Содержание

Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра

Составление «Жития Александра Невского»
относят к 80-м гг. XIII в. и связывают с именами Дмитрия
Александровича, сына Александра Невского, и митрополита
Кирилла, с монастырем Рождества Богородицы во Владимире,
где было погребено тело князя. Здесь в XIII в. начинается
почитание князя как святого и возникает первая редакция
его жития.

Во имя Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия.

Икона святого благоверного князя Александра Невского. <br>Иконописная мастерская Екатерины Ильинской / icon-art.ru

Я,
худой и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь
описать житие святого князя Александра, сына
Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от
отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его,
то рад был поведать о святом, и честном, и славном
житии его. Но как сказал Приточник: «В лукавую
душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах
пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей
знатных останавливается». Хотя и прост я умом, но
все же начну, молитвою святой Богородицы и помощью
святого князя Александра.

Сей князь Александр родился от отца милосердного и
человеколюбивого, и более всего — кроткого, князя
великого Ярослава и от матери Феодосии. Как сказал
Исайя-пророк: «Так говорит Господь: “Князей Я
ставлю, священны ибо они, и Я веду их”». И
воистину — не без Божьего повеления было княжение
его.

И красив он был, как никто другой, и голос его — как
труба в народе, лицо его — как лицо Иосифа, которого
египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же
его была частью от силы Самсона, и дал ему Бог премудрость
Соломона, храбрость же его — как у царя римского
Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды
приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли
горожане, и разгромили войско его. И остался один
Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к
городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и
укорил ее, сказав: «Оставили меня одного». Так
же и князь Александр — побеждал, но был непобедим.

Потому-то один из именитых мужей Западной страны, из тех,
что называют себя слугами Божьими, пришел, желая видеть
зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону
царица Савская, желая послушать мудрых речей его. Так и
этот, по имени Андреаш, повидав князя Александра, вернулся
к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не
видел такого ни царя среди царей, ни князя среди
князей».

Услышав о такой доблести князя Александра, король страны
Римской из Полуночной земли подумал про себя: «Пойду
и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую,
и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с
огромной силой, пыхая духом ратным. И пришел в Неву,
опьяненный безумием, и отправил послов своих,
возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря:
«Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю
землю твою».

Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем и
вошел в церковь Святой Софии, и, упав на колени пред
алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный,
праведный, Боже великий, крепкий, Боже превечный,
сотворивший небо и землю и установивший пределы народам,
Ты повелел жить, не преступая чужих границ». И,
припомнив слова пророка, сказал: «Суди, Господи,
обидящих меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие
и щит и встань на помощь мне».

И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу.
Архиепископ же был тогда Спиридон, он благословил его и
отпустил. Князь же, выйдя из церкви, утер слезы и сказал,
чтобы ободрить дружину свою: «Не в силе Бог, но в
правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: “Иные
с оружием, а иные на конях, мы же имя Господа Бога нашего
призываем; они повержены были и пали, мы же выстояли и
стоим прямо”». Сказав это, пошел на врагов с
малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска, но
уповая на Святую Троицу.

Скорбно же было слышать, что отец его, князь великий
Ярослав, не ведал о нашествии на сына своего, милого
Александра, и ему некогда было послать весть отцу своему,
ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не
успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. И
выступил против врага в воскресенье пятнадцатого июля,
имея веру великую в святых мучеников Бориса и Глеба.

И был один муж, старейшина земли Ижорской, именем Пелугий,
ему поручен был ночной дозор на море. Был он крещен и жил
среди народа своего, бывшего язычниками, наречено же было
имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно,
соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его Бог
видеть видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю
Александру, чтобы рассказать ему об их станах. Стоял он на
берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь
без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум
сильный на море и увидел один насад, плывущий по морю, и
стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в
красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга.
Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис:
«Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему
князю Александру». Увидев такое видение и услышав
эти слова мучеников, Пелугий стоял, устрашенный, пока
насад не скрылся с глаз его.

Вскоре после этого пришел Александр, и Пелугий, радостно
встретив князя Александра, поведал ему одному о видении.
Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого
никому».

После того Александр поспешил напасть на врагов в шестом
часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их
князь бесчисленное множество, а на лице самого короля
оставил печать острого копья своего.

Проявили себя здесь шесть храбрых, как он, мужей из полка
Александра.

Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек
и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого
корабля по сходням, по которым бежали с королевичем;
преследуемые им схватили Гаврилу Олексича и сбросили его
со сходен вместе с конем. Но по Божьей милости он вышел из
воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим
воеводою посреди их войска.

Второй — по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот
много раз нападал на войско их и бился одним топором, не
имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и
дивились силе и храбрости его.

Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя.
Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

Четвертый — новгородец, по имени Меша. Этот пеший с
дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

Пятый — из младшей дружины, по имени Сава. Этот
ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек
столб шатерный. Полки Александровы, видевши шатра падение,
возрадовались.

Шестой — из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот
бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих
ран пал и так скончался.

Все это слышал я от господина своего великого князя
Александра и от тех, кто участвовал в то время в этой
битве.

Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при
Езекии-царе. Когда пришел Сеннахириб, царь ассирийский, на
Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно
явился ангел Господень и перебил сто восемьдесят пять
тысяч из войска ассирийского, и когда настало утро, нашли
только мертвые трупы. Так было и после победы
Александровой: когда победил он короля, на противоположной
стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки
Александровы, здесь нашли несметное множество убитых
ангелом Господним. Оставшиеся же обратились в бегство, и
трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили
их в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля
и славя имя своего Творца.

На второй же год после возвращения с победой князя
Александра вновь пришли из Западной страны и построили
город на земле Александровой. Князь же Александр вскоре
пошел и разрушил город их до основания, а их самих —
одних повесил, других с собою увел, а иных, помиловав,
отпустил, ибо был безмерно милостив.

После победы Александровой, когда победил он короля, на
третий год, в зимнее время, пошел он с великой силой на
землю немецкую, чтобы не хвастались, говоря:
«Покорим себе словенский народ».

А был ими уже взят город Псков и наместники немецкие
посажены. Он же вскоре изгнал их из Пскова и немцев
перебил, а иных связал и город освободил от безбожных
немцев, а землю их разорил и пожег и пленных взял
бесчисленное множество, а других перебил. Немцы же,
гордые, собрались и сказали: «Пойдем, и победим
Александра, и захватим его».

Когда же приблизились немцы, то проведали о них стражи.
Князь же Александр приготовился к бою, и пошли они друг
против друга, и покрылось озеро Чудское множеством тех и
других воинов. Отец же Александра Ярослав прислал ему на
помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. И у князя
Александра тоже было много храбрых воинов, как в древности
у Давида-царя, сильных и крепких. Так и мужи Александра
исполнились духа ратного, ведь были сердца их как сердца
львов, и воскликнули: «О княже наш славный! Ныне
пришло нам время положить головы свои за тебя».
Князь же Александр воздел руки к небу и сказал:
«Суди меня, Боже, рассуди распрю мою с народом
неправедным и помоги мне, Господи, как в древности помог
Моисею одолеть Амалика и прадеду нашему Ярославу окаянного
Святополка».

Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись
противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от
ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что
двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо
покрылось оно кровью.

А это слышал я от очевидца, который поведал мне, что видел
воинство Божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру.
И так он победил врагов помощью Божьей, и обратились они в
бегство, Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и
некуда было им скрыться. Здесь прославил Бог Александра
пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона. А того,
кто сказал: «Захватим Александра», —
отдал Бог в руки Александра. И никогда не было противника,
достойного его в бою. И возвратился князь Александр с
победою славною, и было много пленных в войске его, и вели
босыми подле коней тех, кто называет себя «Божьими
рыцарями».

И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены, и
священники, и весь народ встретили его перед городом с
крестами, воздавая хвалу Богу и прославляя господина князя
Александра, поюще песнь: «Ты, Господи, помог
кроткому Давиду победить иноплеменников и верному князю
нашему оружием крестным освободить город Псков от
иноязычников рукою Александровою».

И сказал Александр: «О невежественные псковичи! Если
забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь
иудеям, которых питал Господь в пустыне манною небесною и
перепелами печеными, но забыли все это они и Бога своего,
избавившего их от плена египетского».

И прославилось имя его во всех странах, от моря Хонужского
и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского и до
великого Рима.

В то же время набрал силу народ литовский и начал грабить
владения Александровы. Он же выезжал и избивал их. Однажды
случилось ему выехать на врагов, и победил он семь полков
за один выезд и многих князей их перебил, а иных взял в
плен, слуги же его, насмехаясь, привязывали их к хвостам
коней своих. И начали с того времени бояться имени его.

В то же время был в Восточной стране сильный царь,
которому покорил Бог народы многие, от востока и до
запада. Тот царь, прослышав о такой славе и храбрости
Александра, отправил к нему послов и сказал:
«Александр, знаешь ли, что Бог покорил мне многие
народы? Что же — один ты не хочешь мне покориться?
Но если хочешь сохранить землю свою, то приезжай скорее ко
мне и увидишь славу царства моего».

После смерти отца своего пришел князь Александр во
Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и
промчалась весть о нем до устья Волги. И жены моавитские
начали стращать детей своих, говоря: «Александр
едет!»

Решил князь Александр пойти к царю в Орду, и благословил
его епископ Кирилл. И увидел его царь Батый, и поразился,
и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что
нет князя, подобного ему». Почтив же его достойно,
он отпустил Александра.

После этого разгневался царь Батый на меньшего брата его
Андрея и послал воеводу своего Неврюя разорить землю
Суздальскую. После разорения Неврюем земли Суздальской
князь великий Александр воздвиг церкви, города отстроил,
людей разогнанных собрал в дома их. О таких сказал
Исайя-пророк: «Князь хороший в странах — тих,
приветлив, кроток, смиренен — и тем подобен
Богу». Не прельщаясь богатством, не забывая о крови
праведников, сирот и вдов по правде судит, милостив, добр
для домочадцев своих и радушен к приходящим из чужих
стран. Таким и Бог помогает, ибо Бог не ангелов любит, но
людей в щедрости Своей щедро одаривает и являет в мире
милосердие свое.

Наполнил же Бог землю Александра богатством и славою и
продлил Бог лета его.

Однажды пришли к нему послы от папы из великого Рима с
такими словами: «Папа наш так говорит:
“Слышали мы, что ты князь достойный и славный и
земля твоя велика. Потому и прислали к тебе из двенадцати
кардиналов двух умнейших — Агалдада и Ремонта, чтобы
послушал ты речи их о законе Божьем”».

Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, написал
ему такой ответ: «От Адама до потопа, от потопа до
разделения народов, от смешения народов до начала Авраама,
от Авраама до прохождения израильтян сквозь море, от
исхода сынов Израилевых до смерти Давида-царя, от начала
царствования Соломона до Августа и до Христова Рождества,
от Рождества Христова и до распятия Его и Воскресения, от
Воскресения же Его и Вознесения на небеса и до
царствования Константинова, от начала царствования
Константинова до первого Собора и седьмого – обо
всем этом хорошо знаем, а от вас учения не примем».
Они же возвратились восвояси.

И умножились дни жизни его в великой славе, ибо любил
священников, и монахов, и нищих, митрополитов же и
епископов почитал и внимал им, как самому Христу.

Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они
христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же
великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих
от этой беды.

А сына своего Дмитрия послал в Западные страны, и все
полки свои послал с ним, и близких своих домочадцев,
сказав им: «Служите сыну моему, как самому мне, всей
жизнью своей». И пошел князь Дмитрий в силе великой,
и завоевал землю Немецкую, и взял город Юрьев, и
возвратился в Новгород со множеством пленных и с большой
добычею.

Отец же его великий князь Александр возвратился из Орды от
царя, и дошел до Нижнего Новгорода, и там занемог, и,
прибыв в Городец, разболелся. О горе тебе, бедный человек!
Как можешь описать кончину господина своего! Как не
выпадут зеницы твои вместе со слезами! Как не вырвется
сердце твое с корнем! Ибо отца оставить человек может, но
доброго господина нельзя оставить; если бы можно было, то
в гроб бы сошел с ним!

Много потрудившись Богу, он оставил царство земное и стал
монахом, ибо имел безмерное желание принять ангельский
образ. Сподобил же его Бог и больший чин
принять – схиму. И так с миром Богу дух свой предал
месяца ноября в четырнадцатый день, на память святого
апостола Филиппа.

Митрополит же Кирилл говорил: «Дети мои, знайте, что
уже зашло солнце земли Суздальской!» Иереи и
диаконы, черноризцы, нищие и богатые, и все люди
восклицали: «Уже погибаем!»

Святое же тело Александра понесли к городу Владимиру.
Митрополит же, князья и бояре и весь народ, малые и
большие, встречали его в Боголюбове со свечами и кадилами.
Люди же толпились, стремясь прикоснуться к святому телу
его на честном одре. Стояли же вопль, и стон, и плач,
каких никогда не было, даже земля содрогнулась. Положено
же было тело его в церкви Рождества Святой Богородицы, в
великой архимандритье, месяца ноября в 24 день, на память
святого отца Амфилохия.

Было же тогда чудо дивное и памяти достойное. Когда было
положено святое тело его в гробницу, тогда
Севастьян-эконом и Кирилл-митрополит хотели разжать его
руку, чтобы вложить грамоту духовную. Он же, будто живой,
простер руку свою и взял грамоту из руки митрополита. И
смятение охватило их, и слегка отступили они от гробницы
его. Об этом возвестили всем митрополит и эконом
Севастьян. Кто не удивится тому чуду, ведь тело его душа
покинула и везли его из дальних краев в зимнее время!

И так прославил Бог угодника Своего.

Читать онлайн электронную книгу Житие Александра Невского — бесплатно и без регистрации!

Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра

Во имя господа нашего Иисуса Христа, сына Божия.

Я, жалкий и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святой, и честной, и славной жизни его. Но как сказал Приточник [*]: «В лукавую душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей знатных останавливается». Хотя и прост я умом, но все же начну, помолившись святой Богородице и уповая на помощь святого князя Александра.

Сей князь Александр родился от отца милосердного, и человеколюбивого, и более всего — кроткого, князя великого Ярослава, и от матери Феодосии [*]. Как сказал Исайя-пророк: «Так говорит господь: «Князей я ставлю, священны ибо они, и я их веду»». И воистину — не без Божьего повеления было княжение его.

И красив он был, как никто другой, и голос его — как труба в народе, лицо его — как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему бог премудрость Соломона, храбрость же его-как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли горожане, и разгромили войско его. И остался один Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и укорил ее, сказав: «Оставили меня одного» [*]. Так же и князь Александр — побеждал, но был непобедим.

Как-то один из именитых мужей Западной страны [*], из тех, кто называют себя слугами Божьими [*], пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская [*], желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш [*], повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

Услышав о такой доблести князя Александра, король страны Римской из северной земли [*] подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромным войском, пылая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою».

Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем и вошел в церковь святой Софии, и, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный, праведный, Боже великий, сильный, Боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, Ты повелел жить, не преступая чужих границ». И, припомнив слова пророка, сказал: «Суди, Господи, обидевших меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».

И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же был тогда Спиридон [*], он благословил его и отпустил. Князь же, выйдя из церкви, осушил слезы и начал ободрять дружину свою, говоря: «Не в силе Бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: «Одни с оружием, а другие на конях, мы же имя господа бога нашего призовем; они, поверженные, пали, мы же устояли и стоим прямо»» [*]. Сказав это, пошел на врагов с малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска, но уповая на Святую Троицу.

Скорбно же было слышать, что отец его, князь великий Ярослав не знал о нашествии на сына своего, милого Александра, и ему некогда было послать весть отцу своему, ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. И выступил против них в воскресенье пятнадцатого июля, имея веру великую к святым мученикам Борису и Глебу.

И был один муж, старейшина земли Ижорской [*], именем Пелугий, ему поручена была ночная стража на море. Был он крещен и жил среди рода своего, язычников, наречено же имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его Бог видеть видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему о станах врагов. Стоял он на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад [*], плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис:

«Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его.

Вскоре после этого пришел Александр, и Пелугий, радостно встретив князя Александра, поведал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого никому».

После того Александр поспешил напасть на врагов в шестом часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их князь бесчисленное множество, а на лице самого короля оставил след острого копья своего.

Проявили себя здесь шесть храбрых, как он, мужей из полка Александра.

Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек [*] и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем, преследуемые им. Тогда схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по Божьей милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска.

Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и дивились силе и храбрости его.

Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

Четвертый — новгородец, по имени Меша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

Пятый-из младшей дружины, по имени Сава. Этот ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный. Полки Александровы, видевши падение шатра, возрадовались.

Шестой-из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих ран пал и так скончался.

Все это слышал я от господина своего великого князя Александра и от иных, участвовавших в то время в этой битве.

Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при Езекии-царе. Когда пришел Сеннахирим, царь ассирийский, на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел Господень и перебил сто восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и, встав утром, нашли только мертвые трупы [*]. Так было и после победы Александровой: когда победил он короля, на противоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых ангелом Господним. Оставшиеся же обратились в бегство, и трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили их в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего творца.

На второй же год после возвращения с победой князя Александра вновь пришли из Западной страны и построили город на земле Александровой [*]. Князь же Александр вскоре пошел и разрушил город их до основания, а их самих — одних повесил, других с собою увел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был безмерно милостив.

После победы Александровой, когда победил он короля, на третий год, в зимнее время, пошел он с великой силой на землю псковскую, ибо уже был взят немцами город Псков. И пришли немцы к Чудскому озеру, и встретил их Александр, и изготовился к бою, и пошли они друг против друга, и покрылось озеро Чудское множеством тех и других воинов. Отец Александра, Ярослав, прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. Да и у князя Александра было много храбрых воинов, как в древности у Давида-царя, сильных и стойких. Так и мужи Александра исполнились духа ратного, ведь были сердца их, как сердца львов, и воскликнули: «О княже наш славный! Ныне пришло нам время положить головы свои за тебя». Князь же Александр воздел руки к небу и сказал: «Суди меня, Боже, рассуди распрю мою с народом неправедным и помоги мне, господи, как в древности помог Моисею одолеть Амалика [*], а прадеду нашему Ярославу окаянного Святополка» [*].

Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью.

А это слышал я от очевидца, который поведал мне, что видел воинство Божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру. И так победил врагов помощью Божьей, и обратились они в бегство, Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и некуда было им скрыться. Здесь прославил Бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона [*]. А того, кто сказал: «Захватим Александра»,-отдал Бог в руки Александра. И никогда не было противника, достойного его в бою. И возвратился князь Александр с победою славною, и было много пленных в войске его, и вели босыми подле коней тех, кто называет себя «божьими рыцарями».

И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены и священники, и весь народ встретили его перед городом с крестами, воздавая хвалу Богу и прославляя господина князя Александра, поюще ему песнь: «Ты, Господи, помог кроткому Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему оружием веры освободить город Псков от иноязычников рукою Александровой».

И сказал Александр: «О невежественные псковичи! Если забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых питал Господь в пустыне манною небесною и перепелами печеными, но забыли все это они и Бога своего, избавившего их от плена египетского».

И прославилось имя его во всех странах, от моря Хонужского и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского [*] и до великого Рима.

В то же время набрал силу народ литовский и начал грабить владения Александровы. Он же выезжал и избивал их. Однажды случилось ему выехать на врагов, и победил он семь полков за один выезд и многих князей их перебил, а иных взял в плен; слуги же его, насмехаясь, привязывали их к хвостам коней своих. И начали они с того времени бояться имени его.

В то же время был в восточной стране сильный царь [*], которому покорил Бог народы многие от востока и до запада. Тот царь, прослышав о такой славе и храбрости Александра, отправил к нему послов и сказал: «Александр, знаешь ли, что Бог покорил мне многие народы. Что же — один ты не хочешь мне покориться? Но если хочешь сохранить землю свою, то приди скорее ко мне и увидишь славу царства моего».

После смерти отца своего пришел князь Александр во Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и промчалась весть о нем до устья Волги. И жены моавитские [*] начали стращать детей своих, говоря: «Вот идет Александр!»

Решил князь Александр пойти к царю в Орду, и благословил его епископ Кирилл. И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему». Почтив же его достойно, он отпустил Александра.

После этого разгневался царь Батый на меньшего брата его Андрея и послал воеводу своего Неврюя разорить землю Суздальскую [*]. После разорения Неврюем земли Суздальской князь великий Александр воздвиг церкви, города отстроил, людей разогнанных собрал в дома их. О таких сказал Исаия-пророк: «Князь хороший в странах — тих, приветлив, кроток, смиренен — и тем подобен Богу». Не прельщаясь богатством, не забывая о крови праведников, сирот и вдов по правде судит, милостив, добр для домочадцев своих и радушен к приходящим из чужих стран. Таким и Бог помогает, ибо Бог не ангелов любит, но людей, в щедрости своей щедро одаривает и являет в мире милосердие свое.

Наполнил же бог землю Александра богатством и славою, и продлил бог дни его.

Однажды пришли к нему послы от папы из великого Рима [*] с такими словами: «Папа наш так говорит: «Слышали мы, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Потому и прислали к тебе из двенадцати кардиналов двух умнейших — Агалдада и Гемонта, чтобы послушал ты речи их о законе божьем»».

Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, написал ему такой ответ: «От Адама до потопа, от потопа до разделения народов, от смешения народов до начала Авраама, от Авраама до прохождения израильтян сквозь море, от исхода сынов Израилевых до смерти Давида-царя, от начала царствования Соломона до Августа и до Христова рождества, от рождества Христова и до распятия его и воскресения, от воскресения же его и вознесения на небеса и до царствования Константинова, от начала царствования Константинова до первого собора и седьмого [*] — обо всем этом хорошо знаем, а от вас учения не примем». Они же возвратились восвояси.

И умножились дни жизни его в великой славе, ибо любил священников, и монахов, и нищих, митрополитов же и епископов почитал и внимал им, как самому Христу.

Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды.

А сына своего Дмитрия послал в Западные страны, и все полки свои послал с ним, и близких своих домочадцев, сказав им:

«Служите сыну моему, как самому мне, всей жизнью своей». И пошел князь Дмитрий в силе великой, и завоевал землю Немецкую, и взял город Юрьев, и возвратился в Новгород со множеством пленных и с большою добычею [*].

Отец же его, великий князь Александр, возвратился из Орды от царя и дошел до Нижнего Новгорода, и там занемог, и, прибыв в Городец, разболелся. О горе тебе, бедный человек! Как можешь описать кончину господина своего! Как не выпадут зеницы твои вместе со слезами! Как не вырвется сердце твое с корнем! Ибо отца оставить человек может, но доброго господина нельзя оставить; если бы можно было, то в гроб бы сошел с ним.

Много потрудившись Богу, он оставил царство земное и стал монахом, ибо имел безмерное желание принять ангельский образ. Сподобил же его Бог и больший чин принять — схиму. И так с миром Богу дух свой предал месяца ноября в четырнадцатый день, на память святого апостола Филиппа.

Митрополит же Кирилл говорил: «Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской» Иереи и диаконы, черноризцы, нищие и богатые и все люди восклицали: «Уже погибаем!»

Святое же тело Александра понесли к городу Владимиру. Митрополит же, князья и бояре, и весь народ, малые и большие, встречали его в Боголюбове со свечами и кадилами. Люди же толпились, стремясь прикоснуться к святому телу его на честном одре. Стояли же вопль, и стон, и плач, каких никогда не было, даже земля содрогнулась. Положено же было тело его в церкви Рождества святой Богородицы, в великой архимандритье [*], месяца ноября в 24 день, на память святого отца Амфилохия.

Было же тогда чудо дивное и памяти достойное. Когда было положено святое тело его в гробницу, тогда Севастьян-эконом и Кирилл-митрополит хотели разжать его руку, чтобы вложить грамоту духовную [*]. Он же, будто живой, простер руку свою и принял грамоту из руки митрополита. И смятение охватило их, и едва отступили они от гробницы его. Об этом возвестили всем митрополит и эконом Севастьян. Кто не удивится тому чуду, ведь тело его было мертво, и везли его из дальних краев в зимнее время.

Читать книгу Житие Александра Невского

Аноним

ЖИТИЕ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО

Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра

Во имя господа нашего Иисуса Христа, сына Божия.

Я, жалкий и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святой, и честной, и славной жизни его. Но как сказал Приточник [*]: «В лукавую душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей знатных останавливается». Хотя и прост я умом, но все же начну, помолившись святой Богородице и уповая на помощь святого князя Александра.

Сей князь Александр родился от отца милосердного, и человеколюбивого, и более всего — кроткого, князя великого Ярослава, и от матери Феодосии [*]. Как сказал Исайя-пророк: «Так говорит господь: «Князей я ставлю, священны ибо они, и я их веду»». И воистину — не без Божьего повеления было княжение его.

И красив он был, как никто другой, и голос его — как труба в народе, лицо его — как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему бог премудрость Соломона, храбрость же его-как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли горожане, и разгромили войско его. И остался один Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и укорил ее, сказав: «Оставили меня одного» [*]. Так же и князь Александр — побеждал, но был непобедим.

Как-то один из именитых мужей Западной страны [*], из тех, кто называют себя слугами Божьими [*], пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская [*], желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш [*], повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

Услышав о такой доблести князя Александра, король страны Римской из северной земли [*] подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромным войском, пылая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою».

Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем и вошел в церковь святой Софии, и, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный, праведный, Боже великий, сильный, Боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, Ты повелел жить, не преступая чужих границ». И, припомнив слова пророка, сказал: «Суди, Господи, обидевших меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».

И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же был тогда Спиридон [*], он благословил его и отпустил. Князь же, выйдя из церкви, осушил слезы и начал ободрять дружину свою, говоря: «Не в силе Бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: «Одни с оружием, а другие на конях, мы же имя господа бога нашего призовем; они, поверженные, пали, мы же устояли и стоим прямо»» [*]. Сказав это, пошел на врагов с малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска, но уповая на Святую Троицу.

Скорбно же было слышать, что отец его, князь великий Ярослав не знал о нашествии на сына своего, милого Александра, и ему некогда было послать весть отцу своему, ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. И выступил против них в воскресенье пятнадцатого июля, имея веру великую к святым мученикам Борису и Глебу.

И был один муж, старейшина земли Ижорской [*], именем Пелугий, ему поручена была ночная стража на море. Был он крещен и жил среди рода своего, язычников, наречено же имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его Бог видеть видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему о станах врагов. Стоял он на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад [*], плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис:

«Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его.

Вскоре после этого пришел Александр, и Пелугий, радостно встретив князя Александра, поведал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого никому».

После того Александр поспешил напасть на врагов в шестом часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их князь бесчисленное множество, а на лице самого короля оставил след острого копья своего.

Проявили себя здесь шесть храбрых, как он, мужей из полка Александра.

Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек [*] и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем, преследуемые им. Тогда схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по Божьей милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска.

Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и дивились силе и храбрости его.

Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

Четвертый — новгородец, по имени Меша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

Пятый-из младшей дружины, по имени Сава. Этот ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный. Полки Александровы, видевши падение шатра, возрадовались.

Шестой-из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих ран пал и так скончался.

Все это слышал я от господина своего великого князя Александра и от иных, участвовавших в то время в этой битве.

Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при Езекии-царе. Когда пришел Сеннахирим, царь ассирийский, на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел Господень и перебил сто восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и, встав утром, нашли только мертвые трупы [*]. Так было и после победы Александровой: когда победил он короля, на противоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых ангелом Господним. Оставшиеся же обратились в бегство, и трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили их в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего творца.

На второй же год после возвращения с победой князя Александра вновь пришли из Западной страны и построили город на земле Александровой [*]. Князь же Александр вскоре пошел и разрушил город их до основания, а их самих — одних повесил, других с собою увел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был безмерно милостив.

После победы Александровой, когда победил он короля, на третий год, в зимнее время, пошел он с великой силой на землю псковскую, ибо уже был взят немцами город Псков. И пришли немцы к Чудскому озеру, и встретил их Александр, и изготовился к бою, и пошли они друг против друга, и покрылось озеро Чудское множеством тех и других воинов. Отец Александра, Ярослав, прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. Да и у князя Александра было много храбрых воинов, как в древности у Давида-царя, сильных и стойких. Так и мужи Александра исполнились духа ратного, ведь были сердца их, как сердца львов, и воскликнули: «О княже наш славный! Ныне пришло нам время положить головы свои за тебя». Князь же Александр воздел руки к небу и сказал: «Суди меня, Боже, рассуди распрю мою с народом неправедным и помоги мне, господи, как в древности помог Моисею одолеть Амалика [*], а прадеду нашему Ярославу окаянного Святополка» [*].

Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью.

А это слышал я от очевидца, который поведал мне, что видел воинство Божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру. И так победил врагов помощью Божьей, и обратились они в бегство, Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и некуда было им скрыться. Здесь прославил Бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона [*]. А того, кто сказал: «Захватим Александра»,-отдал Бог в руки Александра. И никогда не было противника, достойного его в бою. И возвратился князь Александр с победою славною, и было много пленных в войске его, и вели босыми подле коней тех, кто называет себя «божьими рыцарями».

И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены и священники, и весь народ встретили его перед городом с крестами, воздавая хвалу Богу и прославляя господина князя Александра, поюще ему песнь: «Ты, Господи, помог кроткому Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему оружием веры освободить город Псков от иноязычников рукою Александровой».

И сказал Александр: «О невежественные псковичи! Если забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых питал Господь в пустыне манною небесною и перепелами печеными, но забыли все это они и Бога своего, избавившего их от плена египетского».

И прославилось имя его во всех странах, от моря Хонужского и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского [*] и до великого Рима.

В то же время набрал силу народ литовский и начал грабить владения Александровы. Он же выезжал и избивал их. Однажды случилось ему выехать на врагов, и победил он семь полков за один выезд и многих князей их перебил, а иных взял в плен; слуги же его, насмехаясь, привязывали их к хвостам коней своих. И начали они с того времени бояться имени его.

В то же время был в восточной стране сильный царь [*], которому покорил Бог народы многие от востока и до запада. Тот царь, прослышав о такой славе и храбрости Александра, отправил к нему послов и сказал: «Александр, знаешь ли, что Бог покорил мне многие народы. Что же — один ты не хочешь мне покориться? Но если хочешь сохранить землю свою, то приди скорее ко мне и увидишь славу царства моего».

После смерти отца своего пришел князь Александр во Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и промчалась весть о нем до устья Волги. И жены моавитские [*] начали стращать детей своих, говоря: «Вот идет Александр!»

Решил князь Александр пойти к царю в Орду, и благословил его епископ Кирилл. И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему». Почтив же его достойно, он отпустил Александра.

После этого разгневался царь Батый на меньшего брата его Андрея и послал воеводу своего Неврюя разорить землю Суздальскую [*]. После разорения Неврюем земли Суздальской князь великий Александр воздвиг церкви, города отстроил, людей разогнанных собрал в дома их. О таких сказал Исаия-пророк: «Князь хороший в странах — тих, приветлив, кроток, смиренен — и тем подобен Богу». Не прельщаясь богатством, не забывая о крови праведников, сирот и вдов по правде судит, милостив, добр для домочадцев своих и радушен к приходящим из чужих стран. Таким и Бог помогает, ибо Бог не ангелов любит, но людей, в щедрости своей щедро одаривает и являет в мире милосердие свое.

Наполнил же бог землю Александра богатством и славою, и продлил бог дни его.

Однажды пришли к нему послы от папы из великого Рима [*] с такими словами: «Папа наш так говорит: «Слышали мы, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Потому и прислали к тебе из двенадцати кардиналов двух умнейших — Агалдада и Гемонта, чтобы послушал ты речи их о законе божьем»».

Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, написал ему такой ответ: «От Адама до потопа, от потопа до разделения народов, от смешения народов до начала Авраама, от Авраама до прохождения израильтян сквозь море, от исхода сынов Израилевых до смерти Давида-царя, от начала царствования Соломона до Августа и до Христова рождества, от рождества Христова и до распятия его и воскресения, от воскресения же его и вознесения на небеса и до царствования Константинова, от начала царствования Константинова до первого собора и седьмого [*] — обо всем этом хорошо знаем, а от вас учения не примем». Они же возвратились восвояси.

И умножились дни жизни его в великой славе, ибо любил священников, и монахов, и нищих, митрополитов же и епископов почитал и внимал им, как самому Христу.

Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды.

А сына своего Дмитрия послал в Западные страны, и все полки свои послал с ним, и близких своих домочадцев, сказав им:

«Служите сыну моему, как самому мне, всей жизнью своей». И пошел князь Дмитрий в силе великой, и завоевал землю Немецкую, и взял город Юрьев, и возвратился в Новгород со множеством пленных и с большою добычею [*].

Отец же его, великий князь Александр, возвратился из Орды от царя и дошел до Нижнего Новгорода, и там занемог, и, прибыв в Городец, разболелся. О горе тебе, бедный человек! Как можешь описать кончину господина своего! Как не выпадут зеницы твои вместе со слезами! Как не вырвется сердце твое с корнем! Ибо отца оставить человек может, но доброго господина нельзя оставить; если бы можно было, то в гроб бы сошел с ним.

Много потрудившись Богу, он оставил царство земное и стал монахом, ибо имел безмерное желание принять ангельский образ. Сподобил же его Бог и больший чин принять — схиму. И так с миром Богу дух свой предал месяца ноября в четырнадцатый день, на память святого апостола Филиппа.

Митрополит же Кирилл говорил: «Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской» Иереи и диаконы, черноризцы, нищие и богатые и все люди восклицали: «Уже погибаем!»

Святое же тело Александра понесли к городу Владимиру. Митрополит же, князья и бояре, и весь народ, малые и большие, встречали его в Боголюбове со свечами и кадилами. Люди же толпились, стремясь прикоснуться к святому телу его на честном одре. Стояли же вопль, и стон, и плач, каких никогда не было, даже земля содрогнулась. Положено же было тело его в церкви Рождества святой Богородицы, в великой архимандритье [*], месяца ноября в 24 день, на память святого отца Амфилохия.

Было же тогда чудо дивное и памяти достойное. Когда было положено святое тело его в гробницу, тогда Севастьян-эконом и Кирилл-митрополит хотели разжать его руку, чтобы вложить грамоту духовную [*]. Он же, будто живой, простер руку свою и принял грамоту из руки митрополита. И смятение охватило их, и едва отступили они от гробницы его. Об этом возвестили всем митрополит и эконом Севастьян. Кто не удивится тому чуду, ведь тело его было мертво, и везли его из дальних краев в зимнее время.


И так прославил Бог угодника своего.

This file was created
with BookDesigner program
[email protected]
13.05.2008

Оглавление

  • И так прославил Бог угодника своего.

    X

    Имя пользователя *

    Пароль *

    Запомнить меня
  • Регистрация
  • Забыли пароль?
  • Читать ЖИТИЕ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО онлайн (полностью и бесплатно)

    Аноним
    ЖИТИЕ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО

    Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра

    Во имя господа нашего Иисуса Христа, сына Божия.

    Я, жалкий и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святой, и честной, и славной жизни его. Но как сказал Приточник [*]: «В лукавую душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей знатных останавливается». Хотя и прост я умом, но все же начну, помолившись святой Богородице и уповая на помощь святого князя Александра.

    Сей князь Александр родился от отца милосердного, и человеколюбивого, и более всего — кроткого, князя великого Ярослава, и от матери Феодосии [*]. Как сказал Исайя-пророк: «Так говорит господь: «Князей я ставлю, священны ибо они, и я их веду»». И воистину — не без Божьего повеления было княжение его.

    И красив он был, как никто другой, и голос его — как труба в народе, лицо его — как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему бог премудрость Соломона, храбрость же его-как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли горожане, и разгромили войско его. И остался один Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и укорил ее, сказав: «Оставили меня одного» [*]. Так же и князь Александр — побеждал, но был непобедим.

    Как-то один из именитых мужей Западной страны [*], из тех, кто называют себя слугами Божьими [*], пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская [*], желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш [*], повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

    Услышав о такой доблести князя Александра, король страны Римской из северной земли [*] подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромным войском, пылая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою».

    Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем и вошел в церковь святой Софии, и, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный, праведный, Боже великий, сильный, Боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, Ты повелел жить, не преступая чужих границ». И, припомнив слова пророка, сказал: «Суди, Господи, обидевших меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».

    И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же был тогда Спиридон [*], он благословил его и отпустил. Князь же, выйдя из церкви, осушил слезы и начал ободрять дружину свою, говоря: «Не в силе Бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: «Одни с оружием, а другие на конях, мы же имя господа бога нашего призовем; они, поверженные, пали, мы же устояли и стоим прямо»» [*]. Сказав это, пошел на врагов с малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска, но уповая на Святую Троицу.

    Скорбно же было слышать, что отец его, князь великий Ярослав не знал о нашествии на сына своего, милого Александра, и ему некогда было послать весть отцу своему, ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. И выступил против них в воскресенье пятнадцатого июля, имея веру великую к святым мученикам Борису и Глебу.

    И был один муж, старейшина земли Ижорской [*], именем Пелугий, ему поручена была ночная стража на море. Был он крещен и жил среди рода своего, язычников, наречено же имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его Бог видеть видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

    Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему о станах врагов. Стоял он на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад [*], плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис:

    «Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его.

    Вскоре после этого пришел Александр, и Пелугий, радостно встретив князя Александра, поведал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого никому».

    После того Александр поспешил напасть на врагов в шестом часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их князь бесчисленное множество, а на лице самого короля оставил след острого копья своего.

    Проявили себя здесь шесть храбрых, как он, мужей из полка Александра.

    Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек [*] и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем, преследуемые им. Тогда схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по Божьей милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска.

    Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и дивились силе и храбрости его.

    Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

    Четвертый — новгородец, по имени Меша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

    Пятый-из младшей дружины, по имени Сава. Этот ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный. Полки Александровы, видевши падение шатра, возрадовались.

    Шестой-из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих ран пал и так скончался.

    Все это слышал я от господина своего великого князя Александра и от иных, участвовавших в то время в этой битве.

    Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при Езекии-царе. Когда пришел Сеннахирим, царь ассирийский, на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел Господень и перебил сто восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и, встав утром, нашли только мертвые трупы [*]. Так было и после победы Александровой: когда победил он короля, на противоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых ангелом Господним. Оставшиеся же обратились в бегство, и трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили их в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего творца.

    На второй же год после возвращения с победой князя Александра вновь пришли из Западной страны и построили город на земле Александровой [*]. Князь же Александр вскоре пошел и разрушил город их до основания, а их самих — одних повесил, других с собою увел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был безмерно милостив.

    После победы Александровой, когда победил он короля, на третий год, в зимнее время, пошел он с великой силой на землю псковскую, ибо уже был взят немцами город Псков. И пришли немцы к Чудскому озеру, и встретил их Александр, и изготовился к бою, и пошли они друг против друга, и покрылось озеро Чудское множеством тех и других воинов. Отец Александра, Ярослав, прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. Да и у князя Александра было много храбрых воинов, как в древности у Давида-царя, сильных и стойких. Так и мужи Александра исполнились духа ратного, ведь были сердца их, как сердца львов, и воскликнули: «О княже наш славный! Ныне пришло нам время положить головы свои за тебя». Князь же Александр воздел руки к небу и сказал: «Суди меня, Боже, рассуди распрю мою с народом неправедным и помоги мне, господи, как в древности помог Моисею одолеть Амалика [*], а прадеду нашему Ярославу окаянного Святополка» [*].

    Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью.

    Житие Александра Невского

    Во имя Господа нашего Иисуса Христа, сына Божия.

    Я, жалкий и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святой, и честной, и славной жизни его. Но как сказал Приточник: «В лукавую душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей знатных останавливается». Хота и прост я умом, но все же начну, помолившись святой Богородице и уповая на помощь святого князя Александра.

    Сей князь Александр родился от отца милосердного и человеколюбивого, и более всего — кроткого, князя великого Ярослава и от матери Феодосии. Как сказал Исайя-пророк: Так говорит господь: «Князей я ставлю, священны ибо они, и я их веду». И воистину — не без божьего повеления было княжение его.

    И красив он был, как никто другой, и голос его — как труба в народе, лицо его — как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему бог премудрость Соломона, храбрость же его — как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли горожане, и разгромили войско его. И остался один Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и укорил ее, сказав: «Оставили меня одного». Так же и князь Александр — побеждал, но был непобедим.

    Потому-то один из именитых мужей Западной страны, из тех, что называют себя слугами божьими, пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская, желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш, повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

    Услышав о такой доблести князя Александра, король страны Римской из северной земли подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромным войском, пыхая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою».

    Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем, и вошел в церковь святой Софии, и, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный, праведный, боже великий, сильный, боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, ты повелел жить, не преступая чужих границ». И, припомнив слова пророка, сказал: «Суди, господи, обидящих меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».

    И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же был тогда Спиридон, он благословил его и отпустил. Князь же, выйдя из церкви, осушил слезы и начал ободрять дружину свою, говоря: «Не в силе бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: «Одни с оружием, а другие на конях, мы же имя господа бога нашего призовем; они, поверженные, пали, мы же устояли и стоим прямо»». Сказав это, пошел на врагов с малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска, но уповая на святую троицу.

    Скорбно же было слышать, что отец его, князь великий Ярослав не знал о нашествии на сына своего, милого Александра, и ему некогда было послать весть отцу своему, ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. И выступил против них в воскресенье пятнадцатого июля, имея веру великую к святым мученикам Борису и Глебу.

    И был один муж, старейшина земли Ижорской, именем Пелугий, ему поручена была ночная стража на море. Был он крещен и жил среди рода своего, язычников, наречено же имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его бог видеть видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

    Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему о станах врагов. Стоял он на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад, плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис: «Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его.

    Вскоре после этого пришел Александр, и Пелугий, радостно встретив князя Александра, поведал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого никому».

    После того Александр поспешил напасть на врагов в шестом часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их князь бесчисленное множество, а на лице самого короля оставил след острого копья своего. Проявили себя здесь шесть храбрых, как он, мужей из полка Александра. Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем; преследуемые им схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по божьей милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска.

    Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и дивились силе и храбрости его.

    Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

    Четвертый — новгородец, по имени Меша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

    Пятый — из младшей дружины, по имени Сава. Этот ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный. Полки Александровы, видевши падение шатра, возрадовались.

    Шестой — из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих ран пал и так скончался.

    Все это слышал я от господина своего великого князя Александра и от иных, участвовавших в то время в этой битве. Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при Езекии-царе. Когда пришел Сенахирим, царь ассирийский, на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел господень и перебил сто восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и, встав утром, нашли только мертвые трупы. Так было и после победы Александровой: когда победил он короля, напротивоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых ангелом господним. Оставшиеся же обратились в бегство, и трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили их в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего творцаю.

    На второй же год после возвращения с победой князя Александра вновь пришли из Западной страны и построили город на земле Александровой. Князь же Александр вскоре пошел и разрушил город их до основания, а их самих -одних повесил, других с собою увел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был безмерно милостив. После победы Александров ой, когда победил он короля, на третий год, в зимнее время, пошел он с великй силой на землю немецкую, чтобы не хвастались, говоря: «Покорим себе славянский народ».

    А был ими уже взят город Псков и наместники немецкие посажены. Он же вскоре изгнал их из Пскова и немцев перебил, а иных связал и город освободил от безбожных немцев, а землю их повоевал и пожег и пленных взял бесчисленное множество, а других перебил. Немцы же, дерзкие, соединились и сказали: «Пойдем, И победим Александра, и захватим его».

    Когда же приблизились немцы, то -проведали о них стражи. Князь же Александр приготовился к бою, и пошли они друг против друга, и покрылось озеро Чудское множеством тех и других воинов. Отец Александра, Ярослав, прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. Да и у князя Александра было много храбрых воинов, как в древности у Давида-царя, сильных и стойких. Так и мужи Александра исполнились духа ратного, ведь были сердца их как сердца львов, и воскликнули: «О княже наш славный! Ныне пришло нам время положить головы свои за тебя». Князь же Александр воздел руки к небу и сказал: «Суди меня, боже, рассуди распрю мою с народом неправедным и помоги мне, господи, как в древности помог Моисею одолеть Амалика и прадеду нашему Ярославу окаянного Святополка».

    Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью.

    А это слышал я от очевидца, который поведал мне, что видел воинство божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру. И так победил врагов помощью божьей, и обратились они в бегство, Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и некуда было им скрыться. Здесь прославил бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона. А того, кто сказал: «Захватим Александра», — отдал бог в руки Александра. И никогда не было противника, достойного его в бою. И возвратился князь Александр с победою славною, и было много пленных в войске его, и вели босыми подле коней тех, кто называет себя «божьими рыцарям».

    И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены, и священники, и весь народ встретили его перед городом с крестами, воздавая хвалу богу и прославляя господина князя Александра, поюще ему песнь: «Ты, господи, помог кроткой Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему оружием веры освободить город Псков от иноязычников рукою Александровою».

    И сказал Александр: «О невежественные псковичи! Если забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых питал господь в пустыне манною небесною и перепелами печеными, но забыли все это они и бога своего, избавившего их от плена египетского».

    И прославилось имя его во всех странах, от моря Хонужского и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского и до великого Рима.

    В то же время набрал силу народ литовский и начал грабить владения Александровы. Он же выезжал и избивал их. Однажды случилось ему выехать на врагов, и победил он семь полков за один выезд и многих князей их перебил, а иных взял в плен, слуги же его, насмехаясь, привязывали их к хвостам коней своих. И начали они с того времени бояться имени его.

    В то же время был в восточной стране сильный царь, которому покорил бог народы многие от востока и до запада. Тот царь, прослышав о такой славе и храбрости Александра, отправил к нему послов и сказал: «Александр, знаешь ли, что бог покорил мне многие народы. Что же — один ты не хочешь мне покориться? Но если хочешь сохранить землю свою, то приди скорее ко мне и увидишь славу царства моего».

    После смерти отца своего пришел князь Александр во Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и промчалась весть о нем до устья Волги. И жены моавитские начали стращать детей своих, говоря: «Вот вдет Александр!»

    Решил князь Александр пойти к царю в Орду, и благословил его епископ Кирилл. И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему». Почтив же его достойно, он отпустил Александра.

    После этого разгневался царь Батый на меньшего брата его Андрея и послал воеводу своего Неврюя разорить землю Суздальскую. После разорения Неврюем земли Суздальской князь великий Александр воздвиг церкви, города отстроил, людей разогнанных собрал в дома их. О таких сказал Исайя-пророк: «Князь хороший в странах — тих, приветлив, кроток, смиренен — и тем подобен богу». Не прельщаясь богатством, не забывая о крови праведников, сирот и вдов по правде судит, милостив, добр для домочадцев своих и радушен к приходящим из чужих стран. Таким и бог помогает, ибо бог не ангелов любит, но людей, в щедрости своей щедро одаривает и являет в мире милосердие свое.

    Наполнил же бог землю Александра богатством и славою и продлил бог дни его.

    Однажды пришли к нему послы от папы из великого Рима с такими словами: «Папа наш так говорит: «Слышали мы, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Потому и прислали к тебе из двенадцати кардиналов двух умнейших — Агалдада и Ремонта, чтобы послушал ты речи их о законе божьем»».

    Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, написал ему такой ответ: «От Адама до потопа, от потопа до разделения народов, от смешения народов до начала Авраама, от Авраама до прохождения израильтян сквозь море, от исхода сынов Израилевых до смерти Давида-царя, от начала царствования Соломона до Августа и до Христова рождества, от рождества Христова и до распятия его и воскресения, от воскресения же его и вознесения на небеса и до царствования Константинова, от начала царствования Константинова до первого собора и седьмого — обо всем этом хорошо знаем, а от вас учения не примем». Они же возвратились восвояси.

    И умножились дни жизни его в великой славе, ибо любил священников, и монахов, и нищих, митрополитов же и епископов почитал и внимал им, как самому Христу.

    Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды.

    А сына своего Дмитрия послал в Западные страны, и все полки свои послал с ним, и близких своих домочадцев, сказав им; «Служите сыну моему, как самому мне, всей жизнью своей». И пошел князь Дмитрий в силе великой, и завоевал землю Немецкую, и взял город Юрьев, и возвратился в Новгород со множеством пленных и с большою добычею.

    Отец же его великий князь Александр возвратился из Орды от царя, и дошел до Нижнего Новгорода, и там занемог, и, прибыв в Городец, разболелся. О горе тебе, бедный человек! Как можешь описать кончину господина своего! Как не выпадут зеницы твои вместе со слезами! Как не вырвется сердце твое с корнем! Ибо отца оставить человек может, но доброго господина нельзя оставить; если бы можно было, то в гроб бы сошел с ним.

    Много потрудившись богу, он оставил царство земное и стал монахом, ибо имел безмерное желание принять ангельский образ. Сподобил же его бог и больший чин принять — схиму. И такс миром богу дух свой предал месяца ноября в четырнадцатый день, на память святого апостола Филиппа.

    Митрополит же Кирилл говорил: «Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской!» Иереи и диаконы, черноризцы, нищие и богатые и все люди восклицали: «Уже погибаем!»

    Святое же тело Александра понесли к городу Владимиру. Митрополит же, князья и бояре и весь народ, малые и большие, встречали его в Боголюбове со свечами и кадилами. Люди же толпились, стремясь прикоснуться к святому телу его на честном одре. Стояли же вопль, и стон, и плач, каких никогда не было, даже земля содрогнулась. Положено же было тело его в церкви Рождества святой Богородицы, в великой архимандритье, месяца ноября в 24 день, на память святого отца Амфилохия.

    Было же тогда чудо дивное и памяти достойное. Когда было положено святое тело его в гробницу, тогда Севастьян-эконом и Кирилл-митрополит хотели разжать его руку, чтобы вложить грамоту духовную. Он же, будто живой, простер руку свою и принял грамоту из руки митрополита. И смятение охватило их, и едва отступили они от гробницы его. Об этом возвестили всем митрополит и эконом Севастьян. Кто не удивится тому чуду, ведь тело его было мертво и везли его из дальних краев в зимнее время. И так прославил бог угодника своего.

    Примечания:

    «Житие Александра Невского», написанное вскоре после смерти князя (ум. в 1263 г.), создает идеальный образ правителя, защитника своего отечества от военных и идеологических посягательств внешних врагов. Оно не укладывается в каноны житийной литературы, и это понимали древнерусские книжники, внесшие его прежде всего в состав летописей (первая редакция жития вошла в состав Лаврентьевской и Второй Псковской летописей), и только в XVI в. оно вошло в «Великие Четьи-Минеи» Макария и «Пролог».

    Само заглавие произведения дает определение его специфики: «Повести о житии и о храбрости благовернаго и великаго князя Александра» — рассказ о жизни, главным содержанием которой явились подвиги «храбрости». Основу жития Александра Невского составляют две воинские повести о битве на Неве и на Чудском озере.

    Врагом Русской земли выступает в житии «король части Римьскыя от полунощныя страны»; тем самым автор подчеркивает, что русском православному князю предстоит вступить в борьбу с римско-католическим западным миром, ставящим целью захват «земли Александровой». Враг преисполнен уверенности в своих силах: «в силе тяжце», «пыхая духом ратным», «шатаяся безумием», «загордевся» шлет он послов к Александру со словами: «Аще можеши противитися мне, то се есмь уже зде, пленяя землю твою». Типологически данный эпизод близок эпосу, «Девгениеву деянию», «Александрии».

    «Разгореся сердцем», Александр укрепляет свой дух молитвой, по­ступая как подобает благочестивому князю. Он обвиняет врага и нарушении заповеди божией, повелевающей «жити не преступающе в чюжую часть». Уверенный в правоте своей борьбы, Александр воодушевляет войска и с «малой дружиной» устремляется на врагов. В бой он идет с верой «к святыма мученикома Борису и Глебу». Так мотивируется в житии видение старейшины земли Ижорской Пелгуя: на утренней заре он видит плывущих в насаде Бориса и Глеба, спешащих на помощь «сроднику своему князю Александру».

    Подробно описывается в житии ход сражения 15 июля 1240 г., большое внимание уделяется подвигам Александра и его храбрым «шести мужам» — богатырским ратникам. Сам Александр проявляет необычайное мужество и бесстрашие в бою, он «возложи печать на лицы шведского короля острым своим копием». Мужеством и храбростью отличались «мужи» Александровы: Гаврило Алексич по единой доске въехал на коне на вражеский корабль и избил бесчисленное множество врагов, его столкнули в воду, но он выплыл [это был знаменитый предок А. С. Пушкина Радча (Радша)]; молодой новогородец Савва подрубил столб златоверхого шатра шведского короля, и падение шатра вызвало ликование в русском стане; Ратмир в пешем строю мужест­венно бился с врагами и скончался от ран на поле боя; Сбыслав Якунович рубился с врагами «единым топорком, не имеяша страха в сердце своем». Ловчий князя Яков Полочанин наехал с мечом на полк. Миша в пешем бою с дружиной «погуби три корабли римлян». При этом сообщается, что о подвигах этих славных «мужей» автор слышал от «своего господина» Александра Ярославича.

    Битва на Чудском озере с немецкими рыцарями 5 апреля 1242 г. изображена в традиционной стилистической манере воинских пове­стей: «Бе же тогда субота въсходящю солнцю, и съступишася обои. И бысть сеча зла и труск от копий ломления и звук от сечения мечнаго, яко же и озеру померзъшю двигнутися; и не бе видети леду: покры бо ся кровию».

    Ссылаясь на «самовидца», автор жития говорит о помощи Александру небесного полка. На самом деле Александр в этой битве проявил незаурядный полководческий талант, разгадав тактический замысел врагов.

    Князь возвращается в Псков, ведя подле коней пленных, «иже именують себе божии ритори». Победа приносит Александру, подчеркивает житие, всемирную славу: «И нача слыти имя его по всем странам и до моря Египетьскаго и до гор Араратьскых и обону страну моря Варяжьскаго и до великаго Риму».

    О других воинских подвигах Александра житие сообщает кратко: «единым выездом» он побеждает 7 ратей «языка Литовьскаго».

    Много места отводится в житии взаимоотношениям Александра с Ордой. «Царь силен на Въсточней стране» шлет русскому князю своих послов, и их речь служит своеобразным оправданием поездки Александра в Орду. «В силе велице» он приходит во Владимир: И бысть грозен приезд его, и промчеся весть его и до устья Волгы. И начаша жены моавитьскыя (татарские) полошати (устрашать) дети своя, ркуще: «Александр едет»!

    Обдумав и получив благословение епископа, Александр идет в Орду. Как ведет себя там князь, житие умалчивает, отмечая только удивление Батыя: «Истинну ми сказасте, яко несть подобна сему князя». Если Александру Батый воздает честь, то по отношению к его меньшому брату проявляет гнев. Причины гнева автор не указывает и лишь отмечает, что его проявлением было пленение Суздальской земли ордынским воеводой Неврюем. Это дает повод автору жития просла-вить Александра — идеального правителя, который «церкви въздвигну, грады испольни, люди распуженыа собра в домы своя».

    Прославлению Александра — защитника православия — посвящен в житии рассказ о приходе на Русь папских послов. Александр отвергает их предложение принять католичество, и в этом автор жития видит торжество национальной политики русского князя.

    Лаконично сообщает житие о насилиях врага и вторичном хождении князя в Орду, дабы «отмолити людии и от беды тоя», т. е. от участия русских воинов в походах татарских войск.

    Завершается житие сказанием о смерти Александра (он был отравлен в Орде) в Городце и его погребении во Владимире. Народ оплакивает любимого князя, «яко земли потрястися». Обращаясь к народу, митрополит Кирилл говорит: « Чада моя, разумейте, яко уже зайде солнце земли Суждальской!» — «Уже погыбаемь!» — ответила толпа. В агиог­рафической традиции описано посмертное чудо Александра: подобно Алексею (под именем Алексея Александр перед смертью был пострижен в схиму), божьему человеку, он протягивает руку из гроба и берет «прощальную грамоту» у митрополита.

    Характерной особенностью жития является постоянное присутствие автора-рассказчика. Он спешит заявить о своем смирении во вступлении к житию. Сам он «самовидец… возраста его», «домочадец», об Александре он также слышал «от отець своих». Его присутствие постоянно ощущается в отборе и интерпретации материала. Александр в изображении автора является средоточием лучших качеств прославленных героев ветхозаветной истории: красота лица его подобна красоте Иосифа, сила — часть силы Самсона, премудрость — Соломона, а храбрость — римского царя Веспассиана. Так с помощью ретроспективной исторической аналогии житие прославляет красоту, силу, мудрость и храбрость Александра. Интересно, что среди этих качеств не нашлось места христианским добродетелям — кротости и смирению.

    Автор восхищается героем, гордится им, сочувствует ему. Эмоциональное напряжение достигает высшей точки в конце жития: «О, горе тобе, бедный человече! Како можеши написати кончину господина своего! Како не упадета ти зеници вкупе с слезами! Како же не урвется сердце твое от корения!» Он гиперболизирует чувство скорби и горя: «Отца бо оставити человек может, а добра господина не мощно оставити: аще бы лзе, и в гроб бы лезл с ним!»

    Таким образом, «Житие Александра Невского» обнаруживает тесную связь как с агиографической литературой, так и с воинскими повестями. Его автором был житель Галицко-Волынской Руси, переселившийся вместе с митрополитом Кириллом III во Владимир1. Исследователи установили связь стиля жития с Галицкой летописью, «Девгениевым деянием», «Историей Иудейской войны» Иосифа Фла­вия, «Сказанием о Борисе и Глебе» и паремийным чтением.

    «Житие Александра Невского» становится образцом позднейших княжеских жизнеописаний, в частности жития Дмитрия Донского. Имя Александра Невского пользуется популярностью в Московском государстве. Он оказывает помощь (уже в качестве святого патрона Русской земли) Дмитрию Донскому в победе над монголо-татарскими завоевателями, Ивану Грозному при осаде Казани, а Петр I делает Александра Невского патроном Петербурга.

    Читать книгу О святом благоверном князе Александре Невском

    Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра

    Составление «Жития Александра Невского» относят к 80-м гг. XIII в. и связывают с именами Дмитрия Александровича, сына Александра Невского, и митрополита Кирилла, с монастырем Рождества Богородицы во Владимире, где было погребено тело князя. Здесь в XIII в. начинается почитание князя как святого и возникает первая редакция его жития.

    Во имя Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия.

    Икона святого благоверного князя Александра Невского.
    Иконописная мастерская Екатерины Ильинской / icon-art.ru

    Я, худой и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святом, и честном, и славном житии его. Но как сказал Приточник: «В лукавую душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей знатных останавливается». Хотя и прост я умом, но все же начну, молитвою святой Богородицы и помощью святого князя Александра.

    Сей князь Александр родился от отца милосердного и человеколюбивого, и более всего — кроткого, князя великого Ярослава и от матери Феодосии. Как сказал Исайя-пророк: «Так говорит Господь: „Князей Я ставлю, священны ибо они, и Я веду их“». И воистину — не без Божьего повеления было княжение его.

    И красив он был, как никто другой, и голос его — как труба в народе, лицо его — как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему Бог премудрость Соломона, храбрость же его — как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли горожане, и разгромили войско его. И остался один Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и укорил ее, сказав: «Оставили меня одного». Так же и князь Александр — побеждал, но был непобедим.

    Потому-то один из именитых мужей Западной страны, из тех, что называют себя слугами Божьими, пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская, желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш, повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

    Услышав о такой доблести князя Александра, король страны Римской из Полуночной земли подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромной силой, пыхая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою».

    Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем и вошел в церковь Святой Софии, и, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный, праведный, Боже великий, крепкий, Боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, Ты повелел жить, не преступая чужих границ». И, припомнив слова пророка, сказал: «Суди, Господи, обидящих меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».

    И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же был тогда Спиридон, он благословил его и отпустил. Князь же, выйдя из церкви, утер слезы и сказал, чтобы ободрить дружину свою: «Не в силе Бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: „Иные с оружием, а иные на конях, мы же имя Господа Бога нашего призываем; они повержены были и пали, мы же выстояли и стоим прямо“». Сказав это, пошел на врагов с малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска, но уповая на Святую Троицу.

    Скорбно же было слышать, что отец его, князь великий Ярослав, не ведал о нашествии на сына своего, милого Александра, и ему некогда было послать весть отцу своему, ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. И выступил против врага в воскресенье пятнадцатого июля, имея веру великую в святых мучеников Бориса и Глеба.

    И был один муж, старейшина земли Ижорской, именем Пелугий, ему поручен был ночной дозор на море. Был он крещен и жил среди народа своего, бывшего язычниками, наречено же было имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его Бог видеть видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

    Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему об их станах. Стоял он на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад, плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис: «Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, устрашенный, пока насад не скрылся с глаз его.

    Вскоре после этого пришел Александр, и Пелугий, радостно встретив князя Александра, поведал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого никому».

    После того Александр поспешил напасть на врагов в шестом часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их князь бесчисленное множество, а на лице самого короля оставил печать острого копья своего.

    Проявили себя здесь шесть храбрых, как он, мужей из полка Александра.

    Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем; преследуемые им схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по Божьей милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска.

    Второй — по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и дивились силе и храбрости его.

    Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

    Четвертый — новгородец, по имени Меша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

    Пятый — из младшей дружины, по имени Сава. Этот ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный. Полки Александровы, видевши шатра падение, возрадовались.

    Шестой — из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих ран пал и так скончался.

    Все это слышал я от господина своего великого князя Александра и от тех, кто участвовал в то время в этой битве.

    Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при Езекии-царе. Когда пришел Сеннахириб, царь ассирийский, на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел Господень и перебил сто восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и когда настало утро, нашли только мертвые трупы. Так было и после победы Александровой: когда победил он короля, на противоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых ангелом Господним. Оставшиеся же обратились в бегство, и трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили их в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего Творца.

    На второй же год после возвращения с победой князя Александра вновь пришли из Западной страны и построили город на земле Александровой. Князь же Александр вскоре пошел и разрушил город их до основания, а их самих — одних повесил, других с собою увел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был безмерно милостив.

    После победы Александровой, когда победил он короля, на третий год, в зимнее время, пошел он с великой силой на землю немецкую, чтобы не хвастались, говоря: «Покорим себе словенский народ».

    А был ими уже взят город Псков и наместники немецкие посажены. Он же вскоре изгнал их из Пскова и немцев перебил, а иных связал и город освободил от безбожных немцев, а землю их разорил и пожег и пленных взял бесчисленное множество, а других перебил. Немцы же, гордые, собрались и сказали: «Пойдем, и победим Александра, и захватим его».

    Когда же приблизились немцы, то проведали о них стражи. Князь же Александр приготовился к бою, и пошли они друг против друга, и покрылось озеро Чудское множеством тех и других воинов. Отец же Александра Ярослав прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. И у князя Александра тоже было много храбрых воинов, как в древности у Давида-царя, сильных и крепких. Так и мужи Александра исполнились духа ратного, ведь были сердца их как сердца львов, и воскликнули: «О княже наш славный! Ныне пришло нам время положить головы свои за тебя». Князь же Александр воздел руки к небу и сказал: «Суди меня, Боже, рассуди распрю мою с народом неправедным и помоги мне, Господи, как в древности помог Моисею одолеть Амалика и прадеду нашему Ярославу окаянного Святополка».

    Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью.

    А это слышал я от очевидца, который поведал мне, что видел воинство Божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру. И так он победил врагов помощью Божьей, и обратились они в бегство, Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и некуда было им скрыться. Здесь прославил Бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона. А того, кто сказал: «Захватим Александра», — отдал Бог в руки Александра. И никогда не было противника, достойного его в бою. И возвратился князь Александр с победою славною, и было много пленных в войске его, и вели босыми подле коней тех, кто называет себя «Божьими рыцарями».

    И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены, и священники, и весь народ встретили его перед городом с крестами, воздавая хвалу Богу и прославляя господина князя Александра, поюще песнь: «Ты, Господи, помог кроткому Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему оружием крестным освободить город Псков от иноязычников рукою Александровою».

    И сказал Александр: «О невежественные псковичи! Если забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых питал Господь в пустыне манною небесною и перепелами печеными, но забыли все это они и Бога своего, избавившего их от плена египетского».

    И прославилось имя его во всех странах, от моря Хонужского и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского и до великого Рима.

    В то же время набрал силу народ литовский и начал грабить владения Александровы. Он же выезжал и избивал их. Однажды случилось ему выехать на врагов, и победил он семь полков за один выезд и многих князей их перебил, а иных взял в плен, слуги же его, насмехаясь, привязывали их к хвостам коней своих. И начали с того времени бояться имени его.

    В то же время был в Восточной стране сильный царь, которому покорил Бог народы многие, от востока и до запада. Тот царь, прослышав о такой славе и храбрости Александра, отправил к нему послов и сказал: «Александр, знаешь ли, что Бог покорил мне многие народы? Что же — один ты не хочешь мне покориться? Но если хочешь сохранить землю свою, то приезжай скорее ко мне и увидишь славу царства моего».

    После смерти отца своего пришел князь Александр во Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и промчалась весть о нем до устья Волги. И жены моавитские начали стращать детей своих, говоря: «Александр едет!»

    Решил князь Александр пойти к царю в Орду, и благословил его епископ Кирилл. И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему». Почтив же его достойно, он отпустил Александра.

    После этого разгневался царь Батый на меньшего брата его Андрея и послал воеводу своего Неврюя разорить землю Суздальскую. После разорения Неврюем земли Суздальской князь великий Александр воздвиг церкви, города отстроил, людей разогнанных собрал в дома их. О таких сказал Исайя-пророк: «Князь хороший в странах — тих, приветлив, кроток, смиренен — и тем подобен Богу». Не прельщаясь богатством, не забывая о крови праведников, сирот и вдов по правде судит, милостив, добр для домочадцев своих и радушен к приходящим из чужих стран. Таким и Бог помогает, ибо Бог не ангелов любит, но людей в щедрости Своей щедро одаривает и являет в мире милосердие свое.

    Наполнил же Бог землю Александра богатством и славою и продлил Бог лета его.

    Однажды пришли к нему послы от папы из великого Рима с такими словами: «Папа наш так говорит: „Слышали мы, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Потому и прислали к тебе из двенадцати кардиналов двух умнейших — Агалдада и Ремонта, чтобы послушал ты речи их о законе Божьем“».

    Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, написал ему такой ответ: «От Адама до потопа, от потопа до разделения народов, от смешения народов до начала Авраама, от Авраама до прохождения израильтян сквозь море, от исхода сынов Израилевых до смерти Давида-царя, от начала царствования Соломона до Августа и до Христова Рождества, от Рождества Христова и до распятия Его и Воскресения, от Воскресения же Его и Вознесения на небеса и до царствования Константинова, от начала царствования Константинова до первого Собора и седьмого — обо всем этом хорошо знаем, а от вас учения не примем». Они же возвратились восвояси.

    И умножились дни жизни его в великой славе, ибо любил священников, и монахов, и нищих, митрополитов же и епископов почитал и внимал им, как самому Христу.

    Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды.

    А сына своего Дмитрия послал в Западные страны, и все полки свои послал с ним, и близких своих домочадцев, сказав им: «Служите сыну моему, как самому мне, всей жизнью своей». И пошел князь Дмитрий в силе великой, и завоевал землю Немецкую, и взял город Юрьев, и возвратился в Новгород со множеством пленных и с большой добычею.

    Отец же его великий князь Александр возвратился из Орды от царя, и дошел до Нижнего Новгорода, и там занемог, и, прибыв в Городец, разболелся. О горе тебе, бедный человек! Как можешь описать кончину господина своего! Как не выпадут зеницы твои вместе со слезами! Как не вырвется сердце твое с корнем! Ибо отца оставить человек может, но доброго господина нельзя оставить; если бы можно было, то в гроб бы сошел с ним!

    Много потрудившись Богу, он оставил царство земное и стал монахом, ибо имел безмерное желание принять ангельский образ. Сподобил же его Бог и больший чин принять — схиму. И так с миром Богу дух свой предал месяца ноября в четырнадцатый день, на память святого апостола Филиппа.

    Митрополит же Кирилл говорил: «Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской!» Иереи и диаконы, черноризцы, нищие и богатые, и все люди восклицали: «Уже погибаем!»

    Святое же тело Александра понесли к городу Владимиру. Митрополит же, князья и бояре и весь народ, малые и большие, встречали его в Боголюбове со свечами и кадилами. Люди же толпились, стремясь прикоснуться к святому телу его на честном одре. Стояли же вопль, и стон, и плач, каких никогда не было, даже земля содрогнулась. Положено же было тело его в церкви Рождества Святой Богородицы, в великой архимандритье, месяца ноября в 24 день, на память святого отца Амфилохия.

    Было же тогда чудо дивное и памяти достойное. Когда было положено святое тело его в гробницу, тогда Севастьян-эконом и Кирилл-митрополит хотели разжать его руку, чтобы вложить грамоту духовную. Он же, будто живой, простер руку свою и взял грамоту из руки митрополита. И смятение охватило их, и слегка отступили они от гробницы его. Об этом возвестили всем митрополит и эконом Севастьян. Кто не удивится тому чуду, ведь тело его душа покинула и везли его из дальних краев в зимнее время!

    И так прославил Бог угодника Своего.

    Институт русской литературы (Пушкинского Дома) РАН

    12 / 09 / 2010

    * * *

    «Повесть о житии Александра Невского» в рукописях не имеет устойчивого названия и именуется «житием», «словом» или «повестью о житии». Это произведение представляет собою княжескую биографию, соединяющую в себе черты жития и воинской повести.

    Составление «Жития Александра Невского» относят к 80-м гг. XIII в. и связывают с именами Дмитрия Александровича, сына Александра Невского, и митрополита Кирилла, с монастырем Р

    «Житие Александра Невского»: краткий пересказ древнерусского произведения

    «Житие Александра Невского» обычно изучается в 8 классе. Этот жанр древнерусской литературы подразумевает описание жизни лиц, канонизированных Русской православной церковью. Повесть актуальна тем, что она написана современником великого князя. Это даёт возможность понять, как относились к Александру его соратники и как они воспринимали события тех времён.

    Основные действующие лица

    Главный персонаж:

    • Александр Невский – великий полководец. В разные годы он правил в Киеве, Новгороде и Владимире.

    Второстепенные:

    • Князь Ярослав Всеволодович – в разные годы правил в Переяславле, Киеве, Новгороде и во Владимире. Отец Александра;
    • Батый – монгольский полководец, хан;
    • Андреяш – немецкий царь;
    • Князь Андрей – брат Александра Невского;
    • Дмитрий – сын Александра.

    Пересказ очень кратко

    Если кратко прочитать «Житие Александра Невского», то за несколько минут можно понять основной смысл произведения. Краткий пересказ основных событий представлен ниже.

    Александр Невский рос красивым, статным и сильным. Из-за привлекательной наружности юношей интересовались окружающие. Знатные люди из разных стран приезжали на русскую землю, чтобы взглянуть на молодого княжича.

    Однажды шведы захотели завоевать русское государство. Перед отбытием князь поручил Пелгусию стоять на страже. Тот заметил вдалеке страстотерпцев Бориса и Глеба. Мужчина рассказал об этом князю, и Александр пошёл на врага. Так неприятель был разгромлен.

    На следующий год напали латиняне, пришедшие из Западной стороны. Александр уничтожил построенные ими селения. На третий год напали ливонские немцы. Князь снова разгромил противника. Другая битва прошла на Чудском озере. И на этот раз немцы ушли под лёд. Русское войско одержало победу.

    Полководец едет домой после встречи с ханом, но по дороге заболевает. Перед кончиной он принял монашеский постриг. Тело Александра отвезли во Владимир.

    Краткое содержание жития

    Краткое содержание повести «Житие Александра Невского» поможет структурировать главные события и понять основной смысл произведения.

    В 1219 году у великого князя Ярослава и его супруги княжны Феодосии появился наследник – сын Александр. Отец ребёнка славился кротким характером и благочестивостью, а мать называли святой за её самоотверженность и добрый нрав. Александр рос, окружённый заботой и любовью.

    К науке юноша приступил рано. Больше всего любил слово Божие. Его настольными книгами были Евангелие и Псалтырь, в которых он находил утешение в тяжёлые моменты жизни. Через молитвы Александр каждый день обращался к Господу.

    Краткое содержание «Житие Александра Невского»Князь Александр

    Новгород тех времён мог сам выбирать правителя. Захотели они себе в князья великого Ярослава. Он согласился, но из-за поведения новгородцев вскоре вернулся в Переяславль, однако оставил в чужом городе сыновей: старшего Феодора и младшего Александра. Старший княжич погиб, и младших остался один.

    Сумел Александр расположить к себе жителей Новгорода. Они гордились своим правителем. Однажды город посетил немецкий царь Андриаш, который был впечатлён красотой Александра. В своих родных краях немец рассказывал, что никогда не встречал людей такой наружности. Единение духовной и физической красоты было главным его достоинством.

    В 1247 году на Русскую землю ринулись татары во главе с Батыем. По пути они разрушали все княжества. Приблизились и к Новгороду, но благодаря молитвам новгородцев город был спасён. Не дойдя несколько вёрст, татары воротили на Киев.

    Тяжёлый период вновь воцарил на Руси. Престол возглавил Ярослав Всеволодович. Он отправился в Орду, чтобы узнать, чего ждать от завоевателей. Батый хорошо встретил князя. Хан назначил его главным над всеми русскими княжествами. Договорились, что жители будут платить дань, но не подвергаться набегам. Местным было разрешено сохранить русскую веру.

    В это время в Новгороде Александр готовится встретиться с опасными врагами – немцами, шведами и литовцами. Иноземцы воспользовались ослабленным состоянием северо-западных русских городов. Они посягали на самое святое – христианскую веру. Александр хотел противостоять католикам, поэтому женился на дочери польского князя. Так он приобрёл союзника и смог укреплять границы.

    Первыми хотели завоевать русские земли шведы. В 1240 году они подошли к реке Ижоры. Князь Ярослав не знал о беде, поэтому не мог помочь сыну. Тогда Александр попросил о помощи у Господа в храме святой Софии. С речами обратился он и к преподобным князьям Борису и Глебу. Великий Александр подошёл к Неве. Сражался храбро и смело, за что был назван Невским.

    Краткое содержание «Житие Александра Невского»Князь в бою на Неве

    Перед боем князь отправил Пелгусия вести ночную стражу. Мужчина заприметил плывущих на лодке страстотерпцев Бориса и Глеба. Они поведали, что помогут в бою. Пелгусий сразу рассказал об этом правителю. Тот обрадовался видению и напал на шведов. Враг был разбит. Господь послал русским воинам свою помощь и на другой берег реки. Там, с помощью Ангелов Божиих, сгинуло много нерусских воинов.

    Вскоре напали ливонские немцы. Все ждали князя Александра, чтобы он защитил их от иноверцев. С его приездом готовилось наступление. Помолившись в храме Святой Троицы, он пошёл на Ливонию и разгромил её. Возвращаясь домой, князь остановился на Чудском озере. Битва с немцами в 1242 году вошла в историю как Ледовое побоище. Лёд трескался, забирая с собой трупы немцев. Русское войско вновь одержал победу.

    Два кровожадных врага были повержены. Но наступал следующий неприятель – литовцы. Первый набег 1242 года был разгромлен. В 1245 году Александр гнал недоброжелателей с русской земли до самого озера Живца.

    В 1246 году скончался Ярослав Всеволодович. В этом же году отправился Александр на поклон к хану. При встрече Батый заставлял его выполнять татарские обычаи, но Александр отказался. Все были удивлены, но не наказали русского правителя. Батый был доверенным лицом великого хана, который проживал в Азии. Александр отправился к владыке монголов в Кара-Корум, где был хорошо принят.

    В 1248 году Папа послал в Новгород двух кардиналов. Пришедшие хотели, чтобы князь поклонялся Римской церкви. Александр был непреклонен и выгнал латинян.

    Новый татарский мятеж заставил князя опять ехать в Орду. Он смог умилостивить хана. Правитель Восточной страны даже отпустил русских военных со своей службы. Александр Ярославович сильно занемог по пути домой. Он позвал игумена и принял монашеский постриг, взяв иноческое имя Алексий. Умер князь в 1246 году.

    Бездыханное тело доставили во Владимир. Проститься с князем собрались люди со всей земли Русской. Когда усопшего готовили к погребению, ему хотели вложить прощальную грамоту, но его рука сама потянулась к бумаге.

    Всю жизнь Александр Невский служил своему Отечеству: укреплял территории Руси, сохранял православную церковь, улучшал отношения с Ордой, защищал от врагов. Даже после его смерти он продолжал охранять русский народ. К нему обращались с молитвой. Много чудес связано с именем покойного князя. Впоследствии его причислили к лику святых.

    Основная идея

    Безымянный повествователь с первых строк стремится возвысить великого полководца. Первостепенная задача автора – описать мужественность, силу, мудрость, религиозность и дипломатический талант князя. Александр Невский – это идеал правителя, который всегда готов встать на защиту Родины. Основная идея произведения – воспевание славного правителя и его подвигов, возвеличивание русского народа. Автор взывает к патриотическим чувствам и уважению православной веры, сравнивает власть с героями Библии. Современный читатель погружается в мир подвигов, доблести, чести и бесстрашия. В житии рассказывается о героическом прошлом Древней Руси, о победах над захватчиками, об отношениях с союзниками, о смерти князя и чудесах, произошедших после его кончины.

    Невский проспект Учебное пособие: Анализ

    Эти заметки предоставлены членами сообщества GradeSaver.
    Мы благодарны за их вклад и призываем вас сделать свой собственный.

    Николай Гоголь начал работу над повести «Невский проспект» в 1831 году, а четыре года спустя опубликовал его в сборнике «Арабески». Это произведение входит в цикл петербургских романов Гоголя, в который вошли также «Шинель», «Портрет», «Записки сумасшедшего», «Нос», «Карета».Автор с разных сторон запечатлел особенности и обычаи российской столицы. В каждом произведении петербургского цикла, помимо сатирического разоблачения пороков общества, есть «человечек», отчаянно борющийся за право на достойную жизнь.

    «Невский проспект» состоит из трех частей. Первая часть — настоящий город, знакомый каждому жителю столицы. Во второй части — причудливое пространство иллюзий, в котором развиваются две истории. Гоголь как бы случайно выхватывает из толпы двух молодых людей и отправляет их на любовные приключения.Третья часть рассказа — своеобразный метафизический опыт восприятия Невского проспекта и Петербурга в целом.

    Рассказ начинается с описания главной столичной магистрали. Гоголь называет Невский «универсальным сообщением Петербурга». Здесь в течение дня проходят тысячи людей, за которыми следует писатель с интересом и втягивает читателей в свои размышления. Для Гоголя эта аллея — главный действующий персонаж: лицом, манерами, привычками, характером.

    Герои повести — лейтенант Пирогов и художник Пискарев. Они не друзья, потому что совершенно разные в своем восприятии мира. И Гоголь умело подчеркивает этот антагонизм: один — комический персонаж, другой — трагический. Пирогов — высокомерный и самоуверенный карьерист, для которого главное в жизни — выслужиться, добиться обеспеченного положения в обществе. Для этого он готов выгодно жениться на нелюбимой женщине, преодолеть множество моральных препятствий.Пирогов высокомерно относится к тем, кто ниже своего ранга, и слепо подражает всему, что в моде у избранной публики. Лейтенант не думает о проблемах, он ищет от жизни только удовольствия. Совсем другой — художник Пискарев. Он наивный романтик, худой и ранимый. «Робкий, робкий, но в душе у него была искра чувств, готовая превратиться в пламя», — так Гоголь характеризует своего персонажа. В каждой женщине Пискарев видит Музу, потому что восхищается ими и поклоняется им.

    Однажды, гуляя по Невскому проспекту, друзья встретили очаровательных незнакомцев и пустились в приключение: артист последовал за брюнеткой, сразу влюбившись в нее, а лейтенант выбрал блондинку, рассчитывая на мимолетную интригу.

    Избранницей художника оказалась девушка из публичного дома, за «небесным образом» которой стояла вульгарная и глупая натура. Но имидж не дает покоя юному дарованию. Видеть девушку даже во сне Пискарёв начинает принимать опиум.Вслед за

    .

    достопримечательностей Санкт-Петербурга. Невский проспект.

    Спросите у эксперта по путешествиям

    * Нужен совет или вы готовы забронировать, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам. Специалисты VisitRussia помогут вам в режиме 24/7.

    Невский проспект — главная и самая известная улица Санкт-Петербурга. Уникальный архитектурный ансамбль Невского проспекта формировался в 18 — начале 20 веков. Улица соединяет Адмиралтейство и площадь Александра Невского, начинается от берега Невы, проходит через центр города и заканчивается у Невы.Всю историю Санкт-Петербурга можно увидеть в истории проспекта. Длина Невского проспекта — 4,5 км, ширина — 25-60 м. Самый узкий участок расположен от Адмиралтейства до реки Мойки, напоминая нам первоначальную ширину проспекта. Невский проспект пересекают три реки: Мойка, канал Грибоедова и Фонтанка. После закладки Адмиралтейства в 1704 году и Александро-Невского монастыря в 1710 году было решено построить дорогу, соединяющую эти два важных сооружения между собой и с Новгородским трактом, который проходил недалеко от Лиговского проспекта и использовался русскими купцами в 15 век.Строительство началось с обеих сторон одновременно, дороги были проложены через среднелесье, а в 1760-х годах их соединили в одну дорогу, которая была не такой прямой, как планировалось изначально, а с поворотом в районе Площадь Восстания. Свое название Невский проспект получил только в 1783 году. Постепенное развитие Невского проспекта каменными застройками началось в середине 18 века. Дорога была вымощена булыжником, вдоль улицы высажено несколько рядов деревьев. В 1839 году это была первая улица в Санкт-Петербурге.Петербург, где было газовое освещение. К началу ХХ века Невский проспект стал финансовым центром России: здесь располагались офисы 40 крупнейших банков, 34 банковских отделения России, Европы и Америки. Для банков были построены специальные здания. Сегодня Невский проспект — центр культурной и общественной жизни Санкт-Петербурга. Там или рядом с улицей есть музеи, театры, выставочные залы, кинотеатры, рестораны, кафе, магазины и отели.

    Экскурсии с Невского проспекта

    .

    вдохновляющих историй о мужестве и отваге

    Эти 12 реальных историй о мужестве и отваге со всего мира вдохновят вас тем, насколько сильным вы можете быть!


    A woman stands next to four little girls.

    Крестовый поход Флоренс Ломариво на всю жизнь против калечащих операций на женских половых органах, или КОЖПО, начался с ее собственного узкого побега, когда ее семья попыталась выдать ее замуж за старика. Этот кениец храбро бросил вызов традиции и теперь активно спасает других девушек от той же участи. Сейчас Флоренс управляет школой и центром спасения для девочек, которые избежали КО и ранних браков!

    ПОДРОБНЕЕ ›

    A photo of a girl with Apert Syndrome in a red and white school uniform stands in front of a house, with her arms crossed in front of her.

    Каруния из Индонезии родилась с синдромом Аперта, врожденным заболеванием, при котором кости срастаются слишком рано в утробе матери.Поражает череп, руки и ноги. Хотя лечение доступно, лекарства нет. Вместо того, чтобы разочаровываться из-за издевательств, которые она пережила, она стоит прямо и помогает всему своему сообществу познать красоту и ценность людей, рожденных другими.

    ПОДРОБНЕЕ ›

    A girl wearing a colorful traditional Hmong outfit looks out the window.

    Чомпуу шла по грунтовой дороге к дому, ее блестящие черные волосы были аккуратно заправлены за уши. Был апрельский вечер, самый жаркий месяц в году в северной горной стране Таиланда.Когда она свернула на узкую тропинку, ведущую к ее дому, она внезапно почувствовала кого-то позади себя … Подъехала машина, и из нее выскочили пять мальчиков-подростков. Они схватили Чомпуу и затолкали ее в машину. Она кричала о помощи, но никто не отвечал на ее крики.

    Представьте, что вы смело боретесь с многовековыми культурными традициями и отстаиваете права девочек в своем сообществе. Это то, что делают представители племени хмонг на севере Таиланда, чтобы положить конец практике похищения невест. Похищение невест практикуется во многих культурах по всему миру на протяжении тысячелетий.В культуре хмонгов, если девочку похищают и не получают помощи на третий день, она становится женой своего похитителя.

    .

    Винный пресс — Рассказ Йозефа Эссбергера

    Рассказ Йозефа Эссбергера

    «Не нужно быть французом, чтобы насладиться приличным красным вином», — говорил Шарль Жусслен де Груз своим иностранным гостям, когда развлекал их в Париже. «Но чтобы узнать его, нужно быть французом», — добавил он со смехом.

    Проработав всю жизнь во французском дипломатическом корпусе, граф де Груз жил со своей женой в элегантном особняке на набережной Вольтера.Это был приятный человек, воспитанный, конечно, с заслуженной репутацией щедрого хозяина и забавного рассказчика.

    Гости этого вечера были европейцами и были одинаково убеждены в том, что иммиграция лежит в основе проблем Европы. Шарль де Груз ничего не сказал. Он всегда скрывал свое презрение к подобным идеям. И, в любом случае, он никогда особо не заботился об этих конкретных гостях.

    Первое красное бордо подавали с телятиной, и один из гостей повернулся к де Грузу.

    «Давай, Чарльз, это простая арифметика. Ничего общего с расой или цветом кожи. У тебя, должно быть, был большой опыт в подобных вещах. Что ты скажешь?»

    «Да, генерал. Сумки!»

    Не говоря ни слова, де Груз взял бокал и представил свой выпуклый винный нос. Через мгновение он поднял глаза слезящимися.

    «Поистине полнотелое Бордо, — тепло сказал он, — вино среди вин».

    Четверо гостей поднесли бокалы к свету и изучали их кроваво-красное содержимое.Все они согласились, что это лучшее вино, которое они когда-либо пробовали.

    Один за другим загорались маленькие белые огоньки вдоль Сены, и из окон первого этажа можно было видеть ярко освещенные бато-мышки , проходящие через арки Пон-дю-Карусель. Вечеринка перешла к блюду из дичи, которое подавалось с более крепким кларетом.

    «Можете ли вы представить, — спросил де Груз, пока налили кларет, — что есть люди, которые на самом деле подают вина, о которых они ничего не знают?»

    «Правда?» — сказал один из гостей, немецкий политик.

    «Лично я прежде чем откупорить бутылку, хочу узнать, что в ней».

    «Но как? Как можно быть уверенным?»

    «Я люблю охотиться вокруг виноградников. Возьмите то место, которое я бывал в Бордо. Я лично познакомился с тамошним виноделом. Это способ узнать, что вы пьете».

    — Дело в родословной, Чарльз, — сказал другой политик.

    «Этот парень, — продолжал де Груз, как будто голландец ничего не говорил, — всегда рассказывал вам историю своих вин.Одна из них была самой необычной историей, которую я когда-либо слышал. Мы дегустировали в его винодельне и подошли к бочке, которая заставила его нахмуриться. Он спросил, согласен ли я с ним, что красное Бордо — лучшее вино в мире. Конечно, я согласился. Затем он сделал очень странное заявление.

    «« Вино в этой бочке », — сказал он, и на его глазах стояли слезы, -« лучший урожай в мире. Но он начал свою жизнь вдали от страны, где его выращивали ».

    Де Груз сделал паузу, чтобы убедиться, что его гостей обслуживают.

    «Ну?» — сказал голландец.

    Де Груз и его жена обменялись взглядами.

    «Скажи им, mon chéri », — сказала она.

    Де Груз наклонился вперед, сделал еще глоток вина и вытер губы уголком салфетки. Это история, которую он им рассказал.

    В возрасте двадцати одного года Пьер — так он назвал винодела — был послан своим отцом провести некоторое время со своим дядей на Мадагаскаре. Через две недели он влюбился в местную девушку по имени Фанири, или «Желание» на малагасийском языке.Вы не могли его винить. В семнадцать лет она была восхитительна. В малагасийском солнечном свете ее кожа была золотой. Ее черные волосы до талии, ниспадающие прямо на щеки, обрамляли большие бездонные глаза. Это был настоящий coup de foudre для них обоих. Через пять месяцев они поженились. У Фанири не было семьи, но родители Пьера приехали из Франции на свадьбу, хотя они и не одобряли ее строго, и три года молодая пара очень счастливо жила на острове Мадагаскар.И вот однажды пришла телеграмма из Франции. Родители Пьера и его единственный брат погибли в автокатастрофе. Следующим рейсом Пьер прилетел домой, чтобы присутствовать на похоронах и управлять виноградником, оставленным его отцом.

    Faniry последовал через две недели. Пьер был убит горем, но вместе с Фанири он устроился управлять виноградником. Его семья и ленивые идиллические дни под тропическим солнцем ушли навсегда. Но он был очень счастлив в браке и был очень обеспечен. Возможно, рассуждал он, жизнь в Бордо будет не так уж плоха.

    Но он ошибался. Вскоре стало очевидно, что Фанири завидует. На Мадагаскаре ей не было равных. Во Франции она всех завидовала. Служанок. Секретаря. Даже о крестьянских девушках, которые собирали виноград и хихикали над ее забавным акцентом. Она убедила себя, что Пьер занимается любовью с каждым из них по очереди.

    Она начала с инсинуаций, простых, бесхитростных, которые Пьер даже не узнал. Затем она попыталась выдвинуть грубое обвинение в уединении их спальни.Когда он это отрицал, она прибегла к жестоким, унизительным разоблачениям на кухнях, в винодельне, на плантациях. Ангел, на котором Пьер женился на Мадагаскаре, превратился в термаганта, ослепленного ревностью. Ничего из того, что он сделал или сказал, не могло помочь. Часто она отказывалась говорить в течение недели или больше, и когда, наконец, она заговорила, это было только для того, чтобы кричать еще больше оскорблений или снова ругаться о своем намерении оставить его. К третьему сбору винограда всем стало очевидно, что они ненавидят друг друга.

    Однажды в пятницу вечером Пьер был на винодельне, работая над новым электрическим прессом.Он был один. Сборщики винограда ушли. Внезапно дверь открылась, и вошла Фанири, чрезмерно накрашенная. Она подошла прямо к Пьеру, обняла его за шею и прижалась к нему. Даже сквозь пары сжатого винограда он чувствовал запах того, что она пила.

    «Милый, — вздохнула она, — что нам делать?»

    Он очень хотел ее, но все прошлые оскорбления и унизительные сцены хлынули в нем. Он оттолкнул ее.

    «Но, дорогая, у меня будет ребенок.«

    «Не будь абсурдом. Иди спать! Ты пьян. И сними эту краску. Из-за этого ты выглядишь как пирог».

    Лицо Фанири почернело, и она бросилась на него с новыми обвинениями. Он никогда не заботился о ней. Его заботил только секс. Он был одержим этим. И с белыми женщинами. Но женщины во Франции, белые женщины, они были пирожными, и он был им рад. Она схватила нож со стены и бросилась на него. Она была в слезах, но ему потребовались все силы, чтобы удержать нож от его горла.В конце концов он оттолкнул ее, и она споткнулась в сторону точила. Пьер встал, тяжело дыша, когда винт пресса зацепился за ее волосы и затянул внутрь. Она кричала, пытаясь освободиться. Винт медленно вонзился ей в плечо, и она снова закричала. Затем она упала в обморок, хотя он не был уверен, от боли или от испарений. Он отвернулся, пока не услышал тошнотворный звук, сказавший ему, что все кончено. Затем он поднял руку и выключил ток.

    Гости заметно вздрогнули, и де Груз остановился в своем рассказе.

    «Ну, я не буду вдаваться в подробности за столом», — сказал он. «Пьер скормил остальную часть тела прессу и привел в порядок. Затем он пошел в дом, принял ванну, поел и лег спать. На следующий день он сказал всем, что Фанири, наконец, оставила его и ушла. обратно на Мадагаскар. Никто не был удивлен ».

    Он снова остановился. Его гости сидели неподвижно, их глаза были обращены на него.

    «Конечно, — продолжил он, — шестьдесят пятый год был плохим для красного Бордо. За исключением года Пьера.Это было необычно. Он получал награду за наградой, и никто не мог понять почему ».

    Жена генерала прочистила горло.

    «Но, конечно, — сказала она, — ты не пробовал его?»

    «Нет, я не пробовал, хотя Пьер уверял меня, что его жена придала вину несравненный аромат».

    «А ты не купил?» спросил генерал.

    «Как я мог отказаться? Не каждый день находишь такую ​​родословную».

    Последовало долгое молчание.Голландец неловко поерзал на стуле, его стакан стоял на полпути между столом и его открытыми губами. Остальные гости с тревогой посмотрели друг на друга. Они не поняли.

    «Но послушай, Груз, — сказал наконец генерал, — ты не хочешь сказать мне, что мы сейчас пьем эту проклятую женщину, да?»

    Де Груз бесстрастно посмотрел на англичанина.

    — Не дай бог, генерал, — медленно произнес он. «Все знают, что лучший винтаж всегда должен быть на первом месте.«

    .