Содержание

Скит святого пророка Божия Илии на Валааме † Публикации Валаамского монастыря

«Остров Лембос – крайний предел владений монастырских на востоке. Это гавань в группе Байонных островов, защищенная от ветров со всех сторон, лучшая в восточной стороне Ладожского озера».

Покружив, птица села в алтарной части, там, где некогда располагался престол. Оказалось, это финский почтовый голубь с колечком-«паспортом» на лапе (как раз из того места, где первоначально была расквартирована валаамская братия в 1940 г. после эвакуации с Валаама).
2 августа, в день памяти святого пророка Божия Илии, на Валааме состоялся престольный праздник на Ильинском скиту. В эти дни Ильинский скит отмечает еще и десять лет со дня возрождения.


Для непосвященных: скит – это часть большого монастыря, но расположенная, как правило, в глухом, малодоступном месте. Проживают там всего несколько насельников (монахов или послушников), почти не общающихся с внешним миром. Валаамский архипелаг с его множеством мелких островов для устройства скитов – место идеальное. И было раньше таких скитов целых 13.


Паломнические группы посещают Ильинский скит в наши дни только по благословению игумена обители.


* * *


Ильинский скит находится в 10 км от монастыря, в группе Байонных островов, на острове Лембос. Существует упоминание о том, что уже в XVIII веке на острове находилась часовня. В XIX веке там проживало несколько человек братии, присматривающих за стадом овец, шерсть которых использовалась для изготовления вязаной одежды и валеной обуви. На востоке от Лембоса расположены Крестовые острова Валаамского архипелага. Они знамениты как места обитания (летних «релаксационных залежек») ладожской кольчатой нерпы. Присутствие братии Валаамского монастыря на Байонных островах в первой половине XIX века обеспечивало порядок в этой части архипелага, защиту от браконьеров («лихих людей»), а также расширяло территорию Валаамского монастыря на восток.

В феврале 1867 года игумен Дамаскин обратился к митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому Исидору за благословением построить на Лембосе деревянный храм во имя пророка Божия Илии. В прошении о сооружении этого скита говорилось: «Остров Лембос – крайний предел владений монастырских на востоке. Это гавань в группе Байонных островов, защищенная от ветров со всех сторон, лучшая в восточной стороне Ладожского озера».


Уже в 1868 году деревянная церковь была освящена в честь святого пророка Божия Илии. С этого же времени остров Лембос стал называться Ильинским. Недалеко от церкви были расположены два деревянных двухэтажных келейных корпуса для постоянного проживания 10 человек братии. Был устроен колодец глубиной 5 метров, верх которого оформили тесаным мрамором. Около колодца иноки посадили фруктовый сад, а в разных местах скита – аллеи из пихт и лиственниц.


После Первой мировой войны, а затем революции и получения независимости Финляндией Ильинский скит на некоторое время был закрыт в связи с оскудением братии. В 1944 году Валаамские острова, включая Ильинский, окончательно перешли к СССР. В 1945 году на Валааме был открыт рыбпромкомбинат. Всего на комбинате работало около 500 человек, часть из которых (около 80) были репатриированы после войны. Часть рыбаков проживала в бывших келейных корпусах и храме Ильинского скита.


В 1967 году, через 100 лет после начала строительных работ, храм и братские корпуса Ильинского скита полностью сгорели во время пожара, причины которого так до сих пор не известны: по одной из версий – по вине рыбаков, по другой – скит уничтожался сознательно. К концу ХХ века от Ильинского скита практически ничего не осталось, только обрамленный мрамором колодец, фундаменты, руины причала и идущая от него в горку прекрасная лиственничная аллея.


Перед началом строительных работ, когда производилась расчистка фундамента церкви, произошел следующий примечательный случай. Монастырский конюх Николай перевозил на владимирском тяжеловозе бревна от причала к месту строительства. Поднявшись в гору, он увидел, что над фундаментом церкви вьется белый голубь (а надо сказать, голубей на Валаамском архипелаге нет). Покружив, птица села в алтарной части, там, где некогда располагался престол. Николай позвал рабочих поглядеть на это диво. Вместе они окружили птицу и поймали ее. Оказалось, это финский почтовый голубь с колечком-«паспортом» на лапе (как раз из того места, где первоначально была расквартирована валаамская братия в 1940 г. после эвакуации с Валаама). Все присутствующие были поражены случившимся! Никогда ни до, ни после этого случая финские почтовые голуби не долетали до архипелага! Братия и строители восприняли это событие как знак благоволения иноков старого (теперь уже – Небесного) Валаама к началу возрождения скита.


Возрождение скита началось с 2003 года. Храм и братские корпуса начали восстанавливать на старых фундаментах. Строительство нового храма, а также одного братского корпуса было завершено уже к 2005 году. 26 августа 2006 года епископ Троицкий Панкратий, наместник Валаамского монастыря, совершил чин великого освящения храма во имя святого пророка Илии. Иконы в двухъярусном иконостасе были выполнены в иконописной мастерской при Троице-Сергиевой Лавре (первый ярус – местночтимый, с одними дьяконскими вратами вместо двух, на дьяконских вратах – изображение благоразумного разбойника, второй ярус – деисусный; почитаемые иконы в храме – икона Божией Матери «Федоровская», икона святого пророка Илии). В самом храме между трапезной частью и храмом установлены решетчатые ворота. Зимой эти ворота снимаются и ставятся глухие, чтобы отапливать только помещение самого храма. Сейчас храм в честь святого пророка Илии – самый большой деревянный храм на Валааме. Его оригинальный проект выполнил петербургский архитектор В. С. Рахманов. Шатровая, украшенная скромной, изящной резьбой деревянная рубленная церковь была спроектирована в стиле зодчества Русского Севера XVII-XVIII вв.


«Начало в 2003 году работ по возрождению Ильинского скита для нас – событие волнующее и радостное, – рассказывает игумен Валаамского монастыря, епископ Троицкий Панкратий. – Особенность этого проекта в том, что церковь, которую мы там поставили, не была повторением прежней, которая в архитектурном плане, откровенно говоря, была весьма неказистым строением. И потому после долгих размышлений мы приняли решение поставить церковь в стиле традиционной северной русской архитектуры, шатрового типа».


Рядом с храмом был восстановлен колодец Ильинского скита, устроенный еще в XIX веке. Все, что было найдено в нем во время чистки, сейчас лежит рядом со старыми скитскими солнечными часами. Долгое время после чистки воды в колодце не было. Отец Василий, настоятель скита преп. Александра Свирского, предложил братии налить в колодец немного святой воды, что и было сделано. Через некоторое время после этого колодец быстро наполнился чистой питьевой водой. В 2009 году над колодцем был устроен красивый деревянный навес.


Сейчас на Ильинском скиту постоянно живут всего несколько насельников во главе со скитоначальником иеромонахом Илией.


* * *


Пророк Илия был одним из первых святых угодников Божиих, которых стали почитать на Руси. Во имя его еще при князе Аскольде, в начале IX века, был воздвигнут соборный храм в Киеве. И святая равноапостольная княгиня Ольга поставила церковь во имя пророка Божия Илии на севере Руси, в селе Выбуты.


Святой пророк Илия, подвизавшийся в древние времена в далекой Палестине, всегда воспринимался православным русским народом как один из ближайших нашему отечеству святых. От Ильинских церквей совершались и совершаются крестные ходы, особенно в засуху.


Ильин день, 2 августа, считался границей сезонов, при этом у южных славян (напр., в Македонии) этот день назывался серединой лета, а в России — поворотом на зиму. После Ильина дня ожидали дождей и было запрещено купаться (чтобы не утонуть или не заболеть). В этот день можно было начинать пользоваться плодами нового урожая. Праздник связывался в представлениях славян с брачной темой и символикой плодородия: молились о богатом урожае, а девушки — о том, чтобы выйти замуж.


А если ты упрям — езжай на Валаам. Часть вторая. Заключительная

В первой части моего повествования, я рассказывал о дарах Валаама для волонтеров, среди которых были экскурсии с замечательным гидом Ольгой Сидоровой, которая, кстати занимается и организацией поездок волонтеров на остров. Ее рассказы об истории Валаама и его святынь очень интересны и ненавязчивы, но при этом очень объемны и познавательны. Теперь подробнее…

Собор является основным храмом островной валаамской обители. Ранее, в средние века и вплоть до екатерининских времен на этом месте отстраивались и сжигались деревянные храмы, и только в конце XVIII — начале XIX века, отстроенный в камне собор с колокольней приобрел современный вид. В советское время, храм пришел в запустение и лишь в наше время он полностью отреставрирован снаружи, а внутри реставрационные работы практически закончены.
Виды собора.

Внутри храма
Колокольня Спасо-Преображенского собора видна далеко в Ладожском озере, и также колокольный звон над островом слышен далеко.
Виды с колокольни и на ней самой.

Спасо-Преображенский собор, конечно же является основным храмом на острове и его визитной карточкой, но не менее интересны скиты, разбросанные по всему архипелагу. Все они отличаются друг от друга. Мне удалось побывать лишь в семи из них. Надеюсь когда-нибудь увижу их все.
Никольский скит

Далеко в Ладоге видна церковь скита во имя св. Николая Мирликийского Чудотворца, находящегося на Никольском острове. Остров расположен на небольшом расстоянии от самого Валаама и соединен с родительским островом группами деревянных мостиков. По обычаю, приезжающие на Валаам паломники, идут поклониться Николе Угоднику и поблагодарить за благополучный приезд на остров.
Монахи скита раньше несли таможенное послушание — проверка всех входящих судов в Монастырскую бухту на предмет алкоголя и пьяных.

Никольская церковь была прстроена в 1833 году архитектором Горностаевым, на средства петербургского купца Солодовникова в русском средневековом стиле. Храм является шедевром русского зодчества. Французский писатель Александр Дюма, гостивший на Валааме, был восхищен обликом церкви, и называл ее одним из красивейших виденных им храмов.
При игумене Дамаскине здесь были созданы фруктовый сад и огород, на земле, привезенной с большой земли. В настоящее время все полностью восстановлено как и было 150 лет назад.

Мне здесь очень понравилось — благодать во всем. Со скальных берегов Никольского острова открываются замечательные виды на Ладогу.

С Никольского скита видна часовня преподобных Сергия и Германа и всех святых Валаама.Выполненная в камне с деревянными крышами, характерными для древнего северного зодчества.

Свято-Владимирский скит

Этот скит был построен в 2007 году в честь святого князя Владимира, крестителя Руси. Памятник князю установлен рядом с храмом. В цокольном этаже находится музей истории Валаама. На территорию этого скита и храмового комплекса можно попасть лишь с благословения епископа Панкратия.

Всехсвятский скит

Самый старый скит на Валааме, сохранившийся до наших дней был построен при игумене Назарии в 1789-1793 годах. Располагается он на Скитском острове, соединенном с самим Валаамом Владимирским мостом. От усадьбы Спасо-Преображенского монастыря к Всехсвятскому скиту идет дорога, длиною 3,5 километра. По дороге к скиту в скальной породе выгравирована надпись » Сделана сия дорога в 1845 году».

Также по пути находится знаменитая 300-летняя «шишкинская сосна».

Для меня этот скит останется памятным, потому что мне посчастливилось побывать на ночной службе в нем. Это оказалось испытанием — почти 4 часа ночью, на ногах отстоять в храме с моим ничтожным опытом Литургий.

Гефсиманский скит

Экскурсии в этом скиту не проводятся, однако можно полюбоваться им снаружи. Братия скита ведет тихую жизнь в трудах и молитвах.
Гефсиманский скит находится у подножья горы Елеон, с которой открывается отличный вид на Никоновскую бухту и Ладогу.

По дороге на скит расположена деревянная Часовня Тихвинской иконы Божьей Матери

Также удалось увидеть восстановленную в 2015 году часовню преподобного Сергия Радонежского

Особенное впечатление оставила экскурсия на острова Лембос и Святой. Незабываема поездка в Ильинский скит, храмовый комплекс которого выполнен в стиле деревянного русского зодчества.

Этот храм скрыт от взора людей, проплывающих мимо Лембоса, вековыми лиственницами и соснами. Посещение Ильинского и Святоостровского скитов только по благословению игумена Панкратия. Основанный в XIX веке, при игумене Дамаскине, Ильинский скит имел изначально невзрачный храм, который был полностью разрушен в 60-е годы XX века. Но в 2006 году был отстроен полностью современный храмовый комплекс.

В XV веке на самый отдаленный в архипелаге остров, названный впоследствии Святой, прибыл для уединенного и аскетичного послушания будущий преподобный Александр Свирский. Здесь в суровых условиях Ладоги он жил келейно в скальной пещере, которая сохранилась до наших дней. Можно в поклоне (высота «потолка» в пещере не более 1,5 метра) зайти в келью этого подвижника.

Также в скиту имеется так называемая, могила Александра Свирского, где преподобный лежал часами с молитвой и размышлениями о вечном. Этот открытый саркофаг был сделан им самим. На самом деле, однажды Александру явилась Святая Троица и указала новое место послушания — на реке Свирь , где он и основал монастырь, существующий и поныне в 20 ти километрах от Лодейного Поля, в Ленинградской области. Там этот подвижник православия и упокоился.

Есть здесь еще одна достопримечательность, одна из самых древних на Валааме. Это деревянный поклонный крест, сделанный в 1759 году.

Мы оказались на экскурсии в скиту Александра Свирского, на Святом острове, ранним вечером и смогли полюбоваться прекрасными видами скалистого побережья и закатом осеннего солнышка над Ладогой.

Благодаря послушанию по перевозке киота (остекленного деревянного шкафчика для иконы) мне, и еще четырем братьям удалось побывать в Порфирьевском скиту, расположеном на одноименном острове. Деревянный храм уже полностью отстроен трудами местной братии и послушников, но богослужения в нем ещё не совершаются. Посещение скита только по благославению игумена. Для нас волонтеров наше послушание по транспортировке киота явилось автоматическим благословением. Также было очень приятно получить личную благодарность от отца Ефрема, эконома Валаамского монастыря.

Фото Дианы Чистовой, Марии Барсуковой, Полины Пашковой, Дмитрия Хорикова, Никиты Мишина, Андрея Забоева.

Безвозвратно прошли времена тимуровцев, комсомольцев-добровольцев и стройотрядов БАМа. Теперь, в современной России, с каждым годом увеличивается количество волонтеров в различных сферах деятельности как ответ на человеческое равнодушие и меркантилизм современного мира. 2018 год в России объявлен годом волонтера, о чем я узнал уже по возвращению с Валаама.
На самом деле, волонтерское послушание на острове, и я думаю мои соратники согласятся, нисколько не напоминало тяжкий ломовой труд. А свободное время зато напомнило времена советских пионерских лагерей.
Наше времяпрепровождение вне занятости на послушаниях:

Проживание в Работном доме, кирпичном здании 1871 года постройки, в мансардном помещении.

Также, немного времени мы ежедневно уделяли местным братьям меньшим — котам и собакам. Кошек на острове уйма — и они постоянно сопровождали нас в быту.
Про валаамских котов, отдельный очерк «Коты Валаама «

Каждый из нас, как говорится — вольно или невольно , получил то что хотел здесь на Валааме. Кто-то отдыха от мирской суеты, кто воцерковления или приобщения к вере, кто интересного путешествия в этот заповедный уголок, кто новых знаний, в том числе и о самом себе. А напоследок нам был сделан подарок от монастырской братии — форель с собственной фермы, которой мы и лакомились, запекая ее в фольге на костре. Это был традиционный в каждом заезде прощальный костер на берегу Ладоги, в ночь перед отъездом с острова.

На следующее утро, быстро позавтракав, мы отправились домой на «Святителе Николае». Было очень трогательное прощание с оставшимися на острове. Конечно, почти каждый из нас мечтал вернуться на остров. Но опыт этих двух недель на Валааме показал, что не стоит загадывать на будущее. Ибо на все воля Божья.

Всем спасибо за Ваше внимание.
21 октября — 5 ноября 2018 года, остров Валаам, республика Карелия.

это встреча с собой † Публикации Валаамского монастыря

Вечером все собирались на мансарде, пили чай, разговаривали, пели песни под гитару. Как рассказали девушки, на Валаам приехало много талантливых, интересных людей — музыканты, художники из разных уголков России и даже мира — из Франции, Финляндии, Венгрии.

Прошлой осенью в православном кафе «Три свечи» открыли девятый сезон встреч. По традиции, в конце сентября собравшиеся поделились впечатлениями уходящего лета.

***

В этот промозглый, дождливый вечер в аудитории САФУ царила теплая и уютная атмосфера. Столы украшали зажженные свечи, угощения, свежие пироги с ягодами. Главными рассказчиками стали — Дарья Фролова, Ирина Пономарева, Ирина Куреньгина и Марина Григорьева, которая дополняла историю путешествия слайд-шоу из фотографий. Каждая из девушек может назвать прошлое лето незабываемым: около месяца они жили на острове Валаам в качестве волонтеров и паломников.


Программа «Волонтером на Валаам» — своеобразный трудовой лагерь, где может побывать любой желающий старше 18 лет. Своими силами российские и зарубежные добровольцы восстанавливают сельское хозяйство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря.

Идею отправиться в святые места девушкам подкинула подруга Даши, которая работала там экскурсоводом…

Автобус в иконах

На острове ребят встретили организаторы. Они погрузили вещи и усадили гостей в пазик.

— Когда я зашла в автобус, испытала легкий шок, — вспоминает Даша Фролова. — Захотелось перекреститься и помолиться Валаамской иконе Божьей матери. Весь автобус был в иконах. Водитель, что меня несказанно порадовало, перекрестился сам, перекрестил дорогу и только потом отправился в путь.

По жребию труженикам выпало жить на третьем этаже бывшего работного дома. В здании, которому около 150 лет, до революции обитали наемные ремесленники, кузнецы, слесари и другие рабочие…

Вип-келья на восемь человек

На третьем волонтеры выдохнули с облегчением, — их ждала чистая, убранная территория.

— Мы заняли вип-келью на восемь человек. Вип — потому что остальные рассчитаны на 12-15 человек, — объясняет Ирина. — Нам повезло больше всех. Внутри — светло и уютно. Жили вместе с девушкой из Литвы, учительницей физкультуры из Санкт-Петербурга, которая потом в полях проводила нам физкульт-минутки, и женщиной из Москвы, работавшей в Останкино. Она приехала на Валаам с целью снять фильм.

Из-за соседства с режиссером архангелогородки стали одними из главных героев киноленты и находились под постоянным прицелом видеокамеры. Фильм обещали сделать к Рождеству.

Спартанские условия в хорошей компании

Из бытовых трудностей волонтеры называют — наличие лишь одной холодной воды, которая чаще отсутствовала, и жесткие кровати.

— Мне, как городскому изнеженному жителю, не привыкшему к крестьянскому физическому труду после тяжелого дня работы в поле, на жаре, в первые дни тяжко спалось на жесткой кровати, — призналась Ирина. — Но через несколько дней я втянулась, привыкла и была довольна всем.

Душ работал в определенные дни по строгому расписанию. Действительно, для горожанина условия почти спартанские. Питались паломники три раза в день в общей столовой, предназначенной для рабочих и волонтеров. Угощали тем, что выросло в монастыре, где есть собственная ферма, курятник и даже свое форельное хозяйство. Поэтому вкусной рыбой и даже красной икрой гости полакомились вдоволь.

Вечером все собирались на мансарде, пили чай, разговаривали, пели песни под гитару. Как рассказали девушки, на Валаам приехало много талантливых, интересных людей — музыканты, художники из разных уголков России и даже мира — из Франции, Финляндии, Венгрии.

Овощная практика

После общего сбора в девять утра волонтеры шли на послушания, обязательные работы при монастыре, длившиеся до 12.30. Женская половина трудилась на полях — чистили кормовую свеклу, капусту и морковку.

— Самое интересное, что некоторые волонтеры поначалу не могли отличить морковку от свеклы, — улыбается Даша. — Но они хорошо освоились после такой практики!

В свободное время, после обеда до двух дня, девушки успевали сходить на акафисты, которые служили перед мощами преподобных Сергия и Германа, иконой Валаамской Божьей Матери, прогуляться. Вечером, с двух до шести снова шли на послушания.

— Первые две недели на Валааме было очень жарко, работать в поле — тяжело, — вспоминает Ирина. — Нам предложили работать утром не с девяти, а с полшестого утра. Мы решили, что так для нас удобнее. Хотелось обойти все скиты, храмы. Первую неделю вставали к девяти. А во вторую, как бы ни было тяжело, поднимались в пять. Хотелось побольше увидеть, обойти все скиты.

— Причем, позже мы заметили, что ранним утром работа шла более продуктивно. Все еще сонные и меньше болтают, — добавляет Даша.

Мужчин задействовали в более тяжелых послушаниях. В том числе в сенокосе, на который нужно было ехать на машине. Брали не всех, только тех, кому хватит грабель. Остальные разгружали привезенные тюки и складывали их на сеновал.

Наесться клубники

Самым запомнившимся занятием для девушек стала уборка Патриаршей Пустыньки близ Ильинского скита. Недавно там закончилось строительство часовни, и волонтерам нужно было убирать строительный мусор, намыть все. Добирались до Пустыньки на корабле, где их встречали отец Софроний и отец Алексей.

— У отца Софрония была хорошая собака Норди и кот, — поделилась Марина. — Собака была так научена, что она никогда не заходила в храм, даже если дверь была открыта, всегда стояла у порога.

Однажды волонтеров отправили в Ильинский скит на необычное задание — прополку клубники.

— Отец Софроний тогда сказал — первое послушание вам съесть как можно больше клубники, — вспоминает Ирина Пономарева, — а уж потом ее прополоть.


— Кажется, эта картина навсегда останется у меня в памяти, — продолжает Даша. — Ильинский скит — это очень красивый деревянный храм, вокруг — вековые сосны, отец Софроний, кот, который сидит у него на шее, Норд — огромная собака, понимающая батюшку с одного взгляда и вечно крутящая под ногами… В голове сразу появляются ассоциации с былинами и святой Русью.

Что вы здесь делаете?

Если человек обладает хотя бы крупицей такой веры, он сможет передвигать горы

Чтобы в воспоминаниях волонтеров о пребывании на острове не остались лишь трудовые будни, монастырь организовал для них летнюю духовно-просветительскую школу во имя преподобного Германа Аляскинского. Преподобный — выходец из Валаама и один из первых миссионеров-просветителей в Америке.

Занятия-беседы два раза в неделю по 40 минут проводил игумен Иосиф (Крюков), который 15 лет служил в Америке. После лекций игумен отвечал на вопросы. По рассказам девушек, они могли засидеться на лекциях по два часа и больше.

Московский отблеск Северного Афона России

— Игумен Иосиф — очень интересная личность, — отметила Марина. — Одно из занятий он проводил на берегу Ладоги. Мы с Дашей сидели и представляли, будто мы — ученики Христовы на нагорной проповеди.

В конце занятий волонтеры сдавали экзамен, для которого нужно было выучить Символ веры и ответить вопрос: что вы здесь делаете? Батюшка оказался строгим экзаменатором и допрашивал учеников несколько часов. Однако по окончанию школы все получили сертификат, книгу о Валааме и кажется нечто большее и нематериальное. Ведь как рассказали девушкам, путешествие на Валаам — это встреча с собой.

— Помню, как мы работали на полях и думали над ответом на этот казалось бы простой вопрос — что мы здесь делаем? — Он не давал нам покоя еще несколько месяцев после Валаама.

Более подробную информацию о волонтерстве на Валааме можно найти на сайте http://volonter.valaam.ru/

Ильинский скит Валаама † Видеоканал Валаамского монастыря

02.08.2018
Валаамский монастырь
 1 907

Ильинский скит находится в 10 км от монастыря, в группе Байонных островов, на острове Лембос. Существует упоминание о том, что уже в XVIII веке на острове находилась часовня. В XIX веке там проживало несколько человек братии, присматривающих за стадом овец, шерсть которых использовалась для изготовления вязаной одежды и валеной обуви.

Подробнее

Новости по теме

Приложение «Валаам»

Другие фото

2:07

8:25

Пасека Валаамского монастыря

Островной Валаам очень благоприятное место для развития пчеловодства и занятия селекцией. По благословению Игумена монастыря епископа Панкратия вот уже несколько лет братия монастыря серьезно осваивает это нелегкое ремесло.

2:48

5:27

4:23

5:26

9:41

2:59

12:53

Валаам вновь открывает свои двери | ТК Мир 24 — Специальный репортаж

Валаам – остров в северной части Ладожского озера, самый большой в составе Валаамского архипелага. Одни здесь ищут духовную поддержку, другие полюбоваться живописными фьордами и окунуться в древнюю историю Валаамского монастыря. Из-за пандемии коронавируса туристический сезон на Валааме открылся на два месяца позже. Как встречают, чем кормят и какие правила безопасности действуют для гостей, рассказываем в этом выпуске программы «Специальный репортаж» телекомпании Мир 24.

8:58

Предыдущий

Следующий

Другие видео

+12°

сегодня в 05:46

Давление

761.1 мм рт. ст.

«Аще монах смирится…» † Публикации Валаамского монастыря

Не место спасает, но место, конечно, помогает. В духовной жизни бывает такое искушение: мы недовольны местом, где находимся, куда-то рвемся, думаем, что вот – там спасение, в том месте лучше, или в этом. А это не совсем так.

На кладбище в скиту Всех Святых, у восточной стены алтаря, похоронен иеросхимонах Клеопа (Антонов). Фото примерно 1994 года.


Окончание. Начало здесь.

Скиты


Постепенно, по мере увеличения братии, мы стали восстанавливать и скиты.


Всехсвятский скит находится в четырех километрах от монастыря, в лесу, уединенно. В скиту есть храм, нижний – в честь Всех святых, и верхний – в честь святых Небесных сил бесплотных. Постепенно были восстановлены храм и кельи. Скитоначальником стал иеромонах Виссарион, бывший послушник Вадим (впоследствии он принял схиму с именем Варахиил).


Потом открылся Никольский скит. Он располагается на небольшом островке – Крестовом, рядом с Монастырской бухтой и соединяется с главным островом мостиком (как и несколько других островов). Там есть два храма – в честь святителя Николая и домовый в честь преподобного Иоанна Дамаскина. Основное послушание братии – чтение Псалтири. Первое время Псалтирь читали на Всехсвятском скиту, потом – на Никольском.


Предтеченский скит – еще более уединенный, суровый. При настоятеле игумене Дамаскине в XIX веке на Валааме существовали все виды иноческого жития – и общежительное, и скитское, и пустынническое. Пустынники жили в разных местах, удаленных от туристических троп. Когда же в XIX веке с развитием пароходства умножилось число паломников, отец Дамаскин принял решение один скит, Предтеченский, выделить для пустынников. Там они подвизались.

Игумен Феофан (Краснов), духовник Горненской обители в Иерусалиме.
В наше время на Предтеченском скиту жил один затворник – схимонах Иоанн. Он пришел с Кавказа, до Валаама подвизался в пустыне (в монашестве его звали Исааком). Это был ученый монах, хорошо знал святых отцов. Приняв схиму, он находился в затворе. Для него построили домик, и в этом домике он подвизался. Он изобрел календарь, по которому можно было определять пасхалию. Но бесы очень ему досаждали. Перед смертью у отца Иоанна были сильные искушения, его забрали в монастырь. Но по молитвам братии Господь его сохранил.


На Предтеченском скиту, как и на Всехсвятском, устав был очень строгим – там даже рыбу не кушали (хотя в Ладоге много рыбы), а только растительную пищу. Лишь на Пасхальной седмице и на Святках, после Рождества Христова, разрешалось вкушение скоромной пищи…


Святоостровский, или Александро-Свирский, скит находится на небольшом островке к северо-востоку от главного острова и отделяется от него небольшим проливом. На Святом острове подвизался преподобный Александр Свирский. Сначала был послушником монастыря (в течение семи лет), а потом перешел в скит на Святом острове. Жил в пещере, питался травой. Пещера эта сохранилась – очень узкая и холодная. Удивляешься – какую молитву надо держать, какую иметь силу духа, чтобы подвизаться в таких условиях при северных холодах и сырости. Там преподобный Александр прожил также около семи лет и затем ушел на реку Свирь, где основал монастырь – ему было откровение. Теперь Александро-Свирский монастырь возрожден, туда перенесли мощи преподобного.


На скитах служба, как правило, совершается только по воскресеньям и праздникам, а в другие дни – Иисусова молитва (по пустынническому чину службы дневного круга заменяются определенным числом молитв). На Святом острове был свой устав – там, кроме Иисусовой молитвы, читали Чин 12 псалмов.


Восстановил этот скит игумен Иоиль (он тоже приехал на Валаам из Данилова монастыря, сейчас – схиигумен Иоанн, подвизается в скиту в Липецкой епархии, близ Задонска). Там была полная разруха, храм стоял без полов, без окон… Он восстановил храм, построил кельи, в братском корпусе устроил домовой храм – потому что в основном храме все же зимой было прохладно. Причала первое время не было, а на Ладоге часто бывают шторма – большие волны. Когда приплывал к острову корабль, морякам надо было иметь особую сноровку, чтобы подойти с подветренной стороны и причалить. А потом еще разгрузить стройматериалы и прочий груз. Это было весьма непросто и всякий раз исполнено риска… Шесть лет отец Иоиль там подвизался. И еще какое-то время был на Валааме рухольным.


Приехал он в 1993 или 1994 году – при наместнике отце Панкратии. Благословил его Владыка Арсений, тогда епископ Истринский. Первый раз он приехал, посмотрел – ему понравилось, некоторое время пожил. Потом вернулся в Данилов монастырь и принял решение перебираться на Валаам. Отправился он зимой. Ему дали небольшой микроавтобус, он загрузил его вещами, книгами и на нем с водителем ехал на Валаам из Сортавалы по льду. Ладога замерзла, но лед, видимо был не настолько толстым, чтобы выдержать вес микроавтобуса. Отец Иоиль рассказывал:


«Вижу – впереди трещина на льду появляется, увеличивается, увеличивается – и мы начинаем погружаться в воду». Зима, мороз… Водитель успел выскочить сразу. А отец Иоиль в рясе, замешкался… Как-то он все же выбрался из автобуса, но на лед не успел выйти. Автобус ушел под воду, а отец Иоиль оказался в воде – ряса распустилась… Водитель вытащил его с трудом на лед, и они пошли – а до Валаама еще не близко… Ряса на морозе оледенела, стала как кольчуга. Как уж они дошли… А мы-то ничего не знаем, переживаем: отец Иоиль должен приехать, уже ночь – а его нет. Братия все переполошились. И вот смотрим – идут, еле живые, замерзшие. Отца Иоиля переодели, натерли спиртом, дали выпить ему – он лежит такой блаженный, довольный: на Валаам попал, слава Богу!


Я заметил, что с Валаама легко уехать, а попасть на Валаам тяжело. Часто приезжаешь в Приозерск – погода нелетная, Ладога неприступная, шторм 3 балла, корабли не ходят. Сутки, двое, трое сидишь, молишься, чтобы попасть на остров, вопиешь: «Преподобнии Сергие и Германе, пустите грешника». Потом потихоньку буря утихает – на четвертый, пятый день. Наконец, можно сесть на корабль и отправиться… Уедешь с острова – а назад вернуться не можешь… Вот и отец Иоиль – с такими испытаниями попал на Валаам. Все свое стяжание оставил на дне Ладоги и начал новую жизнь…


Он любил Псалтирь читать и духовным чадам своим благословлял по десять кафизм в день прочитывать. А когда кто спрашивал благословения на отчитку, он к отцу Герману не посылал, а говорил: «Вот читай по десять кафизм – и будешь здорова». И сам, конечно, молился за этого человека. Любил читать акафист Архистратигу Божию Михаилу. Впоследствии мы с ним вместе ездили на Афон…

На фото стоят (слева направо): иеромон. Феофан (игумен и духовник Горненской обители в Иерусалиме), иеромон. Фотий (игумен и начальник Приозерского Валаамского подворья), иеродиак. Виссарион (схиигумен Варахиил, Коневский монастырь), игумен Андроник (Трубачев, первый Валаамский игумен (1990-1993), преподаватель МДАиС), игумен Косма (ТСЛ), иеромон. Геронтий (ТСЛ), иеромон. Варсонофий, азъ многогрешный и еще худой, иеродиак. Парфений (мой сокелейник по послушничеству в Данилове, потом оптинец, а ныне игумен Анастасова монастыря в Тульской епархии). Сидят трое чад о. Космы — имен не помню.


Позже открыли Ильинский скит. Он расположен на острове Лембос, еще дальше на восток от Святого острова. На пророка Илию мы туда приезжали. Там оставались только фундамент храма и колодец. Послужили молебен пророку Илии. Постепенно и этот скит восстановился.


В северной части Ладожского озера находится остров. До закрытия обители братия добывали там гранит (в нижнем храме на главном острове – в честь преподобных Сергия и Германа – все подоконники и подножие раки преподобных Сергия и Германа, сделаны из темно-красного гранита). Постепенно восстановили Сергиевский скит на этом острове. Сюда пришли братия схимонах Сергий и монах Агафодор, которые раньше подвизались на Ферме. И они вдвоем живут там пустынническим уставом, по святым отцам. Келья схимника в лесу, посреди острова, а монаха Агафодора – на берегу. Раньше они так молились: один – с вечера до полуночи, а другой – с полуночи до утра. Молились Иисусовой молитвой, по святым отцам. Когда восстановили храм, прислали для служения иеромонаха Вениамина, какое-то время там совершались службы, но потом этот иеромонах вернулся на остров (сейчас он скитоначальник на скиту преподобного Александра Свирского). А двое братий подвизаются там доныне. У них есть катер. Постоянно живут в скиту, лишь изредка приезжают на исповедь, за советом. Причащаются запасными дарами – по пустынническому чину, как их благословил Патриарх Алексий.

Надвратная церковь первоверховных апостолов Петра и Павла и проход в монастырь. 1990 г. Справа виднеется «красный магазин», бывшая иконно-книжная лавка, а до недавнего времени злачное место, снабжающее дешевым пойлом, папиросами и кое-какими продуктами местных жителей и не только (приходилось в бытность благочинным вылавливать там и монастырских).
Смоленский скит находится на полуострове. В 1930-е годы там подвизался в уединении схимник отец Ефрем, совершавший ежедневно Божественную литургию и особо поминавший воинов, на поле брани убиенных. Сейчас скитоначальник на этом скиту – иеромонах Давид (Легейда), регент. Когда мы туда пришли впервые, храм стоял в развалинах. Финны поострили на полуострове часовню, баньку.


Недалеко от Смоленского скита – через Московский пролив – Ферма. Это трудовой скит – там коровы, куры… Ферма сохранилась от прежних времен. Видно, с какой любовью все было сделано, добротно, как все продумано. Первое время там трудились люди мирские, а потом постепенно их заменили братия. И нужно сказать, что самые подвижники – те, кто прошел Ферму. Так, схимонах Сергий и монах Агафодор из пустыньки пришли туда с Фермы…


Недалеко от Фермы – Коневский скит. Он находится на Коневских (Игуменских) озерах. В этих местах подвизался в уединении в келье игумен Дамаскин. Впоследствии на месте своего уединения он устроил скит во имя Коневской иконы Божией Матери. Здесь устав также был очень строгим. В 1930-е годы в Коневском скиту подвизался схимонах Николай, последние годы жизни проведший в Псково-Печерском монастыре. Святейший Патриарх Алексий, будучи отроком, приезжал в эти годы на Валаам и вспоминал, что отец Николай всякий раз встречал самоваром, за которым велись душеспасительные беседы…


Воскресенский скит находится на берегу Большой Никоновской бухты – главной пристани Валаама, на вершине холма, где по преданию святой апостол Андрей Первозванный воздвиг каменный крест. Этот холм носит название Сионской горы. Нижний храм скита устроен по подобию храма Гроба Господня в Иерусалиме: Кувуклия, камень помазания, пещера Гроба Господня… Это было сделано тщанием игумена Маврикия, который побывал на святых местах. Теперь в скиту расположена паломническая служба монастыря…


И другие места на Валааме названы в напоминание о Святой земле – река Иордан, Гефсиманский скит (на берегу Малой Никоновой бухты). Рядом с Гефсиманским скитом, на Елеонской горе, высится Вознесенская часовня…


У братии был обычай уединяться на несколько дней на скитах, чтобы помолиться, укрепиться в молитве. И я тоже ездил ради уединения на Всехсвятский скит, на Предтеченский скит, на Святой остров, на Никольский скит. Бывало, мы с отцом Варахиилом отправлялись на остров преподобных Зосимы и Савватия. У отца Александра, приезжавшего к нам на Валаам из Питера, был ботик – парусник. Он отвозил нас на остров, и там мы уединялись. А через три дня забирал обратно. На Дивный острой тоже уходили ради уединения. Там есть большой крест – прямо у креста располагались, разводили костерчик, и устав там у нас был пустыннический…


Одно время на Валааме жил иеромонах Тихон – духовное чадо отца Ермогена (Величутина, с Кургана, † 1995). Как-то видим – нет его на службах, на трапезе день, два, я беспокоюсь, пришел к нему, стучу в келью:


Отец Тихон, ты что тут делаешь?


– Да что ты мне мешаешь, отвлекаешь…


Потом замечаю: отец Тихон по вечерам уходит с рюкзачком в лес, а утром появляется. Спрашиваю:


– Отец Тихон, ты чем в лесу занимаешься?


– Да по лесу хожу.


– А точнее?


– Хочу стяжать умно-сердечную молитву, ночное бдение хочу одолеть, а в келье у меня не получается – засыпаю, поэтому я хожу в лес и там молюсь.


Я говорю ему:


– Ты возьми меня с собой.


– Как тебя взять?


Пошли в лес вдвоем. Там в одном месте сосна упала, корень вывороченный, он целлофаном накрыл его – получилась келейка такая, там костерчик разводит. Мне понравилось… У отца Тихона был большой пустыннический опыт жизни в Кавказских горах. В лесу мы с ним прочитали Евангелие, потом помолились Иисусовой молитвой – такое совершили бдение. Костерчик погаснет, но все равно в келейке тепло. Было это осенью…


А как-то раз пошли мы с отцом Тихоном зимой на Авраамиевский скит. На лыжах перебрались через пролив. Холодно. У нас было такое приспособление в роде примуса (такие, как у спелеологов), мы его раскачали, сверху наложили валежника из сосны и разожгли костер. Иначе костер не разжечь – все заледенело, мороз, ветер. Отогрелись – и давай молиться… На островах особая благодать – что в горах, что на островах… Впоследствии отец Тихон ушел на Кавказ, подвизался так какое-то время в пустыньке, а теперь живет в Тверской епархии…


Многие скиты на Валааме были основаны в XIX веке, при игумене Дамаскине.

Валаамские подвижники


Игумен Дамаскин (Кононов) – это замечательный подвижник. О нем надо сказать особо. Он пришел на Валаам из Тверской епархии. Духовником у него был иеросхимонах Евфимий (Ужтовский, † 1829), который был учеником старцев, приехавших в Россию из Нямецкого монастыря от Преподобного Паисия Величковского и подвизавшихся в то время (с 1811 года) в скиту Всех Святых Валаамского монастыря – схимонаха Феодора и иеросхимонаха Клеопы и их ученика и сподвижника иеросхимонаха Льва (будущего старца Оптинского). Они научили отца Евфимия умному деланию, хранению ума, Иисусовой молитве, а тот, в свою очередь, восприняв это учение, воспитал валаамского светильника игумена Дамаскина. Отец Дамаскин, преуспев в молитве Иисусовой, удалился во Всехсвятский скит, где жил семь лет, а потом подвизался в пустынническом уединении в келье на Коневских озерах. Часто он испытывал страхования, видел, как из озер выходят какие-то чудовища – приходилось обороняться Иисусовой молитвой, постом, поклонами… По благословению святителя Игнатия (Брянчанинова) отца Дамаскина рукоположили в Санкт-Петербурге в иеромонахи, он был назначен игуменом Валаамского монастыря и оставался игуменом в течение 40 лет – с 1839 года по 1881 год – до самой своей кончины, последовавшей 23 января.


При игумене Дамаскине монашеская жизнь на Валааме процвела. Он заботился и о внешнем устроении, особенно об укреплении скитов, при нем было построено много часовен. На Дивном острове воздвигли большой шестиметровый поклонный крест, и в других местах воздвигали поклонные кресты. Сам пройдя все степени монашеского жития, он учил братию молитве Иисусовой, правильным подвигам, правильному внутреннему устроению.


Игуменская келья находилась в западной части внутреннего каре. В годы запустения местные жители часто видели, как какой-то монах ходит по монастырю, и по описанию это был игумен Дамаскин…


Похоронен он на игуменском кладбище. Игуменское кладбище находится в километре от монастыря, на восток. Там есть храм в честь Всех святых, в подвиге иноческом просиявших – за неделю до Великого Поста, в субботу Сырной седмицы, совершается им празднование. Храм сейчас восстановлен, там совершаются службы.

Сегодня исполняется 190 лет со дня праведной кончины подвижника Валаамского монастыря — схимонаха Николая (1752–6/19 января 1824)

Ниже находится Братское кладбище. А если пройти еще дальше – там находилась келья схимонаха Николая (Смелова, † 1824). Это был инок святой жизни, пустынник, ученик игумена Назария. Во время своего паломничества на Валаам его посетил Император Александр I и беседовал с ним в его келье… Мы искали его мощи, но, к сожалению, кладоискатели опередили нас. Нашли только часть лобовой кости, куколь и параманный крест. Мы сделали ковчег и бережно хранили эти мощи, которые тоже благоухали. Над его могилой теперь устроена сень. Схимонах Николай почитается как местночтимый святой. Игумен Андроник готовил его прославление. Он говорил, что на Валааме более ста человек можно прославить в лике святых. Когда приезжал на Валаам отец Кирилл, он побывал на Старом кладбище, что рядом с монастырем, и говорил, что здесь любую могилу можно открыть – и найдешь святые мощи. Много святых подвижников просияло на Валааме. На Старом кладбище покоятся схимонах Агапий – делатель молитвы Иисусовой, схимонах Никита, многие другие отцы, просиявшие в иноческом подвиге. А на кладбище в скиту Всех Святых, у восточной стены алтаря, похоронен иеросхимонах Клеопа (Антонов) – один из тех старцев, которые принесли в Россию мощную духовную струю с Афона, через преподобного Паисия Величковского. Это был великий подвижник, у него был большой помянник, он постоянно читал Лествицу, говорил, что эта книга должна быть настольной после Евангелия.


Иеросхимонах Клеопа преставился на Валааме и похоронен на Всехсвятском скиту, где подвизался (†19 мая 1816 г.), а иеросхимонах Лев и схимонах Феодор, прожив на Валааме шесть лет, ушли в Александро-Свирский монастырь, где схимонах Феодор почил, а иеросхимонах Лев перешел в Левобережскую, а потом в Оптину пустынь.


В конце XIX века на Всехсвятском скиту хоронили одного почившего брата, и когда копали могилу, сбоку, из соседней могилы, выпал череп – чистый, темного воскового цвета. По всему скиту распространилось благоухание. Скитской старец иеросхимонах Алексий (Блинов) сказал, что это череп иеросхимонаха Клеопы. Отслужили панихиду и возложили главу на место. Так мощи его и находятся на кладбище Всехсвятского скита по сей день.


Так просияли отцы – через послушание, смирение, отсечение своей воли, через молитву Иисусову, через умное делание.

Старцы – основатели Нового Валаама

В иных пределах (о жизни на Старом Валааме во время советско-финляндской войны)

В 1939 году, в связи с началом советско-финской войны, валаамская братия была эвакуирована в восточную Финляндию и там основала Ново-Валаамскую Преображенскую обитель. Интересно отметить, что новая обитель расположилась в усадьбе Папинниеми в местечке Хяйнавеси, где в одном из зданий была найдена икона преподобных Сергия и Германа Валаамских. Братия привезли с собой иконы со старого Валаама, а также церковную утварь. После войны Ново-Валаамская обитель была включена в юрисдикцию Русской Православной Церкви. А когда в 1957 году монастырь был передан Финляндской архиепископии, часть братии по благословению переехала в Псково-Печерский монастырь. Таковых было семь иноков – схиигумен Лука (Земсков), игумен Геннадий, иеросхимонах Михаил (Питкевич), иеромонах Иоанн (в схиме Лавр), монах Борис (Монахов, в схиме Николай), монах Сергий, и монах Гурий (Соколов, в схиме Герман).


Иеросхимонах Михаил до закрытия Валаамской обители подвизался в Гефсиманском скиту, находящемся в четырех километрах от монастыря. Он каждый день служил литургию – молитвенник, подвижник.


Схиигумен Лука нес послушание гостинника. Паломники отзывались о нем как о человеке очень любвеобильном, он всех встречал с любовью, помогал, утешал, имел дар утешения. Он был духовным наставником отца Павла (Груздева). Отец Павел подарил нам напрестольное Евангелие, которое мы потом употребляли при богослужении. Может быть, оно ему досталось от отца Луки…


Схимонах Николай был великим молитвенником. С детства у него были больные глаза. Когда он учился в школе, как-то дети баловались и втолкнули его в пустую комнату, и он увидел там в каждом окне по громадному бесу. Мальчик сильно перепугался, и с этого времени у него повредились глаза. Но это было, видимо, промыслительно, потому что у него были отверсты внутренние глаза, и многое было ему открыто. Когда в 1920-е годы на Валааме стали вводить новый стиль, отец Николай молился перед иконой Божией Матери, и в видении ему было указано, что переходить на новый стиль нельзя. Отец Кенсорин, его келейник в Псково-Печерском монастыре, рассказывал, что старец особенно любил ночную молитву. С 11 часов садился в кресло и всю ночь до 5 часов утра молился. Говорил, что Господь любит ночную молитву. Во время молитвы небесный свет озарял келью старца. От него исходила особая любовь и теплота молитвы, и это передавалось тем, кто находился рядом с ним. Отец Кенсорин говорил, что, живя рядом со старцем, он постоянно испытывал неизреченную радость.


Один из духовных чад отца Кирилла рассказывал, как он приезжал в Печоры и еще застал этих старцев. Он удивлялся тому, какие они великие подвижники, рассказывал: «Я еще только зашел, в коридоре нахожусь, а отец Николай уже называет меня по имени, приглашает войти, и то, что я намеревался спросить, уже знал заранее – я не успевал задать вопрос, как он уже отвечал». Он тогда был уже немощен.


Эти три отца просияли в молитвенном подвиге еще на старом Валааме и в Псково-Печерском монастыре. Иеросхимонах Михаил преставился в 1962 году, схиигумен Лука – в 1968. Схимонах Николай – в 1969.

Споручница грешных

Наместник о. Андроник и о. Назарий с местным хулиганом.
На Валааме схимонах Николай проходил разные послушания. Однажды, еще будучи послушником, до революции, он был направлен в Москву на подворье Валаамского монастыря. Там он был пострижен в монашество с именем Борис и нес послушание пономаря. Однажды, в воскресный день во время службы он обнаружил в храме сверток. Поскольку никто не брал его, после обеда он этот сверток развернул – оказалось, это икона. Икона была вся потемневшая, он ее промыл, и оказалось, что это икона Божией Матери «Споручница грешных». Отец Борис принял ее как Божие благословение, и она сразу проявила себя как чудотворная. Когда он возвращался на Валаам на корабле, была страшная буря, так что все уже отчаивались за свою жизнь – думали, что корабль потонет. Отец Борис сильно молился Божией Матери, веря, что Матерь Божия поможет, спасет, сохранит.


А нужно сказать, что Ладожское озеро большое, как море, но на море волны пологие и потому не столь опасные, а на озере бывают очень крутые волны, и часто судно не выдерживает – очень много кораблей потонуло на Ладожском озере. Потому-то преподобные Сергий и Герман часто являлись бедствующим на озере и спасали утопающих – очень много известно таких случаев…


И вот корабль сильно качнуло, так что вещи просыпались на пол, и с ними икона. Отец Борис думал, что она наверняка разбилась. Но когда корабль прибыл в Воскресенский скит и отец Николай стал собирать вещи, он к своему удивлению увидел, что икона цела, – стекло совершенно неповрежденное. Эту икону братия очень почитали. Было замечено, что если кто был одержим духом уныния, то, помолившись у иконы – послужив молебен или просто помолившись, – получали уврачевание. И не только от уныния, но и от других искушений. Эта икону схимонах Николай оставил своему келейнику отцу Кенсорину (Федорову).


Отец Кенсорин был насельником Псково-Печерского монастыря, затем – наместником Святогорского Успенского монастыря (в Пушкинских горах), потом служил на приходе в деревне Троицкая гора (Псковской области), потом нес послушание духовника в Спасо-Елеазаровском женском монастыре Псковской епархии… Я приезжал к нему – и в Троицкую гору, и в Спасо-Елеазаровский монастырь, и именно в связи с этой иконой.


Однажды я приехал в Псково-Печерский монастырь к старцу архимандриту Александру (потом он принял схиму). Сказал, что я с Валаама, и отец Александр принял меня с любовью, рассказал о валаамских старцах, которых он еще застал в Псково-Печерском монастыре, а потом и говорит: «Поезжай в Троицкую гору, и пусть отец Кенсорин передаст икону Божией Матери на Валаам». Сам, конечно, я не дерзнул бы поехать к отцу Кенсорину, но за послушание поехал – раз старец благословил. Приехал, нашел отца Кенсорина, увидел эту икону – икона, конечно, чудная, особенная такая… Передал ему благословение. Он с любовью меня принял. Послужили всенощное бдение перед иконой, помолились, приложились к ней, маслицем помазались, но икону отец Кенсорин мне не отдал, сказав, что вернет ее со временем – как только на Валааме укрепится духовная жизнь. Позже он сам побывал на Валааме, но не остался там. Когда он был уже в Спасо-Елеазаровском монастыре, я опять навестил его, опять послужили перед иконой, помолились вместе с ним… Но икона опять осталась при отце Кенсорине…


Я заказал иконописцу написать мне такую же икону. Икона была написана, сейчас она находится в Санкт-Петербурге у монахини Марии. Эта икона тоже необычная, перед ней были откровения… Она меньшего размера и иконописная. А подлинная икона выполнена в живописной манере…


После Спасо-Елеазаровского монастыря отец Кенсорин вернулся на свою родину в пос. Борисоглебский (бывший город Борисоглебск, Ярославской обл.). Поселился в доме и стал там служить литургию в домовой церкви. Как-то Владыке ярославскому доложили об этом. Владыка вызывает его и говорит: «Ты что там служишь на дому, не поминаешь Патриарха, что ли?» А отец Кенсорин отвечает: «Владыка, я досматривал трех валаамских старцев. Иеросхимонах Михаил каждый день служил литургию – и на Валааме, и когда переехал на Новый Валаам, и мне благословил, чтобы я так служил. Поэтому я и служу литургию». И Владыка оставил его в покое. Позже отец Кенсорин переехал в деревню в семи километрах от Борисоглебска. Там восстанавливает храм, есть у него и домовая церковь, где он каждый день служит литургию.


И там находится эта чудотворная икона с Валаама – «Споручница грешных». Говорит: «Как на Валааме восстановится настоящая духовная жизнь, так икону передам»…

Судьбы Божии

Возрождение валаамского монастыря. 1989 год

– А где теперь те первые иноки, которые пришли на Валаам в 1989–1990 гг., как сложилась их жизнь?


– Я не о всех знаю… Из первой братии на Валааме остались отец Фотий и отец Авраамий (бывший послушник Валентин).


Иеромонах Фотий – постриженник Лавры, в Лавре он был помощником эконома, в Данилове – смотрителем патриарших покоев, а когда приехали на Валаам, был благочинным, он служил. Из Данилова мы вдвоем поехали на Валаам. Когда мы бедствовали без игумена, он ездил в Лавру, просил отца Кирилла прислать нам игумена. Деятельный, хозяйственный, подвижник, труженик. На Валааме усердием отца Фотия стали разводить огороды – он знал, как это делается. Через некоторое время его направили на Приозерское подворье (70 км на запад от Ладожского озера). Он возглавил подворье, собрал братию, построил еще один храм, и в разных местах построил храмы – в Плодовом, в Кузнечном… Сейчас он игумен, начальник Приозерского подворья. У них строгий устав, есть хозяйство.


Иеромонах Авраамий (тогда еще послушник Валентин) был помощником эконома. Принял монашеский постриг с именем в честь Авраамия Ростовского. Впоследствии он был на Сортавальском подворье – на северном берегу Ладоги, на границе с Финляндией (там храм в честь святителя Николая). Потом он был игуменом, начальником Сортавальского подворья.


Иеромонах Иаков много сделал для открытия Валаама, подобрал братию, воодушевил. Нас организовал – а сам с первой братией не поехал – не было благословения. Приехал он позже, в мае 1990 года, и его назначили экономом. Сейчас он подвизается под Москвой… Много потрудился для восстановления монастыря. Дружелюбный, общительный, жизнерадостный…


Иеромонах Феофан родом из Чувашии, на Валааме его назначили казначеем. Потом он жил на Гефсиманском скиту, трудился там в уединении, в молитве. Очень трудолюбивый, смиренный, имел дар рассуждения. В общении с братией – внимательный, осторожный, умел говорить так, чтобы никого не обидеть, не осудить. Впоследствии его направили в Иерусалим, где он был духовником Горненского монастыря. Сестры любили его, потому что он всегда старался всем помочь, несмотря ни на что, нес самоотверженные труды. Потом он заболел воспалением легких и от этого умер. Похоронен на кладбище Горненского монастыря в Иерусалиме.


Схиигумен Варахиил (бывший послушник Вадим, в монашестве Виссарион) был первые годы уставщиком, регентом – вся служба была на нем. Он учился в Санкт-Петербургской семинарии, не закончил Академию и поехал на Валаам, потому что его влекла уединенная жизнь, подвиг. Он был сыном военного – была у него военная закваска, рано вставал, строго постился, подвизался. Потом он стал начальником Всехсвятского скита. В скиту я его навещал, оставался у него по нескольку дней. Службы на Всехсвятском скиту были только в субботу и воскресенье, а отец Варахиил у себя в келье вычитывал службы каждый день. Читал он динамично, быстро – молиться с ним было хорошо. Впоследствии он заболел, возникли проблемы со зрением. Одно время жил на подворье в Санкт-Петербурге, а потом ушел в Коневский Рождество-Богородичный монастырь (Коневец – это остров к юго-западу от Валаама, недалеко от материка, основанный преподобным Арсением Коневским). Живет на Казанском скиту на Коневце вместе с послушником и несет послушание духовника. Служат там вдвоем, поют византийским напевом. Только в субботу и воскресенье в скит на службу приходит братия…


Инок Леонид уже скончался. Он был первое время певчим на клиросе, и мы с ним пекли просфоры – в обычной печке в духовке, ночами, потому что печка одна была – днем готовили пищу, а ночью пекли просфоры. Исполнительный, послушный, любил уединение, молитву, до конца жизни пребывал в молитве и почил с молитвой на устах. Постоянно читал Древний патерик. Жил он в холодной келье на чердаке – не топил, а довольствовался тем теплом, которое снизу шло. Питался он одной гречкой – то ли ради подвига, то ли такая у него была диета. В келье у него были только ряса, подрясник, сапоги, Новый Завет, Псалтирь и Древний патерик. Он ревностно подвизался, постился и здоровье его пошатнулось, начались сильные головные боли. Принял иноческий постриг с именем в честь преподобного Леонида Усть-Недумского. Когда здоровье его ухудшилось, его перевели в Приозерск. Скитоначальник отец Фотий определил его жить у одной местной старушки, которая за ним ухаживала. Она рассказывала, что пока у отца Леонида было хорошее состояние, он молился без отдыха – так истово, молитву Иисусову читал, акафисты, каноны. А когда ему плохо было, он сутками лежал. Потом он вернулся на Валаам – в 1994 или 1995 году. Как-то я с ним беседовал, и он сказал мне: «Я уже на земле прохожу мытарства», – без ропота, просто открылся. Молитва у него действовала непрестанно. Говорил: «Всю братию люблю, за всех молюсь». Когда инок доходит до такого состояния, это говорит о том, что он научился правильному житию в общежитии, что общежительная жизнь пошла ему на пользу. И тогда Господь дал ему непрестанную сердечную молитву.


А бывают примеры, когда братия занимаются молитвой, а имеют своеволие, не слушают никого, авторитетов нет: я сам знаю, я святых отцов читаю, я сам себе и духовник, и старец, и игумен. Это неправильное устроение. А у инока Леонида было смиренное послушание, и он достиг такого высокого состояния. Полюбил молитву Иисусову и поставил ее целью жизни… Он и почил в молитве. Когда он вернулся уже на Валаам, его поместили на Ферму. Напротив Фермы – Смоленский скит, дальше – Коневский. По воскресеньям он ходил на службы в монастырь. И вот раз мы не увидели его на службе. А от Фермы до монастыря километра три-четыре, идти надо по Московскому заливу, по озерам, по льду. Может быть, он пошел в это воскресенье на Всехсвятский скит… Три дня мы искали его и наконец нашли ближе к Всехсвятскому скиту – он провалился в полынью. Нашли по перчаткам, оставшимся на льду, на глубине трех метров… Когда его подняли – лицо его было спокойным и персты были сложены для крестного знамения. Когда совершалось отпевание, он был такой светлый, и молиться за него было легко. Братия испытывали такую радость, чувствовалось, что он перешел от земли на небо.

«Аще монах смирится…»


«Аще монах смирится, на всяком месте обрящет покой». Не место спасает, но место, конечно, помогает. В Лавре тоже подвижники умудрялись среди народа нести крест, и спасаться, и другим помогать… Есть очень хорошая книга архимандрита Тихона (Агрикова) «У Троицы окрыленные» – об отцах Троице-Сергиевой Лавры. Здесь, конечно, другой подвиг – незаметный, сокровенный… В духовной жизни бывает такое искушение: мы недовольны местом, где находимся, куда-то рвемся, думаем, что вот – там спасение, в том месте лучше, или в этом. А это не совсем так. И даже великие подвижники попадались на это искушение. Так что надо быть осторожным. Матушка Ольга (схимонахиня Виталия) из Сухума говорила: «Бес оседлает человека и гоняет»… А отец Павел Груздев говорил: «Блажен человек, который всем доволен и за все благодарит Бога»…


– А на Валааме сейчас есть молитвенники?


– Есть… Когда приезжаешь на Валаам, чувствуешь какую-то особую атмосферу, какое-то успокоение, утешение – как будто попадаешь в другой мир. Недаром это место называют Северным Афоном. Все там способствует молитве, уединению, богомыслию… На Валаам приезжали в первые годы архидиакон Сергий (Генсицкий, ныне митрополит Тернопольский и Кременецкий), протоиерей Валериан Кречетов. Приезжал наместник Данилова монастыря архимандрит Алексий (Поликарпов). Мы с ним ехали на корабле вместе. Он смотрит на Ладогу, на леса, на сопки. «Да, – говорит, – если тут не стяжешь чистой молитвы, то трудно будет, убежишь». Валаам – это место для молитвы, кто молится, тот преуспевает, укрепляется духовно…


Богу нашему слава всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Иеромонах Геронтий

Первопроходцы — Крохи — ЖЖ

Воспоминания о первых годах возрождения Валаамской обители
1989–1990-е годы

Продолжение. Начало см. здесь .

Скиты
Постепенно, по мере увеличения братии, мы стали восстанавливать и скиты.
Всехсвятский скит находится в четырех километрах от монастыря, в лесу, уединенно. В скиту есть храм, нижний – в честь Всех святых, и верхний – в честь святых Небесных сил бесплотных. Постепенно были восстановлены храм и кельи. Скитоначальником стал иеромонах Виссарион, бывший послушник Вадим (впоследствии он принял схиму с именем Варахиил). В 1993 году на Валаам приехал иеросхимонах Рафаил (Берестов). Он стал духовником на Всехсвятском скиту. Отец Рафаил долгое время был в Кавказской пустыне и стяжал молитву. Он окормлял братию – советами, наставлениями, учил самоукорению, смирению, послушанию, правильной молитве. Самоукорение он ставил во главу угла при обучении молитве. Он, как духовник, знал, как часто братия повреждались от недостатка смирения и самоукорения. При молитве Иисусовой очень сильно действует искушение самомнением, тщеславием и гордостью, и потому смирять, укорять себя крайне насущно и необходимо…

Устав здесь строгий, женщин в этот скит пускают только раз в год – на престольный праздник Всех святых. В этот день вся братия и паломники идут из монастыря в скит крестным ходом – с пением, с молитвой, и в скиту совершается Литургия. Ворота для всех открыты, молятся братия и сестры. А в остальное время братия живут по-афонски, своей сокровенной жизнью.

Потом открылся Никольский скит. Он располагается на небольшом островке – Крестовом, рядом с Монастырской бухтой и соединяется с главным островом мостиком (как и несколько других островов). Там есть два храма – в честь святителя Николая и домовый в честь преподобного Иоанна Дамаскина. Основное послушание братии – чтение Псалтири. Первое время Псалтирь читали на Всехсвятском скиту, потом – на Никольском.

Предтеченский скит – еще более уединенный, суровый. При настоятеле игумене Дамаскине в XIX веке на Валааме существовали все виды иноческого жития – и общежительное, и скитское, и пустынническое. Пустынники жили в разных местах, удаленных от туристических троп. Когда же в XIX веке с развитием пароходства умножилось число паломников, отец Дамаскин принял решение один скит, Предтеченский, выделить для пустынников. Там они подвизались.
В наше время на Предтеченском скиту жил один затворник – схимонах Иоанн. Он пришел с Кавказа, до Валаама подвизался в пустыне (в монашестве его звали Исааком). Это был ученый монах, хорошо знал святых отцов. Приняв схиму, он находился в затворе. Для него построили домик, и в этом домике он подвизался. Он изобрел календарь, по которому можно было определять пасхалию. Но бесы очень ему досаждали. Перед смертью у отца Иоанна были сильные искушения, его забрали в монастырь. Но по молитвам братии Господь его сохранил.
На Предтеченском скиту, как и на Всехсвятском, устав был очень строгим – там даже рыбу не кушали (хотя в Ладоге много рыбы), а только растительную пищу. Лишь на Пасхальной седмице и на Святках, после Рождества Христова, разрешалось вкушение скоромной пищи…

Святоостровский, или Александро-Свирский, скит находится на небольшом островке к северо-востоку от главного острова и отделяется от него небольшим проливом. На Святом острове подвизался преподобный Александр Свирский. Сначала был послушником монастыря (в течение семи лет), а потом перешел в скит на Святом острове. Жил в пещере, питался травой. Пещера эта сохранилась – очень узкая и холодная. Удивляешься – какую молитву надо держать, какую иметь силу духа, чтобы подвизаться в таких условиях при северных холодах и сырости. Там преподобный Александр прожил также около семи лет и затем ушел на реку Свирь, где основал монастырь – ему было откровение. Теперь Александро-Свирский монастырь возрожден, туда перенесли мощи преподобного.
На скитах служба, как правило, совершается только по воскресеньям и праздникам, а в другие дни – Иисусова молитва (по пустынническому чину службы дневного круга заменяются определенным числом молитв). На Святом острове был свой устав – там, кроме Иисусовой молитвы, читали чин 12 псалмов.
Восстановил этот скит игумен Иоиль (он тоже приехал на Валаам из Данилова монастыря, сейчас – схиигумен Иоанн, подвизается в скиту в Липецкой епархии, близ Задонска). Там была полная разруха, храм стоял без полов, без окон… Он восстановил храм, построил кельи, в братском корпусе устроил домовой храм – потому что в основном храме все же зимой было прохладно. Причала первое время не было, а на Ладоге часто бывают шторма – большие волны. Когда приплывал к острову корабль, морякам надо было иметь особую сноровку, чтобы подойти с подветренной стороны и причалить. А потом еще разгрузить стройматериалы и прочий груз. Это было весьма непросто и всякий раз исполнено риска… Шесть лет отец Иоиль там подвизался. И еще какое-то время был на Валааме рухольным.
Приехал он в 1993 или 1994 году – при наместнике отце Панкратии. Благословил его Владыка Арсений, тогда епископ Истринский. Первый раз он приехал, посмотрел — ему понравилось, некоторое время пожил. Потом вернулся в Данилов монастырь и принял решение перебираться на Валаам. Отправился он зимой. Ему дали небольшой микроавтобус, он загрузил его вещами, книгами и на нем с водителем ехал на Валаам из Сортавалы по льду. Ладога замерзла, но лед, видимо был не настолько толстым, чтобы выдержать вес микроавтобуса. Отец Иоиль рассказывал: «Вижу – впереди трещина на льду появляется, увеличивается, увеличивается – и мы начинаем погружаться в воду». Зима, мороз… Водитель успел выскочить сразу. А отец Иоиль в рясе, замешкался… Как-то он все же выбрался из автобуса, но на лед не успел выйти. Автобус ушел под воду, а отец Иоиль оказался в воде – ряса распустилась… Водитель вытащил его с трудом на лед, и они пошли – а до Валаама еще не близко… Ряса на морозе оледенела, стала как кольчуга. Как уж они дошли… А мы-то ничего не знаем, переживаем: отец Иоиль должен приехать, уже ночь – а его нет. Братия все переполошились. И вот смотрим — идут, еле живые, замерзшие. Отца Иоиля переодели, натерли спиртом, дали выпить ему – он лежит такой блаженный, довольный: на Валаам попал, слава Богу!
Я заметил, что с Валаама легко уехать, а попасть на Валаам тяжело. Часто приезжаешь в Приозерск – погода нелетная, Ладога неприступная, шторм 3 балла, корабли не ходят. Сутки, двое, тое сидишь, молишься, чтобы попасть на остров, вопиешь: «Преподобнии Сергие и Германе, пустите грешника». Потом потихоньку буря утихает – на четвертый, пятый день. Наконец, можно сесть на корабль и отправиться… Уедешь с острова – а назад вернуться не можешь… Вот и отец Иоиль – с такими испытаниями попал на Валаам. Все свое стяжание оставил на дне Ладоги и начал новую жизнь…
Он любил Псалтирь читать и духовным чадам своим благословлял по десять кафизм в день прочитывать. А когда кто спрашивал благословения на отчитку, он к отцу Герману не посылал, а говорил: «Вот читай по десять кафизм – и будешь здорова». И сам, конечно, молился за этого человека. Любил читать акафист Архистратигу Божию Михаилу. Впоследствии мы с ним вместе ездили на Афон…

Позже открыли Ильинский скит. Он расположен на острове Лембос, еще дальше на восток от Святого острова. На пророка Илию мы туда приезжали. Там оставались только фундамент храма и колодец. Послужили молебен пророку Илии. Постепенно и этот скит восстановился.

В северной части Ладожского озера, ближе к Финляндии, находится остров Пуутсаари, или Сергиевский. До закрытия обители братия добывали там гранит (в нижнем храме на главном острове – в честь преподобных Сергия и Германа – все подоконники и подножие раки преподобных Сергия и Германа, сделаны из темного кранного гранита, который добывали на Пуутсаари). Постепенно восстановили Сергиевский скит на этом острове. Сюда пришли братия схимонах Сергий и монах Агафодор, которые раньше подвизались на Ферме. И они вдвоем живут там пустынническим уставом, по святым отцам. Келья схимника в лесу, посреди острова, а монаха Агафодора – на берегу. Раньше они так молились: один – с вечера до полуночи, а другой – с полуночи до утра. Молились Иисусовой молитвой, по святым отцам. Когда восстановили храм, прислали для служения иеромонаха Вениамина, какое-то время там совершались службы, но потом этот иеромонах вернулся на остров (сейчас он скитоначальник на скиту преподобного Александра Свирского). А двое братий подвизаются там доныне. У них есть катер. Постоянно живут в скиту, лишь изредка приезжают на исповедь, за советом. Причащаются запасными дарами – по пустынническому чину, как их благословил Патриарх Алексий.

Смоленский скит находится на полуострове. В 1930-е годы там подвизался в уединении схимник отец Ефрем, совершавший ежедневно Божественную литургию и особо поминавший воинов, на поле брани убиенных. Сейчас скитоначальник на этом скиту – иеромонах Давид (Легейда), регент. Когда мы туда пришли впервые, храм стоял в развалинах. Финны поострили на полуострове часовню, баньку.

Недалеко от Смоленского скита – через Московский пролив – Ферма. Это трудовой скит – там коровы, куры… Ферма сохранилась от прежних времен. Видно, с какой любовью все было сделано, добротно, как все продумано. Первое время там трудились люди мирские, а потом постепенно их заменили братия. И нужно сказать, что самые подвижники – те, кто прошел Ферму. Так, схимонах Сергий и монах Агафодор с Пууатсаари пришли туда с Фермы…

Недалеко от Фермы – Коневский скит. Он находится на Коневских (Игуменских) озерах. В этих местах подвизался в уединении в келье игумен Дамаскин. Впоследствии на месте своего уединения он устроил скит во имя Коневской иконы Божией Матери. Здесь устав также был очень строгим. В 1930-е годы в Коневском скиту подвизался схимонах Николай, последние годы жизни проведший в Псково-Печерском монастыре. Святейший Патриарх Алексий, будучи отроком, приезжал в эти годы на Валаам и вспоминал, что отец Николай всякий раз встречал самоваром, за которым велись душеспасительные беседы…

Воскресенский скит находится на берегу Большой Никоновской бухты – главной пристани Валаама, на вершине холма, где по преданию святой апостол Андрей Первозванный воздвиг каменный крест. Этот холм носит название Сионской горы. Нижний храм скита устроен по подобию храма Гроба Господня в Иерусалиме: Кувуклия, камень помазания, пещера Гроба Господня… Это было сделано тщанием игумена Маврикий, который побывал на святых местах. Теперь в скиту расположена паломническая служба монастыря…
И другие места на Валааме названы в напоминание о Святой земле – река Иордан, Гефсиманский скит (на берегу Малой Никоновой бухты). Рядом с Гефсиманским скитом, на Елеонской горе, высится Вознесенская часовня…

У братии был обычай уединяться на несколько дней на скитах, чтобы помолиться, укрепиться в молитве. И я тоже ездил ради уединения на Всехсвятский скит, на Предтеченский скит, на Святой остров, на Никольский скит. Бывало, мы с отцом Варахиилом отправлялись на остров преподобных Зосимы и Савватия. У отца Александра, приезжавшего к нам на Валаам из Питера, был ботик – парусник. Он отвозил нас на остров, и там мы уединялись. А через три дня забирал обратно. На Дивный острой тоже уходили ради уединения. Там есть большой крест – прямо у креста располагались, разводили костерчик, и устав там у нас был пустыннический…
Одно время на Валааме жил иеромонах Тихон – духовное чадо отца Ермогена (Величутина, с Кургана, † 1995). Как-то видим – нет его на службах, на трапезе день, два, я беспокоюсь, пришел к нему, стучу в келью: «Отец Тихон, ты что тут делаешь?» – «Да что ты мне мешаешь, отвлекаешь»… Потом замечаю: отец Тихон по вечерам уходит с рюкзачком в лес, а утром появляется. Спрашиваю: «Отец Тихон, ты чем в лесу занимаешься?» – «Да по лесу хожу». – «А точнее?» – «Хочу стяжать умно-сердечную молитву, ночное бдение хочу одолеть, а в келье у меня не получается – засыпаю, поэтому я хожу в лес и там молюсь». Я говорю ему: «Ты возьми меня с собой». – «Как тебя взять?..» Пошли в лес вдвоем. Там в одном месте сосна упала, корень вывороченный, он целлофаном накрыл его – получилась келейка такая, там костерчик разводит. Мне понравилось… Отец Тихон несколько лет жил на Аигбе (в скиту Валаамского монастыря в Кавказских горах, на границе с Абхазией), и у него был большой пустыннический опыт. В лесу мы с ним читали Евангелие, потом молились Иисусовой молитвой – такое совершили бдение. Костерчик погаснет – но все равно в келейке тепло. Было это осенью…
А как-то раз пошли мы с отцом Тихоном зимой на Авраамиевский скит. На лыжах перебрались через пролив. Холодно. У нас было такое приспособление в роде примуса (такие, как у спелеологов), мы его раскачали, сверху наложили валежника из сосны и разожгли костер. Иначе костер не разжечь – все заледенело, мороз, ветер. Отогрелись – и давай молиться… На островах особая благодать – что в горах, что на островах… Впоследствии отец Тихон ушел на Кавказ, подвизался так какое-то время в пустыньке, а теперь живет в Тверской епархии…
Многие скиты на Валааме были основаны в XIX веке, при игумене Дамаскине.

150 лет со дня освящения храма во имя святого пророка Божия Илии на Валааме

Литургию возглавил председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству, наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры архиепископ Сергиево-Посадский Феогност.

Архиепископ Сергиево-Посадский Феогност и епископ Троицкий Панкратий во время совершения Божественной Литургии.
2 августа 2018 года, в день памяти святого пророка Божия Илии, в Спасо-Преображенском Валаамском ставропигиальном мужском монастыре состоялся престольный праздник Ильинского скита. Сегодня отметили 150-летие со дня его освящения.


Литургию возглавил председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству, наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры архиепископ Сергиево-Посадский Феогност. Ему сослужил игумен Спасо-Преображенского Валаамского монастыря епископ Троицкий Панкратий и братия в священно сане.


В настоящее время в Ильинском скиту постоянно проживает несколько насельников. Паломнические группы посещают Ильинский скит только по благословению игумена обители епископа Троицкого Панкратия. В день престольного праздника был организован специальный рейс для богомольцев.


Краткая справка


Ильинский скит находится в 10 км от монастыря на острове Лембос, входящем в группу Байонных островов. Существует упоминание о том, что уже в XVIII веке на острове находилась часовня.


В феврале 1867 года игумен Дамаскин обратился к митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому Исидору за благословением построить на острове Лембосе деревянный храм во имя пророка Божия Илии. Уже в 1868 году деревянная церковь была освящена. С этого же времени Лембос стал называться Ильинским.


Недалеко от церкви были расположены два деревянных двухэтажных келейных корпуса для постоянного проживания 10 человек братии. Был устроен колодец глубиной 5 метров, верх которого оформили тесаным мрамором. Около колодца иноки посадили фруктовый сад, а в разных местах скита – аллеи из пихт и лиственниц. Основным послушанием братии скита был присмотр за стадом овец, шерсть которых использовалась для изготовления вязаной одежды и валяной обуви.

Присутствие братии Валаамского монастыря на Байонных островах в первой половине XIX века обеспечивало порядок в этой части архипелага, защиту от браконьеров («лихих людей»), а также расширяло территорию Валаамского монастыря на восток.


В 1944 году Валаамские острова, включая Ильинский, окончательно перешли к СССР. В 1945 году на Валааме был открыт рыбпромкомбинат. Всего на комбинате работало около 500 человек, 80 из которых были репатриированы после войны. Часть рыбаков проживала в бывших келейных корпусах и храме Ильинского скита.


В 1967 году, через 100 лет после начала строительных работ, храм и братские корпуса Ильинского скита полностью сгорели во время пожара, причины которого так до сих пор не известны: по одной из версий – по вине рыбаков, по другой – скит уничтожался сознательно. К концу ХХ века от Ильинского скита практически ничего не осталось, только обрамленный мрамором колодец, фундаменты, руины причала и идущая от него в горку прекрасная лиственничная аллея.


«Когда мы сюда пришли в начале 2000- годов, то колодец был забит мусором, грязью, камнями. Ну зачем они туда это бросали? Зачем? Ведь можно было пить эту воду. Но почему-то вместо вот этого кидали туда всякий мусор. Странно», – вспоминает епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря.


Наверное, только борьбой с «опиумом для народа» можно объяснить и уничтоженный колодец, и поваленные кресты, и обезображенные иконы, и закрашенные масляной краской бесценные фрески на стенах.


Сегодня скит восстановлен. И звучат песнопения в храме: «Величаем тя, святый славный пророче Божий Илие, и чтим еже на Небеса на колеснице огненней преславное восхождение твое».


Остров Лембос, на котором расположен Ильинский скит, всегда славился среди ладожских рыбаков своей бухтой, укрытой от всех ветров.


Рассказывает епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «Эта бухточка называется у местных рыбаков «У Христа за пазухой». И они здесь прячутся, когда на Ладоге сильные шторма».


И здесь же однажды пришвартовался катер, из которого вышел Владимир Путин.


Рассказывает епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «Он каким-то образом сюда сам попал. То есть я его сюда не привозил. И потом, когда мы вечером встретились, Владимир Владимирович рассказывал, что он приплыл сюда на катере, рассказывал, там стояла яхточка такая маленькая , ну какая-то самодельная такая, и там двое питерских пенсионеров».


Бывалый рыбак разбирал снасти, а его супруга стояла на палубе. Вокруг тишина, нетронутая природа, ни одного человека и вдруг…


Рассказывает епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «Смотрит – Путин. Она протерла глаза, поняла, что это не мираж, не приведение никакое. Мужа хлоп: «Камеру давай быстрей, камеру». Зафиксировать».


Президент обошел остров, а потом уже вечером спросил Владыку о руинах, которые увидел в лесу.

 Президент говорит: «Давайте мы вам поможем».
Епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «Да, там был скит. Начинаем как бы восстановление, но пока у нас средств нет, мы так вот только порядок наводим пока: расчищаем фундаменты, кусты вырубаем, колодец почистили, такие вот самые первые работы. Он: «Давайте мы вам поможем».


От Ильинского скита на тот момент сохранился фундамент и алтарный камень посреди него. И вот с ним-то и связана история, которую на Валааме иначе как знамением или даже чудом не называют. Причиной всего стал прилетевший неизвестно откуда голубь.


Конюх Николай перевозил бревна от причала к месту строительства. Поднявшись в гору, он увидел, что над фундаментом церкви вьется белый голубь (а надо сказать, голубей на Валаамском архипелаге нет).


Епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «Никого кроме рабочих не было. Вот он сел на этот камень и стал прогуливаться, так сказать, ворковать».

Скит святого пророка Божия Илии на Валааме

Рассказывает Николай Волков, конюх Валаамского монастыря: «Это 2004 год, где-то конец мая. Только фундамент начали восстанавливать на Ильинском: камни возили, песок. Часов девять уже было. Смотрим: прилетает голубь белый, на алтарь прямо садится, прямо на престол, сидит».


Покружив, птица села в алтарной части, там, где некогда располагался престол. Николай позвал рабочих поглядеть на это диво.


Епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «И вот рабочие потихонечку так, осторожно к нему подкрались, к этому голубю подошли и взяли его в руки».


Николай Волков, конюх Валаамского монастыря: «На лапе колечко у него, на финском языке там надпись какая-то».


Оказалось, это финский почтовый голубь с колечком-«паспортом» на лапе (как раз из того места, где первоначально были расквартирована валаамская братия в 1940 г. после эвакуации с Валаама). Епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «А надо было сказать, что в Финляндии похоронены наши последние отцы, которые здесь жили, на Валааме, а потом были в сороковом году эвакуированы в глубь Финляндии во время войны и там основали Новый Валаам. И поэтому когда мы вот так, ну уже между собой стали думать, что это значит, то так и восприняли это как знамение, как знак того, что отцы, которые здесь жили, молились, подвязались, они как бы благословляют возобновление монашеской жизни здесь».

Все присутствующие были поражены случившимся! Никогда ни до, ни после этого случая финские почтовые голуби не долетали до архипелага! Братия и строители восприняли это событие как знак благоволения иноков старого (теперь уже – Небесного) Валаама к началу возрождения скита.


Епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «И действительно, очень все у нас так хорошо, быстро, споро пошло. За три года храм построили. Все было восстановлено. Освящали уже через три года. Это, конечно, было такое большое торжество для нас! Духовное, это в первую очередь».

Сток фото

Скит на острове Валаам. Изображение фасада

Мы жертвуем 10% дополнительных гонораров нашим спонсорам в качестве стимула для борьбы с COVID-19

Похожие изображения

Православная Церковь Никольский скит на острове Валаам — Карелия Россия

Смоленский скит на острове Валаам

Купола часовни Вознесения Господня на горе Элеон.Гефсиманский скит Валаамского монастыря. Остров Валаам, Карелия

Скит Всех Святых на острове Валаам. Карелия.

Выход из бухты острова Валаам, Никольский скит

Скит острова Святого Николая в ненастную дождливую погоду.

Свято-Николаевский скит Валаамского монастыря

Великие монастыри России.Остров Валаам

Скит на острове. Валаамский архипелаг

Великие монастыри России. Остров Валаам.

Остров Валаам в Карелии, Россия

Знаменитые монастыри России. Остров Валаам, Карелия. Никольс

Остров Валаам, Спасо-Преображенский монастырь

Россия Валаамский монастырь

.

Скит Святого Николая Валаамского монастыря от редакции Стоковое Изображение

Мы жертвуем 10% дополнительных гонораров нашим вкладчикам в качестве стимула для борьбы с COVID-19

Дизайнеры также выбрали эти стоковые фото

Крепость Корела (Карелия)

Валаамский монастырь

Северная река

Зоологи выпустили ладожских кольчатых нерп после реабилитации

Зоологи выпустили ладожских кольчатых нерп после реабилитации

Ладожская кольчатая нерпа

Суда на подводных крыльях у острова Валаам, Россия

Люди на пароме на острове Валаам, Россия

Валаам.Памятник Андрею Первозванному.

Пейзаж Монастырской бухты.

Закат на озере и дереве

Красивый пушистый бездомный кот на улице

Мост в Николаевский скит

Спасо-Преображенский Валаам Спасо-Преображенский монастырь,

.

Воскресенский скит на Валааме Stock Image

Скит Воскресения. Остров Валаам, Россия.

Красивые купола православной церкви на фоне голубого неба. Воскресенский скит Валаамского монастыря. Церковь

г.

Великие монастыри России. Остров Валаам

Православная Церковь Никольский скит на острове Валаам — Карелия Россия

Церковь Воскресения Христова, Валаам, Россия

Иконы в Воскресенском храме Голгофо-Распятского скита

Новоиерусалимский монастырь.Скит Патриарха Никона

Новоиерусалимский Воскресенский собор

Церковь Воскресения Христова на Голгофе на Анзерском острове. Соловки, Россия

Новоиерусалимский монастырь

.

Никольский скит на Валааме среди деревьев. Stock Image

Мы жертвуем 10% дополнительных гонораров нашим вкладчикам в качестве стимула для борьбы с COVID-19

Похожие изображения

Свято-Николаевский скит на архипелаге Валаам. Ладога

Шатер церкви Свято-Никольского монастыря на Валааме. Тонированная обработка

Остров Валаам, Спасо-Преображенский монастырь

Православная Церковь Никольский скит на острове Валаам — Карелия Россия

Выход из бухты острова Валаам, Никольский скит

Церковь Святого Николая на острове (скит).

Вид сверху на Валаамский монастырь. Голубая вода Ладожского озера, зеленый лес, Никольский скит и чистое небо в солнечный день

Скит острова Святого Николая в ненастную дождливую погоду.

Свято-Николаевский скит Валаамского монастыря

Свято-Николаевский скит. Валаамский православный Преображенский монастырь

Скит на острове.Валаамский архипелаг

Прекрасный вид с воды на остров с православной церковью. Свято-Николаевский скит Валаамского монастыря. Церковь св.

Старая церковь на берегу острова Валаам

Знаменитые монастыри России. Остров Валаам, Карелия. Никольс

.