Человек и общество в произведениях А. С. Пушкина

Плывет. Куда нам плыть?
А. С. Пушкин

Удивительное чувство охватывает душу, когда берешь в руки томик стихов Александра Сергеевича Пушкина. Этому волшебнику подвластно все. Нет такой темы, формы или жанра, в котором бы ни творил художник. Но более всего меня привлекает лирика поэта. О серьезных философских вещах он говорит с такой прелестной легкостью! Его стихи завораживают красотой формы и звучанием и при этом не теряют глубины содержания.

Обратимся к поздней лирике поэта, когда он, многое пережив, потеряв близких друзей, переосмысливает пройденный путь, но почему-то не мечтает о будущем. Что это? Гениальное предчувствие близкой кончины или понимание, что все самое прекрасное и светлое уже свершилось в его жизни? Очень показательно для этого периода стихотворение «Полководец», посвященное Барклаю де Толли:

Но в сей толпе суровой
Один меня влечет всех больше. С думой новой
Всегда остановлюсь пред ним — и не свожу
С него моих очей. Чем долее гляжу,
Тем более томим я грустию тяжелой.
О, вождь несчастливый! Суров был жребий твой:
Все в жертву ты принес земле тебе чужой.

Поэт размышляет о превратностях судьбы этого воина. Так случилось, что беды и несчастья нашествия Наполеона народ пытался объяснить неумелым командованием чужака — Барклая. Автор понимает ошибочность суждений простых людей:

О люди! Жалкий род, достойный слез и смеха!
Жрецы минутного, поклонники успеха!
Как часто мимо вас проходит человек,
Над кем ругается слепой и буйный век,
Но чей высокий лик в грядущем поколенье
Поэта приведет в восторг и в умиленье!

Не о себе ли тут рассуждает автор? И его не всегда понимали современники. Не всякому дано оценить масштаб личности, понять гения. Хотя Пушкина при жизни называли «солнцем русской поэзии», но в конце пути у Александра Сергеевича появилось много завистников, злопыхателей, готовых охаять творения поэта, отравить его жизнь, заставить страдать и без того не очень -то счастливого и благополучного художника.

Пушкин был мудр, как всякий гений, но и по-детски беззащитен, с открытыми людям сердцем и душой. Он страдал из-за черствости, несправедливости и клеветы окружающих. Очень часто поэт уносился воспоминаниями в прошедшие годы юности, когда был счастлив, молод, окружен друзьями. В стихотворении «Осень» звучит мотив воспоминаний о «золотом времени», о прекрасной поре осени, когда поэту работалось легко и радостно, возрождалось вдохновение.

И с каждой осенью я расцветаю вновь;
Здоровью моему полезен русский холод;
К привычкам бытия вновь чувствую любовь;
Чредой слетает сон, чредой находит голод;
Легко и радостно играет в сердце кровь,
Желания кипят — я снова счастлив, молод,
Я снова жизни полн…

Поэзия А. С. Пушкина вечно молода, таланту не дано стареть, годы не властны над ним.

Философской лирике Пушкина свойственны рассуждения о бренности жизни, несвоевременности прихода человека в мир, о многих несправедливостях, подстерегающих его на и без того коротком и не всегда безмятежном пути. Поэтому тема дороги очень часто возникает в лирике поэта. В стихотворении «Зимняя дорога» слышатся мотивы заунывной ямщицкой песни, видятся бесконечные просторы России, навевающие тоску:

По дороге зимней, скучной
Тройка борзая бежит,
Колокольчик однозвучный
Утомительно гремит.
Ни огня, ни черной хаты,
Глушь и снег…
Навстречу мне
Только версты полосаты
Попадаются одне…

Стихотворение «Бесы» шире и глубже трактует эту же тему: дорога завораживает и уводит в неведомые дали. Это путь не только лирического героя, но и России в целом.

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре…
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

Быстротечность жизни — еще один мотив философской лирики поэта. Он предвидит свою раннюю гибель и как может сопротивляется, но судьба неотвратима. Стихотворение «Элегия» полно противоречивых чувств и переживаний. Боль и тоска преодолеваются неукротимой жаждой жизни.

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино — печаль минувших дней
В моей душе, чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл.
Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.
Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.

Во многих стихотворениях Пушкин обращается к читателю от первого лица, поэтому произведение воспринимается как написанное только и непосредственно для читающего. Неувядаемая, прекрасная, радостная и печальная лирика будит в человеке самые возвышенные чувства, делает нас лучше, добрее, что в конечном итоге является главной задачей и целью творчества любого художника.

< Предыдущая   Следующая >

Человек и общество в произведениях Александра Пушкина 👍

Удивительное чувство охватывает душу, когда берешь в руки томик стихов Александра Сергеевича Пушкина. Этому волшебнику подвластно все. Нет такой темы, формы или жанра, в котором бы ни творил художник.

Но более всего меня привлекает лирика поэта. О серьезных философских вещах он говорит с такой прелестной легкостью! Его стихи завораживают красотой формы и звучанием и при этом не теряют глубины содержания.

Обратимся к поздней лирике поэта, когда он, многое пережив, потеряв близких друзей, переосмысливает пройденный путь, но почему-то

не мечтает о будущем. Что это? Гениальное предчувствие близкой кончины или понимание, что все самое прекрасное и светлое уже свершилось в его жизни? Очень показательно для этого периода стихотворение “Полководец”, посвященное Барклаю де Толли:

Но в сей толпе суровой

Один меня влечет всех больше. С думой новой

Всегда остановлюсь пред ним – и не свожу

С него моих очей. Чем долее гляжу,

Тем более томим я грустию тяжелой.

О, вождь несчастливый! Суров был жребий твой:

Все в жертву ты принес земле тебе чужой.

Поэт размышляет о превратностях судьбы этого воина. Так случилось, что беды

и несчастья нашествия Наполеона народ пытался объяснить неумелым командованием чужака – Барклая. Автор понимает ошибочность суждений простых людей:

О люди! Жалкий род, достойный слез и смеха!

Жрецы минутного, поклонники успеха!

Как часто мимо вас проходит человек,

Над кем ругается слепой и буйный век,

Но чей высокий лик в грядущем поколенье

Поэта приведет в восторг и в умиленье!

Не о себе ли тут рассуждает автор? И его не всегда понимали современники. Не всякому дано оценить масштаб личности, понять гения.

Хотя Пушкина при жизни называли “солнцем русской поэзии”, но в конце пути у Александра Сергеевича появилось много завистников, злопыхателей, готовых охаять творения поэта, отравить его жизнь, заставить страдать и без того не очень – то счастливого и благополучного художника.

Пушкин был мудр, как всякий гений, но и по-детски беззащитен, с открытыми людям сердцем и душой. Он страдал из-за черствости, несправедливости и клеветы окружающих. Очень часто поэт уносился воспоминаниями в прошедшие годы юности, когда был счастлив, молод, окружен друзьями.

В стихотворении “Осень” звучит мотив воспоминаний о “золотом времени”, о прекрасной поре осени, когда поэту работалось легко и радостно, возрождалось вдохновение.

И с каждой осенью я расцветаю вновь;

Здоровью моему полезен русский холод;

К привычкам бытия вновь чувствую любовь;

Чредой слетает сон, чредой находит голод;

Легко и радостно играет в сердце кровь,

Желания кипят – я снова счастлив, молод,

Я снова жизни полн…

Поэзия А. С. Пушкина вечно молода, таланту не дано стареть, годы не властны над ним.

Философской лирике Пушкина свойственны рассуждения о бренности жизни, несвоевременности прихода человека в мир, о многих несправедливостях, подстерегающих его на и без того коротком и не всегда безмятежном пути. Поэтому тема дороги очень часто возникает в лирике поэта. В стихотворении “Зимняя дорога” слышатся мотивы заунывной ямщицкой песни, видятся бесконечные просторы России, навевающие тоску:

По дороге зимней, скучной

Тройка борзая бежит,

Колокольчик однозвучный

Утомительно гремит.

Ни огня, ни черной хаты,

Глушь и снег…

Навстречу мне

Только версты полосаты

Попадаются одне…

Стихотворение “Бесы” шире и глубже трактует эту же тему: дорога завораживает и уводит в неведомые дали. Это путь не только лирического героя, но и России в целом.

Бесконечны, безобразны,

В мутной месяца игре

Закружились бесы разны,

Будто листья в ноябре…

Сколько их! куда их гонят?

Что так жалобно поют?

Домового ли хоронят,

Ведьму ль замуж выдают?

Быстротечность жизни – еще один мотив философской лирики поэта. Он предвидит свою раннюю гибель и как может сопротивляется, но судьба неотвратима. Стихотворение “Элегия” полно противоречивых чувств и переживаний.

Боль и тоска преодолеваются неукротимой жаждой жизни.

Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино – печаль минувших дней

В моей душе, чем старе, тем сильней.

Мой путь уныл.

Сулит мне труд и горе

Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.

Во многих стихотворениях Пушкин обращается к читателю от первого лица, поэтому произведение воспринимается как написанное только и непосредственно для читающего. Неувядаемая, прекрасная, радостная и печальная лирика будит в человеке самые возвышенные чувства, делает нас лучше, добрее, что в конечном итоге является главной задачей и целью творчества любого художника.

Человек в творчестве Пушкина | Литерагуру

(314 слов) Любовью к Пушкину пронизана вся русская литература. Поэт стал символом своей эпохи, обогатив отечественную культуру новыми, яркими, бессмертными образами. Вдохновленный опытами предшествующих поколений, автор смог создать совершенно новую литературу, поистине народную, язык которой органично сочетает в себе живой разговорный поток и строгость книжного стиля.

Художественный мир Пушкина сосредоточен на непосредственном восприятии окружающей действительности, и, вместе с тем, на остром понимании её злободневных насущных проблем. Мастерство стиля и речи –  лишь одно из проявлений глубокой привязанности Пушкина к Родине, жизни и отдельному человеку.  Гуманизм в творчестве автора тесно связан с требованием справедливости, желанием указать на многогранность человеческой души, способной на выражение самых противоречивых чувств.

Преодолев юношескую тягу к романтизму, Пушкин всё чаще обращался к проблеме национального характера, воплотив в художественной форме двойственность и противоречивость русской натуры. Так, по-настоящему национальным становится роман «Евгений Онегин», в котором автор изобразил жизнь современного ему общества. Образы Евгения и Татьяны стали воплощением разных сторон русского менталитета. Разочарованный и скучающий Онегин – принципиально новый тип «лишнего человека», который так и останется архетипическим для отечественной литературы. Татьяна – любящая, глубокая, искренняя героиня,  становится  идеалом русской женщины, сначала для самого Пушкина, а затем и для всей России.

Характерным для русской литературы становится и образ «маленького человека», впервые воплощенный Пушкиным в повести «Станционный смотритель». Писатель стремился показать за условным персонажем цельный и реалистичный образ, имеющий место в реальной действительности. Неиспорченность, очевидная простота и красота человеческой души воплотились в Самсоне Вырине. Автор обращает внимание на откровенную беспомощность человека перед сложным механизмом жизни, подчиненной строгой социальной иерархии. Мелкому чиновнику Самсону Вырину просто не оказывается места в суровой действительности. Призыв к человечности является основной идеей повести и одной из главных тем пушкинских произведений.

Герои Пушкина – настоящие, лишенные статичности и художественной гиперболизации, именно поэтому они исключают однозначность трактовки. Емельян Пугачёв, Петр Гринёв, Владимир Дубровский, Евгений из «Медного Всадника» и другие персонажи его произведений стали по-настоящему любимыми в силу своей привлекательности, естественности, предельной правдивости и, конечно, уникальности исключительно национальных, по-настоящему русских черт.

Автор: Валерия Пронина

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Человек и общество в романе «Евгений Онегин»

Не пропусти реальные темы и онлайн-помощь по ИС в нашем паблике 

(373 слова) «Создает человека природа, но развивает и образует его общество» — так говорил великий критик Белинский о взаимоотношениях социума и его членов. Сложно не согласиться с публицистом, ведь формирование даже самой независимой личности возможно только в коллективе, где она постигает все закономерности общественной системы, а уж потом только отрицает их. Окружающий мир дал бы человеку навыки выживания в естественной среде, но мораль, науку, искусство, культуру, веру нам дает именно род людской во всем многообразии внутренних взаимодействий отдельных людей. А кто мы без этих основополагающих явлений? Всего лишь неприспособленные к природе животные.

Свою точку зрения я могу пояснить с помощью примеров из литературы. В романе Пушкина «Евгений Онегин» главный герой мнит себя индивидуальностью, далекой от пустого света и его мелочных идеалов. Однако когда он сбегает из деревни, совершив убийство, его несостоявшаяся возлюбленная Татьяна набредает на библиотеку Евгения и читает книги, которые сформировали его личность. После этого она открывает для себя внутренний мир Онегина, оказавшийся копией Байроновского «Чайльд Гарольда». Это произведение породило модное веяние среди избалованной молодежи – изображать томную скуку и тяготеть к гордому одиночеству. Данной тенденции и поддался Евгений. Его фальшивый образ подпитывался в обществе, ведь там есть все условия для подобной игры на публику. Все поступки героя – это дань условностям. Даже убийство Ленского сделано на потребу дня, так как в глазах света дуэль выглядит лучше, чем своевременное признание ошибки.

Таким же результатом общественного влияния является и сам Ленский. Он пишет бездарные стихи, подражая поэтам-романтикам, любит возвышенные фразы и красивые жесты. Его пылкое воображение отчаянно ищет образ Прекрасной Дамы, которой можно поклоняться, но в деревне находит лишь кокетку Ольгу, и делает из нее идеал. Владимир стал таким неспроста: он учился за границей и перенял новейшие повадки иностранцев, своего студенческого сообщества. Не природа делает Ленского «невольником чести», а те социальные предрассудки, которые он разделяет. Сейчас никому бы и в голову не пришло стреляться из-за женщины: общество изменилось, а природа осталась той же. Теперь становится ясно, что из них формирует личность.

Таким образом, мы выяснили, что именно общество формирует личность человека, рожденного природой. Хоть людям и льстит осознание их не подвластности общественным стереотипам, они все равно (в той или иной степени) являются миниатюрой своей социальной группы. Во всех них отражаются культурные, научные, политические и другие реалии их времени, они не уникальны и не могут формироваться обособлено от общества.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Почему Пушкина звали Сверчком

На премьере спектакля присутствовал только один автор-балладник — Василий Жуковский, а также его друзья-литераторы Дмитрий Дашков, Александр Тургенев, Дмитрий Блудов, Степан Жихарев, Филипп Вигель. Публика восприняла эти строки как насмешку над Жуковским в частности и поэтами-романтиками в целом, творчество которых воспевало исключительность человеческой личности и было устремлено к таинственным, неизведанным мирам. Вигель вспоминал: «Можно вообразить себе положение бедного Жуковского, на которого обратилось несколько нескромных взоров! Можно себе представить удивление и гнев вокруг него сидящих друзей его! Перчатка была брошена; еще кипящие молодостью Блудов и Дашков спешили поднять ее».

Так многочисленные друзья поэта объединились против комедиографа Шаховского, а также против литературного общества «Беседа любителей русского слова», в которое входил драматург, и создали знаменитый «Арзамас». Название выбрали в честь провинциального города, который арзамасцы провозгласили центром своего творческого пребывания. Участники называли себя «безвестными гениями» и противостояли архаистам, приверженцам классической литературной эстетики, и с творческим азартом стали разрушать жесткие академические принципы. В частности, вопреки засилью в отечественной литературе и устной речи французского языка, первыми начали писать как стихотворения, так и письма только по-русски. А еще утвердили собственный критерий творчества — эстетический вкус.

Встречи «Арзамаса» куда больше походили на дружеские трапезы, чем на традиционные заседания, полные высокопарных речей. У общества был собственный ритуал: ни одно собрание не обходилось без поедания жирного арзамасского гуся. Эта традиция символизировала уничтожение гордыни, воплощением которой в мифологии многих народов всегда был именно гусь.

Арзамасцы стали именовать себя «гусями», свое братство — «гусятником», а учителей — «почетными гусями». Так, титулом «почетного гуся» наградили писателя и историографа Николая Карамзина, чьи взгляды для членов дружеского общества были непререкаемы. Карамзин вместе с первыми русскими поэтами-романтиками отстаивал позицию естественного развития языка — в противовес архаистам, которые предлагали все иностранные слова заменить русскими аналогами. Например, министр народного просвещения Александр Шишков считал, что вместо заимствованного слова «калоши» использовать нужно русский аналог «мокроступы», вместо «фонтана» — «брызгомет», а вместо «статуи» — «каменную бабу».

Прозвище в «Арзамасе» носил не только Карамзин. Жуковский предложил участникам в знак поддержки баллад принять новые имена, взятые из романтических произведений. Себя он стал именовать Светланой в честь собственного известного сочинения, Константина Батюшкова прозвали Ахиллом («Ах! Хил!»), Петра Вяземского — Асмодеем, Василий Пушкин получил прозвище Вот («Вот я вас и Вотрушку»), а его племянник Александр стал Сверчком.

Основными документами общества были шутливые протоколы, которые заполнял Жуковский. Так, в первом протоколе 1815 года поэт записал: «Месяца Паздерника в 22 день по обыкновенному летоисчислению 1815 года, от Липетского потопа в лето первое, от Видения в месяц первый… был первый ординарный Н о в ы й А р з а м а с». Под «паздерником» подразумевался октябрь — так этот месяц в древности называли славяне, а под «Липетским потопом», который стал точкой отсчета «нового времени», — «потопление» баллад Жуковского в комедии Шаховского.

Асмодей — Вяземский писал: «Протоколы заседаний, которые всегда кончались ужином, где непременным блюдом был жареный гусь, составлены были Жуковским, в них он давал полный разгул любви и отличной гениальности своей и способности нести галиматью». Причем арзамасская галиматья была не просто забавной чушью и бессмыслицей, а целым стилистическим явлением, основанным на пародировании текстов литературных оппонентов.

Так, преодолевая напыщенную академичность, члены «Арзамаса» разрушали жесткие рамки классической эстетики, боролись с литературной безвкусицей и создавали русский литературный язык.

Кто был лучшим другом Александра Пушкина

Мой первый друг, мой друг бесценный» — так писал Александр Пушкин про Ивана Пущина. Именно его считают лучшим другом Пушкина, и это действительно так. В раннем детстве Пушкин был довольно одиноким мальчиком. И мать, и отец мало им занимались, больше внимания уделяя младшему сыну — Льву. В окружении маленького Александра не было ровесников — проводить время в обществе, собиравшемся у родителей, разрешали редко, так что он рос в компании книг из домашней библиотеки.

Иван Пущин стал первым ровесником, с которым начал общаться будущий поэт. Иван был на год старше Александра и на протяжении всей жизни относился к Пушкину с заботой старшего брата о младшем. Они познакомились в день приемных экзаменов в Царскосельский лицей и были вместе приняты министром.

В Лицее Пущин стал близким другом Пушкина — произошло притяжение противоположностей. У Пушкина был характер ребенка, Пущин же рано стал очень взрослым. Среди лицеистов было модно писать стихи, но Пущин, обладая прекрасным слогом, этим не увлекался и вообще в проделках лицеистов не участвовал.

Пущин занимал видное место в Союзе благоденствия — объединении будущих декабристов. Пушкина в тайное общество не брали: боялись, что проболтается. А ему очень хотелось. Участие в тайном обществе создало между лучшими друзьями преграду, которая мешала полной откровенности.

В мае 1820 года Пушкина сослали на Юг, с Пущиным они не виделись пять лет, до легендарной встречи 11 января 1825 года. Тогда Пущин приехал к другу, отбывавшему ссылку уже в родовом Михайловском. Вот как сам Пущин описал тот день:

«С той минуты, как я узнал, что Пушкин в изгнании, во мне зародилась мысль непременно навестить его. Собираясь на Рождество в Петербург для свидания с родными, я предположил съездить в Псков к сестре… а оттуда уже рукой подать в Михайловское…

Погостил у сестры несколько дней и от нее вечером пустился из Пскова… мчались среди леса по гористому проселку: все мне казалось не довольно скоро! Кони несут среди сугробов, опасности нет: в сторону не бросятся, все лес и снег им по брюхо, править не нужно. Скачем опять в гору извилистою тропой; вдруг крутой поворот, и как будто неожиданно вломились с маху в притворенные ворота, при громе колокольчика. Не было силы остановить лошадей у крыльца, протащили мимо и засели в снегу нерасчищенного двора…

Я оглядываюсь: вижу на крыльце Пушкина, босиком, в одной рубашке с поднятыми вверх руками. Не нужно говорить, что тогда во мне происходило, беру его в охапку и тащу в комнату… Смотрим друг на друга, целуемся, молчим… Наконец пробила слеза (она и теперь, через тридцать три года мешает писать в очках), мы очнулись…»

Пушкин к этому времени уже был известным поэтом, работал над «Евгением Онегиным» и «Борисом Годуновым». А Пущин бросил блестящую карьеру гвардейского офицера и стал судейским чиновником (по примеру Кондратия Рылеева), запятнав тем самым известную дворянскую фамилию (в офицерской среде к гражданским чиновникам, особенно к судейским, относились презрительно). Но пропасть между друзьями исчезла, и, скорее всего, Пущин тогда сообщил Пушкину о готовящемся восстании. Это была их последняя встреча.

Когда в Петербурге началось выступление декабристов, Пущин активно принимал участие в командовании вместо неявившегося Сергея Трубецкого. На следующий день он был заключен в Петропавловскую крепость и приговорен к смертной казни, но потом было принято решение о лишении Пущина чинов и дворянства и ссылке в Сибирь.

В 1837 году Пушкин погиб на дуэли. Пущин же вернулся из ссылки почти 20 лет спустя — в 1856-м. Он записал свои воспоминания о Пушкине, которые до сих пор являются одним из самых объективных источников для литературоведов. «Я гляжу на Пушкина не как литератор, а как друг и товарищ», — написал Пущин.

Пушкин — Медный всадник

? ????? ?????????
?????? ????????. ??????????
???, ??? ???????? ????,
????????? ?????? ???????,
???? ???????? ??????????…
? ?? ?? ??????? ??????
????? ? ?????? ?? ????? —
??? ????? ????? ?????????? —
?????? — ??????? ????????
?? ??????????? ????????.
?, ?????? ????? ???????,
????????? ???? ? ??????,
?? ??? ??????? ??????? ??????
?? ?????? — ???????? ????;
? ?? ??? ???? ??????? ??????,
???? ????? ?? ???????,
?? ??? ??????? ??????? ??????
? ??????? ??????? ??????.

? ? ??? ????, ????? ?????????
???? ??? ???????? ???,
? ??? ???? ????????????
????????. ? ?????? ??????
?? ???????? ???????? ????,
??? ?? ??? ?????? ????,
?????? ?????????? ?????,
????????? ???? ?? ???????
? ??? ?????????.

?????? ?????
?? ??????? ?????. ??????
???????? ? ??????? ????
????? ?? ????? ??????????
? ?????? ???? ???? ?????,
??? ???????? ???????,
????? ? ????? ? ???????????,
????????? ??????.?? ???????
??? ?? ???????. ??????????
????, ?????, ???????
??????? ??????. ??? ?????
??????? ?? ??? ?????? ????.
??? ????????? ??????
?????? ?? ?????. ??? ?? ????
? ???? ????????. ? ??????
????? ??????? ?????,
? ??? ?? ??????? ???? ???
?????????? ???? ????.

А пока он, казалось, видел
Ужасный Император, тихо,
С мгновенным гневом,
Обращается его облик к Евгению!
И мчится через пустую площадь,
Слышит позади себя как бы
Громы грохочут хором,
Скачут тяжеловесно, звонко,
Тротуар сотрясает.В полный рост,
Освещенный бледным лунным светом,
С раскинутой рукой, едет позади него
Видите, бронзовый всадник идет, оседлав
Зарядное устройство, звенящее в полете.
Всю ночь сумасшедший бежит; неважно
Где он может бродить по своему желанию,
Тяжело по его следу с сильным грохотом
Там медный всадник все еще скачет.
После этого, когда бы ни заблудился
Через эту площадь прошел Евгений
Случайно,
его лицо все еще выдавало смущение и недоумение.
Как бы облегчить истерзанное сердце
Положив руку на него, он хлопал бы
Спешно снял свою потрепанную шапку,
И никогда не поднимал глаз безумным,
И искать побеги нечастые.
Небольшой островок виднеется
Вдоль берега; и вот, запоздало,
Иногда с сетями рыбацкая бригада
Причалит и приготовит свои долгожданные
И скудный ужин. Сюда тоже
Какой-то государственный служащий, праздно плывущий,
Придет в воскресенье на лодке.
Остров тот пустынный и голый;
Нигде нет травинки.
Однажды разразился большой потоп, и
Хрупкая хижина загнала туда. Долго сохранившийся,
Плавал там по воде
Как какой-то черный куст. Судно, курсировавшее
, несло его прошлой весной на своей палубе.
Они нашли его пустым, все в развалинах;
А еще, холодные, мертвые и лежащие
На пороге нашли
Мой безумный герой. В землю
Его бедное холодное тело туда поспешили,
И оставили его на милость божью, похоронили.

Александр Сергеевич Пушкин , из заключения ?????? ???????: ????????????? ??????? ( Медный всадник ), впервые опубликованный в виде отрывка в ?????????? ??? ?????? (1834) (З. Ледницкий пер. 1955)


Русские называют драматическую конную статую Петра Великого в Санкт-Петербурге «медным всадником», и это из-за этого стихотворения Пушкина, в котором впервые использовано это прозвище (английские переводчики заменили медь «бронзой», алхимия, очевидно, была направлена ​​на улучшение оригинала). Это вполне может быть одно из самых важных политических стихотворений на русском языке, и в любом случае оно оказало огромное влияние на политику русского литературного мира в течение значительного периода времени.В стихотворении молодой человек оплакивает смерть возлюбленной во время наводнения, обрушившегося на Санкт-Петербург. Почему, — спрашивает он, исполненный тоски и противостоящий статуту Петра I, — вы решили построить свою столицу в таком богом забытом месте? Но тогда в стихотворении присутствует элемент сюрреализма, который предполагает, что молодой субъект сошел с ума. Главный герой оказывается преследуемым по городу медным всадником, спустившимся со своего пьедестала. Жалобный голос умолкает; мы узнаем, что его тело также оказывается жертвой тех же вод, которые унесли его возлюбленную.

В стихотворении

Пушкина используется ряд тем из стандартного романтического репертуара, в том числе ранняя смерть и смерть в воде, но основу его стихотворения составляет политический элемент. Речь идет прямо об отношениях между государством (проявляющимся в этой странно угрожающей конной статуе) и индивидуумом. Факт протянутой руки статуи фокусирует исследование. Что это значит? Архиконсервативный дипломат и политический философ Жозеф де Местр заметил это еще до того, как Пушкин написал свое стихотворение: обещает ли протянутая рука защиту гражданину (как главный защитник ) или ее реальное намерение угрожать, напомнить субъекту его обязанность подчиняться и молчать? Это предполагает, что государство, преследуя цель улучшения общества в целом, будет предпринимать шаги, которые могут быть трагичными и несправедливыми по отношению к отдельным людям, даже вызывая смерть, но присутствие авторитарного правителя необходимо для порядка и развития общества. Это резюмирует консервативную позицию великой державы де Местра. Но каково же отношение Пушкина? Его стихотворение — очень осторожное упражнение в запланированной двусмысленности.

Внимательный читатель может найти в нем две разные и несовместимые нити. В советское время обе эти нити были признаны, и были предприняты попытки их синтезировать. Пушкина обычно рассматривали как героического идеалиста, сплотившегося против тирании и самодержавия царей, что, безусловно, верно на определенном уровне.Тем не менее, это стихотворение также регулярно рассматривалось как признание цивилизующей силы государства — необходимости для него взять на себя преобразующую миссию, которая может повлечь за собой огромные жертвы со стороны отдельных лиц, но которая будет означать более светлое будущее для общества в целом. Решение Петра осушить болота в районе между Невой и Балтийским морем и закрепить там новую столицу, которая будет смотреть на запад, в сторону Европы, было прекрасным примером этой силы; и масштабные проекты общественных работ большевиков были продолжением этой традиции. Нет сомнений в том, что отношения Пушкина с наследием Петра Великого сложны — например, он ужасно гордился тем, что произошел от черного слуги великого западника. Но в конце концов такая хвалебная конструкция кажется невероятной. Пушкин живет в зарождающемся полицейском государстве. Подавлено восстание декабристов. Пушкин держался подальше, несмотря на некоторые тайные симпатии к заговорщикам. Но ему приходится справляться с блуждающим взором царя, постоянно ищущим внутренних врагов, особенно среди привилегированной элиты.Поэтому гораздо более вероятно, что Пушкин просто смягчил свои чувства некоторой двусмысленностью. Понятно, что Пушкин критически относится к роли автократов, даже тех, кто обладает прекрасным видением будущего общества. Он дорожит обществом, которое больше ценит человека и гарантирует ему большую личную свободу. Он с подозрением относится к слишком многим требованиям, предъявляемым к человеку от имени государства. Он возмущен жесткими репрессиями государства против интеллигенции. В любом случае, мы можем быть уверены в том, что граф Бенкендорф, глава царской тайной полиции, читал стихотворение Пушкина именно так — поэтому он изначально подавил его, оставив его полностью раскрытым только после смерти великого поэта. .

И поэтому Василий Гроссман прав, выделяя это стихотворение в своем романе Все течет : оно указывает на подъем государства в области национальной безопасности, которое угрожает сокрушить личность и творческое зерно внутри него, но оно достаточно хитро, чтобы упаковать это сообщение на двусмысленном языке, что позволит ему выжить. Таким образом, он подчеркивает исторический парадокс, с которым столкнулись русские мыслители, стремящиеся создать призыв к свободе, который может быть опубликован и может выжить в государстве с глубокими авторитарными корнями.


Слушайте исполнение арии «Угадают правду» ( ???? ??????! ) из оперы Михаила Глинки « Жизнь за царя » ( ????) в 1953 году. ? ?? ???? ) (1836) — в военном конфликте с Польшей в начале семнадцатого века патриотичный русский жертвует собственной жизнью, чтобы обеспечить личную безопасность царя. Опера представляет собой идеал авторитарного государства, в котором каждый субъект должен быть готов пожертвовать своей жизнью ради жизни самодержца.Она примерно современна поэме Пушкина, но представляет диаметрально противоположную и официально санкционированную точку зрения.

Анализ стихотворения Александра Пушкина «К морю»

Александр Пушкин — великий классик русской литературы. С детства Пушкин был влюблен в окружающую природу. Прекрасные образы природы поэта запечатлены в художественных образах, которые учат не только видеть, но и чувствовать, слышать природу нашей страны, столь близкой и родной сердцу простого человека.

Александр Сергеевич не сразу пришел к реалистическому изображению природы. Во время пребывания в южной ссылке стихи Пушкина были романтичными. Яркий пример — стихотворение «К морю», написанное Александром Пушкиным перед отъездом из Одессы, законченное и обработанное в начале октября 1824 года.

Размышления автора о его судьбе в изгнании, судьбе народа Русский народ сплетен с поэтическим образом моря. Так что море близко и дорого поэту, потому что он представляет его как живое воплощение свободных и бунтарских стихий, обладающих красивой и могучей красотой, то есть теми качествами, которые привлекали самого Александра Пушкина.

В стихотворении «К морю» автор искренне прощается со свободой, такой необходимой и полезной для него, как будто он готовится к долгим годам уединения в пустыне заточения и во тьме. Об этом свидетельствует обращение Александра Сергеевича к морю: «Прощай, вольная стихия!».

Помимо всего прочего, в этом стихотворении мы видим, как автор упоминает двух таких великих личностей, как Наполеон и Байрон.

Действительно, Байрон был для автора символом, можно сказать, идеальным для настоящего поэта.Именно беспокойное, бурное море Пушкин ассоциировал со своим кумиром, поскольку Байрон, по его мнению, был настоящим певцом моря.

В некоторых ассоциациях в своем произведении Пушкин упоминает императора Наполеона, которого считал узником свободы. Ведь император был таким же ссыльным, как Александр. Когда мы читаем стихотворение, понимаем, что Пушкин как бы проводит невидимую параллель между своей судьбой и судьбой Наполеона.

В этом стихотворении мы также слышим протесты и горечь в сточных водах, которые обобщают размышления о судьбах людей во всем мире.Пушкин понимает, что произвол или фальшивая культура высшего общества преграждают путь к свободе народа.

Александр Сергеевич Пушкин придал стихотворению «К морю» романтический характер, ибо уже там мы слышим возвышенность речи, тон, он полон призывов, восклицаний, оценочных прилагательных и метафор, риторических вопросов. Как красиво обращается поэт к морю: «Прощай, вольная стихия!».

Александр почувствовал огромную силу в родном ему море с его непобедимым, неудержимым движением.В природной красоте моря Пушкин чувствует дыхание Творца, даровавшего человеку свободу, но из любви к своему творению он имеет над ним скрытую власть. Пушкинское море ласково зовет поэта к себе, пытается научить его быть свободным, можно даже сказать, очищает от мирской ноши страстей. В нем Александр Сергеевич Пушкин видит предел своей души, желанный. Море поэтов снисходительно и терпеливо относится к судьбе человека. В обращении к морю автор модифицирует средний род на мужской, то есть этим подчеркивает, что через него море личные призывы Творца достигают человека.

Это стихотворение стало прощанием Пушкина не только с морем, но и с периодом в его жизни, посвященным романтической лирике. Сочинение Поэта позволяет насладиться чарующими звуками, а также понять и узнать достаточно о личности Александра Пушкина и совершить незабываемое путешествие в волшебный мир природы.

Пушкин и Дюма — одно и то же лицо? — Энциклопедия безопасности

23.03.2012


Африканские корни, светлые глаза и черные вьющиеся волосы, литературный талант, легкий стиль и трудоголизм, интерес к России и Франции, к Наполеону, к декабристам и Кавказу, верность и страсть, наконец.Готовя этот материал, мы натолкнулись на интересное мнение: что Дюма — это Пушкин!

Ни в коем случае не предлагаю полностью верить в полумистическую версию, но аргументы, которые приводит автор, очень интересны и достойны внимания.

Секрет гениальности и страсти — в африканских корнях

Два литературных гения по имени Александр, два «солнышка», захватившие умы современников… Африканская линия Пушкина пошла от прадеда, Дюма — от бабушки.Гений проявился только в 3-4 колене после смешения двух гонок. Оба писателя успешно издавали собственные журналы: Пушкин — «Современник», Дюма — «Мушкетер».

И он, и другой оставили после себя огромное литературное наследие. И он, и другой серьезно изучали историю своей страны и сочиняли на ее основе литературные произведения. В произведениях и Дюма, и Пушкина нет особой глубины, но есть необычайная легкость, грация, отвага и безрассудство в сочетании с приключенческим чутьем.

Жизнь и того, и другого напоминает любовно-приключенческий роман. Не только смерть Александра Пушкина, но и его дух перевоплотился в Дюма! Публицист Татьяна Морозова в своем «Живом журнале», ссылаясь на статью Нины, находит Милову, которая может объяснить эти и многие другие совпадения: не мистическое перевоплощение, а вполне реальное превращение Пушкина в Дюма.

Основываясь на тайне, окружающей смерть и похороны поэта, он предполагает, что Александр инсценировал свою смерть и переехал во Францию, чтобы начать жить и продолжать жить под именем Александр Дюма.Зачем ему было? Причина может заключаться в семейных и финансовых делах и в отношениях с императором Николаем.

Так составлены родословные

Парадоксальная смерть Пушкина в расцвете сил у многих литературоведов и историков вызвала сомнения. Почему была дуэль с Жоржем Дантесом? Многие ищут и не находят для этого достаточно веских причин, не соглашаясь со стандартной версией оскорбления его жены Натальи Гончаровой. Все слишком надумано.

Ночные похороны? А похороны не в семейной могиле на кладбище, а на опушке леса? А исчерпывающе описана смерть поэта в своем «Евгении Онегине»? … Примерно в то время, когда Россия оплакивает потерю «солнца русской поэзии», Франция приветствует нового писателя. Однако неожиданно появляется в мире как Александр Дюма!

Общественный интерес к семье Дюма пропал почти сразу после смерти его отца — генерала Дюма. Будущему писателю на тот момент было всего около трех лет.Он жил с ее матерью и сестрами в глубокой провинции, которую никто не видел и не помнил. И вдруг через 20 лет в Париже объявился симпатичный и красноречивый молодой человек по имени Александр. Он навещал старых знакомых военнослужащих генерала Дюма и выдавал себя за его сына.

Вспомнят, что генерал был сыном полунегритенок… Кто здесь может что-либо опровергнуть или опровергнуть? Все следы давно потерянной семьи. Почти все друзья бывшего отца принадлежат к «сыну генерала Дюма» осторожно, и только герцог дю Фуа смог убедить Александра дать рекомендательное письмо для работы в канцелярии герцога Орлеанского.Это действительно могло быть одним из величайших мошенничеств в истории!

Миледи казнили для Гончаровой Натальи

Красиво получается, не правда ли? Но какие факты и аргументы в защиту автора приносит свою спорную версию. Мы представляем только некоторые из них. Во-первых, Дюма и Пушкин действительно были похожи внешне: и дело не только в африканских корнях. Даже среди потомков чернокожих редко можно встретить людей с черными, как смоль, кудрявыми волосами и светлыми волосами.

Во-вторых, оба были большими любителями женской красоты и нежности. В-третьих, Дюма (бывший Пушкин) не мог избавиться от своей прошлой жизни, которая случайно просочилась. Например, Дюма издавал журнал «Мушкетер», который в переводе на русский язык мог означать не что иное, как «Пушкинский», потому что ружье — это средневековое артиллерийское орудие, похожее на ружье.

Общая тема. Всего два известных писателя в мире написали произведения, посвященные Карлу Великому. И это — из стихотворения Пушкина «Кинжал» и романа Дюма «Карл-Людвиг Санд».«Пушкин, Дюма писал о декабристах. А« Мастер фехтования »Дюма писал так, как будто он был участником событий. Что ж, от француза можно было узнать такие подробности? Вот Пушкин — один из многих декабристов — мог!

И с чего бы это Дюма начал свою карьеру с продукта именно про Россию и они прославились? Много было написано как о восстании нашего национального героя, так и о провале правительства. В пушкинской оде «Свободе», десятой главе «Евгения Онегина», «Бориса Годунова», «Капитанской дочки».В произведении Дюма — «Человек в железной маске» завершение цикла «Три мушкетера». В последней книге д’Артаньян надолго остается приверженным роялисту, тогда как три мушкетера выступают против монархии, а друзья оказываются по разные стороны забора.

Характерно, что Дантес был известен как закоренелый роялист, а Пушкин был известен своей антимонархической позицией. Когда монархия во Франции рухнула под давлением революционных сил, он пришел с письмом к св.Петербург, чтобы служить русской монархии, почти как д’Артаньян. И последний факт. Известно, что Гончаров часто бывал во Франции. Для чего? Другой вопрос — почему Дюма был так жесток к миледи?

Почему ее сначала повесили, обезглавили и вообще, как здесь можно было изобрести такого монстра. А вспомните песню об Афоне Миледи «Невесте графа де ла Фер всего 16 таких изысканных манер в Провансе… нет». Так что если Дюма — это Пушкин, а благородный Афон — это он, Миледи — Наталья! Пушкин просто ухаживал за ней, когда ей было 16 лет.Моя госпожа вышла замуж во второй раз, и Наталья тоже вышла второй раз замуж в 1844 году.

Наверное, писатель так бурно с этим разобрался, потому что был зол на то, что она снова выходит замуж. Но ведь роман «Три мушкетера» должен был быть написан в 1844 или 1845 году. И уж точно! Это было в 1844 году, и это было написано!

Очерк Луначарского о Пушкине

Очерк Луначарского о Пушкине

Анатолий Луначарский

Александр Пушкин


Написано: 1922;
Переводчик: Ю.Ганускин;
Источник: А. Луначарский: О литературе и искусстве Издательство «Прогресс», 1965;
Расшифровано: Салли Райан для marxists.org, январь 2002 г.


Идея об учреждении ежегодного празднования «Пушкинского дня» прекрасна, поскольку то, что Пушкин значит для русского народа и русской литературы, не подлежит оценке.

Конечно, безмерность гения Пушкина не подлежит сомнению. Тем не менее, дело не только в его огромных дарах.

«Лучше родиться удачливым, чем богатым», — гласит пословица. Можно перефразировать это примерно так: обязательно родись гением, но
самое главное — вовремя родиться.

Тэн утверждал, что литература была обусловлена ​​расой, климатом и моментом, таким образом, очевидно,
стирание роли личности. Гете в предисловии к своей автобиографии говорит: «Если бы я родился на 20 лет раньше или позже, я бы
были совсем другим человеком.«Мы, марксисты, также утверждаем, что индивидуальная личность, по крайней мере, в очень, очень значительной степени, является отражением своего времени. Конечно, значимый момент времени может быть отражен только в значительном человеке. Это можно вообразить. эпоха, которая не смогла создать человека, адекватного для ее выражения (хотя это случается редко, в среднем
художественный потенциал человечества мало меняется от возраста к возрасту). В таком случае у нас был бы поэт, чье произведение было интересно по содержанию, но несовершенно по форме.Можно вообразить большой талант в эпоху, когда ничего особенного не происходит (что случается довольно часто). В данном случае мы имеем большое совершенство формы в сочетании с незначительностью содержания.

Но, скажет читатель, неужели не было ничего столь великого в пушкинской эпохе? Разве это нельзя было назвать счастливой эпохой? Да ведь трудно представить себе более унылую эпоху, и Пушкин не находил в ней покоя, страдал, мечтал уехать за границу, умирал, запутавшись в сетях самодержавия, бездушного общества, отвратительных литературных связей и т. Д.пр.

Все это совершенно верно. Это было время ранней весны, настолько ранней, что все еще было окутано туманом, и болезнетворные микробы кишели и размножались в исключительных количествах — ветреная весна, серая и довольно грязная. Но тем, кто пришел до Пушкина, было слишком рано, чтобы мельком увидеть весеннее солнце, услышать журчание ручьев. Их сердца еще не растаяли, губы были кривыми и жесткими, и они могли только невнятно бормотать в морозном воздухе. А те, кто пришел после Пушкина, оказались в положении преемников, потому что самые важные слова уже были сказаны — Пушкиным.

Классическая эпоха любой национальной литературы далеко не всегда самая блестящая в политическом, экономическом или культурном отношении. Это первая эпоха
первые пробуждения того, что я бы назвал юношеской зрелостью образованных классов любой данной нации. Как только обстоятельства позволяют родиться нации, утвердиться в ней, как только ее таланты получат возможность развиваться, она немедленно начинает выковывать язык, пока носитель остается податливым и отзывчивым.Нет повода жонглировать, придумывать, умничать. Достаточно взять обеими руками из сокровищницы народной речи и с ее помощью называть вещи, как Адам в Библии назвал все вновь сотворенные явления мира вокруг себя.

То же самое и с контентом. Ни одного живого, податливого, сложного чувства еще никто не выразил. Когда эти чувства накопились в душе, они
прорваться через все плотины и препятствия с бодрящей свежестью, необычайной естественностью.Это позитивное, естественное, органическое качество — отличительная черта классики. Хотя вы мудрейший из мудрых, хотя ваш гений превосходит гений классической эпохи, вы все равно будете не чем иным, как эпигоном, потому что вы будете использовать язык, который использовали классики, и этот язык уже стал обычный язык повседневной речи. Или же — желая пойти дальше — вы зайдете слишком далеко и впадете во всевозможные манеры, преувеличения, педантизм, провинциализм и т. Д. И т. Д.Само время становится более сложным по содержанию и более значительным по мере того, как с течением времени постепенно накапливается огромное разнообразие знаний и опыта. Однако, если мы хотим выглядеть оригинальными, мы не можем выбирать наиболее важные функции из всего этого магазина. Становится важным искать убежища в импрессионизме, то есть привлекать внимание к случайному и преходящему, потому что главное уже было отмечено; или в деформации, то есть в тенденции искажать природные явления, потому что, как они есть на самом деле, они уже были великолепно воспроизведены и увеличены гигантами классического периода; или в тумане символизма, пытаясь заглянуть за пределы объекта к тем «сложным» и «загадочным» секретам, о которых душа постклассического художника так хорошо знает.

Эпигоническое искусство — вещь страшная. Нельзя отрицать, что в рядах таких художников могут быть гиганты не меньшего роста, чем классический автор, и что подражательная литература может быть чрезвычайно элегантной, мощной и даже глубоко трогательной. Тем не менее, люди всегда будут оглядываться в лучшие моменты своей жизни на Гете, Моцарта или, более того, на другие классические периоды, на Гомера, на Калидасу — и будут чувствовать, что это правда, беззаботная, глубокая, успокаивающая, исцеляющая. ,
облагораживающая красота и что все последующие эксцентричности, судороги и фантазии, хотя и не лишены ценности, сами по себе не приводят к прогрессу.

Может случиться так, что великий поток социальной революции и выход на сцену пролетариата окажутся способными освежить искусство до самого основания и вверх от его основ. Но этот вопрос все еще находится на балансе, и, конечно, немыслимо, чтобы во имя этого долгожданного обновления мы опустились до состояния обнаженного человека на голой земле.

Пролетариат способен обновить культуру человечества, но в глубокой связи с культурой прошлого и в зависимости от нее.В этой связи вполне может быть, что наша лучшая надежда должна быть на доселе беспрецедентный феномен, не столько на возрождение, сколько на фаустовское обновление молодости с новой силой и новым будущим, сохраняя память обо всем, что было, но не ощущая это как обузу для души.

Оставим пока этот вопрос в стороне и вернемся к Пушкину. Пушкин был русской весной, Пушкин был русским утром, Пушкин был русским Адамом. То, что Данте и Петрарка сделали для Италии, гиганты семнадцатого века для Франции, Лессинг, Шиллер и Гете для Германии, — Пушкин сделал для нас.Он много страдал, потому что был первым, хотя и те русские писатели, которые пришли после него, от Гоголя до Короленко, тоже, судя по их собственному признанию, не взяли на себя легкую ношу скорби. Он много страдал, потому что его чудесный, пылкий, изысканный гений расцвел в суровом климате России, где была еще почти зима, почти ночь. Чтобы компенсировать это, он «стартовал» всех русских писателей. Он был первым пришедшим и по праву предварительного требования завладел величайшими сокровищами во всей цитадели
литература.

Он овладел ими суверенной рукой, искусной и нежной, так исчерпывающе, так мелодично, и с такой грацией он выразил сущность русской души и общих для всего человечества чувств, что она с благодарностью переполняет сердца всех тех. кто, выучив великий русский язык или попробовав свой первый из священных источников истинного искусства, впервые попробовал стихи Пушкина.

Если мы сравним этого величайшего художника нашей великой литературы с другими основоположниками других великих литератур, с такими бесценными гениями, как Шекспир, Гете, Данте и т. Д.- тогда мы невольно натолкнемся на абсолютную оригинальность Пушкина — оригинальность, к тому же весьма отличную от того, что мы могли разумно ожидать.

Но так оно и есть. Что же сделало нашу литературу такой богатой и замечательной в дальнейшем? Его эмоционально-нравственный пафос, его почти патологический пафос. Наша литература посвящена идеям, потому что, когда такая пропасть зевает между пониманием ее носителя — интеллигенции — и жизнью вокруг них, литературе невозможно избежать мысли.Он болезненно чувствителен, возвышен, благороден, мучителен и
пророческий.

Но если бросить беглый взгляд на творчество Пушкина, не останавливаясь для анализа или вдаваться в подробности, то первое, что бросается в глаза, — это свобода, ясность, своего рода танцевальная грация, безграничная юность, юность, граничащая с границей. легкомыслие. Кажется, мы слышим менуэты Моцарта: кисть Рафаэля летит по холсту, вызывая образы гармонии. Почему же Пушкин вообще такой беззаботный, даже в самые торжественные моменты своей жизни, действительно такой беззаботный, что иногда говорят: «Ведь это не Шекспир и не Гете, они гораздо глубже» «В них больше философа, больше учителя»?

Правда, те, кто так говорит, не правы или, по крайней мере, не совсем правы, ибо достаточно приподнять завесу всеохватывающей благодати Пушкина, чтобы заглянуть в те глубины, которые предвещают дальнейшее развитие русской литературы: Моцарт и Сальери, Пир во время чумы, отдельные сцены из Бориса Годунова, какие-то лирические всплески из Евгения Онегина, загадочный Медный всадник и многое другое — все это как широкий океан зовет вспомнить головокружительные глубины и проблески высоких высот, которые едва ли находятся в пределах досягаемости огромных крыльев Данте или Шекспира.

Тем не менее, эти вспышки интуиции, эти психологические и интеллектуальные сокровища, приобретенные с такой необычайной легкостью и привлекшие к себе такое чрезвычайно скудное внимание со стороны самого Пушкина — такие, как, например, его удивительный Faust , где в одной короткой сцене он уверенно занимает свое место. рядом с полубогом Веймара — все сделано почти так, как если бы случайно, как если бы рука мастера, пробегая по клавишам пианино, знакомя себя и своих слушателей со всем спектром волшебных гармоний, которые она могла бы произвести, могла бы иногда выбирайте несколько аккордов или, скорее, диссонансов, которые вызывают изумление в сердцах слушателей.

Откуда такое счастье Пушкина среди его несчастной и тяжелой жизни? Может, это сугубо личная особенность? Думаю, нет. Я думаю, что и в этом Пушкин был членом, элементом, частью русской литературы во всем ее органическом историческом росте.

Возродился герой старины, и его могучая сила свободно текла по его венам. Уже было предчувствие горечи и печали, предчувствие всей глубины и страданий определенных проблем — но для них еще будет достаточно времени, и в тот момент они должны были даже рассматриваться как радостный вызов.Все было радостью и восторгом для этого сияющего
сезон молодости был безмятежным сам по себе. В Пушкине-дворянине это был не просто класс, который пробуждался к полной реализации своего потенциала (хотя в какой-то мере он определенно нес на себе печать своего класса), но и целый народ, нация, историческая судьба. Именно из этих семян в конечном счете произошла наша собственная горькая и ослепительная революция.

Пушкин был первым представителем миллиардов народов и многих поколений, приветствовавшим жизнь и бытие.Через его губы они впервые достигли истинного самовыражения.

Даже Данте в 13 веке имел за собой великую культуру, свою схоластическую флорентийскую культуру и культуру античного мира. Но русский народ проснулся поздно, свежий и варварский. Конечно, Пушкин с гениальной быстротой поглотил Мольера и Шекспира, и Байрона, а заодно и Парни и всякую прочую мелочь. В этом смысле он был культурным. Но все это легло на него легко, это не было его собственным прошлым, это не было в его крови.Его прошлое, живущее в его крови, было свежее, русское варварство, это была молодость просыпающегося народа и темная ночь безрадостной исторической судьбы, тяжелой, могучей силы народа, который только начинал оттаивать при тюремном режиме Николая I. И его будущим были не те несколько лет, которые он прожил на этой земле, ни его трагический конец, ни даже его бессмертная слава. Его будущее было будущим русского народа, огромным будущим, которое должно было решить судьбу человечества с той самой горы, на которой мы сейчас стоим, все еще окутанной туманом загадки.

Мы отлично начали с Пушкина. Ужасно глубокое и сложное, наше происхождение имело в себе безмятежность и легкость огромной силы. Знать Пушкина — хорошо, потому что он вселяет в нас утешительную уверенность в силе нашего
люди. К такому выводу приводит не патриотизм, а осознание того, что наш народ неизбежно и по необходимости был выделен из других братских народов для выполнения довольно специфических задач.
оказание услуг.

Любить Пушкина — хорошо, и, пожалуй, особенно хорошо — любить Пушкина именно сейчас, когда грядет новая весна, как бы идущая по пятам за давно ушедшей осенью. распад.Русская буржуазия, вся российская буржуазная социальная и экономическая структура прошла кратчайшими путями к последним конвульсиям эпигонской культуры, к упадку и от упадка к этой художественной карусели абсурда, порожденной истощенными культурами другие народы
буржуазный Запад.

Новая весна приходит со штормами и ливнями, и важно, чтобы мы оказали искусству ту дань внимания, которая была возможна для лучших людей России во времена пушкинской весны.Как я уже сказал, наша пролетарская весна, какой она будет, когда земля расцветет, имеет гораздо больше общего с пушкинской весной, чем с великолепно окрашенным фальшивым золотом, покрывавшим землю перед началом нынешних бурь и которое на самом деле было не что иное, как ковер мертвых
уходит.


Дополнительная литература:

Александр Пушкин — Wikisimpsons, The Simpsons Wiki

Основные страницы

  • Главная страница
  • Эпизоды
  • Персонажи
  • Местоположение
  • Комиксы
  • Tapped Out
  • Задать вопрос
  • Последние изменения
  • Случайная страница
  • Случайное изображение
  • Справка
  • 9034

    Сообщество

    • Политики
    • Откат пользователей
    • Администраторы
    • Запросы прав
    • Руководства по стилю
    • Discord
    • Другие веб-страницы
    • Обсуждение вики
    • Кто в сети

    Вики Статистика

    • 39 127 статей
    • 43 917 загрузок
    • 976 647 правок
    • 31 856 пользователей

    Инструменты

    • Какие ссылки здесь
    • Специальные страницы
    • Версия для печати
    • Информация о странице

    Вики-сеть

    • Svenska Wikisimpsons
    • Wikisimpsons Answers
    • The Springfield Shopper
    • Simpsonspedia

    Филиалы

    • Сайт комиксов Симпсонов
    • Спрингфилд Панкс
    • Общество мертвых Гомеров
    • Инфосфера
    • NIWA
    • Другие филиалы

    Социальные сети

    Следуйте @simpsonswiki

  • Страница
  • Обсуждение
  • Новая статья от Springfield Shopper: Новости 32 сезона: Обнародовано новое название серии — «Колокол Лизы»!
  • Новая статья Springfield Shopper: Сезон 32 Новости: Выпущены первые секреты «Новости подкастов»!
  • Только до выхода в эфир новостей подкаста!
  • У Wikisimpsons есть сервер Discord! Щелкните здесь, чтобы получить приглашение! Присоединяйтесь, чтобы поговорить о вики, Simpsons и новостях Tapped Out или просто поговорить с другими пользователями.
  • Сделайте аккаунт! Это просто, бесплатно, и вашу работу над вики можно приписать вам.
  • Добро пожаловать в Викисимпсоны!

Викисимпсоны — The Simpsons Wiki

В настоящее время на этой странице нет текста.
Вы можете искать этот заголовок страницы на других страницах или искать в соответствующих журналах, но у вас нет разрешения на создание этой страницы.

Получено с https: // simpsonswiki.com / wiki / Александр_пушкин »


  • Политика конфиденциальности
  • О Викисимпсонах
  • Заявление об отказе от ответственности
  • Мобильный просмотр

Придавим ли мы когда-нибудь Пушкина? | Гэри Сол Морсон

Эрмитаж, г.Петербург / Скала / Белые изображения / Арт-ресурс

Александр Пушкин; картина Петра Кончаловского, 1932 г.

Кем был Александр Пушкин? Русские считают его своим величайшим писателем, даже более великим, чем Лев Толстой. Эдмунд Уилсон, когда-то один из самых известных публичных интеллектуалов Америки, объявил его «величайшим поэтом девятнадцатого века». Но для тех, кто не знает русского, причины этой похвалы остаются неуловимыми.

На самом деле, почти все о Пушкине неуловимо.Когда Исайя Берлин сформулировал свое знаменитое различие между «ежами» и «лисами» — великими строителями систем и врожденными скептиками, — он счел Пушкина (1799–1837) идеальной лисой. Как человек и поэт, Пушкин кажется мастером тысячи странных переодеваний и масок, скрывающих еще больше масок.

Пушкин сам был странной смесью. Пушкины были одним из самых известных дворянских родов России, но прадед поэта по материнской линии, Ибрагим Ганнибал, был африканцем, который, согласно легенде, был абиссинским принцем, взятым в заложники турками.В 1705 году русский посланник спас его от султанского двора в Стамбуле и передал в дар царю Петру Великому. Петр усыновил мальчика своим крестником, отправил его во Францию ​​для прохождения военной подготовки и сделал его офицером в своем самом престижном полку. В конце концов Ганнибал дослужился до генерала. Дочь Петра, императрица Елизавета, подарила ему значительную собственность, в том числе имение в Михайловском, недалеко от латвийской границы, где Пушкин, как известно каждому русскому школьнику, написал несколько своих лучших стихов.

Все о нем стало легендарным. Россияне посещают «пушкинские места», связанные с происшествиями в его жизни. Когда русские формалисты высмеивали биографическую критику, они представляли себе статью под названием «Курил ли Пушкин?» Если что-то стоит слишком дорого, россиянин может спросить: «Так кто же за это заплатит? Пушкин? » Тщеславный и бесконечно игривый Пушкин ценил бы и обожание, и пародии на него.

Он любил возмутиться. Одна молодая женщина, за которой ухаживал Пушкин, вспоминала его «ужасные бакенбарды, его растрепанные волосы, его ногти, длинные, как когти,… странность его естественного и сдержанного характера, и его безграничное тщеславие», все это в сочетании с выражением «злого умысла» и сарказм.Другие упоминали его небрежную одежду и привычку вертеть тростью или кнутом. Конечно, он максимально использовал свое экзотическое африканское наследие. Его величайшее произведение, роман в стихах «Евгений Онегин », представляет рассказчика, который жаждет снова прогуляться «под солнцем моей Африки», куда Пушкин никогда не ступал, и его незаконченная новелла «Мавр Петра Великого. »- романтизированная биография его предка.

Пушкин иногда подражал Байрону, а иногда пародировал подражателей Байрона.Своими бесконечными соблазнениями светских женщин Пушкин увлекся фигурой Дон Жуана. Как мог великий соблазнитель по желанию превратиться в то, что данная женщина желает больше всего? Пьеса Пушкина « Каменный гость » посвящена Дон Жуану, в то время как похотливые ученые взволновали себя расшифровкой кода, который Пушкин использовал в своем пресловутом «списке Дон Жуана», в котором якобы перечислены его многочисленные любовники.

В молодости Пушкин попал в беду, когда писал непристойные, а также политически неприемлемые стихи.В его шутливой эпопее «Габриэлиада», написанной в 1821 году, пародии на благовещение, Гавриил и сатана спят с Марией прежде, чем Бог когда-либо доберется до нее, что заставляет нас задаться вопросом, чей именно сын Иисус? Квест в инсценировке квестов «Сорок дочерей царя Никиты» предназначен для поиска пропавших без вести дочерей. Неудивительно, что Пушкин много времени провел в ссылке в Екатеринославе, Кишиневе и Одессе.

В декабре 1825 года группа дворян-идеалистов подняла восстание, которое было легко подавлено.Пятеро были повешены, а многие другие «декабристы» были сосланы в Сибирь, рассказывая истории о мученической смерти более поздних радикалов. Если верить легенде, суеверный Пушкин собирался присоединиться к декабристам, когда заяц пересек ему дорогу, что он воспринял как знак, чтобы вернуться. Русские иногда называют «зайца, спасшего русскую литературу».

Когда Пушкин наконец женился — его женой была гораздо более молодая красавица Наталья Гончарова, — он оказался в положении мужей, которых он имел обыкновение делать рогоносцами.Он стал особенно чувствителен к предполагаемым пренебрежениям, таким как присвоение царем ему низшего положения при дворе, чтобы (как он предполагал) заботиться о великолепной жене поэта, в том числе на многих придворных балах, на которые Пушкин возмущался из-за необходимости присутствовать. Когда слухи вовлекли ее в интригу с французским эмигрантским кавалерийским офицером, Пушкин спровоцировал дуэль, на которой был убит. Биографы-агиографы нашли способы обвинить царя: чем сильнее враги, тем более возвышенна смерть!

Кем же тогда был Пушкин? Поскольку он был первым великим писателем России, «отцом русской литературы», вопрос запутался в вопросах национальной идентичности.Скажите, кем, по вашему мнению, был Пушкин, и я расскажу вам, как вы относитесь к истории России. Как бы то ни было, его работы поддаются практически любому образу.

Известный прежде как несравненный лирический поэт, Пушкин владеет удивительным разнообразием голосов. Его любовные стихи, которые варьируются от наводящих на размышления до элегических, часто оказываются не столько о любви, сколько о воспоминаниях о любви и, более того, о самой памяти. Он писал захватывающие оды, такие как его блестящая «Осень», мощные политические стихи («Кинжал»), размышления о зле («Древо упас») и жалобные страхи за свое здравомыслие («Дай бог, я не сойду с ума»).Еще он был мастером оскорбительной эпиграммы, вроде той, которая озаглавлена ​​«О Воронцове»: «Половина сноб, полуслизь, / Половина разврат, полдурка, / Половина мерзавец — но есть надежда, / Он будет полный в данный момент ». Особенно много его стихов игриво и прославляет чистое творчество.

Вы можете найти стихи, выражающие любовь к простому народу, а также снобистские, такие как «Моя родословная», воспевающие его благородную кровь. Он любил предлагать убедительное выражение мировоззрения, например отрывок из «Евгений Онегин », воспевающий цинизм, только для того, чтобы сдуть его, криво заметив, что такие чувства придают очарование разговору.Его стихотворение «Эхо» комментирует все его творчество:

Пусть зверь ревет в густом лесу,
Пусть ревет рог, или грянет гром,
Пусть девушка поет за холмом —
На каждый звук
Вы сразу производите ответ
В пустом воздухе.

Ты слушаешь грохот грома,
Голос бури и волн,
И крик деревенских пастырей —
Ты посылаешь ответ,
Но тебе нет ответа.
Поэт, это как ты!

Рассказ Пушкина «Египетские ночи» спрашивает, можно ли сформировать подлинную идентичность, умело принимая идентичности других.Чарский, который хранит свою поэзию совершенно отдельно от своей общественной жизни, встречает приезжего итальянца impvisatore , действие которого состоит в сочинении стихотворения на любую предложенную тему. К удивлению Чарского, импровизатор каждый раз кажется искренне вдохновленным, как если бы тема исходила из глубины его души. Чарский пытается озадачить исполнителя, предлагая тему: «Поэт сам выбирает тему своих песен; толпа не имеет права командовать его вдохновением.Несомненно, импровизатор не может быть вдохновлен этой темой, не противореча самому себе! Но, к его удивлению, импровизатор производит чудесную лирику. Когда Чарски спрашивает, как можно сделать чужую волю своей собственной, мы с удивлением осознаем, что эта история имеет гораздо более серьезные последствия, в том числе политические. Людям удается не просто подчиняться, но и принимать чужую волю.

Удивительный и едва сформулированный философский вопрос: так стихи и рассказы Пушкина обретают неожиданную глубину.Последующие классические русские писатели произносили пространные философские речи, ставшие отличительной чертой русских романов, которые Генри Джеймс называл «мешковатыми монстрами». Но Пушкин никогда не бывает мешковатым, и даже его явно обильные отступления лаконичны. Он задает самые важные вопросы с подсказкой. Достаточно жеста. Он похож на великих мастеров краткости, афористов, таких как Паскаль и Ларошфуко, и явно учился у них. Некоторые сравнивают его остроумные двустишия с куплетами Александра Поупа, потому что их лаконичность делает его очень цитируемым.Его строки, как и строки Поупа, стали более чем пресловутыми: кажется, будто они родились с языком.

Нет ничего более лаконичного и поднимающего столько философских вопросов, как «маленькая трагедия» Пушкина Моцарт и Сальери . На десяти страницах он предлагал идеи бесчисленному количеству русских писателей, философов и критиков. Среди американцев он наиболее известен благодаря фильму Amadeus , вдохновленному им без всяких на то оснований (и мешковатому), в котором рассказывается легенда о том, как композитор Сальери из зависти отравил Моцарта.

Пушкинский Моцарт поразительно похож на самого Пушкина: его вдохновение приходит легко, и он легко создает шедевры, выпивая, смеясь или играя. Сальери, напротив, приложил огромные усилия, чтобы изучить свое ремесло, и знает, что никогда не станет больше, чем мастером. Спектакль открывается знаменитым монологом Сальери:

Люди говорят, что в мире нет справедливости;
Но и справедливости наверху нет….
Убийственные звуки
Я рассекал музыку, как труп.Я проверил
Гармония с алгеброй. Только тогда я осмелился…
Я начал творить, но молча, втайне.

По мнению Сальери, беспечность Моцарта не только несправедливо удачна, но и позорит его собственный гений. Когда Моцарт приходит со слепым скрипачом, который, как он слышал, плохо играет одну из его собственных арий, он смеется, но Сальери глубоко обижен. «Ах, Сальери, / Неужели ты не смеешься?» — недоумевает Моцарт. Сальери отвечает, что он не находит юмора, когда несчастный художник обкрадывает Рафаэля или когда презренный шут «позорит Алигьери пародией».Но само искусство Пушкина было пародией, все игривое олицетворение неотделимо от юмора. Сальери считает, что величие должно быть смертельно серьезным, а его подлость и неоригинальность проистекают из его отсутствия юмора. Для лиса Моцарта, что касается игривого и творческого вообще, смех — это целая философия жизни. В нем отражается высшая мудрость, умение стоять вне себя.

В самом известном комментарии, когда-либо написанном к Пушкину, Достоевскому удалось с помощью своей великолепной идеологической алхимии превратить хитрость Пушкина в националистический ёжик.Причина, по которой Пушкин мог принимать все точки зрения и выдавать себя за все национальности, объяснял Достоевский, заключается в том, что «отзывчивость» составляет суть русскости. Со времен Петра Великого «мы [русские] приняли в свою душу гений других народов», как Пушкин сделал иностранные голоса своими. Для Достоевского следует, что Россия — это единственная «общечеловеческая» страна, предназначенная для примирения всех антагонизмов и создания братства наций. Если Сальери убил гармонию с помощью алгебры, то Достоевский здесь убил игривость с помощью национализма.

Русские писатели и художники сочли почти обязательным предлагать свою версию Пушкина. Некоторые, например Чайковский, использовали его сюжеты как вдохновение для своих художественных произведений, в то время как поэты и литературные критики внесли свой вклад в критический жанр, известный как «Мой Пушкин». Пожалуй, самый восхитительный из них принадлежит Андрею Синявскому (1925–1997), который, используя псевдоним Абрам Терц, чтобы скрыть свою личность, контрабандой провозил за границу блестящую художественную литературу и политически неприемлемую критику. В конце концов опознанные, он и еще один писатель предстали перед судом в 1966 году, а тайно доставленные стенограммы судебного процесса — опубликованные на английском языке под названием On Trial: The Soviet State Versus Abram Tertz и Николай Аржак (1966) — предлагают превосходный пример различия между Советские и западные взгляды на искусство.

Приговоренный к пяти годам каторжных работ в лагерной системе Дубровлага, Синявский сумел написать Прогулки с Пушкиным и переправить их по частям в письмах к жене. 1 После эмиграции в 1973 году преподавал литературу в Сорбонне. Интересно, что он продолжал использовать не только свое настоящее имя, но и псевдоним, а авторские работы «Терц» должны были быть особенно преувеличенными, игривыми или фантастическими. Фактически, ему приписывают изобретение нового жанра — «фантастической литературной критики.Всегда нарушая табу, он бросал вызов национализму русской эмигрантской общины во Франции, как он бросал вызов советскому истеблишменту.

Александр Пушкин; рисунок Дэвида Левина

Прогулки , несомненно, были его самой шокирующей работой. В шутливой оценке игривости Пушкина, он заканчивается смертельно серьезным последним словом: Дубровлаг, лагерь, в котором он был написан. Когда впервые стало возможным опубликовать в России отрывки из книги « Прогулки », Синявского объявили «русофобом», который изуродовал национальное достояние России так, как Сальери представляет себе уродливого Рафаэля.Пушкина просто не пренебрегают. Поступить так, как предостерегал меня один русский, является «богохульством». В России литература — это не просто литература, это священное писание.

Россияне особенно обиделись на комментарий Синявского о том, что «Пушкин на тонких эротических ножках натолкнулся на большую поэзию». В «Пушкине» Синявского сплошная легкость, беспощадная роль, оборотень, пародирующий на все, включая пародиста. Его не прижмут. Вы принимаете его за инкогнито. Пушкин любил фигуру Дона Жуана, который мог стать желанным идеалом женщины за женщиной, как Пушкин мог говорить любым голосом и озвучивать любую идею.«Пустота была содержанием Пушкина, — заявляет Синявский, — а Евгений Онегин — это« роман ни о чем ».

Эссе Синявского начинается с вопроса, который всегда задают нерусскоязычные люди: что такого хорошего в Пушкине? Дело в том, что Пушкин плохо путешествует, больше других теряет в переводе. На русском языке его тексты превращаются из клише в идеальное выражение вневременной истины, но то, что встречается в переводе, — это всего лишь основное клише. «Евгений Онегин» — это прежде всего произведение искрометного остроумия, с красиво перевернутыми эпиграммами и афоризмами, которые, как и все великие шутки, полагаются на точное время.При переводе часто возникает ощущение, что поэт слишком поздно выступил с изюминкой. Если, как утверждал Дэвид Дамрош, национальный шедевр попадает в «мировую литературу» только тогда, когда он получает широкую признательность в переводе, то творчество Пушкина может стать экспонатом несравненного величия, в значительной степени ограниченным его родиной.

Недовольный переводами стихов Онегина , включая свой собственный, Владимир Набоков написал громоздкий, буквальный перевод, в котором иногда измерялась проза, выстроенная в строки, сопровождаемая огромным двухтомным комментарием, наполненным сводными оценками и своеобразными литературными суждениями как неоспоримая правда.Есть также четвертый том, воспроизводящий страницы стихотворения издания 1837 года, который совершенно бесполезен для тех, кто нуждается в переводе; текст настолько мал, что его нужно расшифровать с помощью лупы. Весь этот перевод стал причиной одной из величайших ссор в истории американской литературы, которую Алекс Бим умело пересказывает в книге «Вражда: Владимир Набоков, Эдмунд Уилсон и конец прекрасной дружбы» .

Вражда началась с обзора Уилсоном на этих страницах перевода Набокова. 2 Набоков ответил, и вскоре другие значимые фигуры (например, поэт Роберт Лоуэлл и русский историк Александр Гершенкрон) изложили свои взгляды в различных британских и американских периодических изданиях. Аргумент касался множества тем, от политики (Набоков высмеивал прежнее восхищение Вильсоном Лениным и русской революцией) до функции критики, владения Набоковым английским и Вильсона русским.

Набоков намеренно сделал свой перевод нечитаемым.В своем ответе Уилсону он пообещал внести поправки, чтобы сделать его еще более уродливым. «В будущих выпусках я планирую деаулеризовать его [сделать его еще менее идиоматичным?] Еще более радикально» и перевести его на «еще более неровный вид английского». Набоков стремится быть абсолютно буквальным и стремится к идеальной «детской кроватке». Как начинающий аспирант, я воспринял это обещание буквально и попытался использовать его перевод таким образом, но он оказался почти бесполезным по причинам, указанным Уилсоном. Во-первых, синтаксис иногда сбивает с толку носителя английского языка.Во-вторых, когда Пушкин использует обычное русское слово, Набоков дает нам «эквивалент», которого не знает ни один носитель английского языка, если он вообще существует. Русское nega (томление, сладострастие), слово в общем употреблении, становится, таким образом, «милосердием». Набокову никогда не приходит в голову, что значение слова включает его тон, стилистический уровень и обычные контексты использования, поэтому не переводят юридический язык на детский сленг.

Я помню, как вскинул руки на набоковский вариант строфы, в которой поэт шутливо сетует: «О мечты, мечты! Где твоя сладость? / Где ее исходная рифма, молодость? » В русском языке сладость ( сладость ) — очевидная рифма с молодостью ( младость ), и поэтому, когда Синявский цитирует это куплет, его переводчики Катарина Непомнящая и Слава Ястремский говорят: «О мечты, мои мечты! Где твоя правда? / И где ее постоянная рифма: сладкая молодежь ? » Версия Вальтера Арндта, которую Набоков недавно раскритиковал (тоже на этих страницах), дает «сладость» и «быстроту», что не так хорошо, поскольку быстроту ни к чему не приписывают.А Набоков? «Мечты, мечты! Где твоя милость? / Где ювентюд? » Как слова, которые никогда не использовались, могли иметь стандартные рифмы? Если Пушкин пародирует поэтические клише, то Скряга Набоков издевается над собственным переводом.

Когда Набоков впервые приехал в Америку, Вильсон, уже влиятельный, познакомил его с кругами, которые могли помочь начинающему писателю. Давние друзья, они разошлись, когда появился роман Бориса Пастернака Доктор Живаго , которым восхищался Вильсон, а Набоков презирал.Почему Уилсон рискнул своей дружбой с колючим романистом, написав разрушительный обзор, остается загадкой. Бим неубедительно приписывает это зависти, поскольку Набоков после Лолита был гораздо более известен, чем Уилсон, чья репутация была не такой, как раньше. Но это уравнение Вильсона и Сальери кажется безосновательным, особенно потому, что критика Уилсона была в основном целенаправленной. Они сводятся к тому очевидному выводу, что перевод должен передавать не текст, слова на странице, а произведение, впечатление, которое слова производят на внимательного читателя.Как засвидетельствует всякий, кто читал безумный перевод комического шедевра, такого как гоголевский Dead Souls , в чем смысл несмешного комического романа? — или, в данном случае, шедевра легкости, созданного тяжеловесный?

Несмотря на экстравагантные похвалы русских критиков, проза Пушкина не соответствует его поэзии, за исключением, пожалуй, его лучшей сказки «Пиковая дама». На первый взгляд, это история молодого офицера Германа, который поглощен желанием разбогатеть на азартных играх, но только если он может сделать это без риска.Оказывается, знаменитый мистик, который, возможно, также открыл секрет вечной жизни, однажды дал старушке секрет угадывания трех карт подряд. Чтобы получить доступ к дому старушки, Германн ухаживает за ее подопечной. Однажды ночью он пробирается в спальню старушки, наблюдает «отвратительные секреты ее туалета» и, выйдя из укрытия, угрожает ей пистолетом, чтобы она раскрыла секрет. Она умирает от испуга, но затем возвращается в виде призрака, чтобы раскрыть секрет, при условии, что он женится на подопечной.

Читатели замечают здесь аллегорию всех попыток обрести сверхчеловеческие знания, в данном случае — преодолеть случай. Позднее русские писатели превратили его в романы о философских поисках, выходящих за пределы других аспектов человеческого существования. Повесть Достоевского «Преступление и наказание », тоже рассказ об идеологе, убившем старуху, явно построена по ее образцу.

Кульминация истории наступает, когда герой, выиграв баснословные суммы, правильно угадав две карты, ставит все на третью.В версии Ричарда Пивера и Ларисы Волохонской, включенной в Романов, сказок, путешествий: Полная проза Александра Пушкина , текст гласит:

«Туз побеждает!» — сказал Германн и перевернул карточку.

«Ваш ферзь проигрывает», — приветливо сказал [его противник] Чекалинский [лучше: нежно].

Германн вздрогнул: действительно, вместо туза перед ним стояла пиковая дама…. В тот момент ему показалось, что дама пик подмигнула и ухмыльнулась….