Содержание

Основные этапы развития культуры и просвещения в Византии









⇐ ПредыдущаяСтр 7 из 29Следующая ⇒

Ориентируясь на принятую в современном византиноведении периодизацию, можно выделить несколько этапов в развитии культуры и просвещения Византии.

Ранний этап связан с длительным процессом превраще­ния Византии из позднеантичного, рабовладельческого об­щества в централизованную монархию. На самое его нача­ло – IV в. – приходится деятельность византийских богосло­вов, видных христианских мыслителей – Иоанна Златоуста, Василия Кесарийского (Великого), Григория Богослова и не­которых других. В их сочинениях представлена совокупность теологических, философских и политико-социальных докт­рин, в которых отразилось христианское отношение к ду­ховному наследию античности, формулировались мировоз­зренческие и нравственные ориентиры христианства.

В этот период преодоление местного сепаратизма, подав­ление народных волнений и укрепление центральной власти сопровождались идейной борьбой ставшего уже господству­ющим ортодоксально-христианского учения с различными «ересями», в том числе с иконоборчеством – социально-религиозным движением, отрицавшим культ почитания икон.

К IX в. на всей территории Византии были введены еди­ные формы власти и управления, правовые нормы, форми­ровалась единая система идеологических и нравственных ценностей, которые поддерживались не только всем аппаратом государства, но и авторитетом церкви. Все это находило от­ражение в изменении взглядов людей на цели воспитания и образования. К этому времени все более и более утвержда­лось объединение общества на базе ортодоксального христи­анства, упрочился союз церкви и государства при решаю­щей роли в нем государства, т.е. власти императора.

Глубокие перемены в экономике и социальной организа­ции общества оказали решающее влияние на темпы и формы развития культуры и просвещения. Их расцвет в Византии при­ходится на IX–XII столетия. Начало этого подъема обычно свя­зывается с деятельностью разносторонне образованного импе­ратора Константина VII Багрянородного (905–959), по указа­ниям и при непосредственном участии которого открывались новые учебные заведения и создавались труды энциклопеди­ческого характера по самым различным отраслям знаний-логике, философии, истории и т. д. По свидетельству совре­менников, при Константине большое значение придавалось обучению арифметике, геометрии, стереометрии, музыке и фи­лософии. Он собрал вокруг себя выдающихся ученых, поручив им обучать тех, кто желал бы получить образование.




Просветительная деятельность видных представителей ви­зантийской культуры этого периода: патриарха Фотия, Льва Математика, Михаила Пселла и др. – в духе идей Констан­тина VII активно способствовала утверждению светской на­правленности образования.

Взаимодействие общественно-экономических структур и культурная интеграция Византии и европейских стран сти­мулировались христианизацией народов Европы в эпоху сред­невековья.

Вместе с этим усиление франкской державы Каролингов и образование так называемой «Римской империи германской нации» (VIII–Х вв.) привели к консолидации и обособлению западноевропейских государств. Сплотившиеся романо-германские народы при поддержке окрепшего папства решительно отвергли претензии Константинополя на руководство христи­анским миром, выдвинув встречные претензии. В то же время культурное и политическое влияние Византии, слабевшее на Западе, в IX–XI вв. резко возросло на значительных простран­ствах Восточной и Юго-Восточной Европы. Оно усилилось с принятием христианства в Болгарии, сербских княжествах, Древней Руси. В результате в XI–ХII вв. в средневековой хрис­тианской Европе сложились две обширные, четко разграни­ченные религиозно-культурные зоны: латинско-католическая и восточно-греческая. Политическое соперничество между ними отразилось в религиозно-догматических разногласиях, которые привели к схизме – официальному разрыву двух церквей (1054) и последующему военному столкновению Византии с Западом Крестовые походы, и особенно захват крестоносцами Констан­тинополя в 1204 г., оказали существенное влияние на взаимо­отношения между западным и восточным христианством.

Особенности развития культуры и просвещения в Византии определялись особенностями ее социально-экономических свя­зей и культурно-исторических традиций. Многое в них было обус­ловлено своеобразием хода ее политической истории, которая вплоть до глубокого кризиса XIII–XV вв. проходила под знаком укрепления императорской власти: длительное противостояние с персидской цивилизацией и язычниками – «варварами» у се­верных и восточных ее границ (готами, гуннами, аварами, пе­ченегами, хазарами, славянскими племенами, болгарами, за­падными норманнами и др.) сменилось в VII в. противобор­ством с новым арабским миром, миром ислама, как единой социокультурной системой. На рубеже XII–XIII столетий стало реальностью столкновение с романо-германским миром.




Все эти обстоятельства вынуждали христианскую церковь всячески поддерживать усиление императорской власти. При этом нужно отметить, что в Византии не столько церковная власть оказывала влияние на дела государства, сколько светс­кая власть императора все больше и больше влияла на дела церкви и действовала по принципу: единый всемогущий Бог на небе – единственный полновластный Государь на земле. Следствием этого было то, что византийская церковь во главе с патриархом находилась в зависимости от светской власти и не имела монополии на образование, как в Западной Европе. Утверждавшийся в византийском обществе в IX–XII вв. культ императорской власти отражался в развитии искусства и куль­туры в целом. В связи с этим светское направление станови­лось также доминирующим в педагогической мысли и прак­тике воспитания и образования.

Специфика византийской культуры определялась и тем, что она формировалась в среде разнородного в этническом отношении населения. В византийской культуре синтезиро­вались элементы культурных традиций многих народов – греко-римлян, населения Юго-Восточного Средиземноморья, Ближнего и Среднего Востока, Закавказья, Крыма, Балканс­кого полуострова. За многие столетия своего развития Визан­тия усвоила многие культурные ценности народов Востока, но доминирующую роль при этом сохранял греческий эле­мент, пользовавшийся поддержкой государства и церкви, культура империи оставалась в своей основе грекоязычной.

Скупые на подробности источники содержат сведения о создании школ, в том числе и грамматических, т.е. повышен­ного типа, где обучались даже иноземцы – дети «латинян», а также «скифов», как в сочинениях древнегреческого истори­ка и географа Страбона именовались народы Северного При­черноморья. В таких школах учителя и ученики находи­лись на полном содержании государства, воспитанники полу­чали общее образование.

Высокий социальный статус образования и образованнос­ти – одна из примечательных особенностей Византии. На со­ответствующих чиновников возлагалось руководство военно-стратегической, политико-дипломатической и финансовой деятельностью, а также разнообразными областями хозяйства (торговля, флот, ирригация и т.д.). Наличие общего образова­ния служило непременным условием для получения должно­сти как в государственных, так и в церковных учреждениях.

В середине Х в. император Константин VII Багрянород­ный в сочинении «Об управлении империей», адресованном сыну Роману, писал, что помимо благочестия государю не­обходимы обширные знания. Вступивший на престол в сере­дине XI в. Константин Х Дука говорил, что предпочитает славу ученого славе правителя. Михаил Пселл, воспитатель его сына, будущего Михаила VII, углубляя эти рассужде­ния, отмечал, что служение благу государства требует от правителя и знаний, и учености, и помощи образованных приближенных лиц.

Одну из коренных особенностей всего уклада жизни Ви­зантии составляло сочетание традиций римской государствен­ности с устойчивыми традициями эллинского образования.

В школах Византийской империи преподавание велось по учебникам, созданным еще в эллинистическую и греко-рим­скую эпоху, образование, как отмечалось, имело мирской ук­лон. Даже при некоторых церквах Константинополя существо­вали по своей сути светские школы. Стараясь овладеть сокро­вищами античной науки, византийские ученые много сделали для сохранения культурного наследия прошлого. Особое вни­мание уделялось переписке сочинений греко-римских мысли­телей, их толкованию и комментированию. В связи с этим в IX–XII вв. были созданы «кодексы», сборники сочинений античных авторов, которые и позже широко использовались учеными.

Идеалом образованной личности в Византии считался че­ловек, получивший традиционное эллинистическое образова­ние, сочетавший христианско-православное мировоззрение с греко-римской литературно-гуманистической образованностью.

Византийская культура оказала очень большое влияние на последующий ход развития всемирной культуры, поскольку ученые – беглецы с Востока принесли на Запад не только сохраненное культурное наследие античного мира, но и христианско-античное понимание любви к человеку и истине, которое отразилось в идеологии европейского Возрождения.

Воспитание и образование в Византии

В Византийской империи высокого уровня развития достигли домаш­ние формы воспитания и обучения детей и молодежи, характерные еще для греко-римского мира. Если в простонародных семьях в основе лежало трудовое и начальное христианское воспита­ние, передача от отца сыну знания определенного ремесла, а от матери дочери навыков домоводства, то в состоятельных и знатных семьях не только мальчики, но и девочки обучались грамоте. Характерны такие поучения детям: «Читай много и узнаешь много. Если не понимаешь, не отчаивайся. Не один раз прочтя книгу, обретешь знание, от Бога поймешь ее. А чего не знаешь, спроси у знающих и не гордись… Крайне важ­но изучать и понимать природу вещей и поступать должным образом».

Высокая культура домашнего воспитания – характерная черта византийской жизни. Конечно, о воспитании детей осо­бенно заботились в семьях с высоким социальным статусом, но и в семьях ремесленников дети обучались письму и чте­нию, если грамотными были их родители. В знатных семьях мальчика 5–7 лет отдавали в руки наставника-педагога, в обязанности которого входило наблюдать за играми ребен­ка, развлекать его и учить грамоте.

Система образования в византийском обществе была на про­тяжении тысячелетия наиболее передовой. Источники позволя­ют сделать вывод, что в Византии не существовало социальных ограничений на получение образования, и школы могли посе­щать все, кто хотел и имел возможность учиться. Обучение было платным, за исключением монастырских и дворцовых школ.

На первой ступени обучения – в школах грамоты – дети получали элементарное образование. Число таких школ мог­ло сокращаться или увеличиваться, но сеть их была более широкой, чем в Западной Европе. Курс обучения, как пра­вило, длился 2–3 года, а дети начинали учиться с 5–7-лет­него возраста.

Византийская школа грамоты являлась как бы христиани­зированным продолжением эллинистической элементарной школы. Произошли лишь некоторые изменения в средствах обучения: свитки были заменены тетрадями; пергамент и папирус с XI в. вытесняется бумагой, палочка-стиль сменилась птичьим или тростниковым пером. Однако в методике обуче­ния грамоте сохранилась практика предшествующей эпохи: учащиеся обучались по буквослагательному методу с обяза­тельным произношением написанного вслух, «хором». Снача­ла школьники запоминали буквы, затем слоги во всем их раз­нообразии и лишь после этого приступали к чтению целых слов и предложений. Господствовала методика заучивания текстов наизусть.

Опора в обучении на память была в то время оправданной по той причине, что язык школы и книги отличался от раз­говорного греческого языка. В школьном обучении использо­вались традиционные учебные тексты античных школ (Го­мер, басни и пр.), дополненные Псалтырью и житиями хри­стианских святых. В обучении счету изменений практически не было: сначала счет на пальцах, затем использовались ка­мушки, потом – счетная доска – абак.

В отличие от античной и эллинистической традиции обуче­ния в содержании начального образования отсутствовала фи­зическая подготовка детей, а музыка и мелодекламация заме­нялись церковным пением. Учителя начальных школ – дидаскалы – использовали мнемонические приемы и соблюдали последовательность в обучении – от простого к сложному,отизвестного к новому.

Элементарные школы для большинства детей были пер­вой и последней ступенью организованного обучения. Были и такие начальные школы, где учились исключительно по библейским книгам и сочинениям христианских писателей.

Повышенное образование византийцы получали в част­ных, церковных и государственных грамматических школах. Почти все дети гражданской и церковной элиты проходили эту ступень обучения. В Византии считалось, что каждый об­разованный «ромей», как сами себя называли византийцы, должен владеть «эллинской наукой», открывающей путь к высшей философии – богословию. Большее внимание уде­лялось грамматике, риторике, диалектике и поэтике. «Мате­матическую четверицу» – арифметику, геометрию, музыку, астрономию – в Византии изучали немногие. Цель обучения в конечном счете состояла в формировании у юношества общей культуры и красноречия, развития мышления. Важ­ным средством обучения считалось состязание школьников друг с другом в толковании текстов и риторике.

Методика обучения в повышенных школах была традици­онной: учитель читал, давал толкование, задавал учащимся вопросы, отвечал на вопросы учеников, организовывал дис­куссии. Школьное обучение имело своей целью научить детей активному владению речью, развить у них умение пересказы­вать, цитировать на память тексты, давать описания, импрови­зировать. Ученики составляли речи, комментарии к текстам, давали описания памятников искусства, импровизировали на произвольную тему и пр.

Овладение искусством толкования требовало от учеников достаточно широких знаний в области античной и библейс­кой истории, географии, мифологии и т.д. В итоге окончив­шие школу должны были достаточно хорошо знать содержа­ние «Илиады» Гомера, произведений Эсхила, Софокла, Еврипида, Аристофана, Гесиода, Пиндара, Феокрита, а также Библии, сочинений «отцов церкви» – Августина, Иоанна Зла­тоуста, Григория Богослова, Иоанна Дамаскина и др.

Учебный день византийского школьника начинался с чте­ния молитв. Сохранилась одна из них: «Господи Иисусе Хри­сте, раствори уши и очи сердца моего, чтобы я уразумел слово твое и научился творить волю твою». Дидаскал с помо­щью старшего ученика в конце учебной недели проверял знания учащихся. Неуспехи в учебе и нарушение дисципли­ны по эллинистической традиции наказывались розгами.

Создание высшей ступени образования – характерная чер­та византийской цивилизации. В этом отношении Византия являлась прямой наследницей высших школ греко-римского мира. В V в. продолжали действовать высшие школы в Алек­сандрии, Афинах, Антиохии, Бейруте, Дамаске.

В Константинополе высшая школа была организована при императоре Феодосии II в 425 г. и получила наименование «Аудиториум» (от лат. «audire» – слушать). Само название говорит об основном методе преподавания – лекции и ком­ментарии преподавателей, которых называли «консулами философии», «главами риторов». Они являлись высокого ранга государственными служащими, составляя особое замкнутое объединение, члены которого носили свою корпоративную одежду.

Всего в константинопольской высшей школе учебные за­нятия вели более тридцати преподавателей, обучавших как на греческом, так и на латинском языке. С VII–VIII вв. язы­ком образования всех уровней стал исключительно класси­ческий греческий. До XIV в. ни латинский, ни новые иност­ранные языки здесь не изучались, поскольку в то время школьная культура Византии не видела себе равных в мире. С упадком Византии и усилившимся в XV в. влиянием запад­ноевропейской культуры изучение латинского, как и евро­пейских языков, постепенно становилось обязательным.

 

Кирилл и Мефодий


Константинопольская высшая школа достигла своего расцвета в XI–XII вв. Надо заметить, что если в Западной Европе того вре­мени университеты создавались как свободные корпорации про­фессоров и студентов, как само­управляемые учреждения, то в Константинополе высшая школа оставалась в подчинении импера­торской власти. Константин IX Мономах регламентировал всю деятельность дворцовой высшей школы, юридической школы, ме­дицинской и философской школ и даже патриаршей школы.

В константинопольской выс­шей школе времени ее расцве­та обучали, прежде всего, пла­тоновской и неоплатоновской философии, комментированию и критике греческих текстов, знакомили с комментариями к сочинениям отцов церкви, с метафизикой как методом исследования природы, филосо­фией, богословием, медициной и музыкой. Основной фор­мой обучения являлся диспут. Идеал выпускника высшей школы – энциклопедически образованный в тогдашнем по­нимании государственный или церковный деятель.

Об уровне обучения в этой школе можно судить по дея­тельности ее учеников – славянских просветителей Кирилла (Константин-философ) и Мефодия, организовавших в сла­вянском мире школы «ученья книжного».

Помимо высших школ в Византии существовали своеоб­разные кружки-салоны, как бы домашние академии, объе­динявшие образованных людей, группировавшихся вокруг мецената-философа. Эта традиция шла от греко-римского мира, философских школ древности. Примером могут слу­жить кружки патриарха Фотия (IX в.), Михаила Пселла (XI в.), императора Алексея I Комнина, (ок. 1048–1118), кру­жок, созданный при дворе императора Андроника II Палеолога (XIV в.), который называли «школой всяческих добро­детелей», «гимназией эрудиции». Не без влияния Византии подобные центры просвещения в XV в. появляются в Ита­лии, получив наименование «академий».

Высшее богословское образование получали в монасты­рях. Важная роль монастырей в деле образования в Византии сохранялась вплоть доXV в., когда в Европе монастырские школы уже пришли в упадок.

Традиция монастырских форм образования восходит к кон­цу греко-римской цивилизации, когда в восточных провин­циях Римской империи стали создаваться христианские учи­лища, во многом напоминавшие еврейские раввинские шко­лы. Типичная богословская школа VI в. – это, прежде всего, и школа, и общежитие, и религиозная община. Учащиеся и преподаватели жили в одном доме, составляя «братство». Это еще не монастырь, но по форме эти общины сближаются с позднейшими монастырями и школами при них. Главный пред­мет занятий – Священное писание, которое, начиная с биб­лейской книги Бытия, изучали в течение трех лет. Даже обу­чение грамоте осуществлялось на этой основе. Так, известен учебник VI в. «Эпимерсимы», излагавший греческую грамма­тику на материале Псалтири. Методика обучения сводилась к следующему: текст Священного писания совместно читался, затем переписывался и подвергался анализу и толкованию.




Читайте также:







Культура Византии. Основные особенности и этапы развития — Мегаобучалка

 

Этапы становления. Общие сведения о Византийской культуре. Православие — основа мировоззрения. Взаимосвязь императорской власти и православной веры. Своеобразие византийского христианства. Литературная деятельность. Искусство Византии: архитектура, скульптура, мозаика.

 

Византия — это самобытная культурная целостность (330-1453), первая христианская империя. Византия располагалась на стыке трех континентов: Европы, Азии и Африки. Ее территория включала Балканский полуостров, Малую Азию, Сирию, Палестину, Египет, Киренаику, часть Месопотамии и Армении, острова Кипр, Крит, опорные владения в Крыму (Херсонес), на Кавказе (в Грузии), некоторые области Аравии. Средиземное море было внутренним озером Византии. Наибольших размеров территория Византии достигла в «золотой век» Юстиниана Великого (527—565), стремившегося возродить былую славу Древнего Рима, но в последующие века становилась меньше и меньше, потеряв огромные территории во время арабского нашествия (VII в. ). Земные пространства Византии в значительной части — горные и гористые области, изрезанные небольшими долинами. Разно образный на большей части территории средиземноморский климат благоприятен для земледелия.

Византия была многонациональной империей, пестрой по этническому составу населения, которое составляли сирийцы, копты, фракийцы, иллирийцы, армяне, грузины, арабы, иудеи, греки, римляне. Не греки и не римляне играют главную роль после падения Западной Римской империи. Физической преемственности между древними и средневековыми народами вообще не было. Иммиграция варваров в империю (в ее северо-восточную часть) — существенная черта, отделяющая древность от средневековья. Постоянное и обильное пополнение провинций империи новыми народами вливало много новой крови в остатки старого населения, содействовало постепенному изменению самого физического типа древних народов.

Византийскую цивилизацию создавали все народы, жившие на ее территории, но это была по преимуществу грекоязычная культура. Греческий стал государственным языком Византии с конца VI—VII в., вытеснив из государственно-административных сфер латинский. Греческая культура составляла ее стержень, и собственные глубокие традиции сочетались с терпимостью к культуре иноплеменников, с готовностью использовать творческий опыт других народов.

 

 

 

Вместе с тем преемственность в идеях и воззрениях, их иное «звучание» в новом духовном «ключе», тесная культурная связь между Древним миром и средними веками определили в значительной степени то обстоятельство, что византийская культура уже с самого начала стала своеобразной. Ей предстоял не выбор самой себя, а развитие и реализация изначально данных возможностей, вследствие чего в византийской культуре нельзя увидеть динамичную смену эпох, отличающихся друг от друга по своей глубинной идее. Все византийское тысячелетие нужно рассматривать как одну великую эпоху истории культуры, постижение которой не может не поражать своим единством.

 

 

Византийская крепость в Гаидре, Северная Африка IX-XI вв. Реконструкция.

Культура Византии не имеет восходящей линии развития. Общепринятой и строго обоснованной периодизации до сегодняшнего дня не существует. Византийская культура имеет еще одну специфическую черту. Более чем тысячелетняя история Византии предстает взору как почти беспрерывная серия кризисов, часто ставивших империю на грань катастрофы. Натиски внешних врагов бесконечны: IV в, — готы, V в. — гунны, вандалы, VI в. — славяне, начиная с VII в. — арабы, персы, авары, половцы, печенеги, болгары, турки-сельджуки, турки-османы, западные христиане (латиняне). Это определило изощренное ремесло дипломатии Византии и высокую степень военного искусства.

Тем не менее периодизацию византийской культуры можно обозначить. Ранневизантийская культура развивается в период с IV в. по первую половину VII в. С именем Константина Великого (327-337) связан поворот в религиозной политике, перенос столицы из Рима в Константинополь, начало византийской культуры. В «золотой век» Юстиниана Великого (527-565) империя приобрела максимальные территориальные размеры. Время Ираклия (610— 641) связано с победой над Сасанидским Ираном и поражением в сражениях с арабами, потерей Египта, Сирии, Палестины. Этот период характеризуется общекультурным кризисом.

Центральный период развития византийской культуры, начавшийся в середине VII в. и закончившийся в начале XIII в., ознаменован седьмым Вселенским собором (787 г.), победой над иконоборчеством. Крупнейшими личностями этой эпохи являются патриарх Фотий, Константин Багрянородный, Михаил Пселл, Лев Диакон.

Поздневизантийская культура: XIII — середина XV в. В 1453 г. произошел захват Константинополя крестоносцами и Византия оказалась в изоляции. При Палеологах (1261-1453 гг.) в стране происходит падение государственной мощи при возрождении богословских, литературных, художественных сил. В XIV в. историки Иоанн Кантакузин, Никифор Григора, богословы св. Григорий Палама, Николай Кавасила, философы Дмитрий и Прохор Кидонисы прославили византийскую культуру.

Византийское судно. IX-XVee.

Византия — страна монастырей и монашества, семи Вселенских соборов, наиболее чтимых отцов и учителей церкви, родина христианской мистики св. Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника, Симеона Нового Богослова, Григория Паламы. Византия знаменита как наставница славянского мира, оплот христианства против ислама, охранительница культуры от варварства. Византийская культура родилась из духа евангельского откровения, ей свойственны черты храма, жизнь которого освящена молитвами и тайнодействиями; она представляется как ценнейшая златотканая парча, как прекрасной работы миниатюра, украшающая заглавный лист какой-то древней церковной книги, как несказанной красоты мозаика в абсиде древнего храма, как замысловатая мелодия древнецерковной молитвы (архимандрит Киприан Керн).

Сущность и сила христианского средневековья состояла в том, что жизнь не была отделена от религии.

Православие являлось основной стихией народной жизни, главным и определяющим фактором цельности державы ро-меев. Священная цель сохранения чистоты православия пронизывала все сферы культуры византийского мира. Верность церкви составляла высшую доблесть для византийца, согрешающего, падающего, но всегда помнящего о своей духовной родине. Идеал воцерковленной культуры и государственности, который внесла в мировую историю Византия, отнюдь не означал осуществления ею евангельского царства на земле.

Византийскому нравственному идеалу всегда была присуща наклонность к разочарованию во всем земном. В отличие от римлян (и романизированных народов), самого политико-государственного народа в мире, создателя образцового права, византийцы- эллинизированные народы половины империи —в соответствии со своим национальным характером, ярко выраженной мистической одаренностью, поняли ххристианство преимущественно как богооткровение, как путь ко спасению личности и ее духовному совершенствованию во Христе. Именно тип личности византийца — homo byzantinus- являет собой смыслообразующий и культуросозидающий центр.

 

Византия в V-VI вв.

Стены Феодосия в Констаптинополе. X в.

 

Константинополь — центр и око Вселенной, ни с чем не сравнимое (Григорий Богослов), высшая опора и средоточие православного мира. Само уникальное географическое положение Константинополя, как бы соединяющего Европу, Азию и Африку в высшем духовном единстве, является ярчайшим символом православной веры. В христианской политической теории столица Византии стала естественной столицей всего восточно-христианского мира. Будущее империи оказалось навсегда связано с Востоком. Предвестием этого служит царствование последнего языческого императора Диоклетиана (285-305), сумевшего отвести Рим от близкой гибели, гениального и во многом загадочного правителя, перенесшего свою резиденцию в восточную область империи, в город Никомедию.

На переходе от античности к средневековью происходит разделение до тех пор единой Римской империи на две неравные части. Первоначально империя, оставаясь единой, была разделена (395 г.) на две административные области, в соответствии с завещанием императора Феодосия Великого, между его сыновьями — Гонорием и Аркадием (Западная и Восточная империи). В 410 г. Рим был взят готами, воглавляемыми Аларихом, в 451 г. подвергся осаде гуннов, которых привел «бич Божий» Аттила, в 455 г. Рим в течение двух недель был отдан на разграбление вандалам, возглавляемым королем Гейзерихом, а в 476 г. военачальник Одоакр, подняв мятеж, низложил последнего римского императора Ромула Августула. Византия жила после этого еще тысячу лет.

 

Базилика Константина в Риме

Крещение Византия в Константинополь ознаменовало поворот в религиозной политике, состоявший во впервые заключенном союзе между императорской властью и христианской верой. Первый и важнейший шаг к этому был сделан 1 сентября 313г., когда соправители Константин и Лициний Августы провозгласили Миланский эдикт, даровавший христианам свободу исповедания их веры. В память об этом событии отцы первого Вселенского собора (325 г., Никея) постановили начинать церковный год с 1 сентября. Две силы в своем единстве составляют формообразующий принцип византийской культуры — императорская власть и православная вера. Их взаимоотношения строятся на основе принципа «симфонии»: разделенного единства священства и царства, духовной и светской властей при превосходстве церковного канона над гражданским законом. Любовь антийцев к пышной церемониальности проявилась в наименованиях императора и внешних формах осуществления выражения почтения к его сану. Следует отметить, что византиец верен не личности, не особе государя, а его Божественному сану. Вследствие этого в Византии не могло возникнуть, не существовало феномена самозванства, ибо на престоле был всегда тот, кто угоден Богу. Император назывался святым, сыном Бо-жиим, владыкою всех христиан; его почитание выражалось в поклонении (наклонении головы до самой земли), в целовании руки, в славословиях (многолетиях и хвалебных эпитетах). Вступление на престол сопровождалось церковным обрядом коронования. Чин коронования слагался постепенно. Первый раз церковный обряд коронования был совершен в V в., в XIV в. коронационный чин достиг высшей степени развития, церковная сторона приобрела в нем преимущественное значение.

Кресло. VI в.

 

Хотя в титул византийского императора входило наименование «святой» (agio), ибо само пребывание на престоле уже есть свидетельство богоизбранничества, почитание императоров как святых в Византии было связано и с их личной праведностью, определялось требованиями библейской традиции, прежде всего чудотворением. Из 116 византийских императоров как святые были прославлены только 14 (среди них Константин Великий, Юстиниан Великий, Феодора, Ирина и др.).

После того как император Константин Великий принял христианскую веру под свое покровительство, был пережит опыт, никогда не повторявшийся впоследствии и властно определивший средневековое сознание вообще и навсегда сформировавший византийское сознание. История признала Константина Великим, а Церковь — Святым и Равноапостольным. Современные историки сравнивают его с Петром Великим и Наполеоном снову византийской культуры составляет органичное соединение римской императорской идеи, православной веры и греко-римского культурного наследия. В Византии не было столь глубокого разрыва между античностью и средневековьем, который был характерен для Запада. Византия вобрала в себя все знания, добытые в Древнем мире, явившись хранительницей античного наследия, творчески преобразовав его христианским духом.

Двуединство Римской империи и Православной Церкви — само себе мир. Римская империя, объединявшая все земли Средиземноморья, и впрямь была в некотором смысле миром.

Вселенская Римская империя (Византия) — земная, государственная рамка для священной истории. Для христианского сознания Византия — тот мир, который стоит под владычеством «князя мира сего», но который должен быть спасен и освящен.

Термин «Византия» возник уже после падения Римской империи, примерно в

Византийская империя вVI-VII вв.

 

XVI в., в среде итальянских гуманистов, предложивших деление истории на «древнюю», «среднюю» и «новую» и давших средневековью уничижительное в их глазах название — Византия (хотя Византии не средневековый, а античный город, переставший носить античное имя в год основания Константинополя — 324-й). Византийцы в своем самосознании были римляне — ромеи в византийском выговоре.

Во внутренней политической жизни Византии элемент дестабилизации пронизывает всю ее историю. Так, в период с 395 по 1453 гг. из 107 государей только 34 умерли своей смертью, пали на войне или стали жертвами случая, остальные погибли в результате дворцовых интриг и переворотов (Ш. Диль).

Вместе с тем история державы ромеев поражает своей законченной цельностью и внутренней органичностью, в основе которой верность византийцев высшему духовному православному идеалу.

Важнейший признак византинизма состоит в церковно-религиозном характере византийского просвещения, науки, искусства. Богословие было центральным предметом литературной деятельности. Богословские споры сотрясали империю, ибо это были споры об основаниях культуры и отражали потребность греческого мышления выразить христианскую истину языком философии. Противостояние эллинской философии и церковного опыта обратилось в плодотворный синтез, творцами которого стали греческие отцы церкви со II по XV вв.: Игнатий Антиохийский, Ириней Лионский, Афанасий Александрийский, великие капподокийцы (Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Максим Исповедник, Иоанн Дамаскин, Фотий Великий). Вершина в развитии греческого богословия приходится на XIV в. и связана с именами Григория Паламы, Нила Константинопольского, Николая Кавасилы. В Восточном Предании богословие и мистика отнюдь не противопоставляются, а поддерживают и дополняют друг друга. Первое невозможно без второй. «Мистический опыт есть личностное проявление общей веры. Богословие есть общее выражение того, что может быть опытно познано каждым». *

* Лосский Н. Бог и мировое зло. М., 1994. С. 125.

 

Большое распространение получили и исторические сочинения: история и хронография были очень популярны. Никогда не замирала и философская традиция. Ее создавали Иоанн Дамаскин, Михаил Пселл, Никифор Влемид, Плифон, Геннадий Схоларий.

Поэзия развивалась преимущественно на церковной почве, отражая потребности богослужения. В VI в. Роман Сладкопевец создал жанр кондака. Это был величайший церковный поэт всех времен. Песнетворческое наследие оставили патриархи Сергий и Софроний, преп. Максим Исповедник.

Византийская империя в VII-X вв.

 

В конце VII в. возникает новая форма религиозного творчества — канон (создатель Андрей Критский). Крупнейшие авторы — Иоанн Дамаскин, Косьма Иерусалимский.

Самобытные черты византийского искусства представлены в архитектуре, музыке, изобразительном творчестве, литературе и христианской историографии. Уже в «золотой век» Юстиниана Великого был создан собор св. Софии, Свод гражданского права, мозаика Равенны.

Искусство Византии в целом имеет ортодоксально-христианский, вероучительный характер. По своей внутренней сути оно есть свободное аскетическое послушание. Средневековый художественный реализм онтологичен, ибо выявляет высшую духовную красоту, вечные законы, которыми управляется мир. Церковное византийское искусство можно рассматривать как «динамику в статике», «неподвижное движение любви». Единый художественный стиль одухотворяет все византийское тысячелетие. В византийском искусстве объединены в единую художественную систему утонченный спиритуализм и пышная зрелищность.

 

 

 

 

 

Мозаика купола баптистерия Сан- Джованни в Равенне.

 

Константинопольская Святая София — это чудо византийского искусства. Великая Церковь — вселенский символ Боговоплощения. Храм был построен в VI в. малоазийскими зодчими Анфимием и Исидором. Из двух основных типов средневекового храма — базиликального и куполь-но-центрического — второй утвердился в Византии. Однако Константинопольская София — пример редкого и блестящего соединения обоих типов храма.

Для Византии характерна так называемая «полосатая архитектура»: оформление наружных стен сводилось к горизонтальным полосам, возникающим благодаря рельефной кирпичной кладке либо чередованию слоев кирпича-плинфы и белого раствора.

В скульптуре имеют место преимущественно декоративные рельефы на кости и рельефы на саркофагах. Главные формы византийской живописи — монументальная храмовая живопись (мозаика, фреска), икона, книжная миниатюра. Древнейшие византийские мозаики хорошо сохранились в храмах и усыпальницах Равенны (V-VII вв.). Искусство византийских мозаик возникло из идеи драгоценного камня. Мастера скрупулезно добивались мерцания фона, располагая смальту под разным углом. В Византии впервые появился мотив аркад с открытой колоннадой. Византийцы изобрели новый тип капители, сплошь покрытой глубокой каменной резьбой. Невиданного расцвета достигло ювелирное искусство: процветало искусство эмалей, резьбы по кости, инкрустации из драгоценных камней.

 

 

Собор св Софии в Константинопполе.Разрез.


 

 

Собор св. Софии в Константинополе.

Архитекторы Анфимий и Исидор, IV в. План.

 

 

Историческая роль Византии в судьбах Европы, Ближнего Востока, Северной Африки и Кавказа огромна, значение ее культуры в развитии мировой цивилизации непреходяще и безусловно плодотворно.

В истории мировой культуры Византия — первая христианская империя, православная держава, открывающая эру европейского средневековья. Самое древнее долговечное средневековое государство, Византия в течение многих столетий — могущественнейшая страна христианского мира, очаг многогранной, выдающейся цивилизации.

Основные этапы развития культуры и просвещения в Византии — Мегаобучалка

Ориентируясь на принятую в современном византиноведении периодизацию, можно выделить несколько этапов в развитии культуры и просвещения Византии.

Ранний этап связан с длительным процессом превраще­ния Византии из позднеантичного, рабовладельческого об­щества в централизованную монархию. На самое его нача­ло – IV в. – приходится деятельность византийских богосло­вов, видных христианских мыслителей – Иоанна Златоуста, Василия Кесарийского (Великого), Григория Богослова и не­которых других. В их сочинениях представлена совокупность теологических, философских и политико-социальных докт­рин, в которых отразилось христианское отношение к ду­ховному наследию античности, формулировались мировоз­зренческие и нравственные ориентиры христианства.

В этот период преодоление местного сепаратизма, подав­ление народных волнений и укрепление центральной власти сопровождались идейной борьбой ставшего уже господству­ющим ортодоксально-христианского учения с различными «ересями», в том числе с иконоборчеством – социально-религиозным движением, отрицавшим культ почитания икон.

К IX в. на всей территории Византии были введены еди­ные формы власти и управления, правовые нормы, форми­ровалась единая система идеологических и нравственных ценностей, которые поддерживались не только всем аппаратом государства, но и авторитетом церкви. Все это находило от­ражение в изменении взглядов людей на цели воспитания и образования. К этому времени все более и более утвержда­лось объединение общества на базе ортодоксального христи­анства, упрочился союз церкви и государства при решаю­щей роли в нем государства, т.е. власти императора.

Глубокие перемены в экономике и социальной организа­ции общества оказали решающее влияние на темпы и формы развития культуры и просвещения. Их расцвет в Византии при­ходится на IX–XII столетия. Начало этого подъема обычно свя­зывается с деятельностью разносторонне образованного импе­ратора Константина VII Багрянородного (905–959), по указа­ниям и при непосредственном участии которого открывались новые учебные заведения и создавались труды энциклопеди­ческого характера по самым различным отраслям знаний-логике, философии, истории и т. д. По свидетельству совре­менников, при Константине большое значение придавалось обучению арифметике, геометрии, стереометрии, музыке и фи­лософии. Он собрал вокруг себя выдающихся ученых, поручив им обучать тех, кто желал бы получить образование.

Просветительная деятельность видных представителей ви­зантийской культуры этого периода: патриарха Фотия, Льва Математика, Михаила Пселла и др. – в духе идей Констан­тина VII активно способствовала утверждению светской на­правленности образования.

Взаимодействие общественно-экономических структур и культурная интеграция Византии и европейских стран сти­мулировались христианизацией народов Европы в эпоху сред­невековья.

Вместе с этим усиление франкской державы Каролингов и образование так называемой «Римской империи германской нации» (VIII–Х вв.) привели к консолидации и обособлению западноевропейских государств. Сплотившиеся романо-германские народы при поддержке окрепшего папства решительно отвергли претензии Константинополя на руководство христи­анским миром, выдвинув встречные претензии. В то же время культурное и политическое влияние Византии, слабевшее на Западе, в IX–XI вв. резко возросло на значительных простран­ствах Восточной и Юго-Восточной Европы. Оно усилилось с принятием христианства в Болгарии, сербских княжествах, Древней Руси. В результате в XI–ХII вв. в средневековой хрис­тианской Европе сложились две обширные, четко разграни­ченные религиозно-культурные зоны: латинско-католическая и восточно-греческая. Политическое соперничество между ними отразилось в религиозно-догматических разногласиях, которые привели к схизме – официальному разрыву двух церквей (1054) и последующему военному столкновению Византии с Западом Крестовые походы, и особенно захват крестоносцами Констан­тинополя в 1204 г., оказали существенное влияние на взаимо­отношения между западным и восточным христианством.

Особенности развития культуры и просвещения в Византии определялись особенностями ее социально-экономических свя­зей и культурно-исторических традиций. Многое в них было обус­ловлено своеобразием хода ее политической истории, которая вплоть до глубокого кризиса XIII–XV вв. проходила под знаком укрепления императорской власти: длительное противостояние с персидской цивилизацией и язычниками – «варварами» у се­верных и восточных ее границ (готами, гуннами, аварами, пе­ченегами, хазарами, славянскими племенами, болгарами, за­падными норманнами и др.) сменилось в VII в. противобор­ством с новым арабским миром, миром ислама, как единой социокультурной системой. На рубеже XII–XIII столетий стало реальностью столкновение с романо-германским миром.

Все эти обстоятельства вынуждали христианскую церковь всячески поддерживать усиление императорской власти. При этом нужно отметить, что в Византии не столько церковная власть оказывала влияние на дела государства, сколько светс­кая власть императора все больше и больше влияла на дела церкви и действовала по принципу: единый всемогущий Бог на небе – единственный полновластный Государь на земле. Следствием этого было то, что византийская церковь во главе с патриархом находилась в зависимости от светской власти и не имела монополии на образование, как в Западной Европе. Утверждавшийся в византийском обществе в IX–XII вв. культ императорской власти отражался в развитии искусства и куль­туры в целом. В связи с этим светское направление станови­лось также доминирующим в педагогической мысли и прак­тике воспитания и образования.

Специфика византийской культуры определялась и тем, что она формировалась в среде разнородного в этническом отношении населения. В византийской культуре синтезиро­вал

Этапы Византийской государственности — Студопедия

Этапы Византийской государственности

Византийское государство оформилось в результате отделения восточной части Римской империи в конце IV в. н.э. Оно просуществовало свыше тысячи лет, вплоть до разгрома в 1453 г. ее столицы Константинополя в ходе турецкого нашествия.

Развитие Византийского государства, отличавшееся самобытностью, прошло несколько этапов. Первый этап (IV — середина VII в.) был периодом разложения рабовладельческого строя, зарождения в недрах византийского общества элементов раннефеодаль-ных отношений. Государство этого периода представляло централизованную монархию с развитым военно-бюрократическим аппаратом, но с некоторыми ограничениями власти императора. Второй этап (с конца VII до конца XII в.) был периодом формирования феодальных порядков. В это время государство приобретает законченные черты своеобразной формы неограниченной монархии, отличной от деспотических монархий Востока и монархий феодального Запада. Императорская власть В Византии достигает наивысшего уровня. Наконец, на третьем этапе (XIII—XV вв.) происходит углубление политического кризиса византийского общества, вызванного усилением процесса его феодализации в условиях нарастания турецкой военной агрессии. Этот период характеризуется резким ослаблением византийского государства и его фактическим распадом в XIII—XIV вв., что привело его в XV в. к гибели.



Византия оказала значительное влияние на политическое развитие народов Южной и Восточной Европы, а также Закавказья. Она долгое время была хранителем и проводником государственно-правового наследия античности. Восприятие феодальными государствами Болгарии, Сербии, Киевской Руси и Грузии обширного культурного наследия Византийского государства способствовало их прогрессивному развитию.

27. Общественный строй. Специфические черты развития византийского средневекового общества проявляются уже на первом этапе его развития. Процесс разложения рабовладельческих порядков носил в Византии замедленный характер. Относительно высокий уровень развития товарно-денежных отношений, длительное сохранение сильных экономических и политических позиций многочисленных византийских городов (Антиохии, Александрии, Дамаска, Константинополя и др.) содействовали политической стабильности Византии и сдерживали процесс распада рабовладельческого строя.


Господствующий класс Византии IV—VII вв. был неоднороден. Ведущие экономические и социальные позиции в Византии занимали старая сенаторская аристократия и провинциальная знать, базу господства которых составляла крупная частная собственность на землю рабовладельческого типа. Наряду с ними высокое место в социальной структуре византийского общества занимала городская муниципальная верхушка крупных городов империи, особенно столицы — Константинополя.

Состав эксплуатируемой части византийского общества также отличался значительной разнородностью. На низшей ступени социальной лестницы находились рабы. Их правовое положение, определяемое нормами позднеримского права, резко отличалось от положения различных категорий свободных. К последним относились прежде всего свободные крестьяне-землевладельцы. Сохранение в IV—VI вв. свободного крестьянства — важная особенность общественного строя Византии. Свободные крестьяне жили соседскими общинами и обладали правом частной собственности на землю. Они эксплуатировались непосредственно Византийским государством: уплачивали поземельную подать и несли разного рода тяжелые имущественные и личные повинности. Широко использо-валась в Византии этого периода и позднеримская форма эксплуатации крестьян — колонат. Византийское законодательство разделяло колонов на свободных и «приписных». Вынужденные арендовать землю у крупных землевладельцев, колоны находились в за.’ висимом от своих господ положении. Особенно тяжелым было положение «приписных» колонов: они были прикреплены к земле. Свободные и «приписные» колоны несли повинности как в пользу своих господ, так и в пользу государства. Положение обеих категорий византийских колонов резко ухудшается в VI в.

Общественный строй Византии претерпевает серьезные изменения в ходе острейшего политического и социального кризиса конца VI — первой половины VII в. Арабское нашествие, вторжение варваров, сопровождаемые их массовым оседанием на территории империи, разрушение и упадок многих городов ускорили ломку рабовладельческих и образование феодальных порядков в Византии. В войнах и социальных столкновениях погибла значительная часть представителей тех социальных групп, которые господствовали в Византии в предшествующем периоде. Вместе с тем сохранение государственных форм собственности, общинного землевладения и огромная распространенность неограниченной частной собственности на землю и в последующие века серьезно замедляли формирование новой феодальной собственности и, кроме того, развитие эксплуатации византийского крестьянства.

Только к Х в. возобладала тенденция к созданию феодальной сеньориальной системы, основанной на труде зависимого от земельных магнатов крестьянства при сохранении, однако, контроля со стороны государства. Основные же формы феодального землевладения — условные земельные пожалования в виде иронии, ариф-моса — утверждаются еще позже, в XI—XII вв. Так, наиболее известный феодальный институт — прения, расцвет которого приходится На XII—XIII вв., представлял собой различные виды земельных пожалований прониару от государства на условиях несения службы, обычно на время жизни прониара или императора.

Замедленный характер развития феодальных отношений определил особенности социального состава господствующего класса византийского общества на втором этапе его развития. Господствующий класс в это время состоял из разнородных социальных слоев: сановных светских и церковных чинов, местной военно-служилой знати и общинной верхушки, выделившейся из зажиточного крестьянства. Все эти силб1 долгое время не были консолидированы и не складывались в замкнутые сословия. Наследственная вассально-сеньориальная система, характерная для развитого феодального строя, начинает складываться в Византии только к XI—XII вв. Незавершенность развития феодального сеньориального строя обусловила относительную слабость византийской землевладельческой знати. Ведущее место в структуре господствующего класса Византии принадлежало столичной знати и высшему чиновничеству империи, остро соперничающим с военно-землевладельческой провинциальной знатью.

И во втором периоде развития Византийского государства сохранялись многочисленные различия в правовом положении отдельных слоев трудового населения. В Византии формирование класса феодально-зависимого крестьянства растянулось на длительное время. В империи по-прежнему сохранялась значительная категория свободных крестьян-общинников, а также особая прослойка государственных крестьян, сидевших на землях, принадлежавших казне и императору. Обе эти категории крестьян эксплуатировались главным образом в централизованной форме посредством государственной налоговой системы. Податные крестьяне, сидящие на государственных землях, фактически становятся в это время крепостными: приписываются к казне и теряют свободу передвижения. Они должны были платить канон — поземельный налог, подушный налог, государственную хлебную ренту, налог на скот. Особенно разорительной для крестьян-общинников стала обязанность уплачивать налоги за выморочные и брошенные земли соседей.

С XI—XII вв. идет неуклонный рост числа частновладельческих крестьян за счет крестьян свободных и даже государственных, что свидетельствует о формировании в Византии землевладения феодального типа. Частновладельческие византийские крестьяне именовались париками. Они не имели права собственности на землю и рассматривались как наследственные держатели своих наделов, были обязаны выплачивать господину ренту в отработочной, натуральной, денежной формах. В отличие от государственных крестьян они не были прикреплены к земле вплоть до XIII—XIV вв.

Низшее положение в византийском обществе, как и ранее, занимали рабы. Длительное сохранение рабовладения составляло характерную черту общественного строя Византии. Рабский труд широко использовался в домашнем хозяйстве византийской знати. Слуги — рабы константинопольских вельмож исчислялись сотнями. В Х—XI вв. социальное положение византийских рабов несколько улучшается, они, например, получают право заключать церковный брак. Пресекается обращение свободных в рабство. Рабов нередко переводят на положение париков. В XI—XII вв. усилилась тенденция к стиранию граней между рабами и другими категориями эксплуатируемых классов Византии.

Конспект «Византийская империя (IV — IХ вв.)»

Византийская империя.
Основные черты развития (IV-IХ вв.)

Византийская империя — государство, оформившееся в 395 г. вследствие окончательного раздела Римской империи после смерти императора Феодосия I на западную и восточную части. Менее чем через 80 лет после раздела, Западная Римская империя прекратила свое существование, оставив Восточную Римскую империю исторической, культурной и цивилизационной преемницей Древнего Рима.

Столица восточной империи изначально называлась Византией. Именно сюда римский император Константин I перенёс в 330 году столицу Римской империи, официально переименовав город в «Новый Рим». В честь императора город позднее назвали Константинополь. По древнему названию столицы это государство (уже после падения) назвали Византийской империей. Сами же византийцы называли своё государство Ромейской (Римской) империей, а себя — ромеями (римлянами). По-гречески императоров чаще всего именовали автократорами.

В Древней Руси Византию обычно называли «Греческим царством», а её столицу — Царьградом. Столица империи находился на пересечении двух важных торговых путей: сухопутного — из Европы в Азию и морского — из Средиземного моря в Чёрное.

Византийская империя: основные периоды
  • 330–717 гг. – многолетняя борьба с германскими племенами и персами, постепенное формирование Византийской империи и дальнейшее ее укрепление как крупного и экономически влиятельного государства;
  • 717–867 – возникновение иконоборчества как борьбы за уменьшение влияния церкви, победа над этим политическим процессом;
  • 867–1081 – усиление империи в период правления Македонской династии; завоевания Крита, Иберии, Болгарского царства и Армении;
  • 1081–1261 – Крестовые походы, постепенно переросшие из борьбы с мусульманами в войну против Византии; захват крестоносцами столицы империи; изгнание латинян из Константинополя;
  • 1261–1453 – многолетние войны с турками-османами, укрепившимися в Малой Азии; падение Византийской империи.
Юстиниан и его реформы

В отличие от стран Западной Европы, в средневековой Византии сохранялось единое государство с императорской властью. Император был верховным судьёй, назначал военачальников и высших чиновников, принимал иностранных послов. Наибольшие владения империя контролировала при императоре Юстиниане I (527—565), вернув себе на несколько десятилетий значительную часть прибрежных территорий бывших западных провинций Рима и положение самой могущественной средиземноморской державы.

Основным правилом Юстиниана было: «Единое государство, единый закон, единая религия». Желая заручиться поддержкой церкви, он жаловал ей земли и ценные подарки, строил много храмов и монастырей. Сам Юстиниан был ревностным христианином, писавшим богословские трактаты. Чтобы ввести единые для всей империи законы, император создал комиссию из лучших юристов. Эти труды были изданы под общим названием «Свод гражданского права».

Для того чтобы сделать власть монарха менее зависимой от волеизъявления народа, Юстиниан впервые ввел в обиход понятие «помазанника Божьего». Он утверждал, что император стоит выше церкви и государства. Теория, поддержанная Юстинианом, о том, что монарх получает власть от Бога, стала позже одной из основополагающих в будущих империях самых разных государств, в том числе в России.

Византия в VI–VII веках

С 565 по 602 г. преемникам Юстиниана – Маврикию, Тиверию II и Юстину II – пришлось много сил и времени тратить на оборону границ обширного государства. На Византию продолжали нападать войска персов, славян, лангобардов и аваров.

С начала VI века на Византию нападали славяне. В этих войнах они приобрели боевой опыт, научились сражаться строем и брать штурмом крепости. От вторжений они перешли к заселению территории империи: сначала заняли север Балканского полуострова, затем проникли в Македонию и Грецию. Со временем славяне становились подданными империи: они стали платить в казну налоги и служить в императорском войске.

В VII веке с юга на владения Византии нападали арабы. Они захватили Палестину, Сирию и Египет, а к концу века — и всю Северную Африку. Со времён Юстиниана территория империи сократилась почти втрое. Византия сохранила лишь Малую Азию, южную часть Балканского полуострова и некоторые области в Италии.

Ираклию I – византийскому императору, основателю новой династии, – удалось добиться небольших побед. Войска под его командованием завоевали Армению. Он отстоял границы империи и даже перенес боевые действия непосредственно на территорию государства персов, которые согласились заключить мир.

С 673 по 678 г. арабы организовали пятилетнюю осаду города. Но захватить византийскую столицу им не удалось. Натиск отразил правивший тогда страной Константин IV. Победа стала возможной благодаря «греческому огню».

Византия в VIII-IX веках

С именем Льва III – византийского императора – связан период относительной стабильности в стране. Победив арабов, монарх смог предотвратить дальнейший распад могущественного государства. Ему также удалось время от времени подавлять вспыхивавшие волнения. Лев III видел спасение в иконоборчестве. Целью этой политики, направленной против иконопочитания – языческого преклонения перед иконами (так этот термин понимали сторонники императора), – было стремление ограничить влияние церкви на государство и общество. Репрессии против инакомыслящих особенно усилились при другом императоре – Константине V. Но Ирине – первой женщине-императрице – удалось в 787 году начать обратный процесс – возвращение политики иконопочитания.

Девятое столетие в Европе началось усилением империи Карла Великого. Монарх франков строил планы по восстановлению Римской империи. Византия была вынуждена реагировать на угрозы с запада. Обстановка внутри страны также складывалась неблагополучно. В 821–823 годах на территории Византии бушевала гражданская война.

Непросто складывались отношения с болгарами, которые нападали на города Византии и даже дошли до Константинополя. Осада византийской столицы была прекращена только после того, как скончался Крум – болгарский хан, расширявший территорию своей империи. В этот непростой для Византии период в источниках зафиксированы первые контакты империи с племенами русов.

В 867 году началось правление новой династии – Македонской. Ее императоры – прежде всего Василий I и Василий II, Иоанн I, Роман I, Константин VII и Никифор II – принесли стране процветание. При них Византия снова стала экономически мощным государством. Благодаря успешным военным операциям, к империи были присоединены Крит, южные территории на Апеннинском полуострове и Болгария.

Киевские князья предприняли попытки захватить византийскую столицу в 907 и 941 годах. Первый поход, возглавляемый князем Олегом оказался успешным и закончился подписанием мирного договора. Византийцы были обложены данью, которую они выплачивали русским городам. Второй поход, предпринятый князем Игорем, обернулся поражением. Но через несколько лет мирные отношения снова были закреплены договором. В результате этого возник военный союз между Византией и Русским государством. Он просуществовал до 1040-х годов. Одним из последствий союза стало официальное крещение Руси (988).


Использованы изображения с сайта Википедии.


Вы смотрели: Конспект урока «Византийская империя (IV — IХ вв.)». 

Культура Византии. Основные особенности и этапы развития




⇐ ПредыдущаяСтр 15 из 26Следующая ⇒

 

Этапы становления. Общие сведения о Византийской культуре. Православие — основа мировоззрения. Взаимосвязь императорской власти и православной веры. Своеобразие византийского христианства. Литературная деятельность. Искусство Византии: архитектура, скульптура, мозаика.

 

Византия — это самобытная культурная целостность (330-1453), первая христианская империя. Византия располагалась на стыке трех континентов: Европы, Азии и Африки. Ее территория включала Балканский полуостров, Малую Азию, Сирию, Палестину, Египет, Киренаику, часть Месопотамии и Армении, острова Кипр, Крит, опорные владения в Крыму (Херсонес), на Кавказе (в Грузии), некоторые области Аравии. Средиземное море было внутренним озером Византии. Наибольших размеров территория Византии достигла в «золотой век» Юстиниана Великого (527—565), стремившегося возродить былую славу Древнего Рима, но в последующие века становилась меньше и меньше, потеряв огромные территории во время арабского нашествия (VII в.). Земные пространства Византии в значительной части — горные и гористые области, изрезанные небольшими долинами. Разно образный на большей части территории средиземноморский климат благоприятен для земледелия.

Византия была многонациональной империей, пестрой по этническому составу населения, которое составляли сирийцы, копты, фракийцы, иллирийцы, армяне, грузины, арабы, иудеи, греки, римляне. Не греки и не римляне играют главную роль после падения Западной Римской империи. Физической преемственности между древними и средневековыми народами вообще не было. Иммиграция варваров в империю (в ее северо-восточную часть) — существенная черта, отделяющая древность от средневековья. Постоянное и обильное пополнение провинций империи новыми народами вливало много новой крови в остатки старого населения, содействовало постепенному изменению самого физического типа древних народов.

Византийскую цивилизацию создавали все народы, жившие на ее территории, но это была по преимуществу грекоязычная культура. Греческий стал государственным языком Византии с конца VI—VII в., вытеснив из государственно-административных сфер латинский. Греческая культура составляла ее стержень, и собственные глубокие традиции сочетались с терпимостью к культуре иноплеменников, с готовностью использовать творческий опыт других народов.


 

 

 

Вместе с тем преемственность в идеях и воззрениях, их иное «звучание» в новом духовном «ключе», тесная культурная связь между Древним миром и средними веками определили в значительной степени то обстоятельство, что византийская культура уже с самого начала стала своеобразной. Ей предстоял не выбор самой себя, а развитие и реализация изначально данных возможностей, вследствие чего в византийской культуре нельзя увидеть динамичную смену эпох, отличающихся друг от друга по своей глубинной идее. Все византийское тысячелетие нужно рассматривать как одну великую эпоху истории культуры, постижение которой не может не поражать своим единством.

 

 

Византийская крепость в Гаидре, Северная Африка IX-XI вв. Реконструкция.

Культура Византии не имеет восходящей линии развития. Общепринятой и строго обоснованной периодизации до сегодняшнего дня не существует. Византийская культура имеет еще одну специфическую черту. Более чем тысячелетняя история Византии предстает взору как почти беспрерывная серия кризисов, часто ставивших империю на грань катастрофы. Натиски внешних врагов бесконечны: IV в, — готы, V в. — гунны, вандалы, VI в. — славяне, начиная с VII в. — арабы, персы, авары, половцы, печенеги, болгары, турки-сельджуки, турки-османы, западные христиане (латиняне). Это определило изощренное ремесло дипломатии Византии и высокую степень военного искусства.

Тем не менее периодизацию византийской культуры можно обозначить. Ранневизантийская культура развивается в период с IV в. по первую половину VII в. С именем Константина Великого (327-337) связан поворот в религиозной политике, перенос столицы из Рима в Константинополь, начало византийской культуры. В «золотой век» Юстиниана Великого (527-565) империя приобрела максимальные территориальные размеры. Время Ираклия (610— 641) связано с победой над Сасанидским Ираном и поражением в сражениях с арабами, потерей Египта, Сирии, Палестины. Этот период характеризуется общекультурным кризисом.



история технологии | Эволюция, века и факты

По сути, техники — это методы создания новых инструментов и продуктов инструментов, а способность конструировать такие артефакты является определяющей характеристикой человекоподобных видов. Другие виды создают артефакты: пчелы строят тщательно продуманные ульи для хранения меда, птицы вьют гнезда, а бобры строят плотины. Но эти атрибуты являются результатом моделей инстинктивного поведения и не могут быть изменены в соответствии с быстро меняющимися обстоятельствами.Люди, в отличие от других видов, не обладают высокоразвитыми инстинктивными реакциями, но обладают способностью систематически и творчески мыслить о техниках. Таким образом, люди могут вводить новшества и сознательно изменять окружающую среду так, как не удалось ни одному другому виду. Обезьяна может иногда использовать палку, чтобы отбить бананы от дерева, но человек может превратить палку в режущий инструмент и удалить целую гроздь бананов. Где-то на переходе между этими двумя видами появляется гоминид, первый человекоподобный вид.В силу того, что человечество является мастером орудий труда, люди с самого начала были технологами, а история технологий охватывает всю эволюцию человечества.

Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской.
Подпишитесь сегодня

Используя рациональные способности для разработки методов и изменения окружающей среды, человечество решило другие проблемы, помимо проблем выживания и производства богатства, с которыми сегодня обычно ассоциируется термин технология .Например, техника языка включает в себя осмысленное манипулирование звуками и символами, и аналогично техники художественного и ритуального творчества представляют другие аспекты технологического стимула. В данной статье не рассматриваются эти культурные и религиозные приемы, но с самого начала полезно установить их взаимосвязь, поскольку история технологий выявляет глубокое взаимодействие между стимулами и возможностями технологических инноваций, с одной стороны, и социокультурными условиями человеческая группа, в которой они встречаются друг с другом.

Социальное участие в технологическом прогрессе

Осознание этого взаимодействия важно при изучении развития технологий через сменяющие друг друга цивилизации. Чтобы максимально упростить отношения, есть три точки, в которых должна быть определенная социальная вовлеченность в технологические инновации: социальная потребность, социальные ресурсы и симпатичный социальный этос. При отсутствии любого из этих факторов маловероятно, что технологическая инновация получит широкое распространение или будет успешной.

Необходимо сильно ощущать социальную потребность, иначе люди не будут готовы тратить ресурсы на технологические инновации. Может потребоваться более эффективный режущий инструмент, более мощное подъемное устройство, трудосберегающая машина или средство использования нового топлива или нового источника энергии. Или, поскольку военные потребности всегда служили стимулом для технологических инноваций, это может принимать форму потребности в более совершенном оружии. В современном обществе потребности порождаются рекламой.Каким бы ни был источник социальной потребности, важно, чтобы достаточное количество людей осознавали это, чтобы обеспечить рынок артефакта или товара, который может удовлетворить эту потребность.

Социальные ресурсы также являются непременным условием успешных инноваций. Многие изобретения потерпели неудачу из-за отсутствия социальных ресурсов, жизненно важных для их реализации — капитала, материалов и квалифицированного персонала. Записные книжки Леонардо да Винчи полны идей для вертолетов, подводных лодок и самолетов, но лишь немногие из них дошли даже до стадии модели из-за нехватки тех или иных ресурсов.Ресурс капитала предполагает наличие прибавочной производительности и организации, способной направлять имеющееся богатство в каналы, в которых изобретатель может его использовать. Ресурс материалов предполагает наличие соответствующих металлургических, керамических, пластмассовых или текстильных материалов, которые могут выполнять любые функции, которые требует от них новое изобретение. Ресурс квалифицированного персонала подразумевает наличие технических специалистов, способных создавать новые артефакты и разрабатывать новые процессы.Короче говоря, общество должно быть хорошо оснащено подходящими ресурсами, чтобы поддерживать технологические инновации.

Леонардо да Винчи: орнитоптер

Планы Леонардо да Винчи относительно орнитоптера, летательного аппарата, который держится в воздухе благодаря взмаху крыльев, c. 1490.

SuperStock

Симпатичный социальный этос подразумевает среду, восприимчивую к новым идеям, такую, в которой доминирующие социальные группы готовы серьезно относиться к инновациям. Такая восприимчивость может быть ограничена конкретными областями инноваций — например, усовершенствованиями в оружии или навигационной технике — или может принимать форму более общей исследовательской установки, как это имело место среди промышленных средних классов в Великобритании в XVIII веке. века, которые были готовы культивировать новые идеи и изобретателей, заводчиков таких идей.Какой бы ни была психологическая основа изобретательского гения, не может быть никаких сомнений в том, что существование социально значимых групп, желающих поощрять изобретателей и использовать их идеи, было решающим фактором в истории технологий.

Таким образом, социальные условия имеют первостепенное значение при разработке новых технологий, некоторые из которых будут рассмотрены ниже более подробно. Однако стоит сделать еще одну пояснительную записку. Это касается рациональности техники.Уже было замечено, что технология подразумевает применение разума к технике, и в 20-м веке стало считаться почти аксиомой, что технология — это рациональная деятельность, вытекающая из традиций современной науки. Тем не менее, следует отметить, что технология в том смысле, в котором этот термин используется здесь, намного старше науки, а также что методы имеют тенденцию окостеневать за столетия практики или отвлекаться на такие парарациональные упражнения, как алхимия.Некоторые методы стали настолько сложными, часто зависящими от процессов химического изменения, которые не были поняты даже тогда, когда они широко практиковались, что технология иногда сама становилась «тайной» или культом, в который ученик должен был быть посвящен, как священник, в священные ордена. и в котором было важнее скопировать древнюю формулу, чем вводить новшества. Современная философия прогресса не может быть возвращена в историю технологий; на протяжении большей части своего долгого существования технология была практически застойной, загадочной и даже иррациональной.Нет ничего удивительного в том, чтобы увидеть некоторые сохранившиеся фрагменты этой мощной технологической традиции в современном мире, и в современной дилемме высокотехнологичного общества, предполагающего вероятность того, что оно будет использовать свои изощренные методы, чтобы помочь, есть нечто большее, чем просто элемент иррациональности. совершить собственное разрушение. Таким образом, необходимо остерегаться чрезмерного отождествления технологии с «прогрессивными» силами современной цивилизации.

С другой стороны, невозможно отрицать наличие прогрессивного элемента в технологии, поскольку из самого элементарного обзора становится ясно, что приобретение техник — это кумулятивный процесс, в котором каждое поколение наследует набор техник, на которых он может строить, если захочет и если позволят социальные условия.В течение длительного периода времени в истории технологий неизбежно выделяются моменты инноваций, которые демонстрируют это совокупное качество по мере того, как некоторые общества шаг за шагом продвигаются от сравнительно примитивных технологий к более сложным. Но хотя это развитие произошло и продолжается до сих пор, такой процесс накопления не является присущим самой природе технологии, и, разумеется, он не был неизбежным. Тот факт, что многие общества оставались стагнирующими в течение долгих периодов времени, даже на достаточно развитых этапах технологической эволюции, и что некоторые фактически регрессировали и утратили накопленные методы, переданные им, демонстрирует неоднозначный характер технологии и критическую важность его связь с другими социальными факторами.

Способы передачи технологических инноваций

Еще один аспект совокупного характера технологии, который потребует дальнейшего исследования, — это способ передачи технологических инноваций. Это неуловимая проблема, и необходимо принять феномен одновременного или параллельного изобретения в тех случаях, когда недостаточно доказательств, чтобы показать передачу идей в том или ином направлении. Механика их передачи была значительно улучшена за последние столетия благодаря печатному станку и другим средствам связи, а также благодаря возросшей легкости, с которой путешественники посещают источники инноваций и несут идеи в свои дома.Однако традиционно основным средством передачи было перемещение артефактов и ремесленников. Торговля артефактами обеспечила их широкое распространение и стимулировала подражание. Что еще более важно, миграция мастеров — будь то странствующие слесари ранних цивилизаций или немецкие инженеры-ракетчики, чьи экспертные знания были приобретены как Советским Союзом, так и Соединенными Штатами после Второй мировой войны, — способствовала распространению новых технологий.

Вернер фон Браун после сдачи У.S. force

Немецкий ракетный инженер Вернер фон Браун (с рукой в ​​гипсе) и его брат Магнус (второй справа) после капитуляции перед войсками США 2 мая 1945 года.

MSFC / NASA

Доказательства таких процессов технологическая передача — это напоминание о том, что материал для изучения истории техники поступает из самых разных источников. Многие из них, как и любое историческое исследование, основаны на документальных материалах, хотя их мало для ранних цивилизаций из-за общего отсутствия интереса к технологиям со стороны писцов и летописцев.Таким образом, для этих обществ и на протяжении многих тысячелетий предшествующей незарегистрированной истории, в которой были достигнуты медленные, но существенные технологические достижения, необходимо во многом полагаться на археологические данные. Даже в связи с недавним прошлым историческое понимание процессов быстрой индустриализации можно сделать более глубоким и ярким благодаря изучению «промышленной археологии». Много ценного материала такого рода накоплено в музеях, а еще больше остается на месте его использования для наблюдения полевого работника.Историк техники должен быть готов использовать все эти источники и при необходимости использовать навыки археолога, инженера, архитектора и других специалистов.

Фридрих Ратцель: Государство как физический организм

По правде говоря, началась война. Война «разразилась». Эта война, которая сейчас наиболее важна, — это противостояние двух цивилизаций: …


Представим себе, что мы вполне объективно оценили риски, и наш анализ верен.Что делать России в такой ситуации? Во взимании …


Северо-восточные районы африканского континента были оклеветаны в западном воображении как место ужасных страданий, войн и голода, но …


Саудовская Аравия казнила шиитского лидера высшего уровня Шейха Нимра. Это не только отправление правосудия, заявленное Домом Саудов. Больше …


Во время холодной войны войны по доверенности были обычным явлением, потому что две сверхдержавы не осмеливались напрямую воевать друг с другом из-за ядерного сдерживания.США -…


Мы вступаем в новый год. Мы все надеемся на лучшее в нашем будущем. Новый год предполагает выполнение большего количества обещаний. За последние …


29.03.2019

Основы геополитики
1.1 Предыстория: немецкая «органическая школа»
Фридриха Ратцеля (1844–1904) можно считать «отцом» геополитики …


12.03.2020

Если мы говорим о геополитике, мы должны применять интегрированный и комплексный подход, сочетающий в себе силу (прежде всего жесткую силу — военную мощь …


20.06.2017

В предыдущих двух частях исследования были рассмотрены наиболее важные с геостратегической точки зрения события и тенденции в истории Южной Америки, подготовив таким образом …


27.10.2019

После 11 сентября Пакистан утратил свой авторитет в международном сообществе наций.Неудачные сценарии на глобальном и региональном аппарате …


04.09.2019

Центральная Азия давно была вне поля зрения Соединенных Штатов, однако ситуация меняется, и теперь кажется, что интересы Вашингтона …


16.09.2020

Мохсен Абдельмумен: В своей книге «Коучинг и конфликты» вы говорите о концепции гибридной войны.Вы можете объяснить эту концепцию гибрида …


Понятие чередования и его типы

Звуковые вариации слов, их производные и грамматические формы слов известны как звуковые чередования. Например: темный [l] в заклинании чередуется с ясным [l] в коде , написание ; c ombine (n) [kσmbain], объединить [kəmbain], где [n] в ударном слоге существительного чередуется с нейтральным звуком. Совершенно очевидно, что звуковые изменения этого типа вызваны ассимиляцией, аккомодацией и сокращением речи.Чтобы подойти к делу с фонологической точки зрения, важно различать фонематические и аллофонные чередования. Некоторые звуковые чередования восходят к фонематическим изменениям в более ранние периоды развития языка и известны как исторические. Исторические чередования отмечают как гласные, так и согласные, хотя чередующиеся звуки не зависят от фонематической позиции или контекста. Звуковые изменения, произошедшие в процессе исторического развития языка, отражаются в современном английском языке в виде чередования фонем, различающих слова, их производных и грамматических форм.В следующем списке примеров представлены типы чередований:

1. Чередование гласных.

1.1 Различение неправильных глагольных форм [i: -e-e] mean — означало — значило; [i-æ-A] пой — спел — спел; [i-ei-i] дать — дал — дал;

1.2 Различие каузальных глагольных форм: [i-e] sit — set ; [ai-ei] rise — поднять ; [o — e] упал

1.3 Различение частей речи в этимологически соотнесенных словах [a: — æ] класс — классифицируйте , [o: — e] long — длина ; [ei — æ] нация — национальный

2.Чередование согласных

2.1 Распознавание неправильных глагольных форм [d — t] отправлено — отправлено

2.2 различение частей речи [s — z] advice — посоветуйте ; [к-т∫] говорить — речь ;

3. Чередование гласных и согласных [i — ai] + [v — f] live — жизнь; [a: — ae] + [θ — ð] ванна — ванна .

:

Тема 6. Основные концепции и направления неклассического и постнеклассического этапов истории и философии науки (2 часа)

Цель лекции: критический анализ основных понятий неклассического и постнеклассический этап развития науки.

План:

1. Эпистемология неокантианства: школы Бадена и Марбурга.

2. Позитивистская традиция в философии науки.

3. Постмодернизм и наука.

Основные понятия: эпистемология неокантианства, социогуманитарное знание, позитивизм, постмодернизм.

Эпистемология неокантианства: школы Бадена и Марбурга. Неокантианство — направление немецкой философии второй половины XIX — начала XX веков.Центральным лозунгом неокантианцев было «Назад к Канту!». Сформулирован Отто Либманом в «Канте и подражателях» (1865) в условиях кризиса философии и моды на материализм.

Неокантианство отличает баденскую школу (Фрайбург, юго-запад), сосредоточенную на вопросах ценностей и методологии гуманитарных наук, и марбургскую школу, в первую очередь занимающуюся логическими и методологическими вопросами естественных наук.

Баденская школа неокантианства связана с именами Вильгельма Виндельбанда (1948-1915) и Риккерта (1863-1939), которые разрабатывали в основном вопросы, связанные с методологией гуманитарных наук.

Идеи Риккерта и Виндельбанда оказали большое влияние на формирование понимания социологии Макса Вебера, на развитие современной американской социологической мысли, на общую эволюцию методологии исторических наук.

Знаменитая неокантианская марбургская школа, на протяжении десятилетий ставшая центром притяжения философов разных стран, создана профессором Германом Коэном из Марбургского университета. Ключевой тезис марбургской школы заключался в том, что все новейшие открытия в науке и характер современной исследовательской деятельности являются неопровержимым свидетельством активной созидательной роли человеческого разума во всех сферах жизни.Разум, которым наделен человек, не отражает мир, а, наоборот, создает его. Он создает связь и порядок в доселе бессвязном и хаотическом существовании. Без его упорядочивания творческой деятельности мир превращается в ничто, в темное и безмолвное забвение. Разум — это врожденный человеческий свет, который, как прожектор, освещает вещи и процессы в мире, придавая им логику и смысл. «Само по себе мышление, — писал основатель марбургской школы Герман Коэн, — может произвести то, что можно назвать бытием».

Историческая и актуальная ценность эвристики неокантианства заключается в том, что он внес значительный вклад в современную эпистемологию, философию науки, методологию социогуманитарного знания, философию языка, миф, философию культуры.

Позитивистская традиция в философии науки. Позитивизм — философское направление XIX-XX веков, которое подчеркивает надежность и ценность положительного научного знания по сравнению с другими формами духовной деятельности, предпочитает эмпирические методы познания и указывает на ненадежность и ненадежность теоретических построений.В своем развитии позитивизм сделал четыре шага, сохранив при этом некоторые из основных черт, которые позволяют говорить о нем как о едином направлении философской мысли.

Основоположником позитивизма был Огюст Конт (1798-1857), сформулировавший в своей программе «Курс позитивной философии» и «Дух позитивной философии» основные положения позитивизма. Идеологическое кредо первой формы позитивизма — прогресс и порядок.

Эти черты сохранены во втором позитивизме, получившем широкую популярность в научном сообществе в конце XIX — начале XX веков.Лидерами позитивизма в этот период являются австрийский физик и философ Эрнст Мах и швейцарский философ Рихард Авенариус, давшие новую форму позитивизма, названную «махизмом» или «эмпириокритицизмом». Разница между этими этапами состоит в том, что основная задача философии состоит не в построении целостной системы научного знания, а в создании теории научного познания.

Третий всплеск интереса к позитивизму проявился в начале XX века, когда сформировался и быстро завоевал широкую популярность нео, или логический позитивизм.Его отличительная особенность состоит в том, что при базовой установке позитивистской философии широко используется аппарат математической логики для постановки и решения философских проблем. Наиболее известные представители логического позитивизма: Бертран Рассел (1872-1970) — английский философ, логик, математик, считавший, что к любой философской проблеме нужно подходить с точки зрения ее анализа с помощью математической логики и Людвиг Витгенштейн (1889-1951) ) — автор «Логико-философского трактата» и других.

На смену методологии нео пришло новое направление в философии — постпозитивизм. Постпозитивизм в развитии научного познания методологии был представлен трудами таких философов, как Карл Поппер (1902–1994), Томас Кун (1922–1996), Имре Лакатос (1922–1974) и др. Разнообразие концепций философии науки, разработанных в рамках постпозитивизма, вызвало множество новых проблем. Это привело к осознанию безнадежности общепринятой теории, описывающей структуру и развитие науки.Это обстоятельство повлияло на завершение следующего этапа философии позитивизма — постпозитивизма.

Сегодня пост-позитивизм во многом утратил свое былое значение. Это связано с тем, что создание общепринятой теории развития науки застопорилось. Проведя дискуссии, содержащие в себе постпозитивизм множество противоречивых точек зрения, он еще раз показал плюралистический характер философского знания.

Постмодернизм и наука. С 70-х годов ХХ века на смену постнеклассической науке пришла неклассическая наука. Это новый тип знания, который принципиально отличается от классической науки и современной науки. Для него характерно повышение субъективности, гуманизма, самокритики и пересмотр его классических черт, таких как объективность и правдивость.

В классическом стиле научного познания внимание исследователя сосредотачивается на характеристиках объекта при устранении всего, что связано с этим предметом.Неклассическая рациональность учитывает соотношение характеристик объекта познания и средств, используемых субъектом. Постнеклассический тип соотносит знания об объекте не только со средствами, но и с целевыми настройками познающего субъекта.

Соотношение постмодернизма и современной науки было установлено Лиотаром (1979). Сегодня очевидны параллели между постнеклассической наукой с ее неопределенностью, неполнотой, непроверяемостью и фундаментальными методологическими принципами постмодернизма.«Современный» мир, включая социальный мир, организован по категориям детерминизма, универсальности, определенности и направленности развития. Постмодернистская социальная теория использует категорию неопределенности, нелинейности, многовариантности. Это примирение с плюралистической природой мира и его неизбежными последствиями, а также случайной амбивалентностью человеческого существования.