Содержание

Иеромонах Василий (Росляков): «Обыкновенный» святой

Иеромонах Василий (Росляков) был убит на Пасху в 1993 году вместе с иноками Трофимом и Ферапонтом.

Как удивительно иногда бывает: живёшь в одном времени, в одном пространстве с человеком, но не видишь его, даже не знаешь о его существовании… А потом этот человек покидает мир, проходят годы… и вдруг происходит Встреча! Да такая, что чувствуешь: этот человек – родная душа, и его смерть, о которой ты даже не знал,  становится страшной потерей, раной, особенно мучительной оттого, что человек жил совсем недавно, ходил где-то рядом и с ним можно было бы встретиться, поговорить…

Эти две стихии – одновременно Встреча и Потеря, возникнув вспышкой в твоей жизни, — пересекаются в крест…

Так было и у меня, когда однажды, тёплым весенним днём стояла между библиотечными полками, листала старые литературные журналы. И вот мне в руки попал журнал «Наш современник» за 1996 г. , где на обратной стороне титульного листа были размещены фотографии трёх монахов с надписью: «Три года назад в Оптиной Пустыни были убиты три её насельника». И всё. Ни имен, ни описания трагедии, ничего. Когда я взглянула на фотографию одного из монахов – резануло по живому: Я потеряла брата! Я старалась спрятаться, уйти подальше, чтоб не разреветься на виду у других читателей.

Душа томилась вопросами: Кто он? Как его звали? Какова была его жизнь? Почему он ушёл в монахи? Я смотрела на его портрет и чувствовала: какой это сильный духом человек! Сколько в нём и смирения, и чувства достоинства! И то, что этот человек Божий – у меня не было сомнений: с Богом даже не по той причине, что монаха убили (с него ведь не требовался выбор как в первые века  христианства: или поклонись идолам или смерть за Христа), а с Богом по самому содержанию жизни. Было ясное ощущение: его душа – сбылась!

Позже я узнала, что звали этого человека Игорь Росляков (в монашестве иеромонах Василий), был он единственным долгожданным сыном, которого мать Анна Михайловна родила в 40 лет, мастером спорта по водному поло. Закончил журфак МГУ. В 28 лет ушёл в монастырь, в 32 – убили.

Об Оптинских монахах вышло несколько книг, самая популярная – это «Красная Пасха» Нины Павловой. Мне приходилось встречать людей, которым эта книга помогла прийти к вере.

Однажды на электронную почту пришло письмо от паренька Саши, который рассказал, какое сильное впечатление произвела на него эта книга. Он иногда безумно пил, был зависим от компьютерных игр, но всё переменилось вдруг от одной прочитанной книги! Саша стал задумываться о том, как живёт, стал рассказывать своим приятелям об этой книге и монахах, но те только крутили у виска. И всё-таки парень «взялся за ум», окончил университет, а потом поступил в семинарию на очное отделение. В течение двух лет мы поддерживали с ним связь, а потом как-то потерялись. Но я за него очень рада!

Приходили и отрицательные отзывы о книге.

Скажу, что и мной эта книга не была воспринята «на ура», я читала, выбирая сведения, и не со всеми выводами могла согласиться. Но в целом – книга хорошая и, думается, именно потому, что написана она с любовью!

Хотя за 18 лет со дня убиения оптинских монахов написано немало воспоминаний, но мне захотелось узнать об отце Василии ещё — непосредственно от одноклассников и однокурсников по МГУ. А где же можно найти этих людей, как не на сайте «Одноклассники»?! И я решила поспрашивать, что о нём помнят.

В школьные годы

Он жил в районе Кузьминок, учился в школе № 466. Задав поиск, отправила около 40 писем, начав с одноклассников. Честно сказать, я особо и не ждала, что люди будут делиться воспоминаниями с абсолютно чужим человеком. Одно дело, когда спрашивают для издания или сайта, а я-то для них просто человек с улицы. Но «надежда умирает последней».

Первый ответ пришёл не от одноклассника, а человека на класс младше. Очень тепло о нём отозвался, говорит, что как раз высокого роста он и не был (как в книгах пишут), но спортивный был, что уважали его все, прислушивались.

Потом отозвалась девочка (тогда девочка, сейчас-то им по 50 лет) на класс старше! Тоже тепло отозвалась, но общаться близко – она с ним не общалась. А потом пошли одноклассники… Фамилии я напишу только инициалами.

Ирина К.: «Действительно, Игорь Росляков — тот самый отец Василий, Вы правы. Мы с ним не только учились все 10 лет, но и в одну группу детского садика ходили.

Рассказывать о нем можно много, скажу лишь, что он был из простой, скромной семьи, единственный и долгожданный ребенок. Очень одаренный, скромный, замкнутый мальчик, в классе с ним дружили многие, все девчонки были влюблены в него.

Прекрасно учился, параллельно занимался водным поло, был капитаном юношеской сборной, потом и на международный уровень вышел… Я с ним не особо была близка, просто росли вместе. У меня в друзьях Вы можете увидеть Галину С., Галину С., вот они были ему ближе, дружили с ним в школе, они могут Вам рассказать о нем побольше…»

К сожалению, обе «Галины С.» так и не ответили.

Елена Б.: «Игорь Росляков действительно был моим одноклассником. Книгу «Пасха Красная» я тоже, конечно, читала. Но после некоторых отзывов своих одноклассниц, которые там прочитала, как-то не хочется ничего комментировать.

Единственное скажу — он выделялся своей добротой. А так: интересный умный парень, который часто уезжал на соревнования. Ничто человеческое, мне кажется, тогда ему не было чуждо, одноклассницы добивались его внимания, открыто конкурировали. Лучше всего о нем могла бы рассказать Ира К… Она тонкий и умный человек, они дружили.

И она уж точно не будет писать, что помогала ему нагнать в учебе. Даже много отсутствуя, он учился лучше большинства, имел нестандартное мышление, что поощрялось нашей «классной» на уроках литературы да и в жизни…

Он же был мальчишкой: подшучивал над кем-то, участвовал в шуточных потасовках, все это снимала наш «штатный фотокорреспондент» класса Лена К…»

Их классная руководительница Наталья Дмитриевна Симонова (она же учитель русского языка и литературы) впоследствии стала его духовной дочерью, и они переписывались.

Школьный выпускной. Игорь – в центре.

Влдимир С.: «С Игорем мы выросли в одном дворе и учились в одном классе… Игорь был нормальным мальчишкой, играл вместе с нами и в войну, «казаки разбойники» и т. д.  с 1 класса Игорь занимался плаванием, мы вместе с ним ходили на тренировки, потом я бросил, а он продолжил.  Затем перешел  заниматься водным поло, добился хороших результатов, был игроком молодежной сборной и кандидатом в основную сборную СССР, объездил всю Европу, также играл за МГУ, где учился на факультете журналистики. Женат он был на гимнастке (фамилию ее, к сожалению, не знаю), зовут ее Мария…»

Поиск однокурсников по МГУ (журфак) оказался сложнее. В тот год (1985 г.) выпуск был большой. На «Одноклассниках» задала поиск по факультету с этим годом выпуска — выдало около 6 страниц. Выборочно отправила около 130 писем.

Первый отклик был «мимо»: «К сожалению, я Игоря не знал, он учился на пару-тройку лет старше нас. Но книгу, о которой Вы пишете, читал, и на фотографиях, думаю, узнал его. Видимо встречал где-то в коридорах журфака. Удивительную и замечательную жизнь Господь ему послал!! Ему довелось стоять у истоков возрождения Оптиной пустыни. Очень хороший жизненный пример для многих из нас».

Потом откликнулся Александр С.: «…Все, что вы мне рассказали, для меня полностью в новинку. Но… Начну с того, что в официальных списках выпускников журфака действительно числится Росляков Игорь Иванович.

Когда мы начали обучаться на военной кафедре, то вдруг узнали, что с нами учится Игорь Росляков и Олег Жолобов. Никто на курсе их не знал, и потому невозможно было объяснить, почему они на занятия не ходят. Но поскольку его определили в нашу группу, то можно предполагать, что он в школе изучал французский язык. Потом стало известно, что эти таинственные личности — выдающиеся спортсмены, которые отстаивают честь СССР на международной спортивной арене. Им потому вовсе не обязательно учиться вместе со всеми. Кто такой Олег Жолобов  — я узнал много лет спустя, когда среди спортивных обозревателей на телевидении появился Олег Жолобов.

А как же Игорь Росляков? Мне довелось его видеть. После военной кафедры было принято проводить лагерные сборы. Это было после четвертого курса. Вот тут-то неожиданно и появились в нашей учебной роте знаменитые спортсмены, среди которых был и Игорь Росляков. Военная кафедра посчитала, что на сборах должны быть все без исключения. Никому поблажек не делать.

Но долго в военной форме они не были. Почти сразу же спортсмены, и Игорь Росляков тоже, уехали на соревнования в Рим. Говорили, что Игорь был большой мастер в таком виде спорта, как водное поло. Кстати, тогда команда МГУ по водному поло была сильнейшей в стране. Потом спортсмены вернулись на сборы. И было это в самый последний день, когда весь курс уже возвращался в Москву.

Уверяю, что вряд ли кто-то из однокурсников сможет рассказать что-то больше. Ведь по сути такие люди, как Игорь, не были с нами…С Игорем не общался. Но в памяти он остался таким: среднего роста, худощавый, и кажется, черноволосый. Хотя нас на сборах всех постригли.

Игорь Росляков — мастер спорта

Он был какой-то спокойный. Казалось, что он сам себе на уме. Какой он на самом деле — не знаю…

Я не согласен с тем, кто написал на каком-то сайте, что он был ростом под два метра. Игорь был незаметным человеком. Незаметным во всем. Я помню его, как человека среднего роста… Вполне возможно, что Игорь попал в кадр, когда был на сборах. Это было летом в 1984 году в Федулово, что в Ковровском районе Владимирской области. Мы жили тогда в палатках в лесу. Вероятность маленькая, но есть. А кто тогда был с фотоаппаратом в руках? Точно помню, что фотографировал много Валера М. с фотогруппы. Вместе с нами на сборах были ребята с другого факультета. Кажется, с филологического факультета.

Я помню, как один студент с филфака бегал и всем говорил, что в его палатке живет Росляков, знаменитый спортсмен».

Больше никого из однокурсников найти не удалось.

Однажды мне пришло письмо из Эстонии: «… Я живу в Эстонии. Когда-то давно, в марте 1986-го счастливый случай свел меня с Игорем Росляковым. В декабре 91-го от его товарища-ватерполиста я узнала, что Игорь постригся в монахи. И вот совсем недавно, ища в интернете молитву Оптинских Старцев, узнала страшную весть о трагической гибели отца Василия.

Студенческая фотография

Очень волнуюсь. Хочется плакать. Человек я абсолютно светский и от Церкви, в общем-то, далекий. Хотя мысли о Боге с возрастом приходят все чаще. Что, наверное, естественно…

Эти два дня все думала про Игоря. И, обращаясь к нему мысленно, не перестаю путаться в обращении… то Игорь, то отец Василий. Это оттого, что знала его лишь в миру… Напрягала память, вспоминая подробности знакомства.

Я приехала из Таллина в Москву в феврале 86-го. Мне только исполнилось 18. Бюро путешествий, где я работала бухгалтером, направило меня на курсы повышения квалификации. На Ленинградском вокзале сдала багаж в камеру хранения, где и познакомилась с Игорем. Там работал его товарищ по водному поло Алик Перепелкин. Игорь просто зашел к нему. Они еще были студентами, кажется, последнего курса.

Посидели-посмеялись, обменялись телефонами на случай, если нужна будет помощь в чужом городе. Веселые открытые ребята, оставившие о себе приятное впечатление.

Весной того же года я снова оказалась в Москве. С билетами были проблемы, и я позвонила Игорю. Теперь даже и не вспомню, помог ли он с билетами. Но то, КАК(!) он говорил со мной, меня поразило и помнится всю жизнь. С такой теплотой и заботой, и беспокойством за меня, девчонку, одну в большом городе. Как отец или брат.

Я-то, дурёха, конечно, приписала такое внимание своему обаянию и очарованию. Мой тогдашний возраст извиняет это.

Позже Алик пару раз приезжал в Таллин. Я ему помогала с гостиницей, но очной встречи не было. А во второй раз он приехал в декабре 91-го, позвонил мне уже из Таллина и хотел встретиться. Я бы с удовольствием, но со дня на день должна была родить. И мы поболтали по телефону. За разговором и узнала про Игоря…

Прошло много-много лет… И не смотря на мимолетность знакомства, я ребят не забыла…»

Вечная память убиенным иеромонаху Василию, инокам Трофиму и Ферапонту!

***

Иеромонаху Василию Рослякову

Я на могилу красных тюльпанов
Вам принесу с сердцем. Приимите.
Отченька, отче! Благословите!..
Тронет ладони солнце и ветер,
Тихой любовью взгляд Ваш ответит.
Божий избранник, мученик светлый!..
Крест деревянный, дух же бессмертный.
Я в мире дольнем, Вы в мире дальнем.
Благословите звоном Пасхальным.

Читайте также:

Мученики Оптинские. Об отце Василии (Рослякове)

Об отце Василии (Рослякове). Часть 2.

Творчество иеромонаха Василия (Рослякова)

Жизнеописание иеромонаха Василия (Рослякова).

Оптина Пустынь

Дневниковые записи   Покаянный канон   Фотоальбом                               

Детство и юность

Иеромонах Василий (в миру Игорь Иванович Росляков) родился в Москве 10/23 декабря 1960 года. Отец его, Иван Федорович Росляков, был человек военный. В годы Великой Отечественной войны он храбро сражался на Северном флоте, а затем продолжил службу в правоохранительных органах. Мать Игоря, Анна Михайловна, работала ткачихой на московской фабрике.

Рождение сына в семье Росляковых было долгожданной радостью, так как Ивану Федоровичу в то время исполнилось уже 43 года, а Анне Михайловне – 40. Вскоре после рождения мальчика счастливые родители крестили своего горячо любимого сына и нарекли его Игорем – в честь благоверного Великого князя Игоря Черниговского.

Семья Росляковых жила в Москве, в небольшой квартире пятиэтажного дома. Игорь рос очень добрым, смышленым и самостоятельным ребенком. Перед началом учебы в школе мама дала ему вешалку, показала место для школьного костюмчика и сказала: «Вот сюда, сынок, будешь вешать свою одежду». И Игорь сам, без всяких напоминаний, вешал костюм на свое место.

Учеба шла прекрасно. Память была просто великолепная. Он внимательно слушал то, о чем говорилось на уроках, а на следующий день с легкостью повторял сказанное и получал хорошие отметки.

Примерно с девяти лет Игорь начал серьезно заниматься плаванием. До этого он очень боялся воды, но все же поборол страх, сам пошел и записался в секцию по водному поло. Хотя телесное упражнение мало полезно (1Тим. 4, 8), – говорит апостол Павел, но Премудрость Божия устрояет так, что часто недуховные занятия Всемилостивый Господь обращает ко спасению души. Вот и Святитель Василий Великий еще в юности, до принятия крещения, настолько увлечен был светскими науками, что часто, сидя за книгами, даже забывал о необходимости принимать пищу. Но когда его любящая истину душа познала Единого и Всемогущего Бога, то приобретенный навык послужил к укреплению в монашеских подвигах. Так и Игорь, принимая участие в соревнованиях, становился мужественным, смелым, решительным. Стремление к победе порождало серьезность и целенаправленность. Все эти качества постепенно возрастали и укреплялись в душе будущего монаха, чтобы непостижимым Промыслом Божиим приготовить ее к подвигу и украсить мученическим венцом.

В те годы богоборческая власть стремилась уничтожить Православие и подменить его истинную суть. Разрушались прекрасные храмы, а на их месте строились клубы и кинотеатры. Детям внушали, что все верующие – темные, безграмотные, душевнобольные люди. Всячески распространяя клевету и ложные представления о Церкви Христовой, враг спасения рода человеческого сеял неверие и бездуховность в сердцах русских людей.

Еще в молодости, обманутый на первый взгляд правдоподобными идеями марксизма, отец Игоря, Иван Федорович, вступил в партию, но впоследствии, столкнувшись с лицемерием, ложью и коварством этой хитросплетенной веры в так называемое «светлое будущее», пошел в райком и сдал свой партбилет. Там его долго уговаривали, убеждали и даже угрожали. «Подумайте о сыне, – говорили ему, – ведь это может отразиться на его дальнейшей судьбе». Но Иван Федорович твердо ответил: «Сын мой сам свою дорогу найдет», – а двенадцатилетнему Игорю на его расспросы сказал: «Нельзя мириться с обманом, сынок».

Не станем пересказывать все те трудности, с которыми пришлось столкнуться Ивану Федоровичу; лишь отметим, что мужество, искренность, простота, правдолюбие и сердечная доброта его, без сомнения, были плодами того православного воспитания, которое он получил от своих благочестивых родителей. При себе он всегда носил маленькую иконку Пресвятой Богородицы, помнил наизусть молитву «Отче наш» и 90-й псалом «Живый в помощи Вышняго», который не раз спасал его на фронте от неминуемой смерти.

Не станем скрывать от боголюбивого читателя того, что может принести пользу душе, и не умолчим о том, что Игорь, проводя жизнь в безбожном обществе, в детские и ранние юношеские годы не имел веры в Бога. Бывало даже так: наученный в школе безбожию, он отказывался от вкушения крашеных яиц, которые по православному обычаю красила на праздник Пасхи его милая мама, Анна Михайловна. Но как не тотчас обрел покаяние мытарь и не сразу обратился ко Христу апостол Павел, так и юная душа будущего мученика Христова не от утробы матери прияла непоколебимую веру, хотя доброе зернышко ее Господь наш Иисус Христос незримо посеял в сердце своего верного избранника еще от младенчества.

Иван Федорович редко отказывал любимому сыну в каких-либо просьбах. Однажды Игорь попросил отца купить ему магнитофон. И вот, как-то придя домой из школы, он увидел на своем столе небольшой магнитофон «Комета» – подарок ко дню рождения. Но недолго звучала музыка в квартире Росляковых: через месяц… Игорь подарил магнитофон своему школьному другу, который мечтал иметь его, но родители были не в состоянии выполнить это желание. Юное сердце, исполненное любви и милосердия, пожелало поделиться радостью со своим другом и легко оставило дорогую вещь ради любви к ближнему. А когда Игорь очень захотел научиться играть на гитаре, родители не стали возражать, поднакопили денег и купили хороший инструмент. Но недолго звучала и гитара в доме Росляковых: поиграв немного, будущий монах, не задумываясь, подарил и ее.

В ту пору вошли в моду джинсы. Игорю особенно нравились джинсы с заклепками и металлическими застежками. Он стал просить родителей, чтобы купили и ему такие. Но стоили они не дешево. Мама, удивляясь, спрашивала: «Что же это за брюки, и почему они так дорого стоят? Пойдем, сынок, я посмотрю. Если хорошие, то, так и быть, купим». Придя в магазин, Анна Михайловна взглянула на прилавок и развела руками: «Вот так джинсы, – с удивлением сказала она, – и за эти страшненькие серенькие брючки платить такие большие деньги? Нет, сынок, обойдешься и без них». Безропотно принял Игорь решение матери, и даже почти позабыл про свое желание, но вскоре получил от нее разрешение купить «серенькие брючки» за границей, ибо там они стоили намного дешевле. И вот, после очередной спортивной поездки, он привез желанные джинсы. Надев голубую футболку, которая так подходила по цвету к новым «брючкам», Игорь отправился в школу. Но учительница сразу же отправила «модника» домой переодеваться в школьный костюм.

С раннего возраста интересовался Игорь различными «чудесами» науки. У него была толстая тетрадка, в которую он записывал всякие открытия, необычные случаи, странные катастрофы, – словом все, что было ему интересно. Отчасти и это побудило его впоследствии поступить на факультет журналистики Московского государственного университета.

По ночам Игорь любил сидеть в своей комнате за чаем – «по-купечески», как он говорил, и любоваться мерцанием звезд на ночном небе. Его открытая душа трепетала, восхищаясь величием вселенной, не имеющей, как ему казалось, ни начала, ни конца. Сердце внимало молчанию ночи, исполняясь необычайным восторгом. В такие минуты Игорь брал в руки карандаш и писал стихи. Так, наблюдая окружающий мир, ту премудрость, с которой он сотворен, и поражаясь чудом творения Божия, Игорь понял, что у каждой вещи есть творец. «Ибо если временное таково, то каково же Вечное? И если видимое так прекрасно, то каково Невидимое? Если величие неба превосходит меру человеческого разумения, то какой ум возможет исследовать природу Присносущего?» Но Кто же Он, сотворивший такое великолепие? Кто Он, установивший порядок во вселенной? Кто Он, давший человеку закон духовный и совесть, так мучительно жгущую за грехи?

Однажды утром Игорь услышал, что за окном духовой оркестр играет траурный марш: кого-то хоронят. Он выглянул в окно и увидел людей, несущих на руках гроб. За гробом шли близкие умершего. В чью-то семью пришло горе. Игорь задумался о тайне жизни и смерти, о том, что ожидает человека там, за гробом. Его пытливый ум не мог согласиться с идеей о полном исчезновении человека, о которой он читал в школьных учебниках.

Благодать Божия, незримо спасающая и подающая душам мир и радость духовную, попускает человеку внешние скорби, и это необходимо, потому что скорби не позволяют душе зачерстветь и охладеть. Они научают состраданию и порождают смирение, без которого все теряет свой смысл. Благо мне, яко смирил мя еси (Пс. 118, 71), – говорит пророк Давид. И нередко бывает, что человек, не имевший веры в Бога, посредством смирения, через терпение скорбей, обретает ее.

Когда Игорю шел 19-й год, внезапно умер отец. Смерть эта была настолько неожиданной, что глубоко потрясла юную душу. Он сразу возмужал, стал молчаливым и задумчивым. Вскоре после смерти отца Игорю приснился страшный сон. Проснувшись в холодном поту, он включил свет в своей комнате, разбудил мать, и потом долго не мог успокоиться. Но о том, что именно приснилось ему в ту ночь, так никому и не рассказал.

Может быть, Господь известил его о муках, которые уготованы грешникам после смерти, а может быть его еще неокрепшая душа увидела день своей мученической кончины в то Пасхальное утро 1993 года.

Покажи мне, Владыка, кончину мою,
Приоткрой и число уготованных дней,
Может, я устрашусь оттого, что живу,
И никто не осилит боязни моей.
Приоткрой, и потом от меня отойди,
Чтобы в скорби земной возмужала душа,
Чтобы я укрепился на крестном пути
Прежде чем отойду, и не будет меня. [*]

Путь к Богу

Игорь взрослел. Для него, как и для всякого приходящего в совершенный возраст человека, мир открывался по-иному. Прошла беззаботная детская мечтательность, а на ее место заступила суровая действительность. Ненасытный мир с его безбожным лукавством, алчностью и корыстью, который, по слову Апостола, весь лежит во зле (1 Ин. 5, 19), все чаще открывал пред юношей свое настоящее лицо.

Мало-помалу, посредством различных скорбей и искушений, дает Бог человеку познать, что жизнь наша есть пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий (Иак. 4, 14). И если человек проводил ее в наслаждениях греховных, предаваясь беззаконию и нечистоте, то душа его исполнится зловонной испарины и будет вечно пребывать в смраде своих страстей, жегомая мучительным огнем. Напротив, душа праведная, как благоухание кадильного дыма, приносимого в жертву Единому Всемогущему Богу, обрящет вечную радость и веселие райское.

По окончании школы Игорь выступал на соревнованиях за команду автозавода. Позже, поступив на факультет журналистики, стал играть за университетскую команду. Учась в университете, Игорь очень скоро понял, что журналистом работать не сможет: писать лживые статьи он не хотел, а бороться в одиночку с закостенелой неправдой не видел смысла. Единственным утешением для души в то время по-прежнему оставалось ночное созерцание таинственных звезд, которое сопровождалось рождением новых стихов-размышлений.

Бывало так, что ранней весной Игорь открывал окно и с наслаждением вдыхал свежую ночную прохладу. Последний весенний снег искрящимися снежинками падал на пол, и на подоконнике вырастали тонкие хрустальные сосульки. Удивительное небесное мерцание вызывало чувство умиротворения, и на душе становилось легко и спокойно. Воистину говорит пророк: Небеса поведают славу Божию (Пс. 18, 2). И для этого не нужно ни знание языков, потому как у неба один язык, известный каждой душе, ни музыкальной грамоты, так как песня небес звучит в каждом сердце стройной, незабываемой мелодией. И как тот, кто слышал прекрасное пение, дарующее душе неописуемую радость, вряд ли стал бы поносить певца, а наоборот, испытывал бы к нему добрые чувства, так и истинная любовь к творению незримо переходит на Творца.

Всякое время года имеет свою красоту. Но Игорю все же ближе была осенняя пора. Она напоминала о том, что у каждой вещи есть не только начало, но и конец, и все подлежит тлению, кроме души. Он уже начинал понимать, что тело христианина, подобно осеннему древу, на время умирает, чтобы воскреснуть райской весной для вечного лета. Иногда вечерами Игорь гулял по осеннему Кузьминскому парку, вороша листву, наслаждаясь красотой осенней природы и размышляя над ее тайнами и загадками. В такие вечера он приходил домой особенно задумчивым. Заботливая мама, замечая его грусть, спрашивала: «Отчего ты сегодня какой-то невеселый?» Но Игорь спешил уйти в свою комнату, стремясь побыть наедине со своими раздумьями. Он снова садился у окна, брал в руки карандаш и писал стихи. А когда становилось особенно грустно, начинал благодарить и славить в рифму все благое. И – о, чудо! – от этого на душе становилось светло и легко. «Печаль века сего имеет человек оттого, что не благодарит Бога, – говорил он, будучи уже иеромонахом, – апостол Павел призывает нас благодарить за все и радоваться, непрестанно взывая ко Господу покаянным сердцем».

Особенно любил Игорь прославлять «Россию избяную» – древнюю Святую Русь. О том, как дорога была ему Россия, свидетельствуют многие стихи, написанные им в то время искренне и от чистого сердца.

Иногда он уезжал куда-нибудь в деревню и там, несмотря на плохую погоду, подолгу гулял под дождем, а на вопрос, как он может столько времени проводить на улице в такое ненастье, с улыбкой отвечал: «Это моя погодка!» И действительно, это была «его погодка». Мокрые, опустевшие деревенские улицы, неповторимое благоухание и шелест осенней листвы под дождем доставляли душе его удивительное тихое чувство.

Однажды, будучи на соревнованиях в Голландии, Игорь познакомился с молодой переводчицей – голландкой. Они стали переписываться. Вскоре пришло время ехать на очередные соревнования в Канаду, но Игорь попал в список «невыездных». Ему предъявили обвинение в «шпионской связи с иностранными гражданами». Сильно переживал Игорь такую несправедливость, но это событие оказало большое влияние на его дальнейшую жизнь. Казалось бы, что тут хорошего? – Ложь и клевета. Но Премудрый Промысел Божий искусно устрояет все ко спасению души. Преподаватель истории, прихожанка одного из московских храмов, обратила внимание на то, что Игорь чем-то расстроен. Она расспросила его и посоветовала обратиться к священнику.

И вот Игорь впервые переступил порог храма. А ведь часто так трудно бывает сделать этот первый шаг! Но когда человек с Божией помощью находит в себе силы прийти на первую исповедь, какое успокоение приобретает его душа! И чему можно уподобить сей покой? Где найти слова, чтобы описать его? Ибо где Бог – там и мир. Как умилительно бывает видеть людей, только что обратившихся к вере! Это оттого, что великое множество Ангелов пребывает в веселии о душе сей, и радость небесная, подобно благодатному огню, нисходит в верующее сердце. Душа без устали благодарит Бога и сладостно взывает: «Христос Воскресе!» и вся Церковь Небесная восклицает: «Воистину Воскресе!» Воистину Воскресе Христос в душе, проснувшейся от греховного сна и воскресшей для жизни вечной!

Возвращаясь домой из храма, Игорь летел, словно на крыльях. Ему казалось, что служба незримо продолжается. Беспечные птицы, усевшись на ветвях деревьев, допевают хвалительные стихиры. Зеленый парк, отличавшийся всегдашним гостеприимством, тихо напевает Великое Славословие. А белокрылый голубь, важно поднявшись на ступеньку, будто готовится произнести просительную ектенью.

Подобно тому, как человек в лютую стужу прячется под кров своего теплого дома, так и душа, попав в беду, спешит под покров Божий. И если хоть раз посетит он Церковь, этот величественный корабль, уверенно идущий средь бури житейского моря, то уже не пожелает оставить испытанную им радость присутствия Божия.

Вскоре Игорь познакомился с иеромонахом Рафаилом, служившим тогда на приходе в городе Порхове Псковской губернии, который, наставляя будущего инока, оказал благотворное влияние на его дальнейший жизненный путь. Игорь очень полюбил этого священника и уже, будучи в монастыре, с благодарностью вспоминал о нем. Через отца Рафаила Бог посеял в душе будущего мученика семя любви, которое возросло и стало подобно древу, насажденному при исходищах вод, живительных вод Премудрости Божией, и взрастило плод, еже есть венец мученический, во время свое.

18 ноября 1988 года отец Рафаил погиб в автомобильной катастрофе, в 60-ти километрах от Новгорода. Отпевание пришлось на его день Ангела – Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных сил безплотных. «С момента получения известия о гибели [иеромонаха Рафаила]… до причащения была невероятная душевная скорбь, – писал Игорь, – а после причастия – спокойствие души, ощущение мира на сердце. Господь дает понять об участи отца Рафаила. Он среди Ангельских чинов и непрестанно молится о нас».

На следующий день после гибели отца Рафаила Игорь написал стихотворение:

Нашел бы я тяжелые слова
О жизни, о холодности могилы,
И речь моя была бы так горька,
Что не сказал бы я и половины.
Но хочется поплакать в тишине
И выйти в мир со светлыми глазами.
Кто молнией промчался по земле,
Тот светом облечен под небесами.

Благодать Божия все более и более укрепляла Игоря, указывая ему спасительный путь скорбей. «Чем больше любовь говорил он, – тем больше страданий душе; чем полнее любовь, тем полнее познание; чем горячее любовь, тем пламеннее молитва; чем совершеннее любовь, тем святее жизнь».

Знамение Креста

Однажды утром, перебирая ящик стола, Анна Михайловна вдруг обнаружила крестик. Крестильный крестик ее сына. Знаменательно, что произошло это в Крестопоклонную неделю Великого Поста, и что именно в тот день на всенощном бдении был вынос креста. Игорь описал это событие в своем дневнике: «… Я надел тот крестик впервые после крещения, бывшего 27 лет назад. Явный знак Божий. Во-первых: указующий, может быть приблизительно, день моего крещения, – это радостно. Во-вторых: напоминающий слова Христовы: возьми крест свой и следуй за Мною – это пока тягостно… Воистину крестный день!». Тягостно ему было от осознания своей немощи, а радостно от познания всемогущества Божия. Ибо все, что сеется в уничижении, восстает в славе; и все, что сеется в немощи, восстает в силе (1 Кор. 15, 43), а сила Моя совершается в немощи (2 Кор. 12, 9), – говорит Господь.

Крестный путь будущего мученика Христова начинался так. Игорь усердно молился. Вначале он понуждал себя, но постепенно молитвенный труд превратился в великую радость. Словно невидимый огонек воспылал в сердце, и неутолимой жаждой усталого путника, чающего хотя бы глоток воды, воспылала ревностью к молитвенному деланию его душа. Полюбилось ему читать святоотеческие книги. Теперь он строго соблюдал посты и часто посещал богослужения. Ему казалось, что и небо по ночам было уже не таким, как прежде. Глубина и величие Премудрости Божией все более отворялись пред его молитвенным взором. Пред ним открывалась вечность – великая тайна Творца, давшего жизнь всему сущему.

«Душа неподвластна смерти, – рассуждал Игорь, познавая не только умом, но и сердцем близость Господа. – Ни дед, ни отец, никто другой из прежде отшедших от земной жизни людей не умерли. Они живы, ибо душа бессмертна». Такие размышления все более и более укрепляли в сердце будущего монаха страх Господень, который есть истинная премудрость, и удаление от зла – разум. А страх Божий не терпит рассеянности ума. Он поселяется лишь в том сердце, которое непрестанно памятует о Боге и взывает о помиловании.

Чувство покаяния, сопровождаемое нередко обильными слезами, умиляет и умиротворяет душу, чтобы она познала и вкусила, яко благ Господь. Но затем бывает и умаление ревности. Подобно ухабам и огромным кочкам на пути спасения вырастают скорби – как внешние, так и внутренние. Иногда даже наступает состояние богооставленности. И все это попускается Господом для того, чтобы человек прочувствовал, как плохо без Бога, чтобы возлюбил Его и прилепился к Нему всей душой своею, чтобы непрестанно искал Его и молился Ему день и ночь в покаянии и благодарении.

Многие друзья были удивлены перемене, происшедшей в Игоре. Кто с улыбкой крутил пальцем у виска, кто начинал с любопытством расспрашивать, а иные пытались убеждать в ненужности веры и религии.

Постепенно в команде привыкли к тому, что Игорь постится. Некоторые, правда, беспокоились, что он ослабеет и не сможет играть. Ведь когда соревнования приходились на Великий Пост, то Игорь вкушал только овсяную кашу с курагой, да гречневую крупу, размочив ее предварительно в воде. Однажды кто-то из друзей просил его оставить пост, чтобы были силы для решающего матча, но Игорь, улыбаясь, ответил на это: «Главное, чтобы были силы духовные». И истинность этих слов он подтвердил своей решительной игрой.

После каждой игры, по вечерам, команда собиралась «отмечать» либо победу, либо поражение. Игорь иногда мог выпить немного виноградного вина, не упуская при этом случая рассказать какую-либо притчу о виноградной лозе, или о том, что не вино укоризненно, но пьянство. «Само же вино Господь заповедал применять в Великом Таинстве Евхаристии», – говорил он. Но если был постный день, то Игорь твердо соблюдал его, и друзья знали, что заставить Рослякова поступиться своей совестью просто невозможно. За это его уважали.

Летом всю команду отправляли отдыхать на море, но Игорю не по душе были эти земные утехи. Он поехал в Псковские Печеры, в древний мужской монастырь, где прожил в качестве паломника около месяца. Здесь впервые произошло его знакомство с монашеством, которое напоминало ему могучее воинство Ангельских сил.

И чем более душа его познавала Бога, тем более он утверждался в необходимости оставить спорт. Будучи к тому времени мастером спорта международного класса, Игорь понимал, что все эти турниры и состязания не могут принести пользы душе, ибо каждая игра сопряжена с множеством страстей. Горделивое желание быть победителем, некоторая неприязнь к сопернику, порою выливающаяся в гнев и злобу, сеет в душе смятение и не может даровать ей покоя. Чтобы утвердиться в своих суждениях, он обратился к архимандриту Иоанну Крестьянкину. Старец посоветовал ему оставить спорт и идти в монастырь. Однако мать была против. «Монастырь – дело хорошее, – говорила она, – но пусть туда идут другие». Сама Анна Михайловна не отрицала существования Бога, но и не желала поститься, посещать храмовые богослужения, и была очень недовольна тем, что сын ее так «увлекается» религией. Это было для Игоря великой скорбью. Но через терпение скорбей в душе его рождался благодатный мир, который охранял сердце и ум от мятежных помыслов.

Игорь, где бы он ни был, никогда не стыдился осенять себя крестным знамением. Но делал это скромно, не на показ. Однажды, уже будучи иеромонахом, в одной из своих проповедей сказал: «Ложный стыд – это последствие грехопадения. Когда Адам согрешил, то он, увидев свою наготу, устыдился. Господь взывал к нему: «Адам, где еси?», но тот вместо того, чтобы принести покаяние, спрятался от Бога по ложному стыду. Теперь же, с пришествием Христа, сей срам разрушен, и мы имеем дерзновение взывать к Богу: «Господи, где еси?», независимо от того, где мы находимся, и в каком состоянии пребывает наша душа. Главное, чтобы было покаяние».

«Евангелие – это уста Христовы, – писал он. – Каждое слово Спасителя – это слово любви, смирения, кротости. Этот Дух смирения, которым говорит с нами Спаситель, не часто является нам, потому и Евангелие иногда непонятно, иногда не трогает нас. Но постигается, открывается Дух Евангелия Крестом Христовым. Если увидим, что где бы ни находился Христос, что бы он ни говорил, Он говорит это с Креста, тогда открывается нам Дух Евангелия, Дух смирения, кротости, безконечной любви Господа к нам, грешным».

Теперь по ночам, вместо стихов, из сердца Игоря возносилась пламенная молитва, которая сопровождалась множеством земных поклонов. Он, усердно призывая Господа, с любовью, растворенной благоговением, лобызал крест, повергался на лицо свое, потом вставал и долго воспевал псалмы. Затем снова, с горячностью, которую воспламеняла в душе его благодать, кланялся земно бесчисленное количество раз. «Мы сейчас не можем нести тех подвигов, которые несли древние отцы, – скажет он позже, – но все равно мое сердце на стороне того монашества. Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр.13, 8). Нужно только положить доброе начало, а Он поможет и даст столько сил, сколько необходимо. У каждого свой крест, именно такой, какой он в силах понести, посему нам остается лишь прилагать усердие и благодарить Бога за все».

ВАСИЛИЙ (РОСЛЯКОВ) — Древо

Иеромонах Василий (Росляков)

Василий (Росляков) (1960 — 1993), иеромонах.

В миру Игорь Иванович Росляков, родился 23 декабря 1960 года в Москве. Отец, Иван Федорович Росляков, был человек военный. Мать, Анна Михайловна, работала ткачихой на московской фабрике. Игорь был крещен в честь благоверного великого князя Игоря Черниговского.

Семья Росляковых жила в Москве, в небольшой квартире пятиэтажного дома. Игорь рос очень добрым, смышленым и самостоятельным ребенком. В школьные годы начал серьезно заниматься спортом — водным поло, писал стихи. Когда Игорю шел 19-й год, внезапно умер отец.

Из воспоминаний классного руководителя и преподователя литературы школы №466 г. Москвы Натальи Дмитриевны Симоновой:

Когда в школу приезжала комиссия с проверкой, учителя старались вызвать к доске Игоря Рослякова, зная, что в этом случае школа «блеснет». Он с отличием шел по всем предметам и был настолько скромным, что хотелось бы, сказать: вот обыкновенный школьник. Но это не так. Это был человек одаренный и отмеченный свыше.

Ему рано были знакомы понятия «долг» и «надо». Уже с 3 класса жизнь Игоря была расписана по минутам, и собранность у него была необыкновенная. Уезжая на соревнования, он отсутствовал в школе по 20 дней. Учителя возмущались: «Опять уехал!» А по возвращении выяснялось, что Игорь уже прошел самостоятельно учебный материал и готов сдать сочинения и зачеты. Это впечатляло — особенно одноклассников.

Он очень много читал, и в 17 лет был уже взрослым, думающим человеком. И одновременно это был живой, элегантный парень — он прекрасно танцевал, любил поэзию, музыку, живопись, а в те годы следил еще за модой. Однажды, вернувшись из-за границы, он пришел в школу в джинсах, а у нас их еще тогда не носили. Ему сделали замечание, и больше этого не повторялось. Вот удивительное свойство Игоря — у него никогда не было конфликтов с людьми, он так просто и искренне смирялся перед каждым, что его любили все.

Класс был дружный. Многие знали друг друга еще с детского сада и любили собираться вместе вне школы. Помню, в шестом классе на вечеринке Игорь по-мальчишески закурил и попробовал вина. Но все это ему так не понравилось, что было вычеркнуто из жизни уже раз и навсегда. И когда уже взрослыми одноклассники собирались вместе, все знали — Игорю нужно, чтоб был чай, а еще он любил сладкое.

Игорь Росляков в студенческие годы

По воспоминаниям одноклассников:

Он был из простой, скромной семьи, единственный и долгожданный ребенок. Очень одаренный, скромный, замкнутый мальчик, в классе с ним дружили многие, все девчонки были влюблены в него. Прекрасно учился, параллельно занимался водным поло, был капитаном юношеской сборной, потом и на международный уровень вышел…

С 1 класса Игорь занимался плаванием, мы вместе с ним ходили на тренировки, потом я бросил, а он продолжил. Затем перешел заниматься водным поло, добился хороших результатов, был игроком молодежной сборной и кандидатом в основную сборную СССР, объездил всю Европу…

…Выделялся своей добротой… Интересный умный парень, который часто уезжал на соревнования… Даже много отсутствуя, он учился лучше большинства, имел нестандартное мышление, что поощрялось нашей «классной» на уроках литературы да и в жизни…

По окончании школы № 466 один год работал на автомобильном заводе.

В 1980 году поступил в Московский Государственный университет на факультет журналистики. В составе университетской ватерпольной команды выступал на всесоюзных и международных соревнованиях. Выполнил норматив на звание мастера спорта.

В 1985 году закончил МГУ с квалификацией — литературный работник газеты.

Был женат на гимнастке Марии, затем разведен. Детей от брака не было.

С 1985 года по 1988 год работал инструктором спорта в Добровольном спортивном обществе профсоюзов.

Игорь познакомился с иеромонахом Рафаилом (Огородниковым), служившим на приходе в городе Прохорове Псковской губернии, который стал духовным наставником будущего инока. 18 ноября 1988 года отец Рафаил погиб в автомобильной катастрофе, в 60-ти километрах от Новгорода.

29 апреля 1989 года Игорь был принят послушником в Оптину Пустынь.

5 января 1990 года был пострижен в иночество с именем в честь святителя Василия Великого.

23 августа этого же года пострижен в монашество с именем в честь Христа ради юродивого Василия Блаженного.

8 апреля 1990 года был рукоположен в иеродиакона, а на Преполовение Пятидесятницы, 9 мая, ему впервые поручили произнести проповедь.

Вскоре, как одному из лучших проповедников, ему поручали проповеди на праздничные дни.

21 ноября 1990 года был рукоположен во иеромонаха.

Сан священника, который он принял за послушание, открыло новую страницу в его жизни. Отец Василий составил для себя краткие обязанности священника, чтобы всегда благоговейно предстоять Престолу Божию.

В феврале 1993 года он в последний раз побывал в Троице-Сергиевой Лавре на очередной сессии в духовной семинарии. На обратном пути заехал к матери в Москву, отслужил панихиду на могиле отца.

Иеромонах Василий (Росляков)

Погиб от руки сатаниста на Пасху 18 апреля 1993 года вместе с иноками Трофимом (Татарниковым) и Ферапонтом (Пушкарёвым).

В то Пасхальное утро отцу Василию предстояло идти на послушание в Скит, он должен был исповедовать причащающихся на средней скитской Литургии. Тихо пропев Пасхальные часы пред иконами в своей келье, он направился к скитской башне, через ворота которой можно выйти на тропинку, ведущую в Скит. Внезапно тишину нарушил колокольный звон. Это иноки Ферапонт и Трофим, прорезая утреннюю тишину, возвещали миру Пасхальную радость. В Оптиной есть добрая традиция: звонить на Пасху во все колокола в любое время на протяжение всей Светлой Седмицы. Но на этот раз звон как-то неожиданно оборвался. Большой колокол ударил еще несколько раз и затих. Отец Василий остановился: что-то произошло. Не предаваясь раздумьям, быстро направился к колокольне. Навстречу ему бежал человек в солдатской шинели.

— Брат, что случилось? — спросил отец Василий бежавшего. Тот пробормотал что-то невнятное, делая вид, что направляется к воротам скитской башни. Но, сделав несколько шагов в этом направлении, выхватил из-под полы шинели острый 60 — сантиметровый меч и сильным ударом в спину пронзил отца Василия. Батюшка упал на землю. Убийца хладнокровно накинул край мантии на голову отца Василия и надвинул клобук на его лицо. По-видимому, это действие было одним из правил ритуала, ибо убитых им перед тем на колокольне иноков Ферапонта и Трофима также нашли с сильно надвинутыми на лицо клобуками.

Использованные материалы

  • Ольга Денисенко. Иеромонах Василий (Росляков): «Обыкновенный» святой
  • Мученики Оптинские. Об отце Василии (Рослякове), публикация на сайте Правмир.ру
  • Иеромонах Василий Росляков, публикация на сайте Отцы.ру
  • Книга «Жизнеописание иеромонаха Василия (Рослякова)». — М., 2000

«Потому что я — добро». Черная Пасха 1993 года

Здания Свято-Введенского ставропигиального мужского монастыря, более известного как Оптина пустынь, были переданы в ведение РПЦ в ноябре 1987 года. Скоро в возвращенную церкви обитель в Калужской области потянулись паломники со всей России: воцерковленных православных привлекала слава канонизированного на следующий год оптинского старца Амвросия Оптинского (1812-1891), интеллигенцию — имя Достоевского, который искал здесь утешения после смерти своего трехлетнего сына Алеши и вывел преподобного Амвросия в «Братьях Карамазовых» под именем Зосимы, неформальную молодежь подкупало небрежное упоминание Оптиной в одном из первых больших интервью культового тогда Бориса Гребенщикова.

В июле 1988-го, когда братия монастыря кроме наместника насчитывала лишь двух иеромонахов, двух иеродиаконов и четырех послушников, здесь отслужили первую литургию, которая запомнилась очевидцам «такой волной благодати, что незнакомые люди, как родные, бросились обнимать друг друга». В еще не отстроенной после десятилетий запустения (при советской власти здесь располагалось профтехучилище, в котором готовили механизаторов) обители в те годы царит атмосфера экзальтации: паломники называют ее «страной чудес», и, возвращаясь домой, охотно делятся рассказами об особой благодати этого места и окружающих его чудесах и знамениях.

Ездить сюда становится модно — несмотря на спартанские условия в отведенном для гостей корпусе скита, почти армейскую дисциплину и пугающую строгость оптинских исповедников. Под руководством монахов паломники выполняют «послушания»: трудятся на восстановлении монастырских стен, мастерят мебель, таскают воду, заготавливают дрова, работают на кухне. «При обители тогда жили подростки — из тех, кого в наше время называют «хиппи», а в старину называли «бродяжки». Сироты, полусироты, они с 8—12 лет бродяжничали от притона к притону, где ребенку вместо молока давали наркотик и шприц. И прилепились они к обители еще не по избытку веры, но скорее по тому инстинкту, по какому замерзающие воробьи жмутся в морозы к теплому жилью. В Оптиной их так и называли — наши «воробушки»», — описывала сложившуюся вокруг монастыря общину молодых волонтеров-«трудников» литератор Нина Павлова.

Жители окрестных деревень, впрочем, относились к вернувшимся в эти места священнослужителям по-разному. Однажды в начале 1990-х на стене обители появилась издалека заметная черная надпись «МОНАХИ — ПСЫ ****** [блудливые]», но кто именно ее оставил, неизвестно.

Идиллия в Оптиной неожиданно прервалась в апреле 1993 года, на Пасху, когда в монастыре было совершено тройное убийство.

Василий, Трофим и Ферапонт

Выпускник журфака МГУ москвич Игорь Росляков приехал в Оптину пустынь в год, когда восстановление монастыря только начиналось. Священнослужители отмечали, что молодой послушник — человек старательный, молчаливый и скромный: любую работу он выполнял безотказно.

В университете Росляков учился прилежно. Старший преподаватель факультета журналистики Тамара Черменская отзывалась о нем как об очень талантливом юноше. «Студенты в те годы увлекались дзен-буддизмом, и с Запада шел поток философской литературы, замешанной на оккультизме. Я постаралась, чтобы этот яд не коснулся души Игоря, благо, что при его потребности советоваться сделать это было легко», — делилась воспоминаниями воцерковленная преподавательница. Росляков стал частым гостем в ее доме, однако, утверждает Черменская, в православие студента обратила не она — со временем Росляков якобы сам потянулся к вере.

Первой перемены в сыне заметила его мать. Неожиданно Игорь, до того кропотливо собиравший домашнюю библиотеку, вынес из дома все книги Льва Толстого: «Мама, да он же еретик!». Толстого заменили сочинения святителя Игнатия Брянчанинова, молодой человек стал ходить на церковные службы, а потом уехал в Оптину пустынь.

Лишь спустя несколько лет после того, как Росляков поселился в монастыре, случайно выяснилось, что в миру Игорь был капитаном сборной МГУ по водному поло — кто-то из паломников нашел его фотографию с кубком в газете «Известия». В Оптиной молодой послушник держался обособленно и о своей прошлой жизни не распространялся. По словам насельников монастыря, он приложил много сил для восстановления обители и вскоре стал иноком, а затем и иеромонахом, приняв имя Василий.

Полной противоположностью Рослякову был Леонид Татарников, позже нареченный иноком Трофимом. Братия и прихожане хорошо его знали — молодой человек, приехавший в Оптину в августе 1990 года из Бийска, выделялся живостью характера; он быстро сновал по монастырю и, не мешкая, брался за любую работу. В миру Татарников успел сменить несколько профессий — после службы в танковых войсках поработал в Сахалинском рыболовстве, занимался художественной фотографией, побывал фотокорреспондентом в районной газете, сапожником, пастухом и пожарным. Родственникам свой уход в монастырь он объяснил знамением: видел, как от одной из икон в храме исходит ослепительный свет, и слышал неземной голос.

Будучи человеком нетерпеливым, Татарников спешил стать монахом. В Оптиной вспоминали, что как-то раз он пришел просить, чтобы постриг совершили поскорее. «А может, тебя сразу в схиму постричь?» — спросил его иерей, к которому он обратился. «Батюшка, я согласен!» — воскликнул тогда Татарников. За это — или какую-то другую провинность — Татарникову на два месяца отказали в проживании в стенах монастыря. Молодой человек поселился в землянке неподалеку, но не пропустил ни одной службы. В обители он заведовал паломнической гостиницей, работал звонарем, переплетчиком и чинил часы.

Меньше, чем через год после приезда, Татарников добился своего и принял постриг под иноческим именем Трофим. «Трофим был духовный Илья Муромец, и так по-богатырски щедро изливал на всех свою любовь, что каждый считал его своим лучшим другом. Я — тоже. Он был каждому брат, помощник, родня», — вспоминал о Татарникове игумен Владимир.

Еще один будущий насельник Оптиной — сибиряк Владимир Пушкарев — появился в монастыре в июне 1990 года, преодолев пешком 75 километров от Калуги. Местные утверждают, что, дойдя до ворот монастыря, он не стал стучать, а встал на колени и так стоял до самого утра, терпеливо дожидаясь, пока его впустят.

Уроженец Новосибирской области, Пушкарев прослыл в монастыре человеком замкнутым — много часов он просиживал в собственной келье или столярной мастерской. Художник-резчик Сергей Лосев, работавший тогда в монастыре, говорил, что в Пушкареве «чувствовался огромный внутренний драматизм и напряженная жизнь духа, какая свойственна крупным и сложным личностям». «Что за этим стояло, не знаю. Но это был человек Достоевского», — говорил о сибиряке Лосев.

Неожиданно хорошие отношения у этого немногословного человека сложились с околомонастырскими «воробушками» — молодежь ему доверяла и охотно училась резьбе по дереву. За полтора года до гибели Пушкарев стал иноком и принял имя Ферапонт. Он стал заведовать столярной мастерской: резал кресты, готовил доски для икон, делал мебель.

Пасха-93

Убийству иеромонаха и иноков в Оптиной пустыни, вспоминали верующие очевидцы, предшествовали знамения, а сами монахи как будто предчувствовали приближавшуюся смерть. Летом 1992 года инок Трофим якобы обратился к одной из паломниц: «Лена, чего киснешь? Жить осталось так мало, может быть, год. Унывать уже некогда. Радуйся!». И с этими словами, утверждала паломница, вручил ей букет полевых цветов. Местный житель Николай Жигаев рассказывал, что и в разговоре с ним Татарников предсказывал свою скорую гибель. «Сердцем чую. Но полгода еще проживу», — приводил слова монаха Жигаев.

Уже после убийства в монастыре заговорили, что Великим постом к иноку Трофиму в переплетную мастерскую приходил незнакомый мужчина, заявлявший, что «монахов надо убивать». На предложение успокоиться и пообедать в стенах обители неизвестный не отреагировал и пообещал, что скоро церковников начнут «резать». «Ты наш, наш!» — якобы повторял гость, ухватив на прощанье инока за руку.

В Оптиной вспоминали, что сразу несколько послушников внезапно поранились в алтаре накануне Пасхи, а под вечер Страстной субботы над монастырем стояло странное марево — «воздух будто дрожал, контуры предметов двоились, а сердечники хватались за сердце». Необычные атмосферны явления на Пасху местные жители, как говорят, видели и раньше — перед аварией на Чернобыльской АЭС.

Пасхальная литургия 18 апреля 1993 года закончилась около пяти утра. Монастырские автобусы увезли из Оптиной пустыни жителей окрестных деревень, с ними уехали и милиционеры, охранявшие участников богослужения. Обитатели монастыря и паломники отправились в трапезную. Отец Василий, которому предстояло провести еще две службы, лишь немного посидел за столом и, поздравив всех с Христовым Воскресением, поднялся к себе в келью.

Инок Трофим (Татарников) с родственниками

К шести часам утра монастырский двор опустел. Последним уходил в скит игумен Александр, встретивший по дороге инока Трофима. «Благословите, иду звонить», — попросил Трофим и, получив благословение, отправился в сторону звонницы.

С крыльца храма Трофим увидел инока Ферапонта. Они вместе встали к колоколам, когда Ферапонт вдруг упал на деревянный настил, пронзенный насквозь длинным ножом. Затем удар в спину настиг инока Трофима, но перед смертью он сумел подтянуться на веревках к колоколам и ударить в набат. Затем тело молодого человека обмякло, и звон резко оборвался. Иеромонах Василий направлялся в это время исповедовать паломников в скит, но, услышав звук набата, повернул к колоколам и пошел навстречу убийце.

«Это случилось на Пасху в 6.15 утра. Мы разговлялись за чаем в иконописной мастерской, когда благовест колоколов вдруг оборвался и раздался тревожный звон. “Какой странный звук, — сказал Андрей, разливая чай. — Скорее набат”. А я еще подумала с досадой: “Вечно Андрей со своими шуточками — ну, какой же набат? Пасха ведь!”», — рассказывала потом иконописец Тамара Мушкетова.

Первой к упавшему отцу Василию подбежала двенадцатилетняя Наташа Попова. За два года до этого девочку из Киева привезли в Оптину пустынь родители. Иеромонах лежал на дорожке возле ворот скита. Четки при падении отлетели в сторону. «Почему он упал, я не поняла. Вдруг увидела, что батюшка весь в крови, а лицо искажено страданием. Я наклонилась к нему: “Батюшка, что с вами?”. Он смотрел мимо меня — в небо. Вдруг выражение боли исчезло, а лицо стало таким просветленным, будто он увидел ангелов, сходящих с небес», — рассказывала потом Попова.

В седьмом часу утра, когда в скиту началась литургия, в храм ворвался молодой послушник Алексей, кричавший: «Братиков убили! Братиков!». Умирающего иеромонаха перенесли в храм, положив возле раки с мощами преподобного Амвросия. Бледный священнослужитель уже не мог говорить и, судя по движениям губ, сосредоточенно молился. «Он молился до последнего вздоха, и молилась в слезах вся Оптина. Шла уже агония, когда приехала “скорая”. Как же все жалели потом, что не дали отцу Василию умереть в родном монастыре!» — пишет в своей книге Нина Павлова. Священник скончался по дороге в больницу.

Местные жители отмечали, что после убийства монахов в Оптину пустынь как будто вернулась зима — задул холодный ветер, пошел дождь, а потом снег. Люди собрались у залитой кровью звонницы, плакали и молились за убитых монахов.

«Сатана 666»

«Так, осмотр начинается. В центральном месте, рядом с деревянной скамейкой, покрытой зеленым байковым одеялом в белую клетку лежит труп… Это отец Василий? А, это инок Ферапонт», — прокурор-криминалист Лариса Гриценко проводит осмотр места преступления, пока ее коллега фиксирует происходящие на видеокамеру.

Сотрудники правоохранительных органов идут по двору и недалеко от места убийства находят армейскую шинель — военные пожертвовали монастырю большую партию обмундирования, такие шинели раздавали прибывшим паломникам. Убийца повесил свою на колья деревянного забора.

«В кармане обнаружен нож. Александр Васильевич, как его назвать? Нож по типу кинжала, около ручки выбиты три шестерки», — продолжает Гриценко. Еще один длинный меч с обмотанной изолентой рукоятью находят у монастырской стены. Именно этим оружием, как выяснят эксперты, монахам и были нанесены смертельные раны. На клинке меча неумело выгравирована надпись «Сатана 666».

Позже следователи установят, что убийство было тщательно спланировано: местные жители расскажут им, что перед Пасхой неизвестный мужчина приходил в монастырь и подолгу сидел на корточках у звонницы. У восточной стены обители найдут сложенную ступеньками поленницу — по этой заблаговременно сложенной лестнице нападавший скрылся с места убийства, оставив на виду шинель с документами монастырского кочегара в кармане, чтобы сбить следствие со следа.

Напасть на след убийцы удалось спустя два дня — лесничий из соседней деревни сообщил милиции, что к нему в дом вломился вооруженный обрезом двуствольного ружья мужчина, которого, впрочем, удалось успокоить с помощью спиртного. Неизвестный поел, выпил, попросил чистую одежду и через полчаса покинул жилище, не тронув никого из семьи лесника. С его слов был составлен фоторобот странного визитера.

«В это время случайно в РОВД заходила женщина, которая опознала этого человека. Назвала его фамилию, сказала, как его зовут и сказала, что они с ним живут в одной деревне», — рассказывал эксперт-криминалист Дмитрий Осипов. Так правоохранительным органом стало известно имя подозреваемого — им оказался 32-летний житель села Волконское Николай Аверин, 1961 года рождения. Позже вину Аверина подтвердила дактилоскопическая экспертиза — отпечаток его пальца сохранился на третьем слое изоленты, которой была обмотана рукоятка меча. Вскоре он был задержан в райцентре Козельск — Аверин, несколько дней скрывавшийся в лесу, приехал к своей тетке и, не понимая, что за ее домом уже наблюдают, спокойно лег спать.

Как объясняли позже в прокуратуре, убийца прошел службу в Афганистане и «приехал домой без единой царапины, но со сломленной психикой». Впервые в поле зрения милиции он попал летом 1990 года, когда вместе с приятелем попытался изнасиловать пожилую женщину. Но мужчины тогда извинились, пенсионерка простила их и отозвала заявление.

В апреле 1991 года Аверина вновь обвинили в попытке изнасилования. На этот раз он сильно избил женщину; дело против него рассматривалось в Козельском районном суде. Проведенная психиатрическая экспертиза показала, что обвиняемый страдает шизофренией, а поэтому должен быть направлен на принудительно лечение. До февраля 1992 года Аверин находился в Москве в психиатрической больнице имени Ганнушкина, после чего вернулся домой к родителям.

В окрестностях Оптиной пустыни утверждали: Аверин обещал убить монахов задолго до того, как ему удалось воплотить свой замысел. В колхозной мастерской вспоминали, как перед Пасхой убийца зашел заточить меч на станке, выставив выпивку.

— Николай, на кого зуб точишь — на будущую тещу? — пошутил кто-то из мастеров.

— Нет, монахов подрезать хочу, — якобы отвечал Аверин.

С работниками мастерской беседовал и 29-летний следователь по особо важным делам прокуратуры Калужской области Александр Мартынов, расследовавший убийство оптинских монахов. Там рассказали, что Аверин был не единственным, кто обращался к ним с подобного рода заказами: мода на «сатанинскую» символику в Калужской области будто бы возникла после телевизионного показа фильма «Омен» — триллера 1970-х годов о пришествии Антихриста.

Летчики аэродрома сельхозавиации, где перед убийством работал Аверин, вспоминали, как он демонстрировал им меч, которым позже убил монахов, заявляя: «Я еще прославлюсь на весь мир!». Аверин, отмечали они, был при этом совершенно трезв, да и вообще не пил, хотя активно приторговывал водкой.

Одновременно в монастырь шли анонимные письма с угрозами. Один из священнослужителей якобы получил две фотографии гроба и обещанием убить его «золотым шомполом в темя». А незадолго до Пасхи некий человек, вспоминали очевидцы, прокричал в храме: «Я тоже могу быть монахом, если трех монахов убить!».

Приговор Аверину

Три гроба поставили в храме перед открытыми Царскими вратами, плачущие люди подходили к ним со словами: «Христос воскресе, отец Василий!», «Христос воскресе, Трофимушка!», «Христос воскресе, отец Ферапонт!». Прихожане клали в гробы освященные пасхальные яйца.

По итогам судебного рассмотрения убийца монахов был признан невменяемым. Версия о том, что Аверин состоял в некоей секте сатанистов или был приверженцем оккультного учения, была полностью опровергнута следствием.

Из материалов дела известно, что Николая Аверина с детства мучили безотчетные страхи, он боялся спать в темноте. После возвращения с войны мужчина уверовал и, по словам его родителей, проводил много времени в храме, иссушая себя постами, и вскоре начал «слышать голоса». В какой-то момент Аверин объявил родственникам, что на самом деле он — Иисус Христос. Но позже голос, звучавший в его голове, принялся издеваться над несчастным: он заставлял мужчину против воли биться головой о стену, есть бумагу и выбрасываться из окон. Аверин несколько раз вскрывал себе вены. Постепенно в его сознании оформилась и окрепла мысль, что бог желает ему зла, а, следовательно, заступничества следует искать у сатаны. Аверин решил мстить жестокому богу, уничтожая его воинство — монахов.

По словам опрошенных свидетелей, в быту убийца производил впечатление спокойного, вежливого, безобидного человека «со странностями». Он неплохо ориентировался в житейских реалиях, а в делах проявлял разумность.

Николай Аверин дает интервью телепередаче «Приговоренные пожизненно».

Родители Аверина показали, что их сын не раз приходил в Оптину Пустынь и беседовал с монахами; те упрекали его в гордыни и советовали лечиться. Следуя этому совету, Аверин обращался к врачам и экстрасенсам, но безуспешно.

В медицинском заключении, которым подследственный признавался невменяемым, отмечалось, что Аверин не отдает себе отчета в собственных действиях и не может руководить ими. Он одержим бредовыми идеями и нуждается в принудительном лечении, поскольку представляет особую социальную опасность, заключили врачи. Аверин был заключен в психиатрическую клинику.

«Бога я не мог достать, потому что его не достанешь. Это машина самая коварная и, грубо сказать, самая чистая во вселенной. Я могу повторить, что они [монахи] умерли достойной смертью», — объяснял Аверин в интервью съемочной группе Вахтанга Микеладзе, снимавшего цикл передач «Приговоренные пожизненно». Не понравилось Аверину лишь то, что двое из троих монахов «не по мужски ушли» — перед смертью кричали, как женщины. «Зла у меня на них никакого не было, на этих ребят. Я же не убил кого-то в корыстных целях, не отобрал деньги, вы понимаете», — объяснял Аверин.

Вопреки версии следствия, в монастыре ходили слухи, что Аверин убивал монахов не в одиночку, а в Оптиной действовала целая группа сатанистов, целью которой было устрашение православных верующих. Две паломницы, издалека видевшие, как упали зарезанные Трофим и Ферапонт, вспоминали, что рядом с ними якобы стояли двое мужчин, и один из них сказал: «Только пикните, и с вами будет то же». В церковных кругах вдруг вспомнили о тайных орденах, человеческих жертвоприношениях и «психических атаках СС», которые, по слухам, применялись против советских войск во Вторую мировую.

Обидело православную общину и то, что следователи искали убийцу в первую очередь внутри Оптиной, подозревая кочегара и других насельников. Но сильнее всего задевали чувства верующих последовавшие за трагедией газетные публикации — сначала журналисты предположили, будто убийство было совершено на почве гомосексуальной страсти, а затем представили Аверина как лишившегося разума героя войны.

«Пресса дружно сделала из Аверина героя-афганца и объявила его “жертвой тоталитаризма”. Судмедэкспертизы еще не было, но пресса уже ставила свой диагноз: “психика молодого человека не выдержала испытаний войной, в которую он был брошен политиками” (газета “Знамя”). “Искореженная нелепой войной душа молодого крепкого парня, оставленного без моральной поддержки, металась” (“Комсомольская правда”). Можно привести еще цитаты», — негодует Нина Павлова на страницах своей книги. Она же утверждает, что в боевых действиях Аверин на самом деле никогда не участвовал: в 1981 году он, окончив Калужское культпросветучилище, работал в Доме культуры Волконска, в эти же годы он прошел курсы подготовки шоферов. «Каждый, кто получал права, знает, что для этого требуется справка психиатра об отсутствии психических заболеваний. Такую справку Аверину дали, и до дня убийства он ездил на личной машине», — замечает автор.

Когда дело об убийстве оптинских монахов было закрыто, общественно-церковная комиссия провела самостоятельное расследование, выводы которого затем опубликовала газета «Русский вестник». «У комиссии есть данные, что в убийстве участвовало не менее трех человек, которых видели и могут опознать свидетели», — говорилось в заключительном отчете. Однако требования православной общественности о повторном расследовании дела и проведении независимой психиатрической экспертизы были проигнорированы.

«Но сколь неправеден суд человеческий, столь взыскателен Суд Божий. И когда в Оптиной стали собирать воспоминания местных жителей, то оказалось, что среди тех, кто разрушал монастырь в годы гонений, нет ни одного человека, который бы не кончил потом воистину страшно», — мрачно замечает Павлова.

Клинок, которым Аверин убил отца Василия и иноков Трофима и Ферапонта, в настоящее время хранится в музее МВД в Москве. О том, где сейчас пребывает сам Аверин, ничего не известно. Передача Вахтанга Микеладзе, вышедшая на ДТВ в 2009 году, была последним его упоминанием в СМИ.

В разговоре со съемочной группой Аверин тогда держался спокойно и уверенно. Он говорил, что нисколько не раскаивается в содеянном и вряд ли когда-нибудь раскается.

«Идет война между богом и сатаной, я, можно сказать, был одним из лучших его учеников. Я против бога, да, и рад, что я с сатаной. Потому что я — добро», — улыбался, глядя в камеру, Аверин.

Иеромонах Василий Росляков

Он был уже иеромонахом Василием, когда прихожане Оптинского подворья в Москве задали ему вопрос: «Батюшка, а у вас есть какое-нибудь самое заветное желание?» — «Да,— ответил он. — Я хотел бы умереть на Пасху под звон колоколов». Это сбылось.

Пасхальным утром 18 апреля 1993 года в Оптиной Пустыни сатанистом были убиты три её насельника: иеромонах Василий (Росляков), иноки Трофим (Татарников) и Ферапонт (Пушкарев). Иноки Ферапонт и Трофим звонили на колокольне, возвещая Пасхальную радость, — они были убиты первыми, иеромонах Василий шёл в скит исповедовать молящихся, но у скитских врат, спеша на помощь братьям, был настигнут убийцей.

Могучими и высокими трое монахов были при жизни. Инок Ферапонт пять лет в армии изучал японские боевые искусства и, говорят, имел черный пояс. Инок Трофим своими могучими ручищами кочергу завязывал буквально бантиком. Иеромонах Василий был мастером спорта международного класса, капитаном сборной МГУ по ватерполо, членом сборной СССР. О нем и будет этот рассказ.

«Я, Росляков

Игорь Иванович , родился 23 декабря 1960 года в г. Москве. Окончил среднюю школу № 466 Волгоградского района г. Москвы. После школы один год работал на автомобилъном заводе. В 1980 году поступил в Московский Государственный университет на факультет журналистики. В 1985 году закончил МГУ с квалификацией — литературный работник газеты. В составе университетской ватерпольной команды выступал на всесоюзных и международных соревнованиях. Выполнил норматив на звание мастера спорта. Был женат, развод произошел в ЗАГСе Волгоградского района г. Москвы. Детей от брака нет. С 1985 года по 1988 год работал инструктором спорта в Добровольном спортивном обществе профсоюзов».

Эту автобиографию Игорь написал при поступлении в монастырь.

Из воспоминаний классного руководителя и преподователя литературы школы №466 г. Москвы Натальи Дмитриевны Симоновой: «Когда в школу приезжала комиссия с проверкой, учителя старались вызвать к доске Игоря Рослякова, зная, что в этом случае школа «блеснет». Он с отличием шел по всем предметам и был настолько скромным, что хотелось бы, сказать: вот обыкновенный школьник. Но это не так. Это был человек одаренный и отмеченный свыше.

Ему рано были знакомы понятия «долг» и «надо». Уже с 3 класса жизнь Игоря была расписана по минутам, и собранность у него была необыкновенная. Уезжая на соревнования, он отсутствовал в школе по 20 дней. Учителя возмущались: «Опять уехал!» А по возвращении выяснялось, что Игорь уже прошел самостоятельно учебный материал и готов сдать сочинения и зачеты. Это впечатляло — особенно одноклассников.

Он очень много читал, и в 17 лет был уже взрослым, думающим человеком. И одновременно это был живой, элегантный парень — он прекрасно танцевал, любил поэзию, музыку, живопись, а в те годы следил еще за модой. Однажды, вернувшись из-за границы, он пришел в школу в джинсах, а у нас их еще тогда не носили. Ему сделали замечание, и больше этого не повторялось. Вот удивительное свойство Игоря — у него никогда не было конфликтов с людьми, он так просто и искренне смирялся перед каждым, что его любили все.

Класс был дружный. Многие знали друг друга еще с детского сада и любили собираться вместе вне школы. Помню, в шестом классе на вечеринке Игорь по-мальчишески закурил и попробовал вина. Но все это ему так не понравилось, что было вычеркнуто из жизни уже раз и навсегда. И когда уже взрослыми одноклассники собирались вместе, все знали — Игорю нужно, чтоб был чай, а еще он любил сладкое.

Почти все девочки в классе были тайно влюблены в Игоря, а мальчики тянулись к нему, как к лидеру. Но сам он никогда не хотел первенствовать и отводил себе самое скромное место.

Он стал нашим духовным лидером, когда ушел в монастырь. Но случилось это не сразу, и сначала было общее потрясение: «Как — Игорь Росляков монах? Такой блестящий, одаренный молодой чело­век! Да он же был восходящей звездой!» Многие ездили тогда в монастырь, чтобы спасти его.

Помню свою первую исповедь у иеромонаха Василия и чувство неловкости, что я, учительница, должна исповедовать грехи своему ученику. И вдруг о. Василий так просто сказал об этой неловкости, что я почувствовала себя маленькой девочкой, стоящей … перед Отцом Небесным, которому можно сказать все.»

Из письма преподавателя физкультуры школы № 466 Анатолия Александровича Литвинова: «Игорь Росляков был самым одаренным учеником нашей школы и, бесспорно, лучшим спортсменом ее. Конечно, он был известен как мастер спорта международного класса, капитан сборной МГУ и член сборной СССР. Но он входил еще в сборную команду школы и выступал на районных соревнованиях и на первенстве Москвы по легкой атлетике, лыжному кроссу и волейболу. Игорь был не просто загружен, а перегружен. И меня очень тронуло, когда он пожертвовал престижными соревнованиями, чтобы помочь школьным товарищам в финальном матче по волейболу.

Он был скромным, прилежным тружеником. А еще он был молчалив. Какая-то скорбь была в его глазах, улыбался он редко. Внешние данные у него были прекрасные И я удивился, ког­да он ушел в монастырь. Ведь ему, очень умному и способному человеку, успешно окончившему факультет журналистики МГУ и блестяще выступавшему в большом спорте, открывалась такая богатая перспектива в жизни!

Рассказывает тележурналист, мастер спорта Олег Жолобов, член сборной команды МГУ по водному поло: «О дарованиях Игоря Рослякова говорили: «Его Бог поцеловал». Это был выдаю­щийся спортсмен нашего века, так и не раскрывшийся, на мой взгляд, в полную меру своих возможностей. Сначала этому помешало то, что Игорь стал «невыездным». Несколько лет подряд он завоевывал звание лучшего игрока года, и при этом его не выпускали на международные соревнования. Потом началась перестройка, Игорю стали давать визу, правда, в пределах соцстран. Он выполнил тогда норматив мастера спорта международного класса, был на взлете и вдруг ушел в монастырь.

Помню прощальный вечер, когда мы собрались командой, провожая Игоря в Оптину. Все охали, переживали и, как ни странно, понимали его. Все мы были еще неверующими, но уважали веру Игоря и знали: он не может иначе и все. И как когда-то он вел нашу команду в атаку, так, став о. Василием, он привел нашу команду к Богу, не навязывая своей веры никому. Он убеждал нас не словами, но всей своей жизнью. И вот отдельные случаи, запомнившиеся мне.

Игорь очень строго соблюдал посты и в Великий пост это было видно по его ребрам. Когда после смерти о. Василия я со всей моей семьей и еще одним членом команды крестился в Оптиной, то впервые понял, как непросто выдержать пост, даже если сидишь дома, а жена готовит вкусные овощи. А каково поститься на выездных турнирах, где спортсменов кормили в основном мясом? А Игорь Великим постом даже рыбы не ел.

Из-за его постничества в команде было сперва недовольство. Он был ведущим и самым результативным игроком команды, и мы боялись проиграть, если он ослабеет постом. Помню, Великим постом сидели мы с ним на бортике бассейна в Сухуми, и Игорь сказал: «Главное, чтобы были духовные силы, а физические после придут. Дух дает силы, а не плоть». На следующий день у нас был решающий финальный матч с «Балтикой», очень сильной командой в те годы. И как же стремительно Игорь шел в атаку, забивая и забивая голы! Мы победили, и пост был оправдан в наших глазах.

Носить нательный крест в те года было нельзя. Но Игорь не расставался с крестом, а на соревнованиях прятал его под спортивную ша­почку. Помню, в Сухуми мы пошли искупаться в море, а тут начальство на пляж приехало. Увидели, что Игорь ныряет в море с крестом, и в крик: «Позор! Безобразие! Скажите ему, чтобы немедленно снял крест!» Начальство уехало, а мы лишь переглянулись и не сказали Игорю ничего. Мы настолько уважали его, что знали: раз он носит крест — значит, так надо.

В команде у Игоря было два прозвища: «рослый» — из-за его высокого роста, и «немой» — настолько он был молчалив. На сборах кто на пляж пойдет, кто к телевизору сядет, кто в карты режется, а Игорь все над книгой сидит. Читал он очень много, а мы тянулись за ним. Помню, купил он себе за границей Библию, и мы Библии покупать. А еще помню, как один человек из команды попросил Игоря написать ему какую-нибудь молитву. Он написал ему молитву по церковно-славянски, сказав: «Лишь монахи сохранили язык».

Слово Игоря было в команде решающим. Соберется, бывало, команда — говорят, говорят, а Игорь молчит. А зайдет дело в тупик — он скажет краткое слово, и все знают — решение принято. Помню, когда началась перестройка и разговоры о демократии, на собрании команды тоже заговорили про демократию в спорте. Говорили, говорили, а Игорь подвел итог: «Команда — это монархия. Если не подчинить игру единой воле, то какая будет игра?» В Оптиной пустыни о. Василий стал духовным отцом для многих членов нашей команды. Но еще до монастыря мы обращались к нему со словом: «батя». Помню, мы были в Югославии на день Победы. Игр 9 мая у нас не было, но была с собой бутылка хорошего вина. Помялись мы и пошли к Игорю: «Батя, как благословишь?» И он благословил устроить праздник. Поехали мы на природу, накрыли стол и пели песни военных лет. Пел Игорь прекрасно. А Отечество и память военных лет — это для него было свято.

У нас была сильная команда мастеров спорта, лидировавшая в те годы. И когда мы выматывались на чемпионатах, начальство посылало нас на месячный отдых к морю. И вот все едут к морю, а Игорь в Псково-Печерский монастырь, и месяц «вкалывает» там на послушаниях.

Мы любили в те годы собираться командой на домашние праздники. Соберемся и один вопрос: «А Игорь придет?» Он был душою компании, хотя обычно сидел и молчал. Давно нет нашей команды, но мы по-прежнему собираемся вместе. Место сбора теперь — Оптина пустынь. И в дни памяти о. Василия мы бросаем все дела и едем на могилу нашего «бати».

Из воспоминаний врача Ольги Анатольевны Кисельковой: «В свое время Игорь Росляков был довольно известным человеком в Москве. Мне столько рассказывали о его дарованиях, что однажды, возвращаясь из гостей, я спросила знакомых: «Да когда же вы меня познакомите с вашим знаменитым Игорем?» — «Как? — удивились они. — Ты же весь вечер сидела рядом с ним». И тут я вспомнила гиганта в кожаной куртке, молча сидевшего весь вечер в углу. Говорил Игорь очень мало, но когда бросал реплику, чувствовалось, что это живой остроумный человек. Помню, мы вместе разговлялись на Пасху, а Игорь шутил: «Из поста надо выходить аккуратно. Положите мне, пожалуйста, еще пару котлет». А в Оптиной эта гора мышц обтаяла буквально у меня на глазах. Я даже сказала: «Батюшка, благословите подкормить Игоря, а то он так похудел». Принесла ему банку варенья, а он мне икону Державной Божией Матери подарил.

В 1997 году мы гостили у родственников, и сын смотрел по телевизору матч сборной страны по ватерполо. «Вот, — говорю сыну, — о. Василий тоже в сборной играл». Сын мне не поверил: «Ну, как о. Василий мог протыриться в сборную? Ты хоть знаешь, кого туда берут? Вечно ты, мам, что-нибудь выдумаешь!» Только я хотела обидеться, как по телевизору забили гол, а комментатор воскликнул: «Да-а, такую игру мог прежде показать лишь мастер спорта Игорь Росляков!» Сын был поражен: «Мам, а ведь правда!» А я удивилась, как быстро «откликнулся» о. Василий и поддержал мой родительский авторитет».

Преподаватель МГУ Тамара Владимировна Черменская вспоминает: «На втором курсе университета Игорь подошел ко мне и сказал: «Тамара Владимировна, а я женился». Событие это всегда радостное, но он был такой невеселый, что меня стали мучить после этого тяжелые сны. Однажды мы вместе гуляли, и я сказала: «Игорь, мне почему-то снятся про вас странные сны». — «Скоро эти сны кончатся», — ответил он. Брак был недолгим, всего полгода».

Мастер спорта Борис Костенко, режиссер фильма «Оптинские новомученики»: «Профессионального спорта у нас в те годы как бы не было, и мы с Игорем должны были показывать в автобиографии то, что значилось в трудовой книжке: работу на заводе, в ДСО и т. п. На самом деле мы были студентами — днем учились, а вечером зарабатывали себе спортом на жизнь. Отца у Игоря в живых уже не было, мать была пенсионеркой, и он не мог не работать. Кстати, у Игоря было два высших дневных образования — институт физкультуры и университет. Поступал он туда на общих основаниях, хотя мастера спорта, как известно, поступали иначе. Сначала мы с ним поступили на дневное отделение института физкультуры, а потом, сдав экстерном за первый курс, Игорь поступил сразу на второй курс университета. В общем, девять лет были студентами, и институт физкультуры давался тяжелее факультета журналистики — там была анатомия, физиология и очень строгая кафедра военного дела, заменившая в итоге армию. Два диплома достались трудно. Но мы с Игорем рассудили, что все же нужен запасной диплом тренера, чтобы не лгать ради денег в газете. Правда, и спорт отвращал. Помню, мы сидели в келье о. Василия, а я стал вспоминать, сколько жизней сломал большой спорт и через какую грязь пришлось тут пройти. «Забудь об этом, и не оглядывайся назад», — сказал о. Василий».

«Если я в день час-другой не побуду один, то чувствую себя глубоко несчастным»,— говорил еще в миру Игорь Росляков. В квартире родителей у него была восьмиметровая комнатка-келья. И об этой комнатке сохранились стихи:

«Сегодня ты чего-то невеселый», —

Подметит разговорчивая мать.

И мы, словно соседи-новоселы,

Расходимся по комнатам молчать.

И слышу я, как швейная машинка

Справляется с заплатанным шитьем.

И кто-то, разгулявшись по старинке,

О ночке запевает за окном.

 

Написано стихов было немало. Но ни поэтом, ни журналистом он не стал, отвергнув в итоге этот путь. Пророки и лжепророки — вот тема, над которой часто размышляет в своих стихах молодой журналист Игорь Росляков, сделав в итоге обдуманный выбор. Он наотрез отказался от приглашений на работу в самые престижные по тем временам газеты, сказав другу: «Я не хочу лгать». Он пишет о журналистике: «Да, новости — творенье черта».

С его способностями он мог бы создать себе имя в журналистике и в литературе. Но он трезво понимает свое место в том мире, где искусство давно уже стало «нервирующим зрелищем». Чтобы стяжать успех, надо лжепророчествовать, нервировать, ошеломлять.

Игорь был вхож в редакции, но стихи по редакциям никогда не носил. Он писал их, как пишут дневник, не помышляя о публикациях и зная уже: есть что-то главное в жизни, что он не понял еще. А что можно сказать людям, не поняв главного? Вот появится духовный опыт, тогда!..

Он многое сжег или бросил в виде ненужных уже черновиков. Шел такой стремительный духовный рост, что он быстро перерос свою поэзию.

И тогда ничего мне не стоит

Бросить все и уйти в монастырь

И упрятать в келейном покое,

Как в ларце, поднебесную ширь.

Мыслей о монашестве еще не было, но душа уже слышала зов.

Встреча с Богом была для Игоря огромным потрясением.

Сразу после обращения он создает два больших цикла стихов на темы Евангелия и Псалтири. Пишет он в эту пору много, горячечно, чтобы в итоге бросить писать. В Оптину пустынь о. Василий пришел уже человеком «не пишущим», и из-за этого был даже конфликт. Вскоре после открытия монастыря здесь начали выпускать свою газету «Обитель». Но если желающих писать было много, то умеющих — мало. И тут обнаружили, Что о. Василий профессиональный журналист, а стало быть, должен писать для газеты. Отец Василий отказался.

 

ДНЕВНИК 1988 ГОДА

Дневник о. Василий начал вести еще перед уходом в монастырь. Вот выдержки.

11 марта 1988 г.

По благословению о. А. (по второму) пытаюсь начать дневник. Вечером беседа. Все мои слова не по существу. Не могу точно выразить свои основные духовные проблемы, поэтому беседа течет сама по себе и не утоляет моей жажды.

12 марта 1988 г.

Утро. Мать нашла мой крещальный крестик. Мне 27 лет. Я надел этот крестик впервые после крещения, бывшего 27 лет назад. Явный знак Божий.

Во-первых, указующий (может быть, приблизительно) день моего крещения (мать не помнит) — это радостно.

Во-вторых, напоминающий слова Христовы: «…возьми свой крест и следуй за мной» — это пока тягостно.

13 марта 1988 г. Литургия в церкви Пророка Илии. Тренировка. В гостях у Левана.

14-19 марта 1988г. г. Тбилиси 5 игр. Пост. Познал опытно слова Давида: «Колена мои изнемогли от поста и тело мое лишилось тука». Господи, спаси и сохрани!

20 марта 1988г. Воскресенье. Литургия. Богоявленский собор.

21 марта 1988 г.

Не сидел я в кругу захмелевших друзей,

Не читал им Рубцова и Блока.

Опечалился я, и с печалью своей

Я сидел у икон одиноко.

22 марта 1988 г.

Выставка работ К. Васильева. Небольшой зал в здании Речного вокзала. Вся выставка работ 30. Интересно, талантливо, красиво, т.е. душевно, а хочется духа! Людям нравится, говорят — возвращение к истокам(!) Каким? Истоки Руси в христианстве, а не в дремучем лесу. Васильев, видно, увлекался Вагнером (хоронили под его музыку), есть несколько работ о Нибелунгах. Поэтому и в картинах о Руси тот же языческий привкус (глаза). Соколиный взгляд, волчьи глаза. А хочется побольше доброты, любви, милосердия. Но тут уже Христос: «милости хочу, а не жертвы».

23 марта 1988 г.

В богослужении задействованы все пять чувств человека.

…О трех видах искусств: литература (слово), музыка (звук), художество (цвет). Синтез = содержание + форма.

Слово сильнее, чем звук и цвет.

Звук — более тонок, как бы расплывчат, а потому менее конкретен, определен.

Цвет — более определен, оформлен, но менее тонок. И в том, и в другом как бы существуют начатки слова, потому и звук и цвет словесны и потому они смогли составить в синтезе слово.

Слово — достояние человека и явление его Божественной сущности. У животных есть и музыка и художества. Например, пение птиц и изящество форм и красок у бабочек, отсюда древние культы обожествления животных. Христианство же по сути словесно, потому и человечно. «Слово было Бог». Не звук, не цвет, но Слово!!!

Иначе Евангелисты должны были написать симфонии и картины, чтобы возвестить о Христе.

Итак, слово — это оформленный, окрашенный звук или наполненный, озвученный цвет.

Слово — меч, оно имеет в себе направленность, вектор действия, оно заставляет определиться и потому создает отношения, чувства, т.к. они суще­ствуют только по отношению к чему-то, к кому-то. Звук и цвет скорее опахало. Они приближают красоту и соединяют душу с нею, но всю (!) душу, т.е. все, что в ней хорошего и плохого. Здесь синтез, а в слове анализ.

В звуке и цвете нет критерия истины.

В музыке и живописи это гармония, т.е. ос­мысленный порядок, словесный порядок. Здесь есть слово, хотя сокрыто, но есть.

Слово — все осмысливает, оценивает и потому побуждает действовать: совершенствовать или изменять, а не просто наслаждаться красотою и гармонией (как в музыке и живописи).

Осмысливаем, значит, сравниваем. С кем? Со Словом Божиим — оно критерий истинности всего.

2 апреля 1988 г.

Всенощная в Богоявленском соборе. Физическое ощущение присутствия благодати Божией. «Глас хлада тонка». Был даже момент благоухания во время чтения Евангелия. Я ощутил запахи пещер Псково-Печерского монастыря.

7 апреля 1988 г. Великий Четверг. Благовещение Пресвятой Богородицы.

Литургия в Пушкино.

Будущее — в руках Божиих. Задача темных сил — формировать природу людских отношений лишь… для запугивания, порабощения нашего духа, дабы он не вырос в меру полной свободы, в полную меру возраста Христа. Если такое случается, бессильны становятся легионы тьмы против одного воина Христова.

10 апреля 1988 г. Светлое Христово Воскресение. Пасха.

Моя третья Пасха.

10 июня 1988 г.

«Добродетель мы должны почитать не ради других, но ради ее самой». Иоанн Златоуст.

Почему мы должны быть добродетельными? Почему мы должны творить добро? Отвечают: потому что это радость для людей, потому что «добро побеждает зло», а значит, лучше быть на стороне сильного: потому что добро — это хорошо, а зло — это плохо и т. п.

То есть добродетель утверждается логикой, умо­настроением. Это приемлемо как первая ступень на лестнице восхождения к доброте. Это приемлемо для младенцев, не имеющих чувства и навыка в различении добра и зла. Это молоко, а не твердая пища.

Если только на этом будет зиждиться понятие добра, то оно зыбко, а во многих случаях — мертво. В нем говорит ум, а сердце молчит.

Нужно сердцем ощутить вкус добродетели, ее сладость и истинность. Тогда доказательство необходимости творить добро будет находиться в самом добре. Тогда не надо и доказательств. Я делаю добро и через это делание убеждаюсь, что следую истине. Я творю добро, потому что это добро. Я люблю добро, и я понимаю, что надо творить добро — не однозначные выражения.

Итак, почему я должен быть добродетельным? Потому что я люблю добродетель.

14 июня 1988 г.

Смерть страшна, потому что она знает обо мне все, потому что она обладает мною, распоряжается мною, как госпожа своим рабом. Христианство дает знание о смерти и о будущей жизни, уничижая этим власть смерти. Да, и о христианине смерть знает все, но он знает о ней ровно столько, чтобы не бояться ее.

15 июня 1988 г.

«Красота спасет мир» — писал Достоевский. Красота — это Бог. Сколько бы мы ни исследовали нашу жизнь, сколько бы ни расчленяли на составные части, вроде бы для того, чтобы понять ее механизм, жизнь в своей целостности будет всегда прекрасной, Божественной и не познаваемой до конца, как не познаваема красота.

Сколько бы мы ни исследовали состав почвы, находя в ней все новые и новые металлы и соли, сколько бы мы ни проникали в тайны наследственности, создавая новые отрасли науки, умножая академии, институты, лаборатории, все равно цветок, выросший на изученной земле, цветок, взошедший из хрестоматийного семени, повергнет в изумление своей красотой.

Радость, которую дарует знание, должна допол­няться радостью созерцания, тогда она будет совершенна. «Все знаю, все понимаю и все равно удивляюсь», — говорит человек. Изумление перед всем, изумление, несмотря ни на какие звания, ни на какие беды, — это красота, это спасение миру, это путь к Богу. А жизнь без изумления пред красотой, а значит, и без Бога пуста и ничтожна.

 

30 августа 1988 года Игорь Росляков уехал из Оптиной в Москву, чтобы, завершив все расчеты с миром, вернуться в монастырь уже навсегда. А далее в дневнике идут две нестыкующиеся записи: 15 сентября — «Уехал в Оптину», 17 октября -»Пришел в монастырь».

Игумен Владимир рассказывал: «Отец Василий был на голову выше всех нас. Все мы пришли в монастырь молодыми и по запальчивости, бывало, начнем осуждать, а о. Василий тут молча выйдет из кельи. Это подтягивало, и в Оптиной уже знали — при о. Василии нельзя осуждать, иначе он уйдет. Точно так же он ушел от людей, перешедших позже в раскол. Никакого раскола еще в помине не было, но был уже дух осуждения и вражды к нашей Церкви, и о. Василий тут же отошел от тех людей». «Без попущения искушений невозможно нам познание истины», — писал преподобный Исаак Сирии. И Господь попустил о. Василию пройти через боль искушения, уготовляя из него огненного защитника православия и нашей Церкви. Он вел катехизаторские беседы в тюрьме г. Сухиничи, беседы с баптистами в тюрьме г. Ерцево, воскресную школу в г. Сосенском и школу для паломников в Оптиной. А сколько людей обрели веру после личной встречи с ним! Вспоминают, что свет в келье отца Василия не гас порой до утра, а сосед через стенку слышал звуки земных поклонов и тихие слова молитвы о заблудших и погибельными ересями ослепленных, «ихже Сам просвети, Господи!»

Из письма И., прихожанки Оптинского подворья в Москве: «Однажды разговорились с 90-летним дедушкой, перешедшим на старости лет из православия к адвентистам. Свой поступок дед объяснял тем, что адвентисты помогают ему в быту, а помощи от своей приемной дочери он принимать не хотел. Адвентисты так запутали дедушку, что было жаль его, и мы уговорили деда сходить с нами в православную церковь. Храм деда умилил, хотя службу он почти не слышал, так как был глуховат. А мы попросили о. Василия поговорить с дедушкой. Дед долго рассказывал о. Василию, как помогают ему адвентисты и «нехорошо после этого их предать». От волнения дед совсем перестал слышать, не реагируя на доводы батюшки. Тогда о. Василий подвинулся к нему поближе да как крикнет: «Дед, помирать скоро! Бросай ты своих адвентистов и возвращайся в православие!» Дед смутился и засобирался домой. Отец Василий просил нас не оставлять дедушку, сказав, что будет молиться за него. Но по дороге из церкви мы с дедом поссорились — он обиделся на мои слова, что все мы грешные, заявив: «У меня грехов нет!» Поручение о. Василия не оставлять деда осталось не выполненным. А он своего обещания не забыл и от всего сердца, видно, молился за деда, потому что когда мы пришли через полгода приложиться к Плащанице, то глазам своим не поверили — в храме сидел, опираясь на палочку, и молился наш дедушка».

Рассказывает монахиня Феодора: «Летом 1990 года наш молодежный лагерь жил в палатках возле Оптиной. Многие еще только готовились к крещению, и отцы Оптиной вели с нами катехизаторские беседы. Кто-то на беседе задал вопрос о Зарубежной Церкви, и о. Василий рассказал о своей встрече с американцами «зарубежниками»: «Мы думали, — говорили они, — что ваше православие погибло вместе с катакомбной церковью. А теперь видим у вас такую истинную, живую православную веру, какой у нас давно нет. Вы выше нас!»— Он рассказывал нам о красоте и величии православия по книгам свт. Игнатия Брянчанинова, а мы слушали, затаив дыхание, и так хотелось эти книги прочесть! Я попросила о. Василия помочь достать мне книги святителя, и мне выслали почтой том «Приношение современному монашеству». Я была тогда солисткой филармонии и читала о монашестве, приняв после убийства о. Василия монашеский постриг».

Рассказывает монахиня В.: «Моя родная сестра не ходила в церковь и никакие уговоры на нее не действовали. А тут приехала навестить меня в монастырь и захотела поисповедаться. На исповеди она стала рассказывать про свои аборты, и прочую скверну в таких несдержанных выражениях, что батюшка, не выдержав, сказал: «Иди к о. Василию». Подвела я ее к аналою о. Василия, и батюшка долго беседовал с ней. Даже в алтарь сходил за требником и читал над сестрою молитвы. Уж как моя сестра была довольна! «Такого умного человека, — говорит, — я за всю мою жизнь не встречала. Да сколько же я потеряла, что не ходила в церковь! Теперь обязательно буду ходить».

Из воспоминаний Петра Алексеева, студента Свято-Тихоновского Богословского института: «Мне было 13 лет, когда по благословению архимандрита Иоанна (Крестъянкина) мы с мамой переехали из Москвы в Оптину пустынь, купив дом возле монастыря. Мама писала иконы для Оптиной, а я работал тут на послушании. Отец Василий очень любил о. Иоанна (Крестъянкина) и, узнав, что мы батюшкины чада и часто ездим к нему, расспрашивал меня по возвращении из Печор: как там батюшка и что он говорит? В келье о. Василия висел портрет архимандрита Иоанна, и он с любовью говорил о нем: «Вот истинный старец. Вот молитвенник. Как же мне близок его дух!» Какаято близость тут правда была. И как из кельи о. Иоанна я выходил, будто умытый, так и рядом с о. Василием возникало чувство чистоты. Как многие мальчики я был любопытен и, вслушиваясь в пересуды о людях, тоже начинал осуждать. А о. Василий никого не осуждал, и рядом с ним у меня даже мысли не возникало осудить кого-то.

Мальчиком я был обидчив и, бывало, обижался, что приедешь в монастырь, а кто-то хлопнет тебя панибратски по плечу и скажет, читая надпись на майке: «О, Пан-Америка! Как ты разоделся?! М-да, мир во зле лежит». А о. Василий моей одежды просто не замечал. В нем было столько благоговения, что даже от его обычного иерейского благословения я чувствовал радость в душе. Мне очень нравился о. Василий и нравилась его келья. Ничего лишнего — иконы, книги, стол, топчан. Это была монашеская келья, а в ней монашеский дух. Игорь носил в миру короткую стрижку и таким пришел в монастырь. Потом волосы отросли, но неровно — бахромою, и кто-то подстриг ему эту бахрому. В 13 лет я был страшный дерзила и тут же бросился поучать: «Игорь, зачем вы постриглись? Ведь монахи волос не стригут». А он сокрушенно: «Действительно, зачем? Ты прав, Петька. Как же ты прав!» Тут моя мама запереживала из-за моей дерзости: «Петя, как ты можешь так говорить?» А о. Василий ей: «Он прав». В ту пору меня очень занимала моя родословная. Я обнаружил, что в роду у мамы были иконописцы, купцы, дворяне. Я стал рассказывать о. Василию, что все думаю о своей родословной, а он говорит: «Не думай об этом, Петька. У нас совсем другая родословная». И святые, говорит, наши родные, а в Царстве Небесном откроется, кто наш истинный друг и родня.

Стал я ходить к о. Василию со всеми своими скорбями и однажды рассказал, как трудно мне было в школе из-за того, что я верующий и отказался вступить в пионеры. Особенно меня преследовала одна учительница, оказавшаяся, как выяснилось, экстрасенсом. «Я рад за тебя, — сказал о. Василий и добавил. — Мужайся!» Он часто говорил мне в искушениях: «Тут надо мужество. Мужайся!» Отец Василий сначала нес в монастыре послушание гостиничного, а потом его перевели в иконную лавку. Лавку тогда на обед не закрывали, и я по послушанию носил ему туда обеды из трапезной, поневоле наблюдая, как он становился все воздержанней в еде. Когда о. Василий был послушником, у него в келье водились продукты. Привезут ему друзья что-нибудь вкусное, а он зовет меня: «Петька, приходи, передача пришла», И с удовольствием скармливал мне лакомства, а я не отказывался. Потом продуктов в келье не стало. Знаю это потому, что на Рождество мы ходили с детьми по кельям славить Христа и везде нас угощали. Отец Василий был очень тронут, что дети славят Христа, и так хотел угостить нас, но дать ему было нечего. Шарил он, шарил по своей пустой келье, наконец, нашел лимон и дал его нам. Это было так трогательно. Когда о. Василий служил на подворье в Москве, там кормили необыкновенно вкусными омлетами, взбитыми сливками и т. п. Отец Василий сказал мне, что это не монашеская еда, попросив привезти ему из Оптикой «витамины», то есть лук и чеснок. Отец келарь добавил в посылку рыбные консервы, а о. Василий, рассказывали, уже не появлялся в трапезной, питаясь у себя в келье хлебом и «витаминами». У меня была одна-единственная исповедь у о. Василия, изменившая, однако, многое

во мне. Я поступил тогда в Московское художественное училище 1905 года и, попав в богемную среду, стал лицедействовать с удовольствием играя в те современные игры, когда каждый создает себе имидж, стараясь казаться лучше, чем он есть. Когда я рассказал об этом о. Василию, он ужасно разволновался: «Зачем? Зачем? Это тебе не идет». Потом он молча молился, сказав: «Не твое это!» Причем сказал с такой силой, что страсть к лицедейству он во мне разом пресек. Сострадание к немощным сочеталось у отца Василия с долготерпением и какой-то особой духовной силой. Помню, жил тогда в монастыре болящий паломник М. Раньше М. увлекался наркотиками, и его психика была так расстроена, что духовный отец не справлялся с ним и отсылал его на исповедь к о. Василию. М. не мог причаститься и убегал от причастия, а о. Василий мог буквально догнать и помочь причаститься. Однажды Великим постом М. так закрутило, что он лежал пластом в своей келье и не мог ходить ни в трапезную, ни в храм. Как же выхаживал его о. Василий — ежедневно носил ему просфорки, обеды из братской трапезной и очень часто исповедовал и причащал прямо в келье. М. поправился, а потом долго жил и работал в монастыре, и все с радостью отмечали его духовный рост. А когда о. Василия не стало, то без его поддержки М. уже не мог справляться с монастырским режимом и вынужден был уехать из монастыря. Лишившись поддержки о. Василия, уехали и другие болящие. И тогда вдруг открылось — сколько же немощных людей он тянул на себе! На Пасху 1993 года в шесть утра, то есть в час убийства, у нас дома раздался грохот в святом углу — упала лампадка на высокой ножке, забрызгав маслом все вокруг. Ближе всего к лампадке стояла написанная мамой для Оптиной икона Пресвятой Живоначальной Троицы, установленная позже над мощевиком в Свято-Введенском соборе. В первую очередь масло должно было залить ее, испортив готовую работу. Но вопреки всем законам физики брызги масла обогнули ее. (От редактора: 19 февраля 1995 года эта икона мироточила, а в декабре 1998 года было многодневное и обильное мироточение.) На погребении я сильно плакал и одновременно ни минуты не сомневался, что о. Василий святой. Когда я иду сдавать экзамены, то беру с собой фотографию своего духовного отца, блаженной Матронушки и о. Василия. Когда о. Василий учился в семинарии, он блестяще сдавал экзамены, и я прошу его: «Батюшка, помоги мне!» Помощь о. Василия я чувствую, а его фотография стоит у меня на столе. Один взгляд на эту фотографию удерживал и удерживает меня от многих прегрешений».

«Он был монахом из старой Оптиной» — сказал об о. Василии иеромонах Даниил. А в старину оптинских монахов отличали прежде всего по одежде — грубые, тупоносые «оптинские» сапоги и дешевая мухояровая ряса. Ряса у о. Василия была выношенная и в заплатах, а его единственной обувью были кирзовые солдатские сапоги. Когда о. Василий служил на подворье в Москве, его не раз пытались переобуть в легкие ботинки, но из этого ничего не вышло. Между тем стояло такое жаркое лето, что на солнцепеке плавился асфальт.

Из воспоминаний монахини Ксении (Абашкиной): «Когда о. Василий пришел в монастырь, то они с о. Ф. решили подвизаться, как древние, имея одну одежду и одни казенные сапоги. Потом у о. Ф. заболели ноги, и он сменил обувь, А о. Василий в великом терпении так и дошел в своих сапогах до райских врат. Помню, в Москве мы поехали с ним освящать квартиру моих родителей. Жара была умопомрачительная — градусов 30, а о. Василий был в шерстяной рясе, в кирзовых сапогах и нес большую сумку. Я спешила, а он меня попросил идти медленней, сказав, что после службы ноги болят. Как раз перед этим он ездил отпевать старушку, так разложившуюся на жаре за четверо суток, что все избегали подходить к гробу. И вот идем мы с батюшкой по жаре, а навстречу четыре милиционера. Вдруг они разом, как по команде, отдали батюшке честь. Отец Василий удивился: «С чего это попу честь отдают?» А поразмыслив сказал: «Они люди служивые. Кому, как не им, понять попов? Простому человеку не прикажешь стоять на жаре рядом с четырехдневным разлагающимся трупом».

Где-то в Сибири есть безвестная могила шестидесяти восьми иереев, которых, рассказывают, расстреливали так. Ставили на край могилы и задавали один вопрос: «Ну, что, поп, веруешь во Христа?» — «Верую»,— отвечал тот и падал в могилу расстрелянный. А потом на его место становился следующий, чтобы ответить: «Верую».

Иеромонах Василий почитал для себя за честь быть причисленным к этому сословию русских «попов», оболганных, оклеветанных, но способных принять смерть за веру свою…

 (

6
голосов: 5 из 5
)

Храм Живоначальной Троицы на Воробьёвых горах —

Русская Православная Церковь

  • 14 Ноябрь 2020

    В ноябре 2020 года в Лектории храма Троицы на Воробьевых горах пройдут выступления к 100-летию трагических событий 1920 года:

    — 17 ноября, во вторник, в 19. 00 — выступление Владимира Геннадиевича Хандорина ,  доктора исторических наук, профессора кафедры истории России и архивоведения ПСТГУ  » Адмирал Колчак: правда и мифы » 

    — 24 ноября, во вторник, в 19.00 — выступление Дмитрия Михайловича Володихина , доктора исторических наук, профессора кафедры источниковедения исторического факультета МГУ «К столетию Русского Исхода 1920 — 2020»

  • 24 Октябрь 2020

    В понедельник, 26 октября, в 18.30  в Лекторий храма Троицы на Воробьевых горах и МГУ состоится  выступление Бориса Вадимовича Межуева , кандидата философских наук, доцента кафедры истории русской философии, председателя редакционного совета сайта «Русская Idea»,  по теме:   «Оправдание добра» Владимира Соловьева как памятник либерально-консервативной мысли»,  приуроченное к 120-летию памяти В. С. Соловьева.  

  • Все новости

23 декабря 1960 года родился Игорь Росляков, будущий иеромонах Василий, убиенный на Пасху в 1993 году вместе с иноками Трофимом и Ферапонтом

 

Александр Харитонов

23 декабря исполнилось 58 лет со дня рождения иеромонаха Василия (Рослякова) — одного из трех насельников Оптиной пустыни, убитых в пасхальное утро 1993 года.

На могилах оптинских старцев

Время духовного становления Игоря Рослякова, оптинского иеромонаха Василия, пришлось на последние годы существования Советского Союза. Служителем алтаря Господня он стал уже в новой, не безбожной, восстающей из руин России.

Отец нередко говорил Игорю: «Нельзя мириться с обманом, сынок».

Несмотря на то, что церкви сейчас открыты и нам не приходится прятать Библию, общее духовное состояние народа не вселяет оптимизма, и современные молодые люди нередко оказываются на месте молодого Игоря Рослякова, в среде непонимания и насмешек. Дабы избежать окончательной духовной гибели народа, нам стоит возвращаться к примерам людей, живших прежде нас, исследовать их переживания веры и неверия, делать выводы и, подражая им, стараться восходить тем же путем в Царство Истины

С отцом в День Победы

Люди искусства, особенно литераторы, одним из которых был иеромонах Василий, представляют в этом отношении особый интерес, потому что их опыт духовных исканий широко отражается в стихах и прозе, которые заслуживают особого внимания, для того «чтоб кто-то по давним постиг песнопеньям все новое, что мы могли бы сказать», как выразился сам о. Василий в своем стихотворении.

Иеромонах Василий (Игорь Иванович Росляков) родился 23 декабря 1960 года в Москве, в семье Ивана Федоровича и Анны Михайловны Росляковых. Он был единственным, долгожданным и достаточно поздним ребенком: матери было уже сорок, отцу — сорок три. Крещение Игорь Росляков принял в младенчестве, в храме святителя Николая Чудотворца в Хамовниках, и был наречен в честь благоверного князя Игоря Черниговского.

Интересно отметить, что святой, в честь которого был наречен младенец, был убит соплеменниками в борьбе за власть, погиб от ножа, а перед смертью принял иночество. Даже в житии небесного покровителя мы можем усмотреть некоторое предзнаменование будущей жизни отца Василия.

Но в то же время следует отметить, что, проводя юность в безбожном окружении, Игорь в детские годы не имел веры в Бога.

Отец Игоря, Иван Федорович Росляков, родился в 1917 году в Рязанской области, в полугодовалом возрасте осиротел и был доставлен в один из детдомов Москвы. Достигнув совершеннолетия, он поступил на воинскую службу. Во время Великой Отечественной войны служил на северном флоте, после чего работал в правоохранительных органах. Был человеком верующим, но не имел возможности открыто исповедовать веру и некоторое время состоял в компартии, однако, по воспоминаниям жены, всегда имел при себе иконку Богородицы. Со временем Иван Федорович все чаще сталкивался с обманом и лицемерием в партийных кругах. Будучи человеком честным, он не стал мириться с этим и сдал партийный билет, когда его хотели назначить на общественную работу. Естественно, его пытались отговорить, даже угрожали, рекомендовали подумать о будущем сына. Но он ответил твердо: «Сын мой сам дорогу найдет». И впоследствии, отец нередко говорил Игорю: «Нельзя мириться с обманом, сынок». Родственники и знакомые семьи вспоминают, что отец был добрым и гостеприимным человеком, но в то же время весьма задумчивым и молчаливым. Мы можем видеть, что эта задумчивая молчаливость, это стремление к правде и стояние в ней передалось и будущему отцу Василию, который имел перед собой добрый пример своего родителя.

Сборная по водному поло

Мама Игоря, Анна Михайловна, происходила из крестьянской семьи, была родом из Смоленской области. В довоенной юности переехала в Москву и работала ткачихой. Семья Росляковых жила скромно. В такой обстановке и родился будущий иеромонах.  В семье он с раннего детства видел добрый пример своих родителей, который влияет на детей гораздо больше, чем долгие нравоучения. Но в то же время следует отметить, что, проводя юность в безбожном окружении, Игорь в детские годы не имел веры в Бога, иногда даже отказывался от пасхальных яиц, которые по традиции красила его мама. Однако уже в раннем возрасте в его сердце прорастало зерно любви. Подтверждением служат случаи, когда будущий монах подарил любимый магнитофон своему другу и чуть позднее — гитару. С самого детства предметы этого мира не владели его сердцем, и он легко расставался с ними ради любви к своим товарищам. Так мы можем представить себе его духовное состояние в детские годы, а точнее его еще неосознанный выбор в пользу любви и добра, и конечно, на такой благой почве не прижились советские атеистические принципы, уступив место православной вере.

В 16-летнем возрасте ему пришлось пережить одно из самых тяжелых событий — внезапную смерть отца. После тяжкой утраты он изменился, стал еще более молчаливым и задумчивым.

Студенческие годы

В юные годы Игорь начинает писать стихи, подолгу сидит с пером по ночам и задумчиво смотрит на звездное небо за окном. Он был очень любознательным, интересовался наукой и чудесами света, созерцание окружающего мира давало пищу для размышлений. В православной догматике познание Бога через красоту сотворенного мира называют космологическим богопознанием, то есть познанием Творца через красоту видимых творений.
К сожалению, остается только догадываться о всех переживаниях и исканиях того периода жизни, потому что большинство стихов того времени Игорь сжег, а те, что дошли до нас, несут на себе печать уже сложившегося православного мировоззрения или являются несколько отстранёнными, романтическими, не отражающими переживаний веры и неверия. Конечно, это не означает, что их не было. Каждого человека Господь призывает своим путем, и возможно, это останется навсегда сокрытым от нас личным опытом духовного становления будущего мученика.

В 16-летнем возрасте ему пришлось пережить одно из самых тяжелых событий — внезапную смерть отца. После тяжкой утраты он изменился, стал еще более молчаливым и задумчивым. Несомненно, все это отразилось на юной душе и дошло до нас в его стихотворном переложении 61 псалма:

 

Бог сказал — и услышал я дважды,

Что для каждого суд по делам.

Когда умер отец и однажды,

Когда к смерти готовился сам[3].

 

С раннего детства Игорь научился читать, и чтение на всю жизнь осталось одним из самых любимых его занятий, кроме того, он обладал прекрасной памятью, был, как говорят о талантливых людях, талантлив во всем. В школе всегда учился хорошо, со второго класса стал заниматься спортом: плаванием, впоследствии — водным поло. После школы он пытался поступить в институт физкультуры, но его отстранили от экзаменов за попытку подсказать товарищу.

В 1980 году будущий священник поступает в МГУ на экономический факультет, но вскоре переводится на факультет журналистики. В этот период он выступает за Университетскую команду по водному поло, становится ее капитаном.

17 октября 1988 года, в день обретения мощей прп. Амвросия Оптинского, Игорь Росляков поступает в монастырь, ставший для него тихим и последним пристанищем.

К началу восьмидесятых годов в МГУ преподавало множество уникальных ученых, в том числе и с мировым именем, царила общая обстановка научного и духовного поиска. Близкое знакомство с русской классической литературой и философией, а также общение с верующими преподавателями подталкивают его на путь серьезного воцерковления, он начинает посещать храмы, совершает первые паломничества, а его излюбленные поездки в деревню так же дают ему возможность уединиться, помолчать, подумать.

В период студенческой юности Игорь был женат, но совсем не долго, о чем он упоминает в автобиографии при поступлении в монастырь.

Несмотря на напряженный график учебы и игр, ему всегда хватало времени на научную работу и на поэзию. Его рефераты и курсовые работы преподаватели считали образцовыми. Как в журналистике, так и в спорте (Игорь достиг звания мастера спорта международного класса) он мог бы сделать прекрасную карьеру. Еще в университете Игорь начинает строго соблюдать посты, несмотря на тяжелые сессии и выезды на спортивные сборы и соревнования. Его православное миропонимание становится заметным во всем образе жизни, и будущий мученик является своего рода исповедником среди сверстников и даже родственников. Но воин Христов твердо держится на занимаемых позициях, на соревнованиях в период Великого поста ему приходится питаться гречкой, размоченной в воде. Своим товарищам, в ответ на непонимание и отговорки, он говорит, что для победы важнее силы духовные, а не физические, что собственно и доказывает на деле своей мастерской игрой. Его всегда уважали, уважают и теперь, Игорь Росляков становится для своей команды более чем капитаном — с него берут пример, в его словах не сомневаются. Постепенно спорт теряет над будущим монахом свою власть, на соревнованиях он выступает все реже, готовится оставить одно из любимейших дел в своей жизни, ведь спорт был одним из его талантов и, несомненно, частью души. Так же в университете он постепенно понимает, что не станет работать журналистом, потому что писать лживые статьи он не хотел и не умел, а противостоять в одиночестве советской информационной машине не видел смысла.

«Взять крест и пойти за Христом означает готовность принять смерть за Него и пострадать, а кто имеет желание умереть за Христа, тот едва ли огорчится, видя труды и скорби, поношения и оскорбления».

В 1986 году в судьбе Игоря Рослякова происходит очень важное событие — знакомство с иеромонахом Рафаилом (Огородниковым). Внешне могло бы показаться, что о. Рафаил и Игорь — люди разные: батюшка был очень общительным, жизнерадостным и нередко юродствовал, в то время как молодой человек был всегда тих и молчалив. Обращение иеромонаха Рафаила произошло довольно резко и горячо. Приехав в Москву для поступления в институт, он стал посещать храм и укрепился в вере настолько, что вступительные экзамены держал в Московской Духовной семинарии, но из-за комсомольского героического прошлого власти не допустили его до поступления, и он, оставив мир, умчался в Псково-Печерский монастырь. Именно умчался — в молодости он, кроме прочего, был гонщиком, и любовь к скорости проявлялась в его жизни и решительных поступках. В монастыре он воспитывался на примере множества живших тогда печерских старцев, последним духовником его был о. Иоанн (Крестьянкин). Но через некоторое время его перевели из родного монастыря на приход, и на момент знакомства с будущим о. Василием батюшка служил в г. Порхове Псковской области. В его доме всегда собиралось множество народа со всей России, люди получали у него утешение и духовное врачевание. Одним из таких чад-посетителей стал Игорь Росляков.

Послушник в Оптиной

Отец Рафаил, видимо, сразу понял его душу, искренне полюбил его, и только ему разрешал входить в свою маленькую комнатку-келью, где они подолгу беседовали ночами. Несомненно, именно там, в Порхове, Игорь был духовно рожден и воспитан для монашества. Затем, однажды летом, вместо того чтобы уехать к морю с командой по путевкам, он отправляется в Псково-Печерскую обитель. Еще неоднократно  он уезжал туда пожить, общался с о. Иоанном (Крестьянкиным), который и благословил его оставить спорт и уйти в монастырь. В качестве иллюстрации к этому периоду стоит привести отрывок из стихотворения о. Василия:

 

Я тогда становлюсь на мгновенье

Не от мира сего молчуном,

А бесплотных стихов сочиненье

Служит хлебом тогда и питьем.

 

И тогда ничего мне не стоит

Бросить все и уйти в монастырь,

И упрятать в келейном покое,

Как в ларце, поднебесную ширь[4].

Иподиакон наместника

Нам почти ничего не известно о содержании бесед отца Рафаила и Игоря, но, как и древо познается по плодам, так и это общение для нас характеризуется его итогом, а также безграничной любовью о. Василия к о. Рафаилу, которая нашла себе бессмертное пристанище в его стихах, посвященных дорогому батюшке. Отец Рафаил погиб в ДТП через два года после их знакомства — в 1988 году. Сообщение о гибели духовника и друга Игорь получил уже в Оптиной пустыни.

В доме отца Рафаила в Порхове нередко бывал и иеромонах Роман (Матюшин, в то время инок Александр), который теперь широко известен в России как православный поэт, исполняющий свои стихи под гитару.

В 1988 году, в честь тысячелетия крещения Руси, в числе прочих монастырей была возвращена верующим и возобновлена Оптина пустынь. Из дневника Игоря Рослякова мы узнаем, что с 21 июня по 29 августа 1988 года он живет в Оптиной и активно участвует в восстановительных работах в обители, восстающей из руин. После этого он посетил Печоры и Порхов и стал просить благословения у матери оставить мир. В тот момент Анна Михайловна была не очень довольна религиозными увлечениями сына и считала, что монастырь — это хорошо, но лучше пусть туда идут другие.

«Я не знаю, но слышал, что в церкви — как на корабле: кто-то гребет, а все плывут. А в келии — как в лодке: надо грести самому».

17 октября 1988 года, в день обретения мощей прп. Амвросия Оптинского, Игорь Росляков поступает в монастырь, ставший для него тихим и последним пристанищем. Не станем описывать всех подробностей монастырской жизни, которую проходил он так, как сложилось вековыми традициями в русских монастырях. Молчаливость и задумчивость будущего монаха пришлись в монастыре как нельзя кстати, он смиренно трудился наравне со всеми, проходил послушнический искус и радовался, говоря: «Мне должно трудить себя за грехи своя».

Иеродиакон Василий

29 апреля 1989 года, в Страстную субботу, Игоря Рослякова официально принимают в братию и облачают молодого послушника в подрясник.«Взять крест и пойти за Христом означает готовность принять смерть за Него и пострадать, а кто имеет желание умереть за Христа, тот едва ли огорчится, видя труды и скорби, поношения и оскорбления», — говорил Игорь в начале своего монашеского пути, более того, именно так он и жил. Так же ему довелось пережить соблазн, который переживали многие юноши, уходящие в монастырь, — к нему приезжала мать, тогда еще практически не воцерковленная, и уговаривала его вернуться домой. Конечно, послушник отвечал отказом, и в глубине души молился о ней. Его молитвы были услышаны, и Анна Михайловна поняла своего сына после гибели, а через шесть лет и сама приняла постриг с именем Василиса.

5 января 1990 послушник Игорь принимает иноческий (рясофорный) постриг с именем Василий, в честь Василия Великого. 8 апреля он был рукоположен в диакона, 23 августа того же года пострижен в мантию в честь Василия Блаженного, Московского, а 21 ноября иеродиакон Василий становиться иеромонахом.

В монастыре отец Василий проводил свойственную ему тихую и созерцательную жизнь. Но богатые его дарования никак не могли оставаться незамеченными — он становится лучшим проповедником Оптиной (по словам монахов-современников), является одним из лучших ее канонархов (он очень любил это занятие, отлично знал богослужение и канонарил даже будучи священником), а прихожане знают его как мудрого и доброго духовника.

Вступив на путь монашеской жизни, отец Василий решил оставить свое увлечение поэзией, но, наверное, к нашему счастью, ему это так и не удалось. До нас дошли стихотворения, написанные в монастыре.

 

Что взялся, инок, за стихи?

Или тебе Псалтири мало?

Или Евангельской строки

Для слез горячих недостало?[5]

 

Так вопрошает поэт самого себя в стихотворении от 6 августа 1990 года. Вероятно, поэзию он считал хотя и возвышенным, но все же развлечением. Приняв постриг, он проводил смиренное, покаянное житие, глаза его нередко были опущены вниз, он строго постился, в келье полагал множество земных поклонов по ночам и предавался прочим аскетическим подвигам. Когда его осуждали за якобы горделивое молчание, он кротко отвечал: «Бог знает, что желаю быть с вами в общении, как могу, люблю и молюсь о вас. Но не могу одновременно быть с вами и с Ним». Теперь мы можем назвать его духовный путь путем мистического богопознания, путем безмолвия, очищения своего сердца и тайного, сокровенного общения с Богом. Только так, отдавая себя Богу без остатка и познавая Его на личном опыте молитвенного общения, он смог за короткий срок достичь духовных высот и удостоиться мученического венца.

После рукоположения во иеромонаха о. Василий все-таки перестает писать стихи. Но он не оставляет литературы, и теперь его дар раскрывается в искусстве проповеди, в написанных им богослужебных текстах и его личном дневнике. Мудрость духовная изливалась богато на окружающих из его уст уже в виде классических отеческих наставлений. Приведем пример: однажды батюшку спросили о том, где лучше молиться монаху, в храме или в келье, на что он ответил: «Я не знаю, но слышал, что в церкви — как на корабле: кто-то гребет, а все плывут. А в келии — как в лодке: надо грести самому»[6].

Иеромонах Василий был одним из тех, кто твердо шел вперед средним, царским путем, проводя жизнь строгую, но неприметную, избегая крайностей.

Со отцом Илием

Иногда он проходил послушание на Московском подворье Оптиной пустыни,  так же обучался в Московской Духовной семинарии. Еще при жизни отец Василий стал духовным наставником для некоторых своих знакомых, в том числе и для одного из своих школьных преподавателей.

Свой последний Великий Пост в 1993 году он провел строже обычного, в Страстную пятницу даже удостоился видения прп. Амвросия, о котором почти никому не говорил. Совершая проскомидию перед Пасхальной литургией, он поделился с благочинным своим внутренним переживанием: «Так тяжело, будто сам себя закалаю». Есть предположения, что иеромонах Василий, а возможно и иноки Трофим и Ферапонт, заранее были извещены о своей кончине. Незадолго до Пасхи они начали раздавать многие свои вещи, в том числе очень любимые, монастырской братии. Батюшка отдал одному из братий Крест, привезенный ему из Иерусалима от Гроба Господня, который был помещен в святом углу здания, около которого батюшке было суждено погибнуть.

«Радуйся, Кана Галилейская, начало чудесем положившая. Радуйся, пустынь Оптинская, наследие чудотворства приявшая. Яко Господь избирает тя и ублажает»

Ранним утром 18 апреля 1993 года после Пасхального богослужения лучшие звонари Оптиной, иноки Трофим и Ферапонт, радовали прихожан праздничными звонами. Вдруг звон оборвался — братья были убиты ударами полуметрового клинка сатаниста, который спрыгнул с невысокой звонницы (большая колокольня тогда еще не действовала) и тут встретил о. Василия, который шел в скит на раннюю литургию, исповедовать. Батюшка почувствовал неладное и спросил человека в шинели о случившемся, но тот прошел будто бы мимо, а потом ударил монаха в спину своим коротким мечом. В отличие от иноков, о. Василий скончался не сразу, он лежал и, не издавая никаких звуков, молился, пока его не подобрали и не перенесли в храм. Там он лежал рядом с мощами прп. Амвросия, пока не приехала скорая помощь. Но рана была несовместима с жизнью, и батюшку спасти не удалось.

Иеромонах Василий. Экскурсия по Оптиной

Затем приезжали на похороны его товарищи по команде, они недоумевали, почему отец Василий позволил убить себя так кротко, ведь он был высокого роста, обладал богатырской силой и даже иссушенный постами вполне мог бы вцепиться в убийцу и, возможно, задушить его. Но не ради этого жил подвижник, мечтой которого было умереть на Пасху под звон колоколов. Его мечта сбылась, он и еще два насельника Оптиной стали чистой жертвой Богу, приняв мученическую кончину, они получили Венец Жизни, вечной Пасхи.

«Радуйся, Кана Галилейская, начало чудесем положившая. Радуйся, пустынь Оптинская, наследие чудотворства приявшая. Яко Господь избирает тя и ублажает». Такие слова мы находим в службе преподобным отцам Оптинским, написанным о. Василием. Действительно, Оптина явилась одним из крупнейших цветников русского старчества, избранным и насажденным Господом. Именно в этом саду духовной мудрости талантливый Игорь Росляков нашел свое место, где смог полностью реализовать свои способности, дар слова. Именно там Господь подвел итог его недолгой жизни. Для нас важно, что новомученик сей вырос в безбожном обществе, имел множество хороших перспектив, но, несмотря ни на что, открыл свое сердце Богу и легко оставил ради него мрак неверия и суету мирской карьеры. И в жизни о. Василия для нас более важно даже не то, что ему было дано многое, но то, с каким упорством и стойкостью он использовал на пользу себе и окружающим все то, что было ему дано.

В своей сравнительно небольшой, но насыщенной жизни батюшка успел написать не так много, но и не так уж мало. Прежде всего, это стихи, некоторые из них он объединял в так называемые циклы, например: «Зимний вечер», «Осенние волны», «Стихи на псалмы», «Вход во Иерусалим», «В начале было слово». Кроме того, он написал стихотворное продолжение к «Фаусту» Гете, стихотворение «Послесловие к Евгению Онегину» и «На могиле Сергея Есенина».

Ранние из дошедших до нас стихотворения 1985–1986 годов иногда представляют собой романтические размышления, вдохновленные осенней природой. Игорь очень любил осень и дождливую погоду, все это нашло отражение в его поэзии. Но уже в этот период стихи приобретают библейский оттенок, напитываются православным духом, и вскоре рождается ряд стихотворных переложений псалмов Давида, смысл которых проецируется на личные переживания автора или судьбу русского народа в целом. Цикл «Вход во Иерусалим» содержит стихи на евангельские сюжеты. Первое стихотворение «Плач Адама» из цикла «В начале было Слово» посвящено отцу Рафаилу. «Послесловие к Евгению Онегину» и стихотворение, посвященное С. А. Есенину, продолжают добрую традицию, в рамках которой многие поэты посвящали произведения своим великим предшественникам.

Светлая Пасха (18 аперля 1993 г.) За несколько часов до гибели.

До нас дошли дневниковые записи с 1987 по 1993 год. В них отражены личные переживания о. Василия на пути его воцерковления, содержатся выписки из заинтересовавших его книг, некоторые стихотворения и статьи, например «О предстоянии Престолу Божьему».

Существует несколько проповедей батюшки, в которых раскрылся его благовестнический дар. Его последнее и, возможно, единственное интервью дошло до нас как текстом, так и аудиозаписью, на которой мы можем слышать голос батюшки, его интонации, что позволяет нам вместе с фотографиями более реально восстановить его образ. Запись эта была сделана за девять дней до мученической кончины.

Особняком стоят богослужебные тексты, ставшие своеобразной кульминацией творчества иеромонаха Василия. В разное время в дневнике им были написаны стихиры преподобным старцам Оптинским, составленные им затем в службу преподобным, которую он, к сожалению, так и не окончил.

Потрясающим произведением является покаянный канон о. Василия. Именно в нем раскрылся его внутренний мир, обратная сторона внешней молчаливости в покаянных чувствах этого поистине потрясающего гиганта духа, великого инока и поэта новой, восстающей из мрака безбожия России.

Неизвестные воспоминания отца Василия (Рослякова)

ПАМЯТИ НОВЫХ МУЧЕНИКОВ ОПТИНЫ УБИТЫХ НА ПАСХЕ 18 АПРЕЛЯ 1993 ГОДА. СВЯТЫЕ НОВЫЕ МУЧЕНИКИ ОПТИНЫ ВАСИЛИЙ, ТРОФИМ И ФЕРАПОНТ, молитесь за нас Богу! УЗНАЙТЕ ВСЮ ТЕМУ, ДОРОГОЙ! «Молитесь за монахов — они корень нашей жизни. И как бы они ни рубили дерево нашей жизни, оно все равно будет давать зеленый рост, пока жив его животворный корень. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Ранним пасхальным утром 18 апреля 1993 года в Оптиной пустыни приняли мученическую смерть трое обитателей обители — иеромонах Василий, преподобный Трофим и преподобный Ферапонт. Иеромонах Василий — Игорь Росляков (1960 г. р.) Прибыл в Оптину 17 октября 1988 г. 23 августа 1990 г. был пострижен в монахи, а через 3 месяца был рукоположен в иеромонахи. Преподобный Трофим — Леонид Татарников (р. 1954) приехал в Оптину в августе 1990 года и нашел здесь то, что давно искала его душа. Через полгода его приняли в братию, а 25 сентября 1991 года постригли в монашество. Преподобный Ферапонт — Владимир Пушкарев (р. 1955). Пешком он приехал в Оптину летом 1990 года.На Кириопаше (примечание автора: если Пасха совпадает с Благовещением (7 апреля), то она называется Кириопаша — Господня Пасха) в 1991 году он был одет в рясе, через полгода — на Покров Богородицы — постригся в монашество. Прошло девятнадцать лет со дня зверского убийства троих оптинцев. Это были святые люди, монахи, усердно трудившиеся в посте и молитве. Почему их убили? Потому что они были верными детьми Господа нашего Иисуса Христа. Когда на допросе убийцу спросили о причине убийства, он откровенно признал, что смертью этих невинных братьев он хотел причинить Богу боль. 18 апреля 1993 г., пасхальное утро «Братья погибли» Во время ранней литургии в день Светлого Воскресения Христова 18 апреля 1993 г. послушница Э. даже не вбежала в скитский храм, а как бы прокралась внутрь, ошеломляя всем страшная новость: «Братья убиты!» Вскоре вся православная Россия узнала: после ночного пасхального богослужения рука сатаниста с 60-сантиметровым ножом с выгравированной цифрой «666» прервала жизнь трех оптининцев: иеромонаха Василия (Рослякова), преподобного Трофима (Татарников) и преподобного Ферапонта. (Пушкарев).Перед убийством. К шести часам утра монастырский двор опустел. Все пошли в свои кельи, а остальные отправились на раннюю литургию в скиту. Последним ушел в скит игумен Александр, повернувшись на стук каблуков, из келлии к деревянной лестнице, инок Трофим быстро убежал. Вспоминает игумен Александр: Преподобный Трофим очень обрадовался. «Отец, — говорит он, — благослови меня, я позвоню». Я благословил и спросил, глядя на пустую колокольню: — А как ты будешь звонить одному? — Ничего, сейчас кто-нибудь придет. Как меня тянуло пойти с ним на колокольню! Но я не знала, как позвонить — что от меня? И мне пришлось пойти служить в скит. «В поисках звонарей отец Трофим заглянул в храм, но их там не было. Паломница Елена прибиралась в церкви, уставшая до уныния после бессонной ночи. Но монах не видел уныния своих соседей». Лена, давай! .. »- он не сказал« зов », а изобразил. И так радостно воздел руки к колоколам, что Лена, сияя, пошла за ним.Но кто-то окликнул ее из глубины храма, и она задержалась. С притвора храма Трофим увидел инока Ферапонта. Оказывается, он первым подошел к колокольне и, никого не найдя, решил пойти в свою камеру. «Ферапонт!» — окликнул его монах Трофим. И двое лучших оптинских звонарей поднялись к колоколам, прославляя Воскресение Христово. Первым был убит монах Ферапонт. Он упал, пронзенный мечом, но как это было, никто не видел. Говорят, в трудовой книжке монаха осталась последняя запись: «Молчание — секрет будущего века.«И как он жил на земле в тишине, так он ушел тихим Ангелом в следующий век. Вслед за ним улетела к Господу душа монаха Трофима, который также был убит ударом в спину. Монах упал Но уже убитый — смертельно раненый — он поистине «воскрес из мертвых»: подтянулся к колоколам на веревках и забил тревогу, раскачивая колокола своим уже мертвым телом, и тут же упал безжизненным. уже после смерти он встал на защиту монастыря, подняв монастырь по тревоге.У колоколов есть свой язык. Иеромонах Василий собирался в это время исповедоваться в скиту, но, услышав звонок тревоги, обратился к колоколам — к убийце. В убийстве было учтено все, кроме этой большой любви Трофима, которая давала ему силы бить тревогу даже несмотря на смерть. И с этого момента появляются свидетели. Три женщины пошли в хутор за молоком, и среди них была паломница Людмила Степанова, ныне монахиня Домна. Но потом она впервые пришла в монастырь и поэтому спросила: «Почему колокола звонят?» — «Они прославляют Христа», — ответили ей они.Вдруг замолчали колокола. Издали увидели, что преподобный Трофим упал, потом с молитвой подтянулся на веревках, несколько раз ударил по тревоге и снова упал. Перед Пасхой Господь дал каждому свое чтение. А Людмила накануне читала, как блажен конец, когда они умирают с молитвой на устах. Она услышала последнюю молитву преподобного Трофима: «Боже наш, помилуй нас!», Думая книжно: «Какая добрая смерть — с молитвой». Но эта мысль промелькнула бессознательно, потому что в тот момент никто не думал о смерти.Было тихое пасхальное утро. А мысль об убийстве была настолько чужда всем, что случайно оказавшийся поблизости военный врач бросился делать искусственное дыхание монаху Ферапонту, считая, что у него больно на сердце. А из-под ряс открытых звонарей уже выступила кровь, залив колокольню. А потом женщины ужасно закричали. Собственно, все это произошло мгновенно, и в суматохе этих минут последние слова преподобного Трофима прозвучали по-разному: «Господи, помилуй нас!» — «Господи, помилуй! Помогите».В этот момент все внимание было приковано к залитой кровью колокольне. И кто-то краем глаза заметил, как некий мужчина убегает с колокольни в сторону хозяйственного двора, в сторону о. К Василию бежит «паломник» в черном шинели. Каким был о. Василия никто не видел, но его тоже убили ударом в спину. Однажды в молодости о. Василия спросили: что для него самое страшное? «Нож в спину», — ответил он. Нож в спину — знак предательства, потому что только один из его собственных людей может подойти так близко в дружеской манере в течение дня, чтобы предательски убить сзади.«Сын Человеческий будет предан», — сказано в Евангелии (Марка 10:33). И Иуда, предавший Христа, тоже был оборотнем, действовавшим под видом любви: «И когда он пришел, он тотчас подошел к Нему и сказал:« Раввин, раввин! «И поцеловал его» (Марка 14:15). Оптиные лампы. На кого они были похожи? Казалось, они ничем не отличались от других монахов монастыря. Однако внутренняя жизнь тех, кто покидает мир и посвящает себя только Единому Владыке и Господу нашему Иисусу Христу, является тайной, неизвестной даже для их близких.И поэтому не случайно Господь избрал их для награждения мученическим венцом — «величайшим счастьем в этой земной жизни» (св. Иоанна Златоуста). На кого они были похожи? Преподобный Ферапонт, безмолвный молитвенник. Преподобный Трофим, любвеобильный, надежный, мастер на все руки, которого знавшие его ласково называли Трофимушкой. Сосредоточенный, самовлюбленный иеромонах Василий. Они приходили к Богу разными путями, но у каждого был тот момент, когда душа вдруг познала Истину, о которой однажды воскликнул будущий инок Трофим, переполненный радостью откровения: «НАШЕЛ!»

Брат Ферапонт — только в монастырь Молодой сибиряк Владимир Пушкарев, которому впоследствии был дан монах Ферапонт, приехал в монастырь в июне 1990 года и прибыл из Калуги пешком.В старину существовал благочестивый обычай ходить в паломничество пешком, чтобы уже в трудностях и трудностях пути они могли вынести труд покаяния. От Калуги до Оптиной 75 километров. А сибиряк пришел в монастырь ночью, когда ворота монастыря были заперты. Странника заметили, когда увидели, как он преклонил земной поклон перед Святыми вратами и замер, преклонившись в молитве. Когда утром открылись ворота, они увидели, что странник все еще стоит на коленях, стоит на коленях на земле и кланяется.Владимир был одет и в сутану и стал преподобным Ферапонтом в праздник сорока мучеников Севастийских, в этот день отец Василий произнес проповедь: «Кровь мучеников еще пролита за грехи наши. Демоны не могут видеть кровь мучеников, потому что она сияет ярче солнца и звезд, сжигающих их. Теперь мученики помогают нам, и на Страшном суде они обличат нас, ибо до конца века действует закон крови: давай кровь и прими Духа »…

Монок Ферапон был мало известен даже теми, кто проживал с ним в одной камере.Это было когда-то о. Звонаря Ферапонта Андрея Суслова, и все его просили: «Расскажите что-нибудь об о. Ферапонте ».« Что рассказывать? — недоумевал Андрей. — Он все время молился в своем уголке за занавеской. Я молился и молился — вот и вся история ». Монах Ферапонт имел такую ​​жажду молитвы, что даже долгие монашеские службы не удовлетворил его. Одна монахиня рассказывала, как, когда она была паломницей, она увидела одного стоящего на коленях под мокрым снегом о. Ферапонт. Через полчаса, глядя в окно, она нашла ту же фотографию, отметив, что монах регулярно перебирает свои четки.Невероятно, но через два часа она снова увидела его, распростертого в молитве, уже засыпанного снегом. Господь любит всех нас, но на любовь можно ответить по-разному. И самое поразительное в истории сибиряка — это его отклик на благодать: сразу после обращения начинается путь подвижника, отвергшего всякую заботу о земле. Отныне он жил только Богом и хотел одного — быть с Ним. Одни ищут от Господа земных милостей, каких-то небесных благ, и преподобный Ферапонт на протяжении всей своей недолгой монашеской жизни молился Спасителю о прощении грехов.«Ты больше не увидишь меня на этой земле, пока я не буду прощен Богом», — сказал он перед отъездом в монастырь, и подвиг его жизни — это подвиг покаяния. В последние дни Великого поста, перед смертью, этот безмолвный человек вообще не ложился спать. Я молился ночью.

Он унес тайну своей интенсивной молитвенной жизни с собой в вечность, но мы помнили его слова: «Да, наши грехи можно смыть только кровью». Брат Трофим — горячий человек. Мирское имя монаха было Алексей Татарников.Но с годами кажется, что он родился Трофимом и родился в Оптине, сделавшись от нее неотъемлемой частью, как небо над куполами, вековые сосны, храмы, река. Он был крутым мужчиной. Между словом и делом не было разрыва. Например, брат встречает Трофима и начинает спорить, какую полку для икон сделать в келье, но не знает, как и из чего сделаны эти полки. «Я сейчас подумаю», — отвечает Трофим. А потом приходит в камеру к брату с молотком и фанерой, без промедления мастерит полку.Он не мог медлить. И если бы Трофим из далекой Сибири поехал в Оптину с мыслью о монашестве, то эта монашеская жизнь должна была начаться не в далеком будущем, а обязательно сегодня, утром. Известен случай из более поздних времен, когда преподобный Трофим пошел просить о скорейшем пострижении в монахи. «Или, может быть, они должны вырезать вас прямо в схеме?» они спросили его. — «Батюшка, я согласен!» В общем, схимнику сразу показали дверь.

«Трофим был духовным Илья Муромец, и он так героически изливал на всех свою любовь, что все считали его своим лучшим другом. .. Я тоже », — вспоминал один рабочий Владимир о преподобном Трофиме. «Он был брат, помощник и всем родственник», — говорил о нем игумен Владимир. «Трофим был истинным монахом — тайное, внутреннее и внешнее благочестие и фарисейство в нем не болело даже тени … Он любил Бога и всех людей! … Плохих для него на земле не было », — сказал другой паломник. В монастыре заранее знали, что стоит послать Трофима в город пахать сад одинокой старухе, так как все одинокие бабушки бегут к его трактору, а он всю дорогу его пашет.«Трофим, — предупредили его, — теперь очередь трактора». Сначала вспахаем сады монастырских работников, а потом постараемся помочь остальным. «И он честно пошел на послушание. Но тут на звук трактора Трофимова собралась такая немощная старушка, что сердце заболело при виде слезящихся от старости глаз. И старость вскрикнула:« Трофим, сынок, мой кумир опять всю мою пенсию украл. Дров нет! Сил нет! Жить, сынок, мне не хватает! »Как эти бабушки любили своего сына, и как он любил их как сына! Иногда присылали ему перевод из дома, а он покупал бабушкам в подарок платки: белые, простые, с цветами на кайме. Да и цены на эти платки не было — шерстяной платок в груди от дочери, синтетический от зятя, а простые трофимовские платки сохранились насмерть и носили только в церкви. Он освятил эти платки на мощах, и платки были названы «святыми». У Трофима было неукротимое стремление к цели — только Оптина и только монашество. И Господь поставил на пути препятствие, возможно, расширив цель: не просто войти, как многие входят в Оптину, а быть ее достойным питомцем.

И никто при жизни не знал, что преподобный Трофим был тайным подвижником, но подвижником радостным и проявляющим в своей жизни то торжество духа над плотью, когда, по св. Иоанна Кронштадтского, «душа несет свое тело». Брат Василий — молчаливый человек Отец Василий, на свете Игорь Росляков, талантливый журналист (окончил факультет журналистики МГУ). Многообещающий поэт. Известный спортсмен, мастер спорта, чемпион Европы, капитан сборной МГУ по водному поло.А просто мальчик из неверующей семьи, где Бога практически не вспоминали … Господь наделил его многими талантами. Монастырь не спрашивает и не рассказывает о прошлом. И все, что было известно об Игоре, — это то, что он человек прилежный, молчаливый и скромный до незаметности. Вспоминает игумен Владимир: «На переборке из картошки посидим кругом — разговоры, анекдоты. Были молодые люди! А Игорь будет сидеть в сторонке, ставить перед собой три ведра и молча работать.

«Один Бог и душа — вот и монах», — записывает он в эти дни в дневнике слова святого Феофана Затворника. Но это могущественное действие духа было скрыто от всех. Так мало внешнего было Появление в жизни Игоря того, что, просматривая теперь яркую устную летопись первых жителей Оптины, с удивлением обнаруживаешь, что имя Игоря Рослякова в ней отсутствует и даже не упоминается в известной истории мастеров спорта. словом, у новичков он был послушен, в поручении, которое выполнял, а в работе он был настолько надежен, что они помнят, например, что-то подобное.Брат Игорь выходит из послушания, переночевав на вахте, и его встречает отец домработницы: «Игорь, кирпич привезли — выгружать некому. Ты пойдешь? «-« Благослови ». Наконец, кирпич выгружен, и можно идти отдыхать. Но тут начальник паломников объявляет:« Игумен благословил всех свободных от послушания идти собирать картошку ». И Игорь спокойно идет к картофель, не сочтя нужным объяснять, что после ночного дежурства по Оптинским правилам он имеет право на отдых.Игумен Владимир вспоминает: «Он шел вперед мощно, как крейсерский корабль, но всегда посередине, царским путем». Сохранившиеся дневники и стихи выдают в нем человека, удивительно способного говорить. Его последний дневник был прерван записью: «Духом Святым мы познаем Бога. Это новый, неизвестный нам орган, данный нам Господом для познания Его любви и Его благости … Как будто они дали вам крылья и сказали: теперь вы можете летать по вселенной. Святой Дух — это крылья души.«Неужели так можно писать, не зная? С юности примерно. Василий посвятил себя работе над словом и после встречи со Словом, рожденным от Духа Святого, для него все слова земной мудрости сразу померкли. теперь цель жизни уже была другой: «Я все бросил и все считаю вздором, чтобы обрести Христа» (Флп. 3, 8). И на этом пути дар, данный ему Господом постепенно, созрел, он отверг душу ради духовного.Но все же писать его тянуло, и сначала в дневнике время от времени появлялись строчки: Чем, монах, стихами занялся? Или вам мало Псалтири? Или строчка Евангелия Не хватило горячих слез? «Его жизнь была таким стремительным восхождением к Богу, — вспоминает иконописец П., — что в душе его простудился: а вдруг на крутизне рухнет?». Узнав об убийстве о. Василий, этот иконописец, воскликнул в шоке: «Батюшка, ты достиг. Ты победил, отец! «Пасха 15 апреля 1990 года.Отец Василий в центре

«Молитесь за монахов — они корень нашей жизни. И как бы они ни рубили дерево нашей жизни, оно все равно будет давать зеленый рост, пока жив его животворный корень. «

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Ранним пасхальным утром 18 апреля 1993 года в Оптиной пустыни приняли мученическую смерть трое обитателей обители — иеромонах Василий, преподобный Трофим и преподобный Ферапонт.

Иеромонах Василий — Росляков (1960 г.р.) прибыл в Оптину 17 октября 1988 г.23 августа 1990 г. был пострижен в монахи, а через 3 месяца был рукоположен в иеромонахи.

Преподобный Трофим — Леонид Татарников (р. 1954) прибыл в Оптину в августе 1990 года и нашел здесь то, что давно искала его душа. Через полгода его приняли в братию, а 25 сентября 1991 года постригли в монашество.

Преподобный Ферапонт — Владимир Пушкарев, 1955 г.р. … Пешком пришел в Оптину летом 1990 года.На Кириопаше (примечание автора: если Пасха совпадает с Благовещением (7 апреля), то она называется Кириопаша — Господня Пасха) в 1991 году он был одет в рясе, через полгода — на Покров Богородицы — постригся в монашество.

Прошло девятнадцать лет со дня зверского убийства троих жителей Оптины. Это были святые люди, монахи, усердно трудившиеся в посте и молитве. Почему их убили? Потому что они были верными детьми Господа нашего Иисуса Христа.Когда на допросе убийцу спросили о причине убийства, он откровенно признал, что смертью этих невинных братьев он хотел причинить Богу боль.

«Братья погибли»

Во время ранней литургии в день Светлого Христова Воскресения 18 апреля 1993 года он даже не вбежал в скитский храм, а словно подкрался послушник Э., оглушив всех со страшной новостью: «Братья убиты!» Вскоре вся православная Россия узнала: после ночного пасхального богослужения рука сатаниста с 60-сантиметровым ножом с выгравированной цифрой «666» прервала жизнь трех оптининцев: иеромонаха Василия (Рослякова), преподобного Трофима (Татарников) и преподобного Ферапонта. (Пушкарев).

Перед убийством. К шести часам утра монастырский двор опустел. Все пошли в свои кельи, а остальные отправились на раннюю литургию в скиту. Последним ушел в скит игумен Александр, повернувшись на стук своих каблуков — преподобный Трофим стремительно сбежал по деревянной лестнице из своей келлии.

Вспоминает игумен Александр:

Преподобный Трофим очень обрадовался. «Отец, — говорит он, — благослови меня, я позвоню». Я благословил и спросил, глядя на пустую колокольню:

Как ты собираешься звонить одному?

Ничего, сейчас кто-нибудь придет.

Как меня потянуло пойти с ним на колокольню! Но я не знала, как позвонить — что от меня? И мне пришлось пойти служить в скит.

В поисках звонарей отец Трофим заглянул в храм, но их там не оказалось. Паломница Елена убирала храм, уставшая до уныния после бессонной ночи. Но монах не видел уныния своих соседей. «Лена, давай! .. »- он не сказал« зов », а изобразил. И так радостно воздел руки к колоколам, что Лена, сияя, пошла за ним.Но кто-то окликнул ее из глубины храма, и она задержалась.

С притвора храма Трофим увидел инока Ферапонта. Оказывается, он первым подошел к колокольне и, никого не найдя, решил пойти в свою камеру. «Ферапонт!» — окликнул его монах Трофим. И двое лучших оптинских звонарей поднялись к колоколам, прославляя Воскресение Христово.

Первым был убит монах Ферапонт. Он упал, пронзенный мечом, но как это было, никто не видел.Говорят, в трудовой книжке монаха осталась последняя запись: «Молчание — секрет будущего века». И поскольку он жил на земле в тишине, он ушел тихим Ангелом в следующее столетие.

Вслед за ним улетела к Господу душа преподобного Трофима, который также был убит ударом в спину. Монах упал. Но уже убитый — смертельно раненый — он действительно «воскрес из мертвых»: он подтянулся к колоколам на веревках и забил тревогу, раскачивая колокола своим уже мертвым телом, и тут же упал безжизненным.Он любил людей и уже в смерти встал на защиту монастыря, подняв монастырь по тревоге.

У колоколов есть свой язык. Иеромонах Василий собирался в то время исповедоваться в скиту, но, услышав звонок тревоги, обратился к колоколам — к убийце.

В убийстве было учтено все, кроме этой великой любви Трофима, которая дала ему силы бить тревогу, даже несмотря на смерть. И с этого момента появляются свидетели.Три женщины пошли в хутор за молоком, и среди них была паломница Людмила Степанова, ныне монахиня Домна. Но потом она впервые пришла в монастырь и поэтому спросила: «Почему колокола звонят?» — «Они прославляют Христа», — ответили ей они. Вдруг замолчали колокола. Издалека увидели, что преподобный Трофим упал, потом с молитвой подтянулся на веревках, несколько раз забил тревогу и снова упал.

Господь дал каждому свое чтение перед Пасхой. А Людмила накануне читала, как блажен конец, когда они умирают с молитвой на устах.Она услышала последнюю молитву преподобного Трофима: «Боже наш, помилуй нас!», Думая книжно: «Какая добрая смерть — с молитвой». Но эта мысль промелькнула бессознательно, потому что в тот момент никто не думал о смерти.

Было тихое пасхальное утро. А мысль об убийстве была настолько чужда всем, что случайно оказавшийся поблизости военный врач бросился делать искусственное дыхание монаху Ферапонту, считая, что у него больно на сердце. А из-под ряс открытых звонарей уже выступила кровь, залив колокольню.А потом женщины ужасно закричали. Собственно, все это произошло мгновенно, и в суматохе этих минут последние слова преподобного Трофима прозвучали по-разному: «Господи, помилуй нас!» — «Господи, помилуй! Помогите ».

В этот момент все внимание было приковано к залитой кровью колокольне. И кто-то краем глаза заметил, как некий мужчина убегает от колокольни в сторону хозяйственного двора, в сторону отца А. «странник» в черном шинели бежит к Василию.Каким был о. Василия никто не видел, но его тоже убили ударом в спину.

Однажды в юности о. Василия спросили: что для него самое страшное? «Нож в спину», — ответил он. Нож в спину — знак предательства, потому что только один из его собственных людей может подойти так близко в дружеской манере в течение дня, чтобы предательски убить сзади. «Сын Человеческий будет предан», — сказано в Евангелии (Марка 10:33). И Иуда, предавший Христа, тоже был оборотнем, действовавшим под видом любви: «И когда он пришел, он тотчас подошел к Нему и сказал:« Раввин, раввин! «И поцеловал его» (Марка 14:15).

Оптина лампы. На кого они были похожи?

Казалось, они ничем не отличались от других братьев монастыря. Однако внутренняя жизнь тех, кто покидает мир и посвящает себя только Единому Владыке и Господу нашему Иисусу Христу, является тайной, неизвестной даже для их близких. И поэтому не случайно Господь избрал их для награждения мученическим венцом — «величайшим счастьем в этой земной жизни» (св. Иоанна Златоуста).

Какие они были? Преподобный Ферапонт, безмолвный молитвенник.Преподобный Трофим, любвеобильный, надежный, мастер на все руки, которого знавшие его ласково называли Трофимушкой. Сосредоточенный, самовлюбленный иеромонах Василий.

Они приходили к Богу разными путями, но у каждого был тот момент, когда душа вдруг познала Истину, о которой однажды воскликнул будущий инок Трофим, переполненный радостью откровения: «НАШЛИ!»

Молодой сибиряк Владимир Пушкарев, которому впоследствии представилась возможность стать монахом Ферапонтом, приехал в монастырь в июне 1990 года и прибыл из Калуги пешком.

В старину существовал благочестивый обычай идти в паломничество пешком, чтобы уже в трудностях и трудностях путешествия он мог вынести труд покаяния.

От Калуги до Оптины 75 километров. А сибиряк пришел в монастырь ночью, когда ворота монастыря были заперты. Странника заметили, когда увидели, как он преклонил земной поклон перед Святыми вратами и замер, преклонившись в молитве. Когда утром открылись ворота, они увидели, что странник все еще стоит на коленях, стоит на коленях на земле и кланяется.

Владимир в рясе и в рясе стал преподобным Ферапонтом в день праздника сорока мучеников Севастийских, в этот день отец Василий произнес проповедь: «Кровь мучеников еще пролита за грехи наши. Демоны не могут видеть кровь мучеников, потому что она сияет ярче солнца и звезд, сжигающих их. Теперь мученики помогают нам, и на Страшном суде они осуждают нас, ибо до конца века действует закон крови: дайте кровь и примите Духа »…

Монока Ферапонта мало знали даже те, кто жил с ним в одной камере. Это было когда-то о. Звонаря Ферапонта Андрея Суслова, и все его просили: «Расскажите что-нибудь об о. Ферапонте ».« Что рассказать? — недоумевал Андрей. — Он все время молился в своем углу за занавеской. Молился и молился — вот и вся история ».

Монах Ферапонт имел такую ​​жажду молитвы, что даже долгую монашеские службы его не удовлетворяли. Одна монахиня рассказывала, как, когда она была паломницей, она увидела одного стоящего на коленях под мокрым снегом о.Ферапонт. Через полчаса, глядя в окно, она нашла ту же фотографию, отметив, что монах регулярно перебирает свои четки. Невероятно, но через два часа она снова увидела его, распростертого в молитве, уже засыпанного снегом.

Господь любит всех нас, но на любовь отвечают по-разному. И самое поразительное в истории сибиряка — это его отклик на благодать: сразу после обращения начинается путь подвижника, отвергшего всякую заботу о земле.

Отныне он жил только Богом и хотел одного — быть с Ним. Одни ищут от Господа земных милостей, каких-то небесных благ, и преподобный Ферапонт на протяжении всей своей недолгой монашеской жизни молился Спасителю о прощении грехов. «Вы никогда не увидите меня на этой земле, пока я не буду прощен Богом», — сказал он перед отъездом в монастырь, и подвиг его жизни — это акт покаяния.

В последние дни Великого поста, перед смертью, этот безмолвный человек вообще не ложился спать.Я молился ночью.

Он унес тайну своей интенсивной молитвенной жизни с собой в вечность, но они вспомнили его слова: «Да, наши грехи можно смыть только кровью».

Брат Трофим — горячий мужчина

Мирское имя монаха было Алексей Татарников. Но с годами кажется, что он родился Трофимом и родился в Оптине, сделавшись от нее неотъемлемой частью, как небо над куполами, вековые сосны, храмы, река.

Он был сексуальным мужчиной.Между словом и делом не было разрыва. Например, некий брат встречает Трофима и начинает говорить о том, какую полку для икон сделать в его келье, но не знает, как и из чего сделаны эти полки. «Я сейчас подумаю», — отвечает Трофим. А потом приходит в камеру к брату с молотком и фанерой, без промедления мастерит полку.

Он не мог задержаться. И если бы Трофим из далекой Сибири поехал в Оптину с мыслью о монашестве, то эта монашеская жизнь должна была начаться не в далеком будущем, а обязательно сегодня, утром.

Из более поздних времен известен случай, когда преподобный Трофим пошел просить как можно скорее постричься в монахи. «Или, может быть, они должны вырезать вас прямо в схеме?» они спросили его. — «Батюшка, я согласен!» В общем, схимнику сразу показали дверь.

«Трофим был духовным Ильей Муромца, и он так героически изливал на всех свою любовь, что все считали его своим лучшим другом. Я тоже », — вспоминал один рабочий Владимир о преподобном Трофиме.

«Он был братом, помощником и всем родственником», — сказал о нем игумен Владимир.

«Трофим был истинным монахом — тайное, внутреннее и внешнее благочестие и фарисейство в нем не болело даже тени … Он любил Бога и всех людей! … Плохих для него на земле не было », — сказал другой паломник.

В монастыре заранее знали, что стоит послать Трофима в город вспахать огород для одинокой старухи, потому что все одинокие бабушки бегут к его трактору, а он всю дорогу его пашет.«Трофим, — предупредили его, — теперь очередь трактора».

Сначала вспахаем сады монастырских тружеников, а потом постараемся помочь остальным. «И он честно пошел на послушание. Но тут на звук трактора Трофимова собралось такое немощное старухе войско, что сердце мое сжалось от боли при виде слезящихся от старости глаз. И старость вскрикнула:« Трофим, сынок, мой кумир опять украл всю мою пенсию. Нет дров! Нет сил! Жить, сын мой, меня здесь нет! »Как эти бабушки любили своего сына, и как он любил их как сына!

Иногда присылали ему перевод из дома, и он покупал бабушкам в подарок платки: белые, простые, с цветами на кайме.Да и цены на эти платки не было — шерстяной платок в груди от дочери, синтетический от зятя, а простые трофимовские платки сохранились насмерть и носили только в церкви. Он освятил эти платки на мощах, и платки были названы «святыми».

В Трофиме было неукротимое стремление к цели — только Оптина и только монашество. И Господь поставил на пути препятствие, возможно, расширив цель: не просто войти, как многие входят в Оптину, а быть ее достойным питомцем.

И никто при жизни не знал, что преподобный Трофим был тайным подвижником, но радостным подвижником и проявлял в своей жизни то торжество духа над плотью, когда, по св. Иоанна Кронштадтского, «душа несет свое тело».

Брат Василий — молчаливый человек

Отец Василий, на свете Игорь Росляков, талантливый журналист (окончил факультет журналистики МГУ). Многообещающий поэт. Известный спортсмен, мастер спорта, чемпион Европы, капитан сборной МГУ по водному поло.А просто мальчик из неверующей семьи, где Бога практически не вспоминали … Господь наделил его многими талантами.

Монастырь не спрашивает и не рассказывает о прошлом. И все, что было известно об Игоре, — это то, что он человек прилежный, молчаливый и скромный до незаметности.

Вспоминает игумен Владимир: «На переборке из картошки сядем кругом — разговоры, анекдоты. Были молодые люди! А Игорь будет сидеть в сторонке, ставить перед собой три ведра и молча работать ».

«Один Бог и душа — вот монах», — записывает он в эти дни в дневнике слова преподобного Феофана Затворника. Но эта мощная работа духа была скрыта от всех. В жизни Игоря было так мало внешнего облика, что, просматривая яркую устную летопись первых жителей Оптиной, с удивлением обнаруживаешь, что имя Игоря Рослякова в ней отсутствует и даже не упоминается в хорошо известной истории Оптины. мастера спорта.

Одним словом, у послушников он был послушен, в поручении выполнял, а в работе был настолько надежен, что они помнят, например, нечто подобное.Брат Игорь выходит из послушания, переночевав на вахте, и его встречает отец домработницы: «Игорь, кирпич привезли — выгружать некому. Ты пойдешь? »-« Благослови ».

Наконец-то кирпич выгружен и можно идти отдыхать. Но тут начальник паломников объявляет:« Игумен благословил всех, кто свободен от послушания, пойти перебирать картошку ». И Игорь. спокойно идет к картошке, не находя нужным объяснять, что после ночной смены по Оптинским правилам имеет право на отдых.

Игумен Владимир вспоминает: «Он мощно шел вперед, как крейсерский корабль, но всегда посередине, царским путем».

Сохранившиеся дневники и стихи выдают в нем человека, удивительно способного говорить. Его последний дневник был прерван записью: «Духом Святым мы познаем Бога. Это новый, неизвестный нам орган, данный нам Господом для познания Его любви и Его благости … Как будто они дали вам крылья и сказали: теперь вы можете летать по вселенной.Святой Дух — это крылья души. «Неужели так можно писать, не зная?»

С юности около. Василий посвятил себя работе над словом, и после встречи со Словом, рожденным от Святого Духа, для него все слова земной мудрости померкли на С этого момента цель жизни была уже другой: «Я все бросил и все считаю вздором, чтобы обрести Христа» (Флп. 3, 8.). И на этом пути постепенно даровал ему дар. Господь созрел.Он отверг душу ради духовного. Но тем не менее его тянуло писать, и сначала в дневнике изредка появлялись строчки:

Стоят молча.

Распятые в гробах Господа,

Три оптинских монаха лежат.

Иеромонах Василий, преподобный Трофим и преподобный Ферапонт — все трое были истинными монахами, тайными, без фарисейства. Молитвенники, строгие постники и подвижники, особенно последний Великий пост в их жизни. И, по свидетельствам, все трое догадывались о своем скором отбытии, готовясь к нему многими молитвенными делами и восхождением по крутой духовной лестнице.Поэтому и избраны — нет, не убийцей, а Господом — на роль трехзначных (по образу Святой Троицы) новомучеников Оптинских, могучих, как уже выясняется, небесных заступников. для монастыря и всея Руси …

Вот уже 19 лет, ежегодно 18 апреля в Оптине и Козельске собираются представители всей России на дни памяти оптинских новомучеников. Священник Оптиной сказал:

Мы потеряли трех монахов и получили трех Ангелов

Материал основан на книге Нины Павловой «КРАСНАЯ ПАСХА»

Фотографии с официального сайта Оптиной пустыни

Оптинские новомученики — 20 лет спустя

Этот материал я написал 20 лет назад для газеты «Сегодня».Опубликованные фотографии мне передали в Оптиной пустыне, где я находился через пять дней после убийства монахов. Обратите внимание, статья написана для светского издания.

Роман Вершилло

Церковь требует защиты от посланников сатаны

Убийство трех монахов, совершенное в день православной Пасхи в Свято-Введенской Оптиной пустыни, по мнению руководства монастыря, должно изменить отношения между Церковью и государственной властью… В 1988 году, когда при активной поддержке Михаила Горбачева начали восстанавливать Оптину пустынь, казалось, что высокое меценатство навсегда сохранит безмятежный уклад монастыря. Спустя пять лет тремя ударами ножа эти надежды, кажется, были похоронены вместе с убитыми — иеромонахом Василием (Росляковым), монахами Трофимом (Татариновым) и Ферапонтом (Пушкаревым).

Убийца — Николай Аверин, уроженец села Волконское, расположенного в десяти километрах от Оптиной пустыни, совершил головокружительный путь от Бога к черту.Он сказал следователю, что «пришел к Богу» во время военной службы в Афганистане. Впервые он бросил вызов Всевышнему в 1991 году, изнасиловав женщину по «религиозным» причинам. Из тюрьмы преступника спас необычный мотив: он отделался специальной психиатрической больницей, которую благополучно покинул через полгода с диагнозом шизофрения.

Совершив это новое, более ужасное преступление, Аверин в ходе следствия утверждает, что он связан «духовными узами» с сатаной.Убийца пустился в исполнение своей воли, вооружившись финским ножом, обрезом с тремя патронами для картечи и обоюдоострым мечом собственного изготовления. На каждом из орудий убийства было выгравировано «Сатана 666», число, которое символизирует антихриста в Новом Завете. Преступник использовал только меч. Его специально изогнутое 60-сантиметровое лезвие, воткнувшееся сзади в печень, разорвало внутренности и вышло за горло.

Бросив шинель и меч в монастырскую стену, Аверин скрылся с места преступления.После недели скитаний по Калужской и Тульской областям он вернулся в Козельск, расположенный в трех километрах от монастыря, где был арестован 24 апреля. Аверин дал развернутые показания, но не выразил раскаяния. Из материалов допроса следует, что преступник дважды приходил в монастырь, чтобы убить одного из священнослужителей. В ночь на 13 апреля он также вошел в Братский корпус, но передумал, так как ему казалось «нечестным убивать безоружных монахов». 15 апреля киллер зашел в комнату, где спали дети паломников, и также не довел свой план до осуществления…. В день Пасхи Аверин посетил службу и крестный ход, намереваясь выстрелить картечью в толпу. Однако угроза неминуемой расправы заставила его отказаться от этой мысли. В 7 часов утра 1 апреля, после пасхального богослужения, оптинские звонари, монахи Трофим и Ферапонт, исполнили Евангелие. По словам Аверина, именно звон колокола вынудил его покинуть убежище и нанести удар монахам в спину.

Духовенство и прокуратура расходятся в интерпретации случившегося.По словам начальника следственного управления Калужской областной прокуратуры Владимира Ершова, «преступления практически не было», так как преступник действовал в состоянии невменяемости. Он отрицает наличие «религиозной подоплеки в деле Оптиной». В милиции Козельска также квалифицируют убийство как «домашнее».

Помощник губернатора Оптиной пустыни игумен Мелхиседек (Артюхин) отказывается признать безумием «открытое служение сатане». Всегда есть люди, одержимые бесом, и это их свободный выбор.«Он придумывает свою версию случившегося. По его мнению, Аверин был членом сатанистской секты, которая поручила бывшему« афганцу »совершить ритуальное убийство.« Есть данные, что в пасхальную ночь были Еще четыре подозрительных человека на территории монастыря, — рассказывает отец Мслхиседек. — Они наблюдали за убийством. Один из них был замечен над телом иеромонаха Василия. Паломники слышали, как он сказал: «Все равно их достанем».

Убийца полностью заслужил смертную казнь, считают оптинские монахи, хотя открыто высказываться с этим требованием не намерены.«Этим убийством сатанистские силы хотели продемонстрировать свою силу и безнаказанность», — говорит отец Филарет. Сам преступник просит судить его как вполне нормального человека.

Прокуратура не полностью отвергает версию о принадлежности Аверина к секретной секте. Следствию удалось выяснить, что незадолго до убийства Аверин ездил в Москву и Киев в поисках единомышленников в «войне с Богом».

Оптинские монахи обвиняют власти в «попустительстве распространению сатанистской и оккультной литературы, недостаточном покровительстве православной церкви», которая традиционно является самой влиятельной в России.«Необходимо запретить деятельность сатанистских сект в России», — говорит игумен Мелхиседек. Отношения между Церковью и государством регулируются Законом РСФСР «О свободе совести», принятым в 1990 году. Он не устраивает руководство РПЦ, поскольку государство лишено права контролировать деятельность религиозных объединений и обязано зарегистрировать любую организацию. Патриарх Алексий и церковная община предлагают Всевышнему

Совет Российской Федерации по внесению изменений в Закон «О свободе совести». Органы Минюста поддерживают предложения Русской православной церкви, которая даст чиновникам возможность опекать уже зарегистрированные организации, а также приостановить регистрацию новых объединений.

Православная церковь готова отказаться от части своей независимости, чтобы ограничить деятельность «антиправославного фронта». «После убийства трех оптинских монахов следует ожидать масштабного террора против высших иерархов, — говорит игумен Мелхиседек.Восстановлены разрушенные в 30-е годы монастырские стены. Они могут быть полезны Церкви, которую осаждают враги веры.

К 25-летию убитых оптинских иноков, братии монастыря во главе с настоятелем, и.о. губернатора Оптиной пустыни игуменом Никитой (Суриковым), соборная просьба была встречена синодальной комиссией по канонизации мучеников, иеромонахом. Василий (Росляков), монахи Трофим (Татарников) и Превушка Ферапонт.

Вчера в Оптину Пустынь прибыло множество паломников, чтобы почтить память оптинских новомучеников, погибших на Пасху 1993 года. И это не случайно, ведь кровь мучеников — свидетельство истинности Воскресения Христова.

«Мученики, претерпевшие страшные муки, могли вынести их только потому, что всегда были с Господом», — сказал преподобный старец Варсонофий Оптинский. — С незапамятных времен это естественно со Мной (Иоанна 15, 27). И мы можем вынести наши печали, только если мы с Господом. «

Многие верующие ждут грядущего дня, и Православная Церковь, а точнее Синодальный отдел канонизации, позволит епископам и священникам служить не панихиду, а молебны Святым Новомученикам Оптиной, погибшим от рук врага. Сатанисты на Великом церковном празднике Пасхи.Господь давно прославил этих мучеников на Небесах. Об этом свидетельствуют чудеса исцелений и помощи через их святые молитвы.

Вчера в Оптину пустынь приехала мать убитого иеромонаха Василия, 98-летняя инокиня Василиса (Рослякова).

— Я жив, потому что там за меня молится мой единственный сын отец Василий. Незадолго до смерти я спросил его, как бы я был без тебя? Ты стал монахом, а кто будет заботиться обо мне, когда я состарюсь? В то время я был еще мирским и ничего толком не понимал в монашестве. И он так уверенно ответил: «Я позабочусь о тебе».

Действительно, он незримо показывает свое беспокойство. По молитвам Господь посылает мне людей, помощников, чтобы мне было легче нести свой крест.

Мать Василиса, конечно, очень устала от долгого пути. Но все же она не могла скрыть своего самодовольного состояния.

Христос Воскрес! — с улыбкой говорила она всем, кто к ней подходил.

Единственное горе вчера для нее и для братии монастыря было то, что архимандрит Мелхиседек (Артюхин), приехавший из Москвы, возглавил заупокойную службу по убитым оптинским инокам.

«Этот Мелхиседек виноват в убийстве моего сына», — сказала мать. — Конечно, промыслом Божьим было то, что мой сын и другие братья стали мучениками. И теперь я это понимаю. Но как у Христа был Иуда, так в Оптине есть свой Иуда, который умертвил моего сына. Бог ему судья.

Наш разговор был прерван приглашением на поминальную трапезу. Но, несмотря на горе, все же восторжествовала радость во Христе Иисусе.

Сегодня большой праздник для Оптиной обители, который в будущем станет одним из главных церковных праздников Святой Руси.

Елена 23.11.2016

Чтение книги «Красная Пасха» не может, на мой взгляд, оставить равнодушным ни одного человека к истории мученической гибели трех оптинцев. Все они пострадали от фанатика на Пасху 1993 года.

В книге рассказывается не только о перечисленных трагических событиях, которыми увенчались жизни наших лучших современников, автор по крупицам собирает биографические материалы об иеромонахе Василии, преподобном Трофиме, преподобном. Ферапонт. Постепенно углубляясь в эти рассказы, пытаясь понять, что привело этих талантливых и добрых молодых людей в монастырь, читатель обязательно придет к выводу, что их смерть не случайна.Господь выбирает лучшее.

Конечно, вряд ли что-то сможет заглушить боль от их трагической гибели, которую пережили и переживают не только их родственники, но и совсем, казалось бы, далекие люди, которые в одно мгновение по каким-то причинам стали закрыть

Юрий 19. 12.2016

Тысячи паломников ежегодно стремятся посетить Оптину пустынь, чтобы поклониться мощам ее милостивых старцев, которые жили и проповедовали Слово Божие в XIX и XX веках.В советское время Оптина Пустынь, как и большинство монастырей, была закрыта, но в конце восьмидесятых, начале девяностых годов ХХ века началось возрождение святой обители, появилась новая братия, и 18 апреля 1993 года произошла трагедия. в стенах монастыря, который навсегда останется в сердцах русского православного народа. Сатанист зверски убил троих жителей монастыря, служивших на Пасху, поэтому с тех пор этот день называют «Красной Пасхой». Мне кажется, что убийство невинных монахов стало отражением той эпохи в истории нашего государства, когда мракобесие и издевательства над русским народом.
Красная Пасха, вероятно, одна из первых книг, посвященных трагическим событиям 1993 года, когда иеромонах Василий (Росляков), монахи Трофим (Татарников) и Ферапонт (Пушкарев) были убиты сатанистом, совершив мученическую смерть во имя Православная вера. Книга неоднократно переиздавалась и до сих пор пользуется популярностью, поскольку в России всегда относились к героям и мученикам с уважением, любовью и теплотой. Мне кажется, книга отвечает на один очень глубокий вопрос: почему Бог избрал этих монахов на мученический венец, ведь к тому времени в Оптиной обители уже было довольно много жителей.
По словам автора этой книги Н. Павловой, она не пыталась написать биографию оптинских новомучеников, а просто обрисовала ход событий 1993 года, но тем не менее книга вышла в виде жизнь, потому что главный акцент в книге сделан на личностях убитых монахов, показывает их характерные добродетели и любовь к Богу и людям. Несмотря на юный возраст оптинских мучеников, уже при жизни с ними и окружающими их людьми происходили удивительные вещи, которые происходят со святыми людьми, что отражено в книге, основанной на воспоминаниях обывателей и мирских людей, обратившихся монахам за духовную помощь.Кроме того, в книге присутствуют отдельные отрывки из дневников и записок умерших монахов, которые характеризуют их как современных подвижников православной веры, разбирающихся во всех тонкостях духовной жизни.
На мой взгляд, книгу стоит прочитать, потому что она доказывает, что в наше время есть настоящие хранители веры наших предков, которые всегда готовы пострадать за Христа и за православную веру. А возраст убитых монахов говорит о том, что христиане становятся святыми людьми не только в старости, но и в то время, когда Господь призывает их служить.Оценка книги 10/10.

Галина 04.08.2017

После прочтения книги «Красная пасха» очень хочу попасть в Оптину, и если это удастся, то желание побывать там еще раз не оставит вас. А эта книга — путеводитель по судьбам главных участников кровавой Пасхи. Читая ее, вы быстро и легко проникаете в этих чудесных сынов земли Русской, души которых болели за всех, кто пришел не только при жизни, но и после смерти.

Это не просто три монаха — это три защитника, три путешественника, три наставника, которые следуют за читателями, проводники, наставляя на истинном пути и помогая им не свернуть с него.Они так сильно любили Бога, что Он сделал их мучениками, получившими райские венцы. Сегодня они учат всех любить Бога и не бояться смерти.

Екатерина 16.10.2017

Книгу «Красная Пасха» прочитала после поездки в Оптину пустынь. Я приехал туда, совершенно ничего не зная о том, кто такие оптинские новомученики. Я, конечно, поклонился до их могил, ощутил святость этого места, и мне захотелось узнать поподробнее, кого убили эти три юных подвижника на Пасху в 1993 году.Посоветовали заказать Нину Павлову. Я буквально проглотил книгу за один день. И, прочитав его, она долгое время оставалась потрясенной. Автор проделал огромную работу по сбору материала для своего творчества. Она встречалась с оптинскими монахами, послушниками, простыми людьми, находившимися там в то время или знавшими убитых.

Буквально шаг за шагом Нине Павловой удалось установить, что произошло в ту пасхальную ночь … По крупицам она собирала информацию, где были трое убитых в тот день, что они делали, как оказались на пути убийцы.Вторая часть книги посвящена самим новомученикам Оптинским. Узнаем, кем были преподобный Ферапонт, преподобный Трофим и иеромонах Василий. Где выросли, учились, как пришли к вере, почему оказались в Оптиной. То, что был найден дневник, который вел иеромонах Василий, можно считать чудом Божиим. Он нам многое покрывает, становится понятно, почему именно этих молодых, полных сил людей Бог взял к себе. Очень полезная душеспасительная книга, которую обязательно стоит прочитать.

Екатерина 27.10.2017

Я был в Оптиной пустыне, купил там и начал читать, потому что раньше о нем не слышал (когда все случилось, было маловато для этого). Всем советую прочитать. Очень трогательная, умная, задушевная книга. Легко читать. Когда сейчас снова еду в Оптину с осознанием всего, что там происходило в наше время 1993

Елена 19.06.2018

Рассказывая о событиях той, красной Пасхи, автор описывает события того дня, а также рассказывает о судьбе каждого из них, о том, как они жили в другом до монастырской жизни, как пришли к Богу. У каждого из них был свой путь, разный, на пути к Храму были соблазны и препятствия, и они нашли одну смерть.
Я могу представить, как тяжело было успешному атлету с миром убедить в этом свою семью. что его путь другой, а не тот, о котором они мечтают. В книге есть эпизод, когда мама приносит в монастырь еду, кормит сына, конечно же вкусного по ее мнению, мясом, колбасой. Она совершенно земная, не понимает монастырского устава, жалеет сына, уговаривает его вернуться к мирской жизни.Другой, заброшенный мирской жизни, пришел издалека, ночевал у стен монастыря, и поэтому он остался там. Третий, преодолев не одно искушение, приезжал в Оптину с бийскими паломниками, брался за любую работу, а если работы не было, то находил ее сам. В то время монастырь был в большом запустении, и каждая пара рук ему пригодилась. Таким образом, в труде и молитве они возрастали в вере.

Я прочитал эту книгу очень давно, наверное, это было первое издание, через несколько лет я посетил Оптину у могил убитых братьев, возложил цветы и записки, помолился. .. Я слышал от паломников. что чудеса происходят через молитвы на могилах убитых братьев.

Я верю, что Господь услышал мои молитвы, это святое место, ежегодно в Оптину приезжают тысячи паломников, сейчас это очень красивый, ухоженный монастырь, но тогда в 90-е люди только вернулись к вере. Оптина была возрождена стараниями малочисленной братии, рабочих и паломников. Трудно поверить, что там, где сейчас растут красивые розы, росли сорняки и крапива, а на месте клеток стояли полуразрушенные постройки.
Они были очень молоды, сколько бы они могли сделать в своем служении, если бы их жизнь не закончилась внезапно. Они новомученики за Христа, хотя еще не канонизированы.
Рядом три могилы, люди идут и идут навстречу им, и братья помогают им молитвой.

Книга несколько раз переиздавалась, написана очень интересно. Всем рекомендую прочитать.

Отец Иоанн Валадес — Смерть миру

из выпуска 8

В мае 1980 года певец и поэт Ян Кертис из Joy Division повесился в своем доме в Манчестере, Англия, за день до отъезда в их большой университет. С. тур. В тот же день в штате Вашингтон Mt. На Святой Елене вспыхнуло извержение, и молодой человек приготовился к выпуску средней школы и суматохе, которая вскоре превратилась в его жизнь…

На следующий день после выпуска я уехал в Сан-Хосе в поисках мекки скейтборда Северной Калифорнии. Во время предыдущих поездок я впервые познакомился с панк-сценой Сан-Франциско. Там, в отеле Holiday Inn на бульваре Сан-Карлос, я постригся и стал «панком». Мне нравились Pistols, Ramones и Germs, и взлет и последующее падение Дарби Крэш в начале того года было настоящим вдохновением.

Я вырос в маленьком городке и был довольно молод, невинен и наивен. Я отказался от репрессивного пути, который диктовал мне поступить в колледж и устроиться на работу. Из-за чувствительности боль отвержения сменилась гневом, питавшим целое поколение. Пока мои друзья решали, в какой колледж мне поступить, я решил жить быстро и умереть молодым…

Следующие два года я оставался в маленьком городке, подвергая и принимая физические и моральные оскорбления. Последовало полное отчуждение, и я начал массовое употребление алкоголя и наркотиков, чтобы заглушить боль.Никто больше не сможет причинить мне вред…

Благодаря регулярным поездкам я познакомился с большинством розовых красоток на западном побережье Сцены. К осени 1982 года я переехал в Портленд с банками Campbell’s Soup за 40 долларов и 40 долларов. Город стал для меня откровением. Я видел, как много молодых людей ведут разный образ жизни, и впервые почувствовал себя принятым! Творчество раннего панк-движения было ошеломляющим. Эти идеи полностью отличались от того, что мы считали скучными, выжженными 60-ми и 70-ми годами.Больше никаких рок-звезд, потому что все будут в группе. Худшее было лучшим. И если мы были отрицательными, это было всего лишь отражением мусора вокруг нас — Рейганомики и ограниченной ядерной войны.

Мы взяли лучшее из 50-х (битники), 60-х (Velvet Underground и The Stooges) и 70-х (New York Dolls и британское панк-движение) и вернули это детям на улице. Прыжки в поездах, ныряние в мусорные контейнеры и воровство пива были всего лишь романтическими идеями, а самоправдание — предметом гламура.Мы не останавливались достаточно долго, чтобы подумать о том, какой урон наносит этот вид нигилизма нашему телу, душе и духу…

В 1983 году мы с друзьями, игравшими в «индастриал-группе», имели дом в складском районе S.E. Портленд. Каждую субботу вечером мы устраивали шоу в подвале. С концертами приезжали лучшие группы из Портленда и Сиэтла, а иногда выступали С.Ф. или группа из Лос-Анджелеса приедет. T.S.O.L., The Fartz (с Даффом из Guns’n’Roses, играющим на барабанах) и The Accused (их первое выступление) играли там.Даже молодая богатая девушка по имени Кортни Лав тусовалась, пытаясь с кем-нибудь подружиться.

Однажды вечером перед домом вспыхнул бунт с участием группы спортсменов и панков. Poison Idea, местная хардкор-группа, готовилась к своему первому сету. Внезапно гараж, в котором я жил, загорелся, став жертвой поджога, и огненный шар поднялся на семьдесят пять футов в воздух. Когда пламя достигло главного дома, мы бросились спасать оборудование оркестра. Единственное, что мне удалось спасти, — это бочонок и скейтборд.Думаю, это были важные вещи в моей жизни.

Позже, в 1983 году, я второй год выигрывал чемпионат Северо-Запада по вертикали, достигнув пика, которого я никогда больше не достигну. Я катался пьяным (как обычно), трезвым кататься уже не мог. Меня попросили присоединиться к команде Яка в Сан-Франциско, и я направился туда до конца лета. Это были «салатные» дни S.F. сцена, поскольку сцена просто взрывалась. Начинался рок-н-ролл «Максимум», «Трэшер» только становился популярным, а «На Бродвее» Fabulous Mabuhay Gardens (Fab Mab).И «Tool and Die» были популярными клубами. Семья Джека была отличительной чертой на сцене, и члены-основатели были в таком раннем S.F. группы, как Трудящиеся Карлики и Woundz. Хотя в команде было несколько крутых фигуристов, братья состояли из музыкантов, которые катались не всегда хорошо. В итоге у нас были подразделения в Лос-Анджелесе, Портленде, Сиэтле и Ванкувере, Британская Колумбия. Мы были сплочены — бродячая банда пиратов, и это должно было быть самым счастливым из моих дней…

Я вернулся на Северо-Запад и поехал в Сиэтл, чтобы раздавать там руки команде.Гламурное движение было в полной мере. Музыка замедлялась, и зарождались зачатки гранж-движения. Именно здесь я впервые почувствовал себя наркоманом…

Однажды вечером друг ворвался в квартиру, где я остановился. Он ворвался в местную аптеку и скрылся с тремя здоровенными пакетами успокаивающих средств, барбитуратов и наркотиков. Мы пробежались по сумкам и вытащили длаудид. Через несколько секунд, почти не задумываясь о том, что я делаю, я позволил своему другу уколоть иглу мне в руку.Тепло разлилось по моему телу, и на мгновение мне показалось, что я в раю. Затем я потерял сознание … Когда я пришел в себя на следующее утро, мой друг сообщил мне, что он испортил дозировку, и что у меня был О. Он удерживал меня от слишком глубокого сна и, возможно, смерти. Он дал мне сотни таблеток — валиума, красного, лудеса — и отвез меня на автобусную остановку. Следующая неделя была полным туманом — почти полное отключение света — в результате я выбил витрину продуктового магазина, чтобы украсть пиво, и потерял сознание перед магазином.Я проснулся в тюремной камере — мой нос мокрый от насморка ломки, который я так хорошо знал. Все, о чем я мог думать, это когда я смогу получить больше наркотика…

В начале 1984 года Западное побережье было наводнено дешевой кислотой Беркли и высококачественным мексиканским тарным героином под названием Chiva. Ежедневное употребление кислоты в течение трех месяцев положило конец моим дням «изучения» наркотиков, и я начал спуск с горы, который в итоге стал ежедневной привычкой Чивы. Департамент полиции Портленда подвергся серьезной реорганизации из-за коррупции в полиции, и они не могли контролировать происходящее на улицах в центре города.Нередко было видеть, как люди на диванной улице «фиксируют» прямо на тротуаре на припаркованной машине. Сотни дилеров выстроились в линию в пределах трех кварталов, продавая свою продукцию молодежи Портленда. В то лето многие дети выросли слишком быстро. Некоторые не видели 1985 год.

В марте 1985 года, обремененный привычкой в ​​100 долларов в день, я впервые пошел на лечение. Это был лечебный центр «старой школы», который работала бывшая проститутка из Нью-Йорка в маленьком городке на побережье Орегона.Моим советником был крупный итальянец, которого выгнали из «Ангелов ада» за слишком радикальный подход. Он находился в камере смертников за несколько убийств, когда они обнаружили, что у него аневризма, которая сводила его с ума. Десять лет программ по освобождению от работы и трезвости принесли ему прощение, и он мог свободно помогать другим в этой лечебной обстановке. Это было мое первое впечатление настоящей благодати. Я не мог поверить в «Бога», на котором основаны 12-шаговые программы, поэтому он дал мне камень со своего стола, сказав, что это был его первый «Бог».«Я должен был носить его с собой и использовать как свою высшую силу.

Выйдя из центра, я переехал из города на побережье и занялся плотницкими работами и серфингом. Однако отсутствие личного Бога привело к огромной пустоте, и к концу лета я вернулся к «ложке». В течение следующего года я сохранил привычку стоить 100 долларов в день, и мне даже удалось получить ссуду на открытие магазина скейтбордов в Портленде. Некоторое время это было моей мечтой, но я быстро саботировал ее, «окунувшись» в кассу. Я оставил своего делового партнера, чтобы управлять им, и снова пошел на лечение.Магазин скейтбордов имел огромный успех (нет, благодаря мне) и стал центральным местом встречи в Северо-Западе. Портленд.

Несмотря на то, что на этот раз мне удалось побыть трезвым восемь месяцев, я все же активно сопротивлялся «высшей силе». Я жила в общежитии и старалась изо всех сил делать анализ мочи и ежедневные консультации. Когда у меня случился рецидив, это было быстро. У меня в руке была игла, прежде чем я понял, что происходит. Моя жизнь складывалась так хорошо, но невозможно было расстаться с наркоманом.

Я использовал несколько месяцев, и к этому времени моя переносимость была огромной. Я мог использовать несколько сотен долларов в день, чтобы «сохранить здоровье», и никто не знал. В конце концов, когда мое здоровье стало ухудшаться, мой деловой партнер уволился. Он сказал мне, что любит меня, но не хотел смотреть, как я убиваю себя. Он был моим лучшим другом, и чувство вины было невыносимым. Дети, которые были в магазине, смотрели на меня, но они знали, что я всегда буду наркоманом, и этот героин был моей жизнью …

В последующие три месяца я украл со счета магазина 30 000 долларов по своей привычке и в конце концов обанкротил бизнес.Я продал его «безубыточно» и остался без гроша на свое имя. Без дохода и огромной привычки у меня были проблемы. Я начал принимать кристаллический метамфетамин, чтобы избавиться от вредной привычки, и в итоге заразил персонал. Я выглядела как прокаженный с язвами и корками по всему телу. Я спрятался в квартире друзей и «пнул». Только героиновый наркоман может знать сильную боль, которую можно пережить — судороги, тошноту, рвоту — кошмар, который называется ломкой. Я наконец заснул на одиннадцатую ночь. Три недели спустя я вернулся в мир, и, увидев, что большинство моих друзей отреклись от меня, я решил вернуться в маленький городок, из которого я приехал…

Моя семья всегда меня поддерживала, принимая мою зависимость такой, какой она была.Я пробыл в их доме шесть месяцев. Просто пытаюсь уйти со сцены. Однако в этом небольшом городке посреди пустыни Восточного Вашингтона я встретил нескольких фермерских рабочих-иммигрантов с лучшим чива из Мексики, который я когда-либо пробовал. В течение нескольких дней я был в напряжении, даже крал банковские карты моей матери, чтобы добыть еще наркотика. Я решил вернуться в город и начать забег.

В Портленде я встретился со старым другом-дилером и бывшим скинхедом, с которым я лечился. Этот скинхед поклонялся дьяволу как своей высшей силе и был самым сумасшедшим человеком, которого я знал.Я продавал наркотик на улице дилеру, неся во рту шарики с героином. Если полиция сумеет арестовать меня, я проглочу их, а наркотик восстановлю позже, когда пойду в ванную. Однажды на меня набросились трое мексиканских юношей и приставили к моей шее большой нож. Они угрожали убить меня, если я не откашляюсь. Я был не совсем готов к смерти, поэтому скомпилировал. Дилер был расстроен потерей товара на сотни долларов и бросил меня болеть.

Мой друг скинхед совершал кражи со взломом и имел хорошие связи с «ограждением» драгоценностей.Вместе мы построим от 20 до 30 домов в следующие четыре месяца, переплавляя золото и серебро для получения столь необходимых денег. Чувство вины было невыносимым, но в основном оно притуплялось из-за наших высоких привычек. В какой-то момент мы зарабатывали 500 долларов в день, этого было достаточно, чтобы убить лошадь. Я намеренно наносил все большие и большие удары, надеясь, что смогу избавить себя от страданий. В конце концов, я был пойман и приставлен пистолетом к полиции, которая преследовала нас несколько месяцев.

В ожидании суда меня поместили на поддерживающую терапию метадоном и выпустили под залог.Я позвонил маме из телефона-автомата и сказал ей, что, скорее всего, я попаду в окружную тюрьму даже на пару лет. Подруга (которая зашла к нам впервые за пять лет) утешила ее и рассказала о церкви на Аляске, которая могла бы помочь.

Я не хотел ехать, но вариантов было мало. Судья решил, что это квалифицируется как «лечение» и что я могу идти до суда. Предвидя, что это будет белый цвет, прежде чем я снова смогу использовать, я начал принимать допинг в дополнение к метадону — мощное и опасное сочетание.Мой друг скинхед тоже принимал метадон, и когда он узнал, что я стреляю, он ослепил меня, разорвав мне губу до носа. Он сказал мне, что сожалеет, но я не дал ему надежды. Он отвез меня в больницу, а через некоторое время вернулся с большим «исправлением», которое мы сделали в больничной палате. Спустя шестнадцать стежков я уехал и собрался на Аляску…

Предвидя, что я могу выйти под залог, мой отец прилетел в Портленд, чтобы лететь со мной. Я попросил занять 20 долларов. Он дал мне это сознательно, не спрашивая почему.Когда я собрал свой последний мешок, я был на удивление мирным. Я благодарю Бога за то, что у меня больше нет денег, иначе я бы обязательно поступил. Я оставил позади Портленд, что все мои мосты полностью сожжены…

Вечерний рейс прибыл в Анкоридж, и мне все еще было «хорошо». Я задремала в машине по дороге к церковной общине. Мне дали гостевую комнату в «Большом доме» — большом здании, которое когда-то было католическим монастырем, а теперь стало центром общины. На следующее утро пришли два священника, чтобы забрать нас с отцом и отвести на завтрак.

Младший священник был очень теплым, его нисколько не смутила эта человеческая оболочка, которая сидела перед ним. Старший священник был пастором общины и был очень необычным человеком. Пока мы разговаривали за завтраком, мне стало очень плохо. В последний раз этот ужас будет со мной.

Пастор задавал мне много вопросов обо мне: Почему я здесь? Я хотел приехать? Верил ли я когда-нибудь в Бога? .. Мой отец много говорил, я не мог ответить. Я ушел тем утром, думая, что мне действительно нравится этот пастор — он был соленым, твердым и точным.Он был первым христианином, которого я встретил, который действительно казался живым.

Следующие шесть или семь дней я не выходил из комнаты для гостей, поскольку исследовал глубины ада. Находясь в чужом месте, я даже не мог успокаивать себя комфортными звуками улицы. Тишина была оглушительной! Но девушка подошла и дала мне крестик, чтобы помочь мне. Наконец я заснул…

Когда я проснулся, температура, судороги и озноб ушли. Был солнечный осенний день, и я выжил.Я не был уверен, остался ли во мне еще один удар, и мне в голову пришла мысль о самоубийстве. Люди, которые жили в «Большом доме», хорошо обо мне заботились — кормили меня и составляли мне компанию. Я был поражен их теплотой, но все же они не пытались говорить со мной о Боге или обращать меня.

В течение следующих трех месяцев, пока я буду там, было решено, что я буду работать с садовником, так как он также был главой Большого Дома. Он был теплым человеком и работал усерднее всех, кого я когда-либо видел.К концу первого дня работы я устал, и мой разум начал строить планы. Я позвонил своему дилеру в Портленде, и он согласился отправить мне немного наркотиков. Это займет два дня…

На следующий вечер все в доме ушли на хоккейный матч. Оставшись один в гостиной Большого дома, я смотрел на красоту Аляски. Совершенно тихо, совершенно безмятежно. Но, тем не менее, наркотические муки не оставляли меня в покое. Я искал алкоголь, но не нашел. По всему дому на меня смотрели иконы Христа и Его святых.Мне казалось, что за мной наблюдают…

Внезапно меня накатила волна страха. Как будто десять лет страха, которого я никогда не испытывал, внезапно осенило меня. Я чувствовал себя маленьким, уязвимым и полностью парализованным. Наконец я выбежал из Большого дома в церковь. Никого не было, так как приближалась полночь. Я позвонил маме и вытащил ее из постели. Я плакал, когда говорил ей, что хочу умереть, и она утешала меня, прося меня встать на колени и помолиться с ней.Я повесил трубку и подошел к Нефу (корпусу) церкви. Я встал на колени и умолял Бога: «Если ты там, убери этот страх и боль». Страх ушел так же внезапно, как и он. Во мне вошло чувство покоя, и я долго лежал на полу церкви. В конце концов я покинул Церковь. Я стоял на крыльце и смотрел на красоту дома Христа. Будучи сокрушенным и побежденным, это единственный раз, когда Бог может прийти ко мне, и я буду слушать. Я заплакал и впервые поблагодарил Бога за любовь ко мне…

Несколькими месяцами ранее моей маме приснился сон, в котором большая птица с крыльями шириной в сто футов пролетела над моей сестрой и ею.Они были в поле. Сначала птица угрожала, но потом она парила над ними, защищая их своим крылом. Затем птица сказала моей матери, что с ее сыном все будет в порядке.

Несколько месяцев спустя были выдвинуты новые обвинения в краже со взломом, и я вернулся в Портленд, чтобы попасть в окружную тюрьму. Раньше я много раз сидел в тюрьме, но теперь я стал христианином, а не навозом. Страх присутствовал всегда, но Божья благодать была всегда. Меня искушали наркотики, но я не поддался.Мои сокамерники издевались надо мной, вырывая страницы моей Библии и скручивая из них сигареты. Поддержка извне была огромной — ежедневная переписка и визиты православных священников. А внутри я всегда чувствовал присутствие Спасителя. Новые обвинения предполагают два пятилетних заключения в исправительном учреждении штата Орегон.

Когда я вошел в зал суда, чтобы встретиться с судьей, я увидел священников в черных одеждах. Они успешно подали прошение в палате судьи о моем освобождении в церкви на Аляске.У меня будет пятилетний испытательный срок и возмещение в размере 28 000 долларов. Если бы у меня случился рецидив, я бы получил полные десять лет. Я поблагодарил Бога за Его щедрые и обильные милости. Незадолго до Пасхи (Пасхи) 1989 года, в канун Великой субботы, меня приняли в Православную Церковь, сакраментально очищенную от грехов прошлой жизни. Радость, которую я всегда пытался убить, теперь была полной…

«Рай воскресил меня таким, каким я его видел,

это обогатило меня взглянуть на него;

Я забыл свое бедное имение,

, потому что он напоил меня своим ароматом.

Я как бы перестал быть прежним,

, потому что он обновил меня всем своим разнообразием ».

(+ Святой Ефрем Сирин)

С тех пор я оставался трезвым. Не с помощью 12-ступенчатых программ или современной психологии, а погружаясь (насколько я могу!) В древнюю потустороннюю жизнь Православной Церкви.

Только по милости Господа нашего Иисуса Христа и Его бесконечной любви ко всему человечеству я жив сегодня.Я благодарю всех Святых, чьи ходатайства ежедневно спасают нам жизнь. Я был доставлен на Аляску 26 сентября года года, в день, когда церковь отмечает память святого Иоанна Богослова, покровителя церкви, в которой я обратился. В Священном Писании святой Иоанн символически появляется в виде орла, того самого, который утешал мою мать во сне. 6 октября, -е, — день памяти апостола и Сомневающегося Фомы. Это также дата моего обращения, и меня зовут Томас.Я чувствую себя связанным с этими святыми, чьи молитвы угодны Богу. Святой Иоанн из-за его большой любви к детям и Святой Фома, который сомневался, как многие.

Эти древние святые принадлежат к роду «повстанцев», существующему по сей день. Это настоящие радикалы, жизнь которых мы можем подражать, заполняя духовный вакуум, который преследует нас сегодня.

Мы можем проследить за иглой и ложкой и закончить, как Джонни Тандерс, мертвым от передозировки на этаже отеля в Новом Орлеане.Или мы можем пойти по пути отчуждения и отчаяния, который привел Курта Кобейна к трагическому концу в Сиэтле, будучи не в состоянии справиться со славой и богатством, которые ему принес мир. Или мы можем проследить путь Креста, освященный кровью мучеников и тяжким трудом праведников…

Святые Апостолы Иоанн и Фома, молитесь за нас Богу!

-Томас

Пост «Сквозь закрытые двери» впервые появился на Death To The World.

]]>

слов, текст, толкование, сила молитвы

18 апреля 1993 г.В тот день Светлого Христова Воскресения на Руси пасхальная радость в душе православных смешалась с грустью. Ведь мы все побывали в Оптине, где нас встретил милосердный постоялый двор, отец Трофим, в трапезной накормил нас ангел молчания Ферапон, и иеромонах Василий исповедался и причащался в церкви. Все они обладали дарами Святого Духа. Наша скорбь по ним была легкой. Они, несомненно, уже пребывают в вечной радости со Христом. Но мы больше никогда их не увидим и не услышим.Почему Господь назвал их лучшими из нас? — потому что были готовы стать первыми жертвами того кровавого 1993 года.

«Я готов, Господи»
(отец Трофим)

Мы с сыном, ему тогда было лет двенадцать, вскоре впервые приехали в Оптину пустынь. после того, как мы узнали, что ее вернули в Церковь, в конце августа 1989 года.

Мы много читали об Оптиной и ее старцах, ходили в монастырь, который мы видели в книгах дореволюционных изданий, а потом там была ужасная разруха.Хуже Батыя по пустыне шли большевики.

Тогда братья восстановили только небольшую церковь у ворот, в которой они служили Богу.

Но даже после этого разорения, братия, согласно многовековой традиции монастыря, все же принимала паломников. Для них освободили две большие комнаты, названные по старинке: мужскую и женскую половину. Я имел право смотреть только в «женских» — лучше не рассказывать, в каких условиях там ночевали люди.

Мне паломники сказали: «Тебе нужно ехать в гостиницу к Леониду. Он скажет вам, куда идти. «Мы пошли в полуразрушенный Введенский собор. И вскоре к нам быстро подошла гостиница Леонида (он все делал быстро). Только год спустя его постриг в монашество с именем Трофим. Раньше я видел таких монахов только на картинах Нестерова. Помню, что я был невесомо худ (но в то же время, как я узнал позже, очень силен — я мог завязать кочергу в узел), а его глаза блестели и сливались с небом.К сожалению, ни одна из фотографий не отражает его истинную внешность.

Благослови нас с сыном переночевать где-нибудь одну ночь, — сказал я ему.

Ой, пожалуйста. — Сядьте в женские покои, а сын пойдет в мужские, — ответил он, даже не взглянув на свой паспорт, как в других монастырях. И, конечно же, он увидел, что я хватаю за руку своего ребенка: не отпущу! Но он отвел глаза и тихо сказал: «У нас есть такой устав». И улетел.

Хартия — дело серьезное. Мы пошли на службу в надвратную церковь. И после службы не удержался, а когда в храме никого не осталось, пошел пожаловаться (мысленно, конечно) преподобному Амвросию Оптинскому, к его иконе: «Вот, старец, ты знаешь, сколько мы любим тебя, сколько времени понадобилось, чтобы навестить тебя. А теперь ночовать негде … Я отпускаю ребенка с вами за этой «мужской половиной», так что знайте ».

Потом пошли в скит.Вернулись в монастырь. Мой ребенок мужественно пошел туда, куда его отправили, а я села на скамейку. И вдруг вернулся сын: «Мама, Леонид нам ключи дал. Он спросил, приехали ли вы с мамой из Москвы? — и отдал ключи. Давай, он показал мне комнату на втором этаже, где мы можем переночевать вместе. «

Мы открыли эту комнату: на свежевымытом полу стояли два новеньких матраса, на них новые солдатские одеяла. А два стула аккуратно поставили рядом с матрасами.Ну, только королевские покои с той разрухой.

Нет, нет, спасибо, — с тревогой сказал я. — Мы как-то сами по себе. — А я подумал: ведь вы, наш ангел-гость, наверняка получите от монастырских властей за то, что не знали, кому так много пользы.

Ну как хотите, — сказал отец Трофим, тогда еще послушник Леонид, — а то машина все равно поедет … — И улетела.

Позже я узнал, что он сам спал всего три часа в сутки, стоя на коленях, положив руки на стул, и что его постоянно за что-то ругали, но при этом он был счастлив.Вставай раньше всех, ох. Трофим сбежал на просфору — надо было успеть испечь просфору перед службой, потом бросился в хлев доить коров, потом работал в поле на тракторе, потом паломников устроил. Он молился за все монашеские службы; в церкви он был и пьяным, и звонарём. У него было правило большой камеры. И непрестанная Иисусова молитва.

Мама От. Трофима рассказывал, что их прадед приехал в сибирскую деревню, состоящую из нескольких домов из Санкт-Петербурга.Петербург, где служил при дворе Николая II. После революции ему пришлось скрываться, поэтому он поселился в глухой тайге. Здесь родился новомученик отец Трофим. В детстве он ухаживал за очень суровым пастырем, который заботился о деревенском стаде. Местные жители часто слышали, как он постоянно ругал мальчика, но он молчал. Мама ему сказала: «Сынок, уходи, мы как-нибудь справимся», и они после смерти отца жили очень бедно. Но мальчик вдруг стал горячо защищать пастуха: «Он очень хорош!»

А еще она рассказала, что, работая после армии на рыболовном траулере, ее сын часто плавал «за границу» и оттуда всем привозил красивые вещи.«Почему ты ничего себе не приносишь, сынок?» Спросила она. — «Да мне ничего не надо, я вижу твою радость и сам рада». Если бы случайно у него была какая-то красивая вещь, например кожаная куртка, кто-то обязательно попросил бы ее надеть. Он отдал сразу и больше никогда о ней не думал.

Но это вся внешняя жизнь, за которой стояла духовная жизнь. Мальчик, выросший в сибирской деревне, где на многие километры не было ни одной церкви, с детства задумывался о смысле жизни, убежал куда-то в лес искать Бога.В молодости, работая на железной дороге, он записал в дневнике: «Дорога как жизнь. Он спешит и заканчивается. Надо чаще тормозить у церкви и исповедовать свои грехи — мир идет к гибели, и нужно успеть покаяться ». А еще: «Самое главное в жизни — научиться искренне любить людей».

В Евангелии он был потрясен словами Господа: «В мире вы будете грустить, но дерзайте, ибо Я победил мир.

Мать, придя к нему впервые в еще разрушенном монастыре, сказала: «Возвращайся домой, сынок». И он ей ответил: «Я пришел сюда против своей воли, Богородица меня позвала». Также она напомнила, что он собирался ехать в Оптину сразу после ее открытия. Но тогда у него украли документы и деньги. Тогда он решительно сказал: «Хоть на шпалах, но я пойду в монастырь». И по завещанию. Господи, как-то быстро успели поправить документы, собрать деньги.

После ранней мессы мы с сыном пошли лесом в Козельск. Я думал о том, что с нами случилось. Очевидно, важно, но что? Позже я понял: мы ехали в Оптину с любовью к старшим и с любовью к старшим. И они получили по милости Божьей это драгоценное сокровище через отца Трофима.

Он, по рассказам многих паломников, был по своему духовному складу близок к оптинским старцам. Он говорил с ними игривыми, короткими изречениями, часто рифмованными, как старшие Амвросий и Нектарий.Например, он увидит курящего паломника за оградой монастыря и с улыбкой скажет: «Кто курит табак, тот не крестьянин Христов». И, говорят, многие сразу бросают курить навсегда. А тем, кто мог приспособиться, он сказал это: «Согнитесь, как дуга, и будьте всем слугой». Или: «Из-за пустых развлечений страсти усиливаются, и чем сильнее страсть, тем труднее от нее избавиться». Некоторым выпала честь услышать от него: «Как кузнец ничего не может выковать без огня, так и человек не может ничего сделать без милости Божьей.«Также говорили, что даже когда его открыто обманывали, он был абсолютно спокоен. Я старался ничем не выделяться, но всегда вовремя появлялся там, где был нужен.

Однажды водитель, который привозил паломников на автобусе осудил хорошую гостиницу за то, что он, выйдя за ограду монастыря, помог девушке нести тяжелые вещи. Отец Трофим сказал ему: «Прости меня, брат, за то, что я тебя смущаю, но монах — это не тот, кто убегает от людей, но тот, кто живет по другому, то есть по Богу.»

Второй раз я увидел отца Трофима, когда небольшая группа православных журналистов приехала в Оптину осенью 1990 года, чтобы записать беседу со вторым настоятелем монастыря архимандритом (ныне архиепископ Владимирским и Суздальским) Евлогием. монастырь при нем изменился до неузнаваемости, обрел былое великолепие.В Введенском соборе уже можно было совершать богослужения, все постройки монастыря сияли белым цветом, дорожки были выложены плиткой.

В конце разговора он сказал: «И я приюту тебя как царь, ты проведешь ночь в кельях, где со мной останутся матери Шаморды.Он тут же потянул за какую-то веревку, свисающую справа, и отец Трофим так же стремительно влетел в комнату. Его умные внимательные глаза выражали готовность немедленно выполнить любое послушание настоятеля.

Брат, отведи их в покои. , — сказал будущий Владыка Евлогий.

Отец Трофим отвел нас в эти самые покои, но вдруг остановился у площадки временной колокольни, недалеко от того места, где скоро будут скромные могилы оптинских новомучеников, приказал нам Подождите.Эту площадку, на которой были принесены в жертву монахи Трофим и Ферапонт, они сделали своими руками. В настоящее время это место поклонения паломников, причисляют к нему как к святыне. И скромным крестам на их могилах. Тогда бы мы стояли и молились на этом святом месте, но мы ничего не поняли, начали что-то оживленно обсуждать.

И тогда настоятель вышел на крыльцо своей келлии. Он смотрел на нас глазами Христа, молясь за толпу, проходящую мимо Его Креста: «Прости им, Господи, за то, что они не знают, что делают.«Неужели он, как и сами новомученики, предчувствовал свое убийство в этом месте? — я не знаю. Но то, что это место свято, несомненно чувствовалось. Нам стало стыдно, мы выстроились в строй, как стражники на параде , и один из нас сказал:

Прости, отец Евлогий.

Да, да, — грустно ответил он, — да, да. — И ушел.

Пришел отец Трофим. Он жестом пригласил нас следовать за ним. в покои. Больше я его в этом мире не видел. Говорили, что он, вечно неутомимый, вдруг на службе в самом начале Страстной недели сел на ступеньку у алтаря и тихо сказал: «Я готов, Господи.«Братья не поняли — о чем он говорит? После пасхальной службы новомученики почти ничего не ели за праздничным столом, первыми встали и пошли на послушание. Иеромонаху Василию пришлось идти в скит, признаться, и отец Трофим и отец Ферапонт на самом помосте колокольни — для звонка на раннюю мессу. Меч убийцы пронзил отца Ферапонта, а сразу за ним — отца Трофима. Но в то время, когда боль пронзила все его тело, собирая его Последняя сила — сила любви к людям — забил тревогу.Братья заподозрили неладное и побежали на колокольню. На территории обители больше никого не убили, но по дороге в скит этот либо сатанист, либо тяжело больной настиг и пронзил иеромонаха Василия мечом.

В третий раз приехал в Оптину навестить отца Трофима и убитых вместе с ним братьев у могил. Была Яркая неделя. Солнце играло. Пели птицы. Я долго извинялся перед отцом Трофимом за то, что она никак не может откликнуться на открытую мне Оптину любовь во Христе.Ответ

это могла быть только такая же любовь к людям. А у меня этого не было.

Я пошел по тропинке среди сосен к скиту. Я увидел, что ко мне, склонив голову, идет пожилой мужчина, погруженный в молитву. Я подумал: вот мы сюда приходим, грешные, тщеславные, мешаем святым людям молиться. Я цеплялся за сосну, от стыда хотел провалиться в землю. И тогда старец поднял голову, посмотрел на меня молодыми, сверкающими глазами отца Трофима и сказал: «Христос Воскрес!»

Говорили, что когда о.Пришел брат Трофима, он в недоумении сказал: «Как же, ты умер …». То есть в голове не укладывалось. И тут отчетливо услышал: «Любовь, брат, не умирает …»

Ангел молчания
(Отец Ферапонт)

Сами монахи называли отца Ферапонта ангелом молчания. И они не скажут слишком много. Одному брату о. Ферапонт объяснил, что молчал не потому, что дал такой обет, а просто понимал, как легко обидеть человека словом, лишить его внутреннего покоя.Поэтому лучше меньше говорить.

Он тоже был из глухой сибирской деревни. Он сбежал оттуда — там, по его мнению, было духовное болото. Ни одной церкви в этом районе, молодежь слишком много пьет. В каком-то маленьком сибирском городке он учился на лесника. Там непьющие студенты занимались йогой. Вот парадокс советской власти: молодым людям не разрешают ходить в церковь, но, пожалуйста, сходите в секту. Пить, курить — тоже можно сколько угодно.

Отец Ферапонт, потом Владимир Пушкарев, после первых же занятий я все понял в йоге.Он написал другу: «Йога — такое же болото, как у нас в деревне, только там пьют вино, а здесь — гордость».

После окончания училища несколько лет жил один среди лесов у озера Байкал. Я понял: где нет храма, нет жизни. Он признался одному брату: «Если бы вы знали, через какие страдания я пошел ко Христу». Он сказал, что там, в лесу, на него прямо напали демоны. Но он приобрел страх Божий. Он сказал: «Страх вечных мучений очищает от страстей.«Там, в лесу, я научился молчать не только губами, но и мыслями.

Из байкальских лесов поехал в Ростов-на-Дону к дяде. Там он работал дворником на церковь Рождества Богородицы. Сходил в Троице-Сергиеву Лавру, где старец Кирилл (Павлов) посоветовал ему пойти в монастырь. Он приехал в Оптину Пустынь в 1990 году. Послушание нес на кухне, самое трудное Если он иногда что-то говорил, то был очень скромным и осторожным, чтобы никого не смущать и не расстраивать.Никогда никого не осуждал.

В 1991 году приехал в родное село, со всеми попрощался. Он сказал своим родственникам: «Вы меня больше никогда не увидите».

Он также объяснил причину своего молчания следующим образом: «Тот, кто молчит, получает свет в своей душе, ему открываются его страсти». Он не пропускал ни одной службы, был виртуозом звонаря. Обладал даром непрестанной Иисусовой молитвы.

Перед Пасхой 1993 года я раздал все свои вещи. И длинный меч убийцы пронзил его первым.Молись о нас, ангел тишины, монах Ферапонт! Когда пишешь о себе, тебе стыдно за свою болтливость.

Проповедник
(иеромонах Василий)

Об отце Василии, об Игоре Рослякове, выпускнике факультета журналистики МГУ, выдающемся спортсмене (входил в состав сборной команды по водному поло), несколько книг написаны людьми, хорошо его знавшими, опубликованы его проповеди и духовные стихи.На сайте «Оптина пустынь» размещена его подробная биография. Поэтому хочу закончить рассказ об Оптинских новомучениках летописной записью отца Василия Блаженного о первой Пасхе в монастыре:

«Сердце как никогда понимает, что все, что мы получаем от Бога, мы получаем бесплатно. Наши несовершенные подношения затмеваются щедростью Бога и становятся невидимыми, как не видно огня с ослепляющим сиянием Солнца … Яркая неделя проходит за один день… Время возвращается только в Светлую субботу … Оптина пустынь восстанавливается, правда восстанавливается. Глава всего — Христос, воскресший из гроба: «Встану и прославлюсь!»

Преподобный Ферапонт (в мире Владимир Леонидович Пушкарев ; 17 сентября, село Кандаурово Новосибирской области — 18 апреля, Оптина Пустынь, Калужская область) — монах Русской Православной Церкви, один из трех жителей Оптиной Пустыни. убиты пасхальным утром 1993 г. (двое других — иеромонах Василий и преподобный Трофим).


Биография

Семья

Вырос спокойным кротким мальчиком, любил рисовать.

В 1962 году семья Пушкаревых переехала в село Усмань Емельяновского района, а вскоре — в соседнее село Орджоникидзе.

Молодёжь

Володя все больше стремился к уединению. Он был склонен к необычному поведению, например, мог приходить в клуб босиком и в рабочей одежде.

В 1972 году поступил в Уярское профессионально-техническое училище, после чего пошел работать в Орджоникидзевское лесничество.В 1975 году поступил в Шеломковское СПТУ-24, где учился на водителя. После окончания училища устроился на работу в строительное управление №37 Мотыгинского района. В ноябре его призвали в армию на Дальний Восток.

Многие боятся смерти, — рассуждал Владимир. — Видимо, смерть необычна для человека, а может поэтому душа не хочет соглашаться с мыслью о ее несуществовании? Нет, но душа не умирает, но пребывает вечно.

Однажды я встретил женщину, которая попала в аварию и умерла от болезни.По ее совету я прочитал третий том сочинений Игнатия Брянчанинова, в который вошли «Слово смерти» и «Видение духов», житие преп. Иова Почаевского и поучения старца Силуана Афонского.

Оптина пустыня

Мученичество

Написать отзыв на статью «Ферапонт (Пушкарев)»

Примечания

Ссылки

  • на официальном сайте Оптиной пустыни.
  • .
  • Павлова Н.А. … — Адрес-Пресс, 2002. ISBN 5-8305-0030-2. // — Альта-Принт, 2008. ISBN 978-5-98628-090-5.
  • Павлова Н.А. … — Православие и мир, 20 апреля 2007 г.
  • Биография оптинских новомучеников иеромонаха Василия, преподобного Ферапонта, преподобного Трофима. — Издательство Свято-Введенского монастыря Оптина пустынь, 2003.
  • … — М .: Святой Киприан, 2008. — 336 с. — 10 000 экз. — ISBN 5893200683 ..
  • Священник Дмитрий Шишкин … … — Православие и мир, 18 сентября 2008 г.
  • .
  • . -.
  • Игумен Ипатий (Хвостенко) … … — Благовест, 15 сентября 2000 г.
  • Васина Галина. … — Российская линия, 6 мая 2003 г.
  • Ольга Готовцева. … — Благовест, 23 апреля 2004 г.
  • Петросова Анна. … — Российская линия, 9 февраля 2007 г.
  • // Православие и мир, 18 апреля 2008 г.

Отрывок, характеризующий Ферапонта (Пушкарева)

Но Пьер не успел закончить эти слова, как на него внезапно напали с трех сторон.Сильнее всего на него напал бостонский игрок Степан Степанович Апраксин, который всегда был ему знаком, всегда к нему благосклонен. Степан Степанович был в мундире, и то ли по мундиру, то ли по другим причинам Пьер видел перед собой совсем другого человека. Степан Степанович с внезапной старческой злобой на лице крикнул Пьеру:
— Во-первых, я вам доложу, что мы не имеем права спрашивать об этом государя, а во-вторых, если русское дворянство имело такое право, то государь не может ответить нам.Войска движутся в соответствии с движениями противника — войска уменьшаются и прибывают …
Еще один голос человека среднего роста, лет сорока, которого Пьер видел среди цыган в прежние времена и знал как — плохой карточный игрок и, тоже переодевшись, подошел к Пьеру, — перебил Апраксина.
— Да, и сейчас не время рассуждать, — сказал голос этого дворянина, — но действовать надо: война в России. Наш враг идет разрушить Россию, поругать могилы наших отцов, забрать жен и детей.- Дворянин ударил себя в грудь. — Мы все встанем, все без исключения пойдем, все для короля, батюшка! — закричал он, закатывая налитые кровью глаза. Из толпы раздалось несколько одобрительных голосов. «Мы русские и не пожалеем своей крови, чтобы защитить нашу веру, престол и отечество. И от чепухи нужно отказаться, если мы сыновья отечества. Мы покажем Европе, как Россия восстает за Россию », — кричал дворянин.
Пьер хотел возразить, но не мог сказать ни слова.Он чувствовал, что звук его слов, независимо от того, какие мысли они заканчивали, был менее слышен, чем звук слов оживленного дворянина.
Илья Андреевич одобрил круг сзади; некоторые бойко повернулись плечами к говорящему в конце фразы и сказали:
— Все, все! Это верно!
Пьер хотел сказать, что он не прочь пожертвовать ни денег, ни людей, ни себя, но что ему нужно знать положение дел, чтобы помочь ему, но он не может говорить.Многие голоса кричали и говорили вместе, так что Илья Андреевич не успел всем кивнуть; и группа росла, распадалась, снова сходилась и, гудя разговорами, перемещала всех в большой зал к большому столу. Пьер не только молчал, но его грубо перебивали, отталкивали, отворачивали от него, как от общего врага. Это было не потому, что они были недовольны смыслом его речи — они забыли его после большого количества последовавших за ней речей — но чтобы оживить толпу, необходимо было иметь осязаемый объект любви и осязаемый объект ненависти.Пьер был последним. Многие ораторы говорили вслед за живым дворянином, и все говорили в одном тоне. Многие говорили красиво и оригинально.
Издатель «Русского вестника», Глинка, которого узнали («писатель, писатель! — слышалось в толпе), сказал, что ад должен отражаться адом, что он видел улыбающегося ребенка с вспышкой молнии и грома. , но что мы не были бы этим ребенком.
— Да-да, с раскатом грома! — одобрительно повторили в задних рядах.
Толпа подошла к большому столу, за которым в мундирах, в ленточках, седые, лысые, сидели семидесятилетние дворяне, старики, которых Пьер видел почти всех в своих домах с шутами и в клубы за пределами Бостона.Толпа подошла к столу, непрерывно напевая. Один за другим, а иногда и вдвоем, прижимаясь к высоким спинкам стульев перекрывающейся толпой, выступавшие говорили. Стоящие сзади заметили, что говорил оратор, что не дописал, и поспешили сказать этого пропавшего. Остальные в этой жаре и тесноте порылись в головах, есть ли какие-нибудь мысли, и поспешили высказать их. Старые дворяне, знакомые Пьеру, сидели и оглядывались на одного или другого, и выражение большинства из них говорило только о том, что они очень горячие.Пьер, однако, волновался, и ему передалось и общее чувство желания показать, что нам все равно, выражавшееся больше в звуках и выражениях лиц, чем в смысле речи. Он не отказывался от своих мыслей, но чувствовал себя виноватым и хотел оправдаться.
«Я только сказал, что для нас будет удобнее делать пожертвования, когда мы знаем, в чем нужда», — сказал он, пытаясь заглушить другие голоса.
Один из ближайших стариков оглянулся на него, но был немедленно отвлечен криком, который начался с другой стороны стола.
— Да, Москва будет сдана! Она будет искупителем! Один крикнул.
— Он враг человечества! Кричал другой. — Позвольте мне сказать … Господа, вы меня раздавите …

В это время быстрыми шагами вошел граф Ростопчин перед расступившейся толпой дворян, в генеральской форме, с лентой через плечо, с подбородком. выпуклые и быстрые глаза.
«Император сейчас будет здесь, — сказал Ростопчин, — я только что приехал оттуда. Считаю, что в том положении, в котором мы находимся, судить нечего.Государь соизволил собрать нас и купцов, — сказал граф Ростопчин. «Оттуда хлынут миллионы (он указал на торговую палатку), а наше дело — развернуть ополчение и не щадить себя… Это меньшее, что мы можем сделать!
Начались конференции между некоторыми дворянами, сидевшими за столом. Вся встреча прошла более чем тихо. Было даже грустно, когда после всего предыдущего шума можно было слышать один за другим старые голоса, говорящие: «Я согласен», другой для разнообразия: «Я тоже такого же мнения» и т. Д.
Секретарю было приказано написать указ московского дворянства о том, что москвичи, как и смоленцы, жертвуют десять человек из тысячной и полной формы. Сидящие господа встали, словно с облегчением, встряхнули стульями и пошли через зал размять ноги, взяв кого-то за руку и заговорив.
— Суверенный! Суверенный! — внезапно разлетелись по залам, и вся толпа бросилась к выходу.
По широкой дорожке, между дворянской стеной, император вошел в зал.Каждое лицо выражало почтительное и испуганное любопытство. Пьер стоял довольно далеко и не слышал речи императора. Он понял это только по тому, что он слышал, что государь говорил об опасности, в которой находится государство, и о надеждах, которые он возлагал на московское дворянство. Царю ответил другой голос, объявивший только что состоявшийся дворянский указ.

Священник Даниил Сысоев

Священник Даниил Сысоев
Имя при рождении: Даниил Алексеевич Сысоев
Должность: Священник Русской Православной Церкви
Дата рождения: 12 января 1974 г.
Место рождения: Москва, СССР
Умер: 20 ноября 2009 г.
Место смерти: Москва, Россия
Отец: протоиерей Алексий Николаевич Сысоев
Мать: Анна Мидхатовна (Амирова) Сысоева
Жена: Юлия Михайловна Сысоева
Дети: Юстина, Доротея, Ангелина

Даниил Алексеевич Сысоев — 12 января 1974 г., Москва 20 ноября 2009 г., Москва) — священник Русской православной церкви, настоятель Московского храма св.Апостол Фома на Кантемировской, основатель Православной миссионерской школы.
Принимал активное участие в миссионерской деятельности, в частности, в проповедовании Православия мусульманам. За свои высказывания об исламе он подвергся критике со стороны них. Он был убит неизвестным человеком в храме при исполнении своих обязанностей. Многие православные христиане считают смерть отца Даниила мученической смертью и ожидают его канонизации в будущем.

По его собственным словам, «наполовину русский, наполовину татарин.«Он вырос в семье советских диссидентов. Отец — иерей Алексей Николаевич Сысоев , настоятель храма апостола Иоанна Богослова Ясеневской православной классической гимназии и клирик Петропавловской церкви в Ясенево. Мать — Анна Мидхатовна Амирова, преподает в той же гимназии «Закон Божий». Прадед по материнской линии был муллой.
Летом 1988 г. участвовал в реставрационных работах в возрождающейся Оптиной пустыни, где познакомился с будущим иеромонахом Василием ( Росляков) (18 апреля 1993 г. убит вместе с монахами Оптиной пустыни Трофимом и Ферапонтом).
В 1991 году он поступил в Московскую духовную семинарию по свидетельству и рекомендации священника Артемия Владимирова (которому он пытался во многом подражать). В духовной семинарии он работал певцом и инструктором смешанного хора Regent School.
Еще в юном возрасте, учась в Московской духовной семинарии, он проникся горячим убеждением, что только Православие содержит спасительную истину. Обладая прекрасными способностями, он уже в студенческие годы знал церковные каноны и горячо спорил со студентами и учителями, когда они шли на малейшие компромиссы.

В 1994 году рукоположен в чтецы епископом Магаданским Ростиславом (Девятовым). В том же году он женился на Юлии Михайловне Брыкиной, дочери известного бизнесмена Михаила Брыкина. В 1995 году окончил Московскую духовную семинарию. В 1995 году рукоположен в сан диакона. В том же году он поступил в Московскую духовную академию, продолжив обучение на заочном отделении.
Служение диакона проходило в церкви Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах (болгарский двор).Не терпя никаких компромиссов в соблюдении устава, он вступил в конфликт с настоятелем храма архимандритом Борисом (Добревым) (ныне епископ Агатоникийский Болгарской православной церкви).
В 2000 году окончил Московскую Духовную Академию со степенью доктора философии. степень в области теологии. Диссертация: Антропология 7-дневных адвентистов и Общество Сторожевой Башни и анализ. В январе 2001 года рукоположен в сан священника Святейшим Патриархом Алексием II и назначен клириком Петропавловского храма в Ясенево при настоятеле игуменом Мелхиседеке (Артюхине).

В 2003 году он организовал самостоятельную приходскую общину в районе метро Кантемировская и, получив в ноябре 2003 года благословение Святейшего Патриарха Алексия II, приступил к организации строительства нового храма в честь пророка Даниила (его небесный покровитель) в Южном административном округе Москвы. В ноябре 2006 года была возведена временная деревянная церковь, престол которой освящен в честь апостола Фомы.
В церкви апостола Фомы, где он был настоятелем, развивалось миссионерское движение, в которое входили курсы подготовки православных «уличных миссионеров», задачей которых было привлечение людей к православной вере через обращение к прохожим на улице.

Семья Даниила Сысоева
Был женат на Юлии Сысоевой (в девичестве Брыкина). В браке родились три дочери: Юстина, Доротея и Анджелина.

Педагогическая деятельность Даниила Сысоева
С сентября 1995 года преподавал Закон Божий в старших классах православной классической гимназии «Ясенево».
Примерно с 2000 по 2004 год он преподавал литургию на вечерних богословских курсах в храме Петра и Павла в Ясенево (двор Свято-Введенской Оптиной пустыни в Москве).

С 2004 по 2009 годы он преподавал сначала литургию, а затем миссиологию в Перервинской православной духовной семинарии Николо-Перервинского монастыря.

Миссионерская деятельность Даниила Сысоева
Под миссионерской деятельностью отец Даниил Сысоев имел в виду, прежде всего, проповедническое слово о Христе. На каждой службе он всегда читал проповедь. На литургии — произносил слово, посвященное теме чтения Евангелия, на всенощном бдении — проповедь на тему события, отмечаемого Церковью или святым, он также произносил слово на молебне и в панихида, да и вообще вообще.

С 1997 г. вел регулярные по четвергам вечерние беседы о Библии (чтение Библии с толкованием) сначала на Крутицком подворье, а с 2006 г. в Храме апостола Фомы на Кантемировской. Сначала я прочитал главу из Ветхого Завета и истолковал почти каждый стих, основываясь на толковании св. Иоанна Златоуста и других святых отцов. Затем они читали главу или, по крайней мере, часть главы из Нового Завета (в основном Деяния, Послания или Апокалипсис) и давали то же стихотворное толкование места чтения.

В 2007 году возглавил поездку миссионерской группы в кряшенские села Татарстана.

В 2008 году была организована летняя поездка миссионерской группы в Кыргызскую Республику. В котором о. Даниил принял активное участие: провел несколько бесед как в местных православных приходах, так и с местными жителями, совершил несколько крещений местных жителей … Часть миссионерской группы совершила поездку в мусульманский регион — недалеко от города Ош.

В 2009 году состоялась новая поездка миссионерской группы в город Заинск — административный центр Заинского района Татарстана.

Было также много личных поездок (без миссионерской группы) в разные епархии России и зарубежных стран — например, две поездки в 2007 и 2008 годах в Македонию.

Отец Даниил был одним из главных участников двух открытых споров с мусульманами:

Является ли Библия или Коран откровением Бога?
Понятие Бога.

И три спора со старообрядцами (с представителями РПСЦ):

Обряд и вера.
Символ веры.
Старый и новый обряды.

Регулярно участвовал в различных теле- и радиопрограммах.

Убийство

19 ноября 2009 года был смертельно ранен в церкви апостола Фомы двумя выстрелами из пистолета (по другим данным, было четыре выстрела). Киллер («нерусский», как отмечают очевидцы по «характерному акценту»), носивший медицинскую маску, также дважды выстрелил в хор хора, которого встретил на выходе, и исчез.Даниил Сысоев скончался на операционном столе в 0:15 20 ноября того же года.

Отпевание о. Даниил Сысоев 23 ноября 2009 года архиепископ Арсений (Епифанов) возглавил церковь Петра и Павла в Ясенево; По окончании отпевания Патриарх Кирилл совершил заупокойную службу у могилы усопшего. В своем выступлении Патриарх Кирилл, в частности, сказал:
«Отец Даниил много сделал для утверждения Божьей праведности. Но, возможно, самое сильное слово, которое он произнес, — это то, которое мы наблюдаем сегодня.Если человека убивают за Божью праведность, это означает, что эта праведность поражает людей, которые ее не принимают, и обладает огромной силой. «

На отпевании о. Даниила посетили 237 священников и около тысячи мирян.

Отец Даниил похоронен на территории храма Спаса нерукотворного образа в Сетунь на Кунцевском кладбище в Москве.

40 дней со дня кончины иерея Даниила Сысоева выпало на его именины — день памяти пророка Даниила.
Расследование убийства. Версии и мнения
До конфликтов

Сам Даниил Сысоев говорил о неоднократных угрозах смертью за свои высказывания об исламе осенью 2009 года.
Мнения

20 ноября 2009 года руководитель пресс-службы Московского Патриархата священник Владимир Вигилянский, лично знавший потерпевшего, сказал о нем: «Отец Даниил был видным деятелем московского духовенства — творческим, активным, искренним. проповедник и миссионер. Я думаю, он пострадал именно из-за своей активной позиции.«В тот же день протодиакон Андрей Кураев, профессор МДА, рассказал о случившемся:

Я убежден, что это был выстрел из религиозных соображений. Если это так, то, конечно, о. Даниил пополнит число российских новомучеников.

23 ноября 2009 г. политолог С. А. Белковский высказал мнение, что «у о. Даниил находился в конфликте с одной крупной компанией », которая« хотела отобрать землю, на которой находится храм святого апостола Фомы », также отмечалось, что убийство было совершено накануне дня рождения патриарха Кирилла.

Иеромонах Димитрий (Першин), лично знавший о. Даниил, так сказал о случившемся:

Убитый отец Даниил — мученик. Сегодня его день рождения в Вечности. Ключевые слова Евангелия этого дня — слова Спасителя: «Не бойтесь убивающих тело …».

Версия расследования

Согласно основной первоначальной версии уголовного дела, убийство было совершено на религиозной почве: ранее погибшему неоднократно угрожали представители некой экстремистской группировки.Ответственность за убийство взял на себя никогда не быавший на Кавказе сторонник мусульманина Амира Доку Умарова, имя которого не разглашается.

Финансовый попечитель инвестиционного холдинга «Ваш» объявил вознаграждение в размере 1 млн рублей за помощь в поимке киллера. Позже кое-какие сведения об убийце предоставили боевики Кавказского сопротивления, но обещанная награда так и не была выплачена.
Инциденты после убийства Даниила Сысоева

5 декабря 2009 года около 16.00 священник Виталий Зубков, клирик церкви апостола Фомы, был избит тремя неизвестными лицами на Кантемировской улице, по дороге к храму, по информации, полученной от самого Зубкова. .Отец Виталий связывает нападение с убийством настоятеля.

На 40-й день после смерти священника Даниила Сысоева, 30 декабря 2009 года, ДПНИ решило провести пикет, посвященный его памяти. На сайте Миссионерского центра пророка Даниила появилось обращение с просьбой не участвовать в этой акции и «не поддаваться возможным провокациям на межнациональной почве».
Обвинения в раскрытии убийства Даниила Сысоева

16 марта 2010 г. представитель СКП РФ Владимир Маркин заявил, что 1 декабря 2009 г. сотрудники правоохранительных органов Во время задержания в Махачкале уроженца Кыргызстана Бексултана Карыбекова, выставившего вооруженный Сопротивления был застрелен и у него изъят пистолет, из которого, по данным СКП, в ноябре 2009 года был убит Даниил Сысоев.В тот же день глава пресс-службы Патриархии Владимир Вигилянский заявил: «Мы, конечно, испытываем удовлетворение от того, что есть некоторая ясность, связанная с этим громким преступлением. Однако у меня есть некоторые сомнения, что убийство отца Даниила раскрыто полностью. «На следующий день со ссылкой на слова матери г-на Карыбекова стало известно мнение кыргызских журналистов о том, что убитым 1 декабря 2009 года на посту в Махачкале человеком мог быть не Бексултан Карыбеков; Василий Бойко , глава Vash Financial Trustee, ранее объявивший вознаграждение за раскрытие убийства, по состоянию на 17 марта 2010 г. воздержался от выплаты премии — ввиду того, что, по словам представителя компании, «на данный момент Нет никаких доказательств — ни документальных, ни каких-либо иных — того, что убийца Сысоева найден.«
Прихожане храма пророка Даниила
Основная статья: Храм пророка Даниила на Кантемировской

В 2005 году Правительство Москвы выделило 0,5 га земли в Москворечье-Сабурове (Пролетарский проспект, 62/16) общине церкви пророка Даниила на Кантемировской, возглавляемой Даниилом Сысоевым, для строительства каменного храма в г. честь пророка Даниила. Пока построена только временная деревянная церковь в честь апостола Фомы (ноябрь 2006 г.).

В августе 2009 года Департамент природопользования Москвы, указав на нарушение природоохранного законодательства деятельностью общины, объявил о намерении снести храм. 11 августа 2009 года заместитель префекта Южного административного округа объявил, что принято принципиальное решение о разрешении строительства храма на этом месте, и жители в ходе общественных слушаний по новому Генплану Москвы потребовали, чтобы храм будет включен в проект Генплана..

При храме действуют миссионерские курсы, школа пения, школа иконописи, отряд разведчиков.
Должность и деятельность

Он был известен своей активной миссионерской деятельностью среди мусульманских мигрантов (в Москве), обращением татар и чеченцев в православие, дискуссиями о креационизме, спорами с мусульманами, многостраничной полемикой и статьями о патриотизме и «уранополитизме». Некоторые СМИ охарактеризовали его оценку ислама и мусульман как «радикальную».«За резкие высказывания в адрес ислама его критиковало и православное духовенство. В связи с этим Сысоев неоднократно получал угрозы в свой адрес.

Выступал на темы проповеди Православия и миссионерской работы среди различных групп, включая скинхедов, старообрядцев, мусульман. С августа 1996 года он ведет беседы с людьми, пострадавшими от деятельности сект и оккультистов. Он занял консервативную позицию по отношению к йоге, карате, латиноамериканским танцам и танцу живота, призывая христиан не посещать эти занятия.Отвергнув теорию эволюции, был редактором сборника «Шесть дней против эволюции».

Он придерживался взглядов «уранополитизма», который признает главное родство не по крови или стране происхождения, а по родству во Христе. Отец Даниил сказал, что во Христе Иисусе «нет ни грека, ни иудея», а пропаганда национализма — это отход от истинного христианства. Здесь он имел в виду национализм как чувство превосходства своей национальности над другими, а не как отстаивание интересов одного народа и культуры.Что касается второго, он считал, что только христианство может обеспечить подлинную национальную идентичность, говоря:

Так какая из религий обеспечивает истинную национальную идентичность? Очевидно, только христианство, которое не уничтожает народы, а указывает на его место любви к народу в общем хоре истинно универсальной Веры.

Относился к коммунизму отрицательно, считая его заразой, корнем зла которой было чувство зависти.

Он считал, что образование должно быть только церковным, а нехристианское образование заведомо деструктивно
Критика позиции

В 2007 году сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов собирался подать в суд на Даниила Сысоева за книгу «Брак с мусульманином», в которой, по его словам, содержатся оскорбительные для мусульман выражения; Нафигулла Аширов назван православным священником Русским Салманом Рушди.

Журналистка Халида Хамидулина обвинила Даниила Сысоева в разжигании ненависти к исламу в своих публикациях и подала в суд.

Некоторые ультраправые почти православные издания выразили недовольство Даниила Сысоева за его антимонархистскую, судя по этим публикациям, позицию.

Представители старообрядцев дали отрицательную оценку мнению о. Даниилу Сысоеву за замечания об истории раскола, о старообрядчестве. Особенно после статьи про.Даниила, озаглавленного «Размышления о протоиерее Аввакуме, церковной неразберихе и любви к Родине», старообрядцы обвинили Сысоева в низкой аргументации его суждений, в клевете, лжи и искажении исторических фактов. Именно по этой причине произошло три спора со старообрядцами (см. Выше в статье).

Профессор Московской Духовной Академии, протодиакон Андрей Кураев выразил «пожелание …, чтобы методы его миссии не канонизировались вместе с отцом Даниилом.По его мнению, «вина» в том, что многие мусульманские сайты радостно отреагировали на убийство священника, лежит на нем.

Даниил Сысоев не остался без внимания протестантов, которые резко полемизируют с его публикациями, содержащими критику их с православных позиций.
Память

14 октября 2010 года его вдова подарила фонд его памяти. По словам Юлии Сысоевой, «идея фонда состоит в том, чтобы полностью реализовать все проекты и идеи отца Даниила с точки зрения миссии, благотворительности и издательского дела».
Очерки
Книги

В защиту учения о Божественном сотворении мира

Хроника началась. — Издательство Сретенского монастыря, 1999 г. 2-е издание: Издательство «Аксиос», 2003 г.
«Кто как Бог?» или как долго длился день творения. — Свято-Совещание Православный Центр праведного Иоанна Кронштадта, 2003.

Об основах православия

Почему ты еще не крестился? — Даниловский евангелист, 2004.- 2-е издание: Издательство храма пророка Даниила на Кантемировской, 2008. ISBN 978-5-98988-014-0.
Зачем ходить в храм каждое воскресенье? — М .: Храм пророка Даниила на Кантемировской, 2007, 2008.
Выйти замуж за неверующего? — М .: Издательство храма пророка Даниила на Кантемировской, 2007.
Беседы о книге «Песнь песней». — М .: Издательство храма пророка Даниила на Кантемировской, 2008.
Как часто нужно причащаться? — М.: Издательство храма пророка Даниила на Кантемировской, 2009.
Наставление для бессмертных или что делать, если вы все же умерли … — М .: Издательство храма пророка Даниила на Кантемировской, 2009.
Толкование Апокалипсиса. — М .: Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева, 2011.
Спасутся ли некрещеные (Могут ли некрещеные спастись?). — Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2010 г.

Книги, посвященные полемике с язычниками

Антропология адвентистов седьмого дня и Свидетелей Иеговы.- М .: Русский хронограф, Миссионерско-просветительский центр «Шестоднев», 2002.
Православный храм Протестантская прогулка … — М .: Издательство Консультационного центра Св. Иоанна Кронштадтского, 2003г. — 10 000 экз.
Брак с мусульманином. — М .: Издательство храма пророка Даниила на Кантемировской, 2006. — 3000 экз.
Ислам. Православный взгляд. — СПб .: Автономная некоммерческая организация «Духовное наследие», 2011.
Брак с мусульманином. — М.: Автономная некоммерческая организация «Духовное наследие», 2012. — 240 с. — (Церковь. Каноны. Общество). — 5000 экз. — ISBN 978-5-7868-0033-4 (регион)

На латышском

Даниэль Сысоев, священник. Instrukcija nemirstīgajiem jeb ko darīt, ja Jūs tomēr esat miris … («Наставления для бессмертных») Рига. — 2010. — 102.

В коллекциях

«Шесть дней против эволюции». В защиту святоотеческой доктрины творения (Сборник статей). Отредактировал диакон Даниил Сысоев.- Издательство «Паломник», 2000. ISBN 5-87468-045-4.
Божественное откровение и современная наука … Альманах: Выпуск 1. Ред. иерей Даниил Сысоев, кандидат богословия. — Издательство «Паломник», 2001. ISBN 5-87468-126-4.
Божественное откровение и современная наука. Альманах: Выпуск 2. Под ред. Священник Даниил Сысоев, кандидат богословия. — Издательство храма пророка Даниила на Кантемировской, 2005. ISBN 5-98988-001-4.
«Православный ответ исламу» (на примере одного отступничества).Редактор и составитель сборника: Ю. В. Максимов. — Издательство Храма Пророка Даниила на Кантемировской, Православное Миссионерское Братство Святого Амира Иерусалимского, 2007. ISBN 978-5-98988-004-1.

В журналах

Диакон Даниил Сысоев. Парижское богословие и нео-обновление. Журнал «Благословенный огонь».
Диакон Даниил Сысоев. Богословские соблазны монархического движения. Журнал «Благословенный огонь».
Святой Даниил Сысоев. Ex oriente lux, или Наш ответ Ватикану.Журнал «Благословенный огонь».
Святой Даниил Сысоев. Теологумен в современном богословии. Журнал «Благословенный огонь».
Святой Даниил Сысоев. Доктор Джозеф Овербек и западное православие. Журнал «Благословенный огонь».
Святой Даниил Сысоев. Понятие «традиционные религии» как главное препятствие православной миссии. Журнал «Благословенный огонь».
Святой Даниил Сысоев. Новое исповедание: провозглашение царствующего Бога вместо покаяния. Журнал «Благословенный огонь».
Святой Даниил Сысоев.Об ошибках нашей миссии среди мусульман. Журнал «Благословенный огонь».
Святой Даниил Сысоев. Евхаристия: человечность Христа или обожествленная пища. Журнал «Благословенный огонь».
Святой Даниил Сысоев. Чудо и честность. Журнал «Благословенный огонь». № 18/2008.
Священник Даниил Сысоев. Современные тенденции в исламе — православная оценка. Журнал: Imperial Renaissance. Выпуск 1/2006.
Священник Даниил Сысоев. Брак с мусульманином. Журнал: Imperial Renaissance. Выпуск 3/2006.

Осенью 2009 года религиозную общину всколыхнула трагическая новость. В своем приходе убит священник Даниил Сысоев. Вместе с ним в здании церкви апостола Фомы находился регент Стрельбицкий, он был ранен при нападении. Кто был в православном мире этот священник? Что стало причиной ужасной трагедии?

Путь в религию: биография

Даниил Сысоев родился в январе 1974 года в семье московских интеллектуалов. Отец и мать работали учителями и рисовали.

Даниил принял Православие в 1977 году. Родители старались соблюдать церковные обычаи в семье, и сына крестили сознательно. После посвящения ребенка в православную веру религиозные устремления в семье укрепились. Они стали чаще участвовать в богослужениях, для этого ходили в храм, где глава семейства служил прислужником.

Когда сын подрос, отец стал водить его работать в церковь поселка Афинеево.Итак, Даниил начал проникаться религиозной православной верой. Мальчик наблюдал за работой людей, близких к церковным делам, слушал хоровое пение в церкви, интересовался молитвами и чтением Священного Писания. Будущий священник оказывал посильную помощь в храме, участвовал в молебнах, пел на клиросе. Так происходило приобщение к православной вере.

В четырнадцать лет юноша участвовал в реставрации Новоалексеевского монастыря в Оптиной пустыне.Там он проявил себя как ревностный поклонник Господа Иисуса Христа, чем порадовал настоятеля Артемия Владимирова. Он, благословив его, посоветовал ему учиться в Московской духовной семинарии.

Через три года Даниил поступил в церковное учебное заведение Москвы. Он был прилежным учеником, изучил много литературных произведений, Закон Божий. Даниил Сысоев был назначен чтецом в 1994 году. Тренировку он совмещал с пением в хоре.

За год до окончания семинарии Даниил был рукоположен в сан диакона.Освящение возглавил епископ Верейский Евгений. Даниил хорошо закончил семинарию. Это давало возможность легко подавать документы в Московскую духовную академию. В нем он учился заочно.

Православная деятельность

Во время учебы в академии Даниил Сысоев работал клириком в храме в Гончарах. Активный священнослужитель одновременно преподавал слово Божие в старших классах гимназии. В 1996 году начал работать в Крутицком подворье.Отец Даниил оказывал поддержку людям, попавшим под влияние сект и оккультных аферистов. Он был членом психологической организации Консультационного центра. Коллектив возглавил иеромонах

Еще со времени учебы в МДА отец Даниил Сысоев был известен как приверженец идеи истины Православной веры. Его активно обсуждают с учителями и учениками. Он не признавал компромиссов и отступлений от канонов Православия.

В 26 лет окончил Московскую Академию наук со степенью доктора богословия.В 2001 году рукоположен в сан священника. Церемония прошла лично II.

Спустя два года с благословения Московского Патриархата он основал на юге Москвы монастырь для проповедников. В течение следующих трех лет здесь был построен деревянный храм — предшественник будущего святилища пророка Даниила. Временное убежище было названо церковью апостола Фомы. Здесь проходили православные религиозные встречи и беседы. Даниил Сысоев обучал проповедников выходить на улицы города, чтобы нести православную веру в массы.

Семья

В подростковом возрасте во время учебы женился на Юлии Брыкиной. Отец Юлии — крупный бизнесмен. Сама жена отца Даниила успешно занимается писательством. В браке родилось трое детей. Имена девочкам дали древние и красивые: Юстина, Доротея и Анджелина.

Педагогическая практика

Помимо обучения проповедников, о. Даниил читал курсы литургии и миссиологии. Преподавал в стенах Перервинской семинарии.Священник помогал создавать школы для проповедников в других городах России (Саратов, Ульяновск, Мурманск).

Убийство

Миссионерская деятельность известного священника не была агрессивной. Среди прихожан Даниил Сысоев проповедовал мягко и без нападок на другие религии, потому что сила его слова была в убеждении. Он был активным и активным человеком, участвовал в спорах с приверженцами ислама. В жарких спорах он не согласился с устоями этой веры и с ее представителями.Отец Даниил все время получал угрозы в свой адрес, но он не боялся и уже привык к ним. Характер его деятельности предполагал множество разногласий с его выступлениями.

Вечером 19 ноября 2009 года убийца ворвался в приход отца Даниила. Два выстрела в упор ранили священника в голову и грудь. Лицо нападавшего не было видно, оно было скрыто за медицинской маской. Рядом с отцом Даниилом был регент Стрельбицкий, который также был ранен в область груди.После нападения преступник исчез. В ночь на 20 ноября 2009 года отец Даниил Сысоев скончался в больнице.

Похоронен 23 ноября. Отпевание состоялось в Ясенево, где и похоронили его тело. На похоронах присутствовало огромное количество людей, общественность была шокирована высокомерием и характером гибели священника. Прощаться с отцом Даниилом прибыло московское духовенство во главе с Патриархом Кириллом. Патриарх совершил поминальную молитву у последнего пристанища Даниила Сысоева.Могила отца Даниила находится на Кунцевском кладбище в Москве.

Воспоминания

Отец Даниил оставил память о себе в сердцах людей. Его запомнили как начитанного человека, обладал талантом запоминать много информации. Он легко находил общий язык с людьми, отличался от религиозных проповедников легкостью общения и отсутствием гордости.

Записки священника

Жена Даниила Сысоева Юлия после его смерти издала несколько книг на религиозную тематику.Первое ее произведение — «Записки священника». Книга призвана стереть границы между обычным человеком и священником. Он раскрывает тайну жизни духовенства и их семей.

Первая книга имела успех, позже Юлия опубликовала еще несколько работ. Одна из них, «Бог не проходит мимо», раскрывает тему смены конфессий. Таким образом, миссионерская деятельность отца Даниила нашла отклик в творчестве его жены. И даже после его трагической смерти идеи и преданность вере Христовой живут в близких ему людях.

Философ об отце Данииле

Аркадий Малер познакомился с отцом Даниилом в 2005 году. Это событие произошло в квартире общих друзей за столом. Аркадия удивила простая манера общения Даниила, отсутствие излишнего пафоса в речах и высокомерия, которые часто присущи священникам. Даниил Сысоев не отличался особой харизмой или психологическими уловками в разговоре. Он вел себя скромно и старался никого не обидеть.

Они исходили из его сердца, поэтому были лишены эффективных пауз и наполнены убеждением в своей праведности.Он лишь хотел донести до зрителей свои мысли, убедить их в искренности и призвать к спокойным беседам о православной вере.

Отец Даниил был открыт для людей, всегда готов помочь и стать наставником. Он принес людям свет и истинную веру в Бога. Он напоминал священников древности, которые несли религию в массы. Бог был во всех его разговорах и действиях. Мужчина был предан своему делу, не знал усталости.

Миссионерство занимало все его существо.Постоянно приходила толпа слушателей, причем отовсюду совершенно случайные люди. Люди приходили проповедовать с улицы, в этом проявлялся характер отца Даниила. Он не делил их на друзей и врагов. На фото у Даниила Сысоева часто бывает узнаваемая легкая, слегка лукавая улыбка.

Воспоминания об отце Георгии (Максимове)

Отцу Георгию сразу после трагедии позвонили с просьбой помолиться за раба Даниила Божьего… Он немедленно поспешил в церковь Святого Фомы на Кантемировской. Мне удалось приехать в то время, когда отец Даниил вывозил скорую помощь, и он был еще жив. К полуночи стало известно о смерти Даниила Сысоева. В это время в храме проводилась служба, так как внутрь не пускали (работала милиция и ФСБ).

Этого священника помнят как правдивого и искреннего человека. Он никогда не лгал и не был лицемером. Бог был в центре его жизни.Отец Даниил остался в памяти яркого искреннего верующего человека, друга.

«Наставление для бессмертных»

Помимо миссионерской и педагогической деятельности, Даниил Сысоев вел беседы с прихожанами непосредственно в храме Святого Фомы. После его смерти публикацией уцелевших произведений занялась мать Юлия. Одним из таких изданий была книга «Наставления для бессмертных».

На его страницах размещены лекции отца Даниила Сысоева, притчи, расшифрованные при его жизни и готовящиеся к печати.В связи с тем, что книга вышла после смерти священника, действия Юлии подверглись критике. Сама мама отмечает, что благословение отца Даниила на появление этого сборника лекций было дано им лично, и в их появлении нет ничего противозаконного.

«Начала»

Хроника Даниила Сысоева «Начало» вышла в свет в 1999 году. Книга простым и понятным языком описывает основание Земли с древнейших времен до наших дней.Священник ясно объясняет роль Адама и Евы, Ноева ковчега в сотворении мира. Текст написан в уникальном индивидуальном стиле.

В книге вы можете найти ответы на все вопросы о происхождении жизни на Земле и смысле жизни. Она ставит на место все доступные библейские знания, структурирует мысли о возникновении народов. Отец Даниил представляет публике доказательства Божественного сотворения мира, подтверждая это современными научными открытиями.

Главный секрет христиан

Книга содержит толкование для новообращенных. Многим людям, обратившимся в Православие, сложно продвигать богослужение и понимать процесс литургии и всенощного бдения … Книга была написана для таких верующих.

Раскрывает смысл языка духовенства, красоту церковного действа. Отец Даниил Сысоев в «Главной тайне христиан» рассказывает о различиях в ежедневных богослужениях и молитвах в святые праздники.Раскрывает смысл действий и простым языком передает суть происходящего под церковными сводами. Он открывает читателю тайный смысл общения.

«Ислам. Православный взгляд»

Книга с таким названием вышла после смерти отца Даниила. Он основан на лекциях священника. В них Даниил Сысоев анализирует исламскую веру. Анализ основан на изучении жизни Пророка Мухаммеда и проводится с помощью сравнительного богословия.

Отец Даниил при жизни был знатоком Корана. По отзывам людей, знавших его лично, он знал его очень подробно. Во время своей миссионерской деятельности Даниил Сысоев подвергал критике исламскую веру, тем самым наживая себе множество врагов, открыто угрожавших его жизни.

Каждая глава книги «Ислам. Православный взгляд »- критическое сравнение этой религии с верой Христовой. Читателю представлены аргументированные выводы, подкрепленные ссылками на источники.

Наконец

Отец Даниил предсказал свою трагическую смерть от руки убийцы. Его смерть была достойна проповедника и миссионера. Впоследствии преступник был обнаружен в Республике Дагестан. Им оказался гражданин Кыргызстана Бексултан Карыбеков. Он был устранен в процессе захвата.

Призывы московского духовенства раскрыть всю цепочку и арестовать заказчиков убийства не были услышаны, и дело было закрыто.

Отец Даниил Сысоев останется в памяти современников как яркий и активный человек, несущий народу слово Божие. После его разговоров и споров с представителями ислама часть мусульман перешла в православие. Во многом этим объясняется столь агрессивное поведение и ужасный результат радикальных исламистских группировок по отношению к священнику. Однако приверженцы отца Даниила считают, что даже один приведенный в Православие человек — это уже победа, и все усилия не прошли даром.

Даниил Сысоев всегда мягко и без агрессии вел проповеди с мусульманами, споры с ними были искренними и интересными для публики. Священник первым сумел установить мирный контакт с представителями исламской веры и практиковать споры и разговоры о вере без взаимной агрессии и давления.

В книге исследуются учения о человеке двух самых распространенных псевдохристианских сект в России. Это произведение рассчитано на всех, кто интересуется вопросами сектантства и миссионерства.

Книга издана на основе диссертации священника Даниила Сысоева на кафедре сектантологии Московской духовной академии на соискание ученой степени кандидата богословия.

Несмотря на обилие литературы, критикующей учения сект адвентистов седьмого дня и Свидетелей Иеговы, нам не удалось найти работу, которая анализировала бы антропологию этих еретиков. Обычно в критике адвентизма особый упор делается на субботу и эсхатологические взгляды.А в иеговизме его триадологические и христологические ошибки обычно опровергаются и подчеркивается огромное количество ложных пророчеств, опять же связанных с их эсхатологическими построениями.

Поздно вечером 19 ноября 2009 г. в церкви апостола Фомы на Кантемировской (Москва) был убит священник Даниил Сысоев. Неизвестный человек в маске вошел в храм и выстрелил в него в упор. Отец Даниил служил Христу до последней минуты своей жизни и умер за Него, приняв мученическую смерть.

В начале ноября 2009 года состоялась последняя миссионерская поездка отца Даниила Сысоева. Вместе с известным религиоведом Юрием Максимовым он посетил Сербию. Книга «Беседы в Сербии» содержит тексты двух интервью, которые они совместно дали сербским СМИ.

В этих интервью, отец Даниил особенно подчеркивает темы миссии, катехизации, жизни и смерти, как если бы он подводит итог своей деятельности на этой земле, и указывает направление для тех, кто хочет трудиться, чтобы проповедовать Евангелие.

Даниил Алексеевич Сысоев (12 января 1974 г., Москва — 20 ноября 2009 г., Москва) — российский религиозный деятель, священник Русской Православной Церкви, настоятель Московского храма святого апостола Фомы на Кантемировской, основатель Школа православного миссионера, кандидат богословия.

Принимал активное участие в миссионерской деятельности, в частности, проповедовал мусульманам Православие. За свои высказывания об исламе он подвергся критике со стороны них. Он был убит неизвестным человеком в храме при исполнении своих обязанностей.Многие православные христиане считают смерть отца Даниила мученической смертью и ожидают его канонизации в будущем.

Биография

По его собственным словам, «наполовину русский, наполовину татарин». Он вырос в семье художников. Отец — иерей Алексей Николаевич Сысоев, клирик Петропавловской церкви в Ясенево. Мать — Анна Мидхатовна Амирова. Прадед по материнской линии был муллой.

Летом 1988 г. участвовал в реставрационных работах в возрождающейся Оптиной пустыни, где познакомился с будущим иеромонахом Василием (Росляковым) (18 апреля 1993 г., убитым вместе с монахами Оптиной пустыни Трофимом и Ферапонтом). .

В 1991 году поступил в Московскую духовную семинарию по свидетельству и рекомендации священника Артемия Владимирова. В семинарии он служил певцом и инструктором смешанного хора Regent’s School.

Во время учебы в Московской духовной семинарии он проникся убеждением, что только Православие содержит спасительную истину. Обладая прекрасными способностями, он уже в студенческие годы знал церковные каноны и спорил со студентами и учителями, когда они шли на малейшие компромиссы.

В 1994 году рукоположен в чтецы епископом Магаданским Ростиславом (Девятовым). В том же году он женился на Юлии Михайловне Брыкиной, дочери бизнесмена Михаила Брыкина. В 1995 году окончил Московскую духовную семинарию. В 1995 году рукоположен в сан диакона. В том же году он поступил в Московскую духовную академию, продолжив обучение на заочном отделении.

Служба диакона проходила в церкви Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах (болгарский двор).Не поддерживая никаких компромиссов в соблюдении устава, он находился в противоречивых отношениях с настоятелем церкви архимандритом Борисом (Добревым) (ныне епископ Агатоникийский Болгарской православной церкви).

В 2000 году окончил Московскую духовную академию со степенью доктора философии. степень в области теологии. Тема диссертации — «Антропология адвентистов седьмого дня и Общество Сторожевой Башни и анализ». В январе 2001 года рукоположен в сан Святейшего Патриарха Алексия II и назначен клириком Петропавловской церкви в Ясенево при настоятеле игумена Мелхиседека (Артюхина).Служил священником на Крутицком дворе в храме Воскресения Слова на о. Анатолий Берестов. В 2003 году он организовал самостоятельную приходскую общину в районе метро Кантемировская и, получив благословение Святейшего Патриарха Алексия II в ноябре 2003 года, приступил к организации строительства нового храма в честь пророка Даниила (его небесного покровителя) в г. Южный административный округ г. Москвы.

К празднику Святой Пасхи в 2004 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий II был удостоен права ношения камилавки за ревностное служение Церкви Божией.

В ноябре 2006 г. была возведена временная деревянная церковь, престол которой освящен в честь апостола Фомы. В храме апостола Фомы, настоятелем которого был Сысоев, развивалось миссионерское движение, в которое входили курсы подготовки православных «уличных миссионеров», задачей которых было привлечение людей к православной вере через обращение к прохожим на улице. улица.

Семья

Был женат на Юлии Сысоевой (урожденной Брыкиной). В браке родились три дочери: Юстина, Доротея и Анджелина.

Педагогическая деятельность

С сентября 1995 года преподавал Закон Божий в старших классах православной классической гимназии «Ясенево».

Примерно с 2000 по 2004 год он преподавал литургию на вечерних богословских курсах в храме Петра и Павла в Ясенево (двор Свято-Введенской Оптиной пустыни в Москве).

Громкое убийство, потрясшее всю страну, произошло в конце прошлой недели в Москве. Священник Даниил Сысоев был застрелен прямо в церкви.И обстоятельства убийства, и все, что ему предшествовало, похоже, подталкивают к версии: стрелял фанатик — приверженец ислама. Но так ли это? По словам собеседников «Известий», организаторы преступления, скорее всего, являются провокаторами, желающими стравить приверженцев разных религий.

Неписаное соглашение

Отец Даниил Сысоев занял необычное место в Русской Православной Церкви: он обращал мусульман в христианство. И делал он это открыто, публично, делясь своим опытом в Интернете.В целом же основные усилия Русской Православной Церкви направлены в обратном направлении — на воцерковление так называемых номинальных христиан, «прихожан».

«Захожаны» крестятся, но редко посещают церкви и не соотносят жизнь с евангельскими ценностями. За последние 20 лет в России между лидерами традиционных конфессий было достигнуто неписаное соглашение, своеобразная «сухаревская конвенция», образно говоря: народ был разделен по этническому и конфессиональному признакам.То есть мусульманами априори считаются татары, башкиры, кавказцы, признана приоритетная роль соответствующих духовных управлений мусульман. Русские, украинцы, белорусы в большинстве своем православные. Соответственно, их духовной опекой априори занимается и РПЦ. Евреи ходили к раввинам, калмыки, буряты, тувинцы — к ламам.

Отец Даниил фактически нарушил это соглашение своими действиями. При этом делал это энергично и бесконтрольно.В своих проповедях он поднимал вопросы, которые религиозные лидеры России предпочитали вообще не обсуждать. А именно: как христиане относятся к Корану и пророку Мухаммеду, а мусульмане — к Христу. Понятно, что единства в этой сфере нет и быть не может, так называемый межрелигиозный диалог не затрагивал существенные мировоззренческие темы, а священники, муфтии, раввины и ламы боялись подорвать хрупкое межрелигиозное единство, которое на самом деле не существует. Отец Даниил высказался откровенно: разногласия были и никуда не делись.Его оценки ислама, мягко говоря, были далеки от политкорректности и вызвали ожесточенное возмущение последователей этой религии.

Но кто решил убить? Получается, именно представители ислама? Пожалуй, наиболее точной в его оценке является известный религиовед, директор правозащитного центра Всемирного русского народного собора Роман Силантьев: «Я уверен, что отца Даниила убили те же люди, которые убивают имамов на Северном Кавказе. каждый месяц, и убивают с той же целью — натравить православных христиан и мусульман друг на друга.«По его словам, это могут быть как религиозные фанатики, так и люди с очень циничным и расчетливым умом, которые пытаются манипулировать религией в своих интересах, не совпадающих с интересами России.

Мужчина в маске от гриппа

Те, кто знал Даниила Сысоева, считают, что он знал об опасности заранее.

Мы с ним встречались две недели назад, — рассказал «Известиям» отец Пантелеймон, с которым Сысоев вместе учился в семинарии, — пили чай и обсуждали миссионерские проекты.Даниэль весь был каким-то напряженным, как сжатая пружина. Но в нем не было страха. Он только жаловался, что его сердце шалило.

В день убийства кто-то постоянно звонил в церковь, где священник по привычке задерживался допоздна. Может, это сам убийца.

Даниил собирался идти домой, но опоздал на признание от одного из наших прихожан, — рассказал «Известиям» продавец церковной лавки, расположенной у входа в храм. — До этого в церковь уже несколько раз звонили и спрашивали, на месте ли «Сысоев».«Когда священник начал принимать исповедь, на территорию храма вбежал человек в медицинской маске от гриппа. Он как будто не знал, что делать, размахивал пистолетом и крикнул:« Сысоев! Где Сысоев? »У него сильный акцент, оказалось,« Де Сисоев? »Он носился по двору, как будто не знал, где находится вход в храм. Он смотрел в лица встреченным. кажется, он знал отца Даниила только по фотографии.

«Исламисты относились к Сысоеву с осторожным уважением, но без ненависти»

Ворвавшись в храм, убийца крикнул: «Где настоятель?» Но вместо Сысоева навстречу мужчине со второго этажа спустился его помощник Владимир Стрельбицкий.А потом получил пулю в грудь. Спустившаяся с Владимиром сторож Татьяна в испуге упала на пол и спряталась под скамейкой. Она закричала, и сам отец Даниил вышел плакать.

Обернувшись к нему, убийца трижды выстрелил в священника, попав в голову, шею и грудь. После этого злоумышленник выбежал из храма и скрылся. Не на машине, а просто бегом.

Исламисты слишком сильны на ногах

Мать священника, Анна Сысоева, с которой говорили «Известия», до сих пор считает, что смерть сына — дело рук приверженцев мусульманской религии.

Угрозы в его адрес со стороны исламистов начали поступать два года назад, — говорит Анна Сысоева. — Это началось после того, как Даниил занялся миссионерской деятельностью среди мусульман. До этого работал с сектантами в центре отца Анатолия (Берестов — «Известия») на Крутицком подворье. Кому-то нужно было работать с мусульманами, поэтому Даниил взял это на себя. Первая община, которая сформировалась вокруг него, состояла из бывших мусульман. Он перевел Евангелие на татарский язык, и благодаря этому к нему обратилась мусульманская молодежь.Ему сказали, что после проповедей они начали читать Коран, который раньше не открывали. Но самое главное, они начали задумываться о сути человеческого существования. Нет, не все мусульмане нетерпимы. Мой отец татарин. Но есть и очень агрессивные. Даниил дважды заявлял об угрозах властям, хотя и не боялся их, он не был таким человеком. Он был верующим с первого класса и не побоялся заявить об этом. И учителя заставили его отречься, выставили его перед всем классом и высмеяли его… У него осталось три дочери: 13, 9 и 2 года.

Тем не менее, именно тот факт, что все указывает на исламистский след, должен насторожить следователей. Эта казнь православного священника якобы кавказцем была слишком показательной. Более того, они не скрывали своей «нерусской принадлежности». Но акцент, с которым говорил убийца, можно имитировать. Да и сам «почерк» совсем не характерен для тех же кавказских боевиков. Например, из травматического пистолета, переделанного в боевой, никогда не стреляли — слишком ненадежно.

Я уверена, что они не исламисты », — говорит Елена, ученица отца Даниила, которого корреспондент« Известий »встретил в его церкви. — Они слишком твердо стоят на ногах и относятся к Сысоеву с осторожным уважением, но без ненависти.

Но кому могла быть полезна эта смерть? Например, он яростно выступал против националистов: он проповедовал, что человек, поднявший руку на другого, какой бы веры он ни был, не может быть истинно православным. После убийства на православных сайтах появились призывы к объединению: «Если мы не объединимся и не будем сопротивляться, мы все будем убиты по одному, как отец Даниил.«Или это кто-то из сектантов? Но сведений о том, что члены сект угрожают священнику, нет. А может, убийство совершил не совсем здоровый человек. Об этом свидетельствует его поведение до и после убийства. Следователи обязаны выяснить это.

Было бы полезно прочитать:

Нечестивых святых. Нечестивые святые Вы поделились впечатлениями от книги

от Москвы до Комсомольска-на-Амуре

Звезды российского кино и хор Сретенского монастыря подарили москвичам литературно-музыкальное произведение «Нечестивые святые» по одноименной книге епископа Егорьевского Тихона.Его показали на книжном фестивале «Красная площадь», который проходил в самом центре столицы с 3 по 6 июня и был приурочен ко дню рождения А.С. Пушкин и Дни русского языка в Москве. Посетители фестиваля могли пообщаться с представителями около четырехсот издательств, которые привезли на Красную площадь более 100 тысяч книг.

Премьерные показы этого уникального спектакля прошли в 2014 году с аншлагами в семитысячном зале «Крокус Сити Холл».Это не удивительно. К участию в постановке продюсеры привлекли несколько певческих и инструментальных коллективов, а также известных артистов. Хедлайнер проекта — хор Сретенского монастыря. В спектакле участвует Государственный академический русский фольклорный ансамбль «Россия» имени Л.Г. Зыкина и солисты Московского молодежного камерного оркестра. Песни исполняют первоклассные солисты: Михаил Туркин, Михаил Миллер, Иван Леонов, Валентин Хмелев. Текст исполняют художники, которых знает и любит вся страна: Егор Бероев, Дмитрий Дюжев, Александр Голобородько, Алексей Кузнецов, Евклид Курдзидис, Борис Плотников, Олег Яковенко.

Автор сценария и режиссер спектакля «Нечестивые святые» рассказала о перспективах проекта «Православная Москва» Оксана Шелест :


— Сейчас спектакль завершает большой тур по России. Мы уже прошли весь Север, Дальний Восток, Волгу, Урал, города Байкала. Последний концерт состоится в Комсомольске-на-Амуре, но я надеюсь, что в этом году мы снова выступим в Москве и Санкт-Петербурге. Я уверен, что этот тур не будет последним.В каждом городе, который мы посещаем, люди хотят видеть нас снова и снова. Интерес публики к спектаклю большой. Все называют это глотком свежего воздуха, а значит, проект должен жить. Планируется показать продукцию нашим соотечественникам за рубежом. Нас приглашают, в частности, в страны Балтии, Чехию и другие страны.

Галина Беспалова, фото Владимира Ходакова

Под Старый Новый год 2015 в Crocus City Hall состоится необычный музыкально-театральный концерт по мотивам национального бестселлера архимандрита Тихона (Шевкунова) «Нечестивые святые».Некоторые фрагменты книги прочтут известные российские художники Василий Ланов, Дмитрий Певцов, Дмитрий Дюжев, Борис Плотников.

У каждого из них свой путь к храму. Произошла неожиданная, неправдоподобная смерть старшего сына Дмитрия Певцова, Даниила. Дмитрий Певцов не испытал в своей жизни ничего более ужасного.

Я пришел к отцу Тихону в душевном переживании, — рассказал РГ Дмитрий Певцов. — Я искал встречи с ним. Мне повезло. Встретились и поговорили, как говорится, на ходу.Буквально минут три.

Поделились впечатлениями от книги?

Дмитрий Певцов: Да. Я поделился своим впечатлением с отцом Тихоном о его книге, потому что она перевернула мое мнение. Книга «Нечестивые святые» помогла мне выжить и психологически, и человечески. Эта книга должна быть справочником для детей всех возрастов. В нем есть то, чего нет в художественной литературе и учебниках. Есть свидетельства чуда. В том смысле, что это не сказки, не былины.Это современность. Благодаря отцу Тихону мне удалось поучаствовать в аудиозаписи книги «Нечестивые святые».

Какие главы вы озвучили?

Дмитрий Певцов: Написал главы про о. Рафаил и немного о о. Джон. Отец Рафаил был одним из близких друзей отца Тихона. Отец Рафаэль на многих повлиял. Иеромонах Василий (Росляков), один из трех молодых монахов, убитых на Пасху 1993 года в Оптиной пустыни, сказал: «Монашеством я обязан отцу Рафаилу, я должен ему священство, но я ему всем обязан!»

Вы были в Псково-Печерском монастыре, где отец Тихон получил благословение отца Иоанна (Крестьянкина) на восстановление Сретенского монастыря?

Дмитрий Певцов: Нет, к сожалению Господь не принес.Только издалека знаю о нем — книги читал, фильмы смотрел. Некоторые святыни из Псковского монастыря перенесены в Сретенский монастырь. Я с ними познакомился.

Духовно-песенная классика в исполнении знаменитого хора Сретенского монастыря под управлением Никона Жилы поможет воссоздать на концерте атмосферу книги. Вы знакомы с работой этой группы?

Дмитрий Певцов: С большим уважением отношусь к хору Сретенского монастыря.Они суперпрофессиональные музыканты. Они глубоко верующие.

Хор обладает особой энергетикой. Я слушаю их в Сретенском монастыре, и у меня есть их альбомы. С нетерпением жду нашего выступления на одной сцене.

На какой спектакль вы бы их пригласили?

Дмитрий Певцов: «Лунин (Страна рабов)» режиссера Александра Огарева.

Жалко, что книга закончилась и продолжения не будет.

Дмитрий Певцов: Книгу можно продолжить в жизни…

«Нечестивые святые»

и другие истории

Литературно-музыкальное произведение

по книге архимандрита Тихона (Шевкунова) «Нечестивые святые»

В ролях

Василий Лановой

Певцов Дмитрий

Дюжев Дмитрий

Борис Плотников

Хор Московского Сретенского монастыря

КРОКУС СИТИ ХЭЛЛ

Литературно-музыкальный спектакль по рассказам епископа Тихона (Шевкунова) НЕОПИСАННЫЕ СВЯТЫЕ
Автор и постановка Оксана Шелест

Текст читают художники:
20 февраля: Анатолий Белый, Александр Голобородько, Алексей Кузнецов, Оксана Шелест.
24 февраля: Дмитрий Дюжев, Егор Бероев, Евклид Курдзидис, Оксана Шелест.

Исполнители:

20 февраля
Хор Московского Сретенского монастыря
Художественный руководитель — заслуженный артист России Никон Жила

20 и 24 февраля
Государственный академический русский фольклорный ансамбль «Россия» Л.Г. Зыкина
Художественный руководитель и дирижер — Дмитрий Дмитриенко

24 февраля
Солисты Московского молодежного камерного оркестра
Художественный руководитель — Валерий Ворона

Солисты Театра рандеву Ольга Мехлинг и Евгений Малышко.

«Нечестивые святые» — сценическое воплощение рассказов епископа Тихона (Шевкунова), автора одноименной книги. Это рассказы о реальных событиях, свидетелем и участником которых в разное время был сам автор. В свободной доступной для всех форме автор рассказывает о судьбах людей, отвечая на главные вопросы жизни. Духовно-просветительский принцип, присутствующий в каждой строчке этих повествований, стал определенной отправной точкой для создателей сценической версии этого произведения.

Участие в спектакле известных артистов вдохнуло в каждый рассказ силу «живого слова». Здесь собран великолепный актерский ансамбль: Анатолий Белый, Алексей Кузнецов, Александр Голобородько и Оксана Шелест, автор сценария и постановщик постановки.

Воронов иван михайлович старший алипий. Архимандрит Алипий (Воронов)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня Православная Церковь вспоминает, как злая Иродиада убила великого пророка Божьего Иоанна Крестителя.Как повествует нам Святое Евангелие, Ирод, царь Иудейский, взял себе в жены жену своего брата Филиппа — Иродиаду, с которой была Саломея. Иоанн Креститель осудил Ирода за это незаконное сожительство. Злая Иродиада затаила обиду на пророка Божьего и, желая уничтожить его, убедила Ирода заключить в тюрьму Предтечи. И теперь Иродиаде представилась возможность уничтожить человека Божьего.

У царя был пир, вошла дочь Иродиады Саломея и станцевала перед гостями.Этот танец Саломеи очень понравился Ироду, и он, пьяный, поклялся дать ей все, чего бы она ни попросила, даже полцарства. Саломея посоветовалась со своей матерью, и она научила, как просить голову Иоанна Крестителя. Эта просьба опечалила короля, но ради клятвы он ее выполнил. Иоанн был обезглавлен мечом. Иродиада совершила свое злое дело.

Злая Иродиада живет и сейчас в сердце каждой женщины — это сатана, который привлекает женщину к тому, что ей не дано от Бога, — чтобы править ее мужем.

И даже добродетельные женщины, и у них есть склонность к правлению, но они пытаются бороться с этим пороком. Те, у кого нет мужей, тоже хотят править либо семьей, либо соседями. Многие зверства на земле привели к сатанинскому правлению женщины над своим мужем. Этим наполнена вся Священная история и вообще вся земная история.

Усекновение главы Иоанна Крестителя. Конец 16 — начало 17 века

Итак, злая Иезавель все время гнала и гнала святого пророка Бога Илии за истину.Ахав не был плохим царем, но его жена Иезавель оказала на него такое влияние, что отвернула его от истинного Бога, а он отвернул всех людей и ввел его в идолопоклонство. Иезавель уговорила уничтожить Навуфея, потому что он не хотел продавать свой виноградник, и она совершила свое злое дело. Навуфей был побит камнями.

Самсон любил свою жену, и она любила его, но сама предала его до смерти.

«Лучше жить с гадюкой, злейшей змеей, чем с злой женой», — гласит русская пословица; а также русская пословица: «Где жена не справляется, туда посылается сатана.«Такие злые, коварные жены по большей части имеют влияние на порочных мужей, как Иродиада на Ирода, потому что он был любителем денег, блудником, пьяницей. Они пользуются слабостью своих мужей и держат их под туфлей.

Желание женщины управлять государством — безумие. Екатерина Великая, мудрейшая из королев, когда наступило тяжелое военное положение, уже тогда опустила руки. К ней подошел великий русский полководец Суворов, повернулся на пятки, закричал, как петух, и сказал: «Курица — это не птица, а женщина — это не мужчина.«Вы, женщины, не должны обижаться на это, потому что женщина — это не целое, а часть целого. Часть не может быть главной. Например, глаза остаются глазами, руки остаются руками, ноги остаются ступнями. Эти части а другие части тела не могут быть головой. Женщина — это часть, а не голова; голова — это муж.

Евангелие говорит, что Господь накормил пять тысяч человек в пустыне — кроме жен и детей (Матфея 14:21). Жена должна знать, зачем она была создана, знать свое предназначение.Она помощница мужу, она должна воспитывать детей в страхе Божьем. Те христианские жены, которые понимают эту цель, — добрые матери, сестры, жены. И блаженны те, кто это признает и не стремится к тому, что им не дано от Бога, — быть главой над мужем.

Если у мужа есть такой недостаток, как пьянство, жена должна простить мужу эту слабость, потому что сама она не лишена слабостей. Каким бы ни был муж, он глава в доме, он хозяин.

Апостол Павел пишет в Послании к Коринфянам, что жена должна хранить молчание в храме Божьем, то есть не должна учить в храме Божьем; дома надо молчать, так как голова — муж, и его надо спрашивать, что непонятно.

Давайте посмотрим, что произошло после такого злодеяния Ирода, Иродиады и Саломеи. Они понесли тяжелое наказание от Бога. Римский император отправил их в изгнание, где они провели свою жизнь в нищете и бесчестии.А дочь Иродиады Саломея шла по реке, лед тронулся, она танцевала подо льдом ногами, и льдина отрубила ей голову. Эта отрезанная голова была принесена ее матери, Иродиаде и Ироду.

Глава нашего христианского общества — это священники, которые приводят жен и детей в Царство Божье и постоянно учат, что нужно идти в Царство Божье путем смирения. Но среди наших христианских жен много злых Иродиад, которые не принимают эти учения священников, но хотят научить их сами.Но кем бы ни был священник, он раб Божий, наделенный властью свыше.

Я получаю целую кучу писем от злых христианок, которые хотят научить нас священников и даже угрожают: если вы не сделаете то, что я хочу, то я пойду жаловаться выше. Сначала я прочитал эти письма, а потом стал узнавать их по почерку и, зная, что в них нет ничего умного, а только грязь и глупость, не читая их, стал бросать их в печь. Все эти Иродиады здесь, в храме!

Каждый монастырь имеет свой устав, которому необходимо подчиняться.Но женщины, как приезжие, так и местные, хотят ввести свои правила. По утрам у нас есть братская молитва, на которой могут присутствовать только все братья. А мы, священники, из христианской любви разрешаем посторонним присутствовать на этом молебне. Но как ведут себя эти посторонние прихожане? Перед братией кидаются поклониться даже чудотворному образу Богородицы и мощам преподобномученика Корнилия, ходят по подошве, облизывают весь иконостас в Успенской церкви, ходят там, где никто, кроме священника, ступать не должен.Братия тоже иногда нарушает порядок, но порядок должен быть таким: сначала настоятель монастыря должен приложиться к чудотворному образу, затем братия, а затем прихожане. Иногда мы ведем себя грубо, удерживая беспорядочных людей, но это мало помогает, и нас за это не любят.

христианских жен! Чтобы получить спасение, вы должны слушать только православных священников, а не себя или кого-то на стороне, особенно людей в черных одеждах, которые часто учат других, но не исправляют себя.Если чего-то не понимаешь, приходи и спрашивай на простоте души: зачем ты грубый или еще что-то, а мы объясним.

Итак, давайте смиримся, давайте отбросим всякую гордость, желание править, и тогда с Божьей помощью мы будем спасены. Аминь.

Архимандрит Алипий (Воронов)

15 марта 1975 года тысячи людей из Пскова, Ленинграда, Таллина, Москвы и других городов России пришли в Псково-Печерский монастырь, чтобы проститься с архимандритом Алипием (Иваном Михайловичем Вороновым).Кончилась земная жизнь, началась вечность.
.
… Много лет назад, в 1927 году, 13-летний Ваня Воронов приехал в Москву из подмосковного Торчиха. Я приехал покорять этот город в тяжелые тяжелые времена, «время великих свершений». Его отец и старший брат жили в Москве. Здесь Иван закончил девятилетний период, проработал бродягой на строительстве первой очереди Московского метрополитена, окончил изостудию, служил в армии.
.
В 1934 году получил квартиру на окраине старой Москвы, на Малой Марьинской улице (ныне улица Годовикова).Дом, в котором жил Иван Воронов в Москве, не сохранился. Новостройки семидесятых навсегда изменили облик одной из улиц у Марьиной Рощи. На сохранившихся старинных фотографиях в архиве Псково-Печерского монастыря можно увидеть, как Иван Воронов в шляпе и кашне играет героев «Евгения Онегина» на московской любительской сцене.
.
Годы войны разбили мечты детства и юности. В 1942 году Иван Михайлович ушел в действующую армию.«Весь путь от Москвы до Берлина — винтовка в одной руке, альбом для рисования в другой».
.
Уже будучи архимандритом, он сказал: «На войне некоторые боялись голодной смерти, брали с собой мешки сухарей на спине, чтобы продлить себе жизнь, а не сражаться с врагом; и эти люди погибли со своими печеньями и не видели много дней. А те, кто сняли туники и сражались с врагом, остались живы. Затем он добавил: «Война была настолько ужасной, что я дал слово Богу, что если я выживу в этой ужасной битве, то обязательно пойду в монастырь.»
.
Удивительная старушка

Удивительный случай произошел во время войны с архимандритом Алипием. Когда Иван ушел на фронт в 1941 году, мать подарила ему прощальную икону Божией Матери со словами: «Сынок, будет плохо, молись».

Однажды с группой солдат Иван попал в окружение. С трех сторон немцы, с четвертой — болото. В отчаянии он вспомнил совет матери. Он немного отставал от отряда и, как мог, молился.Он вернулся к солдатам, а там стояла какая-то старуха: «Что, вы запутались? Ну ничего, я тебе дорогу покажу. «И она привела отряд к себе.« Мама, я не знаю, как тебя благодарить », — сказал ей Иван.« Ты будешь служить мне всю жизнь », — ответил спаситель. Только тогда Иван понял, что это за перед ним стояла «старуха»

Наши враги, немцы!

Еще один случай произошел с Иваном Вороновым.

9 мая 2003 года на братском захоронении в Печоре братии Псково-Печерского монастыря отслужили традиционный поминальный литий.Среди выступавших был ветеран Великой Отечественной войны Алексей Богданович Турков. В своем выступлении он рассказал об удивительном случае спасения культурных ценностей Франции с помощью отца Алипы:

«Я, как отец Алипы (Иван Михайлович Воронов), воевал в 4-й танковой армии …

Наша армия взяла немецкий город Бельниц, лагерь Дебриц, открыла дорогу на Потсдам и Берлин. Все вокруг горит, в дыму, бомбят самолеты… Мы шли в БТР. Вдруг у всех есть команда: стоп! По громкой связи объявляют, что слово предоставлено лейтенанту Ивану Михайловичу Воронову (будущему отцу Алипию). И тогда сильный голос звучит так:

— Слушай, слушай! Говорит представитель 4-й танковой армии Воронов.

И он обращается к немцам:

— Наши враги, немцы, остановитесь и вспомните, что вы привезли из Франции «богиню красоты», которую мы не видели. И если сейчас, взяв высоту, мы разрушим эту скульптуру, то человечество нам этого не простит! Откажитесь, ради бога, прошу, сохраните эту красоту, и вы тоже получите Божественную веру!

А переводчик Мария Волонец со слезами переводит его речь.«Мы все были просто ошеломлены», — так резко сказал он. Через некоторое время началось наступление. Но там, где была эта богиня красоты, как мы ее называли, не было ни единой битвы. Эта скульптура была на моей фотографии, очень красивая. По приказу Гитлера ее вывезли из Франции в Германию: на постаменте изображена Богородица, а к ней летит Ангел. И все называли ее просто «богиней красоты» …

Доехали до Берлина, развернулись у Бранденбургских ворот и поехали в город Фрайберг.И вот снова этот Воронов говорит через громкоговоритель. И так он говорит твердо, сильно, а переводчик Мария переводит его слова немцам:

— Уважаемые граждане! Мы не разрушим этот город, потому что ваш город — город нашей славы! Здесь учился Михаил Васильевич Ломоносов. Здесь он женился на немке Лизе-Кристине (сначала мы не понимали, почему имя двойное, потом нам объяснили, что второе имя она получила при крещении в Православие).Если вы нас не встретите, то мы вынуждены с боем брать ваш город!

Нам навстречу вышли два немецких полковника и три дамы. Меня послали поговорить с ними, так как я немного говорил по-немецки. Подхожу к ним, вижу — они держат портрет, а на портрете Ломоносов в парике, а внизу дата — когда он приехал и уехал из этого города.

Мы договорились, что, несмотря на то, что в городе было много хорошо обученных подростков Гитлерюгенда, все сдались и сдали оружие.Таким образом, Фрайберг был взят без единого выстрела, и это, несомненно, заслуга Ивана Михайловича Воронова, будущего архимандрита Алипия. «

Автобиография

Я, Воронов Иван Михайлович, родился в 1914 году в селе Тарчиха Михневского района Московской области в семье бедного крестьянина.

После окончания сельской школы в 1926 году он переехал жить и учиться в Москву со своим старшим братом. По истечении девяти лет он два года жил в деревне, ухаживая за больной матерью.В 1932 году он начал работать в Метрострое и готовился к поступлению в Художественный институт.

В 1935 году строительство метро было завершено, и комиссией Моссовета меня назначили на работу по эксплуатации метро. Сначала работал кассиром, потом контролером, а потом помощником дежурного на станции. В 1936 году при помощи Управления ВЦСПС была организована изостудия, куда я пошел учиться, проходя обучение в вечерней студии при Московском Союзе художников в бывшей мастерской Сурикова. .

В октябре 1936 года меня призвали в ряды Красной Армии. Чтобы не прерывать занятия по искусству, решением призывной комиссии он был оставлен служить в Красной Армии в Москве.

За два года службы в армии мне пришлось много потрудиться по организации художественных кружков и студий в воинских частях Московского военного округа.

В ноябре 1938 г., после службы, поступил на завод № 58. С ноября 1938 г. по ноябрь 1941 г. работал на этом заводе диспетчером и экспедитором.Эта работа, которая проходила постоянно по ночам, дала мне возможность учиться. В мае 1941 г. занятия были завершены; получил диплом об окончании студии, и в июне разразилась война.

Поначалу наш военный завод был как фронт, и домой никто не уходил. И когда противник подошел к Москве, я, как и все, вышел с оружием в руках защищать столицу. Уезжая на фронт, я взял с собой альбом для рисования. И так из Москвы в Берлин: справа — винтовка, слева — альбом с красками.Я прошел всю войну, участвовал во многих сражениях. За написание истории 4-й Особой танковой армии генералиссимус Иосиф Виссарионович Сталин лично награжден высокой военной наградой — орденом Красной Звезды. Награжден медалями «За отвагу» и двумя медалями «За боевые заслуги»; получил более десятка медалей за участие в освобождении различных городов.

Как указано в личном деле, вместе с подразделением, с которым он участвовал в боях, получил еще 76 боевых наград и благодарностей.

Осенью 1945 года, возвращаясь с фронта, я привез около тысячи различных рисунков, этюдов и эскизов и сразу же организовал индивидуальную выставку своих фронтовых работ в Доме Союзов в Москве. Эта выставка помогла мне стать членом горкома Союза художников Москвы и дала право работать художником. Каждый год я устраиваю одну-две индивидуальные или групповые выставки, которые показывают мой рост как художника.

В 1948 году, работая на пленэре в Троице-Сергиевой лавре под Москвой, я был очарован красотой и своеобразием этого места сначала как художник, а затем как монах Лавры, и решил посвятить себя на вечное служение Лавре.

С 12 марта 1949 г. по 30 июля 1959 г. он работал над восстановлением Троице-Сергиевой лавры, используя все свои специальности. 30 июля 1959 года постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви он был отправлен на Псковскую землю для восстановления старинного Псково-Печерского монастыря, который к этому времени после многих войн и долгих лет своего существования, пришел в почти полное разорение.

На должности викария этого монастыря (а это мое монашеское послушание) работаю по сей день.

Наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит АЛИПЫЙ (Воронов)
15 декабря 1974 г.

***

Бог сохранил Ивана Воронова. Всю войну прошел в составе 4-й гвардейской танковой армии рядовым стрелком, получил сотрясения мозга. Но даже в страшные годы войны его образование пригодилось. Создал художественную историю танковой армии. Фронтовые работы уже в 1943 году экспонировались в нескольких музеях СССР.В отзыве сказано, что Иван Воронов получил множество наград и благодарностей от командования, в том числе орден Красной Звезды и Медаль «За отвагу». Я встретил победу в Берлине. В 1946 году в Москве в Колонном зале Дома Союзов была организована персональная выставка его фронтовых работ.

В 1950 году Иван Михайлович поехал в Загорск за этюдами и «покоренный и очарованный этими местами, он решил навсегда посвятить себя служению Троице-Сергиевой Лавре.«Он сразу применил все свои умения и знания при реставрации древних святынь — настенных росписей Троицкого и Успенского соборов, Трапезной церкви, Патриаршей резиденции в селе Лукино (возле станции« Переделкино »). Во время монашеского пострига. Иван Михайлович получил имя Алипий (Бесперальный) в честь преподобного Киево-Печерского иконописца. Судьба полностью подтвердила эту историческую параллель. Высшее художественное образование снова стало востребованным.

В 1959 году наместником Пскова был назначен игумен Алипий. -Печерский монастырь, а в 1960 г. возведен в сан архимандрита.На плечах архимандрита Алипия лежала сложнейшая задача — не только восстановить святыни и древности Псково-Печерского монастыря, но и защитить монастырь от закрытия, от развязанной клеветнической кампании в прессе.

Если смотреть только на заголовки центральных и местных изданий того времени, то становится неудобно: «Псково-Печерский монастырь — рассадник религиозного мракобесия», «Аллилуйя» на корточках »,« Халявщики » в рясах »,« Лицемеры в рясах »,« Девонские обнажения ».Противостоять этой клеветнической волне было очень трудно, еще труднее было выжить, сохранить монастырь.

В донесениях, адресованных владыке Иоанну, архимандрит Алипий подчеркивал: «Куча газетных статей, переполненная незаслуженными оскорблениями и клеветой на честных добрых и хороших советских людей, оскорблениями матерей и вдов погибших воинов — это их« идеологическая борьба ». — изгнание сотен и тысяч священников и клириков, причем самых лучших. Сколько из них приходят к нам со слезами на глазах, что нигде не найти даже мирской работы, их женам и детям нечем жить.

Страдают за то, что родились русскими христианами.

Невозможно описать все гнусные методы «идеологов», ведущих борьбу против Русской Церкви. Можно сказать только одно: «Каждый земной человек напрасно мечется».

В письме в Кировский народный суд Уфы архимандрит Алипий писал: «Мы христиане, мы лишены гражданских прав, и враги церкви пользуются этим и злоупотребляют собой до уничтожения.Мы верим — Истина восторжествует, потому что Бог с нами. «

Правда победила … Пусть на это уйдут годы. Псково-Печерский монастырь — замечательный памятник архимандриту Алипию. Много сил и денег было вложено в возрождение крепостных стен и башен, которые практически были восстановлены; прикрыть с позолотой большого купола Михайловского собора, который долгое время был просто покрыт кровельным железом; организовать иконописную мастерскую в башне над Святыми вратами.

В 1968 году стараниями о. Алипы объявили всесоюзным читателем поисков сокровищ ризницы Псково-Печерского монастыря, вывезенных фашистскими захватчиками в 1944 году. Спустя пять лет клады были найдены.

В 1973 году представители Консульства ФРГ в Ленинграде передали украденные бесценные сокровища ризницы их законному владельцу. Иконы, написанные или отреставрированные архимандритом Алипием, украшают церкви Троице-Сергиевой Лавры, Псково-Печерского монастыря и Троицкий собор в Пскове.

За годы своего существования отец Алипий собрал прекрасную коллекцию произведений русской и западноевропейской живописи. Сейчас шедевры этой коллекции украшают Русский музей, Псковский музей-заповедник, Краеведческий музей в Печорах. «Оставьте все людям!» — это завет настоящего коллекционера и ценителя старины. Архимандрита Алипия по праву можно было назвать «Псковским Третьяковым». К сожалению, он не смог присутствовать на открытии выставки «Русская живопись и графика XVIII – XX веков из собрания И. М. Воронова», открывшейся в Русском музее через несколько месяцев после его смерти в 1975 году.

Подвижная жизнь отца Алипия была вознаграждена блаженной смертью. Об этом сказал игумен Агафангел (к сожалению, уже умерший) в своей поминальной речи: «За 2 часа 30 минут до смерти отец Алипий воскликнул, что Богородица пришла к нему:« О, какое у нее чудесное лицо! Спешите вписать этот Божественный образ! «- И никто больше не слышал ни слова из его уст».

Пройдя всю войну с 1942 года до Берлина, он стал монахом. Уже на посту настоятеля одного из последних незакрытых русских монастырей он дал бой многократно превосходящему врагу.Он боролся и победил. Герои «Крепкого орешка» — забавные мальчишки по сравнению с русским рыцарем в черной одежде.

Архимандрит Алипий (Воронов): лучшая защита — наступление

Пройдя всю войну с 1942 года до Берлина, он стал монахом. Уже на посту настоятеля одного из последних незакрытых русских монастырей он дал бой многократно превосходящему врагу. Он боролся и победил. Герои «Крепкого орешка» — забавные мальчишки по сравнению с русским рыцарем в черной одежде.

Иван Михайлович Воронов, будущий архимандрит и иконописец, родился в 1914 году в бедной крестьянской семье в селе Торчиха Московской губернии. После окончания сельской школы в 1926 году он вместе с отцом и старшим братом переехал жить и учиться в Москву. По истечении девяти лет он два года жил в деревне, ухаживая за больной матерью. В 1932 году начал работать в Метрострое, учился в вечерней студии при Московском Союзе художников.А в 1936 году Воронов поступил в изостудию, организованную ВЦСПС, которую в те годы приравнивали к Академии художеств. В том же году Воронов был призван в Красную Армию, где прослужил два года. За это время Иван провел большую работу по организации творческих кружков и художественных студий при воинских частях Московского военного округа.

Демобилизованный в 1938 году, Иван Воронов устроился диспетчером-экспедитором на секретный военный завод No

.Им. К. Ворошилова, 58 (ныне ОАО «Импульс», на проспекте Мира). Здесь он встретил Великую Отечественную войну. Завод выпускал бомбы, необходимые фронту. Но когда линия фронта подошла к столице, заводские начальники в панике попытались эвакуироваться на служебных машинах. Бегство вождей за Урал, подальше от войны, было обычным явлением осенью 1941 года. Но Воронову хватило мужества не поддаться всеобщей панике. Молодой диспетчер не разрешил использовать заводскую технику для побега от начальства, но использовал ее для отправки бомб на фронт.

Обеспокоенный судьбой больной матери, Воронов уехал на несколько дней в родное село, а когда вернулся в столицу, обнаружил, что завод заброшен. Боссы все равно сбежали! Но в поле остались рабочие, с которыми Воронов решил возобновить производство бомб. Производство осуществлялось с риском для жизни. Немцы бомбили Москву, и любое попадание на завод могло превратить его в братскую могилу. Но выпуск бомб не прекращался ни на минуту, недоедающие и недосыпающие рабочие превышали дневную норму производства на 300%.Как вспоминал сам архимандрит Алипий, «наша военная фабрика была фронтом, и они никогда не покидали завод».

Иван Воронов был призван на фронт 21 февраля 1942 года. На войну пошел не только с пулеметом, но и с альбомом с красками.

Двигаясь по линии фронта, он сумел реставрировать иконы местным жителям и накормил весь отряд продуктами, которые местные жители передали ему для реставрации икон.

На фронте Иван Воронов создал несколько этюдов и картин, несколько альбомов «боевых эпизодов».Фронтовые работы мастера уже экспонировались в 1943 году в нескольких музеях СССР.

Командование поощряло «культурно-просветительскую работу среди личного состава части», которую проводил художник, и отметило умелое выполнение заданий «по обобщению боевого опыта и партийно-политической работы». «Вся работа товарища Воронова носит творческий характер и новизна. В боевой обстановке вел себя смело и мужественно. «

Иван Воронов отправился из Москвы в Берлин в составе 4-й танковой армии.Принимал участие во многих боевых действиях на Центральном, Западном, Брянском и Первом Украинском фронтах. Бог защитил будущего архимандрита, он не получил ни одной раны или сотрясения мозга. За участие в боях Воронов награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», орденом Красной Звезды и Знак «Гвардия». Всего артист-солдат получил 76 боевых наград и благодарностей.

Война оставила неизгладимый след в душе Ивана Воронова: «Война была настолько ужасной, что я дал слово Богу, что если я выживу в этой страшной битве, я обязательно пойду в монастырь». Став монахом Алипий, архимандрит Псково-Печорского монастыря, в своих проповедях он неоднократно обращался к военной тематике, часто вспоминал войну: «Я часто бывал в ночном дозоре и молился Богу, чтобы вражеские разведчики не встречались, чтобы не убить кто угодно.»

Иван Михайлович вернулся с войны известным художником.Как он сам вспоминает: «Осенью 1945 года, возвращаясь с фронта, я привез около тысячи разных рисунков, эскизов и эскизов и сразу же организовал индивидуальную выставку своих фронтовых работ в Доме Союзов в Москве. Эта выставка помогла мне стать членом горкома Союза художников Москвы и дала право работать художником. Каждый год я устраиваю одну-две индивидуальные или групповые выставки, которые показали мой рост как художника. «

Но карьера светского художника ему не нравилась.«В 1948 году, работая под открытым небом в Троице-Сергиевой лавре под Москвой, я был очарован красотой и самобытностью этого места сначала как художник, а затем как монах Лавры, и решил посвятить себя вечное служение Лавре ».

При поступлении в Троице-Сергиеву Лавру родная мать благословила его иконой Богородицы «Утоли мои печали», сказав: «Богородица, пусть он беззаботен». И он считал благословение своей матери эффективным. Во время пострига, когда нужно было определить его монашеское имя, правитель Лавры заглядывал в Календарь; Ближайшее имя, чтобы он был тут и именинником, оказалось Алипы, имя преподобного Алипия, известного иконописца Киева-Печерска.После пострижения отец Алипий сам посмотрел на Календарь и прочитал перевод своего нового имени: «беззаботный». Поэтому, когда представители власти пытались запугать его по телефону, он ответил: «Имейте в виду, я — Алипы — беспечный». И как его небесный покровитель отец Алипий был еще и иконописцем.

У него не было отдельной камеры. Правитель Лавры показал ему место в коридоре с условием, что если отец Алипий к утру за одну ночь устроит себе келью в этом коридоре, то эта келья будет его.Отец Алипы ответил: «Благослови». И за одну ночь сделал перегородки, обшил отгороженную камеру изнутри занозой, оштукатурил, побелил, устроил пол, покрасил. А утром губернатор Лавры очень удивился, когда пришел к отцу Алипию и увидел его в новой келье за ​​столом с горячим самоваром.

Вскоре он был удостоен священства, а в 1959 году назначен наместником Псково-Печерского монастыря. Алипи занимал этот ответственный пост с 1959 по 1975 год.

На его плечах лежала тяжелейшая задача: не только восстановить святыни и древности знаменитого Псково-Печерского монастыря. Но еще сложнее была другая задача — уберечь монастырь от закрытия властями.

Советское время в целом было временем самого жесткого ограничения всех свобод, включая свободу вероисповедания. Сотни тысяч людей, включая тысячи священников, монахов и епископов, были казнены властями только за их веру и верность Богу.Тысячи церквей были разрушены, остальные закрыты: даже в крупных городах власти пытались оставить открытой только один православный храм.

Война вынудила власти ослабить давление на Церковь и открыть некоторые из церквей. Но Хрущев начал новый виток борьбы с церковью. Обещал показать последнего священника по телевизору. То есть я с нетерпением ждал настоящего времени, когда телевидение заменит людей Богу, и надеялся дожить до них.

Заголовки центральных и местных изданий того времени: «Псково-Печерский монастырь — рассадник религиозного мракобесия», «Аллилуйя, присевший на корточки», «Наемники в рясах», «Лицемеры в рясах».Противостоять клевете было очень сложно, еще сложнее было сохранить монастырь. В донесениях, адресованных митрополиту Псковскому и Великолукскому Иоанну, архимандрит Алипий подчеркивал: «Газетные статьи, полные незаслуженных оскорблений и клеветы в адрес честных, добрых и добрых людей, оскорбления матерей и вдов погибших воинов — это их« идейная борьба » — изгнание тысяч священников и клириков, причем самых лучших. Сколько из них приходят к нам со слезами на глазах, что нигде не найти даже светской работы, их женам и детям нечем жить.«

Что мог один монах противопоставить аппарату подавления всемогущей власти? У него было только одно оружие. Но самое сильное оружие — это слово!

Смелость его слов поражает даже с наших либеральных времен. Как удивительно тогда звучало это смелое и твердое слово! Когда ему сказали: «Батюшка, тебя могут посадить …», — он ответил: «Они не посадят меня в тюрьму, я сам сажу их. У меня нет вины». Даже во время войны он узнал, что лучшая защита — это наступление.

Вот лишь несколько примеров того, как Alipy отражал атаки властей. Некоторые истории были рассказаны монахами, некоторые стали достоянием народной молвы и были рассказаны печерианами.

Государственные попрошайки

Архимандрит Алипий, будучи правителем, мог ответить резким словом любому. Городские власти позвонили ему однажды:

.

— Почему нельзя навести порядок? Ведь у вас в монастыре нищие!

«Прости меня, — отвечает отец Алипий, — но нищие не со мной, а с тобой.

— Как у нас?

— Все очень просто. Земля, если помните, была отнята у монастыря Святыми вратами. Нищие снаружи или внутри ворот?

— Снаружи.

— Итак, я говорю, что они у вас есть. А в моем монастыре всю братию напоили, накормили, одели и обували. А если вы не так сильно любите нищих, вы платите им пенсию в размере 500 рублей. И если после этого кто-то будет клянчить милостыню, это, я думаю, карается по закону.И у меня нет нищих.

Интервью для представителей науки и религии

В конце шестидесятых два журналиста журнала Science and Religion попытались взять у Алипия откровенное интервью.

— Кто тебя кормит? Они спросили.

Он указал на старушек. Они не поняли. Алипы объяснил:

— Один не вернулся с войны, два сына, другой — четверо. И они пришли к нам развеять свое горе.

— Вам не стыдно смотреть людям в глаза? — Другой вопрос.

— Значит мы — люди. Шестнадцать монахов — участники войны, в том числе и я. А если надо, ноги в сапогах, чепчик на голову: «Я явился по твоему приказу» …

Молитва о дожде

Летом в Псковскую область пришла засуха. Алипы попросил у райкома разрешения на шествие в Псков, чтобы просить дождя.

— А если не будет дождя? — спросил чиновник.

«Тогда голова у меня полетит», — ответил Алипы.

— А если — будет?

— Тогда это твое.

Крестный ход в Псков воспрещен. Монахи молились о дожде в монастыре, а работники райкома саркастически:

— Молитесь, а дождя нет!

«Вот, если бы вы помолились, пошел бы дождь», — отрезал Алипи.

После того, как монахи устроили крестный ход внутри монастыря, пошел дождь. Хотя, по прогнозам, тучи летели в другую сторону.

Защита рожка

Печерские власти не причинили вреда.Как-то летом председатель горисполкома прислал письмо, в котором говорится, что скоту монастыря запрещено покидать монастырские ворота. В ответном письме настоятель предупредил, что тогда «монастырское стадо прогонит туристов, а бык будет бодать проводников, которые фотографируют монахов и ведут отряд солдат в шляпах в храм в самые ответственные моменты поклонения. . »

Сказано — сделано. Несколько десятков коров заполнили монастырскую площадь, вытеснив туристов.А когда представитель власти попытался разогнать коров, бык — удивились сами монахи — загнал его на дерево и держал там до семи вечера.

Коровы праздновали победу на пастбище.

Выборы на Печерске

В советское время в выборах должны были участвовать все. Не исключая и монахов Псково-Печерского монастыря. Обычно ящик привозили прямо в монастырь, где проходила церемония голосования.Но теперь новый секретарь обкома, возмущенный несоответствующей монахам честью, приказал «прекратить безобразие». «Пусть приходят голосовать сами».

«Отлично, — сказал настоятель монастыря архимандрит Алипий, узнав об этом. И вот наступило воскресенье, долгожданный день выборов. После литургии и братской трапезы монахи выстроились по двое и с духовными песнопениями отправились через город к избирательному участку. Можно представить себе состояние гражданских советских граждан, наблюдающих за таким зрелищем.Когда в довершение всего монахи начали молебен прямо на избирательном участке, власти попытались выразить протест. «Так и должно быть у нас», — ответил отец Алипи. Проголосовав, монахи так же торжественно вернулись в монастырь через город. Позже урну стали возвращать на место.

Благословение коммунистам

Однажды в монастырь пришли два районных финансовых работника проверить доходы. Алипий спросил их:

— Кто вас уполномочил?

У них не было рецепта на бумаге.

— Народ нас авторизовал!

— Тогда на завтрашней службе мы попросим вас выйти к кафедре и спросить у людей, разрешил ли он вас, — предложил Алипы.

— Мы авторизовались партией! — уточнили инспекторы.

— Сколько человек в вашей партии?

— 20 миллионов.

— А в нашей церкви — 50 миллионов. Меньшинство не может диктовать большинству.

В следующий раз финансовые работники пришли с рецептом.Алипий ответил им, что, несмотря на предписание, он может санкционировать проверку только с благословения епископа епархии. Затем они связались с епископом епархии и получили «благословение».

— Вы коммунисты? — спросил их Алипы.

— Как вы, коммунисты, могли получить благословение от священнослужителя? Я сейчас позвоню в обком, завтра выгонят из партии.

Эти «товарищи» больше не вернулись.

Русский Иван

Сам архимандрит Алипий сказал:

«Во вторник, 14 мая этого года (1963 г.) игумен Ириней, экономист, организовал, как и во все предыдущие годы монашеской жизни, орошение и опрыскивание монастырского сада дождевой и снежной водой, которую мы собираем благодаря Плотину мы сделали возле беседки за крепостной стеной.Когда наши люди работали, к ним подошли шесть человек, потом еще двое; у одного из них в руках была мера, которой они делили землю бывшего монастырского сада. Стал ругать рабочих и запрещать откачку воды, сказал, что эта вода не твоя, приказал прекратить откачку. Наши люди пытались продолжить работу, но он подбежал к ним, схватил шланг и стал его вытаскивать, другой — фотоаппаратом — начал фотографировать наших людей …

Управляющий сказал этим незнакомым людям, что правитель пришел, идет и все ему объясняет.Один из них подошел. Остальные стояли поодаль и фотографировали нас; их осталось трое.

Оставив нас боком, мужчина в шляпе сказал: «Эх … батюшка!» Я ответил, что я отец для этих людей, а для вас я русский Иван, который до сих пор обладает способностью сокрушать клопов, блох, фашистов и всякую нечисть в целом.

Топор

Иногда противник заставлял Алипы прибегать к поистине «черному» юмору. Говорят, когда представители власти пришли к нему за ключами от пещер, в которых покоятся мощи святых основателей и братии монастыря, он встретил хулителей воинскими орденами и медалями и грозно крикнул келейнику:

— Отец Корнелиус, несите топор, теперь мы им головы отрубим!

Должно быть, это было очень страшно — так быстро и бесповоротно они убежали.

Монастырская чума

К прибытию очередной государственной комиссии по закрытию монастыря архимандрит Алипий вывесил на Святых вратах объявление о том, что в монастыре чума и, следовательно, он не может допустить комиссию на территорию монастыря. Комиссию возглавил А.И. Медведев, председатель комитета по культуре. К ней обратился отец Алипий:

«Простите, мне не жалко моих монахов, дураков, потому что они все равно прописаны в Царстве Небесном.Но Анна Ивановна и ваше начальство, я не могу вас впустить. Я за вас и ваше начальство на Страшном суде, не найду слов, как за вас ответить. Так что прости меня, я не открою тебе ворота.

А он сам — снова в самолете и в Москву. И снова заморачиваться, забивать пороги, и снова побеждать.

Попытка закрыть монастырь

Но, наверное, самый тяжелый момент для отца Алипия наступил, когда они пришли с подписанным приказом о закрытии монастыря.Здесь уже нельзя было отшутиться. Алипий бросил документ в огонь камина и сказал, что готов принять мученическую смерть, но не закрывает монастырь.

— Неужели так легко защищать монастырь? — спросили мы у старейшего жителя монастыря архимандрита Нафанаила, который хорошо помнил эти события.

— «Просто»? — Во всем надо видеть помощь Богородицы, — строго, с непоколебимой верой отвечал старец.- Без нее как они могли защищаться …

Благодаря Алипы Воронову Псково-Печерский монастырь — единственный русский монастырь, который никогда не закрывался. Он вложил много сил и средств в возрождение крепостных стен и башен, золочение большого купола Михайловского собора, организацию иконописной мастерской. В 1968 году усилиями о. В Алипии был объявлен всесоюзный поиск ценностей ризницы Псково-Печерского монастыря, вывезенной фашистскими захватчиками в 1944 году.Спустя пять лет монастырская утварь была найдена. В 1973 году представители посольства ФРГ в Ленинграде перенесли свои монастыри.

Fr. Алипия 12 марта 1975 года. Шестьдесят один год земной жизни, из которых 25 лет составляли монашескую жизнь.

Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов ; 28 июля, село Тарчиха, Лобановская волость, Бронницкий район, Московская губерния, Российская Империя — 12 марта, Псково-Печерский монастырь) — священник Русской Православной Церкви, архимандрит , иконописец, художник, коллекционер.С 28 июля 1959 года наместник Псково-Печерского монастыря.


Биография

Учеба и работа до Великой Отечественной войны

С 10 июля 1935 г. — член кружка художественной самодеятельности при Московском Союзе Советских Художников.

С 13 ноября 1938 г. по 21 февраля 1942 г. — диспетчер транспортного отдела военного завода № 58 им. К. Е. Ворошилова.

Участие в Великой Отечественной войне

В звании рядового, в должности стрелка стрелковой роты 16-й гвардейской механизированной бригады награжден медалью «За боевые заслуги» за оформление альбома по истории 4-й танковой армии.Приказ № 279 / н от 15.10.1944 г.

С августа 1944 года рядовой И.М.Воронов в политотделе 4-й гвардейской танковой армии, художник. За отличную работу и личное мужество, дисциплину и новизну творчества, трудолюбие и сознательность в сложной боевой обстановке и стремительных танковых маршах награжден орденом Красной Звезды. Приказ № 277 от 07.07.1945 г.

Смерть и погребение

Под руководством архимандрита Алипия монастырь восстановлен:

  • темный иконостас Успенской церкви,
  • Внутренняя роспись Михайловского собора,
  • Никольский храм.

В его коллекцию вошли картины И. Шишкина, А. Дубовского, И. Крамского, В. Васнецова, М. Нестерова, М. Добужинского, И. Горюшкина-Сорокопудова, П. Петровичева.

Западноевропейские работы включают картины фламандского художника Теодора Байерманса, французского художника Альфреда Гийона, антверпенского художника Теодора Ромбоутса и художника Андреа дель Сарто.

Передано 45 работ, в том числе картины И. Лампи, И. Локтева, Н. Клодта, И. Крамского, И. Айвазовского (4 картины), И.Шишкин, В. Поленов (6 картин), В. Васнецов, Б. Кустодиев, В. Бялыницкий-Бирули, И. Горюшкина-Скоропудов, Л. Бакст, В. Маковский.

Награды

Государственные награды

  • Орден Красной Звезды (8 июля 1945 г.)
  • Медаль «За боевые заслуги» (15 октября 1944 г.)
  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». (10 июля 1946 г.)
  • Медаль «За взятие Берлина» (8 января 1947 г.)
  • Медаль «За освобождение Праги» (10 февраля 1947 г.)
  • Медаль «В память 800-летия Москвы» (17 сентября 1948 г.)
  • Юбилейная медаль «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».»(1 декабря 1966 г.)
  • Юбилейная медаль «50 лет Вооруженных Сил СССР» (28 ноября 1969 г.)

Церковные награды

  • Орден Святого равноапостольного великого князя Владимира II степени (27 августа 1973 г.)
  • Орден Святого равноапостольного великого князя Владимира III степени (26 ноября 1963 г.)
  • Орден Христа Спасителя II степени (11 июля 1963 г., Антиохийская Православная Церковь)
  • Даровал право отслужить литургию с открытыми Царскими вратами до причастия стиха (1966)
  • Нательный крест (25 октября 1951 г.)
  • 8 октября 1953 г.)
  • Нательный крест с украшениями (9 сентября 1973 г.)
  • Патриаршая грамота (21 февраля 1954 г.)
  • Патриаршая грамота (23 марта 1963 г.)

Прочие награды

  • Знак «Гвардия» (15 апреля 1945 г.)
  • Знак Минобороны «25 лет Победы в Великой Отечественной войне» (1970)
  • Памятный знак «Народное ополчение Ленинграда» (30 ноября 1971 г.)
  • Знак «Ветеран 4-й гвардейской танковой армии» (1972 г.)

Написать отзыв на статью «Алипий (Воронов)»

Примечания

Ссылки

  • Андрей Пономарев. (Россия) (2001). Проверено 15 декабря, 2008.
  • с. Официальный сайт Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря … Проверено 15 декабря 2008 г.
  • Андрей Понамарев. с. Добро пожаловать в Псков (1997-2002). Проверено 15 декабря, 2008.
  • с. Russian Православие … Проверено 17 декабря 2008 г.
  • (документальный, ВГТРК Культура )
  • (документальный фильм, Государственная телерадиокомпания Псков , 2005)

Отрывок, характеризующий Алипия (Воронова)

— А! Весна? — сказал казак.
Его имя Винсент уже изменено: казаки — на весну, а мужчины и солдаты — на Висеня. В обеих экранизациях это напоминание о весне соответствовало представлению о мальчике.
— Там он грелся у костра. Привет, Висенья! Висенья! Весна! — слышались в темноте передаваемые голоса и смех.
— А мальчик умен, — сказал гусар, стоявший рядом с Петей. — Мы его накормили сегодня утром. Страсть была голодна!
В темноте послышались шаги и, плюхнув босыми ногами в грязь, барабанщик подошел к двери.
«Ах, c» est vous! «- сказал Петя.» Voulez vous manger? N «ayez pas peur, on ne vous fera pas de mal», — добавил он, робко и нежно коснувшись своей руки. — Entrez, entrez. , это вы! Хочешь поесть? Не бойся, они тебе ничего не сделают. Войдите, войдите.]
— Merci, месье, [Спасибо, сэр.] — ответил барабанщик. дрожащим, почти детским голосом и стал вытирать грязные ноги о порог … Петя хотел много сказать барабанщику, но не решался.Он, поеживаясь, стоял рядом с ним в подъезде. Затем в темноте он взял его руку и пожал ее.
«Entrez, entrez», — повторил он только нежным шепотом.
«О, что я мог с ним сделать!» — сказал себе Петя и, открыв дверь, пропустил мальчика.
Когда барабанщик вошел в избу, Петя сел подальше от него, считая унизительным для себя обращать на него внимание. Он только ощупывал деньги в кармане и сомневался, не постыдится ли отдать их барабанщику.

От барабанщика, которому по приказу Денисова дали водку, баранину и которого Денисов приказал одеть в русский кафтан, чтобы, не отправляя его с пленными, он остался с партией, внимание Пети отвлекло к приезду Долохова. Петя в армии слышал много рассказов о необычайной храбрости и жестокости Долохова с французами, и потому, когда Долохов вошел в хату, Петя, не сводя глаз, смотрел на него и все больше и больше воодушевлялся, подергивая поднятой головой, чтобы не быть недостойным даже такого общества, как Долохов.
Внешний вид Долохова странно поразил Петю своей простотой.
Денисов был одет в чекмень, носил бороду и на груди изображение Николая Чудотворца и по манере речи, на всех приемах показывал своеобразие своего положения. Долохов же, напротив, раньше в Москве, одетый в персидский костюм, теперь выглядел самым чопорным гвардейским офицером. Лицо у него было чисто выбрито, он был одет в стеганое охранное пальто с Георгием в петлице и в простую шапочку, которую прямо надевал.Он снял мокрый плащ в углу и, подойдя к Денисову, никого не приветствуя, тотчас стал расспрашивать о деле. Денисов рассказал ему о планах больших отрядов по транспорту, о том, как послать Петю, и о том, как он ответил обоим генералам. Затем Денисов рассказал все, что знал о положении французского отряда.
«Это правда, но вы должны знать, какие войска и сколько вам нужно будет уйти, — сказал Долохов. Не зная точно, сколько их, вы не сможете заниматься бизнесом.Мне нравится делать все аккуратно. А теперь, если кто-нибудь из джентльменов хочет пойти со мной в их лагерь. У меня с собой форма.
— Я, я… я пойду с тобой! — крикнул Петя.
«Тебе вообще не надо идти, — сказал Денисов, обращаясь к Долохову, — и я его никогда не впущу».
— Отлично! — закричал Петя, — почему бы мне не пойти? ..
— Да потому что незачем.
— Ну, вы меня извините, потому что … потому что … я пойду, вот и все. Ты возьмешь меня? — обратился он к Долохову.
— Зачем … — рассеянно ответил Долохов, вглядываясь в лицо французского барабанщика.
— Как давно у вас был этот парень? — спросил он Денисова.
— Сегодня взяли, но ничего не знают. Я оставил ему пг »и себя.
— Ну а остальные? — сказал Долохов.
— Как где? Денисов вскрикнул, внезапно покраснев:« А я смело скажу, что на моем совесть. Неужели вы хотите послать «хотите ли вы послать человека под конвоем в гоге», чем волшебник «ат, я», ямо, скажем, честь солдата.
— Вот молодой граф в шестнадцать лет, чтобы прилично выразить эти любезности, — сказал Долохов с холодной ухмылкой, — но тебе пора это оставить.
«Ну, я ничего не говорю, я просто говорю, что непременно поеду с тобой», — робко сказал Петя.
«А тебе и мне, брат, пора отказаться от этих любезностей», — продолжал Долохов, как будто находя особое удовольствие в разговоре на эту тему, которая раздражала Денисова. — Ну зачем ты взял это себе? — сказал он, качая головой.- Тогда почему вам его жалко? В конце концов, мы знаем эти ваши квитанции. Вы пошлете им сотню человек, и придут тридцать. Они умрут от голода или будут избиты. Так разве не взять их все равно?
Эсаул, прищурившись, одобрительно кивнул головой.
— Это все г «авно, тут нечего спорить. Не хочу браться за душу. Вы говорите» иди — помг «ут. Ну, боров» ошо. Если только не от меня.
Долохов засмеялся.
— Кто им не велел поймать меня двадцать раз? Но они все равно поймают меня и вас с вашим рыцарством на осине.Он сделал паузу. — Однако надо заниматься бизнесом. Пошлите моего казака со стаей! У меня две французские формы. Ну что, идем со мной? — спросил он Петю.
— Я? Да, да, конечно, — закричал Петя, краснея почти до слез, глядя на Денисова.
Опять, пока Долохов спорил с Денисовым о том, что делать с пленными, Петя неловко и поспешно почувствовал себя; но снова не успел хорошо понять, о чем они говорят. «Если так думают большие, известные люди, значит, так оно и есть, значит, это хорошо», — подумал он.- И главное, чтобы Денисов не смел думать, что я буду ему подчиняться, что он может мной командовать. Обязательно поеду с Долоховым во французский лагерь. Он может, и я могу.
На все убеждения Денисова не ехать, Петя ответил, что он тоже привык все делать аккуратно, а не наобум Лазаром и никогда не думал об опасности для себя.
— Потому что, — согласитесь сами , — если ты не знаешь правильно сколько их, от этого зависит жизнь, может сотни, а вот мы одни, а то я очень хочу этого, и я обязательно, я обязательно пойду, ты меня не удержишь , — сказал он, — будет только хуже…

Одетые во французские шинели и кивер, Петя и Долохов подъехали к поляне, с которой Денисов смотрел на лагерь, и, выйдя из леса в полной темноте, спустились в лощину. Проехав вниз, Долохов велел сопровождавшим его казакам подождать здесь и поехал большой рысью по дороге к мосту. Петя, замерзший от волнения, ехал рядом с ним.
«Если нас поймают, я живым не сдамся, у меня пистолет», — прошептал Петя.
«Не говори по-русски», — сказал Долохов быстрым шепотом, и в этот момент в темноте раздался звонок: «Qui vive?» [Кто идет?] И лязг пистолета.
Кровь прилила к лицу Пете, и он схватил пистолет.
— Lanciers du sixieme, [Уланы 6-го полка.] — сказал Долохов, не сокращая и не прибавляя скорости лошади. На мосту стояла черная фигура часового.
— Mot d «ordre? [Обзор?] — Долохов взял лошадь и пошел дальше.
— Dites donc, le полковник Жерар est ici? [Скажите, здесь полковник Жерар?] Он сказал.
» Mot d «ordre ! — сказал часовой, не отвечая, перекрывая дорогу.
— Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d «ordre…. — закричал Долохов, внезапно загорелся, врезавшись в часового. — Je vous demande si le полковник est ici? вспомните … Спрашиваю, здесь ли полковник?]
И, не дожидаясь ответа заблудшего часового, Долохов ступенькой поднялся на холм.
Заметив черную тень переходящего дорогу человека, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Этот человек с мешком на плече, солдат, остановился, подошел к лошади Долохова, дотронулся до нее рукой и просто и ласково сказал, что командир и офицеры выше на горе, с правой стороны, в двор хутора (так он называл хозяйскую усадьбу).
Пройдя по дороге, по обеим сторонам которой звучала французская наречия от костров, Долохов свернул во двор усадьбы. Пройдя ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылающему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котле на краю что-то кипело, и солдат в фуражке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, шевелил в нем шомполом.
— О, c «est un dur a cuire, [Вы не можете поладить с этим дьяволом.] — сказал один из офицеров, сидящих в тени на противоположной стороне от костра.
— Il les fera marcher les lapins … [Он пройдёт через них …] — со смехом сказал другой. Оба замолчали, всматриваясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, приближающихся с лошадьми к костру.
— Bonjour, господа! [Здравствуйте, господа!] — громко, отчетливо сказал Долохов.
Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, избегая огня, подошел к Долохову.
«C» est vous, Clement? «Он сказал.» D «ou, diable … [Это ты, Клемент? Где, черт возьми …] — но он не кончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как на чужого, поздоровался с Долоховым, спрашивая, как он может служить. Долохов сказал, что они с товарищем догоняют их полк, и спросил, обращаясь ко всем в целом, знают ли офицеры что-нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры стали осматривать его и Долохова враждебно и подозрительно.Все молчали несколько секунд.
— Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, [Если вы рассчитываете на обед, значит, вы опаздываете.] — раздался голос из-за огня со сдержанным смехом.
Долохов ответил, что они сыты и что им нужно ехать ночью.
Он передал лошадей солдату в котелке и присел у костра рядом с длинношеим офицером. Этот офицер, не сводя глаз, посмотрел на Долохова и снова спросил его: что это за полк? Долохов не ответил, как будто не слышал вопроса, и, закурив короткую французскую трубку, которую вынул из кармана, спросил офицеров, насколько безопасна дорога от казаков впереди них.
— Les brigands sont partout, [Эти грабители повсюду.] — ответил офицер из-за огня.
Долохов сказал, что казаки страшны только для таких отсталых, как он и его товарищ, но что казаки, вероятно, не решились атаковать большие отряды, — добавил он вопросительно. Никто ничего не ответил.
«Ну, а теперь он уйдет», — каждую минуту думал Петя, стоя перед огнем и слушая его разговор.
Но Долохов завел разговор, который снова прекратился и стал прямо спрашивать, сколько у них людей в батальоне, сколько батальонов, сколько пленных.На вопрос о русских пленных, которые находились в их отряде, Долохов ответил:
— La vilaine affaire de trainer ces cadavres apres soi. Vaudrait mieux fusiller cette canaille, [Плохо носить с собой эти трупы. Лучше бы застрелить этого ублюдка.] — и засмеялся таким странным смехом, что Пете показалось, что французы теперь распознают обман, и он невольно отступил на шаг от огня. На слова и смех Долохова никто не ответил, а французский офицер, которого не было видно (он лежал закутанный в шинель), встал и что-то прошептал товарищу.Долохов встал и подозвал солдата с лошадьми.
«Подавать ли лошадей или нет?» — подумал Петя, невольно подходя к Долохову.
Лошади обслужены.
— Bonjour, мсье, [Здесь: до свидания, господа.] — сказал Долохов.
Петя хотел сказать bonsoir [добрый вечер] и не мог закончить слово. Офицеры что-то шептали друг другу. Долохов долго сидел на лошади, которая не стояла; затем он шагнул за ворота. Петя ехал рядом с ним, желая и не смея оглядываться, чтобы посмотреть, бегут ли французы за ними или нет.
Выехав на дорогу, Долохов поехал не обратно в поле, а по деревне. В какой-то момент он остановился, прислушиваясь.
— Слышишь? — он сказал.
Петя узнал звуки русских голосов, увидел у костров темные фигуры русских пленных. Спустившись к мосту, Петя и Долохов проехали через часового, который, не говоря ни слова, мрачно прошел по мосту и въехал в лощину, где ждали казаки.
— Ну а теперь до свидания. Скажи Денисову, что на рассвете, при первом же выстреле, — сказал Долохов и хотел ехать, но Петя схватил его за руку.
— Нет! — воскликнул он, — ты такой герой. Ой, как хорошо! Как чудесно! Как я люблю тебя.
— Хорошо, хорошо, — сказал Долохов, но Петя не отпустил его, и в темноте Долохов увидел, что Петя наклоняется к нему. Он хотел поцеловаться. Долохов поцеловал его, засмеялся и, повернув коня, скрылся в темноте.

X
Вернувшись на гауптвахту, Петя обнаружил Денисова в подъезде. Денисов, взволнованный, взволнованный и раздраженный на себя, что он отпустил Петю, ждал его.
— Слава Богу! Он крикнул. — Ну, слава Богу! — повторил он, слушая восторженный рассказ Пети. «А зачем тебя брать, я не спал из-за тебя!» — сказал Денисов. «Ну, слава богу, теперь иди спать. Очередной вздг «поедим утг» а.
— Да … Нет, — сказал Петя. — Пока не хочется спать. Да, я знаю, что если я засну, все кончено. А потом я привык не спать перед боем.
Петя какое-то время сидел в избе, радостно вспоминая подробности своего путешествия и живо представляя, что будет завтра.Затем, заметив, что Денисов заснул, он встал и вышел во двор.
На улице было еще совсем темно. Дождь прошел, но капли все еще падали с деревьев. Рядом с гауптвахтой были видны черные фигуры казачьих избы и связанных вместе лошадей. За хижиной стояли две повозки с лошадьми, а в овраге краснел умирающий огонь. Не все казаки и гусары спали: кое-где можно было слышать, вместе со звуком падающих капель и приближающимся звуком жевания лошадей, низкие, как бы шепчущиеся голоса.
Петя вышел из подъезда, огляделся в темноте и подошел к грузовикам. Кто-то храпел под телегами, а вокруг оседлали лошадей, жевали овес. В темноте Петя узнал свою лошадь, которую назвал Карабахской, хотя это была малороссийская лошадь, и подошел к ней.
«Ну, Карабах, завтра обслужим», — сказал он, нюхая ее ноздри и целуя.
— Что, сэр, вы не спите? — сказал казак, сидевший под телегой.
— Нет; и … Лихачев, кажется, ваше имя? В конце концов, я только что приехал. Мы пошли к французам. — А Петя подробно рассказал казаку не только о своей поездке, но и о том, зачем он поехал и почему считает, что лучше рисковать жизнью, чем делать Лазаря наугад.
— Ну пошли бы спать, — сказал казак.
— Нет, привык, — ответил Петя. — Что, у вас в пистолетах нет кремня? Я привез с собой. Разве это не нужно? Возьми это.
Казак выглянул из-под телеги, чтобы взглянуть на Петю.
«Потому что я привык все делать аккуратно, — сказал Петя. — Остальные не собираются, потом жалеют. Мне это не нравится.
«Это точно», — сказал казак.
— А еще, пожалуйста, милый, заточи мою саблю; тупая … (но Петя боялся соврать) ее так и не отточили. Я могу сделать это?
— Да ведь можно.
Лихачев встал, порылся в рюкзаках, и вскоре Петя услышал воинственный стук о глыбу. Он забрался в фургон и сел на его край. Казак точил саблю под телегу.
— Ну что молодцы спят? — сказал Петя.
— Кто спит и кто такой.
— А что с мальчиком?
— Тогда весна? Он там, в сенце, рухнул. Сон со страхом. Я был рад этому.
После этого Петя долго молчал, прислушиваясь к звукам. В темноте послышались шаги, и появилась черная фигура.
— Что точишь? — спросил мужчина, подходя к повозке.
— Но заточить мастерскую саблю.
«Хорошая вещь», — сказал человек, который показался Питу гусаром.- У тебя еще есть чашка?
— А там за рулем.
Гусар взял кубок.
— Наверное, скоро свет, — сказал он, зевая, и куда-то пошел.
Петя должен был знать, что он в лесу, в компании Денисова, за версту от дороги, что он сидит на отбитой от французов телеге, возле которой привязаны лошади, что под ним сидит казак Лихачев и точил саблю, чтобы было большое черное пятно справа — гауптвахта, а внизу слева — яркое красное пятно — горящий костер, что пришедший за чашей — гусар, который хотел пить; но он ничего не знал и не хотел этого знать.Он был в волшебном царстве, в котором не было ничего похожего на реальность. Большое черное пятно, может быть, там была гауптвахта, а может, здесь была пещера, ведущая в самые глубины земли. Красное пятно могло быть огнем или глазом огромного монстра. Может, он сейчас как бы сидит на повозке, но вполне возможно, что он сидит не на повозке, а на ужасно высокой башне, с которой, если бы он упал, он бы летел на землю весь день, целый месяц — все летают и не доходят … Может быть, под грузовиком сидит просто казак Лихачев, но очень может быть, что это самый добрый, самый храбрый, самый замечательный, самый превосходный человек на свете, которого никто знает.Возможно, это было так, будто гусар проходил мимо за водой и вошел в лощину, а может, он просто исчез из поля зрения и совсем исчез, а его там не было.
Что бы Петя сейчас ни увидел, ничто бы его не удивило. Он был в волшебном царстве, где все было возможно.
Он посмотрел на небо. И небо было волшебным, как земля. Небо прояснялось, и облака быстро пролетали над вершинами деревьев, словно открывая звезды. Иногда казалось, что небо проясняется и показывает черное чистое небо.Иногда казалось, что эти черные пятна были облаками. Иногда казалось, что небо высокое, поднимающееся высоко над головой; иногда небо опускалось полностью, так что вы могли дотянуться до него рукой.
Петя стал закрывать глаза и раскачиваться.
Капли капали. Был тихий разговор. Лошади смеялись и дрались. Кто-то храпел.
— Горение, горение, горение, горение … — засвистела заточенная сабля. И вдруг Петя услышал стройный музыкальный хор, исполняющий какой-то незнакомый, торжественно-сладкий гимн.Петя был музыкален, как и Наташа, и больше, чем Николай, но музыкой никогда не занимался, никогда не думал о музыке, поэтому мотивы, которые внезапно приходили ему в голову, были для него особенно новыми и привлекательными. Музыка играла все громче и громче. Мелодия росла, переходила от одного инструмента к другому. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего представления о том, что это за фуга. Каждый инструмент, иногда похожий на скрипку, иногда на трубы — но лучше и чище, чем скрипки и трубы, — каждый инструмент играл сам по себе и, прежде чем закончить мелодию, сливался с другим, который начинался почти так же, и с третьего, и с четвертым, и все они слились в одно, и снова рассеялись, и снова слились, то в торжественной церкви, то в ярко сияющей и победоносной.

Пройдя всю войну с 1942 года до Берлина, он стал монахом. Уже на посту настоятеля одного из последних незакрытых русских монастырей он дал бой многократно превосходящему врагу. Он боролся и победил. Герои «Крепкого орешка» — забавные мальчишки по сравнению с русским рыцарем в черной одежде.

Иван Михайлович Воронов, будущий архимандрит и иконописец, родился в 1914 году в бедной крестьянской семье в селе Торчиха Московской губернии. После окончания сельской школы в 1926 году он вместе с отцом и старшим братом переехал жить и учиться в Москву.По истечении девяти лет он два года жил в деревне, ухаживая за больной матерью. В 1932 году начал работать в Метрострое, учился в вечерней студии при Московском Союзе художников. А в 1936 году Воронов поступил в изостудию, организованную ВЦСПС, которую в те годы приравнивали к Академии художеств. В том же году Воронов был призван в Красную Армию, где прослужил два года. За это время Иван провел большую работу по организации творческих кружков и художественных студий при воинских частях Московского военного округа.

Демобилизованный в 1938 году, Иван Воронов устроился диспетчером-экспедитором на секретный военный завод № 58 им. К. Ворошилова (ныне ОАО «Импульс», на проспекте Мира). Здесь он встретил Великую Отечественную войну. Завод выпускал бомбы, необходимые фронту. Но когда линия фронта подошла к столице, заводское начальство в панике попыталось эвакуироваться на служебном транспорте. Бегство вождей за Урал, подальше от войны, было обычным явлением осенью 1941 года. Но Воронову хватило мужества не поддаться всеобщей панике.Молодой диспетчер не разрешал использовать заводскую технику для побега от боссов, но использовал их для отправки бомб на фронт.

Обеспокоенный судьбой больной матери, Воронов уехал на несколько дней в родное село, а когда вернулся в столицу, обнаружил, что завод заброшен. Боссы все равно сбежали! Но в поле остались рабочие, с которыми Воронов решил возобновить производство бомб. Производство осуществлялось с риском для жизни. Немцы бомбили Москву, и любое попадание на завод могло превратить его в братскую могилу.Но выпуск бомб не прекращался ни на минуту, недоедающие и недосыпающие рабочие превышали дневную норму производства на 300%. Как вспоминал сам архимандрит Алипий, «наша военная фабрика была как прифронтовая, и они никогда не покидали завод».

Иван Воронов был призван на фронт 21 февраля 1942 года. На войну пошел не только с пулеметом, но и с альбомом с красками.

Двигаясь по линии фронта, он сумел реставрировать иконы местным жителям и накормил весь отряд продуктами, которые местные жители передали ему для реставрации икон.

На фронте Иван Воронов создал несколько этюдов и картин, несколько альбомов «боевых эпизодов». Фронтовые работы мастера уже экспонировались в 1943 году в нескольких музеях СССР.

Командование поощряло «культурно-просветительскую работу среди личного состава части», которую проводил художник, и отметило умелое выполнение заданий «по обобщению боевого опыта и партийно-политической работы». «Вся работа товарища Воронова носит творческий характер и новизна.В боевой обстановке вел себя смело и мужественно. «

Иван Воронов отправился из Москвы в Берлин в составе 4-й танковой армии. Принимал участие во многих боевых действиях на Центральном, Западном, Брянском и Первом Украинском фронтах. Бог защитил будущего архимандрита, он не получил ни одной раны или сотрясения мозга. За участие в боях Воронов награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», орден Красной Звезды.Всего артист-солдат получил 76 боевых наград и благодарностей.

Война оставила неизгладимый след в душе Ивана Воронова: «Война была настолько ужасной, что я дал слово Богу, что если я выживу в этой страшной битве, я обязательно пойду в монастырь». Став монахом Алипий, архимандрит Псково-Печорского монастыря, в своих проповедях он неоднократно обращался к военной тематике, часто вспоминал войну: «Я часто бывал в ночном дозоре и молился Богу, чтобы вражеские разведчики не встречались, дабы не убить кто угодно.«

Иван Михайлович вернулся с войны известным художником. Но карьера светского художника ему не нравилась. «В 1948 году, работая под открытым небом в Троице-Сергиевой лавре под Москвой, я был очарован красотой и самобытностью этого места сначала как художник, а затем как монах Лавры, и решил посвятить себя вечное служение Лавре ».

При поступлении в Троице-Сергиеву Лавру родная мать благословила его иконой Богородицы «Утоли мои печали», сказав: «Богородица, пусть он беззаботен.И он увидел в благословении матери действенное. Во время пострига, когда нужно было определить его монашеское имя, правитель Лавры заглянул в Календарь; ближайшее имя, чтобы он был тут и именинник, повернулся «Алипий», имя преподобного Алипия, известного иконописца, воспитанного Киево-Печерской Лаврой. После пострига отец Алипий сам взглянул на Календарь и прочитал перевод своего нового имени: « беззаботный ». Поэтому, когда представители власти попытались запугать его по телефону, он ответил:« Имейте в виду, я — Алипы — беспечный.»И как его небесный покровитель отец Алипий был еще и иконописцем.

У него не было отдельной камеры. Правитель Лавры показал ему место в коридоре с условием, что если отец Алипий к утру за одну ночь устроит себе келью в этом коридоре, то эта келья будет его. Отец Алипы ответил: «Благослови». И за одну ночь сделал перегородки, обшил отгороженную камеру изнутри занозой, оштукатурил, побелил, устроил пол, покрасил. А утром губернатор Лавры очень удивился, когда пришел к отцу Алипию и увидел его в новой келье за ​​столом с горячим самоваром.

Вскоре он был удостоен священства, а в 1959 году назначен наместником Псково-Печерского монастыря. Алипи занимал этот ответственный пост с 1959 по 1975 год.

На его плечах лежала тяжелейшая задача: не только восстановить святыни и древности знаменитого Псково-Печерского монастыря. Но еще сложнее была другая задача — уберечь монастырь от закрытия властями.

Советское время в целом было временем самого жесткого ограничения всех свобод, включая свободу вероисповедания.Сотни тысяч людей, включая тысячи священников, монахов и епископов, были казнены властями только за их веру и верность Богу. Тысячи церквей были разрушены, остальные закрыты: даже в крупных городах власти пытались оставить открытой только один православный храм.

Война вынудила власти ослабить давление на Церковь и открыть некоторые из церквей. Но Хрущев начал новый виток борьбы с церковью. Обещал показать последнего священника по телевизору.То есть я с нетерпением ждал настоящего времени, когда телевидение заменит людей Богу, и надеялся дожить до них.

Заголовки центральных и местных изданий того времени: «Псково-Печерский монастырь — рассадник религиозного мракобесия», «Аллилуйя, присевший на корточки», «Наемники в рясах», «Лицемеры в рясах». Противостоять клевете было очень сложно, еще сложнее было сохранить монастырь. В донесениях, адресованных митрополиту Псковскому и Великолукскому Иоанну, архимандрит Алипий подчеркивал: «Газетные статьи, полные незаслуженных оскорблений и клеветы в адрес честных, добрых и добрых людей, оскорбления матерей и вдов погибших воинов — это их« идейная борьба » — изгнание тысяч священников и клириков, причем самых лучших.Сколько из них приходят к нам со слезами на глазах, что нигде не найти даже светской работы, их женам и детям нечем жить. «

Что мог один монах противопоставить аппарату подавления всемогущей власти? У него было только одно оружие. Но самое сильное оружие — это слово!

Смелость его слов поражает даже с наших либеральных времен. Как удивительно тогда звучало это смелое и твердое слово! Когда ему сказали: «Отец, тебя могут посадить …», он ответил: «Они не посадят меня в тюрьму, я сам их посадю.У меня нет вины. «Еще во время войны он узнал, что лучшая защита — это наступление.

Вот лишь несколько примеров того, как Alipy отражал атаки властей. Некоторые истории были рассказаны монахами, некоторые стали достоянием народной молвы и были рассказаны печерианами.

Государственные нищие

Архимандрит Алипий, будучи правителем, мог ответить резким словом любому. Городские власти позвонили ему однажды:

.

— Почему нельзя навести порядок? Ведь у вас в монастыре нищие!

«Прости меня, — отвечает отец Алипий, — но нищие не со мной, а с тобой.

— Как у нас?

— Все очень просто. Земля, если помните, была отнята у монастыря Святыми вратами. Нищие снаружи или внутри ворот?

— Снаружи.

— Итак, я говорю, что они у вас есть. А в моем монастыре всю братию напоили, накормили, одели и обували. А если вы не так сильно любите нищих, вы платите им пенсию в размере 500 рублей. И если после этого кто-то будет клянчить милостыню, это, я думаю, карается по закону.И у меня нет нищих.

Интервью для представителей науки и религии

В конце шестидесятых два журналиста журнала Science and Religion попытались взять у Алипия откровенное интервью.

— Кто тебя кормит? Они спросили.

Он указал на старушек. Они не поняли. Алипы объяснил:

— Один не вернулся с войны, два сына, другой — четверо. И они пришли к нам развеять свое горе.

— Вам не стыдно смотреть людям в глаза? — Другой вопрос.

— Значит мы — люди. Шестнадцать монахов — участники войны, в том числе и я. А если надо, ноги в сапогах, чепчик на голову: «Я явился по твоему приказу» …

Молитва о дожде

Летом в Псковскую область пришла засуха. Алипы попросил у райкома разрешения на шествие в Псков, чтобы просить дождя.

— А если не будет дождя? — спросил чиновник.

«Тогда голова у меня полетит», — ответил Алипы.

— А если — будет?

— Тогда это твое.

Крестный ход в Псков воспрещен. Монахи молились о дожде в монастыре, а работники райкома саркастически:

— Молитесь, а дождя нет!

«Вот, если бы вы помолились, пошел бы дождь», — отрезал Алипи.

После того, как монахи устроили крестный ход внутри монастыря, пошел дождь. Хотя, по прогнозам, тучи летели в другую сторону.

Рупор

Печерские власти не причинили вреда. Как-то летом председатель горисполкома прислал письмо, в котором говорится, что скоту монастыря запрещено покидать монастырские ворота. В ответном письме настоятель предупредил, что тогда «монастырское стадо прогонит туристов, а бык будет бодать проводников, которые фотографируют монахов и ведут отряд солдат в шляпах в храм в самые ответственные моменты поклонения. .«

Сказано — сделано. Несколько десятков коров заполнили монастырскую площадь, вытеснив туристов. А когда представитель власти попытался разогнать коров, бык — удивились сами монахи — загнал его на дерево и держал там до семи вечера.

Коровы праздновали победу на пастбище.

Выборы на Печерске

В советское время в выборах должны были участвовать все. Не исключая и монахов Псково-Печерского монастыря.Обычно ящик привозили прямо в монастырь, где проходила церемония голосования. Но теперь новый секретарь обкома, возмущенный несоответствующей монахам честью, приказал «прекратить безобразие». «Пусть приходят голосовать сами».

«Отлично, — сказал настоятель монастыря архимандрит Алипий, узнав об этом. И вот наступило воскресенье, долгожданный день выборов. После литургии и братской трапезы монахи выстроились по двое и с духовными песнопениями отправились через город к избирательному участку.Можно представить себе состояние гражданских советских граждан, наблюдающих за таким зрелищем. Когда в довершение всего монахи начали молебен прямо на избирательном участке, власти попытались выразить протест. «Так и должно быть у нас», — ответил отец Алипи. Проголосовав, монахи так же торжественно вернулись в монастырь через город. Позже урну стали возвращать на место.

Благословение коммунистам

Однажды в монастырь пришли два районных финансовых работника проверить доходы.Алипий спросил их:

— Кто вас уполномочил?

У них не было рецепта на бумаге.

— Народ нас авторизовал!

— Тогда на завтрашней службе мы попросим вас выйти к кафедре и спросить у людей, разрешил ли он вас, — предложил Алипы.

— Мы авторизовались партией! — уточнили инспекторы.

— Сколько человек в вашей партии?

— 20 миллионов.

— А в нашей церкви — 50 миллионов.Меньшинство не может диктовать большинству.

В следующий раз финансовые работники пришли с рецептом. Алипий ответил им, что, несмотря на предписание, он может санкционировать проверку только с благословения епископа епархии. Затем они связались с епископом епархии и получили «благословение».

— Вы коммунисты? — спросил их Алипы.

— Как вы, коммунисты, могли получить благословение от священнослужителя? Я сейчас позвоню в обком, завтра выгонят из партии.

Эти «товарищи» больше не вернулись.

Русский Иван

Сам архимандрит Алипий сказал:

«Во вторник, 14 мая этого года (1963 г.) игумен Ириней, экономист, организовал, как и во все предыдущие годы монашеской жизни, орошение и опрыскивание монастырского сада дождевой и снежной водой, которую мы собираем благодаря Плотину мы сделали возле беседки за крепостной стеной. Когда наши люди работали, к ним подошли шесть человек, потом еще двое; у одного из них в руках была мера, которой они делили землю бывшего монастырского сада.Стал ругать рабочих и запрещать откачку воды, сказал, что эта вода не твоя, приказал прекратить откачку. Наши люди пытались продолжить работу, но он подбежал к ним, схватил шланг и стал его вытаскивать, другой — фотоаппаратом — начал фотографировать наших людей …

Управляющий сказал этим незнакомым людям, что правитель пришел, идет и все ему объясняет. Один из них подошел. Остальные стояли поодаль и фотографировали нас; их осталось трое.

Оставив нас боком, мужчина в шляпе сказал: «Эх … батюшка!» Я ответил, что я отец для этих людей, а для вас я русский Иван, который до сих пор обладает способностью сокрушать клопов, блох, фашистов и всякую нечисть в целом.

Топор

Иногда противник заставлял Алипы прибегать к поистине «черному» юмору. Говорят, когда представители власти пришли к нему за ключами от пещер, в которых покоятся мощи святых основателей и братии монастыря, он встретил хулителей воинскими орденами и медалями и грозно крикнул келейнику:

— Отец Корнелиус, несите топор, теперь мы им головы отрубим!

Должно быть, это было очень страшно — так быстро и бесповоротно они убежали.

Монашеская чума

К прибытию очередной государственной комиссии по закрытию монастыря архимандрит Алипий вывесил на Святых вратах объявление о том, что в монастыре чума и, следовательно, он не может допустить комиссию на территорию монастыря. Комиссию возглавил А.И. Медведев, председатель комитета по культуре. К ней обратился отец Алипий:

«Простите, мне не жалко моих монахов, дураков, потому что они все равно прописаны в Царстве Небесном.Но Анна Ивановна и ваше начальство, я не могу вас впустить. Я за вас и ваше начальство на Страшном суде, не найду слов, как за вас ответить. Так что прости меня, я не открою тебе ворота.

А он сам — снова в самолете и в Москву. И снова заморачиваться, забивать пороги, и снова побеждать.

Попытка закрыть монастырь

Но, наверное, самый тяжелый момент для отца Алипия наступил, когда они пришли с подписанным приказом о закрытии монастыря.Здесь уже нельзя было отшутиться. Алипий бросил документ в огонь камина и сказал, что готов принять мученическую смерть, но не закрывает монастырь.

— Неужели так легко защищать монастырь? — спросили мы у старейшего жителя монастыря архимандрита Нафанаила, который хорошо помнил эти события.

— «Просто»? — Во всем надо видеть помощь Богородицы, — строго, с непоколебимой верой отвечал старец.- Без нее как они могли защищаться …

Благодаря Алипы Воронову Псково-Печерский монастырь — единственный русский монастырь, который никогда не закрывался. Он вложил много сил и средств в возрождение крепостных стен и башен, золочение большого купола Михайловского собора, организацию иконописной мастерской. В 1968 году усилиями о. В Алипии был объявлен всесоюзный поиск ценностей ризницы Псково-Печерского монастыря, вывезенной фашистскими захватчиками в 1944 году.Спустя пять лет монастырская утварь была найдена. В 1973 году представители посольства ФРГ в Ленинграде перенесли свои монастыри.

Fr. Алипия 12 марта 1975 года. Шестьдесят один год земной жизни, из которых 25 лет составляли монашескую жизнь.

Взаимодействие с другими людьми
(
11
Голосов: 3.64
из 5)

Преподобный Амвросий Оптинский
Иеромонах Василий Росляков
Праведник Алексий Мечев ( Александра Ярмолович )

Святой праведный Иоанн Кронштадтский ( «Святой праведный Иоанн Кронштадтский в воспоминаниях современников».«Москва, 1998. )

Преподобный Серафим Вырицкий
Святой Лука (Войно-Ясенецкий) ( Валерия Посашко )

Преподобный Серафим Саровский

православный календарь. Православный календарь для android Приложение ABC of Faith

Православный календарь необходим верующим, даже тем, кто давно почитает религию, ходит в церковь и знает много христианских праздников. Это важно для соблюдения многодневных и кратковременных постов, а также для почитания церковных событий.

Православный календарь характеризуется изменчивостью многих дат, называемых переходными датами, которые нелегко запомнить.

Особенности церковного календаря на 2019 год

Вы можете скачать календарь публикаций на 2019 год на свой смартфон с ОС Android. В документе содержится полный список праздников и памятных дней … Приложение иллюстрировано иконами, на память написаны жития святых, кондаки и тропари.

Программа включает полный объем информации, необходимый каждому верующему, а также евангельские чтения и дни поминовения усопших.Здесь вы найдете информацию о сухом питании, безмасляных обедах и разгрузочных днях. Информация о постах собрана на основе древних монастырских традиций.

Интерфейс в приложении простой и интуитивно понятный — любую информацию можно найти в пару кликов. При выборе желаемого дня месяца на экране появится информация об особенностях отмеченного дня, которые соответствуют канонам Русской Церкви.

Православный календарь на 2019 год поможет вам быть в курсе любых церковных событий, запланированных на текущий год.

Скриншоты

Застройщик Правжизнь

Приложение создано Благотворительным фондом «Правжизнь». Его уникальность состоит в том, что он одновременно содержит православный календарь с указанием постов, праздников, дней поминовения святых, а также тропари, кондаки и каноны дня; полный православный молитвенник, Библия и Мемориал, в котором пользователь может сохранять имена людей, за которых он молится.

1. Библия
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.mav.bible&hl\u003dru
Разработчик Артем Мороз

Синодальный русский перевод Библии.
Это приложение содержит толкования святых отцов: Иоанна Златоуста, блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарии, преподобного Ефрема Сирийского.

2.
Святое Евангелие
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.simplesoftwarestudio.evangelie&hl\u003dru
Разработчик Простой Программное обеспечение Studio
Святое Евангелие на русском и церковнославянском языках.

3. Псалтырь
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.simplesoftwarestudio.psaltyr&hl\u003dru
Developer Simple Software Studio
Псалтырь, полный текст на церковнославянском языке, с акцентами , разделенные на кафизмы.
Приложение содержит все псалмы, молитвы перед чтением псалмов и после прочтения псалмов.
Вы можете прочитать текст на русском или церковнославянском (по выбору читателя).
В приложение также входит «Чтение Псалтири по умершим».
Приложение также содержит шесть псалмов, которые читаются в начале утрени (Псалтирь 3, 37, 62, 87, 102, 142).
Приложение также содержит «Подбородок чтения двенадцати псалмов».

4. Молитвенник
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.simplesoftwarestudio.molitvoslov&hl\u003dru
Разработчик Simple Software Studio
Основные молитвы можно читать церковнославянской письменностью
Молитвенник также включает Аккафисты, двенадцать праздников, Пресвятой Богородице, святых, избранные псалмы

5.Память
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dorg.alexsem.memor.activity&hl\u003dru
Разработчик Александр Семенюк
Приложение позволяет удобно организовать и просмотреть персональный мемориал ( комплект памятных записок православного христианина «О здоровье» и «На покое».
Программа оснащена удобными инструментами редактирования, которые позволяют за считанные минуты заполнить мемориал еще большим количеством имен.
Созданный таким образом мемориал можно читать ежедневно при выполнении правил утренней и вечерней молитвы.

6.
Жития святых на каждый день
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.alexey.test&hl\u003dru
Разработчик Грешный раб бога

7.
Учения оптинских старцев
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.mav.optinskiestartsi&hl\u003dru
Разработчик Артем Мороз

8. Пасхальный красный
Ссылка https: // play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.appmk.book.AOUTPFDEQBRCLFOEY&hl\u003dru
Developer Hayabusa
Пасхальным утром 18 (5) апреля 1993 года в Оптиной пустыни сатанист убил трех своих жители: иеромонах Василий (Росляков), монахи Трофим (Татарников) и Ферапонт (Пушкарев).В колокольню звонили преподобные Ферапон и Трофим, возвещая пасхальную радость — они были убиты первыми, иеромонах Василий пошел в скит исповедовать молящихся, но у ворот скита, спеша на помощь братьям, его настиг убийца. ..
Они жили, прославляя Бога, а теперь Бог славит их …

9.
Невидимая брань (монах Никодим Святорец)
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.appmk.book.AOUTNFBGDASCFDTUG&hl\u003dru
Developer Hayabusa
Эта книга не учит ни о каком толковом видимая битва, а не о врагах, явных и телесных, а о мысленных и невидимых битвах, которые каждый христианин примет с того часа, когда он крестится и дает обет перед Богом — сражаться за Него, за славу Его божественного имени даже до смерти, и о бестелесных и скрытых врагах, которые суть различные страсти и похоти плоти, а также о злых и человеконенавистнических демонах, которые никогда не перестают сражаться против нас днем ​​и ночью.

10.
Моя жизнь во Христе (Цитаты из книги святого праведного Иоанна Кранштадтского)
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.mav.stioanncitates&hl\u003dru
Разработчик Артем Мороз

11.
Нечестивые святые (архимандрит Тихон Шевкунов)
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dru.teoretik.books.AOUHKDVNYGZIISEHA&hl\u003dru
Разработчик Teoretik 120003

Душа после смерти
Ссылка https: // play.google.com/store/apps/details?id\u003dlib.pravmir.ru.AOUUKDKUZYUOHTA&hl\u003dru
Разработчик Hayabusa

Эта книга преследует двоякую цель: во-первых, с точки зрения православного христианского учения о загробной жизни, дать объяснение современных «посмертных» переживаний, вызвавших такой интерес в некоторых религиозных и научных кругах; во-вторых, процитировать основные источники и тексты, содержащие православное учение о загробной жизни.
иеромонах Серафим (Роза)

13.Ответы молодым. Андрей Кураев.
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003difm.kuraev.molodym.AOUMJSVFKWRQLQVQ&hl\u003dru
Разработчик Институт управления объектами

В этой книге собраны ответы на те вопросы, которые я слышал на встречах с православной молодежью. О книгах, фильмах, рок-музыке, любви. Конечно, это лишь малая их часть. Значительная часть таких вопросов и ответов опубликована в книге «Церковь и молодежь: неизбежен ли конфликт» (Св.СПб, 2003). Этот сборник можно рассматривать как дополнение к нему.

14.
Афонские сказки (Александр Дворкин)
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dru.teoretik.books.AOUIGEXHLYLCGKXAK&hl\u003dru
Developer Teoretik
Книга Александра Дворкина может показаться необычной для тех, кто знаю этого автора исключительно по антисектантским и историко-церковным произведениям.
Книга построена как сборник рассказов, объединенных общей темой — житием афонского монашества.

15.
Православная библиотека
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dsu.missionary.androidbook&hl\u003dru
Разработчик Миссионерский отдел Московской епархии Русской Православной Церкви

16.
Интернет-радио — PCRADIO
Ссылка https://play.google.com/store/apps/details?id\u003dcom.maxxt.pcradio&hl\u003dru
Developer PCRADIO
Уникальность проекта в том, что все радиостанции в списке можно слушать при низкой скорости Интернета, сохраняя при этом отличное качество.Слушайте радиопередачи православных радиостанций (Радио Глагол, Радонеж, Град Петров, Радио Милосердие, Православное Радио, Радио Берег, Радио Благовещение, Радио Образ, Радио Вера, Воскресение »,« Радио Евангелие ») везде, где есть мобильный Интернет ( на скорости 24 кбит / с) .Потоки станций оптимизированы для прослушивания в «плохих» условиях интернета.
Плеер экономящий заряд батареи и управляемый с гарнитуры.
Радиостанции вы найдете в разделе «Религия, духовная»

На сегодня я закончу этот список.

К сказанному хочу добавить, что любители чтения духовной литературы могут скачать книги как святых отцов, так и современных авторов в электронном виде для планшетов и «ридеров» на следующих сайтах:
1. «Азбука веры».
Ссылка http://azbyka.ru/otechnik/
Правда, не все представленные книги можно скачать для чтения офлайн на этом сайте
2.
«Православие и мир»
Ссылка http://lib.pravmir.ru/
3. «Традиция.ру»
Ссылка http: // предание.ru / lib /

Если вышеприведенная информация оказалась для вас полезной, прошу помолиться за здоровье больного грешника Игоря.

Прочитать утреннее правило со смартфона в метро, ​​посмотреть рецепты бережливого питания в электронной кулинарной книге, заказать услуги онлайн, перевести слова с церковнославянского языка, послушать православное радио — все, что нужно мирянину, уже есть в мобильных приложениях разработчиков. Священники тоже пользуются приборами, мало кого сегодня удивит отец с планшетом в руках во время службы.Удобно и доступно, не нужно таскать с собой сервисные книжки и акафисты.

Из весьма внушительного списка, предлагаемого App Store и Google Play, мы выбрали наиболее ярких представителей православных мобильных приложений.

Библия

Это наиболее распространенный вид православных приложений. Самые популярные:

  • Библия. Синодальный перевод. «Содержит текст книг Священного Писания Ветхого и Нового Завета на современном русском языке.«
  • Православная литература: Библия, Евангелие, Православный молитвенник. По заявлению разработчиков, это приложение содержит наиболее полную коллекцию православной литературы, библиотека постоянно обновляется, ее озвучивают как священнослужители, церковные хоры, так и профессиональные дикторы.
  • Православная Библия + Молитвенник. Особенность: «Есть функция копирования фрагментов текста и создания заметок с последующим экспортом (социальные сети, электронная почта)».
  • Мобильная церковь: Библия.Как заявляет разработчик, «уникальность приложения в том, что оно создано по вашим идеям и предложениям, и поэтому оно будет вам ближе и полезнее, чем другие».

Православные календари

  • Православный календарь. «Создано при поддержке портала Православие.ру.

Отображает календарь в новом и старом стиле с указанием Пасхи, Великого и Двенадцати Великих праздников и Дней поста.

Есть возможность просмотреть молитвы и иконы почитаемых в указанный день святых.«

Обновленный, удобный, качественный календарь.

Молитвенники

  • Православный молитвенник. «В приложении собраны утренние молитвы и будущий сон, а также продолжение Святого Причастия на русском и старославянском языках. Создан при участии портала Православие.ру ».
  • Аудио-молитвенник: Православные молитвы, Библия, Евангелие. Только утренние молитвы и избранные тропари бесплатны.
  • Аудио молитвенник…. Бесплатно только утренние молитвы
  • Церковнославянский словарь

Православная библиотека: книги и средства массовой информации

  • Православная библиотека для всех. Застройщик — миссионерский отдел Московской епархии Русской Православной Церкви. Приятное приложение с довольно большим архивом бесплатной литературы (более 1800 книг), есть аудиокниги.
  • Православный журнал «Фома» — ежемесячный интерактивный журнал для мобильных устройств.Приложение бесплатное.
  • Из новинок, Православная медиатеки «Традиция» , которая была разработана на пожертвования посетителей портала «Традиция.ру».

Православное радио

  • Радио Вера — одна из самых популярных православных радиостанций с круглосуточным вещанием. В приложении, помимо прямой трансляции, вы можете слушать церковный календарь и толкование чтений Евангелия на каждый день.
  • Радио «Радонеж».Есть возможность послушать трансляцию онлайн.

Для детей

  • Библия для детей — игра, основанная на библейских историях … Красочная обучающая игра-викторина.
  • Детская Библия — только текст, без картинок.

Приложение для отправки заметок Вознесенско-Печерскому монастырю iReby (), всколыхнувшее когда-то православную общину, сейчас не обновляется, версия для Android не запущена. Была попытка собрать средства с помощью краудфандинга для приложения Disappearing Shrines (проект компании Rublev.ru), что, к сожалению, не увенчалось успехом. Возможно, спрос на православные мобильные приложения достаточно консервативен, но, скорее всего, у большинства православных разработчиков просто нет лишних сотен тысяч рублей на разработку менее качественного и интересного приложения. К тому же вряд ли когда-нибудь окупится; стандартные модели монетизации здесь не приживаются. Ждем, когда один из православных разработчиков повторит успех самого популярного мобильного приложения для мусульман Muslim Pro с многомиллионной аудиторией.

Синодальный русский перевод Библии. Содержит текст книг Священного Писания Ветхого и Нового Завета на современном русском языке. Перевод выполнен в XIX веке в полном соответствии с учением Православной Церкви. Единственный русский перевод, санкционированный Священным Синодом и признанный в Русской Православной Церкви.

Перевод книг Ветхого Завета с иврита (масоретский текст) с некоторым учетом церковнославянского текста, начиная с перевода семидесяти переводчиков; Нового Завета — с греческого оригинала.

Библия содержит толкования святых отцов: Иоанна Златоуста, блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарии, преподобного Ефрема Сирийского.

2. Православный молитвенник для Android

Православный молитвенник. Приложение содержит молитвы на утро и на будущее сна, а также на продолжение Святого Причастия на русском и старославянском языках. В утренние часы происходит автоматический переход к утренним молитвам, в вечерние часы — к молитвам о будущем сне.Приложение создано при участии портала Православие.ру

.

3. Запросы в церковь, храм или монастырь для iPhone

Заказ сокровищ (купюр) в Верхнепечерском мужском монастыре через мобильное приложение. Треби — это молитва духовенства за вас и ваших близких. В программе все сокровища, которые попадают в монастырь.

Верхнепечерский мужской монастырь расположен в Нижнем Новгороде, на берегу реки Волги.Он был основан в 1328-1330 годах монахом Дионисием.

Четырнадцать требований к здоровью:

  • Вечная память
  • Ежегодное поминовение
  • Полугодовые поминки
  • Молитвенное прошение
  • Зарегистрированная нота
  • Простая записка
  • Молитва о воде
  • Благодарственная молитва
  • Молитва с акафестом
  • Молитва за больных (особая)
  • Молитва о делах (Макарий)
  • Молитвенное прошение на 40 дней

Десять требований на покой:

  • Вечная память
  • Ежегодное поминовение
  • Полугодовые поминки
  • Сорокуст индивидуальный с выносом частиц
  • Сорока простая без удаления частиц
  • Зарегистрированная нота
  • Простая записка
  • Заочная панихида
  • Панихида
  • Литий

4.Православный календарь для iOS

Отображает календарь в новом и старом стиле с указанием Пасхи, Великого и Двенадцати Великих праздников и Дней поста.

Обращаем ваше внимание, что изображения икон хорошего качества, а также молитвенные песнопения скачиваются с нашего сервера. Ваш оператор мобильной связи может взимать плату за передачу данных в соответствии с вашим тарифным планом.

5. Православный календарь для Android

Отображает календарь в старом и новом стиле с Пасхой, Великими и Двенадцатью Великими праздниками и Днями поста.

Есть возможность просмотреть молитвы и иконы святых, поминаемых в указанный день.
Содержит мысли на каждый день года святителя Феофана Затворника.

Также доступны виджеты 2 × 2 и 4 × 4.

Обращаем ваше внимание, что изображения икон в хорошем качестве, а также молитвенные песнопения скачиваются с нашего сервера. Ваш оператор мобильной связи может взимать плату за передачу данных в соответствии с вашим тарифным планом.

6. Православная литература: Библия, Евангелие, Православный молитвенник для iPhone

— наиболее полное собрание православной литературы
— библиотека постоянно пополняется
— озвучена священнослужителями, церковными хорами и профессиональными дикторами

Одно уникальное приложение содержит широкий выбор богословских, литургических и святоотеческих книг, справочников, молитвенников и другой церковной литературы.Библиотека регулярно обновляется, и в ней всегда можно найти аудиоверсии отрывков из Евангелия, Библии, жития святых и другие не менее известные православные материалы. Здесь также представлена ​​философская и художественная литература, способствующая духовному и нравственному росту.

Приложение состоит из следующих разделов:

— Библия
— Молитвы
— Псалтырь
— Жития святых
— Духовная литература
— Песнопения
— Беседы и проповеди
— Музыка и сказки

Основные функции приложения:

— Регулярно обновляемая библиотека
— Удобный аудиоплеер для прослушивания избранных книг
— Возможность создания собственной библиотеки
— Каждая аудиокнига имеет подробное описание
— Предоставляется поиск аудиокниг по названию и автору
— Все приобретенные аудиокниги можно синхронизировать с другие устройства Apple, связанные с тем же Apple ID
— Возможность восстанавливать покупки бесплатно
— Приложение совместимо с iPhone, iPod touch и iPad

Скачав приложение, вы сможете найти ответы на насущные вопросы жизни, самые сокровенные стремления и интересы.«Православная литература» — незаменимый путеводитель в духовной жизни каждого христианина!

7. Радио «Вера» для Android

Образовательное радио «Вера» стремится рассказать современному жителю мегаполиса о Православии и о том, что значит быть христианином сегодня. Трансляция ведется круглосуточно. В нашем эфире звучит лучшая российская и зарубежная музыка, а также передачи об истории, воспитании детей и семьи. И, конечно же, церковный календарь и толкование евангельских чтений на каждый день.

8. Библия для детей iPhone

Библия для детей — это новое дополнение к серии приложений от YouVersion. Библия для детей, доступная на iPhone, iPad и iPod touch, всегда совершенно бесплатна!

Благодаря интерактивным приключениям и красивым иллюстрациям дети изучают великие библейские истории. Детская Библия разработана специально для того, чтобы дети были счастливы возвращаться к ней снова и снова. Это начало любви к Слову Божьему на протяжении всей жизни.

Простая, удобная для детей навигация
Цветные иллюстрации
Анимация с помощью щелчка
Забавные интерактивные иллюстрации, оживляющие Библию
Забавные факты и упражнения, призванные запомнить, что дети узнали
Специальные задания, позволяющие детям выигрывать награды

9. iBook of the Church для iPhone

Лучший путеводитель по православным церквям и богослужению для неопытных посетителей

В приложении вы найдете книгу, из которой вы узнаете:

  • что, как и зачем делать в храме
  • как понимать все, что мы видим и слышим в храме
  • кому и как молиться близким
  • как поститься и отмечать православные праздники

Возможно, вы нерелигиозный человек и вообще равнодушны как к вере, так и к поклонению.Но вам, вероятно, пришлось пойти в церковь на крещение, свадьбу или панихиду. И, скорее всего, перед посещением храма у вас возникли вопросы о том, как себя вести, когда и что делать, чего не делать и вообще как понимать все происходящее.

Предположим, вы просто хотите войти в храм и встать в тишине. Но когда можно пойти туда, как именно войти, чтобы избежать реплик «бабушек», зачем ставят свечи перед иконами и еще много вопросов, на которые хочется кратко, доступно, а главное правильный ответ.
Эта книга вполне может быть вашим надежным путеводителем в таких случаях.

Помимо книги, в этом приложении вы найдете:

  • Более 300 иллюстраций икон с описаниями и молитвами к ним
  • интерактивная карта с отмеченными местоположениями храмов и церквей с фотографиями и краткой историей
  • универсальный календарь, в котором можно увидеть даты постов, праздников и именин

10. Журнал Московского Патриархата для iPhone

Журнал Московского Патриархата — официальное издание Русской Православной Церкви.Общецерковные документы и комментарии к ним. Богословие, история, культура, а также церковно-практические вопросы и церковно-государственные отношения с точки зрения авторитетных иерархов и исповедников. Достоверная и взвешенная картина церковной жизни в России и в мире.

Издается с января 1931 года.

В приложении можно приобрести:
Годовая подписка — 2050 руб. / Год (12 выпусков)
Отдельный выпуск — 169 руб. / Выпуск

Условия подписки:
Оплата будет снята с вашей учетной записи iTunes сразу после покупки.
Подписка продлевается автоматически, если автоматическое продление не отключено по крайней мере за 24 часа до окончания текущего периода.
С вашей подписки будет взиматься плата за продление в течение 24 часов до окончания текущего периода, и будет предоставлена ​​информация о ценах.
Вы можете управлять своей подпиской. Автоматическое продление может быть отключено в настройках вашей учетной записи iTunes после покупки.
Подписку на текущий период нельзя отменить.
Политика конфиденциальности — http: // jmp.arefa.net/privacy.html

В наш ТОП-10 не вошли несколько хороших мобильных приложений, которые все же заслуживают упоминания:

  • «Православный календарь.