Я ничего не знаю. Мудрый гражданин Афин (Сократ)

© А. Марков, составление, предисловие, преамбулы к текстам, комментарии, 2019

© М.Л. Гаспаров (наследники), перевод, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Мудрый гражданин Афин

Сократ родился около 470 г. до н. э. в Афинах, был коренным жителем Афин, из дема (района) Алопеки, то есть «Лисьей земли» (так же переводится крымская Алупка). Отец его был скульптором, исполнителем государственных заказов, но все наследство он оставил старшему сыну, так что Сократ с ранней юности вел скромный образ жизни. Сократ стоит первым в ряду интеллектуалов, не рассчитывавших на наследство, но зарабатывавших лишь своим умом: впоследствии такими же были в Европе внебрачные дети богачей, например Боккаччо или Эразм Роттердамский. Сократ считал, что его род восходит к самому Дедалу, мифологическому изобретателю: в Афинах многие называли себя потомками богов или полубогов.

Возможно, что на жизнь Сократ зарабатывал как скульптор на общественных подрядах, но чаще он получал подарки и угощения, пользуясь привилегией образованных людей, но никогда не брал деньги за свои занятия, в отличие от его современников — софистов, учивших красноречию и искусному рассуждению. Сократ считал, что важнее научить человека сомневаться, чем поспешно излагать готовое знание. Себя он сравнивал с повивальной бабкой, помогающей человеку породить из себя новое знание, а свой метод называл «наведением»: задавая наводящие вопросы, он учил собеседника понимать односторонность прежней точки зрения.

С точки зрения афинского законодательства Сократ по праву рождения был «фармаком», «проклятым», человеком, ограниченным в имущественных правах — в древнейших Афинах таких людей приносили в искупительную жертву, чтобы город не постигло бедствие. Но в Афинах V века до н. э. нравы стали гуманнее: Сократа уважали за его личное мужество и добросовестность в государственных делах. Он участвовал в Пелопонесских войнах и совершил несколько подвигов по-нашему, был «награжден медалями». Он входил в круг Перикла, будучи учеником советника Перикла, философа и музыканта Дамона. Именно от Дамона Сократ воспринял главную свою мысль, что можно учить не только отдельным искусствам, но и добродетели. Как судья Сократ спас полководцев, которых должны были казнить за то, что они не успели похоронить погибших, тем самым осквернив небо (трупы полагалось убирать до захода солнца, чтобы не прогневать ночных богов, как и Библия велит людям мириться до захода солнца), чем настроил против себя приверженцев старого благочестия.

Именно они были главными врагами Сократа, рукоплескавшими в 423 году комедии Аристофана «Облака», вместившей в себя предвзятое настроение толпы против образованных людей. В этой комедии Сократ был изображен бездельником, лежащим в гамаке, который учит искусно врать и обманывать. Это была совершенно несправедливая карикатура: Сократ всю жизнь спорил с софистами, учителями красноречия, которые за деньги учили манипулировать слушателями, а Аристофан отнес его к числу софистов.

Сократ был женат, по некоторым данным, даже не раз, имел трех сыновей, Лампрокла, Софрониска и Менексена, ничем особо не отличившихся. Сократа укоряли, что он воспитывает все Афины, не воспитывая собственных детей. Но на самом деле для Сократа было важно научить людей общаться на гражданские темы, связав политику и нравственность, поэтому он заводил разговоры на площадях и в собраниях, задавая свои провокационные и каверзные вопросы. Говоря по-нашему, он приходил на корпоративные мероприятия в органы власти и на фирмы и показывал, что одного знания отдельных искусств, одних практических навыков недостаточно для принятия стратегических решений.

Сократ умел читать и писать, даже немало читал, но предпочитал не писать, по сути будучи «коучем» или «тренером», причем совершенно бескорыстным и нравственно безупречным. Если совсем кратко излагать его философию, в основе ее лежат следующие положения:

— практическое знание еще не есть настоящее знание, потому что оно не может себя обосновать;

— ища подлинного знания и смысла жизни, человек начинает слышать внутренний голос — в нем проявляется сознание и совесть;

— в сравнении с голосом сознания любое знание оказывается ложным знанием, знанием только об отдельных явлениях;

— наука может развиваться, когда она добродетельна и укоренена в истинном знании, знании о том, что хорошо, а что плохо;

— добродетели можно научить, объяснив, сколь она лучше и полезнее порока;

— обучение добродетели позволяет сделать лучше и частную жизнь, и жизнь общества;

— дружба и любовь убедительнее как частных аргументов, так и слишком театрального красноречия софистов.

Мысли Сократа мы знаем, прежде всего, благодаря двум его великим ученикам: историку Ксенофонту и философу Платону, блестящим стилистам, усвоившим все тонкости рассуждений своего учителя.

Тем временем Афины пережили спартанскую оккупацию и диктатуру Тридцати тиранов. Хотя Сократ всегда держался достойно и выступал патриотом своего города, его упрекали в том, что в числе Тридцати тиранов был его ученик Критий, а другой его ученик, Алкивиад, совершил неудачные военные походы. В 399 году ему было официально предъявлено обвинение в непочтении к городским богам, введении новых богов и развращении юношества, иначе говоря, в воспитании предателей. Понятно, сколь злостно несправедливы все три обвинения: Сократ всегда велел учиться у богов добродетели, угождать богам самыми добрыми делами, а если и говорил о своем внутреннем «божестве» (демоне), голосе сознания и совести, то ведь не было запрещено чтить домашних богов. Тем не менее афиняне, напуганные военными поражениями и гражданскими неурядицами последних лет, выступили большинством голосов за казнь Сократа. Сократ должен был, как свободный гражданин, сам выпить яд, сок цикуты, всем нам известного растения-«зонтика», и во время казни показал, каким самообладанием отличается мудрец.

В данном издании «Апология Сократа» приводится в переводе М.С. Соловьева, а другие сочинения Платона — В.Н. Карпова. Сочинения Ксенофонта даны в переводе С.И. Соболевского, а посвященная Сократу глава из труда Диогена Лаэртского «О жизни, учении и изречениях знаменитых философов» («Жизнь Сократа») — М.Л. Гаспарова.

Все тексты Платона, Ксенофонта и Диогена Лаэртского сверены с греческим подлинником, и на основе этой сверки написаны примечания. При этом в переводе заменены все устаревшие слова и выражения, вроде «поелику», устаревшее написание имен, как Хризипп, в некоторых случаях исправлены ошибки и неточности переводов, в ряде случаев в примечаниях оговаривается, когда перевод не до конца передает мысль оригинала.

Составитель благодарит Галину Анатольевну Орлову за вдохновенные собеседования.

Александр Марков

Мудрый Сократ | Журнал Пробудження

Героем сегодняшней публикации будет величайший философ древней Греции, хорошо всем известный Сократ. И как ему быть неизвестным, когда его острому уму (или языку) принадлежит немалое количество крылатых фраз и афоризмов, которые цитируются вот уже не одно столетие. Сократ был мудр настолько, что даже не боялся честно признаться в том, что он ничего не знает (Я знаю, что я ничего не знаю), и в этом его самая большая мудрость. А еще он один из немногих людей, кто был действительно искренним и честным, как в отношении себя, так и в отношении других.

Родился Сократ примерно в 469 г. до нашей эры в городе Афины. Отец философа был простым каменщиком, а мать повитухой (повитуха — женщина, профессионально принимала роды, поскольку роддомов в те времена еще не было). О его детских и юношеских годах известно немного, знаем лишь, что молодой Сократ получил разностороннее образование (так как был прекрасно осведомлен во многих вещах). А еще в юношеском возрасте Сократ служил в Афинской армии и даже участвовал в качестве простого пехотинца в Пелепонеской войне со Спартой.

Истории же Сократ становится известен уже в зрелом возрасте, когда происходит его становление как великого мудреца и философа. Вообще в тот период в культурных Афинах развелось немало разношерстных «фильософов» — любителей почесать языками на разнообразные «высоко духовные темы». Поскольку пользы от их болтовни не было никакой, таких «фильософов» простые афиняне прозвали «софистами», что с греческого языка на наш можно перевести как «умники». Эти умники вместо того, чтобы заниматься чем-то полезным все время проводили на афинских форумах в бесцельной болтовне и спорах, соревнуясь в том, кто кого переспорит. И тут на арену культурной философской жизни выходит Сократ.

Свою философскую карьеру он начал с того, что на Афинских форумах очень просто переспорил всех тамошних обитателей, логично доказывая софистам всю абсурдность их философских идей, показывая им все их невежество, прикрытое за высокопарными словами. Последним это конечно совсем не понравилось и кое-кто даже начал подумывать, как бы то Сократу объявить бан. Но были и такие, кто с восторгом восхищался острым умом и интересными мыслями Сократа. Самым известным и самым преданным учеником философа стал Платон. Он же и старательно записывал за Сократом его высказывания и мысли, благодаря Платону мы знаем о Сократе то, что знаем («и то что не знаем», — сказал бы Сократ)

Свое философское учение и размышления Сократ часто сравнивал с искусством принятия родов, только вместо маленьких деток рождаются новые мысли и идеи. А себя называл бабкой-повитухой, которая принимает роды новых идей. (Мать то его была повивальной бабкой настоящей). Искусство принятия родов на греческом языке называется маевтикой, впоследствии под этим словом стали понимать учение Сократа. Маевтика Сократа заключалась в диалоге, при котором Сократ задавал своему собеседнику разные хитрые вопросы, для ответа на которые волей-неволей приходилось включать мозги. (Сегодня на этом методе основано множество психотерапевтических техник, а главное мастерство психолога и психотерапевта — уметь задавать правильные вопросы своему клиенту-пациенту)

Вообще Сократ был скорее не философом, а мистиком. Он вовсе не претендовал на лавры мудреца, а наоборот подчеркивал свое невежество, которого совсем не стеснялся. Большая ошибка многих людей заключается в том, что они думают будто, что-то знают. Сократ же хотя бы знал, что ничего не знал. И что интересно, Сократ любому человеку с помощью своих вопросов мог доказать, что она тоже ничего не знает. (Это нравилось не всем)

Сократу принадлежит большое количество чрезвычайно мудрых крылатых фраз, вот несколько из них: «Познай себя — познаешь Бога» (на этом строится вся психология). «В споре рождается истина«. «Я знаю, что я ничего не знаю«. «Чем меньше человеку нужно, тем она ближе к Богу» (Как это сильно перекликается с благородными истинами буддизма). Говорят, Сократ очень любил ходить по базару, причем ничего не покупая, когда его спрашивали: «Зачем?» Отвечал: «Как прекрасно видеть столько вещей, без которых я могу обойтись«

Сократ на знаменитой фреске Рафаэля “Афинская школа”.

Отдельное внимание стоит уделить супружеской жизни Сократа. Как знаем, он был женат на сварливой женщине по имени Ксантиппа, которая постоянно устраивала ему семейные скандалы и то и дело пилила мужа. Однажды Сократ поздно вернулся домой, разъяренная Ксантиппа сначала накричала на него, а потом вылила ему на голову кувшин воды. На что философ спокойно заметил: «Моя Ксантиппа как плохая погода, сначала пускает гром и молнии, а потом идет дождь«.

У Сократа было просто замечательное чувство юмора. Один молодой юноша спросил Сократа: — Стоит ли мне жениться? — Делай, что хочешь, все равно пожалеешь. — Ответил Сократ.

А о супружеской жизни он говорил такое: «Жениться надо обязательно, потому что если у вас будет хорошая и ласковая жена — вы будете просто счастливы. Но если жена у вас будет злая и сварливая (как у меня) тогда вы непременно станете философами (как я) и тоже будете счастливы «.

В Афинах у Сократа было много врагов (понятно чего) которые весьма хотели его забанить на форуме и в конце им это удалось. Трое софистов обвинили Сократа в том, что он развращает молодежь, не уважает богов и законы Афин, бесчестит общественную мораль. (Настоящая же вина Сократа была лишь в том, что он своими вопросами-диалогами показывал людям их невежество, обличал многочисленные грехи и пороки, а кому нравится быть обличенным?). Суд признал Сократа виновным и сперва в качестве наказания постановил философу навсегда покинуть Афины. Но Сократ категорически отказался покинуть родной город. Тогда суд постановил смертную казнь через отравление. По легенде, вскоре перед датой казни, охрана афинской тюрьмы умышленно «забыла» закрыть камеру, в которой сидел Сократ, он мог спокойно убежать. Но философ выбрал смерть, а не изгнание. Когда его друзья спросили, почему он не убегает, ответил: «Неужели вы думаете, что во всей Греции найдется место, где смерть не найдет меня?«

Чувство юмора не покидало Сократа до последних мгновений жизни. Когда Ксантиппа плача пришла к нему в камеру со словами «Тебя же убивают невинно!» Сократ ответил: «А ты хотела, чтоб заслуженно?«

Перед смертью Сократ услышал, как другой узник очень здорово декламирует красивое стихотворение. Сократ стал его уговаривать, чтобы тот научил его стихотворению. — Зачем тебе это надо, — удивился узник, — тебя же завтра итак должны казнить? — А какая разница — учиться чему-то новому за семьдесят лет до смерти, или за день до смерти? — Ответил Сократ.

Эта картина изображает медленную смерть Сократа от яда цикуты. До последнего вздоха Сократ продолжал общаться со своими учениками, параллельно фиксируя все телесные ощущения, которые происходили с ним под действием яда. Сократ принял смерть спокойно и сознательно, как и положено настоящему философу, а его крылатые выражения еще не одно столетие будут цитироваться разными людьми.

P. S. Духи вещают: А вот если б Сократ жил в наше время он вполне мог бы зарабатывать себе на жизнь обычным репетиторством. А так как философия в наше время как то не очень востребована, он был бы себе репетитором английского в Казани или любом другом русском городе (тем более, английский язык всегда востребован).

Афоризмы Сократа (философ, ученик Анаксагора, из Афин)

(470—399 гг. до н.э.) философ, ученик Анаксагора, из Афин

Никто не может ничему научиться у человека, который не нравится.

В молитвах он [Сократ] просто просил богов даровать добро, ибо боги лучше всех знают, в чем состоит добро.

[Сократ] советовал избегать таких кушаний, которые соблазняют человека есть, не чувствуя голода. (…) Он шутил, что и Кирка [Цирцея], должно быть, превращала людей в свиней, угощая их такими кушаниями в изобилии; а Одиссей (…) держался от чрезмерного их употребления и оттого не превратился в свинью.

[О хвастунах:] Невыгодно считаться богатым, храбрым и сильным, не будучи таковым: к ним предъявляют требования, (…) превышающие их силы.

Тех, кто желает и сам иметь много хлопот и другим доставлять их, я (…) поставил бы в разряд годных к власти.

Если, живя среди людей, ты не захочешь ни властвовать, ни быть подвластным и не станешь добровольно служить властителям, то, думаю, ты видишь, как умеют сильные (…) и целые общины, и каждого порознь держать в рабстве.

Не очень-то легко найти работу, за которую не услышишь упреков; очень трудно сделать что-нибудь так, чтобы ни в чем не ошибиться.

Завистники (…) только те, кто горюет по поводу счастия друзей.

Трудно (…) найти врача, который знал бы лучше, чем сам человек, (…) что полезно ему для здоровья.

[Перед началом суда над Сократом один из его друзей спросил:] «Не следует ли (…) подумать тебе и о том, что говорить в свою защиту?» – Сократ (…) отвечал: «А разве (…) вся моя жизнь не была подготовкой к защите?»

Горячо преданный Сократу, но простодушный человек, некий Аполлодор, сказал: «Но мне особенно тяжело, Сократ, что ты приговорен к смертной казни несправедливо». Сократ, говорят, погладил его по голове и сказал: «А тебе (…) приятнее было бы видеть, что я приговорен справедливо?»

Ходил я к поэтам (…) и спрашивал у них, что именно они хотели сказать, чтобы, кстати, и научиться у них кое-чему. Стыдно (…) сказать вам правду, а сказать все-таки следует. (…) Чуть ли не все там присутствовавшие лучше могли бы объяснить то, что сделано этими поэтами, чем они сами. (…) Не мудростью могут они творить то, что они творят, а какою-то прирожденною способностью и в исступлении, подобно гадателям и прорицателям; ведь и эти тоже говорят много хорошего, но совсем не знают того, о чем говорят.

Мудрейший тот, кто, подобно Сократу, знает, что ничего-то по правде не стоит его мудрость.

Нет такого человека, который мог бы уцелеть, если бы стал откровенно противиться (…) большинству и хотел бы предотвратить все то множество несправедливостей и беззаконий, которые совершаются в государстве. Нет, кто в самом деле ратует за справедливость, тот, если ему и суждено уцелеть на малое время, должен оставаться частным человеком, а вступать на общественное поприще не должен.

[Сократ] говаривал, что сам он ест, чтобы жить, а другие люди живут, чтобы есть.

Если бы кто-нибудь должен был взять ту ночь, в которую он спал так, что даже не видел сна, сравнить эту ночь с остальными ночами и днями своей жизни и, подумавши, сказать, сколько дней и ночей прожил он в своей жизни лучше и приятнее, чем ту ночь, то, я думаю, не только всякий простой человек, но и сам Великий царь нашел бы, что сосчитать такие дни сравнительно с остальными ничего не стоит. Так если смерть такова, я (…) назову ее приобретением, потому что таким-то образом выходит, что вся жизнь ничем не лучше одной ночи.

Поменьше думайте о Сократе, но главным образом – об истине.

[Последние слова:] Мы должны Асклепию петуха. Так отдайте же, не забудьте. (Петуха приносили Асклепию, богу врачевания, выздоравливающие. Сократ считал, что смерть для его души – выздоровление и освобождение от земных невзгод.)

Говорят, Еврипид дал ему [Сократу] сочинение Гераклита и спросил его мнение; он ответил: «Что я понял – прекрасно; чего я не понял, наверное, тоже».

Часто он [Сократ] говаривал, глядя на множество рыночных товаров: «Сколько же есть вещей, без которых можно жить!»

Удивительно: всякий человек без труда скажет, сколько у него овец, но не всякий сможет назвать, скольких он имеет друзей, – настолько они не в цене.

[Красота -] недолговечное царство.

[Сократ] говорил (…), что он знает только то, что ничего не знает.

Человеку, который спросил, жениться ему или не жениться, он [Сократ] ответил: «Делай, что хочешь, – все равно раскаешься».

Когда он [Антисфен] стал выставлять напоказ дыру в своем плаще, то Сократ, заметив это, сказал: «Сквозь этот плащ я вижу твое тщеславие!»

Сократу однажды пришлось увещевать (…) [Алкивиада], который робел и страшился выступать с речью перед народом. Чтобы ободрить и успокоить его, Сократ спросил: «Разве ты не презираешь вон того башмачника?» – и философ назвал его имя. Алкивиад ответил утвердительно; тогда Сократ продолжал: «Ну, а этого разносчика или мастера, шьющего платки?» Юноша подтвердил опять. «Так вот, – продолжал Сократ, – афинский народ состоит из подобных людей. Если ты презираешь каждого в отдельности, тебе следует презирать и всех купно».

Когда ему [Сократу] сказали: «Афиняне осудили тебя на смерть», он ответил: «А природа осудила их самих».

Видя, что правительство тридцати [тиранов] убивает самых славных граждан и преследует тех, кто обладает значительным богатством, Сократ (…) сказал: «(…) Никогда не было столь отважного и дерзкого трагического поэта, который вывел бы на сцену обреченный на смерть хор!»

Когда в старости Сократ захворал и кто-то спросил его, как идут дела, философ ответил: «Прекрасно во всех смыслах: если мне удастся поправиться, я наживу больше завистников, а если умру – больше друзей».

Нетрудно хвалить афинян среди афинян.

Сократ, когда он уже был приговорен к смерти и заключен в темницу, услышав, как один музыкант распевал под аккомпанемент лиры стихи Стесихора, попросил того учить его, пока есть еще время; на вопрос певца, какая ему от этого польза, когда ему предстоит умереть послезавтра, Сократ ответил: «Чтобы уйти из жизни, зная еще чуть-чуть больше».

У солнца есть один недостаток: оно не может видеть самого себя.

Я знаю только то, что ничего не знаю.

Чем меньше человеку нужно, тем ближе он к богам.

Кто хочет сдвинуть мир, пусть сдвинет себя!

Хорошее начало не мелочь, хоть начинается с мелочи.

Воспитание – дело трудное, и улучшение его условий – одна из священных обязанностей каждого человека, ибо нет ничего более важного, как образование самого себя и своих ближних.

Есть одно только благо – знание и одно только зло невежество.

Высшая мудрость – различать добро и зло.

Мудрость – царица неба и земли.

Людям легче держать на языке горячий уголь, чем тайну.

Хороший советник лучше любого богатства.

Добрым людям следует доверяться словом и разумом, а не клятвой.

Заговори, чтобы я тебя увидел.

Лучше мужественно умереть, чем жить в позоре.

Без дружбы никакое общение между людьми не имеет ценности.

Хорошо было бы, чтобы человек осмотрел себя, сколько он стоит для друзей, и чтобы старался быть как можно дороже.

Любви женщины следует более бояться, чем ненависти мужчины. Это – яд, тем более опасный, что он приятен.

Распаляется пламя ветром, а влечение – близостью.

Красота – это королева, которая правит очень недолго.

Брак, если уж говорить правду, зло, но необходимое зло.

Женись, несмотря ни на что. Если попадется хорошая жена, будешь исключением, а если плохая – станешь философом.

В одежде старайся быть изящным, но не щеголем; признак изящества – приличие, а признак щегольства – излишество.

Когда слово не бьет, то и палка не поможет.

Какой человек, будучи рабом удовольствий, не извратит своего тела и души.

Тот наиболее богат, кто доволен малым, ибо такое довольство свидетельствует о богатстве натуры.

Я хочу при помощи гимнастики всего тела сделать его более уравновешенным.

Лучшая приправа к пище – голод.

Нельзя врачевать тело, не врачуя души.

Если человек сам следит за своим здоровьем, то трудно найти врача, который знал бы лучше полезное для его здоровья, чем он сам.

АФИНЫ И СОКРАТ — в греции всё есть — LiveJournal

Столица Греции названа в честь богини Афины. Согласно легенде, первый царь Кекроп должен был решить, кто будет покровителем города — Афина или Посейдон. Посейдон ударил своим трезубцем, и тотчас из земли забил источник. После же удара Афины из земли выросло маленькое оливковое дерево. Кекроп был впечатлён подарком Афины и выбрал её в качестве покровителя города.

Афины прославились не только Академией Платона и Ликеем Аристотеля, не только законодательством Солона, заложившего основы демократии, но и тем, что в Афинах при демократическом режиме был осуждён на смерть и казнён величайший философ древности Сократ.

Нынешние Афины – современный мегаполис, в котором живёт почти треть населения страны (около четырёх миллионов человек). В Афинах есть современное метро (очень похожее на парижское), ультрасовременный трамвай. Собак здесь не убивают; они гуляют, где хотят.
Никакое видео не способно передать захватывающей красоты ночных Афин, и в особенности подсвеченного Акрополя.
Особая достопримечательность – почётный караул у здания Парламента. Традиционная одежда гвардейцев: юбочки, чулки, помпоны на туфлях – всё это символы национальной истории, и в частности четырёхсотлетней турецкой оккупации, о чём свидетельствуют четыреста складок на юбках.

Для меня история Афин связана прежде всего с личностью Сократа. Памятник философу стоит у здания Академии наук.

Впервые подробно я узнал о Сократе в 18 лет, когда служил на подводной лодке Северного флота и прочитал книгу «С чего начинается личность». Позже посмотрел пьесу Эдварда Радзинского «Беседы с Сократом». Ну а потом стал читать книги по философии и, конечно, «Диалоги» Платона.
Сократ стал для меня примером настоящего философа, для которого философствовать означает жить сообразно своим убеждениям.

Сокра́т родился около 469 г. до н. э. в Афинах. Он был сыном каменотёса (скульптора) Софрониска и повитухи Фенареты. Благодаря отцу получил разностороннее образование. Принимал активное участие в общественной жизни Афин. Участвовал в Пелопоннесской войне. Проявил мужество и спас молодого юношу Алкивиада, ставшего впоследствии его другом и учеником.

Сократ одним из первых направил внимание философов на безусловное значение человеческой личности. Сократ был не софистом, а диалектиком, то есть мастером выяснять суть предмета посредством вопросов и ответов в непринуждённой беседе (греч. dialegomai – беседую).

В отличие от софистов, для которых главное было одержать верх в споре благодаря умению вести спор, Сократ заявил, что хотя люди мыслят по-разному и обладают различными мнениями, должна существовать неоспоримая, единственная объективная истина.

Когда однажды друг Сократа Херефон посетил оракула в Дельфах, чтобы узнать у Аполлона ответ на вопрос: «Кто мудрее Сократа?» пифия ответила: «На свете нет человека мудрее Сократа»!

А Сократ говорил: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю…»
Многим известна эта фраза, однако мало кто помнит её продолжение: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю, но другие не знают даже этого».
Сократ единственный, кто был готов к признанию собственного невежества.

Многознание не есть мудрость. А быть мудрым по Сократу означает постигнуть суть вещей.
Сократ пришел к выводу, что его убеждение в собственном незнании и делает его мудрейшим, поскольку другие люди не знают даже этого.

Платон сравнивал Сократа с оводом, который своим жалом заставляет лошадь двигаться. Так и Сократ своими вопросами будоражил афинян, заставляя их задуматься над своими взглядами.
Вначале он задавал вроде бы простые вопросы, и собеседник давал легкие ответы. Однако дальнейшие вопросы философа заставляли опровергать свои же выводы. Таким образом, Сократ приводил собеседника к опровержению своих же собственных первоначальных убеждений.
Молодёжь восторгалась Сократом, но многие считавшие себя умными афиняне старались держаться от него подальше.
«Всякий, кто в здравом уме, всегда стремится быть подле того, кто лучше его самого», – говорил Сократ.

Он верил, что его призвание – помочь человеку самому открыть истину в своей душе через диалог с ним. Этот метод называл повивальным. Через беседу Сократ побуждал человека к самостоятельному поиску ответов на возникающие у него вопросы. «Знание на самом деле не что иное, как припоминание».

В Y веке до нашей эры в Афинах была установлена демократическая форма правления, что способствовало свободному публичному обмену мнениями.
Сократ без устали критиковал афинских правителей, доходя даже до призыва к спартанцам покорить Афины, чтобы разрушить сложившуюся коррумпированную политическую систему.
И хотя Сократ никогда не боролся с властью и за власть, однако никогда не поступался своими принципами и всегда говорил правду, чем вызывал неприязнь правителей.
Подчас за свои философские беседы он получал тумаков. Однажды, получив пинок, Сократ и это стерпел, а когда кто-то подивился, он ответил: «Если бы меня лягнул осел, разве стал бы я подавать на него в суд?»

Сократ жил в постоянной нужде. «Чем меньше человеку нужно, тем ближе он к богам».
Он не заботился о содержании семьи. «Нужно есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть».
Сократ всегда расхаживал по городу босиком, в одной накидке. Часто, глядя на множество выставленных на продажу вещей, он говорил себе: «Как много есть на свете вещей, без которых я могу обойтись».

Порой Сократ впадал в транс. В эти минуты он говорил, что слышит свой внутренний голос, который называл «даймоном» и командам которого подчинялся.
Может быть, «даймон» это совесть? или голос Бога в человеке? или «даймон» это ангел-хранитель?

В каждой душе есть доброе начало, как у каждой души есть демон-покровитель. Сократ слышал голос своего «даймона», предостерегавший его или его друзей не совершать те или иные поступки. Именно за это подозрительное с точки зрения государственной религии учение он был обвинен в неблагочестии.

В 399 г. до н. э., когда Сократу исполнилось 70 лет, ему было предъявлено обвинение, что «он не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество».

Мы не знаем, осудили Сократа за то, что он приставал ко всем с вопросами, или за реальные сексуальные домогательства. Известно, что философов того времени отличали пристрастия к сексу с юношами. В диалоге «Пир» Платона под любовью подразумевается именно мужская гомосексуальная любовь. Хотя лично я склоняюсь к мнению, что Сократа осудили за его инакомыслие.

Сократ разъяснял предназначение человека в обществе, его обязанности, почитание богов, необходимость образования, то есть практическую ориентацию человека в жизни, руководствующегося совестью, справедливостью и гражданским долгом.
Обличение богатства, гордости, честолюбия вызывало гнев и даже ненависть к Сократу. Аристофан в комедии «Облака» высмеял Сократа как главу некой подозрительной школы софистов «мыслильни», обманщика и выдумщика, изобретателя некой новой религии и новых богов.

Для меня важнейшим в личности Сократа является его тяга к справедливости и стремление познать самого себя. «Единственное, чем всякий честный человек должен руководиться в своих поступках, – это справедливо или несправедливо то, что он делает, и есть ли это деяние доброго или злого человека».

Сократ считал, что счастье достигается путём самосовершенствования, а не накопления материальных богатств. «Невозможно жить лучше, чем проводя жизнь в стремлении стать совершеннее». «Совершенство человека – это состояние души».

Сократ не создал ни одного философского текста. Он ничего не записывал, полагая, что это ухудшает память. Он не брал платы со своих учеников – не торговал своей мудростью.

Когда я работал в школе, на уроках права я рассказывал о Сократе, о его философии, жизненной позиции и о его смерти. Я уже знал, какая участь ждёт меня за это, и потому организовал с детьми постановку «Суд над Сократом».

В своей личной жизни я придерживался совета Сократа: «Женитесь обязательно: если вам попадётся хорошая жена, вы будете счастливы; если плохая – станете философом».

Перед каждым стоит выбор: жить как все или оставаться самим собой. Выбор Сократа известен.
Знаменитую дельфийскую максиму «Познай самого себя» Сократ понимал как призыв к моральному самосовершенствованию и в этом видел истинное религиозное благочестие.

Сократ исходил из того, что всё зло от невежества. Если знание и добро тождественны, то, познавая себя, мы должны делаться лучше. А если кто-то поступает плохо, значит он еще не знает того, как надо поступать на самом деле, и после того, как его душа будет очищена от ложных предрассудков, в ней проявится природная любовь к добру.
Тот, кто хочет понять, что такое любовь, должен наполнить любовью всю свою жизнь.

Чем должен заниматься философ, как не воспитанием людей, то есть передачей той истины, которую постиг сам?
Добродетель есть высшее знание, и потому задача философа, как человека, обладающего знанием, научать добродетели других людей.
«Когда ты говоришь неправильно, это не только само по себе скверно, но и душе причиняет зло».

На мой взгляд, задача философа состоит прежде всего в том, чтобы постичь истину и измениться самому, и лишь потом помогать тем, кто хочет познать, чтобы измениться.
«Кто хочет сдвинуть мир, пусть сдвинет себя!» – учил Сократ.

Когда рассуждают о прелестях демократии, забывают, что именно афинская демократия убила Сократа. Не при олигархическом режиме «четырёхсот», не при режиме «тридцати тиранов» – Сократ был осуждён на смерть при самом что ни на есть демократическом режиме.
Уже тогдашние «политтехнологи» научились использовать все достоинства демократии для избавления от своих политических противников.

«Демократия – худшая форма правления, – говорил Уинстон Черчилль, – до тех пор, пока вы не сравните её с остальными».

Сегодня, когда обсуждается вопрос о реформе политической системы, забывают, что все эти системы описал Платон две с половиной тысячи лет назад в диалоге «Государство»: олигархия сменяется демократией, демократия приводит к тирании, а тирания сменяется олигархией.

В какую сторону совершенствовать нашу демократию: в сторону народовластия или в сторону тирании?
«Реальное народовластие», как и тоталитарную тиранию, мы видели в недавние советские времени.
В России авторитаризм всегда прикрывался демагогическим флёром, вроде известной теории графа Уварова «самодержавие, православие, народность».

В России никогда не жили по писаным законам, поскольку всегда была пропасть между принятым законом и реальной действительностью.
По Конституции природные богатства принадлежат народу, а фактически – олигархам.
Власти постоянно нарушают ими самими установленные правила.

Власть обращается к народу, лишь когда не знает что делать.
В идеале общество не должно зависеть от личности правителя, но на самом деле зависит!

Куда же развиваться нашей политической системе? В какую сторону? В сторону французской «монархической» партии, или в сторону японской «доминирующей» партии?

Дело не в преимуществах той или иной политической системы, а при какой власти народу живётся лучше. Если при монархе в Швеции люди живут хорошо, а при демократии в Африке нищенствуют, то кому нужна такая демократия?

Демократия не цель, а средство – средство обеспечить народу свободу, чтобы он жил так, как он хочет.
Проблемы политического устройства интересуют лишь философствующих интеллектуалов. Народу важно, чтобы зарплаты были большие, а цены низкие. Какая политическая система ему это обеспечит, ту он и выберет. Гитлер сумел за несколько лет существенно поднять уровень жизни, потому немцы и выбрали фашизм. По тем же основаниям итальянцы выбрали Муссолини.
И дело не в вождизме, а в том, кому народ верит.

Я могу поверить, что всякий правитель хочет своему народу блага. Вот только представления о благе различаются. Олигархи хотят одного, простые люди другого. Интересы не всегда совпадают, а чаще не совпадают. Для того и нужна политика, чтобы урегулировать конфликты интересов.
Но политики живут в своём мире, а народ в своём, и миры эти не пересекаются.

Две с половиной тысячи лет назад политики, используя технологии демократического правления, обвинили Сократа в развращении молодёжи. И хотя в античной Греции любовь между мужчиной средних лет и юношей не считалась чем-то предосудительным, я не верю в гомосексуализм Сократа, ведь у него была жена Ксантиппа и трое сыновей.
Обвинения в развращении молодёжи излюбленное оружие тех, кто хочет расправиться со своими противниками. Подобного рода угрозы в свой адрес пришлось услышать и мне, когда я работал в школе. Я описал это в романе-быль «Странник»(мистерия).

Дело Сократа разбиралось в суде присяжных численностью 500 человек +1. За оправдание был подан 221 голос, а «против» 280 голосов.
После вынесения смертного приговора, друг Сократа Аполлодор, плача, сказал: «Мне особенно тяжело, Сократ, что ты приговорён к смертной казни несправедливо». На что Сократ ответил: «А тебе приятнее было бы видеть, что я приговорён справедливо?»

Сократ не единственный, кого приговорили к смерти за инакомыслие. Чуть раньше философа Анаксагора осудили за философское вольнодумство. Судьи внесли предложение «считать государственными преступниками тех, кто не почитает богов по установленному обычаю или объясняет научным образом небесные явления».

Суд предоставил Сократу право самому избрать свою участь. Тот ответил, что вместо наказания правительство должно отблагодарить его как благодетеля Афин и бесплатно кормить обедами до конца жизни. Такое вызывающее поведение Сократа, на мой взгляд, объяснялось желанием умереть, нежели видеть, как продажные политики позорили Афины. Возможно, желанием достойно умереть вызван и отказ от побега из тюрьмы, который предлагали Сократу его друзья и ученики.

Сократ несколько дней жил в тюрьме и спокойно ожидал смерти. «Поскольку мы не знаем что такое смерть, бояться её нелогично», – говорил он.
В тюрьме Сократа навещали друзья и ученики. Он им говорил: «Мне уже пора идти отсюда, мне – чтобы умереть, вам – чтобы жить, а что из того лучше, никому не ведомо, кроме бога».
Когда друзья и ученики предлагали Сократу освободить его из тюрьмы, он отказался, заявив: «Закон суров, но это закон».

СМЕРТЬ СОКРАТА

На мой взгляд, для Сократа смерть была избавлением от тяжёлой жизненной борьбы с несправедливостью. «Лучше мужественно умереть, чем жить в позоре».

Я думаю, Сократ прекрасно понимал, что достойно умереть не менее важно, чем достойно прожить. Для философа нет лучшей смерти, чем умереть за свои убеждения. «Те, кто подлинно предан философии, заняты, по сути вещей, только одним – умиранием и смертью».

Как свободный афинский гражданин, Сократ не был подвергнут казни, а сам принял яд. «Я полон радостной надежды, что умерших ждёт некое будущее и что оно, как гласят и старинные предания, неизмеримо лучше для добрых, чем для дурных».

Содеянное добро и зло всегда возвращаются, подчас непредсказуемым образом. Вскоре после смерти Сократа, афиняне опомнились, изгнали его обвинителей и воздвигли Сократу бронзовую статую.

Оракул в Дельфах оказался прав: «На свете нет человека мудрее Сократа».

Пускай страдание и муку нам жизнь готова приподнесть. Боль растворяет жизни скуку желаньем быть тем, что ты есть. Любить людей всех без оглядки и молча жертвовать собой, и помогать другим без взятки, и твари сострадать любой. Рождаться, жертвовать собою и смерть приняв, родится вновь, и в Бесконечность отправляя всё что творит твоя любовь. Вселенная — любви творенье, желания круговорот, Творца улыбка умиленья, мечты непонятой полет. Так будем жить без страха смерти, без сожаления потерь. Отбросив жажду мелкой мести. Любя сегодня и теперь!» из моего романа-быль «Странник»(мистерия)

P.S. Смотрите и читайте мои заметки с видеороликами о путешествии по Греции: «Как танцуют греки», Древние Афины сегодня», «Из Греции с любовью», «У оракула в Дельфах», «Чудо света – Метеоры», «Святая гора Афон», «Апостол в Салониках», «Сократ мне друг», «Мистерии древней Греции», «Легенда о 300 спартанцах», «Лечебный театр Эпидавр» и другие.

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература

ГРЕЦИЯ — АФИНЫ — СОКРАТ

Столица Греции названа в честь богини Афины. Согласно легенде, первый царь Кекроп должен был решить, кто будет покровителем города — Афина или Посейдон. Посейдон ударил своим трезубцем, и тотчас из земли забил источник. После же удара Афины из земли выросло маленькое оливковое дерево. Кекроп был впечатлён подарком Афины и выбрал её в качестве покровителя города.

Афины прославились не только Академией Платона и Ликеем Аристотеля, не только законодательством Солона, заложившего основы демократии, но и тем, что в Афинах при демократическом режиме был осуждён на смерть и казнён величайший философ древности Сократ.

Нынешние Афины – современный мегаполис, в котором живёт почти треть населения страны (около четырёх миллионов человек). В Афинах есть современное метро (очень похожее на парижское), ультрасовременный трамвай. Собак здесь не убивают; они гуляют, где хотят.
Никакое видео не способно передать захватывающей красоты ночных Афин, и в особенности подсвеченного Акрополя.
Особая достопримечательность – почётный караул у здания Парламента. Традиционная одежда гвардейцев: юбочки, чулки, помпоны на туфлях – всё это символы национальной истории, и в частности четырёхсотлетней турецкой оккупации, о чём свидетельствуют четыреста складок на юбках.

Для меня история Афин связана прежде всего с личностью Сократа. Памятник философу стоит у здания Академии наук.

Впервые подробно я узнал о Сократе в 18 лет, когда служил на подводной лодке Северного флота и прочитал книгу «С чего начинается личность». Позже посмотрел пьесу Эдварда Радзинского «Беседы с Сократом». Ну а потом стал читать книги по философии и, конечно, «Диалоги» Платона.
Сократ стал для меня примером настоящего философа, для которого философствовать означает жить сообразно своим убеждениям.

Сокра́т родился около 469 г. до н. э. в Афинах. Он был сыном каменотёса (скульптора) Софрониска и повитухи Фенареты. Благодаря отцу получил разностороннее образование. Принимал активное участие в общественной жизни Афин. Участвовал в Пелопоннесской войне. Проявил мужество и спас молодого юношу Алкивиада, ставшего впоследствии его другом и учеником.

Сократ одним из первых направил внимание философов на безусловное значение человеческой личности. Сократ был не софистом, а диалектиком, то есть мастером выяснять суть предмета посредством вопросов и ответов в непринуждённой беседе (греч. dialegomai – беседую).

В отличие от софистов, для которых главное было одержать верх в споре благодаря умению вести спор, Сократ заявил, что хотя люди мыслят по-разному и обладают различными мнениями, должна существовать неоспоримая, единственная объективная истина.

Когда однажды друг Сократа Херефон посетил оракула в Дельфах, чтобы узнать у Аполлона ответ на вопрос: «Кто мудрее Сократа?» пифия ответила: «На свете нет человека мудрее Сократа»!

А Сократ говорил: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю…»
Многим известна эта фраза, однако мало кто помнит её продолжение: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю, но другие не знают даже этого».
Сократ единственный, кто был готов к признанию собственного невежества.

Многознание не есть мудрость. А быть мудрым по Сократу означает постигнуть суть вещей.
Сократ пришел к выводу, что его убеждение в собственном незнании и делает его мудрейшим, поскольку другие люди не знают даже этого.

Платон сравнивал Сократа с оводом, который своим жалом заставляет лошадь двигаться. Так и Сократ своими вопросами будоражил афинян, заставляя их задуматься над своими взглядами.
Вначале он задавал вроде бы простые вопросы, и собеседник давал легкие ответы. Однако дальнейшие вопросы философа заставляли опровергать свои же выводы. Таким образом, Сократ приводил собеседника к опровержению своих же собственных первоначальных убеждений.
Молодёжь восторгалась Сократом, но многие считавшие себя умными афиняне старались держаться от него подальше.
«Всякий, кто в здравом уме, всегда стремится быть подле того, кто лучше его самого», – говорил Сократ.

Он верил, что его призвание – помочь человеку самому открыть истину в своей душе через диалог с ним. Этот метод называл повивальным. Через беседу Сократ побуждал человека к самостоятельному поиску ответов на возникающие у него вопросы. «Знание на самом деле не что иное, как припоминание».

В Y веке до нашей эры в Афинах была установлена демократическая форма правления, что способствовало свободному публичному обмену мнениями.
Сократ без устали критиковал афинских правителей, доходя даже до призыва к спартанцам покорить Афины, чтобы разрушить сложившуюся коррумпированную политическую систему.
И хотя Сократ никогда не боролся с властью и за власть, однако никогда не поступался своими принципами и всегда говорил правду, чем вызывал неприязнь правителей.
Подчас за свои философские беседы он получал тумаков. Однажды, получив пинок, Сократ и это стерпел, а когда кто-то подивился, он ответил: «Если бы меня лягнул осел, разве стал бы я подавать на него в суд?»

Сократ жил в постоянной нужде. «Чем меньше человеку нужно, тем ближе он к богам».
Он не заботился о содержании семьи. «Нужно есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть».
Сократ всегда расхаживал по городу босиком, в одной накидке. Часто, глядя на множество выставленных на продажу вещей, он говорил себе: «Как много есть на свете вещей, без которых я могу обойтись».

Порой Сократ впадал в транс. В эти минуты он говорил, что слышит свой внутренний голос, который называл «даймоном» и командам которого подчинялся.
Может быть, «даймон» это совесть? или голос Бога в человеке? или «даймон» это ангел-хранитель?

В каждой душе есть доброе начало, как у каждой души есть демон-покровитель. Сократ слышал голос своего «даймона», предостерегавший его или его друзей не совершать те или иные поступки. Именно за это подозрительное с точки зрения государственной религии учение он был обвинен в неблагочестии.

В 399 г. до н. э., когда Сократу исполнилось 70 лет, ему было предъявлено обвинение, что «он не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество».

Мы не знаем, осудили Сократа за то, что он приставал ко всем с вопросами, или за реальные сексуальные домогательства. Известно, что философов того времени отличали пристрастия к сексу с юношами. В диалоге «Пир» Платона под любовью подразумевается именно мужская гомосексуальная любовь. Хотя лично я склоняюсь к мнению, что Сократа осудили за его инакомыслие.

Сократ разъяснял предназначение человека в обществе, его обязанности, почитание богов, необходимость образования, то есть практическую ориентацию человека в жизни, руководствующегося совестью, справедливостью и гражданским долгом.
Обличение богатства, гордости, честолюбия вызывало гнев и даже ненависть к Сократу. Аристофан в комедии «Облака» высмеял Сократа как главу некой подозрительной школы софистов «мыслильни», обманщика и выдумщика, изобретателя некой новой религии и новых богов.

Для меня важнейшим в личности Сократа является его тяга к справедливости и стремление познать самого себя. «Единственное, чем всякий честный человек должен руководиться в своих поступках, – это справедливо или несправедливо то, что он делает, и есть ли это деяние доброго или злого человека».

Сократ считал, что счастье достигается путём самосовершенствования, а не накопления материальных богатств. «Невозможно жить лучше, чем проводя жизнь в стремлении стать совершеннее». «Совершенство человека – это состояние души».

Сократ не создал ни одного философского текста. Он ничего не записывал, полагая, что это ухудшает память. Он не брал платы со своих учеников – не торговал своей мудростью.

Когда я работал в школе, на уроках права я рассказывал о Сократе, о его философии, жизненной позиции и о его смерти. Я уже знал, какая участь ждёт меня за это, и потому организовал с детьми постановку «Суд над Сократом».

В своей личной жизни я придерживался совета Сократа: «Женитесь обязательно: если вам попадётся хорошая жена, вы будете счастливы; если плохая – станете философом».

Перед каждым стоит выбор: жить как все или оставаться самим собой. Выбор Сократа известен.
Знаменитую дельфийскую максиму «Познай самого себя» Сократ понимал как призыв к моральному самосовершенствованию и в этом видел истинное религиозное благочестие.

Сократ исходил из того, что всё зло от невежества. Если знание и добро тождественны, то, познавая себя, мы должны делаться лучше. А если кто-то поступает плохо, значит он еще не знает того, как надо поступать на самом деле, и после того, как его душа будет очищена от ложных предрассудков, в ней проявится природная любовь к добру.
Тот, кто хочет понять, что такое любовь, должен наполнить любовью всю свою жизнь.

Чем должен заниматься философ, как не воспитанием людей, то есть передачей той истины, которую постиг сам?
Добродетель есть высшее знание, и потому за

Притча о Сократе. Каковы люди Афин? — Гармония разума, души и тела

11.11.2017

2 минуты чтения

Приближался полдень. Сократ отправился на прогулку за пределы Афин. Он остановился отдохнуть около верстового столба где-то в пяти милях от города.

У правого бедра философа висела небольшая котомка. В ней лежал его ланч. Он решил приняться за ранний ланч, но как только он наклонился к своей сумке, с дороги сошёл путник и направился к нему.
— Приветствую тебя, мой друг. Не мог бы ты сказать, правильной ли дорогой я иду в Афины?
Сократ ответил, что он идёт верной дорогой.
— Держись протоптанного пути. Это большой город, ты не сможешь пройти мимо.
— Скажи мне, — спросил путник, — каковы люди Афин?
— Что ж, — ответил Сократ, — расскажи мне, откуда ты пришёл и какие люди там живут, а я расскажу тебе о людях Афин.
— Я из Аргоса. И я горд и счастлив сообщить тебе, что люди Аргоса — самые дружелюбные, счастливые и щедрые люди из всех, кого я когда-либо знал.
— Я счастлив обрадовать тебя, мой друг, — сказал Сократ, — Люди Афин точно такие же.
Путешественник отправился своей дорогой, а Сократ остался около верстового столба. Этот разговор заставил его почувствовать радость и удовольствие от доброты и гуманности окружающего мира. Поэтому его мысли тут же обернулись к фляге, которая висела у его левого бедра. И только он решил испить из нее, как ещё один путник сошёл с дороги.
— Приветствую тебя, мой друг. Правильной ли дорогой я иду в Афины?
Сократ подтвердил, что дорога верна.
— Иди прямо. Это большой город, ты не сможешь пройти мимо него.
— Скажи мне, — спросил путник — каковы люди, живущие в Афинах?
— Что ж, — улыбнулся Сократ, — скажи мне, откуда ты и какие люди там живут, а я расскажу тебе о жителях Афин.
— Я из Аргоса, — ответил путешественник, — и мне очень неприятно говорить тебе об этом, но жители Аргоса самые нечестные, скупые и недружелюбные люди из всех, кого я когда-либо встречал.
— Мне жаль разочаровывать тебя, мой друг, — произнес Сократ, — но жители Афин точно такие же.

СОКРАТ И АФИНЫ — Студопедия

1. Платон. Апология, 31 de.

2. О характере Алкивиада см.: Плутарх. Жизнеописания. Алкивиад, 10.

3. Платон. Пир, 215 е.

4. Есть свидетельства о том, что настоящее имя будущего философа было Аристокл, а «Платон»—лишь прозвище (Diogen Laert., 3, 4). Предком Платона был последний аттический царь Кодр, к тому же роду принадлежал и Солон. О Кратиле как учителе Платона говорит Аристотель (Метафизика, I, 6, 987 а, 32).

5. Платон. Письма, VII, 524 е. Платон стал учеником Сократа, когда ему было около двадцати лет (Diogen Laert., 3, 6). Но, вероятно, он знал мудреца и до этого.

6. Аристофан. Облака, 96. Пер. А. Пиотровского.

7. Там же, 103.

8. Там же, 223.

9. Там же, 379.

10. Та мже, 424.

11. Фукидид. История, VI, 1, 24.

12. Ксенофонт. Греческая история, II.

13. Ксенофонт. Воспоминания, 4, 4, 2.

14. Ксенофонт. История, I, 6, 7.

15. Ксенофонт. Воспоминания, I, 2, 32.

16. Платон. Апология, 32 с, d.

Глава восемнадцатая

СМЕРТЬ МУДРЕЦА
Афины, 399 г.

Вне христианства Сократ уникален.

С. Кьеркегор

В любую эпоху, когда народ бедствует, он обязательно ищет, на ком можно сорвать накопившееся недовольство. Обычно и правительства, виновные в тех или иных неудачах, спешат найти такого козла отпущения, чтобы дать выход ярости масс. Безразлично, кого выберут объектом травли,— важно то, что враг обнаружен, он здесь, перед глазами, и с ним можно расправиться. Особенно легко это сделать, когда обвиняемый более или менее беззащитен; у преследователей, которые, кроме ненависти, одержимы еще и страхом, безнаказанность вызывает лишь удвоенную жестокость.



Афины дошли как раз до той точки, когда найти виновника всех бед стало потребностью и властей, и толпы. Они пережили годы катастроф и унижений; гордость великого города, считавшего себя венцом Эллады, была жестоко уязвлена. На кого возложить ответственность? Виновных было слишком много. И вот тут-то общественное мнение вооружилось против Сократа.

Не этот ли человек покушался на основы «отечественных порядков»? Не он ли подбивал молодежь пренебрегать мнениями старших? Не он ли учил свободомыслию? Быть может, вообще гнев богов пал на город из-за него: сколько бы Сократ ни приносил жертв, разве не было всем известно, что он толковал о каком-то «даймонионе» и, следовательно, учил верить не так, как завещали «отцы»? Все эти философы только мутят умы. Не зря изгнали Анаксагора и Протагора; почему же еще ходит по городу этот старый совратитель Сократ? Ведь даже его приятель Аристофан разоблачил его шарлатанство, безбожие и «облачные» идеи.


Нашлись и люди, которые прямо подали на Сократа жалобу в суд. Обвинение было сформулировано так: «Сократ преступает законы тем, что портит молодежь, не признает богов, которых признает город, а признает знамения каких-то новых гениев» (буквально «новых демонов») (1).

Одним из главных обвинителей был стратег Анит, по профессии кожевник. Он принадлежал к партии демократов и вместе с Трасибулом сверг тиранию «тридцати». Этот ограниченный патриот считал, что все новые идеи вредят государству (2). Сократ в его глазах являлся вдохновителем подрывных сил, лукавым софистом, разлагающим юное поколение. Немаловажную роль здесь играли и личные мотивы: сын Анита некоторое время был учеником Сократа и не без его влияния отказывался заниматься ремеслом отца, который с тех пор затаил против философа злобу.

Другим представителем обвинения был молодой и весьма посредственный поэт Мелет, человек сомнительной репутации, желавший стяжать популярность гражданскими одами и патриотической болтовней. Такие люди часто стараются выдвинуться при помощи всякого рода «разоблачений» и играть родь спасителей отечества. Хотя жалоба была сначала подана Мелетом, однако главным инициатором процесса несомненно являлся стратег Анит. Третьим был некий оратор Ликон.

Сократ уже давно предвидел, что ему не избежать столкновения с афинскими «охранителями». Он понимал, что и так чудом уцелел до сих пор. Говорят, македонский царь Архелай звал мудреца к себе, но семидесятилетний Сократ слишком сросся со своим городом и предпочел остаться в Афинах, идя навстречу своей судьбе.

* * *

Когда против Сократа было выдвинуто официальное обвинение, друзья стали советовать ему подготовить «апологию» — защитительную речь на суде. Такие речи — наследие подлинной демократии — еще играли решающую роль на процессах.

— А разве вся моя жизнь не была подготовкой к защите? — спрашивал Сократ.

В ответ на возражения, что речь поможет ему оправдаться от возводимой на него клеветы, Сократ сослался на своего «даймониона»: «Клянусь Зевсом, я уже пробовал обдумать защиту перед судьями, но мне противился божественный голос» (3).

Та таинственная сила, которая сопровождала мудреца все годы, теперь удерживала его от составления апологии. Более того, «даймонион», казалось, прямо толкал Сократа на гибель. Тем же, кто тревожился за него, философ шутливо отвечал, что в его возрасте неплохо кончить жизнь столь легким способом.

И друзей, и врагов Сократа изумляла эта его странная тяга к смерти. Загадочной она остается и до сих пор. Сомнительно, чтобы ее можно было и в самом деле объяснить преклонными годами мудреца. Сократ далеко не казался дряхлым, сохранил живость ума и крепкое здоровье. Быть может, он захотел наконец дать бой затхлому мирку узколобых фанатиков и наложить на них клеймо убийц. Его процесс мог бы стать испытанием для Афин. «Если я буду предан казни несправедливо,— говорил Сократ,— то это будет позором для тех, кто предаст меня казни» (4). Пусть он не смог покорить невежество и ненависть силою своего разума, в его распоряжении остается союзница сверхчеловеческая — смерть, его смерть — мудреца и честного человека.

* * *

Был конец мая 399 г. В день суда толпа выбранных судей — пятьсот человек — заняла свои скамьи. На особом месте стоял окруженный друзьями Сократ, напротив была трибуна главного обвинителя. Все имело вид не расправы, а законного судопроизводства.

Начал Мелет. Он заявил, что Сократ вопреки закону занимался изучением небесных явлений, исследовал то, что запретно, учил молодежь «делать слабый довод сильным» и не признавал богов. А кто его ученики? Не Алкивиад ли, предавший родину? Не Критий ли — тиран и враг демократии? Не осуждал ли сам Сократ демократические порядки? Он мудр, но это опасная мудрость. Искусный оратор, он теперь легко может сбить с толку присяжных. Но нельзя позволить ему обмануть народ, он, безусловно, смертельный враг отечества.

В таком же духе выступали и другие обвинители; все они упирали на то, что Сократ колеблет авторитеты, вводит новшества, отвлекает юношей от их обязанностей.

После этого предоставили слово Сократу. Наконец-то пришло время очной ставки философа с Афинами…

«Как подействовали мои обвинители на вас, афиняне,— начал он,— я не знаю, а я из-за них, право, чуть было и сам себя не забыл: так убедительно они говорили. Впрочем, верного-то они, собственно говоря, ничего не сказали» (5). Он старик, но никогда не привлекался к суду, поэтому не сумел приготовить апологии; просьба же его лишь одна: не шуметь и не перебивать его. И так легко, непринужденно, с усмешкой Сократ продолжал говорить все время. Казалось, речь идет не о его жизни, а о какой-то посторонней проблеме.

В первую очередь он заметил, что иск Анита, Мелета и Ликона лишь повод; на самом же деле здесь прорвалась застарелая вражда. Большинство судей по возрасту годятся ему в сыновья, и им не впервые слышать про Сократа дурное. «Обвинителей этих много, и обвиняют они уже давно, да и говорили они с вами тогда, когда по возрасту вы всему могли поверить, ибо некоторые из вас были еше детьми или подростками, и обвиняли они заочно: оправдываться было некому. Но всего нелепее то, что и по имени-то их никак не узнаешь и не назовешь, разве вот только случится среди них какой-нибудь сочинитель комедий» (6). Это был прямой намек на Аристофана.

«Стало быть, афиняне,— продолжал Сократ,— мне следует защищаться и постараться в малое время опровергнуть клевету, которая уже много времени держится среди вас. Желал бы я, чтобы это осуществилось на благо и вам и мне — чего же еще я могу достичь своей защитой? Только я думаю, что это трудно, и для меня вовсе не тайна, каково это дело. Пусть оно идет, впрочем, как угодно Богу, а закону следует повиноваться — приходится оправдываться» (7).

Сократ не строил никаких иллюзий: он великолепно понимал, что перед ним аудитория в большинстве своем враждебно настроенная. И как бы нехотя он берется за защиту, пункт за пунктом разбивая доводы обвинения.

Мелет приписывает Сократу исследование запретного и к тому же считает его софистом, мастером словесных уверток. Но откуда это известно, кроме как из аристофановского фарса? «Спросите друг у друга, слыхал ли кто из вас когда-нибудь, чтобы я хоть что-то говорил о подобных вещах» (8).

Его считают платным учителем? Он знает, что есть такие люди, которые за деньги обучают молодежь мудрости. «Я бы сам чванился и гордился, если бы был искусен, афиняне!» (9)

Он напомнил присутствующим о давнем прорицании Пифии, рассказал о своих сомнениях и поисках человеческой мудрости. Ему пришлось убедиться, что эта так называемая мудрость — ничто. Друзья Сократа, молодые люди, в подражание ему также испытывали многих и легко приходили к подобному выводу. «От этого те, кого они испытывают, сердятся не на самих себя, а на меня и говорят, что есть какой-то Сократ, негоднейший человек, который портит молодежь. А когда их спросят, что же он делает и чему их учит, то они не знают, что сказать, и, чтобы скрыть свое затруднение, говорят о том, что вообще принято говорить обо всех, кто философствует… А правду им не очень-то хочется сказать, я думаю, потому, что тогда обнаружилось бы, что они только прикидываются, будто что-то знают, а на деле ничего не знают. А так как они, по-моему, честолюбивы, сильны, многочисленны и говорят обо мне упорно и убедительно, то давно уже прожужжали вам уши клеветой на меня» (10).

Тут Сократ обратился к Мелету: он заботится о том, чтобы молодежь была лучше? Но кто сделает ее таковой? Законы? Прекрасно! Может быть, и судьи? Конечно. Может быть, члены Народного собрания? Так? «По-видимому, значит, кроме меня, все афиняне делают их безупречными, только я один порчу. Ты это хочешь сказать?»

Здесь Сократ в своей стихии, он уточняет мысль собеседника и в конце концов восклицает с комическим отчаянием: «Большое же ты мне, однако, приписываешь несчастье» (11).

Но спор не кончен. Если уж Мелет знал, что Сократ в чем-то действует неверно, почему он избегал его, а не наставил? Значит, он считал философа не заблуждающимся, а закоренелым и умышленным преступником. Тогда еще раз нужно коснуться конкретных пунктов обвинения.

— По твоим словам, я вообще не признаю богов, и не только сам не признаю, но и других этому научаю.

— Вот именно, я и говорю, что ты вообще не признаешь богов…

— Это невероятно. Мелет, да мне кажется, ты и сам этому не веришь (12).

И тут Сократ коснулся своего «внутреннего голоса». Не является ли «даймонион» силой божественной? Как же можно тогда утверждать, будто Сократ отрицает богов?

Хотя Сократ по своему обыкновению как бы исследовал истину, но в каждом его слове чувствовалось сознание правоты. Он заявил, что необходим городу, даже если приносит малую пользу; отказаться от своего призвания было бы равносильно дезертирству. Даже угроза казни не остановит его: «Если бы теперь, когда меня Бог поставил в строй, обязав, как я полагаю, жить, занимаясь философией и испытуя самого себя и людей, я бы вдруг испугался смерти или еще чего-нибудь и покинул строй, это был бы ужасный проступок. И за этот проступок меня в самом деле можно было бы по справедливости привлечь к суду и обвинить в том, что я не признаю богов, так как не слушаюсь прорицаний, боюсь смерти и, воображаю себя мудрецом, не будучи мудрым. Ведь бояться смерти, афиняне,— это не что иное, как приписывать себе мудрость, которой не обладаешь, то есть возомнить, будто знаешь то, чего не знаешь. Ведь никто не знает ни того, что такое смерть, ни даже того, не есть ли она для человека величайшее из благ, между тем ее боятся, словно знают наверное, что она — величайшее из зол» (13).

Итак, его позиция неизменна: «Я вам предан, афиняне, и люблю вас, но слушаться буду скорее Бога, чем вас, и, пока я дышу и остаюсь в силах, не перестану философствовать… Могу вас уверить, что так велит Бог, и я думаю, что во всем городе нет у вас большего блага, чем это мое служение Богу… послушаетесь вы Анита или нет, отпустите меня или нет, но поступать иначе я не буду, даже если бы мне предстояло умирать много раз» (14).

Это был вызов. Толпа заговорила, загудела, послышались возмущенные восклицания. Спокойствие обвиняемого и его речь, проникнутая чувством собственного достоинства, вызвали досаду, а рассуждения Сократа были для судей неприемлемы. Людям, как правило, трудно бывает примириться с тем, кто является для них укором. Судьи чувствовали силу в словах Сократа, но силу им враждебную.

А Сократ попросил не шуметь и продолжал, как бы подливая масла в огонь: «Таким образом, афиняне, я защищаюсь теперь вовсе не ради себя, как это может казаться, а ради вас, чтобы вам, осудив меня на смерть, не лишиться дара, который вы получили от Бога. Ведь если вы меня казните, вам нелегко будет найти еще такого человека, который попросту — хоть и смешно сказать — приставлен Богом к нашему городу, как к коню, большому и благородному, но обленившемуся от тучности и нуждающемуся в том, чтобы его подгонял какой-нибудь овод… Но очень может статься, что вы, рассердившись, как люди, внезапно разбуженные от сна, прихлопнете меня и с легкостью убьете, послушавшись Анита. Тогда вы всю остальную жизнь проведете в спячке, если только Бог, заботясь о вас, не пошлет вам еще кого-нибудь» (15).

Как на свидетельство бескорыстия своей миссии Сократ указал на свою бедность. Он еще и еще раз отрицал звание «учителя», подтверждая это тем, что не брал за обучение денег. Можно ли брать плату с друзей? И кстати, почему их, его постоянных слушателей, не пригласили в качестве свидетелей? Ведь они могли бы лучше рассказать о его жизни и учении.

В заключение Сократ сказал, что не хочет умолять судей и пытаться подействовать на их чувства; он не будет лить слезы, приводить жену и детей. «Не думайте, афиняне, будто я должен проделывать перед вами то, что я не считаю ни хорошим, ни правильным, ни благочестивым». Судьи должны руководствоваться только законом: если обвиняемый виноват — осудить его, если нет — оправдать.

Приступили к голосованию. Приговор: виновен. Впрочем, к удивлению Сократа, большинство было не слишком значительным — всего 30 человек. «Я не думал,— сказал Сократ,— что перевес голосов будет так мал, и полагал, что он будет куда больше». Его, кажется, больше заботило нравственное состояние судей, чем собственная участь.

Анит требовал смертной казни, но по закону в такого рода процессах осужденному предоставляется право самому назначить себе наказание, разумеется, более мягкое.

И тут Сократ заговорил снова, приведя своими словами в ужас друзей и в ярость врагов.

«Этот человек,— сказал он,— требует для меня смерти. Пусть так. А что, афиняне, назначил бы я себе сам? Очевидно, то, чего заслуживаю. Так что же именно?.. Чего-нибудь хорошего, афиняне, если уж в самом деле воздавать по заслугам, и притом такого, что мне пришлось бы кстати. Что же кстати человеку заслуженному, но бедному, который нуждается в досуге для вашего же назидания? Для подобного человека, афиняне, нет ничего более подходящего, как обед в Пританее!» (16)

Это звучало почти как издевка: осужденный на смертную казнь требует, чтобы его бесплатно кормили, как знатных людей города! Поднялся невообразимый крик… Платон и другие богатые ученики мудреца стали умолять его согласиться на штраф. Сократ ответил, что только по их настоянию предлагает от себя одну мину серебром: «Платон, присутствующий здесь, афиняне, да и Критон, Критобул, Аполлодор — все они велят мне назначить тридцать мин, а поручительство берут на себя. Итак, я столько и назначаю, а поручители в уплате будут у вас надежные».

Прошел второй тур голосования. При подсчете оказалось, что число высказавшихся за казнь возросло на 80 человек. Это был явный результат независимого поведения Сократа.

Друзья мудреца были в полном отчаянии, полагая, что если бы Сократ вел себя иначе, исход дела не принял бы трагического оборота. Но он стоял на своем: «Я скорее предпочитаю умереть после такой защиты, чем оставаться в живых, защищавшись иначе».

Обращаясь к судьям, он сказал: «Я ухожу отсюда, приговоренный вами к смерти, а мои обвинители уходят, уличенные правдою в злодействе и несправедливости. И я остаюсь при своем наказании, и они при своем. Так оно, пожалуй, и должно было быть, и мне думается, что это правильно».

Но это было еще не все: под конец Сократ приберег пророчество своим судьям: «Мне хочется предсказать будущее вам, осудившим меня. Ведь для меня уже настало то время, когда люди бывают особенно способны к прорицаниям,— тогда, когда им предстоит умереть. И вот я утверждаю, афиняне, меня умертвившие, что тотчас за моей смертью постигнет вас кара тяжелее, клянусь Зевсом, той смерти, которой вы меня покарали. Сейчас, совершив это, вы думали избавиться от необходимости давать отчет в своей жизни, а случится с вами, говорю я, обратное: больше появится у вас обличителей — я до сих пор их сдерживал. Они будут тем тягостней, чем они моложе» (17).

Это был намек на многочисленных последователей Сократа. Философ оказался прав. «Апологии» Платона и Ксенофонта и другие памфлеты его учеников разнесут по миру позор Афин, заклеймив убийц Сократа как душителей свободы и разума.

Но в самом философе не ощущалось никакой озлобленности против ослепленных ненавистью афинян. Палачи заблуждаются, полагая, что смерть — худшая из кар. Если умерший ничего не сознает, то смерть — это сон, но скорее она есть «как бы переселение отсюда в другое место». И то и другое — в руках Бога, и, следовательно,— добро. «Моя участь,— сказал Сократ,— сейчас определилась не сама собою, напротив, для меня ясно, что мне лучше умереть и избавиться от хлопот. Вот почему и знамение ни разу меня не удержало, и я сам ничуть не сержусь на тех, кто осудили меня… Но уже пора идти отсюда, мне — чтобы умереть, вам — чтобы жить, а что из этого лучше, никому не ведомо, кроме Бога» (18).

Стража окружила приговоренного, и Сократ в сопровождении плачущих друзей был выведен из здания суда. Мудрец шел твердым шагом, был спокоен и ясен. Увидев слезы учеников, он воскликнул:

— Что это? Вы только теперь плачете? Разве не знаете, что с самого рождения я осужден природой на смерть? Да если бы мне приходилось погибать безвременно, когда течет счастье, то, несомненно, надо было бы горевать мне и расположенным ко мне людям; если же я кончаю жизнь в ту пору, когда ожидаются в будущем разные невзгоды, то я думаю, что всем вам надо радоваться при виде моего счастья.

— Но мне особенно тяжело, Сократ, что ты приговорен к смертной казни несправедливо,— сказал один из учеников.

— А тебе, дорогой мой Аполлодор, приятнее было бы видеть, что я приговорен справедливо? — улыбнулся Сократ и потрепал юношу по волосам.

Мимо с видом победителя прошествовал Анит.

«Он гордится,— весело заявил Сократ,— как будто совершил какой-то великий славный подвиг, предав меня смертной казни за то, что я, видя, каких великих почестей удостоили его сограждане, сказал, что не следует ему учить сына кожевенному делу. Как жалок он! Видно, он не понимает, что кто из нас совершил дела более полезные и славные на вечные времена, тот и победитель» (19).

Теперь жилищем Сократа на долгий месяц должна была стать афинская тюрьма. Казнь отложили, так как накануне суда ушел корабль на праздник в Делос. Согласно обычаю, до его возвращения приводить смертные приговоры в исполнение в Афинах запрещалось. Таким образом, Сократ получил отсрочку. По свидетельству Ксенофонта, он все это время оставался верен себе, был бодр, разговорчив, не терял отличного расположения духа. Для этого непостижимого человека даже смерть, казалось, не была чем-то трагическим.

Надо заметить, что в темнице Сократ пользовался относительной свободой; к нему допускали близких, и он подолгу беседовал с ними. Когда же он оставался в одиночестве, то вспоминал тот таинственный голос, который призывал его служить музам. Впервые в жизни он написал стихотворение. Но все же делал он это, по-видимому, для того, чтобы скоротать досуг.

Друзья сделали все, чтобы спасти его от казни; старый товарищ Сократа Критон организовал побег и явился в тюрьму, чтобы помочь философу скрыться.

Когда он вошел, закованный старец спал тихим, безмятежным сном, словно его ожидала не чаша с ядом, а радостное пиршество в кругу друзей. Критона поразило это зрелище, и он долго в молчании сидел у изголовья Сократа.

Дождавшись пробуждения узника, Критон сообщил ему, что скоро прибудет корабль с Делоса и нужно бежать, пока не поздно. Друзья сочтут позором для себя, если не спасут учителя.

Но Сократ только улыбнулся: он был уже как бы за пределами этого мира. Он рассказал Критону, что ему снился вещий сон:
прекрасная женщина в белом одеянии произнесла слова из Гомера о скором возвращении на родину.

— Странный сон, Сократ!

— А ведь смысл его как будто ясен, Критон. Очевидно, он имел в виду, что сон знаменует близость перехода в иной мир. О побеге Сократ не желал и слушать. Где он, старик, будет скитаться, покинув город, к которому его «приставило» Божество? К тому же бегство будет нарушением законов, а он сам требовал их соблюдения. «Оставь же это, Критон, и сделаем так, как указывает Бог» (20).

* * *

И вот настал день, которого в трепете и горе ждали ученики. По Афинам разнеслась весть: в порту появился корабль, украшенный венками…

Десять самых близких людей поспешили в тюрьму к Сократу. Платона среди них не было. Он был болен, и болезнь была, видимо, тяжелой, ибо иначе как мог бы он пропустить этот день. А скорее всего Платон просто чувствовал себя не в состоянии присутствовать при последних часах учителя (21).

У ворот тюрьмы ученикам и родным объявили, что казнь состоится сегодня. Вскоре их пустили. Ксантиппа вела детей. Она заплакала и начала причитать: «Ох, Сократ, нынче в последний раз беседуешь ты с друзьями, а друзья — с тобой». Но Сократ не хотел душераздирающих сцен и попросил, чтобы кто-нибудь увел жену. Слуги проводили Ксантиппу, и она ушла, крича и ударяя себя в грудь; для нее все случившееся было совершенно непонятным: чем мог ее муж так провиниться перед городом?

Тюремщики, исполнявшие свою должность по избранию, сняли с осужденного цепи. Сократ довольно улыбнулся и стал растирать затекшие ноги. Подавленные ученики молчали. Они никак не могли заставить себя поверить, что это конец. «Сидя подле него,— говорит очевидец казни,— я испытывал удивительное чувство. Я был свидетелем кончины близкого друга, а между тем жалости к нему не ощущал — он казался мне счастливцем… я видел поступки и слышал речи счастливого человека! До того бесстрашно и благородно он умирал, что у меня даже являлась мысль, будто и в Аид он отходит не без божественного предопределения и там, в Аиде, будет блаженнее, чем кто-либо иной».

Последние часы Сократа скрасила привычная дружеская беседа. Разговор, разумеется, касался посмертной судьбы человека, но то, что мы находим в «Федоне», скорее уже выражает воззрения Платона.

Несомненно одно: вера в Провидение не покидала Сократа, и в эти предсмертные минуты она восторжествовала над естественным человеческим страхом смерти.

Тюремный сторож пытался заставить мудреца молчать: он знал, что возбуждение может помешать яду и его придется приниматъ несколько раз. Но Сократ отмахнулся; он готов два и три раза пить яд, но не откажет себе в удовольствии еще раз поговорить с друзьями.

Незаметно пролетели часы. Наконец Критон робко спросил:

— А как нам тебя похоронить?

— Как угодно, если, конечно, сумеете меня схватить и я не убегу от вас.

Он засмеялся: неужели Критон может думать, что окоченелый труп, который они скоро увидят, будет тем самьм Сократом, который учил их мыслить? Не следует так легкомысленно бросаться неточными выражениями.

Потом Сократ вышел, чтобы совершить омовение: ему хотелось избавить от хлопот тех, кто будет его хоронить.

«И мы ждали,— вспоминает его ученик,— переговариваясь и раздумывая о том, что услышали, но все снова возвращались к мысли, какая постигла нас беда: мы словно лишались отца и на всю жизнь оставались сиротами».

По возвращении Сократа к нему еще раз пустили Ксантиппу, но он, простившись с ней, пожелал остаться только в окружении друзей.

Наступил вечер. Перед заходом солнца в камеру вошел служитель, смущенный и печальный. Он сказал, что никогда не видел такого кроткого и спокойного узника, и выразил надежду, что Сократ не винит его: «Итак, прощай и постарайся как можно легче перенести неизбежное». Заливаясь слезами, он пошел к выходу. «Прощай и ты,— ответил тронутый сочувствием Сократ, а потом добавил, обращаясь к ученикам:— Какой обходительный человек! Он все это время навещал меня, а иногда и беседовал со мною, просто замечательный человек! Вот и теперь, как искренне он меня оплакивает. Однако ж, Критон, послушаемся его — пусть принесут яд, если уже стерли. А если нет, пусть сотрут».

Но Критон цеплялся за каждую минуту, словно смерть ждала его самого. Видя замешательство, Сократ твердо сказал, что эти отсрочки смешны: «Не спорь со мною и делай, как я говорю».

Принесли чашу с цикутой. Деловым тоном Сократ обратился к палачу:

— Вот и прекрасно, любезный. Ты со всем этим знаком — что же мне надо делать?

— Да ничего,— ответил тот,— просто выпей и ходи до тех пор, пока не появится тяжесть в ногах, а тогда ляг. Оно подействует само.

Было что-то отвратительное в этих прозаических советах исполнителя казни, но старец, не дрогнув, не изменившись в лице, принял из его рук чашу. Можно совершить этим питьем возлияние богам? Нет? Яда приготовлено лишь необходимое количество? Но помолиться, конечно, можно, чтобы «переселение» совершилось благополучно…

И со словами: «Об этом я и молю, и да будет так»,— Сократ неторопливо осушил кубок.

Тут ученики уже не в силах были сдержаться и заплакали, а один из юношей так громко рыдал, что Сократ воскликнул: «Ну что вы, что вы, чудаки! Я для того главным образом и отослал отсюда женщин, чтобы они не устроили подобного бесчинства,— ведь меня учили, что умирать должно в благоговейном молчании. Тише, сдержите себя!»

Все постарались взять себя в руки, а Сократ стал прохаживаться по камере. Когда ноги отяжелели, он лег и покрылся плащом. Тело его постепенно теряло чувствительность, но он по-прежнему оставался невозмутимым. Вдруг он откинул плащ и обернулся к Критону: «Критон, мы должны Асклепию петуха. Так отдайте же, не забудьте»…

Это были последние слова Сократа.

Петуха приносили в дар богу Асклепию по выздоровлении; очевидно, умирающий хотел сказать этим, что считает свою гибель выздоровлением для лучшей жизни в вечности.

Так закончил свой долгий жизненный путь этот удивительный человек, неутомимый искатель истины. Он уверовал в разум, но с улыбкой встретить смерть помогло ему нечто более глубокое, нежели логика,— его доверие к благости высшего Начала. Принимая яд, он не знал, что ожидает его за гробом, но до конца предался небесной воле. Это и было источником его мужества и спокойной радости, которые так поразили учеников. Не случайно Отцы Церкви причислили Сократа к «христианам до Христа» (22).

ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ И РИМ — КиберПедия

ЗАДАНИЕ 1. Прочтите текст и напишите жирным шрифтом русские эквиваленты слов и выражений:

Правовое наследие Греции и Рима

Древние греки были одними из первых , кто разработал концепцию закона , которая отделяла повседневный закон от религиозных верований. До появления греков большинство цивилизаций приписывали свои законы своим богам или богиням.Вместо этого греки считали, что законов были изданы людьми для людей.

В седьмом веке до нашей эры Драко * составил первый всеобъемлющий письменный свод законов Греции . По кодексу Драко смерть была наказанием за большинство преступлений . Таким образом, термин драконовский обычно относится к крайне суровым мерам.

Прошло несколько десятилетий, прежде чем Солон — поэт, военный герой и в конечном итоге Афинский законодатель изобрел новый свод законов.Суд присяжных , древнегреческая традиция была сохранена , но порабощать должников было запрещено , как и большинство суровых наказаний кодекса Драко. По закону Солона афинские граждане имели право участвовать в собрании и суды имели установлено, в котором они могли обжаловать решения правительства.

То, что греки , возможно, внесли римлянам , было концепцией «естественного закона ». По сути, естественный закон был основан на убеждении , что определенные основных принципов стоят выше законов страны.Эти принципы проистекают из природы людей . Концепция естественного права и развитие первой истинной правовой системы оказали глубокое влияние на современный мир .

* Draco — [‘dreikou] — Драконт (т.ж. Трахонт), афинский закон

ЗАДАНИЕ 2. Заполните следующую таблицу, указав соответствующие формы глагола или существительного:

Глагол Существительное
к атрибуту
вера
наказание
разработать
нарушение
отделить
решение
применить
правительство
запретить
для обслуживания
установить
подать апелляцию
обратиться к

ЗАДАЧА 3.Работа в командах. Составьте логический рассказ, связанный с законом, содержащий как глаголы, так и существительные из Задания 2. Используйте не менее 7 слов.

ЗАДАЧА 4. Ответьте на следующие вопросы:

1. Что включает в себя древнегреческое понятие закона?

2. Почему первые законы в основном приписывались божественным силам?

3. Каково происхождение и значение слова «драконовский»?

4. Как вы понимаете понятие «естественный закон»?

5.Каков был вклад Солона в древнее право?

ЗАДАЧА 5. Прочтите текст и используйте слова, выделенные жирным шрифтом, чтобы отобразить текст в Задаче 6:

Солон (род. 630 — ум. 560 до н. Э.)

Солон, афинский государственный деятель , известен как один из семи мудрецов Греции. Он положил конец исключительному аристократическому контролю над правительством, заменил систему контроля богатыми и ввел новый, на более гуманный кодекс законов .Он также был известным поэтом.

К сожалению, это было не раньше 5 века до нашей эры. что рассказы о его жизни и творчестве начали складываться, в основном на основании его стихов и его свода законов. Хотя некоторые детали имеют легендарное кольцо, основные черты его истории кажутся достоверными. Солон был благородного происхождения, но средний — . Первый стал выдающимся примерно в 600 г. до н. Э. Начало VI века было для афинян тревожным временем.

В обществе доминировала аристократия по рождению , владевшая лучшей землей, монополизировавшая правительство и разделенных на соперничающие фракции . Социальное, экономическое и политическое зло вполне могло бы привести к революции и последующей тирании (диктатуре) , как это было в других греческих государствах, если бы не Солон, к которому обратились афиняне всех классов. в надежде на в целом удовлетворительное решение своих проблем .Поскольку он верил в умеренность и в упорядоченное общество , в котором каждый класс имел свое место и функцию , его решением было не революция, а реформа .

Большой вклад Солона в будущее благо Афин был его новым сводом законов . Первый письменный код в Афинах, код Драко, , все еще оставался в силе. Законы Драко были шокирующе суровыми (отсюда и термин драконовский) — настолько суровыми, что говорили, что были написаны не чернилами, а кровью . С гражданской стороны они разрешили порабощение за долги, и смерть, кажется, была наказанием почти за все уголовные преступления. Солон пересмотрел все статуты, кроме закона об убийстве , и сделал афинский закон в целом более гуманным .

ЗАДАНИЕ 6. Переведите следующий текст на английский язык, используя словарь и информацию из текстов выше:

Драконт

Драконт— афинский закон.Его имя теперь связывают со всем жестоким и безжалостным — «драконовские меры», «драконовы законы», «драконовский кодекс».

Кодекс Драконта, который принят датировать 621 г. до н.э., не был первым, первым записанным сводом афинских законов.

Позднее Солон отменил законы, созданные Драконтом, и издал новые, оставив лишь прежнее наказание за убийство.

ТВОРЧЕСКАЯ ПИСЬМО

Поскольку ни один закон не совершенен, древние законы оставляли желать лучшего.Проконсультируйтесь с ЧИТАТЕЛЕМ для отрывков из кода Хаммурапи. Работайте в командах, чтобы «внести поправки» в древний правовой кодекс. Используйте активную лексику из модуля. Представьте свои идеи остальному классу.

.

Тест №02 по ЕГЭ. Английский язык. (Ответ) ВЕРБИЦКАЯ

Прочтите текст. Заполните пропуски в предложениях под номерами В4-В10 формами слов, напечатанных заглавными буквами справа от каждого предложения. ТЕСТ 02 (часть 1)

Откуда пришли Олимпийские игры?

B4

О начале Олимпиады есть много разных историй.Один миф гласит, что Игры начал Зевс. Спортивные игры проводились как важная часть многих религиозных праздников в древнегреческой культуре.
(простое прошлое пассивное, игры проводились)

HOLD

B5

Олимпия была одним из старейших религиозных центров древнегреческого мира.
(степень сравнения)

OLD

B6

Самым впечатляющим зрелищем в Олимпии была статуя Зевса из золота и слоновой кости.
(степень сравнения)

IMPRESSIVE

B7

Статуя была одним из семи чудес древнего мира. Это объясняет, почему Олимпия была выбрана как место проведения важнейших спортивных соревнований.
(прошедшее простое пассивное умение, Олимпия была выбрана)

ВЫБРАТЬ

B8

Некоторые спортсмены преодолели сотни миль из колоний.Эти колонии находились на таком же расстоянии, как современные Испания, Египет, Украина и Турция. Любой свободнорожденный грек (мужчина или мальчик) мог принять участие в Олимпийских играх.
(могла — прошедшая форма от can)

CAN

B9

Женщины не участвовали в соревнованиях, им также было запрещено посещать игры под страхом смертной казни . К участию допускались незамужние девушки.
(ед. — мн.число, женщина — ед.ч. женщины-мн.ч.)

ЖЕНЩИНА

B10

В отличие от современных Олимпийских игр, судьи не приехали / не приехали со всего мира , но были взяты из Элиды, местного региона, в который входила Олимпия.
(простое прошедшее, действие происходило тогда, в далёком прошлом)

НЕ ПРИХОДИТ


.

Упражнение 37 на грамматическое преобразование (ЕГЭ)

Упражнение на грамматическое преобразование слов. Рекомендуем всем, кто готовится к сдачи ЕГЭ по английскому языку.

Прочитайте приведённый ниже текст. Образуйте от слов, напечатанных заглавными буквами, однокоренные слова, так, чтобы они грамматически соответствовали содержанию текста.

ЗаданиеОтвет

С момента образования самого первого государства люди (СОХРАНИТЬ) мечтают об идеальной форме социальной организации со свободой и справедливостью для всех граждан.

Одним из первых авторов, кто (СОЗДАЛ) идею совершенного государства,
был Платон, живший в Древней Греции.

Его знаменитая книга «Республика», описывающая город-государство, которым правит король-философ, (НАПИШИТЕ) в форме диалога.

В 1516 году английский писатель Томас Мор опубликовал книгу «Утопия», в которой (ОПИСАТЬ) идеальное государство, расположенное на острове.

Но по названию книги «Утопия», что означает «место, которое не существует», можно судить, что Томас Мор (НЕ / БЫТЬ) слишком оптимистичен в отношении будущего человечества.

Идеи Платона и Томаса Мора (USE) позже Томмазо Кампанелла в его книге «Город Солнца».

Сегодня слово «утопия» стало частью повседневного языка (WE) , например, если идея нереалистична, мы можем назвать ее «утопической».

С момента образования самого первого государства люди KEEP (можно KEPT ) мечтают об идеальной форме социальной организации со свободой и справедливостью для всех граждан.

Одним из первых писателей, который СОЗДАЛ идею совершенного государства,
был Платон, живший в Древней Греции.

Его знаменитая книга «Республика», описывающая город-государство, которым правит король-философ, НАПИСАНА в форме диалога.

В 1516 году английский писатель Томас Мор опубликовал книгу «Утопия», в которой ОПИСАЕТ идеальное государство, расположенное на острове.

Но по названию книги «Утопия», что означает «место, которое не существует», можно судить, что Томас Мор НЕ БЫЛ слишком оптимистично в отношении будущего человечества.

Идеи Платона и Томаса Мора. ИСПОЛЬЗОВАЛСЯ позже Томмазо Кампанелла в его книге «Город Солнца».

Сегодня слово «утопия» стало частью повседневного языка НАШ , например, если идея нереалистична, мы можем назвать ее «утопической».

.