Содержание

почему сербы и русские братья навек?

Еще одна страна на карте мира, подвергаясь мощнейшему давлению, продолжает оставаться партнером и настоящим другом для России. Речь о Сербии.

В субботу, 28 сентября, мы отметили важную дату — 75 лет начала операции по освобождению Югославии от фашистов. Это наш общий праздник и с каждым годом такие даты все ценнее и ценнее. Ведь Сербия в наши дни — это, наверное, последний европейский оплот той самой истинной исторической памяти.

Там не сносят советские монументы, не переписывают учебники истории, а президенты двух стран идут вместе в «Бессмертном полку» с портретами своих отцов и дедов. Все это не может не раздражать сербских соседей. Любые действия Белграда вызывают у Запада аллергию, особенно дружба с Москвой. А знаете еще что? Сербия — это страна, где каждый россиян чувствует себя как дома, потому что там все знают русский язык.

Максим Облендер еще раз убедился, что проверенный временем девиз «сербы и русские братья навек» актуален как никогда.

Популярный товар футболка сборной России, рядом не менее ходовой сувенир — кружка «самый вежливый президент» — это не сувенирный рынок в Адлере — это европейский Белград, где уже в аэропорту таможенники говорят: «Добро пожаловать, брат». В такси часто принимают и рубли.

Конференция «Шествие победителей» словно стала ответом на «забывчивость» соседей поляков, которые не позвали нас на памятные мероприятия в день начала войны. Русские и сербы в Белграде собрали представителей почти 55 стран, в каждой из них есть настоящий «Бессмертный полк». Приехали даже представители стран, редко ассоциирующихся со Второй мировой войной — делегаты из Конго и Маврикия, Сирии. Сильванна — гражданка Аргентины, но в ее руках портрет деда — советского солдата.

Юрий Чайка подписал соглашение о сотрудничестве с Минюстом Сербии

«Когда я была маленькая, я деда не знала, он умер, я его никогда не видела. Но моя мама рассказывала, как он вернулся с войны», — вспоминает Сильвана Ярмолюк-Строганова, член Всемирного Координационного Совета российских соотечественников, проживающих за рубежом.

Рассказывала, исходя из настоящих исторических, а не современных конъектурных реалий, когда историю модно переписывать. Так на днях Европарламент осудил пакт Молотова-Риббентропа, обвинив СССР в том, что мы на равных с фашистами развязывали войну. Резолюцию, кстати, предложила Литва. Но почему-то никто не вспоминает «Мюнхенский сговор», когда ряд евростран решили откусить кусок от территории Чехословакии, или Дюссельдорфское соглашение, подразумевавшее экономический раздел Европы между монополиями Германии и Англии, и многие другие спорные соглашения.

А глава Хорватии, улыбаясь, открыла галерею имени Бернардина Сокола — священника, а на деле нациста и пособника немцев.

«Появились те, страны, кто был по ту сторону баррикад, но сейчас они выставляют себя как жертвы. Или как герои. Мы надеемся, что конференция еще раз даст понять, на чьей стороне правда», — говорит Зоран Джорджевич, министр Сербии по труду, занятости, социальной политике и вопросам ветеранов.

Пока же сербам вместе с новой европейской историей навязывают и евроценности. Младен Обрадович по образованию богослов, владелец студии графического дизайна. Пиджак, отглаженная рубашка — а на деле, считай, преступник, чуть не сорвавший в Белграде гей-парад. Его организация, пропагандирующая веру, любовь к сербской истории, дружбу с Россией и классические семейные ценности планировала мирный митинг протеста в день сербского прайда. Который, возможно, и не кажется таким удивительным в стране, где премьер-министр открытая лесбиянка. За такую дерзость Младен отсидел полгода за решеткой, пока шло судебное разбирательство, но от своих взглядов он не отказался.

«Если Сербия однажды вступит в Евросоюз, ей придется рано или поздно отречься от своих связей с Россией. Плюс вступление в Евросоюз невозможно, если страна не вступит в НАТО», — считает Младен Обрадович, руководитель движения «Образ».

Этот сценарий уже проходили многие страны — Черногория, Северная Македония. Для Сербии вступить в Евросоюз означает не только признать независимость Косово, но и что самое страшное, протянуть руку НАТО, а здесь страшные дни бомбардировки городов снарядами с обедненным ураном помнит каждый дом, каждая стена.

Эмир Кустурица на русском языке пожелал удачи участникам Венецианского фестиваля

В Белграде, как и во многих европейских столицах повсюду исписанные и изрисованные стены. Но вот что первое бросается в глаза — это вот такие огромные граффити о дружбе славянских народов. Их здесь очень много. И никто эти граффити не стирает, ну, возможно потому, что рисуют их крепкие и серьезные сербские футбольные фанаты. Дружба русских и сербских фанов даже не обсуждается, есть любовь к цветам клуба, а есть к цветам флага. А они у России и Сербии одинаковые.

Те же лозунги «за русский Крым и сербский Космет», «славной дружбой дорожить» уже на футболках, на стене — фото самого известного игрока клуба.

Сегодня Иванович капитан петербургского «Зенита», где пользуется большим уважением и часто говорит о дружбе наших стран. Вот в подтверждение болельщики вместе поют «Катюшу».

«Мы последние в Европе, кто не на западной стороне. Я надеюсь это никогда не случится. Тогда целая Европа на запад против России. А мы маленькая земля, но мы посреди Балкан и все против нас, и мы как народ это любим, что все против нас», — говорит Лазар, болельщик футбольного клуба «Белград».

Как это идти против всех в семье Александра Шешеля отлично знают. Его отец Воислав, критиковавший НАТО, провел в политзаключении рекордные для гуманного запада 11 лет. Говорит, сербам интереснее присоединение к договору о коллективной безопасности и Евразийскому экономический союзу. А европейские вспышки неонацизма, русофобство — типичный пример того, как пытаются рассорить братьев-славян.

«Они думают, что Сербия — это маленькие русские на Балканах. Мы были союзниками в Первой мировой, Второй мировой войне. Это исторический факт и в их процессе евроинтеграции Сербии — это очень большая проблема», — рассказывает Александр Шешель, заместитель руководителя сербской радикальной партии.

Итог трехдневной встречи — резолюция конференции. Народный артист СССР Василий Лановой перечисляет ключевые пункты: увеличивать число памятных мероприятий, совершенствовать и развивать «Бессмертный полк», развивать дружбу двух стран и никогда не доводить до военного конфликта, как бы не стремились внешние силы нас спровоцировать.

«Сегодня цивилизации можно сдуть нажатием кнопки одной из великих держав. Я думаю, что сегодня вот то, что раньше понимали и шли воевать, сегодня уже никто не пойдет так воевать, потому что понимают, что есть у другой страны», — считает народный артист СССР Василий Лановой.

Здесь неоднократно звучало, да, Вторая мировая для сербов с их по сути гражданской войной — не самый приятный факт. Но совместное освобождение Белграда нашими войсками всегда будет оставаться славной страницей всемирной истории. Как и дружба под девизом «Руси и Серби братья заувек». С этим могут спорить хорваты, украинцы, какие угодно русофобы, но точно не потомки тех, кто лежит под мемориалом «Освободителям Белграда», рядом, плечом к плечу, как шли когда-то вместе в бой.

Ранее 5-tv.ru рассказывал, что в Астраханской области начались совместные учения России и Сербии.

Сербы и русские — братья навек?: levik — LiveJournal

Признаюсь, за первый день в Сербии открыл для себя много нового. Я всегда по глупости своей думал, что Сербия очень многим схожа с Россией: флагом, языком, кириллицей. Как обычно бывает, при ближайшем изучении оказалось, что всё не так просто. Например, недалеко от гостиницы я увидел вот такой флаг:

Сначала подумал, что это российский (все ведь знают, что у сербов на флаге ещё и герб должен быть). Потом смотрю, да он же кверх-ногами висит! Полез изучать вопрос (то есть, открыл страничку Википедии), и узнал, что сербский триколор — перевёрнутая версия российского! Наверняка это всем было известно, а я вот не знал… Дальше — больше.

Оказалось, что флаг без герба у сербов тоже допустим — просто это гражданская версия.

1. Несколько раз в Белграде видел плакаты о совместных сербско-российских проектах, где тема перевёрнутого триколора была обыграна в виде перекрученной ленточки. Мол наши страны — две стороны одного знамени.

2. Но гораздо интереснее вышло с письменностью… Я всю жизнь знал, что Сербия — одна из немногих стран за пределами бывшего СССР, где пишут кириллицей. Иногда — с весьма забавными для русскоговорящего человека результатами.

3. Оказалось, у сербов своя версия кириллицы, её иногда называют вуковицей, в честь создателя, Вука Караджича. Он придумал этот алфавит для сербского языка в 1818 году, когда войска Османской Империи ещё стояли в Белграде. Таким образом Караджич хотел сблизить Сербию с православной Россией.

В его алфавите 30 букв: 24 из них взяты прямиком из обычной кириллицы. Одна («J«) — пришла из латиницы. И ещё пять букв Вук придумал сам, специально для сербского языка.

Среди уникалных сербских букв есть такие прикольные как «Љ» (читается как «Ль») и «Њ» («Нь»). Русскоязычному человеку это может показаться странным: зачем придумывать специальные мягкие версии согласных, когда можно было просто добавить мягкий знак? (Мягкого знака в вуковице нет.)

С другой стороны сербам тоже может показаться забавным, что в русском есть отдельные версии букв, которые можно было бы получить, прибавив «Й» (или в случае вуковицы — «J«) к существующим гласным: зачем «Я«, когда можно ЙА? Почему «Ю«, а не ЙУ? И так далее.

Но самое интересное в том, что помимо вуковицы, в сербском языке есть ещё и гаевица — алфавит состоящий из латинских букв! Она пришла из Хорватии, но неплохо прижилась, и сегодня в Белграде больше половины надписей пишут с помощью неё! В гаевице тоже 30 букв, каждая буква вуковицы имеет свой латинский эквивалент. А, например, «Љ» пишется как «Lj» (привет, ЖЖ!) — и это тоже считается одной буквой.

Да, сербский — один из немногих диграфических языков, где есть две параллельные письменности.

Многие источники сообщают, что законодательно, именно вуковица имеет официальный статус в стране. Однако это касается только государственных дел и учреждений. Частные бизнесы и лица имеют право выбирать, каким алфавитом пользоваться, и даже среди городских надписей немало выполнено латиницей.

4. Конечно, если говорить о вывесках коммунистического периода, то подавляющее большинство из них кириллические.

5. Но не все. Возможно тут дело в том, что это научное заведение (надпись так же дублируется на английском).

6. Старые таблички с названиями улиц — на вуковице.

7. А новые, в центре туристического Белграда, уже дублируются двумя написаниями (хотя обе надписи на сербском).

8. Бывает странно: вот надпись «Излаз» на парковочном указателе…

9. …А вот уже «Izlaz» на дороге прямо под ним.

10. Или вот: эти два телефонных люка расположены на тротуаре буквально в метре друг от друга. Однако один — Телефон, а другой — Telefon.

11. А вот канализационный люк — он на латинице. Хотя вроде это как минимум городская штука. Но очевидно, закон о государственной кириллице на не распространяется на Kanalizacija.

12. Даже вандалы, которые баллоном пишут на стенах используют разные алфавиты. Вот кто-то написал вуковицей под окнами старого делового здания…

13. А под соседним окном надпись уже гаевицей.

14. «Менячница» — это такой обмен валют.

15. Их, кстати, в Белграде очень много. На каждом квартале такая безвкусно-броская контора. И почти везде эти надписи выполнены латинскими буквами.

16. Уже думал написать, что кириллических Менячниц не бывает, как наткнулся на обменник государственного банка. Тут всё по закону. Правда, из-за специфики алфавита, надпись смахивает на «маньячницу».

17. А вот Хотел Москва. В смысле, отель.

18. Но если приглядеться, то это «Hotel Moskva». А люди у входа — прямо пародийная голливудская версия «русских гангстеров».

19. Некоторые надписи лучше кириллицей не писать.

20. Опа! Квас! Вот это оригинал.

А ещё оказалось, что кроме «добре утро», я хрен чего понимаю на сербском. Не так уж он и похож, на русский то.

как живет Сербия: Политика: Мир: Lenta.ru

Многие россияне считают, что у России, помимо двух союзников — армии и флота, есть еще один: Сербия. Православное единство, скрепленное столетиями нерушимой дружбы, вроде бы делает «братушек сербов» первейшими друзьями российского народа и государства. Между тем реальность куда прозаичнее: за годы двусторонних отношений накопилось немало разногласий, и сегодняшние политики все чаще смотрят на Запад. «Лента.ру» попросила живущую в Сербии журналистку Светлану Гусеву рассказать, живо ли русско-сербское братство, помнят ли местные жители бомбардировки НАТО и что волнует их сегодня.

«Путин следит за вами», — президент России смотрит на меня с граффити на одной из городских улиц. Таких граффити по городу много, как и надписей «Косово — это Сербия»: улицы Белграда не дают забыть о политике. По центру города трудно проехать, не заметив огромное здание — бывшее Минобороны Югославии — с громадными дырами от бомб: его, кстати, показывают всем туристам во время автобусных экскурсий по центру.

Местные власти хотели его снести и построить современный торговый центр, но народ требует оставить — пусть стоит как памятник агрессии НАТО. Другие разрушенные здания не сохранились, на их месте выросли торгово-развлекательные центры, офисные комплексы, посольства и представительства иностранных банков.

Мы ничего не забыли и не простили американцам. Крестьяне на рынках до сих пор негодуют: мол, страну бомбили ураном и другими вредными веществами, земля загажена и загрязнена, и потому продукты уже не такие, как раньше.

Недавно в парке я встретила женщину лет сорока с тремя детьми. К ним подошел мальчик с пистолетом-пулеметом — естественно, это был муляж, но сделанный на совесть. Женщина взяла его посмотреть и, к моему огромному удивлению, ловко и очень быстро сначала разобрала, а затем собрала обратно.

Мне стало интересно, почему мамочка так умело обращается с оружием. Разговорились. Оказалось, что Тамара родом из городка Градишка в Республике Сербской (сербская часть Боснии и Герцеговины). Когда началась война, она училась в 11 классе, и когда начались бомбардировки, всем молодым выдали оружие, а в школу они ходить перестали. Тамара до сих пор не может спать по ночам от пережитого в молодости страха. По ее словам, то ужасное время наложило огромный отпечаток на всю ее жизнь.

Последствия бомбардировки Косовска-Митровицы. Тогда погибли три человека, пострадали 40

Фото: Tyler Hicks / AP

Старшее поколение тоже ничего не забыло. Моя соседка рассказывает, что после сирен, оповещающих о начале авиаударов, все жившие рядом собирались и скрывались в подвале одного дома. Он был большой, с окном, а на нем большая металлическая решетка. Ее пришлось убрать, чтобы был шанс выбраться во двор, если дом разбомбят. Всем было очень страшно, но они сидели там, общались, выпивали, пели песни. А вот белградская молодежь в это время развлекалась по-другому: они залезали на крыши высотных домов и фотографировали летящие бомбы.

Все переносили бомбардировки по-своему. Но повторю: никто ничего не забыл и не простил американцам. Мы помним, что русские в том далеком 1999-м поддерживали сербов, и в Москве возле американского посольства проходили массовые протесты. Люди привозили с собой зеленку и яйца и бросали их в здание. Весь фасад был зеленого цвета.

В стране довольно большая группа русофилов. Есть и общество «Кириллица», которое борется за сохранение кириллического письма в Сербии (здесь официально существует двойной алфавит). Периодически активисты пытаются заставить иностранные фирмы, присутствующие в стране, писать свои названия в том числе на кириллице.

Пару лет назад, например, был протест из-за того, что пришедший в Сербию Сбербанк свой логотип и вывески на офисах написал на латинице — Sberbank. В качестве аргументов активисты приводят примеры из России, где все названия есть на русском, будь то «Макдоналдс» или, например, «Райффайзенбанк».

В современной Сербии интерес к изучению русского языка в школах упал: в советское время в Югославии он был обязательным. Сейчас, к сожалению, в самом большом муниципальном районе столицы Нови-Београд (Новый Белград, около полумиллиона жителей) только в одной школе русский изучают с пятого класса.

Русский язык сдал свои лидирующие позиции среди иностранных языков в Сербии. В этом есть и вина России, ведь не зря же говорится, что язык — продукт культуры. В случае с русским языком для развития нужен новый подход для отвоевывания «рынка». В Сербии Пушкин и Толстой до сих пор пользуются почетом у русофилов старшего возраста.

И такие люди, любители классического русского искусства, приходят на мероприятия в российский центр науки и культуры «Русский дом» с залом на 390 человек. Они же посещают выступления Кубанского казачьего хора, балерины Светланы Захаровой и хора Сретенского монастыря на крупнейшей концертной площадке Белграда — в Сава-центре, где более 3,5 тысячи мест.

Офис «Сбербанка» в Белграде

Фото: Shutterstock

А на молодежь нужно влияние совсем других масштабов. К примеру, на Белградской Арене (спорткомплекс, который может принять до 25 тысяч зрителей) уже несколько лет подряд американцы показывают новогоднее детское представление Disney On Ice («Дисней на льду»). Шоу идет не один раз в течение нескольких дней. Перед началом продают игрушки, книги, диски, буклеты — и все на английском языке. Вот это хорошо продуманная рекламная кампания языка! За пять лет уже половина Белграда увидела это шоу, купила книги и диски.

Однако хотелось бы увидеть на Белградской Арене выступления российских звезд, а не только европейских и американских. Disney On Ice, например, неплохое шоу, но русские фигуристы куда лучше — да и хотелось бы, чтобы сербская публика могла сама сравнить. Ведь новогодние елки в Кремлевском дворце имеют многолетнюю историю, а русские ледовые представления — ультрасовременные шоу мирового уровня с огромным количеством спецэффектов.

В результате получается, что у сербских детей просто-напросто нет возможности познакомиться с русскими героями. Если бы они знали персонажей «Маши и Медведя», «Смешариков», «Лунтика», «Фиксиков» и других, то зарождался бы и интерес к изучению языка. Детям и подросткам нужны русскоговорящие супергерои, примеры для подражания, идолы.

В то же время к 100-летию Первой мировой войны было полностью реконструировано русское кладбище в Белграде. 9 мая в городе проходит и акция «Бессмертный полк», на которую приходят многие сербы. Кроме того, Сербия — одна из немногих стран в Европе, которая не ввела экономические санкции против России.

Чтобы окончательно понять, что сейчас происходит в Сербии и Косове и какой может быть роль России в происходящем, нужно посмотреть на политическую ситуацию. Что произошло за последние 20 лет в Косове, во главе которого сейчас стоят президент Хашим Тачи и премьер Рамуш Харадинай? Как изменилась ситуация в Сербии, которой правит президент Вучич?

Косово сейчас — это, по сути, две разные территории. Одна по документам считается автономной областью в составе Сербии, другая — Республика Косово со столицей в Приштине и населением 1,8 миллиона человек. По факту Сербия потеряла контроль над регионом в 1999 году после вмешательства НАТО: оно положило конец кровавым сербско-албанским столкновениям и подавлению их федеральными войсками. Регион тогда «изъяли» из суверенитета Сербии и передали под международный протекторат KFOR (международные силы под руководством НАТО) и UNMIK (миссия ООН).

Почти через десять лет — в феврале 2008 года — Косово в одностороннем порядке объявило о своей независимости. После этого там сформировали и собственные органы власти — правительство, парламент, суды и полицию. Белград решение об отделении, конечно, не признал.

Граница между Косово и Сербией

Фото: Marko Djurica / Reuters

Все это время действовала резолюция 1244 Совета Безопасности ООН — именно этот документ определяет статус Косова и положение Сербии. Однако 19 апреля 2013 года были подписаны Брюссельские соглашения, по которым все переговоры о статусе региона практично переложили с плеч ООН на Евросоюз (это считают первым шагом к признанию независимости региона Белградом). Начались обсуждения уже под покровительством Брюсселя. В конце 2018 года они, правда, были заморожены из-за введения стопроцентных пошлин на ввозимые в Косово из центральной части Сербии товары.

За годы, прошедшие после бомбардировок, из региона уехало большинство сербов. Небольшая их часть осталась на севере — в Косовско-Митровицком округе — и в некоторых других анклавах региона. При этом сербы не желают подчиняться властям в Приштине, и именно на косовском севере сейчас продолжаются конфликты сербов и албанцев.

***

28 мая 2019 года там случился и последний серьезный инцидент, вновь привлекший к ситуации внимание всего мира. Утром в тот день косовская полиция провела аресты сербов на севере региона. Власти заявили, что это операция по борьбе с организованной преступностью. Местные жители вышли на акции против спецназовцев, случились беспорядки. Тогда в числе прочих задержали российского сотрудника миссии ООН Михаила Краснощекова (позже его отпустили и отправили в больницу — при задержании он получил травмы — прим. «Ленты.ру»).

Власти Сербии расценили произошедшее как попытку изгнать сербов из Косова и установить контроль над регионом силовым путем. Президент Вучич, ранее говоривший об отсутствии какого-либо контроля над Косово, отметил, что в случае эскалации конфликта военные готовы защитить интересы сербов. Позже он отдал приказ привести расположенные у границы части вооруженных сил в полную боеготовность. Глава Косово при этом потребовал, чтобы Сербия признала независимость республики.

Албанцы в сербской части Косова требуют права учиться на родном языке

Фото: Petar Kudjundzic / Reuters

Позиция России, которая не признает независимость Республики Косово, была следующей: подобные действия — провокация Приштины. При этом Москва выразила готовность помочь, если Сербия попросит о военной помощи и вмешательстве в конфликт. Население в Сербии же считает, что инцидент был специально спровоцирован и используется в политических целях как сербскими, так и косовскими властями.

В последние десятилетия народ Сербии все больше разделяется. Из-за тяжелой экономической ситуации молодежь уезжает из страны в надежде найти работу в Евросоюзе, США или Канаде. Часть населения поддерживает Россию, хотя все больше понимает, что помощи от нее ждать не приходится.

Сейчас во главе страны стоит президент Александр Вучич — председатель Сербской прогрессивной партии. Свою карьеру он начал в Радикальной партии, которая вела активную политику сотрудничества и сближения с Россией. Ее лидер Воислав Шешель более десяти лет находился в трибунале в Гааге, поэтому фактически возглавлял радикалов Томислав Николич. Вместе с Вучичем он вышел из состава партии и в 2008 году сформировал собственную — Сербскую прогрессивную, в которую перешло большинство членов Радикальной партии.

Новое оппозиционное движение быстро набрало силу и пришло к власти, сменив прозападную Демократическую партию. Николич в итоге стал президентом, Вучич — премьер-министром. В 2017 году, когда у главы государства закончились полномочия, Вучич выдвинул свою кандидатуру, и в итоге был избран. Стоит отметить, что политики радикально, на 180 градусов, изменили свою позицию: союзу с Россией они предпочли курс на Европу и интеграцию.

Ходят слухи, что прийти к власти Вучичу помогли некие западные партнеры, а в ответ он обещал со временем признать независимость Косова. Если это правда, то логично считать, что общество постепенно подготавливают к окончательному решению вопроса. В итоге создается впечатление, что без поддержки Брюсселя и Вашингтона оставаться на плаву президент не сможет, а цена сотрудничества — сначала Косово, а потом и вступление в НАТО.

Сейчас Вучич понемногу пытается сблизиться с канцлером Германии Ангелой Меркель, рассматривая Берлин как самую мощную силу ЕС, а также с французским лидером Эммануэлем Макроном. Он пытается сдружиться и с Вашингтоном, однако американцы не проявляют к его инициативам большого интереса и довольствуются уже существующим уровнем отношений: передача распоряжений из Вашингтона оставлена на откуп послу Кайлу Скотту.

Александр Вучич, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон

Фото: Annegret Hilse / Reuters

В то же время в своих выступлениях Вучич отмечает хорошие отношения с Россией и Китаем, подчеркивает близкие и даже приятельские отношения с Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином. С Пекином у Белграда договоренности в области строительства, однако с Москвой прогресс и развитие экономических отношений практически стоят на месте. Да, в стране работают «Газпромнефть», «Лукойл», Сбербанк, ведутся переговоры с «Росатомом» и существует русско-сербский центр МЧС.

Однако на деле слова про «братство двух народов» не подтверждаются конкретными проектами или результатами сотрудничества, и основная политика Сербии сейчас — это стремление к евроинтеграции. Ведутся предварительные переговоры на эту тему, под ЕС подстраивается и законодательство.

При этом в стране ситуация весьма сложная, вот уже полгода проходят протесты, названные «1 из 5 миллионов». Они зародились аналогично «желтым жилетам» в Париже, потом к ним подключились оппозиционные партии и их лидеры. Тяжелая экономическая ситуация, высокий уровень криминала и коррупции и бесперспективность для молодого поколения — все это больше и больше давит на среднестатистических сербов. В стране большой внешний долг, происходит распродажа государственных ресурсов и весьма мутные «приватизации», а большая часть населения находится на грани выживания.

«Может, пора уже признать, что эта часть земли — Косово — потеряна?» — сказал не так давно сербский президент Александр Вучич. Регион фактически уже потерян для сербов, просто президент не знает, как об этом сообщить сербскому народу. Ведь вопрос о признании независимости Косова — это главное условие для вступления Сербии в ЕС.

***

Именно в таком контексте следует рассматривать отношение сербского народа к России. Когда-то большинство сербов считали ее «матерью Россией», сейчас они понимают, что поддержка Москвы, как и ее влияние, ослабла. Преобладает мнение, что Россия озабочена собственными экономическими и геополитическими проблемами — американскими и европейскими санкциями, ситуацией на Украине и в Сирии, что сейчас Россия не имеет экономической силы, политических и военных возможностей, чтобы более серьезно влиять на события на Балканах в целом и в Сербии в частности.

Ожидания народа угасают. Многие сербы считают, что ситуация с Косово закончится его отделением, а потом Сербия будет вынуждена присоединиться к НАТО еще до вхождения в ЕС. Да, отношения между Сербией и Россией улучшились, однако за это время слишком многое поменялось. Югославия распалась, у Сербии отняли Косово. Окружающие государства или уже члены НАТО и ЕС, или являются кандидатами на вступление. И новая власть в Белграде тоже идет путем евроинтеграции. Это реальность сегодняшнего дня. «Мать Россия» осталась в прошлом.

Сербия и Россия — братья, отношение сербов к русским, история отношений

Сегодня с болью в сердце многие из нас вспоминают события десятилетней давности: 24 марта 1999 года началась варварская американская агрессия против Сербии. Более двух месяцев «Милосердный ангел» парил над территорией Югославии, сбрасывая на города и села бомбы и ракеты. У меня перед глазами стоят кадры репортажа из Белграда в Великую пятницу: война, бомбежка, а сербы идут прикладываться к плащанице. Потом была Пасха, и вновь из «христианской» Америки на христианскую Сербию летели бомбы с надписями « Happy Easter !».

Осенью 2001 года между мастер-классами семинара по византийскому искусству в Новом саду мы ходили по этому, университетскому, городку и часто слышали такие комментарии: «а вот эти мосты, их бомбили американцы»,   «а там погибли дети, но зачем было убивать детей?»…. Из Нового Сада я отправилась в Белград. Словно во сне, поднималась от вокзала к центру города по разбитой улице, похожей на кадры из советских фильмов о Великой Отечественной войне, только всё было наяву. В том же 2001 году на конференции по Средним векам в Будапеште я не удержалась и спросила почтенного американского профессора   «Ну как же вы могли бомбить Сербию бомбами с пожеланиями «Счастливой Пасхи?!» В ответ он рассмеялся, думаю, от неловкости: «that’s amazing, я ничего не слышал об этом».

А может быть, правда, кто-то ещё не слышал о том, что несколько тысяч мирных граждан было убито, свыше 6000 ранены во время 77 дней агрессии НАТО; разрушены около 60 храмов и монастырей, 66 мостов, 16 вокзалов, 7 аэродромов, уничтожено и повреждено несколько тысяч хозяйственных и жилищных объектов (обзор гражданских последствий агрессии НАТО и разрушений на территории Югославии с 24.03.1999 по 08.06.1999 см. http://www.kosovo.ws/archive/destrlist.htm). Впрочем, о статистике натовской агрессии в эти дни и недели напишут многие. А мне бы хотелось поговорить о другом, а именно о любви Сербии к России, явлении, аналогов в истории межнациональных отношений не имеющем.

Если кому-то из вас уже довелось побывать в Сербии, вы с вдохновением приметесь рассказывать о том, что «так нас, русских, нигде и никто не любит». «Нас и руса триста миллиона», улыбаются сербы и добавляют, «а без руса пола камиона» (т.е. «а без русских пол грузовика»). Вспоминаю свою первую встречу с таким к нам, русским, отношением. Осенью 2001 года мне предстояло изучить несколько греческих рукописей в Белградской Национальной Библиотеке. В день приезда в Белград я оставила вещи в университетском общежитии и пошла в гости, в семью одного сербского профессора. Вернулась поздно, ключи от комнаты были заперты у консьержки, которая ушла ночевать домой. Окраина незнакомого города, темнота, холодно, друзей никого (есть телефоны профессоров, но ни звонить же им в столь поздний час!). Растерянно я брела по улице. «Эй, о чем ты там задумалась?» Я подняла глаза. На меня, улыбаясь, смотрела девушка. Пришлось на смеси русского, сербского и английского объяснять. «Сейчас мы домой пойти не можем, потому что у нас встреча клуба гусляров, но мы постараемся сегодня закончить пораньше, ты устала». Далеко за полночь мы добрались домой, в скромное и теплое жилище на другой оконечности Белграда. А после целых три дня Мила Котлайя (кстати, единственная девушка – гусляр в Сербии!) за руку водила меня по городу – и в библиотеку, и кофе пить… и всё потому, что я была гостем из России.

 

Итак, Сербия и Россия. Три диалога о любви из радиопрограмм, записанных в разное время в разных местах.

Диалог первый со славистом, председателем сербско-русской дружбы, членом Союза писателей России Ильёй Михайловичем Числовым: «Больших друзей, чем сербы, у нас нет» (Москва, Россия)

— Илья Михайлович, чем Вы можете объяснить такую невероятную, ничем не заслуженную любовь сербов к России? Кажется, логического объяснения тут нет?!

— Если говорить о любви Сербии и сербов к России, то ни в одной другой славянской православной стране мы не встретим к себе такого тёплого, родного, несмотря на расстояния, отношения. Собственно, Россия, Украина, Белоруссия – это единое целое, поэтому мы не говорим о частях единой неделимой России. А вот если взять братские славянские народы, то у нас нет бОльших друзей и братьев, чем православные сербы. И так было на протяжении всей сербской истории.

Связь Сербии и России начинается ещё со святого Саввы. Величайший святитель братской сербской земли принял монашеский постриг на Афоне в русском монастыре святого Пантелеимона. Позднее существенными были два южнославянских влияния на Русь, затем поддержка Россией сербских братьев и совместная их борьба на поле боя. Во всех войнах, которые вела Россия, сербы были её союзниками. Если взять новейшую историю, то не в качестве противопоставления и не для того, чтобы упрекнуть в чём-то других наших православных братьев – болгар, но информации ради заметим, что Болгария в двух мировых войнах оказывалась во враждебном лагере (хотя, конечно, против русских болгары никогда бы воевать не стали, поэтому немцы их ни в Первую, ни во Вторую мировую войну на Восточный фронт не отправляли). Воевали против нас православные румыны; они не были жестоким врагом, но как факт – воевали. А вот сербы всегда были с нами и даже в Русско-японскую войну: за тридевять земель находилась Япония от сербских границ, но одно из тогдашних сербских государств, Черногория, объявило войну Японии. Во Вторую мировую войну сербы подняли восстание в Герцеговине, а затем и в других сербских краях, едва узнав о нападении Гитлера на Советский Союз, который всегда считали Россией. По своей наивности они думали, что придёт конец немецкой оккупации и на балканской земле, потому что уже через 3-4 дня здесь появятся русские танки. Заметьте, когда Гитлер 22 июня 1941-го года напал на Россию, вся Сербия поднялась на борьбу с оккупантами. Вот значение русского фактора в сербском сознании!

Христос на небе, Россия на земле

Сербы всегда осознавали себя щитом России, в том числе и в эту последнюю войну 1999-го года. Вспомните надписи на сербских домах во время бомбардировок Белграда   – «Русские, не бойтесь, Сербия с вами!» Здесь, конечно, был ещё и элемент вызова, то, что в сербской традиции называется «пркосъ», одного корня с русским словом «наперекор». Сербы всегда шли «наперекор» современному миру иллюзий. Именно к ним относятся слова Христа: «Не бойся, малое стадо». Сербы всегда были малым стадом и отстаивали истинную веру, но при этом, как сказал один сербский писатель: «Мы, сербы, всегда верили в двух Богов – в Христа на небе и православную Россию на земле».

Это трепетное, благоговейное отношение Сербии к России существовало во все времена, даже когда российские власти оказывались для неё, мягко говоря, не лучшими друзьями.

— Даже предателями!

Часто говорят о предательстве. Может быть, это и справедливо, хотя всегда нужно различать политиков и общество, государство и народ. Во времена Сталина и Тито политические отношения с Югославией (которую святитель Николай (Велимирович) называл величайшим сербским коллективным заблуждением) были очень плохими, но сербы всегда о России помнили, даже когда мы о сербах позабыли, и для нас существовала только Югославия и югославы. А сербы даже Советский Союз называли Россией. Именно тогда, во времена Тито, десятки тысяч сербов пострадали за свою верность России. Тито называл их сталинистами. Действительно, какой-то процент коммунистов среди них был. Большинство же составляли православные сербы, которые никогда не принадлежали к коммунистической партии, и выступали не за Сталина, а за Россию. Тито для того, чтобы скомпрометировать их, всех огульно записывал в сталинисты. И они страдали на Голом острове (аналог нашего ГУЛАГА, страшный концлагерь на одном из островов Адриатического моря), где тысячи людей умирали под палящим солнцем от непосильного труда и издевательств тюремщиков. Тогда в Югославии была развёрнута компания по борьбе с великосербским гегемонизмом, и любой серб мог стать её жертвой. Особенно это проявлялось на Косове. Интересно, что за несколько столетий турецкого ига православное сербское население всё-таки из Косова выдавлено не было, несмотря на турецкий и арнаутский террор, и составляло большинство ещё в 20-м веке. Но за несколько десятилетий господства в Югославии титовского богоборческого и антиславянского режима соотношение коренным образом изменилось. Именно тогда были заложены основы нынешней косовской трагедии. Тито и Моша Пияде сумели сделать то, что было не по плечу даже турецким насильникам.

Россия – подножие престола Господня

И каждый раз, везде и всегда, сербы вспоминали Россию. Взор косовских сербов был устремлён на Россию, а мы зачастую этого не видели и не понимали. Я должен со стыдом вспомнить такой эпизод из своей студенческой юности, когда мы посещали Косово ещё в советские времена. Это было уже после смерти Тито, но система ещё не сильно изменилась. В Призрене, в мечети, мы увидели человека, который пытался что-то сказать русским, а его всячески оттирали представители местной власти. Уже потом, спустя годы, я узнал, что мечеть эта была сложена из исполинских глыб разрушенного монастыря святых Архангелов, великой задужбины Душана Сильного, царя сербов и греков. И именно это хотел сказать серб людям из России, которые в то время не выделяли сербов в ряду других югославов. А они всегда о России помнили, даже тогда, когда титовский режим за одно упоминание России мог бросить их в застенки или сослать на Голый остров. Вот такое вот трепетное, благоговейное отношение, повторю ещё раз.

По словам сербского писателя: «Россия – подножие престола Господня», она была для них живым земным воплощением небесного идеала. Вот это отношение сербов к России, тем более, что никогда они не были от нас зависимы, не входили в единую социалистическую систему, не просились в состав Советского Союза. Хотя, с другой стороны, в новое время, когда Россия сама переживала и переживает не лучшие времена, и многие, в первую очередь, восточно-европейские страны (не народы, но их правительства), от неё отвернулись, сербы готовы были войти в состав союзных государств вместе с Россией и Белоруссией, аще возникнет таковое. Так что ничего не изменилось в Сербии со сменой власти. Нынешняя демократическая Сербия точно так же, как и Сербия Милошевича, точно так же, как Сербия под властью богоборческого режима Тито и Моши Пияде, синими очами Неманичей смотрит на свою старшую православную сестру Россию.

Диалог второй с тележурналистом Радмилой Войнович: «Всему миру светят русские, как ангелы» (Новый Сад, Сербия)

Впервые с Радмилой Войнович мы познакомились в монастыре Прасквица в Черногории. Однажды в жаркий день с моими спутниками зашли в прохладный византийский храм и попросили рассказать о нём находившуюся там сербку. Она начала свой рассказ, но быстро перешла на тему России. Вновь мы встретились уже в Новом Саду, где Радмила ведет православную рубрику на телевидении Нового Сада, пишет публицистические очерки.

— Вы часто пишете о небесной России…

Всему миру русские светят, как ангелы. Сейчас кто-нибудь скажет: ну что она вообще говорит? как она это видит, то, что не видим мы? А я в России именно это вижу. Все православные сербы – духовные граждане Святой России. У всех нас духовный паспорт России как духовной миссии для спасения человечества. Вот так мы понимаем Россию. У нас Россию называют «мать», потому что она – наша духовная мать (я говорю то, что думает народ). Сейчас либеральные «ценности» портят людей. Мы ведь знаем, что человеку всегда легче спускаться вниз, к греху, чем подвизаться ко Господу, восходить дорогой духовной в Царство Небесное. Россия даёт небесные ценности всем народам, поэтому для нас ценно и важно, что русские люди, монахи приезжают к нам.

Приезжайте, помогите духовно нашему многострадальному и многогрешному народу! В России много священнослужителей, которые воспитывают народ для Царства Небесного. Господь даёт разные послушания в жизни, но не забывать о Боге – это самое главное послушание. Россия – учительница для всего мира в этом смысле. Люди у нас видят в России стремление к чистоте, поэтому так и любят её. Мы – форпост России, русские патриоты. Так нас учили наши предки: если человек православный, служит Богу, готов отдать жизнь за Него – он «русский».

Диалог третий с митрополитом Черногорским и Приморским Амфилохием: «Одна Церковь – одна душа» (Цетинье, Черногория)

В завещании ( 1830 г .) святого Петра Цетинского сказано: «Да будет проклят тот, кто покусится отвратить вас от верности благочестивой и христолюбивой России, и всякий из вас, черногорцев, кто пойдёт против единоплеменной и единоверной нам России». Вот основа нашего единства – единоверие!  

Знаете, владыка, наверное, каждый русский человек, который приезжает в Сербию и Черногорию ощущает их в каком-то смысле продолжением России, потому что чувствует себя здесь дома …

— Это и есть дух Церкви Божией, которым мы дышим и в Сербии, и в Черногории, и в России. Чем ближе мы к этому духу Церкви, тем ближе мы друг к другу. Церковь пробуждает любовь и преображает нас, становится основной причиной добрых отношений. С другой стороны существуют исторические связи, подлинные, глубинные, идущие от святых Кирилла и Мефодия – эта особая сближающая нас славянская стихия.

Владыка, будучи семинаристом в Белграде, Вы учились у русских профессоров — эмигрантов, встречались со священниками и прихожанами русской церкви Святой Троицы? Какие воспоминания сохранились у Вас о них?

С любовью вспоминаю своих милых профессоров: моего отца Павла, диакона, пусть мы и спорили иногда, но я ощущал, что он меня любит. Когда у меня были трудности (я уже окончил факультет), то понял, к кому надо обратиться за советом. Я написал ему письмо. И он мне сразу ответил. Сразу! Понял мою ситуацию. Отец Викентий преподавал у нас историю Церкви. Так он просто жил ею: рассказывал о Первом Вселенском Соборе, словно сам был его участником! И в Швейцарии я снова общался с русскими: помню отца Петра Парфёнова, царского офицера, владыку Антония (Бартошевича) и его брата Леонтия, они учились у нас, в Сербии, а потом были епископами Зарубежной Церкви. Владыка Антоний, когда видел меня, всегда шутил, вспоминая слова митрополита Иосифа из Закарпатья, сказанные между двумя войнами: «Мы – дураки сербы, и вы – сумасшедшие русские». Потом в Риме я встретился с Александром Солженицыным, его в то время выслали из страны, и подарил ему крестик с Афона со словами: «Александру-крестоносцу афонский крест». Потом он мне рассказал, что этот крест имел особую силу. Наш духовный отец архимандрит Иустин (Попович) исповедовался у митрополита Антония (Храповицкого), потом у отца Виталия Тарасьева в русской церкви Святой Троицы. Отец Виталий был в Белграде самым любимым священником и среди русских, и среди сербов.

Владыка, на Ваш взгляд, в чём истоки столь сильной любви Сербии и России?

Одна Церковь – одна душа. А страдания только помогают сблизиться нам, славянам, понять друг друга. Церковь Божия, словно печь, опаляя огнем Божиим, возрождает и исцеляет души. И дай Бог, чтобы расширялся и укреплялся дух всеправославный.

Фотографии А.М.Лидова, Л.Гачевой, А.Никифоровой.

Blic (Сербия): действительно ли Россия нам настоящий друг, или это лишь любовь по расчету | Политика | ИноСМИ

Путин приехал и уехал. Раскол во мнениях остался. Если бы перед Сербией поставили выбор: Россия или Запад, то совершенно ясно, что выбор пал бы на восток. Россия, по мнению большей части граждан, является самым главным другом, борцом за сербские интересы, защитником, спонсором…

Подобное мнение можно услышать на каждом шагу. Так было недавно и перед, и во время и после визита в Белград российского президента Владимира Путина, которого приехали увидеть, поприветствовать и услышать многие сербы, хотя в итоге им досталась только одна фраза: «Спасибо вам за дружбу».

Разочарование? Похоже, несильное. Почти нет сомнений в том, что они сделали бы это снова. Если спросить почему, то ответ уместится в трех словах: эмоции, эмоции и эмоции. В данном случае они играют главную роль. Подавляющее большинство сербов безгранично любит Россию, хотя для эмиграции они выбирают Запад, так как Россию считают главным спонсором, хотя она не входит даже в первую десятку, и верят, что русские всегда были «на нашей стороне», хотя и это не совсем так…

Президент РФ Владимир Путин и президент республики Сербии Александр Вучич

Danas

Danas

Dnevna Gazeta

Если сантименты оставить в стороне, то бесспорным оказывается тот факт, что Россия никогда не бомбардировала Югославию или Сербию, не объявляла ей войн, в отличие от остальных союзников и соседей. И этим, несомненно, многое объясняется. Но давайте рассмотрим основные расхождения между двумя течениями в Сербии.

Начала: православные братья или империалисты под маской православия

Мнение первое. Россия была на протяжении всей истории надежным союзником сербов и помогла нам освободиться от турок и прогнать османцев с нашей земли. Главный аргумент тут то, что два народа — «славянские православные братья».

Мнение второе. Русофилы не сомневаются, что у Москвы всегда болело сердце за сербов. Другая же сторона уверена, что Россия поддерживала, но одновременно использовала Сербию в своих интересах на Балканах. Позиционируя себя как защиту православных христиан от османского ига в 19 веке, московская элита одновременно преследовала свои империалистические интересы в этой части Европы.

Что говорят историки?

Директор Института современной истории Момчило Павлович полагает, что если оставить в стороне православие и сантименты, то на отношения сербского и российского государства можно посмотреть как на отношения большой державы и маленькой страны, которая приспосабливается к существующим обстоятельствам и интересам сильных государств. В этой связи Павлович считает проблемой «наши ожидания». По его словам, Россия действительно поддерживала Сербию, но, например, в 1809 году сербская сторона осталась разочарованной, когда во время восстания Россия вдруг прекратила помощь и отступила.

«Отношения между сербами и Российской империей в тот период — это отношения между большой империей, у которой были свои имперские интересы и которая являлась важным фактором на международной арене, и маленьким государством, которое искало союзников и помощи в достижении своих национальных интересов. В зависимости от изменений на международной арене менялись и эти отношения, и интересы России и Сербии не всегда совпадали. Но важно подчеркнуть, что помощь царской России сыграла решающую роль и подняла протестную борьбу на новый уровень, поэтому то, что началось как восстание против османских янычар, переросло в настоящую войну сербов уже не за автономию, а за независимость и собственное государство», — говорит Павлович.

Таким образом, Россия подняла восстание под руководством Карагеоргиевича на уровень высокой дипломатической и военной борьбы между Наполеоном, Османской империей и остальными государствами тогдашней Европы, как добавляет историк.

«России угрожал Наполеон, и она вела с переменным успехом многочисленные войны с Османской империей. Последствия этих побед, поражений и примирений отражались и на восставших в Сербии. Но даже когда русские войска покинули Сербию, Карагеоргиевич и восставшие остались один на один с сильными османами, которые рвались со всех сторон, когда в 1812 году был заключен Бухарестский мир между султаном и российским императором, который готовился отражать нападение Наполеона, русский царь позаботился о том, чтобы в этом договоре был пункт об автономии для сербов и всеобщей амнистии. Другое дело, что турки решили не соблюдать эту договоренность. А ведь в те годы Карагеоргиевич предлагал свою лояльность и австрийскому императору и самому Наполеону, но те и пальцем не пошевельнули, чтобы помощь сербам в их борьбе.

Независимость: «Без русских никуда», или им все-таки были дороже болгары?

Мнение первое. Благодаря России, которая победила в Русско-турецкой войне 1877 — 1878 года и оказала поддержку Сербии, мы обрели независимость. Это мнение подкрепляется многочисленными, немного романтизированными историями вроде истории о полковнике Николае Николаевиче Раевском, который погиб в битве с турками 20 августа 1876 года у села Горни Андровац недалеко от Алексинаца (бытует мнение, что Лев Толстой списал с Раевского образ графа Вронского в романе «Анна Каренина»).

Мнение второе. Многие в этой полемике подчеркивают, что Россия не всегда первым делом бросалась на помощь Сербии, когда в деле были замешаны и другие славянские страны. Наиболее часто приводится пример Сан-Стефанского мира, условия которого определял российский император. Он создал Большую Болгарию, а Сербия не получила всех территорий, которые освободили ее войска. Для всех, кто утверждает, что Россию нужно оценивать рационально, это является доказательством того, что никаких особых «братских связей» нет.

© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанкОфициальный визит президента РФ В. Путина в Сербию«В этой войне сербские устремления и вся история переплелись с историей Европы и российскими интересами. Когда король Милан объявил войну Турции в 1876 году, турки очень скоро нанесли поражение сербским войскам. Под давлением панславянских кругов в России русский царь выставил ультиматум султану, потребовав, чтобы в течение 48 часов Турция заключила с сербами перемирие на шесть недель», — утверждает историк Павлович.

Турки ультиматум приняли. Белград был спасен, и появился шанс на мир. На Константинопольской конференции договорились, что Сербия не понесет территориальных потерь. Когда турки отвергли условия крупных европейских стран, началась Русско-турецкая война, завершившаяся Сан-Стефанским мирным договором. В этом конфликте сербы, чуть поколебавшись, вступили в новую войну с Турцией, но на этот раз победили, освободив южные территории вплоть до Враня. Будучи победительницей, Россия диктовала условия перемирия османам в Сан-Стефано, и тогда впервые была признана независимость Сербии, которую подтвердил Берлинский конгресс.

Но проблемой тогда, как всегда, стали ожидания и неудачное разграничение на Балканах. По договору с Турцией Сербия впервые признавалась независимым государством, но в таких границах, которые не устраивали ни сербов, ни другие европейские государства. Так, в состав Большой Болгарии, которая была создана данным договором, должны были войти те территории, которые освободили сербские войска. Тогда сербы крайне разочаровались в России, которая на первое место ставила свои интересы, на второе — болгарские, а на самое последнее — сербские.

Берлинский конгресс пересмотрел решения, принятые в Сан-Стефано, но не потому что сербы или греки были недовольны, а потому что были затронуты интересы крупных европейских государств.

Первая мировая война. «Без русских нас не было бы», или «французы — лучшие союзники»

Мнение первое. Русский царь Николай Романов, памятник которому недавно установили в Белграде, вступил в войну с Австро-Венгрией (после того как она объявила войну Сербии), чтобы защитить сербский народ. Благодаря этому решению, Сербия не осталась один на один с врагом и не потерпела гарантированное поражение.

Мнение второе. Россия помогла нам в начале войны. Тут нет никаких сомнений в ее важной роли. Но считается, что в войну она вступила не из-за «любви Николая к сербам», а из-за того, что Россия должна была защитить свои интересы на Балканах. Также напоминают, что Россия «вышла» из войны в 1917 году и без союзников, прежде всего французов, сербской армии было бы намного труднее (или просто невозможно) освободить страну от оккупантов.

Павлович полагает, что ключевую роль играет начало войны, а не ее конец, то есть освобождение и, как подчеркивает историк, решительная позиция русского царя, которые не захотел бросить сербов одних сражаться с 12 раз превосходящими их силами Австро-Венгрии.

«В Первой мировой войне царская Россия поддержала Сербию, и если бы не она, то нас моментально разгромила бы Австро-Венгрия. В первые годы войны Российская империя оказала нам огромную помощь. Когда случилась революция, началась Гражданская война, жутким образом покончили с царской семьей, большевистская Россия оказалась на коленях. Она уже не оказывала помощи сербской армии, которая уже интегрировалась в союзнический балканский фронт.

20 век. Эра изменчивых отношений

Мнение первое. Отношения в 20 веке были изменчивыми, но виноват в этом Тито, коммунисты… На самом деле отношения сербов и русских не были отношениями «советов» и югославов.

Мнение второе. Отношения в 20 веке были изменчивыми. Это лишь свидетельствует о том, что русские в политике в отношении сербов руководствовались собственными интересами (будь то королевство или социалистическая республика).

«После Первой мировой войны Королевство Югославия было одним из немногих государств, не признавших новую власть большевиков, и осталось верно своей позиции вплоть до подписания соглашения с СССР, когда ожидалось, что Россия вступится за Сербию. Но Гитлер очень быстро ее „подмял». После войны СФРЮ и СССР, точнее Тито и Сталин, дистанцировались, и Югославия отвернулась от блока восточных стран. Для Запада это был шанс поддержать югославский режим в пику Сталину. С тех пор до наших дней, как мне кажется, США смотрели на Югославию, а теперь смотрят на Сербию через призму тех отношений сначала с СССР, а потом и с Россией», — полагает Павлович.

Историк Боян Дмитриевич утверждает, что опыт последних ста лет свидетельствует об изменчивости отношений между сербами и русскими.

«Прежде всего, нужно учесть, что раньше у нас были две большие страны: СССР и Югославия, и тогда отношения были в большей степени личные, нежели государственные. Кроме того, после Первой мировой войны в России произошла революция, что способствовало ухудшению отношений между нашими странами, и так продолжалось вплоть до Второй мировой войны», — говорит Боян Дмитриевич.

© РИА Новости | Перейти в фотобанкПрезидент Югославии Иосип Броз Тито и генсек ЦК КПСС Леонид Ильич БрежневОн утверждает, что в те годы СССР играл активную роль в смене власти в Югославии, что привело к налаживанию тесных связей между двумя странами. Однако в первые послевоенные годы у Сталина и Тито был личный конфликт, что привело к отдалению двух стран друг от друга. Антисоветские настроения на самом деле процветали у нас вплоть до завершения «холодной войны».

Начало конца. Охлаждение отношений после Второй мировой войны

«Югославия самостоятельно отвоевывала победу в войне, несмотря на помощь красноармейцев, проводила автономную политику на Балканах (это подтверждает и помощь грекам, которую Сталин не одобрял). В 1948 году Тито отказался ехать в Москву по приглашению Сталина, боясь, что его свергнут, как произошло тогда с болгарским лидером Георгием Димитровым», — рассказывает о ситуации в то время Игорь Новакович из Центра по международным делам и вопросам безопасности.

После отказа Тито происходит раскол с СССР, и внешняя политика Югославии в то время оказывается неопределенной. Отношения с Россией чуть теплеют только по прошествии десяти лет, когда Никита Хрущев приехал с визитом в Югославию. Тем не менее она не вошла в Варшавский договор.

Затем активизируется экономическое сотрудничество с Россией. Югославия тогда закупила советское оружие, в том числе МиГи, так как могла платить за них товарами, а не деньгами.

В середине 60-х годов проводится рыночная реформа, и Югославия оказывается между двумя блоками, востоком и западом, сохраняя свой вариант коммунизма, который был сформулирован в конце 70-х годов с принятием Закона о совместной работе.

Тогда Россия ослабла в экономическом и технологическом отношении и начала отставать от Запада, и тягаться с ним ей стало очень трудно, как объясняет наш собеседник.

После коренных изменений во власти политика Горбачева приводит к примирению с Западом, падению Берлинской стены и железного занавеса. Наконец рушится коммунизм, и к началу 90-х годов Восточная Европа открывается для Запада.

90-е. Разворот России к западу

Однако развал коммунизма привел к росту национализма, напоминает собеседник «Блица».

«Насильственный распад нашей страны привел к тому, что другие коммунистические страны проявили осторожность. Отсюда, например, так называемый бархатный распад Чехословакии. В тот период все были заняты внутренними проблемами. В тех условиях коммунистическая элита заигрывала с национализмом, чтобы остаться у власти, и самый показательный пример тут — Слободан Милошевич», — утверждает Новакович.

В России тогда то же самое делал Борис Ельцин, который к моменту путча против Горбачева в августе 1991 года уже работал в государственной администрации. Заняв высокую позицию во власти после путча, Ельцин портит отношения с Милошевичем, так как помнит, что югославский президент был единственным мировым лидером, который поддержал этот путч. Но попытка переворота так ослабила власть Горбачева, что вскоре первым человеком в России становится Ельцин, и плохие отношения с Милошевичем закрепились.

Восхождение Путина. «Большой брат из Москвы», или «царь, объезжающий свои владения»

Мнение первое. Россия не могла больше помогать Сербии во время войн в бывшей Югославии и во время бомбардировок НАТО, так как «была слабой» и возглавлял ее предатель Ельцин. Кроме того, не было русских, «кто знал, что с нами происходило». Теперь все надежды возлагаются на Путина, который поможет сербам исправить «историческую несправедливость». В экономике он поможет нам масштабными инвестициями, а Европа нам не нужна.

Мнение второе. Русские смотрели, как нас бомбардируют и даже пальцем не пошевелили. Россия выступает против независимости Косово, поскольку оккупировала Крым и таким образом защищает свои интересы. Вообще Россия не рискует, чтобы помочь Сербии! С экономической точки зрения Сербия не извлекает никакой особенной выгоды: Россия экспортирует нам свой газ по высокой цене, в Сербии она получила все, что хотела, и не дает Сербии экспортировать свои стратегические товары на льготных условиях.

«В 90-е годы прошлого века Россия отступила перед западными странами, поэтому в трудные для СФРЮ, то есть для Сербии, моменты российская помощь была не столь заметна. Изменения происходят только в последние 15 лет. С появлением Владимира Путина и укреплением России начались реальные улучшения в отношениях с Сербией, чему особо способствует сложившаяся на международной арене ситуация, а также давление, которому подвергается Сербия.

© AP Photo, Darko VojinovicРазрушенный в результате авиаударов НАТО мост в городе Нови-Сад, Югославия. Май 1999Развороту России способствовала, в первую очередь, политика условий Запада и США. Немалую роль, несомненно, сыграли неоправдавшиеся ожидания, которые связывались с демократическими изменениями в 2000-х», — говорит Дмитриевич.

С другой стороны, Павлович полагает, что «русские не могут быть больше сербами, чем сами сербы, и не могут за нас принимать решения». Также, по его мнению, Россия не слишком заинтересована в Сербии с экономической точки зрения из-за ее небольших размеров.

«Конечно, Россия не разоряла нашу страну, но совсем другое дело, что мы связываем с ней слишком большие ожидания. Нас связывают действительно хорошие отношения, но что выйдет из всего этого, в том числе из экономического сотрудничества, о котором беспрестанно говорят, мы увидим в ближайшие дни и годы. У России есть свои интересы, а Сербия должна вписаться в эти интересы, помня о ее собственных важнейших национальных интересах и приоритетах», — полагает Павлович.

Ельцин стал президентом в 1991 году, воспользовавшись националистическими настроениями, и выступил за самостоятельность России и введение рыночной экономики. В том же году СССР распался.

Рассказывая об отношениях России и Сербии в то время, Новакович говорит, что во время своего президентства Ельцин пытался интегрировать Россию в западный мир, а в Балканах заинтересован не был. Его привлекала западная модель, инвестиции, приватизация, и Россия занималась своими внутренними делами.

В подтверждение того, насколько то время мы были безразличны русским, Новакович напоминает, что в Совете безопасности ООН Россия проголосовала за введение всех предложенных санкций против тогдашней Югославии.

Также стоит напомнить, что в 90-х приватизация в России была проведена плохо, и это привело к появлению магнатов и стремительному обнищанию народа. Почти одновременно с этими процессами началось экономическое сотрудничество с Югославией, основанное на экспорте газа и газификации.

«Некоторые источники утверждают, что Джордж Буш Младший на словах пообещал Ельцину, что НАТО никогда не будет расширяться на восток, и поэтому Россия чувствовала себя в безопасности и думала, что является союзником Запада», — говорит Новакович.

Однако в 1999 году Венгрия, Польша и Чехия вошли в Североатлантический альянс, и в том же году НАТО бомбардировал Югославию, что вызывало у россиян сомнения в Западе.

«Россия воспользовалась бомбардировками, чтобы укрепить свою внешнеполитическую позицию, и российский специальный представитель Виктор Черномырдин вместе с Мартти Ахтисаари приехали к Милошевичу с мирным договором, на который он согласился. В результате было подписано Кумановское соглашение и принята Резолюция 1244», — рассказывает Новакович.

В 1999 году Владимир Путин возглавил Россию, а после выборов в марте 2000 года официально стал президентом. После выборов в Сербии, с сентября 2000 года по октябрь, когда Милошевич наконец признал свое поражение, Путин предлагал себя в качестве посредника между конфликтующими сторонами, но его предложение отклонили.

«После пятого октября Сербия развернулась в сторону Европейского Союза и НАТО, и уже никто не обращал внимания на Россию как на союзника. Отношения с россиянами шли по наклонной, и мы не были заинтересованы в них», — рассказывает Новакович.

Он добавляет, что все изменилось в ходе кампании сербских властей примерно в 2007 году, когда Россию стали превозносить, а также навязывать ее участие в решении косовской проблемы.

И все-таки, как он признается, еще в начале 2000-х сербские власти начали «присматриваться» к Путину, которого считали человеком, способным изменить ситуацию в своей стране и действовать жестко. Со временем Россия расширила помощь Сербии в газово-нефтяном секторе и усилила свое влияние.

«Тем не менее наши интересы расходятся», — заключил Игорь Новакович.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Сербы — не «младшие братья русских» | Общество | ИноСМИ

Вопреки расхожему мнению, Белград и Москва не являются естественными союзниками. Но Запад, считающий их таковыми, только подталкивает эти страны друг к другу.

В Сербии неважно, где идет дискуссия: в баре в кругу друзей или на ток-шоу с участием выдающихся социологов. Сербы независимо от своей профессии и общественного положения кажутся едиными во мнении о том, что Запад ни в коем случае их не признает и не примет в свои ряды. Даже самые проамериканские и проевропейские сербы чувствуют, что в них всегда будут видеть «младших братьев русских» из-за общего этнического и религиозного наследия двух стран. Ощущая, что они вызывают подозрение из-за своей принадлежности к славянам и православию, сербы думают, что их считают марионетками и ставленниками России на Балканах — и в ответ отворачиваются прочь от Запада. Такое взаимное непонимание вызывает тревогу, потому что укрепление связей между Москвой и Белградом является той основой, на которой Россия восстанавливает свое присутствие на Балканах, и потому что Евросоюз и Запад не в состоянии стабилизировать этот регион без Сербии.

Но ситуация могла быть иной. Отчасти проблема заключается в том, что западные аналитики по обе стороны Атлантики слишком часто подчеркивают мнимый «традиционный» союз между Сербией и Россией. В апреле 2018 года Марк Галеотти (Mark Galeotti) написал для Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations) доклад под названием «Грозит ли западным Балканам русская буря?» В нем он назвал Сербию потенциальным «троянским конем» России в Европейском Союзе. В том же месяце бывший главнокомандующий силами НАТО Уэсли Кларк (Wesley Clark) написал в «Вашингтон Пост» статью под заголовком «Не ждите, пока западные Балканы снова взорвутся. США и ЕС должны действовать». Там Кларк сделал ссылку на «пророссийских» сербов. В таком прочтении событий есть вполне реальная опасность, не в последнюю очередь состоящая в том, что идея о сербском альянсе с Россией может стать самосбывающимся пророчеством.

Сербы в этом вопросе тоже не безвинны. Сербские и российские официальные лица в своих заявлениях очень часто прибегают к лексикону традиционных союзников. Сербский министр иностранных дел Ивица Дачич во время своего июньского визита в Россию заявил: «Россия и Сербия являются традиционными друзьями и союзниками…. Мы останемся друзьями навсегда». Во время празднования Дня Победы в Москве 9 мая 2018 года сербский президент Александр Вучич и Биньямин Нетаньяху стали единственными зарубежными руководителями, официально присутствовавшими на трибунах и стоявшими рядом с российским президентом Владимиром Путиным. В июне 2018 года сербские военные вместе со своими российскими и белорусскими коллегами приняли участие в трехсторонних военных учениях в России, которые получили название «Славянское братство-2018».

Тем не менее, было бы неверно называть сербов и русских союзниками. За упрощенными представлениями, в которых сербы фигурируют в качестве «младших братьев русских», скрываются более сложные взаимоотношения, требующие тщательного изучения.

Историки часто говорят, что сербско-российские отношения уходят своими корнями в прошлое, когда царская Россия в XIX веке оказывала помощь в освобождении Балкан от Османской империи. Другие эксперты говорят, что современные отношения зародились в годы Первой мировой войны, когда Россия вступила в союз с Сербией. Но такое избирательное прочтение истории лишает нас возможности объективно оценить сложные отношения между Сербией и великими державами.

Как и во многих других балканских странах, национальное пробуждение в Сербии в XVIII и XIX веках вдохновляли интеллектуалы, стремившиеся сделать ее современной и западной за счет привлечения интеллектуального влияния Европы. Примером тому служит первая сербская конституция от 1835 года («Сретенский устав»), авторы которой черпали вдохновение во Франции и Бельгии."Сербский марш" в поддержку территориальной целостности Сербии

EurAsia Daily

Аналитички форум

El País

Тем не менее, у истории много поворотов и изгибов. В XIX веке западная дипломатия в своих оценках Сербии поделилась на два лагеря. Первый лагерь воспринимал сербов в качестве придатка российских интересов, который необходимо сдерживать, сохраняя для этого Османскую империю. А второй считал, что Сербии надо идти навстречу, превращая ее в оплот противодействия российскому влиянию.

Сама Сербия стала прямым отражением этих интересов. Эта страна, пытавшаяся преобразиться в соответствии с европейскими конституционными и культурными нормами, все чаще оказывалась заодно с Россией. Это было вызвано скорее прагматичным реализмом, нежели идеологией. Россия являлась единственной великой державой, активно добивавшейся развала Османской империи. И сербы по этой причине долгие годы действовали, исходя из афоризма «Враг моего врага мой друг».

Таким образом, у сербов есть основания испытывать чувство благодарности к России, ведь без ее поддержки они в XIX веке вряд ли смогли бы восстановить свою государственность. Тем не менее в отношениях между двумя странами было немало двусмысленности и неоднозначности. Сербы стремились заручиться поддержкой России, не жертвуя своей независимостью, и Россия часто выражала недовольство их непослушанием, как это было с династией Обреновичей, которая зачастую не желала согласовывать свою внешнюю политику с Москвой. Россия с большими колебаниями поддерживала Белград, опасаясь втянуться в конфликт между великими державами, как это в итоге и произошло в 1914 году.

XX век оказался не менее сложным. Сербия в эпоху независимости и в составе сформированной Югославии доказала свою способность вступать в союз с западными державами, когда того требовали ее интересы. Примером тому стал ее альянс с США в годы Первой мировой войны и с Францией после войны.

В период между двумя мировыми войнами Королевство Югославия, которым правила династия Карагеоргиевичей, и где этническое большинство составляли сербы, являлось частью восточноевропейского буфера против Германии и Советского Союза. Тот медовый месяц, который начался с освобождением Югославии советскими войсками от нацистской оккупации, оказался недолговечным. В годы холодной войны югославский коммунистический диктатор Иосип Броз Тито стремился к независимости от Москвы, и это в 1948 году привело к знаменитому расколу между Тито и Сталиным. Легендарный автор стратегии сдерживания Джордж Кеннан (George Kennan) видел в коммунистической, но независимой Югославии клин, которым можно расколоть советский блок.

В период югославских войн Россию часто представляли в качестве сторонницы режима Милошевича. Но это не совсем верное представление. Борис Ельцин презирал Милошевича за то, что он поддержал неудавшийся коммунистический путч против Горбачева, после которого Ельцин пришел к власти. Переломным моментом для российской внешней политики стала интервенция НАТО в Косове в 1999 году, а не симпатии в отношении Сербии. Для Москвы эта интервенция стала четким сигналом о том, что Россия утратила статус великой державы, поскольку ее проигнорировали в НАТО и обошли стороной в Совете Безопасности ООН.

Между тем, после завершения эпохи Милошевича власти в Белграде с подозрением относятся к Путину, поскольку тот упорно придерживался нейтралитета во время революции против Милошевича. Кроме того, Москва не проявляла особого интереса к Белграду; до и после падения Милошевича ее главным партнером по переговорам в бывшей Югославии был режим Мило Джукановича в Черногории. Было бы неверно утверждать, что между Белградом и Москвой существует многолетний альянс.

В этом смысле усилия Москвы по формированию более тесных связей с Белградом в последние 10 лет не следует воспринимать как возрождение старого союза. Скорее, это результат современной внешней политики России в путинскую эпоху. И нынешнее состояние двусторонних отношений следует оценивать именно через эту призму.

Одним примечательным примером стало то, что Москва выступила за суверенитет Сербии над Косово. Такая поддержка вполне соответствует интересам Кремля. Поддержав Сербию в таком вопросе как Косово, Кремль посчитал, что ему ценой минимальных усилий удастся заручиться поддержкой на Балканах и усилить там свое влияние. Москва может выступать против Запада в его глубоком тылу. Это беспроигрышная ситуация для Путина.

Поддерживая Сербию, Россия стремится к достижению собственной цели по созданию многополярного мирового порядка, в основе которого лежит договоренность великих держав. Своими действиями Москва пытается разрушить тот однополярный мировой порядок, проявления которого она увидела на Балканах в 1990-е годы, и вновь утвердиться в звании мировой великой державы, которого, по ее мнению, Запад несправедливо лишил Россию. Но стремясь добиться этого минимальными средствами, Россия ограничивает размах своего влияния. Российские военные не присутствуют на Балканах; Путин вывел российских миротворцев из Боснии и Косова в 2003 году. Как это ни удивительно, но с НАТО и странами Запада Сербия проводит военные учения намного чаще, чем с Россией. У Европейского Союза в Сербии намного более прочные экономические позиции, чем у России, за исключением энергетического сектора, и он является для Белграда самым крупным инвестором и работодателем. ЕС также является главным донором для этой страны.

С учетом этих обстоятельств было бы разумно задать вопрос: почему Сербия ощущает потребность балансировать между Россией и Западом? Ответ заключается в том, что Сербия поступает так из-за вакуума власти и влияния, который существует там с 2008 года, когда ЕС и США перестали уделять пристальное внимание Балканам. Потрясения от кризиса евро заставили внешнеполитическое ведомство Сербии распределять риски и диверсифицировать партнерства, так как эта страна все чаще ощущает, что оказалась на периферии западного мира.

Этот вакуум власти усугубляется миграционным кризисом и Брекситом. Из-за них у Сербии возникли вполне серьезные вопросы о том, сможет ли она вступить в Евросоюз. Поэтому Сербия принимает попытки заигрывания со стороны незападных игроков, причем не только России, но и Турции, Китая и ОАЭ. Видя, что ее усилия по вступлению в ЕС зашли в тупик, Сербия готова настраивать западные и незападные страны друг против друга, чтобы потом выбивать из них политические и экономические уступки.

Сегодняшнее балансирование Сербии между Россией и Западом также обусловлено ее внутренней политикой. Согласно опросам общественного мнения, 41% сербов считают Россию главным другом своей страны, а Путин в Сербии по-прежнему остается самым популярным иностранным лидером.

Однако такая популярность России является результатом эмоциональной негативной реакции сербов на политику Запада в 1990-е годы и на независимость Косова. Это не продукт эмоциональных связей из прошлого. Еще одна причина, по которой сербское правительство сохраняет дружественные связи с Россией, состоит в том, что оно не хочет настраивать против себя пророссийскую часть сербского электората. В последние годы в Сербии и на Балканах набирают силу антилиберальные политические движения, а политические руководители из ЕС зачастую закрывают глаза на эти тенденции. Из-за этого сербское правительство использует свои связи с Россией в качестве рычага давления на Запад, чтобы избежать критики за свертывание демократии и власти закона, поскольку на политической сцене этой страны доминирует один-единственный человек (Вучич), а свобода прессы там продолжает деградировать.

На эти внутриполитические расчеты в сербской политике по-прежнему оказывает мощное воздействие косовский фактор. Сербские националисты считаю Косово неотъемлемой частью национальной самоидентификации Сербии, а для прозападных сербов поддержка косовской независимости со стороны Запада является признаком того, что он не хочет их признавать и принимать в свои ряды. Сербские политики прекрасно понимают, что не смогут двигаться вперед, если не будет прогресса в решении давней косовской проблемы. Но чтобы не утратить популярность и авторитет среди избирателей, сербскому руководству необходимо придумать такое решение, чтобы Сербию не считали полностью проигравшей косовский спор. В этих целях Сербии в переговорном процессе нужен сторонник из числа великих держав. А поскольку на Западе покровителей у нее нет, Россия весьма полезна в этом качестве. Пока будет сохраняться косовский фактор, и пока сербское руководство не найдет приемлемое для общественного мнения решение проблемы, Россия будет занимать важное место во внешнеполитических соображениях Сербии. Запад должен понять это, поскольку он оставляет двери открытыми для российских заигрываний с сербами и с балканскими странами в целом.

Из всего этого надо извлечь полезные уроки. Россия станет продолжать свою нынешнюю политику, пока у нее будут такие возможности, однако она понимает, что Балканы прочно привязаны к Европе. А это значит, что для России существуют определенные границы. Между тем, у Сербии нет никаких причин смотреть на Россию как на недружественную страну; но Белград должен осознать, что рано или поздно ему придется решать, в чем состоят его долгосрочные внешнеполитические приоритеты. Принимая такое решение, сербское политическое руководство должно будет объяснить своим гражданам, что хотя интересы Сербии не всегда совпадают с западными, это не означает, что они идентичны российским интересам.

Со своей стороны, Евросоюз и Соединенные Штаты должны понять, что тесные связи между Россией и Сербией в значительной степени являются результатом того, что Запад не ценит в должной мере Сербию и Балканы. Сербы ощутили это 9 июля 2018 года, когда балканские лидеры приехали в Лондон на встречу, которую должен был проводить британский министр иностранных дел Борис Джонсон. Но встречу отменили, поскольку Джонсон неожиданно ушел в отставку. Западные дипломаты должны избегать такого явно пренебрежительного отношения, и кроме этого, им надо понять, что между Москвой и Белградом нет многовековых соглашений, что сербско-российские связи развивались постепенно, когда совпадали интересы двух стран, и пересекалась их культурная история. Это простое понимание станет началом нового подхода как со стороны Сербии, так и со стороны ее западных партнеров по диалогу. Такой новый подход поможет стабилизировать и реинтегрировать главную страну на Балканах.

Вук Вуксанович работает в Лондонской школе экономики, где пишет докторскую диссертацию по международным отношениям. Ранее он работал в Министерстве иностранных дел Сербии и консультантом по политическим рискам в Белграде. Вуканович регулярно освещает вопросы современной внешней политики и безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Почему сербы с русскими как братья

История Сербии — это история борьбы за свободу и независимость. За свою историю Белград был завоёван 40 армиями, и 38 раз отстраивался заново. Сербы никогда ни на кого не надеялись, кроме России. Не зря говорят, что русские и сербы — братья навек.

Почему «сербы»?

Однозначного мнения на тот счет, откуда произошел этноним «сербы» до сих пор нет, однако версий множество. Славист Павел Шафарик возводил слово «сербы» к праславянским формам *сьрбъ и *сърбъ, которые, в свою очередь, происходили от от индоевропейского слова со значением «сеять, родить, производить».

Макс Фасмер интерпретировал слово «сербы» как «принадлежавший к тому же роду, тому же племени». Подобное значение поддерживали также филологи Ильинский и Ковалев. По их мнению, «серб» — это «человек, член родового союза».

Также интересной, но бездоказательной является версия слависта Мощиньского, который связывал происхождение слова «серб» с индоевропейским корнем *ser-v- , имеющим значение «сторожить, охранять скот».

В 1985 году исследователь Шустер-Шевц высказал предположение, что слово «сербы» родственно русскому диалектному глаголу «сербать» (хлебать). Эта версия интересна, поскольку во всех славянских языках есть слова с корневой основой «с-р», значение которого «отделять,выделять, выдавливать».

Эта корневая основа является метатезой индоевропейского *res>*ser, что значит «резать, разрезать,отделять». В древнеславянском языке преобладающим значением корневой основы *ser стало «отделять, выделять, выдавливать». Это значение сохранилось, например, в русском главголе «черпать», который произошел от того же глагола «сербать». Такого же происхождения и слово «сера». Это не что иное как смолистые выделения дерева.

Таким образом, можно сказать, что слово «сербы», вероятнее всего, значит «выделенный, отделенный по какому-либо признаку». Если учитывать, что предками славян в европейской историографии считались венеды, то, скорее всего, сербы были названы так при отделении, выделении именно из венедов.

Есть также версия, которой придерживаются те, кто сербов недолюбливает. Харватские националисты вслед за Анте Старчевичем считают, что этноним «сербы» произошел от латинского слова servus – раб. В рамках этой версии считается, что хорваты — наследники германцев, перешедшие на славянский язык для того, чтобы лучше справляться с сербскими рабами. Как говорится, комментарии излишни.

Братья навек

Сами сербы признают, что нигде так не любят русских, как в Сербии. История взаимоотношений наших народов имеет глубокие корни и начинается как минимум со времени крещения Руси. До сих пор именно православие является одной из «духовных скреп», соединяющих русских и сербов.

Во время монголо-татарского ига сербы поддерживали монастырь Святого Пантелеймона на Афоне, со времен Ивана III шла активная поддержка сербских монастырей. В 1550 году Иван Грозный после общения с сербскими иерархами направил письмо турецкому султану Сулейману II, призывая его чтить святыни Хиландара и других сербских монастырей.

Через шесть лет русский царь даже подарил монахам Хиландарского монастыря помещение для монастырского подворья в центре Москвы, которое сразу стало сербским дипломатическим центром, в котором собирались средства для отправки в Сербию. В годы правления Бориса Годунова сербским мигрантам уже оказывалась серьезная поддержка со стороны России.[С-BLOCK]

Особое развитие русско-сербские отношения получили при Петре I. В годы правления императора шел прием сербов в русскую армию, устанавливались тесные связи в культурной среде. Отдельно нужно сказать о Савве Владиславличе-Рагузинском, русском дипломате сербского происхождения. Именно он подписал Кяхтинский договор, служил послом России в Константинополе и Риме, а также перевел книгу Мавро Орбини «Славянское царство».

В 1723 году Пётр I разрешил Ивану Албанезу, черногорцу по происхождению, создать поселение в районе города Сумы, куда переехало больше сотни сербских семей. Отсюда взяли свое начало два сербских территориальных образования, существовавших в Российской империи – Славяносербия и Новая Сербия.

В Первую мировую войну (которая фактически началась в Сербии) Николай II встал на сторону братского государства. Не имея возможности помочь сербской армии русскими войсками, российский император организовал доставку в Сербию боеприпасов, военного снаряжения и провианта. Также в Сербию было отправлено несколько санитарных отрядов.

В Сербии оливье называют русским салатом, сладкий квас — русским квасом, русским же называют почему-то черный сладкий хлеб, который может быть с мармеладом.

Читайте также:

Видео российского шпиона, предположительно подкупающего сербского агента Sparks Probe

Президент Сербии Александр Вучич в среду приказал провести расследование видеоклипа, в котором якобы показано, как офицер российской разведки передает деньги сербу в связи с инцидентом, который может обострить обычно теплые двусторонние отношения.

Болгарский репортер-расследователь Христо Грозев сообщил в своем аккаунте в Твиттере на выходных, что в видеоролике, размещенном на YouTube, показан помощник военного атташе в посольстве России в Белграде, который встречается с сербским агентом в ходе спецоперации.

Грозев сказал, что использовал программу распознавания лиц Microsoft, чтобы идентифицировать россиянина, который носит черную кожаную куртку.

Похоже, что — вопреки распространенному мнению — некоторые люди в сербской разведке / правоохранительных органах не слишком довольны деятельностью ГРУ в Сербии. Это видео офицера ГРУ, предположительно подкупающего неназванного сербского чиновника, просочилось в СМИ сегодня https://t.co/QcIHkFWOIn

— Christo Grozev (@christogrozev) 17 ноября 2019 г.

На видео показаны двое мужчин, которые тепло приветствуют друг друга в Белграде, пьют пиво и обмениваются полиэтиленовыми пакетами.Серб, лицо которого закрыто, позже садится в машину, достает из сумки конверт и пересчитывает банкноты, которые в нем находятся.

Связаться с российскими официальными лицами в Москве и Белграде для получения комментариев не удалось.

Объявив о решении президента назначить расследование, премьер-министр Сербии Ана Брнабич заявила сербской газете Blic: «Если это окажется правдой, это будет серьезным делом и проблемой для нас».

Агентство безопасности и информации Сербии (BIA) подтвердило подлинность видео, сообщило государственное информационное агентство Tanjug.Дополнительная информация будет обнародована после заседания Совета национальной безопасности Сербии в четверг, добавил Танюг.

Офис министра внутренних дел Сербии Небойши Стефанович сообщил, что он прибыл в Москву в среду для переговоров по «вызовам безопасности» и «сотрудничеству в борьбе с преступностью» с главой Совета безопасности России Николаем Патрушевым. Было не сказано, была ли поездка связана с видео.

Новости

Почему Сербия в ближайшее время не перестанет разыгрывать карту России

Подробнее

В прошлом месяце глава Службы внешней разведки (СВР) России Сергей Нарышкин заявил, что две страны проводят «сложные взаимные операции» для защиты своих внешних интересов, не вдаваясь в подробности.

Россия и Сербия, славянские страны с большинством православных христиан, имеют прочные политические, культурные и экономические связи. Москва поддерживает Белград в отказе признать независимость Косово, бывшего сербского края.

Вооруженные силы Сербии используют российскую технику, реактивные истребители и танки. Сербия недавно приобрела российский зенитный ракетный комплекс «Панцирь», рискуя получить санкции со стороны США.

Сербия также зависит от российской нефти и газа, а контрольный пакет акций крупнейшей местной нефтяной компании Naftna Industrija Srbije принадлежит российскому Газпрому.

.

российских военных медиков прибыли в Сербию для оказания помощи в борьбе с Covid-19 — RT World News

Оказав помощь в связи с коронавирусом Италии и США, Россия направила своих военных медиков в Сербию. Первый самолет с вирусологами и оборудованием уже приземлился возле Белграда, впереди еще 10 рейсов.

Восемь бригад врачей и медсестер с самым современным оборудованием, а также подразделение войск ядерной, биологической и химической защиты (ЯБХ) для проведения дезинфекции были назначены Минобороны для выполнения миссии.

Первый грузовой самолет Ил-76 взлетел с подмосковного аэродрома Чкаловский и приземлился в аэропорту Батайница недалеко от Белграда.

Перелет между столицей России и Сербией занимает менее трех часов. Ожидается, что российские самолеты совершат 10 рейсов — четыре в пятницу и шесть в субботу, — чтобы доставить весь предполагаемый груз. Помимо 87 военнослужащих, они будут иметь при себе 16 боевых машин и партию средств индивидуальной защиты.

Также на RT.com
Премьер-министр Сербии: «Фейковые новости» о том, что мы не ценим помощь ЕС, но помощь в связи с COVID-19 пришла из Китая

Президент Сербии Александр Вучич обратился к своему российскому коллеге Владимиру Путину с просьбой о помощи в борьбе с Covid-19 в конце марта, и теперь его просьба выполняется.

В Сербии на сегодняшний день зарегистрирован 1171 случай коронавируса, 31 человек погиб, и власти страны прилагают все усилия, чтобы предотвратить дальнейший рост эпидемии и унесение большего числа жизней.

Также на rt.com
СМОТРЕТЬ Российские бойцы биозащиты дезинфицируют дом престарелых в Италии, пораженной коронавирусом

Москва ранее направила в Италию восемь медицинских бригад, которые сейчас борются с болезнью в городе Бергамо, эпицентре вспышки болезни в стране. Несколько дней назад российский военный самолет с товарами первой необходимости, необходимыми для борьбы с коронавирусом, приземлился в США, где уже погибло более 6000 человек после того, как Дональд Трамп принял предложение Путина о помощи.

Если вам понравилась эта история, поделитесь ею с другом!

.

Почему Сербия устала от поддержки России

Недавний визит президента России Владимира Путина в Белград — его первый за более чем четыре года — с нетерпением ожидал сербские политики. Несмотря на то, что визит был описан как монументальный, из него не вышло никакого соглашения, которое можно было бы назвать монументальным. На самом деле у президента Сербии Александра Вучича нет другого выбора, кроме как публично похвалить своего российского благодетеля, пытаясь убедить Кремль за закрытыми дверями дать Белграду хотя бы небольшое пространство для маневра по самому важному вопросу сербской внешней политики: признанию Косово.

Конфликт в Косово казался бесконечным, но многие события последних восемнадцати месяцев сделали его разрешение более вероятным, чем даже самые смелые оптимисты осмеливались недавно мечтать. Во-первых, Брюссель, наконец, назвал возможную дату вступления Сербии в Евросоюз: 2025 год, что свидетельствует о том, что вступление страны вполне реально при соблюдении Белградом определенных условий, главным из которых является урегулирование конфликта в Косово.

Во-вторых, Западные Балканы снова привлекли внимание европейских и атлантических структур.Черногория вступила в НАТО, и давление Запада помогло более или менее разрешить спор между Грецией и Македонией по поводу названия последней. Даже Босния, все еще парализованная межнациональной рознью, приблизилась к вступлению в альянс: НАТО одобрило план действий по ее возможному вступлению. Кроме того, этим летом должны начаться переговоры о присоединении Албании к ЕС.

Новости

Президент Сербии устроил пышный прием Путину, подарив щенка

Подробнее

За одиннадцать лет, прошедших с момента провозглашения независимости Косово в 2008 году, сербские лидеры вступили в очень сложные, несколько шизофренические отношения с Москвой, которая теперь может наложить вето на любое мирное предложение Косово, тем самым подписав политический смертный приговор сербскому руководству.

Глубоко возмущенные тем, что Запад признал независимость Косова без малейших уступок Сербии, сербские политики всех мастей искали утешения в России. Чтобы продемонстрировать избирателям, что они не собираются молча терпеть унижение, причиненное Западом, сербские лидеры нарочно установили дружеские отношения с Москвой, превознося все преимущества российско-сербского сотрудничества. Будучи озабочены тем, чтобы представить себя настоящими патриотами внутри страны, они не особо задумывались о том, чего стоит эта дружба в долгосрочной перспективе.

Годы безудержной похвалы привели к почти религиозному культу России и Путина в Сербии. Путина уже много лет называют там самым популярным иностранным лидером, который пользуется поддержкой около 80 процентов населения: это недостижимая цифра для любого сербского политика. Российский президент уступает только покойному югославскому лидеру маршалу Тито по количеству званий почетного гражданина, присвоенных ему сербскими городами.

Конечно, популярность Путина беспокоит президента Вучича, но он не может просто так отказаться от наркотика популярности Путина.В течение последних нескольких месяцев сербская оппозиция организовывала акции протеста в Белграде, требуя от правительства прекратить давление на СМИ, расследовать политические убийства и избиения и провести свободные выборы. Теперь, вооруженный присутствием Путина, Вучич может изобразить протестующих как маргинальные элементы, а себя — как реального политика мирового уровня, пользующегося поддержкой как внутри страны, так и за ее пределами.

Новости

Путин приветствует героя, поскольку Сербия стремится использовать рычаги влияния на Косово

Подробнее

Единственная проблема состоит в том, что эти внешнеполитические достижения оборачиваются для Вучича серьезными внутренними ограничениями.Значительное число сербов убеждено, что Россия и Путин являются гораздо более надежными защитниками сербских интересов, чем их собственный президент. Так что, если, вдохновленный перспективами вступления в ЕС, Вучич действительно осмелится признать Косово без одобрения России, Кремль легко сможет уничтожить его как политика. Она может просто заявить, что как истинный союзник сербского народа, а не продажная политическая элита, Россия будет продолжать защищать территориальную целостность Сербии, отказываясь признать Косово.

Вучич прекрасно понимает этот риск и осенью приехал в Москву, чтобы узнать, как Россия отреагирует на возможную сделку по Косово. Видимо, он ушел разочарованным. У Москвы нет причин поддерживать окончательное урегулирование конфликта в Косово, потому что она ничего не выиграет от этого шага, но может потерять свое влияние в регионе.

В настоящее время Россия является ключевым союзником Сербии, поскольку она может гарантировать, что Косово не сможет вступить в ООН и другие международные организации. Но как только Белград признает независимость Косово (на любых условиях), сербы сразу потеряют необходимость в российском вето в Совете Безопасности ООН.Только нефть, газ и исторические связи останутся основой для особых отношений. Это все хорошо, но другие страны Восточной Европы имеют все это в своих отношениях с Россией, и это не делает Москву их ключевым союзником.

Почему Россия должна помогать урегулированию конфликта в Косово? Позволить Сербии вступить в ЕС и ввести санкции против России? Обязать россиян получать визы при посещении Сербии? Чтобы Сербия разорвала свое двустороннее торговое соглашение с Россией ради ЕС? Позволить сербам углубить свое сотрудничество с НАТО и стать частью Запада? Все эти исходы нежелательны для России, и чтобы предотвратить их, ей просто нужно продолжать политику отказа от признания Косово.

Для стороннего наблюдателя пассивный саботаж Россией урегулирования конфликта в Косово выглядит тотальной поддержкой Сербии. Заверения в том, что Россия никогда не оставит Сербию, защитит ее от давления Запада и сделает все возможное для сохранения ее территориальной целостности, воспринимаются как жесты непоколебимой дружбы с сербами.

Новости

Путин награждает государственной награды союзника Сербии в Кремле

Подробнее

На самом деле сербское руководство не знает, как избавиться от этой поддержки, что не оставляет Белграду места для маневра на переговорах по Косово.Сербские лидеры не могут выглядеть менее патриотично, чем Кремль. Кремль это знает и делает публичные заявления, которые вынуждают сербов занимать самые непреклонные позиции.

Официально Москва заявляет, что признает любое решение по Косово, которое удовлетворит Белград, добавив, что это решение должно быть сформулировано на основе Резолюции ООН 1244. Но в этой резолюции ничего не говорится о перспективах независимого Косово; он допускает только автономию и самоуправление внутри Сербии.Резолюция была принята двадцать лет назад, но сегодня все понимают, что никому не нужно возвращение Косово Сербии, особенно сами сербы. Но это местный вопрос, а Россия гораздо больше озабочена собственной конфронтацией с Западом. Он использует Косово как важный аргумент в пользу неспособности Запада разрешать конфликты в одностороннем порядке, даже в Европе.

Как бы щедро Путина ни встретили в Белграде, трудно представить, что Вучич может предложить президенту России, чтобы убедить Кремль согласиться с урегулированием косовского конфликта.Предложение здесь должен делать Вашингтон, а не Вучич. Между тем, Вучичу остается выбор между политическим самоубийством или поддержанием несколько бессмысленного, но вполне комфортного статус-кво, не зная, как избежать удушающих объятий своего ближайшего союзника.

Максим Саморуков — заместитель редактора Московского центра Карнеги , где изначально была опубликована эта статья . Взгляды и мнения, выраженные в авторских материалах, не обязательно отражают позицию The Moscow Times.

Мнения, выраженные в авторских материалах, не обязательно отражают позицию The Moscow Times.

.

Почему Сербия нуждается в истребителях МиГ-29

Европа

Получить короткий URL

Генерал-майор доктор Боян Зрнич, руководитель департамента оборонных технологий Сербии Министерство обороны в интервью Sputnik Сербия объяснило, почему Сербия намерена приобрести российские истребители МиГ.

В настоящее время Сербия ожидает поставки шести российских МиГ-29. Точная дата доставки станет известна только после подписания Владимиром Путиным соответствующих документов и согласования всех технических деталей.

Тем не менее, представители сербской армии уже выразили большое удовлетворение по поводу того, что самолеты будут доставлены из России, а не из какой-либо другой страны.

Говоря о том, почему для Сербии важно получать реактивные самолеты из России, Зрнич сказал: «Я думаю, что это абсолютно нормальная реакция, учитывая традиционно хорошие и дружеские отношения между нашими странами, особенно в сфере обороны».

Далее он сказал, что вооруженные силы Сербии по-прежнему имеют большое количество военной техники, которая была произведена еще в СССР, а в последние годы они также приобрели современную технику, такую ​​как вертолеты Ми-17, которые были закуплены у России последними. год.

«Весь наш истребительный парк создан в СССР. Поэтому такое восприятие российской авиации вполне логично и тем более что качество российского вооружения доказано на практике как здесь, так и во всем мире », — сказал глава Sputnik Сербия.

По его словам, в течение многих лет Сербия испытывала проблемы с контролем и защитой своего воздушного пространства, поскольку инвестиции в новые самолеты были недоступны.

«Закупка нового самолета обходится очень дорого, потому что помимо самого самолета необходимо приобрести пакет материально-технического обеспечения эксплуатации самолета, а также новый арсенал вооружения.Для нашего бюджета это было невыполнимой задачей », — сказал Зрник.

«Таким образом, Сербия обратилась к России с просьбой рассмотреть возможность предоставления самолетов для пополнения нашей эскадрильи, поскольку сейчас у нас есть только четыре МиГ-29», — добавил он.

Говоря о том, будут ли сербские пилоты проходить обучение по управлению самолетами после их доставки, глава сказал, что сербские пилоты будут обучаться и проводить учения вместе с российскими пилотами.

Однако такие учения не станут прецедентом, так как каждый год сербские пилоты проводят учения вместе со своими российскими коллегами сначала в России, а затем в Сербии.

Глава подчеркнул, что такие военные учения «очень важны для прекрасных отношений» обеих стран и их двустороннего военного сотрудничества.

Помимо МиГов, Сербия получит российские танки Т-72 и БРДМ-2, патрульный патрульный автомобиль-амфибия.

Кроме того, глава сообщил, что Сербия обратилась к России с просьбой рассмотреть возможность оказания технической помощи армии. «В настоящее время рассматриваются варианты, и мы надеемся, что этот вопрос будет положительным, и мы сможем улучшить боеспособность и защиту наших бронетанковых и механизированных частей, а также наших разведывательных подразделений», — сказал Зрник.

Он отметил, что в апреле ожидается приезд российской делегации для продолжения дискуссии на эту тему.

.