Сказка о рыбаке и рыбке

Время чтения: 6 мин.

Жил старик со своею старухой

У самого синего моря;

Они жили в ветхой землянке

Ровно тридцать лет и три года.

Старик ловил неводом рыбу,

Старуха пряла свою пряжу.

Раз он в море закинул невод —

Пришёл невод с одною тиной.

Он в другой раз закинул невод —

Пришёл невод с травой морскою.

В третий раз закинул он невод —

Пришёл невод с одною рыбкой,

С не простою рыбкой — золотою.

Как взмолится золотая рыбка!

Голосом молвит человечьим:

«Отпусти ты, старче, меня в море!

Дорогой за себя дам откуп:

Откуплюсь чем только пожелаешь».

Удивился старик, испугался:

Он рыбачил тридцать лет и три года

И не слыхивал, чтоб рыба говорила.

Отпустил он рыбку золотую

И сказал ей ласковое слово:

«Бог с тобою, золотая рыбка!

Твоего мне откупа не надо;

Ступай себе в синее море,

Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,

Рассказал ей великое чудо:

«Я сегодня поймал было рыбку,

Золотую рыбку, не простую;

По-нашему говорила рыбка,

Домой в море синее просилась,

Дорогою ценою откупалась:

Откупалась чем только пожелаю

Не посмел я взять с неё выкуп;

Так пустил её в синее море».

Старика старуха забранила:

«Дурачина ты, простофиля!

Не умел ты взять выкупа с рыбки!

Хоть бы взял ты с неё корыто,

Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;

Видит — море слегка разыгралось.

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка и спросила;

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка,

Разбранила меня моя старуха,

Не даёт старику мне покою:

Надобно ей новое корыто;

Наше-то совсем раскололось».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом.

Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,

У старухи новое корыто.

Ещё пуще старуха бранится:

«Дурачина ты, простофиля!

Выпросил, дурачина, корыто!

В корыте много ль корысти?

Воротись, дурачина, ты к рыбке;

Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю

(Помутилося синее море).

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Ещё пуще старуха бранится,

Не даёт старику мне покою:

Избу просит сварливая баба».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом,

Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,

А землянки нет уж и следа;

Перед ним изба со светёлкой,

С кирпичною, белёною трубою,

С дубовыми, тесовыми вороты.

Старуха сидит под окошком,

На чём свет стоит мужа ругает:

«Дурачина ты, прямой простофиля!

Выпросил, простофиля, избу!

Воротись, поклонись рыбке:

Не хочу быть чёрной крестьянкой,

Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю

(Неспокойно синее море).

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Пуще прежнего старуха вздурилась,

Не даёт старику мне покою:

Уж не хочет быть она крестьянкой

Хочет быть столбовою дворянкой».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,

Что ж он видит? Высокий терем.

На крыльце стоит его старуха

В дорогой собольей душегрейке,

Парчевая на маковке кичка,

Жемчуги огрузили шею,

На руках золотые перстни,

На ногах красные сапожки.

Перед нею усердные слуги;

Она бьёт их, за чупрун таскает.

Говорит старик своей старухе:

«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!

Чай, теперь твоя душенька довольна».

На него прикрикнула старуха,

На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,

Ещё пуще старуха вздурилась;

Опять к рыбке старика посылает:

«Воротись, поклонись рыбке:

Не хочу быть столбовою дворянкой.

А хочу быть вольною царицей».

Испугался старик, взмолился:

«Что ты, баба, белены объелась?

Ни ступить, ни молвить не умеешь.

Насмешишь ты целое царство».

Осердилася пуще старуха,

По щеке ударила мужа.

«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,

Со мною, дворянкой столбовою?

Ступай к морю, говорят тебе честью;

Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю

(Почернело синее море).

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Опять моя старуха бунтует:

Уж не хочет быть она дворянкой,

Хочет быть вольною царицей».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом!

Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,

Что ж? пред ним царские палаты,

В палатах видит свою старуху,

За столом сидит она царицей,

Служат ей бояре да дворяне,

Наливают ей заморские вина;

Заедает она пряником печатным;

Вкруг её стоит грозная стража,

На плечах топорики держат.

Как увидел старик-испугался!

В ноги он старухе поклонился,

Молвил: «Здравствуй, грозная царица!

Ну теперь твоя душенька довольна?»

На него старуха не взглянула,

Лишь с очей прогнать его велела.

Подбежали бояре и дворяне,

Старика взашей затолкали.

А в дверях-то стража подбежала,

Топорами чуть не изрубила,

А народ-то над ним насмеялся:

«Поделом тебе, старый невежа!

Впредь тебе, невежа, наука:

Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,

Ещё пуще старуха вздурилась:

Царедворцев за мужем посылает.

Отыскали старика, привели к ней.

Говорит старику старуха:

«Воротись, поклонися рыбке.

Не хочу быть вольною царицей,

Хочу быть владычицей морскою,

Чтобы жить мне в окияне-море,

Чтоб служила мне рыбка золотая

И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,

Не дерзнул поперёк слова молвить.

Вот идёт он к синему морю,

Видит, на море чёрная буря:

Так и вздулись сердитые волны,

Так и ходят, так воем и воют.

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Что мне делать с проклятою бабой?

Уж не хочет быть она царицей,

Хочет быть владычицей морскою:

Чтобы жить ей в окияне-море,

Чтобы ты сама ей служила

И была бы у ней на посылках».

Ничего не сказала рыбка,

Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море.

Долго у моря ждал он ответа,

Не дождался, к старухе воротился

Глядь: опять перед ним землянка;

На пороге сидит его старуха,

А пред нею разбитое корыто.

Сказка о рыбаке и рыбке

Сказка о рыбаке и рыбке

Сказка о рыбаке и рыбке читать:

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.

Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.

Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».

Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Сказка о рыбаке и рыбке

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».
Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».
Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».
Вот пошел он к синему морю,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошел он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».
Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».
Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.
Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».
Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»
Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»
Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».
Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Читать онлайн электронную книгу Сказка о рыбаке и рыбке — бесплатно и без регистрации!

Жил старик со своею старухой

У самого синего моря;

Они жили в ветхой землянке

Ровно тридцать лет и три года.

Старик ловил неводом рыбу,

Старуха пряла свою пряжу.

Раз он в море закинул невод, —

Пришёл невод с одною тиной.

Он в другой раз закинул невод, —

Пришёл невод с травой морскою.

В третий раз закинул он невод, —

Пришёл невод с одною рыбкой.

С непростою рыбкой, — золотою.

Как взмолится золотая рыбка!

Голосом молвит человечьим:

«Отпусти ты, старче, меня в море,

Дорогой за себя дам откуп:

Откуплюсь чем только пожелаешь».

Удивился старик, испугался:

Он рыбачил тридцать лет и три года

И не слыхивал, чтоб рыба говорила.

Отпустил он рыбку золотую

И сказал ей ласковое слово:

«Бог с тобою, золотая рыбка!

Твоего мне откупа не надо;

Ступай себе в синее море,

Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,

Рассказал ей великое чудо.

«Я сегодня поймал было рыбку,

Золотую рыбку, не простую;

По-нашему говорила рыбка

Домой в море синее просилась,

Дорогою ценою откупалась:

Откупалась чем только пожелаю.

Не посмел взять с нее выкуп;

Так пустил ее в синее море».

Старика старуха забранила:

«Дурачина ты, простофиля!

Не умел ты взять выкупа с рыбки!

Хоть бы взял ты с неё корыто,

Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;

Видит — море слегка разыгралось.

Стал он кликать золотую рыбку,

Приплыла к нему рыбка и спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка,

Разбранила меня моя старуха.

Не даёт старику мне покою:

Надобно ей новое корыто;

Наше-то совсем раскололось».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом,

Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,

У старухи новое корыто.

Еще пуще старуха бранится:

«Дурачина ты, простофиля!

Выпросил, дурачина, корыто!

В корыте много ли корысти?

Воротись, дурачина, ты к рыбке;

Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,

(Помутилося синее море.)

Стал он кликать золотую рыбку,

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Еще пуще старуха бранится,

Не даёт старику мне покою:

Избу просит сварливая баба».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом,

Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,

А землянки нет уж и следа;

Перед ним изба со светёлкой,

С кирпичною, белёною трубою,

С дубовыми, тесовыми вороты.

Старуха сидит под окошком,

На чём свет стоит мужа ругает:

«Дурачина ты, прямой простофиля!

Выпросил, простофиля, избу!

Воротись, поклонися рыбке:

Не хочу быть чёрной крестьянкой,

Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю;

(Не спокойно синее море.)

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся; государыня рыбка!

Пуще прежнего старуха вздурилась;

Не даёт старику мне покою:

Уж не хочет быть она крестьянкой,

Хочет быть столбовою дворянкой».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.

Что ж он видит? Высокий терем.

На крыльце стоит его старуха

В дорогой собольей душегрейке,

Парчовая на маковке кичка,

Жемчуги огрузили шею,

На руках золотые перстни,

На ногах красные сапожки.

Перед нею усердные слуги;

Она бьёт их, за чупрун таскает.

Говорит старик свой старухе:

«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка.

Чай; теперь твоя душенька довольна».

На него прикрикнула старуха,

На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,

Ещё пуще старуха вздурилась:

Опять к рыбке старика посылает.

«Воротись, поклонися рыбке:

Не хочу быть столбовою дворянкой,

А хочу быть вольною царицей».

Испугался старик, взмолился:

«Что ты, баба, белены объелась?

Ни ступить, ни молвить не умеешь,

Насмешишь ты целое царство».

Осердилась пуще старуха,

По щеке ударила мужа.

«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,

Со мною, дворянкой столбовою? —

Ступай к морю, говорят тебе честью,

Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,

(Почернело синее море.)

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно; старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Опять моя старуха бунтует:

Уж не хочет быть она дворянкой,

Хочет быть вольною царицей».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом!

Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.

Что ж! пред ним царские палаты,

В палатах видит свою старуху,

За столом сидит она царицей,

Служат ей бояре да дворяне,

Наливают ей заморские вины;

Заедает она пряником печатным;

Вкруг ее стоит грозная стража,

На плечах топорики держат.

Как увидел старик, — испугался!

В ноги он старухе поклонился,

Молвил: «Здравствуй, грозная царица

Ну, теперь твоя душенька довольна».

На него старуха не взглянула,

Лишь с очей прогнать его велела.

Подбежали бояре и дворяне,

Старика взашеи затолкали.

А в дверях-то стража подбежала,

Топорами чуть не изрубила.

А народ-то над ним насмеялся:

«Поделом тебе, старый невежа!

Впредь тебе невежа, наука:

Не садись не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,

Ещё пуще старуха вздурилась:

Царедворцев за мужем посылает,

Отыскали старика, привели к ней.

Говорит старику старуха:

«Воротись, поклонися рыбке.

Не хочу быть вольною царицей,

Хочу быть владычицей морскою,

Чтобы жить мне в Окияне-море,

Чтов служила мне рыбка золотая

И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,

Не дерзнул поперёк слова молвить.

Вот идет он к синему морю,

Видит, на море чёрная буря:

Так и вздулись сердитые волны,

Так и ходят, так воем и воют.

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Что мне делать с проклятою бабой?

Уж не хочет быть она царицей,

Хочет быть владычицей морскою;

Чтобы жить ей в Окияне-море,

Чтобы ты сама ей служила

И была бы у ней на посылках».

Ничего не сказала рыбка,

Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море.

Долго у моря ждал он ответа

Не дождался, к старухе воротился —

Глядь: опять перед ним землянка;

На пороге сидит его старуха;

А пред нею разбитое корыто.

Сказка Золотая рыбка, Русская народная сказка

Русская народная сказка «Золотая рыбка» о волшебнице-рыбке и жадной глупой старухе научит детей быть добрым и благодарным за то, что имеешь. Бедный старик отправился к морскому берегу ловить рыбу. Попалась ему в сети волшебная рыбка. Молвила рыбка человеческим голосом и взмолилась отпустить ее на волю. Любые желания своего спасителя пообещала выполнить. Ничего не попросив, вернулся старик домой. Разозлилась старуха, воротила старика к морю. Попросил старик у рыбки новое корыто, новую избу… Но все не унималась жадная старуха, задумала стать

Золотая рыбка

Читать сказку на весь экран

На берегу моря в ветхой избушке жил рыбак со своей женой и были они очень бедны. Рыбак сделал сеть и стал ловить в море рыбу.
Как-то раз закинул он сеть, начал тянуть. Смотрит, а в сети всего-навсего одна рыбка, зато не простая — золотая. Взмолилась рыбка чело­вечьим голосом:
—  Не губи меня, пусти лучше в синее море, я тебе пригожусь: что по­желаешь, то и сделаю. Рыбак подумал-подумал и говорит:
—  Мне ничего от тебя не надобно: плыви себе в море!
Бросил он золотую рыбку в воду и воротился домой. Спрашивает его жена:
—  Много ли рыбы поймал?
— Да всего-навсего одну золотую рыбку, и ту бросил в море. Пожалел я её, не взял с неё выкупа, на волю пустил.
—  Ах ты, дурак! Попалось тебе в руки счастье, а ты и владеть им не сумел!
Рассердилась жена, ругает мужа с утра до вечера, не даёт ему покоя:
—  Хоть бы хлеба у неё выпросил. Ведь скоро сухой корки не будет -что есть-то станем?
Пошёл рыбак к морю, спрашивает его золотая рыбка:
—  Что тебе надо?
—  Жена рассердилась, за хлебом прислала.
—  Ступай домой, будет у вас хлеба вдоволь. Воротился рыбак.
—  Ну что, жена, есть хлеб?
—  Хлеба-то вдоволь, да вот беда: корыто раскололось, не в чем бельё стирать. Ступай к золотой рыбке, попроси, чтоб новое дала.
Пошёл рыбак к морю, опять позвал золотую рыбку.
—  Что тебе надо? — спрашивает золотая рыбка.
—  Жена прислала, новое корыто просит.
—  Хорошо, будет у вас корыто.
Воротился рыбак, только в дверь — а жена опять на него накинулась:
—  Ступай, — говорит, — к золотой рыбке, попроси, чтоб новую избу по­строила; наша того и гляди развалится! Закручинился муж, пришёл к мо­рю, позвал золотую рыбку и просит построить новую избу.
—  Не тужи! — отвечает рыбка. — Ступай домой, всё будет сделано. Воротился рыбак домой — на дворе стоит изба новая, дубовая, с рез­ными узорами. Выбегает к нему навстречу жена, ещё пуще прежнего сер­дится:
—  Ах ты, дурак, не умеешь ты счастьем пользоваться! Выпросил избу и, чай, думаешь — дело сделал! Нет, ступай-ка опять к золотой рыбке да скажи ей: не хочу я быть крестьянкою, хочу быть царицею. Пошёл рыбак на море, позвал золотую рыбку и жалуется ей:
—  Вздурилась моя жена пуще прежнего: не хочет быть крестьянкою, хочет быть царицею.
—  Не тужи, ступай домой, всё будет сделано.
Воротился рыбак, а вместо дома высокий дворец стоит под золотой крышею, кругом часовые ходят. Позади большой сад раскинулся, а перед дворцом — зелёный луг, и на том лугу войска собраны. Рыбачка наряди­лась царицею, выступила на балкон с боярами и начала делать тем вой­скам смотр: барабаны бьют, музыка гремит, солдаты «ура» кричат.
Ни много ни мало прошло времени, наскучило жене быть царицею, велела она разыскать мужа и представить пред свои очи светлые. Подня­лась суматоха: генералы суетятся, бояре бегают. Насилу нашли рыбака на заднем дворе, повели к царице. Привели рыбака к царице, она ему и говорит:
—  Ступай к золотой рыбке да скажи ей: не хочу быть царицею, хочу быть морской владычицей, чтобы все моря и все рыбы меня слушались.
Рыбак стал было отнекиваться, но жена разошлась: коли не пой­дёшь — голова с плеч!
С тяжёлым сердцем пришёл рыбак к морю, позвал рыбку, а её нет и нет. Позвал в другой раз — опять нет. Позвал в третий раз — море зашуме­ло, взволновалось; и выплыла из тёмных волн золотая рыбка:
—  Что тебе надо?
—  Совсем жена разума лишилась: уже не хочет быть царицею, хочет быть морскою владычицей, над всеми водами властвовать, всеми рыбами повелевать.
Ничего не сказала золотая рыбка, повернулась и ушла в глубину моря.
Рыбак воротился назад, смотрит и глазам не верит: дворца как не бы­вало, на его месте стоит ветхая избушка, в избушке сидит жена в изодран­ном сарафане, а перед нею разбитое корыто. Так была наказана рыбачка за жадность.

Начали они жить по-прежнему, рыбак опять стал ловить рыбу, но ни­когда больше ему не попадалась золотая рыбка.

Иванушка-дурачок, Русская народная сказка

Сказка о рыбаке и рыбке читать онлайн полностью, Пушкин А. С.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.

Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».

Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».

Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.

Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:

«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,

Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
 А пред нею разбитое корыто.

Мультфильм Сказка о рыбаке и рыбке

Аудио Сказка о рыбаке и рыбке

 

Теги: волшебная про людей

Сказка о рыбаке и рыбке: Читать о золотой рыбке Пушкина

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошел он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Анализ «Сказки о рыбаке и рыбке» Пушкина

«Сказка о рыбаке и рыбке» — самая простая и назидательная из всех сказок Пушкина. Он написал ее в 1833 г. в Болдино. За основу поэт взял одну из сказок братьев Гримм, но серьезно ее переработал в духе русских национальных традиций.

Главный смысл сказки о золотой рыбке заключается в порицании человеческой жадности. Пушкин показывает, что это отрицательное качество присуще всем людям, независимо от материального или общественного положения. В центре сюжета – бедные старик со старухой, прожившие у моря всю свою жизнь. Несмотря на то, что оба работали в поте лица, они так и не нажили хоть какого-нибудь состояния. Старик продолжает ловить рыбу для пропитания, а старуха целыми днями сидит за «своей пряжей». Пушкин не указывает причины, но у бедных стариков нет детей, либо они давно покинули своих родителей. Это еще больше увеличивает их страдания, так как надеяться им больше не на кого.

Старик часто остается без улова, но однажды ему улыбается удача. Невод приносит волшебную золотую рыбку, которая в обмен на свободу предлагает старику исполнить любое его желание. Даже бедность не способна уничтожить в старике чувства добра и сострадания. Он просто так отпускает рыбку, говоря «Бог с тобою».

Совсем другие чувства рождаются в душе у старухи при известии об улове мужа. Она обрушивается на него с яростной руганью, обвиняя старика в глупости. Но сама, видимо, до конца не верит в волшебное обещание, так как для проверки просит всего лишь новое корыто.

После исполнения желания старуха входит во вкус. Ее аппетит разгорается, и с каждым разом она посылает старика с еще большими запросами. Причем становится заметна убогость мышления человека, вся жизнь которого прошла в бедности. Ей не хватает ума, чтобы сразу попросить, к примеру, много денег, которые бы надолго избавили старика от постоянных обращений к рыбке. Старуха постепенно просит новый дом, дворянство, царскую власть. Высшим пределом мечтаний для нее становится желание стать морской царицей.

Старик безропотно исполняет каждое желание старухи. Он чувствует свою вину перед ней за все годы безрадостной жизни. При этом ему стыдно перед рыбкой, которая не выказывает недовольства от новых запросов. Рыбке жаль старика, она понимает его зависимость от старухи. Но последнее безумное желание доводит и ее терпение до конца. Она никак не наказывает старуху, сошедшую с ума от жадности, а просто возвращает все к разбитому корыту.

Для старика это даже лучший выход, так как он вновь становится хозяином в своем доме. А старуха получила серьезный урок. Всю оставшуюся недолгую жизнь она будет вспоминать, как из-за жадности своими руками уничтожила плывущие в руки власть и богатство.

Простая английская Википедия, бесплатная энциклопедия

Золотая рыбка ( Carassius auratus ) — один из видов домашних рыб. Золотые рыбки относятся к семейству карповых. Их приручили в Китае во времена династии Тан. [1] Золотая рыбка может достигать размера 59 см и веса 3 кг. Однако большинство золотых рыбок вырастают только до половины этого размера. В неволе золотая рыбка может прожить до 30 лет. Однако в аквариуме большинство из них погибнет раньше. Это потому, что аквариум слишком мал.Золотым рыбкам нужно много места, чтобы у них было место для плавания и чтобы вода не загрязнялась слишком быстро.
Золотые рыбки лучше всего живут при температуре от 10 до 30 градусов по Цельсию.

Когда-то считалось, что у золотых рыбок короткая память, но ученые доказали, что это неправда. В экспериментах золотую рыбку учили пинать маленький мяч под водой. Еще одна золотая рыбка научилась плавать в лабиринте.

Есть много видов золотых рыбок. Самый распространенный вид — золотистого цвета, но золотые рыбки бывают разных форм и размеров.У многих золотых рыбок причудливые хвосты. Другой распространенный вид называется черным болотом, который окрашен в черный цвет. Дикие золотые рыбки называются прусскими карпами и имеют серебристо-зеленый цвет.

Золотые рыбки очень чувствительны, к ним нельзя прикасаться. Это может причинить им вред и вызвать болезнь. У них могут быть и другие проблемы со здоровьем. Их желудки могут наполняться жидкостью (водой). Они могут заболеть из-за плохих бактерий. Некоторые теряют контроль над плаванием из-за того, что особый орган в их животе, называемый плавательным пузырем, заболевает и перестает работать.Однако заболевших рыбок можно вылечить лекарствами. Зоомагазины или ветеринары могут помочь золотым рыбкам поправиться, когда они больны. Один простой способ помочь золотой рыбке при расстройстве желудка — кормить ее горохом, так как это поможет их пищеварительному тракту правильно работать.

Самые передние части мозга рыбы — обонятельные луковицы. Они соединяются ножками с двумя долями головного мозга. Головной мозг связан с обонянием. Также кажется, что он контролирует такое поведение, как забота о детях и исследование окружающей среды.Оптические доли обрабатывают информацию из глаз. Мозжечок координирует движения тела. Головной мозг контролирует функции внутренних органов и помогает поддерживать баланс.

Еще дальше в головном мозге находится спинной мозг, который является полым спинным нервным канатом, который есть у хордовых. Спинной мозг защищен позвоночником. Между каждым набором позвонков пара спинномозговых нервов выходит из спинного мозга и соединяется с внутренними органами и мышцами. У большинства рыб хорошо развитые органы чувств.Хеморецепторы (химические) расположены по всей голове и на большей части поверхности тела. У большинства рыб внутри головы есть уши, но они плохо слышат. Однако серия пор, соединенных с каналами под кожей, покрывает голову и боковые стороны тела. Эта система, называемая системой боковой линии, обнаруживает движение.

Как только пища попадает в пасть золотой рыбки, она попадает в заднюю часть глотки, где зубы измельчают и дробят ее. Измельченная пища проходит по трубке, называемой пищеводом, которая выжимает лишнюю воду.Пищевод выстлан вкусовыми рецепторами и клетками, которые производят слизь, чтобы все продолжало двигаться. Пищевод переходит в расширяемую часть пищеварительной системы золотой рыбки, которую не следует путать с желудком. Это просто буферная зона для хранения излишков пищи по мере необходимости. Непосредственно перед этим расширенным отделом с пищей поступают химические вещества из желчного пузыря и поджелудочной железы. Те из желчного пузыря составляют желчь, которая используется для расщепления жиров; те, что из поджелудочной железы, содержат ферменты, которые используются для расщепления белков.По всему пищеварительному тракту есть клетки, которые выделяют ферменты, которые воздействуют на углеводы, расщепляя их на сахара. От расширенного участка до ануса золотой рыбки вырабатывается много слизи, и как можно больше полезного материала всасывается в кровоток, чтобы использовать его для энергии, роста, защиты и восстановления. [2]

Золотые рыбки получают кислород из воды. Когда рыба плавает, она глотает воду. Вода, содержащая кислород, проходит через отверстие в горле рыбы, ведущее к жабрам.Внутри жабр много кровеносных сосудов. Кислород перемещается из воды в кровь, когда вода течет по жабрам. Кровеносные сосуды собирают и хранят кислород, который проходит через жабры. В то же время углекислый газ перемещается из крови в воду. Теперь вода вытекает из щелей под жабрами. Эти жабры расположены под жаберной крышкой. [3]

Кровеносная система рыб отвечает за транспортировку крови и питательных веществ по всему телу.Кровь движется по телу через сеть кровеносных сосудов. В отличие от людей, рыбы имеют однократную циркуляцию, когда кровь с недостатком кислорода поступает в сердце, откуда она перекачивается к жабрам и затем распространяется по всему телу. Система кровообращения рыб состоит из сердца, крови и сосудов. Сердце рыбы — это простая мышечная структура, расположенная между задними жаберными дугами. У большинства рыб сердце состоит из предсердия, желудочка, мешковидной структуры с тонкими стенками, известной как венозный синус, и трубки, известной как артериальная луковица.Несмотря на то, что сердце рыбы состоит из четырех частей, оно считается двухкамерным. Кровь содержит плазму (жидкую часть крови) и клетки крови. Красные кровяные тельца содержат гемоглобин, белок, который облегчает транспортировку кислорода ко всему телу, а белые кровяные тельца являются неотъемлемой частью иммунной системы. Тромбоциты способствуют свертыванию крови. Кровь циркулирует по всему телу с помощью артерий и вен (кровеносных сосудов). Артерии несут ответственность за перенос насыщенной кислородом крови от сердца к остальным частям тела, в то время как вены возвращают дезоксигенированную кровь от различных частей тела к сердцу.

Костная система золотой рыбки в основном предназначена для защиты золотой рыбки, поддержки ее структуры и поддержки, а также помогает в производстве красных кровяных телец. Скелетная система золотой рыбки состоит почти из мелких костей и хрящей, и почти не имеет больших костей. Кости почти полностью состоят из кальция. В мышечной системе золотой рыбки есть 3 основных мышцы: мышцы хвоста и туловища, мышцы челюсти и мышцы плавников. В мышцах хвоста и туловища есть миотомы, которые представляют собой блоки мышц, и есть миосепты, которые представляют собой соединительные ткани, разделяющие миотомы.Горизонтальная перегородка разделяет миотомы на две части: вентральную и дорсальную. В мышцах челюсти золотая рыбка использует приводящие мышцы, чтобы сомкнуть челюсть, и отводящие мышцы, чтобы открыть челюсть. В мышцах плавников золотой рыбки также есть приводящие и отводящие мышцы. Эти мышцы отодвигают плавники золотой рыбки от тела и приближают его. В плавниках также есть мышцы-выпрямители, которые помогают им сохранять стабильность и гибкость. [4]

Золотые рыбки обладают памятью не менее трех месяцев и могут различать разные формы, цвета и звуки. [5] [6] При положительном подкреплении золотую рыбку можно обучить распознавать световые сигналы разных цветов и реагировать на них [7] или выполнять трюки. [8] Рыбы учатся предвидеть кормления, если они происходят каждый день примерно в одно и то же время.

.

BBC — Земля — ​​Четыре секрета, которые скрывает от вас ваша золотая рыбка

Золотая рыбка — немного «меха», не так ли? Они не такие популярные домашние животные, как кошки или собаки, по-видимому, из-за прискорбного отсутствия объятий. На самом деле они просто плавают, открывая и закрывая рты, бесконечно мучая вашу кошку обещанием вкусной закуски. Вот и все.

Но ваш рыбный питомец — это больше, чем кажется на первый взгляд. Вот четыре вещи, которые вы, вероятно, не знали о золотой рыбке.Предупреждение: может содержать алкоголь.

Золотая рыбка изначально предназначалась для мяса

Золотая рыбка изначально не была домашним животным. Это был ужин.

Современная золотая рыбка ( Carassius auratus auratus ) — это одомашненная версия дикого карпа из Восточной Азии. Их дикий предок был серебристо-серым. Когда-то эта рыба, известная как «ци», была самой распространенной рыбой, которую ели в Китае.

Время от времени из-за генетической ошибки появлялась рыба ярко-красного, желтого или оранжевого цвета.В дикой природе такие рыбы выделялись и быстро были съедены хищниками. Но в девятом веке китайцы — в основном буддийские монахи — начали хранить ци в прудах, где они были в безопасности от хищников.

Согласно легенде, губернатор Тин Ень-цзань обнаружил золотую и желтую ци в пруду недалеко от города Цзясин. Тогда пруд стал «прудом милосердия».

В буддийской традиции освобождение животного считается хорошим делом, особенно если это редкое животное. Таким образом, во всем Китае стало обычной практикой избавляться от редких цветных ци в сотейнике и выпускать их в пруды.Официальные записи документируют накопление разноцветной ци в прудах около 975 г. н.э.

Но, по крайней мере, 100 лет они ничем не отличались от дикой ци. В отличие от домашних животных, прото-золотые рыбки прятались от людей и не ели пищу, которую им давали. «Они были пленниками, эксплуатировавшимися в религиозных целях», — говорит Э. К. Балон из Университета Гвельфа в Онтарио, Канада.

Чаша для золотой рыбки была прорывной технологией

Примерно к 1240 году н.э. золотые рыбки были одомашнены и отличались от своих предков ци.Они были ручными и охотно ели ту пищу, которую им давали. В общественных прудах милосердия золотые рыбки жили рядом с ци, черепахами и другими рыбами. Но те, кто мог позволить себе построить свои собственные пруды на частной земле, обычно заводили их только красивыми, красочными золотыми рыбками.

Имея под рукой множество золотых рыбок, их владельцам стало проще скрещивать отдельных рыбок, чтобы получить особей с желаемым внешним видом. По словам Балона, это началось всерьез в 1163 году в пруду с золотыми рыбками во дворце Те Шоу в городе Ханчжоу.

С тех пор и до 1500-х годов стало популярным держать золотых рыбок в мисках. Это сделало содержание золотых рыбок гораздо более доступным, поскольку почти у всех были глиняные сосуды.

Последовавшее безумие искусственного разведения привело к появлению 250-ти разновидностей золотых рыбок, которых мы видим сегодня, описанных как «уроды» и «чудовища» в Энциклопедии жизни животных Пурнелла 1969 года. «Достаточно произнести их имена, чтобы указать на это: вуалехвост, яйцо, телескоп, ситцевое, небесное существо, львиная голова, неваляшка, комета или метеор и жемчужная чешуя.Есть также глаз с водяным пузырем, синяя рыба, коричневая рыба, парча, помпон, веер и многие другие ».

Конечно, эти модификации не помогают им выжить в дикой природе. В то время как разные породы золотых рыбок обладают чертами, которые« удовлетворяют человека предпочтение и любопытство », их богато украшенные хвостовые плавники« причудливы, но неконтролируемы », а их тела« неуместно толстые », согласно докладу 2009 года Томоёси Комияма из Медицинской школы Университета Токай в Исехара, Япония, и его коллегам.

Золотая рыбка — инвазивный вид

При этом некоторые породы золотых рыбок более выносливы, чем другие, и могут быть настоящими вредителями. Одно исследование, проведенное в Великобритании, показало, что по крайней мере пять инвазивных разновидностей хорошо себя чувствуют в прудах: золотистый, ярмарочный, коричневый, шубункин и львиная голова.

В то время как ци произрастают в реках и озерах Восточной и Центральной Азии, золотые рыбки теперь встречаются по всей Европе, Южной Африке, Мадагаскару и Америке, а также на островах в Океании и Карибском бассейне.Большинство популяций начиналось либо с преднамеренного выпуска нежелательных домашних животных, либо с побегов из мест разведения или распределения.

В Европе они представляют угрозу, скрещиваясь с местным карасьем, а в Неваде они побеждают рыбу-пуля. Они могут истребить водные растения, переедая. Одно исследование также предполагает, что они поднимают так много грязи, что другие виды изо всех сил пытаются найти пищу.

Исследование 2001 г. показало, что интродуцированная золотая рыбка поедает яйца и личинки длиннопалой саламандры.Хотя обычно они не едят яйца, золотые рыбки быстро учатся. Если они увидят, что ими кормятся другие рыбы, они могут пуститься в путь, а если одна золотая рыбка поймет это, это может быстро распространиться среди населения благодаря социальному обучению. Золотая рыбка поедала яйца и личинки саламандр с таким рвением, что «в одиночку они способны уничтожить земноводных северного Айдахо из подходящих мест для размножения», говорят исследователи.

Они помогают нам понять наше зрение и выпивка.

Золотые рыбки стали обычным явлением в лабораториях, возможно, потому, что их легко обучить и легко получить.

Это одни из наиболее изученных животных в области зрительного восприятия и познания. Они могут воспринимать те же цвета, что и мы, что не могут воспринимать даже все приматы, что делает их идеальными животными для изучения. Молодые золотые рыбки даже плохо видят синий цвет, но с возрастом они улучшаются, что повторяется и у человеческих младенцев. В одном отношении они не похожи на нас: в то время как у людей есть три типа цветочувствительных клеток в наших глазах, у золотых рыбок также есть четвертый тип цветовых рецепторов, которые позволяют им воспринимать ультрафиолетовый свет.Но, несмотря на это, их три других датчика цвета — отличный аналог нашего.

Золотые рыбки также особенно полезны для понимания воздействия алкоголя на мозг и тело. Это потому, что «концентрация алкоголя в их крови быстро приближается к концентрации алкоголя в воде, в которой они плавают», согласно Дональду Гудвину из Вашингтонского университета в Сент-Луисе, штат Миссури, и его коллегам в 1971 году. Это означает, что вы можете измерить степень опьянения. золотой рыбки неинвазивно, просто зная, сколько алкоголя в их аквариуме.

В 1969 году Ральф Райбек из Бостонской городской больницы в Массачусетсе использовал этот факт, чтобы увидеть, как различные виды алкоголя влияют на способность золотых рыбок к обучению. Оказывается, рыба, плавающая в растворе бурбона, более вредна, чем те, которые плещутся в водке. Итак, теперь вы знаете.

.

BBC — Земля — ​​Четыре секрета, которые скрывает от вас ваша золотая рыбка

Золотая рыбка — немного «меха», не так ли? Они не такие популярные домашние животные, как кошки или собаки, по-видимому, из-за прискорбного отсутствия объятий. На самом деле они просто плавают, открывая и закрывая рты, бесконечно мучая вашу кошку обещанием вкусной закуски. Вот и все.

Но ваш рыбный питомец — это больше, чем кажется на первый взгляд. Вот четыре вещи, которые вы, вероятно, не знали о золотой рыбке.Предупреждение: может содержать алкоголь.

Золотая рыбка изначально предназначалась для мяса

Золотая рыбка изначально не была домашним животным. Это был ужин.

Современная золотая рыбка ( Carassius auratus auratus ) — это одомашненная версия дикого карпа из Восточной Азии. Их дикий предок был серебристо-серым. Когда-то эта рыба, известная как «ци», была самой распространенной рыбой, которую ели в Китае.

Время от времени из-за генетической ошибки появлялась рыба ярко-красного, желтого или оранжевого цвета.В дикой природе такие рыбы выделялись и быстро были съедены хищниками. Но в девятом веке китайцы — в основном буддийские монахи — начали хранить ци в прудах, где они были в безопасности от хищников.

Согласно легенде, губернатор Тин Ень-цзань обнаружил золотую и желтую ци в пруду недалеко от города Цзясин. Тогда пруд стал «прудом милосердия».

В буддийской традиции освобождение животного считается хорошим делом, особенно если это редкое животное. Таким образом, во всем Китае стало обычной практикой избавляться от редких цветных ци в сотейнике и выпускать их в пруды.Официальные записи документируют накопление разноцветной ци в прудах около 975 г. н.э.

Но, по крайней мере, 100 лет они ничем не отличались от дикой ци. В отличие от домашних животных, прото-золотые рыбки прятались от людей и не ели пищу, которую им давали. «Они были пленниками, эксплуатировавшимися в религиозных целях», — говорит Э. К. Балон из Университета Гвельфа в Онтарио, Канада.

Чаша для золотой рыбки была прорывной технологией

Примерно к 1240 году н.э. золотые рыбки были одомашнены и отличались от своих предков ци.Они были ручными и охотно ели ту пищу, которую им давали. В общественных прудах милосердия золотые рыбки жили рядом с ци, черепахами и другими рыбами. Но те, кто мог позволить себе построить свои собственные пруды на частной земле, обычно заводили их только красивыми, красочными золотыми рыбками.

Имея под рукой множество золотых рыбок, их владельцам стало проще скрещивать отдельных рыбок, чтобы получить особей с желаемым внешним видом. По словам Балона, это началось всерьез в 1163 году в пруду с золотыми рыбками во дворце Те Шоу в городе Ханчжоу.

С тех пор и до 1500-х годов стало популярным держать золотых рыбок в мисках. Это сделало содержание золотых рыбок гораздо более доступным, поскольку почти у всех были глиняные сосуды.

Последовавшее безумие искусственного разведения привело к появлению 250-ти разновидностей золотых рыбок, которых мы видим сегодня, описанных как «уроды» и «чудовища» в Энциклопедии жизни животных Пурнелла 1969 года. «Достаточно произнести их имена, чтобы указать на это: вуалехвост, яйцо, телескоп, ситцевое, небесное существо, львиная голова, неваляшка, комета или метеор и жемчужная чешуя.Есть также глаз с водяным пузырем, синяя рыба, коричневая рыба, парча, помпон, веер и многие другие ».

Конечно, эти модификации не помогают им выжить в дикой природе. В то время как разные породы золотых рыбок обладают чертами, которые« удовлетворяют человека предпочтение и любопытство », их богато украшенные хвостовые плавники« причудливы, но неконтролируемы », а их тела« неуместно толстые », согласно докладу 2009 года Томоёси Комияма из Медицинской школы Университета Токай в Исехара, Япония, и его коллегам.

Золотая рыбка — инвазивный вид

При этом некоторые породы золотых рыбок более выносливы, чем другие, и могут быть настоящими вредителями. Одно исследование, проведенное в Великобритании, показало, что по крайней мере пять инвазивных разновидностей хорошо себя чувствуют в прудах: золотистый, ярмарочный, коричневый, шубункин и львиная голова.

В то время как ци произрастают в реках и озерах Восточной и Центральной Азии, золотые рыбки теперь встречаются по всей Европе, Южной Африке, Мадагаскару и Америке, а также на островах в Океании и Карибском бассейне.Большинство популяций начиналось либо с преднамеренного выпуска нежелательных домашних животных, либо с побегов из мест разведения или распределения.

В Европе они представляют угрозу, скрещиваясь с местным карасьем, а в Неваде они побеждают рыбу-пуля. Они могут истребить водные растения, переедая. Одно исследование также предполагает, что они поднимают так много грязи, что другие виды изо всех сил пытаются найти пищу.

Исследование 2001 г. показало, что интродуцированная золотая рыбка поедает яйца и личинки длиннопалой саламандры.Хотя обычно они не едят яйца, золотые рыбки быстро учатся. Если они увидят, что ими кормятся другие рыбы, они могут пуститься в путь, а если одна золотая рыбка поймет это, это может быстро распространиться среди населения благодаря социальному обучению. Золотая рыбка поедала яйца и личинки саламандр с таким рвением, что «в одиночку они способны уничтожить земноводных северного Айдахо из подходящих мест для размножения», говорят исследователи.

Они помогают нам понять наше зрение и выпивка.

Золотые рыбки стали обычным явлением в лабораториях, возможно, потому, что их легко обучить и легко получить.

Это одни из наиболее изученных животных в области зрительного восприятия и познания. Они могут воспринимать те же цвета, что и мы, что не могут воспринимать даже все приматы, что делает их идеальными животными для изучения. Молодые золотые рыбки даже плохо видят синий цвет, но с возрастом они улучшаются, что повторяется и у человеческих младенцев. В одном отношении они не похожи на нас: в то время как у людей есть три типа цветочувствительных клеток в наших глазах, у золотых рыбок также есть четвертый тип цветовых рецепторов, которые позволяют им воспринимать ультрафиолетовый свет.Но, несмотря на это, их три других датчика цвета — отличный аналог нашего.

Золотые рыбки также особенно полезны для понимания воздействия алкоголя на мозг и тело. Это потому, что «концентрация алкоголя в их крови быстро приближается к концентрации алкоголя в воде, в которой они плавают», согласно Дональду Гудвину из Вашингтонского университета в Сент-Луисе, штат Миссури, и его коллегам в 1971 году. Это означает, что вы можете измерить степень опьянения. золотой рыбки неинвазивно, просто зная, сколько алкоголя в их аквариуме.

В 1969 году Ральф Райбек из Бостонской городской больницы в Массачусетсе использовал этот факт, чтобы увидеть, как различные виды алкоголя влияют на способность золотых рыбок к обучению. Оказывается, рыба, плавающая в растворе бурбона, более вредна, чем те, которые плещутся в водке. Итак, теперь вы знаете.

.