — 5050 экз.

 

63.3

К90

Куликовская битва 1380-1955 (памятка в помощь библиотекарю) (ксерокопия). — Тула: Тульское книжное издательство, 1955. — 20 с.

 

63.3

К90

Куликовская битва. Альбом/ Худ. В.М. Назарук. — М, 1995. — 96 с.: цв.ил. — 10тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликовская битва в истории России: Сборник статей/ Ред. А.Н. Наумов. — Тула, 2006. — 256 с.: ил. — 1000 экз.

 

79

К90

Куликовская битва  в истории России, Вып.2/  А.Н. Наумов. — Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2012. — 206 с. — 300 экз.

 

63.3

К90к

Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины: Мат. юбил. науч. конф. — М.: Изд. Моск. унив., 1983. — 311 с.

Есть автограф: Цуканов М.П.; Щенникова Л.А.; Горький А.Д.; Рыбаков Б.А.; Рапов О.М.; Янин В.Л.; Чёрный В.Д.; Борисов Н.С.; Морозова З.П.; Шанский Д.Н.; Левыкин К.Г.

 

63.3

К90

Куликовская битва. Путеводитель по событиям. — М.: Православная Таганка, 2014. — 18 с.

 

63.3

К90

Куликовская битва. Сб. ст. (ксерокопия)/  Л.Г. Бескровный. — М.: Наука, 1980. — 320 с.

 

91.9

К90

Куликовская битва: Указатель литературы 1980-2005гг./ Сост. Л.Д. Поволяева. — Тула, 2005. — 80 с. — 500 экз.

Есть автограф: Поволяева Л.Д.

 

63.3

К90

Куликовская битва/ Сост. Ю. Крутогоров, Худ. М. Иванов. — М: Белый город, 2001. — 48 с.: ил. — (История России). — 8тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликовская битва в литературе и искусстве/  А.Н. Робинсон. — М.: Наука, 1980. — 288 с. — 10 тыс. экз.

 

63.3

К90

Кульпин, Э.С.

Золотая Орда: Проблемы генезиса Российского государства/ Э.С. Кульпин. — М.: ЛИБРОКОМ, 2009. — 176 с.

 

79.1

К90

Культура Татарстана: наследие, события, лица/  О. Стрельникова. — Казань: АБВ, 2009. — 208 с. — 1тыс. экз.

 

86

К94

Кусакин, С.В.

Храмы Епифани/ С.В. Кусакин. — Б.м., 2010. — 14 с.

 

63.3

К 94

Кусакин, С.В.

Храмы Куликова поля: Кн.1;Епифань, Монастырщина, Красный Холм, Себино. /С.В. Кусакин – Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2010. — 234  с. – 500 экз.

 

63.3

К 94

Кусакин, С.В.

Храмы Куликова поля: Кн.2; Богородицкий, Воловский, Кимовский, Куркинский и Узловский районы. /С.В. Кусакин – Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014.-395 с. – 500 экз.

 

36.99

К96

Кухня Куликова поля/ Сост. Т.В. Наумова. — Тула, 2005. — 64 с.: ил. — 3000 экз.

Есть автограф: Наумова Т.В.

«Сказание о Мамаевом побоище» – литература, памятник или источник?

«Начало повести о том, как даровал бог победу государю великому князю Дмитрию Ивановичу за Доном над поганым Мамаем и как молитвами пречистой богородицы и русских чудотворцев православное христианство – Русскую землю бог возвысил, а безбожных агарян посрамил»…

«Сказание о Мамаевом побоище» – известный памятник древнерусской литературы, повествующий о мужестве, страданиях и воинской доблести русского народа и военачальника его – Дмитрия Донского. По праву носит имя одного из уникальных произведений древнерусской литературы. Рассказывает о событии того времени – Куликовской битве. Но надежный ли это источник? Открывает «Сказание» рассказ о небесных знамениях, предсказавших победу русского народа. Их много и… а не слишком ли? Далее автор приводит множество интересных фактов и поэтапно описывает события, связанные с этой битвой: поход русских дружин из Москвы на Куликово поле, посещение Дмитрием Донским Троицкого монастыря, встречу с Сергием Радонежским и получение благословения на защиту земли Русской, отправка «сторожей», назначение воевод, начало битвы – поединок богатыря Пересвета с «поганым» воином, действия Засадного полка.

Время написания повестей Куликовского цикла не определено до настоящего времени, как нет и единого мнения по поводу времени написания цикла повестей. Установлено лишь, что самой близкой по дате создания к памятному 1380 году была «3адонщина» – произведение, которое воспело проницательность и смелость Дмитрия Донского и преданных ему князей, отвагу русской дружины. Исследователи литературного памятника отмечают копирование «Сказания» «Слову о полку Игореве», сочиненному на 200 лет раньше, из которого брались целые фразы, а также пассажи и некоторые выражения «Слова…», и все это притягивалось к рассказу о победе княжеской дружины над татарами за Доном. Позже, в XIV веке была написана «Летописная повесть о побоище на Дону», получившая свое название оттого, что состояла она из нескольких летописей. Эту «Повесть» можно отнести к жанру воинских повестей. Исследователи делят списки «Повести…» на две редакции: «Пространную», написанную в 1390-е годы, содержащую более развернутое описание битвы на Куликовом поле, и «Краткую», относящуюся к первой половине пятнадцатого века.

Наиболее подробным литературным документом, отражающим события, произошедшие осенью 1380 г., считается «Сказание о Мамаевом побоище». Дмитрий Иванович, князь земли Московской и брат его, князь Владимир Серпуховской изображены здесь умными и бесстрашными военачальниками. Воспевается их отвага и воинская доблесть. Основная мысль «Сказания…» – в объединении русских князей против врага. Только в единстве их сила, только тогда они смогут дать достойный отпор неприятелю. Сурово осуждается в «Сказании…» предательство рязанского князя Олега и коварство литовского князя Ольгерта, пожелавших быть союзниками Мамая. Как большинство трудов того периода, «Сказание…» имеет культовую окраску. К примеру, монологи-молитвы, подчеркивающие благочестие Дмитрия. Безусловно, воздействие «3адонщины» на «Сказание…»: это было заметно по некоторым фразам, дополнениям, красочным изображениям полков и природы.

Так, накануне боя, в ночь перед праздником Рождества Богородицы, князь Дмитрий Донской и воевода Волынец едут к месту будущего сражения, в поле между русской и татарской стороной. И слышат они со стороны вражеской стук громкий и крики, и вопль, и горы будто шатаются – гром страшный, будто «деревья и травы никли долу». Таковое явление природы явным образом предвещало смерть «поганым». А там, где стоят русские дружины – «тихость великая» и вспышки света. И узрел Волынец «доброе знамение» в том, как «от множества огнев снимахуся зари».

Около ста списков этого произведения известно по настоящее время. Литературоведы делят их на четыре варианта (хотя и в них имеются разногласия): Основной, Распространенный, Летописный и Киприановский. Все они относятся к давнему, не уцелевшему до нашего времени тексту, возникшему сразу после Куликовской битвы. Самой ранней, возникшей во второй половине XV века, считается Основная редакция, которая легла в основу трех остальных. Как было сказано выше, основные герои событий 1380 г. – князь Дмитрий Иванович, а также его брат, Владимир Андреевич, который княжил в Серпухове. Из духовенства особняком стоит митрополит Киприан, который после Куликовской битвы перебрался из Киева в Москву, получил высокий сан, и кроме того, принимал активное участие в делах княжества московского. Особенно сблизился Киприан с сыном Дмитрия Донского, Василием Дмитриевичем, который после смерти отца взял бразды правления +в княжестве в свои руки. Кроме того, Основная редакция «Сказания…» представляет союзником Мамая литовского князя Ольгерда, хотя известно, что в 1377 году, за три года до событий на Куликовом поле, князь уже умер и правил Литвой Ягайло, его сын.

Мамай, пользуясь тем, что у России и Литвы на тот момент были весьма непростые отношения, заключил договор с Ягайло и рязанским князем Олегом, боявшимся усиления княжества московского. Мамай рассчитывал разгромить с их помощью московское княжество.

Много мистического и таинственного происходит в ночь перед битвой. В «Сказании» некий муж, Фома Кацибей, разбойник, был поставлен Дмитрием Донским на реке Чурове в дозор от войска мамайского. И было Фоме видение чýдное. Стоя на пригорке, увидел он облако, шедшее с востока, огромного размера, как будто и не облако, а войско вражеское к западу идет. А со стороны южной будто бы идут двое юношей, лицами светлые, в светлых багряницах, в каждой руке по острому мечу, и вопрошают у военачальников неприятельских: «Кто вам велел истребить отечество наше, которое нам Господь даровал?» И начали их бить и всех истребили, и никому не было спасения. А Фома с той поры стал глубоко верующим, редкой душевной чистоты, человеком. О таинственном видении он рассказал утром, наедине, князю Дмитрию Ивановичу. И ответил князь ему: «Не говори того, друже, никому», – и, воздев руки к небу, рыдал, говоря: «Владыко господи человеколюбец! Молитв ради святых мучеников Бориса и Глеба помоги мне, как Моисею на амаликетян, и как старому Ярославу на Святополка, и прадеду моему великому князю Александру на похвалявшегося короля римского, пожелавшего разорить отечество его. Не по грехам же моим воздай мне, но излей на нас милость свою, простри на нас милосердие свое, не дай нас в осмеяние врагам нашим, чтобы не издевались над нами враги наши, не говорили страны неверных: «Где же бог, на которого они так надеялись». Но помоги, господи, христианам, ими ведь славится имя твое святое!»

Подобного рода тексты очень характерны для русской литературы тех лет, которая во многом основывалась на Библии и именно из нее брала свои сюжеты. Сравнения и откровенные заимствования из нее, разбойники, уверовавшие и ставшие «чистыми» – все это отнюдь не история, а назидание, и это надо хорошо понимать.

И вот наступил «осьмый час» дня, когда «дух южный» потянул (имелось в виду не южное направление ветра, а Божья помощь русскому войску). Это – счастливый час. И вскричал Волынец, подняв руки к небу: «Княже Владимир, наше время настало, и час удобный пришел!» – и прибавил: «Братья моя, друзья, смелее: сила святого духа помогает нам!»

«Осьмой» этот час и вовсе вещь забавная. Известный советский и современный историк А.Н. Кирпичников, например, считал, что Боброк ждал, когда солнце перестанет светить в глаза русским воинам. Другие и вовсе утверждали, что ждал он ветра, чтобы тот понес пыль в глаза «татарове окаянному». На самом же деле «южный дух», о котором говорится в «Сказании…» вообще никак не мог быть попутным для наших воинов, поскольку нес пыль им в лицо! Ведь русские полки находились на севере, а полки Мамая – на юге! Но может быть создатель «Сказания…» напутал? Да нет, он точно все знал и написал, что Мамай движется на Русь с востока, река Дунай находится на западе и т.д. Да и тот же разбойник Фома Кацибеев что говорит? «Бог открыл… от востока… идут к западу». «От полуденной же страны» (т.е. с юга) «приидоша два юноши» – имеются в виду святые Борис и Глеб, которые и помогли русским полкам одержать победу. Конечно, сейчас у нас вроде бы как все уверовали в бога, но стоит ли все-таки опираться в исторической науке на помощь канонизированных двух юношей, пусть и невинно убиенных? Более того «дух южный» — это прямое заимствование из Библии, указывающее на богоугодность русского дела и не более того. Поэтому и на «южный дух», как на заслуживающий доверия факт тоже можно не ссылаться: в Библии еще и не то написано.

Но вот сражение закончилось победой русских войск. И произнес князь Дмитрий: «Слава тебе, высший Творец, царь небесный, милостивый Спас, что помиловал нас, грешных, не отдал в руки врагов наших, поганых сыроядцев. А вам, братья, князья, и бояре, и воеводы, и младшая дружина, русские сыны, суждено место между Доном и Непрядвой, на поле Куликове, на речке Непрядве. Положили вы головы свои за землю Русскую, за веру христианскую. Простите меня, братья, и благословите в сей жизни и в будущей!» Горько оплакивали убитых князь Дмитрий Иванович с воеводами, объезжая поле после битвы кровопролитной. По велению Дмитрия Донского погибших похоронили с почестями на берегу Непрядвы. А победителей чествовала вся Москва, встречая их колокольным звоном. Ольгерд же Литовский, узнав, что Дмитрий Донской одержал победу над Мамаем, отправился в Литву «со стыдом великим». А рязанский князь Олег, прознав, что вознамерился Дмитрий Иванович Донской пойти войной на него, испугался и бежал из своего княжества вместе с супругой своей и с приближенными к нему боярами; рязанцы же потом били великому князю челом, прося Дмитрия Ивановича посадить в Рязани своих наместников.

А Мамай, скрывая свое настоящее имя, вынужден был позорно бежать в Кафу (ныне Феодосия), там был опознан местным купцом, схвачен и убит фрягами. Так бесславно завершился жизненный путь Мамая.

Слава о русских воинах, выигравших великую битву с войском Мамая, быстро разнеслась по всему миру. А помогли в этом иностранные купцы, гости – сурожане, которые были в славном походе вместе с Дмитрием Донским. «Шибла слава к Железным вратом, к Риму и к Кафы по морю, и к Торнаву, и оттоле к Царюграду на похвалу: Русь великая одолеша Мамая на поле Куликове»…

То есть однозначно мы можем сказать, примерно, тоже самое: что и в отношении Ледового побоища – битва была, русские победили, имели место некие сопутствующие политические события, а главный виновник ее – Мамай бежал в Кафу (Феодосию) и там был убит! И… все! Значение? Да, было, и весьма значительное! А все остальные «подробности» из «Сказания…» — это… церковная литература и пересказ библейских текстов, демонстрирующий «книжность» его автора. И этим пока что придется удовлетвориться надолго, если не навсегда!

расписание, фото, адрес и т. д. на официальном сайте Культура.РФ

Эта победа стала важным событием на пути к освобождению нашей страны от ордынского ига. Сегодня здесь находится музейный и мемориальный комплексы, посвященные победе русского войска.

Куликовская битва

Куликовская битва была примечательна тем, что под знаменами московского князя Дмитрия Ивановича объединились войска прежде раздробленных, разрозненных русских княжеств. Им противостояло хорошо обученное ордынское войско темника Мамая и хана Тюляка.

Войска сошлись 8 сентября 1380 года на сравнительно небольшом безлесном участке, ограниченном реками Доном, Непрядвой и Смолкой и многочисленными оврагами и балками. Когда золотоордынская конница прорвала левый фланг и стала заходить в тыл, возникла угроза страшного поражения. Но в битву вступил Засадный полк, до того скрывавшийся в лесном массиве Зеленая Дубрава. Этот удар переломил ход боя. Мамай, издали наблюдавший за ходом сражения, бежал. Войска Золотой Орды были разгромлены наголову, однако и русские понесли огромные потери: погибших хоронили в братских могилах в течение нескольких дней.

Название «Куликовская битва» ввел в обращение в XIX веке историк Николай Карамзин. А первым исследователем места сражения стал помещик и краевед Сергей Нечаев. Ему принадлежало село Куликовка Шаховское недалеко от Поля битвы. Нечаев собирал находки с места сражения, выкупал их у крестьян, которые жили в районе Поля битвы. Он впервые в исторической науке попытался соотнести ход битвы с реальной местностью. Сергей Нечаев писал научные статьи о своих находках, их истории и битве в целом в журнал Карамзина «Вестник Европы», а позднее основал первый музей Куликовской битвы в усадьбе Полибино Рязанской губернии (сегодня — Липецкая область). Первые археологические находки с Куликова поля (фрагменты панцирей, кольчуг, мечей, копий) оседали в коллекциях местных помещиков: Олсуфьевых, Чебышевых, Сафоновых. Иногда их дарили представителям высшей власти. Большую часть находок с Куликова поля, хранившихся в частных коллекциях, утратили в революционные годы.

Мемориальный комплекс на Куликовом поле

По инициативе Нечаева и его сына тульский губернатор Владимир Васильев ходатайствовал императору Александру I о возведении памятника князю Дмитрию Донскому. Этот памятник — величественная черная колонна, увенчанная золотым куполом и крестом, — был создан по проекту Александра Брюллова и установлен в 1850 году на Красном холме Куликова поля. Принято считать, что на этом месте была ставка Мамая. Позже рядом с памятником построили караульные помещения для отставных солдат. Они же проводили первые экскурсии на Красном холме.

К 500-летнему юбилею сражения в селе Монастырщино, расположенном близ слияния рек Дона и Непрядвы, где стояли русские войска и где, по преданию, находились братские захоронения погибших воинов, построили храм. Храм был освящен в честь Рождества Богородицы (в этот день и произошло памятное сражение). Храм находится в ведении музея, однако в нем проходят церковные службы.

Еще один храм в районе Красного холма начали возводить в 1913 году по проекту архитектора Алексея Щусева. Его строительство окончилось через четыре года. Храм освятили в честь преподобного Сергия Радонежского, благословившего и вдохновившего Дмитрия Донского на ратный подвиг. Сейчас этот храм передан в ведение Троице-Сергиевой лавры и является действующим.

После революции предпринимались редкие попытки изучения Куликова поля, но в основном его памятники подвергались разрушению.

Великая Отечественная война и первые послевоенные десятилетия лишь усугубили плачевную ситуацию, хотя попытки археологического исследования поля периодически предпринимались. Лишь к 600-летию битвы на Куликовом поле по-настоящему вспомнили. Отреставрировали памятники и храмы, благоустроили территорию, создали новую музейную экспозицию.

Музей-заповедник «Куликово поле»

В 1996 году был создан Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле». Его экспозиция находится в селе Монастырщино, поселке Епифань, музейно-выставочном центре “Тульские древности” и в музейном комплексе “Куликово поле”.

Музейный комплекс «Куликово поле» расположился в непосредственной близости от места легендарного сражения. С октября 2016 года здесь действует основная экспозиция — “Сказание о Мамаевом побоище. Новое прочтение”. Она состоит из трех блоков. В вводном зале “Битва и битвы” посетители познакомятся с похожими на Куликовскую битву сражениями — осадой Орлеана 1429 года, Грюнвальдской битвой, битвой на Косовом поле, Бородинским сражением и битвой у Прохоровки. Два других зала знакомят с историей Куликовской битвы — на основе “Сказания о Мамаевом побоище” и современных научных исследований. Здесь представлены находки археологов, реконструкция исторического ландшафта XIV века, воссозданные картины из жизни древних поселений Куликова поля, письменные источники и многое другое.

В музейном комплексе также есть смотровая площадка: с одиннадцатиметровой высоты можно взглянуть на эпицентр сражения, Хворостянку, где выстраивались перед схваткой ордынское войско, на реку Смолку, Зеленую Дубраву и другие другие места.

В селе Монастырщино, по преданию, были похоронены русские воины, павшие в Куликовской битве. В XIX веке здесь построили храм во имя Рождества Богородицы и приходскую школу.

19 сентября 2000 года в Монастырщино открыли музейно-мемориальный комплекс. В августе 2017 года в здании бывшей приходской школы появилась экспозиция “Дон. Вся история на берегах одной реки”. Она рассказывает о формировании древнерусской народности и жизни поселений в бассейне Дона. В залах — древние клады, предметы быта и торговли, которые сопровождаются макетами со сценами жизни этих поселений.

Недалеко от храма во имя Рождества Богородицы в 1980 году поставили памятник великому московскому князю Дмитрию Донскому. Здесь также заложили Аллею памяти и Единства, где установили памятные знаки городов и земель — участников Куликовской битвы. В 2012 году в селе открыли Конный двор на 35 лошадей.

В поселке Епифань в усадьбе Байбаковых находится музей купеческого быта. Здание усадьбы — типичный образец архитектуры уездных городов России конца XIX — начала XX века. Музей был создан на базе материалов краеведческого музея Кимовского края и открыт в годовщину Куликовской битвы, 21 сентября 1998 года.

В музее можно прогуляться по мещанской гостиной, кабинету купца, женской половине дома, кухне купеческой лавке и спуститься в подвал. Во всех комнатах воссоздали подлинную обстановку конца XIX — начала XX века, в них: старая мебель и посуда, старинные фотоаппараты и книги, шкатулки и вазы, кухонная утварь и посуда. Во время экскурсии можно узнать о культуре купеческого чаепития и принять в нем участие.

Музейно-выставочный центр «Тульские древности» основали в 1993 году. Через два года появилась первая археологическая экспозиция, посвященная истории Тульского края — от каменного века до создания Тульской губернии в XVIII веке.

Экспозиция «Сказание о Мамаевом побоище» — это познавательно-игровая выставка, где можно составить летописные миниатюры, сплести кольчугу в оружейной мастерской, примерить вооружение русских и ордынских воинов. Экспозиция «Секреты тульских мастеров» знакомит с творчеством умельцев XVI-XVIII веков. В залах представлены как подлинные предметы, так и копии, выполненные современными тульскими мастерами.

Куликовская битва и ее отражение в литературе

К XIV – XV векам, когда ещё свежа была память о недавних событиях и живы многие их участники, были составлены «списки», или письменные воспоминания, где в литературной форме, присущей тому времени, были сделаны попытки составления русского эпоса. К основным из них можно отнести «Повесть о битве на реке Калке», «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщину».

«Повесть о битве на реке Калке»

Хотя в «Повести о битве на реке Калке» описываемые события относятся к раннему периоду ордынского нашествия, этот литературный памятник вполне можно включить в ряд произведений о Куликовом поле – потому что в нём проводятся параллели между этими двумя битвами, притом даётся чёткий анализ монастырских летописцев (именно в одном из монастырей создавался список «Повести») о причинах поражения. Пишется о том, что только после объединительных действий «Димитрия княже» удалось впервые сломить силу орды. Но и напоминается, что главные битвы ещё впереди, враг силён, опытен и коварен.

Наиболее же полное документальное свидетельство произошедших в 1378-1390 годах событий, без каких-либо литературных реминисценций, даётся в летописях середины XV века – через 50-70 лет после Мамаева побоища. Это первая Софийская и четвёртая Новгородская летописи. Однако есть предположение, что своим первоначальным источником они брали Троицкую летопись, которая погибла в Большом пожаре Москвы в 1812 году, во время Наполеоновского нашествия.

«Задонщина»

Литературоведам сразу бросилась в глаза не только схожая сюжетная линия у «Слова о Полку Игореве» и «Задонщины», но и похожесть речевых приёмов в построении фраз в том и в другом литературном памятнике. При этом «Задонщина», конечно же, вторична. Да, в традициях того времени было описать, например, выспренний диалог между Дмитрием Ивановичем, князем московским, и Андреем Ольгердовичем, братом великого князя Литовского Ягайло. Всё бы ничего – но диалог, согласно «Задонщине», происходит прямо на Поле Куликовом, в разгар сечи – когда не то что осмысленную фразу трудно выговорить – команды подаются хриплым рёвом, и сведены они часто к одному слову. Или плач Ярославны в «Слове» вдруг превращается в многословные разрозненные реплики жён боярских, княжеских и воеводских, которые, к тому же, вопреки русской традиции тех лет, именуют себя в диалогах и репликах полными именами с присовокуплением титулов: «Тимофеева жёнка воеводы Валуева Федосья» или «Ондреева жена Марья да Михаловна жена Оксенья».

И если рассматривать «Слово», то там диалог на поле боя Игоря и Всеволода уместен. В «Задонщине» же – чувствуется, что неопытный автор, имея перед собой образец высокого стиля, не смог до него подняться.

Недаром отмечается, что взяв за основу «Слово», составитель (или составители, если это группа авторов) «Задонщины» не имел не просто опыта в написании подобных произведений – у них за плечами не было и традиции таких написаний. Таким образом, ордынское нашествие затормозило не только поступательное движение общества и производительных сил Руси, но и лишило её многих потенциальных авторов литературных шедевров. Потому что никто не может посчитать, сколько гениев было убито, угнано в рабство, да и просто не обучилось элементарной грамоте, чтобы связно изложить свои мысли или сотворить что-то новое.

«Сказание о Мамаевом побоище»

«Сказание», хотя и было написано в монастырской келье, принадлежало перу если не непосредственного участника событий (на Поле Куликовом было много благословляющих на бой и врачующих раны священников), то монаха или послушника, тесно общавшегося с таким участником. Чувствуется образованность и знакомство с лучшими образцами тогдашней прозы.

Подробно описывается готовность князя Московского, насколько это возможно, оттянуть прямую схватку со страшным врагом, его тщательная подготовка великого посольства под началом Захарии Тютчева, перечисляются богатые дары. И вполне мотивированное изменение планов, когда князь узнаёт о готовившемся вторжении орд Мамая.

Сюжет «Сказания» выстраивается по всем канонам литературного творчества: вот посол в Орде от московского князя Захария узнаёт о призыве Мамая к князю рязанскому Олегу. Вот о сношении Ягайло со злейшим ненавистником Руси, тем же Мамаем. Вот Дмитрий, уже получив напутствие митрополита Московского о мире любой ценой, едет в Троицу, где от преподобного Сергия Радонежского получает противоположное наставление и благословение на бой… Микросюжеты не противоречат друг другу, одно плавно вытекает из другого.

Вполне в духе того времени объявление Мамая посланником ада и язычником (хотя практически вся монгольская верхушка уже тогда исповедовала ислам). Читатель плавно подводился к мысли о том, что битва на Куликовом поле была битвой воинства христианского, православного, с поганым приспешником бесов. И победа в ней была закономерной и естественной – хотя далась большой кровью.

Куликовская битва в истории и литературе (6 класс)

Куликовская битва», Обращаясь к прошлому, поэт хотел показать, что идеалы наиболее прогрессивных людей его времени опираются на лучшие традиции народа в его битвах за национальную независимость и свободу.

В истории каждого народа есть события, которые не теряют своей притягательной силы даже по прошествии многих столетий. К таким важным вехам отечественной истории относится Куликовская битва 1380 года. Минуло много столетий, а интерес к «делам давно минувших дней» не погас и поныне. Куликовская битва стала зримым воплощением идей патриотизма. Данная тема широко освещена в исторической литературе. Это труды В.Н Татаищева, «История Российская»,

«Краткий Летописец», в произведения древнерусской литературы : «Сказание о Мамаевом побоище», «Никоновский летописец», «Синопсис», «Задонщина» ,«Житие Сергия Радонежского” Н Майорова и в устном народном творчестве (былинный эпос) События, предшествовавшие битве и само сражение, на столетие остались в поле внимания творческих людей. Историки, писатели и поэты, скульпторы и живописцы, художники не устают обращаться к батальной теме. В.А. Жуковский и К.Ф, Рылеев, А.А, Блок и С.П. Бородин. Великие русские композиторы языком музыки рассказали о грозным событиях прошлого.

Композитором Ю. А Шапориным создана кантата « На поле Куликовом»

За картину « На поле Куликовом» О. А.Кипренскому была присуждена в 1805 году золотая медаль Академии художеств,

М. И. Авилов написал картину « Поединок на Куликовом поле»,

А. П. Бубнов « Утро на Куликовом поле »

Эта тема всегда будет привлекать к себе внимание не только творческих людей прошлого, но и простых граждан. Обращаясь к прошлому, современный человек пытается понять свою роль в непростой судьбе народа, понять, что же такое русский национальный характер, что такое патриотизм, настоящая любовь к Родине.

Объект исследования : влияние Куликовской битвы на развитие культурного и творческого потенциала Русского государства.

Предмет исследования: Куликовская битва в истории и поэзии. Что дает возможность использовать данную тематику как мощный потенциал в нравственном, патриотическом воспитании подрастающего поколения.

Цель: вызвать интерес у современной молодежи к изучению и знанию героических страниц в истории нашего народа . Содействовать воспитанию чувства патриотизма, любви к своей Родине

Данная тема особенно актуальна для жителей Донбасса. События последних лет заставили нас по-другому смотреть на мир и на свое место в этом мире. Военные события изменили взгляды и многих моих сверстников. Значение многих слов стали понимать также по-другому, более осмысленно. Мужество , отвага, бесстрашие, верность долгу, Родине , семье , любовь к своей малой Родине . Герои Куликовской битвы нам близки по духу, служат для нас примером для подражания.

В качестве эпиграфа я выбрала слова поэта 20 века Евгения Евтушенко:

Вот мой Бог:

Человечество имя его,

Но для русских

Чьи кони когда-то под стрелами прядали

Началось человечество здесь

У Непрядвы

Невозможно быть русским,

Непрядву сочтя за ручей,

Не любя свой народ, не полюбишь ничей!

( Е Евтушенко «Непрядва»)

Данные строки заставляют нас задуматься над тем, кто мы, где наши корни и истоки.

Моя работа состоит из следующих разделов:

1 Вступление.

2 Куликовская битва и ее историческое значение.

3 Участники сражения.

4 Авторы о героях Куликовской битвы.

5 Выводы.

В своей работе я бы хотела рассмотреть данную тему с точки зрения истории и литературы, показать, как освещены отдельные моменты в истории и поэзии, что объединяет историков и поэтов при изучении темы Куликовская битва

Куликовская битва произошла 8 сентября 1380года в районе впадения реки Непрядвы в Дон на поле Куликовом, расположенном на юго-востоке Тульской области. Перед этой битвой русские войска одержали победу над татарами на реке Воже в 1378 году, что вселило веру в возможность победы над монголотатарами , заставило Мамая собрать огромные войска для похода на Русь. Сбор русских войск был назначен в Коломне на 15 августа 1380 года куда подтягивались полки: белозерские, ярославские, ростовские, суздальские , серпуховские. Готовясь к битве борьбе с Мамаем Дмитрий Донской обратился к князьям объединить свои силы для борьбы с грозным врагом.

Доколь нам, други, пред татарином

Склонять покорную главу

И заодно с презренным ханом

Позорить сильную Москву.

Не нам, не нам страшиться битвы

С толпами грозными врагов.

(К. Рылеев « Дмитрий Донской»)

Положение Дмитрия Донского было крайне сложным, так как с войсками Мамая должны были соединиться войска Ягайло и Олега Рязанского. Чтобы не допустить соединения сил союзников, князь Дмитрий 26 августа 1380 года стремительно вывел войска в устье реки Лопасны, осуществил переправу через Оку и оказался в рязанских землях. По пути следования приказал, «чтобы ни один волос не упал с головы рязанцев». «Задонщина» упоминает, что в числе погибших на Куликовом поле было более 70 рязанских бояр.

Переход через Оку в Москве был расценен как движение на верную смерть. Вот как эти события описаны в «Задонщине»: «И когда услышали в граде Москве, и в Переяславе, и в Костроме, и во Владимире, и во всех городах великого князя и всех князей русских, что пошел князь великий за Оку, то настала в Москве и во всех его пределах печаль великая, и поднялся плач горький , и разнеслись звуки рыданий».

Накануне похода Дмитрий Донской вместе со своими воинами и Серпуховским князем Владимиром Андреевичем приехал на поклон к Сергию Радонежскому. Долгое время данный факт рассматривался как «церковная легенда».

Донской хотел получить от игумена лесной обители благословение перед трудным и опасным походом. Сергий упросил князя отстоять Литургию, а затем разделить трапезу. Князь просил Сергия отпустить его, «ибо пришли к нему вести, что уже приближаются поганые татары». На что Сергий ответил: «Это твое промедление двойным для тебя послушанием обернется. Ибо не сейчас еще, господин мой, смертный венец тебе носить, но через несколько лет, а для многих других теперь уж венцы плетутся».

Князь не ослушался старца. Тогда Сергий «окропил его священною водою и все христолюбивое войско и осенил великого князя крестом Христовым- знамением на челе» и сказал: «Пойди, господин, на поганых, призывая Бога, Господь Бог будет тебе помощником и заступником». А после тихо добавил: «Победишь , господин, супостатов своих как подобает тебе, государь наш».

За нас и Сергия молитвы

И прах замученных отцов!

Летим и возвратим народу…

Святую правду и свободу

И древние права граждан

(К. Рылеев» Дмитрий Донской»)

Князь попросил у игумена двух воинов из иноческой братии: Александра Пересвета и Андрея (Осляблю), «ибо были известными в сражениях ратниками. Не одно нападение встретили». Преподобный дал инокам «вместо оружия тленного, нетленное- крест Христов, нашитый на схимах, и повелел им вместо шлемов золоченных возлагать его на себя» Данный факт многие историки оспаривают, приводя такие доводы, что это событие отмечается только в « Сказании о Мамаевом побоище» , а в других источниках того времени нет. Кроме того приводят такие факты, что в этот период у князя был конфликт с церковью, после изгнания из Москвы Киприана как Московского митрополита. Также оспаривается идея участия в войске князя двух иноков Пересвета и Ослябли, так как об этом факте ничего не говорится в «Житии Преподобного Сергия Радонежского» Да и разве позволено инокам браться за оружие и проливать кровь на ратном поле, но большинство ученых приходят к выводу, что данные факты имели место, стоить задать вопрос, мог ли Сергий Радонежский отказать великому князю в благословении, идущему пить смертную чашу? Ответ однозначен – нет.

Что касается иноков в«Сказании» и в ранних летописях о событиях 1380 года среди знатных людей, павших на Куликовом поле, назван Александр Пересвет. Другая летопись называет его бывшим боярином Брянским. Таким образом выходит, что герой поединка с Челубеем присутствовал в русском войске и, судя по летописям, мог быть послушником при Троицком монастыре.

О поединке Пересвета с Челубеем нам рассказывает и С. Кунлев

«Пересвет»:

Нам не нужно победы без правды,

Нам без истины радости нет-

Крестным знаменем воды Непрядвы

Осеняет чернец Пересвет.

Нет на нем ни меча, ни кольчуги

Только ряса и только копье,

Кони топчутся…стонут подпруги.

В небе с криком кружит воронье

Бьет копытами конь Челубея

Пересвет подобрался в седле

— С нами правда! Уже холодея,

Он шептал, припадая к земле.

Все эти факты свидетельствуют о единстве церкви и народа, а князь выступает как защитник всей земли русской, тем самым подчеркивается Богоугодность битвы, подчеркивается единство князя и православной церкви перед лицом внешнего врага.

Единство церкви и народа актуально и в наши дни. Чтобы остановить кровопролитие на Донбассе и остановить захват и уничтожение православных храмов, Московская Православная церковь организовала летом 2016 года Крестный ход, в котором принимали участие верующие со всех уголков Украины. Эту огромную силу не могли остановить даже «молодчики»(представители) «Правого сектора»

Куликовская битва

Русские летописцы приводят следующие данные о русском войске на Куликовом поле: «Летописная повесть о Куликовской битве»- 250 тысяч, « Сказание о Мамаевом побоище»- 260 тысяч, « Никоновская летопись»-400 тысяч , но такие ученые как В.Н.Татищев, Е..А. Разин считали , что общее количество войск не превышало 50 тысяч, из них 20-25 тысяч войска , а остальные- это обслуга княжеских войск. Историк А.Булычев выдвинул версию, что на Куликовом поле могли участвовать не более 6-10 тысяч, что подтвердили археологические раскопки О. В Двуреченского и

М. И, Гоняного. Кроме того историки утверждают ,что это была кавалерийская битва профессиональных всадников. Ярко и красочно данное событие описано в поэме А. Блока

« На Куликовом поле»

Наш путь степной, наш путь в тоске безбрежной,

В твоей тоске, о Русь!

И даже мглы- ночной и зарубежной-

Я не боюсь

И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль…

Летит, летит степная кобылица и мнет ковыль».

Русские войска были расположены в таком порядке: в авангарде Сторожевой полк Дмитрия Ольгердовича, за ним расположился Передовой полк Всеволож Владимир Александрович, в центре — Большой полк, чьи фланги были прикрыты полком Левой руки и полком Правой руки. Русские полководцы разместили восточнее полка левой руки, в урочище « Зеленая дубрава» — Засадный полк под командованием самых верных князю полководцев-Дмитрия Боброка и Владимира Андреевича Серпуховского , получившего прозвище ( Храбрый), а также сюда входили отборные конные дружины .Накануне битвы Дмитрий Донской сначала был в сторожевом полку, но затем принял решение, поменявшись одеждою и конем с московским боярином Михаилом Андреевичем Бренко, перейти в ряды Большого полка. Это событие так описано С. Куняевым в стихотворении « Дмитрий Донской»

Я расстаюсь с надежной свитой.
чтоб победить иль прахом лечь,

Бренко! Возьми мой плащ расшитый!

Бренко! Возьми фамильный меч!

Благодарю судьбу за милость

Быть в этот час в одном строю

С народом. Чтобы ни случилось,

Я так решил, что здесь стою.

Битва началась в 12 часов дня, когда рассеялся туман и на Куликовом поле появились татары. Начало битвы положили небольшие стычки передовых отрядов, затем состоялся знаменитый бой Пересвета и Челубея ( Темир бея) М. Беляев

« Куликовская сеча».

На Куликовом поле свет

На лезвиях мечей дробится,

Травы не покрасневшей нет, телами ширь земли клубится

Уже повержен Челубей,

И Пересвет упал, повержен

От выпавших из рук мечей ,
Земная твердь – ты стала тверже.

Битва между Пересветом и Челубеем отражена в « Сказании о Мамаевом побоище»

Далее шел бой сторожевого полка с татарским авангардом, возглавляемым военным начальником Теляком. В летописи об этом событии говорится так:»Сила велика татарская борзо с шоломяни грядуще и ту пакы, не поступающе, сташа. Ибо несть места. Где им раступитися; и тако сташа, копиа закладаше, стена у стены, каждо их на плещи передних своих имуще, передние краче, а задние должае. А князь велеки токоже с великою силою русскую з другого шоломяни поиде противу им».

Бой в центре был затяжным и долгим. Кони уже не могли не ступать по трупам, так как не было чистого места: «Пешая русская великая рать, аки древеса сломишисаи, аки сено посечено, лежаху, и бе не видети страшно зело» В центре и на левом фланге русские войска были на грани прорыва своих боевых порядков, но помог контрудар , когда «Глеб Брянский с полками владимирскими и суздальскими поступи через трупы мертвых», а на правой стороне Андрей Ольгердович « не единою татар нападавши и многих избил, но не смеяша вдаль гнатися, видя большой полк недвижусчийся и яко вся сила татарская паде на середину и лежи, хотяху разорвати»

Основной удар татары направили на русский полк левой руки , он не удержался , оторвался от большого полка и побежал к Непрядве, татары преследовали его , возникла угроза тылу русского большого полка. Когда татары прорвались к реке Непрядве и подставили засадному полку тыл, Боброк приказал вступить в бой засадному полку. Вот как это событие описано

Кондратием Рылеевым:

К концу клонился бой кровавый.

И черный стяг был пасть готов.

Как вдруг орлом из- за дубравы

Волжский грянул на врагов

Враги смешались- от кургана

Промчалось:« Силен русский Бог!»

И побежала рать тирана,

И сокрушен гордыни рог!

(К Рылеев «Дмитрий Донской»)

Татарская конница была загнана в реку и там перебита, татары смешались и обратились в бегство.

Р. Бухараев «Заря вечерняя»

« Под колокольный звон

Грядет бессмертье темника Мамая,

Как темный ужас,

В легкий детский сон.

Еще в бою, густую степь колыша,

Проскачешь ты, от ярости дрожа!

Повержен дикой силой Тохтамыша,

Умрешь от генуэзского ножа.»

Засадный полк преследовал татар до реки Красивой Мечи, 50 верст « Избив их великое множество»( « Задонщина»). Вернувшись из погони Владимир Андреевич начал собирать войско и искать великого князя. Сам великий князь был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где был найден под срубленной березкой в бессознательном состоянии.

К Рылеев описал это событие так:

« Но кто там бледен, близ дубравы

Обрызган кровию лежит?

Что зрю? Первоначальник славы,

Дмитрий ранен… страшен вид!..

Но вот к стенящему герою…

Притек сонм воев и князей…

Гласят: «Ты победил! Восстань!

(К.Рылеев « Дмитрий Донской»)

В краткой летописи и « Задонщине» , « Сказании о Мамаевом побоище» красной нитью проходит идея единства народа и церкви, приводится масса примеров того .что перед началом битвы каждый воин просил Господа Бога и Богородицу оказать им помощь в борьбе с мамаевской ордой.

А Блок « На Куликовом поле»

« И с туманом над Непрядвой спящей

Прямо на меня

Ты сошла, в одежде, свет струящей,

Не спугнув коня…

И когда, на утро, тучей черной двинулась орда,

Был в щите Твой Лик нерукотворный

Светел навсегда!»

Об этом событии существует предание, что казаки принесли с собой из Благовещенской церкви, городка Сипотина, икону Божьей Матери. Этот образ был прикреплен к древку, как хоругвь все время пока шла битва. охраняя русские полки.

Важную роль в победе русичей сыграла поддержка жен, матерей, сестер. В летописях приводятся следующие факты: Дмитрий Иванович был женат на Евдокии ( в монашестве Ефросиньи)-дочери Дмитрия Константиновича ,суздальского князя. Благоверная княгиня поддерживала супруга своего как в борьбе со скорбями, так и в подвигах ратных неусыпною молитвою, делами любви и милосердия. В память о Куликовской битве великая княгиня построила в Московском кремле каменный храм Рождества Пресвятой Богородицы, расписанный Феофаном Греком и Симеоном Черным, а 1387 основала Вознесенский женский монастырь. С ее именем связано одно из самых значительных событий духовной истории. В 1395 году на Русь двинулись полки Тамерлана, по ее указанию из Владимира принесли икону Божьей Матери Владимировскую. Когда княгиня, духовенство, бояре и множество простого народа встречали чудотворную икону на Кучковом поле, Тамерлану, дремавшему в своем шатре, приснился сон. Он увидел великую гору, с вершины которой, к нему шли святители с золотыми жезлами. А над ними в лучезарном сиянии явилась « «Светозарная Жена», она велела ему покинуть пределы Руси. Тамерлан созвал мудрецов: « Эта Дева- заступница русских, Мать Христианского Бога, Ее сила неодолима»- ответили мудрецы. Грозный полководец велел своим полкам повернуть назад.

Победа на Куликовом поле досталась дорогой ценой, но она стала переломным этапом в истории Московского княжества. Она содействовала утверждению Москвы, как центра объединения русских земель, ускоривши процесс создания российского государства и окончательному освобождению Руси от монгольского ига. После победы на Куликовом поле начался перелом в сознании русских людей, духовный и культурный подъем в русских землях

В 60-70 гг ХVI века Дмитрий Иванович получил прозвище – Донской, его подвиг стал символом победы русского государства над своими врагами.

В 1988 году великий Московский князь Дмитрий Иванович Донской был канонизирован Поместным Собором русской Православной церкви.

Значение Куликовской битвы.

Куликовская битва принесла славянским народам первую крупную победу над Золотой Ордой, она высветлила духовную мощь русского народа, послужила толчком для нравственного и духовного возрождения Руси.

« На Куликовом поле Русь под московскими знаменами одержала первую народную победу над агарянством. А князь Дмитрий Донской приобрел значение национального вождя в борьбе с внешним врагом»

В.О, Ключевский

«Куликовская битва принадлежит к символическим событиям русской истории, таким суждено возвращение .Разгадка их еще впереди»

А.А.Блок.

« На Куликово поле пошли дружины отдельных княжеств Северо-Восточной части Руси, а вернулся единый народ».

Л.Н, Гумилев

Куликовская битва послужила источником развития древнерусской литературы и всего культурного процесса, что выразилось в появлении « Живства» в русской культуре
Так в творчестве Андрея Рублева мрачные краски сменяются чередой разнообразных красочных ликов несущих необычайный покой и душевный мир.

Она послужила примером для написания « Задонщины»- первоначальным автором которой был иерей Софоний Рязанец. По своей композиции и отдельным художественным приемам близка к « «Слову о полку Игореве», однако все события рисуются в ином освещении

« Задонщина» — это лирический отклик на Куликовскую битву , она дошла до нас в 6-ти списках.

Автор подчеркивает ,что победа на Куликовом поле стала возможной в результате объединения русских князей, собравшихся под знамена Дмитрия Ивановича»

Куликовская битва- это символ мужества и величайшего героизма, подвига во имя народа, страны и святой веры .Она была и есть примером для молодого поколения, как символ веры в свои силы, силу великого непобедимого народа.

Она воспета в стихах В.А. Жуковского, К.Ф Рылеева, А.А, Блока и многих других .Композитором Ю.А .Шапориным создана кантата « На поле Куликовом».

За картину « На поле Куликовом» О.А.Кипренскому в 1805 году была присуждена Большая медаль Академии художеств, М.И.Авилов написал картину « Поединок на Куликовом поле», А.П. Бубнов « Утро на Куликовом поле»

Моя работа может быть использована на уроках литературы, истории и во внеклассной работе. Она содействует патриотическому воспитанию молодежи, является примером мужества и героизма народа в борьбе с врагами

Я бы хотела завершить работу словами А,А Блока которые стали пророческими в русской истории.

За Непрядвой лебеди кричали,

И опять, опять они кричат …

Опять над полем Куликовым

Взошла и расточилась мгла…

Поэт изображает Куликовскую битву как символическое событие для русского народа. Он предрекает, что таких битв, где будет решаться судьба Родины, будет еще много.

  • Донское побоище было одним из самых выдающихся событий в жизни как Руси, так и всей Европы средних веков. Куликовская битва стала переломным этапом жизни русского народа. Эта битва не только содействовала, но и закрепила процесс образования русского централизованного государства.

  • В этом сражении проявились лучшие качества русичей: стойкость, мужество, храбрость, готовность жертвовать своей жизнью ради национального освобождения народа от тяжкого иноземного бремени.

Русский народ выдвинул выдающегося стратега и тактика Дмитрия Ивановича Донского, полководческая деятельность которого составила целую эпоху в истории русского военного искусства.

Прошло более шести веков с того времени, когда русские воины под предводительством великого князя московского Дмитрия Ивановича одержали победу над монголо-татарскими полчищами, возглавляемыми ханом Золотой Орды Мамаем, в битве на Куликовом поле, на Дону. За выдающийся полководческий талант, проявленный в этом сражении, князь Дмитрий Иванович был прозван в народе Донским.

Куликовская битва — величайшее событие в российской истории. Она нанесла сильнейший удар по владычеству Орды и положила начало процессу ослабления чужеземного ига, окончательного освобождения Руси от иноземного владычества. Важным следствием Куликовской битвы было усиление роли Москвы в образовании единого Русского государства.

Подвиг русских людей на поле Куликовом, ставший поворотным моментом в истории нашей Родины, увековечен в литературе и искусстве, публицистике и исторической науке.

Прикоснуться к истории может каждый! Музеи Куликова поля

Сегодня День воинской славы России — 640 годовщина Куликовской битвы, День победы полков Дмитрия Донского над ордой Мамая. В храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Монастырщино прошло богослужение. На аллее Памяти и Единства воины 106 гвардейской воздушно-десантной Тульской Краснознаменной ордена Кутузова дивизии исполнили церемониал в память о сложивших здесь головы предках. А накануне на Красном холме Куликова поля и на территории музейного комплекса в Моховом развернулся большой исторический праздник. Участники военно-исторического фестиваля «Поле Куликово» оживили для тысяч зрителей события шестивековой давности.

Куликовская битва, состоявшаяся 8 (21) сентября 1380 года, стала одним из определяющих событий для истории России, а Куликово поле — местом памяти ратного подвига.

В Диком поле русские воины под руководством московского князя Дмитрия Донского разгромили полчища Мамая. В народной памяти это сражение сохранилось как победа, положившая начало созданию единого русского государства с Москвой во главе. 

Мемориал на Красном холме

В день празднования 470-летия Куликовского сражения, 8 сентября 1850 года на Красном холме торжественно открыли обелиск в честь великого московского князя Дмитрия Донского (архитектор А. П. Брюллов). Здесь же предполагалось создать музей, но планы в то время так и не были реализованы.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409284.jpeg

Спустя десятилетия возле обелиска возвели храм во имя преподобного Сергия Радонежского, благословившего Дмитрия Донского на сражение с ордой Мамая. Храм-памятник при поддержке тульского духовенства в 1913–1917 г. г. построили по проекту архитектора А. В. Щусева. В 1918 году храм освятили. К 600-летнему юбилею битвы на Куликовом поле здесь была представлена первая музейная экспозиция. А через 18 лет, в 1998 году, Мемориальный комплекс на Красном холме стал частью музея-заповедника.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409283.jpeg

Музейно-мемориальный комплекс в селе Монастырщино

Предания рассказывают, что русские войны, которые полегли на Куликовском поле, захоронены именно в Монастырщино.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409287.jpeg

Мемориального комплекс здесь начал создаваться в XIX веке, и начало ему положил храм во имя Рождества Богородицы, тогда же при нем была возведена приходская школа. В 1997 году оба эти сооружения вошли в структуру музея-заповедника. В сентябре 2000 года в помещении школы открылась экспозиция «Поле русской славы», а в июне 2005 года приняла первых посетителей выставка «Руси великое начало», которая действовала 11 лет. 3 года назад в здании бывшей школы начала действовать выставка «Дон. Вся история на берегах одной реки», которая знакомит посетителей с формированием древнерусской народности, с его жизнью на реке Дон.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409290.jpeg

В Монастырщино в 2002 году перемещён и поставлен возле храма памятник скульптора О. Комова московскому князю Дмитрию Донскому. Тогда же перед памятником разбили Аллею памяти и Единства.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409279.jpeg

В 2012 году в селе открылся Конный двор, где можно не просто познакомиться с лошадьми и уходом за ними, но и пучиться езде на них в манеже, или же совершить конные прогулки по Куликову полю.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409282.jpeg

На севере села находится легендарное место — слияние рек Непрядвы и Дона. Это единственный географический ориентир, который дают исследователям источники, повествуя о месте великого сражения. По преданию, в этом месте переправлялось русское войско накануне битвы. В честь преподобного Сергия Радонежского в год празднования его 700-летия здесь установили часовню.

Музейный комплекс «Куликово поле»

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409288.jpeg

В 2016 году открылся новый Музейный комплекс «Куликово поле». Его построили на равном удалении от памятных мест на Красном холме и в селе Монастырщино.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409280.jpeg

Куликовская битва в основной экспозиции «Сказание о Мамаевом побоище. Новое прочтение» показана с разных ракурсов.

  • Вначале рассказ о битве 1380 года строится на основе исторического источника — «Сказания о Мамаевом побоище».

  • Затем история перед посетителями музея предстает с позиций современных ученых.

Центральным объектом основной экспозиции является интерактивный макет Куликовского поля, на котором с помощью современных мультимедийных средств можно увидеть, как располагались русские и ордынские войска, как проходило сражение. Кроме того, на макете показано изменение ландшафта Куликова поля за прошедшее со времени великого сражения.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409286.jpeg

Благодаря различным современным средствам и формам, информация легко усваивается как взрослыми, так и детьми. Для детей есть специальная экспозиция «Один в поле не воин», где они в игровой форме смогут узнать подробности о Куликовской битве, а также поближе познакомиться с древнерусской литературой и военным искусством.

Поле сражения посетители музея могут увидеть с одиннадцатиметровой высоты смотровой площадки. Поле битвы — единственный живой свидетель ратного подвига наших предков, который хранит тайны славной истории русского народа. Любители пешеходных и велопрогулок могут отправиться по историко-экологической тропе к центру поля сражения и узнать, что изменило место легендарного сражения и как ученые возвращают полю Куликовской битвы исторический облик, увидеть куликовскую степь.

Представительство музея-заповедника в поселке Епифань

Епифань — «въездные ворота» на Куликово поле, была основана в XVI веке Иваном Грозным и являлась форпостом на южной границе Дикого поля, в верховьях реки Дон. Второе рождение Епифани теперь как уездного города относится к концу XVIII века, когда он становится торговым центром округи и в него съезжались сотни купцов на ярмарку.

Первое ратное поле России: исторически значимое место, которое стоит посетить!. 409281.jpeg

Сейчас в городе Епифань открыт Музей купеческого быта. Он находится в бывшей усадьбе конца XIX — начала XX века, которая принадлежала Байбаковым. В музее можно посмотреть, как жили мещане дореволюционной Руси. Воссозданы жилой дом с гостиной, спальней и кабинетом, а также торговая лавку с подвалом, хоздвор и баня.

Представительство музея-заповедника в городе Туле

Музейно-выставочный центр «Тульские древности» представляет вниманию посетителей две интерактивные экспозиции. «Секреты тульских мастеров» включает в себя три тематических раздела:

  • изба ремесленника,

  • и кузнечная мастерские.

С помощью этих экспозиций посетители могут погрузиться в атмосферу мастеровой Тулы XVI-XVIII веков.

Выставка «Сказание о Мамаевом побоище» позволяет не просто познакомиться с историей Куликовской битвы, но и потрогать средневековое оружии и доспехи.

В рамках «Музейного квартала» Тулы Государственный музей-заповедник «Куликово поле» осенью 2020 года откроет Реставрационно-археологический центр и Интерактивное пространство «Вкус к истории».

Ольга Каширина.

Фото: Роман Солопов.

Отдел туризма и экскурсий музея-заповедника:

г. Тула, пр. Ленина, 47. Тел.: +7-4872- 36-28-34,

[email protected]

www.kulpole.ru

Всемирная история: Новая историческая экспозиция, посвященная Грюнвальдской битве, в музее-заповеднике «Куликово поле»

В музее-заповеднике «Куликово поле» (Тульская область) открылась новая историческая экспозиция, посвященная Грюнвальдской битве. Теперь узнать об одном из крупнейших сражений средневековья, определившем будущее всей Европы 15 июля 1410 года, можно в Куркинском районном музее.

Новый музей на Куликовом поле Рассказ Мамая осуществлен в контексте всемирной истории.Косовская битва, осада Орлеана, Грюнвальдская битва — эти события в Сербии, Франции, Польше и Литве стали такими же ключевыми, как Куликовская битва в России.

В новой музейной экспозиции представлены предметы, связанные с памятью о Грюнвальдской битве. Среди них копия памятника польскому королю Владиславу II Ягайло (автор — скульптор Студии военных художников им. Грекова Игорь Игнатов). Этот памятник, установленный в Центральном парке Нью-Йорка, был спроектирован скульптором Станиславом Островским к Всемирной выставке 1939 года.С началом Второй мировой войны прибывшая на выставку польская делегация была вынуждена остаться в США, как и оборудование, и памятник. В 1945 году он был установлен при поддержке правительства Польши в изгнании на гранитном пьедестале, спроектированном американским архитектором Аймаром Эмбери.

В 1943 году в Польше был учрежден военный орден «Грюнвальдский крест». Им были награждены польские и иностранные подданные, воинские части города и провинции за доблесть в борьбе с захватчиками, за заслуги в организации вооруженных сил, успешное ведение боевых действий.Орденом 3 степени за личное мужество на поле боя и работу под землей.

На лицевой стороне Ордена в центре креста изображен стилизованный щит, внутри которого — два обоюдоострых меча, горизонтальная стрелка направлена ​​вниз. Это «Грюнвальдские мечи» — один из национальных символов Польши.

«Грюнвальдские мечи» являются неотъемлемой частью и значком «Грюнвальд-Берлин» и медалью «Братство по оружию». Все это можно увидеть на новой выставке «Легенда Мамая.Новое чтение ». Его открытие запланировано на осень 2016 года.


Все новости

.

«Сказание о Мамаевской битве»

«Начало рассказа о том, как Бог даровал великому князю Дмитрию Ивановичу суверенную победу над Доном над мерзким Мамаем и как православное христианство — Бог возвысил землю Русскую — посрамило молитвы Пречистой Богородицы и русских чудотворцев. ..

«Сказка о Мамайской резне» — известный памятник древнерусской литературы, рассказывающий о мужестве, страданиях и воинской доблести русского народа и его полководца Дмитрия Донского.Он по праву носит название одного из уникальных произведений древнерусской литературы. Он рассказывает о событии того времени — Куликовской битве. Но надежный ли это источник? «Легенда» открывается рассказом о небесных знаках, предсказавших победу русского народа. Их много … и не много? Далее автор приводит много интересных фактов и постепенно описывает события, связанные с этим сражением: поход русских войск от Москвы до Куликова поля, посещение Дмитрием Донским Троицкого монастыря, встреча с Сергием Радонежским и получение благословения на Защита Русской земли, отправка «сторожей», назначение наместника, начало битвы — схватка героя Пересвета с «языческим» воином, действия Засадного полка.

Время написания рассказов Куликовского цикла до сих пор не определено, и нет единого мнения о времени написания цикла рассказов. Установлено лишь, что наиболее близкой по времени создания к памятному 1380 году была «3адонщина» — произведение, воспевающее прозорливость и отвагу Дмитрия Донского и преданных ему князей, отвагу русского войска. Исследователи литературного памятника отмечают переписывание «Сказки» на «Слово о полку Игореве», составленное 200 лет назад, из которого были взяты целые фразы, а также отрывки и некоторые выражения «Слова… », и все это влекло за собой рассказ о победе княжеского дружины над татарами на Дону. Позже, в XIV веке, была написана Летопись битвы на Дону, получившая свое название от того, что она состояла из нескольких летописей. Этот «Повесть» можно отнести к жанру военных рассказов. Исследователи делят списки «Повести …» на два издания: «Обширное», написанное в 1390-х годах, содержащее более подробное описание битвы на Куликовом поле, и «Краткое», относящееся к первой половине пятнадцатый век.

Наиболее подробный литературный документ, отражающий события, произошедшие на месте

.

Мэр Италии раскрыл значение памятника убитому «русскому Рэмбо» (ФОТО)

Общество

Получить короткий URL

Марко Пулья, мэр Вагли Сотто, итальянского города, в котором недавно был открыт памятник в честь первого лейтенанта России Александра Прохоренко, высоко оценил павшего солдата как героя, который погиб, спасая мир от террористов Даиш.

Памятник российскому лейтенанту Александру Прохоренко, который был убит в бою в Сирии в прошлом году, когда быстро вторгшиеся террористы Даиш вынудили его нанести авиаудар по его собственной позиции, был установлен 6 августа в тосканском городе Вагли Сотто.

©
Фото: Comune di Vagli Sotto

Церемония открытия памятника Александру Прохоренко в Италии

Марко Апулия, мэр города, сказал Sputnik Italia, что он искренне рад установить памятник в честь человека, который предпочел умереть с достоинством, чем оказаться в плену террористов Даиш (ИГИЛ / ИГИЛ).

«Я сам служил в армии, и хочу отметить, что Прохоренко не просто жертвовал собой — он мог попытаться спастись, но, вероятно, у него были какие-то секретные документы, которые могли попасть в руки. Даиш.Поэтому, чтобы предотвратить это, он нанес авиаудар по своей позиции », — сказал мэр.

©
Фото: Comune di Vagli Sotto

Церемония открытия памятника Александру Прохоренко в Италии

Он отметил, что инициатива по установке памятника Прохоренко была активно поддержана людьми со всей Италии, а не только жителями его города.

«На церемонии присутствовали мэры других городов провинции, а также представители Рима и южных провинций.Также был командир альпийской бригады, генерал, адмирал флота… Многие люди не могли сдержать слез во время церемонии открытия », — сказал он.

Мэр Апулии также отметил, что он искренне не ожидал, что слухи о памятнике распространятся и по Италии, и по России.

©
Фото: Comune di Vagli Sotto

Церемония открытия памятника Александру Прохоренко в Италии

По словам мэра, статуя была вырезана из цельного куска мрамора стоимостью более 100 000 евро скульптором по имени Марк Левет, который работал над ней шесть месяцев.

Первоначально городские власти намеревались установить памятник на «самом живописном мосту Италии», но в конце концов решили поставить его в Парке чести и бесчестия, потому что «этот молодой человек воплощает понятие чести», — добавил мэр Апулии.

©
Фото: Comune di Vagli Sotto

Церемония открытия памятника Александру Прохоренко в Италии

Он также заявил, что «при всем уважении к лидерам ЕС, сегодня только россияне и президент России фактически участвуют в битве против Даиш, даже жертвуя жизнями своих сыновей» при этом.

«Мы считаем Путина человеком, который заставил весь мир уважать его; единственным человеком, который противостоял головорезам Даиш, чтобы защитить человечество. За это мы благодарны русским и другим парням, которые, возможно, и не такие герои, как Прохоренко. «каждый день умирают неизвестными на сирийском фронте и в мире, борясь со злом, известным как Даиш», — сказал Апулия.

В Парке чести и бесчестия в Вагли Сотто в качестве символов чести теперь находятся памятники, посвященные Александру Прохоренко и Фабрицио Кватрочки, итальянскому солдату, похищенному и убитому исламскими радикалами в Ираке в 2004 году.Здесь также изображена скульптура Франческо Скеттино, капитана круизного лайнера Costa Concordia, который одним из первых покинул корабль, когда оно опрокинулось, как символ бесчестия.

Старший лейтенант Александр Прохоренко погиб в бою под Пальмирой в марте 2016 года во время боя за освобождение города от террористов Даиш. Столкнувшись с безвыходной ситуацией, когда он оказался в окружении вражеских войск во время выполнения разведывательной миссии, Прохоренко решил пойти в бой и нанести авиаудар по своей позиции.За отвагу и отвагу при исполнении служебных обязанностей Александр Прохоренко посмертно удостоен звания Героя России.

.