Содержание

Новгородское литье / НЗМИ ОЛЕВС

Великий Новгород – один из древнейших городов России, расположенный на северо-западе у истока реки Волхов из озера Ильмень. Возник он в 859 году и история его неразрывно связана со всеми важнейшими этапами жизни русского государства.
Принятие христианства в конце Х века превратило Новгород в мощный духовный центр. Особый уклад политической жизни, духовная свобода и территориальная автономия республики способствовали развитию культуры и искусства.
Всемирную известность получили новгородские архитектурные традиции, новгородская школа иконописи, ювелирного и декоративно-прикладного искусства.
Среди коллекции Новгородского музея ведущим является собрание декоративно-прикладного искусства, часть которого — медное литье — охватывает широкий исторический диапазон XI-начало XX века. В новгородских литейных мастерских в XI-XVII  веках отливали иконы, кресты, складни, кресты наперсные, кресты нательные, иконки-складни, иконки наперсные (носили поверх одежды) и другое.

После церковного раскола XVII века традиции церковной металлопластики были сохранены русским старообрядчеством. Крупнейшим центром по производству медного культового литья на протяжении всего XVIII и первой половины XIX века был Выг (Карелия). В 1730-1740-е годы в числе выговских медников, которые «льют створы», названы новгородцы: посадский человек Василий Евстратов с племянником своим и посадский же человек Василий Петров сын Лобков, а также некто Горбун, мастера Мартынов, Михайлов.

Широкое применение меди для литья предметов религиозного культа не было случайностью. Медь обладала «магическими» свойствами.
По народному поверью кресты-нательники должны быть обязательно медными, так как по библейскому преданию пророк Моисей сделал «медного змея и выставил его как знамя, и ужаленный человек, взглянув на медного змея, оставался жив».
Кроме того, по мнению археолога XIX — начала XX веков И.Голышева, медным крестам и иконам народ отдавал предпочтение потому, что «они вековечны, а с деревянных икон простой работы очень скоро совершенно слетает вся иконопись».

В современном Новгороде возрождение древнего традиционного промысла началось в 1992 году на базе бывшего завода народных художественных промыслов.
Мастера предприятия владеют сложными приемами изготовления восковых моделей, литья из медных сплавов – бронзы, и характерными для художественных промыслов способами ручной отделки: гравировкой, чеканкой, патинированием. Формы и содержание искусства старых мастеров стали образцом для современных художников, часто работающих по уникальным старинным моделям.
Образцами для складней, икон, крестов послужили произведения меднолитой пластики старообрядческих мастерских XVII-XIX веков. Для производства было получено благословение Владыки Новгородского и Старорусского Льва и признание Центрального Совета Древлеправославной Поморской Церкви с их строжайшими требованиями к каноничности.
Кроме того, мастера создают превосходные авторские работы, дающие их творцам право называться достойными наследниками одного из старейших художественных ремесел.
Изделия промысла постоянно экспонируются на художественных промышленных выставках и ярмарках.
Все изделия выполнены методом литья по выплавляемым моделям. Каждое – индивидуально и неповторимо, так как от литейной заготовки до готового изделия в него вложена ручная работа мастера.

Образ Пресвятой Богородицы / Новгородское литье / НЗМИ ОЛЕВС

Мы продолжаем публикацию материалов о старообрядческом литье, начатую в прошлом номере нашего журнала («ПС» № 6, 2008 год). Традиция изготовления меднолитых ювелирных украшений сложилась на Руси еще в дохристианскую эпоху. Утвердившееся в русском церковном искусстве, медное литье переживает второе рождение на рубеже XVII и XVIII столетий и получает особое распространение в старообрядческой культуре, художественные традиции и эстетические принципы которой составляют значительный пласт русской духовной жизни в целом.

Образ Пресвятой Богородицы

Божия Матерь бесконечно дорога русскому православного человеку, который считает Ее стоящей ближе всего к Богу и в то же время к себе самому, немощному и грешному. В иконописи известны сотни иконографических типов, каждый из которых, происходя от конкретной чудотворной иконы, имеет по нескольку разновидностей.

В домонгольском медном литье иконография Богородицы чаще всего была представлена образом Знамение, особенно почитавшемся в Новгороде, реже — Смоленской иконой. Киевские мастерские отливали небольшие круглые образки с изображением Успения.

Образ «Всех скорбящих радость» в отливках XVIII и XIX века

Наиболее распространенным богородичным сюжетом в старообрядческом литье является образ «Всех скорбящих радость». Возможно, это связано с тем, что эта икона была одной из последних чудотворных икон, прославленных на Руси до раскола.
Примечание — образ «Всех скорбящих радость» был написан в 1683 и прославлен в 1688 году, после раскола Русской Церкви в середине XVII века.
Впрочем, некоторые беспоповские согласия наотрез отказываются почитать эту икону, считая, что она является измышлением никонианских иконописцев. Этот сюжет встречается в мелких плакетках, достаточно больших отливках, имеющих куполовидное навершие, иногда в обрамлении херувимов. Достаточно распространены трехстворчатые складни различных типов, средники которых представляют этот образ. В отличие от икон на дереве, где Богородица чаще всего изображается с Младенцем, в литье Она всегда представлена без Младенца со скипетром в руках. В навершие куполовидных отливок помещен образ Иисуса Христа в короне и с распростертыми благословляющими руками; этот извод в иконографии известен под названием «Царь царем». В больших отливках композиция иконы более подробна, нежели в мелких, где она ограничивается фигурами Богоматери и нескольких облагодетельствованных Ею страждущих; здесь появляются Ангелы, через которых Божия Матерь подает свою помощь, лики солнца и луны, символизирующие непрерывность этой благодати.

Смоленская икона Божией Матери в отливках XVIII и XIX века

Второй по степени распространенности в литье является иконографический тип Смоленской Божией Матери. Это один из многочисленных образов, восходящих к византийскому образу Одигитрии — Путеводительницы, известному на Руси с XII столетия. На некоторых отливках и Богородица, и Младенец Христос имеют особые шейные украшения — цаты. Существуют иконки, на которых поверх нимба Богородицы располагается корона. Эти образки близки к отличному от Смоленской типу Скоропослушницы.

Хотя производство литых икон всегда было серийным, а мастера-резчики, изготавливавшие матрицы для литейных форм, старались ни в чем не отступать от однажды установившегося образца, иногда появлялись уникальные, ни на что не похожие изделия. Эти редкие отливки свидетельствуют о том, что церковное искусство старообрядцев никогда не было механическим копированием, а развивалось в русле напряженного эстетического поиска, в котором любовь к архаическим формам удивительным образом сочеталась с желанием использовать новые, современные художнику формы художественной выразительности.

Двухсторонняя икона Смоленской Божией Матери с мучеником Никитой, побивающим беса. Первая половина XVIII век

Тихвинская икона Божией Матери. XIX век

Представление о старообрядчестве, законсервировавшем древнерусскую церковную культуру, абсолютно ошибочно. Если старообрядчество что и законсервировало, то культуру середины XVII столетия, уже открытую европейским влияниям, не боявшуюся и не чуждавшуюся новых открытий. Поэтому при всем консерватизме церковного искусства старообрядцев художественные стили, преобладавшие в ту или иную эпоху, неизбежно вторгались в иконописные мастерские и медницы старообрядческих скитов. Церковное искусство, как и искусство вообще, не может не быть свободным.
Примером творческой свободы, не порывающей с древними традициями, является интересный прорезной двусторонний образ Смоленской Божией Матери. Технологические особенности литья позволяют датировать его рубежом XVII и XVIII столетий, временем, когда стиль «московского барокко» становится доминирующим в русском искусстве. Сложная, вычурная форма обрамления образа Богородицы, силуэт храма, в котором ясно просматриваются барочные колонки, изысканная линия объемных херувимов, расположенных по краям иконы,— все это признаки, характерные для нового искусства, вторгшегося через два десятилетия после Большого Московского Собора, окончательно определившего раскол, в культуру и быт Московского царства.
Но вместе с этими художественными «новинками» мастер не забывает поместить в оглавие иконы образ Спаса Нерукотворного, который осенял русские нательные кресты с XV столетия, и, как будто испугавшись собственной смелости, размещает на обратной стороне иконы традиционнейший полуапокрифический образ Никиты-бесогона, излюбленный русский сюжет XVI века.

Близким к Смоленской является и образ Тихвинской Богородицы. Отличие состоит в том, что лики Божией Матери и Христа обращены друг к другу, а правая нога Младенца подвернута под левую так, что видна нижняя часть стопы.

Казанская икона Божией Матери. XVIII и XIX века

Казанская — еще одна широко известная на Руси икона Божией Матери. Обретенная в 1579 году, она оставалась в числе местночтимых, то есть не почитаемых вне определенного региона икон, до осени 1612 года. Народное ополчение, освободившее Москву от поляков и литовцев, двигалось к столице с этой чудотворной иконой. С этого времени Казанская становится национальной святыней Русского государства: большинство храмов и монастырей, построенных в XVII столетии, были освящены в честь этой иконы.
В своем почитании Казанской иконы старообрядцы были не менее усердны, чем православные, согласившиеся с реформами Патриарха Никона. В медном литье образ Казанской Божией Матери представлен в изделиях разных размеров с самыми разнообразными навершиями. Широко распространены складни, в которых средник (реже одна из створок) представляют собой Казанскую икону.

Икона Божией Матери «Знамение». XVIII и XIX век

Среди древних богородичных икон особое место занимает икона «Знамение», происходящая из Новгорода. В медном литье этот образ представлен несколькими типами изделий. «Простое» «Знамение» представляет собой поясное изображение Божией Матери с воздетыми руками, в центре которого находится тоже поясное изображение Младенца Христа, иногда вписанное в круг. Правая рука Младенца (иногда обе) сложены в двуперстное благословение.
Существует еще один распространенный извод «Знамение», в котором Богородица с Младенцем находятся в средине ромба, образованного слегка вогнутыми линиями, по углам которого расположены символы евангелистов. В редких, наиболее древних и наиболее красивых отливках композиция «Знамение» обрамлена двумя херувимами. «Знамение» может входить в состав миниатюрных двустворчатых (реже трехстворчатых) складней. Одним из наиболее редких складней является так называемая панагия — складень, состоящий из двух круглых створок, одна из которых является образом Знамение, другая — образом Ветхозаветной Троицы.

Панагия. (XVIII- ?) XIX век

Очень редкими являются круглые двустворчатые складни, которые являются «улучшенными» (более красочными, украшенными эмалями) копиями панагий XVI и XVII столетий. Вероятнее всего, эти немногочисленные отливки изготавливались в XIX веке для коллекционеров-старообрядцев, которых к тому времени появилось немало.

Среди других иконографических типов Богородицы, известных в литье, наиболее интересны «Троеручица», Владимирская, «Неопалимая Купина», Страстная, Боголюбская, Покров.

  Икона «Троеручица».
  XVIII век

«Троеручица» — весьма интересный иконографический тип, появившийся в Византии в конце VIII столетия. Образ «Троеручицы» возникает как «икона иконы», то есть изображение иконы Богородицы, к которой исцелившийся человек привесил серебряное или золотое изображение болевшей руки. Церковное предание связывает появление образа «Троеручицы» с именем Иоанна Дамаскина, ученого монаха, богослова и гимнографа, занимавшего в VIII веке важное положение при дворе дамасского властителя. По указанию императора-иконоборца Константина Копронима Иоанну, написавшему несколько сочинений в защиту иконопочитания, была отсечена правая рука, которая впоследствии благополучно соединилась с телом. Иоанн Дамаскин и был тем человеком, который привесил изображение руки к образу, перед которым молился об исцелении.
Старообрядчество сохранило иное, по сути апокрифическое повествование о происхождении этого образа. Третья рука появляется у Божией Матери, когда Она, несущая Младенца, видит ребенка, тонущего в реке, и спасает его, не выпуская из рук собственного Сына. В медном литье «Троеручица» встречается редко. Это небольшая медная пластина с необычной декоративной рамкой.

Владимирская икона Божией Матери. XIX век

Владимирская икона — первая национальная святыня Руси, привезенная из Византии в середине XII столетия, сравнительно редко воспроизводится в медном литье.
Владимирская икона известна как в самостоятельных отливках, так и как средник в трехстворчатых складнях. Известны отливки Владимирской иконы, в которых глава Богоматери увенчана короной.

Феодоровская икона Божией Матери. XIX  век

Близким к Владимирской оказывается иконографический тип Феодоровской иконы Богородицы, которая считалась покровительницей Царствующего Дома Романовых. Отличие состоит в свободном расположении ног Младенца.

Икона «Неопалимая Купина». XIX век

«Неопалимая Купина» является наиболее сложной и многофигурной иконой. В круге, образованном Ангелами с распростертыми крыльями, находится поясное изображение Божией Матери с Младенцем Христом, похожее на Одигитрию. Этот круг является центральной частью восьмиконечной звезды, в лучах которой находятся символы евангелистов и изображения различных ангельских чинов. Ангелы помещены и в пространстве между лучами звезды. В углах иконы — четыре композиции, посвященные ветхозаветным пророчествам о Богородице: Моисей перед Неопалимой купиной, Иессей под древом рода Давида, Лествица Иакова и пророчество Иезекииля. «Неопалимая Купина» часто украшена многоцветными эмалями, делающими икону очень привлекательной. Особенно красивы большие иконы, на которых, выше образа Неопалимой Купины, в пяти круглых медальонах изображены поясные изображения апостола Петра, Богородицы, Иисуса Христа, Иоанна Предтечи, апостола Павла.

Икона Покрова Пресвятой Богородицы. XVIII-XIX века

Столь же многофигурной и не менее интересной, чем «Неопалимая Купина», является икона Покрова Пресвятой Богородицы. Она изображает явление Богородицы в Влахернском храме Константинополя во время осады города сарацинами. На иконе присутствуют два плана — земной и небесный. В нижней части иконы — изображение храма, молящихся, Блаженного Андрея, указывающего своему ученику Епифанию на небо. Здесь же диакон Роман Сладкопевец, получивший от Богородицы дар составления церковных песнопений. Это побочный сюжет, не имеющий непосредственного отношения к празднику Покрова. В верхнем плане — изображение Богородицы, стоящей в окружении лика святых перед Иисусом Христом. В руках Она держит омофор (покрывало), который является символом Ее заступничества. В медном литье воспроизводится один поздний извод этого иконографического типа. Он отличается тем, что Божия Матерь изображается не в центре, как в древних изводах, а в левой части, вполоборота.
Иногда литые иконы Покрова имеют навершие в виде изображения Христа — Царь Царем, Троицы Ветхозаветной или Троицы Новозаветной.

Страстная икона Божией Матери. XVIII век

Страстная икона Божией Матери является поясным изображением типа Одигитрии, в котором Богородицу и Младенца окружают Ангелы, несущие в руках орудия страстей. Голова Младенца обращена в сторону от Богородицы к одному из Ангелов. Глава Богородицы увенчана зубчатой короной, выходящей за верхний край иконы. Страстная часто увенчивается пятью херувимами; нередко она является средником трехстворчатого складня.

Боголюбская икона Божией  Матери. XIX век

Боголюбская икона Богородицы, известная с конца XII столетия, представляет собой изображение Божией Матери без Младенца, в полный рост со свитком в руках.

В медном литье распространен один из редких изводов позднейшего времени, в котором, помимо Богородицы, изображены предстоящий перед ней митрополит Петр и несколько коленопреклоненных фигур. Поясное изображение Божией Матери со свитком, близкое Боголюбской, образует левую створку самых распространенных трехстворчатых складней Деисус.

Икона «Не рыдай мене,
Мати». XIX век

Очень красивым и необычным является богородичный образ «Не рыдай мене Мати», который изображает Спасителя, снятого с креста. Он имеет очень лаконичную и в то же время выразительную иконографию. На фоне верхней части креста размещаются поясные изображения мертвого Иисуса со сложенными на груди руками и склонившейся к Нему Матери. Этот образ известен в архаичных отливках XVII века и в реалистичных иконах XVIII и XIX столетий.

Не на всех старообрядческих отливках образ Божией Матери имеет четкие признаки, которые позволили бы точно определить иконографический тип. Резчики, изготавливавшие матрицы, вынужденные работать в довольно ограниченном пространстве, часто давали очень сокращенные изводы известных сюжетов. Примером такого «сокращения» является образ Богородицы в среднике богородичного квадрифиолия, который с очень большой натяжкой можно отнести к Смоленскому изводу Одигитрии.

Далеко не все известные на Руси издревле богородичные иконы встречаются в изделиях старообрядческих медниц. Некоторые — из-за того, что мало были известны на Руси (например, «Млекопитательница», Иерусалимская, Влахернская и т.д.), а некоторые — в силу того, что были очень похожи между собой (например, Смоленская, Иверская, «Скоропослушница») и отличались лишь трудно воспроизводимыми в литье деталями.

Богородичный квадрифиолий. XVIII век

Священник Михаил Воробьев
Журнал «Православие и современность» №9 (25) 2008 год


Другие материалы раздела Медные литые иконы, кресты, складни

Елена Зотова. Преображенские меднолитые образа – «Поморский Cевер»

Елена Зотова

«Образа, очищенные огнем…» Так можно определить меднолитую пластику, созданную мастерами-старообрядцами на бескрайних просторах России – в скитах Поморья и медных заведениях Москвы, в сельских мастерских Подмосковья и Поволжья, в потаенных кузницах на Урале и в Сибири – в течение неполных трехсот лет от конца XVII в. до начала XX в.

В сложных условиях постоянного преследования со стороны государственных властей именно старообрядцы сохранили и продолжили древнерусские традиции книжности, иконописи и прикладного искусства. Как бесценные реликвии древние меднолитые образки бережно вставлялись в рамы-киоты и вкладывались в деревянные резные или живописные складни.

Но старообрядцы не только сберегли древнерусское наследие, но и создали свою особую религиозную и духовную культуру. Меднолитые образа, «как прошедшие очищение огнем» и «не сотворенные никонианами», получили широкое почитание в народной среде. Старообрядческие меднолитые кресты, иконы и складни поражают разнообразием формы, иконографии, композиции и своим декоративным убранством. Среди этого значительного массива медного художественного литья, созданного старообрядцами, можно выявить произведения, выполненные в разных мастерских. Не случайно уже в первой половине XIX в. выделялись такие сорта, или категории «отливных медных крестов и икон» – поморские, гуслицкие (или загарские) и погостские, получившие широкое распространение среди старообрядцев разных толков и согласий».

При взгляде на этот яркий и самобытный пласт русского прикладного искусства, следует постоянно помнить, что развитие меднолитейного дела происходило в совершенно особых условиях вопреки закону и воле властей. Потребность России в цветном металле, так необходимом для военных нужд, вызвала появление указов Петра I в 1722 и 1723 гг., запрещающих не только производство, продажу, но и бытование медных икон и крестов.

Согласно действию этих указов разрешались лишь кресты-тельники и нагрудные панагии. Старообрядцы считали «правильным» лишь восьмиконечный крест, который изображался в центре мужского и женского нательного креста. «Да воскреснет Бог и разыдутся врази Его…» – эти слова молитвы стали обязательной частью оформления оборота крестов-тельников.

Несмотря на существование этого закона, действовавшего в России на протяжении 160 лет, медное дело в старообрядческой среде, среди лесов, в потаенных скитах, в селах и городах достигло необычайной высоты художественного воплощения.

Самой яркой страницей в истории русской сакральной пластики стали иконы, кресты и складни, выполненные в литейных мастерских Выговского поморского общежительства. Эта старообрядческая обитель, основанная в 1694 г. на реке Выг в Карелии, считала себя преемницей древнего Соловецкого монастыря на Белом море, а ее основателей святых Зосимы и Савватия Соловецких своими небесными покровителями.

Уже в первой половине XVIII в. Выговская пустынь стала крупнейшим экономическим, религиозным и культурным центром старообрядчества. Созданные на Выгу рукописные книги, иконы, мелкая пластика отличались единством художественного стиля, получившего наименование «поморского».

Для удовлетворения молитвенных потребностей приверженцев поморского беспоповского согласия нужны были, прежде всего, «правильные» кресты. Меднолитые поморские кресты с изображением «Распятия Христова» отливались восьмиконечной формы и строго определенной композиции – на верхнем конце изображался «Спас Нерукотворный» с надписью «Царь Славы IС ХС (Исус Христос) Сынъ Божiи».

При дальнейшем усложнении формы крес

Особенности старообрядческих икон: школы написания святых образов

История возникновения староверческих икон берет свое начало с нашумевшей реформы в религии, провести которую решил Патриарх Никон. Это была середина XVII века, когда Русская Православная Церковь была шокирована предстоящими изменениями. Даже то, что реформа не затрагивала вопроса религиозной догматики, а лишь предполагала внесение неких замен во внешней обрядовой стороне богослужения, не остановило процесс, приведший к расколу. Отделение от официальной церкви из-за возникнувших противоречий стало решающим моментом в истории возникновения старообрядческих икон.

Какие иконы именуются старообрядческими

Поскольку старообрядцы полагают, что с момента реформы именно официальная церковь отклонилась от истинной «древлеправославной» веры, а они остались её единственными носителями, то в большинстве своём иконы старообрядческой церкви соответствуют традициям древнерусского письма.

Во многом эта же линия прослеживается и в работах мастеров официальной церкви. Таким образом, под термином «старообрядческие иконы» следует понимать лишь те из них, которые в своём написании разошлись с канонами, установленными в ходе реформы.

Церковная реформа патриарха Никона

В XVI веке церковный раскол начался из-за исправления книг. Реформаторы хотели переделать писания на греческий манер и укрепить таким образом связь с восточными церквями. После того, как патриархом в России избрали митрополита Никона, началась жёсткая борьба со старыми обрядами.

Крещение двумя перстами заменили на троеперстное крещение. Вместо одноголосого пения провозгласили многоголосое партесное. Также в церкви священникам разрешили зачитывать проповеди собственного сочинения. Раньше подобные поступки считались грехом. Однако главные реформы коснулись иконописи. Образы, созданные не по греческим, а по католическим канонам, беспощадно уничтожались.

Реформы носили обязательный характер. Не удивительно, что часть верующих отказалась подчиниться указам патриарха. При этом старообрядцы не себя считали отступниками, а видели предательство в государственных реформах.

Жуткое последствие раскола — гари. Старообрядцы предпочитали сгорать заживо целыми общинами. В 1672 году в Палеостровском монастыре на такую крайность пошли 2700 человек.

Как провозились иконы староверов

Для того, чтобы ввезти подпольные образы в город, требовалось пройти досмотр. Как правило, «мазыки» и «боготаскатели» оформляли документы на небольшую партию новоправленных икон — не более 20 образов. Это отвлекало внимание полицейских.

В повозках они прятали огромные партии нелегальной продукции. Один офеня запросто мог провезти за раз до 200 старообрядческих икон. Иногда количество подпольно изготовленных изображений доходило до нескольких тысяч.

Офени отлично знали рынок сбыта. Например, староверы, которые причисляли себя к «австрийскому священству», ценили иконы «под Новгород». У «поморцев» особенно ценилось «северное» или «строгановское» письмо. Ради сбора обширной информации о предпочтениях покупателей офени проникали во все городские структуры. К тому моменту, когда власти осознавали масштаб проблемы, офени бесследно исчезали.

Школы старообрядческих икон

Характерной чертой икон старообрядцев считается изобилие надписей по краям, на полях. Славятся данные образы и так зваными темными ликами, с едва различимыми контурами, что сливаются с цветом деревянных досок. Также, нельзя не отметить, что в XVIII веке официальная церковь запретила старообрядческие литые иконы, кои были еще одной отличительной чертой староверческих образов, которые отливались из меди или олова, неким образом напоминая современное штампование.

Школы старообрядческой иконы:

  • Ветковская икона.
  • Невьянская икона.
  • Поморская икона (с тундровым позёмом).
  • Сызранская икона.
  • Сибирская икона.

Одной из принятых староверами икон, на которой изображен Иисус Христос, является икона Спас Благое Молчание. Она встречается только лишь у старообрядцев, ведь каноны официальной церкви не принимали и в кой-то мере запрещали отображать Христа в обличии ангела, каким он запечатлен на иконе Благого Молчания, что в свою очередь делиться на Спаса Мокрая Брада и Спаса Ярое Око.

Не менее важным образом в христианской религии остается образ Девы Марии. Не лишены и староверческие иконы обличия Божьей Матери, хотя и с некоторыми отличиями. Наибольшей популярности у старообрядцев приобрела икона Богородица Огневидная. Из-за цветового оформления (яркий красный, оранжевый алые тона) икона получила название «Огневидная». Изображена Пресвятая Дева без Младенца на руках, как это привычно для официальной церкви, и голова Ее повернута в правую сторону.

Выгорецкая (на реке Выг) община в Поморье была одним из первых и, несомненно, самым значительным староверческим поселением. Первоначальный состав общины был преимущественно крестьянским и монашеским (бежавшие с Соловков после их взятия правительственными войсками монахи), однако руководителями её были князья Андрей и Семён Мышецкие-Денисовы.

На Выгу все были грамотными поголовно, отсюда — любовь к текстам, которым на иконе часто отводилось много места. Надписи каллиграфически красивы. Светел «солнечный» колорит образов, охряные с праздничной красно-голубой опушью поля, золотой фон. (Это поздние московские старообрядческие мастерские на рубеже XIX – XX веков освоили иконы сдержанного, а то и совсем тёмного колорита, стилизуя свои работы под покрытые потемневшей олифой дониконовские образцы.).

Лики строгие, взгляд «взыскующий», проникновенный, мощные плави рельефно выступают над светлым красновато-охряным, реже оливковым санкирём. Тщательная проработка деталей, наличие элементов северного пейзажа — заметные особенности поморского письма, оказавшие влияние на иконопись других старообрядческих центров.

Старообрядчество Урала включало разнообразные толки и согласия (от некоторых из них теперь и следов не осталось). В первой трети — середине XVIII века вокруг Невьянского завода сложился иконописный центр, на который оказало влияние не только собственно выгорецкое, но великопоженское и вообще поморское иконописание. Отсюда происходит сложность атрибуции икон периода становления невьянского стиля: некоторые из них могут быть, на наш взгляд, атрибутированными равным образом как «невьянские», так и «поморские».

Существует мнение, что живопись Ветки по сравнению с Невьянском — сниженный уровень. Но это верно лишь отчасти в отношении икон второй половины XIX века (тогда, впрочем, и Невьянск в своей массе сильно изменился в сторону более простого, схематичного и «откровенного» письма).

Интересно наблюдение И. Л. Бусевой-Давыдовой: ветковские лики святых с их фактурными носами и как бы припухлыми глазами трактуются ею как подражание мастерам Оружейной палаты второй половины XVII века.

Действительно, старообрядческие письма органично перерабатывали веяния столичной иконописи, влияние барокко. Ветковская иконопись находилась на уровне эстетических запросов своего времени и была столь популярна, что мастера-староверы получали заказы для официальной церкви. В источниках упоминаются факты обращения никониан в староверские толки исключительно с целью обучиться иконописи, а затем подвизаться в качестве иконописцев официальной религии.

Сближения между Веткой и Уралом, несомненно, объясняются широкими контактами старообрядцев и старообрядческих иконописцев двух регионов. Эти контакты бывали вынужденными, после правительственных «выгонок», то есть разорений Ветки, а бывали и добровольными. Обычно иконописец, переезжая на новое место, подстраивался под местный вкус и манеру. Икона, написанная даже всего лишь по другой прориси с небольшими изменениями, у приверженных букве обряда староверов могла быть воспринята как «нечестная». Но и в этих условиях иконописец со стороны мог привнести в работу что-то своё, привычное.

Особенности старообрядческих икон

В целом же можно говорить о ряде характерных отличий, общих для основной массы икон, принятых у старообрядцев. К ним относится большое количество надписей, сделанных на полях и поверх живописного слоя. Также иконы, выполненные на досках, характеризуются тёмными, порой едва различимыми ликами, будь то старообрядческая икона Божьей Матери, Спаса или какого-нибудь святого.

Но и этим вопрос не исчерпывается. Есть и ещё одна важная особенность, по которой можно без труда узнать старообрядческие иконы. Отличие их от официальных часто выражается в том, что святые изображаются держащими руку в двуперстном сложении.

Кроме того, коренное отличие состоит и в написании аббревиатуры имени Иисуса Христа. Дело в том, что среди прочих требований реформа установила правило написания в нём двух букв “И” – Иисус. Соответственно, такой стала и аббревиатура. На старообрядческих же иконах имя Спасителя всегда пишется по-старому – Исус, а в аббревиатуре ставится одно “И”.

Наконец, нельзя не упомянуть ещё один вид икон, бытующий лишь среди раскольников. Это литые оловянные и медные врезные старообрядческие иконы и кресты, производство которых в официальном православии запрещено.

Рассмотрим некоторые из особо почитаемых старообрядческих образов, старинные старообрядческие иконы:

Спас Благое Молчание

Икона Спас Благое Молчание представляет один из сравнительно поздних, редких и сложных в истолковании иконографических типов Христа. Иконография иконы восходит к фреске московского Успенского собора (15-16 вв.).

Граф А. С. Уваров, в связи с открытием этих фресок в 1882 году, предположил, что образ Спаса Благое Молчание представляет собой особый иконографический сюжет, имеющий близкое отношение к изображению Христа Ангела Великого Совета (основанного на тексте библейских пророчеств (Ис. 9:6; Мал. 3:1) и его толкованиях.

Важным элементом иконографии данной иконы является одеяние Господа. Белые одежды присущи ангелам – как символ их чистоты и бесплотности, возвышенности. Одежды Спаса в иконе «Благое молчание» могут быть интерпретированы и как белый стихарь (левкион) — символ пречистой плоти Христа, его Преображения и Воскресения.

В образе Спаса Благое Молчание раскрывается вся богословская концепция Домостроительства спасения. В нем слиты воедино и черты Предвечного Логоса-Эммануила, и воплотившегося Логоса — Премудрости Божией, и жертвы Христовой — Агнца, и Христа-священника, давшего человечеству возможность соединения с Богом в лоне Церкви и в евхаристической бескровной жертве.

Этот сложный для истолкования, догматически насыщенный иконографический тип, естественно, не мог получить широкого распространения. По-видимому, появление относительно большего числа икон в конце XVIII–XIX веков было связано со средой богословов и книжников, ориентирующихся на древнюю святоотеческую и литургическую традицию, и поэтому нашло распространение в первую очередь в старообрядческих общинах.

Спас Мокрая Брада

Спас Мокрая Брада — образ Спасителя с клинообразной формой бороды и с левым глазом большим, чем правый.

Этот иконографический тип является одним из вариантов Нерукотворного Спаса. Наименование “Мокрая брада” введено русскими иконописцами по клинообразной форме бороды Христа, действительно напоминающей мокрую. Кончик ее острый, прям или загнут на сторону, бывает чуть раздвоен. Этой особенностью отмечены многие изображения древности.

Спас Ярое Око

Спас Ярое Око — образ Спасителя с удлиненной головой, темным ликом без нимба в сине-голубой одежде. Палитра иконы продиктована византийской традицией. Формы носят несколько грузный характер, а выражение лица достаточно сурово. Также икона полна внутренней динамики и силы.

Его иконы вместе с некоторыми другими «спорными» иконографическими сюжетами были запрещены распоряжением Святейшего Синода от 21 мая 1722 года как «противные естеству, истории и самой истине». Старообрядцы продолжали (и до сих пор продолжают) почитатьХристофора-Кинокефала, а запрет «официальной церкви лишь усилил это почитание. Мы видим, что святые образы на старообрядческих иконах могут писаться иначе, чем на православных.

Никола Отвратный

Никола Отвратный — образ Святого Николая с косящими влево зрачками.

Обилие надписей на полях — отличительная черта старообрядческих икон. Образцы старообрядцев обычно характеризуются тёмными ликами. Также старообрядцы зачастую изготовляли медные и оловянные «литые иконы». В XVIII веке официальное православие запретило изготовление подобных икон.

Примеры богородичных икон

Свои характерные особенности имеют и старообрядческие иконы Богородицы. Наиболее распространённая среди них – «Богородица Огневидная». Её отличают от обычных общепринятых изводов (разновидностей) богородичных икон преобладание в общей цветовой гамме огненно-красных и алых тонов, что и послужило причиной её необычного названия. Божья Матерь на ней представлена одна, без Младенца. Её лик всегда обращён в правую сторону.

Значение икон

Сложно дать общую характеристику тому, какое значение несут старообрядческие иконы в общем, ведь это зависит от конкретного образа, изображенного на ней. Например, икона Спаса Ярое Око носит охранительный смысл, а икона Богородицы Огневидной служит защитой от невзгод и бед.

Ошибочным есть мнение тех, кто считает грехом, хранение дома иконы староверов, если сами хозяева не относятся к старообрядцам. На самом деле это не является чем-то «криминальным» и иконы продолжают нести свое значение несмотря на этот фактор «несоответствия».

Помощь староверских икон

Касательно вопроса, как и чем помогают старообрядческие иконы, то ответ мало чем отличается от того «чем помогают православные иконы». Так или иначе иконы не ограничены народностью или временными периодами, поэтому каждая староверческая икона помогает по мере своей предназначенности.

Спрос на древние иконы, породивший индустрию подделок

Подобные заявления послужили причиной тому, что, начиная со второй половины XVII века, старообрядцы начали активно собирать старые «дораскольные» иконы, среди которых особенно ценились работы Андрея Рублёва. Кстати, причиной тому были вовсе не их художественные достоинства, а решение церковного Собора, состоявшегося за сто лет до этого, и принявшего решение считать работы Рублёва образцом для будущих живописцев.

Таким образом, спрос на древние иконы резко возрос, а поскольку они во все времена оставались редкостью, то сразу было налажено массовое производство подделок, выполненных «под старину». Такие старообрядческие иконы назывались «подфурными» и были весьма широко распространены, чему последователи древнего благочестия пытались противодействовать.

Художественные эксперты и создатели новых произведений

Чтобы не стать жертвой обмана ловких дельцов, старообрядцы были вынуждены вникать во все тонкости написания икон. Неудивительно, что именно из их среды вышли первые серьёзные профессионалы-эксперты в области иконографии. Особенно заметна была их роль на рубеже XIX и XX века, когда в российском обществе обозначился широкий интерес к произведениям древней живописи, а соответственно, возросло и производство всякого рода подделок.

Старообрядцы не только старались приобрести старые иконы, но со временем стали производить собственные, выполненные по всем правилам, которые они сами же и установили. С середины XVIII века в наиболее крупных старообрядческих центрах появились собственные иконописные мастерские, в которых, кроме живописных произведений, создавались и медные литые иконы.

 

Это интересно — Об истории литейного дела икон и крестов, колоколов | Сибирская заимка

КАК ОТЛИВАЮТ КОЛОКОЛА И ОБУЧАЮТ ЗВОНАРЕЙ

Заслышав колокольный звон, кто-то просто останавливается посреди улицы, кто-то — крестится. Но мало кто думает о том, сколько труда стоит за несколькими минутами этого звона.

Колокола начинают свой путь в душном заводском цеху, а заканчивают — в храмах, среди молитв и света. Рассказываем о металлургах и звонарях — людях, которые превращают бронзу в мелодию.

«Наше дело любит скромность»
Здесь могли бы создавать машины. Но отливают колокола

Алексей управляет ковшом, подвешенным к крану. Ковш весит больше тонны, в нем — расплавленный металл. Его температура — свыше 1000 °C, и одно неверное движение тут может стоить кому-нибудь здоровья. По сути это обычное литейное производство — запах, смог и шум. Только в цеху можно увидеть звонницу — и даже, проходя мимо, позвонить в колокола. Эти колокола отливают здесь, в ЛИТЭКСе — заводе, который одним из первых стал возрождать колокольное производство в России.

Работа здесь вредная и опасная из-за высоких температур и испарений

Работа эта не только опасная, но и ювелирная. «Если у колокола на 18 килограммов мы стеночку сделаем на один миллиметр тоньше, то получится совсем другой звук», — объясняет директор завода Олег Грицаенко. Он отказывается фотографироваться: «Наше дело любит скромность!» Зато запросто демонстрирует свое умение звонить в колокола — хотя говорит, что нигде этому не учился. Звонницы здесь — традиционные, с тремя типами колоколов: малыми, средними и большими. Большие называют благовестниками, они звучат низко и могут весить десятки тонн. Малые — звонкие, переливчатые, но «голоса» у них попроще: обычно чем колокол больше и тяжелее, тем богаче его звучание. Колокола в звоннице должны быть подобраны друг под друга — тогда звон будет гармоничным. Но это — последний этап работы: сначала колокола нужно отлить.

Температура расплавленного металла — свыше 1000 °C

Не только звук
Колокол должен быть хорош и «голосом», и «внешностью». Поэтому пока одни специалисты работают над формой — от нее зависит звук, — другие делают так, чтобы колокол был хорош внешне.

Сначала колокола «наряжают». А точнее — «наряжают» модель колокола, сделанную из алюминия. Для этого берут форму, похожую на резину. В ней уже вырезан орнамент, иногда это буквы, иногда — изображение с иконы. В форму заливают расплавленный воск. Когда он застывает, получаются рельефные фигурки.

В кастрюльках расплавленный воск. Анжела заливает его в специальные формы

Обычно колокола украшают ликами святых

Эти фигурки лепят на модель колокола. Иногда она маленькая, и ее «наряжают», сидя за столом. А иногда — огромная, высотой больше трех метров. Тогда приходится взбираться на стремянку.

На заводе всюду висят иконы. Это не для работы, а для души

С наряженной модели делают слепок — заливают ее смесью, по свойствам напоминающей глину. Модель потом зачищают и снова пускают в оборот — ее опять можно украшать, чтобы делать уже другие колокола. А получившаяся форма идет на производство. Это внешняя часть будущего колокола. Есть еще внутренняя — ее называют стержнем.

Модель колокола накрывают металлическим «чехлом», а в зазор между ними наливают смесь, похожую на жидкую сметану. Когда она застывает, получается форма с рельефным орнаментом — она и идет на производство

Перед заливкой две части собирают как матрешку. «Стержень» накрывают украшенной формой, а в зазор между ними заливают металл. Пока металл не застыл, в него бросают свечные огарки. «Это огарки из храмов, мы их мешками получаем от добрых людей, — объясняет Олег. — Каждая свеча — это молитва. Мы заключаем молитву в колокол».

Когда металл начинают заливать, происходит химическая реакция и появляется пламя

Маленькие колокольчики застывают уже на следующий день. Многотонный благовестник может стоять неделю. Потом колокол освобождают от формы и очищают песком. А после рельеф нужно еще доработать вручную. Финальный штрих — полировка: у больших — только украшения, у маленьких — верх и низ. «Каждый миллиметр нужно обработать», — говорит Алексей. Он не только работает на заливке, но и доводит до блеска получившиеся колокола.

Застывшие колокола дорабатывают вручную

Алексей здесь уже 12 лет. Вообще-то он учитель рисования и черчения, а на вопрос, как он здесь оказался, отвечает: «Это связано с духом». Он православный и всегда радуется, встречая «свои» колокола в храмах. А встретить их можно во многих странах мира — в ближнем зарубежье, Европе, США и даже на Антарктиде. «Мне как-то пересылали отзыв о наших колоколах, — рассказывает Олег. — Один звонарь ездил по Якутии и писал товарищу: «Тут такие морозы, что цепи металлические рвутся. А колокола — целые».

Алексей работает с колоколами уже 12 лет

Работая над колоколом, здесь, конечно, предполагают, каким должен получиться его «голос». Но колокола так же непредсказуемы, как люди, которые их создают. «Вы всегда точно знаете, какой будет звук?» — спрашиваю я Олега. «Конечно, нет, — отвечает он. — Я же не бог».

Оживляя металл
Создать колокол — мало. Надо еще сделать так, чтобы он «запел»

Подниматься на колокольню Свято-Данилова монастыря тяжело: ее высота — 45 метров, лестница крутая, ступеньки узкие. А еще говорят, что иногда на колокольню «Бог не пускает». «Если ты в смятении, если у тебя неправильное состояние — ты споткнешься, упадешь, на тебя что-нибудь свалится», — уверена Ксения. Она учится на курсах звонарского мастерства при монастыре. Прийти на них может любой православный человек. Но большинство учеников — люди не только светские, но и вообще не очень религиозные.

На колокольню ведет узкая крутая лестница

Как говорит главный звонарь Свято-Данилова монастыря иеродиакон Роман (Огрызков), колокольный звон — это «феномен культуры, а не религии». Вместе с Михаилом — профессиональным музыкантом, играющим на ударных инструментах, — он учит людей колокольному звону. Учеников много. «Я тут каждый день и даже больше, — смеется Михаил. — Иногда я работаю с семи утра и до 12 ночи».

Михаил пришел сюда 15 лет назад. Он живет недалеко от Свято-Данилова монастыря и часто слышал колокольный звон, проезжая мимо. Однажды решил зайти познакомиться, да так и прижился. За эти годы он воспитал десятки звонарей. Сам теперь звонит нечасто — на колокольнях его заменили ученики.

Михаил сначала сам выучился на звонаря, а теперь учит других

В Москве более тысячи храмов и часовен, и из-за нехватки умельцев живых звонарей часто приходится заменять электронными. «Но это же мертвое звучание, — объясняет Михаил. — И прихожане говорят: ой, слышно, когда звонят звонари и когда — машина». Звонарство — это не работа за деньги, а послушание. Некоторые прихожане решаются сами стать звонарями, чтобы помогать своей церкви. Так было и с Ксенией. Она окончила курсы еще зимой, начала работать, но «поняла, что звонарем еще не стала», и решила учиться дальше. «Я учусь здесь дисциплине, — говорит Ксения. — У меня до сих пор не получаются классические звоны — я перехожу на какие-то свои вариации, прыгаю с места на место. А надо себя приструнить».

На колокольне холодно даже жарким летом. Зато здесь самые красивые виды

Звонари и спецназовцы
«Ты очень много думаешь! Думать вредно звонарю, — говорит Михаил Тихону. — Знать надо. Это как у спецназовцев!»

Тихону 22, он сын дьякона и, хоть и выучился на инженера, планирует поступать в семинарию и почти все свое время проводит в храме. Когда-то брат-звонарь научил его основам колокольного звона, и Тихон увлекся колоколами. «Но я понял, что у меня идет постоянная импровизация, и захотел обучиться», — говорит он.

Православный колокольный звон бывает разным — в зависимости от службы и даже региона. В Свято-Даниловом монастыре учат классическим звонам, причем не только практике, но и теории. Она дается большинству учеников сложнее всего. Хотя Тихон на вопрос, что здесь самое сложное, отвечает: рано вставать. «А если серьезно — сложна первоначальная стадия, когда ты только начинаешь изучать, каким должен быть колокольный звон на самом деле, — говорит он. — И ты понимаешь, что раньше звонил неправильно. Что ты на самом деле не звонарь, а только называешься им».

Тихон — сын дьякона. Он мечтает стать священником

Проще бывает тем, кто приходит учиться с нуля, — их меньше тянет импровизировать. Валерия и Аркадий пришли сюда случайно. Они друзья, работают вместе в театре и учились в детстве в музыкальных школах. «Многим музыкальное образование даже мешает, — говорит Аркадий. — Ну, если оно как у нас — основы, — то будет помогать. А если человек окончил консерваторию, то ему все время будет хотеться усложнять рисунки звона. И звон станет светским. В хорах так происходит — слишком образованные перестают молиться и вместо этого концерты дают».


В учебных классах стоят звонницы, которые называют колокольными тренажерами

Базовый курс звонарского мастерства при монастыре длится два месяца. После него уже можно звонить. Но есть еще четырехмесячный расширенный курс — более подробный. Ксения, Тихон, Валерия и Аркадий заканчивают именно его. Сдают зачет — сначала отвечают на теоретические вопросы, потом звонят. В классах стоят колокольные тренажеры — по сути, звонницы с настоящими колоколами. Двумя большими колоколами — благовестниками — управляют с помощью педалей. Маленькими — с помощью шнурков. На занятиях ученики и преподаватели сидят в наушниках — иначе будет слишком большая нагрузка на слух.

Групп у Михаила и отца Романа много, поэтому занятия идут в нескольких классах. В один из них мы заходим по дороге на колокольню. Это крохотная комнатка под самой крышей. Сейчас она обустроена — здесь сделан ремонт и даже стоит компьютер. «А раньше это был чердак настоящий, с дохлыми голубями, пыльный, грязный, — рассказывает Михаил. — С железной крышей, под которой летом было очень жарко, а зимой — так же, как на улице. А вместо звонницы для учебы висел набор из алюминиевых котелков».

Будущие звонари сдают на экзамене не только практику, но и теорию

«Так что же все-таки общего у спецназовца и звонаря?» — спрашиваю я. «Спецназовец, когда бежит по полю и стреляет, не думает, что он делает, — объясняет Михаил. — У него есть отработанный рефлекс. Так же должно быть у звонаря. Он выходит и думает, как передать настроение, а не о том, на какой проводок ему нажать». Михаил и сам чем-то похож на военного, хотя был когда-то только в армии. «Это у меня просто педагогическая жестокость», — смеется он.

От Москвы до Гарварда и обратно
Главный благовестник колокольни Свято-Данилова монастыря весит 12 тонн — под ним можно жить, как в бункере. Он звонит только по великим праздникам, и в такие дни на колокольню поднимаются два звонаря: один управляет благовестником, второй — всей остальной звонницей. Всего колоколов 18, каждому из них более сотни лет. После революции их могли бы переплавить, но повезло: звонницу выкупил американский промышленник и подарил ее Гарвардскому университету. На родину она вернулась только в 2009 году — во многом стараниями отца Романа.

Отец Роман — главный звонарь Свято-Данилова монастыря

«Когда мы приехали в Гарвард, мне дали позвонить, — рассказывает он. — Американские студенты там играли просто какие-то мелодии. И услышав наш традиционный звон, были шокированы. Потому что не представляли, что так можно». Сейчас монастырь поддерживает отношения с Гарвардом, студенты приезжают сюда в гости — среди них есть и буддисты, и католики, и многие — «фанаты русского звона», как говорит отец Роман.

Звонить на колокольне вне службы нельзя — «сразу начинают спрашивать, кто в монастыре умер». Но Михаил дает нам чуть-чуть покачать язык благовестника — к нему привязан толстый канат. Здесь, наверху, холодно круглый год — звонари даже в жару берут на колокольню телогрейки. Из-за холодов и физических нагрузок — раньше управление колоколами было не таким удобным, как сейчас, — профессия звонаря прежде в основном считалась мужской. Сейчас в группах Михаила и отца Романа девушек и мужчин поровну.

Эти колокола пережили революцию, а в советские времена находились в Гарварде

Два звонаря, отучившихся на одних и тех же курсах, не будут звонить одинаково. Ведь не бывает двух одинаковых пианистов или скрипачей. У каждого с колоколами складываются свои отношения. Иногда — дружеские. Иногда — больше похожие на роман. Виктор Гюго писал о своем герое-звонаре: «Обручить Квазимодо с большим колоколом было то же самое, что отдать Джульетту Ромео». Отец Роман улыбается: «Это, конечно, гипербола. Но связь действительно возникает». И, наверное, эта связь и заставляет нас остановиться посреди улицы, заслышав колокольный звон.

Хотя для кого-то даже самый талантливый звонарь — это просто источник шума. «У меня колокольня стоит напротив жилых домов, — говорит Ксения. — Служба начинается около девяти утра. Иногда вижу, как жители показывают мне кулаки в окно — злятся, что их будят, не хотят колокола слышать». — «А что вы тогда делаете?» — «Молюсь, чтобы этот человек поменялся».

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/spec/bells?utm_source=news.mail.ru&utm_medium=referral&utm_campaign=informer

 

Информация для коллекционеров меднолитой пластики

Для кого мы работаем

Наша продукция предназначена не для коллекционеров меднолитой пластики, которые рассматривают медные иконы с точки зрения их исторической и материальной ценности, а для тех, кто использует иконы по их первоначальному назначению, как почитаемый образ — для старообрядцев всех согласий.

Отношение старообрядцев к литым иконам очень сильно отличается от отношения к иконам коллекционеров.
Патина на медной иконе для старообрядцев — это загрязнение, которое нужно удалить. Икона должна сиять.
Староверы не судят о ценности медной иконы по состоянию ее торцов или оборотной стороны.
И конечно, им никогда и в голову не придет назвать икону Богородицы «Всех скорбящих Радость» — «скорбяшкой».

Значительная часть наших икон является копиями старообрядческих икон XVIII-XIX веков, но мы никогда не задавались целью сделать подделку под старинную икону. Наши изделия — всегда полированные, без намека на патину, как того желают наши заказчики-старообрядцы.

К сожалению, иногда приходится наблюдать, как кто-то продает иконы нашего производства на интернет-аукционах в антикварных разделах, не указывая возраст иконы, по цене нередко в разы превышающей нашу цену. А иногда встречается и обратное — авторство изделия, которое не может быть нашим (хотя и может являться новоделом), коллекционеры-эксперты в один голос приписывают нам.

Мы не одобряем подобных действий, но не представляем, как можем им помешать.

Если наша работа и ее результаты мешают Вашему увлечению и хобби, то это не наша вина. Если у Вас есть предложения, как можно уменьшить влияние нашей работы на Ваше увлечение, пожалуйста, предложите варианты, мы обязательно рассмотрим их.

Качество литья

Неоднократно на интернет-форумах приходилось читать, что качество нашей продукции не выдерживает никакой критики.

Если сравнивать нашу работу с работами Мастера Родиона Семеновича Хрусталева, тогда это так. Но ведь иконы лил не только Хрусталев. Среди старинных литых икон встречаются и «неэстетичные образцы». Но не нам осуждать старообрядцев, которые лили эти иконы и молились на них. Вероятно и первая икона самого Хрусталева не была образцом литой иконы.

Мы постоянно работаем над совершенствованием технологии литья, и качество наших сегодняшних работ лучше наших работ десятилетней давности. Для примера посмотрите наши последние отливки — вершковая икона «Седмица» или двухвершковая икона «Паисий Великий».

Не все старинные иконы (мастер-модели), с которых мы делаем копии, имеют отличное качество. Разумеется, копия с затертой нечеткой иконы не может быть лучше оригинала.
Поэтому мы постоянно ищем новые мастер-модели. При возможности мы приобретаем незатертые безэмальные иконы с очень качественным литьем/проработкой, или по договоренности с владельцем иконы снимаем с нее силиконовую форму (абсолютно безопасный для иконы процесс, занимает одну-две недели). Если у Вас имеется безэмальная икона в коллекционном состоянии, и Вы хотите помочь нам в нашей работе, обязательно свяжитесь с нами, мы постараемся найти подходящий вариант снятия копии с Вашей иконы.

Первый предлагаемый вариант: мы перечисляем залог за икону, который возвращается обратно только после того, как коллекционер, получив икону после копирования, убедится в полной её сохранности.

Второй вариант: если у коллекционера имеется несколько икон в состоянии, достойном копирования, и коллекционер готов потратить некоторое время для снятия форм, тогда мы можем объяснить, как можно снять форму самому, и отправить коллекционеру материалы для самостоятельного изготовления силиконовой формы.

Рентабельность производства

Несмотря на принадлежность к категории народных промыслов, литье икон не получает никаких субсидий ни из местных, ни из федеральных источников.

Литье икон не приносит прибыли заводу и частично финансируется за счет других бизнес-направлений.
В связи с отсутствием экономической целесообразности перед руководством завода неоднократно вставал вопрос о закрытии направления литья икон.
Однако понимание того, что остановка участка литья икон приведет к
 — потере традиционного промысла для нашего старинного города;
 — работники участка, почти половина которых — инвалиды, останутся без работы;
 — старообрядцы лишатся поставщика недорогих икон и крестов
не позволяло решиться на этот шаг.

Поэтому несмотря на все сомнения мы продолжаем заниматься литьем икон, и будем стараться работать хорошо в меру наших сил и умений.


 

Другие материалы раздела Медные литые иконы, кресты, складни

Праздники / Новгородское литье / НЗМИ ОЛЕВС

Праздники

В старообрядческом литье большое место занимают различные праздничные сюжеты. В основном это образы двенадцати главных церковных праздников, которые по их количеству называются «двунадесятыми». Более высоким статусом обладает только один праздник — Воскресение Христово («праздник праздников и торжество торжеств»), также достаточно полно представленный в древнем литье.

Среди «путевых» икон XVI–XVII столетий, носимых на теле во время путешествий, удивительной насыщенностью отличаются «праздничные» образки, где на пространстве нескольких квадратных сантиметров размещаются до двенадцати праздников. Такой же лаконичностью отличались похожие образки, в которых место праздников занимали изображения святых.

Все двунадесятые праздники объединены в створках хорошо известного трехстворчатого складня, отлитого первоначально, вероятнее всего, в медницах Выга. Особенностью этого складня является отсутствие сюжета Воздвижения Креста, вместо которого помещен Образ Воскресения Христова.

Появление этого складня связано с темой иконостаса, который является самой заметной и необходимой частью православного храма. Иконостас — это первое, что бросается в глаза каждому человеку, который входит в православный храм. Это — символ единения земной Церкви, состоящей из живущих на земле верующих людей и Церкви Небесной, в которую входят прославленные Богом святые. Русский человек настолько сроднился с иконостасом, что хотел иметь его при себе и тогда, когда не было никакой возможности побывать в церкви.

Наличие иконостаса в любом православном храме обусловлено учением о том, что Церковь является необходимым условием спасения. Невозможно спасение в одиночку, одной только личной верой и личной устремленностью к Богу. Человек может спастись только как часть Церкви, которая есть Таинственное Тело Христово. Даже догматически не просвещенный православный человек интуитивно чувствует необходимость Церкви в деле спасения, повторяя пословицу: «Кому Церковь не мать, тому Бог не Отец!».

Иконостас, который является образом и символом Церкви, присутствует не только в храме. Он в том или ином виде присутствует и в повседневной жизни человека. Домашние киоты, уставленные множеством икон, являются не чем иным, как домашним иконостасом, напоминающим молящемуся о том, что хотя молитва — это его личное обращение к Богу, но совершается оно в присутствии всей Церкви.

Русскому человеку часто доводится быть путешественником. Воину, страннику, беженцу, пленнику, узнику часто приходится молиться вне храма. Безусловно, такая молитва ничем не слабее молитвы, совершаемой во время церковного богослужения. Однако в церкви молиться легче. Поэтому, наряду с путевыми иконами, маленькими образками, которые можно было взять с собой в дорогу, начиная с самых древних времен появляются складни, которые, даже если они состоят только из двух створок, можно считать путевыми иконостасами.

Такие путевые иконостасы появились задолго до раскола. Известный исследователь древнерусского искусства В.Н. Перетц упоминает датированный 1628 годом складень из новгородского епархиального древлехранилища «медный из 10 створок, изображающий иконостас: сверху — пророки, ниже — двунадесятые праздники, внизу — святители».[1]

Эти «иконы иконостасов», выполненные в литой меди, получили особенное распространение в среде старообрядцев. Преследуемые властью, они не имели возможности молиться в настоящих, правильно построенных храмах и на протяжении целых столетий совершали богослужения в тайных молельнях, разворачивая походные иконостасы или просто раскрывая медные складни. Немногочисленные храмы, построенные при трех монархах, снисходительно относившихся к приверженцам старой веры — Екатерине II, Павле и Александре I — в правление императора Николая Павловича либо перешли в единоверие, либо были лишены крестов на куполах и колоколов на колокольнях. Алтари храмов, не присоединившихся к единоверию, оставались запечатанными в течение полувека. Старообрядцев, приемлющих священство, выручали так называемые походные церкви, которые представляли собой обширные полотняные палатки, в которых размещались походные иконостасы — деревянные складни, состоявшие из полутора и более десятков створок, изображавших все пять ярусов классического русского иконостаса.

  Двустворчатый складень. XVIII век

Старообрядцы-беспоповцы не нуждались в иконостасе, так как в их молельнях не было алтарей. Отсутствие священников не позволяло служить литургию, совершать Таинство Евхаристии (Причащения), которое должно совершаться в алтаре. Однако иконостас был самым сильным напоминанием об утраченной полноте церковной жизни. Любовь к нему была такой непреодолимой, что восточная стена в молельне, в которой не было не только Царских врат, но и вообще никаких дверей, плотно завешивалась иконами, расположенными в каноническом порядке иконостаса. Примечательно, что наибольшее распространение такие складни получили в поморском и других беспоповских согласиях. Беспоповцы не нуждались в иконостасе с функциональной точки зрения, но ощущение соборности, которое давал медный складень-иконостас, было и для них необходимым условием молитвы.

Первыми складнями-иконостасами стали двустворчатые композиции, изображавшие главную часть иконостаса — иконы Спасителя и Божией Матери, которые в иконостасе помещаются по сторонам Царских врат. Северное происхождение этого складня очевидно: икона Божией Матери была представлена древней новгородской святыней — иконой Знамение, изображение Спасителя заменялось Ветхозаветной Троицей.

Наряду с этим появляется трехстворчатый Деисус, который сразу же предстает в достаточно полном виде так называемой «девятки» (собственно Деисус на среднике и по трое святых на створках) и только потом ограничивается тремя изображениями Спасителя, Богородицы и Иоанна Предтечи, по одному на каждой створке.

Большой праздничный складень. XIX век

Трехстворчатый складень с изображениями двенадцати главных праздников становится образом праздничного чина классического русского иконостаса.

Уже в начале XVIII столетия трехстворчатый складень с двунадесятыми праздниками был развернут в так называемые «большие створы». Появляется четвертая створка, на которой изображались сюжеты обретения четырех чудотворных икон, наиболее почитавшихся в Русской Церкви в дониконовское время. Это обретение Смоленской иконы Божией Матери с избранными святыми, сретение (встреча) Владимирской иконы с почитаемыми московскими чудотворцами, явление Тихвинской иконы с избранными святыми и образ Божией Матери Знамение с новгородскими святыми. Створки увенчиваются куполообразными навершиями, в которых размещаются еще четыре сюжета: Распятие с предстоящими, Троица Новозаветная в окружении Ангелов, Воздвижение Креста и Похвала Богородицы.

Расцвеченные многочисленными эмалями, иногда вызолоченные, эти «большие створы» становились настоящими путевыми иконостасами и вместе с молитвами странников впитывали в себя историю огромных староверческих семейств, целых согласий, скитавшихся на огромных пространствах от Австро-Венгерской границы до Восточной Сибири.

Большие створы отливались, наверное, самыми большими тиражами — путевой иконостас хотела иметь каждая старообрядческая семья. Однако до нашего времени в полном четырехстворчатом составе дошли немногие иконостасы. Безбожная советская власть разрушила даже веками проверенный на прочность уклад старообрядческого семейного быта. Семья разрасталась, сыновья уходили на сторону, и когда умирал последний хранитель семейного иконостаса, складень разбирался на створки, каждая из которых уходила в новую семью. И по сей день во многих семьях, которые едва помнят о своих старообрядческих корнях, хранятся потемневшие, стершиеся почти до полной неразличимости изображений отдельные створки праздничного складня.

Иконы «Рождество Христово». XVIII-XIX века

Первый датированный складень относится к 1717 году[2]. До конца XVIII столетия эти сложные в изготовлении дорогостоящие изделия были немногочисленны. В картуше, расположенном на обороте одной из створок, иногда гравировалось имя заказчика, для которого отливался складень.

Формы для отливки праздничных складней обычно собирались из отдельных матриц. Поэтому все сюжеты четырехстворчатого праздничного складня, включая навершия, существовали и в виде отдельных отливок. Различие в частоте этих небольших икон связано с различным отношением к праздникам, статус которых в церковном календаре был одинаков. Так, например, праздник Входа Господня в Иерусалим (Вербное воскресенье) «терялся» в тени Пасхи, которая наступала ровно через неделю после Вербного воскресенья; праздник Крещения (Богоявление) становился незаметным после Рождества Христова и почти двухнедельных святок с их неизбежным гуляньем. Сравнительно редко отливались сюжеты праздников Введения во храм Пресвятой Богородицы, Сретения, Вознесения.

Многие праздничные сюжеты появились в литье задолго до того, как стали отливаться имитирующие иконостас складни. Очень трогательны древние иконы Рождества Христова, на которых присутствуют и фигуры склонившихся Ангелов, и одинокая в своем отстранении от события фигура Иосифа, и лежащая в яслях, над которыми склонилась меланхоличная корова, спеленутая фигурка Младенца Христа. В нижней части иконы — изображение круглой купели, в которой совершается омовение родившегося Иисуса. Контрапунктом сложной композиции становится Вифлеемская звезда, находящаяся в верху иконы. В отливках XVIII века появляются волхвы с дарами, а рядом с Иосифом возникает фигура опирающегося на посох старца. Это злой дух, смущающий праведника указанием на необычные обстоятельства появления Богомладенца.

Литая икона «Воскресение Христово» 
XVIII-XIX века

Литые иконы «Рождество Богородицы». XVIII-XIX века

Едва ли не чаще Рождества Христова в медном литье встречается Рождество Богородицы, известное в отливках самого разного размера. Распространенность сюжета связана, вероятно, с тем, что этот праздник (21 сентября по новому стилю) был первым большим праздником церковного года, начинавшегося 1 сентября.

К тому же на иконе изображались родители Девы Марии — святые и праведные Иоаким и Анна, которые долгое время не имели детей и которым молились бездетные супруги.

Достаточно часто в медном литье воплощается сюжет Воскресения Христова. Момент Воскресения оказался скрыт от наблюдательного человеческого глаза. Жены-мироносицы обнаружили пустой гроб, где лежали остатки ткани, в которую было завернуто Тело Иисуса. Поэтому классическая византийская иконография знала только два образа Воскресения: «Явление Ангела женам-мироносицам» и «Сошествие во ад». Эти иконографические типы утвердились и в русской иконописи, причем в медном литье первоначально существовал только последний из них. До конца XVIII столетия в медном литье Воскресение Христово воплощалось только в виде «Сошествия во ад». Христос изображался стоящим на скрещенных досках поверженных адских врат («сокрушил вереи вечныя»). Он протягивал руку Адаму, выводя вместе с ним из ада души всех находящихся там грешников. К концу XVIII столетия эта иконография несколько усложняется, появляется аллегорическое изображение ада в виде разверстой зубастой пасти, на некоторых отливках помещается изображение трех голгофских крестов.

Икона «Успение». XVIII-XIX века

В XIХ столетии в русской иконографии появился пришедший с католического Запада, неведомый ранее образ самого восстающего из гроба Христа, несущего в руках некое знамя и окруженного припадающими к нему Ангелами. Иконография Воскресения в медной пластике в это время чрезвычайно усложняется. Над композицией «Сошествия во ад» размещается латинский образ восстающего Христа. Появляются Ангел, побивающий бесов, апостол Петр, приникший ко гробу, Ангелы, находящиеся в нем. Возводимые из ада грешники поднимаются в рай, вход в который стережет поставленный сразу же после изгнания Адама и Евы Серафим. В раю оправданных грешников дожидаются трое праведников, попавших туда до Воскресения Христова: это ветхозаветный праотец Енох, пророк Илия и благоразумный разбойник Рах.

В нескольких вариантах воплощался сюжет Успения Пресвятой Богородицы — одного из любимых русских праздников. Даже на самых миниатюрных «вершковых» иконах удавалось поместить и ложе с телом Божией Матери, и Христа, принимающего ее душу, и апостолов, прибывших на погребение, и шестикрылого Серафима, стоящего у входа в рай. Изображался и Ангел, отсекающий мечом руки нечестивого иудея, вознамерившегося опрокинуть одр Богородицы. Наряду с этими миниатюрами во второй половине XIХ века отливались большие иконы Успения, в верхней части которых находились поясные изображения апостолов, переносимых на облаках к месту погребения Богородицы.

Иконография Благовещения в медном литье имеет по меньшей мере два извода. В небольших иконках изображаются только Дева Мария и Архангел Гавриил, стремительное движение Святого Духа подчеркивается идущими наискосок штрихами. В иконах большего размера сюжет обогащается изображением склонившегося Бога Отца, восседающего на пышном облаке и благословляющего Марию. Интерьер в этом случае проработан более детально.

Икона «Воздвижение». XIX век

Икона «Вход в Иерусалим». XIX век

Икона «Благовещение». XIX век

Очень интересно воплощение сюжета Воздвижения Креста Господня. Медные иконы с Крестовоздвижением имеют несколько больший размер, нежели другие праздники. В центре изображается Патриарх Макарий, поднимающий (воздвизающий) найденный при раскопках подлинный Крест Христов. Его руки поддерживают два диакона. Слева от Патриарха — равноапостольный император Константин Великий. Справа — его мать, императрица Елена, организовавшая поиски Креста.

Столь же красив Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресенье). В центре композиции — Христос, восседающий на осле.

За ним шествуют Его ученики — апостолы. Справа, на фоне Иерусалимского храма изображены жители столицы Иудеи с пальмовыми ветвями в руках.

К многофигурным композициям, нашедшим воплощение в литье, относится и Вознесение. Сам вознесшийся Христос изображается в круге, который поднимают четыре Ангела. Внизу в рост изображаются апостолы и Божия Матерь.

Икона «Вознесение». XIX век

Икона «Богоявление». XVIII-XIX века

Иконы «Преображение». XVIII-XIX века

Сюжет Крещения (Богоявления) является сокращенным изводом типичной иконографии праздника. Иоанн Креститель погружает Христа в воды Иордана. Его встречают стоящие справа Ангелы, над ним в облаках — Бог Отец и исходящий от Него в виде голубя Святой Дух.

Столь же лаконична икона праздника Преображения. В центре изображен окруженный сиянием Христос с предстоящими пророками Моисеем (справа) и Илией (слева). Внизу — три коленопреклоненные фигуры апостолов Петра, Иоанна и Иакова. Лучи света, исходящего от Христа, пригибают их к земле.

Достаточно редко встречаются внешне похожие сюжеты Введения во храм Пресвятой Богородицы и Сретения Господнего.

Иконы «Введение во храм Пресвятой Богородицы» и «Сретение Господне». XIX век

Сходство состоит в том, что действие в обоих случаях происходит в Иерусалимском храме и участвует в нем священник. В Сретении это старец Симеон, встречающий Святое Семейство, приносящее в храм Младенца Христа. В сюжете Введения священника зовут Захария. Встречает он Младенца Марию, будущую Богородицу, которую приводят в храм ее родители Иоаким и Анна.

Православный праздник Троицы воплощается в двух иконографических сюжетах: Сошествие Святого Духа на апостолов и Богородицу (событие, которому посвящен праздник) и Троица Ветхозаветная — три Ангела, символизирующие три ипостаси Божества, явившиеся праотцу Аврааму. Сошествие Святого Духа в старообрядческом литье представлено немногочисленными малораспространенными вне «больших створ» изделиями. Богородица, помещенная в центр иконы, окружена апостолами. Над ней в полукруге изображен Святой Дух «в виде голубине». Здесь видно явное несоответствие канону: согласно книге «Деяния Святых Апостолов» и канонической иконографии сошествие Святого Духа в Пятидесятницу происходит не в виде голубя, а в виде языков пламени.

Икона «Троица Ветхозаветная». XIX век

Икона «Троица Ветхозаветная». XVII век

Панагия «Святая Троица». XVIII век

Ветхозаветная Троица встречается в большем количестве изводов. В основе каждого из них — изображение трех Ангелов, сидящих за столом с приготовленной трапезой. На заднем плане характерная деталь этого сюжета — стилизованное изображение Мамврийского дуба. Интересны редкие отливки, на которых Ангелы украшены массивными цатами (украшениями в форме полумесяца). Возможным первообразом этих меднолитых икон были иконы на дереве, покрытые окладами, на которых в XVII столетии цаты были обычными деталями. Интересна круглая икона, имитирующая панагию, с навершием в виде Спаса Нерукотворного, на которой кроме трех Ангелов изображены прислуживающие Авраам и Сарра, а вместе с ними раб, закалывающий агнца, которого подадут на стол. Не менее интересна яркая красочная икона XIХ столетия, на которой Троица изображена в окружении святых апостолов. Некоторую избыточность композиции придает Деисус, помещенный в верхней части иконы.

К праздничным сюжетам следует отнести и Распятия. При этом иконы с изображением распятого Христа встречаются значительно реже отдельных крестов-распятий. Иконография Распятия проста. Помимо самого креста с распятым Спасителем на иконе обычно изображаются четверо предстоящих: Матерь Божия и Святая Мария — слева, Иоанн Богослов и сотник Лонгин — справа. Встречаются редкие иконы с изображением Распятия, на которых двое предстоящих изображаются в полный рост, а еще двое — в поясном изображении — помещаются сверху. Еще более редкими являются Распятия вообще без предстоящих.

Иконы «Распятие». XVII-XIX века

Складень с Распятием. XIX век

Очень изящными являются иконы с архаичной формой Распятия с двумя предстоящими, которое окружено десятью круглыми медальонами с поясными изображениями святых: верхний ряд составляет Деисус, ниже — симметричные парные изображения архангелов Михаила и Гавриила, апостолов Петра и Павла, нижний ряд представляет митрополита Алексия, Леонтия Ростовского и преподобного Сергия Радонежского.

Иконы «Пятидесятница». XVIII-XIX века

Икона «Рождество и Усекновение главы Иоанна Предтечи». XIX век

К двунадесятым праздникам по их значению приближаются четыре великих праздника, из которых три нашли отражение в литье. Это праздники Покрова Пресвятой Богородицы, Рождество Иоанна Предтечи и Усекновение Главы Иоанна Предтечи (сюжет Покрова рассмотрен нами в статье, посвященной иконографии Богородицы в мелкой пластике).

Праздники Рождества и Усекновения главы Иоанна Предтечи объединяются в одной отливке. В верхней части иконы изображается Господь Вседержитель на облаках, слева — Рождество Иоанна Предтечи, справа — Усекновение главы.

[1] Перетц В.Н. О некоторых основаниях для датировки древнерусского медного литья. Л., 1933. С. 33.
[2] Винокурова Э.П. Модель меднолитого складня «Двунадесятые праздники» конца XVII — начала XVIII в.в. / Древнерусская скульптура. М., 1991. С. 170–171.

Священник Михаил Воробьев
Журнал «Православие и современность» №9 (25) 2008 год


Другие материалы раздела Медные литые иконы, кресты, складни

старообрядческих икон — Страница 2 — ИКОНЫ И ИХ ТОЛКОВАНИЕ

Восточное православие в целом подозрительно относилось к скульптурам — трехмерным изображениям. Исторически сложилось так, что статуи не полностью отсутствуют. Такие трехмерные изображения существовали еще во времена римского императора Константина в христианстве. Но со временем — и особенно после иконоборческого периода — восточно-православное искусство стало избегать использования религиозных скульптур. Но встречаются рельефные иконы, вырезанные на камне, отлитые в металл, оттиснутые в глине или вырезанные из дерева.

Поэтому в русской иконописи иногда встречаются деревянные рельефные иконы того или иного вида, хотя в целом их меньше, чем расписных.

Резьба по дереву была частью русского народного искусства с дохристианских времен, и когда можно найти резные иконы XVIII и XIX веков, они все еще имеют вид предметов народного искусства, хотя они использовались так же, как и расписные иконы. .

Вот резная деревянная икона с изображением Распятия.Он изображен как бы в интерьере церкви, поэтому над ним мы видим семь церковных куполов:

(Любезно предоставлено Jacksonsauction.com)

Мы видим обычные фигуры, найденные на раскрашенных иконах Распятия: Иисус в центре, его мать Мария и еще одна Мария слева, а справа ученик Иоанн и центурион Лонгин ( Login Sotnik ). Даже надписи вырезаны из дерева, и, должно быть, потребовалось много времени для обработки таких деталей. По окончании резьбы икона была раскрашена в подходящие цвета, а затем покрыта лаком.Поверхность за эти годы окислилась и состарилась, поэтому теперь она имеет довольно темный вид:

Каждая фигура имеет свою заглавную надпись, а над Иисусом мы видим обычную надпись, написанную здесь как IНЦI, сокращающую «Иисус из Назарета, Царь Иудейский». А по бокам его головы — обычная IC XC, сокращенно «Иисус Христос».

Однако наиболее примечательным является очень длинный резной текст на внешних границах иконы. Начинающий изучать русские иконы может сначала отчаяться определить, что это означает, но всегда следует помнить, что надписи на иконах имеют тенденцию быть очень повторяющимися .Кроме того, определенные тексты имеют тенденцию ассоциироваться с определенными изображениями. Учитывая это, сможем ли мы понять смысл всех этих сотен букв, вырезанных без знаков препинания или даже разделения на отдельные слова?

К счастью, это не так сложно, как кажется. Фактически, если вы читали более ранние сообщения на этом сайте, вам уже был дан ключ к их переводу.

Что делать с такой незнакомой надписью? Сначала ищут знакомое, будь то слова или фразы.А если мы перейдем к началу текста, которое находится в верхнем левом углу, мы можем начать с ним работать. Обычно начальная точка большинства значков для последовательности изображений или длинного текста находится в верхнем левом углу:

Это немного темновато, поэтому было бы полезно сделать изображение ярче, чтобы добавить ясности, например:

Теперь мы видим, внимательно присмотревшись, что надпись начинается этими буквами:

ДАВОСКРЕСНЕТЪБОГЪИРАЗЫ…

Где мы это видели раньше? Логичнее всего искать в материалах, посвященных изображениям Распятия.Вы можете вспомнить, что некоторое время назад я делал пост под названием « Мгновенный эксперт по русским крестам »:

THE INSTANT EXPERT ON RUSSIAN CROSSES

В той статье я привел стандартные надписи, относящиеся к типу Распятия. И среди них вы найдете это:

Да Воскресенет Болото и Разуидятся Врази Эго, И да Бежать От Лица Его Вси Ненавидащей Эго…

ДА ВОСКРЕСЕНЕТЪ БОГЪ И РАЗЫДУТСЯ ВРАЗИ ЕГО И ДА БЕЖАТЪ ОТЪ ЛИЦА ЕГО ВСИ НЕНАВИДЯЩЕЙ ЕГО…

« Да воскреснет Бог и пусть враги его рассеются.Пусть и ненавидящие его бегут от него. »На некоторых крестах продолжается:« Как дым рассеивается, так прогоняйте их; как воск тает перед огнем, так да погибнут нечестивые пред Богом. ». Вся надпись взята из Псалма 67: 1-2 Ветхого Завета (68: 1-2 в версии короля Якова). Начальная часть — с дополнениями — обычно именуется в Русском Православии Молитва Честному Кресту — Molitva Chestnomy Krestu — «Молитва Почетного Креста.”

Теперь одна вещь, которую мы заметим в форме текста на этой иконе, заключается в том, что ее текст на церковнославянском языке немного отличается от стандартной русской православной версии. Это связано с тем, что на этой иконе используется текст , старый текст , а не измененная формулировка, используемая Государственной церковью после отделения от старообрядцев. Это говорит нам о том, что это старообрядческая икона, и действительно, такие резные рельефные иконы чаще встречаются у старообрядцев, чем в государственной церкви.

Вот старообрядческий текст:

Да воскреснет Бог, и разыдутся врази Его, и да бежат от лица Его, и да исчезат дым, да исчезнут, яко тает воск от лица огня, тако данут беси от лиц любящих Бога и знамен, крестным знамением, и да возвеселимся рекуще: радуися, Кресте Господень, прогоняя бесы силою на Тебе пропятаго Господа нашего Исуса Христа, во ад сшедшаго, и поправшаго силу диаволю, и давшаго нам Крест Свой Честныи на прогнание всякаго супостата.О Пречестныи и Животворящии Кресте Господень, помогай ми, с Пресвятою Госпожею Богородицею и со всеми святыми силами, всегда и ныне и присно и во веки веком, аминь.

А вот текст из молитвенников государственной церкви:

Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лиц Бога и знаменующихся крестным знамением, и в веселии глаголющих: радуйся, Пречестный и Животворящий Кресте Господень, прогоняяй бесы силою на тебе пропятаго Господа нашего Иисуса Христа, во ад сшедшаго и поправку силу диаволю, и даровавшаго нам тебе Крест Свой Честный на прогнание всякаго супостата.О, Пречестный и Животворящий Кресте Господень! Помогай ми со Святою Госпожею Девою Богородицею и со всеми святыми во веки. Аминь.

Вы можете видеть, что есть некоторые различия, но их недостаточно, чтобы помешать нам распознать текст в обоих случаях. Не бойтесь этого. Для практических целей это означает:

Если в начале слова звучит так:
Да воскреснет Бог, и разыдутся врази Его… то мы знаем, что это, скорее всего, старообрядческая икона.Но если мы увидим текст, начинающийся так:
Да воскреснет Бог, и расточатся врази… тогда мы знаем, что это образ государственной церкви.

Имейте в виду, что не нужно беспокоиться о незначительных различиях в написании, но различия в формулировке помогают нам отличить иконы старообрядцев от икон государственной церкви в России после второй половины 17 века. Можно даже увидеть небольшие отличия между формой текста, используемого на резной иконе, и той, что дана выше как старообрядческая форма полной молитвы.Причина в том, что текст на иконе более точно соответствует написанию, используемому в Острожской Библия — первой полной печатной церковнославянской Библии в исправленном издании 1581 года.

.

старообрядцев — Стр. 3 — ИКОНЫ И ИХ ТОЛКОВАНИЕ

Во второй половине XVII века — в конце 1600-х годов в русской иконописи произошли значительные изменения. С исторической точки зрения это был важный век.

Сначала, в середине, возникла огромная полемика в Русской Православной Церкви по поводу изменений в ритуалах (например, о том, как совершать крестное знамение) и в литургических книгах. Патриарх Никон, глава Церкви, считал, что поступки греков в то время были правильным образцом, и что Русская Церковь отклонилась от того, что он считал этим стандартом.С другой стороны, консервативные традиционалисты были в ярости из-за наглости Никона, желавшей изменить образ жизни их отцов, дедов и прадедов, и считали Никон опасным еретиком. Как он посмел сказать, что в написании Иисуса должна быть дополнительная буква! Как он посмел изменить способ, которым все всегда крестились, говоря, что пальцы должны быть в положении, используемом этими девиантными греками, которые, в конце концов, разрушили свою цивилизацию за их злые пути, когда Бог наказал их за их ереси, позволив мусульманам завоевать Константинополь, Второй Рим, в 1453 году!

Что ж, Москва теперь была Третьим Римом, оплотом истинного Православия, полагали консерваторы — и теперь этот дьявольский Никон пытался увести русских с истинного пути! У них этого не было, и их главный представитель, протоиерей Аввакум, выступал против нововведений Никона и, как следствие, был за это убит властями.

Короче говоря, в Русской Православной Церкви произошел колоссальный раскол, и она разделилась на два основных подразделения: во-первых, консерваторов, твердо придерживавшихся старых методов ведения дел, и во-вторых, раскол государственной церкви с карательная власть царя за этим. Как следствие, старообрядцы — «старообрядцы» пошли одним путем, а Государственная Церковь, преследуя тех, кого они считали раскольниками — «раскольниками», пошла другим путем.

На короткое время это мало повлияло на иконопись.Ведь Никон не любил западноевропейскую религиозную живопись не больше, чем старообрядцы. Тем не менее, даже в его время влияние «франков», то есть западных европейцев, таких как немцы, голландцы и итальянцы, проникало сначала в светскую живопись, а вскоре и в иконопись.

Подобно тому, как русские любили говорить для видимости, что иконы «обменяли», а не «купили», даже при этом умеренные, писавшие об иконописи в то время, были вполне готовы допустить такие новые «франкские» нововведения в иконах, как натуралистические оттенки и перспектива, сохраняя при этом, что все было совершенно «православным», пока такая картина сохраняла podobie , «подобие» Иисуса, Марии и святых.Но это «подобие» понималось очень слабо, фактически так свободно, что было не более чем общим очертанием святого или прообраза.

В конце концов, это был период, когда русские действительно начали смотреть на Запад, понимая, что он делает быстрые успехи во многих областях, в то время как Россия все еще находится в Средневековье. И когда к власти пришел Петр I, как его называют Петр Великий, он не выдержал с русскими «излишествами» в вопросе икон. Он прекрасно понимал, что жители Запада в России в то время смотрели на чрезмерное почитание икон, свидетелями которых они были в русских церквях, общественных и частных зданиях, как на отсталое идолопоклонство, поэтому Петр предпринял такие шаги, как убрал многочисленные иконы, найденные на Российские корабли, сократив допустимое количество до одного; Говорят, что он сделал то же самое в своих собственных жилищах, избавившись от всех многочисленных икон святых и сохранив только крест и икону Иисуса.Он также пытался — не совсем успешно — подавить склонность русских объявлять иконы «чудотворными».

Хорошим маркером изменений в искусстве во второй половине 1600-х годов является художник Симон Ушаков, который сохранил старые формы икон, но, тем не менее, включил штриховку и перспективу. Больше не нужно было жестко стилизовать все значки; вместо этого линии смягчились, одежда начала естественным образом драпироваться, было введено более точное использование света и тени, и более естественный способ изображения в целом стал нормой.

Мы можем ясно увидеть этот «двусторонний» способ иконописи в версии Ушакова «Киккской Богоматери» — его изображении якобы чудотворной греческой иконы Марии и младенца Иисуса. Вот он:

Об этой картине следует отметить несколько моментов. Прежде всего, мы можем видеть, что есть сознательное усилие сделать фигуры более реальными и натуралистичными; у них не только более реалистичные пропорции, чем в традиционной иконописи, но также уделяется внимание правильной штриховке, есть тенденция к естественной драпировке одежды, хотя все еще есть некоторая стилизация в складках.Окраска — например, цвет плоти — намного более реалистична.

Я хотел бы, чтобы вы посмотрели на него очень внимательно, особенно на глаза (см. Детальное изображение ниже). В них вы найдете полезный совет для знакомств. Однажды я увидел в университетском музее икону с изображением Грузинской ( Грузинская ) иконы Божией Матери и сразу понял, что дата на ее этикетке значительно раньше, чем должна была быть. Как я узнал? Потому что во внутреннем уголке глаза была та маленькая точка плоти (технически слезная карункул), которая есть на самом деле у глаз, и которую мы видим во внутренних уголках глаз Марии на иконе Ушакова в Киккосе.Эта маленькая деталь не встречается в русских иконах до второй половины 1600-х годов.

Тем не менее, даже с появлением большего реализма, государственные церковные иконы в России сохранили свойственный консерватизм формы. Картина Ушакова, изображающая Киккскую Богородицу, все еще довольно жесткая, и художники, как правило, не адаптировали более расслабленное отношение к позиционированию фигур, которое было обнаружено в западноевропейском религиозном искусстве того периода. Ушаков в некотором смысле все еще «копирует», сохраняя подобие — «подобие» или «форму», наполняя эту форму большим, хотя и сдержанным, натурализмом.

Конечно, это не означает, что в России отказались от старой стилизованной манеры; его сохранили старообрядцы, продолжающие писать стилизованные иконы вплоть до наших дней. В следующем примере, хотя и значительно позже Ушакова, мы находим цифры, изображенные так, как будто нововведений Ушакова и ему подобных никогда не было:

(Любезно предоставлено Jacksonsauction.com)

Ушаков также отражает свою консервативную сторону в надписи на изображении Киккоса, которая показывает его греческое название, написанное по-гречески:

Он гласит: « HE ELOUSA HE KYKYOTISSA — буквально« Милостивый Киккос »(что означает« Милосердный из Киккоса »).Но очень маленькими, почти невидимыми буквами чуть ниже ELEOUSA написан его перевод на церковнославянский: Милостивая — что означает «Милосердный» — крошечная уступка тем, кто хотел более «русского».

Точно так же Ушаков передал текст свитка, который держит младенец Иисус (начало Луки 4: 18-19) на греческом языке:

Πνεῦμα κυρίου ἐπ»ἐμέ, οὗ εἵνεκεν ἔχρισέν με [εὐαγγελίσασθαι πτωχοῖς, ἀπέσταλκέν με κηρύξαι αἰχμαλώτοις ἄφεσιν καὶ τυφλοῖς ἀνάβλεψιν, ἀποστεῖλαι τεθραυσμένους ἐν ἀφέσει, κηρύξαι ἐνιαυτὸν κυρίου δεκτόν.]

Однако чуть выше написан перевод текста на славянский.

Дух Господень на Мне: Егоже ради помаза Мя [благовестити нищым, посла Мя изцелити сокрушенныя сердцем, проповедати плененным отпущением и слепым прозрение, отпустити сокрушенныя во отраду, проповедати летоне приятно].

« Дух Господень на мне, потому что Он помазал меня [проповедовать Евангелие бедным; Он послал меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать освобождение пленным и возвращение зрения слепым, чтобы освободить раненых, проповедовать год благоволения Господа].”

В правом нижнем углу свитка мы находим дату и надпись художника. Подпись гласит: писал Пимин Феодоров зовом Симон Оушаков
«Написал Пимен Федоров по имени Симон Ушаков».

Но как быть с оригинальным изображением Киккоса?

Что ж, как вы уже знаете, все эти знаменитые иконы — известные тем, что они считаются чудотворцами в восточной православной ветви христианства — имеют различные истории происхождения, и икона Киккос (это простое название для это на английском) не исключение.

Как вы помните, один из способов придать значимости иконе — сказать, что она написана Святым Лукой. В предыдущем посте я обсуждал тот факт, что нет никакой поддержки для представления о том, что Святой Лука когда-либо писал иконы в первые годы христианства, и что совсем наоборот, первые христиане не писали и не поклонялись иконам, и посчитал бы все это ужасно языческим.

И если говорить о языческих представлениях, это одна из самых интересных особенностей иконы Киккиотисса.

В древнегреческой мифологии есть мотив «человека, на которого нельзя смотреть». Есть свои вариации. Есть, например, Медуза Горгона, лицо которой было настолько ужасным, что любой, кто взглянул бы на нее, обратился бы в камень. И есть рассказ о Семеле, несчастной девушке, которая взмолилась обещанием Зевса оказать ей услугу, а затем попросила его увидеть его во всем его великолепии. Что ж, вы можете вспомнить, что когда Семела увидела его в его славе, она сгорела дотла.

Вариация этого мотива, как ни странно, применена к иконе Киккиотисса, которая хранится в монастыре Киккос на острове Кипр. В отличие от большинства подобных икон, лица Марии и младенца Иисуса на иконе в Киккос не видны как , но всегда покрыты покрывалом, скрывающим значительную часть изображения. Причина в том, что принято считать, что смотреть на лица этой иконы приносит зрителю несчастье — даже слепоту. Обычно это не относится к копиям изображения, в которых нет такого запрета.

История происхождения иконы говорит о том, что она была отправлена ​​Лукой в ​​Египет. Когда там начались гонения, икона была отправлена ​​в главный город Византийской империи, Константинополь, в 980 году. Была задержка, когда корабль был атакован сарацинами, но в конце концов икона добралась до большого города. Имейте в виду, что эти сказки — агиография (ненадежная история) — религиозные писания для того, что мы сегодня назвали бы пропагандистскими целями.

Считается, что икона была отправлена ​​византийским императором Алексиосом I Комненом на Кипр в 1082 году после того, как дочь императора по необъяснимым причинам заболела.Императору было сказано, что она выздоровеет, если он пошлет чудотворную икону Марии отшельнику Исайе на Кипре, который получил божественное откровение о том, что Мария хотела, чтобы ее образ был там. Исайя построил церковь для размещения изображения, и когда Император, наконец, послал его, он был помещен в новую церковь.

Как это часто бывает в таких историях, есть небольшие детали, такие как колебания Императора после того, как он согласился отправить изображение, во время которого он был наказан небом за то, что не продолжил с этим, но опять же, как обычно, все было исправлено, когда он это сделал наконец отправим на Кипр.Вокруг церкви селились монахи, был назначен настоятель, а монахам дали землю и три деревни. Так возник монастырь Киккос.

Мы находим обычные истории о чудесах, связанные с образом Киккоса — исцеление от физических недугов, ответ на молитвы о дожде, а также обычные чудеса с «отрицательной стороной», такие как увядание руки человека, проявившего неуважение к иконе.

Копии изображения Киккиотиссы начали писать в России в 1600-х годах, поэтому мы находим этот шрифт среди сохранившихся икон, написанных Симоном Ушаковым.Русские обычно называют его Милостивая Киккская — значок «Милосердный Киккос».

.

Иконки для путешествий — ИКОНКИ И ИХ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Самую очевидную часть русского иконного дела составляли иконы из литого металла, «золотой» период которых начался в России во второй половине 17 века. Они были изделиями старообрядческого мастерства (первоначально из Bezpopovtsui или «Беспоповцев»), но, учитывая, что они продавались на ярмарках и рынках, их часто покупали последователи государственной церкви, и поэтому их можно было найти в крестьянских домах. какая принадлежность, а некоторые даже были обнаружены в «государственных православных» церквях.Обычно Государственная Церковь производила только маленькие металлические кресты, которые носили на шее, но металлические иконы старообрядцев были настолько популярны и широко распространены, что со временем даже Государственная церковь начала производить некоторые, часто узнаваемые, потому что они изображают святых «прославленных» (канонизированных, официально признанных ) после раскола со старообрядцами в середине 17 века.

(Предоставлено Музеем русских икон, Клинтон, Массачусетс)

Неудивительно, что старообрядцы любили металлические иконы.Государственная церковь ужасно преследовала их — за этим стояла власть государства — и им так часто приходилось переезжать с места на место, чтобы избежать преследований. Металлические иконы, которые, в отличие от расписных, можно было легко и без повреждений переносить, а также легко спрятать — восполняли их потребность в иконах. «Беспричинные» старообрядцы изначально считали, что антихрист начал свое правление, олицетворенный в царском государстве; священство больше не действовало, поэтому отношения с государством были безнадежными, и преследования должны были стать их жизнью, в то время как «священники» старообрядцы, которые признали законность священников государственной церкви, и хотели найти епископа для восстановления своей церковной иерархии — старались приспосабливаться к государственным властям, когда это было возможно, в надежде получить больше священников-«отступников» и, в конечном итоге, преуспеть в получении епископов.

(Любезно предоставлено Музеем русской иконы, Клинтон, Массачусетс)

В XVIII веке изготовлению металлических икон несколько препятствовал закон, изданный царем Петром Великим в 1722 году, который запрещал использование литых металлических икон. Хотя это и вызывало проблемы, это не останавливало старообрядцев, которые продолжали создавать такие иконы то тут, то там. В пользу закона приводились различные оправдания, но, похоже, это было результатом желания Петра иметь больше металла для производства оружия, а не, как иногда говорят, потому что старообрядческие здания, заполненные металлическими иконами, привлекали молнии и вызывали пожары. .

(Любезно предоставлено Музеем русских икон, Клинтон, Массачусетс)

Как уже упоминалось, некоторые металлические иконы было легко транспортировать и брать с собой во время путешествия — отсюда и название Путевые иконы — Putevuie ikonui — «Путевые иконы». И стоили они намного дешевле, чем расписные иконы. Старообрядцы считали тусклость признаком порчи, поэтому хотели, чтобы литые иконы оставались яркими. Когда металлическая икона начинала тускнеть, достаточно было быстро протереть ее тканью, возможно, присыпанной мелом, песком, золой или кирпичной пылью, — и икона быстро стала яркой и снова засияла.Однако у этого был недостаток, потому что непрерывная полировка с годами изнашивала мельчайшие детали литой иконы — вот почему можно встретить примеры с чертами гладкой носки святых. На сегодняшнем рынке цена сильно зависит от того, насколько изношена металлическая икона. Те, у кого все еще есть четкие и резкие детали, стоят намного дороже, чем те, у которых черты лица отполированы. Конечно, значки более низкого качества изначально были отлиты без хорошей детализации.

(С любезного разрешения Zoetmulder Ikonen: http: // www.russianicons.net)

Было дорогое решение проблемы полировки. Некоторым литым иконам была придана причудливая защитная отделка с помощью золочения огнем — нанесение тонкого слоя золота, растворенного в ртути, затем нагретого до испарения ртути. Такая икона оставалась яркой, если тонкий слой золота не был поврежден. Для производителя это был очень большой недостаток, потому что пары ртути токсичны.

(С любезного разрешения Zoetmulder Ikonen: http://www.russianicons.net)

Часто отлитые иконы были улучшены добавлением цветной эмали (порошковое стекло, расплавленное на отливку).Цена зависела от количества цветов, поэтому те, у кого много красочной эмали, стоили дороже, чем те, у кого один или два цвета или нет — и это по-прежнему верно среди коллекционеров.

(Любезно предоставлено Zoetmulder Ikonen: http://www.russianicons.net)

Помимо монолитных отливок, довольно популярными были складные металлические иконы — диптихи (двухпанельные), триптихи (трехпанельные) или квадриптихи, например, этот:

(Любезно предоставлено Музеем русских икон, Клинтон, Массачусетс)

Такой складной значок с четырьмя панелями, в просторечии, был утюг — utiug , что означает «утюг» в смысле утюга, используемого для утюга. одежду.Это связано с его железной формой в закрытом состоянии, а также с его весом. Подробное обсуждение этой формы см. В этой публикации:
https://russianicons.wordpress.com/2019/08/22/unfolding-a-flatiron-icon/

Основная часть встречающихся металлических икон (около 80%) изготовлена ​​из латуни, состоящей из сплава меди и цинка. Меньший процент — бронза (сплав меди и олова), больше использовавшаяся до 19 века, но снова в 20-м. Некоторые из них содержатся в меди или даже свинце, но эти последние намного мягче и их легче повредить.

(С любезного разрешения Zoetmulder Ikonen: http://www.russianicons.net)

Говорят, что некоторые из лучших литых икон были созданы старообрядцами Выгской общины (также называемой Поморцы — Pomortsui ), главным центром «беспричинных» старообрядцев, основанная в 1694 году монахами, бежавшими из Соловецкого монастыря. Выгские иконы из металла за их более тонкую детализацию высоко ценятся коллекционерами. В конце концов начали производство и другие деревни в других местах, в частности, «Священная» деревня Гуслица во Владимирской области и другие в Москве и Поволжье, и даже на Урале и в Сибири.

(С любезного разрешения Zoetmulder Ikonen: http://www.russianicons.net)

В русской терминологии металлическая икона — это обычно медная икона / медная икона, буквально латунная / медная / медная икона. Множественное число — медные иконы / mednuie ikonui. Также употребляется термин литая икона / litaya ikona, — «литая икона» множественное число литые иконы / lituie ikonui — . Отлитые из бронзы — это бронзовые иконы / bronzovuie ikonui .

Литые металлические иконы — это, по сути, металлические сплавы, нагретые до жидкости, а затем выливаемые в форму из песка, смешанного с глиной. Старообрядцам особенно нравилась ассоциация огня с процессом, потому что они видели образы святых яркими и сияющими, словно «очищенные огнем».

.