Содержание

преподобный Максим Исповедник

Ранний период жизни

О детстве преподобного Максима Исповедника известно немного. Согласно греческому и грузинскому Житию, он принадлежал к знатной, богатой фамилии. Малой родиной Максима был Константинополь. Вероятное время его рождения датируется 580 годом.

Известно, что будущий Исповедник был крещен в раннем возрасте и уже с детства воспитывался в духе строгого соответствия Божьему закону. Родители Максима, благочестивые Иоанн и Анна, относились к сыну с любовью, однако особо не баловали (несмотря на имевшиеся для этого широкие материальные возможности), но содержали в педагогической строгости, оберегая от глупостей и ребяческого озорства.

В период взросления Максим получил надлежащее разностороннее образование. В искусстве речи и риторике он многим превосходил своих сверстников, а в знании философии трудно было найти ему равных. Примечательно, что как грамотный христианин, Максим принимал философию не слепо, но трезво, благоразумно, критично.

Несмотря на благородное происхождение и прекрасную образованность, Максим был не только весьма добродетельным человеком, но и до удивления скромным. Обладая такими чертами характера и ума, ему было трудно остаться в безызвестности.

Император Ираклий, видя в нём хорошего потенциального помощника, призвал его к себе и назначил на должность первого секретаря при своей канцелярии.

Работая на этом посту, Максим зарекомендовал себя с лучшей стороны. Он легко схватывал царские повеления, умел быстро и взвешенно резюмировать и записывать важную, содержательную информацию, не раз сам давал, кому следует, уместные и вполне достойные советы. Император дорожил таким служащим, и вскоре Максим достиг большого влияния при дворе.

Между тем слава, придворная пышность, почёт не увлекали Максима. Больше всех этих излишеств он ценил любомудрие. К тому времени, как он достиг высокого положения, о котором многие из его соотечественников могли только мечтать, получила распространение новая ересь — монофелитство. Эта ересь была тем опасней, что имела внешнюю привлекательность и поддерживалась высшей церковной и государственной властью (до времени её осуждения на VI Вселенском Соборе к ней приобщилось несколько Патриархов, множество епископов и священников).

Монашеская жизнь

Сознавая опасность сложившейся ситуации и не желая участвовать в ней ввиду преданности Православию, преподобный Максим, неожиданно для окружающих, отказался от светского благополучия и поступил в Хрисопольскую обитель.

В обители он предался молитвам и подвигам. Со временем братия стали относиться к нему настолько доверительно, что решили избрать его своим игуменом (этот факт неоднократно оспаривался критикой, ввиду того, что Максим не имел священного сана). Он же, как никогда не стремившийся к славе и по смирению не считавший себя достойным такого духовного звания, противился, но по неустанности просьб, согласился.

Понимая, что должен являть братиям пример, как игумен, преподобный Максим ещё больше увеличил свои подвиги.

Жизнь Максима на Западе

Через какое-то время преподобный Максим оставил обитель, оставил отчизну. Что именно подтолкнуло его совершить этот шаг, сказать трудно. Согласно некоторым источникам, одним из центральных мотивов послужило усиливающееся влияние еретиков (всё тех же монофелитов). По другим данным, из Хрисопольского монастыря (из которого он удалился в 624 или 625 году, пробыв там более 10-ти лет), преподобный перешёл в монастырь святого Георгия (располагавшийся в Кизике), и только потом, в 626 году, по причине натиска персов и аваров, оставив и эту обитель, переселился на Запад.

Считается, что поначалу Максим Исповедник пребывал на острове Крит. Здесь он провел несколько диспутов с монофелитскими архиереями. После Крита он оказался на Кипре.

Есть основания утверждать, что около 630 года преподобный Максим посетил Северную Африку. Приблизительно в тот же период в Африке оказался Софроний, будущий Патриарх Иерусалимский, выдающийся борец с монофелитами. Между Софронием и Максимом завязались тёплые отношения. Максим охотно прислушивался к наставлениям и советам блаженного старца.

Сведения о детальных обстоятельствах его жизни в данный период чрезвычайно скудны. Нам не известна даже его продолжительность. Очевидно, что этот этап был богат на плоды писательской деятельности Максима.

Оказавшись в Риме, он активизировал свои силы в борьбе с монофелитством. В связи с этим преподобный переписывался с разными лицами, наставлял людей устным словом, поддерживал деятельность Римского папы Иоанна IV, направленную против еретиков, был в числе главных инициаторов созыва Поместного Собора.

После 642 года Максим Исповедник отправился в Африку. Здесь он проявил себя как ревностный, пылкий, но вместе с тем трезвый и мудрый борец. В продолжении пребывания в Африке он завершил формирование своего учения о наличии во Христе, едином по Ипостаси, двух естественных (сущностных) воль: Божественной и человеческой.

Несмотря на то, что Максим не имел священного сана, являясь простым монахом, в деле противодействия еретикам он имел чрезвычайно огромный авторитет. К его увещеваниям прислушивались и миряне, и иереи, и епископы. Экзарх Северной Африки нередко советовался с ним по различным вопросам религиозной тематики.

В 645 году состоялся известный диспут святого Максима с Пиром. Пир был публично разоблачён и повержен, после чего осознал и признал свою неправоту, вступил в общение с Православной Церковью.

В 646 году Максим Исповедник вновь оказался в Риме, и вновь на острие борьбы с ересью.

Папа Феодор находился с Максимом в доверительных отношениях. Однажды Максиму пришлось заступаться за главу Римской Церкви, сглаживая допущенное им неосторожное высказывание по поводу исхождения Святого Духа и от Сына. Тогда Максим нашёлся сказать, что поскольку папа Феодор признаёт Единое Начало в Пресвятой Троице исключительно за Отцом, постольку не следует воспринимать его выражение как злохудожное. Это заступничество вызвало в адрес Максима немало критических возгласов со стороны греческих богословов.

Хорошо складывались отношения преподобного Максима и с преемником Феодора, папой Мартином. Папа Мартин, как и Максим Исповедник, старался использовать каждую возможность, всё свое влияние для противодействия распространению монофелитства. С целью опровержения ереси он созвал Латеранский Собор. Существует предание, что одним из инициаторов Латеранского Собора был преподобный Максим (в числе подписей под петицией монахов к Собору его подпись фигурирует на одном из последних мест).

Исповеднический венец

Император Констант, прознав про работу и определения Латеранского Собора, воспламенился гневом и приказал доставить в Константинополь папу Римского Мартина и монаха Максима.

Преподобный Максим был арестован и отконвоирован в столицу Византии около 653 года, приблизительно в то же время, когда и святой Мартин. Последний был осужден и приговорен к ссылке в Крым, где и скончался под тяжестью наказания. Суд над Максимом имел место в 655 году. Заодно с ним судили и его преданного ученика, Анастасия.

Максиму инкриминировали довольно громкие, но по большей части абсурдные преступления. Помимо разжигания ненависти к государю в перечень обвинений вошло, например, что он чуть ли не в одиночку сдал сарацинам Египет и Африку, соучаствовал в бунте совместно с экзархом Северной Африки. Но Максим опроверг клевету.

Коснулись и богословской тематики. На обвинения в распространении запрещённого учения преподобный дал развернутый, хорошо аргументированный ответ. Но, увы, правда человеческая далеко не всегда согласуется с Правдой Божьей. После суда Максима отправили в ссылку в Визию (территория Фракии). Здесь он остался без средств к существованию, терпел унижения и лишения.

Между тем вскоре императорский двор предпринял попытку к восстановлению отношений с Максимом: искали возможность дать императору и епископам-еретикам шанс «доказать» свою правоту.

С этой целью к святому страдальцу явилось посольство во главе с епископом Феодосием. Во время состоявшейся по этому случаю беседы преподобный не только не изменил убеждений, но и уверил прибывших в необходимости анафематствовать ересеначальников. Пораженные твёрдостью Максима, послы заколебались, а затем под давлением неоспоримых свидетельств вынуждены были признать за ним правоту. Покидая Максима, они уже не питали к нему чувства вражды.

Через восемь дней один из послов, консул Павел, возвратился к Максиму. Согласно распоряжению императора, Максима надлежало препроводить с великою честью в обитель святого Феодора (по разным данным, эта обитель располагалась или в Регии, или в Константинополе), что и было исполнено.

Здесь преподобного посетили два императорских посланника, патрикии Епифаний и Троил, и разъяснили Максиму, что из-за его упорства многие верующие не желают вступать в единение с ними (монофелитами). Выразив требование признать отвергнутое им учение об одной воле во Христе, пообещали, что в случае согласия его ожидают великие почести.

Несмотря на очевидную угрозу, пусть даже и слегка заретушированную, Максим вновь подтвердил свою решимость сражаться до конца. Тогда, обуянные вспышкой животной ярости, патрикии бросились на святого и стали его избивать. Лишь вмешательство присутствовавшего при этой расправе епископа Феодосия, умерило их пыл.

После очередных неудачных попыток привести Максима к удобному для власти компромиссу, его опять отправили в ссылку: снова во Фракию, но на этот раз в Перверис.

В 658 году последнюю попытку призвать Максима к «смирению» предпринял Патриарх Петр. Для этого он направил к нему своих представителей. В формате беседы Максиму было указано, что в случае отказа его ожидает анафематствование и смертная казнь, но он был непреклонен.

В 662 году состоялось очередное судилище. Максима Исповедника подвергли жестокому бичеванию, отрезали язык, отсекли правую руку, вывели на площадь и стали водить по ней, словно злодея, крича и насмехаясь.

После этого надругательства, Максима отправили в ссылку. Когда достигли территории Грузии, страдальца раздели и отобрали у него последнее имущество. Затем его заточили в крепости Схимари.

Незадолго до смерти Максим Исповедник удостоился видения, в котором ему было открыто, что он предстанет пред Богом 13 августа. Так и произошло: 13 августа истинный воин Христов преставился и отошёл в Царство Небесное.

Творческое наследие

Как церковный писатель, преподобный Максим Исповедник известен широкому читателю в первую очередь своими христологическими сочинениями. Между тем, спектр раскрытых его творчеством богословских вопросов значительно пространней.

К числу наиболее популярных произведений относятся: Амбигвы к Иоанну (о трудностях) 1-30, О различных трудных местах (апориях), Амбигвы к Фоме (о различных недоумениях у святых Дионисия и Григория), Вопросы и недоумения, Вопросоответы к Фалассию, Главы о богословии и домостроительстве воплощения Сына Божия, Мистагогия, К Феопемпту схоластику, Послание о существе и ипостаси, Толкование на молитву Господню, Толкование на 59 псалом, Четыре сотни глав о любви, Слово о душе, Письма и др.

Тропарь преподобному Максиму Исповеднику, глас 8

Православия наставниче, / благочестия учителю и чистоты, / вселенныя светильниче, / монашествующих Богодухновенное удобрение, / Максиме премудре, / ученьми твоими вся просветил еси, / цевнице духовная, // моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак преподобному Максиму Исповеднику, глас 6

Свет Трисиянный, всельшийся в душу твою, / сосуд избран показа тя, всеблаженне, / являюща Божественная концем, / неудобопостижных разумений ты сказуяй, блаженне, / и Троицу всем, Максиме, возпроповедуяй ясно, // Пресущную, Безначальную.

Ин кондак преподобному Максиму Исповеднику, глас 8

Троицы рачителя и великаго Максима, / научающа ясно вере Божественней, / еже славити Христа, во дву естествах, волях же и действах суща, / в песнех достойных, вернии, почтим, взывающе:// радуйся, проповедниче веры.

Преподобный Максим Исповедник

Пе́снь 1

Ирмо́с: Пои́м Го́сподеви, прове́дшему лю́ди Своя́ сквозе́ Чермно́е мо́ре, я́ко Еди́н сла́вно просла́вися.

Припев: Преподо́бне о́тче Макси́ме, моли́ Бо́га о на́с.

Всю́ мне́ богодухнове́нную от медото́чнаго и сла́дкаго твоего́ иска́пай язы́ка, боже́ственный Макси́ме, благода́ть Ду́ха.

Огнь горя́щь яви́лся еси́ на е́реси, блаже́нне: я́ко бо тро́стие, сия́ изнури́л еси́ ре́вностию Ду́ха.

Безслове́сное предложи́ся от злочести́вейшаго произволе́ния единово́льное уче́ние, словесы́ же твои́ми, о́тче, обличи́ся.

Богоро́дичен: Ве́сь жела́ние, из утро́бы Твоея́, Богоневе́сто, благоизво́ливый роди́тися, и Сла́дость е́сть, и Све́т незаходи́мый.

Пе́снь 3

Ирмо́с: Ты́ еси́ утвержде́ние притека́ющих к Тебе́, Го́споди, Ты́ еси́ све́т омраче́нных, и пое́т Тя́ ду́х мо́й.

Велича́йший Макси́м, благочести́выя Христо́вы ве́ры всеи́стинно пропове́дник же и му́ченик показа́ся кро́вию.

Макси́ме блаже́нне, ты́ поще́нием бы́л еси́ боголе́пное любому́дрия и чи́стое жили́ще.

Излия́ язы́к тво́й реку́ Христо́вых уче́ний благоче́стне, Макси́ме всеблаже́нне, прему́дрости пита́тель.

Богоро́дичен: Да стезю́, Влады́ко, ко святы́ни веду́щую, пока́жеши на́м, во утро́бу всесвяту́ю всели́лся еси́.

Конда́к, гла́с 8

Тро́ицы рачи́теля и вели́каго Макси́ма, науча́юща я́сно ве́ре Боже́ственней, е́же сла́вити Христа́, во дву́ естества́х, во́лях же и де́йствах су́ща, в пе́снех досто́йных, ве́рнии, почти́м, взыва́юще: ра́дуйся, пропове́дниче ве́ры.

Седа́лен, гла́с 5

Гоне́ния претерпе́в за ве́ру, отгна́л еси́, о́тче, вся́ку е́ресь, отсе́чен же с руко́ю язы́к, Макси́ме, испове́дания благоле́пный от руки́ Творца́ прия́л еси́ вене́ц, блаже́нне. Его́же ны́не непреста́нно моли́ поми́ловатися душа́м на́шим.

Богоро́дичен: По Бо́зе в Тво́й, Богоро́дице, прибе́г смире́нный покро́в боже́ственный, припа́дая, молю́ся: поми́луй, Пречи́стая, я́ко превзыдо́ша главу́ мою́ греси́, и бою́ся, Влады́чице, му́к, и трепе́щу. Моле́ние сотвори́, Чи́стая, к Сы́ну Твоему́ от си́х изба́вити мя́.

Крестобогоро́дичен: Из Безнача́льнаго Отца́ рожде́ннаго, напосле́док Тя́ пло́тию Ро́ждшая, на Кресте́ ви́сяща зря́щи, Христе́, — увы́ Мне́, любе́знейший Иису́се! — вопия́ше, — ка́ко сла́вимый я́ко Бо́г от а́нгел, от беззако́нных ны́не челове́ков, Сы́не, хотя́, распина́ешися? Пою́ Тя́, Долготерпели́ве.

Пе́снь 4

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

Земноро́дных тя́ почита́ют, и небе́сных чи́ни чудя́тся, любо́вию бо му́дрости показа́лся еси́, о́тче, я́ко безпло́тен.

Су́ров у́бо мучи́тель, но терпе́ние твое́ непрекло́нно, те́м ты́ у́бо ублажи́лся еси́, вселука́вый же изве́ржеся.

Состра́ждет тебе́, Макси́ме, ученико́в дво́ица преблаже́нная, твои́м страда́нием приобщи́вшеся, те́мже и по́честей ра́вно получи́ша.

Тече́нием твоея́ кро́ве напая́ема, Це́рковь Христо́ва прозяба́ет оте́ческаго преда́ния Боже́ственное се́мя твои́м уче́нием, преподо́бне.

Богоро́дичен: Изба́вльшеся Рождество́м Твои́м грехо́внаго до́лга, Всенепоро́чная, ра́достное пе́ние возсыла́ем Тебе́, Богоневе́сто.

Пе́снь 5

Ирмо́с: У́тренююще, вопие́м Ти́: Го́споди, спаси́ ны, Ты́ бо еси́ Бо́г на́ш, ра́зве Тебе́, ино́го не ве́мы.

Ра́зум земноро́дных собра́в и небе́сных, впра́вду филосо́ф имену́ется Макси́м.

Прему́дрости безме́рным жела́нием Христа́ твоего́ подо́бник изря́днейший яви́лся еси́, сла́вный Макси́ме.

Гне́вом изгна́н бы́л еси́ мучи́теля, обре́л же еси́, блаже́нне, Иису́са утеше́ние.

Богоро́дичен: Тя́ Богоро́дицу неве́дущии, Богома́ти, Све́та да не у́зрят, ро́ждшагося из Тебе́, Пречи́стая.

Пе́снь 6

Ирмо́с: Ри́зу мне́ пода́ждь све́тлу, одея́йся све́том, я́ко ри́зою, многоми́лостиве Христе́ Бо́же на́ш.

Непреста́нно прино́сиши Бо́гу, богому́дре, мольбу́, душе́вных же и теле́сных страсте́й и тле́ния мя́ изба́вити.

Изсуши́ся ересе́й исто́чник му́тный ве́сь, сла́вне Макси́ме, загражда́емь шу́мом язы́ка твоего́.

Очи́сти мя́, Еди́не Бла́же, и исто́чник благода́ти, Христе́, се́рдцу моему́ Твоего́ преподо́бнаго моли́твами источи́.

Богоро́дичен: Красне́йший па́че все́х челове́к Сы́н Тво́й, Всечи́стая, добро́тою Божества́, а́ще и пло́ть на́с ра́ди бы́сть.

Конда́к, гла́с 6

Све́т Трисия́нный, все́льшийся в ду́шу твою́, сосу́д избра́н показа́ тя, всеблаже́нне, явля́юща Боже́ственная конце́м, неудобопости́жных разуме́ний ты́ сказу́яй, блаже́нне, и Тро́ицу все́м, Макси́ме, возпропове́дуяй я́сно, Пресу́щную, Безнача́льную.

И́кос:

Подража́тель яви́вся Спа́совых страсте́й и Того́ в души́ твое́й име́я, всеблаже́нне, восхожде́ния в се́рдцы твое́м возложи́л еси́, пребога́те. То́й же тебе́ подаде́ благода́ть с небесе́, сопроти́вил бо ся еси́ мучи́телем, му́дре, му́жески, Безнача́льную, и Боже́ственную, и Единосу́щную Тро́ицу пропове́дуя и облича́я злосла́вныя и богобо́рныя. Безчи́сленныя претерпе́л еси́ напа́сти, всехва́льне, язы́ка отре́зание богосло́внаго, преподо́бне, и твоея́ руки́ вку́пе. Не преста́л же еси́ ты́, со дерзнове́нием глаго́ля и утвержда́я ве́рныя боже́ственными твои́ми уче́нии, Тро́ицу все́м лю́дем пропове́дуя я́сно, Пресу́щную, Безнача́льную.

Пе́снь 7

Ирмо́с: От Иуде́и доше́дше, о́троцы, в Вавило́не иногда́, ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Еди́но естество́ Тро́ицы, еди́но хоте́ние ре́кл еси́, еди́но де́йство, Бо́га же, вопло́щшагося во двою́ естеству́, хоте́нию же и де́йству пропове́дал еси́. Отце́в на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Не во́ли две́ разделя́емыя ра́зума проти́вностию, ка́чеством же па́че пропове́дал еси́, о́тче, есте́ственным ра́знствующия. Отце́в на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Сто́лп правосла́вия боже́ственная твоя́ словеса́, о́тче, держа́ще, Еди́наго от Тро́ицы во дву́х существа́х и во́лях почита́ем. Отце́в на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Ю́наго нося́щи Младе́нца, пре́жде все́х веко́в Бо́га, Всенепоро́чная, из Тебе́ вопло́щшагося, не преста́й моля́щи спасти́ пою́щия: отце́в на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Пе́снь 8

Ирмо́с: Победи́тели мучи́теля и пла́мене благода́тию Твое́ю бы́вше, за́поведем Твои́м зело́ прилежа́ще, о́троцы вопия́ху: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Весьма́ возлюби́в Превозлюби́вшаго ро́д челове́ческий, кре́ст Тво́й взя́л еси́ и Тому́, блаже́нне, сраспя́лся еси́, — благослови́те, — поя́, — дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Устрани́вся вся́кия сла́сти, блаже́нне, смертоно́сныя, тебе́ соде́лал еси́ всего́ нескве́рно зерца́ло боже́ственное, поя́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Живоно́сну зарю́ от Еди́наго Божества́ Триипоста́снаго прие́м, яви́лся еси́ су́щим во тме́ со́лнце заблу́ждшим, — благослови́те, — поя́, — вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богоро́дичен: Жи́зни Тя́ Ма́терь и Бо́га Роди́тельницу позна́вше, правосла́вною ве́рою вси́ блажи́м, Богороди́тельнице, благосло́вяще ку́пно Рождество́ Твое́, Чи́стая, и превознося́ще во ве́ки.

Пе́снь 9

Ирмо́с: Проявле́нное на горе́ законополо́жнику во огни́ и купине́, Рождество́ Присноде́вы, в на́ше ве́рных спасе́ние, пе́сньми немо́лчными велича́ем.

Еще́ твоя́, я́ко А́велева, кро́вь и во ве́ки богодохнове́нныя догма́ты гла́сом я́сным Христо́ве Це́ркви пропове́дует, Макси́ме всеблаже́нне и превели́кий.

Отсече́ся рука́, пи́шет же боже́ственным пе́рстом, я́ко тро́стию и черни́лом, отре́занным язы́ком и твое́ю кро́вию честно́ю ве́ру в сердца́х правосла́вную.

Ста́л еси́ пред престо́лом Боже́ственным с му́ченики, и́хже ре́вности и ве́ры приобщи́лся еси́, о́тче, и на́с усво́й Влады́це и твоя́ подража́тели соде́лай.

Богоро́дичен: Ты́ еси́, Богоро́дице, ору́жие на́ше и стена́, Ты́ еси́ заступле́ние к Тебе́ прибега́ющих, Тя́ и ны́не на моли́тву предлага́ем, да изба́вимся от враго́в на́ших.

Свети́лен

Труба́ яви́лся еси́ прему́дрости, благогла́сным язы́ком твои́м проти́вных ужаса́я полки́, Макси́ме, све́т мона́шествующих, те́мже, твои́ми пита́ющеся словесы́, ра́зум познава́ем су́щих.

Богоро́дичен: Све́т мы́сленнаго весе́лия возсия́ла еси́ в ми́ре, Богороди́тельнице Де́во, Изба́вителя и Влады́ку, те́мже помоли́ся души́ моея́ зе́ницы просвети́ти све́том све́тлости Боже́ственныя.

Максим Исповедник. Творения

«Были времена, которые лучше бы не повторились. Зима. Утро перед зарей, когда все разъедено злом. Не ничто, не тленностью, не бесмыслицой, а именно Злом. И потом, посередине этого чтения, здесь, но по-другому, откроется мир, проинизанный энергией Воскресшего, ликом Галилеянина, мистически возлюбившего Божественный Смысл. Непреходящесть, которая пусть останется, обнимая Начало и Конец. Присутствие Приходящего, Доброго. Ipsa philosophia Christus: Христос — это сама Философия. Дарованное знание, которое объясняет и которое необъяснимо. Непосредственно. По Сыну и исходящему от Него Свету.» — писал о своем опыте чтения преп. Максима Исповедника замечательный современный философ Горазд Коциянчич.

Максим Исповедник не создавал системы, писал эскизно, отрывочно — как пишет Флоровский: «его система имеет скорее музыкальный, чем архитектурный строй. Это скорее симфония, чем система, — симфония духовного опыта».

В Предание он вошёл прежде всего своей аскетикой – глубокой философской проработкой мистического опыта Церкви, пути человека к Богу, его преображения, великой философией любви и экстаза, в котором Бог познаётся в своей Тайне. Развивал халкидонскую христологию в противостоянии монофелитам. Христос воспринял полноту человеческой природы, в том числе и волю, во Христе эта человеческая воля полностью послушна Божественной, Бог не насилует человека, Христос как человек свобдно послушен Отцу: такова задача и для человека — привести свою волю в гармонию с Божественной.

Попутно философ-исповедник высказал нетривиальные антропологические идеи: в человеке две воли: тяга природы к тому или иному и «гномическая» воля — выбор, совершаемый личностью. Вообще, Максим Исповедник, сделал как никто много для тематизации христианского видения человека: человек свободное сущесто, драма мира — драма свободы, по свободе человек уходит от Бога и по свободе возвращается: аскетический подвиг (подвижничество, движение) — есть вольный путь человека, уврачевание воли, переориентация воли. С этим связано учение Максима Исповедника о зле: зло — (всегда) нечто благое по природе, но неблаго существующее, зло в воле, а не в «вещах» (т. е. собственно нигде). Так страсти — сами по себе непорочны (они благие способности, стремления природы), греховными их делают извращение воли.

Из этой аскетики и антропологии Максим Исповедник разворачивает грандиозную историософию и эсхатологию: грехопадение раскололо мир, Христос в себе его соединил, Эсхатон — точка, где дело Христа распространится на всё творение — воссоединятся мужское и женское, горнее и дольнее, дух, душа и тело, человек вернется к себе. Максим Исповедник – завершитель православной космологии – он описал мир как подвижную, стройную систему тварных реальностей, получающих бытиё от «логосов» — Божьих мыслей — волений: мир суть Откровение, символический текст, говорящий о своём Авторе.

Надо ещё сказать, что Максим сыграл решающую роль в рецепции Церковью важных христианских мыслителей, которые в своей философии перешагнули (или так казалось) границы ортодоксии: Оригена, Григория Нисского, Дионисия Псевдо-Ареопагита. Тем самым Максим Исповедник выполнил одну из главных задач этих мыслителей — христиански переосмыслил античную философию, создал христианскую философию — любовь к истине, т. е. к Христу.

Творения преподобного Максима Исповедника — богословие

Одиннадцативековая история державы ромеев поражает какой-то своей законченной целостностью и внутренней органичностью. Подобный «парадокс Византии» породил среди исследователей целую научную дискуссию по проблеме «континуитета» и «дисконтинуитета» в византийской истории. Как обычно, на сей счет высказывались крайние точки зрения, и истина (опять же, как обычно) обретается, скорее всего, посередине их. Однако думается, что момент преемственности в большей степени, чем момент «разрыва» и «прерывности», является доминирующим началом в этой истории. Уже один факт органичного «вырастания» Византии из Римской империи, заставляющий ученых по-разному датировать исходный пункт истории державы ромеев, говорит в пользу этого.

 

Тем не менее не следует забывать, что в основе данного факта лежит другой, внешне менее заметный, ибо он произошел в сфере Духа, запечатлевающего Собой эмпирическую историю, — факт разрыва с языческим прошлым. Языческая держава римлян превратилась в христианскую империю. Поскольку процесс христианизации затянулся на несколько столетий, был чрезвычайно сложным и мучительным, то духовный смысл этого важнейшего события во многом ускользает от нас, скованных дебелостью греховной плоти. Очи телесного ума нашего зрят лишь явления земной истории, да и то весьма смутно, а духовные события священной истории Домостроительства Божия, накладывающиеся на земную ткань явлений, определяющие ее и сочетающие ее с вневременным и вечным бытием, как правило, с трудом поддаются нашему восприятию.

 

Творения преподобного Максима Исповедника

В 2-х томах, 1993-94 гг. 

ПСТГУ

Серия «Святотческое наследие»

 

Творения преподобного Максима Исповедника — Книга I — Богословские и аскетические трактаты

Из-во «Мартис», 1993 г.

Перевод, вступительная статья и комментарии А. И. СИДОРОВА

 

Творения преподобного Максима Исповедника — Книга I — Богословские и аскетические трактаты — Содержание

  • Сидоров А. И. Преподобный максим исповедник: эпоха, жизнь, творчество

  • Слово о подвижнической жизни

  • Главы о любви

  • Послание к Иоанну Кувикуларию о любви

  • Мистагогия

  • Толкование на молитву Господню

  • К Феопемпту Схоластику

  • Толкование на 59 псалом

  • Главы о богословии и о домостроительстве воплощения Сына  Божия

  • Различные богословские и домостроительные главы

  • Десять глав о добродетели и пороке

Комментарии

Указатель цитат из священного Писания

 

Творения преподобного Максима Исповедника — Книга I — Богословские и аскетические трактаты — Введение

 

В упомянутой истории Домостроительства Божия (центральной осью которой является Воплощение Бога Слова — Рождество Христово) событие превращения языческой империи в христианскую державу имеет первостепенное значение. Его можно сравнить, пожалуй, с моментом избрания ветхого Израиля в качестве «народа Божия» или с фактом крещения Руси.

 

Именно христианство, а точнее говоря Православие, и стало главным определяющим фактором единства и цельности державы ромеев, будучи «основной стихией народной жизни в Византии, ее глубочайшим, самым чутким жизненным нервом»[1]. Православная вера и являлась тем цементирующим духовным составом, который накрепко связал воедино телесные части византийского общества, придал им внутреннюю соразмерность и устойчивость. Православие проникло во все поры его, наложило свой неизгладимый отпечаток на государственную жизнь Византии, ее законодательство и быт, оформило всю ее культуру.

 

И даже сама гибель Византии как бы венчает торжествующим аккордом удивительную тысячелетнюю симфонию ее: Византия предпочла скорее остаться верной Православию, чем купить себе несколько столетий призрачного телесного существования ценой измены ему, ценой унии с католичеством, которая была бы равнозначна духовному самоубийству державы ромеев. Именно поэтому, умерев телесно, Византия нетленными письменами запечатлела себя на небесной хартии Домостроительства Божия о нас, заполнив одну из самых ярких и впечатляющих страниц священной истории, сопрягающей в себе земное с вечным. Эта верность Православию позволила Византии оставить и в земной истории свою преемницу — святую Русь, которая (какие бы разноречивые суждения ни высказывались на сей счет) является несомненной и прямой наследницей державы ромеев[2].

 

Однако, улавливая в свете Божественного Промысла духовный смысл исторического бытия Византии, было бы глубоко ошибочным идеализировать его. «Дух» и «буква» истории совсем не тождественны, а часто даже встают, как кажется, во внешнее противоречие друг с другом. Священная история определяет земную историю, но последняя началась, собственно говоря, с грехопадения, и грех, даже после того, как Спаситель на Кресте попрал смерть, имеет мощную инерцию и оказывает сильнейшее сопротивление Промыслу Божиему. Это можно наблюдать как в жизни отдельного человека, так и в жизни целых народов. Перефразируя известные слова св. Апостола Павла (Рим. 5,20), дерзнем сказать, что там, где преизобилует благодать, усиливается натиск греха на благодать. Поэтому земная история, рассматриваемая с точки зрения священной истории, представляется как постоянная «духовная брань».

 

Особенно явственно она ощущается в истории иудеев — ветхозаветного народа Божия, некогда избранного Богом и не смогшего (в основной своей массе) подтвердите свое богонзбранничество подвигом веры, и в истории русского народа-богоносца, носящего Бога в себе, но не всегда оказывающегося на высоте призвания своего, а порой падающего в темные и беспросветные глубины богоборчества и богоостав-леиности, готового иногда, наподобие древних иудеев, кричать: «Распни Его», а затем потоками собственной крови смывающего свой грех. История державы ромеев также является ярким примером подобной «духовной брани», которая скрывается под плотяниым покровом земных событий ее. И, конечно, в первую очередь она определяет течение и ход истории византийской Церкви. Не ставя перед собой широких задач охвата всей этой истории, обратимся только к одной странице ее и наметим основные этапы развития моиофелитских споров, без понимания которых невозможно понимание личности и миросозерцания прей. Максима Исповедника.

 


[1]См.: Диль Ш. Основные проблемы византийской истории. М., 1947, с. 61.

[2]См.: Meyendorff J. Byzantium and the Rise of Russia. Cambridge, 1981, p. 261—278.

Из-во «Мартис», 1994 г.

Творения преподобного Максима Исповедника — Книга II — Вопросоответы к Фалассию — Содержание

СИДОРОВ А. И. Монументальное творение преподобного

Максима Исповедника              

ЕПИФАНОВИЧ С. Л. Предисловие

Максима монаха пролог к помещенным на полях схолиям

Максима монаха к Фалассию, благочестивейшему пресвитеру и игумену о различных затруднительных местах священного писания…           

Вопросы I — LV

КОММЕНТАРИИ

УКАЗАТЕЛЬ ЦИТАТ ИЗ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

 

Творения преподобного Максима Исповедника — Книга II — Вопросоответы к Фалассию — Предисловие

Известное под сокращённым названием «Вопросоответов к Фалассию» — огромное сочинение преп. Максима, занимающее первое место в издании его творений, в хронологическом отношении является одним из позднейших его произведений, почти что подведением итогов его подвижнической жизни. Ранее этого сочинения написано было другое весьма содержательное и лишь немного уступающее ему по объему сочинение Ambigua, «Изъяснение трудных мест в словах св. Григория Богослова».

 

Ранее его также, по-видимому, написаны «Истолкование молитвы Господней» и «Мистагогия» (толкование на литургию), примыкающие по общему своему характеру к Ambigua. Не говорим уже о «Слове подвижническом» и «Главах о любви», которые в виду их сравнительно примитивного характера можно считать самыми ранними произведениями св. отца и с которых собственно лучше всего было бы начинать изучение и чтение преп. Максима, чтобы под его собственным руководством войти в содержание его глубокомысленных созерцаний. Как сравнительно поздно написанное сочинение, рассчитанное притом на читателей, знакомых с предшествующими сочинениями преп. Максима, «Вопросоответы к Фалассию» могут на первых порах представить немало затруднений для начинающего читателя, незнакомого, например, с учением св. отца о практической философий (деятельно любомудрии), т. е. подвижнической жизни, — о чем можно составить себе представление по «Слову подвижническому» и «Главам о любви», — или с учением о «естественном (духовном) созерцании» бытия и заключенных в нем идей и пр., — о чем подробно говорится в Ambigua.

 

Но при достаточной углубленности все же и подобного рода трудности могут отпасть сами собою. Вообще же говоря, начать чтение преп. Максима с «Вопросоответов» интересно в том отношении, что это сочинение, как завершительное в ряду мистико-созерцательных творений преп. отца, знакомит с высшими плодами его духовной жизни и потому заслуживает особенного внимания. Не даром и сам преп. Максим/уделил ему исключительное внимание, о чем красноречиво говорят и размеры сочинения, — это самое большое из вcex творений св. отца, — и приложенные к нему самим автором схолии.  

 

Преподобный Максим Исповедник — Полное собрание творений

Издательство: Мартис, 1993 г.

 

    Амбигвы к Иоанну

    Амбигвы к Фоме
    Беседа о покаянии
    Вопросоответы к Фалассию
    Главы о богословии и о домостроительстве воплощения Сына Божия
    Главы о любви
    Десять глав о добродетеле и пороке
    Диспут с Пирром
    К Ионну Кубикуларию
    К Феопемпту слоластику
    Комментарии прп. Максима Исповедника на книгу святого Дионисия Ареопагита «О таинственном богословии»
    Мистагогия
    Панайотис К. Христу — О бесконечности человека
    Письмо 10 Иоанну Кубикуларию
    Письмо Иоанну постельничему о печали по Боге
    Послание XV к Косьме, диакону из Александрии
    Послание к Фоме
    Различные богословские и домостроительные главы
    Слово о подвижнической жизни
    Старец и ученик
    Толкование на молитву Господню
    Толкование на псалом 59
    Умозрительные и деятельные главы выбранные из семисот глав Греческого Добротолюбия

 

 

жития мучеников и иконы, о чем просят и тексты молитв

В историю христианства вписано несколько святых с именем Максим, принявших муки во имя Господа Бога и Православной церкви. Священномученики покровительствуют верующим, нареченным в их честь, помогают страждущим и обращающимся к ним людям в решении мирских проблем. Некоторых мучеников канонизировали в лик преподобных за большой вклад в становление, развитие и распространение в народных массах учения Христа.

Краткие сведения про святых Максимов

Большинство святых мучеников, носящих имя Максим, боролись за христианскую веру в тяжелые времена. Верующие подвергались массовым гонениям. Последователей Христа арестовывали, пытали и прилюдно казнили варварскими способами. Благодаря прижизненным деяниям святых христианство пришло на смену идолопоклонничеству и язычеству, а также устояло перед еретическими течениями.

Даже после смерти праведники, которых часто просят о заступничестве перед Господом, не перестают помогать молящимся. Особым почтением среди верующих пользуются несколько святых, лики которых отражены и в иконописном искусстве.

Максим Исповедник

В 580 году в почитаемом знатном семействе, проживающем в Константинополе, родился мальчик, которому дали имя Максим. Малыш рос смышленым, с ранних лет проявлял способности к наукам, особенно к философии. Повзрослев, юноша получил хорошее образование.

Выдающиеся умственные способности, философский склад ума и свойственная христианину благодетель были замечены императором Ираклием. В возрасте 30 лет Максим стал первым секретарем правителя. Он имел почет, богатство и власть в сочетании с природной скромностью и сдержанностью.

Мирские блага ничего не значили для него. Три года службы в императорском дворце молодой философ жил мечтой посвятить свое существование духовной жизни.

Будущий святой оставил знатную должность и принял монашеский постриг в стенах обители Богородицы близ Константинополя. Максим посвятил жизнь служению Господу, день за днем постигая новые грани беспристрастия, созерцания, познания благодаря укреплению веры в аскезе и молитве.

Выдержав десятилетие безмолвия, он, вместе с верным последователем, покинул стены обители и обосновался в небольшом монастыре в Кизике, названном в честь святого Георгия. В уединенной обители Максим составлял трактаты, посвященные молитвенному слову, противостоянию страстям и милосердию.

Через 3 года, во время нашествия персидской армии монахам пришлось оставить монастырь. Несколько лет праведник провел в скитаниях. Оказавшись на Крите, Максим вступил в противостояние с еретиками-монофизитами. Позже проповедник учения Христа обосновался в Карфагене, где стал духовным учеником святителя Софрония. Все это время монах писал сложные философские трактаты о литургии и Священном Писании.

Максим оставил монашеское уединение ради борьбы с культивируемым властью монофелитством. После кончины духовного отца он стал первым проповедником православия, на которого были обращены взоры других верующих.

С 641 года начались особо тяжелые времена для христиан. На трон взошел последователь монофелитства Констант II и начал преследовать православных христиан, в особенности Максима и его сподвижников. Спустя 8 лет на Латеранском соборе в Риме монофелитство предали анафеме, в чем была большая заслуга Максима Исповедника.

Разъяренный император бросил проповедника в темницу. Его подвергали страшным пыткам, после которых он не мог ни писать, ни говорить, но Господь не оставил своего слугу и вернул ему дар речи и письма. Святой предсказал дату собственной смерти и ушел из земной жизни 13 августа в возрасте 82 лет.

Максим Грек

Выходец из знатного семейного рода Триволис, Максим Грек, жил в XV веке. При рождении мальчика назвали Михаил. Родители дали сыну хорошее европейское образование. В годы юности Михаил много путешествовал и постигал разные науки, но вскоре понял, что его истинное предназначение состоит в познании учения Христа.

Михаил принял монашеский постриг на Афоне и был наречен в честь Максима Исповедника. В монашестве инок продолжал учиться, особенно рьяно изучая православные греческие рукописи. Образованного и глубоко верующего монаха послали в Московию с миссионерской целью становления православия и просвещения христиан.

Максим, получивший на Руси прозвище Грек, переводил христианские греческие тексты и богослужебные книги на латынь, а русские дипломаты – с латинского на славянский язык, писал собственные трактаты. Закончив работу через год, монаху пришлось править тексты, которые в итоге отличались от оригинала.

Вскоре Максим попал в немилость великого князя, который приказал насильно постричь бездетную жену в монахини, решив привести новую избранницу. Поведение князя противоречило православным законам, о чем Максим высказывался в узком кругу. Серия доносов на Грека, общение с турецким послом и отказ в переводе исторической церковной книги стали началом дела против монаха. На Соборе Грека обвинили в ереси и заточили в монастырь с условием жесткого содержания.

Через 6 лет Максиму выдвинули новое обвинение в порче церковных книг и определили в Тверскую монашескую обитель, где он провел 20 лет, после чего запреты были сняты. Остаток жизни Грек провел в Троице-Сергиевой Лавре, переводя Псалтыри. Максима Грека причислили к лику святых лишь в 1988 году.

Максим Антиохийский мученик

Максим Антиохийский служил воином в императорских войсках на почетной должности телохранителя правителя. Трон в тот период принадлежал Юлиану Отступнику. Во время пребывания в Антиохии Юлиан со своим войском осквернил христианский рынок идоложертвенной кровью, обрызгивая ею все продукты и блюда.

Максим и его соратник Иувентин во время вечернего пиршества воинов осудили поступок правителя, назвав его беззаконным и отступническим, а императора – несправедливым и злейшим. Слова воинов передали Юлиану. При допросе мученики повторили свои слова в лицо императору.

Юлиан был вне себя от ярости, приказал наказать подданных. После жестокого избиения святых воинов бросили в темницу, а ночью император послал палача убить их.

Максим Кавсокаливит Афонский

Максим Кавсокаливит был рожден в благочестивой семье. Родители долго вымаливали у Бога дитя и воспитывали сына, обучая по христианским книгам. С отроческих мальчик лет рос в стенах православного храма, а в 16 лет, когда родители хотели женить сына, принял монашеский постриг.

Его духовным отцом стал известный в Македонии старец Марк, после кончины которого святой подвизался на строгое монашество. Он прибыл в Константинополь, где обосновался при храме Пресвятой Богородицы, много молился, и вел себя как юродивый.

Позже у Максима, пребывающего уже при Лавре на Афоне, было видение Божией Матери. Когда он поведал об увиденном, ему не поверили. Юродивый вел отшельническую жизнь в лишениях, одиночестве и скитаниях. Он жил в шалашах из травы (каливах), сжигал свои пристанища, за что был прозван Кавсокаливит.

Преподобный Григорий Синаит называл святого ангелом, просил его оставить юродство и передать духовный опыт людям. Тогда Максим поселился в пещере, где его посещали императоры, удивляясь, насколько точно сбываются произнесенные им пророчества. Есть также свидельства о том, как преподобный Максим приподнимался на землей и перемещался по воздуху с места на место.

Святой оставил свою пещеру лишь перед кончиной, прожив в мирском служении Господу 95 лет.

Иконография святых покровителей

Лики святых отражены в иконописи. Верующие, молящиеся перед изображением небесного покровителя, будут с большей вероятностью услышаны, поскольку обращаются напрямую к заступнику.

Икона преподобного Максима Исповедника почитается православными христианами. Традиционно праведника изображают в образе старца с мудрым, благочестивым и беспристрастным ликом. Святой облачен в монашеское одеяние, а в руках держит свиток Святого Писания, обращенный текстом к людям, как знак трактовки и донесения православия народу.

Перед иконой Исповедника молятся:

  • о попечительстве святого над теми, кто стремится узнать и понять слово Божие;
  • о вразумлении близких, сошедших с пути праведного;
  • о приобщении к вере еще не пришедших к Господу.

Максим Грек изображен на иконах в греческом монашеском одеянии. Традиционно лик святого отличает большая, пышная борода. В руках Грека – свитки святого писания или книги. Святому молятся об исцелении болезней, избавлении от депрессии, стойкости веры и духа.

Святой воин-мученик Максим Антиохийский изображен на иконе в одеянии воина, безвременно убиенного в молодом возрасте. Золотой фон и нимб говорят о святости и Божественности. В одной руке мученика меч, копье или крест, в другой – щит, свидетельствующие о прижизненном звании святого, благих намерениях и деяниях по защите христиан.

Максима Кавсокаливита иконописцы изображают старцем, облаченным в монашеское одеяние, с раскинутыми руками и обращенными к людям ладонями, а также с развернутым свитком Святого Писания в руках или с крестом.

Памятные даты в православии

В памятные даты верующие чтят святых, вспоминают и прославляют их жертву и подвиги.

Святой Максим Дни памяти
Исповедник 3 февраля, 26 августа
Максим Грек 3 февраля, 4 июля, 19 июля
Антиохийский 18 сентября, 22 октября
Максим Кавсокаливит 26 января

Православные тексты

Молитва Максиму Исповеднику

Преподобне отче Максиме! Укрепи наше малодушие и утверди нас в вере, да несомненно уповаем получити вся благая от благосердия Владыки молитвами твоими. Испроси предстательством своим у Всемилостиваго Бога нашего мир Церкви Его, под знамением креста воинствующей, согласие в вере и единомудрие, суемудрия же и расколов истребление, утверждение во благих делех, больным исцеление, печальным утешение, обиженным заступление, бедствующим помощь.

Всем нам, с верою притекающим к тебе, помози предстательством твоим ко Господу, и всех нас управи в мире и покаянии скончати живот наш, Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва Максиму Греку

О, священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Максиме, не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых твоих и благоприятных молитвах к Богу. Помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих. Моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю, не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя.

Поминай нас недостойных у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу, ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва, аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши. Не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый.

Ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких, бесов воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

житие преподобного и о чем просят перед иконой, молитвы

Христианские святые отстаивали веру не только в борьбе с язычеством. Монах, ученый, богослов Максим, названный Исповедником, прославился как борец с ересями, искажающими христианское учение. Максим причислен к лику святых как преподобный и исповедник, он отстаивал идею диофелитства – присутствия двух воль у Христа. Его мысли легли в основу многих доктрин православия, а стойкость и мужество Исповедника – примеры служения истине и Господу.

Краткое жизнеописание

В историю церкви святой вошел как ученый-богослов, прославившийся мужеством и последовательностью в отстаивании основных догматов христианской веры. Максим боролся с желанием византийской власти объединить церковь и страну на основе ложной идеи монофелитства, которая являлась ересью, искажающей учение о Христе.

Происхождение

О детстве и юности святого известно немного. Максим родился в 580 году в богатой знатной семье. Место рождения неизвестно (Константинополь или Палестина). Максим с детства отличался тягой к знаниям, изучал риторику, историю, философию. Его ученость, успехи и знатность были так велики, что Исповедник становится секретарем византийского императора Ираклия.

Житие и служение Богу

Служба в канцелярии императора, интриги двора утомили Максима, в 630 году он оставил службу и переехал в Хрисополь, где постригся в монахи, а позже стал настоятелем монастыря. Игуменом Максим служил около 10 лет, добился глубокого уважения монахов, его чтили за смирение, доброту, готовность прийти на помощь.

После захвата Анатолии мусульманами начались гонения на христиан, они бежали в западную часть Африки. В 640 году Максим, по наставлению патриарха, переезжает в Карфаген.

Слава Исповедника как писателя и богослова началась в Африке. Местная христианская община и отцы церкви ценили Максима за святую жизнь, глубокие познания. Позже святой переезжает в Александрию, где продолжает богословские труды и служение церкви. Исповедника считали одним из духовных лидеров африканских христиан, советником правителя Григория.

В эти годы набирает силу идея монофелитства – опасная ересь, утверждающая только божественную природу Христа. Сторонники ереси считали, что Иисус был лишен человеческой сущности и воли, им правил только Божий Дух. Эта доктрина противоречила основам христианского учения, раскалывала церковь.

Ересь быстро захватывала головы церковных иерархов и простых христиан. От общины откалывались целые народы – греки, копты, выделяясь в собственные церкви. Указы патриарха, направленные на борьбу с ересью, игнорировались, сторонники монофелитства стояли во главе епархий Александрии, Антиохии. Новый император Византии отличался жестокостью, нетерпимостью, поддерживал ереси, выгодные для его власти.

Максим вступил в активную борьбу с опасной ересью. Он состоял в переписке с папой римским, императором, церковными иерархами, влиятельными людьми Византии. Основами его текстов были глубокие знания, молитвенный опыт и духовная работа. Исповедник доказывал двойственную природу воли Христа в богословских трудах и личных беседах с противниками. При встречах со сторонниками ереси ученый умел убедить собеседника в лживости монофелитства, находил нужные слова и аргументы.

В 645 году состоялся диспут Максима с бежавшим в Александрию и потерявшим сан патриархом Пирром, который горячо отстаивал идеи монофелитства. Победил в ученом споре Исповедник, его аргументы и убедительность речи заставили Пирра признать свое поражение.

Бесконечные споры церковных иерархов, раскол в стране вынудили императора Контанта II издать Типос – указ о запрете дискуссий о природе Христа. На деле этот указ только укрепил ересь, ведь противостоять ей теперь запрещалось. В Риме указ императора оставили без внимания. Максим, вместе с папой Мартином, инициировали Вселенский собор, на котором предстояло разоблачить монофелитство как ересь.

Смерть

Латеранский собор состоялся, принятый документ подписали все участники, включая Максима Исповедника. В документе публично осудили монофелитов, признали учение ересью. Узнав о соборе, нарушившим запрет на дискуссии, Констант послал в Рим войска. Папа Мартин и Исповедник были арестованы и доставлены в Константинополь. Папу судили, публично оскорбляли, отправили в ссылку, где больной иерарх скончался спустя короткое время.

Максим до суда несколько месяцев провел в тюрьме. Представ перед судьями, святой держался кротко и просто, спокойно отвечал на вопросы. На судилище выступали свидетели, которые пытались оклеветать Максима, но все обвинения рассыпались, доказать их не могли.

Святого обвиняли в разжигании ненависти к властям и императору, провоцировании церковного раскола. Максим твердо стоял против монофелитства, отверг обвинения в государственной измене. Святой утверждал, что император, не являясь священником, не может руководить делами церкви, чем вызвал новый гнев Константа.

Суд продолжался более 2-х лет, учеников святого избивали, чтобы они оклеветали Максима, но выстроить обвинение в измене так и не сумели. Находящегося в заключении святого посещали посланники императора и патриарха, они надеялись склонить Максима к признанию Типоса. Святого убеждали, что это путь к объединению церкви и страны. Но исповедник был непреклонен, заявив, что не пойдет на сделку с совестью, лучше примет смерть.

На новом судилище святого предали анафеме, объявили еретиком. Приговорили к отсечению языка и правой руки, чтобы не писал крамольные тексты и не изрекал «ересь». После судилища окровавленного святого с воплями и проклятиями таскали по улицам. Максима сослали в глухой уголок Грузии, где святой прожил остаток дней в молитвах. Умер Исповедник в 662 году, в честь святого в Цагери построен мужской монастырь.

Творческое наследие преподобного

Святой оставил церкви богословские труды, многие из которых легли в основу православного учения. Основной темой Максима были христологические исследования, в которых святой осмысливал сочетание человеческой и божественной сути Иисуса, природу Боговоплощения. Среди работ Максима:

  • толкование молитвы Господней;
  • изложение диспута с Пирром;
  • объяснение некоторых глав из писания;
  • комментарии к трудам Григория Богослова и Дионисия Ареопагита;
  • антропологические труды;
  • гимны.

Святой писал о любви к Богу и ближнему, которая поможет человеку достичь обожения, выйти из рабского состояния, совершенствовать свою душу.

Справка: многие важные мысли святого изложены в переписке с духовными и светскими лицами, поэтому с трудом поддаются систематизации.

Философию прп. Максима считают практической, святой дает советы людям, как поступать в отношениях, усмирять страсти, руководить своей волей. Борьба с ересями – одно из главных направлений богословских трудов святого.

Почитание святого

Через несколько лет церковные иерархи, которые преследовали Максима, на Вселенском соборе, были признаны еретиками и отлучены. Полная реабилитация и признание невиновности Исповедника и его учеников состоялись на VII Соборе. По некоторым данным, в 9 веке мощи святого перенесли в Константинополь, но место захоронения неизвестно. Отсеченная рука Максима хранится на горе Афон.

Глубокое почитание святого существует в католической церкви. Православие считает Максима «великим Учителем церкви», его славят как преподобного и исповедника. Мысли святого легли в основу важнейших трудов православия. Иоанн Дамаскин цитировал работы Исповедника, святого почитают как важнейшего византийского философа, отца богословия.

Справка: в трудах святого соединены божественное откровение и богословские мысли, глубокая вера и знания.

Иконография

Преподобный считается небесным покровителем ученых, философов, студентов и тех, кто несет слово Божие. Иконы св. Максима есть во многих православных храмах. На образах святого пишут старцем поясно или в рост. В руках Максима часто изображают свиток с письменами, указывая на труды по богословию и род деятельности.

Перед иконой святого просят:

  • о помощи в учении;
  • о даровании твердой веры;
  • помощи в обретении истинного пути.

Исповеднику молятся за тех, кто заблуждается, потерял правильную дорогу, оступился в жизни и поддался ложным ценностям, искушениям.

Текст молитвы

«Преподобне отче Максиме! Укрепи наше малодушие и утверди нас в вере, да несомненно уповаем получити вся благая от благосердия Владыки молитвами твоими. Испроси предстательством своим у Всемилостиваго Бога нашего мир Церкви Его, под знамением креста воинствующей, согласие в вере и единомудрие, суемудрия же и расколов истребление, утверждение во благих делех, больным исцеление, печальным утешение, обиженным заступление, бедствующим помощь. Всем нам, с верою притекающим к тебе, помози предстательством твоим ко Господу, и всех нас управи в мире и покаянии скончати живот наш, Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу, Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

«О, преподобный Максим, помоги нам познать силу слова и силу дела нашего, научиться ценить то, что есть у нас, и верить в силу молитв наших. Моли Бога о нас грешных, о прощении нашем и об исправлении неведения нашего. Научи нас видеть во всем только самое лучшее, избегая гнева, недовольства и лицемерия. Моли Бога о спасении душ наших от забвения вечного и от наваждений греховных. Аминь».

Богословские труды Исповедника стали источником и основой для работ многих православных авторов. Борьба святого с ересями послужила укреплению истинной веры, сохранению целостности христианского учения. Жизнь святого, твердость убеждений, готовность на муки и страдания служит примером всем верующим.

Ранний сирийский житие Максима Исповедника

Переключить навигацию

Syriaca.org Цитированные работы

  • Просматривать
  • Сирияка.org

  • Публикации

    • Газетир

    • SBD

    • Авторы

    • Ворота к святым

    • Кадише

    • БВШЭ

    • Процитированные работы

    • Расширенный поиск
    • Сирийский фонетический

Иисус Христос и Преображение мира Пол М.Воздуходувки

  • Домой
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Choice Awards
    • Жанры
    • Розыгрыши
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучить
    • Новости и интервью

    Биография

  • 780 Жанры

    780 Биография

  • Бизнес
  • Детская
  • Кристиан
  • Классика
  • Комиксы
  • Поваренные книги
  • Электронные книги
  • Фэнтези
  • Художественная литература
  • Графические романы
  • Историческая фантастика
  • Ужасы
  • История
  • Тайна
  • Документальная литература
  • Поэзия
  • Психология
  • Романтика
  • Наука
  • Научная фантастика
  • Самопомощь
  • Спорт
  • Триллер
  • Молодежь
  • 031

  • Сообщество ▾
    • Группы
    • Обсуждения
    • Цитаты
    • Спросить автора
  • Войти
  • Присоединиться

Зарегистрироваться

  • Профиль

  • Профиль
  • Профиль
  • Друзья
  • Группы
  • Обсуждения
  • Комментарии
  • Задача по чтению
  • Kindle Заметки и основные моменты
  • Цитаты
  • Любимые жанры
  • Рекомендации друзей
  • Настройки учетной записи
  • Помощь
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Награды Choice Awards
    • Жанры
    • Подарки
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучить
    • Новости и интервью

    Бизнес

Бизнес

  • 04
  • Детская
  • Кристиан
  • Классика
  • Комиксы
  • Поваренные книги
  • Электронные книги
  • Фэнтези
    • Художественная литература
    • Графические романы
    • Историческая фантастика
    • Историческая фантастика
    • История
    • Святой Максим Исповедник, ад и последнее завершение

      Пастора Томаса Ремень

      «Бог все поставил под ноги Его [Христа].Но когда там сказано: «Все покорилось ему», ясно, что исключен тот, кто все покорил Ему. Когда все подчиняется Ему, тогда и Сам Сын будет подчиняться Тому, Кто все подчиняет ему, чтобы Бог был всем во всем ». (1 Кор 15.27f)

      Я задумал для этого поста картину Алекса Грея, потому что мне нравится, как она иллюстрирует единство всех вещей в Логосе. Но разум победил, и вместо этого я пошел со Святым Максимом. Я выслушивал здесь разногласия по поводу эсхатологии Максима Исповедника.Со своей стороны, я начинаю с конца, с убеждения Павла (1 Кор. 15.28), что Бог будет «всем во всем». Это удивительно отрезвляющее и вызывающее видение, над которым стоит задуматься. Но что именно представляет себе Павел? Это уже тот случай, когда Бог «над всем и через все и во всем» (Еф. 4.6) и что «Христос есть все и пребывает во всем» (Кол. 3.11). Представляет ли Павел что-то еще, когда говорит о том, что Бог есть «все во всем»? Или эта мысль просто повторяет всеобъемлющее поддерживающее присутствие Бога в этом мире?

      В одном разговоре было упомянуто, что тройная онтология природы Максимуса ( physis ), существования ( hypostasis ) и способа ( tropos ) бытия предполагает, что Бог есть «все во всем» в том смысле, что Бог дает средства к существованию. ко всему, кроме того, что это выполняется независимо от их final способа существования.Можно покоиться, наконец, совершившимся в Боге как своей цели и достижении, или можно навсегда разрешить себя в абсолютном внутреннем противоречии и неспособности покоиться в Боге как своей цели. Оба режима проявляют сущность Бога «все во всем».

      У меня нет специальных знаний, чтобы интерпретировать Максимуса с каким-либо авторитетом, но я фанат на всю жизнь, и то, что я ценил (и тронул) Максимуса, вызывает у меня серьезные сомнения в том, можно ли сказать, что он верил Существо Бога «все во всем» можно свести к простому поддержанию Богом разумных созданных существ в том виде, в котором они окончательно определены, независимо от того, покоятся ли они окончательно в Боге как своей цели или окончательно и навсегда потеряны.Я хочу предположить, что это не может быть взглядом Максимуса на вещи, и я беру свою реплику не особенно из какой-либо отдельной строчки Максимуса (хотя в моей последней ссылке из Ambiguum 7 я думаю, что он ясен), а из устойчивой логики его космологии, особенно его понимания сотворенных существ как «движимых желанием» («аппетитное движение»). Мне кажется, что Максим понимал разумных сотворенных существ как безвозвратно открытых Богу и движимых желанием Добра, которое не может успокоиться, пока не будет насыщено Богом.

      Позвольте мне начать с Ambiguum 7 (перевод Констаса):

      Из этих примеров мы можем предположительно вывести образ — не того соучастия в добре, которое существовало давным-давно и упало в тление, — но того, в котором достойные будут участвовать в грядущем веке; и я говорю «образ», потому что то, на что мы надеемся, превосходит все образы, превосходит видение, слух и понимание, согласно Писанию. Более того, это, возможно, может быть предметом рассмотрения св.Павел говорит, когда описывает Сына, подчиняющего Отцу тех, кто добровольно соглашается подчиняться Ему, после чего, или, скорее, из-за чего последний враг, смерть, будет уничтожен.

      Точка зрения Павла в 1 Кор. 15.28 не может заключаться в простом повторении того факта, что Бог сотворил и поддерживает мир. Согласно аргументу Павла, Бог не есть «все во всем», пока все не окажется под властью Сына, а сам Сын не будет подчинен Отцу («чтобы» Бог был всем во всем). Таким образом, то, что Бог является «всем во всем», является следствием того, что Христос объединил все под своим правлением и затем подчинил их, вместе с Собой, Отцу.Я не утверждаю, что Бог не охватывает все вещи в настоящее время, давая им бытие. Он делает. Но это само по себе не является его «всем во всем» в том смысле, которого ожидает Павел.

      Итак, эсхатологически говоря, может ли быть так, что Максим верил, что Бог будет одинаково «все во всем» как в тех, кто совершенен и прославлен во Христе, так и в тех, кто вечно извращен и навсегда отдалился от Него? Если это так, то то, что Бог «все во всем» не может быть преобразовано в конец творения или телос .Безвозвратно потерянная воля не смогла окончательно упокоиться в Боге , и именно в этом состоянии Бог будет «всем во всем». Мне это кажется очень непохожим на Максима, поскольку в данном случае предполагаемая цель творения в Боге не была бы предполагаемой целью Бога в творении . Похоже, что это нарушает онтологию Максима о сотворении, основанном на Боге. Рассмотрим еще несколько комментариев из Ambiguum 7 :

      … все, что получило свое ex nihilo, находится в движении (поскольку все вещи неизбежно увлекаются по какой-то причине), затем отмечая, что движение еще не остановилось, потому что его способность к аппетитному движению еще не достигла отдыхать в том, чего он в конечном итоге желает, ибо только появление конечного объекта желания не может упокоить то, что уносится силой его собственной природы.

      … ни одно сотворенное существо еще не прекратило из естественную силу, которая двигает его к его надлежащему концу, равно как и оно не нашло покоя от деятельности, которая толкает его к его надлежащему концу….

      … [разумные существа] перемещаются от своего естественного начала в к добровольному достижению благополучия . Ибо конец движения движущихся вещей состоит в том, чтобы покоиться в самом вечном благополучии, точно так же, как их начало было самим бытием, которым является Бог, дающий бытие и дающий благодать благополучия, потому что он начало и конец.Ибо от Бога исходит как наша общая сила движения (ибо Он — наше начало), так и конкретный путь, которым мы движемся к Нему, потому что Он — наш конец. [все подчеркнуто мной]

      «Движение» Максима — это «аппетитное движение» ( Amb. 7), «желание», которое движет нами, и «ничто, кроме внешнего вида конечного объекта желания [Бога], не может успокоить то, что есть унесенный силой собственной природы ». Таким образом, это «движение» не является чем-то, что добавляет к природе разумных существ, не является условным режимом ( тропов, ) их существа.Мы можем по-разному неверно соотнести с нашей целью. Но даже в этом случае мы неправильно относим к его приглашению. Мы не можем неверно соотнести из , и таким образом избежать данных Богом структур тварной рациональности как «аппетитного движения». Это огромная мысль, имеющая огромное значение для эсхатологии.

      В своей книге Христоцентрическая космология св. Максима Исповедника (особенно гл. 3) Торстейн Толлефсен подробно излагает взгляд Максима на божественный logoi (любовные замыслы Бога для сотворенных вещей, конвертируемые с его поддерживающим действием внутри их).Толлефсен утверждает, что они оба «несводимы и волю Бога». Будучи несотворенными, логотип , и логотипы составляют одно целое, и поэтому логотип «открыт» для логотипов. Псевдо-Дионисий определяет их как «божественные акты воли», задуманные индивидуально. В своем вкладе в «Оксфордский справочник Максима Исповедника » Мариус Портару описывает их как «созданные сущности, отмеченные движением к Богу» и утверждает, что они определяют нашу «экзистенциальную область». Мне нравится это последнее описание.Экзистенциальная связь имеет решающее значение, потому что она соединяет logoi как поддерживающее действие Бога в созданиях со всей сферой их будущих возможностей. Логотипы ограничивают возможности творческого становления. Они являются нашей «эсхатологической сущностью», если хотите, и как таковые они говорят о том, можно ли вообразить безвозвратное прекращение аппетитного движения в Maximus.

      Толлефсен комментирует метафизику предлогов Ambiuum 10:

      В Ambiguum 10 Maximus использует три предлога εκ, εν и εις, чтобы охарактеризовать отношения между сотворенными существами и Богом.Все произошло от Бога (εκ), удерживается вместе в (εν) Нём, и «все обратит в Него » (εις αυτον τα παντα επιστρεφεσθαι).

      Мой интерес здесь состоит в том, чтобы сопоставить этот аспект мысли Максима с обсуждаемым вопросом, а именно с возможностью того, что Максим придерживался понимания ада как безвозвратного и абсолютного лишения твари, поддерживаемого Богом без «способности к аппетитному движению». .Это могло бы показаться реальным нарушением логики его общей космологии и конкретных заявлений, которые он делает о сотворенной природе. Можно было бы предположить, что Максимус верил (несмотря на все, что явно указано в его работах по этому поводу), что созданные разумные существа могут:

      • безвозвратно исключают все «аппетитные движения» к Благу,
      • навсегда отменить трансцендентальную ориентацию своего существа,
      • воссоздают себя без ссылки или открытости для божественного logoi ,
      • будет поддержан Богом, будучи лишенным Бога logoi ,
      • становятся теми, для кого Бог дает существование , но которые больше не являются для Бога своей целью — другими словами, нетелеологическим действием Бога.

      Такое конечное состояние, насколько я понимаю Максимус, невозможно даже вообразить.

      Позвольте мне последнюю цитату из Ambiguum 7 (около 1076 ° C):

      Я не имею в виду разрушение нашей силы самоопределения, но скорее подтверждаю нашу фиксированную и неизменную естественную предрасположенность , то есть добровольную сдачу воли, , так что из того же источника, откуда мы приняв наше существо, мы также должны стремиться получить движение, как образ, который вознесся до своего архетипа, полностью соответствующий ему, так, как отпечаток соответствует своему штампу, , так что отныне он не возможность ношения в другом месте ….

      Где кончается его мысль? Это заканчивается тем, что наше стремление к получению движется, наше соответствие божественной воле так, как впечатление соответствует своей печати, так что отныне у нас нет ни склонности, ни способности переноситься в другое место. Что он описывает? Наше безвозвратное соответствие божественному образу . Те, кто свободно предаются Богу, в конце концов становятся неспособными желать иного («не имея ни склонности, ни способности быть перенесенными в другое место»), окончательно и неизменно расположенные желать Бога во всем.

      Пока все хорошо. Но с чего начинается мысль? Что в нас приводит нас туда? Максимус откровенен. «Наша неизменная и неизменная естественная предрасположенность» (την κατα φυσιν παγιαν τε και αμεταθετον) — это свобода добровольно подчиняться Богу. Мы, если можно перефразировать, безвозвратно открыты Богу . Он не может предположить, что эта фиксированная и неизменная предрасположенность является фиксированной открытостью как для подчинения, так и для отказа от Бога. Напротив, Максим прямо говорит, что эта неизменная естественная предрасположенность существует «для того, чтобы» мы могли на самом деле безвозвратно закрепиться в желании только Бога, в конечном итоге не имея «ни склонности, ни способности быть перенесенными в другое место.«Способность выбирать, кроме Бога, принадлежит нам в настоящее время, но она не определяет то, что Максимус считает« неизменным и неизменным »в нашей природе. Скорее, это безвозвратная открытость к свободному движению (хотя поначалу даже ненадежно) к Богу, так что в конечном итоге, свободно «желая получить движение», мы не имеем ни склонности, ни способности желать чего-либо кроме Бога.

      Что можно сказать о утверждении, что Максим явно заявил о своей вере в традиционный взгляд на вечный ад? Я не утверждаю, что Maximus легко интерпретировать.Но я думаю, что тексты, в которых он, кажется, утверждает непоправимые мучения, правдоподобно понимаются иначе, хотя я не вижу правдоподобной альтернативы пониманию его здесь как утверждения, что наш «естественный характер» (Констас) или просто наша «природа» — это « фиксированный и неизменный »(безвозвратно) открытый Богу. Мы можем закончить наше путешествие в Боге. Мы, , не можем, закончить это где-нибудь еще. «Традиционный» взгляд Максима на этот вопрос должен предполагать, что он верил в человеческую природу, способную к безвозвратной диспозиционной отчужденности от Бога.Но что тогда он мог иметь в виду в приведенных выше отрывках?

      Каким бы молчаливым ни был Максимус в отношении возможности окончательного апокатастаза , логика того, что он говорит, кажется невозможным не предать его. Как я уже сказал, я не эксперт по Максиму, но если бы он был последовательным мыслителем, серьезно относившимся к своей собственной метафизике, мне кажется, он не мог бы предвидеть окончательного, безвозвратного лишения разумных существ.

      Нравится:

      Нравится Загрузка…

      Связанные

      КАТОЛИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: Св. Максим Константинопольский

      Известный как Богослов и как Максим Исповедник , родился в Константинополе около 580 г .; умер в изгнании 13 августа 662 года. Он — одно из главных имен в споре о монофелитах, один из главных докторов теологии воплощения и аскетического мистицизма, и замечательный свидетель уважения к папству со стороны греков. Церковь в свое время.Этот великий человек происходил из знатной константинопольской семьи. Он стал первым секретарем императора Ираклия, который очень ценил его, но он оставил мир и предался созерцанию в монастыре в Хризополе, напротив Константинополя. Он стал там аббатом, но, похоже, покинул это убежище из-за его незащищенности от враждебных нападений. Он говорит о палестинском подвижнике святом Софронии, впоследствии Патриархе Иерусалимском, как о своем учителе, отце и учителе (Еп.13), так что он, вероятно, провел с ним какое-то время, и он был с ним в Африке с другими монахами во время приготовления, которые возникли в «водном союзе», посредством которого Кир-Патриарх примирил ряд монофизитов с церковью, отвергнув доктрину «двух операций» во Христе (см. МОНОТЕЛИТИЗМ).Первое действие святого Максима, о котором мы знаем в этом деле, — это письмо, отправленное им Пирру, тогдашнему настоятелю Хризополиса, другу и стороннику Сергия, Патриарха Константинопольского, покровителя монофелитского выражения «две операции». . Поскольку письмо, как говорят, повлекло за собой долгое путешествие на монахов, которые его несли, святой Максим, возможно, уже был в Африке, когда написал его. Пирр опубликовал работу о воплощении, за которую св. Максим хвалит его, как введение в вопрос (который он задает с большой неуверенностью и множеством оправданий), что Пирр имеет в виду под energeia или energema .Максимусу явно не терпится убедить его снять или объяснить ошибочное выражение лица, не раздражая его противоречиями.

      «Эктез Ираклия» был опубликован в 638 году, и Сергий и Папа Гонорий умерли в том же году. Письмо Максима сообщает нам со ссылкой на его друзей в Константинополе, что римские апокрисиарии, прибывшие туда, чтобы получить подтверждение императора для новоизбранного Папы Северина, были встречены духовенством Константинополя с требованием дать обещание получить подпись Папы перед Эктезисом, иначе они не получат никакой помощи в деле, ради которого они совершили столь долгое путешествие:

      Этот отрывок еще не называет запрет «двух операций» именем ереси и не Упомяните «Единую Волю», исповедуемую в Эктезисе.Но он очень ясно передает точку зрения св. Максима о том, что малейшая точка веры должна идти с риском для жизни, и демонстрирует широкое признание прерогатив Рима, сделанное в Константинополе до начала борьбы.

      Когда в 641 году Иоанн IV написал свою защиту Папы Гонория, это было повторено святым Максимом в письме к Марину, священнику Кипра. Он заявляет, что Гонорий, когда он исповедовал одну волю нашего Господа, имел в виду только отрицание того, что у Христа была воля плоти, похоти, так как он был зачат и рожден без пятна греха.Максимус обращается к свидетельству аббата Иоанна Симпонуса, написавшего письмо Гонорию. Пирр был теперь преемником Сергия, но с приходом на престол императора Константа в 642 году он был сослан. Затем Максим отправил письмо патрицию Петру, очевидно, губернатору Сирии и Палестины, который написал ему о Пирре, которого он теперь называет просто аббатом. Пирр был в Палестине, и Петр удерживал его от выдвижения своих еретических взглядов. Пирр заявил, что готов удовлетворить Максима в его ортодоксальности.Последний говорит, что написал бы Петру до

      Новый Эктез хуже старых ересей — Пирр и его предшественник обвинили Софрония в ошибке — они убедили Ираклия дать свое имя Эктезису:

      они не соответствовали чувство апостольского воззрения и то, что смешно или, скорее, прискорбно, доказывая свое невежество, они не колеблясь лгали против самого апостольского воззрения. . . но взяли на свою сторону великого Гонория.. . . Что сделали божественный Гонорий, а после него престарелый Северин и Иоанн, последовавший за ним? Более того, какую мольбу не произнес блаженный Папа, который сейчас сидит? Разве весь Восток и Запад не принесли свои слезы, причитания, осуждения, порицания как перед Богом в молитве, так и перед людьми в своих письмах? Если римский престол признает Пирра не только нечестивцем, но и еретиком, очевидно, что всякий, предающий анафеме тех, кто отверг Пирра, предает анафему Римскую кафедру, то есть анафематствует католическую церковь.Вряд ли мне нужно добавлять, что он отлучает и себя, если он действительно находится в общении с римским престолом и Церковью Божьей … Это неправильно, что тот, кто был осужден и изгнан апостольским престолом города Рим за его ошибочные взгляды должен быть назван с какой-либо честью, пока он не будет принят ею, вернувшись к ней — нет, к нашему Господу — благочестивым исповеданием и ортодоксальной верой, благодаря которой он может получить святость и титул свят … Пусть он спешит прежде всего, чтобы удовлетворить римлянина, ибо, если он удовлетворен, все согласятся называть его благочестивым и ортодоксальным.Ибо он только напрасно говорит, что думает, что должен убедить или заманить в ловушку людей, подобных мне, и не удовлетворяет и не умоляет блаженного Папу Святейшей Римской Церкви, то есть Апостольского Престола, который от воплощенного Сына Божьего Сам Сам, а также всеми святыми синодами, согласно святым канонам и определениям, получил вселенское и высшее владычество, власть и власть связывать и развязывать все святые Церкви Божьи, существующие во всем мире — ибо вместе с ним Слово Кто выше небесных сил, связывает и развязывает и на небесах.Ибо, если он думает, что должен удовлетворить других, и не умоляет самого благословенного римского папы, он действует как человек, который, будучи обвиненным в убийстве или другом преступлении, не спешит доказать свою невиновность судье, назначенному законом. , но только бесполезно и без всякой выгоды делает все возможное, чтобы продемонстрировать свою невиновность частным лицам, у которых нет полномочий оправдать его.

      Пирр думал, что сможет вернуть себе видение с помощью папы. Он прибыл в Африку, и в июле 645 года между ним и Максимом состоялся публичный диспут в присутствии губернатора Григория (которого в рукописях Св.Максима), который был другом и корреспондентом святого. Протоколы интересные. Пирр утверждает, что две воли должны означать желание двух Лиц; Максим отвечает, что в таком случае в Святой Троице должно быть три завещания. Он показывает, что воля принадлежит природе, и различает волю как способность и волю как действие этой способности. Затем Пирр допускает две воли из-за двух природ, но добавляет, что мы также должны исповедовать одну волю из-за совершенного союза. Максим отвечает, что это приведет нас к признанию одной природы из-за идеального союза.Затем он цитирует множество отрывков из Священного Писания для двух завещаний и двух действий. Пирр выдвигает Гонория и Вигилия. Максимус защищает первого от обвинения в преподавании двух завещаний и отрицает, что последний когда-либо получал письмо Меннаса, подлинность которого предполагается. Он жалуется на изменчивость Сергия. Наконец, обсуждается знаменитая «новая теандрическая операция» Псевдо-Дионисия, ее объясняет и защищает св. Максим. Тогда Пирр сдается и соглашается поехать в Рим, где фактически осудил свое прежнее учение и примирился с церковью папой.Но восстание Григория, сделавшего себя императором в Африке, но потерпевшего поражение в 647 году, привело Максима в немилость при дворе и разрушило надежду на восстановление Пирра как ортодоксального патриарха. После того, как Ecthesis был отозван и Type Typos заменен императором Константом, святой Максим присутствовал на большом Латеранском соборе, проведенном святым Мартином по его просьбе в 649 году. Он писал из Рима (где и останавливался). несколько лет):

      Края земли и все в каждой ее части, кто чисто и правильно исповедует Господа, смотрят прямо на Святейшую Римскую Церковь, ее исповедание и веру, как бы на солнце неиссякаемого света, ожидая от него яркого сияния священных догм наших Отцов, согласно тому, что шесть вдохновенных и святых соборов чисто и благочестиво постановили, самым явным образом провозгласив символ веры.Поскольку с момента сошествия воплощенного Слова среди нас, все Церкви во всех частях мира держали только эту величайшую Церковь как свою основу и основание, поскольку, согласно обетованию Христа, нашего Спасителя, врата ада никогда не победить его, что у него есть ключи правильного исповедания и веры в Него, что он открывает истинную и единственную религию тем, кто приближается с благочестием, и затыкает и закрывает каждый еретический рот, который несправедливо говорит против Всевышнего.

      Папа Мартин был увезен из Рима в 653 году и умер от жестокого обращения в Инкермане в марте 655 года. Вероятно, в том же году чиновник по имени Григорий прибыл в Рим, чтобы попросить Папу Евгения принять Типаж. Он пришел в келью святого Максима, который спорил с ним и осудил Тип. Поскольку святой был признан вождем православных Истернов, он был отправлен в Константинополь в конце 655 года (а не одновременно со святым Мартином, как принято говорить). Ему было теперь семьдесят пять лет.Акты его испытаний сохранил Анастасий Библиотекарий. Его обвинили в заговоре с узурпатором Григорием вместе с папой Теодором, и говорили, что он нанес ущерб империи Египта, Александрии, Пентаполиса и Африки. Он отказался общаться с Константинопольским престолом,

      , потому что они изгнали четыре святых собора на основании предложений, сделанных в Александрии, Эктезиса и Типа. . . и потому что догмы, которые они утверждали в утверждениях, которые они осуждали в Ecthesis, и то, что они провозглашали в Ecthesis, они аннулировали в Типе, и в каждом случае они низвергали себя.Какие тайны я спрашиваю, прославляют они, осудившие себя и осужденные римлянами и (Латеранским) синодом и лишенные своего священнического достоинства?

      Он не поверил сделанному ему заявлению о том, что посланники Папы приняли признание «двух волей из-за различий и одной воли из-за союза», и указал, что союз, не являющийся субстанцией, не может иметь воля. Он написал по этому поводу своему ученику игумену Анастасию, который смог послать письмо, чтобы предупредить «людей старшего Рима, твердого, как скала», о лживой исповеди, которую Патриарх Петр посылал папе.В день первого суда был созван собор духовенства, на котором императора убедили послать Максима в Визию во Фракию, а его учеников, аббата Анастасия и папского апокризиса Анастасия — в Пербериду и Месембрию.

      Они сильно страдали от холода и голода. 24 сентября 656 года Феодосий, епископ Кесарии в Вифинии, по приказу императора посетил Максима в сопровождении консулов ​​Феодосия и Павла. Святой путал своих посетителей авторитетом отцов и заявлял, что никогда не примет Образ.Тогда епископ ответил: «Мы заявляем вам в ответ, что, если вы свяжетесь с вами, наш господин император аннулирует Тип». Максимус ответил, что Эктезес, хотя и был снят, не был отвергнут и что каноны Латеранского Собора должны быть официально приняты, прежде чем он сообщит. Византийский епископ беззастенчиво заявил: «Синод недействителен, так как проводился без приказа императора». Максимус возражает: «Если соборы утверждаются не благочестивой верой, а приказом императора, пусть они примут соборы, которые проводились против Homoousion в Тире, Антиохии, Селевкии и Совета разбойников Эфеса.»

      Епископ готов согласиться на два завещания и две операции: но святой Максим говорит, что он сам является монахом и не может получить его декларацию — епископ, а также император, патриарх и его синод должны прислать мольба к папе. Тогда все встали с радостью и слезами, преклонили колени и помолились, и поцеловали Евангелия, и распятие, и образ Богородицы, и все обнялись. Но консул усомнился:

      «Как вы думаете, — сказал он, — что император обратится к Риму с мольбой?»

      «Да, — сказал аббат, — если он смирит себя, как смирил Себя Бог.»

      Епископ дал ему деньги и тунику, но тунику схватил епископ Визии. 8 сентября настоятель был с честью отправлен в Регий, а на следующий день два патриция прибыли в государстве с епископом Феодосием и оказали святому великую честь, если он примет прообраз и пообщается с императором. Максим торжественно повернулся к епископу и напомнил ему о Судном дне.

      «Что я мог сделать, если бы император принял другую точку зрения?» прошептал несчастный человек.Настоятеля ударили и оплевали. Патриций Епифаний заявил, что все теперь принимают два завещания и две операции, и что Тип является лишь компромиссом. Максим повторил римское мнение о том, что запрещать использование выражения — значит отрицать его. На следующее утро, 19 сентября, святого лишили денег и даже скудного запаса одежды, и он был доставлен в Салембрию, а оттуда в Перберис (Пербера).

      Шесть лет спустя, в 662 году, Максим и два Анастасия предстали перед судом в Константинополе.Они были преданы анафеме, а с ними святой Мартин и святой Софроний. Префекту было приказано избивать их, отрезать им языки и отрубать им правые руки, выставлять их изувеченные таким образом во всех частях города и отправлять в вечное изгнание и заключение. В длинном письме римлянина Анастасия рассказывается об их страданиях по пути в Колхиду, где они были заключены в разные форты. Он рассказывает нам, что святой Максим предвидел в видении день своей смерти и что каждую ночь у его гробницы появлялись чудесные огни.Преподобный Анастасий скончался в предыдущем месяце; римлянин прожил до 666 г.

      Таким образом, святой Максим умер за православие и послушание Риму. Он всегда считался одним из главных богословов Греческой церкви и получил почетный титул теолога. Можно сказать, что он завершает и завершает серию святоотеческих писаний о Воплощении, как их резюмировал св. Иоанн Дамаскин. Его стиль, к сожалению, очень неясен, но он точен в своих мыслях и глубоко изучен у отцов.Его экзегетические произведения аллегорически объясняют Священное Писание. У нас есть комментарии к Псалму 59, к молитве «Отче наш», а также ряд объяснений различных текстов. Они в основном предназначены для использования монахами и во многом связаны с мистическим богословием. Более мистическими являются его «Схолия» о Псевдо-Дионисии, его объяснения трудностей у Дионисия и св. Григория Назианзена и его «Амбигуа» о св. Григории. Это последнее произведение было переведено на латынь Скотом Эригеной по просьбе Карла Лысого.Полемические сочинения включают короткие трактаты против монофизитов и более важные серии против монофелитов, рядом с которыми должны быть помещены письма и диспут с Пирром. Многочисленные аскетические сочинения всегда пользовались большим почетом в восточных монастырях. Самым известным из них является прекрасный диалог настоятеля и молодого монаха о духовной жизни; Существуют также различные собрания сентенций, этических и религиозных, для использования в монастыре. «Мистагогия» — это объяснение церковного символизма, важного для литургической истории.Сохранились три гимна и хронологический труд (опубликован в «Уранологии» Петавиуса, Париж, 1630 г., и в P.G., XIX). Некоторые сочинения существуют только в рукописи. Таким образом, литературные труды св. Максима имели широкий диапазон. По сути, он был монахом, созерцателем, мистиком, прекрасно понимающим платонизм Дионисия. Но он был также страстным диалектиком, схоластическим теологом, полемистом. Его влияние в обоих направлениях было очень велико. Его главное учение можно суммировать под двумя заголовками: союз Бога с человечеством через Воплощение и союз человека с Богом через практику совершенства и созерцания.Память святого Максима отмечается в римском мартирологе 13 августа, а в греческой Минеи — 21 января, 12 и 13 августа. Его греческий офис предоставлен Комбефисом (P.G., XC, 206).

      Полное издание его работ было начато доминиканцем Комбефисом. Появились два тома (Париж, 1675 г.), но третий отсутствует. В переиздании Минь (PG, XC-XCI) добавлены «De Locis difficilibus Dionysii et Gregorii» из издания Элера (Галле, 1857 г.) и гимны из Даниила «Тезаурус гимнолога».III. Анастасий Библиотекарий сохранил некоторые письма и другие документы на латинском языке в своей «Collectanea» (PL, CXXIX, and Mansi, X). «Scholia» о Дионисии Ареопагите напечатана с трудами последнего (PG, IV Древнее «Vita et certamen» (PG, XC, Acta SS., 13 августа) не современно, и ему нельзя доверять.

      Об этой странице

      Цитирование APA. Chapman, J. (1911). Святой Максим Константинопольский. В Католической энциклопедии. Нью-Йорк: Компания Роберта Эпплтона.http://www.newadvent.org/cathen/10078b.htm

      цитирование MLA. Чепмен, Джон. «Святой Максим Константинопольский». Католическая энциклопедия. Vol. 10. Нью-Йорк: Компания Роберта Эпплтона, 1911 г. .

      Транскрипция. Эта статья была переведена для журнала «Новое пришествие» Джо Бюлером.

      Духовное одобрение. Nihil Obstat. 1 октября 1911 г. Реми Лафорт, S.T.D., Цензор. Imprimatur. + Джон кардинал Фарли, архиепископ Нью-Йорка.

      Контактная информация. Редактор New Advent — Кевин Найт. Мой адрес электронной почты: , веб-мастер, newadvent.org. К сожалению, я не могу отвечать на каждое письмо, но я очень ценю ваши отзывы — особенно уведомления о типографских ошибках и неприемлемой рекламе.