Содержание

ДРЕВНЕРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА • Большая российская энциклопедия

ДРЕВНЕРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА

По­ня­тие «древ­не­рус­ская ли­те­ра­ту­ра» обо­зна­ча­ет в стро­гом тер­ми­но­ло­ги­че­ском зна­че­нии ли­те­ра­ту­ру вост. сла­вян 11–13 вв. до их по­сле­дую­ще­го раз­де­ле­ния на рус­ских, ук­ра­ин­цев и бе­ло­ру­сов. С 14 в. от­чёт­ли­во про­яв­ля­ют­ся осо­бые книж­ные тра­ди­ции, при­вед­шие к об­ра­зо­ва­нию рус­ской (ве­ли­ко­рус­ской) ли­те­ра­ту­ры, а с 15 в. – ук­ра­ин­ской и бе­ло­рус­ской. В фи­ло­ло­гии по­ня­тие «древ­не­рус­ская ли­те­ра­ту­ра» ис­поль­зу­ет­ся тра­ди­ци­он­но при­ме­ни­тель­но ко всем перио­дам в ис­то­рии рус. ли­те­ра­ту­ры 11–17 вв.

Возникновение древнерусской книжной культуры

Пред­ше­ст­вен­ни­ком древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ры был фольк­лор, рас­про­стра­нён­ный в Сред­не­ве­ко­вье во всех сло­ях об­ще­ст­ва: от кре­сть­ян до кня­же­ско-бо­яр­ской ари­сто­кра­тии. В древ­не­рус­скую пись­мен­ную эпо­ху фольк­лор и ли­те­ра­ту­ра со сво­ей сис­те­мой жан­ров су­ще­ст­во­ва­ли па­рал­лель­но, вза­им­но до­пол­ня­ли друг дру­га, ино­гда всту­пая в тес­ное со­при­кос­но­ве­ние. Фольк­лор со­про­во­ж­дал древ­не­рус­скую ли­те­ра­ту­ру на про­тя­же­нии всей её ис­то­рии (от ле­то­пи­са­ния 11 – нач. 12 вв. до «По­вес­ти о Го­ре-Зло­час­тии» 17 в.), хо­тя в це­лом сла­бо от­ра­зил­ся в пись­мен­но­сти.

При­ня­тие хри­сти­ан­ст­ва при ве­ли­ком кня­зе ки­ев­ском Вла­ди­ми­ре Свя­то­сла­ви­че вве­ло Русь в ор­би­ту ви­зан­тий­ско­го ми­ра. По­сле кре­ще­ния в стра­ну бы­ла пе­ре­не­се­на от юж­ных и в мень­шей сте­пе­ни от западных сла­вян бо­га­тая ста­ро­сла­вян­ская книж­ность, соз­дан­ная со­лун­ски­ми брать­я­ми Ки­рил­лом и Ме­фо­ди­ем и их уче­ни­ка­ми. Ог­ром­ный кор­пус пе­ре­вод­ных (в основном с греч. яз.) и ори­гиналь­ных па­мят­ни­ков вклю­чал в се­бя биб­лей­ские и бо­го­слу­жеб­ные кни­ги, пат­ри­сти­ку и цер­ков­но-учи­тель­ную ли­те­ра­ту­ру, дог­ма­ти­ко-по­ле­ми­че­ские и юри­ди­че­ские со­чи­не­ния и т. д. Этот лите­ратурный фонд, об­щий для все­го ви­зан­тий­ско-сла­вян­ско­го пра­во­слав­но­го ми­ра, обес­пе­чи­вал соз­на­ние ре­ли­ги­оз­но­го, куль­тур­но­го и язы­ко­во­го един­ст­ва на про­тя­жении сто­ле­тий. От Ви­зан­тии сла­вя­не ус­вои­ли пре­иму­ще­ст­вен­но цер­ков­но-мо­на­стыр­скую книж­ную куль­ту­ру. Бо­га­тая свет­ская ли­те­ра­ту­ра Ви­зан­тии, про­дол­жав­шая тра­ди­ции ан­тич­ной, за не­мно­ги­ми ис­клю­че­ния­ми не бы­ла вос­тре­бо­ва­на. Юж­но­сла­вян­ское влияние в кон. 10–11 вв. по­ло­жи­ло на­ча­ло древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ре и книж­но­му язы­ку.

Древ­няя Русь по­след­ней из сла­вян­ских стран при­ня­ла хри­сти­ан­ст­во и по­зна­ко­ми­лась с ки­рил­ло-ме­фо­ди­ев­ским книж­ным на­сле­ди­ем. Од­на­ко в уди­ви­тель­но ко­рот­кие сро­ки она пре­вра­ти­ла его в своё нац. дос­тоя­ние. По срав­не­нию с др. пра­во­слав­ны­ми сла­вян­ски­ми стра­на­ми Древ­няя Русь соз­да­ла зна­чи­тель­но бо­лее раз­ви­тую и жан­ро­во мно­го­об­раз­ную нац. ли­те­ра­ту­ру и не­из­ме­ри­мо луч­ше со­хра­ни­ла об­ще­сла­вян­ский фонд па­мят­ни­ков.

Литературный язык Древней Руси

Вме­сте со ста­ро­сла­вян­ски­ми кни­га­ми на Русь в кон. 10–11 вв. был пе­ре­не­сён ста­ро­сла­вян­ский язык – об­ще­сла­вян­ский лит. язык, соз­дан­ный в про­цес­се пе­ре­во­дов гре­че­ских цер­ков­ных книг Ки­рил­лом, Ме­фо­ди­ем и их уче­ни­ка­ми во 2-й пол. 9 в. на бол­га­ро-ма­ке­дон­ской ос­но­ве. С пер­вых лет сво­его су­ще­ст­во­ва­ния на Ру­си ста­ро­сла­вян­ский язык стал при­спо­саб­ли­вать­ся к жи­вой ре­чи вост. сла­вян. Под её влия­ни­ем од­ни спе­ци­фи­че­ские юж­но­сла­вя­низ­мы бы­ли вы­тес­не­ны из книж­ной нор­мы ру­сиз­ма­ми, а дру­гие ста­ли до­пус­ти­мы­ми ва­ри­ан­та­ми в её пре­де­лах. В ре­зуль­та­те к кон. 11 в. сло­жил­ся ме­ст­ный (древ­не­рус­ский) из­вод цер­ков­но-сла­вян­ско­го язы­ка.

Язы­ко­вая си­туа­ция Древ­ней Ру­си по-раз­но­му оце­ни­ва­ет­ся в ра­бо­тах ис­сле­до­ва­те­лей. Од­ни из них при­зна­ют су­ще­ст­во­ва­ние дву­язы­чия, при ко­то­ром раз­го­вор­ным и де­ло­вым язы­ком был древ­не­рус­ский, а ли­те­ра­тур­ным – цер­ков­но-сла­вян­ский (А. А. Шах­ма­тов). Дру­гие до­ка­зы­ва­ют са­мо­быт­ность лит. язы­ка в Древ­ней Ру­си, кре­пость и глу­би­ну его на­род­ной вос­точ­но­сла­вян­ской ре­че­вой ос­но­вы и, со­от­вет­ст­вен­но, сла­бость и по­верх­но­ст­ность ста­ро­сла­вян­ско­го влия­ния (С. П. Об­нор­ский). Со­глас­но ком­про­мисс­ной тео­рии, в Древ­ней Ру­си су­ще­ст­во­ва­ло два книж­ных язы­ка: цер­ков­но-сла­вян­ский и древ­не­рус­ский (Д. С. Ли­ха­чёв). В со­ответ­ст­вии с но­вей­шей тео­ри­ей диг­лос­сии (Г. Хюттль-Фоль­тер, А. В. Иса­чен­ко, Б. А. Ус­пен­ский), на­обо­рот, цер­ков­но-сла­вян­ский и древ­не­рус­ский язы­ки поч­ти не пе­ре­се­ка­лись и вос­при­ни­ма­лись в Древ­ней Ру­си как две раз­ные сфе­ры од­но­го язы­ка. В даль­ней­шем гра­ни­цы ме­ж­ду ли­те­ра­тур­ным и де­ло­вым язы­ком на­чи­на­ют раз­мы­вать­ся, и эле­мен­ты де­ло­во­го (и че­рез не­го – раз­го­вор­но­го) язы­ка про­ни­ка­ют в та­кие позд­ней­шие па­мят­ни­ки, как «Хожение за три мо­ря» Афа­на­сия Ни­ки­ти­на, по­сла­ния Ива­на Гроз­но­го, по­вес­ти 17 в. и др.

11 век – 1-я треть 12 века

«Уче­ние книж­ное», на­ча­тое кня­зем Вла­ди­ми­ром Свя­то­сла­ви­чем, бы­ст­ро со­вер­шен­ст­во­ва­лось. Древ­ней­шей кни­гой Ру­си из чис­ла со­хра­нив­ших­ся яв­ляет­ся Нов­го­род­ский ко­декс (не позд­нее 1-й четв. 11 в.) – трип­тих из трёх на­во­щён­ных до­ще­чек, най­ден­ный в 2000 во вре­мя ра­бот Нов­го­род­ской архео­ло­ги­ческой экс­пе­ди­ции. По­ми­мо осн. тек­ста – двух псал­мов, ко­декс со­дер­жит «скры­тые» тек­сты, про­ца­ра­пан­ные по де­ре­ву или со­хра­нив­шие­ся в ви­де сла­бых от­печат­ков на до­щеч­ках под вос­ком. Сре­ди «скры­тых» тек­стов, про­чи­тан­ных А. А. За­лиз­ня­ком, осо­бен­но ин­те­рес­но не из­вест­ное ра­нее со­чи­не­ние из че­ты­рёх от­дель­ных ста­тей о по­сте­пен­ном дви­же­нии лю­дей от тьмы язы­че­ст­ва че­рез ог­ра­ни­чен­ное бла­го за­ко­на Мои­се­ева к све­ту уче­ния Хри­сто­ва (тет­ра­ло­гия «От язы­че­ст­ва к Хри­сту»).

Со­глас­но «По­вес­ти вре­мен­ных лет», сын Вла­ди­ми­ра ве­ли­кий князь ки­ев­ский Яро­слав Муд­рый ор­га­ни­зо­вал пе­ре­во­дче­ские и кни­го­пис­ные ра­бо­ты в Кие­ве. В 11–12 вв. в Древ­ней Ру­си су­ще­ст­во­ва­ли раз­ные шко­лы и цен­тры, за­ни­мав­шие­ся пе­ре­во­да­ми в осн. с гре­че­ско­го язы­ка. От это­го вре­ме­ни со­хра­ни­лись: «Чу­де­са Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го» (1090-е гг.) – са­мо­го по­чи­тае­мо­го свя­то­го на Ру­си; «Жи­тие Ва­си­лия Но­во­го» (11 в.), изо­бра­жаю­щее яр­кие кар­ти­ны ад­ских мук, рая и Страш­но­го су­да; се­вер­но­рус­ский пе­ре­вод «Жи­тия Ан­д­рея Юро­ди­во­го» (11 в. или не позд­нее нач. 12 в.), под влия­ни­ем ко­то­ро­го на Ру­си был ус­та­нов­лен празд­ник По­кро­ва Бо­го­ро­ди­цы в 1160-е гг.; «­По­весть о Вар­лаа­ме и Ио­а­са­фе» (не позд­нее сер. 12 в.). Оче­вид­но, на юго-за­па­де Ру­си, в Га­лиц­ком кня­же­ст­ве, был пе­ре­ве­дён па­мят­ник ан­тич­ной ис­торио­гра­фии «Ис­то­рия Иу­дей­ской вой­ны» Ио­си­фа Фла­вия (не поз­же 12 в.). К вос­точ­но­сла­вян­ским пе­ре­во­дам 11–12 вв. от­но­сят обыч­но ви­зан­тий­ский герои­че­ский эпос «Дев­ге­ние­во дея­ние» и древ­нюю ас­си­рий­скую «По­весть об Аки­ре Пре­му­дром» (с си­рий­ско­го или ар­мян­ско­го ори­ги­на­ла). Не позд­нее 12–13 вв. бы­ла пе­ре­ве­де­на с гре­че­ско­го язы­ка «Пче­ла» – сбор­ник афо­риз­мов ан­тич­ных, биб­лей­ских и хри­сти­ан­ских ав­то­ров, со­дер­жав­ший эти­че­ские на­став­ле­ния и рас­ши­ряв­ший ис­то­ри­ко-куль­тур­ный кру­го­зор чи­та­те­ля. При Яро­сла­ве Му­дром на­ча­ла скла­ды­вать­ся Рус­ская прав­да (1-я пол. 11 в.) – глав­ный пись­мен­ный свод за­ко­нов Древ­ней Ру­си; был со­став­лен Древ­ней­ший ле­то­пис­ный свод при ми­тро­по­личь­ей ка­фед­ре, ос­но­ван­ной в 1037 в Кие­ве; поя­ви­лось «Сло­во о За­ко­не и Бла­го­дати» Ила­рио­на (ме­ж­ду 1037 и 1050). Про­слав­ле­нию кре­сти­те­ля Ру­си по­свя­ще­но ри­то­ри­че­ски ук­ра­шен­ное про­из­ве­де­ние мо­на­ха Иа­ко­ва «Па­мять и по­хва­ла кня­зю Рус­ско­му Вла­ди­ми­ру» (11 в.). Иа­ков имел дос­туп к ле­то­пи­си, пред­ше­ст­во­вав­шей На­чаль­но­му сво­ду, и ис­поль­зо­вал её уни­каль­ные све­де­ния.

Важ­ней­шим лит. цен­тром это­го пе­ри­о­да был Кие­во-Пе­чер­ский мо­на­стырь, под­дер­жи­вав­ший свя­зи с Констан­ти­но­по­лем и, су­дя по все­му, с Са­зав­ским мо­на­сты­рём – по­след­ним оча­гом сла­вян­ской гла­го­ли­че­ской книж­но­сти в Че­хии 11 в. Жи­тие од­но­го из ос­но­ва­те­лей Кие­во-Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря Ан­то­ния при­над­ле­жит к чис­лу са­мых ран­них па­мят­ни­ков древ­не­рус­ской агио­гра­фии. Не до­шед­шее до нас, оно бы­ло ис­поль­зо­ва­но в На­чаль­ном ле­то­пис­ном сво­де. Уче­ник Ан­то­ния Фео­до­сий Пе­чер­ский, «отец древ­не­рус­ско­го мо­на­ше­ст­ва», был ав­то­ром цер­ков­но-учи­тель­ных и ан­ти­ла­тин­ских со­чи­не­ний, ини­циа­то­ром ра­бот по пе­ре­во­ду цер­ков­ной и бого­слу­жеб­ной ли­те­ра­ту­ры в 1060-х гг. в свя­зи с вве­дени­ем в Кие­во-Пе­чер­ском мо­на­сты­ре (а вслед за ним и на всей Ру­си) кон­стан­ти­но­поль­ско­го Сту­дий­ско­го ус­та­ва (пе­ре­вод са­мо­го ус­та­ва, ог­ла­си­тель­ных по­уче­ний Фео­до­ра Сту­ди­та, его жи­тия и др.).

В Кие­во-Пе­чер­ском мо­на­сты­ре ве­лось ле­то­пи­са­ние, бы­ли со­став­ле­ны свод Нико­на Ве­ли­ко­го (ок. 1073) и На­чаль­ный свод (ок. 1095). Оба они во­шли в «Повесть вре­мен­ных лет» (1110-е гг.) – цен­ней­ший па­мят­ник древ­не­рус­ской куль­ту­ры и ис­то­ри­че­ской мыс­ли. Соз­да­те­лем её пер­вой ре­дак­ции (1110–12 или 1113) счи­та­ет­ся кие­во-пе­чер­ский мо­нах Не­стор. «По­весть вре­мен­ных лет» – слож­ный по со­ста­ву и ис­точ­ни­кам свод. Она вклю­ча­ет в се­бя дру­жинно-эпи­чес­кие пре­да­ния (о ги­бе­ли кня­зя Оле­га Ве­ще­го от уку­са змеи, вы­лез­шей из че­ре­па его лю­би­мо­го ко­ня, под 912 г., о мес­ти кня­ги­ни Оль­ги древ­лянам под 945–946 гг.), на­род­ные ска­за­ния (о стар­це, спас­шем Бел­го­род от пе­че­не­гов, под 997 г.), то­по­ни­ми­че­ские ле­ген­ды (о юно­ше-ко­же­мя­ке, по­бедив­шем пе­че­неж­ско­го бо­га­ты­ря, под 992 г.), рас­ска­зы со­вре­мен­ни­ков (вое­во­ды Вы­ша­ты и его сы­на вое­во­ды Яна), до­го­во­ры с Ви­зан­ти­ей 911, 944 и 971 гг., цер­ков­ные по­уче­ния (речь гре­че­ско­го фи­ло­со­фа под 986 г.), агио­гра­фи­че­ские тек­сты (о князь­ях Бо­ри­се и Гле­бе под 1015 г.), во­ин­ские по­вес­ти и т. д. «По­весть вре­мен­ных лет», из­ла­гаю­щая со­бы­тия по го­дам, в струк­тур­ном от­но­ше­нии по­доб­на ла­тин­ским ан­на­лам и от­лича­ет­ся от ви­зан­тий­ских хро­ник, не знав­ших по­год­ных за­пи­сей. Она на ве­ка ста­ла об­раз­цом для под­ра­жа­ния в ле­то­пис­ном жан­ре и со­хра­ни­лась в со­ста­ве позд­них сво­дов 14–16 вв. В ле­то­пись вклю­че­на воз­ник­шая как са­мо­стоя­тель­ное про­из­ве­де­ние «По­весть об ос­ле­п­ле­нии кня­зя Ва­силь­ка Те­ре­бовль­ско­го» (1110-е гг.), на­пи­сан­ная оче­вид­цем дра­ма­ти­че­ских со­бы­тий Ва­си­ли­ем. По жан­ру это ис­то­ри­че­ская по­весть о кня­же­ских пре­сту­п­ле­ни­ях во вре­мя меж­до­усоб­ных войн 1097–1100. В «По­весть вре­мен­ных лет» во­шло «Поуче­ние» кня­зя Вла­ди­ми­ра Мо­но­маха, со­стоя­щее из трёх са­мо­стоя­тель­ных со­чи­не­ний: по­уче­ния де­тям, ав­то­био­гра­фии – ле­то­пи­си жиз­ни и во­ен­ных по­хо­дов Мо­но­ма­ха и пись­ма его со­пер­ни­ку кня­зю Оле­гу Свя­то­сла­ви­чу Чер­ни­гов­ско­му. Иде­ал «По­уче­ния» – муд­рый и спра­вед­ли­вый го­су­дарь, свя­то хра­ня­щий вер­ность до­гово­рам, храбрый князь-во­ин и бла­го­чес­ти­вый хри­стиа­нин. Про­из­ве­де­ние Мо­но­ма­ха ти­поло­ги­че­ски близ­ко сред­не­ве­ко­вым за­пад­но­ев­ро­пей­ским по­уче­ни­ям де­тям – на­след­ни­кам пре­сто­ла. Оно вхо­дит в круг та­ких со­чи­не­ний, как «Тес­та­мент», при­пи­сы­вав­ший­ся ви­зан­тий­ско­му им­пе­ра­то­ру Ва­си­лию I Ма­ке­до­ня­ни­ну, анг­ло­сак­сон­ские «По­уче­ние» ко­ро­ля Альф­ре­да Ве­ли­ко­го и «От­цов­ские по­уче­ния» (8 в.), ис­поль­зо­вав­шие­ся для вос­пи­та­ния ко­ро­лев­ских де­тей, и др.

«Сказание о Борисе и Глебе». Миниатюра из Сильвестровского сборника. 2-я пол. 14 в. (РГАДА).

«Чте­ние о жи­тии Бо­ри­са и Гле­ба» кие­во-пе­чер­ского ле­то­пис­ца Не­стора вме­сте с др. па­мят­ни­ка­ми агио­гра­фии 11–12 вв. (ано­ним­ным «Ска­за­ни­ем о Бо­ри­се и Гле­бе», «Ска­за­ни­ем о чу­де­сах Ро­ма­на и Да­ви­да») об­ра­зу­ет цикл о кро­во­про­лит­ной меж­до­усоб­ной вой­не сы­но­вей кн. Вла­ди­ми­ра Свя­то­сла­ви­ча за ки­ев­ский пре­стол. Бо­рис и Глеб (в кре­ще­нии Ро­ман и Да­вид), уби­тые в 1015 по при­ка­зу их стар­ше­го бра­та Свя­то­пол­ка, изо­бра­же­ны му­че­ни­ками не столь­ко ре­ли­ги­оз­ной, сколь­ко по­ли­ти­че­ской идеи. Они ут­вер­жда­ют сво­ей смер­тью тор­же­ст­во бра­то­лю­бия и не­об­хо­ди­мость под­чи­не­ния млад­ших кня­зей стар­ше­му в ро­де для со­хра­не­ния един­ст­ва Рус­ской зем­ли. Кня­зья-стра­сто­терп­цы Бо­рис и Глеб, пер­вые ка­но­ни­зи­ро­ван­ные свя­тые на Ру­си, ста­ли её не­бес­ны­ми по­кро­ви­те­ля­ми и за­щит­ника­ми. По­сле «Чте­ния» Не­стор соз­дал «Жи­тие Фео­до­сия Пе­чер­ско­го», став­шее об­раз­цом в жан­ре пре­по­доб­ни­че­ско­го жи­тия и позд­нее вклю­чён­ное в «Кие­во-Пе­чер­ский па­те­рик» – сбор­ник крат­ких рас­ска­зов об ис­то­рии Кие­во-Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря, его мо­на­хах, их ас­ке­ти­че­ской жиз­ни и ду­хов­ных под­ви­гах. Фор­ми­ро­ва­ние па­мят­ни­ка нача­лось в 20–30-е гг. 13 в. Его ос­но­ву со­ста­ви­ли пе­ре­пис­ка и со­чи­не­ния епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го и Суз­даль­ско­го Си­мо­на и кие­во-пе­чер­ско­го мо­на­ха По­ли­кар­па. Ис­точ­ни­ка­ми их рас­ска­зов о со­бы­ти­ях 11 – 1-й пол. 12 вв. бы­ли мо­на­стыр­ские и ро­до­вые пре­да­ния, на­родные ска­за­ния, кие­во-пе­чер­ское ле­топи­са­ние, жи­тия Ан­то­ния и Фео­до­сия Пе­чер­ских. Лит. об­раз­ца­ми яви­лись древ­не­сла­вян­ские пе­ре­вод­ные па­те­ри­ки. По ху­дож. дос­то­ин­ст­вам «Кие­во-Пе­чер­ский па­те­рик» не ус­ту­па­ет пе­ре­вод­ным с гре­че­ско­го язы­ка па­мят­ни­кам это­го жан­ра – Скит­ско­му, Си­най­ско­му, Еги­пет­ско­му и Рим­ско­му па­те­ри­кам, во­шед­шим в зо­ло­той фонд сред­не­ве­ко­вых за­пад­но­ев­ро­пей­ских ли­те­ра­тур.

Ви­ди­мо, на Афо­не или в Кон­стан­ти­но­по­ле – об­ще­пра­во­слав­ных куль­тур­ных цен­трах – со­вме­ст­ны­ми тру­да­ми древ­нерус­ских и юж­но­сла­вян­ских книж­ни­ков был пе­ре­ве­дён с гре­че­ского языка и до­пол­нен но­вы­ми стать­я­ми Про́­лог. Этот жи­тий­ный и цер­ков­но-учи­тель­ный сбор­ник, вос­хо­дя­щий к ви­зан­тий­ско­му Си­нак­са­рю, со­дер­жит крат­кие ре­дак­ции агио­гра­фи­че­ских тек­стов, рас­по­ложен­ных в по­ряд­ке цер­ков­но­го ме­ся­це­сло­ва (с 1 сен­тяб­ря). Пе­ре­вод был осу­ще­ст­в­лён не позд­нее 12 в., т. к. древ­ней­ший со­хра­нив­ший­ся спи­сок (Со­фий­ский Про­лог) да­ти­ру­ет­ся кон. 12 – нач. 13 вв. В Древ­ней Ру­си Про́­лог не­од­но­крат­но ре­дак­ти­ро­вал­ся, до­пол­нял­ся рус­ски­ми и сла­вян­ски­ми стать­я­ми и во­об­ще от­но­сил­ся к из­люб­лен­ней­ше­му кру­гу чте­ния, о чём сви­детель­ст­ву­ет боль­шое ко­ли­че­ст­во спи­сков и на­чав­ших­ся в 17 в. из­да­ний па­мят­ни­ка.

На се­ве­ре Ру­си лит. цен­тром был Нов­го­род. Уже в сер. 11 в. там, при Со­фий­ском со­бо­ре, ве­лось ле­то­пи­са­ние. В кон. 1160-х гг. свя­щен­ник Гер­ман Во­ята, пе­ре­ра­бо­тав пред­ше­ст­вую­щие ле­топи­си, со­ста­вил ар­хи­епи­скоп­ский свод. Нов­го­род­ские вла­ды­ки не толь­ко ру­ко­во­ди­ли ле­то­пис­ны­ми ра­бо­та­ми, но и са­ми соз­да­ва­ли лит. со­чи­не­ния. Па­мят­ни­ком про­сто­го и не­ук­ра­шен­но­го цер­ков­но-учи­тель­но­го крас­но­ре­чия яв­ля­ет­ся крат­кое «По­уче­ние к бра­тии» (30– 50-е гг. 11 в.) епи­ско­па Лу­ки об осно­вах хри­сти­ан­ской ве­ры. Ар­хи­епи­скоп Ан­то­ний в «Кни­ге Па­лом­ник» опи­сал пу­те­ше­ст­вие в Кон­стан­ти­но­поль до его за­хва­та кре­сто­нос­ца­ми в 1204. Это­му со­бы­тию по­свя­ще­но сви­де­тель­ст­во не­из­вест­но­го оче­вид­ца, вклю­чён­ное в Нов­го­род­скую пер­вую ле­то­пись, – «По­весть о взя­тии Царь­гра­да фря­га­ми». На­пи­сан­ная с внеш­ней бес­при­стра­ст­но­стью и объ­ек­тив­но­стью, «По­весть» су­ще­ст­вен­но до­пол­ня­ет кар­ти­ну раз­гро­ма Кон­стан­ти­но­по­ля кре­сто­нос­ца­ми Чет­вёр­то­го по­хо­да, на­ри­со­ван­ную ла­тин­ски­ми и ви­зан­тий­ски­ми ис­то­ри­ка­ми и ме­муа­ри­ста­ми. К это­му вре­ме­ни те­ма кре­сто­вых по­хо­дов и жанр «хо­ж­де­ний» име­ли сто­лет­нюю ис­то­рию в древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ре.

В нач. 12 в. игу­мен од­но­го из чер­ни­гов­ских мо­на­сты­рей Да­ни­ил по­се­тил Свя­тую зем­лю, где был при­вет­ли­во при­нят ие­ру­са­лим­ским ко­ро­лём Бал­дуи­ном (Бо­ду­эном) I, од­ним из во­ж­дей Пер­во­го кре­сто­во­го по­хо­да. В «Хо­ж­де­нии» Да­ни­ил изо­бра­зил се­бя по­слан­цем всей Рус­ской зем­ли как не­кое­го по­ли­ти­че­ско­го це­ло­го. Его про­изве­де­ние – об­ра­зец па­лом­ни­че­ских за­пи­сок, цен­ный ис­точ­ник ис­то­ри­че­ских све­де­ний о Па­ле­сти­не и Ие­ру­са­ли­ме. По фор­ме и по со­дер­жа­нию оно на­поми­на­ет мно­го­чис­лен­ные ити­не­ра­рии («пу­те­ше­ст­вен­ные кни­ги») за­пад­но­ев­ро­пей­ских пи­лиг­ри­мов. Да­ни­ил под­роб­но опи­сал мар­шрут, уви­ден­ные дос­то­при­ме­ча­тель­но­сти и свя­ты­ни, по­путно пе­ре­ска­зав свя­зан­ные с ни­ми цер­ков­но-ка­но­ни­че­ские пре­да­ния и апок­ри­фы.

Как и в сред­не­ве­ко­вой Ев­ро­пе, на ­Руси уже в 11 в., по­ми­мо ор­то­док­саль­ной ли­те­ра­ту­ры, по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние апок­ри­фы – ле­ген­дар­ные со­чи­нения, не во­шед­шие в цер­ков­ный ка­нон. Их осн. по­ток шёл из Бол­га­рии, где в 10 в. бы­ла силь­на дуа­ли­сти­че­ская ересь бо­го­ми­лов. Те­ма­ти­че­ски апок­ри­фы де­лят­ся на вет­хо­за­вет­ные («Ска­за­ние, как со­тво­рил Бог Ада­ма», апок­ри­фы о Со­ло­мо­не, «Кни­га Ено­ха»), ново­за­вет­ные («Еван­ге­лие дет­ст­ва», или «Еван­ге­лие Фо­мы», «Пер­во­еван­ге­лие Иа­ко­ва», «­Еван­ге­лие Ни­ко­ди­ма», «­Ска­за­ние Аф­ро­ди­тиа­на»), эс­ха­то­ло­ги­че­ские о за­гроб­ной жиз­ни и ко­неч­ных судь­бах ми­ра («Ви­де­ние про­ро­ка Исайи», «Хо­ж­де­ние Бо­го­ро­ди­цы по му­кам», «От­кро­ве­ние Ме­фо­дия Па­тар­ско­го») и др. Мно­гие апок­ри­фы во­шли в со­став до­гма­ти­ко-по­ле­ми­че­ской ком­пи­ля­ции «Тол­ко­вая Па­лея» (воз­мож­но, 13 в.) и её пере­ра­бот­ки – «Хро­но­гра­фи­че­ская Па­лея».

Апок­ри­фы за­но­си­лись в осо­бые спи­ски от­ре­чён­ных книг. Древ­ней­ший сла­вян­ский ин­декс апок­ри­фов, пе­ре­ве­дён­ный с гре­че­ско­го язы­ка, по­ме­щён в Избор­ни­ке 1073 – древ­не­рус­ской ру­ко­пи­си, вос­хо­дя­щей к пе­ре­вод­но­му с гре­че­ско­го сбор­ни­ку бол­гар­ско­го ца­ря Си­ме­о­на. Са­мо­стоя­тель­ные спи­ски от­ре­чён­ных книг, от­ра­жаю­щие круг чте­ния в Древ­ней Ру­си, по­яв­ля­ют­ся на ру­бе­же 14–15 вв. и име­ют ре­ко­мен­да­тель­ный, а не стро­го за­пре­ти­тель­ный (с по­сле­дую­щи­ми ка­ра­тель­ны­ми санк­ция­ми) ха­рак­тер. Мно­гие апок­ри­фы («Пер­во­еван­ге­лие Иа­ко­ва», «Ска­за­ние Аф­ро­ди­тиа­на» и др.) мог­ли не вос­при­ни­мать­ся как «лож­ные пи­са­ния» и по­чи­та­лись на­рав­не с ка­но­ни­че­ски­ми па­мят­ни­ка­ми цер­ков­ной пись­мен­но­сти.

2-я треть 12 века –1-я четверть 13 века

По­сле смер­ти сы­на Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха Мсти­сла­ва Ве­ли­ко­го (1132) Ки­ев ут­ра­тил власть над боль­шей ча­стью рус. зе­мель. Древ­няя Русь рас­па­лась на пол­то­ра де­сят­ка су­ве­рен­ных и по­лу­су­ве­рен­ных го­су­дарств, в ко­то­рых раз­ви­ва­лись но­вые лит. цен­тры. О рас­про­стра­не­нии гре­че­ской об­ра­зо­ван­но­сти на Ру­си сви­де­тель­ст­ву­ет по­сла­ние ми­тро­по­ли­та Ки­ев­ско­го Кли­мен­та Смо­ля­ти­ча (про­зви­ще от име­ни Смо­ля­та) пре­сви­те­ру Фо­ме (сер. 12 в.), в ко­то­ром об­су­ж­да­ют­ся Го­мер, Ари­сто­тель, Пла­тон, тол­ко­ва­ние биб­лей­ско­го тек­ста с по­мо­щью притч и ино­ска­за­ний.

Приё­ма­ми ви­зан­тий­ской эк­зе­ге­ти­ки бле­стя­ще вла­дел епи­скоп Ки­рилл Ту­ров­ский, «зла­то­уст» Древ­ней Ру­си. Все­го ему при­пи­сы­ва­ет­ся бо­лее 30 про­из­ве­де­ний: цикл из 8 слов на празд­нич­ные дни Цвет­ной Трио­ди, цикл сед­мич­ных мо­литв, «По­весть о бе­ло­риз­це и мни­ше­ст­ве» и др.

Титульный лист первого издания «Слова о полку Игореве» (Москва, 1800).

При Ан­д­рее Бо­го­люб­ском про­ис­хо­дит куль­тур­ный подъ­ём во Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ском кня­же­ст­ве. Стре­мясь воз­ро­дить един­ст­во Ру­си под сво­ей вла­стью, князь был за­ин­те­ре­со­ван в про­слав­ле­нии сво­ей дея­тель­но­сти, ме­ст­ных свя­тых и свя­тынь. В честь сво­ей по­бе­ды над волж­ско-кам­ски­ми бул­га­ра­ми в 1164 Ан­д­рей Бо­го­люб­ский на­пи­сал «Сло­во о ми­ло­сти Божь­ей». С его дея­тель­но­стью свя­за­но по­яв­ле­ние та­ких па­мят­ни­ков, как «Ска­за­ние о по­бе­де над волж­ско-кам­ски­ми бул­га­ра­ми в 1164 г. и празд­ни­ке 1 ав­гу­ста» (1164–65), «Жи­тие епи­ско­па Ле­он­тия Рос­тов­ско­го» (1160-е гг.) – не­бес­но­го по­кро­ви­те­ля Вла­ди­мир­ской Ру­си, «Ска­зание о чу­де­сах Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­го­ро­ди­цы» (воз­мож­но, 1163–64), по­ло­жив­шее на­ча­ло цик­лу про­из­ве­де­ний об од­ной из наи­бо­лее по­читае­мых свя­тынь Рус­ской зем­ли. Ги­бе­ли кня­зя в ре­зуль­та­те бо­яр­ско­го за­го­во­ра по­свя­ще­на ис­пол­нен­ная дра­ма­тиз­ма и ис­то­ри­че­ски дос­то­вер­ных под­роб­но­стей «По­весть об убие­нии Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го» (ви­ди­мо, ме­ж­ду 1174 и 1177). Цен­ны­ми па­мят­ни­ка­ми ме­ст­ной агио­гра­фии яв­ляют­ся «Жи­тие княж­ны Ев­фро­си­нии По­лоц­кой» (не ра­нее по­след­ней четв. 12 в.), ос­но­ва­тель­ни­цы мо­на­сты­рей, в ста­рос­ти со­вер­шив­шей па­лом­ни­че­ст­во че­рез Кон­стан­ти­но­поль в Свя­тую зем­лю, и на­пи­сан­ное Еф­ре­мом «Жи­тие Ав­раа­мия Смо­лен­ско­го» (13 в.), книж­ни­ка-ас­ке­та, учё­ность ко­то­ро­го ста­ла при­чи­ной го­не­ний на не­го.

Про­из­ве­де­ние Да­нии­ла За­точ­ни­ка, соз­дан­ное на пе­ре­се­че­нии книж­ных, пре­ж­де все­го биб­лей­ских, и фольк­лор­ных тра­ди­ций и со­хра­нив­шее­ся в двух ре­дак­ци­ях – «Сло­во» и «Мо­ле­ние» (12 или 13 вв.), в иносказательной форме сар­ка­стич­но изо­бра­жа­ет быт и нра­вы эпо­хи, по­ка­зы­ва­ет тра­ге­дию не­за­уряд­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го пре­сле­ду­ют ну­ж­да и бе­ды. Да­ни­ил За­точ­ник – сто­рон­ник силь­ной и «гроз­ной» кня­же­ской вла­сти, к ко­то­рой он об­ра­ща­ет­ся с прось­бой о по­мо­щи и за­щи­те. В жан­ро­вом от­но­ше­нии его про­из­ве­де­ние мо­жет быть со­пос­тав­ле­но со сред­не­ве­ко­вы­ми за­пад­но­ев­ро­пей­ски­ми «мо­ле­ния­ми» о по­ми­ло­ва­нии, об ос­во­бо­ж­де­нии из за­клю­че­ния, час­то пи­сав­ши­ми­ся сти­ха­ми в фор­ме афо­риз­мов и притч.

Сборник слов и поучений конца 12 – начала 13 вв. Страница рукописи(РГБ).

В рус­ле сред­не­ве­ко­во­го об­ще­ев­ро­пей­ско­го лит. про­цес­са на­хо­дит­ся и «Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве» (кон. 12 в.). По­во­дом для его соз­да­ния по­слу­жил не­удач­ный по­ход в 1185 нов­го­род-се­вер­ско­го кня­зя Иго­ря Свя­то­сла­ви­ча на по­лов­цев. По­ра­же­нию Иго­ря по­свя­ще­ны во­ин­ские по­вес­ти, до­шед­шие в Лав­рен­ть­ев­ской ле­то­пи­си (1377) и Ипать­ев­ской ле­то­пи­си (кон. 10-х – нач. 20-х гг. 15 в.). Од­на­ко толь­ко ав­тор «Сло­ва» су­мел пре­вра­тить эпи­зод мно­го­чис­лен­ных войн со Сте­пью в ве­ли­кий по­эти­че­ский па­мят­ник, ко­то­рый сто­ит в од­ном ря­ду с ше­дев­ра­ми ев­ро­пей­ско­го сред­не­ве­ко­во­го эпо­са. По­эти­че­ская об­раз­ность «Сло­ва» тес­но свя­за­на с язы­че­ски­ми пред­став­ле­ния­ми, ко­то­рые бы­ли жи­вы в 12 в. Ав­то­ру уда­лось со­еди­нить ри­то­ри­че­ские приё­мы цер­ков­ной ли­те­ра­ту­ры с тра­ди­ция­ми дру­жин­ной эпи­чес­кой по­эзии, об­раз­цом ко­то­рой бы­ли в его гла­зах тво­ре­ния по­эта-пев­ца 11 в. Боя­на. Идеа­лы «Сло­ва» свя­за­ны с ухо­дя­щей в про­шлое Древ­ней Ру­сью. Его соз­да­тель – убе­ж­дён­ный про­тив­ник кня­же­ских меж­до­усо­биц, гу­бив­ших Рус­скую зем­лю.

2-я четверть 13 века – конец 14 века

Мон­го­ло-та­тар­ское на­ше­ст­вие по­дор­ва­ло раз­ви­тие древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ры, при­ве­ло к её за­мет­но­му со­кра­ще­нию и упад­ку, на дол­гое вре­мя пре­рва­ло книж­ные свя­зи с др. сла­вя­на­ми. Пер­вой тра­ги­че­ской бит­ве с за­вое­ва­те­ля­ми на р. Кал­ка в 1223 по­свя­ще­ны по­вес­ти, со­хра­нив­шие­ся в Нов­го­род­ской пер­вой, Лав­рен­ть­ев­ской и Ипать­ев­ской ле­то­пи­сях. Ино­зем­ное втор­же­ние бы­ло вос­при­ня­то на Ру­си как зна­ме­ние кон­ца ми­ра. Бы­лое ве­ли­чие, мо­гу­ще­ст­во и кра­со­ту стра­ны оп­ла­ки­ва­ет ли­ри­че­ское «Сло­во о по­ги­бе­ли Рус­ской зем­ли» (ме­ж­ду 1238 и 1246) – фраг­мент ут­ра­чен­но­го про­из­ве­де­ния о мон­го­ло-та­тар­ском на­ше­ст­вии, из­вест­ный в двух спи­сках как свое­об­раз­ное всту­п­ле­ние к пер­во­на­чаль­ной ре­дак­ции «По­вес­ти о жи­тии Алек­сан­д­ра Нев­ско­го».

Са­мый вид­ный цер­ков­ный ри­тор это­го вре­ме­ни – епископ Се­ра­пи­он, со­еди­нив­ший про­сто­ту и яс­ность язы­ка с ис­кус­ст­вом крас­но­ре­чия. Не­за­дол­го до смер­ти он был по­став­лен из игу­ме­нов Кие­во-Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря епи­ско­пом Вла­ди­мир­ским (1274–75). От его твор­че­ст­ва со­хра­ни­лось 5 по­уче­ний, об­ли­чаю­щих язы­че­ские обы­чаи, ве­ру в кол­дов­ст­во, а так­же при­зы­ваю­щие к по­кая­нию пе­ред ли­цом об­ру­шив­ших­ся на Русь бед­ст­вий.

Вы­даю­щий­ся па­мят­ник юж­но­рус­ско­го ле­то­пи­са­ния – Га­лиц­ко-Во­лын­ская ле­то­пись, со­стоя­щая из двух са­мо­стоя­тель­ных час­тей: «Ле­то­пис­ца Да­нии­ла Га­лиц­ко­го» (до 1260) и ле­то­пи­си Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ско­го кня­же­ст­ва (с 1261 по 1290). «Ле­то­пи­сец Да­нии­ла Га­лиц­ко­го» на­пи­сан в не­тра­ди­ци­он­ной фор­ме сво­бод­но­го ис­то­ри­че­ско­го по­ве­ст­во­ва­ния, не ско­ван­но­го по­год­ны­ми за­пи­ся­ми, ис­поль­зо­вав­ше­го уст­ные на­род­ные пре­да­ния, в т. ч. по­ло­вец­кий эпос – рас­сказ о тра­ве «ем­ша­не». Ав­тор соз­дал яр­кое жиз­не­опи­са­ние кня­зя-вои­на Да­нии­ла Га­лиц­ко­го, бо­ров­ше­го­ся с мон­го­ло-та­та­ра­ми, поль­ски­ми и вен­гер­ски­ми фео­да­ла­ми, мя­теж­ным га­лиц­ким бо­яр­ст­вом.

Мон­го­ло-та­тар­ское на­ше­ст­вие воз­ро­ди­ло идеа­лы муд­ро­го го­су­да­ря, му­же­ст­вен­но­го за­щит­ни­ка род­ной зем­ли и пра­во­слав­ной ве­ры. Яр­ким об­раз­цом му­че­ни­че­ско­го жи­тия яв­ля­ет­ся «Ска­за­ние об убие­нии в Ор­де кня­зя Ми­хаи­ла Чер­ни­гов­ско­го и его боя­ри­на Фео­до­ра» (крат­кая, про­лож­ная, ре­дак­ция до 1270-х гг.), каз­нён­ных по при­ка­зу ха­на Ба­тыя в 1246 за от­каз по­кло­нить­ся язы­че­ским идо­лам. Кон­фликт в древ­ней­шем па­мят­ни­ке твер­ской агио­гра­фии «Жи­тии кня­зя Ми­хаи­ла Яро­сла­ви­ча Твер­ско­го» (кон. 1319 – нач. 1320 или 1322–27) име­ет по­ли­ти­че­скую по­до­плё­ку. В 1318 Ми­ха­ил Твер­ской был каз­нён в Зо­ло­той Ор­де в ре­зуль­та­те ин­триг его со­пер­ни­ка в борь­бе за ве­ли­кое кня­же­ние Вла­ди­мир­ское мо­с­ков­ско­го кня­зя Юрия Да­ни­ло­ви­ча. Жи­тие изо­бра­жа­ло в са­мом не­вы­год­ном све­те Юрия Да­ни­ло­ви­ча и со­дер­жа­ло ан­ти­мо­с­ков­ские вы­па­ды. В офи­ци­аль­ной ли­те­ра­ту­ре 16 в. оно бы­ло под­верг­ну­то силь­ной про­мос­ков­ской цен­зу­ре. При сы­не му­че­ни­ка, ве­ли­ком кня­зе Алек­санд­ре Ми­хай­ло­ви­че, в Тве­ри в 1327 вспых­ну­ло на­род­ное вос­ста­ние про­тив хан­ско­го бас­ка­ка Чол­ха­на. От­кли­ком на эти со­бы­тия ста­ли поя­вив­шие­ся вско­ре по­сле них «По­весть о Шев­ка­ле», вклю­чён­ная в твер­ские ле­то­пис­ные сво­ды, и на­род­ная ис­то­ри­че­ская пес­ня «О Щел­ка­не Ду­ден­ть­е­ви­че».

«Во­ен­но-ге­рои­че­ское» на­прав­ле­ние в агио­гра­фии пред­став­ле­но «По­ве­стью о жи­тии Алек­сан­д­ра Нев­ско­го» (пер­во­на­чаль­ная ре­дак­ция, ве­ро­ят­но, 1280-х гг.), со­еди­нив­шей тра­ди­ции во­ин­ской по­вес­ти и жи­тия. Про­из­ве­де­ние ока­за­ло влия­ние на «По­весть о Дов­мон­те» (2-я четв. 14 в.), кня­же­ние ко­то­ро­го ста­ло для Пско­ва вре­ме­нем рас­цве­та и по­бед над внеш­ни­ми вра­га­ми – ли­тов­ца­ми и ли­вон­ски­ми ры­ца­ря­ми. По­весть свя­за­на с псков­ским ле­то­пи­са­ни­ем, на­чав­шим­ся в 13 в.

Вы­со­ки­ми ху­дож. дос­то­ин­ст­ва­ми от­ме­че­на ря­зан­ская «По­весть о Ни­ко­ле За­раз­ском». Про­из­ве­де­ние по­свя­ще­но ме­ст­ной свя­ты­не, ико­не Ни­ко­лы За­раз­ско­го, и вклю­ча­ет в се­бя ис­то­рию её пе­ре­не­се­ния из Кор­су­ня в Ря­зан­скую зем­лю в 1225 и ге­рои­ко-эпи­чес­кое по­ве­ство­ва­ние о ра­зо­ре­нии Ря­за­ни ха­ном Ба­ты­ем в 1237. Вто­рая часть по­вес­ти в об­ра­зе бы­лин­но­го бо­га­ты­ря Ев­па­тия Ко­ло­вра­та про­слав­ля­ет ге­ро­изм и ве­личие ду­ха рус. на­ро­да, не слом­лен­но­го вра­гом. В окончательном виде памятник сложился, видимо, в 1560. К позд­ней­шим лит. об­ра­боткам ле­ген­дар­ных на­род­ных ска­за­ний о ба­ты­ев­щи­не от­но­сят­ся так­же «По­весть о Мер­ку­рии Смо­лен­ском» (спи­ски с 16 в.) и пре­да­ние о гра­де Ки­те­же в ли­те­ра­ту­ре ста­ро­об­ряд­цев (2-я пол. 18 в.).

В со­хра­нив­шем не­за­ви­си­мость Нов­го­ро­де в от­но­си­тель­но спо­кой­ной об­ста­нов­ке про­дол­жа­лось ар­хи­епи­скоп­ское ле­то­пи­са­ние (его наи­бо­лее зна­чи­мая в лит. от­но­ше­нии часть при­над­ле­жит по­но­ма­рю Ти­мо­фею, 13 в.), по­яв­ля­лись пу­те­вые за­пис­ки – «Стран­ник» Сте­фа­на Нов­го­род­ца, по­се­тив­ше­го Кон­стан­ти­но­поль в 1348 или 1349, соз­да­ва­лись жиз­не­опи­са­ния ме­ст­ных свя­тых. Древ­ние уст­ные пре­да­ния пред­ше­ст­во­ва­ли жи­ти­ям двух наи­бо­лее по­чи­тае­мых нов­го­род­ских свя­тых, жив­ших в 12 в., – Вар­лаа­ма Ху­тын­ско­го (пер­во­на­чаль­ная ре­дак­ция – 13 в.) и пер­во­го ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го Ильи-Ио­ан­на (ос­нов­ная ре­дак­ция – ме­ж­ду 1471 и 1478). В «Жи­тии Ио­ан­на Нов­го­род­ско­го» цен­траль­ное ме­сто за­ни­ма­ют соз­дан­ные в раз­ное вре­мя ска­за­ние о по­бе­де нов­го­род­цев над суз­даль­ски­ми вой­ска­ми в 1170 (40–50-е гг. 14 в.) и сло­во о пу­те­ше­ст­вии Ио­ан­на на бе­се в Ие­ру­са­лим, ос­но­ван­ное на «бро­дя­чем» сю­же­те о за­кля­том кре­стом или кре­ст­ным зна­ме­ни­ем чёр­те.

Для по­ни­ма­ния сред­не­ве­ко­во­го ре­ли­ги­оз­но­го ми­ро­воз­зре­ния важ­но по­сла­ние ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го Ва­си­лия Ка­ли­ки епи­ско­пу Твер­ско­му Фё­до­ру Доб­ро­му о рае (воз­мож­но, 1347). Оно бы­ло на­пи­са­но в от­вет на бо­го­слов­ские спо­ры в Тве­ри о том, су­ще­ст­ву­ет ли рай толь­ко ду­хов­но, как осо­бая не­ма­те­ри­аль­ная суб­стан­ция, или ещё и ма­те­ри­аль­но, как об­ласть на вос­то­ке зем­ли, соз­дан­ная для Ада­ма и Евы. Цен­траль­ное ме­сто сре­ди до­ка­за­тельств Ва­си­лия Ка­ли­ки за­ни­ма­ет рас­сказ об об­ре­те­нии мо­ре­пла­ва­те­ля­ми-нов­го­род­ца­ми зем­но­го рая, ок­ру­жён­но­го вы­со­ки­ми го­ра­ми, и зем­но­го ада.

Конец 14 века – 15 век

В 14 в. Ви­зан­тия, а вслед за ней Бол­га­рия и Сер­бия пе­ре­жи­ва­ли куль­тур­ный подъ­ём, за­тро­нув­ший мно­гие об­лас­ти ду­хов­ной жиз­ни: ли­те­ра­ту­ру, книж­ный язык, ико­но­пись, бо­го­сло­вие (в ви­де мис­ти­че­ско­го уче­ния мо­на­хов-иси­ха­стов). В это вре­мя рез­ко ак­тиви­зи­ру­ют свою дея­тель­ность ли­те­ра­тур­но-пе­ре­во­дче­ские и книж­ные цен­тры на Афо­не, в Кон­стан­ти­но­по­ле, в сто­ли­це Вто­ро­го Бол­гар­ско­го цар­ст­ва Тыр­но­ве при пат­ри­ар­хе Ев­фи­мии (ок. 1375–1393) и др.

Важ­ной при­чи­ной пе­ре­во­дче­ско­го подъ­ё­ма стал пе­ре­ход к сер. 14 в. бол­гар­ской и серб­ской церк­ви вслед за гре­че­ской со Сту­дий­ско­го бо­го­слу­жеб­но­го ус­та­ва на Ие­ру­са­лим­ский. Ре­фор­ма по­тре­бо­ва­ла но­во­го пе­ре­во­да ас­ке­ти­че­ских со­чи­не­ний, ли­тур­ги­че­ских книг и сбор­ни­ков, чте­ние ко­то­рых пре­ду­смат­ри­ва­лось Ие­ру­са­лим­ским ус­та­вом за бо­го­слу­же­ни­ем («Учи­тель­ное Еван­ге­лие» пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Кал­ли­ста I, сбор­ни­ки тво­ре­ний Ио­ан­на Зла­то­ус­та «Мар­га­рит» и «Ан­д­ри­ан­ты», три­од­ный Си­нак­сарь и др.). К кон. 14 в. у юж. сла­вян был пе­ре­ве­дён с гре­че­ско­го язы­ка и от­ре­дак­ти­ро­ван боль­шой кор­пус ас­ке­ти­че­ской ли­те­ра­ту­ры, или не­из­вест­ной на Ру­си (со­чи­не­ния Исаа­ка Си­ри­на, Пет­ра Да­ма­ски­на, Си­ме­о­на Но­во­го Бо­го­сло­ва, про­по­вед­ни­ков об­нов­лён­ных иси­ха­ст­ских идей Гри­го­рия Си­наи­та и Гри­го­рия Па­ла­мы и др.), или из­вест­ной лишь в древ­них пе­ре­во­дах (напр., тво­ре­ния ав­вы До­ро­фея). Боль­шое зна­че­ние для су­деб древ­не­рус­ской книж­но­сти име­ла юж­но­сла­вян­ская ре­фор­ма книж­но­го язы­ка, за­тро­нув­шая пре­ж­де все­го его гра­фи­ко-ор­фо­гра­фи­че­ские нор­мы.

В 14 в. во­зоб­но­ви­лись пре­рван­ные мон­го­ло-та­тар­ским на­ше­ст­ви­ем свя­зи Ру­си с Афо­ном и Кон­стан­ти­но­по­лем, круп­ней­ши­ми цен­тра­ми куль­тур­ных кон­так­тов ме­ж­ду гре­ка­ми, бол­га­ра­ми, сер­ба­ми и рус­ски­ми. В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 14 в. и в 1-ю пол. сле­дую­ще­го сто­ле­тия спи­ски Ие­ру­са­лим­ско­го ус­та­ва по­лу­чи­ли ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в рус. цер­ков­ной жиз­ни. То­гда же юж­но­сла­вян­ские тек­сты бы­ли пе­ре­не­се­ны на Русь, где под их влия­ни­ем на­ча­лись рефор­ма книж­но­го язы­ка и «книж­ная спра­ва» – ре­дак­ти­ро­ва­ние цер­ков­ных ру­ко­пи­сей. «Вто­рое юж­но­сла­вян­ское влия­ние» бы­ло вы­зва­но внут­рен­ни­ми по­треб­но­стя­ми рус. книж­ной куль­ту­ры. Од­но­вре­мен­но со «вто­рым юж­но­сла­вян­ским влия­ни­ем» и не­за­ви­си­мо от не­го про­ис­хо­ди­ло воз­ро­ж­де­ние ос­нов­но­го кор­пу­са па­мят­ни­ков, су­ще­ст­во­вав­ше­го в пись­мен­но­сти Древ­ней Ру­си. Со­че­та­ние двух син­хрон­ных про­цес­сов, «вто­ро­го юж­но­сла­вян­ско­го влия­ния» и стрем­ле­ния вос­ста­но­вить бо­га­тое ру­ко­пис­ное на­сле­дие до­мон­голь­ской Ру­си, обес­пе­чи­ло не­ви­дан­ный рас­цвет рус. книж­но­сти в 15 в.

«Житие Сергия Радонежского». Миниатюра с изображением ЕпифанияПремудрого. 16 в. (РГБ).

Рес­тав­ра­ция ме­ст­ных ста­ро­книж­ных тра­ди­ций про­яви­лась в осо­бой, ри­то­ри­че­ски ук­ра­шен­ной ма­не­ре из­ло­же­ния – «пле­те­нии сло­вес», ак­тив­но раз­ви­вав­шей­ся с кон. 14 в. «Пле­те­ние сло­вес» воз­ро­ди­ло лит. приё­мы, из­вест­ные в крас­но­ре­чии Ки­ев­ской Ру­си, но при­да­ло им ещё боль­шую тор­же­ст­вен­ность и эмо­цио­наль­ность. В 14–15 вв. древ­не­рус­ские ри­то­ри­че­ские тра­ди­ции обо­гати­лись вслед­ст­вие уси­лив­ших­ся свя­зей с юж­но­сла­вян­ски­ми ли­те­ра­ту­ра­ми. «Пле­те­ние сло­вес» дос­тиг­ло наи­выс­ше­го раз­ви­тия в твор­че­ст­ве Епи­фа­ния Пре­муд­ро­го, ав­то­ра жи­тий про­све­ти­теля ко­ми-зы­рян епи­ско­па Сте­фа­на Перм­ско­го (1396–98 или 1406–10) и ду­хов­но­го вос­пи­та­те­ля рус. на­ро­да Сер­гия Ра­до­неж­ско­го (за­кон­че­но в 1418–19).

С кон. 14 в. в Мо­с­ков­скую Русь и Вели­кое кня­же­ст­во Ли­тов­ское пе­ре­ез­жа­ют не­ко­то­рые юж­но­сла­вян­ские книж­ни­ки. Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ру­си Ки­при­ан, окон­ча­тель­но обос­но­вав­ший­ся в Мо­ск­ве в 1390, и ми­тро­по­лит Ли­тов­ский (с 1415) Гри­го­рий Цамб­лак бы­ли вид­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми лит. шко­лы пат­ри­ар­ха Ев­фи­мия Тыр­нов­ского. Серб Па­хо­мий Ло­го­фет про­сла­вил­ся как ав­тор и ре­дак­тор мно­гих жи­тий, служб, ка­но­нов, по­хваль­ных слов. Пе­ре­ра­бо­тав текст Епи­фа­ния Пре­муд­ро­го, он со­ста­вил не­сколь­ко но­вых ре­дак­ций «Жи­тия Сер­гия Ра­до­неж­ско­го» (1438–50-е гг.). На ос­но­ве рас­ска­зов оче­вид­цев им бы­ло на­пи­са­но «Жи­тие Ки­рил­ла Бе­ло­зер­ско­го» (1462). Его жи­тия, по­стро­ен­ные по чёт­кой схе­ме и укра­шен­ные «пле­те­ни­ем сло­вес», сто­ят у ис­то­ков осо­бо­го на­прав­ле­ния в рус. агио­гра­фии с её жё­ст­кой эти­кет­но­стью и пыш­ным крас­но­ре­чи­ем.

«Сказание о Мамаевом побоище». 17 в. Исторический музей (Москва).

Уг­ро­за ту­рец­ко­го за­вое­ва­ния за­ста­ви­ла кон­стан­ти­но­поль­ские вла­сти за­клю­чить акт о цер­ков­ном со­еди­не­нии под гла­вен­ст­вом Ри­ма на Фло­рен­тий­ском со­бо­ре (1439). Рус. уча­ст­ни­ки по­соль­ст­ва на со­бор ос­та­ви­ли за­пис­ки: «Хо­ж­де­ние на Фло­рен­тий­ский со­бор» ано­ним­но­го суз­даль­ско­го книж­ни­ка (1437– 1440) и, оче­вид­но, его же «За­мет­ка о Ри­ме», «Ис­хо­ж­де­ние» епи­ско­па Ав­раа­мия Суз­даль­ско­го, «По­весть о Фло­рен­тий­ском со­бо­ре» ие­ро­мо­на­ха Си­ме­о­на Суз­даль­ца (1447). В 1453 Кон­стан­ти­но­поль был за­воё­ван тур­ка­ми. Кру­ше­ние им­пе­рии ос­мыс­ля­лось мно­ги­ми как ­Божья ка­ра и воз­мез­дие за фло­рен­тий­скую унию. Па­де­нию Кон­стан­ти­но­по­ля по­свя­ще­на «По­весть о взя­тии Царь­града тур­ка­ми» (2-я пол. 15 в.), при­пи­сы­вае­мая Не­сто­ру Ис­кан­де­ру, – та­лант­ли­вый лит. па­мят­ник и цен­ный ис­то­ри­че­ский ис­точ­ник. В кон­це по­вес­ти по­ме­ще­но про­ро­че­ст­во о бу­ду­щем ос­во­бо­ж­де­нии Кон­стан­ти­но­по­ля «ру­са­ми» – идея, не­од­но­крат­но об­су­ж­дав­шая­ся в по­сле­дую­щей рус. ли­те­ра­ту­ре.

По­бе­де объ­е­ди­нён­ных рус. войск над та­та­ра­ми на Ку­ли­ко­вом по­ле в 1380 посвя­щён цикл про­из­ве­де­ний кон. 14– 15 вв. В не­го вхо­дят ли­ро­эпи­че­ская «За­дон­щи­на», под­ра­жав­шая «Сло­ву о пол­ку Иго­ре­ве», ис­пы­тав­шая влия­ние фольк­ло­ра и про­дол­жав­шая тра­ди­ции во­ин­ских по­вес­тей, «Ска­за­ние о Ма­мае­вом по­бои­ще» – са­мый под­роб­ный и увле­ка­тель­ный рас­сказ о Ку­ли­ков­ской бит­ве, «Сло­во о жи­тии и о пре­став­ле­нии ве­ли­ко­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­вича, ца­ря Рус­ско­го» – тор­же­ст­вен­ный па­не­ги­рик в честь по­бе­ди­те­ля та­тар Дмит­рия Дон­ско­го, близ­кий по язы­ку и ри­то­ри­че­ским приё­мам лит. ма­не­ре Епи­фа­ния Пре­муд­ро­го и, воз­мож­но, им на­пи­сан­ный. О со­бы­ти­ях по­сле Ку­ли­ков­ской бит­вы рас­ска­зы­ва­ют «По­весть о на­ше­ст­вии ха­на Тох­та­мы­ша», за­хва­тив­ше­го и раз­гра­бив­ше­го Мо­ск­ву в 1382, и «По­весть о Те­мир Ак­са­ке» (нач. 15 в.) – о по­хо­де на Русь в 1395 ази­ат­ско­го за­вое­ва­те­ля Ти­му­ра и о чу­дес­ном спа­се­нии стра­ны по­сле при­не­се­ния в Мо­ск­ву ико­ны Вла­ди­мир­ской Бо­го­ма­те­ри, «дер­жав­ной за­ступ­ни­цы» Рус­ской зем­ли. «По­весть о Те­мир Ак­са­ке» бы­ла вклю­че­на в мо­ну­мен­таль­ный ве­ли­ко­кня­же­ский Мо­с­ков­ский ле­то­пис­ный свод 1479, со­став­лен­ный при Ива­не III и лёг­ший в ос­но­ву все­го офи­ци­аль­но­го ле­то­пи­са­ния кон. 15–16 вв.

В мо­мент наи­выс­ше­го про­ти­во­стоя­ния ме­ж­ду Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Мо­с­ков­ским и Боль­шой Ор­дой ар­хи­епи­скоп Рос­тов­ский Вас­си­ан от­пра­вил ри­то­ри­че­ски ук­ра­шен­ное «По­сла­ние на Уг­ру» (1480). Сле­дуя при­ме­ру Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, по пре­да­нию, бла­го­сло­вив­ше­го на бит­ву Дмит­рия Дон­ско­го, Вас­си­ан при­зы­вал Ива­на III на ре­ши­тель­ную борь­бу с та­та­ра­ми, объ­яв­ляя его власть цар­ской и бо­го­ут­вер­ждён­ной.

По­хва­лу Твер­ско­му кня­же­ст­ву (не­задол­го до его при­сое­ди­не­ния к Мо­ск­ве в 1485) сло­жил при­двор­ный пи­са­тель инок Фо­ма в ри­то­ри­че­ски ук­ра­шен­ном па­не­ги­ри­ке «Сло­во по­хваль­ное о ве­ликом кня­зе Бо­ри­се Алек­сан­д­ро­ви­че» (ок. 1453). Об от­сут­ст­вии брат­ской люб­ви ме­ж­ду князь­я­ми и спра­вед­ли­во­сти на Ру­си пи­сал, пе­рей­дя для безо­пас­ности на сме­шан­ный тюрк­ско-пер­сид­ский язык, твер­ской ку­пец Афа­на­сий Ни­ки­тин. За­бро­шен­ный судь­бой на чуж­би­ну, он рас­ска­зал про­стым и вы­рази­тель­ным язы­ком о ски­та­ни­ях в даль­них стра­нах и пре­бы­ва­нии в Ин­дии в 1471–74 в пу­те­вых за­пис­ках «Хо­же­ние за три мо­ря».

Глу­бо­ко лич­но­ст­но­му со­дер­жа­нию «Хо­же­ния», про­сто­те и не­по­сред­ст­вен­но­сти его рас­ска­за близ­ки за­пис­ки мона­ха Ин­но­кен­тия о смер­ти Паф­ну­тия Бо­ров­ско­го (ви­ди­мо, 1477–78), ду­хов­но­го учи­те­ля Ио­си­фа Во­лоц­ко­го, соз­дав­ше­го круп­ный ли­те­ра­тур­ный и книж­ный центр в ос­но­ван­ном им Ио­си­фо-Во­ло­ко­лам­ском мо­на­сты­ре и ст

Особенности и жанры древнерусской литературы

Древнерусской (или русской средневековой, или древней восточнославянской) литературой называют совокупность письменных произведений, написанных на территории Киевской, а затем Московской Руси в период с 11 по 17 века. Древнерусская литература является общей древней литературой русского, белорусского и украинского народов.

Карта Древней Руси
Крупнейшими исследователями древнерусской литературы являются академики Дмитрий Сергеевич Лихачёв, Борис Александрович Рыбаков, Алексей Александрович Шахматов.

Академик Д.С. Лихачёв
Древнерусская литература не являлась результатом художественного вымысла и обладала рядом особенностей.
1. Вымысел в древнерусской литературе не разрешался, так как вымысел – это ложь, а ложь греховна. Поэтому все произведения носили религиозный или исторический характер. Право на вымысел было осмыслено лишь в 17 веке.
2. По причине отсутствия вымысла в древнерусской литературе отсутствовало понятие авторства, так как произведения либо отражали реальные исторические события, либо представляли собой изложение христианских книг. Поэтому у произведений древнерусской литературы есть составитель, переписчик, но не автор.
3. Произведения древнерусской литературы создавались в соответствии с этикетом, то есть по определённым правилам. Этикет складывался из представлений о том, как должен разворачиваться ход событий, как должен вести себя герой, как составитель произведения обязан описывать происходящее.
4. Древнерусская литература развивалась очень медленно: за семь веков было создано лишь несколько десятков произведений. Это объяснялось, во-первых, тем, что произведения переписывались от руки, а книги не тиражировались, так как до 1564 года на Руси не существовало книгопечатания; во-вторых, число грамотных (читающих) людей было очень мало.

Жанры древнерусской литературы отличались от современных.

Жанр Определение Примеры
ЛЕТОПИСЬ

Описание исторических событий по «летам», то есть по годам. 

Восходит к древнегреческим хроникам.

«Повесть временных лет», 

«Лаврентьевская летопись»,

«Ипатьевская летопись»

ПОУЧЕНИЕ Духовное завещание отца детям. «Поучение Владимира Мономаха»
ЖИТИЕ (АГИОГРАФИЯ) Жизнеописание святого.

«Житие Бориса и Глеба»,

«Житие Сергия Радонежского»,

«Житие протопопа Аввакума»

ХОЖДЕНИЕ Описание путешествий.

«Хождение за три моря»,

«Хождение Богородицы по мукам»

ВОИНСКАЯ ПОВЕСТЬ Описание военных походов.

«Задонщина»,

«Сказание о Мамаевом побоище»

СЛОВО Жанр красноречия.

«Слово о Законе и Благодати»,

«Слово о погибели Русской земли»

Возникновение и периодизация древнерусской литературы 

Начальное русское летописание

Древнерусская литература — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Рукописное древнерусское наследие, послужившее одним из источников идей и образов культуры Нового времени, хранится в специальных отделах библиотек .

Религиозно-символический метод познания

Основа древнерусской литературы — религиозно-символический метод познания. В ней отразилось мировоззрение средневекового человека, точнее — его представления о «двумирности» бытия. В литературных текстах получил воплощение невидимый, идеальный мир, недоступный для чувственного постижения. Им свойственны мотивы «озарения», «духовного прозрения». Все происходящее на земле древнерусские авторы считали проявлением высшей воли. Природа для них не имела самостоятельной эстетической ценности, ее явления служили символами связи «божественного» и «земного», воспринимались как предзнаменования тех или иных событий .Для древнерусской литературы характерны мотивы аскетизма, отречения от мирских удовольствий, страдания за веру. В качестве действующих лиц часто выступают монахи, мученики, юродивые. Цель — воспитание человека, совершенствование его нравственных качеств, поэтому произведениям присущи публицистичность и дидактизм.

Историзм и фантастика

Древнерусская литература отличается историзмом: понятие вымысла не было известно авторам вплоть до XVII века. Частный человек долгое время не считался предметом литературы, в ней изображались события государственной важности: борьба за великокняжескую власть, нашествия кочевников, походы князей, основание городов и монастырей. Типичные герои — исторически значимые лица: князья, митрополиты, бояре .Однако в средневековых текстах присутствовал не только реально-исторический, но и религиозно-фантастический план. При этом изображаемые фантастические явления – «чудеса» – воспринимались не как вымысел, а как действительные факты окружающего мира .

Отношение к комическому и трагическому

В ранней литературе еще не были представлены категории комического и трагического. Юмор, «смеховое начало» виделись как проявление гордыни, несовместимой с христианским смирением.

Повторяемость текстов

Для текстов характерно использование шаблонов, стандартных стилистических формул — в соответствии с особым «литературным этикетом» того времени. Повторяемость, узнаваемость, ретроспективность — отличительные черты древнерусской литературы. А заимствование фрагментов других произведений в ту эпоху указывало на образованность и мастерство автора .

Коллективность и анонимность

Из особенностей бытования рукописных сочинений проистекают такие черты ранней литературы, как коллективность и анонимность. Переписчики могли подвергать тексты стилистической правке, добавлять в них новый материал, превращаясь в соавторов произведений. Складывались редакции одного и того же текста, идейно отличавшиеся друг от друга. Анонимность была обусловлена и «монашеской» скромностью авторов, а также их стремлением создавать произведения с непреходящим значением .

Жанры, особенности ритмической организации

Развитая жанровая система древнерусской литературы отражает все основные сферы жизни средневекового общества.Некоторые из жанров впоследствии были утрачены, а часть из них получила развитие в литературном творчестве дальнейших эпох. Так, к древнерусским «хожениям» восходят «путешествия» XVIII века, классицистические оды испытали влияние ораторских произведений Древней Руси, бытовые повести XVII века стали первым шагом на пути к зарождению и развитию романного жанра.Древнерусскую литературу называют «царством прозы». При этом прозаические тексты могли быть организованы ритмически. К такому типу произведений относится «Слово о полку Игореве», в котором традиционность преодолевается путем синтеза нескольких жанров.Многие памятники были утрачены во время пожаров и войн, а также в результате их естественного износа. Часть из них исчезала по причине недостаточного распространения, это в особенности относится к произведениям с нецерковным содержанием .

Переводная литература

Появлению оригинальных литературных сочинений предшествовали переводы. В XI–XII веках происходила своеобразная «трансплантация» византийской и южнославянской культуры, в результате чего на Руси распространились образцы целого ряда литературных жанров, стилей и сюжетов .

Изборник, 1076 год


К патристической литературе, содержащей наставления и сведения о мире, относились сборники «Златоуст» и «Златоструй», а также «Шестоднев» болгарского экзарха Иоанна и «Лествица» византийского богослова Иоанна Лествичника. Поучения отцов церкви вошли в «Изборники» 1073 и 1076 годов, составленные для князя Святослава Ярославича. Второй из них открывается «Словом некоего калугера о чтении книг», прославляющим их пользу: «Красота воину оружие и кораблю ветрила, так и праведнику почитание книжное» .В число первых переводов входят исторические сочинения — «хроники» византийских авторов Георгия Амартола и Иоанна Малалы, «История Иудейской войны» Иосифа Флавия. По образцу хроник был создан «Хронограф по великому изложению» .Бытовали и запрещенные официальной церковью апокрифические сочинения: легенды о царе Соломоне, эсхатологическое «Хождение Богородицы по мукам», в котором упоминаются языческие божества Руси. Апокриф о Богородице стал одним из источников притчи Ф.М. Достоевского «Великий инквизитор» .Своеобразная энциклопедия — «Физиолог» — содержала информацию о реальных и фантастических животных, давая их свойствам символические обоснования, сравнивая их с нравственными качествами человека .Квинтэссенцией античной и раннесредневековой мудрости стал сборник афоризмов «Пчела», впоследствии дополнявшийся русскими авторами .

Оригинальная литература

Один из первых оригинальных памятников литературы Древней Руси — «Слово о законе и благодати» Илариона, который с 1051 года был киевским митрополитом. Это богословско-философское, церковно-политическое и одновременно панегирическое произведение, в котором прославляются как князья-язычники — Игорь и Святослав, так и правители-христиане — креститель Руси Владимир I и Ярослав Мудрый. Автор отстаивает идеи независимости Руси и ее равноправия среди других государств. Подчеркиваются положительные стороны христианства — «благодати», а Владимир I приравнивается к святым. Патриотическое «Слово» Илариона относят к жанру торжественной проповеди, его текст ритмизован и обогащен метафорическими образами .К образцам ораторской прозы принадлежит и «Поучение» Владимира Мономаха — духовное завещание, обращенное к потомкам. Это светское дидактическое произведение, в котором представлен идеальный образ князя — трудолюбивого и щедрого, заботящегося о процветании своего государства и подданных. В «Поучении» содержатся как нравственно-философские заветы, так и практические хозяйственные и военные рекомендации. Сочинение Мономаха ставится в один ряд с западноевропейскими средневековыми произведениями — поучениями французского короля Людовика IX Святого и англосаксонского правителя Альфреда Великого .Для упрочения независимости Руси требовалось развитие оригинальной агиографии, прославляющей местных святых. Исторической и психологической достоверностью отличается житийное «Сказание о Борисе и Глебе», посвященное трагической гибели князей-мучеников, убитых по приказу их старшего брата Святополка. В «Сказании» выражены идеи христианского смирения и важности родового старшинства. С помощью плачей и внутренних монологов создается особая экспрессивно-эмоциональная атмосфера произведения. Его герои индивидуализированы, что было новаторством для жанра жития .Другой образец этого жанра — «Житие Феодосия Печерского» инока Нестора. Это биографически точное описание жизни одного из основателей Киево-Печерского монастыря. Оно насыщено историческими и бытовыми подробностями, приметами эпохи. Нестор не во всем следует традиционному житийному канону: им изображен не просто герой-эталон, а конкретный человек в определенных исторических обстоятельствах .На стыке документальных и художественных жанров находятся «хожения» — описания зарубежных стран, основанные на личных впечатлениях путешественников. До XV века «хожения» в основном были паломническими. К таковым относится сочинение игумена Даниила, посвященное путешествию в Палестину, совершенному во время крестовых походов и сопряженному с большими трудностями. «Хожение» содержит как исторически достоверные, так и легендарные сведения. Примечательны описания природы, экзотической для русских людей; кроме того, читатель находит в нем также информацию об архитектуре и быте. Произведение изобилует сравнениями, позволяющими создать точные и запоминающиеся образы .В Киевской Руси появляется и оригинальный жанр — летопись.

Лаврентьевская летопись 1377 года


От византийских хроник летописи отличались тем, что повествование в них было организовано по годам — «летам», а не по циклам правления, и имело коллективный характер. Так, одна из первых русских летописей — «Повесть временных лет» — создавалась несколькими авторами, из которых наиболее известен Нестор. Она опирается не только на хроники, но и на фольклорный эпос, и включает в себя события, особенно важные для средневекового общества Руси. Кроме кратких документальных записей, в ее состав входят повести, а также предания и легенды различных типов: исторические, топонимические, житийные . Это превращает летопись в своеобразную антологию.При этом весь летописный материал подчинен единой историко-политической и философской концепции. История предстает как арена борьбы добра и зла, исход которой зависит не только от божественной воли, но и от деяний конкретных людей и единства народа .«Повесть временных лет» стала образцом для общерусских и областных летописных произведений. К ее сюжетам обращаются и авторы последующих эпох: А.П. Сумароков, Я.Б. Княжнин, А.С. Пушкин в «Песни о вещем Олеге» .

Редактировать

Эпоха феодальной раздробленности и татаро-монгольского ига (XII–XIV века)

В этот период развиваются местные литературы отдельных княжеств и продолжается становление жанров древнерусской словесности.

Киево-Печерский патерик

В Киевском княжестве создается Киево-Печерский патерик — первый оригинальный образец такого жанра в древнерусской литературе. Это своеобразная летопись жизни монастыря на фоне русской и мировой истории. В патерике прославляется труд печерских монахов и их помощь мирянам. Произведение получило исключительную популярность благодаря занимательности сюжетов, простоте стиля и опоре на фольклор: в частности, из сказок заимствованы «бытовые» образы бесов.Один из главных жанров, вошедших в состав летописей, — историко-событийные воинские повести. Им свойственны подробное изложение событий и использование для характеристики героев разнообразных приемов, в число которых входит прямая речь.Новгородская I летопись особенно интересна конкретно-бытовыми описаниями природы, не часто встречающимися в летописных сочинениях других княжеств; а также вниманием к жизни простых жителей Новгорода.Отличительная черта владимиро-суздальских летописей — тяготение к риторическому стилю, широкое использование различных литературно-выразительных средств. Риторичность проявляется и в Галицко-Волынской летописи, в частности, в архитектурных описаниях города Холм (совр. Хелм), уникальных для древнерусской литературы.

Ораторская проза

Новым шагом в развитии торжественной ораторской прозы стали поучения Кирилла Туровского, епископа Турова и выдающегося проповедника — «русского Златоуста». Его «слова», посвященные церковным праздникам, насыщены символическими описаниями. Символы позволяют автору представить сложные духовно-философские понятия в доступном виде. Для ритмизации текста часто используются анафоры. Благодаря многоголосию — диалогам и монологам героев — проповеди Кирилла Туровского в некоторой степени сближаются с драматическими произведениями .Позднее риторическая традиция была продолжена епископом Серапионом Владимирским. В его проповедях обличаются языческие суеверия, неправедная жизнь общества. По Серапиону, именно людские пороки — непосредственная причина татаро-монгольского нашествия, которое, таким образом, представляется как кара за грехи .

Послание Даниила Заточника

Особняком среди произведений древнерусской литературы стоят «Слово» и «Моление» Даниила Заточника — различные редакции развернутого послания к князю с просьбой о заступничестве. Это один из первых случаев, когда в центре произведения оказывается частный человек, достаточно свободно выражающий собственное личностное начало и прославляющий свой разум. Здесь поднимается тема пагубного влияния бедности, а также приводится бытовой портрет «злообразной жены» .Создатель послания был прекрасно образованным человеком. В тексте выявляется большое количество литературных заимствований, применяются разнообразные риторические приемы. Автор использует как книжные цитаты, так и народные выражения — «мирские притчи». Этим обусловлена особая афористичность произведения. Под влиянием фольклора и скоморошества в нем появляются «начальные рифмы» и языковая игра: «Кому Бело озеро, а мне черней смолы, кому Лаче озеро, а мне плачь горкий» и т. д. .В послании воплотился образ «древнерусского интеллигента» и проявились сатирические тенденции, которые в полной мере реализуются позже — в литературе XVII века .

«Слово о полку Игореве»

Главное достижение литературы периода раздробленности — «Слово о полку Игореве». Это уникальное в жанровом отношении лиро-эпическое произведение, посвященное неудавшемуся походу новгород-северского князя Игоря против половцев в 1185 году. Оно сочетает в себе сюжетно-повествовательные части, лирические фрагменты и исторические отступления. Важнейшая идея «Слова» — необходимость объединения русских княжеств, избавления от усобиц перед лицом общего врага .От других произведений эпохи «Слово» отличает применение большого количества тропов, в том числе фольклорных. К ним относятся метафоры, олицетворения, сравнения, эпитеты, среди которых есть и цветовые — нетипичные для литературы того времени. В частности, цветообозначения используются при изображении животных и явлений природы: это «серые волки», «сизый орел», «белый гоголь», «синий Дон». Интересна и звукопись памятника, построенная на повторах — ассонансах и аллитерациях .Особенности «Слова» и утрата рукописного текста в московском пожаре 1812 года вызвали полемику о происхождении произведения. Так, А.А. Зимин и А. Мазон считали его подделкой XVIII века. Лингвистические доказательства подлинности «Слова» были приведены А.А. Зализняком и другими исследователями: лексика, синтаксис, употребление энклитик и форм двойственного числа в памятнике соответствуют нормам раннедревнерусского языка .«Слово» можно рассматривать в одном ряду с другими образцами средневекового эпоса — такими, как старофранцузская «Песнь о Роланде», испанская «Песнь о моем Сиде», тюркская «Книга моего деда Коркута» .

Произведения, созданные после татаро-монгольского нашествия

После начала татаро-монгольского вторжения появляются произведения, посвященные подробностям и причинам этих трагических событий.

Создаются внелетописные воинские повести, например, «Повесть о разорении Рязани Батыем», состоящая из четырех фрагментов. Один из них рассказывает о рязанском боярине Евпатии Коловрате, изображая его как былинного богатыря, которого удалось победить лишь с помощью стенобитных орудий .Развивается и агиографическая литература. В отличие от предыдущего периода, появляются сочинения, посвященные воинам, а не монахам или мученикам. Так, в «Житии Александра Невского» создан образ великого князя — «солнца земли Cуздальской». В это сочинение включены как повествования о сражениях, так и традиционные житийные элементы: видение святых Бориса и Глеба одному из воинов и описания чудес.Княжеские жития — оригинальный жанр, находящийся на стыке церковной и светской литературы.Интересен и другой памятник того же времени — «Слово о погибели Русской земли», сохранившееся лишь в виде фрагмента. В жанровом отношении это произведение сближается со «Словом о полку Игореве». В нем подчеркиваются красота и былая слава «светло-светлой земли Русской» .

Редактировать

Период возрождения Руси и становления Русского централизованного государства (конец XIV–XVII век)

После победы русского войска в Куликовской битве происходит духовный подъем народа, усиливаются гуманистические тенденции в искусстве. Главным центром книжности постепенно становится Москва.

Куликовский цикл

Событиям Куликовской битвы посвящен целый ряд древнерусских литературных произведений.

Подробности сражения изложены в повести «Сказание о Мамаевом побоище». В ней представлено множество героев, центральный из которых — князь-воин Дмитрий Иванович Донской. Для характеристики персонажей автор применяет эпитеты, сравнения, метафоры, «речи», в результате чего создаются индивидуализированные образы. Это относится и к изображению врага — коварного и неукротимого хана Мамая, «диаволом палимого». Есть ряд лирических фрагментов: молитвы князя Дмитрия, плач его вдовы Евдокии. Встречаются описания природы, некоторые из которых отражают влияние «Слова о полку Игореве» .«Слово» послужило образцом для «Задонщины» — другого произведения Куликовского цикла. Так, при создании образа Дмитрия Ивановича автор использовал фрагмент характеристики князя Игоря; упоминается и «вещий» Боян. Однако в «Задонщине» меньше лирических фрагментов, в ней проявилось воздействие традиций воинских повестей и деловой письменности. В частности, в тексте присутствуют цифровые данные о количестве войск, указания на время событий и перечни имен

ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ — Студопедия

АВТО́ГРАФ(др. греч. αὐτός «сам» и γράφω «пишу») — собственноручный авторский рукописный текст. Как подлинники или оригиналы, в отличие от копий, автографы имеют для филолога значение документа первоочередной достоверности и служат для установления канонического текста произведения.

АГИОГРАФИЯ – (греч. «описание святых») жанр древнерусской литературы, содержащая описание жизни святых. При единстве манеры изложения агиографические произведения разделяются на жития святых, мартирии (повествовавшие о гонениях и пытках мучеников) и др.

АЗБУКОВНИКИ – русские анонимные рукописные сборники статей учебного, энциклопедического или нравоучительного характера. Первый список толкуемых слов типа азбуковника помещен в Новгородской кормчей 1282. В XIII – XVI вв. веках азбуковники служили главным образом толковыми словарями непонятных слов, встречающихся в книгах Священного писания. Слова располагались по алфавиту, указывались их происхождение, перевод и толкование. Термин азбуковник появляется впервые в XVII веке в названии одного из подобных словарей.

АПОКРИФЫ – (от греч. «апокрифос» — скрытый сокровенный), сочинения, трактующие о предметах, содержащихся в Священном Писании, но не признанные за богодухновенные и запрещенные Церковью.

ГИМНОГРАФИЯ – («торжественная песнь», «гимн» и греч. γράφω — «пишу», «сочиняю»): поэтическое, а также поэтико-мелодическое искусство сочинения торжественных, хвалебных песней (гимнов, од), преимущественно культового характера (ритуальных, религиозных), в том числе церковных (богослужебных или литургических) песнопений.



ИЗВОД – в древнерусской литературе вид текста памятника, возникший в прошлом и отражающий в себе влияния среды и местности его бытования и переписки.

ЛЕТОПИСИна Руси велись с XI по XVIII в. До сер. XVI в. были основным видом исторического повествования. Летописи составлялись в монастырях, при дворах князей (а потом и царей), в канцеляриях митрополитов. Летописцы почти никогда не были частными лицами, а выполняли поручение или заказ духовных или светских властителей, отражали интересы определенных групп людей. По своей структуре летописи представляли своды погодных статей, т. е. сообщений о произошедших в каждом году событий.

ЛЕЧЕБНИК –книга, содержащая популярные сведения о лечении различных болезней.В XVII веке подобная форма использовалась в сатирической литературе («Лечебник на иноземцев»).


МИНЕИ ЧЕТЬИ – календарные сборники житий святых, расположенных по месяцам в соответствии с днями их памяти.

ОРАТОРСКАЯ ПРОЗА — «учительное» (дидактическое) и торжественное красноречие, воплощавшееся в таких жанрах, как слова, поучения, беседы на темы христианской нравственности. В них осуждались пороки и прославлялись добродетели.

ОТПИСКА – жанр деловой письменности, использовавшийся в качестве формы в сатирических повестях XVII века («Повесть о Шемякином суде» и др.).

ПАТЕРИКИ – общее название средневековых сборников назидательных рассказов, особая разновидность агиографической литературы, содержащей не все жизнеописание какого-либо монаха, а лишь наиболее важные с точки зрения составителя патерика его подвиги и события его жизни.

ПЛЕТЕНИЕ СЛОВЕС –литературный стиль, появившийся на рубеже XIV – XV вв., которому присуще широкое употребление метафор-символов, уподоблений, сравнений, синонимических эпитетов (до 20-25 при одном определяемом слове). Появление данного стиля связывают с творчеством Епифания Премудрого («Житие Стефана Пермского», «Житие Сергия Радонежского»).

ПОВЕСТЬ – в Древней Руси так называли летописные своды, жития, сказания. В средневековом значении повесть (повествование) – общая жанровая форма, в которую входят произведения одного или разных жанров, объединенные мыслью повествователя.

ПОВЕСТЬ БЫТОВАЯ – появляется во второй половине XVII века. В первой половине XVII века житие начинает трансформироваться в бытовую повесть.

ПОВЕСТЬ ВОИНСКАЯ – жанр древнерусской литературы XI – XVIII веков, светского исторического повествования (как оригинального, так и переводного), посвященного изображению воинских подвигов, битв. Содержание воинских повестей проникнуто патриотическим пафосом, тревогами за судьбу Родины, отражает борьбу русского народа за свою национальную независимость.

ПОВЕСТЬ САТИРИЧЕСКАЯ – появляется во второй половине появляется во второй половине XVII века в посадской среде. Поднимает важные темы общественной и социальной жизни своего времени: социальной несправедливости и неравенства, взяточничества и произвола, крючкотворства и продажности суда, лицемерия и ханжества монашества и духовенства, быта и нравов монастырей, правительственной системы спаивания народа.

ПОЛУУСТАВ –одна из графических разновидностей письма в греческих и славянских рукописях, возникшая как упрощение устава и обеспечивавшая большую скорость начертания. На Руси появился в XIV в.

РЕДАКЦИЯ– вариант текста литературного произведения, получившийся в результате его переработки автором или каким-либо другим лицом.

СКАЗАНИЕ – устное историческое предание в «книжной», литературной переработке или повествовательное произведение, обращенное в прошлое, в котором легендарное повествование дополняет, видоизменяет, идеологизирует легенды и предания (письменные или устные).

СЛОВО – термин, характеризующий эпидейктическое (ораторское) красноречие.

СПИСОК – в древнерусской литературе списком называется любой источник, содержащий текст конкретного произведения, он может быть автографом или копией.

СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА –реакция на церковную реформу Никона, которая вызвала появление мощного оппозиционного движения, выдвинула немало публицистов, писателей, мыслителей, среди которых были Аввакум, Иван Неронов, Епифаний и другие идейные вожди старообрядчества. Они внесли заметный вклад в историю отечественной культуры. Самыми яркими произведениями старообрядческой литературы стали сочинения протопопа Аввакума.

СТИХОТВОРСТВО – термин, введенный в русскую поэтику Симеоном Полоцким, назвавшим так способ сложения стихов.

УСТАВ –техника письма, характеризующаяся тщательным выведением букв, написанными прямыми линиями, с правильными углами и овалами, каждая из которых в определенный период времени имела однообразную форму написания.

ХОЖДЕНИЯ — жанр древнерусской литературы. Хождениями назывались произведения, в которых описывались путешествия-паломничества в Палестину, Византию, страны Востока.

ХРОНОГРАФЫ – исторические сочинения, знакомившие древнерусского читателя со всемирной историей в ее средневековом понимании: от сотворения мира до правления византийских императоров и современных им событий славянской и русской истории.

ЧЕЛОБИТНАЯ – жанр деловой письменности, содержавший прошение о чем-либо или жалобу. В XVII в. использовался в качестве формы для литературных памятников демократической сатиры («Калязинская челобитная»).

ЯЗЫЧЕСТВО – термин, происходящий от славянского «языци», то есть «народы». В современной философии чаще используется термин «политеизм» – многобожие, так как в отличие от христианства, ставившего над природой всеобъемлющую личность Бога, язычество – религия самодовлеющего Космоса.

Собрание Отделения русского языка и литературы Императорской Академии наук. Т. 85, [No. 1]. Очерки древнерусской литературы / [сочинение] академика М.И. Сухомлинова

Описание

.

Академия наук (Санкт-Петербург). Отделение русского языка и литературы.

Собрание Отделения русского языка и литературы Императорской Академии наук. — Т. 5, вып. 2 (1873), Т. 8 (1871) — Т. 95, № 1-3 (1916). — Санкт-Петербург: типография Императорской Академии наук, 1871-1916 гг. —
Заголовки: Т. 1-7 — Сборник статей, прочитанных в Отделении русского языка и литературы Императорской Академии наук; 95, № 4 (1917) — Т. 100, № 2 (1922) — Собрание Отделения русского языка и литературы Российской академии наук; Т.100, № 3 (1927) — Т. 101 (1928) — Собрание Отделения русского языка и литературы АН СССР.
.
1. Русский язык (сборник). 2. Отечественные сериалы и продолжающиеся издания (сборник). 3. Русская филология — Сборники.
BBK 83,3 (2 = 411,2) i437y5
BBK 81,411,2-437À5
Источник электронной копии: ПБ
85, [№ 1]: Очерки древнерусской литературы / [сочинение] академика М.И. Сухомлинова.- 1908. — [6], 687 с. —
Библиография в сносках и в тексте. — Указатель важнейших имен собственных: с. 679-684. — Указатель важнейших названий памятников литературы и произведений народной литературы: с. 685-687. — На дополнительном титульном листе печати тома: Библиотека Женского педагогического института.
.
И. Сухомлинов, Михаил Иванович (1828-1901) .1. Русский язык (коллекция). 2. Отечественные сериалы и продолжающиеся издания (сборник).3. Русская филология — Сборники. 4. Летопись России.
BBK 83,3 (2 = 411,2) i437y5
BBK 81,411,2-437À5
Источник электронной копии: ПБ
Оригинал книги: РГПУ им. А. И. Герцен

.

Русский язык, литература и культура для иностранцев

Описание

Эта программа объединяет изучение русского языка, литературы и культуры. Он не только готовит преподавателей русского языка как иностранного, но также и, прежде всего, специалистов разного профиля, хорошо владеющих русским языком, знакомых с русской литературой и культурой, способных работать в совместных предприятиях, а также в образовательные, научные и культурные организации своей страны, взаимодействующие с Россией.

Цель программы

Эта программа направлена ​​на подготовку выпускников к решению сложных проблем, требующих использования филологических знаний и навыков в образовательных организациях, в научно-исследовательских центрах, в культурных организациях, в рекламных и туристических агентствах, в средствах массовой информации, в области межкультурного общения и в других сферах. сферы социальной и человеческой деятельности, где необходимо знание русского языка как иностранного. Дополнительно одной из целей программы является повышение практического уровня владения русским до ТРКИ 3 (тест по русскому языку как иностранному, С1).

Продолжительность обучения

Два академических года

Язык обучения

русский

Структура программы

Обязательные предметы Кредиты Сертификация
Проблемы философии 2 Экзамен
Компьютерные технологии в филологии 3 Контрольная работа
Актуальные проблемы филологии 3 Экзамен
английский 5 Экзамен
Факультативные предметы
Русский как иностранный 15 Экзамен
Научный стиль русской речи 4 Контрольная работа
Культурная лингвистика и межкультурная коммуникация 3 Экзамен
Лингвистические дисциплины
Введение в русскую филологию 2 Контрольная работа
Современный русский язык: теоретические основы лексикологии 4 Экзамен
Современный русский язык: теоретические основы грамматики 4 Экзамен
Современный русский язык: теоретические основы синтаксиса 4 Экзамен
Антропологическая лингвистика 3 Контрольная работа
Корпусная лингвистика 2 Контрольная работа
Практикум по культуре речевого общения 4 Контрольная работа
Культурные дисциплины
Русская культура: от Древней Руси до современной России 2 Контрольная работа
Дисциплины выбора 2 Контрольная работа
Литературоведение
Практикум «Анализ художественного текста». 2 Контрольная работа
Прецедентные тексты русской литературы 2 Контрольная работа
Практическая и научно-исследовательская работа
Исследовательская практика 16 Контрольная работа
Преддипломная практика 6 Контрольная работа
Поисковая работа 26 Контрольная работа

Магистерская работа

Студенты проводят лексико-грамматические занятия, используя как традиционные, так и новые экспериментальные методы анализа материала.Эти исследования проводятся на широкой сравнительной основе русского и родного языков студентов.

Ключевой персонал

Ольга Щеглова

Директор программы, кандидат филологических наук, доцент, заведующий отделом древних языков Специалист в области лингвотекстологии древнерусского и старославянского языка в древних рукописях.
В бакалавриате и магистратуре Ольга Щеглова курирует специализации : сравнительно-историческая грамматика славянских языков, историческая лексикология русского языка, язык и текстология старославянских рукописей.Член редколлегии рецензируемого журнала «Сибирский филологический журнал».

Кошкарева Наталья

Доктор филологических наук, профессор, заведующий сектором общего и русского языкознания Гуманитарного института НГУ
Научные интересы : синтаксис русского языка, фонетика, лексикология и лексикография, грамматика, диалектология и фольклор уральских языков Сибири (Ханты и ненцы).Председатель экспертного совета ежегодной образовательной акции «Тотальный диктант».

Людмила Синякова

Доктор филологических наук, доцент, заведующий сектором литературы XIX и XX веков Гуманитарного института НГУ
Сфера научных интересов : художественная антропология, когнитивная филология, философское литературоведение. Людмила Синякова ведет курсы по истории и теории русской литературы, по истории зарубежной литературы для студентов факультетов филологии и журналистики, ведет специализацию студентов по русской литературе 19 века.

Мария Тимофеева

Доктор филологических наук, профессор, заведующий сектором фундаментальной и прикладной лингвистики Гуманитарного института НГУ
Область научных интересов : философско-методологические основы лингвистики, логические проблемы семантики и прагматики естественного языка, интроспективное представление язык, роль противоречия в языке, естественные и формальные языки, функциональные математические модели естественного языка, экспериментальные когнитивные исследования.

Олег Донских

Доктор философских наук, профессор
Профессор секции античной литературы и литературного источниковедения Гуманитарного института НГУ. Заведующий кафедрой философии и гуманитарных наук Новосибирского государственного университета экономики и управления (НГУЭУ). Основатель и главный редактор научного журнала «Идеи и идеалы». Член Союза журналистов РФ
Автор более 250 работ в области истории языка, истории философии, философии образования, а также философских эссе и публицистических публикаций.
Основные научные интересы :

  • История философии, проблема происхождения философии.
  • Происхождение языка, общая теория языка.
  • Метафизика поэзии, философии и литературы.
  • Философия гуманитарного образования.

Елена Кузнецова

Кандидат филологических наук, доцент кафедры общего и русского языкознания Гуманитарного института НГУ. Эксперт в области семантического синтаксиса.
Елена Кузнецова преподает студентам факультетов филологии и журналистики различные курсы современного русского языка, проводит специализации по описанию моделей синтаксических конструкций, семантическому синтаксису и синтаксической стилистике.
Член экспертного совета ежегодной образовательной акции НГУ «Тотальный диктант».

Долгушин Дмитрий

Кандидат филологических наук, доцент отдела литературы XIX — XX веков.Доцент кафедры истории культуры Гуманитарного института НГУ.
Специалист в области истории русской литературы, культуры и религиозной философии XIX века. Автор более 60 научных и учебных публикаций.

Вадим Риньков

Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России Гуманитарного института НГУ.
Специалист в области экономической истории восточных регионов России в годы Первой мировой войны, Русской революции и Гражданской войны.

Наталья Бартош

Кандидат филологических наук, доцент, заведующий сектором истории культуры Гуманитарного института НГУ.
Специалист по современной мифопоэтике в творчестве Оскара Уайльда. Член Российской ассоциации преподавателей английской литературы и член Международной ассоциации англицистов (ESSE).
Научные интересы и области знаний: : Западноевропейское искусство ХХ и ХХI веков, европейская литература на рубеже ХХ и XXI веков, Серебряный век русской литературы и поэзии, Современная литература и искусство, Византийское искусство, литература. и искусство Древней Руси.

Елена Иванова

Кандидат филологических наук, доцент, старший преподаватель секции древних языков и Центра международных исследований Гуманитарного института НГУ.
Область научных интересов : Русская и сравнительная лексикология, лингвокультурология, методика преподавания русского языка как иностранного.

Мария Берендеева

Кандидат филологических наук, доцент кафедры истории культуры Гуманитарного института НГУ.
Специалист в области когнитивной лингвистики, лингвокультурологии, лингвоконцептологии, лексической семантики.Мария Берендеева преподает русский язык иностранным студентам и слушателям НГУ.

Комиссии и финансовая поддержка

Стоимость обучения

Стоимость обучения составляет 3600 долларов США в год.

Стипендии

Ежегодно иностранные студенты имеют возможность подать заявку на участие в стипендиальной программе Правительства РФ.

Льготы: полное обучение, ежемесячная стипендия
Срок подачи заявок: зависит от страны заявителя

Карьерные возможности

Выпускники программы преподают русский язык как иностранный в средних и высших школах, работают филологами в исследовательских центрах, в культурных организациях, рекламных и туристических агентствах, в СМИ, в сфере межкультурного общения и других сферах социальной и гуманитарной жизни. деятельность, где необходимо знание русского языка как иностранного.

Программа направлена ​​на развитие исследовательских навыков, и после получения степени магистра студенты могут продолжить обучение в аспирантуре.

Сертификат о знании русского языка как иностранного ТРКИ-1 (В1).

Условия для поступления

  • Копия 1-й страницы заграничного паспорта с вашими личными данными
  • Легализованное (при необходимости) свидетельство об образовании
  • Легализованные (при необходимости) академические справки (стенограмма, университетские дипломы, приложения к диплому)
  • 2 фотографии
  • Свидетельство о знании русского языка как иностранного ТРКИ-2 (В2)
  • Curriculum Vitae
  • Мотивационное письмо (1-2 страницы)
  • Медицинская справка об общем состоянии здоровья
  • Свидетельства о ВИЧ + СПИДе

Примечание! Для зачисления необходимо предоставить в приемную комиссию НГУ как оригинал, так и нотариально заверенный перевод на русский язык необходимых документов.

Сроки подачи заявок

.