Содержание

Сергий Радонежский — игумен земли Русской

Сегодня — день обретения честных мощей преподобного Сергия Радонежского, «игумена всея Руси», одного из самых любимых и чтимых восточными христианами Божиих угодников. Его житие — не просто рассказ о подвигах смиренного монаха, ради Господа оставившего все мирское, но и история великого духовного лидера, способного вести за собой ко Христу тысячи призванных чад.

Сергий Радонежский - игумен земли Русской

Сергий Радонежский. Фото: REX

На нем исполнились пророческие слова Псалтири: «от чрева матере моея Бог мой еси Ты» (Пс. 21:10). Известно предание о том, как, еще пребывая в материнской утробе, будущий святой трижды воскликнул во время Божественной Литургии: перед чтением Святого Евангелия, когда пели Херувимскую песнь и при возгласе священника «Святая святым!». На лицах многих неверующих и обновленцев этот рассказ вызывает скептическую улыбку ­- но не таким ли подвигом прославил Бога до своего рождения величайший из пророков и Предтеча Господень Иоанн? «Когда голос приветствия Твоего дошел до слуха моего, взыграл младенец радостно во чреве моем» (Лк. 1:44), — эти строки помнит любой, внимательно изучавший Новый Завет.

Читайте также: Невская битва: княжий меч за правду

То, что младенец Варфоломей (как звали преподобного до монашеского пострига) как бы повторил первое исповедание Предтечи, бесспорно говорит о некой преемственности между ними. Подражание Иоанну Крестителю, которого считают своим покровителем иночествующие, изображаемому на одной из икон в виде ангела, наконец, именуемому в Писании небожителем, посланным перед Мессией (Мал. 3:1), засвидетельствовало: на свет появится еще один ангел во плоти, готовый идти тернистым путем иных.

Была и другая преемственность: от святого апостола Варфоломея («сына радости»), он же Нафанаил из Каны Галилейской, в честь которого был наречен младенец. О святом покровителе будущего игумена Сам Христос однажды изрек: «Вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства» (Ин. 1:47). Пытаясь познать Мессию и сердцем, и умом, апостол Нафанаил то искренне вопрошает, может ли быть что-либо доброе из Назарета, то, оставив все сомнения, твердо исповедует: «Равви! Ты — Сын Божий, Ты — Царь Израилев!» (Ин. 1:49). Такая же участь ожидала и отрока Варфоломея: преодолев непростые жизненные испытания, сомнения и потери, он оставил себе только исповедание Христово, достигнув этим и Царствия Небесного, и дарованной Самим Богом славы.

То, что может быть благом для одного, для другого становится тяжким испытанием. Таковым для Варфоломея было его знатное происхождение, которым Господь не раз испытывал его и в детстве, и в отрочестве, и даже в зрелости. Когда ему, боярскому сыну, исполнилось семь лет, и он вместе с братьями Стефаном и Петром был отдан в обучение грамоте, оказалось, что умный, необычный мальчик не имеет к ней никакой способности. За этот позор для знатного человека родители бранили Варфоломея, товарищи насмехались, учитель, выбившись из сил, тоже был очень недоволен и наказывал «нерадивого» ученика…

Наверное, мальчик не раз задавал себе вопросы: ну почему, ну за что?! И Господь достаточно долгое время не отвечал на них. Ведь, как в случае со слепцом на дороге (Ин. 1-7), в неспособности к учебе не был виноват ни сам Варфоломей, ни его родители ­- но, пострадав, он через это приобрел нечто большее ­- Божие чудо.

Встреча с ангелом в виде старца-монаха открыла отроку Варфоломею новую истину — он получит от Господа дар понимать намного больше, чем знание человеческое. Вот как повествует об этом откровении краткая агиография святого подвижника:

Варфоломей со слезами взмолился к Господу о даровании ему книжного разумения. Однажды отец послал Варфоломея за лошадьми в поле. По дороге он встретил посланного Богом Ангела в иноческом образе: стоял старец под дубом среди поля и совершал молитву. Варфоломей приблизился к нему и, преклонившись, стал ждать окончания молитвы старца. Тот благословил отрока, поцеловал и спросил, чего он желает. Варфоломей ответил: «Всей душой я желаю научиться грамоте, Отче святой, помолись за меня Богу, чтобы Он помог мне познать грамоту». Инок исполнил просьбу Варфоломея, вознес свою молитву к Богу и, благословляя отрока, сказал ему: «Отныне Бог дает тебе, дитя мое, уразуметь грамоту, ты превзойдешь своих братьев и сверстников». При этом старец достал сосуд и дал Варфоломею частицу просфоры: «Возьми, чадо, и съешь, — сказал он. — Это дается тебе в знамение благодати Божией и для разумения Святого Писания». Старец хотел удалиться, но Варфоломей просил его посетить дом родителей. Родители с честью встретили гостя и предложили угощение. Старец ответил, что прежде следует вкусить пищи духовной, и велел их сыну читать Псалтирь. Варфоломей стал стройно читать, и родители удивились совершившейся перемене с сыном. Прощаясь, старец пророчески предсказал о Преподобном Сергии: «Велик будет ваш сын пред Богом и людьми. Он станет избранной обителью Святого Духа». С тех пор святой отрок без труда читал и понимал содержание книг.

Он не роптал в скорби, не сомневался, а просто понадеялся на Того, Кто никогда в беде не оставит. И теперь тысячи христианских мам вместе с детьми зажигают свечи перед иконами преподобного Сергия и его молитвами получают помощь в учении на благо…

До пострига оставалось еще много времени, и лишь 7 октября 1337 года, после смерти родителей, преподобных Кирилла и Марии, Варфоломей принял монашество с именем Сергий в честь святого мученика Сергия (память 7 октября). Но он от юности знал, куда ведет его путь, поэтому, в отличие от братьев Стефана и Петра, не связал себя брачными узами и сохранил девство для Господа.

Вся дальнейшая жизнь до пострижения в иноки стала для него ожиданием Иного Счастья — единения с Богом в одном из самых тяжких, но одновременно и легких подвигов. А когда это свершилось, как повествует житие, верный слуга Христа стал восходить «из силы в силу», постепенно преодолевая и бесовские нападки, и слабости собственной плоти. Ему не было равных в строгом посте и горячей молитве. Его чистота и святость еще при жизни поражали монахов, которые искали руководства преподобного. И он по смирению и христианской любви к людям не мог им отказать. Так и была постепенно основана Троице-Сергиева лавра — святая обитель, выстоявшая во времена самых тяжких гонений на Церковь и ее верных детей…

Богом данная слава святого игумена дошла и до константинопольского патриарха Филофея, который прислал ему крест, параман и схиму, наградил благословенной грамотой и посоветовал преподобному Сергию устроить общежительный монастырь. С Божией Помощью радонежский чудотворец исполнил пожелание Патриарха, но, вместе с Благодатию Божией, нашли на него и серьезные искушения. Монахи, ранее преклонявшиеся перед подвижничеством наставника, внезапно стали роптать на слишком строгие порядки, как только он потребовал того же усердия и от них.

Смиренный отец оставил монастырь, чтобы положить конец «бунту», — и кто знает, каких слез и боли это ему стоило? Ведь правду говорят — чем чище человек, чем проще его ранить… Но справедливость Господа быстро расставила все точки над «і». Проходит немного времени — и братия уже умоляет святителя Алексия Московского, близкого друга преподобного, уговорить батюшку вернуться… Конечно же, отец Сергий простил согрешивших детей и возвратился их окормлять. Ведь святые не умеют обижаться.

Читайте также: Феофан Затворник — святой для новоначальных

Его чудеса, сотворенные и для отдельного человека, и для всего Отечества, можно описывать несколькими томами. Подражая святому апостолу Петру и Самому Христу, он воскрешает отрока — сына безутешной вдовы, исцеляет множество болящих, благословляет благоверного князя Димитрия Донского на противостояние Орде — и помогает ему одержать победу. Ему сослужили ангелы и являлась Богоматерь… Но не чудеса и видения были главным в его вере. Через многие столетия мы слышим тихие слова Батюшки: «Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную…»

Преподобне отче Сергие, моли Бога о нас!

Читайте самое интересное в рубрике «Религия»

8 октября — преставление прп. Сергия, игумена Радонежского

Преподобный Сергий родился в селе Варницы, под Ростовом, 3 мая 1314 года в семье благочестивых и знатных бояр Кирилла и Марии. Господь предызбрал его еще от чрева матери. В Житии Преподобного Сергия повествуется о том, что за Божественной литургией еще до рождения сына праведная Мария и молящиеся слышали троекратное восклицание младенца: перед чтением Святого Евангелия, во время Херувимской песни и когда священник произнес: «Святая святым». Бог даровал преподобным Кириллу и Марии сына, которого назвали Варфоломеем.

 

Преподобный Сергий Радонежский

С первых дней жизни младенец всех удивил постничеством, по средам и пятницам он не принимал молока матери, в другие дни, если Мария употребляла в пищу мясо, младенец также отказывался от молока матери. Заметив это, Мария вовсе отказалась от мясной пищи. В семилетнем возрасте Варфоломея отдали учиться вместе с двумя его братьями — старшим Стефаном и младшим Петром. Братья его учились успешно, но Варфоломей отставал в учении, хотя учитель и помногу занимался с ним. Родители бранили ребенка, учитель наказывал, а товарищи насмехались над его несмысленностью. Тогда Варфоломей со слезами взмолился к Господу о даровании ему книжного разумения. Однажды отец послал Варфоломея за лошадьми в поле. По дороге он встретил посланного Богом Ангела в иноческом образе: стоял старец под дубом среди поля и совершал молитву. Варфоломей приблизился к нему и, преклонившись, стал ждать окончания молитвы старца. Тот благословил отрока, поцеловал и спросил, чего он желает. Варфоломей ответил: «Всей душой я желаю научиться грамоте, Отче святой, помолись за меня Богу, чтобы Он помог мне познать грамоту». Инок исполнил просьбу Варфоломея, вознес свою молитву к Богу и, благословляя отрока, сказал ему: «Отныне Бог дает тебе, дитя мое, уразуметь грамоту, ты превзойдешь своих братьев и сверстников». При этом старец достал сосуд и дал Варфоломею частицу просфоры: «Возьми, чадо, и съешь, — сказал он. — Это дается тебе в знамение благодати Божией и для разумения Святого Писания». Старец хотел удалиться, но Варфоломей просил его посетить дом родителей. Родители с честью встретили гостя и предложили угощение. Старец ответил, что прежде следует вкусить пищи духовной, и велел их сыну читать Псалтирь. Варфоломей стал стройно читать, и родители удивились совершившейся перемене с сыном. Прощаясь, старец пророчески предсказал о Преподобном Сергии: «Велик будет ваш сын пред Богом и людьми. Он станет избранной обителью Святого Духа». С тех пор святой отрок без труда читал и понимал содержание книг. С особым усердием он стал углубляться в молитву, не пропуская ни одного Богослужения. Уже в детстве он наложил на себя строгий пост, ничего не ел по средам и пятницам, а в другие дни питался только хлебом и водой.

Около 1328 года родители Преподобного Сергия переселились из Ростова в Радонеж. Когда их старшие сыновья женились, Кирилл и Мария незадолго до смерти приняли схиму в Хотьковском монастыре Покрова Пресвятой Богородицы, неподалеку от Радонежа. Впоследствии овдовевший старший брат Стефан также принял иночество в этом монастыре. Похоронив родителей, Варфоломей вместе с братом Стефаном удалился для пустынножительства в лес (в 12 верстах от Радонежа). Сначала они поставили келлию, а потом небольшую церковь, и, с благословения митрополита Феогноста, она была освящена во Имя Пресвятой Троицы. Но вскоре, не выдержав трудностей жизни в пустынном месте, Стефан оставил брата и перешел в Московский Богоявленский монастырь (где сблизился с иноком Алексием, впоследствии митрополитом Московским, память 12 февраля).

Варфоломей же 7 октября 1337 года принял пострижение в монашество от игумена Митрофана с именем святого мученика Сергия (память 7 октября) и положил начало новому жительству во славу Живоначальной Троицы. Претерпевая искушения и страхования бесовские, Преподобный восходил от силы в силу. Постепенно он стал известен другим инокам, искавшим его руководства. Преподобный Сергий всех принимал с любовью, и вскоре в маленькой обители составилось братство из двенадцати иноков. Их опытный духовный наставник отличался редким трудолюбием. Своими руками он построил несколько келлий, носил воду, рубил дрова, выпекал хлеб, шил одежду, готовил пищу для братии и смиренно выполнял другие работы. Тяжелый труд Преподобный Сергий соединил с молитвой, бдением и постом. Братия удивлялась, что при таком суровом подвиге здоровье их наставника не только не ухудшалось, но еще более укреплялось. Не без труда иноки умолили Преподобного Сергия принять игуменство над обителью. В 1354 году епископ Волынский Афанасий посвятил Преподобного во иеромонаха и возвел в сан игумена. По-прежнему в обители строго выполнялись иноческие послушания. С увеличением монастыря росли и его нужды. Нередко иноки питались скудной пищей, но по молитвам Преподобного Сергия неизвестные люди приносили все необходимое.

Слава о подвигах Преподобного Сергия стала известна в Константинополе, и Патриарх Филофей прислал Преподобному крест, параман и схиму, в благословение на новые подвиги, Благословенную грамоту, советовал избраннику Божию устроить общежительный монастырь. С патриаршим посланием Преподобный отправился к святителю Алексию и получил от него совет ввести строгое общежитие. Иноки стали роптать на строгость устава, и Преподобный вынужден был покинуть обитель. На реке Киржач он основал обитель в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Порядок в прежней обители стал быстро приходить в упадок, и оставшиеся иноки обратились к святителю Алексию, чтобы он возвратил святого.

Преподобный Сергий беспрекословно повиновался святителю, оставив игуменом Киржачского монастыря своего ученика, преподобного Романа.

Еще при жизни Преподобный Сергий удостоился благодатного дара чудотворений. Он воскресил отрока, когда отчаявшийся отец считал единственного сына навсегда потерянным. Слава о чудесах, совершенных Преподобным Сергием, стала быстро распространяться, и к нему начали приводить больных как из окрестных селений, так и из отдаленных мест. И никто не покидал Преподобного, не получив исцелений недугов и назидательных советов. Все прославляли Преподобного Сергия и благоговейно почитали наравне с древними святыми отцами. Но людская слава не прельщала великого подвижника, и он по-прежнему оставался образцом иноческого смирения.

Однажды святитель Стефан, епископ Пермский (память 27 апреля), глубоко почитавший Преподобного, направлялся из своей епархии в Москву. Дорога пролегала в восьми верстах от Сергиева монастыря. Предполагая посетить монастырь на обратном пути, святитель остановился и, прочитав молитву, поклонился Преподобному Сергию со словами: «Мир тебе, духовный брат». В это время Преподобный Сергий сидел вместе с братией за трапезой. В ответ на благословение святителя Преподобный Сергий встал, прочитал молитву и послал ответное благословение святителю. Некоторые из учеников, удивленные необычайным поступком Преподобного, поспешили к указанному месту и, догнав святителя, убедились в истинности видения.

Постепенно иноки становились свидетелями и других подобных явлений. Однажды во время литургии Преподобному сослужил Ангел Господень, но по смирению своему Преподобный Сергий запретил кому-либо рассказывать об этом до конца его жизни на земле.

Тесные узы духовной дружбы и братской любви связывали Преподобного Сергия со святителем Алексием. Святитель на склоне лет призвал к себе Преподобного и просил принять Русскую митрополию, но блаженный Сергий по смирению отказался от первосвятительства.

Русская земля в то время страдала от татарского ига. Великий князь Димитрий Иоаннович Донской, собрав войско, пришел в обитель Преподобного Сергия испросить благословения на предстоявшее сражение. В помощь великому князю Преподобный благословил двух иноков своей обители: схимонаха Андрея (Ослябю) и схимонаха Александра (Пересвета), и предсказал победу князю Димитрию. Пророчество Преподобного Сергия исполнилось: 8 сентября 1380 года, в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, русские воины одержали полную победу над татарскими полчищами на Куликовом поле, положив начало освобождения Русской земли от татарского ига. Во время сражения Преподобный Сергий вместе с братией стоял на молитве и просил Бога о даровании победы русскому воинству.

За ангельскую жизнь Преподобный Сергий удостоился от Бога небесного видения. Однажды ночью авва Сергий читал правило перед иконой Пресвятой Богородицы. Окончив чтение канона Божией Матери, он присел отдохнуть, но вдруг сказал своему ученику, преподобному Михею (память 6 мая), что их ожидает чудесное посещение. Через мгновение явилась Божия Матерь в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. От необыкновенно яркого света Преподобный Сергий пал ниц, но Пресвятая Богородица прикоснулась к нему руками и, благословляя, обещала всегда покровительствовать святой обители его.

Достигнув глубокой старости, Преподобный, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни и послушании ученика, преподобного Никона (память 17 ноября). В безмолвном уединении Преподобный преставился к Богу 25 сентября 1392 года. Накануне великий угодник Божий в последний раз призвал братию и обратился со словами завещания: «Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную…»

Молитвы

Тропарь преподобному Сергию, игумену Радонежскому, на преставление, глас 4

И́же доброде́телей подви́жник,/ я́ко и́стинный во́ин Христа́ Бо́га,/ на стра́сти вельми́ подвиза́лся еси́ в жи́зни вре́менней,/ в пе́ниих, бде́ниих же и поще́ниих о́браз быв твои́м ученико́м;/ те́мже и всели́ся в тя Пресвяты́й Дух,/ Его́же де́йствием све́тло укра́шен еси́./ Но я́ко име́я дерзнове́ние ко Святе́й Тро́ице,/ помина́й ста́до, е́же собра́л еси́, му́дре,/ и не забу́ди, я́коже обеща́лся еси́,/ посеща́я чад твои́х,// Се́ргие преподо́бне, о́тче наш.

Кондак преподобному Сергию, игумену Радонежскому, на преставление, глас 8

Я́ко безпло́тным равножи́тель всех преподо́бных превозше́л еси́ по́стническими труды́ и бде́нии моли́твенными, му́дре Се́ргие, тем восприя́л еси́ от Бо́га исцели́ти неду́ги и прогони́ти бе́сы и того́ ра́ди вопие́м ти: ра́дуйся, о́тче преподо́бне Се́ргие.

Величание преподобному Сергию, игумену Радонежскому

Ублажа́ем тя, преподо́бне о́тче Се́ргие, / и чтим святу́ю па́мять твою́, наста́вниче мона́хов и собесе́дниче а́нгелов.

Молитва преподобному Сергию Радонежскому

О, свяще́нная главо́, преподо́бне и Богоно́сне о́тче наш Се́ргие, моли́твою твое́ю, и ве́рою и любо́вию, я́же к Бо́гу, и чистото́ю се́рдца, еще́ на земли́ во оби́тель Пресвяты́я Тро́ицы ду́шу твою́ устро́ивый, и а́нгельскаго обще́ния и Пресвяты́я Богоро́дицы посеще́ния сподо́бивыйся, и дар чудоде́йственныя благода́ти прие́мый, по отше́ствии же твое́м от земны́х наипа́че к Бо́гу прибли́живыйся, и Небе́сныя си́лы приобщи́выйся, но и от нас ду́хом любве́ своея́ не отступи́вый, и честны́я твоя́ мо́щи, я́ко сосу́д благода́ти по́лный и преизлива́ющийся, нам оста́вивый! Ве́лие име́я дерзнове́ние ко Всеми́лостивому Влады́це, моли́ спасти́ рабы́ Его́, су́щей в тебе́ благода́ти Его́ ве́рующия и к тебе́ с любо́вию притека́ющия. Испроси́ нам от великодарови́таго Бо́га на́шего вся́кий дар, всем и коему́ждо благопотре́бен, ве́ры непоро́чны соблюде́ние, градо́в на́ших утвержде́ние, ми́ра умире́ние, от гла́да и па́губы избавле́ние, от наше́ствия иноплеме́нных сохране́ние, скорбя́щим утеше́ние, неду́гующим исцеле́ние, па́дшим возставле́ние, заблу́дшим на путь и́стины и спасе́ния возвраще́ние, подвиза́ющимся укрепле́ние, благоде́лающим в дела́х благи́х преспе́яние и благослове́ние, младе́нцем воспита́ние, ю́ным наставле́ние, неве́дущим вразумле́ние, сирота́м и вдови́цам заступле́ние, отходя́щим от сего́ вре́менного жития́ к ве́чному благо́е уготовле́ние и напу́тствие, отше́дшим блаже́нное упокое́ние, и вся ны споспешеству́ющими твои́ми моли́твами сподо́би в день Стра́шнаго суда́ шу́ия ча́сти изба́витися, десны́я же страны́ о́бщники бы́ти и блаже́нный о́ный глас Влады́ки Христа́ услы́шати: прииди́те, благослове́ннии Отца́ Моего́, насле́дуйте угото́ванное вам Ца́рствие от сложе́ния ми́ра. Ами́нь.

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Святой (преподобный) Русской Православной церкви, церковно-политический деятель, основатель и игумен Троице-Сергиева монастыря (Лавры), преобразователь монашества в северо-восточной Руси, активный сторонник объединения русских земель. Считается величайшим подвижником Русской церкви.

Детство

Святой преподобный Сергий Радонежский, в миру Варфоломей, родился около 1314 года (точная дата его рождения неизвестна историкам). Отец мальчика, ростовский знатный боярин Кирилл, был подданным удельного ростовского князя, сопровождал его в поездках в Орду. В семье Кирилла было еще двое сыновей: старший Стефан и младший Петр.

В 30-е годы XIV века боярин Кирилл с женой Марией и детьми, со всей челядью  переехал в Московское княжество, в городок Радонеж (ныне Сергиево-Посадский район), принадлежавший младшему сыну Ивана Калиты князю Андрею Ивановичу. Причиной переезда была неспокойная обстановка в Ростовском княжестве, набеги татар, междоусобицы, в результате чего имение кириллово обнищало и оскудело, и семья решилась на переезд.

С детства отрок Варфоломей имел тяготение к духовной жизни, отличался особым благочестием и послушанием родителям. Как послушного сына его удручало то обстоятельство, что грамота и чтение церковных книг никак не давались ему. В житии преподобного Сергия есть рассказ о божественном вмешательстве в жизнь юноши, когда его настигло отчаяние от неудач в учении. Однажды отец послал мальчика в поле привести домой жеребят. Там, в полях, ему встретился благообразный старец в монашеском одеянии, которому отрок Варфоломей рассказал о своей печали. Старец стал на молитву, рядом с ним стоял и Варфоломей. Окончив, незнакомец благословил мальчика просфорой из ковчежца и велел съесть ее в знак благоволения Божьего и разумения Священного писания. Вот как описывает произошедшее далее писатель Б. Зайцев, пересказывая текст жития: «О чем они беседовали дальше, мы не знаем. Но Варфоломей пригласил старца домой. Родители приняли его хорошо, как и обычно странников. Старец позвал мальчика в моленную и велел читать псалмы. Ребенок отговаривался неумением. Но посетитель сам дал книгу, повторивши приказание. Тогда Варфоломей начал читать, и все были поражены, как он читает хорошо. А гостя накормили, за обедом рассказали и о знамениях над сыном. Старец снова подтвердил, что теперь Варфоломей хорошо станет понимать Священное Писание и одолеет чтение». Эпизод встречи отрока Варфоломея со старцем изображен на известной картине М. В. Нестерова «Видение отроку Варфоломею (ГТГ).

Пустынножительство. Основание Троицкого монастыря

Повзрослев, юноша захотел избрать монашеский путь и стать пустынножителем. Однако он оставался с престарелыми родителями, упокоевая их старость, исполняя сыновний долг. Похоронив своих родителей, постригшихся в конце жизни в общежительном Хотьковском Покровском монастыре, Варфоломей сорок дней молился об их упокоении. Затем отправился вместе со старшим братом Стефаном, который, овдовев, уже был пострижен в монахи, в глухие радонежские леса пустынножительствовать. Там, у реки Кончуры, на горе Маковец, они  срубили  в глухом лесу келью и небольшую деревянную церковь во имя Св. Троицы. Там братья жили, трудились и молились. Вскоре, не выдержав тягот и искушений уединенной жизни в лесах, Стефан ушел в Московский Богоявленский монастырь. Варфоломей остался один подвизаться в монашеских подвигах. Некий игумен Митрофан, возможно, настоятель Хотьковского монастыря, постриг юного подвижника в монахи с именем Сергий, в честь мученика, память которого приходилась на 7 октября. Преподобному Сергию было тогда 23 года. После пострижения Сергий еще два года провел в лесах в полном уединении, в тяжелых трудах и молитвенном делании.

Вскоре о подвиге уединенного иноческого жития Сергия узнали и другие монахи. Подражая преподобному, они поселились рядом с ним, срубив кельи вокруг церкви. Число монашествующей братии постепенно увеличивалось, достигну вскоре 12 человек. Так образовалась Троицкая обитель. Однако никто из насельников обители не имел священнического сана. Тогда для отправления служб и треб был приглашен игумен Митрофан, который, однако, через год скончался. И тогда над братией епископом Волынским Афанасием был поставлен сам Сергий, возведенный при этом в священнический сан. Так преподобный Сергий стал первым игуменом основанной им обители.

Жизнь первых насельников обители Сергия была тяжелой и полной лишений. Существование впроголодь, на грани нищеты, когда порой невозможно было служить литургию за неимением просфор и вина, не отвращало первых подвижников от благой цели спасения и снискания Божией благодати. Первые троицкие монахи плотничали, трудились на пашне, в огородах, ловили рыбу, собирали грибы и ягоды. Церковь освещалась лучинами, церковные сосуды были деревянными, священные тексты писали на бересте. Одежда была самая простая и грубая. Малодушных учеников Сергий подкреплял только двумя средствами: кротким увещеванием и личным примером. Игумен запрещал братии просить милостыню, разрешая принимать только добровольные пожертвования мирян. Одним из первых жертвователей стал новый насельник обители архимандрит Симон, пришедший из-под Смоленска, человек состоятельный и известный, но захотевший стать последователем игумена Сергия и поселившийся в обители. На средства Симона игумен выстроил более просторный деревянный храм, перестроены были и кельи, которые расположили вокруг храма четырехугольником.

Расширение монастыря. Принятие общежительного устава

В монастырь теперь часто наведывались миряне, чтобы познакомиться с особым устроением обители и увидеть духовного наставника всей братии, игумена Сергия. Местность вокруг монастыря начала осваиваться, застраиваться и заселяться. По словам В. О. Ключевского, «мир приходил к монастырю с пытливым взглядом», а <… > «уходил ободренный и освеженный, подобно тому, как мутная волна, прибиваясь к прибрежной скале, отлагает от себя примесь, захваченную в неопрятном месте, и бежит далее светлой и прозрачной струей».

Жизнь в монастыре становилась более благополучной и благоустроенной, монастырь расширялся, и в устроении иноческой жизни произошли важные перемены. При зарождении и развитии монастыря, устав, по которому жила братия, был особножитийным. Это означало, что насельники имели каждый свою келью, имущество, одежду и пищу. Всех объединяла общая молитва в храме и авторитет игумена. Такая мера свободы была оправдана при скудной монастырской жизни и немногочисленном населении монастыря. Позже такой устав становился источником многих зол и нестроений и вел к упадку монашеской жизни, что вовремя смог заметить и предотвратить мудрый игумен, приняв соответствующие меры. В 1350-е годы в Троицком монастыре, по благословению митрополита Московского Алексия и по примеру первых северных русских монастырей (основатели — Антоний и Феодосий Печерские), был введен новый, общежительный устав, регламентирующий жизнь обители по примеру христианской общины апостольских времен.

В монастыре появились новые помещения:  трапезная,  пекарня, амбары, мастерские, кладовые. Появились и новые должности, несущие общественное послушание. Это были помощники игумена в хозяйственных и церковно-служебных  делах: келарь, духовник, пономарь и др. Все монахи исполняли различные послушания на общую пользу обители: переписывание богослужебных книг, изготовление свечей, просфор, шитье одежды и обуви, уборка, приготовление пищи, строительство и т.п. Преподобный Сергий постановил принимать в монастыре странников и помогать неимущим, как ранее бедной неимущей обители помогали христиане-миряне.

Этот завет первого игумена Троицкого монастыря выполнялся всегда неукоснительно, на всем протяжении существования обители. И даже тогда, когда сами насельники находились на грани голодной смерти, как во время осады монастыря войсками польского воеводы Яна Сапеги.

Введение нового устава оказалось непростым делом, так как некоторые монахи, привыкнув к относительно вольной жизни и обзаведясь имуществом, не хотели переходить на новые условия коллективного существования в монастыре. Преподобный Сергий приложил много стараний, чтобы избежать конфликтов с братией, однако нестроения и недовольство части насельников  все же вынудили его в конце концов удалиться из основанного им монастыря  и снова уединиться в лесах под Киржачом. Там, в 50 верстах от Троицкой обители, преподобный Сергий снова начал подвиг пустынножительства, основав будущую новую обитель в этих местах – Киржачский Благовещенский монастырь. С Сергием переселилась туда и часть преданной ему братии.

После окончания смуты в Троицком монастыре по просьбе братии и самого митрополита московского Алексия Сергий вернулся в родную обитель, не держа зла на бунтовщиков. В Киржаче остался ученик Сергия Роман, а устав вновь созданного монастыря сразу строился как общежительный.

Авторитет Сергия. Основание новых монастырей

Игумен Сергий уже при жизни своей имел славу великого подвижника,  чудотворца и прозорливого. Житие преподобного, составленное вскоре после его ухода из жизни, изобилует описаниями чудесных явлений, сопровождавших святого при его жизни, начиная от безбоязненного общения Сергия с дикими зверями и до сподобления  Преподобным посещения Пресвятой Богородицы. Духовный авторитет преподобного Сергия был чрезвычайно высок, и по логике земного служения он был достоин высокого священнического сана. Так и случилось: митрополит Алексий ввиду его заслуг уговаривал Сергия принять у него митрополичью кафедру, однако троицкий игумен решительно отказался от предложения своего друга и учителя, посчитав для себя непосильной ношей бремя церковной власти. Уже после смерти святителя Алексия, митрополита Московского, Сергий еще несколько раз отказывался от просьб великого князя и знати принять жезл митрополита.

По сути же, плоды деятельности преподобного Сергия в дальнейшем, на благо русской церкви и всего русского  народа, оказались столь велики, что сравнимы с плодами деятельности самых крупных русских церковных деятелей, облеченных высокой властью. По просьбам  митрополита, князей, частных лиц «игумен земли русской» основал множество монастырей по всей Руси, поставив начальствовать над ними своих учеников и последователей, устраивая жизнь в них по общежительному уставу. Так возникли Дубенский Успенский    монастырь, Московский Симонов, Коломенский Голутвин, Серпуховской Высоцкий, Московский Андроников, Борисоглебский Устьинский монастыри, Георгиевская пустынь на Клязьме. Дело Преподобного продолжали и его ученики, также основывая общежительные монастыри в пустынных местах, вдали от городов. Всего же Сергий Радонежский со своими учениками основали порядка 30-40 новых монастырей, которые вскоре стали центрами новых поселений и способствовали освоению новых земель. Таким образом, преподобный Сергий во второй половине XIV века заложил основы для распространения в северо-восточных русских землях монастырей нового типа, становившихся, в свою очередь, центрами христианской культуры и основой для объединения русских земель.

Политическое влияние Сергия Радонежского

Нравственный и духовный авторитет преподобного Сергия был настолько велик, а плоды его деятельности   настолько благодатны, что влияние его личности на духовную атмосферу русского общества оказалось едва ли не решающим в серьезных   политических сдвигах, произошедших  в истории страны в конце XIV века. По выражению В. О. Ключевского, «примером  своей  жизни,  высотой  своего духа преп. Сергий поднял  упавший  дух родного  народа,  пробудил  в нем  доверие   к себе,  к своим силам, вдохнул веру в свое будущее». В княжение Дмитрия Донского,  при духовном окормлении преподобного Сергия и других святых подвижников того времени, произошли решающие перемены в самосознании русского народа, которые вкупе с социально-экономическими и политическими предпосылками привели в итоге к свержению многолетнего монголо-татарского ига и объединению разрозненных русских княжеств.

Преподобный Сергий  18 августа 1380 года благословил князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву, вдохновив его словами о том, что хоть и ценою тяжелых потерь, но победа им будет одержана.  Князь со свитой были приглашены на братскую трапезу, игумен отслужил напутственный молебен. Кроме молитвенной помощи, князь Дмитрий получил от игумена монастыря в помощь и ратную силу – двух монахов-воинов, родных братьев  Александра Пересвета и Андрея Ослябю. Будучи в миру боярами, ратными людьми, они имели опыт в военном деле. Пересвет перед Куликовской  битвой сразился в поединке с непобедимым татарином Челубеем, ценой своей жизни нанеся ему смертельный удар. Челубей был повержен, а смертельно раненый Пересвет на коне доскакал до своих товарищей и умер на руках брата. Андрей Ослябя спас в битве раненого князя Дмитрия, а сам потерял  сына Якова – воина Засадного полка. Сам преподобный Сергий во время битвы много  часов с братией стоял на молитве в  храме Троицкого монастыря, а духом был вместе с князем и всем русским войском.

После битвы князь снова приехал к Сергию, чтобы отслужить благодарственный молебен и панихиду по усопшим воинам. Этот день с тех пор празднуется Русской православной церковью как Димитриевская родительская суббота – день всеобщего поминовения. На месте сражения Дмитрий Донской впоследствии основал Успенский  Дубенский монастырь.

Годы спустя, уже во внутриполитических  спорах и междоусобицах, князь Дмитрий неоднократно прибегал к авторитету преподобного Сергия. Так, Сергий Радонежский мирил враждующих суздальских князей Димитрия и Бориса, склонил к мирному подчинению московскому князю рязанского князя Олега. Старец брался за эти дела не из политических мотивов, но из-за духа братолюбия и незлобия, столь сильного в нем самом. Политические распри он считал проявлениями против христианской нравственности и умел убедить в этом своих политических оппонентов.

Преподобный Сергий был  близок к семьям великого князя  Димитрия   Ивановича  и удельного князя Владимира Андреевича, во владениях которого  находился  Троицкий  монастырь.   У обоих князей  он крестил  нескольких сыновей и  был  свидетелем  при  составлении духовного завещания  князя  Димитрия Донского.

Кончина и обретение  мощей преподобного Сергия Радонежского. Причисление к лику святых

Преподобный Сергий Радонежский дожил до преклонных  лет. За шесть  месяцев до  смерти он передал  игуменство своему  ученику  Никону, а сам  принял обет молчания.  Кончина его  последовала после долгой  болезни 25 сентября  1392 года (1391 года по сентябрьскому летоисчислению). Игумен Сергий  просил  братию   похоронить  его вне церкви,  на общем  монастырском  кладбище.  Но с разрешения  митрополита Киприана  его тело было положено  в церкви с  правой стороны.  Через 30 лет, 5 июля 1422 года,  совершилось открытие мощей  Сергия, в присутствии его  крестного сына  князя Галицкого   Юрия Дмитриевича.  Тогда же было  установлено местное  празднование  его памяти  в монастыре  25 сентября.  В 1448 (1449?) году преподобный Сергий был причислен митрополитом  Ионой к лику  всероссийских святых.  В 1463 году была освящена   первая  известная  церковь во имя преподобного Сергия Радонежского  в Новгороде.

В настоящее время Троице-Сергиева Лавра является духовным и культурным центром русского православного мира. Город Сергиев Посад носит имя преподобного Сергия. К лику святых Русской  Православной церковью причислены родители преподобного Сергия – Кирилл и Мария Радонежские, а также сонм его учеников, сподвижников, последователей. Именем святого воина-инока Александра Пересвета назван город Пересвет недалеко от Сергиева Посада. Памятники святому Сергию Радонежскому и храмы в его честь находятся в самых разных уголках нашей страны и за рубежом.

 В 2014 году по всей России и за рубежом происходили торжественные празднования 700-летия со дня рождения святого преподобного Сергия Радонежского.

 

Сергий Радонежский приходит на помощь

Люди называли Сергия Радонежского святым. Святой — это тот, кто служит Богу, никому не делает зла и молится о всех людях, а для себя не требует ничего.

Но сначала он был не святой, а обычный человек.

В детстве звали его Варфоломей. Родился он в старинном русском городе Ростове Великом. Когда его город был разорен во время жестокой вражды между князьями, его семья перебралась в небольшое селение Радонеж недалеко от Москвы. Здесь он и стал жить со своими родителями Кириллом и Марией и братьями Петром и Стефаном.

В детстве Варфоломей очень долго не мог научиться читать. Буквы почему-то никак не хотели складываться в слова, и он не понимал того, что написано в книге. Он видел, как посмеивались над ним ребята, как переживали и расстраивались за него родители, но ничего не мог поделать.
Однажды на лугу он встретил под деревом необычного человека, одетого в черную монашескую одежду. Монах держал в руках маленький драгоценный ларец. Варфоломей решился подойти к нему и рассказал про свою беду. Монах, внимательно выслушав мальчика, открыл свой ларец и вложил ему в рот кусочек просфоры. «Отныне будешь читать и понимать написанное», — сказал этот необычный монах. С того самого дня Варфоломей стал легко и быстро читать любую книгу и скоро обогнал в учении всех ребят, а в сердце его зажглась неугасимая мечта — стать монахом.

_4

После смерти родителей Варфоломей и старший брат Стефан решили уйти в лес, чтобы жить там отдельно от всех людей и служить одному только Богу. Несколько дней пробирались братья по глубоким оврагам и зарослям, пока не нашли подходящее место на склоне лесной горы. Называлась эта гора Маковец. Здесь они срубили  из бревен домик-келью, а рядом возвели церковь Троицы — во Имя Бога Отца и Сына и Святого Духа.

Недолго прожили братья вдвоем: Стефан сказал, что больше не может жить в лесу, а хочет уйти в Москву в монастырь. На следующий день он ушел. Варфоломей, проводив его со слезами, остался один посреди дремучего леса. Терпел он зимой метели и стужу, а летом дожди и зной, стойко преодолевал все страхи и опасности, которые подстерегают человека в таком диком и безлюдном месте, но уходить отсюда не собирался.

_5

Здесь, в глухом лесу, исполнилась наконец мечта Варфоломея — он стал монахом. Один сельский игумен прочитал над ним особые молитвы и остриг на его голове прядь волос. Когда люди становятся монахами, они получают новое имя.  И Варфоломей стал Сергием.

Началась его монашеская жизнь.

Днем Сергий трудился в лесу и у дома: ходил за водой на родник, колол дрова, чинил одежду, работал на огороде. Шумели над головой высокие сосны, звонко выстукивал клювом дятел, порхали и пересвистывались в кустах лесные птицы. Ночью же Сергий тоже трудился дома или в церкви: читал молитвы и священные книги.

Тихо шелестели страницы… Слышно лишь, как потрескивает огонек смолистой лучины да ухает филин в чаще… Спал он совсем мало.

Прошли годы, и слух о Сергии как о бесстрашном и добром монахе стал приводить к нему тех, кто искал для себя уединенной монашеской жизни. Сергий разрешал им селиться рядом со своим жильем. Помогал отесывать бревна и строить кельи. Так образовался в лесу монастырь — будущая великая Троице-Сергиева Лавра.

_6

Жили монахи трудно, перенося болезни, голод, нужду… Но дружно. Трудились каждый своим трудом и учились жить чистой и мирной жизнью. А Сергия они избрали своим игуменом — начальником монастыря и называли его «авва», то есть «отец».

Стало известно об игумене Сергии по всей Русской земле. Люди рассказывали друг другу об удивительном монахе из Радонежа и говорили между собой: «Неужто и правда объявился среди нас человек, чистый пред Богом и помогающий всем своей сильной молитвой?»

В те времена Русь находилась под властью монгольских кочевников, которые называли себя Золотой Ордой. Это были коварные и очень умелые в бою воины. Русские же князья все время ссорились между собой: одни хотели быть самыми главными, а другие стремились править своими княжествами отдельно от остальных. Из-за этих раздоров князья не могли выступить единой силой, были разбиты поодиночке и платили теперь Золотой Орде большую дань: золотом, серебром и ценными мехами. Воины Золотой Орды совершали грабительские набеги на русские города и селения, не щадя ни женщин, ни детей, а многих уводили в плен и делали своими рабами.

_9

Русские люди, жившие в постоянном страхе от вражеских нападений, уставшие от княжеских ссор, от  злобы и ненависти друг к другу, приходили к Сергию отовсюду. Отыскав его обитель далеко в лесу, люди своими глазами видели, как мирно и дружно живут монахи, как они помогают друг другу, и говорили: «Смотрите, они живут как родные братья! Почему бы и нам не жить так же?»

Всякого человека, кто бы он ни был — бедный или богатый, — встречал Сергий с любовью. Многие из простых людей оставались и поселялись неподалеку от его монастыря, расчищая лес под постройки и пашни.

Пришел как-то из одной деревни крестьянин и стал искать того, о ком столько слышал:
— Говорят, у вас великий пророк живет. Хочу поглядеть на него.
— Да вот он, — отвечают монахи, — в огороде.
Видит крестьянин на грядках худого монаха с мотыгой, в плохой одежке…
— Не может быть, чтобы такой великий человек ходил как последний нищий! Зачем вы смеетесь надо мной?!  — обиделся он.
В ту минуту въехал в монастырские ворота князь со своей дружиной и, едва спрыгнув с коня, поклонился худому монаху в ноги, потому что это и был игумен Сергий. А вслед за князем поклонилась и вся дружина.

Крестьянин же скинул шапку и стоял, онемев от удивления…
Люди просили Сергия, чтобы он научил, как им правильно жить, и слушали каждое его слово.
— Все мы дети Божии,  — говорил народу игумен Сергий, — а значит, все мы братья и сестры. Будем жить мирно, не причиняя друг другу обид, и никакие враги не одолеют нас. Единением и любовью спасемся!
«Будем вместе, как одна большая семья, и Бог вернет нам свободу!» — отзывалось в русских сердцах. Люди поднимали головы, становились добрее, объединялись в надежде сбросить с себя чужеземный гнет и стать свободными.

Но сказано слово, и настал день.

Поднялся из южной степи Мамай, повелитель Золотой Орды. Он собрал огромное войско и повел его на Русь, чтобы навсегда захватить Русскую землю, а самому править ею. Загудела степь конным топотом и скрипом многих тысяч повозок.
Князь Дмитрий Московский сел на коня и поехал к Сергию за советом:
— Мы посылали большие дары Мамаю.  Желали договориться миром, но он и слушать не хочет! Как велишь поступить нам?

Сергий подошел к нему и сказал:
— Собирай русское войско, князь.
Отпустил с ним на подмогу двух монахов своих: Андрея Ослябю и Александра Пересвета. Оба они до прихода в монастырь были знаменитыми воинами. Только не бывало еще такого, чтобы монахов на бой посылали. Но, видно, страшная битва нам предстояла.
Князю же сказал на прощание:
— Ступай смело, и победишь.

 

Князья, забывшие прежние ссоры, стали собирать свои дружины в единое войско. Все крепкие духом ратники со всей Русской земли собрались с великим князем Дмитрием на Куликовом поле, между реками Непрядвой и Доном. Туда же пришел и Мамай со своими полчищами…

В тот день, когда решалась судьба Руси, игумен Сергий встал посреди монашеской братии и начал рассказывать им о ходе сражения, как будто сам он находился там, на поле боя…
Вот перед битвой из Мамаева войска выехал ордынский богатырь Челубей, вызывая русского воина на поединок. Был он огромен и страшен, и никто не мог победить его. Навстречу ему выступил наш богатырь Пересвет. Был он в монашеском одеянии и с могучим копьем наперевес. Разогнали богатыри коней, ударились копьями на полном скаку, и оба рухнули замертво на траву. Лишь успел Пересвет показать рукой на вражеские полки.

_11

Так началась эта битва.

Всей своей грозной мощью вломились вражеские клинья в наши пешие полки, где бился князь Дмитрий. Мамай стремился смять и опрокинуть дружины русских. Рубились в тесноте отчаянно, убитых падало без счету… Упорство, ярость, звон мечей в гремящей над Доном сечи… Восемь часов по колено в крови русские бились за свою Родину, за свое будущее…
Вот конница Мамая прорвала последний поредевший строй на нашем левом фланге и вышла в тыл русского войска. Враг уже ликовал…

Но пробил час! Как молнии из тучи, из дубовой рощи по команде воеводы Боброка на них обрушился засадный полк князя Владимира Храброго. Ударили, сшиблись, ошеломили! Вместе с ними все русские полки перешли в атаку на врагов и переломили их силу!
Не выдержав такого натиска, Мамаево войско дрогнуло и обратилось в бегство, давя от страха друг друга. Их долго гнали, круша налево и направо последние остатки. Мамай все бросил и бежал до самого Крыма…

Разгром был полный.

Князя Дмитрия с трудом нашли под грудой тел. Он оказался жив, а его доспехи были покрыты вмятинами от ударов.
— Князь, ты слышишь, твоя победа!!!
За победу в этой битве на Дону прозвали князя Дмитрием Донским.
А вечером того великого дня игумен Сергий отслужил панихиду по павшим воинам, называя каждого героя по имени…
Слава сошла на Русскую землю. Освободившись от страшной угрозы, русский народ воспрял духом и расправил плечи.
Князь Дмитрий Донской не раз обращался к Сергию за помощью в государственных делах. Сергий мирил князей, гасил между ними вражду и ссоры, и они, оставив обиды, помогали Московскому великому князю укреплять русское государство.

_10

Бывало, приезжал к нему князь с просьбой:
— Желал бы иметь я в краю своем монашескую обитель. Помоги, отче! Покажи, где бы нам устроить ее…
Тогда выходил Сергий из Троицкого монастыря, шел по ближним и дальним лесам, выбирая место для будущего монастыря.

И многие ученики преподобного Сергия расходились по всей Русской земле,  положив начало многим новым монастырям — хранилищам чистоты и крепости народного духа.
Не было на Руси такой семьи и такого дома, где бы не знали имя святого Сергия Радонежского. Люди шли к нему, как к родному отцу.

Один человек прошел много горестных верст в великой надежде на Сергия. Принес к нему умирающего сынишку, положил в келье на лавку. Стали было печку топить, глянули на ребенка, а тот уж не дышит. Несчастный отец, увидев мертвого сына, взял топор и пошел делать гроб. Сергий же, преклонив колена, положил свои ладони на тело мальчика и начал молиться о нем…
Наступила напряженная тишина… Лишь было слышно, как чуть потрескивает в тиши свечной огарок… Вдруг умерший ребенок пошевелился, вздохнул и открыл глаза…
Вошел почерневший от горя отец с тесаным гробиком, да так и выронил из рук: сынишка его сидит на лавке живой и здоровый.

_13

Многие искали у Сергия правды и защиты от злых людей.

Однажды пришел к нему бедный крестьянин с обидой на богатого соседа. Этот богач был известен своей жадностью и презрением к бедным. Он приказал своим людям забрать у бедняка его единственную свинью и заколоть ее для себя. Сначала он обещал  заплатить бедняку за мясо, но потом от жадности переменил свое обещание и ничего не заплатил ему.
Сергий призвал обидчика и сказал ему:

— Чадо, разве ты не слышал, что за каждое злое дело мы дадим ответ перед Богом? На что ты надеешься, обижая того, кто слабее тебя? Не думаешь ли, что зло, которое ты причинил человеку, минует тебя? Знай же: все нажитое обманом истлеет в прах и не принесет тебе ничего хорошего.
Богатый попросил прощения и вышел от Сергия с твердым намерением заплатить сироте за свинью и за нанесенную обиду. Но по дороге в сердце его снова вспыхнула жадность, и он передумал. Придя к себе, зашел он в сарай, где хранилась свиная туша, и вдруг увидел, что вся она, несмотря на мороз, покрыта червями. Охваченный ужасом, он приказал немедленно отдать деньги соседу. И долго еще боялся показываться Сергию на глаза.

Шли годы, Свято-Троицкий монастырь преподобного Сергия по праву стал духовным центром всей Руси, а потом и России.

 

Люди видели, как Сергий заботится о них, и любили его. Всем он служил, всем помогал, за всех молился. И всегда трудился: носил из источника воду, пек хлеб, колол дрова.

Жизнь Сергия достигла такой чистоты, что взору его было открыто многое, скрытое от других.
Однажды Сергий стоял пред иконою Богородицы. Долго молился он, не слыша ни комариного звона, ни криков ночной птицы… Присел было отдохнуть. Но тут же встал и сказал монаху Михею, который помогал ему в келье:

— Бодрись, чадо, сейчас сойдет на нас чудесное посещение…
«Пречистая грядет!» — раздался небесный голос.
Поспешил он в сени, да тут и застыл, объятый сильным сиянием. Видит, стоит перед ним, блистая светлее солнца, Пречистая Богородица. А рядом с Ней  апостолы Петр и Иоанн.
Богородица коснулась рукой склоненного Сергия:
— Не бойся, избранник Мой, Я пришла навестить тебя. Услышана молитва твоя об учениках и монастыре. Отныне не беспокойся, Я возьму эту обитель под Свой покров, подавая все необходимое, и не покину его.
И с этими словами стала невидима.

_15
Потрясенный Сергий, едва сознавая себя, помог подняться с пола еле живому от страха ученику. И долго еще оба пребывали в великом изумленье и трепете…
Молва о святой жизни Сергия и его чудесах достигла других народов и стран.
Некий епископ, прибывший в Москву из Константинополя, был из тех, кто не верил в святость Сергия Радонежского. Он отправился в Свято-Троицкую обитель, чтобы убедиться в этом своими глазами. «Погляжу я, какой у них «святой» тут завелся», — думал он по дороге.

Войдя в монастырь, он едва лишь взглянул на Сергия, как тут же и ослеп на месте. В ужасе пал он на землю, плача и моля о прощении. Сергий же, вздохнув, дотронулся пальцами глаз его, и спала с него слепота, как темная пелена. После чего был тот епископ удостоен подобающих его сану почестей и доброго угощения. Но больше всего обрадовался он беседе с самим игуменом Сергием. И вернувшись в свой город, говорил всем:
— Сподобил меня Господь видеть воистину святого человека!
Много еще чудесного увидели люди от святого Сергия Радонежского.
Весной 1392 года, предвидя свою земную кончину, Сергий наложил на себя обет молчания, чтобы посвятить все оставшееся время молитве…

Наступила осень. Игумен Сергий уже не вставал с постели.

Когда же пришел смертный час, обратил он свой взор на родное Отечество. Облетел он мысленным взором бескрайние, как море, леса, привольные поля и убранные нивы, курящиеся дымками деревни, полноводные реки, светлые озера, многолюдные города и могучие крепости, маковки церквей и соборов, увенчанные крестами… Словно видел перед собой Сергий князей на дружном совете, и верных бояр, и слободских и посадских мастеровых, и вереницы крестьянских свадеб, и матерей, ласкающих своих детей, и дозоры воинов на степном валу…

_16

К ним, а также к ученикам своим и ко всем русским людям — к живущим, и к тем, кому еще жить в свои времена, — обращено завещание святого Сергия Радонежского:

— Живите чисто, как нам Бог заповедал. Храните мир между собой и все прощайте друг другу, как дети одного Отца. Я же за всех вас буду молиться, и  всем, кто  будет просить  меня с  верой,  приду на  помощь…

Рисунки Артема Безменова

Другие материалы о преподобном Сергие читайте в рубрике «Преподобный Сергий Радонежский»

Сергий Радонежский | Академия Целителей

СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ

Сергий Радонежский — самый чтимый и любимый народом русский святой.

Его называют игуменом всея Руси, небесным покровителем нашей земли, заступником воинства и ученичества. Основанная Сергием Радонежским Троице-Сергиева лавра была когда-то маленькой деревянной церковью посреди густого леса, а сейчас это крупнейший в мире православный монастырь, имеющий собственную богатую историю.

Память преподобного Сергия Радонежского отмечается несколько раз в году: 5 / 18 июля — воспоминание обретения его честных мощей (1422), 25 сентября / 8 октября – его преставление (1392).

О Сергии Радонежском известно много и в то же время очень мало. К огромному сожалению, не осталось ни одной строчки писем или поучений великого старца. И неизвестно — существовали ли они вообще. Сергий, человек очень образованный, возможно, не доверял бумаге, предпочитая устное общение с учениками, паломниками, князьями. Но может быть, его писания просто не сохранились. Пожары в древней деревянной России случались часто. Все, что мы знаем о Сергии Радонежском, это житие преподобного, написанное его учеником Епифанием Премудрым сразу после смерти Сергия в конце XIV века, переработанное житие, сделанное через сорок с лишним лет Пахомием Логофетом в связи с подготовкой канонизации Сергия, и более поздние различные сочинения, толкования, исследования.

Известна дата смерти Сергия Радонежского — 25 сентября 1392 года. Известна и дата рождения — 3 мая. Вот только с годом рождения ситуация сложная.

В своем житии Епифаний (с непонятной и на сегодняшний день целью) зашифровал хронологию появления на свет русского святого. По версиям историков, это либо 1314, либо 1319, или 1322 годы. Только место рождения не ставится под сомнение – село Варницы под Ростовом Великим.
При крещении будущий святой получил имя Варфоломей. Его родители Кирилл и Мария имели благородное происхождение, причем мать по одной из версий была дочерью знатного крещеного татарина. В житии Сергия Кирилл гордо именуется «боярином». Но, судя по документам, ни собственных деревень, ни дружин у этого боярина не было. Кирилл сам состоял в свите ростовского князя Константина Борисовича, а потом его сына Василия Константиновича. Сыновья Кирилла и Марии Стефан, Варфоломей и Петр были сызмальства привычны к труду, хорошо владели топором, что пригодилось при строительстве обителей.

XIV век – тяжелое время для Русской земли. Иго Золотой Орды. И великие, и удельные князья были вынуждены регулярно ездить в Орду отвозить дань, выражать верноподданические чувства ханам. Туда угоняли лучших строителей, оружейников, целителей, различных ремесленников. Кирилл не раз бывал в Сарае, столице Орды, сопровождая ростовского князя. Иногда татары устраивали набеги для устрашения населения. Русские князья часто ссорились и воевали друг с другом, и ордынцам это было только на руку.

Страна медленно возрождалась и под ордынским игом. Одним из центров культуры был Ростов Великий, где действовали школы при монастырях. Такую школу посещал и отрок Варфоломей вместе с братьями. С этим связано известное чудо, произошедшее с будущим святителем. Варфоломею никак не давалась русская грамота, хотя подросток старался,  усердно молился, но никак не мог запомнить все буквы, правописание.

Как-то раз мать отправила сына пасти жеребят. Варфоломей увидел стоящего под деревом и молящегося незнакомого монаха. Робко подойдя к нему, отрок попросил монаха помолиться о помощи в овладении грамотой. Монах так и сделал и дал Варфоломею кусочек просфоры, сказав, что отныне он будет грамотнее всех соучеников. Варфоломей съел кусочек освященного хлеба, и монах исчез. С тех пор обучение пошло на лад, и подросток быстро научился читать и писать не только на родном языке, но и выучил греческий. Это чудо изобразил Михаил Нестеров в картине «Видение отроку Варфоломею», хранящейся в Третьяковской галерее.

Еще в детстве Варфоломей отличался большой религиозностью, был рассудителен в разговорах со старшими и со сверстниками, не любил детские забавы и строго соблюдал все посты, хотя до двенадцати лет в русских семьях дети не постились. Он готовился к монашескому подвигу, и только возраст не позволял ему уйти в монастырь.

 

В 1334 году семья Кирилла, уже совершенно разорившегося и обедневшего боярина, была вынуждена переселиться в городок Радонеж в Московском княжествеДело в том, что великий князь московский Иван Калита расширял свои владения делал зависимыми удельных князей в основном не военным путем, а при помощподкупа, финансового закабаления и прочих экономических рычагов. Не случайно прозвище «Калита» значит «кошелек». Он оплатил долги ростовского князя перед Ордой и получил феодальное право «вывода» части ростовской знати в свои земли.

Городок Радонеж дал прозвище преподобному Сергию, с которым он вошел в историю. Бедность и болезни не позволили родителям Варфоломея Кириллу и Марии прожить долго. Они были похоронены в Хотьковском Покровском монастыре, куда ушли послушниками старшие сыновья Стефан и Варфоломей. Свою долю наследства очень небольшого, они оставили младшему брату Петру. В истории монашества есть парадокс. Само слово «монах» с греческого переводится, как «одинокий». Основатель монашества в IV веке египтянин Антоний Великий действительно вел отшельническую жизнь. Но и у него со временем появились ученики. Большинство скитов и пустыней, основанных христианскими подвижниками, превращаются в общежитийные монастыри. Так случилось и с той пустынью, которую основал Варфоломей вместе со старшим братом Стефаном.

Однажды Варфоломей понял, что только в отдалении, в безлюдье его молитвы о родной земле и ее обитателях прозвучат наиболее искренне. А то, что об этом будет широко известно, к нему потянутся люди, у него появятся многочисленные ученики – никогда не было целью преподобного. Так уж распорядился Господь. Святость и благочестие притягивают верующих. В 1337 году, еще не принявшие монашеского пострига, Варфоломей и Стефан в десяти верстах от Хотьково выбрали холм Маковец над речкой Кончурой и принялись строить церковь, ночуя в шалаше. Вскоре Стефан не выдержал подвига ежедневного труда и рациона только из хлеба и воды, вернулся в Хотьковский монастырь, где принял постриг, а потом ушел в Москву, в Богоявленский монастырь.

Варфоломей продолжил работать в полном одиночестве, как этого и требует отшельничество. Прослышав об этом, его навестил в том же году игумен Митрофан из Хотьково и совершил над ним обряд пострига, после чего Варфоломей принял имя Сергий. В одиночку очень трудно строить дом а, тем более, церковь. Вначале к Сергию пришли из окрестных деревень несколько молодых людей, ставших послушниками, поселилось и несколько монахов. Строительство шло трудно. За водой было далеко ходить. И тогда по усердной молитве преподобного прямо на холме Маковец открылся источник и этот ключ бьет до сих пор. От монахов и послушников об этом чуде стало широко известно.

В 1342 году возведенная деревянная церковь была освящена во имя Святой Троицы. Небольшие еще строения в густом лесу были объявлены монастырем, во главе которого встал Сергий Радонежский. И то не сразу. Братия уговаривала его, тогда как он сам хотел остаться простым монахом. Но, сделавшись игуменом, Сергий настоял на том, что жизнь монастыря будет идти по новым правилам. В то время считалось, что монахи должны только молиться за князей и народ, а все необходимое для жизни – пищу, ткани для одежды, украшения для церкви – миряне были обязаны добровольно нести в монастыри. Ведь обители играли роль посредников между землей и небом. Монахи также должны были собирать с богатых и бедных деньги, милостыню. С сумами и плошками старые и молодые черноризцы ходили по деревням, по городам и ярмаркам. Владетельные князья, заботясь о спасении души, завещали крупным монастырям целые сёла и деревни вместе с крестьянами и землями. Монастыри становились крупными коллективными феодалами, богатели. Конечно, оставались нищие подвижники, отшельники, молитвенники. Но и богатых среди монашествующего духовенства было предостаточно.

Сергий Радонежский был категорически против этой системы, считая, что молодые, здоровые мужчины, принявшие постриг, должны работать сами: пахать монастырскую ниву себе на пропитание, возводить церкви, кельи и хозяйственные постройки, колоть дрова, шить монашеские одежды. Но при этом должны находить время молиться, служить обедни и заутрени. Тех, у кого были способности, Сергий обязывал петь в хоре, сочинять акафисты, расписывать стены храмов, переписывать богослужебные книги и летописи. А вот просить милостыню правила Сергия Радонежского прямо запрещали. И требования роскоши в церковной утвари христианский подвижник считал излишними. Он говорил, что сам Христос причащал своих учеников из глиняного кувшина, а не из золотого потира. Все эти правила позже были собраны в общежительный устав Троицкого монастыря.

Слава о справедливом и христолюбивом игумене Сергии быстро распространялась по русским землям. Для исповеди в монастырь отправлялись отовсюду паломники, простые крестьяне. Возвращаясь, они пересказывали легенды о творимых Сергием чудесах. Так, у одного жителя села неподалеку от монастыря умер сын подросток. Убитый горем отец принес сына к святому старцу и попросил упокойной молитвы. Но Сергий помолился, и отрок ожил.

Греческий епископ прибыл в Москву, где услышал о благочестии и чудотворстве Сергия Радонежского. Грек засомневался в способностях русского подвижника и отправился убедиться в них лично. И на подъезде к монастырю епископ неожиданно ослеп. Но Сергий помолился за него и зрение вернулось.

К нему ехали посоветоваться князья, в том числе и великие князья из Москвы Симеон Гордый, Иван Красный и Дмитрий Донской. Вместе с митрополитом Алексием Сергий сделал все возможное, чтобы утвердить на московском престоле в 1359 году малолетнего Дмитрия Ивановича, в будущем Донского. Игумен Сергий мирил князей, начинавших конфликты между собой, давал разумные советы в отношениях с Ордой и Литовским княжеством. Можно сказать, что Сергий Радонежский стал крупнейшим русским политиком XIV века, не находившимся при этом у государственной власти. А с духовной властью Сергий однажды распорядился так, что эта история сделала его самым уважаемым монахом на Русской земле. В 1353 году в монастырь вернулся старший брат Сергия Стефан. В Москве он был духовником великого князя Симеона Гордого. После смерти правителя он впал в немилость его преемника Ивана Красного. Стефан заявил, что он тоже основатель Троицкого монастыря и хочет быть его игуменом. У него нашлись сторонники среди братии, недовольные строгим Сергиевым уставом. И тогда Сергий Радонежский, чтобы не ссорить монахов, смиренно покинул основанную им обитель.

После странствия, в ходе которого Сергий основал другой монастырь, Благовещенский на Киржаче, преподобный вернулся, был радостно принят монахами, а Стефан упал перед ним на колени, умоляя снова возглавить обитель. Сергий не сидел безвылазно в своем монастыре. Часто бывал в Москве по приглашению великого князя или митрополита. Посещал другие обители. Им были основаны еще Богоявленский Старо-Голутвин монастырь в Коломне и Высоцкий монастырь в Серпухове. Передвигался Сергий Радонежский только пешком. Ходили легенды о том, что святитель мог передвигаться очень быстро с ангельской помощью. Бывало Конный гонец приезжал в Троицкую обитель и приглашал игумена явиться к великому князю. На следующий день Сергий уже входил в Кремль. А ведь от Сергиева Посада до Москвы 70 километров.

При Сергии всегда была группа молодых монахов, которых он постоянно наставлял в благочестии и житейской мудрости. Время от времени он благословлял кого-нибудь из них основывать новые монастыри, проповедовать слово Божье в отдаленных краях, духовно поддерживать князей, открывать школы для детей. Андроник, основатель известного Андроникова монастыря в Москве; Феодор, основатель Симонова монастыря в Москве; Кирилл и Ферапонт, основатели знаменитой Белозёрской обители – все они ученики Сергия Радонежского.

Пришло время суровых испытаний. В 1380 году великий московский князь Дмитрий Иванович понял, что война с правителем Золотой Орды Мамаем неизбежна. И первое, что он сделал – отправился в Троицкий монастырь просить благословения у игумена Сергия Радонежского. Князю Дмитрию было, конечно, страшно. Надо понимать что впервые русское войско намеревалось перейти Оку и сойтись с непобедимыми ордынцами в открытом сражении.

Устоят ли русские воины перед натиском татарской конницы? Побежит ли великий князь с поля брани, как бежали многие его предки, или падет под саблей или стрелой степняка?
Но святитель Сергий спокойно благословил полководца и сказал: «Без всякого сомнения, господин, смело выступай против свирепости их, нисколько не устрашаясь. Обязательно поможет тебе Бог».
Вскоре все русское войско знало, что Сергий Радонежский предсказал ему победу, и предсказание сбылось на поле Куликовом.

Святитель был поборником строгого соблюдения всех церковных канонов. Но в особых случаях шел на прямое их нарушение, когда возникала острая необходимость. Все мы знаем что Монахам запрещено брать в руки оружие. Но в 1380 году, благословляя московского князя Дмитрия Ивановича на войну с Мамаем, Сергий Радонежский также благословил двух своих схимонахов, которые были до пострига профессиональными воинами, Александра Пересвета и Родиона Ослябю на участие в сражении. Появление на поле брани монахов с оружием, направленных самим Сергием Радонежским, вдохновило ратников, освятило возможную смерть в бою, придало Куликовскому сражению особый смысл. Как известно, и Пересвет, и Ослябя пали в сражении и были причислены к лику святых.

Во всенародной славе и в скромной келье Сергий Радонежский скончался 25 сентября 1392 года, успев дать последние наставления братии. Он завещал похоронить себя на общем кладбище. Но его все-таки похоронили в храме, им построенном. Могила со святыми мощами многое пережила: и разорение татарским ханом Едигеем, и возведение над ней первого каменного Троицкого собора в XV веке, и польскую осаду в XVI веке, и закрытие Троице-Сергиевой лавры на 26 лет при советской власти. В годы Великой Отечественной войны мощи святителя, как особую ценность, эвакуировали в город Соликамск Пермской области, а потом возвратили на место.

Сергий Радонежский был причислен к лику святых в 1452 году в правление великого князя Василия Темного. Святитель был и остается небесным покровителем Земли Русской, одним из самых почитаемых пастырей нашей страны.

Мало, кто знает, что ему молятся также католики. В 1969 году римский папа Павел VI включил его имя в богослужебный календарь своей церкви. В житийной литературе описано не одно чудо, сделанное преподобным Сергием. Чудесные явления Сергия после его смерти также спасали многие жизни и храмы. В 1517 году во время Русско-польской войны вражеская армия осадила крепость Опочку. Защитники мужественно сражались до тех пор, пока у них не кончились камни, которые сбрасывали на штурмующих. Одной женщине во сне явился святой Сергий и сказал, что в церкви под алтарем в земле лежит целая груда камней. Крепость благодаря этому удалось отстоять.

Знаменитый русский реставратор архимандрит Алипий (Воронов), приняв постриг, работал в Троице-Сергиевой лавре. Однажды во сне ему явился Сергий Радонежский и закричал: «Отец Алипий, что ты спишь? Храм горит!» Алипий проснулся и побежал в церковь, в которой начались реставрационные работы. Действительно, ночью загорелась промасленная ветошь. Пожар удалось потушить. Но, по правде говоря, для веры, для церкви чудеса не главное. Они дань еще ветхозаветной традиции, когда только чудом расступившихся вод или падением манны небесной Моисею удавалось заставить свой грешный народ вернуться к вере в Бога. Чудо – это лишь повод для верующего человека встать на путь нравственного преображения. Патриарх Всея Руси Кирилл однажды сказал: «Главное чудо преподобного Сергия – он сам». С этим нельзя не согласиться, у Сергия есть чему учиться, его качествам стойкости и смирения, миролюбия и справедливости, стремление к грамоте и простаты.

Сергия Радонежского почитают как заступника земли Русской, наставника монашествующих, покровителя воинов, школьников и студентов. Вот о чем чаще всего молятся преподобному:

  • К великому заступнику люди обращаются при любой беде. Считается, что он может помочь в самых тяжелых случаях, когда все остальное бессильно.
  • Ему молятся об исцелении как тела, так и души.
  • Считается, что молитвы этому святому помогают человеку избавиться от гордыни и излишнего самомнения.
  • К святому обращаются и с просьбами о развитии ума и успехах в учебе. Очень часто об этом просят родители для своих детей.
  • К нему же идут и во время войны с молитвами о том, чтобы те, кто находится на поле битвы, вернулись живыми и невредимыми.
  • К Радонежскому обращаются люди, которые запутались и не знают, как поступить в той или иной ситуации. Считается, что молитва образу Сергия Радонежского поможет получить ценный совет, который сделает легче дальнейший выбор.
  • Молитва перед иконой Сергия Радонежского может помочь отстоять свои права в суде, но только при условии, что человек выступает за правое дело.
  • Обращаются к иконе преподобного и при сложностях в рабочих вопросах.

Молитва Сергию Радонежскому о помощи в учебе (о прибавлении ума)

О, священная главо, преподобне и богоносне отче наш Сергие, молитвою твоею, и верою и любовию, яже к Богу, и чистотою сердца, еще на земли во обитель Пресвятыя Троицы душу твою устроивый, и ангельскаго общения и Пресвятыя Богородицы посещения сподобивыйся, и дар чудодейственныя благодати приемый, по отшествии же твоем от земных наипаче к Богу приближивыйся и небесныя силы приобщивыйся, но от нас духом любве твоея не отступивый, и честныя твоя мощи, яко сосуд благодати полный и преизливающийся, нам оставивый!

Велие имея дерзновение ко Всемилостивому Владыце, моли спасти рабы Его, сущей в тебе благодати Его верующия и к тебе с любовию притекающия.

Испроси нам от Великодаровитаго Бога нашего всякий дар, всем и коемуждо благопотребен: веры непорочны соблюдение, градов наших утверждение, мира умирение, от глада и пагубы избавление, от нашествия иноплеменных сохранение, скорбящим утешение, недугующим исцеление, падшим возставление, заблуждающим на путь истины и спасения возвращение, подвизающимся укрепление, благоделающим в делех благих преспеяние и благословение, младенцем воспитание, юным наставление, неведущим вразумление, сиротам и вдовицам заступление, отходящим от сего временнаго жития к вечному благое уготовление и напутствие, отшедшим блаженное упокоение, и вся ны споспешествующими твоими молитвами сподоби в день Страшнаго Суда шуия части избавитися, десныя же страны общники быти и блаженный оный глас Владыки Христа услышати: «Приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира».

Аминь.

Молитва Сергию Радонежскому об избавлении от гордости

О преподобне и богоносне отче наш Сергие!

Воззри на нас(имена) милостивно и, к земли приверженных, возведи к высоте небесней.Укрепи наше малодушие и утверди нас в вере, да несомненно уповаем получити вся благая от благосердия Владыки Бога молитвами твоими.

Испроси предстательством твоим всякий дар всем и коемуждо благопотребен и вся ны споспешествующими твоими молитвами сподоби в день Страшнаго суда шуия части избавитися, десныя же страны общники быти и блаженный оный глас Владыки Христа услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира.

Аминь.

Молитва Сергию Радонежскому о здравии (тела и души)

О, дивный Сергий Радонежский, Пресвятой и истинный Чудотворец всея Руси!

Молитва твоя укрепляла Воинства в брани и рождала источники живоносные, исходящие их чрева Матери – Земли, укрепи и мой Дух и Внутренния Воины, кои есть Господа Иисуса Присутствие и Присутствие Господа Будды, молитвами чудотворными ко исполнению Бога во всем существе моем и исторгни всю неправду, когда-либо мною творимую и запечатленную немощами, болезнями, и страданиями проживаемыми из Души и тела моего.

Уповаю на тебя, Преподобный, не гнушайся меня, и помяни в молитвах своих, соверши чудо исцеления истинного во Славу Отца нашего Небесного и Матери Вечной Всемилостивой, во благо сокровенной и божественной сущности моей.

Аминь и Аминь.

Сергий Радонежский знал о своей кончине за полгода до нее. Как великий святой воспользовался этим временем?

Люди, как правило, не знают дня и часа своей смерти. Но некоторым святым Господь открывает это знание. Например, Сергий Радонежский знал о своей кончине за полгода до нее. Как великий святой воспользовался этим временем?

Не стоит удивляться, что преподобный Сергий заранее знал о дне своей кончины. Ведь это был человек, которому однажды явилась Сама Богородица, а во время литургии сослужили ангелы: и то, и другое своими глазами видели его ученики. И о том, как скончался преподобный Сергий, мы тоже знаем от его ученика Епифания Премудрого.

Изображение св. Сергия Радонежского на покрове XV века

Что делал преподобный, узнав о скорой смерти?

Шел 1392 год, преподобному Сергию было уже к восьмидесяти. Узнав, что ему осталось жить полгода, игумен Свято-Троицкой обители созвал всех ее монахов и в их присутствии передал управление монастырем своему ученику Никону. Прежде в обители уже случались споры по поводу управления ею: не всем нравился, например, введенный Сергием общежительный устав, когда у всех все общее… Теперь Преподобный захотел передать управление достойнейшему из братьев.

Никон Радонежский

Почти все время с того дня Сергий проводил в келье, безмолвствовал и молился. Он целиком сосредоточился на подготовке к той Встрече, которая ждет в конце концов всякого человека. Всю жизнь Преподобный учил собратьев молиться внимательно и собранно; он был главным продолжателем на русской земле исихазма — движения греческих монахов, суть которого как раз в сосредоточенной и безмолвной молитве. Именно этому Сергий и посвятил остаток своей жизни.

Как Сергий Радонежский провел последние дни перед смертью?

В сентябре Преподобный заболел. Зная, что от этой болезни ему уже не оправиться, он созвал монахов в последний раз и обратился к ним с последним напутствием.

О чем он говорил с ними?

Во-первых, завещал братьям неуклонно оставаться в православии. Он просил их хранить единомыслие друг с другом, душевную и телесную чистоту, нелицемерную любовь; «от злых и скверных похотей остерегаться, пищу и напитки вкушать трезвенные, а особенно смирением украшать себя… от противоречия уклоняться, и ни во что ставить честь и славу жизни этой, но вместо этого от Бога воздаяния ожидать».

Во-вторых, просил не забывать страннолюбия, то есть с любовью принимать странников. Именно эти слова часто написаны на , с которой Преподобного изображают на иконах.

И, в-третьих, святой завещал ученикам почитать однажды явившуюся ему Богородицу, «чтобы Она была для вас прибежищем и стеной от сетей вражеских и козней их».

Перед самой смертью, уже совсем ослабев, Сергий захотел в последний раз причаститься Тела и Крови Христовых. Епифаний вспоминает, как бережно монахи поддерживали своего умиравшего игумена, преподавая ему Святые Дары.

Почти сразу затем Преподобный предал душу Богу, а по келье, где лежало его тело, разлилось сильное и дивное благоухание.

Преставление преподобного Сергия Радонежского

Как хоронили Преподобного

Сергий завещал похоронить его на общем монастырском кладбище, но монахам очень хотелось, чтобы Преподобный хотя бы телом оставался с ними. Не зная, как поступить, чтобы и волю усопшего не нарушить, и воздать должные почести его останкам, они обратились к митрополиту Киевскому и всея Руси Киприану. Тот не сомневался: место Преподобному — в храме. Там, на правой стороне Троицкого храма, его мощи и положили. Там они покоятся и сейчас, через шесть с половиной столетий.

К вопросу о дате рождения преподобного Сергия Радонежского / Православие.Ru

В историографии и агиографии присутствуют разные версии
даты рождения преподобного Сергия, основанные на
по-разному интерпретируемых косвенных данных, имеющихся на
сей счет в источниках. Актуальность опыта выяснения
наиболее вероятной даты обусловлена приближением юбилейных
торжеств, посвященных 700-летию рождения «игумена
Русской земли».

Преподобный Сергий Радонежский
Житие преподобного Сергия в своих главных
событиях известно всякому сознательному православному
русскому человеку. Основным и почти единственным
источником этих сведений является для своей эпохи
исключительно обстоятельное агиографическое
повествование, написанное насельником основанного им
Троице-Сергиева монастыря и учеником преподобного
Епифанием Премудрым. По словам самого автора
«Жития», впервые он приступил к его
составлению «по лете убо единем или по двою по
преставлении старцеве»[1]. Но это были лишь предварительные
записи о подвигах и поучениях святого, которые
делались, что называется, для себя самого, а не для
обнародования: «По себе пишу, а запаса ради и
памяти ради и ползы ради»[2]. В течение 20 лет Епифаний вносил
такие записи в «свитки, в них же беху написаны
некыя главизны еже о житии старцеве памяти
ради»[3]. И лишь на закате своей жизни,
убедившись, что никто другой не взял на себя труд
составления жития великого старца, агиограф приступил к
написанию подобного сочинения, опираясь при этом как на
собственные ранее сделанные записи, так и на
воспоминания престарелых монастырских насельников
— «древних старцев» — о
преподобном. Как пишет Епифаний в предисловии к своему
сочинению, к написанию «жития» он приступил
через 26 лет после преставления святого —
«отнеле же преставися 26 лет преиде»[4]. Если исходить из почти общепризнанной
даты кончины преподобного Сергия — 1392 г. от Р.
Х., «Житие» начато было около 1418 г., и
очевидно, вскоре завершено. В 1422 г. были обретены
мощи святого, а по прошествии еще трех десятилетий
состоялось его прославление.

«Житие», написанное Епифанием, как известно,
дошло до нас не в оригинальном виде. Примерно через два
десятилетия после обретения мощей преподобного Сергия оно
было переработано знаменитым агиографом Пахомием
Логофетом, афонским монахом сербского происхождения,
который прибыл на Русь около 1440 г. и вступил в число
братии Троицкого монастыря. Пахомий, литературная задача
которого связана была с предстоявшей канонизацией великого
подвижника, сократил труд Епифания, добавил к нему
рассказы о чудесах, свершившихся после обретения мощей
святого, и стилистически переработал сочинение своего
предшественника в направлении большей торжественности,
создаваемой искусством «плетения словес», и
соответствия выработанному в поздней Византии
агиографическому канону. «Житие преподобного
Сергия» к тому же существует в нескольких редакциях,
различающихся не только в малозначащих деталях, но и
документально, в частности в датировке тех или иных
событий. В этих редакциях в разной мере сказалась правка
первоначального Епифаниева оригинала, произведенная
Пахомием.

При столь сложной истории текста «Жития»
присутствие в нем разночтений фактически неизбежно. Самое
существенное из них относится к дате рождения преподобного
Сергия. В отличие от некоторых других событий из жития
святого, соприкосновенных с его участием в политической
истории Руси, которые отражены и в иных документах, так
что, если так можно выразиться, поддаются проверке при
сличении разных свидетельств, по подобию перекрестного
допроса свидетелей в судебном процессе, о времени рождения
святого Сергия мы знаем лишь из его «Жития»,
составленного Епифанием и переработанного Пахомием.

Но относительно этой даты мы как раз и сталкиваемся в
«Житии» с противоречивыми данными. Автор
«Житии» (Епифаний или Пахомий), не указывая
эту дату по летосчислению от сотворения мира, привязывает
ее к гирлянде других дат, которые, казалось бы, должны
разрешить вопрос: «в лета благочестиваго преславнаго
державнаго царя Андроника, самодержца греческаго, иже в
Цариграде царьствовавшего, при архиепископе Коньстянтина
града Калисте, патриарсе вселеньском; в земли же Русстей в
княжение великое Тферьское при великом князи Димитрии
Михайловиче, при архиепископе пресвященнем Петре,
митрополите всея Руси, егда рать Ахмулова»[5].

Практически все указанные здесь даты, с одной стороны,
хорошо известны, но с другой, за одним исключением,
— они обозначают не прямую дату рождения, а лишь ее
хронологические рамки, но что хуже того, эти даты
несовместимы, так что быть корректными все сразу они не
могут. Император Андроник II Палеолог правил с 1282 по
1328 г., а Андроник III с 1328 по 1341 г., Каллист I
Святогорец занимал Патриарший престол дважды: с 1350 по
1354 и затем еще с 1355 по 1362 г. Тверской князь Дмитрий
Михайлович Грозные Очи получил из Орды от хана Узбека
ярлык на великое княжение Владимирское в 1322 г., а в 1325
г. был убит в Орде. Святитель Петр возглавлял Русскую
Церковь с 1308 по 1326 г. Наконец, под ратью Ахмыловой
подразумевается, очевидно, бедствие, обрушившееся на Русь
в 1322 г., когда ордынский посол Ахмыл, цитирую близкий к
летописной записи пересказ ее С. М. Соловьева,
«наделал много зла низовым городам, Ярославль взял и
повел много пленников в Орду»[6].

Как уже было сказано, совместить все эти даты невозможно.
Но одна из них выпадает очевидным образом как явно не
относящаяся к делу. Это указание агиографа на рождение
преподобного Сергия при Патриархе Каллисте. Предположение
о рождении святого в 1350 г. или в более позднее время
безусловно противоречит всем имеющимся у нас сведениям о
времени его жизни. Из двух императоров с именем Андроник
временем своего правления с остальными датами согласуется
правление Андроника II, продолжавшееся c 1282 по 1328 г.
При сопоставлении оставшихся хронологических рамок:
1282–1328, 1322–1325, 1308-1326 выявляется,
что, если доверять в этом тексту жития, святой родился в
великое княжение Дмитрия Тверского — от 1322 до
1325, а с учетом упоминания «рати Ахмыловой»
еще определеннее, в 1322 г.

Твердость этого вывода, однако, имеет ограниченный кредит
ввиду того, что хотя бы одна ошибка в сообщаемых
агиографом сведениях, о Патриархе Каллисте, есть
бесспорно, а значит, не исключены и другие ошибки. И все
же если бы мы располагали только этими данными о времени
рождения преподобного Сергия, нам, безусловно, следовало
бы исходить из 1322 г. как наиболее вероятной даты. Но в
прямой конкуренции с ней находятся другие хронологические
данные, почерпаемые из «Жития» Епифания
Премудрого и Пахомия Логофета. Прежде всего речь идет о
житийном указании на время его преставления и
продолжительность его земной жизни: «Воздвиже на
небо руце, молитву сотворив, чистую свою и священную душу
с молитвою Господеви предаст, в лето 6900-е месяца
септеврия 25; жив же преподобный лет 70 и 8»[7]. И затем в другом месте — во
включенном в «Житие» «Слове
похвальном», надписанном именем первого автора
«Жития» — «сотворено бысть
учеником его, священноиноком Епифанием»[8]: «Успе же старец о Господе в
старости глубоце, добре пожив, в преподобии, в правде и
целомудрии, в смиренномудрии, во всякой чистоте и
святыни… преставися от жития сего лет
седмидесяти и осми. Чернечествова же лет 55 со всяким
прилежанием и воздержанием»[9]. 6900 г. от сотворения мира —
это 1392 г. от Р. Х. Итак, преподобный Сергий скончался
25 сентября 1392 г., прожив 78 лет. Следовательно,
родился он в 1314 г. или в конце 1313 г., а монашеский
постриг принял в 1337 г.

Таким образом, опираясь на данные одного и того же
источника, приходится выбирать между двумя датами: 1314
или 1322 г. Какой из них отдать предпочтение? Относительно
второй даты, 1322 г., мы уже отметили, что в комплекс
косвенных указаний на нее, из которых она и вычисляется,
вкралась бесспорная ошибка, связанная с именем Патриарха
Каллиста, позволяющая предполагать возможность и иных
ошибок. Кому собственно из двух авторов
«Жития» принадлежат приводимые там даты, или
лучше сказать, имена правителей и первосвятителей, бывших
при рождении святого?

Несомненно, что, по преимуществу Пахомию, во всяком случае
они прошли чрез его редакторскую правку, а некоторые
детали с большой определенностью заставляют предположить и
его авторство. Это относится к упоминанию имен Императора
и Патриарха, и еще к употреблении по отношению к святителю
Петру не только митрополичьего титула, но также и титула
архиепископа, причем на первом месте. Подобная титулатура
относительно редка в оригинальных русских текстах, где
употребление архиепископского титула по отношению к
некоторым епархиальным архиереям делало не совсем удобным
и естественным прилагать его и к митрополитам — к
тому же сан русских митрополитов был ниже архиепископского
в том значении, которое придавалось ему в Византии, однако
употребление этого титула по отношению к предстоятелям
Церквей, не обладавших полной автокефалией или стоявших
ниже по диптиху, чем Патриархаты, весьма характерно как
раз для византийской титулатуры. Несомненно, что для
выходца с Балкан и афонского монаха Пахомия особенности
византийской титулатуры были привычнее, чем для Епифания,
и ради особого уважения к Русской Церкви он наделяет ее
Предстоятеля высоким титулом Архиепископа. Пахомий, также,
вероятно, и внес в текст «Жития» указания на
правление Андроника и Патриаршество Каллиста, допустив в
последнем случае очевидный промах. Слова «в земле же
Русстей в княжение великое Тферское при великом князе
Димитрии Михайловиче», содержащие в себе, с одной
стороны, некую отстраненность — для русского
Епифания, пищущего о русском Сергии, было бы менее
естественно обозначать страну, в которой родился святой,
чем для иностранца Пахомия. К тому же в титуле великого
князя, как он приводится в тексте «Жития»,
есть некая неуклюжесть: вместо «когда великое
княжение принадлежало Тверскому князю Дмитрию», само
Тверское княжение обозначается как великое, хотя, когда в
ту эпоху попеременно Московские и Тверские князья владели
великим княжением, оно именовалось Владимирским или
Русским, но не Московским или Тверским. Подобная
некорректность в княжеской титулатуре также более вероятна
у серба Пахомия, чем у, естественно, лучше осведомленного
в русской княжеской номенклатуре Епифания. Приведенная
здесь критика хронологической привязки рождения
преподобного Сергия позволяет с известной вероятностью
предположить, что принадлежит она по преимуществу или
исключительно редактору «Жития» Пахомию, а не
автору его первоначального текста. И все же это только
предположение.

Что же касается упоминания «рати Ахмуловой»,
то, признаем, более вероятно, что оно вышло из-под пера
самого Епифания, чем его позднейшего редактора и соавтора.
Но здесь возможна ошибка памяти, которую мог допустить
Епифаний, подобная менее извинительному с точки зрения
исторической осведомленности промаху Пахомия относительно
Патриарха Каллиста. Можно предположить, что из бесед с
преподобным учителем Епифаний не раз слышал о «рати
Ахмыловой», относящейся к воспоминаниям его детства,
и включил упоминание о ней в то место «Жития»,
где говорится о рождении святого. А вот ошибка в
обозначении возраста преподобного на целых восемь лет у
агиографа, общавшегося с благоговейно чтимым им старцем
как раз в годы его старости, была бы менее извинительна, и
главное, менее вероятна. Приведенные здесь аргументы в
пользу 1314 г., признаем, носят гипотетический и
спекулятивный характер, но известную основательность они
все же имеют.

Но есть еще одно косвенное, однако, как кажется, веское
соображение в обоснование этой даты, почерпаемое из текста
«Жития». В том месте, которое относится к
отрочеству святого, когда он предавался суровому
постничеству, обеспокоившему его мать, преподобная Мария
говорит сыну, который с ранних лет вел борьбу с грехом:
«И двою на десять не имаше лет, грехы
поминаеши»[10]. В ту пору семья преподобных
проживала еще под Ростовом, а ее переселение в Радонеж
относится ко времени, когда великий князь Иван
Данилович Калита, овладев Ростовским княжением,
направил туда своего наместника Василия Колчева и с ним
некоего Мину, и как рассказывает «Житие»,
эти вельможи, «егда внидоста в град Ростов, тогда
возложиста велику нужю на град да и на вся живуща в
нем, и гонение много умножися. И не мало их от ростовец
москвичем имениа своа с нуждею отдаваху, а сами противу
того раны на телеси своем с укоризною вземлюще и тщима
рукама отхождаху… И таковыя ради нужа раб Божий
Кирилл воздвижеся из веси оноя предреченная
Ростовскыя… и преселися от Ростова в
Радонеж»[11].

Между тем, эта опала на ростовцев, вынудившая отца святого
Сергия преподобного Кирилла переселиться в Радонеж,
относится к началу великого княжения Ивана Калиты, а ярлык
на великое княжение Московский князь получил после
убийства Дмитрия Грозные Очи в 1328 г., и наиболее
вероятно, описанное в «Житии» разорение
Ростова приходится на 1331 г. Таким образом, преподобному
Сергию, если он родился в 1314 г., было 17, а если в 1322
г. — 9 лет, но его разговор с матерью о посте и
грехах имел место до переселения в Радонеж. Естественно ли
мальчику, которому 9 лет или меньше того, говорить: тебе
нет еще и 12. Но поскольку нам неизвестно, сколько времени
прошло от этого разговора святого отрока со своей матерью
до выселения из Ростовской земли, мы можем предположить,
что такой разговор состоялся в 1325 или 1326 г., когда
преподобному шел 12-й год. И такому нашему предположению
никакие другие сведения не противоречат.

Но есть в «Житии» преподобного Сергия одно
место с хронологическими данными, которые ставят под
вопрос датировку рождения святого 1314 г. Это
повествование о том, как освящена была в честь Святой
Троицы церковь, выстроенная на Маковце преподобным Сергием
и его старшим братом Стефаном: «И тогда священна
бысть церкви во имя святыа Троицы от преосвященнаго
архиепископа Феогноста, митрополита Киевскаго и всея Руси,
при великом князе Симеоне Ивановиче; мню убо, еже рещи в
начяло княжениа его»[12]. Святитель Феогност занимал
митрополичий престол с 1328 по 1353 г., а Симеон Гордый
держал великое княжение с 1340 по 1353 г. Получается,
что если даже храм в честь Пресвятой Троицы был освящен
в первый год правления Симеона, преподобному было
тогда, при предположении о его рождении в 1314 г., 26
лет. Между тем, о его монашеском постриге агиограф
рассказывает после сообщения об освящении Троицкого
храма, и точно указывает при этом его возраст —
23 года: «Игумен…постриже и в аггельский
образ, месяца октовриа в 7 день, на память святых
мучеников Сергиа и Вакха… Бе же святый тогда
возрастом 23 лета, егда прият иноческий
образ»[13]. Если держаться за эти данные —
постриг в 23 года и его совершение после освящения
Троицкого храма при князе Симеоне, то святой Сергий не
мог родиться ранее 1317 г. Но в таком случае ошибочно
либо указание на его преставление в 1392 г., либо
сообщение о том, что скончался он в возрасте 78 лет.

Нами уже приводилась аргументация в пользу исключительно
высокой достоверности сообщения агиографа о 78-летней
продолжительности жизни святого, и следовательно, о 1314
годе его рождения. Настаивая на сделанных ранее выводах,
мы вынуждены поставить под вопрос достоверность всех или
некоторых сведений, относящихся либо к освящению Троицкой
церкви, либо к возрасту постриженика. Скажем сразу, что
поскольку указание на 23-летний возраст святого при его
постриге совпадает с приведенными в «Похвальном
слове» сообщением о его 78-летней жизни и о
пребывнии в иноческом чине в течение 55 лет, то у нас нет
разумных оснований ставить под вопрос 23-летний возраст
пострига святого угодника. Остается однако возможность
поставить под вопрос одно из двух обстоятельств: либо что
освящение церкви на Маковце произошло при князе Симеоне,
либо, что оно имело место до пострига. О последней
возможности скажем, что подобному предположению
противоречит лишь последовательность в изложении событий,
но не прямым образом обозначенная в «Житии»
последовательность самих событий. Иными словами, из того
обстоятельства, что агиограф вначале рассказывает об
освящении храма, а потом о постриге, еще не следует, что
постриг не мог состояться до освящения. Не менее вероятным
представляется нам, однако, и другое предположение.
Процитируем еще раз то место «Жития», где
упоминается великий князь Симеон: «И тогда священна
бысть церкви во имя святыа Троицы от преосвященнаго
архиепископа Феогноста, митрополита Киевскаго и всея Руси,
при великом князе Симеоне Ивановиче; мню убо, еже рещи в
начяло княжениа его»[14]. Участником события был митрополит
Феогност, поэтому упоминание его имени здесь вызывает
полное доверие; что же касается имени князя Симеона
Гордого, то оно упомянуто не потому, что он имел прямое
отношение к освящению храма, а только ради принятого
литературного этикета. И если агиограф пишет о времени
освящения церкви с некоторым сомнением:
«при… князе Симеоне, мню убо, еже рещи в
начяло княжениа его», то ведь допускаемая им
неточность («мню», а не знаю твердо), могла
обозначать как ошибку в сторону более ранней датировки
— мню, что в начале княжения Симеона, а может
быть, и не в начале, так и в сторону более поздней
— «мню», что при Симеоне, а возможно,
что и до него, еще при его отце Иване Калите, то есть,
скажем уже мы от себя, не в 1340 г., а тремя годами
раньше, когда родившемуся в 1314 г. Сергию исполнилось
23 года.

Упоминание о князе Симеоне имеет более определенный и
потому вполне достоверный характер там, где агиограф пишет
о посвящении брата преподобного Сергия Стефана в
пресвитеры, затем о назначннии его игуменом московского
Богоявленского монастыря и поставлении его своим
духовником: «Уведав же князь великый Симеон яже о
Стефане и добром житии его, и повеле Феогносту митрополиту
поставити его в прозвитеры, в священный сан, таче потом
игуменьство ему приказати в том монстыри, и приа его в
отечестьво себе в духовничестьво»[15]. Обо всем этом написано в
«Житии» до сообщения о постриге
преподобного Сергия, но очевидно, что не все эти
назначения предшествовали пострижению святого во
времени. Агиограф, заканчивая рассказ о Стефане,
возвращается к повествованию о святом старце, так что
весь он, включая, возможно, и повествование об
освящении Троицкого храма, представляет собой экскурс,
относящийся к событиям, происходившим после тех, на
которых остановился автор, прежде чем перейти к
рассказу о постриге святого.

Понятно, что приведенные нами соображения не устраняют
всех трудностей, связанных с выявлением времени рождения
преподобного Сергия, но, как нам представляется, гипотеза
о 1314 г. вызывает меньше затруднений, чем предположение о
1322 г. Само собой разумеется, что обсуждаемая проблема и
ранее была предметом анализа историков. Не входя в
обсуждение их аргументов, укажем лишь на позицию самых
авторитетных из них. Версии о 1314 г. придерживаются
святитель Филарет Московский, церковные историки П. С.
Казанский, Е. Е. Голубинский. Иной версии —
митрополит Макарий (Булгаков), В. О. Ключевский, из
современных историков — Б. М. Клоос. Но эта иная
версия — не только 1322, но также и 1319 или 1320 г.
Откуда взята еще и эта дата?

Cамым экономным образом представления соответствующей
аргументации будет пространная цитата из самого
авторитетного из сторонников именно этой даты —
митрополита Макария: «Во-вторых сказано, что святой
Сергий скончался 78-ми лет от роду в лето 6900
(1392)… или, как по другим спискам, в лето 6905
(1397) сентября 25… Это заставляет заключить, что
он родился или в 1314, или в 1319 г. … В-третьих
замечено, что святой Сергий принял монашеское пострижение,
будучи двадцати трех лет, и принял уже после того, как
освящена была построенная им церковь Святой Троицы при
митрополите Феогносте, в начале великого княжения Симеона
Иоанновича… Но княжение Симеона Иоанновича началось
к концу 1340 г. …

Следовательно, если святой Сергий в 1341 или 1342 г. имел
23 года, то он родился в 1318 или 1319 г., но отнюдь не в
1314 г. По всем этим данным полагаем время рождения
святого Сергия приблизительно около 1320 г., между 1318
— 1322 г. Отсюда само собою следует, что если святой
Сергий прожил 78 лет, то он скончался около 1397 г. или в
этом самом году, как и свидетельствуют некоторые списки
жития его, а не в 1391–1392г., как гласят другие
списки и некоторые жития… Принять последнее
показание значит допустить одно из двух: или то, что
святой Сергий родился в 1314 г., а не около 1320г., иди
то, что он скончался только 72 лет, а не
78-ми»[16].

Итак, встречая самое решительное затруднение для датировки
рождения святого 1314 годом в освящении Троицкого храма
при князе Симеоне, митрополит Макарий ставит под вопрос
традиционно признаваемую и присутствующую в большинстве
редакций «Жития» дату смерти преподобного,
относя ее к 1397 г. Таким образом, у него это уже вопрос
не о дате рождения, а о дате преставления святого,
пересмотр относительно общепринятой версии которого
опирается при этом на текстологически сомнительные
основания: редакции текста, признаваемые специалистами
менее авторитетными, и еще на позднюю Никонову Летопись. К
тому же, предположение о смерти святого в 1397 г. не
согласуется с приблизительно известным временем кончины
автора его жития Епифания, которое историки древнерусской
агиографии и литературы относят к промежутку между 1418 и
1422 г.[17] Между тем, по собственным словам
Епифания, к написанию «Жития» он приступил
через 26 лет после кончины своего учителя:
«Отнеле же преставися 26 лет преиде»[18]. Простейшие выкладки показывают
— через 26 лет после 1397 г. шел уже 1423 год.
Даже если Епифаний написал о 26 годах не когда
приступил к составлению целостного текста
«Жития», а при завершения своего труда, то
все равно это бы относилось ко времени, на один год
более позднему, чем самая поздняя из предполагаемых дат
его кончины — 1422 г. Напротив, если исходить из
фактически общепринятой даты преставления святого
Сергия — 1392 г., то 26 лет спустя шел 1418 г., и
эта дата приходится как раз на последние годы жизни
Епифания, не выступая за их предел.

Перенося кончину преподобного Сергия с 1392 на 1397 г.,
маститый церковный историк все равно не устраняет одно из
самых трудных возражений против 1314 г., —
упоминания об «Ахмыловой рати», которая
обрушилась на русское Понизовье не в 1319, а в 1322 г. Не
вполне полагаясь на свою версию, искушенный ученый
благоразумно допускает и ту дату, которая нам
представляется наиболее вероятной, — 1314 год от
Рождества Христова.

Сергий Радонежский — Инфогалактика: ядро ​​планетарного знания

Преподобный Сергий Радонежский (русский: Се́ргий Ра́донежский, Сергий Радонежский ; 14 мая 1314 — 25 сентября 1392), также транслитерируемый как Сергей Сергей Радонежский Радонеж , был духовным лидером и монашеским реформатором средневековой Руси. Вместе с преподобным Серафимом Саровским он является одним из самых почитаемых святых Русской Православной Церкви.

Ранние годы

Дата его рождения неясна: это может быть 1314, 1319 или 1322 год. В его средневековой биографии говорится, что он родился в боярской семье Кирилла Марии недалеко от Ростова Великого, где сейчас находится Варницкий монастырь. [1] [2]

В повествовании Епифания не указывается точное место рождения монаха, говорится лишь о том, что до переселения из Ростовского княжества семья монаха жила «в деревне на территории Ростовского княжества, не очень близко к г. Ростов ».Считается, что это село Варница недалеко от Ростова. В честь апостола Варфоломея будущий святитель получил крестильное имя Варфоломей (Варфоломе́й Варфоломей ).

Варфоломей, хотя и был умным мальчиком, с трудом научился читать. В его биографии говорится, что однажды его встретил старец (духовный старец) и дал ему съесть кусок просфоры (святой хлеб), и с этого дня он мог читать.Православные христиане интерпретируют случившееся как посещение ангелов. [3]

Когда Ростовское княжество попало в руки князя Великого княжества Московского Ивана Даниловича, его родители Кирилл и Мария обеднели и вместе со своими тремя сыновьями Стефаном, Варфоломеем и Петром переехали в Радонеж. [3]

Монашеская жизнь

Сергий Радонежский благословение

После смерти родителей Варфоломей уехал в Хотьково под Москвой, где его старший брат Стефан был монахом.Он убедил Стефана найти более уединенное место, чтобы вести аскетический образ жизни. В глухом лесу на Маковецкой горе решили построить келью и храм в честь Троицы. [3] Так началась история великого Троицкого св. Сергиева Лавра.

Со временем Стефан переехал в монастырь в Москве. Варфоломей принял монашеский постриг, приняв имя Сергий, и более года провел в лесу один отшельником. Однако вскоре к нему стали приходить и другие монахи и строить свои кельи.Через некоторое время они уговорили его стать их игуменом , или настоятелем отца, и он был рукоположен в священники. Следуя его примеру, все монахи должны были жить своим трудом. Со временем сюда приходило все больше и больше монахов и пожертвований. Рядом появился посад , который перерос в город Сергиев Посад и другие села.

Когда весть о подвигах Сергия достигла Патриарха Константинопольского Филофея, он прислал ему монашеский устав.Во время правления святителя Дмитрия Донского его ученики начали распространять его учение по центральной и северной России. Они намеренно селились в самых труднодоступных местах и ​​основали множество монастырей, среди которых можно назвать Борисоглебский, Ферапонтовский, Кирилло-Белозерский и Высоцкий. Преподобный Сергий был связан также с основанием двух монастырских общин в Москве — Андроникова и Симонова монастырей. Всего ученики Сергия основали около 40 монастырей, что значительно расширило географию его влияния и авторитета.Однако, когда митрополит Алексий попросил его стать его преемником, Сергий отказался, предпочитая оставаться простым монахом.

Как подвижник, Сергий не принимал участия в политической жизни страны. Тем не менее, он благословил Дмитрия Донского, когда тот пошел сражаться с татарами в знаменательной битве на Куликовом поле, но только после того, как убедился, что Дмитрий использовал все мирные средства для разрешения конфликта. Некоторые историки интерпретировали его политическую позицию как стремление к миру и объединению русских земель под руководством Москвы.

Смерть и канонизация

Сергий скончался 25 сентября 1392 года и был прославлен (канонизирован) в 1452 году. Его нетленные мощи были найдены в 1422 году и помещены в новом Троицком соборе основанной им лавры. Церковь отмечает его 25 сентября, день его смерти, и 5 июля, день открытия его мощей. (См. 25 сентября (Восточно-православная литургия)). Среди множества ласковых титулов, данных ему, он упоминается как «игумен России» и «доблестный воевода» земли русской. [4]

Римско-католическая церковь официально признает Сергия святым и перечисляет его в Martyrologium Romanum. [ цитата: ] Он отмечен в Календаре Святых нескольких церквей англиканского сообщества.

Вселенское братство святых Албана и преподобного Сергия частично названо в его честь.

В декабре 1937 года Павел Флоренский (1882–1937), русский богослов, священник, математик, изобретатель, философ и инженер, умер в советском ГУЛАГе, и считается, что он был осужден внесудебной тройкой НКВД на основании приказа НКВД №

.00447, который должен быть казнен во время большевистских чисток 1930-х годов после отказа раскрыть тайник головы Сергия, который большевики хотели уничтожить. Ходят слухи, что Флоренский и другие богословы были замешаны в заговоре по спасению и сокрытию мощей преподобного Сергия. Мощи были возвращены Павлом Голубцовым, впоследствии «архиепископом Сергием», в Троице-Сергиеву Лавру (Троицкий собор) лавры в 1946 году, когда она была вновь открыта. [5]

Галерея

Список литературы

Внешние ссылки

.

Сергий дари Радонеж — Википедия бахаса Индонезия, энсиклопедия бебас

421

Венерабилис Сергий дари Радонеж (bahasa Rusia: Се́ргий Ра́донежский , Сергий Радонежский ; лахир 14 Мей 1314 — менинггал 25 сентября 1392 пада умур 78 тахун), джуга дитранслитера Сергеярасикан себагайский , Радарийрасикан seorang pemimpin духовный дан реформатор monastik дари Rusia pada abad pertengahan.Bersama dengan Venerabilis Serafim dari Sarov, ia adalah salah satu orang kudus yang paling dimuliakan dalam Gereja Ortodoks Rusia.

Сергий дари Радонеж

Икон Сергий дари Радонеж, абад ке-17 Ме-17

421

Венераб Варница, Ростов Великий
Вафат 25 сентября 1392
Лавра Тритунггал Св. Сергия
Dihormati di Gereja Ortodoks
Gereja Katolik Roma
Komuni Anglikan

14000 9000 9000 Komuni Anglikan

Темпат заира Троицкая ул.Сергиева Лавра
Песта Penutupan Relik: 25 сентября
Pembukaan Relik: 5 Juli
Атрибут Berbusana biarawan, terkadang dengan paterissa (pelayan abbas)
Wikimedia Commons memiliki media mengenai Сергий Радонежский .
  • Официальный сайт Троицкой ул. Сергиева Лавра
  • Кончина преподобного Сергия, игумена и чудотворца Радонежского Православная икона и синаксарий
  • Обретение мощей преподобного Сергия Радонежского
  • Страница IMDB
Pengawasan otoritas
  • Земля: 118764721
  • ISNI: 0000 0003 9898 2411
  • LCCN: n87867127
  • NKC: jn20030113002
  • СУДОК: 033366675
  • VIAF: 77842106
  • WorldCat Identities (через VIAF): 77842106

.