Содержание

преподобный Нектарий Оптинский (Тихонов)


преподобный Нектарий Оптинский (Тихонов) (1853–12.05.1928)

Последним соборно избранным Оптинским старцем был преподобный Нектарий, ученик скитоначальника преподобного Анатолия (Зерцалова) и преподобного старца Амвросия. Он нёс крест старческого служения в годы тяжёлых испытаний для Русской Православной Церкви, для всей России. Пятьдесят лет старец Нектарий провёл в скиту Оптиной Пустыни, из них двадцать – в затворе. Он восходил по духовной лестнице от затвора к общественному служению и был достойным продолжателем Оптинского старчества. Наделённый Богом великим даром пророчества и прозорливости, он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей. Старец Нектарий молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере. В годы тяжёлых искушений преподобный Нектарий брал на себя бремя людских грехов. Он разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании. О его жизненном пути – в связи с гонениями на Церковь, преследованием монашества – известно меньше, чем о его прославленных предшественниках.

Преподобный Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году в городе Ельце Орловской губернии в бедной семье Василия и Елены Тихоновых. Отец его был рабочим на мельнице и умер, когда сыну было всего семь лет. Перед кончиной он благословил сына иконой Святителя Николая, поручая его попечительству своё чадо. С этой иконой старец не расставался всю жизнь.

Позднее преподобный Нектарий рассказы о своём детстве часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» С матерью у Николая были самые теплые и сердечные отношения. Она больше действовала кротостью и умела тронуть его сердце. Но и мать его умерла рано. Остался мальчик круглым сиротой. С 11 лет он стал работать в лавке богатого купца. Был Николай трудолюбив и к 17 годам дослужился до младшего приказчика. В свободное время юноша очень любил ходить в храм и читать церковные книги. Его отличали кротость, скромность, душевная чистота.

Когда юноше исполнилось двадцать лет, старший приказчик задумал женить его на своей дочери. В то время в Ельце жила почти столетняя схимница, старица Феоктиста, духовная дочь святителя Тихона Задонского. Хозяин отправил к ней юношу за благословением на брак. А схимница благословила его пойти в Оптину к старцу Илариону. Хозяин отпустил юношу в Оптину, и Николай отправился в путь.

В 1873 году пришел он в Оптину пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Здесь Промыслом Божиим он обрел свое истинное назначение. Ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим (Иер.10:23). Сначала юноша пошёл к скитоначальнику старцу Илариону, а тот отправил его к преподобному Амвросию. В то время к великому старцу Амвросию приходило так много людей, что дожидаться приёма приходилось неделями. Но Николая он принял сразу и говорил с ним два часа. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному старцу Амвросию.

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами, потом его назначили на пономарское послушание. У преподобного Нектария была келлия, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из келлии – в храм да в могилу. На этом послушании он часто опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится».

Под руководством своих великих наставников преподобный Нектарий быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию, 19 января 1894 года был посвящен в иеродиакона, а еще через четыре года был рукоположен Калужским архиереем в иеромонаха. Было ему тогда тридцать четыре года.

Уже в эти годы он исцелял больных, обладал даром прозорливости, чудотворения и рассуждения. Но по своему смирению эти высокие духовные дарования он скрывал под внешним юродством. На юродство он имел благословение старцев. Оптинские старцы часто прикрывали своё духовное величие юродством – шутками, чудачеством, неожиданными резкостями или непривычной простотой в обращении со знатными и заносчивыми посетителями.

В 1912 году оптинская братия избрала его в старцы. Но преподобный Нектарий отказывался, говоря: «Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу». И только по послушанию он согласился принять на себя старчество.

В первое время после избрания старцем отец Нектарий усилил юродство. Приобрёл музыкальный ящик и граммофон с духовными пластинками, но скитское начальство запретило ему их заводить; играл игрушками. Была у него птичка-свисток, и он заставлял в неё дуть взрослых людей, которые приходили к нему с пустыми горестями. Был волчок, который он давал запускать своим посетителям. Были детские книги, которые он раздавал читать взрослым людям.

В юродстве старца часто содержались пророчества, смысл которых открывался часто лишь по прошествии времени. Например, люди недоумевали и смеялись над тем, как старец Нектарий внезапно зажигал электрический фонарик и с самым серьезным видом ходил с ним по своей келье, осматривая все углы и шкафы… А после 1917 года вспомнили это «чудачество» совсем иначе: именно так, во тьме, при свете фонариков, большевики обыскивали кельи монахов, в том числе и комнату старца Нектария. За полгода до революции старец стал ходить с красным бантом на груди – так он предсказывал наступающие события. Или насобирает всякого хлама, сложит в шкафчик и всем показывает: «Это мой музей». И действительно, после закрытия Оптиной в скиту был музей.

Часто вместо ответа отец Нектарий расставлял перед посетителями куклы и разыгрывал маленький спектакль. Куклы, персонажи спектакля, давали ответы на вопросы своими репликами. Так, владыка Феофан Калужский не верил в святость Старца. Как-то приехал он в Оптину и зашёл к отцу Нектарию. Тот, не обращая на него никакого внимания, играл в куклы: одну наказывал, другую бил, третью сажал в тюрьму. Владыка, наблюдая это, утвердился в своём мнении. Позже, когда большевики посадили его в тюрьму, он говорил: «Грешен я перед Богом и перед старцем. Всё, что он мне показывал тогда, было про меня, а я решил, что он ненормальный».

Однажды старец Варсонофий, будучи ещё послушником, проходил мимо домика отца Нектария. А он стоит на своём крылечке и говорит: «Жить тебе осталось ровно двадцать лет». Это пророчество впоследствии исполнилось в точности.

Протоиерей Василий Шустин рассказывал, как батюшка, не читая, разбирал письма: «Одни письма он откладывал со словами: «Сюда надо дать ответ, а эти письма благодарственные, их можно без ответа оставить». Он их не читал, но видел их содержание. Некоторые из них он благословлял, а некоторые и целовал».

Известны многочисленные случаи, когда батюшка исцелял смертельно больных людей. Приехала в Оптину мать, дочь которой страдала неизлечимой болезнью. От больной отказались все врачи. Мать дожидалась старца в приёмной и вместе с другими богомольцами благословилась у него. Она ещё не успела сказать ему ни слова, как Старец обратился к ней сам: «Ты пришла молиться о больной дочери? Она будет здорова». Он дал матери семь пряников и велел: «Пусть каждый день дочь съедает по одному и почаще причащается, будет здорова». Когда мать вернулась домой, дочка с верой приняла пряники, после седьмого причастилась и выздоровела. Болезнь к ней больше не возвращалась.

Как-то приехала к нему монахиня Нектария с мальчиком-подростком, который вдруг заболел. Температура поднялась до сорока градусов. Она и говорит батюшке: «Олежек у меня заболел». А он отвечает: «Хорошо поболеть в добром здравии». На другой день дал мальчику яблочко: «Вот тебе лекарство». И, благословляя их в путь, сказал: «Во время остановки, когда будете лошадей кормить, пусть выпьет кипяточку и будет здоров». Так они и сделали. Мальчик выпил кипяточку, заснул, а когда проснулся, был здоров.

Принимал преподобный старец Нектарий посетителей в «хибарке» прежних старцев, иногда он оставлял на столе в приёмной книги, и посетители в ожидании приёма смотрели эти книги и, листая их, находили ответы на свои вопросы. А преподобный Нектарий по своему смирению замечал, что они приходят к преподобному старцу Амвросию, и сама келлия говорит за него.

У батюшки был кот, который его необыкновенно слушался, и батюшка любил говорить: «Старец Герасим был великий старец, потому у него был лев, а мы малы – и у нас кот».

Внешне старец был невысокого роста, согбенный, с округлым лицом и небольшой клинообразной бородкой. Лицо его как бы не имело возраста – то древнее, суровое, то молодое до живости и выразительности мысли, то детское по чистоте и покою. Ходил он лёгкой, скользящей походкой, как бы едва касаясь земли. Лишь перед самой смертью он передвигался с трудом, ноги распухли как брёвна, сочились сукровицей – это сказалось многолетнее стояние на молитве.

Для каждого человека у старца был свой подход, «своя мера», порой он оставлял посетителя одного в тишине «хибарки» побыть наедине со своими мыслями, иногда долго и оживленно беседовал, удивляя собеседника своими познаниями, и люди спрашивали: «Где же старец окончил университет?» И не могли поверить, что он нигде не учился. «Вся наша образованность от Писания», – говорил о себе старец.

Высоко ценил старец послушание. Митрополита Вениамина (Федченкова) он наставлял: «Примите совет на всю вашу жизнь: если начальники или старшие вам предложат что-нибудь, то, как бы трудно ни было или как бы высоко не казалось, не отказывайтесь. Бог за послушание поможет». Наглядный урок послушания он дал студенту Василию Шустину (будущему протоиерею), как-то сказав, что научит его ставить самовар, потому что скоро придёт время, когда у него не будет прислуги и придётся самому ставить себе самовар. Юноша с удивлением посмотрел на старца, недоумевая, куда может деться состояние их семьи, но послушно пошёл за батюшкой в кладовку, где стоял самовар. Отец Нектарий велел налить в этот самовар воды из большого медного кувшина.

– Батюшка, он слишком тяжёлый, я его с места не сдвину, – возразил Василий.

Тогда батюшка подошёл к кувшину, перекрестил его и сказал: «Возьми!» И студент легко поднял кувшин, не чувствуя тяжести. «Так вот, – наставил отец Нектарий, – всякое послушание, которое нам кажется тяжёлым, при исполнении бывает очень лёгким, потому что делается как послушание».

Как-то спросили старца, должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их или утешить. «Иначе облегчить нельзя, – ответил он. – И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней – так много греха и боли принесли тебе, и прямо не можешь снести её. Тогда приходит благодать и размётывает эту гору камней как гору сухих листьев. И можешь принимать снова».

Старец часто и с любовью говорил о молитве. Он учил постоянству в молитве, считая добрым знаком от Господа неисполнение прошений. «Надо продолжать молиться и не унывать, – поучал батюшка. – Молитва – это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно её принять… Иногда через год Господь исполняет прошение… Пример надо брать с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, и какое Господь послал им утешение!» Однажды посоветовал: «Молитесь просто: «Господи, даруй мне благодать Твою!» На вас идёт туча скорбей, а вы молитесь: «Господи, даруй мне благодать Твою!» И Господь пронесёт мимо вас грозу».

После закрытия монастыря в Вербное воскресенье 1923 года преподобного Нектария арестовали. Старца повели в монастырский хлебный корпус, превращённый в тюрьму. Он шёл по мартовской обледеневшей дорожке и падал. Комната, куда его посадили, была перегорожена не до самого верха, а во второй половине сидели конвоиры и курили. Старец задыхался от дыма. В Страстной Четверг его увезли в тюрьму в Козельск. Позднее из-за болезни глаз Старца перевели в больницу, но поставили часовых…

По выходе из тюрьмы власти потребовали, чтобы отец Нектарй покинул Калужскую область. Старец жил в селе Холмищи Брянской области у одного крестьянина, родственника духовного сына батюшки. ЧК грозила этому крестьянину ссылкой на Камчатку за то, что он приютил старца. Осенью 1927 года его обложили особенно тяжёлым налогом.

В Холмищи, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета, к старцу потянулся поток людей со всех концов России. Святой Патриарх Тихон советовался с преподобным Нектарием через своих доверенных лиц. Добираться до села, особенно весной, из-за разлива рек, было трудно, даже сообщение на лошадях прекращалось. Порой приходилось идти пешком в обход до семидесяти пяти вёрст мимо леса, где было много волков. Они часто выходили на дорогу и выли, но по святым молитвам Старца никого не трогали.

Преподобный Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: «Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов».

С 1927 года Старец стал серьёзно недомогать, силы его угасали. В декабре состояние здоровья резко ухудшилось, решили, что отец Нектарий умирает, но затем наступило некоторое улучшение. В апреле батюшке опять стало плохо. К нему приезжал отец Сергий Мечев, он причастил Старца. 29 апреля 1928 года до Холмищ с трудом добрался отец Адриан, на руках которого преподобный Нектарий скончался в эту же ночь. Незадолго до кончины на вопрос, где его хоронить, старец указал на местное кладбище. Когда его спрашивали, не отвезти ли его тело в Козельск, отрицательно качал головой. Старец не велел хоронить его и возле Покровской церкви в селе Холмищи, сказав, что там будет хуже свиного пастбища. Так и случилось. Храм разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку. Исполняя желание старца, его погребли на местном сельском кладбище в двух-трёх верстах от села Холмищи.

В 1935 году грабители разрыли могилу старца, надеясь найти там ценности. Они сорвали крышку гроба и открытый гроб поставили, прислонив к дереву. Утром колхозники, пришедшие на кладбище, увидели, что Старец стоит нетленный – восковая кожа, мягкие руки. Гроб закрыли и опустили в могилу с пением «Святый Боже».

После возрождения Оптиной пустыни, 3/16 июля 1989 года, в день памяти митрополита Московского Филиппа, состоялось обретение мощей преподобного Нектария. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей исходило чудное благоухание: мантия старца оказалась нетленной, мощи были янтарного цвета. В 1996 году преподобный Нектарий был причислен к лику местночтимых святых Оптиной Пустыни, а в августе 2000 года – Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания. В настоящее время рака с мощами старца Нектария находится в западной части Амвросиевского придела Введенского собора обители.

Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращается к нему с истинной верой, получает благодатную помощь. По молитвам преподобного Нектария люди выходят из трудных жизненных ситуаций, совершаются чудеса духовного и телесного исцеления. Преподобне отче наш Нектарие, моли Бога о нас!

Преподобный Нектарий Оптинский, Православные старцы XX века

(1853–1928) 

 

В городе Ельце Орловской губернии у Василия и Елены Тихоновых родился сын. Крестили младенца в Елецкой церкви, при крещении мальчик был назван Николаем.

Семья была бедная, хотя целыми днями Василий работал рабочим на мельнице, средств едва хватало, чтобы прокормить семью. Скончался Василий, когда Николай не достиг семилетнего возраста. Трудно было Елене Тихоновой одной растить сына. Доброй, кроткой, благочестивой женщине приходилось время от времени быть строгой с Николаем. Однажды, любознательный Николай, чуть не выколол глаз кошке, ему очень хотелось узнать, почему у неё так ярко светятся глаза. Заметив, что Николай схватил иголку и подкрался к кошке, Елена вовремя ударила сына по руке и сказала:

– Ах, ты! Вот как выколешь глаз кошке, сам потом без глаз останешься!

Через много лет около скитского колодца произошёл случай, который напомнил юноше об этом событии, случившемся в раннем детстве. Когда однажды он подошёл к скитскому колодцу, другой монах неожиданно поднял ковш так, что остриё пришлось против его глаза.

В самый последний момент иноку удалось оттолкнуть заостренную рукоятку ковша от лица.

Старец Нектарий позже вспоминал: “Если бы я тогда кошке выколол глаз, и я бы сейчас был без глаз. Видно всему этому надо было случиться, чтобы напомнить моему недостоинству, как всё в жизни от колыбели до могилы находится у Бога на самом строгом учёте”.

Когда сыну исполнилось одиннадцать лет, Елена устроила Николая на работу в лавку к купцу Хамову. Старшему приказчику купца нравился смышленый мальчуган, а когда Николаю исполнилось 18 лет, приказчик решил женить его на своей дочери. Узнав об этом, купец посоветовал Николаю сходить к благочестивой старице – схимнице Феоктисте за благословением на вступление в брак. Схимница же благословила юношу пойти в Оптину Пустынь за советом к старцу Илариону. Николай отправляется в святую обитель. Отец Иларион, выслушав Николая, посылает его к прозорливому старцу Амвросию. После двухчасовой беседы со старцем, Николай остаётся в скиту.

Старец Нектарий вспоминал:

– В скит я поступил в 1876 году. Через год после сего, батюшка Амвросий благословил меня обращаться как к духовному отцу, к начальнику скита, иеромонаху Анатолию, что и продолжалось до самой кончины последнего в 1894 году. К старцу же Амвросию я обращался лишь в редких и исключительных случаях.

По послушанию первое время он ухаживал за цветами. Потом Николая назначили на пономарское послушание. Под руководством старцев послушник быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию.

Старец Нектарий вспоминал: “Целый год после этого я словно крылышки за плечами чувствовал”.

19 января 1894 года он был посвящен в иеродиакона и еще через четыре года был рукоположен в иеромонаха.

Из воспоминаний старца Нектария:

– Когда меня посвящал в иеромонахи бывший наш благостнейший владыка Макарий, то он святейшим своим оком прозрел всё моё неустройство… Подозвал к себе в алтарь да и говорит: “Нектарий! Когда ты будешь скорбен и уныл и когда найдёт на тебя искушение тяжкое, то ты только тверди: “Господи, пощади, спаси и помилуй раба Твоего иеромонаха Нектария”. Только всего ведь сказал владыка, но слово его спасало меня не раз и доселе спасает, ибо оно было сказано со властию”.

Уже в эти годы он исцелял больных, обладал даром прозорливости, чудотворения и рассуждения, но по своему смирению высокие духовные дарования он скрывал под внешним юродством.

В 1912 году оптинская братия избрала его в старцы. Но старец Нектарий отказывался, говоря: “Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу”. И только по послушанию он согласился принять на себя старчество. Принимал старец Нектарий посетителей в “хибарке” прежних старцев, иногда он оставлял на столе в приемной книги, и посетители в ожидании приема смотрели эти книги и, листая их, находили ответы на свои вопросы. Для каждого человека у старца был свой подход. Часто он удивлял образованных собеседников своими познаниями, и люди спрашивали: “Где же старец окончил университет?” И не могли поверить, что он нигде не учился. “Вся наша образованность от Писания”, – говорил о себе старец. До последнего года жизни он интересовался современной литературой, техническими новинками (их он изучал, внимательно рассматривая игрушечные модели автомобилей и паровозов), расспрашивал приезжающих о “постановке образования в школах”, интересовался искусством. Живой ум, многосторонние интересы старца Нектария позволяли ему быстро находить общий язык с интеллигенцией, ему доверяли, к нему прислушивались многие образованные люди того времени.

Старец Нектарий говорил:

“Заниматься искусством можно, как всяким делом…, но всё это нужно делать как перед взором Божиим… Книга, картина – это гробницы света и звука. Приходит читатель или зритель, и если он сумеет творчески взглянуть, прочесть, то происходит “воскрешение смысла”. И тогда круг искусства завершается. Перед душой зрителя и читателя вспыхивает свет, его слуху делается доступен звук. Поэтому художнику или поэту нечем особенно гордиться. Он делает только свою часть работы. Напрасно он мнит себя творцом своих произведений – один есть Творец…

Но есть и большое Искусство – слово, убивающее и воскрешающее (псалмы Давида, например), но путь к этому искусству лежит через личный подвиг художника, это путь жертвы и один из многих тысяч доходит до цели”.

После закрытия монастыря в 1923 году старца Нектария арестовали. По выходе из тюрьмы старец жил в селе Холмищи у одного крестьянина, но и туда, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета. Старец Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: “Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов”.

Скончался старец Нектарий в глубокой старости 29 апреля/12 мая 1928 года и был похоронен на местном кладбище. После возрождения Оптиной Пустыни, 3 «16 июля 1989 года, в день памяти митрополита Московского Филиппа, состоялось обретение мощей старца Нектария. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей исходило чудное благоухание: мантия старца оказалась нетленной, мощи были янтарного цвета. Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращался к нему с истинной верой, получал благодатную помощь.

По молитвам преподобного Нектария и сейчас совершаются чудеса духовного и телесного исцеления.

– Главное, остерегайтесь осуждения близких. Когда только придет в голову осуждение, так сейчас же со вниманием обратитесь: “Господи, даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего”.

Ко всему нужно принуждение. Вот если подан обед, и вы хотите покушать и обоняете вкусный запах, все-таки сама ложка вам не поднесет кушанья. Нужно понудить себя, встать, подойти, взять ложку и тогда уже кушать. И никакое дело не делается сразу…

Человеку дана жизнь на то, чтобы она ему служила, не он ей, то есть человек не должен делаться рабом своих обстоятельств, не должен приносить свое внутреннее в жертву внешнему. Служа жизни, человек теряет соразмерность, работает без рассудительности и приходит в очень грустное недоумение; он и не знает, зачем живет. Это очень вредное недоумение и часто бывает: человек, как лошадь, везет и везет, и вдруг на него находит такое… стихийное препинание.

Спрашивает, каким путем идти к Богу. Идите путем смирения! Смиренным несением трудных обстоятельств жизни, смиренным терпением, посылаемых Господом болезней; смиреною надеждой, что не будете оставлены Господом, скорым помощником и любвеобильным Отцом Небесным; смиреною молитвою о помощи свыше, об отгнании уныния и чувства безнадежности, которыми враг спасения тщится привести к отчаянию, гибельному для человека, лишающего его благодати и удаляющего от него милосердие Божие.

Смысл жизни христианской, по слову святого апостола Павла, писавшего Коринфянам: “Прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которыя суть Божии”. Итак, начертав сии святые слова в душах и сердцах, следует заботиться, чтобы расположение и поступки в жизни служили славе Божией и назиданию ближним.

Преподобный Нектарий Оптинский, моли Бога о нас!

Полное житие преподобного Нектария старца Оптинского

Двое нас было на белом свете
Благословение схимницы
Словно в раю
Здесь он обрел свое истинное назначение
Старческое руководство
Николка проспится, всем пригодится
Годы иноческого подвига
Видишь, как нужна иногда учёность
Старец Нектарий и живопись
Быстро возрастал духовно
Из уединенной кельи к общественному служению
Духовная высота и юродство старца
Старец Нектарий о молитве
Советы старца Нектария
Мы стали точно родными по душе
Арест и тюрьма
Прежний старец во всей силе духа
Со всех концов России
Силы старца угасали
В лике святых

Последним соборно избранным Оптинским старцем был преподобный Нектарий, ученик скитоначальника преподобного Анатолия (Зерцалова) и преподобного старца Амвросия. Он нёс крест старческого служения в годы тяжёлых испытаний для Русской Православной Церкви, для всей России. Пятьдесят лет Старец Нектарий провёл в Скиту Оптиной Пустыни, из них двадцать – в затворе. Он восходил по духовной лестнице от затвора к общественному служению и был достойным продолжателем Оптинского старчества. Наделённый Богом великим даром пророчества и прозорливости, он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей. Старец Нектарий молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере. В годы тяжёлых искушений преподобный Нектарий брал на себя бремя людских грехов. Он разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании. О его жизненном пути — в связи с гонениями на Церковь, преследованием монашества – известно меньше, чем о его прославленных предшественниках.

Двое нас было на белом свете

Преподобный Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году в городе Ельце Орловской губернии в бедной семье Василия и Елены Тихоновых. Отец его был рабочим на мельнице и умер, когда сыну было всего семь лет. Перед кончиной он благословил сына иконой Святителя Николая, поручая его попечительству своё чадо. С этой иконой Старец не расставался всю жизнь.

Позднее преподобный Нектарий рассказы о своём детстве часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» С матерью у Николая были самые теплые и сердечные отношения. Она больше действовала кротостью и умела тронуть его сердце.

Отрок рос кротким, тихим, был умным и любознательным, но из-за крайней нужды учиться ему пришлось не в городской, а в сельской церковно-приходской школе. Там научился он читать, писать и считать, изучал Закон Божий.

Но и мать его умерла рано. Остался мальчик круглым сиротой. С 11 лет он стал работать в лавке богатого купца. Был Николай трудолюбив и к 17 годам дослужился до младшего приказчика. В свободное время юноша очень любил ходить в храм и читать церковные книги. Его отличали кротость, скромность, душевная чистота.

Благословение схимницы

Когда юноше исполнилось двадцать лет, старший приказчик задумал женить его на своей дочери. В то время в Ельце жила почти столетняя схимница, старица Феоктиста, духовная дочь святителя Тихона Задонского. И у горожан был благочестивый обычай советоваться с ней во всех важных делах. Хозяин отправил к ней юношу за благословением на брак. А схимница благословила его пойти в Оптину Пустынь к старцу Илариону. Перекрестила его и дала на дорогу чай. Хозяин отпустил юношу в Оптину, и Николай отправился в путь.

Словно в раю

В 1873 году пришел он в Оптину пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Дело было весной. Вокруг монастыря – красота несказанная. Луга – в первых цветах, и среди них течёт серебристая Жиздра. За рекой виднеются белые монастырские стены и башни. А вокруг – сады и огромный мачтовый сосновый бор. Много лет спустя старец Нектарий так вспоминал о своём первом впечатлении от Оптиной: «Какая красота здесь! Солнышко с самой зари, и какие цветы, словно в раю». Как пришёл в Оптину, сразу отправился в Скит. Дорога от монастыря шла среди вековых сосен. Со скитских врат на него строго смотрели лики древних подвижников благочестия. Скит представлял собой просторный сад с приютившимися возле ограды белыми домиками келий. В центре – Иоанно-Предтеченский храм, вокруг цветы. Обычай разводить цветы в скиту завёл ещё старец Макарий, утешая братию их красотой. Направо и налево от входа – два почти одинаковых домика, у каждого по два крыльца, с внутренней и внешней стороны Скита. В одном из них жил старец Амвросий.

Здесь он обрел свое истинное назначение

Здесь, в Оптиной, Промыслом Божиим, будущий старец обрел свое истинное назначение. «Ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим» (Иер. 10, 23). Сначала юноша пошёл к скитоначальнику старцу Илариону, он рассказал старцу о матушке Феоктисте и попросил решения своей судьбы. Отец Иларион внимательно выслушал юношу и отправил его к преподобному Амвросию.

Уже старцем, вспоминая об отце Иларионе, батюшка Нектарий писал: «Я ему всем обязан. Он меня принял в Скит пятьдесят лет назад, когда я пришёл, не имея, где главу приклонить. Круглый сирота, совсем нищий, а братия тогда вся была – много образованных. И вот я был самым что ни на есть последним».

В то время к великому старцу Амвросию приходило так много людей, что дожидаться приёма приходилось неделями. Но Николая он принял сразу и говорил с ним два часа. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному старцу Амвросию.

Старческое руководство

С 1874 года по 1894 год, то есть, в течение двадцати лет, до самой кончины старца Анатолия (Зерцалова), Николай был его духовным сыном. Позднее он говорил о своём духовном отце так: « Я к нему двадцать лет относился и был самым последним сыном и учеником, о чём и сейчас плачу. К старцу же Амвросию я обращался в редких и исключительных случаях. При всём этом я питал к нему великую любовь и веру. Бывало, придёшь к нему, и он после нескольких слов моих обнаружит всю мою сердечную глубину, разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. Попечительность и любовь ко мне, недостойному, со стороны старцев нередко изумляли меня, ибо я сознавал, что их недостоин. На мой вопрос об этом духовный отец мой, иеромонах Анатолий, отвечал, что причина сему – моя вера и любовь к старцу, и что если он относится к другим не с такой любовью, как ко мне, то это происходит от недостатка в них веры и любви, как человек относится к старцу, так точно и старец относится к нему».

В годы первых послушаний юноша не раз ощущал проявление любви старца и его благодатной помощи. Так, года через два по поступлении Николая в Скит, вышло распоряжение властей о высылке из обители всех послушников, подлежащих воинскому призыву. «И мне, — рассказывал отец Нектарий, — вместе с другими объявили о высылке из Скита. Но, к счастью моему, по святым молитвам старца Амвросия, эта опасность миновала» Пришёл Николай к Батюшке благодарить за молитвенную помощь, а тот отвечает: «Если будешь жить по-монашески, то и на будущее время никто тебя не потревожит». Так и случилось.

Отец Нектарий всегда очень высоко ставил старческое руководство. Когда его как-то раз спросили, не возмущался ли он против своих учителей, он отвечал: «Нет! Мне это и в голову не приходило. Только раз провинился я в чём-то, и послали меня к старцу Амвросию на вразумление. А у того палочка была. Как провинишься, он и побьёт (не так, как я вас!). А я, конечно, не хочу, чтобы меня били. Как увидел, что Старец за палочку берётся, я бежать, а потом прощения просил».

Молодого послушника старцы вели истинно монашеским путём. Отец Амвросий и отец Анатолий, провидя в юноше своего достойного преемника, прикрывая свою святую любовь к нему полуюродством и шутками, обучали юного послушника высшей и спасительной добродетели – смирению.

По воспоминаниям тех, кто знал отца Нектария в годы его юности, он был очень красив. И старец Амвросий для смирения называл его «губошлеп». Юный послушник всегда с любовью и смирением принимал укоризны своего Старца. Так, братия Скита часто получала посылки от родственников с «утешениями» — печеньем, вареньем, чаем. Николаю некому было присылать эти «утешения», и сами великие старцы потчевали его, но при этом смиряли. Придёт он к старцу Амвросию, просит сладостей к чаю, а тот ему строго: «Как, ты уже всё съел? Ах ты, губошлеп!»

Или, случалось, придёт юный послушник к батюшке Амвросию, а тот скажет: «Ты чего без дела ходишь? Сидел бы в своей келье да молился!» Больно станет Николаю, идёт к духовному отцу своему батюшке Анатолию. А он: «Ты чего без дела шатаешься? Празднословить пришёл?» Уйдёт Николай в свою келью, упадёт перед образом Спасителя и всю ночь плачет: «Господи! Какой же я великий грешник, если и старцы меня не принимают!»

Уроки старцев не прошли даром. И в начале своего пребывания в Скиту, и будучи уже опытным духовным наставником, преподобный Нектарий со смирением говорил о себе: «Я в новоначалии, я учусь… Я наистарейший в обители летами, а наименьший по добродетели». И еще: «Я мравий, ползаю по земле и вижу все выбоины и ямы, а братия очень высоко, до облаков подымается». Любимая поговорка его была: «Всюду нужно терпение и смирение».
Впоследствии отец Нектарий и своих духовных детей особенно приучал к терпению и смирению. Воспитывая терпение у духовных чад своих, заставлял ждать приёма часами, а порой и днями.

Николка проспится, всем пригодится

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами. Порой ему приходилось выходить из Скита в монастырь и под большие праздники вместе с шамординскими монахинями плести венки на иконы. При этом, как потом вспоминали сёстры, молодой послушник часто краснел и старался не поднимать на них глаза. Ревностный ученик великих старцев «хранил зрение», чтобы достигнуть евангельской чистоты.

Вскоре его назначили на пономарское послушание, прислуживать священнику в алтаре. У преподобного Нектария была келья, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из кельи — в храм да в могилу.

По ночам постоянно виднелся у него свет, послушник читал или молился. А утром должен был первым, до прихода братии прийти в храм, подготовить алтарь к богослужению. Утреня в Скиту начиналась около часа ночи и продолжалась до половины четвёртого утра. Нелегко было мирскому юноше привыкать к строгому уставу святой обители. Простояв на молитве ночь, он приходил в храм полусонный. Случалось, опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится». Так преподобный Амвросий предсказывал его будущее старческое служение.

Годы иноческого подвига

Под руководством своих великих наставников преподобный Нектарий быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию. При монашеском постриге ему было дано имя Нектарий в честь преподобного Нектария Киево-Печерского. Принятие ангельского чина стало для инока великой радостью. Будучи старцем, он вспоминал: «Целый год после этого я словно крылышки за плечами чувствовал».

Получив мантию, отец Нектарий почти перестал покидать свою келью, не говоря уже об ограде Скита. Несколько лет даже окна его кельи были закрыты синей бумагой. В своём полузатворе отец Нектарий неустанно молился и пребывал в постоянном покаянии. Об этих годах иноческого подвига уже в старости он говорил: «Сидел я в своей келье и каялся, а потом ещё тридцать лет отмаливал свои грехи».

Видишь, как нужна иногда учёность

По благословению старцев, в затворе отец Нектарий читал духовные книги. В те годы в Оптиной была большая библиотека, в которой насчитывалось более тридцати тысяч книг. Он познакомился с творениями святых отцов: аввы Дорофея, преподобных Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Макария Великого, святителей Тихона Задонского и Димитрия Ростовского.

Через десять лет пребывания в затворе духовные отцы благословили его читать светских авторов и изучать светские науки, видимо, с целью приобрести те познания, которые могли ему помочь приводить к спасению мятущиеся души ищущей интеллигенции. Он читал Данте и Шекспира, Пушкина, Гоголя, Достоевского.

Занимался географией, математикой, изучал иностранные языки, латынь. В единственный час отдыха, после обеда, он читал Пушкина или народные сказки. Мог прочитать наизусть Пушкина и Державина. Как-то сказал: «Многие говорят, что не надо читать стихи, а вот батюшка Амвросий любил стихи, особенно басни Крылова». И до последних дней своей жизни Старец просил привозить ему книги, интересовался направлениями современного искусства, расспрашивал о постановке образования в новое время. Окончив лишь сельскую церковно-приходскую школу, он мог легко общаться с писателями, учёными.

Одна духовная дочь отца Нектария говорила подруге в его приёмной: «Не знаю, может быть, образование вообще не нужно, и от него только вред. Как его совместить с православием?» Старец, выходя из своей кельи, возразил: « Ко мне однажды пришёл человек, который никак не мог поверить в то, что был потоп. Тогда я рассказал ему, что на самых высоких горах в песках находятся раковины и другие остатки морского дна, и как геология свидетельствует о потопе. И он уразумел. Видишь, как нужна иногда учёность».

Старец говорил, что Бог не только разрешает, но и требует, чтобы человек возрастал в познании. Пример тому и Божественное творчество, где нет остановки, всё движется, и ангелы не пребывают в одном чине, но восходят со ступени на ступень, получая новые откровения. Человек должен учиться и идти к новым и новым познаниям.

Однажды пришли к Батюшке семинаристы со своими преподавателями и попросили сказать слово на пользу. И Старец посоветовал им жить и учиться так, чтобы ученость не мешала благочестию, а благочестие — учености. При этом отец Нектарий уточнил, что науки приближают человека к истинному знанию, но глубина его не поддаётся разуму человека. Он советовал читать святоотеческую литературу, жития святых, но прежде всего, учил пристальному и внимательному чтению Священного Писания. Не раз повторял, что не может быть ничего в мире выше истин Божественного Писания: «Все стихи в мире не стоят строчки Божественного Писания».

Старец Нектарий и живопись

Живопись, к которой старец Нектарий имел способность, была ему особенно близка. У академика Болотова, принявшего монашество, он учился живописи и до последних дней своей жизни следил за ней, интересовался новейшими течениями в искусстве и делал эскизы икон. Например, эскиз Благовещения он сделал в последний год своей жизни в Оптиной.

«Теперь живописное искусство в упадке, — говорил он, — Раньше художник готовился к написанию картины — и внутренне, и внешне. Прежде чем сесть за работу, он приготавливал все необходимое: холст, краски, кисти и так далее, а картину писал не несколько дней, а годы, иногда всю жизнь, как, например, художник Иванов свое «Явление Христа народу». И тогда создавались великие произведения. А сейчас художники пишут второпях, не продумав, не прочувствовав… Например, когда пишешь духовную картину, нужно, чтобы свет не на Ангела падал, а из него струился.»

Старцу очень хотелось, чтобы была создана картина Рождества Христова. «Нужно, чтобы мир вспоминал об этом величайшем событии, ведь оно произошло только один раз в истории! … Пастухи в коротких, изодранных по краям одеждах стоят лицом к свету, спиной к зрителю. А свет не белый, а слегка золотистый, без всяких теней и не лучами или снопами, а сплошь, только в самом дальнем краю картины слегка сумрак, чтобы напомнить, что это ночь. Свет весь из ангельских очертаний, нежных, едва уловимых, и чтобы ясно было, что это красота не земная — небесная, чтобы не человеческое это было!» — прибавил батюшка с особой силой. А в другом случае старец сказал одной девушке: «Почему пастухи удостоились в эту ночь увидеть ангелов? — Потому, что они бодрствовали».

Однажды старцу показали икону Преображения Господня, где яркость Фаворского света достигалась контрастом с черными узловатыми деревьями на переднем плане. Старец велел их стереть, объясняя, что где Фаворский свет, там нет места никакой черноте… Когда загорается этот свет, каждая трещинка начинает светиться.

Преподобный Некта́рий Оптинский

Преподобный Некта́рий Оптинский

Предназначен для келейного чтения

Кондак 1

Богоблаженному старцу Нектарию яко благоуханному крину Оптины пустыни, иже источает божественный нектар духовнаго жития и благовонит им Церковь Божию, похвальная принесем пения, ты же, отче богомудре, от моря суетствий и бед многоразличных избави стадо твое любовию тебе зовущее: Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Икос 1

От корене благочестия процвел еси, отче Нектарие, потоки евангельскими напаяемь и страхом Божиим окормляемь издетска, яко непорочный агнец от матере в дар Богу принеслся еси, яко всесожжение тучное. Мы же воню обоняюще трудов твоих, похвальная тебе зовем:

Радуйся, благочестивых родителей процветение.

Радуйся, боголюбивых ревнителей приращение.

Радуйся, добродетелей цветозлачное одеяние.

Радуйся, добровонное целомудрия помазание.

Радуйся, яко в дому Божии приметаяйся издетска.

Радуйся, яко в раю сладости вчинивыйся изрядне.

Радуйся, кореню, напояемый водами веры.

Радуйся, грозде источаяй вино надежды.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 2

Услышав отче яко в Оптиной пустыни вертоград старчества Богом насажден бысть, устремился еси вонь на крылах любомудрия и почил еси на лузе скитском сладость вкушая нектара духовнаго, Богу взывая: Аллилуиа.

Икос 2

Под крылома Предтечи водворивыйся отче Нектарие и в храме его яко на мысленнем небе живый, послушанию церковному прилежал еси, яко ангельскому служению. Темже приносим тебе похвальное пение:

Радуйся, от Предтечи всыновление приемый.

Радуйся, от старцев вразумление получивый.

Радуйся, утварь мысленная храма Божия.

Радуйся, укорение чувственное греха гордости.

Радуйся, Ангельскими деяньми себе окрыливый.

Радуйся, иноческими добродетельми себе украсивый.

Радуйся, послушанием обретый миросветлый восход.

Радуйся, прилежанием открывый премирный восток

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 3

Яко розга, в оптинстей пустыни прозябл еси, отче Нектарие, напаяемь богомудрыми словесы старцев твоих, и в точиле послушания изгнетаемь, мсто сладчайшее искапал еси нощебденных твоих молитв, Богу поя: Аллилуиа.

Икос 3

В тесней храмине твоей аки в затворе пожил еси, отче Нектарие, духом присно в горнее восходя, о земных небрегл еси попечениих, обаче любомудрием душу твою аки златом богатя. Темже сокровищем души твоея дивящеся, сице тебе рцем:

Радуйся, нощебденных молитв светильниче.

Радуйся, днесветлых трудов проповедниче.

Радуйся, затворниче боголюбезнейший.

Радуйся, заступниче благодерзновеннейший.

Радуйся, яко во глубине безмолвия бисер обрел еси духовный.

Радуйся, яко в тишине безстрастия глас хлада явися ти тонка.

Радуйся, яко теснотою подвига широту обрел еси Рая.

Радуйся, яко высотою смирения глубины избегл еси ада.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 4

В тишине безмолвия Богу поработал еси отче, мира тщету и тину страстей отрясл еси, чистым оком Божия тайны уведел еси богомудре, темже чадам твоим заповедел еси во всем искать великого смысла, Богу благодарне взывая: Аллилуиа.

Икос 4

Сердце, яко книгу богописанну возымел еси, отче, начертанием в нем Божиих таин и судеб. Книжник явлься богомудрый, источаяй познания нелестная, и напаяяй сладостию божественною всех вопиющих тебе:

Радуйся, скрижале неписанная житейскими письмены.

Радуйся, свитче исписанный тростию благодати.

Радуйся, таин Божественных честное вместилище.

Радуйся, судеб Господних таинниче преизрядный.

Радуйся, несмысленных премудростию Божественною умудривый.

Радуйся, мудрых века сего обличивый.

Радуйся, от камене Христа мед духовный пивый.

Радуйся, от уст твоих сладость духовную источивый.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 5

Сокровищница дарований духовных явился еси Нектарие, ихже приял еси от богоносных старцев твоих: от Амвросия научился еси деянию, от Анатолия же видению, от самаго же Господа приял еси молитву непрестанную, поя Ему: Аллилуиа.

Икос 5

Егда старцем последним быти тя братия избраша отче Нектарие, обаче по смирению отрещися хотящу, старцев собор тебе в видении предста, ихже совету внял еси, иго благое прияти, темже похвальная услыши сия:

Радуйся, единомысленная крепосте верных.

Радуйся, изобличивый немощь неверных.

Радуйся, собора старческаго присное благоухание.

Радуйся, о Бозе крепкое явивый подвизание.

Радуйся, молитвою примиряяй во вражде сущих.

Радуйся, псаломски мудрствуяй о вещех пресущных.

Радуйся, видений небесных присный созерцателю.

Радуйся, откровений Божественных достойный хранителю.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 6

Страстей рубище отче Нектарие пращею поста раздрал еси, бдением же ветхих риз совлеклся еси, темже ризы испещренны добродетельми тебе истка благодать Святаго Духа, в нюже облеклся еси, поя: Аллилуиа.

Икос 6

Ум Христов стяжал еси богомудре Нектарие, совлечением мудрования мира сего, и явился еси любомудрия светильник светозарный. Темже просвети евангельским богоразумием вопиющих тебе сия:

Радуйся, очи херувимския стяжавый.

Радуйся, усты серафимския имевый.

Радуйся, пламенеющаго рачения светлость.

Радуйся, светлейшаго разсуждения ясность.

Радуйся, страстей угашаяй разжжение.

Радуйся, пламене добродетелей возжение.

Радуйся, премудрости Христовой таиниче.

Радуйся, любомудрия евангельскаго исполнение.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 7

Умудрительное имел еси отче слово разрешающее всякий неправды соуз, просиявающее же глубины душевныя и во отишие преводящее от бури скорбей. Темже утешительным словом напитай чада твоих, вопиющих Христу: Аллилуиа.

Икос 7

Яко хотя безумие мира сего обличити богомудре Нектарие, буйством мнимым явил еси себе прикровен, юродством мудрым высокомудрых изобличил еси суемудрие и к высоте благочестия привлекл еси от страстей безчестия вопиющих тебе сия:

Радуйся, Премудрости Божественныя сладостное покоище.

Радуйся, немудрости мирския горчайшее позорище.

Радуйся, буйством проповеди Христа распята прославивый.

Радуйся, бегством покоища Христу сораспявыйся.

Радуйся, юродством мнимым обуил еси превозносящихся.

Рауйся, смиренномудрием многим умудрил еси себе умаляющия.

Радуйся, наперстниче премудрости и страже благочестия.

Радуйся, нектаре разумности истребляяй нечестие.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 8

Яко полная луна в нощи безбожия возсиял еси, богомудре Нектарие, исполняяй светом богоразумия притекающия к светлым советам твоим, тьмою же неверия ослепленныя уверительными озарил еси чудесы. Темже просветившеся от тебе познанием Солнца Правды – Христа, вопием Ему: Аллилуиа.

Икос 8

Пророческою мастию помазан был еси благодатию Пресвятаго Духа якоже будущая ясно зрел еси яко настоящая, и советы сердечныя явил еси сокровенныя. Темже яко тайноглагольника тя вси вохваляем глаголюще:

Радуйся, таинниче Божественных промышлений.

Радуйся, светильниче сердечных намерений.

Радуйся, яко Царю предрекл еси венцем мученичества увязение.

Радуйся, яко Царству Российскому прорекл еси венцем духовным облажение.

Радуйся, яко седмь светильников прозрел еси в Оптиной сияющих.

Радуйся, яко седмь столпов узрел еси в ней от земных недр восходящия.

Радуйся, будущаго века яснозрителю блаженнейший.

Радуйся, настоящаго времене тайновидче изряднейший.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 9

Горчайший плод прозябе земли российстей корень безбожия егда насажден бысть на благодатней пажити ея, обаче сладчайша явишася твоя пророчества егда утешал еси приходящия люди озлобленныя. Темже не престай утешая ны отче блаженне твоими богомудрыми реченьми, да Христу исторгшему корень безбожия поем: Аллилуия.

Икос 9

Посечен бысть безбожниками вертоград старчества, яко умалишася истина от земли, обаче яко о корень твоего юродства притупися серп безбожия, сего ради утвердися исповедание твое яко кедр ливанский. Мы же подвигом твоим укрепльшася, похвальная тебе зовем:

Радуйся, Божественная розго, плодящая грозд покаяния.

Радуйся, Божественная клеще исторгающая терн безбожия.

Радуйся, вино, веселящее заповеди творящих.

Радуйся, пище твердая добре подвизающимся.

Радуйся, меде духовный Божественных разумений.

Радуйся, млеко евангельское Божественных наставлений.

Радуйся, словеса источаяй и души верных напаяяй.

Радуйся, серп слова наостривый и безбожие искоренивый.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 10

Яко корабль исполнен добродетелей в пристанище достигл еси безстрастия и оттуду в горняя ветрилом Духа преставился еси к старцам твоим идеже союзом любве связался еси со всеми святыми песнь преславную поя: Аллилуия.

Икос 10

В райских кущех ныне водворяешися блаженне Нектарие, и наслаждаешися блаженством несказанным и черплеши чистую воду жизни исходящую от Престола Божия. Темже в молитвах поминай тебе славящия и глаголющия сия:

Радуйся, небоходец Божественных селений.

Радуйся, подателю райских утешений.

Радуйся, небомудренных разумений произращение.

Радуйся, благочестивых обычаев насаждение.

Радуйся, добродетелей нектар источаяй.

Радуйся, добронравия аромат испущаяй.

Радуйся, изящное рая Божия удобрение.

Радуйся, изрядное черноризцев украшение.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 11

Сиры не потерпел еси нас, отче оставити, темже мощьми твоими возвратился еси во обитель твою, юже облаговонил еси сладким нектаром райским и чудесы преславными украсил еси честную раку твою, к нейже притекающии с верою исцеления приемлют вопиюще Христу: Аллилуиа.

Икос 11

Неудержимою зарею от земных недр возсиял еси, блаженне Нектарие, яко утро Божественное озарил еси обитель твою солнцем незаходимым притекл еси в ню мощьми благодатными и седмь светильников вжегл еси и таинств учредил еси седмь. Темже яко в дому Премудрости вси почивающе велегласно ти зовем:

Радуйся, премудрости доме богозданный.

Радуйся, глупости храмину разрушивый.

Радуйся, седьмостолпная добродетелей осново.

Радуйся, седмосвещниче храма Божия.

Радуйся, семи таинств церковных благоговейный служителю.

Радуйся, семи столпов премудрости разумливый ваятелю.

Радуйся, даров Духа Святаго одушевленная хранительнице.

Радуйся, яко мощьми твоими исцеляеши болящия.

Радуйся, яко чудодейственную помощь подаеши просящим.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 12

В Раю сладости процвел еси блаженне Нектарие, приснославным твоим житием, добродетелей мастикою намастился еси яже изнесл еси от трудов твоих, темже токи медоточныя нектара Божественнаго источи тя прославляющим, и от души поющим Христу тя прославившему: Аллилуиа.

Икос 12

Богомудрое о Бозе твое житие воспеваем блаженне Нектарие, имже объюродил еси безумие мира сего в мудрости же Божественней преславное показал еси возрастание, темже источи нам сладость Божественнаго познания вопиющим тебе:

Радуйся, Божественныя радости сладость вкушаяй.

Радуйся, мирских скорбей горечь истребляяй.

Радуйся, мировоние Духа Святаго обоняяй.

Радуйся, мудрование духа лукаваго обличаяй.

Радуйся, от Бога приемый дары многоразличныя.

Радуйся, имиже исцеляеши недуги многоболезненныя.

Радуйся, яко тобою к Премудрости Божественней приближихомся.

Радуйся, яко тобою безумий мирских избегохом.

Радуйся, блаженне Нектарие, Оптиной пустыни благоухание.

Кондак 13

О богоблаженне отче Нектарие, яко миро честно стяжахом тя, яко благоуханный нектар воспеваем тя. Темже злосмрадных дел твоим предстательством избави нас и благоуханными твоими молитвами нас богоприятны Богу соделай да сладкогласно с тобою поем Ему: Аллилуиа.

(Этот кондак глаголи трижды, затем икос 1 и кондак 1)

Молитва

О Преподобне и богоблаженне отче Нектарие, Присносветлый светильниче старчества оптинскаго! Юродство подъемый и безумие мира обличивый, от богоборных злоключения добльственне претерпевый и блаженства изгнанных ради Господа Иисуса вкусивый. Призри ныне с небесе и от Райскаго сада к нам приникни. Возвыси наше мудрование от земных попечений и о небеснем жительстве помышляти научи. Яко божественными добродетельми себе украсивый и плоды Райских сладостей непрестанное наслаждение вкусивый, от треволнения страстей и горших плодов грехолюбия нас исхити всеизрядным твоим предстательством. В Вере Православной до последняго издыхания утверди ны стояти и по отеческим стопам и преданием св. Апостол умудри ны ходити.

Господа и Бога умоли, богомудре отче, от грядущаго антихриста и от коварных его сетей нас избавити и в сокровенней пустыни спасения нас вселити. Да тихое, мирное и благочестное житие в веце сем скончаем и Райских селений по твоим молитвам наследити сподобимся. Идеже купно с тобою и со старцы оптинскими воспоем и прославим Безначальную и Нераздельную и Единосущную Троицу, Отца и Сына и Святаго духа во веки веков. Аминь.

Краткое житие старца Нектария

 полное житие   письма   фотографии

Рождение:
1853 г.

Постриг в мантию:
14/27 марта 1887 г.

День тезоименитства:
29 ноября/12 декабря

Иерейская хиротония:
21 октября/3 ноября 1898 г.

Постриг в схиму:
апрель 1920 г.

Кончина (день памяти):
29 апреля/12 мая 1928 г.

Обретение мощей:
3/16 июля 1989 г.

 

 Святые мощи преподобного Нектария находятся во Введенском соборе

Последним соборно избранным Оптинским старцем был преподобный Нектарий, ученик скитоначальника преподобного Анатолия (Зерцалова) и преподобного старца Амвросия. Он нёс крест старческого служения в годы тяжёлых испытаний для Русской Православной Церкви, для всей России. Пятьдесят лет Старец Нектарий провёл в Скиту Оптиной Пустыни, из них двадцать — в затворе. Он восходил по духовной лестнице от затвора к общественному служению и был достойным продолжателем Оптинского старчества. Наделённый Богом великим даром пророчества и прозорливости, он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей. Старец Нектарий молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере. В годы тяжёлых искушений преподобный Нектарий брал на себя бремя людских грехов. Он разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании. О его жизненном пути — в связи с гонениями на Церковь, преследованием монашества — известно меньше, чем о его прославленных предшественниках.

Преподобный Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году в городе Ельце Орловской губернии в бедной семье Василия и Елены Тихоновых. Отец его был рабочим на мельнице и умер, когда сыну было всего семь лет. Перед кончиной он благословил сына иконой Святителя Николая, поручая его попечительству своё чадо. С этой иконой Старец не расставался всю жизнь.

Позднее преподобный Нектарий рассказы о своём детстве часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» С матерью у Николая были самые теплые и сердечные отношения. Она больше действовала кротостью и умела тронуть его сердце. Но и мать его умерла рано. Остался мальчик круглым сиротой. С 11 лет он стал работать в лавке богатого купца. Был Николай трудолюбив и к 17 годам дослужился до младшего приказчика. В свободное время юноша очень любил ходить в храм и читать церковные книги. Его отличали кротость, скромность, душевная чистота.

Когда юноше исполнилось двадцать лет, старший приказчик задумал женить его на своей дочери. В то время в Ельце жила почти столетняя схимница, старица Феоктиста, духовная дочь святителя Тихона Задонского. Хозяин отправил к ней юношу за благословением на брак. А схимница благословила его пойти в Оптину к старцу Илариону. Хозяин отпустил юношу в Оптину, и Николай отправился в путь.

В 1873 году пришел он в Оптину пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Здесь Промыслом Божиим он обрел свое истинное назначение. Ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим (Иер. 10, 23). Сначала юноша пошёл к скитоначальнику старцу Илариону, а тот отправил его к преподобному Амвросию. В то время к великому старцу Амвросию приходило так много людей, что дожидаться приёма приходилось неделями. Но Николая он принял сразу и говорил с ним два часа. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному старцу Амвросию.

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами, потом его назначили на пономарское послушание. У преподобного Нектария была келия, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из келии — в храм да в могилу. На этом послушании он часто опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится».

Под руководством своих великих наставников преподобный Нектарий быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию, 19 января 1894 года был посвящен в иеродиакона, а еще через четыре года был рукоположен Калужским архиереем в иеромонаха. Было ему тогда тридцать четыре года.

Уже в эти годы он исцелял больных, обладал даром прозорливости, чудотворения и рассуждения. Но по своему смирению эти высокие духовные дарования он скрывал под внешним юродством. На юродство он имел благословение старцев. Оптинские старцы часто прикрывали своё духовное величие юродством — шутками, чудачеством, неожиданными резкостями или непривычной простотой в обращении со знатными и заносчивыми посетителями.

В 1912 году оптинская братия избрала его в старцы. Но преподобный Нектарий отказывался, говоря: «Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу». И только по послушанию он согласился принять на себя старчество.

В первое время после избрания старцем отец Нектарий усилил юродство. Приобрёл музыкальный ящик и граммофон с духовными пластинками, но скитское начальство запретило ему их заводить; играл игрушками. Была у него птичка-свисток, и он заставлял в неё дуть взрослых людей, которые приходили к нему с пустыми горестями. Был волчок, который он давал запускать своим посетителям. Были детские книги, которые он раздавал читать взрослым людям.

В юродстве Старца часто содержались пророчества, смысл которых открывался часто лишь по прошествии времени. Например, люди недоумевали и смеялись над тем, как старец Нектарий внезапно зажигал электрический фонарик и с самым серьезным видом ходил с ним по своей келье, осматривая все углы и шкафы… А после 1917 года вспомнили это «чудачество» совсем иначе: именно так, во тьме, при свете фонариков, большевики обыскивали кельи монахов, в том числе и комнату старца Нектария. За полгода до революции Старец стал ходить с красным бантом на груди — так он предсказывал наступающие события. Или насобирает всякого хлама, сложит в шкафчик и всем показывает: «Это мой музей». И действительно, после закрытия Оптиной в скиту был музей.

Часто вместо ответа отец Нектарий расставлял перед посетителями куклы и разыгрывал маленький спектакль. Куклы, персонажи спектакля, давали ответы на вопросы своими репликами. Так, владыка Феофан Калужский не верил в святость Старца. Как-то приехал он в Оптину и зашёл к отцу Нектарию. Тот, не обращая на него никакого внимания, играл в куклы: одну наказывал, другую бил, третью сажал в тюрьму. Владыка, наблюдая это, утвердился в своём мнении. Позже, когда большевики посадили его в тюрьму, он говорил: «Грешен я перед Богом и перед Старцем. Всё, что он мне показывал тогда, было про меня, а я решил, что он ненормальный».

Однажды старец Варсонофий, будучи ещё послушником, проходил мимо домика отца Нектария. А он стоит на своём крылечке и говорит: «Жить тебе осталось ровно двадцать лет». Это пророчество впоследствии исполнилось в точности.

Протоиерей Василий Шустин рассказывал, как Батюшка, не читая, разбирал письма: «Одни письма он откладывал со словами: Сюда надо дать ответ, а эти письма благодарственные, их можно без ответа оставить». Он их не читал, но видел их содержание. Некоторые из них он благословлял, а некоторые и целовал».

Известны многочисленные случаи, когда Батюшка исцелял смертельно больных людей. Приехала в Оптину мать, дочь которой страдала неизлечимой болезнью. От больной отказались все врачи. Мать дожидалась старца в приёмной и вместе с другими богомольцами благословилась у него. Она ещё не успела сказать ему ни слова, как Старец обратился к ней сам: «Ты пришла молиться о больной дочери? Она будет здорова». Он дал матери семь пряников и велел: «Пусть каждый день дочь съедает по одному и почаще причащается, будет здорова». Когда мать вернулась домой, дочка с верой приняла пряники, после седьмого причастилась и выздоровела. Болезнь к ней больше не возвращалась.

Как-то приехала к нему монахиня Нектария с мальчиком-подростком, который вдруг заболел. Температура поднялась до сорока градусов. Она и говорит Батюшке: «Олежек у меня заболел». А он отвечает: «Хорошо поболеть в добром здравии». На другой день дал мальчику яблочко: «Вот тебе лекарство». И, благословляя их в путь, сказал: «Во время остановки, когда будете лошадей кормить, пусть выпьет кипяточку и будет здоров». Так они и сделали. Мальчик выпил кипяточку, заснул, а когда проснулся, был здоров.

Принимал преподобный старец Нектарий посетителей в «хибарке» прежних старцев, иногда он оставлял на столе в приемной книги, и посетители в ожидании приема смотрели эти книги и, листая их, находили ответы на свои вопросы. А преподобный Нектарий по своему смирению замечал, что они приходят к преподобному старцу Амвросию и сама келия говорит за него.

У Батюшки был кот, который его необыкновенно слушался, и Батюшка любил говорить: «Старец Герасим был великий старец, потому у него был лев, а мы малы — и у нас кот».

Внешне старец был невысокого роста, согбенный, с округлым лицом и небольшой клинообразной бородкой. Лицо его как бы не имело возраста — то древнее, суровое, то молодое до живости и выразительности мысли, то детское по чистоте и покою. Ходил он лёгкой, скользящей походкой, как бы едва касаясь земли. Лишь перед самой смертью он передвигался с трудом, ноги распухли как брёвна, сочились сукровицей — это сказалось многолетнее стояние на молитве.

Для каждого человека у старца был свой подход, «своя мера», порой он оставлял посетителя одного в тишине «хибарки» побыть наедине со своими мыслями, иногда долго и оживленно беседовал, удивляя собеседника своими познаниями, и люди спрашивали: «Где же старец окончил университет?» И не могли поверить, что он нигде не учился. «Вся наша образованность от Писания», — говорил о себе старец.

Высоко ценил Старец послушание. Митрополита Вениамина (Федченкова) он наставлял: «Примите совет на всю вашу жизнь: если начальники или старшие вам предложат что-нибудь, то, как бы трудно ни было или как бы высоко не казалось, не отказывайтесь. Бог за послушание поможет». Наглядный урок послушания он дал студенту Василию Шустину (будущему протоиерею), как-то сказав, что научит его ставить самовар, потому что скоро придёт время, когда у него не будет прислуги и придётся самому ставить себе самовар. Юноша с удивлением посмотрел на Старца, недоумевая, куда может деться состояние их семьи, но послушно пошёл за батюшкой в кладовку, где стоял самовар. Отец Нектарий велел налить в этот самовар воды из большого медного кувшина.

-Батюшка, он слишком тяжёлый, я его с места не сдвину, — возразил Василий.

Тогда Батюшка подошёл к кувшину, перекрестил его и сказал: «Возьми!» И студент легко поднял кувшин, не чувствуя тяжести. «Так вот, — наставил отец Нектарий, — всякое послушание, которое нам кажется тяжёлым, при исполнении бывает очень лёгким, потому что делается как послушание».

Как-то спросили Старца, должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их или утешить. «Иначе облегчить нельзя, — ответил он. — И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней — так много греха и боли принесли тебе, и прямо не можешь снести её. Тогда приходит благодать и размётывает эту гору камней, как гору сухих листьев. И можешь принимать снова».

Старец часто и с любовью говорил о молитве. Он учил постоянству в молитве, считая добрым знаком от Господа неисполнение прошений. «Надо продолжать молиться и не унывать, — поучал Батюшка. — Молитва — это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно её принять… Иногда через год Господь исполняет прошение… Пример надо брать с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, и какое Господь послал им утешение!» Однажды посоветовал: «Молитесь просто: «Господи, даруй мне благодать Твою!» На вас идёт туча скорбей, а вы молитесь: «Господи, даруй мне благодать Твою!» И Господь пронесёт мимо вас грозу».

После закрытия монастыря в Вербное воскресенье 1923 года преподобного Нектария арестовали. Старца повели в монастырский хлебный корпус, превращённый в тюрьму. Он шёл по мартовской обледеневшей дорожке и падал. Комната, куда его посадили, была перегорожена не до самого верха, а во второй половине сидели конвоиры и курили. Старец задыхался от дыма. В Страстной Четверг его увезли в тюрьму в Козельск. Позднее из-за болезни глаз Старца перевели в больницу, но поставили часовых…

По выходе из тюрьмы власти потребовали, чтобы отец Нектарий покинул Калужскую область. Старец жил в селе Холмищи Брянской области у одного крестьянина, родственника духовного сына Батюшки. ЧК грозила этому крестьянину ссылкой на Камчатку за то, что он приютил Старца. Осенью 1927 года его обложили особенно тяжёлым налогом.

В Холмищи, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета, к Старцу потянулся поток людей со всех концов России. Святой Патриарх Тихон советовался с преподобным Нектарием через своих доверенных лиц. Добираться до села, особенно весной, из-за разлива рек, было трудно, даже сообщение на лошадях прекращалось. Порой приходилось идти пешком в обход до семидесяти пяти вёрст мимо леса, где было много волков. Они часто выходили на дорогу и выли, но, по Святым молитвам Старца, никого не трогали.

Преподобный Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: «Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов».

С 1927 года Старец стал серьёзно недомогать, силы его угасали. В декабре состояние здоровья резко ухудшилось, решили, что отец Нектарий умирает, но затем наступило некоторое улучшение. В апреле Батюшке опять стало плохо. К нему приезжал отец Сергий Мечев, он причастил Старца. 29 апреля 1928 года до Холмищ с трудом добрался отец Адриан, на руках которого преподобный Нектарий скончался в эту же ночь. Незадолго до кончины на вопрос, где его хоронить, Старец указал на местное кладбище. Когда его спрашивали, не отвезти ли его тело в Козельск, отрицательно качал головой. Старец не велел хоронить его и возле Покровской церкви в селе Холмищи, сказав, что там будет хуже свиного пастбища. Так и случилось. Храм разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку. Исполняя желание Старца, его погребли на местном сельском кладбище в двух-трёх верстах от села Холмищи.

В 1935 году грабители разрыли могилу Старца, надеясь найти там ценности. Они сорвали крышку гроба и открытый гроб поставили, прислонив к дереву. Утром колхозники, пришедшие на кладбище, увидели, что Старец стоит нетленный — восковая кожа, мягкие руки. Гроб закрыли и опустили в могилу с пением «Святый Боже».

После возрождения Оптиной пустыни, 3/16 июля 1989 года, в день памяти митрополита Московского Филиппа, состоялось обретение мощей преподобного Нектария. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей исходило чудное благоухание: мантия старца оказалась нетленной, мощи были янтарного цвета. В 1996 году преподобный Нектарий был причислен к лику местночтимых Святых Оптиной Пустыни, а в августе 2000 года — Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания. В настоящее время рака с мощами старца Нектария находится в западной части Амвросиевского придела Введенского собора обители.

Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращается к нему с истинной верой, получает благодатную помощь. По молитвам преподобного Нектария люди выходят из трудных жизненных ситуаций, совершаются чудеса духовного и телесного исцеления. Преподобне отче наш Нектарие, моли Бога о нас!

 

 полное житие   письма   фотографии

Полное житие преподобного Нектария старца Оптинского

Двое нас было на белом свете
Благословение схимницы
Словно в раю
Здесь он обрел свое истинное назначение
Старческое руководство
Николка проспится, всем пригодится
Годы иноческого подвига
Видишь, как нужна иногда учёность
Старец Нектарий и живопись
Быстро возрастал духовно
Из уединенной кельи к общественному служению
Духовная высота и юродство старца
Старец Нектарий о молитве
Советы старца Нектария
Мы стали точно родными по душе
Арест и тюрьма
Прежний старец во всей силе духа
Со всех концов России
Силы старца угасали
В лике святых

Последним соборно избранным Оптинским старцем был преподобный Нектарий, ученик скитоначальника преподобного Анатолия (Зерцалова) и преподобного старца Амвросия. Он нёс крест старческого служения в годы тяжёлых испытаний для Русской Православной Церкви, для всей России. Пятьдесят лет Старец Нектарий провёл в Скиту Оптиной Пустыни, из них двадцать – в затворе. Он восходил по духовной лестнице от затвора к общественному служению и был достойным продолжателем Оптинского старчества. Наделённый Богом великим даром пророчества и прозорливости, он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей. Старец Нектарий молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере. В годы тяжёлых искушений преподобный Нектарий брал на себя бремя людских грехов. Он разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании. О его жизненном пути — в связи с гонениями на Церковь, преследованием монашества – известно меньше, чем о его прославленных предшественниках.

Двое нас было на белом свете

Преподобный Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году в городе Ельце Орловской губернии в бедной семье Василия и Елены Тихоновых. Отец его был рабочим на мельнице и умер, когда сыну было всего семь лет. Перед кончиной он благословил сына иконой Святителя Николая, поручая его попечительству своё чадо. С этой иконой Старец не расставался всю жизнь.

Позднее преподобный Нектарий рассказы о своём детстве часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» С матерью у Николая были самые теплые и сердечные отношения. Она больше действовала кротостью и умела тронуть его сердце.

Отрок рос кротким, тихим, был умным и любознательным, но из-за крайней нужды учиться ему пришлось не в городской, а в сельской церковно-приходской школе. Там научился он читать, писать и считать, изучал Закон Божий.

Но и мать его умерла рано. Остался мальчик круглым сиротой. С 11 лет он стал работать в лавке богатого купца. Был Николай трудолюбив и к 17 годам дослужился до младшего приказчика. В свободное время юноша очень любил ходить в храм и читать церковные книги. Его отличали кротость, скромность, душевная чистота.

Благословение схимницы

Когда юноше исполнилось двадцать лет, старший приказчик задумал женить его на своей дочери. В то время в Ельце жила почти столетняя схимница, старица Феоктиста, духовная дочь святителя Тихона Задонского. И у горожан был благочестивый обычай советоваться с ней во всех важных делах. Хозяин отправил к ней юношу за благословением на брак. А схимница благословила его пойти в Оптину Пустынь к старцу Илариону. Перекрестила его и дала на дорогу чай. Хозяин отпустил юношу в Оптину, и Николай отправился в путь.

Словно в раю

В 1873 году пришел он в Оптину пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Дело было весной. Вокруг монастыря – красота несказанная. Луга – в первых цветах, и среди них течёт серебристая Жиздра. За рекой виднеются белые монастырские стены и башни. А вокруг – сады и огромный мачтовый сосновый бор. Много лет спустя старец Нектарий так вспоминал о своём первом впечатлении от Оптиной: «Какая красота здесь! Солнышко с самой зари, и какие цветы, словно в раю». Как пришёл в Оптину, сразу отправился в Скит. Дорога от монастыря шла среди вековых сосен. Со скитских врат на него строго смотрели лики древних подвижников благочестия. Скит представлял собой просторный сад с приютившимися возле ограды белыми домиками келий. В центре – Иоанно-Предтеченский храм, вокруг цветы. Обычай разводить цветы в скиту завёл ещё старец Макарий, утешая братию их красотой. Направо и налево от входа – два почти одинаковых домика, у каждого по два крыльца, с внутренней и внешней стороны Скита. В одном из них жил старец Амвросий.

Здесь он обрел свое истинное назначение

Здесь, в Оптиной, Промыслом Божиим, будущий старец обрел свое истинное назначение. «Ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим» (Иер. 10, 23). Сначала юноша пошёл к скитоначальнику старцу Илариону, он рассказал старцу о матушке Феоктисте и попросил решения своей судьбы. Отец Иларион внимательно выслушал юношу и отправил его к преподобному Амвросию.

Уже старцем, вспоминая об отце Иларионе, батюшка Нектарий писал: «Я ему всем обязан. Он меня принял в Скит пятьдесят лет назад, когда я пришёл, не имея, где главу приклонить. Круглый сирота, совсем нищий, а братия тогда вся была – много образованных. И вот я был самым что ни на есть последним».

В то время к великому старцу Амвросию приходило так много людей, что дожидаться приёма приходилось неделями. Но Николая он принял сразу и говорил с ним два часа. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному старцу Амвросию.

Старческое руководство

С 1874 года по 1894 год, то есть, в течение двадцати лет, до самой кончины старца Анатолия (Зерцалова), Николай был его духовным сыном. Позднее он говорил о своём духовном отце так: « Я к нему двадцать лет относился и был самым последним сыном и учеником, о чём и сейчас плачу. К старцу же Амвросию я обращался в редких и исключительных случаях. При всём этом я питал к нему великую любовь и веру. Бывало, придёшь к нему, и он после нескольких слов моих обнаружит всю мою сердечную глубину, разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. Попечительность и любовь ко мне, недостойному, со стороны старцев нередко изумляли меня, ибо я сознавал, что их недостоин. На мой вопрос об этом духовный отец мой, иеромонах Анатолий, отвечал, что причина сему – моя вера и любовь к старцу, и что если он относится к другим не с такой любовью, как ко мне, то это происходит от недостатка в них веры и любви, как человек относится к старцу, так точно и старец относится к нему».

В годы первых послушаний юноша не раз ощущал проявление любви старца и его благодатной помощи. Так, года через два по поступлении Николая в Скит, вышло распоряжение властей о высылке из обители всех послушников, подлежащих воинскому призыву. «И мне, — рассказывал отец Нектарий, — вместе с другими объявили о высылке из Скита. Но, к счастью моему, по святым молитвам старца Амвросия, эта опасность миновала» Пришёл Николай к Батюшке благодарить за молитвенную помощь, а тот отвечает: «Если будешь жить по-монашески, то и на будущее время никто тебя не потревожит». Так и случилось.

Отец Нектарий всегда очень высоко ставил старческое руководство. Когда его как-то раз спросили, не возмущался ли он против своих учителей, он отвечал: «Нет! Мне это и в голову не приходило. Только раз провинился я в чём-то, и послали меня к старцу Амвросию на вразумление. А у того палочка была. Как провинишься, он и побьёт (не так, как я вас!). А я, конечно, не хочу, чтобы меня били. Как увидел, что Старец за палочку берётся, я бежать, а потом прощения просил».

Молодого послушника старцы вели истинно монашеским путём. Отец Амвросий и отец Анатолий, провидя в юноше своего достойного преемника, прикрывая свою святую любовь к нему полуюродством и шутками, обучали юного послушника высшей и спасительной добродетели – смирению.

По воспоминаниям тех, кто знал отца Нектария в годы его юности, он был очень красив. И старец Амвросий для смирения называл его «губошлеп». Юный послушник всегда с любовью и смирением принимал укоризны своего Старца. Так, братия Скита часто получала посылки от родственников с «утешениями» — печеньем, вареньем, чаем. Николаю некому было присылать эти «утешения», и сами великие старцы потчевали его, но при этом смиряли. Придёт он к старцу Амвросию, просит сладостей к чаю, а тот ему строго: «Как, ты уже всё съел? Ах ты, губошлеп!»

Или, случалось, придёт юный послушник к батюшке Амвросию, а тот скажет: «Ты чего без дела ходишь? Сидел бы в своей келье да молился!» Больно станет Николаю, идёт к духовному отцу своему батюшке Анатолию. А он: «Ты чего без дела шатаешься? Празднословить пришёл?» Уйдёт Николай в свою келью, упадёт перед образом Спасителя и всю ночь плачет: «Господи! Какой же я великий грешник, если и старцы меня не принимают!»

Уроки старцев не прошли даром. И в начале своего пребывания в Скиту, и будучи уже опытным духовным наставником, преподобный Нектарий со смирением говорил о себе: «Я в новоначалии, я учусь… Я наистарейший в обители летами, а наименьший по добродетели». И еще: «Я мравий, ползаю по земле и вижу все выбоины и ямы, а братия очень высоко, до облаков подымается». Любимая поговорка его была: «Всюду нужно терпение и смирение».
Впоследствии отец Нектарий и своих духовных детей особенно приучал к терпению и смирению. Воспитывая терпение у духовных чад своих, заставлял ждать приёма часами, а порой и днями.

Николка проспится, всем пригодится

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами. Порой ему приходилось выходить из Скита в монастырь и под большие праздники вместе с шамординскими монахинями плести венки на иконы. При этом, как потом вспоминали сёстры, молодой послушник часто краснел и старался не поднимать на них глаза. Ревностный ученик великих старцев «хранил зрение», чтобы достигнуть евангельской чистоты.

Вскоре его назначили на пономарское послушание, прислуживать священнику в алтаре. У преподобного Нектария была келья, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из кельи — в храм да в могилу.

По ночам постоянно виднелся у него свет, послушник читал или молился. А утром должен был первым, до прихода братии прийти в храм, подготовить алтарь к богослужению. Утреня в Скиту начиналась около часа ночи и продолжалась до половины четвёртого утра. Нелегко было мирскому юноше привыкать к строгому уставу святой обители. Простояв на молитве ночь, он приходил в храм полусонный. Случалось, опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится». Так преподобный Амвросий предсказывал его будущее старческое служение.

Годы иноческого подвига

Под руководством своих великих наставников преподобный Нектарий быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию. При монашеском постриге ему было дано имя Нектарий в честь преподобного Нектария Киево-Печерского. Принятие ангельского чина стало для инока великой радостью. Будучи старцем, он вспоминал: «Целый год после этого я словно крылышки за плечами чувствовал».

Получив мантию, отец Нектарий почти перестал покидать свою келью, не говоря уже об ограде Скита. Несколько лет даже окна его кельи были закрыты синей бумагой. В своём полузатворе отец Нектарий неустанно молился и пребывал в постоянном покаянии. Об этих годах иноческого подвига уже в старости он говорил: «Сидел я в своей келье и каялся, а потом ещё тридцать лет отмаливал свои грехи».

Видишь, как нужна иногда учёность

По благословению старцев, в затворе отец Нектарий читал духовные книги. В те годы в Оптиной была большая библиотека, в которой насчитывалось более тридцати тысяч книг. Он познакомился с творениями святых отцов: аввы Дорофея, преподобных Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Макария Великого, святителей Тихона Задонского и Димитрия Ростовского.

Через десять лет пребывания в затворе духовные отцы благословили его читать светских авторов и изучать светские науки, видимо, с целью приобрести те познания, которые могли ему помочь приводить к спасению мятущиеся души ищущей интеллигенции. Он читал Данте и Шекспира, Пушкина, Гоголя, Достоевского.

Занимался географией, математикой, изучал иностранные языки, латынь. В единственный час отдыха, после обеда, он читал Пушкина или народные сказки. Мог прочитать наизусть Пушкина и Державина. Как-то сказал: «Многие говорят, что не надо читать стихи, а вот батюшка Амвросий любил стихи, особенно басни Крылова». И до последних дней своей жизни Старец просил привозить ему книги, интересовался направлениями современного искусства, расспрашивал о постановке образования в новое время. Окончив лишь сельскую церковно-приходскую школу, он мог легко общаться с писателями, учёными.

Одна духовная дочь отца Нектария говорила подруге в его приёмной: «Не знаю, может быть, образование вообще не нужно, и от него только вред. Как его совместить с православием?» Старец, выходя из своей кельи, возразил: « Ко мне однажды пришёл человек, который никак не мог поверить в то, что был потоп. Тогда я рассказал ему, что на самых высоких горах в песках находятся раковины и другие остатки морского дна, и как геология свидетельствует о потопе. И он уразумел. Видишь, как нужна иногда учёность».

Старец говорил, что Бог не только разрешает, но и требует, чтобы человек возрастал в познании. Пример тому и Божественное творчество, где нет остановки, всё движется, и ангелы не пребывают в одном чине, но восходят со ступени на ступень, получая новые откровения. Человек должен учиться и идти к новым и новым познаниям.

Однажды пришли к Батюшке семинаристы со своими преподавателями и попросили сказать слово на пользу. И Старец посоветовал им жить и учиться так, чтобы ученость не мешала благочестию, а благочестие — учености. При этом отец Нектарий уточнил, что науки приближают человека к истинному знанию, но глубина его не поддаётся разуму человека. Он советовал читать святоотеческую литературу, жития святых, но прежде всего, учил пристальному и внимательному чтению Священного Писания. Не раз повторял, что не может быть ничего в мире выше истин Божественного Писания: «Все стихи в мире не стоят строчки Божественного Писания».

Старец Нектарий и живопись

Живопись, к которой старец Нектарий имел способность, была ему особенно близка. У академика Болотова, принявшего монашество, он учился живописи и до последних дней своей жизни следил за ней, интересовался новейшими течениями в искусстве и делал эскизы икон. Например, эскиз Благовещения он сделал в последний год своей жизни в Оптиной.

«Теперь живописное искусство в упадке, — говорил он, — Раньше художник готовился к написанию картины — и внутренне, и внешне. Прежде чем сесть за работу, он приготавливал все необходимое: холст, краски, кисти и так далее, а картину писал не несколько дней, а годы, иногда всю жизнь, как, например, художник Иванов свое «Явление Христа народу». И тогда создавались великие произведения. А сейчас художники пишут второпях, не продумав, не прочувствовав… Например, когда пишешь духовную картину, нужно, чтобы свет не на Ангела падал, а из него струился.»

Старцу очень хотелось, чтобы была создана картина Рождества Христова. «Нужно, чтобы мир вспоминал об этом величайшем событии, ведь оно произошло только один раз в истории! … Пастухи в коротких, изодранных по краям одеждах стоят лицом к свету, спиной к зрителю. А свет не белый, а слегка золотистый, без всяких теней и не лучами или снопами, а сплошь, только в самом дальнем краю картины слегка сумрак, чтобы напомнить, что это ночь. Свет весь из ангельских очертаний, нежных, едва уловимых, и чтобы ясно было, что это красота не земная — небесная, чтобы не человеческое это было!» — прибавил батюшка с особой силой. А в другом случае старец сказал одной девушке: «Почему пастухи удостоились в эту ночь увидеть ангелов? — Потому, что они бодрствовали».

Однажды старцу показали икону Преображения Господня, где яркость Фаворского света достигалась контрастом с черными узловатыми деревьями на переднем плане. Старец велел их стереть, объясняя, что где Фаворский свет, там нет места никакой черноте… Когда загорается этот свет, каждая трещинка начинает светиться.

Преподобный Нектарий Оптинский — митрополит Вениамин (Федченков)

Выписки из записок Н. Павлович, сделанные митрополитом Вениамином (Федченковым)

Батюшка крещен в Ельце, в церкви преподобного Сергия; служил он потом приказчиком у купца Хамова. Мать звали Елена. Отца Василием. Фамилия: Тихоновы. Крестные: Николай и Матрона.

Батюшка стал старцем в 1913 году.

* * *

В первый раз я увидела старца Нектария в июне. Тогда это был старец с чудесным лицом: то невероятно древним – тысячелетним, то молодым – лет сорока. Черты лица правильны; из-под шапочки выбиваются длинные, редкие пряди волос… Длинные пальцы; походка скользящая, словно он мало касается земли, – и вместе старческая. Очи его небольшие. Такая в них мысль, ясность, иногда любовь.

К 1925 году старец одряхлел, согнулся; ноги страшно отекли, сочатся сукровицей (это следствие бесконечных стояний на молитве). Лицо его утратило отблеск молодости. Это все вернулось к нему только во время предсмертной болезни (я видела его за два месяца до смерти). Он очень ослабел… Часто засыпал среди разговора.

* * *

В 1921 году умер близкий мне человек… Мне нужен был учитель, который спас бы меня от прелести. Я молилась, в тот день пришли ко мне (знакомые) и рассказали об отце Нектарии. Я написала ему письмо. Тогда же я увидела его во сне, и сон этот произвел на меня глубокое впечатление. Я видела, что я и другие люди стоим в какой-то комнате и ждем выхода старца Нектария.

…Наконец проходит он; я запоминаю его лицо; и все мое существо стремится за ним. Потихоньку я иду за ним в другую комнату Там стоят столы, и монахи рассаживаются и пьют чай. Я чувствую себя недостойной, забиваюсь в угол и оттуда со слезами гляжу на трапезующих. Предо мной как бы развертывается вся моя жизнь, а выйти из своего угла из-за шкафа просто невозможно. И когда я дохожу до какой-то предельной точки этого горького сознания, отец Нектарин встает, подходит ко мне, берет меня за руку, ведет к столу, усаживает рядом с собой и начинает поить меня чаем.

Проснувшись, я как-то затаила в себе сон.

* * *

В июне 1922 года ко мне пришел неверующий литератор О., не знавший ничего вообще о моей духовной жизни, не говоря уже о моем обращении к старцу, и предложил мне написать книгу об Оптиной. Я сначала отказывалась, ссылаясь на незнакомство с предметом.

– Поезжайте туда, чтобы писать на месте.

– У меня нет денег.

– Вот вам аванс.

Это было настолько удивительно, что я больше не посмела отказываться. Приезжаю в Оптину.

* * *

Отец Нектарий вышел в хибарку на благословение. Я его сразу узнала: я видела его во сне.

* * *

Наконец старец говорит:

– Нет, хорошо, что вы приехали. Это – Божий Промысл. Оставайтесь здесь и пишите книгу.

Молчание. И вдруг лицо его загорается и делается строгим:

– Вы верите в Бога?

– Да.

– Вы хотите у меня исповедоваться?

– Да.

– Идите сейчас в церковь. Там идет повечерие, через полчаса возвращайтесь ко мне на исповедь. Вы обедали?

Я ела в тот день скоромное.

Прихожу через полчаса. Я была в каком-то бесконечном восторге. Я не знала, как сложатся мои отношения со старцем; я видела только необыкновенное обаяние этого человека, и я узнала в нем того, кого видела во сне. После исповеди он был очень ласков со мной и сказал (не помню: теперь или в конце исповеди) после долгого молчания:

– Да, грешна, но дух истинно христианский.

…После я при всех сказала ему: «Простите меня».

Тогда он положил руку мне на голову и сказал три раза: «Все прощено».

* * *

Вся маленькая приемная его была залита послеобеденным солнцем, и в ней стояла чудная тишина. Я чувствовала, что погружаюсь в какую-то неизъяснимую радость.

Я осталась жить в Оптиной.

* * *

Некто Ф., бывшая курсистка математического факультета, пришла к отцу Нектарию и осталась там. Она с детства была ясновидящей; у них в семье наследственное ясновидение. Демонов она видела совершенно запросто, в любое время дня и ночи и в любой обстановке. Часто мы сидим с ней, а она говорит:

– Н., вот демон.

Я – в ужасе:

– Где?

– А вот там, – показывает.

Я – в панике, но с любопытством:

– А какой у него вид?

Облики демонов бывали разные – в виде рыбы, в виде кошки, в виде красной пьяной морды и так далее. Я пошла к батюшке и рассказала ему. Он в ответ:

– А ты не бойся. Я и перестала бояться и с тех пор относилась к Ф-м видениям спокойно. Мне самой нечистую силу пришлось только раз за это время. Я сидела в хибарке – там, где икона «Достойно», – на ступеньках, ведущих в комнаты старца, спиной к его двери. Хибарка была полна. Никакого ожидания чего-либо сверхъестественного у меня не было, и время было не позднее – часов около шести вечера.

Вдруг я вижу – из-за моего правого плеча выбегает синеватая змейка вроде медленной молнии, проскользнет, скроется и опять выбегает. Я изумилась и стала тереть глаза, думая что это какое-то странное физическое явление. Нет, не помогает. А перекреститься мне стыдно: ну чего я буду – этак, лицом к народу – креститься? Змейка все быстрее и как бы наглее вьется сбоку от меня. «Хоть бы батюшка вышел!» – думаю я.

Нет, не идет. А меня уже начинает охватывать неприятное чувство. Тогда я перекрестилась потихоньку – опять стесняясь этого. Еще хуже! Передо мной – уже прямо передо мной, на уровне лица моего – загорается тем же синевато-золотым пламенем звездочка и начинает лихо отплясывать; ее движения были одушевленны, задорны и торжествующи. Тогда я не выдержала и перекрестилась большим открытым крестом. Все мгновенно исчезло.

Через минуту дверь открылась, вышел батюшка, благословил всех и позвал меня к себе. Я ему рассказала о виденном и спросила его, что это было все-таки: физическое или же духовное явление?

Он, улыбаясь, сказал:

– Нет, духовное.

И прибавил, что это мне за что-то наказание; только не помню сейчас – за что.

* * *

Как-то я спрашивала его: можно ли надеяться на соединение Церквей? Он ответил:

– Нет! Это мог бы сделать только Вселенский Собор! Собора больше не будет. Было уже семь Соборов, как Таинств, семь даров Духа Святаго. Для нашего века полнота числа семь. Число будущего века – восемь. К нашей Церкви будут присоединяться только отдельные личности.

* * *

Батюшка приучал меня всячески к терпению. Любимая его поговорка: «Всюду нужно терпение и пождание».

Учил он терпеть, заставляя ждать приема целыми часами, а иногда – и днями.

Зато какое бывало счастье, когда примет! Очень хорошо было бывать у него во время повечерия. Это были часы его отдыха. Он не любил в это время отвечать на вопросы и сам не говорил. Бывало, он сидит в кресле и молча молится или дремлет – а молчание его всегда было прекраснее и выше слов, – или просит читать ему вслух. И никто в этот час не входит в келью, не беспокоит его…

* * *

Бремя старчества страшно и тяжко. И быть старцем каждую секунду непосильно человеку. Старца окружает великая любовь народная, но – и требовательность. Каждое движение его истолковывается символически. Я видела, как люди плакали, если он попросту ласково угощал конфетами: дескать, если он дает конфету, значит, меня ждет горе! Много конфет я съела из его рук, и никакого горя не следовало за этим. И батюшка иногда изнемогал под этими суеверными отношениями к нему, – не говоря уже о тяжести самого старческого подвига.

Однажды я спросила его, должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их и утешить. Он сказал:

– Да. Ты сама поняла; поэтому я скажу тебе: иначе облегчать нельзя. И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней – так много греха и боли принесли к тебе; и прямо не можешь снести ее. Тогда приходит благодать и разметывает эту гору камней, как гору сухих листьев; и можешь принимать сначала. О суеверном же отношении к нему он сам говорил:

– У меня иногда бывают предчувствия, и мне открывается о человеке. А иногда – нет. И вот удивительный случай был. Приходит ко мне женщина и жалуется на сына – ребенка девятилетнего, – что нет с ним сладу. А я ей говорю: «Потерпите, пока ему не исполнится двенадцать лет». Я сказал это, не имея никаких предчувствий; просто потому, что по научности знаю, что в двенадцать лет у человека бывает изменение. Женщина ушла. Я и забыл об этом. Через три года приходит эта мать и плачет: умер сын ее, едва ему исполнилось двенадцать лет. Люди, верно, говорят, что вот батюшка предсказал. А ведь это было простым рассуждением моим – по научности. Я потом всячески проверял себя: чувствовал или нет? Нет, ничего не предчувствовал.

* * *

– Чадо мое! Мы любим той любовью, которая никогда не изменяется. Ваша любовь – однодневка; наша – и сегодня, и через тысячу лет все та же… Но не говори никому, что я люблю тебя. Иначе – не взыщи.

Потом он меня отпаивает чем-то, чаем, кажется; благословляет и отпускает. И я, конечно, уже не хочу уехать из Оптиной.

Иногда я прихожу к нему злая и капризная. Тогда он особенно нежен со мной и уже зовет меня не Н., а «чадо мое»… Раз назвал «моя овечка». Иногда он дразнит меня, как ребенка, и с ним я действительно чувствую себя ребенком. Нет ни Москвы, ни моего писательства, есть только эта, увешанная образами, сияющая, душная келья – и этот дивный мой отец: уже не «батюшка», а «дорогой мой отец».

* * *

Холмищи. Вечер. Красная полоска заката.

Батюшка сидит в своем кресле… Он бесконечно ласков со мной, но мне скучно. Все, что он говорит, скучно и неинтересно. Самый воздух его комнаты душен от скуки. И со скукой и ленью я повторяю: – Что же, вы меня возьмете с собой (в рай)? Батюшка:

– Но ведь там, где буду я, тебе будет «скучно».

* * *

Оптина. Осень. Последняя горсточка муки приходит к концу последние деньги тратятся. Мне нужно ехать на заработки в Москву, но мне не хочется уезжать от старца… Вдруг почты мне подают денежную повестку.

Когда я прихожу в себя, батюшка дает мне читать о том, как апостол Иоанн пошел в горы за заблудшим учеником своим; и еще о том, что, если бы Господь счел нужным, Он мог бы каждую морскую гальку превратить в драгоценный камень и дать любящим Его, но не делает этого, ибо это им не полезно.

* * *

Но бывают дни, когда старец страшен и суров. В хибарке неутешно плачет женщина. У нее один за другим умирают дети. Вчера она схоронила последнего. Старец выходит на общее благословение, проходит по рядам. Женщина с плачем падает ему в ноги. Он, не останавливаясь, с каменным лицом бросает ей:

– Это наказание за грехи.

* * *

В Оптиной была девица, самовольно юродствовавшая. Она, сидя в хибарке, пела мирские песни, бессмысленно смеялась, иногда ругалась. Старец благословлял пришедших к нему. Девица стояла, ожидая благословения. Вдруг он поднял руку с грозным отстраняющим жестом и, пятясь, бесконечно медленно стал отступать от нее – все время с поднятой рукой. Когда он скрылся за своей дверью, девица упала в судорогах.

Страшное впечатление оставила во мне еще одна история. После Рождества я поехала из Оптиной в Москву. Одна монахиня, матушка А., при мне просила батюшку, чтобы он позволил мне привезти с собой в Оптину ее больную слепую сестру, которая находилась в то время в одной московской богадельне. Батюшка не благословил, он только велел навестить ее, передать посылку от матушки А., и попросить отца С., чтобы тот причастил больную. Я поехала в богадельню. Среди грязной палаты я увидела худенькую измученную женщину, по которой ползали вши. Когда я назвала ей имя отца Нектария, на лице ее отразился дикий ужас, как у затравленного животного. И она испуганно спросила меня Я, как могла, ее утешила и успокоила и сказала, что на днях к ней приедет отец Сергий и причастит ее. Когда я вернулась в Оптину, батюшка сказал:

– Видишь ли, она два раза спрашивала меня, как ей жить Я благословил ей идти в монастырь, но она не послушалась меня и, вот видишь, ослепла. – А затем, обернувшись к матушке Анне (сестре болящей), прибавил: – Она скоро умрет, но перед смертью прозреет, и последние дни будет очень хорошо жить, а похоронят ее самым лучшим образом.

И действительно, так и случилось… Умерла она в том же году.

* * *

Молитвой и словом Божиим всякая скверна очищается.

Душа не может примириться с жизнью и утешается лишь молитвой.

Без молитвы душа мертва для благодати.

Многословие вредно в молитве, как апостол сказал (см.: 1Кор. 14, 19; ср.: Мф. 6, 7). Главное – любовь и усердие к Богу. Лучше прочесть в день одну молитву, другой день другую, чем обе зараз. Одной-то и довольно. Спаситель взял Себе учеников из простых безграмотных людей; позвал их они все бросили и пошли за Ним. Он им не дал никакого молитвенного правила, дал им полную свободу – льготу, как детям. Днем – работа духовная, а вечером – спать. А Спаситель, когда кончал проповедь, уединялся в пустынное место и молился… И вот когда ученики Иоанновы пришли к Спасителю, они рассказали апостолам, как они молятся. А те и спохватились: вот ученики Иоанновы молятся, а наш добрый Учитель нам ни полслова не сказал о молитве… А если бы им Иоанновы не сказали, то они бы и не думали об этом… Вот тогда Спаситель сказал им еще: «Отче наш»… И так их и научил, а другой молитвы не давал им.

Как-то я говорю батюшке, что временами испытываю страх, часто беспричинный.

– А ты сложи руки крестом и три раза прочитай «Богородицу», и все пройдет.

И проходит.

Я помню комнату в Холмищах. Лампада и свеча пред образами. Я вхожу – он в епитрахили сидит в кресле… Вдруг он со стоном подымается и показывает мне, чтобы я шла за ним к образам… Вынести этот страдальческий стон его (вставшего с постели из-за меня) невозможно: и с ужасом… Поддерживаю, когда он идет. А там, пред образами, границы миров совсем стираются. Я чувствую, как оттуда надвигается волна Божиего присутствия, – а батюшка рядом со мной – приемник этой волны. Я становлюсь на колени немножечко позади него, не смотрю на него и только – или держусь за его руку, или за ряску.

* * *

Приезжает N. N… Помню изумительный вечер. Он сам заговорил о Фаворском свете:

– Это такой свет, когда он появляется, все в комнате им полно – и за зеркалом светло, и под диваном (батюшка при этом показал и на зеркало, и на диван), и на столе каждая трещинка изнутри светится. В этом свете нет никакой тени; (должна быть) тень – там смягченный свет. Теперь пришло время, когда надо, чтобы мир узнал об этом свете.

Еще раньше батюшка благословил Л. написать икону Преображения – для Германии, говоря: «Ваш образ будет иметь действие сначала на мысли, а потом – и на сердце». Л. написал чудесный по краскам образ, но эффект сияния этого белого света достигался тем, что на первом плане подымались черные узловатые деревья. Увидев их, батюшка приказал их стереть: ничто не должно омрачать такого светлого проявления. И Л., плача, стер. Тогда батюшка не объяснил, ни почему он приказывает стереть деревья, ни каков должен быть Фаворский свет. И вот теперь – через три года – он заговорил об этом.

Говорил он нам о незримой физическому взору красоте; как под видом нищего старика однажды явился Ангел. И лик батюшки был так светел и прекрасен во время этих рассказов, что мы не смели глядеть на него: казалось, в любую минуту может вспыхнуть этот дивный свет.

* * *

Он говорил нам и о послушании. Хвалил N. за то, что она приняла послушание, и говорил, что это важнейшее приобретение в жизни, которое она сделала. Самая высшая и первая добродетель – послушание. Это – самое главное приобретение для человека. Христос ради послушания пришел в мир. И жизнь человека на земле есть послушание Богу.

В послушании нужно разумение и достоинство.

Человеку дана жизнь на то, чтобы она ему служила, а не он – ей. Служа жизни, человек теряет соразмерность, работает без рассудительности и приходит в очень грустное недоумение: он и не знает – зачем он живет. Это – очень вредное недоумение: и оно часто бывает. Он, как лошадь, везет и… вдруг останавливается; на него находит такое стихийное препинание.

Бог не только разрешает, но и требует от человека, чтобы он возрастал в познании.

* * *

Надо творить милостыню с разумением (рассуждением), чтобы не повредить человеку.

* * *

Застенчивость по нашим временам – большое достоинство. Это не что иное, как целомудрие. Если целомудрие – а у вас, у интеллигенции, легче всего его потерять – все сохранить.

* * *

Он говорил:

– Не бойся! Из самого дурного может быть самое прекрасное. Знаешь, какая грязь на земле: кажется, страшно ноги запачкать; а если поискать, можно увидеть бриллианты.

* * *

О народе. Про одного крупного русского человека он сказал: «Для него необходимо Православие, а то он оторвется от русской души».

N и N. жаловались батюшке на крестьян, что с ними очень трудно.

– Вы с ними, верно, на иностранных языках говорите. С ними надо по-русски говорить. Русская словесность – это целая научность.

…Я с горечью говорю батюшке:

– Вам не дорога русская культура.

– Мы отреклись не только от культуры, но и от самих себя; но все же русская культура дорога нам. Но если нет жизни, не может быть и культуры.

* * *

Заниматься искусством можно так же, как столярничать или коров пасти; но все это надо делать как бы пред Божиим взором.

Но есть и большое искусство – слово, убивающее и восстающее (псалмы Давида): путь к этому искусству – через личный подвиг, путь жертвы; и один из многих тысяч доходит до цели.

Все стихи мира не стоят одной строчки Священного Писания.

* * *

Пушкин был умнейший человек в России, а собственную жизнь не умел прожить.

Про Ходасевича, слушая «Тяжелую меру», сказал: «Вот умница».

О Блоке. Нравились стихи о Прекрасной Даме и «Итальянские стихи».

– Он теперь в раю. Скажи его матери, чтобы она была благонадежна.

Проявлял большой интерес к Хлебникову.

Последняя книга, которую мы читали батюшке в Оптиной, были статьи Шпенглера («Закат Европы»).

* * *

Много раз просили у старца благословения написать его; но он всегда отказывался:

– У меня нет на это благословения предков.

* * *

«Святой Серафим предвидел и революцию, и церковный раскол, но говорил: «Если в России сохранится хоть немного верных православных, Бог ее помилует», – а у нас такие праведники есть» – и светлая улыбка.

Мне он сказал: «Над человечеством нависло предчувствие социальных катастроф. Все это чувствуют инстинктом, как муравьи… Но верные могут не бояться: их оградит благодать. В последнее время будет с верными то же, что было с апостолами перед Успением Богоматери. Каждый верный, где бы он ни служил, – на облаке будет перенесен в одно место.

Ковчег – Церковь. Только те, кто будут в ней, спасутся».

* * *

Бог желает спасти не только народы, но и каждую отдельную душу. Простой индус, верящий во Всевышнего и исполняющий, как умеет, волю Его, – спасется. Но тот, кто, зная о христианстве, идет индусским мистическим путем, нет.

– Батюшка, а какова судьба других христианских вероисповеданий?

– Они не спасутся.

Я (с возмущением):

– А святые католические? А святой Франциск? Что же по-вашему, они совсем безблагодатны?

Батюшка (неохотно):

– Ну, у них частичная благодать.

* * *

В другой раз батюшка мне рассказывает видение одного Оптинского монаха. Тот вышел однажды на крылечко своего Оптинского в скиту (не про себя ли говорил? – Матушка В.) и видит: исчезло все – и скит, и деревья, а вместо этого до самого неба подымаются круговые ряды святых, только между высшим рядом и небом – небольшое пространство. И монаху было открыто, что конец мира будет тогда, когда это пространство заполнится.

– А пространство было уже небольшое, – добавил батюшка.

Однажды батюшка сказал мне:

– Мы живем сейчас во время, обозначенное в Апокалипсисе: это – после того, как Ангел восклицал: «Горе живущим» – перед явлением саранчи (о саранче см. Откр., гл. 9. – Матушка В.).

Перед его арестом и закрытием Оптиной я предлагаю ему убрать его келью, вынести и спрятать то, что могло бы вызвать осуждение при обыске, например женское белье, духи, пудру, которые были у него в шкафу. Это частью было отнято им у дам легкомысленных, приезжавших в Оптину и здесь каявшихся; либо, как белье, жертвовалось ему для раздачи бедным девушкам-невестам. Батюшка отказался наотрез прясть что-либо.

– Как у меня есть, пусть так и будет, – твердо сказал он.

И действительно, при обыске над ним издевались.

Каталептик и крестное знамение. В Оптиной постригся академик-художник Болотов и стал обучать живописи некоторых монахов и мирян. Батюшка стал заниматься у него… К периоду занятий живописью относится замечательный случай из батюшкиной жизни. Об этом он сам рассказал.

У Болотова занимался один мирской юноша. Раньше он болен – чем-то вроде одержимости, и впадал в каталептическое состояние. Старец Амвросий исцелил его, но не окончательно, то есть у юноши осталась способность сознательно вызывать у себя такое состояние.

Однажды, когда они с отцом Нектарием остались вдвоем, юноша сказал батюшке:

– Хотите, я вам нечто покажу?

– Хорошо!

Тогда юноша сел, сосредоточился. Затем тело его стало неестественно изгибаться, голова запрокинулась, и все члены как бы одеревенели.

Тогда батюшка поднял руку и начертал в воздухе крестное знамение.

(«Заметьте – без молитвы», – прибавил батюшка, обернувшись к нам с N. во время рассказа.)

Юноша остался в том же положении. Тогда батюшка начертал крестное знамение вторично – также без молитвы. И в третий раз. После третьего раза юноша пришел в себя.

– Что ты видел? – спросил его батюшка.

– Я видел как бы слоистый воздух и плоские очертания людей и других существ, – ответил он. – А затем я видел как бы молнию. Она имела вид креста. Она вспыхивала два раза, а на третий раз вспыхнуло пламя, но формы его я не успел разглядеть. И я очнулся.

– Видите, какую силу имеет крестное знамение, – закон-чил батюшка свой рассказ.

* * *

Однажды, видя, что он необыкновенно добр, снисходителен и позволяет спрашивать себя обо всем, я осмелилась и спросила его:

– Батюшка, может быть, вы можете сказать: какие у вас были видения?

– Вот этого я уж тебе не скажу, – улыбнулся он.

И я больше не дерзнула спрашивать.

* * *

Рассказывали, что еще во время ареста, когда власть требовала, чтобы батюшка отказался от приема посетителей, ему явились все Оптинские старцы и сказали:

Если ты хочешь быть с нами, не отказывайся от духовных чад твоих! – И он не отказался.

А второе явление Оптинских старцев было ему тогда, когда хотели увезти его из Холмищ: тогда они запретили ему уехать.

Я (Н.), чувствуя свою ответственность за неудачный выбор местожительства для батюшки (в Холмищах), умоляла его позволить мне поискать ему другую квартиру, но он сказал:

– Меня сюда привел Бог.

* * *

Мы привыкли читать только в книгах о чудесах и прозорливости святых. Здесь семь лет мы жили пред этим прозорливом взором и принимали это как нормальное – иногда даже смеясь.

Сам батюшка свою прозорливость облекал иногда в юмористическую форму.

Вернувшись из Москвы в Оптину, я начинаю выкладывать батюшке все мои новые богословские измышления (о гностицизме). Батюшка слушает, усмехается и с непередаваемым выражением говорит:

– Что? Владимира наслушались?

Ученого (гностика) звали Владимиром. А о том, что я с ним знакома, батюшка не знал.

Собираемся в гости к доктору. Батюшка задерживает нас на два часа. Потом смеется и говорит:

– А не собираетесь ли вы в гости? А я-то не догадался.

* * *

В тихий, тихий вечер в Холмищах. Батюшка в своем кресле.

Ты знаешь, как сладок отдых после труда. Вот я теперь отдыхаю.

Он говорит мне о трудностях предстоящей мне жизни. Я огорчаюсь…

– Можешь ли ты понять? Это – о самом высоком. Бог любы есть. И Христос по любви сошел в мир. И Мария Египетская в пустыне была по любви.

* * *

В Холмищах в 1925 году батюшка принимает меня. День. Какие-то хозяйственные батюшкины распоряжения. Никаких особенных разговоров. Батюшка уходит к себе потом возвращается в приемную, садится в кресло и неожиданно говорит мне:

– Н., скажи мне: хочешь ли ты, чтобы мы положили тебя на страницы истории?

Я теряюсь, думая, что он шутит, и, смеясь, говорю:

– Как будто – нет.

Через несколько минут он повторяет настойчиво вопрос.

Я недоуменно гляжу на него, думаю, к чему бы это? Может быть, он обличает меня в честолюбии? И говорю:

– Не знаю, батюшка.

В это время приходят звать меня обедать. Батюшка отпускает меня, провожает и на пороге говорит страшно строгой торжественно:

– Согласна ли ты, чтобы мы положили тебя на страницы истории?

Я робко говорю ему, падая к его ногам:

– Я в вашей воле, батюшка.

* * *

Об отце архимандрите Агапите. В 1913 году отца Нектария выбрали старцем. Особенно советовал избрать его отец архимандрит Агапит, его духовный отец и учитель.

Архимандрит Агапит – одна из таинственнейших фигур истории Оптиной. Он был исключительно образован (в мирском смысле) и вместе – духовно одарен. Ему предлагалось и архиерейство, и старчество, но он не захотел принять на себя подвиг общественного служения, имея всего и сколько учеников. В старости он стал юродствовать, затем заболел.

Батюшка говорил, что болезнь старца Агапита была Божиим наказанием именно за отказ от общественного служения по послушанию.

* * *

Когда батюшку избрали старцем, он три дня отказывался, плача. Уже на хуторе В. П. батюшка сказал мне:

– Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгром Оптиной, и тюрьму, и высылку, и все мои теперешние страдания – и не хотел брать этого всего.

Старчество он принял только тогда, когда этого потребовали у него «за послушание».

Он часто говорил: «Как могу я быть наследником прежних старцев? Я слаб и немощен. У них благодать была целыми караваями, а у меня – ломтик».

Про старца Амвросия говорил: «Это был небесный человек или земной Ангел, а я едва лишь поддерживаю славу старчества».

* * *

Из современных богословов он знал – и даже иногда давал из него посетителям выписки – Флоренского, но относился к нему очень сдержанно.

* * *

Духовный путь батюшки был окрашен юродством: он юродствовал и в костюме (яркие кофты, красные шапки и так далее), и в пище (сливая в одну кастрюлю и щи, и кисель, и холодец, и кашу), и в обращении с людьми.

Кроме того, он имел игрушки, чем смущал некоторых монахов. Я поинтересовалась, какие же игрушки у него были. Оказалось: трамвай, автомобиль и так далее. Меня он как-то просил привезти ему игрушечную модель аэроплана. Так, играя, он как бы следил за движением современной жизни, сам не выходя целыми десятилетиями за ограду скита.

* * *

Я помню, на хуторе В. П., – он стоит на крылечке и глядит на Плохинскую дорогу, по которой тянутся возы на базар. Он глядит своим прекрасным, умным человеческим взором и круто оборачивается ко мне: – Н.! Пойми, ведь я пятьдесят лет этого не видел.

Еще был у него музыкальный ящик. Как-то он завел себе граммофон с духовными пластинками, но скитское начальство его отняло.

* * *

Наступает революция. В 1923 году Оптина как монастырь ликвидируется. Батюшку арестовывают. Затем освобождают, но предлагают, чтобы он выехал за пределы губернии (Калужской). Сначала он уезжает на хутор Василия Петровича в сорока пяти верстах от Козельска. Но это еще Калужская губерния, до ее границы с Брянской остается две с половиной версты, и оставаться здесь нельзя.

Батюшка просит меня поехать и посмотреть, где ему лучше устроиться – в самом Плохине или в Холмищах у Андрея Ефимовича Денежкина, родственника Василия Петровича, который всячески уговаривает батюшку переехать к нему.

В Плохине слишком шумно и нет подходящего помещения. Еду в Холмищи. Там прекрасный домик, батюшке предлагается целая изолированная половина, хозяин – предупредителен до крайности. Я выбираю Холмищи, возвращаюсь к батюшке и советую переехать сюда.

В это время батюшка был в очень угнетенном состоянии. Он просил ни о чем его не спрашивать.

– Пойми, что сейчас я не могу быть старцем. Я еще не знаю, как собственную жизнь управлю.

Он никого не хотел принимать, и только постепенно он стал крепнуть душевно. Иногда целыми днями он плакал (с месяц).

Здесь я захворала малярией и должна была уехать в Москву. А вернувшись, я уже нашла батюшку в Холмищах.

Он жил с келейником Петром. Я поселилась напротив.

Последние дни

В феврале 1928 года я узнала, что у него (отца Нектария) открылась грыжа и что доктор признал его положение опасным. Я мгновенно поехала к нему. Батюшка позвал меня к себе.

Он, с очень светлым, помолодевшим лицом, с блестящими и страдальческими глазами, полусидел на постели.

Меня пронзило такое ощущение его святости и вместе – моей неразрывной связи с ним и боли за его человеческую боль, что я только тихонько опустилась и поцеловала его сапожки. А когда подняла голову, увидела, что лицо его все просветлело нежностью и что он крестит меня. Он сказал мне:

– Н.! Ты видишь, я умираю.

Я очень растерялась от прямого его слова о смерти. Он долго смотрел на меня:

– Ты не погибла. Ты грешна, но дух у тебя истинно христианский.

Эти же слова он сказал мне во время первой моей исповеди у него в 1922 году.

…Потом смотрел на меня:

– Над тобой туча демонов. Ты непременно исповедуйся и причастись!

Я сказала:

– Я так бы хотела исповедаться у вас.

Он улыбнулся:

– Я от тебя не отказываюсь. Только грызь у меня. Нет сейчас сил у меня. Ты исповедуйся у другого православного священника. Только в красную церковь не ходи (в «живую», или обновленческую).

…Тут он стал слабеть.

Он еще посидел немножко с очень отрешенным и бесстрастным лицом и ел сухарики. Потом поднял голову и сказал:

– Пойди теперь. И завтра пораньше уезжай.

Он благословил меня и сказал:

– Ночью перед отъездом приди ко мне.

До трех часов ночи пролежала я без сна… Пробило три. Иду на батюшкину половину. Из темноты голос:

– Н.! Воды!

На лежанке, в аршине от батюшки, был чайник с водой и пустой стакан, но дотянуться до них и тем более налить воды у батюшки не было сил. А перед этим у него была рвота. Я напоила его. Он попросил положить в воду сахару и долго выбирал нужный кусок: «Вот этот положи, квадратный».

Потом он опять приподнялся и спустил ноги с постели. Он был в белом халатике с отложным воротником, и опять юным и белым было лицо.

Он заговорил очень отчетливым, ясным и громким голосом. Я поняла – сейчас опять говорит только старец:

– Я умираю и вымолю тебя у Бога. Я все твое возьму на себя. Но одно испытание ты должна выдержать сама. Ты должна выдержать опять такое же искушение: если ты покончишь с собой – не взыщи!

И голос его стал нежным:

– Н.! Умоляю тебя, выдержи, вытерпи! Если бы не грызь моя, я бы тебе в ноги поклонился. Но когда я умру и меня не будет, ты вспомни то, что я сейчас говорю тебе. Как придет искушение, ты только говори: «Господи, помилуй».

Я посмотрела на него. Чего-то я не понимала и спросила:

– Батюшка, о чем вы говорите: о прошлом или о будущем?

Он улыбнулся:

– И о настоящем.

Я сказала:

– Я боюсь.

– А ты не бойся. Ты только сохрани Причастие, и все будет хорошо…

Потом был разговор о некоторых знакомых. Отец Нектарий сказал:

– Я больше в ваши мирские дела входить не могу. Помни что я монах последней ступени.

Тут я увидела, что лицо его делается усталым и голос слабеет.

– Что мне прислать вам?

– Благодарствую. Ничего не надо. Только вина… портвейна. Я им свои силы поддерживаю.

А потом батюшка сказал очень строго:

– Передай всем, что я запрещаю ко мне приезжать. Другим, жалобным, тоном:

– Передай, что я умоляю, чтобы не приезжали, от этого еще больнее.

Я увидела, что слабость батюшки с каждой секундой увеличивается… Я вспомнила, что у меня целый список вопросов, но батюшка уже бледнел у меня на глазах.

– Пощади меня, больше не могу.

Лицо его совсем побледнело. Он что-то невнятно пролепетал и стал клониться набок. Вошел А. Е. и стал помогать мне: батюшку за туловище, я – за ноги; и мы удобно уложили его. Он лежал на боку и чуть заметно перекрестил меня. – Андрей Ефимович! Проводите их. Я поклонилась ему и вышла.

Исповедь

Вечером идти на исповедь к батюшке. Грехи я записала; а раскаяния у меня нет – один каприз. Батюшка встречает меня:

– Давай мы с тобой помолимся.

И стал говорить: «Господи, помилуй!»

– Повторяй за мной: «Господи, помилуй!»

Я сначала бессознательно повторяю. А он все выше и выше берет:

– Господи, помилуй.

И такой это был молитвенный вопль, что вся я задрожала. Тогда он оставил меня перед иконами и сказал: «Молись», а сам ушел к себе. Я молюсь: а когда ослабеваю, он от себя голос подает: «Господи, помилуй!» Когда же я всю греховность свою сознала, он вышел и стал меня исповедовать. Я говорю:

– Батюшка, я записала грехи.

– Умница. Ну, прочти их.

Я прочла. Батюшка говорит:

– Сознаешь ли ты, что ты грешна во всем этом?

– Сознаю, батюшка, сознаю.

– Веришь ли в то, что Господь разрешил тебя от всех твоих грехов?

– Батюшка, я имею злобу на одно лицо и не могу простить.

– Нет, Н., ты это со временем простишь. А я беру все твои грехи на себя.

Прочел разрешительную молитву и сказал мне:

– А завтра ты пойди в церковь к утрени, а оттуда приди ко мне и, что в церкви недостаточно будет, здесь покаянием дополни..

Причащение было чудным и торжественным.

пищевых добавок Popeye’s Canada ~ Купить в Интернете сейчас!

— Мгновенно смешивается
— Без углеводов; Без жира
— Изолят сывороточного протеина Promina
— Освежающий вкус фруктового сока
— Без лактозы и глютена!

Признанный критиками мир Nectar®! Прошли времена некачественного сывороточного протеина. Прошли те времена, когда протеиновые напитки много обещали, но мало что давали. Nectar® раз и навсегда ломает стереотипы, объединив Promina ™, изолят сывороточного протеина высочайшего качества из когда-либо разработанных, с такой фруктовой вкусовой системой, что вы больше никогда не будете пить другой коктейль из сывороточного протеина.

Если вам нравится освежающий вкус фруктового сока, вам обязательно понравится Nectar®! Nectar® с его аппетитным фруктовым вкусом — это поистине протеиновый напиток, который вы будете пить каждый день с нетерпением. Будь то яблочный экстаз, карибский кулер, хрустальное небо, пушистый пупок, лимонный чай, розовый грейпфрут, придорожный лимонад, клубничный киви, витая вишня или дикий виноград, Nectar® заставит вас возвращаться снова и снова.

Более того, мы сделали нечто совершенно удивительное, разработав Nectar®, который был настолько вкусным, что его можно было есть прямо из упаковки.Представьте, что вы кладете протеиновый порошок в рот, и он имеет вкус конфеты. Представьте себе этот протеиновый порошок с НУЛЕМ углеводов и НУЛЕМ жиров. Хватит воображать! Мы принесли вам Nectar®!

1. Что такое Нектар®?
Nectar® — это порошок для напитков из изолята сывороточного протеина (WPI) под торговой маркой Syntrax®.

2. Что делает Nectar® особенным?
Nectar® — единственный существующий протеиновый порошок, который создает напиток, в котором протеиновый вкус и текстура совершенно незаметны.Этот подвиг достигается за счет использования WPI торговой марки Promina ™ вместе с индивидуализированными превосходными ароматизаторами.

3. Что такое Promina ™?
Promina ™ — это, без исключения, самый высококачественный из существующих WPI. Его кропотливо производят, так что деликатные фракции сывороточного протеина изолированы от любых источников тепла. Конечный результат — Promina ™ почти белоснежный с нежным мягким вкусом. Поскольку в нем нет посторонних цветов или привкусов, это идеальная основа для комбинирования с нашими передовыми системами ароматизации.

4. Какой процесс используется для создания экземпляра Nectar®?
Nectar® создан путем объединения двух отдельных технологий. . . агломерация И лецитинация. К сожалению, в некоторых других протеиновых порошках используется только один из этих методов, поэтому они слипаются и растворяются в растворе не полностью. Nectar® всегда идеально перемешивается.

5. Что является подслащивающим агентом в Nectar®?

Вся линейка Nectar®, за исключением Nectar® Naturals, подслащена сукралозой и ацесульфамом-K.Nectar® Naturals подслащен натуральными подсластителями эритритом, экстрактом стевии и концентратом плодов монаха.

6. Содержит ли Nectar® какие-либо углеводы или лактозу?
Nectar® практически не содержит углеводов и лактозы и безопасен даже для людей с непереносимостью лактозы.

7. Содержит ли Nectar® жир?
Нет. Нектар® содержит 0 г жира.

8. Кому следует использовать Nectar®?
Nectar® следует употреблять всем, кто хочет получить высококачественный и вкусный порошок сывороточного протеина на рынке, чтобы удовлетворить свои потребности в протеине.Идеальными людьми являются бариатрические / медицинские пациенты, дети, подростки, пожилые люди, любители фитнеса и все, кто желает или нуждается в дополнительном источнике ежедневного белка.

9. Почему Nectar® содержит только сывороточный протеин, а не смесь различных источников протеина?

Сывороточный протеин — это самый чистый на вкус, самый мягкий и наиболее растворимый протеин. Эти качества необходимы для тонких и восхитительных вкусовых систем, таких как фруктовые, латте и сладкие вкусы.

10. Как лучше всего смешивать Nectar®?
Nectar® полностью готов к употреблению, что означает, что он быстро и без усилий добавляется в желаемую жидкость с помощью всего лишь ложки.

11. Какой размер порции Nectar®?
Порция Nectar® составляет 1/4 мерной ложки, и ее следует смешать с 2–4 унциями воды, в зависимости от вкусовых предпочтений. Одну полную мерную ложку, которая содержит 23 г белка, 0 г жира и 0 г сахара, можно смешать с 8–16 унциями воды. Nectar® Lattes и Nectar® Sweets также имеют прекрасный вкус в молоке.При добавлении молока обратите внимание на дополнительные калории.

12. Сколько раз в день человек должен употреблять Nectar®?
Это в некоторой степени зависит от потребностей и желаний человека. Однако большинство пользователей употребляют по крайней мере одну мерную ложку Nectar® два-три раза в день.

https://www.supplementscanada.com//media/syntrax-strawberry-kiwi-2lb-info.gif

.Заявление о доступности

| Собирайте и тратьте очки нектара на более чем 500 брендов

Доступность

Nectar.com стремится предоставить веб-сайт, доступный для максимально широкой аудитории, независимо от технологий или возможностей. Мы активно работаем над повышением доступности и удобства использования нашего веб-сайта и при этом придерживаемся многих доступных стандартов и рекомендаций.

Мы считаем, что доступный сайт — это такой сайт, который доступен как можно большему количеству пользователей, независимо от их способностей или метода, который они выбирают для доступа к Nectar.com веб-сайт.

Мы постоянно ищем решения, которые позволят довести все разделы сайта до одинакового уровня общей веб-доступности. Тем временем, если у вас возникнут трудности с доступом к какой-либо части веб-сайта Nectar.com, не стесняйтесь обращаться к нам.

Руководства и стандарты

Чтобы это произошло, мы запрограммировали наш веб-сайт в соответствии с опубликованными веб-стандартами и рекомендациями по обеспечению доступности. Сайт разработан с использованием XHTML и каскадных таблиц стилей (CSS).На нашем сайте используется структурная разметка, а контент отделен от презентационных элементов.

Мы стараемся поддерживать доступность WAI уровня A и AA, а также по возможности соблюдать некоторые рекомендации AAA, но осознаем, что поддерживать такое соответствие на каждой странице нашего веб-сайта сложно. В ходе дальнейшего развития веб-сайта мы исследуем области, которые мы можем улучшить и довести до того же уровня доступности, а также улучшить общий опыт на основе пользовательского тестирования и исследований.

Некоторые из имплантированных нами функций, которые могут вам пригодиться:

  • Ссылки для перехода к содержимому расположены вверху каждой страницы и видны программам чтения с экрана, чтобы пользователи могли пропустить навигацию по сайту.
  • Изображения имеют замещающий текст, описывающий пользователю, что они из себя представляют, если они не могут увидеть изображение. Мы не предоставляем это для изображений, которые используются исключительно в декоративных целях.
  • Ссылки имеют дополнительные описания, предоставленные в атрибуте title, видимые, когда пользователь наводит курсор на ссылку, чтобы предоставить дополнительную информацию о целевом месте назначения и содержимом страницы.
  • Ссылки, открывающие новое окно браузера, обозначаются дополнительным текстом в атрибуте title «(Ссылка открывается в новом окне)».
  • Контент по-прежнему доступен, когда дополнительные технологии, такие как JavaScript и Adobe Flash, недоступны или отключены пользователем в своем браузере.

Изменение размера текста

Мы реализовали на сайте использование относительного размера текста, чтобы пользователи могли контролировать размер текста с помощью стандартных функций браузера:

  • ПК / все браузеры — Увеличение размера текста: удерживайте нажатой клавишу CTRL и нажмите +. Уменьшите размер текста: Удерживая клавишу CTRL, нажмите —
  • Mac / все браузеры — увеличение размера текста: удерживайте нажатой клавишу Command и нажмите +. Уменьшите размер текста: удерживайте нажатой клавишу Command и нажмите —

Ключи доступа

Поскольку некоторые вспомогательные технологические инструменты, такие как IBM HomePage Reader и WindowEyes, уже используют комбинацию alt + [клавиша доступа], мы решили не реализовывать сочетания клавиш доступа на Nectar.com веб-сайт. Сайт был структурирован таким образом, чтобы пользователи могли перемещаться по сайту логическим образом, просто просматривая содержимое с помощью только клавиатуры.

Посетители, использующие последние версии программ чтения с экрана, могут перемещаться, используя следующие нажатия клавиш:

  • H для перехода вперед по заголовкам
  • Shift + H для перехода назад по заголовкам
  • 1 для перехода к следующему заголовку уровня 1 (или число от 1 до 6 для перехода к следующему заголовку на этом уровне)
  • Shift + 1 для перехода к предыдущему заголовку уровня 1 (или число от 1 до 6 для перехода к предыдущему заголовку на этом уровне)
  • INSERT + F6, чтобы отобразить список всех заголовков

Кроме того, браузер Opera включает навигацию с клавиатуры, которая полезна для посетителей с проблемами моторики.Для навигации по заголовкам можно использовать следующие клавиши:

  • S для перехода вперед по заголовкам
  • W для обратного просмотра заголовков

Совместимость с браузером

Хотя веб-сайт был разработан и закодирован так, чтобы быть доступным на любом носителе, который Collector выбирает для доступа к информации, оптимальное разрешение экрана составляет 1024 x768 пикселей и также было протестировано с использованием следующих браузеров.

ПК

  • Internet Explorer 10 и выше (включая Edge)
  • Firefox 48 +
  • Хром 44 +

MAC

  • Safari 8.0 +
  • Firefox 48 +
  • Хром 44 +

Улучшения

Хотя Nectar.com стремится придерживаться принятых руководящих принципов и стандартов в отношении доступности и удобства использования, мы осознаем и сожалеем, что наш веб-сайт в настоящее время не соответствует многим требованиям WCAG во всех областях сайта. Это включает сторонний контент, который может размещаться на нашем веб-сайте и на сайтах наших партнеров www.nectarmusicclub.com и www.nectarwineclub.com. Однако у нас есть постоянная программа улучшений, в ходе которой мы стремимся улучшить уровень доступности и опыт Коллекционеров.Мы стремимся соблюдать текущие веб-стандарты и лучшие практики.

Дополнительные услуги для коллекторов с особыми требованиями

Горячая линия Nectar доступна через BT / RNID TypeTalk. Для слепых или слабовидящих коллекционеров, пожалуйста, позвоните на горячую линию Nectar по номеру 0344811 0811, чтобы запросить следующее:

  • Условия и регулярные обновления баллов крупным шрифтом
  • Условия использования и обновления баллов шрифтом Брайля

К сожалению, мы не можем предложить нашу регистрационную форму, написанную шрифтом Брайля.Если вам потребуется дополнительная помощь, свяжитесь с нами по наиболее подходящему для вас каналу.

.

Загрузите приложение Nectar для предложений и вознаграждений | Собирайте и тратьте очки нектара на более чем 500 брендов

Пожалуйста, внимательно прочтите эти условия перед использованием этого приложения («Приложение»). Эти условия распространяются на все виды использования этого приложения, и, используя это приложение, вы соглашаетесь с тем, что вы прочитали и принимаете эти условия. Если вы не согласны с каким-либо из этих условий, вы не должны использовать Приложение и должны удалить Приложение со своего мобильного устройства.

Приложение предоставлено вам компанией Nectar Loyalty Ltd («Нектар».«нас», «мы» или «наш»), которые управляют программой «Нектар». Nectar Loyalty Ltd — компания, зарегистрированная в Англии (номер компании 4224736). Наш зарегистрированный офис находится по адресу 33 Holborn, London EC1N 2HT. Наш регистрационный номер плательщика НДС — GB877164291. Если вы хотите связаться с нами по какой-либо причине, вы можете сделать это, используя контактную информацию, указанную в конце настоящих условий.

Распечатайте и сохраните копию для своих записей.

Информация, которую мы собираем
Используя это приложение, вы соглашаетесь с тем, что Nectar и компании, участвующие в Nectar (вы можете найти их, перечисленные на nectar.com) может использовать вашу информацию (как определено в Политике конфиденциальности Nectar), включая ваше географическое положение, чтобы лучше понять ваше поведение при покупках и предоставить вам в этом Приложении предложения баллов Nectar и другую информацию о предложениях, продуктах или услугах Nectar и компаний. участие в Nectar (которые будут единственными получателями вашей информации) независимо от выбранного вами варианта данных Политики конфиденциальности Nectar.
Мы собираем информацию о функциях Приложения, к которым вы получаете доступ и используете.Это позволяет нам определять те области Приложения, которые интересны нашим клиентам, чтобы мы могли улучшать и постоянно улучшать Приложение. Мы также храним такие данные, как данные для входа (номер карты Nectar, фамилия, почтовый индекс или дата вашего рождения), номер мобильного телефона, адрес электронной почты, текущий баланс очков Nectar и детали ваших текущих предложений Nectar, чтобы вы могли просматривать свои предложения и баллы. баланс, когда у вас нет сетевого подключения, а также чтобы вам не приходилось повторно вводить данные для входа при каждом запуске приложения.Мы также собираем уникальный идентификатор для вашего мобильного устройства, чтобы мы могли связать ваше устройство с вашей учетной записью Nectar в целях безопасности.

Баллы Баланс
Ваш баланс на сегодняшний день включает любые недавние действия, а также ваш баланс за более ранние даты. Очки, которые вы набрали за последние несколько дней, могут не быть включены здесь, поэтому, пожалуйста, вернитесь в ближайшее время.

Использование вами приложения
Это приложение доступно для использования в связи с вашим участием в Nectar.Вы не можете использовать такой доступ или контент для получения какого-либо дохода. Любое другое использование этого Приложения и / или материалов в этом Приложении без нашего предварительного письменного разрешения запрещено. В частности, вы не можете использовать какие-либо данные или информацию, доступную в этом Приложении или через него, в связи с любым бизнесом или коммерческим предприятием (независимо от того, для получения прибыли).

Доступность и безопасность приложения
Мы не гарантируем полную и безошибочную работу этого приложения в любое время. Хотя мы стараемся поддерживать безопасность Приложения, мы не гарантируем, что Приложение или серверы или сети, используемые для обеспечения доступности Приложения, будут безопасными.

Интеллектуальная собственность
Интеллектуальная собственность на весь дизайн, текст, графику и другие материалы, а также выбор или расположение таких материалов в этом Приложении принадлежит нам и / или нашим соответствующим лицензиарам.

Наша ответственность перед вами
Мы не делаем никаких заявлений, гарантий или условий любого рода в отношении этого Приложения или его содержимого, кроме тех, которые требуются по закону. Вся информация и / или данные, включенные в это Приложение и / или в нем, доступны только для ознакомления.Таким образом, вы используете такую ​​информацию и / или данные на свой страх и риск. Мы прямо исключаем в максимальной степени, разрешенной законом, всякую ответственность Nectar Loyalty Ltd и ее групповых компаний, ее директоров, сотрудников или других представителей, независимо от того, возникла ли она, за любые убытки, понесенные в результате использования вами этого Приложения.

Другие веб-сайты
Это приложение может содержать ссылки на веб-сайты и / или услуги, принадлежащие и / или управляемые участвующими компаниями и / или третьими сторонами.Они предоставляются для вашего удобства, и мы не несем ответственности и не даем никаких гарантий и не делаем никаких заявлений в отношении любых таких веб-сайтов и / или услуг, а также не несем ответственности или обязательств в отношении контента или использования вами таких веб-сайтов (других чем в той степени, в которой это требуется по закону).

Обновления приложения
Время от времени мы можем публиковать исправления или обновления для приложения, чтобы предоставить вам улучшенную функциональность, стабильность и / или безопасность. Если доступен патч или обновление, вы сможете загрузить последнюю версию Приложения из соответствующего магазина приложений.
Вы несете ответственность за то, чтобы всегда загрузить и установить последнюю версию Приложения на свое мобильное устройство.

Отказ от прав и выходное пособие
Любой отказ или задержка с нашей стороны в осуществлении какого-либо права или средства правовой защиты в соответствии с настоящими условиями не будет означать отказ от этого права или средства правовой защиты, и мы все равно можем применить это право или средство правовой защиты в более позднее время.
Если какое-либо положение этих условий будет признано недействительным или не имеющим исковой силы каким-либо судом или органом компетентной юрисдикции, это положение будет исключено из остальной части условий, которые останутся в полной силе.

Переуступка
Вы соглашаетесь с тем, что мы можем уступить любые или все наши права и / или новатировать, передать, субподряд или делегировать любые или все наши обязательства по этим условиям любой третьей стороне.
Использование вами Приложения и настоящих условий является личным для вас и согласовано вами для вашей собственной выгоды, а не для выгоды какого-либо другого лица. Вы не можете переуступать или иным образом передавать эти условия любому другому лицу без нашего предварительного письменного разрешения, в котором мы не будем безосновательно отказывать.

Варианты этих условий
В рамках постоянного развития Приложения мы можем в любое время изменить эти условия или способ предоставления Приложения.
Когда мы вносим какие-либо такие изменения, мы предпримем разумные шаги, чтобы сообщить вам о них, например, направив вам уведомление через Приложение. Если вы не согласны с измененными условиями, вы должны прекратить использование Приложения.

Прекращение действия и приведение в исполнение
Вы признаете, что в дополнение к любым имеющимся у нас правам любое нарушение этих условий дает нам право немедленно и без предварительного уведомления прекратить использование вами Приложения.
Мы оставляем за собой право изменить, приостановить, прекратить или прекратить действие Приложения (или любой его части) в любое время, если мы сочтем это необходимым по юридическим, деловым или производственным причинам.

Полное соглашение
Эти условия (включая Политику конфиденциальности Nectar) составляют полное соглашение между вами и нами в отношении Приложения и заменяют собой любые предыдущие письменные или устные обещания любого характера, которые могли быть сделаны в отношении Приложения. Ни вы, ни мы не вступили в эти условия, полагаясь на какие-либо предыдущие заявления или заявления (сделанные невиновно или по небрежности), которые не изложены в этих условиях.

Применимое право
Эти условия будут регулироваться английским законодательством, и суды Англии и Уэльса обладают исключительной юрисдикцией для урегулирования любых споров, возникающих из или в связи с этими условиями.
Эти условия (и Политика конфиденциальности Nectar) доступны на следующих языках: английский.

Как с нами связаться
Если у вас есть какие-либо вопросы или жалобы относительно Приложения, вы можете связаться с нами, используя адрес, указанный в верхней части настоящих условий использования, или здесь

.