Авва Герасим и лев | Православие и мир

Примерно в миле от святой реки Иордан расположена лавра, зовущаяся лаврой святого аввы Герасима. Когда мы пришли в эту лавру, живущие там отцы рассказали нам об этом святом, что однажды, когда он шел по берегу святого Иордана, ему повстречался лев, который громко рыкал из-за того, что у него болела лапа. Он занозил лапу, и от этого она у него распухла и гноилась. Завидев старца, лев подошел и протянул ему больную лапу, в которой был терн; он плакал на свой лад и просил у старца помощи. А старец, увидев льва в такой беде, сел на землю, взял его лапу и, разрезав, вытащил занозу и выдавил много гною, затем тщательно промыл рану, обвязал ее тряпицей и отпустил зверя. А исцеленный лев уже не уходил от старца, но, как верный ученик, сопровождал его всюду, куда бы тот ни шел, так что старец дивился такой признательности его. И с тех пор авва Герасим стал кормить льва, давая ему хлеб и моченые бобы.

30-2c4b0dfefcea

В лавре держали осла, чтобы возить на нем воду для братии. Ведь монахи пьют воду из святого Иордана, а от лавры до реки целая миля. Отцы обыкновенно поручали льву пасти осла на берегу святого Иордана. Однажды, когда лев пас его, осел далеко отошел от него. А тут из Аравии приходят погонщики верблюдов; увидев осла, они угоняют его по пути восвояси. Лев, не уследив за ослом, вернулся в лавру к авве Герасиму очень опечаленным и угрюмым; авва решил, что лев съел осла, и говорит ему: «Где осел?». А тот, как человек, молча стоял, опустив голову. Старец говорит ему: «Ты съел осла? Благословен Господь. Все, что делал осел, отныне будешь делать ты». И вот с той поры на льва по велению старца навьючивали короб с четырьмя кувшинами, и он возил воду.

Однажды на молитву к старцу пришел воин, и, увидев, что лев возит воду, и, узнав причину этого, пожалел его. И вот он вынул три номисмы, и отдал старцам, чтобы они купили для этих нужд осла, а льва освободили от его повинности. Вскоре после того как лев был освобожден от доставки воды, погонщик верблюдов, который увел осла, снова пришел, чтобы в святом граде продать хлеб; захватил он с собой и угнанного осла. Переправившись через святой Иордан, он опять повстречал того льва. Увидев его, погонщик оставил своих верблюдов и убежал. Лев же узнал осла, бросился к нему и, как обычно, взяв в зубы его узду, угнал осла и вместе с ним трех верблюдов; с радостными криками, потому что нашел потерянного осла, лев пришел к старцу. Ведь старец думал, что лев съел осла. Тогда старец Герасим понял, что лев был неправо оклеветан. Он дал льву имя — Иордан. Вместе со старцем лев прожил в лавре пять лет, будучи всегда неразлучен с ним.

Когда же авва Герасим отошел к Господу и был схоронен отцами, льва по устроению Божию на тот раз не оказалось в лавре. Вскоре он вернулся и стал искать старца. Ученик старца и авва Савватий, увидев льва, говорят ему: «Иордан, старец наш оставил нас сиротами и отошел к Господу, на вот поешь». Лев не захотел есть, но непрестанно обращал глаза то в одну, то в другую сторону, чтобы найти своего старца, громко кричал и не мог примириться с его кончиной. Авва Савватий и остальные отцы, глядя на льва и трепля его по спине, говорили ему: «Старец отошел к Господу и оставил нас». Говоря так, они не могли утишить его криков и стенаний, но чем более, как им казалось, они врачевали и ободряли его словами, тем сильнее и сильнее лев продолжал плакать, тем громче становилось его надгробное рыдание, и голосом, обликом и глазами он показывал свою печаль о том, что не видит старца. Тогда авва Савватий говорит ему: «Ну, пойдем со мной, если не веришь нам, и я покажу тебе, где лежит наш старец». И, взяв льва, он привел его туда, где они похоронили старца. Могила была в полумиле от церкви. Когда они остановились над могилой аввы Герасима, авва Савватий говорит льву: «Вот старец наш». И авва Савватий преклонил колена. Лев, увидев, как авва высказывает свою печаль, стал, стеная, сильно биться головой оземь и испустил дух тут же у могилы старца.

Это произошло не потому, что лев был наделен разумной душой, но потому, что Бог пожелал прославить тех, кто прославил его, не только при их жизни, но и после смерти их и показать, каково было повиновение животных Адаму до того, как он преступил заповедь божию и был лишен райского блаженства

Преподобный Иоанн Мосх «Лух духовный», VII век

Читать онлайн электронную книгу Лев старца Герасима — бесплатно и без регистрации!

Триста лет после Иисуса Христа жил на Востоке богатый человек, по имени Герасим. У него были свои дома, сады, более тысячи рабов и рабынь и очень много всяких драгоценностей. Герасим думал: «Мне ничто не страшно», – но когда он один раз сильно заболел и едва не умер, тогда он начал размышлять иначе, потому что увидал, как жизнь человеческая коротка и что болезни нападают отовсюду, а от смерти не спасет никакое богатство, а потому не умнее ли будет заранее так распорядиться богатством, чтобы оно на старости лет не путало, а потом бы из-за него никто не ссорился.

Стал Герасим с разными людьми советоваться, как ему лучше сделать. Одни говорили одно, а другие другое, но все это было Герасиму не по мыслям.

Тогда один христианин сказал ему:

– Ты хорошо сделаешь, если поступишь со своим богатством, как советует Иисус Христос: ты отпусти своих рабов на волю, а имущество раздай тем, кто страдает от бедности. Когда ты сделаешь так, ты будешь спокоен.

Герасим послушался – он сделался христианином и роздал все свое богатство бедным, но вскоре увидел, что, кроме тех, которых он наделил, осталось еще много неимущих, которым он уже ничего не мог дать, и эти стали его укорять, что он не умел разделить свое богатство так, чтобы на всех достало.

Герасим огорчился: ему было прискорбно, что одни его бранят, а другие над ним смеются, что он прежде жил достаточно, а теперь, все раздавши, и сам бедствует, и всех наследников обидел, а всех нищих все-таки не поправил.

Стало от этого Герасиму очень смутительно, и чтобы не терпеть досаждений от наследников, Герасим поднялся и ушел из людного места в пустыню. А пустыня была дикая, где не жил ни один человек, а только рыскали звери да ползали змеи.

Походил Герасим по жаркой пустыне и почувствовал, что здесь ему лучше. Тут хоть глухо и страшно, но зато наследники его не бранят и не проклинают и никто над ним не смеется и не осуждает его, что он так, а не этак сделал. А он сам спокоен, потому что поступил по слову Христову: «Отдай все и иди за Мною»[1]См. Евангелие от Матфея 19:21, – и больше не о чем беспокоиться.

Нашел Герасим норку под меловым камнем, натаскал туда тростника и стал жить здесь.

Жить Герасиму было тихо, а есть и пить нечего. Он с трудом находил кое-какие съедобные коренья, а за водою ходил на ручей. Ключ воды был далеко от пещерки, и пока Герасим напьется да подойдет назад к своей норке, его опять всего опалит; и зверей ему страшно, и силы слабеют, и снова пить хочется. А ближе, возле воды, нет такого места, где бы можно спрятаться.

«Ну, – думает раз в большой жар Герасим, – мне этой муки не снесть: вылезешь из моей меловой норки, надо сгореть под солнцем; а здесь без воды я должен умереть от жажды, а ни кувшина, ни тыквы, никакой другой посуды, чтобы носить воду, у меня нет. Что мне делать? Пойду, – думает Герасим, – в последний раз к ключу, напьюсь и умру там».

Пошел Герасим с таким решением к воде и видит на песке следы – как будто бы здесь прошел караван на ослах и верблюдах… Смотрит он дальше и видит, что лежит тут один растерзанный зверем верблюд, а невдалеке от него валяется еще живой, но только сильно ослабевший, ослик и тяжко вздыхает, и ножонками дрыгает, и губами смокчет.

Герасим оставил безжизненного верблюда валяться, а об ослике подумал: «Этот еще жить может. Он только от жажды затомился, потому что караванщики не знали, где найти воду. Прежде чем мне самому помереть, попробую облегчить страдание этого бедного животного».

Герасим приподнял ослика на ноги, подцепил его под брюхо своим поясом и стал волочь его, и доволок до ключа свежей воды. Тут он обтер ослу мокрой ладонью запекшуюся морду и стал его из рук попаивать, чтобы он сразу не опился.

Ослик ожил и поднялся на ножки.

Герасиму жаль стало его тут бросить, и он повел его К себе, и думал: «Помучусь я еще с ним – окажу ему пользу».

Пошли они вместе назад, а тем временем огромный верблюд уже совсем почти был съеден; и в одной стороне валялся большой лохмот его кожи. Герасим пошел взять эту кожу, чтобы таскать в ней воду, но увидел, что за верблюдом лежит большой желтый лев с гривою – от сытости валяется и хвостом по земле хлопает.

Герасим подумал: «Ну, должно быть, мой конец: наверно, этот лев сейчас вскочит и растерзает и меня, и осленка». А лев их не тронул, и Герасим благополучно унес с собой лохмот верблюжьей кожи, чтобы сделать из нее мешок, в который можно наливать воду.

Набрал тоже Герасим по пути острых сучьев и сделал из них ослику загородочку, у самой своей норки. «Тут ему будет ночью свежо и спокойно», – думал старец, да и не угадал.

Как только на дворе стемнело, вдруг что-то будто с неба упало над пещеркой, и раздался страшный рев и ослиный крик.

Герасим выглянул и видит, что давешний страшный лев потряс первую сытость и пришел съесть его осла, но это ему не удалось: прыгнув с разбега, лев не заметил ограды и воткнул себе в пах острый сук и взревел от невыносимой боли.

Герасим выскочил и начал вынимать из раны зверя острые спицы.

Лев от боли весь трясся и страшно ревел и норовил хватить Герасима за руку, но Герасим его не пугался и все колючки повынул, а потом взял верблюжью кожу, взвалил ее на ослика и погнал к роднику за свежей водою. Там у родника он связал кожу мешком, набрал ее полну воды и пошел опять к своей норе.

Лев во все это время не тронулся с места, потому что раны его страшно болели.

Герасим стал омывать раны льва, а сам подносил к его разинутой пасти воду в пригоршне, и лев лакал ее воспаленным языком с ладони, а Герасиму было не страшно, так что он сам над собой удивлялся.

Повторилось то же на другой день и на третий, стало льву легче, а на четвертый день как пошел Герасим с ослом к роднику, смотрит – приподнялся и лев и тоже вслед за ними поплелся.

Герасим положил льву руку на голову, и так и пошли рядом трое: старик, лев и осленок.

У ключа старец свободной рукою омыл раны льва на вольной воде, и лев совсем освежел, а когда Герасим пошел назад, и лев опять пошел за ним.

Стал старик жить со своими зверями.

У старца выросли тыквы, он начал их сушить и делать из них кувшины, а потом стал относить эти кувшины к источнику, чтобы они годились тем, у кого не во что захватить с собою воды. Так жил Герасим и сам питался, и другим людям по силе своей был полезен. И лев тоже нашел себе службу: когда Герасим в самый зной отдыхал, лев стерег его осла. Жили они так изрядное время, и некому было на них удивляться, но раз увидали эту компанию проходившие караваном путники и рассказали про них в жилых местах по дорогам, и сейчас из разных мест стали приходить любопытные люди: всем хотелось смотреть, как живет бедный старик и с ним ослик и лев, который их не терзает. Все этому стали удивляться и спрашивали у Герасима:

– Открой нам, пожалуйста, какою ты силою это делаешь? Верно, ты не простой человек, а необыкновенный, что при тебе происходит Исаево чудо: лев лежит рядом с осликом.[2]См. книгу пророка Исайи 11:6.

А Герасим отвечал:

– Нет, я самый обыкновенный человек, и даже, признаюсь вам, что я еще очень глуп: я вот с зверями живу, а с людьми совсем жить не умел – все они на меня обиделись, и я ушел из города в пустыню.

– Чем же ты обидел?

– Хотел разделить между всеми свое богатство, чтобы все были счастливы, а наместо того они все перессорились.

– Зачем же ты их умнее не поровнял?

– Да вот то-то оно и есть, что ровнять-то трудно тех, кои сами не ровняются; я сделал ошибку, когда забрал себе много сначала. Не надо бы мне забирать себе ничего против других лишнего – вот и спокойно было бы.

Люди закивали головами.

– Эге! – сказали, – да это старик-то дурасливый, а между тем все-таки же удивительно, что у него лев осленка караулит и не съест их обоих. Давайте поживем мы с ним несколько дней и посмотрим, как это у них выходит.

Остались с ними три человека.

Герасим их не прогонял, только сказал:

– Вместе жить надо не так, чтобы троим на одного смотреть, а надо всем работать, а то придет несогласие, и я вас тогда забоюсь и уйду.

Три согласились, но на другой же день при них случилась беда: когда они спали, заснул тоже и лев и не слыхал, как проходившие караваном разбойники накинули на ослика петлю и увели его с собою.

Утром люди проснулись и видят: лев спит, а ослика и следа нет. Три и говорят старцу Герасиму:

– Вот ты и в самом деле дождался того, что тебе давно следовало: зверь всегда зверем будет, вставай скорей – твой лев съел наконец твоего осла и, верно, зарыл где-нибудь в песок его кости.

Вылез Герасим из своей меловой норы и видит, что дело похоже на то, как ему трое сказывают. Огорчился старик, но не стал спорить, а взвалил на себя верблюжий мех и пошел за водою.

Идет, тяжко переступает, а смотрит – за ним вдалеке его лев плетется; хвост опустил до земли и головою понурился.

«Может быть, он и меня хочет съесть? – подумал старик. – Но не все ли равно мне, как умереть? Поступлю лучше по Божью завету и не стану рабствовать страху».

И пришел он и опустился к ключу и набрал воды, а когда восклонился – видит, лев стоит на том самом месте, где всегда становился осел, пока старец укреплял ему на спину мех с водою.

Герасим положил льву на спину мех с водою и сам на него сел и сказал:

– Неси, виноватый.

Лев и понес воду и старца, а три пришельца как увидели, что Герасим едет на льве, еще пуще дивились. Один тут остался, а двое из них сейчас же побежали в жилое место и возвратились со многими людьми. Всем захотелось видеть, как свирепый лев таскает на себе мех с водою и дряхлого старца.

Пришли многие и стали говорить Герасиму:

– Признайся нам: ты или волшебник, или в тебе есть особливая сила, какой нет в других людях?

– Нет, – отвечал Герасим, – я совсем обыкновенный человек, и сила во мне такая же, как у вас у всех. Если вы захотите, вы все можете это сделать.

– А как же этого можно достигнуть?

– Поступайте со всеми добром да ласкою.

– Как же с лютым быть ласково? Он погубит.

– Эко горе какое, а вы об этом не думайте и за себя не бойтесь.

– Как же можно за себя не бояться?

– А вот так же, как вы сидите теперь со мной и моего льва не боитеся.

– Это потому нам здесь смело, что ты сам с нами.

– Пустяки – что я от льва за защита?

Ты от зверя средство знаешь и за нас заступишься.

А Герасим опять отвечал:

– Пустяки вы себе выдумали, что я будто на льва средство знаю. Бог Свою благость дал мне, чтобы в себе страх победить, – я зверя обласкал, а теперь он мне зла и не делает. Спите, не бойтесь.

Все полегли спать вокруг меловой норки Герасима, и лев лег тут же, а когда утром встали, то увидели, что льва нет на его месте!.. Или его кто отпугнул, или убил и зарыл труп его ночью.

Все очень смутились, а старец Герасим сказал:

– Ничего, он верно за делом пошел и вернется.

Разговаривают они так и видят, что в пустыне вдруг закурилась столбом пыль и в этой пронизанной солнцем пыли веются странные чудища с горбами, с крыльями: одно поднимается вверх, а другое вниз падает, и все это мечется, и все это стучит и гремит, и несется прямо к Герасиму, и враз все упало и повалилося, как кольцом, вокруг всех стоявших; а позади старый лев хвостом по земле бьет.

Когда осмотрелись, то увидали, что это вереница огромных верблюдов, которые все друг за друга привязаны, а впереди всех их – навьюченный Герасимов ослик.

– Что это такое сделалось и каким случаем?

А было это вот каким случаем: шел через пустыню купеческий караван; на него напали разбойники, которые ранее угнали к себе Герасимова ослика. Разбойники всех купцов перебили, а верблюдов с товарами взяли и поехали делиться. Ослика же они привязали к самому заднему верблюду. Лев почуял по ветру, где идет ослик, и бросился догонять разбойников. Он настиг их, схватил за веревку, которою верблюды были связаны, и пошел скакать» а верблюды со страха перед ним прыгают и ослика подкидывают Так лев и пригнал весь караван к старцу, а разбойники все седел свалились, потому что перепуганные верблюды очень сильно прыгали и невозможно было на них удержаться. Сам же лев обливался кровью, потому что в плече у него стремила стрела.

Все люди всплеснули руками и закричали:

– Ах, старец Герасим! Твой лев имеет удивительный разум!

– Мой лев имеет плохой разум, – отвечал, улыбаясь, старец, – он мне привел то, что мне вовсе не нужно! На этих верблюдах товары великой цены. Это огонь! Прошу вас, пусть кто-нибудь сядет на моего осла и отведет этих испуганных верблюдов на большой путь. Там, я уверен, теперь сидят их огорченные хозяева. Отдайте им все их богатство и моего осла на придачу, а я поведу к воде моего льва и там постараюсь вынуть стрелу из его раны.

И половина людей пошли отводить верблюдов, а другие остались с Герасимом и его львом и видели, как Герасим долго вытягивал и вынул из плеча зверя зазубренное острие.

Когда же возвратились отводившие караван, то с ними пришел еще один человек средних лет, в пышном наряде и со многим оружием, и, завидя Герасима, издали бросился ему в ноги.

– Знаешь ли, кто я? – сказал он.

– Знаю, – отвечал Герасим, – ты несчастный бедняк.

– Я страшный разбойник Амру!

– Ты мне не страшен.

– Меня трепещут в городах и в пустыне – я перебил много людей, я отнял много богатств, и вдруг твой удивительный лев сразу умчал весь наш караван.

– Он зверь, и потому отнимает.

– Да, но ты нам все возвратил и прислал еще нам своего осла на придачу… Возьми от меня по крайней мере хоть один шатер и раскинь его, где хочешь, ближе к воде, для твоего покоя.

– Не надо, – отвечал старец.

– Отчего же? Для чего же ты так горд?

– Я не горд, но шатер слишком хорош и может возбуждать зависть, а я не сумею его разделить со всеми без обиды, и увижу опять неровность, и стану бояться. Тогда лев мой уйдет от меня, а ко мне придет другой жадный зверь и опять приведет с собой беспокойство, и зависть, и дележ, и упреки. Нет, не хочу я твоих прохладных шатров, я хочу жить без страха.

1888

Повесть об авве Герасиме и льве.





Девгениево деяние

«Был же юноша, как никто другой, статен, волосы у него кудрявые, глаза

большие. Любо на него посмотреть: лицо у него, как снег, и румяно, как

маков цвет, брови же у него черные, а в плечах — косая сажень.»

«О чудо преславное, ниспосланное богом! Кто этому не дивится? Какую

удаль проявил молодой отрок, догнав лося, быстрее, чем лев! От бога дана

ему сила над всеми. А как победил медведя без оружия! О, чудо преславное!

Видим юношу четырнадцати лет, но не обычный это человек, а самим богом

создан»

«как сильный сокол ударил в середину войска, и как хороший косец траву

косит: раз проскакал — убил семь тысяч, назад возвратился — убил двадцать

тысяч»

«О Стратиг преславный, где же отвага твоя и сыновей твоих, если я похитил

твою дочь, но не помчались за мной в погоню ни ты сам, ни сыновья твои? И

опять я вернулся, и великое бесчестье тебе нанес, чтобы не стал ты потом

говорить, что я, словно вор, пришел и дочь твою похитил. Если же есть

мужская отвага в тебе и в воинах твоих, то отними же у меня дочь свою!» И,

сказав так, выехал со двора, и опять возвратился, и снова воскликнул

громогласно: «Я выеду из города и буду ждать вас в поле, чтобы не сказали

потом, что пришел, обманул и бежал от вас»).

«Не я победил силу Стратигову, но божьей силой он побежден»

ЖИТИЕ АЛЕКСЕЯ ЧЕЛОВЕКА БОЖИЯ

«Бе некто человекъ благоверенъ в Риме граде именем Евфимианъ, славенъ бывъ у Ануриа и

Аркадия, у царю римскую»

«В граде Риме жил один благоверный человек по имени Евфимиан, бывший в почете у

римских цесарей Гонория и Аркадия»

«Возьми и сохрани, и да будет меж нами Бог до той поры, как он изволит»

«Възми и съхрани, и буди Богъ межи тобою и мною, дондеже Господь изволит»

«Въведи человека Божиа въ церковь мою, яко достоинъ есть царства небесьнаго, яко миро

бо добровоня молитва его есть и якоже венець на главе цесареви, тако почиваетъ Духъ

Святый на немь. И яко же солнце сияетъ въ всь миръ, тако просияетъ житие его предъ

ангелы Божии»

«Придете вьси тружающиися и обременении грехы, и азъ вы покою! Поищете человека

Божия, да помолитъся за миръ. Свитающю же пятъку, исходить от телесе своего».

Из слов Кирилл Туровского

«Хорошо же, братья, и очень полезно понимать нам Святого писания смысл: это и душу

делает целомудренной, и к смирению направляет ум, и сердце на стремление к добродетели

изостряет, и самого человека делает благодарным, и на небеса к Божьим заветам мысль

устремляет, и к духовным трудам тело укрепляет, и пренебрежение к этой земной жизни, и



богатству, и славе дает, и все житейского мира печали отводит».

«Гора же суть монастырь, в котором духовное оружие на супостата дьявола вот что: пост,

молитва, слезы, воздержание, чистота, любовь, смирение, послушание, трудолюбие и

бдение.»

«Для украшения праздника церковь требует великаго учителя и мудраго проповедника, а мы –

нищи словом и мутны умом, и не имеем огня Святаго Духа на сложение душеполезных

словес.»

 

«И не подражай мужам, живущим в монастыре без страха Божия, думающим только о чреве и

одежде, велеречиво гордящимся, безчинно заводящим со всеми ссоры и укоризны,

восхищающим земную честь и власть; они по Писанию, имеют многих христов, дающих им

иные наставления и заповеди, – такие, какие они сами желают»

«По ветхому закону вольный обет, великий и малый, должен быть приносим Богу от чистого

сердца.»

«Акилла и Прискилла услышавши от Павла, что войти в царство небесное можно чрез чистоту

и смирение, первее всего постригли свои волосы на главе и сделали себе черные одежды. »

«А ты, брат, желая последовать Христу, ведущему тебя на небо, держи в уме своем – для чего

удаляешься ты из мира, мысленного Египта?»

«…умертвим телесные желания… Осанна в вышних!»

Повесть об авве Герасиме и льве.

1) Завидев старца, лев подошел и протянул ему больную лапу, в которой был терн; он плакал

на свой лад и просил у старца помощи. А старец, увидев льва в такой беде, сел на землю,

взял его лапу и, разрезав, вытащил занозу и выдавил много гною, затем тщательно

промыл рану, обвязал ее тряпицей и отпустил зверя. А исцеленный лев уже не уходил от

старца, но, как верный ученик, сопровождал его всюду, куда бы тот ни шел, так что старец

дивился такой признательности его. И с тех пор авва Герасим стал кормить льва, давая ему




хлеб и моченые бобы.

2) Лев, не уследив за ослом, вернулся в лавру к авве Герасиму очень опечаленным и

угрюмым; авва решил, что лев съел осла, и говорит ему: “Где осел?”. А тот, как человек,

молча стоял, опустив голову. Старец говорит ему: “Ты съел осла? Благословен Господь.

Все, что делал осел, отныне будешь делать ты”. И вот с той поры на льва по велению

старца навьючивали короб с четырьмя кувшинами, и он возил воду.

3) Увидев его, погонщик оставил своих верблюдов и убежал. Лев же узнал осла, бросился к

нему и, как обычно, взяв в зубы его узду, угнал осла и вместе с ним трех верблюдов; с

радостными криками, потому что нашел потерянного осла, лев пришел к старцу. Ведь

старец думал, что лев съел осла. Тогда старец Герасим понял, что лев был неправо

оклеветан. Он дал льву имя — Иордан. Вместе со старцем лев прожил в лавре пять лет,

будучи всегда неразлучен с ним.

4) Когда же авва Герасим отошел к Господу и был схоронен отцами, льва по устроению

Божию на тот раз не оказалось в лавре. Вскоре он вернулся и стал искать старца. Ученик

старца и авва Савватий, увидев льва, говорят ему: “Иордан, старец наш оставил нас

сиротами и отошел к Господу, на вот поешь”. Лев не захотел есть, но непрестанно обращал

 

глаза то в одну, то в другую сторону, чтобы найти своего старца, громко кричал и не мог

примириться с его кончиной.

5) И, взяв льва, он привел его туда, где они похоронили старца. Могила была в полумиле от

церкви. Когда они остановились над могилой аввы Герасима, авва Савватий говорит льву:

“Вот старец наш”. И авва Савватий преклонил колена. Лев, увидев, как авва высказывает

свою печаль, стал, стеная, сильно биться головой оземь и испустил дух тут же у могилы

старца.

6) Это произошло не потому, что лев был наделен разумной душой, но потому, что Бог

пожелал прославить тех, кто прославил его, не только при их жизни, но и после смерти их

и показать, каково было повиновение животных Адаму до того, как он преступил заповедь

божию и был лишен райского блаженства





Читайте также:

Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту











Преподобный Герасим Иорданский и лев. Рассказ детям.

Преподобный Герасим и лев

Преподобный Герасим Иорданский и лев. Рассказ детям.

Здравствуйте, дорогие дети и родители! Мы рады приветствовать Вас на православном семейном  сайта «Семья и Вера»!

Как мы с Вами знаем из Библии, Адаму и Еве все животные подчинялись и были ласковы.

Вы можете спросить: и даже львы были ласковы?

Да, и даже львы вели себя как домашние ласковые кошечки!

Те люди, которые живут праведной и богоугодной жизнью, становятся похожими на первых безгрешных райских людей, какими раньше были Адам и Ева.

Преподобный Герасим Иорданский так угодил Господу своей праведной жизнью, что один лев стал служить ему и сделался настоящим другом и помощником святому!

Давайте об этом прочтем интересный рассказ:

Преподобный Герасим Иорданский жил в пустыне Иорданской в далеком 5 веке. Он много молился, трудился и постился, как и все святые пустынники. Но речь у нас с вами, дорогие ребята, пойдет не о его замечательных подвигах, а о необыкновенной дружбе святого Герасима с самым сильным зверем в мире – со львом!

Преподобный Герасим со львомОднажды преподобный молился в пустыне. Вдруг он услышал страшный рёв и увидел льва. Лев, хромая, шел к преподобному Герасиму и, подойдя, протянул ему больную, гноящуюся лапу. Святой увидел, что в лапу вонзилась большая колючка. Лев смотрел на старца страдающими глазами.

— Что, друг, очень больно? — спросил старец. — Потерпи, сейчас я тебе помогу.

Он вынул из лапы занозу, очистил рану и перевязал куском ткани. Ласково погладив зверя по косматой гриве, старец отпустил его. Но лев не ушёл. С тех пор он стал всюду ходить за преподобным, как ученик за учителем, и во всем его слушался.

В монастырь, где жил преподобный Герасим, воду привозили из реки Иордан на осле. Старец поручил льву охранять осла, когда тот пасётся на берегу. Лев усердно выполнял это послушание. Но однажды он заснул в тени под пальмой. А в это время мимо проходил караван верблюдов. Хозяин каравана увидел, что осла никто не сторожит, и, подумав, что осел заблудился, увёл его.

Когда лев возвратился в обитель без осла, Герасим сказал ему:

— Ты съел осла? Если так, тебе придется делать всю его работу! Лев виновато опустил голову.

С того времени лев стал усердно исполнять свое новое послушание — носить в монастырь воду.

Через некоторое время тот же самый караван возвращался обратно. С высокого берега лев увидел своего осла и радостно бросился к нему. Купец, испугавшись льва, убежал, оставив свой караван. А лев взял губами уздечку — так он делал и прежде — и привёл осла в обитель.

Лев подвел осла к старцу. Герасим погладил льва и, улыбнувшись, сказал:

— Я напрасно бранил тебя. Ты честный зверь, и я даю тебе имя — Иордан.

Еще долго жил в монастыре лев Иордан. Когда преподобный Герасим совсем состарился и умер, лев затосковал, перестал есть. Потом он лёг на могилу старца, зарычал так, что задрожал воздух, и умер.

Вот какую дружбу и преданность хранил в своем львином сердце это дивный зверь!

С тех давних пор преподобного Герасима Иорданского на иконах часто изображают со львом Иорданом.

Окончание

Мальчик, и щенокЧитайте также другие интересные рассказы:

“Очень важный поступок”. Рассказ

“РАВНОДУШИЕ”. Кухонная сказка

Как увидеть Бога?

 

<< на Детскую рубрику                 На главную страницу >>

Святой Герасим и его лев — Детям о святых — Детская комната — Статьи

Давным-давно, в южной стране, где светит яркое солнце, растут пальмы и никогда не бывает снега, жил благочестивый юноша по имени Герасим. С малых лет он возлюбил Господа, решил всю свою жизнь посвятить служению Ему и поступил в монастырь. Молодой инок строго постился, был кроток и послушен. Собратья по святой обители любили Герасима за его доброту, смирение, помощь нуждающимся.

Прошло много лет. Преподобный Герасим удалился в пустыню для горячей молитвы. Он основал новый монастырь, недалеко от святого города Иерусалима близ реки Иордан. Святой Герасим был известен своей добродетелью, и многие монахи приходили к нему в обитель. Там они готовились к суровой жизни пустынников: скудная пища, зной днем и холод ночью, полное одиночество.

У каждого пустынника была своя келья, где пять дней в неделю он пребывал в молчании, за какой-нибудь работой, вкушал немного сухого хлеба, воды и кореньев. На субботу и воскресенье все отшельники собирались в монастыре и на Божественной Литургии причащались Святых Христовых Таин.

После этого обедали и показывали настоятелю выполненную работу. Затем снова удалялись в пустыню.

Труден путь праведника, иногда нелегко бывает отказаться от земных удовольствий, развлечений, сладостей. Но за доброту, скромность, помощь людям, послушание, Господь наделяет людей чудесными дарами. Кого способностью по Воле Божией исцелять больных, кого прекрасным голосом, кого даром слагать стихи и многими другими. Добродетельная жизнь приближает человека к Богу. Праведник становится таким, каким его задумал Господь.

Преподобного Герасима за благочестие и смирение Господь наградил многими дарами. Не только люди слушали его наставления, но и животные были ему послушны. Птицы и звери слушались Герасима так, как Адама в раю, когда душа не была загрязнена грехами.

Однажды преподобный Герасим шел по Иорданской пустыне и увидел льва. Бедный зверь занозил лапу, оа опухла и сильно болела. Глазами, полными слез, смиренно смотрел несчастный лев на Герасима, словно умоляя его о помощи. Святой отшельник не побоялся хищника и вылечил его. С тех пор благодарный лев подружился с преподобным Герасимом.

Преподобный назвал льва Иорданом и кормил его с рук, как котенка. Многие монахи удивлялись, что грозный лев рядом со святым Герасимом становился кротким и послушным.

Как-то раз отец Герасим поручил льву Иордану охранять осла, пасшегося на лугу. От жары лев ненадолго заснул, а в это время мимо проходил человек с верблюдами. Увидев одинокого осла, путник подумал, что он ничей, и решил взять его себе. Проснувшись, лев Иордан не нашел осла и очень расстроенный вернулся к преподобному Герасиму.

— Ты его съел, — решил преподобный Герасим. Но святой не прогнал льва, а наказал его и велел:

— Теперь ты будешь выполнять работу за осла: возить воду в монастырь.

Лев смиренно согласился.

Несколько недель спустя мимо монастыря возвращался человек, уведший осла. Лев Иордан узнал монастырского осла и бросился к нему. Путешественник в страхе убежал.

С радостным ревом привел Иордан осла отцу Герасиму. Преподобный Герасим поблагодарил верного льва:

— Молодец, Иордан! Прости, ведь я думал, что это ты съел этого осла.

Чудесная дружба хищного зверя и святого отшельника продолжалась долгие годы.

Когда преподобный Герасим отошел ко Господу, лев очень грустил, скучал по доброму иноку. Лев Иордан перестал есть и пить. Он лежал на могиле преподобного Герасима, выл и плакал от горя. Там лев и умер, не в силах пережить потерю любимого хозяина, друга.

Вскоре друзья встретились в небесных обителях Господа. На святой иконе они так и изображены: старец Герасим и рядом преданный ему лев Иордан.

Перепечатано из книги: Л.Ковалева. Святой Герасим и лев. М., 2004.

Святой Герасим Иорданский и лев — СТИХИ И ПРОЗА — православная социальная сеть «Елицы»

Как-то жил у Иордана
Замечательный Святой,
Вдруг однажды утром рано
Он услышал страшный вой.

Вся пустыня оглашалась
Ревом молодого льва,
Лапа гноем наливалась,
Зверь терпел уже едва

От воткнувшейся колючки
Боль, пронзавшую его.
Жарко, на небе ни тучки,
И в округе никого…

Вот к Святому лев подходит
И склоняется пред ним,
И Герасим зло изводит,
Чистит рану, невредим.

От одежды отрывает,
Не жалея, лоскуток,
Лапу леве укрывает
Тканью, вяжет узелок,

У страдальца гладит гриву,
Как его не пожалеть?!
Лев, довольный и счастливый,
Все готов теперь терпеть!

За Святым идет покорно:
Хочет лев ему служить,
Со смирением упорно
Начинает кротко жить.

Монастырская обитель
Льва берет под свой покров,
Каждый ее инок-житель
Зверю угодить готов!

Но сидеть нельзя без дела
Просто так в монастыре,
Льву дают монахи смело
Порученье. Во дворе

Ослик есть, носящий воду,
Вот его и охранять
Дали льву, и на природу
Стал его он выгонять

И пасти неподалеку
От монастыря того.
Наблюдал лев в оба ока
За питомцем, но его

Как-то раз так разморило,
Что заснул охранник вдруг,
Сна неведомая сила
Навалилась, серый друг,

Ослик, без защиты львиной
Стал добычею купца:
Караван торговый длинный
Шел, без краю и конца,

По пустыне раскаленной,
Плохо что лежит – то хвать!
Лев проснулся удивленный:
«Где же ослик ?», – не видать…

Он искал его в округе,
Лишь колючек нахватал,
Нету весточки о друге,
Ослик начисто пропал…

День склоняется к закату,
В монастырь пора идти,
Удрученно лев косматый
Возвращается. Пути

Нет иного. Грусть съедает –
Не поделать ничего,
А Герасим нападает,
Упрекая в том его,

Будто ослика лев скушал,
Проявив свой хищный нрав,
Зверь Святого тихо слушал,
Хоть Герасим был неправ.

Братья леве в наказанье,
Чтобы грех свой искупить,
Выдумали послушанье:
Воду в монастырь носить.

Лев смирился и исправно
Приказанья выполнял,
На спине водицу плавно
Он в обитель доставлял.

Так он нес спокойно бремя,
Не жалея сил своих,
Пролетело быстро время,
И из миражей седых

Выплывает величаво
Караван торговый вновь
В блеске и сиянье славы.
Вдруг во льве вскипает кровь:

Видит он среди идущих
Ослика, что другом был!
Боже! Боже Всемогущий
Льву пропажу возвратил!

Хищник под уздцы хватает
Непутевого осла
И в обитель возвращает.
Чудны, Господи, дела

Все Твои! Герасим взглядом
Узревает двух друзей,
Что идут бок-о-бок рядом,
И всей братии своей

На животных указует,
И монахи рады им!
Справедливость торжествует,
Богу Слава! И засим

Рай имеет воплощенье
Снова вместе все живут,
Братия у льва прощенье
Попросили в счастье тут.

Монастырский лев смиренный
В сердце их давно простил
И рекой проникновенной
Слезы в умиленьи лил.

А Герасим в восхищеньи
Дорогого льва обнял
И погладил без смущенья.
Братьям хищник преподал

Всем пример для подражанья-
Надо как уметь любить
И прощать без колебанья,
С Богом в сердце своем жить!

Иорданом льва прозвали
Братия в монастыре.
Годы быстро пробежали,
Час настал лихой поре,

И Герасим душу Богу
В час назначенный отдал,
В Небо синее дорогу
Ему Ангел указал.

И Господь принял в объятья
Духоносного отца,
Наградив его печатью
Лучезарного венца.

Ну а лев страдал безмерно,
На могилу старца лег,
Без Герасима, наверно,
Хищник жить уже не мог!

И последний вздох прощанья
Испустил смиренный зверь…
Прервалось его дыханье,
И с Герасимом теперь

Рядом лев, смеживши веки,
Братиею погребен.
И теперь уже навеки
Быть на большинстве икон

Льву с Герасимом. Святые!
Вот такие чудеса
Преподносят золотые
Волей Свыше Небеса!

17-21 марта 2017 года

Читать Лев старца Герасима онлайн (полностью и бесплатно)

Николай Семёнович Лесков

ЛЕВ СТАРЦА ГЕРАСИМА

Триста лет после Иисуса Христа жил на Востоке богатый человек, по имени Герасим. У него были свои дома, сады, более тысячи рабов и рабынь и очень много всяких драгоценностей. Герасим думал: «Мне ничто не страшно», – но когда он один раз сильно заболел и едва не умер, тогда он начал размышлять иначе, потому что увидал, как жизнь человеческая коротка и что болезни нападают отовсюду, а от смерти не спасет никакое богатство, а потому не умнее ли будет заранее так распорядиться богатством, чтобы оно на старости лет не путало, а потом бы из-за него никто не ссорился.

Стал Герасим с разными людьми советоваться, как ему лучше сделать. Одни говорили одно, а другие другое, но все это было Герасиму не по мыслям.

Тогда один христианин сказал ему:

– Ты хорошо сделаешь, если поступишь со своим богатством, как советует Иисус Христос: ты отпусти своих рабов на волю, а имущество раздай тем, кто страдает от бедности. Когда ты сделаешь так, ты будешь спокоен.

Герасим послушался – он сделался христианином и роздал все свое богатство бедным, но вскоре увидел, что, кроме тех, которых он наделил, осталось еще много неимущих, которым он уже ничего не мог дать, и эти стали его укорять, что он не умел разделить свое богатство так, чтобы на всех достало.

Герасим огорчился: ему было прискорбно, что одни его бранят, а другие над ним смеются, что он прежде жил достаточно, а теперь, все раздавши, и сам бедствует, и всех наследников обидел, а всех нищих все-таки не поправил.

Стало от этого Герасиму очень смутительно, и чтобы не терпеть досаждений от наследников, Герасим поднялся и ушел из людного места в пустыню. А пустыня была дикая, где не жил ни один человек, а только рыскали звери да ползали змеи.

Походил Герасим по жаркой пустыне и почувствовал, что здесь ему лучше. Тут хоть глухо и страшно, но зато наследники его не бранят и не проклинают и никто над ним не смеется и не осуждает его, что он так, а не этак сделал. А он сам спокоен, потому что поступил по слову Христову: «Отдай все и иди за Мною»[1], – и больше не о чем беспокоиться.

Нашел Герасим норку под меловым камнем, натаскал туда тростника и стал жить здесь.

Жить Герасиму было тихо, а есть и пить нечего. Он с трудом находил кое-какие съедобные коренья, а за водою ходил на ручей. Ключ воды был далеко от пещерки, и пока Герасим напьется да подойдет назад к своей норке, его опять всего опалит; и зверей ему страшно, и силы слабеют, и снова пить хочется. А ближе, возле воды, нет такого места, где бы можно спрятаться.

«Ну, – думает раз в большой жар Герасим, – мне этой муки не снесть: вылезешь из моей меловой норки, надо сгореть под солнцем; а здесь без воды я должен умереть от жажды, а ни кувшина, ни тыквы, никакой другой посуды, чтобы носить воду, у меня нет. Что мне делать? Пойду, – думает Герасим, – в последний раз к ключу, напьюсь и умру там».

Пошел Герасим с таким решением к воде и видит на песке следы – как будто бы здесь прошел караван на ослах и верблюдах… Смотрит он дальше и видит, что лежит тут один растерзанный зверем верблюд, а невдалеке от него валяется еще живой, но только сильно ослабевший, ослик и тяжко вздыхает, и ножонками дрыгает, и губами смокчет.

Герасим оставил безжизненного верблюда валяться, а об ослике подумал: «Этот еще жить может. Он только от жажды затомился, потому что караванщики не знали, где найти воду. Прежде чем мне самому помереть, попробую облегчить страдание этого бедного животного».

Герасим приподнял ослика на ноги, подцепил его под брюхо своим поясом и стал волочь его, и доволок до ключа свежей воды. Тут он обтер ослу мокрой ладонью запекшуюся морду и стал его из рук попаивать, чтобы он сразу не опился.

Ослик ожил и поднялся на ножки.

Герасиму жаль стало его тут бросить, и он повел его К себе, и думал: «Помучусь я еще с ним – окажу ему пользу».

Пошли они вместе назад, а тем временем огромный верблюд уже совсем почти был съеден; и в одной стороне валялся большой лохмот его кожи. Герасим пошел взять эту кожу, чтобы таскать в ней воду, но увидел, что за верблюдом лежит большой желтый лев с гривою – от сытости валяется и хвостом по земле хлопает.

Герасим подумал: «Ну, должно быть, мой конец: наверно, этот лев сейчас вскочит и растерзает и меня, и осленка». А лев их не тронул, и Герасим благополучно унес с собой лохмот верблюжьей кожи, чтобы сделать из нее мешок, в который можно наливать воду.

Набрал тоже Герасим по пути острых сучьев и сделал из них ослику загородочку, у самой своей норки. «Тут ему будет ночью свежо и спокойно», – думал старец, да и не угадал.

Как только на дворе стемнело, вдруг что-то будто с неба упало над пещеркой, и раздался страшный рев и ослиный крик.

Герасим выглянул и видит, что давешний страшный лев потряс первую сытость и пришел съесть его осла, но это ему не удалось: прыгнув с разбега, лев не заметил ограды и воткнул себе в пах острый сук и взревел от невыносимой боли.

Герасим выскочил и начал вынимать из раны зверя острые спицы.

Лев от боли весь трясся и страшно ревел и норовил хватить Герасима за руку, но Герасим его не пугался и все колючки повынул, а потом взял верблюжью кожу, взвалил ее на ослика и погнал к роднику за свежей водою. Там у родника он связал кожу мешком, набрал ее полну воды и пошел опять к своей норе.

Лев во все это время не тронулся с места, потому что раны его страшно болели.

Герасим стал омывать раны льва, а сам подносил к его разинутой пасти воду в пригоршне, и лев лакал ее воспаленным языком с ладони, а Герасиму было не страшно, так что он сам над собой удивлялся.

Повторилось то же на другой день и на третий, стало льву легче, а на четвертый день как пошел Герасим с ослом к роднику, смотрит – приподнялся и лев и тоже вслед за ними поплелся.

Герасим положил льву руку на голову, и так и пошли рядом трое: старик, лев и осленок.

У ключа старец свободной рукою омыл раны льва на вольной воде, и лев совсем освежел, а когда Герасим пошел назад, и лев опять пошел за ним.

Стал старик жить со своими зверями.

У старца выросли тыквы, он начал их сушить и делать из них кувшины, а потом стал относить эти кувшины к источнику, чтобы они годились тем, у кого не во что захватить с собою воды. Так жил Герасим и сам питался, и другим людям по силе своей был полезен. И лев тоже нашел себе службу: когда Герасим в самый зной отдыхал, лев стерег его осла. Жили они так изрядное время, и некому было на них удивляться, но раз увидали эту компанию проходившие караваном путники и рассказали про них в жилых местах по дорогам, и сейчас из разных мест стали приходить любопытные люди: всем хотелось смотреть, как живет бедный старик и с ним ослик и лев, который их не терзает. Все этому стали удивляться и спрашивали у Герасима:

– Открой нам, пожалуйста, какою ты силою это делаешь? Верно, ты не простой человек, а необыкновенный, что при тебе происходит Исаево чудо: лев лежит рядом с осликом.[2]

А Герасим отвечал:

– Нет, я самый обыкновенный человек, и даже, признаюсь вам, что я еще очень глуп: я вот с зверями живу, а с людьми совсем жить не умел – все они на меня обиделись, и я ушел из города в пустыню.

– Чем же ты обидел?

– Хотел разделить между всеми свое богатство, чтобы все были счастливы, а наместо того они все перессорились.

– Зачем же ты их умнее не поровнял?

– Да вот то-то оно и есть, что ровнять-то трудно тех, кои сами не ровняются; я сделал ошибку, когда забрал себе много сначала. Не надо бы мне забирать себе ничего против других лишнего – вот и спокойно было бы.

Люди закивали головами.

– Эге! – сказали, – да это старик-то дурасливый, а между тем все-таки же удивительно, что у него лев осленка караулит и не съест их обоих. Давайте поживем мы с ним несколько дней и посмотрим, как это у них выходит.

Остались с ними три человека.

Герасим их не прогонял, только сказал:

– Вместе жить надо не так, чтобы троим на одного смотреть, а надо всем работать, а то придет несогласие, и я вас тогда забоюсь и уйду.

Три согласились, но на другой же день при них случилась беда: когда они спали, заснул тоже и лев и не слыхал, как проходившие караваном разбойники накинули на ослика петлю и увели его с собою.

Утром люди проснулись и видят: лев спит, а ослика и следа нет. Три и говорят старцу Герасиму:

– Вот ты и в самом деле дождался того, что тебе давно следовало: зверь всегда зверем будет, вставай скорей – твой лев съел наконец твоего осла и, верно, зарыл где-нибудь в песок его кости.

Вылез Герасим из своей меловой норы и видит, что дело похоже на то, как ему трое сказывают. Огорчился старик, но не стал спорить, а взвалил на себя верблюжий мех и пошел за водою.

Идет, тяжко переступает, а смотрит – за ним вдалеке его лев плетется; хвост опустил до земли и головою понурился.

«Лев и птица» Марианны Дубук

«Лев и птица» — это трогательная история дружбы, которая развивается после того, как Лев полностью вылечил птицу. Осенним днем ​​Лев замечает раненую птицу во время работы в саду. Он замечает, что его стадо улетело и оставило его, поэтому он берет его и позволяет ему остаться с ним. Осень сменяется зимой, и они вместе занимаются многими делами, например, катаются на санках, рыбачат и читают у камина. Затем наступает весна, а вместе с ней и стая, с которой летит Птица.История становится душераздирающей, когда вы отпускаете любимого человека. Лев возвращается к своей жизни, делая что-то один, но без Птицы все кажется печальнее и одиноким. Осень возвращается, и Лев надеется, что Птица тоже. Когда стая пролетает мимо, Лев замечает Птицу на деревьях и снова берет ее на зиму.

Иллюстрации Марианны Дубук настолько эффективно передают диапазон эмоций, которые испытывают персонажи. Один из самых эффективных — белый разворот на двух страницах, на котором лев стоит один в правом нижнем углу.Его меньшая фигура на предыдущих страницах предполагает, что он еще более изолирован и одинок, чем был раньше. Простые белые страницы вокруг него подчеркивают этот момент, потому что смотреть не на что, кроме Льва.

Использование простых белых страниц также очень эффективно показывает течение времени. Например, при смене сезонов остаются 2 пустые страницы без иллюстраций. Это подчеркивает, сколько времени длится изменение, потому что между каждой иллюстрацией больше времени, что заставляет нас делать паузы между событиями истории.Мне нравится использование пустых страниц, потому что для меня это более эффективно, чем показывать это изменение во времени только с помощью иллюстраций. Вместо этого пустые страницы подчеркивают следующие иллюстрации.

Я бы использовал эту книгу в школах с нижним ключом 2 и использовал ее, чтобы подчеркнуть силу иллюстраций и возможную позитивную связь между ними и словами.

В целом, это действительно отличный текст с множеством подробностей о персонажах и их опыте.Я определенно рекомендую это прочитать.

.

«Игра престолов» Лев и Роза (ТВ-эпизод 2014)

Списки пользователей

Связанные списки от пользователей IMDb

список из 43 наименований

создан 3 месяца назад

список из 25 изображений

создано 5 месяцев назад

список из 49 наименований

создано 5 месяцев назад

список из 37 наименований

создано 02 апр 2017

список из 21 названия

создано 14 августа 2018 г.

.