Содержание

Старец Архимандрит Тихон (Агриков), в схиме Пантелеимон

 Его последними словами был священнический возглас на утрени: “Слава Тебе, показавшему нам свет!” 15 ноября 2000 года, служа всенощную в храме Благовещения Пресвятой Богородицы в подмосковном селе Тайнинском, скончался старец архимандрит Тихон (Агриков).
Архимандрит Тихон прожил на земле 82 года, и все же весть о его смерти была неожиданной. Последние годы жизни старца прошли в стороне от людских глаз и для многих представляли тайну. Лишь только самые близкие, а также духовные чада знали: батюшка молится в затворе, в уединении, место которого никто не мог назвать точно.
Известие о панихиде в селе Тайнинское под Москвой загадочным образом облетело православных, и храм Благовещения едва мог вместить всех желающих проститься. Приехали хор и братия из Троице-Сергиевой Лавры. Покрывало схимника выдавало еще одну тайну: девять лет назад архимандрит Тихон принял схиму – великий ангельский чин – под именем Пантелеймон.
Свой духовный путь архимандрит Тихон (Василий Петрович Агриков) начал в обители преподобного Сергия. Решение стать монахом и священником было принято им уже в зрелые годы. За плечами осталась Великая Отечественная война, которую он прошел от начала до конца. “Пройдя тяжелый путь военной жизни, побывав не один раз на волосок от страшной смерти, пережив все страхи и муки войны, я, по великой милости Божией, вернулся под родительский кров, а вскоре потом попал и под кров Преподобного Сергия”, – писал впоследствии о. Тихон.
В Троице-Сергиевой Лавре он заканчивает Духовную Семинарию, потом Академию. А уже в 50-60-х годах насельник Троице-Сергиевой Лавры становится широко известным духовником среди православных. Его горячо почитают студенты Духовной Академии, где он преподавал. Он становится тем “светильником веры”, к которому тянутся люди со всей России.
Облаченный в монашескую мантию, епитрахиль и поручи стоит отец Тихон у аналоя. На аналое – святое Евангелие и крест как свидетели невидимо стоящего здесь Господа Христа. “Аз же точию свидетель есть…” – слышится голос священника. На исповеди о. Тихона собиралось очень много народа. Он пробуждал в людях покаяние. Когда проводил общую исповедь в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры, то весь храм плакал.
На праздники, после всенощного бдения, отец Тихон с вечера до утра исповедовал людей. Исповедь начиналась где-то в 10 часов вечера. Заканчивал он исповедовать около 4 часов утра, а в пять уже приходил служить раннюю Литургию, которую в своей жизни служил часто. Перед исповедью батюшка всегда говорил проповедь и не начинал исповедовать до тех пор, пока не видел в людях состояния истинного покаяния. Проповедь он начинал так: выйдет и после слов “Во имя Отца и Сына и Святого Духа” негромко произнесет: “Братья и сестры…” Голос у него был очень умилительным, а проповедь необыкновенно искренней и глубокой. Передать производимое на ее слушателей впечатление очень трудно, это надо было видеть, слышать, чувствовать. Часто он с любовью взывал: “Кайтесь, кайтесь, миленькие, родные!” Иеромонах Тихон Агриков находил ключи к сердцу каждого человека, подбирал такие проникновенные, затрагивающие душу слова, что люди очень искренно каялись после его проповеди.
Когда он приступал к исповеди, к нему всегда выстраивалась очередь. В то время в Сергиевском Трапезном храме Лавры еще не было приделов преподобного Серафима Саровского и святителя Иоасафа Белгородского. На этом месте, у росписи Спасителя или Божией Матери, ставился аналой, и к батюшке была очередь исповедников. Она шла через всю церковь, от входа Трапезного храма до самого аналоя. Его чада пока дождутся своей очереди, бывало, и прочитают правило, и попоют, и подремлют, а батюшка все сидит и принимает народ до самого утра. На исповеди он сам задавал вопросы про то, что было забыто, объяснял все неясное. Потом дерзновенно читал разрешительную молитву. Он старался всех принять и утешить: сострадал в скорбях, на благословение раздавал крестики, иконки.
Вот, что писал о призвании духовника сам о. Тихон в своей прекрасной книге “У Троицы окрыленные”: “О Боже мой, как трудно духовному отцу по-настоящему исповедовать чад своих! Тысяча крестов накладывается на духовника, да еще враг разжигает против него разные и многочисленные смуты. Духовная жизнь – как она сложна, многообразна, сколько требуется мудрости, сколько сил, терпения!
Как много вокруг батюшки разных людей – и любящих его, и ненавидящих, и строящих батюшке козни и коварства, – а ему все равно всех жалко, всех хочется спасти и в разум истины привести. Ведь все они – дети Божий, и за всех их пострадал Господь на Кресте, пролил Свою Пречистую Кровь. И как они все дороги Господу! И дороги должны быть батюшке как служителю Божию и духовному наставнику труждающихся.
Несколько часов подряд в ночное время принимал батюшка людей. Вот он кончил исповедь, и, кажется, келия должна дать ему покой и заслуженный отдых. Но не тут-то было. И в своей одинокой келий, под покровом темной ночи, он все думает о тех, кто ему дорог и кого ему поручил Сам Христос. Ведь он вовсе не оставил их там, в бурлящем круговороте жизни, а унес в своем сердце и в келий вместе с ними молится, плачет, скорбит о них и тоскует.
Духовная жизнь всегда была трудна, а в наше время – особенно. Если человек убежит от льва, нападет на него медведица. Убежит от медведицы – наскочит на него тигр. Спасаясь от тигра, он бросится в яму – там ужалит его змий… Вот как трудно спасаться чадам Божиим в наше лукавое время!”
Отец Тихон имел дар слез, дар молитвенного плача. Об этом знали немногие. Вернее, даже никто не знал, но и ныне живут люди, которые видели у него по утрам большое количество мужских носовых платков, насквозь пропитанных влагой. Так обилен был источник, которым подвижник омывал грехи и немощи своих духовных чад. Так относился к духовничеству отец Тихон.
“Пастырь Церкви Христовой, – писал батюшка в пору преподавания им Пастырского богословия, – должен пламенеть любовью к людям и любовью к горнему миру, пастырю нужно любить, что дышать воздухом. И любить, не делая различия, без расчета, без выбора. Любить и радовать всех, именно РАДОВАТЬ – это есть постоянное и тихое торжество истинной пастырской любви, ибо пастырь без любви, что цветок без цвета, утро без зари, день без сияющего солнца, или как по апостолу – потухшая звезда, блуждающая во мраке ночи (Иуд. 1, 13).
Наместник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Пимен (Извеков) – в будущем Патриарх Московский и всея Руси – очень любил иеромонаха Тихона (Агрикова) и только ему поручал проповедовать Слово Божие. В Лавре служились две Божественные литургии: Наместник говорил проповедь на одной из них, а отец Тихон – на другой. Когда архимандрит Пимен уезжал, отец Тихон выполнял его обязанности, был его заместителем. Ему поручали большие, ответственные посты: с 1954 года он проходил послушание эконома Троице-Сергиевой лавры, а с сентября 1955, по благословению Святейшего Патриарха Алексия (Симанского), стал казначеем обители.
Отец Тихон был исключительным тружеником и подвижником. Кроме уже перечисленного, он заведовал свечным ящиком, регенто-вал на левом клиросе, а по праздникам – на правом. Причем делал это как-то по-особенному: целомудренно, тихо и кротко. Регентовал левой рукой, так как был левша, и руку держал очень красиво. Руководил также и любительским хором. Пели с ним и матушки, и девушки, и старушки.
Бывало, Великим постом, на пассии или в прилучивщийся праздник, иеромонах Тихон (Агриков), иеромонах Кирилл (Павлов) и благочинный архимандрит Феодорит пели втроем. Об этом батюшка Тихон вспоминал позже, когда был на Кавказе.
Говорили, что спал он всего по двадцать минут: ляжет, поспит, потом встает и выполняет какое-то послушание. Работает, работает, снова ляжет, поспит немного и вновь продолжит трудиться.
Когда отец Тихон стал преподавать в Академии, многие обязанности по казначейству легли на плечи его помощника, теперешнего духовника Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандрита Кирилла (Павлова). Архимандрит Кирилл до сих пор с глубоким уважением и великою любовью вспоминает отца Тихона, любя его за простоту и благоразумие.
Архимандрит Тихон был духовником академии и семинарии. Молодежь тянулась к нему. Он прекрасно преподавал и всецело отдавался служению Богу и людям. Его жертвенное служение было отмечено руководством Московской Духовной академии: в 1963 году батюшка получил звание доцента. У него был особый Божий дар обращать к Богу молодых людей. Они находили в пастыре Божием то, что жадно искали их тоскующие по Богу души.
Однажды на уроке пастырского богословия в семинарии архимандрит Тихон вызывает студента и задает вопрос по пройденной теме. Семинарист плохо знал урок и ничего не мог ответить. Тогда отец Тихон обращается к семинаристам: “Братья, что ему поставить?” Студенты кричат: “Кол ему! Кол ему поставить!” А батюшка отвечает: “Нет, неправильно! Поставим ему пятерку!” – и ставит в журнал оценку “отлично”. Незадачливый семинарист сел на место. А в следующий раз, когда его вызвали, он, к удивлению всех, был хорошо подготовлен и отвечал прекрасно. Так архимандрит Тихон преподавал будущим пастырям уроки мудрости не только на словах, но и на деле.
Юноши, студенты, девушки и подростки приезжали к нему из Москвы. Нередко среди посетителей можно было встретить столичных ученых. Люди приезжали на исповедь и оставались ночевать, чтобы утром принять святые Христовы Тайны. Для начинающих молодых монахов он был примером, ибо вел настоящую аскетическую жизнь, был искренне предан молитвенному монашескому деланию. Он каждый день был в храме на службе. Люди приезжали к нему и в праздники, и в будни, всегда находя его в храме. Скольких он утешил, привел к вере, помог советом. Вспоминается рассказ одной матушки. В 1961 году у них описали все имущество. Она осталась с детьми. А куда бежать? У кого искать помощи? Только к нему. “Народу много. Я стою позади, думаю, разве попаду к нему, а он меня не видит, вдруг говорит: “Расступитесь, дайте пройти матушке”. Неоценима была его поддержка в тот момент”.
Многие по молитвам старца исцелялись. Как известно, дар исцеления Господь подает подвижникам веры, делателям непрестанной молитвы, смиреннейшим из смиренных.
Архимандрит Тихон официально не был духовником лаврской братии, но многие монахи выбирали его своим наставником. Он очень любил братию. Рассказывали, что когда отец Тихон еще жил в лавре, то имел такую особенность: иногда приходил в кельи монахов, чтобы оказать духовную помощь. Приходил, когда инок упал духом, сильно унывал, но никому об этом не говорил. Вдруг приходит отец Тихон и начинает, говорить с ним. После такой беседы незадачливый монах ощущал силы продолжать подвиги, зная, что нужно делать, хотя до этого все представлялось бессмысленным. Был такой случай: некий монах хотел покинуть монастырь, но никто об этом не знал. Отец Тихон пришел к нему, поговорил – и инок остался в обители. Господь за необычайную любовь архимандрита Тихона к людям открывал старцу тайные немощи других. Отец Тихон жил болью людей, которые были рядом, помогая им. Действенной была его молитва.

Конечно, такой огромный духовный авторитет не мог остаться незамеченным властями. В 60-х годах церковь была гонима. И с особенной силой враг обрушился на о. Тихона, сильнее чем на кого-либо, за его духовное окормление. Нет, его не арестовали и не посадили в тюрьму, но создали ситуацию, при которой он вынужден был покинуть любимую обитель и оставить преподавательскую деятельность.
Так отец Тихон был разлучен со своими чадами, и продолжалось это долгие годы. Он вынужден был скрываться, жить в уединении – то в горах Кавказа, то в Сухуми, то в Закарпатье.
По словам свт. Феофана Затворника, иноки – жертва Богу от общества, которое, предавая их Богу, из них составляет себе ограду. Вот такой невидимой оградой был для России архимандрит Тихон. Он очень радовался нашему возрождению и говорил: “Это великое счастье, данное российским народам в честь новомучеников. В память той жертвы, той крови, пролитой многими, многими новомучениками и исповедниками Российскими”.
Отец Тихон видел, ощущал наше время, “скудное верою и благочестием”. “Всюду в жизни мы видим оскудение любви”. Мы – это слабые дети расслабленной эпохи, и он укреплял в нас веру в Бога. Всей своей жизнью показывал твердость духа.
Он умер во время всенощной службы перед началом великого славословия Богу. Как свидетельствует Православная Церковь, так умирают праведники и святые. На его похоронах, несмотря на скорбь расставания, царила спокойная радость. В вечную жизнь провожали праведника. Только Господь определяет святость человека, но мы верим и уповаем на то, что в небесах появился новый молитвенник за Россию и за всех нас.

Троицкий синодик. День памяти архимандрита Тихона (Агрикова, в схиме – Пантелеимона, † 2000)

Архим. Тихон (Агриков)


Архимандрит Тихон (в миру – Василий Петрович Агриков) начал путь церковного служения уже в зрелом возрасте. Будущий священник прошел Великую Отечественную войну и вернулся в родительский дом, вымоленный, как он сам говорил, своей матерью. Вскоре он пришел под покров преподобного Сергия, окончил Московскую духовную семинарию (МДС), а затем и Академию (МДА). В 1953 г., обучаясь на последнем курсе МДА, Василий принял монашество с именем Тихон. Постриг в Троицкой обители совершил наместник монастыря архимандрит Иоанн (Разумов, † 1990). В этом же году Патриархом Алексием I (Симанским, † 1970) монах Тихон был хиротонисан во иеродиакона, а через несколько месяцев – во иеромонаха. В 1954 г. батюшка был назначен экономом Лавры, а в сентябре 1955 г. – казначеем. Спустя три года Святейший Патриарх возвел отца Тихона в сан игумена, а в 1969 г. – в сан архимандрита.


Наместник обители архимандрит Пимен (Извеков, † 1990) – будущий Патриарх Московский и всея Руси – очень любил отца Тихона и только ему поручал проповедовать. В Лавре совершались две Литургии, на одной из которых проповедь произносил сам наместник, а на другой – батюшка Тихон.


Искусный проповедник также был исключительным тружеником. Говорили, что он спал всего по 20 минут: ляжет, поспит немного, потом встает и выполняет какое-то послушание. Монах совмещал со своими прямыми обязанностями послушание дежурного за свечным ящиком и регента на левом клиросе, по праздникам регентовал на правом. Делал он это тихо и кротко. Священник управлял хором левой рукой, так как был левшой. Также он руководил и любительским смешанным хором. Иногда батюшка вместе с отцом Кириллом (Павловым, † 2017) и благочинным архимандритом Феодоритом (Воробьевым, † 1973) исполняли великопостное трио, о чем отец Тихон с умилением вспоминал позже, когда был на Кавказе.


Отец Тихон также был преподавателем и духовником МДАиС. Студенты Духовной школы горячо почитали своего наставника. Назидая будущих священнослужителей, учитель говорил, что «пастырю нужно любить, как дышать воздухом. И любить, не делая различия, без расчета, без выбора». Батюшка прекрасно преподавал и всецело отдавался служению Богу и людям. Жертвенное служение священника было отмечено руководством Академии – в 1963 г. он получил звание доцента.

О. Тихон за богослужением


В 50–60-х гг. минувшего столетия архимандрит Тихон был известен всей православной России. Батюшка был народным духовником в Лавре. Люди приезжали к нему и в праздники, и в будни, всегда находя его в храме. Он многих утешил, привел к вере, помог советом. Известно, что люди по молитвам старца исцелялись от недугов. К священнику также тянулось подрастающее поколение. У отца Тихона был особый Божий дар обращать к вере молодых людей, которые всегда находили в пастыре Христовом то, чего жаждали их тоскующие по Богу души.


Мудрый пастырь подбирал ключ к сердцу каждого человека, говорил проникновенные, затрагивающие душу слова, которые побуждали слушающих его проповедь людей к искреннему покаянию. Отец Тихон часто с любовью взывал: «Кайтесь, кайтесь, миленькие, родные!» На исповеди священник сам задавал наводящие вопросы, объяснял все неясное, а потом дерзновенно читал разрешительную молитву. Батюшка к каждому относился с состраданием, старался всех принять и утешить, раздавая на благословение крестики и иконки. Священник проявлял подлинно христианскую любовь к самым неспособным, безнадежным, потерявшим последнюю надежду людям. Он не знал тщеславия, самолюбования и не был высокого мнения о себе. Народ отвечал своему пастырю взаимной великой любовью и почтением.


«Когда он проводил общую исповедь в Сергиевском Трапезном храме Лавры, – рассказывают духовные чада отца Тихона, – то весь народ плакал. Исповедь начиналась около десяти вечера, а заканчивал батюшка только к четырем утра, но уже через час священник приходил на раннюю Литургию, которую он служил часто. Перед исповедью отец Тихон всегда произносил проповедь и не начинал исповедовать до тех пор, пока не видел в людях состояния истинного покаяния. Голос его звучал очень проникновенно, а проповедь была необыкновенно искренней и глубокой».

Фрагмент общей братской фотографии


Батюшка с болью констатировал: «Всюду в жизни мы видим оскудение любви». Но отец Тихон никогда не терял надежды на возрождение России «ради той жертвы, той крови, пролитой многими, многими новомучениками и исповедниками Российскими».
Священник имел дар слез, молитвенного плача. Некоторые видели у него по утрам большое количество носовых платков, насквозь пропитанных влагой. Так сосредоточенно и упорно подвижник молился о прощении грехов и немощей своих духовных чад, об их вразумлении.


В 60-х гг. XX в. Церковь была гонима. Огромный духовный авторитет праведника не мог остаться незамеченным властями. Пастырь был разлучен с духовными чадами на долгие годы. Он был вынужден скрываться и жить в уединении – то в горах Кавказа, то в Сухуми, то в Закарпатье. С благодарностью и терпением священник нес эти скорби, понимая, что Сам Господь призывает его к более уединенной молитвенной жизни, последние годы которой прошли в стороне от людских глаз и для многих представляли тайну. Лишь самые близкие знали, что батюшка молится в уединенном затворе, место которого никто не мог назвать точно.

Архим. Тихон (Агриков) и архим. Кирилл (Павлов)


15 ноября 2000 г., уже будучи схимником, отец Пантелеимон преставился ко Господу во время всенощного бдения, при произнесении богослужебного возгласа: «Слава Тебе, показавшему нам свет!»
Известие о панихиде в подмосковном Благовещенском храме села Тайнинского загадочным образом облетело верующих. Храм едва смог вместить всех желающих проститься с почившим пастырем. За богослужением молилась братия Троице-Сергиевой обители. Торжественное отпевание лаврского насельника сопровождал своим пением лаврский хор. На похоронах старца, несмотря на скорбь расставания, царила светлая пасхальная радость.


Об отце Пантелеимоне красноречивее всего говорят его собственные книги. Православному читателю он известен под своим монашеским именем Тихон как автор прекрасного сочинения о Троице-Сергиевой Лавре – «У Троицы окрыленные». Написанная в 1970 г. книга «С Евангелием. Духовное наследие старцев нашего времени» остается актуальной и по сей день. Творение «Слава Тебе, показавшему нам свет!» сейчас уже трудно найти в продаже. А сборники проповедей и духовных бесед архимандрита Тихона «Сеятель», «На крыльях веры» и другие продолжают радовать и наставлять читателей.

15 ноября 2020

схиархимандрит Пантелеймон (Агриков)

Как автор схиархимандрит более известен под именем Тихон (Агриков).

В миру Агриков Василий Петрович, родился в 1918 году. Родной брат игумена Алексия (Агрикова).

Ветеран Великой Отечественной войны, которую прошёл от начала до конца. По его словам, побывал не один раз на волосок от страшной смерти, пережил все страхи и муки войны.

Решение стать монахом и священником было принято им уже в зрелые годы.

Служение в Троице-Сергиевой Лавре

Начал монашеский путь в Троице-Сергиевой Лавре. В Лавре же закончил духовную семинарию, а потом академию. По окончании остался преподавать и духовничествовать в Московских духовных школах. Наместник Лавры архимандрит Пимен (Извеков) — будущий патриарх Московский и всея Руси — очень любил иеромонаха Тихона и только ему поручал проповедовать Слово Божие. В Лавре тогда служились две Божественные литургии: наместник говорил проповедь на одной из них, а отец Тихон — на другой. Когда архимандрит Пимен уезжал, отец Тихон был его заместителем. Ему поручали ответственные посты: с 1954 года проходил послушание эконома Лавры, а с сентября 1955 года стал казначеем обители.

Был исключительным тружеником и подвижником. Кроме перечисленных трудов, также заведовал свечным ящиком, регентовал на левом клиросе, а по праздникам — на правом. Руководил также и любительским хором. Говорили, что спал он всего по двадцать минут кряду.

В 1950-60-х годах стал широко известным духовником, снискал горячее почитание студентов, многие монахи также искали его духовного руководства. Всецело отдавался служению Богу и людям. Имел дар пробуждать в людях покаяние. Когда он проводил общую исповедь в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры, весь храм плакал. Перед исповедью всегда говорил проповедь и не начинал исповедовать до тех пор, пока не видел в людях состояния истинного покаяния. Когда он приступал к исповеди, к нему всегда выстраивалась очередь — перед праздниками зачастую исповедовал с 10 часов вечера до 4 часов утра. Имел дар слез, дар молитвенного плача. Многие по молитвам старца исцелялись.

В 1963 году руководство Московской духовной академии присвоило ему звание доцента.

Скитальчество и последние годы

Яркая деятельность привлекла внимание светских властей и вскоре отца Тихона вынудили покинуть любимую обитель и оставить преподавательскую деятельность. Он вынужден был скрываться, жить в уединении — то в горах Кавказа, то в Сухуми, то в Закарпатье.

За девять лет до кончины, будучи в сане архимандрита, принял великую схиму с именем Пантелеимон. Последние годы жизни старца прошли в стороне от людских глаз и для многих представляли тайну. Лишь самые близкие, а также духовные чада знали: батюшка молится в затворе, в уединении, место которого никто не мог назвать точно.

Преставился 15 ноября 2000 года, служа всенощную в храме Благовещения Пресвятой Богородицы в селе Тайнинском в городе Мытищах. Его последними словами был священнический возглас на утрени: «Слава Тебе, показавшему нам свет!» Благовещенский храм в Тайнинском едва мог вместить всех, кто пришёл на панихиду.

Архимандрит Тихон (Агриков)


     Архимандрит Тихон прожил на земле 82 года, и все же весть о его смерти была неожиданной. Последние годы жизни старца прошли в стороне от людских глаз и для многих представляли тайну. Лишь только самые близкие, а также духовные чада знали: батюшка молится в затворе, в уединении, место которого никто не мог назвать точно.

     Известие о панихиде в селе Тайнинское под Москвой загадочным образом облетело православных, и храм Благовещения едва мог вместить всех желающих проститься.

     Приехали хор и братия из Троице-Сергиевой Лавры. Покрывало схимника выдавало еще одну тайну: девять лет назад архимандрит Тихон принял схиму — великий ангельский чин — под именем Пантелеймон.

     Свой духовный путь архимандрит Тихон (Василий Петрович Агриков) начал в обители преподобного Сергия. Решение стать монахом и священником было принято им уже в зрелые годы. За плечами осталась Великая Отечественная война, которую он прошел от начала до конца. «Пройдя тяжелый путь военной жизни, побывав не один раз на волосок от страшной смерти, пережив все страхи и муки войны, я, по великой милости Божией, вернулся под родительский кров, а вскоре потом попал и под кров Преподобного Сергия», — писал впоследствии о. Тихон.

     В Троице-Сергиевой Лавре он заканчивает Духовную Семинарию, потом Академию. А уже в 50-60-х годах насельник Троице-Сергиевой Лавры становится широко известным духовником среди православных. Его горячо почитают студенты Духовной Академии, где он преподавал. Он становится тем «светильником веры», к которому тянутся люди со всей России.

     Облаченный в монашескую мантию, епитрахиль и поручи стоит отец Тихон у аналоя. На аналое — святое Евангелие и крест как свидетели невидимо стоящего здесь Господа Христа. «Аз же точию свидетель есть…» — слышится голос священника. На исповеди о. Тихона собиралось очень много народа. Он пробуждал в людях покаяние. Когда проводил общую исповедь в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры, то весь храм плакал.

     На праздники, после всенощного бдения, отец Тихон с вечера до утра исповедовал людей. Исповедь начиналась где-то в 10 часов вечера. Заканчивал он исповедовать около 4 часов утра, а в пять уже приходил служить раннюю Литургию, которую в своей жизни служил часто. Перед исповедью батюшка всегда говорил проповедь и не начинал исповедовать до тех пор, пока не видел в людях состояния истинного покаяния. Проповедь он начинал так: выйдет и после слов «Во имя Отца и Сына и Святого Духа» негромко произнесет: «Братья и сестры…» Голос у него был очень умилительным, а проповедь необыкновенно искренней и глубокой. Передать производимое на ее слушателей впечатление очень трудно, это надо было видеть, слышать, чувствовать. Часто он с любовью взывал: «Кайтесь, кайтесь, миленькие, родные!» Иеромонах Тихон Агриков находил ключи к сердцу каждого человека, подбирал такие проникновенные, затрагивающие душу слова, что люди очень искренно каялись после его проповеди.

     Когда он приступал к исповеди, к нему всегда выстраивалась очередь. В то время в Сергиевском Трапезном храме Лавры еще не было приделов преподобного Серафима Саровского и святителя Иоасафа Белгородского. На этом месте, у росписи Спасителя или Божией Матери, ставился аналой, и к батюшке была очередь исповедников. Она шла через всю церковь, от входа Трапезного храма до самого аналоя. Его чада пока дождутся своей очереди, бывало, и прочитают правило, и попоют, и подремлют, а батюшка все сидит и принимает народ до самого утра. На исповеди он сам задавал вопросы про то, что было забыто, объяснял все неясное. Потом дерзновенно читал разрешительную молитву. Он старался всех принять и утешить: сострадал в скорбях, на благословение раздавал крестики, иконки.

     Вот, что писал о призвании духовника сам о. Тихон в своей прекрасной книге «У Троицы окрыленные»: «О Боже мой, как трудно духовному отцу по-настоящему исповедовать чад своих! Тысяча крестов накладывается на духовника, да еще враг разжигает против него разные и многочисленные смуты. Духовная жизнь — как она сложна, многообразна, сколько требуется мудрости, сколько сил, терпения!

     Как много вокруг батюшки разных людей — и любящих его, и ненавидящих, и строящих батюшке козни и коварства, — а ему все равно всех жалко, всех хочется спасти и в разум истины привести. Ведь все они — дети Божии, и за всех их пострадал Господь на Кресте, пролил Свою Пречистую Кровь. И как они все дороги Господу! И дороги должны быть батюшке как служителю Божию и духовному наставнику труждающихся.

     Несколько часов подряд в ночное время принимал батюшка людей. Вот он кончил исповедь, и, кажется, келия должна дать ему покой и заслуженный отдых. Но не тут-то было. И в своей одинокой келии, под покровом темной ночи, он все думает о тех, кто ему дорог и кого ему поручил Сам Христос. Ведь он вовсе не оставил их там, в бурлящем круговороте жизни, а унес в своем сердце и в келий вместе с ними молится, плачет, скорбит о них и тоскует.

     Духовная жизнь всегда была трудна, а в наше время — особенно: «Если человек убежит от льва, нападет на него медведица. Убежит от медведицы — наскочит на него тигр. Спасаясь от тигра, он бросится в яму — там ужалит его змий… Вот как трудно спасаться чадам Божиим в наше лукавое время!»

     Отец Тихон имел дар слез, дар молитвенного плача. Об этом знали немногие. Вернее, даже никто не знал, но и ныне живут люди, которые видели у него по утрам большое количество мужских носовых платков, насквозь пропитанных влагой. Так обилен был источник, которым подвижник омывал грехи и немощи своих духовных чад. Так относился к духовничеству отец Тихон.

     «Пастырь Церкви Христовой, — писал батюшка в пору преподавания им Пастырского богословия, — должен пламенеть любовью к людям и любовью к горнему миру, пастырю нужно любить, что дышать воздухом. И любить, не делая различия, без расчета, без выбора. Любить и радовать всех, именно РАДОВАТЬ — это есть постоянное и тихое торжество истинной пастырской любви, ибо пастырь без любви, что цветок без цвета, утро без зари, день без сияющего солнца, или как по апостолу — потухшая звезда, блуждающая во мраке ночи» (Иуд. 1, 13).

     Наместник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Пимен (Извеков) — в будущем Патриарх Московский и всея Руси — очень любил иеромонаха Тихона (Агрикова) и только ему поручал проповедовать Слово Божие. В Лавре служились две Божественные литургии: Наместник говорил проповедь на одной из них, а отец Тихон — на другой. Когда архимандрит Пимен уезжал, отец Тихон выполнял его обязанности, был его заместителем. Ему поручали большие, ответственные посты: с 1954 года он проходил послушание эконома Троице-Сергиевой лавры, а с сентября 1955, по благословению Святейшего Патриарха Алексия (Симанского), стал казначеем обители.

     Отец Тихон был исключительным тружеником и подвижником. Кроме уже перечисленного, он заведовал свечным ящиком, регентовал на левом клиросе, а по праздникам — на правом. Причем делал это как-то по-особенному: целомудренно, тихо и кротко. Регентовал левой рукой, так как был левша, и руку держал очень красиво. Руководил также и любительским хором. Пели с ним и матушки, и девушки, и старушки.

     Бывало, Великим постом, на пассии или в прилучивщийся праздник, иеромонах Тихон (Агриков), иеромонах Кирилл (Павлов) и благочинный архимандрит Феодорит пели втроем. Об этом батюшка Тихон вспоминал позже, когда был на Кавказе.

     Говорили, что спал он всего по двадцать минут: ляжет, поспит, потом встает и выполняет какое-то послушание. Работает, работает, снова ляжет, поспит немного и вновь продолжит трудиться.

     Когда отец Тихон стал преподавать в Академии, многие обязанности по казначейству легли на плечи его помощника, теперешнего духовника Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандрита Кирилла (Павлова). Архимандрит Кирилл до сих пор с глубоким уважением и великою любовью вспоминает отца Тихона, любя его за простоту и благоразумие.

     Архимандрит Тихон был духовником академии и семинарии. Молодежь тянулась к нему. Он прекрасно преподавал и всецело отдавался служению Богу и людям. Его жертвенное служение было отмечено руководством Московской Духовной академии: в 1963 году батюшка получил звание доцента. У него был особый Божий дар обращать к Богу молодых людей. Они находили в пастыре Божием то, что жадно искали их тоскующие по Богу души.

     Однажды на уроке пастырского богословия в семинарии архимандрит Тихон вызывает студента и задает вопрос по пройденной теме. Семинарист плохо знал урок и ничего не мог ответить. Тогда отец Тихон обращается к семинаристам: «Братья, что ему поставить?» Студенты кричат: «Кол ему! Кол ему поставить!» А батюшка отвечает: «Нет, неправильно! Поставим ему пятерку!» — и ставит в журнал оценку «отлично». Незадачливый семинарист сел на место. А в следующий раз, когда его вызвали, он, к удивлению всех, был хорошо подготовлен и отвечал прекрасно. Так архимандрит Тихон преподавал будущим пастырям уроки мудрости не только на словах, но и на деле.

     Юноши, студенты, девушки и подростки приезжали к нему из Москвы. Нередко среди посетителей можно было встретить столичных ученых. Люди приезжали на исповедь и оставались ночевать, чтобы утром принять святые Христовы Тайны. Для начинающих молодых монахов он был примером, ибо вел настоящую аскетическую жизнь, был искренне предан молитвенному монашескому деланию. Он каждый день был в храме на службе. Люди приезжали к нему и в праздники, и в будни, всегда находя его в храме. Скольких он утешил, привел к вере, помог советом.

     Вспоминается рассказ одной матушки. В 1961 году у них описали все имущество. Она осталась с детьми. А куда бежать? У кого искать помощи? Только к нему. «Народу много. Я стою позади, думаю, разве попаду к нему, а он меня не видит, вдруг говорит: «Расступитесь, дайте пройти матушке». Неоценима была его поддержка в тот момент».

     Многие по молитвам старца исцелялись. Как известно, дар исцеления Господь подает подвижникам веры, делателям непрестанной молитвы, смиреннейшим из смиренных.

     Архимандрит Тихон официально не был духовником лаврской братии, но многие монахи выбирали его своим наставником. Он очень любил братию. Рассказывали, что когда отец Тихон еще жил в лавре, то имел такую особенность: иногда приходил в кельи монахов, чтобы оказать духовную помощь. Приходил, когда инок упал духом, сильно унывал, но никому об этом не говорил. Вдруг приходит отец Тихон и начинает, говорить с ним. После такой беседы незадачливый монах ощущал силы продолжать подвиги, зная, что нужно делать, хотя до этого все представлялось бессмысленным. Был такой случай: некий монах хотел покинуть монастырь, но никто об этом не знал. Отец Тихон пришел к нему, поговорил — и инок остался в обители. Господь за необычайную любовь архимандрита Тихона к людям открывал старцу тайные немощи других. Отец Тихон жил болью людей, которые были рядом, помогая им. Действенной была его молитва.

     Конечно, такой огромный духовный авторитет не мог остаться незамеченным властями. В 60-х годах церковь была гонима. И с особенной силой враг обрушился на о. Тихона, сильнее чем на кого-либо, за его духовное окормление. Нет, его не арестовали и не посадили в тюрьму, но создали ситуацию, при которой он вынужден был покинуть любимую обитель и оставить преподавательскую деятельность.

     Так отец Тихон был разлучен со своими чадами, и продолжалось это долгие годы. Он вынужден был скрываться, жить в уединении — то в горах Кавказа, то в Сухуми, то в Закарпатье.

     По словам свт. Феофана Затворника, иноки — жертва Богу от общества, которое, предавая их Богу, из них составляет себе ограду. Вот такой невидимой оградой был для России архимандрит Тихон. Он очень радовался нашему возрождению и говорил: «Это великое счастье, данное российским народам в честь новомучеников. В память той жертвы, той крови, пролитой многими, многими новомучениками и исповедниками Российскими».

     Отец Тихон видел, ощущал наше время, «скудное верою и благочестием». «Всюду в жизни мы видим оскудение любви». Мы — это слабые дети расслабленной эпохи, и он укреплял в нас веру в Бога. Всей своей жизнью показывал твердость духа.

     Он умер во время всенощной службы перед началом великого славословия Богу. Как свидетельствует Православная Церковь, так умирают праведники и святые. На его похоронах, несмотря на скорбь расставания, царила спокойная радость. В вечную жизнь провожали праведника. Только Господь определяет святость человека, но мы верим и уповаем на то, что в небесах появился новый молитвенник за Россию и за всех нас.

С Евангелием


     «Слава Тебе, показавшему нам свет!» — таковы были последние слова схиархимандрита Пантелеймона (Агрикова), отошедшего ко Господу 16 ноября 2000 г. Православному читателю он известен под своим монашеским именем Тихон (до принятия великой схимы) как автор прекрасной книги о Троине-Сергиевой Лавре «У Троицы окрыленные». Отец Тихон прошел по жизни так, как заповедал Спаситель — не оставляя особых материальных следов, не в пример современным «богословам», с их именными сайтами и телеканалами. Мы не смогли отыскать даже более-менее подробную биографию архимандрита.

     Остались только теплые воспоминания современников, блестяще прочитанные в Московской Духовной академии учебные курсы, память о которых свежа десятилетиями. Остались высокие по духу и безыскусные по форме удивительные проповеди отца Тихона в Троице-Сергиевой Лавре, слушая которые, никто не мог сдержать слез умиления или раскаяния. И еще — книги, Перепечатанные на пишущей машинке, размноженные кустарным способом, часто с большим риском, и любовно переплетенные. Так обычно человек готовит что-то необходимое в далекую дорогу. Именно с такой книги и было подготовлено это издание.

     Фронтовик, преподаватель Московской Духовной академии, насельник Троице-Сергиевой Лавры, отец Тихон стал живым свидетельством правоты слов апостола Павла: «…все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3,12). Схиархимандрит Пантелеймон в своей жизни перенес жестокие испытания и гонения, враг нигде не давал ему покоя. Многие годы подвижник провел в затворе в горах Кавказа.

     Написанная в 1970 году, в совершенно других условиях, книга, которую вы сейчас держите в руках, с каждым днем становится все более и более актуальной, что прямо говорит нам о том, что ее автор был осиян Истинным светом.

На крыльях веры


     Фронтовик, преподаватель Московской Духовной академии, насельник Троице-Сергиевой Лавры, отец Тихон стал живым свидетельством правоты слов апостола Павла: все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы (2 Тим. 3, 12). Архимандрит Тихон (в схиме Пантелеймон) в своей жизни перенес жестокие испытания и гонения, враг нигде не давал ему покоя. Многие годы подвижник провел в затворе в горах Кавказа. Написанная в 1970-х годах, в совершенно других условиях, книга, которую вы сейчас держите в руках, с каждым днем становится все более и более актуальной, что прямо говорит нам о том, что ее автор был осиян истинным светом.

О монашестве без тайн


     Перед тобой, дорогой читатель, книга известного духовного писателя, насельника Троице-Сергиевой лавры, архимандрита Тихона (Агрикова). В сложное для Св. Церкви время отец Тихон стал ярким светочем Православия, опытным духовником, блестящим проповедником, обратившим сердца многих к истинной вере. По воле властей века сего батюшке пришлось претерпеть многие скорби и испытания, покинуть Лавру, жить в скитаниях в отдаленных уголках страны. Но и оттуда он писал духовным чадам, с неизменной мудростью отвечая на самые сложные и животрепещущие их вопросы.

     В книгу вошли ответы на письма насельниц монастырей. В них раскрываются духовные основы истинной любви к Богу и ближнему, которые необходимо понимать как монахам, так и мирянам, желающим жить праведно в непростых условиях современности.

Чтобы душа проснулась.


     …Тысячи наставников во Христе, но не много отцов, — пишет святой апостол Павел (1 Кор. 4, 15). К автору этой книги, архимандриту Тихону (Агрикову), многие прихожане просились в духовные чада. А теперь и мы с вами можем услышать драгоценные наставления батюшки, прочесть доселе сокрытые строки его дневников.

     «Есть очень сильное желание «пробудить» верующего, но уснувшего грехом… от нравственной спячки, от совершенно беспечной и суетной жизни», — пишет отец Тихон в этой книге. В центре ее – Святое Евангелие. Художественно пересказывая его события, батюшка приближает их к реалиям нашей жизни, делает их звучание настолько актуальным и проникновенным, что вновь задумываешься о цели и смысле жизни христианской, вновь загораешься желанием встать на путь исправления.

Заступница Усердная


     «Она у нас одна — Царица Небесная, но сколько нежных, полныхблагодарности имен дал Ей православный народ… Кажется, нет более сильного, более точного имени для Нее, чем Заступница, Матушка, Заступница Усердная рода христианского… Умирая, Господь наш Иисус Христос всех нас вручил Ее попечению. И с тех пор Ее материнская любовь не знает покоя, Матерь Божия не знает другого дела, как заботиться о нас» — так об участии Богоматери в судьбах нашей родины и всех христиан — ее детей размышляет архимандрит Тихон (Агриков) на страницах этой книги.

Прямой путь к Богу


     Фронтовой, преподаватель Московской Духовной академии, насельник «Троице-Сёргиевой Лавры, отец Тихон стал живым свидетельством правоты слов апостола Павла: «. .все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3,12). Схиархимандрит Пантелеймон в своей жизни перенес жестокие ис¬пытания и гонения, враг нигде не давал ему покоя. Многие годы подвижник провел в затворе в горах Кавказа.Написанная в 70-х годах прошлого столетия, книга, которую вы сейчас держите в руках, с каждым днем становится все более и более актуальной, что прямо говорит нам о том, что ее автор был осиян Истинным светом.

ОТЕЦ ТИХОН (Памяти схиархимандрита Пантелеимона Агрикова)

Предисловие.
В моей жизни были встречи с людьми, несущими традиции православной жизни, той жизни, которую большинство из нас не ведали. Вот таким человеком была Людмила, происходившая из верующей крестьянской семьи на Брянщине. Я попыталась записать то, что она мне рассказывала. Один из ее рассказов – об архимандрите Тихоне (Агрикове), похороненном в селе Тайнинском и поэтому особенно близкого нам, живущим в Лосинке.
Ведь когда-то по земле нашего района пролегала дорога на богомолье в Сергиев Посад, и в селе Тайнинском был путевой дворец, где останавливались царственные особы отдохнуть. Рядом с путевым дворцом была выстроена церковь Благовещения. Путевой дворец не сохранился, храм Благовещения стоит и до сих пор нас радует своим обликом и службами. И вот рядом с этим храмом появился могильный холмик, где упокоился великий угодник Божий архимандрит Тихон (Агриков). О нем этот рассказ.
Т.А. Ананьева

Духовным отцом Людмилы был тогда иеромонах Тихон, впоследствии схиархимандрит Пантелеимон (Агриков). Старец Серафим (Романцов), ныне местночтимый святой, к которому она ездила в Глинскую пустынь, в чада ее не взял, но велел духовного отца искать. К отцу Константину – настоятелю храма, в котором Люда работала в Москве, обращаться не благословил. Людмила хотела прислуживать отцу Константину, ездить к нему на дачу. «Какая там дача. У него матушка есть.» — сказал старец, постучав ей по голове. :»Ты, девочка Загорская, покопайся, покопайся, найдешь. У Вас свой архимандрит, на всю Европу известный.»
Люда прослышала про отца Тихона (Агрикова) и поехала в Троице-Сергиеву Лавру, в Загорск (теперь Сергиев Посад). Там стала спрашивать у людей, где отец Тихон. Мимо шел иеромонах с крестом в руках. «Вы не знаете отца Тихона?»,- обратилась к нему Люда. Он глубоко вздохнул и спросил:»А что ты хочешь, детка? Целуй крест.»
С этого времени Людмила, а потом и ее сестра Дарья обрели духовного отца – архимандрита Тихона (Агрикова). О.Тихон воцерковил и еще одна сестру Людмилы –«Вольгу» (Ольгу), как она ее называла. Ольга приехала Великим Постом в Москву, и сестрам – Люде и Даше – удалось привезти ее в Троице Сергиеву Лавру к о.Тихону. Она пошла на исповедь.
От аналоя доносилось:»Ты постишься? А? А? Не слышу!» Ольга что-то тихо бормотала, повесив голову. «Корова!» — послышалось от аналоя. Это о. Тихон так «вел» свое новое чадо. Ольга после исповеди вовсе не расстроилась.
Она стала поститься, и постилась всю Светлую Седмицу, да так делала, чтобы это никто не заметил. Позже выяснилось, что такую епитимью наложил на нее ее духовный отец. Потом она одна, не сказав сестрам, поехала в Лавру и вернулась сияющая, с четочками, с Евангелием. ( Тогда невозможно было купить Священное Писание – авт.)
И пошла, пошла «вверх» Ольга, стала ездить в храм из своей деревни 3 часа автобусом, молиться, поститься даже по понедельникам. Стала молчальницей, молчала и терпела за молчание великие скорби от соседей. Однажды за свой подвиг просидела в погребе, в подвале, сутки, так как полезла туда, никому не сказав. Крышка погреба захлопнулась, жила она одна в доме. Пока соседи хватились!
Так великий знаток человеческих душ и великий подвижник о. Тихон всех по-разному приводил к вере, в Церковь.
У великих подвижников и скорби великие. Отца Тихона преследовали «Агентши», как говорила Люда, а попросту – работницы КГБ. Они пытались прорваться в алтарь, прыгали на него сверху, с баллюстрады Трапезного храма Троице-Сергиевой Лавры, лезли в окна. Изображали «любовь». Духовных чад у отца Тихона было много, много молодых девушек и женщин. Отец Тихон пас свое стадо ревностно. Подолгу исповедовал, накрыв и себя и исповедуемого епитрахилью. Пошли слухи, что он целует своих духовных чад под епитрахилью. Да тут еще и «агентши», которые изрядно надоедали братии. И вот отцу Тихону, ученому монаху, учившемуся в Академии, ревностному проповеднику и молитвеннику, известному пастырю, лаврское начальство сказало:»Или монастырь, или чада.» «Чада»,- выбрал о.Тихон.
«Повалили, повалили, — плакал навзрыд о нем потом Глинский старец о.Серафим (Романцов) , находясь за многие сотни километров от происходивших событий в Лавре.: «Какой столп повалили! Съели бабы!»
И с тех пор и по смертный одр вся жизнь о. Тихона – странничество. Он жил и в Западной Украине, и на Кавказе и везде был одними любим, а другими гоним. В Мукачевском монастыре нашли его «агентши» и пытались толкнуть о.Тихона, когда он причащал, чтобы из Чаши пролилась Пречистая Кровь Спасителя и чтобы запретили о. Тихона в служении.
В Абхазии о.Тихон проживал в частном доме своего духовного чада. И вдруг собрался и покинул его в 5 минут, как говорили очевидцы. Сразу после его бегства в дом заявились боевики «кавказской» нации с явной целью его убить.
В другом месте Кавказа дом, где проживал о.Тихон, вдруг охватил пожар. О. Тихон и его чада успели покинуть дом, но те, кто его подожгли, стали преследовать о. Тихона . О. Тихон бежал и на его пути оказался огромный овраг. И вдруг какая-то сила перенесла Батюшку и он очутился на другом берегу оврага и избежал погони. История его жизни еще ждет своего писателя.
А с Людмилой получилось вот что. Она ехала в электричке с другими духовными чадами в Загорск к своему духовному отцу. К ней подсела женщина, «агентша» и стала говорить: «Ты что к духовному своему едешь, к о. Тихону?» Люда сказала, что с отродьем лукавого разговаривать не будет. А со стороны если посмотреть – едут вместе и беседуют. Так и поняли другие чада о.Тихона, ехавшие в этом же вагоне и подозрение в пособничестве «органам «легло на Людмилу.
Позже, когда уже архимандрит Тихона покинул Лавру, к ней пришла женщина, которую все подозревали в связях с КГБ, но Люда этого не знала. «И надо же этому быть,- говорила она, -у меня на видом месте лежало письмо о. Тихона с обратным адресом» После ухода этой женщины письмо духовного отца пропало. Людмила поудивлялась, но не придала этому значения.
И через это письмо место, где скрывался о.Тихон, было открыто и туда стали ездить эти то ли купленные, то ли бесноватые женщины, которые опять не давали прохода Батюшке. Одна из них еще в Загорске приходила к нему с букетом, в котором был спрятан нож, чтобы зарезать отца Тихона, якобы из ревности.
Даже судя только по страшным бесовским преследованиям, отец Тихон – великий подвижник православной веры.
Однако не сложились отношения Людмилы и отца Тихона. Она себя в старости ругала «духовной прелюбодейкой», за то, что переходила от одного отца к другому, но это было. И нельзя сказать, что только по ее вине.
Одно время близкой к отцу Тихону была его духовная дочь Марина, тоже подвижница и молитвенница. Но человек проходит путь свой к духовному совершенству, или хотя бы ко спасению, в борениях и падениях. И в тот момент, когда она была старшей в окружении отца Тихона, в ней жили и действовали страсти, которые известны каждому из нас. Вот она и говорила Люде и Даше: «Тех, которые у отца Тихона в духовных чадах меньше 10 лет, мы будем отсеивать.» Вряд ли о.Тихон собирался «отсеивать» кого-либо, скорее всего, эта действовала обыкновенная «ревность не по разуму» в подвижнице и молитвеннице. Но каково было слушать это слабеньким сестрам?
Да еще и духовные чада обвинили Людмилу и ее сестру Дарью в связи «агентшами» и отец Тихон поверил клевете. Как это тяжело – разлад с духовным отцом – знает только тот, кто ведет серьезную духовную жизнь. Одна схимница говорила, что это самое тяжелое испытание в жизни православного человека. Люда рассказала об этом о. Серафиму (Романцову) в очередной приезд в Глинскую. Старец ни на минуту не поверил клевете. Велел сказать о.Тихону, чтобы не верил клевете. Она передала слова старца отцу Тихону, но по его реакции поняла, что он ей не верит. Людмила, в очередной раз приехав к отцу Серафиму, поведала о своих тяжелых отношениях с о. Тихоном. «Не благословляю с ним видеться!» – сказал великий старец. Видя, что Люда в расстройстве, смягчился:»Ну, раз в полгода.» «А что же делать, я привыкла все спрашивать?» — недоумевала она.
«Покопайся, покопайся там…»
Однажды зашел в «Трифоновский» храм, где работала в это время Люда, невысокий хромой монах. И сказал ей : «У тебэ духовный отец е?» «Есть» сказала Люда. «Тогда отпросись у него. Будэм ты, да я, да Бог.» Удивилась она словам этого монаха, сказанных со властию. Да тут еще и разлад с отцом Тихоном. Поехала отпрашиваться.
Отец Тихон при встрече с Людмилой иногда юродствовал: посмотрит на нее и скажет «Ты кто такая, как тебя зовут?» Или: «А, чудная приехала». Люде было это обидно.
Только через много лет она поняла, что отношения отношениями, а все-таки основание было – христианская любовь.
В этот раз о.Тихон ее сразу узнал, отпустил ее не без горьких слов : «Как ты ударила о.Тихона по щеке, так и ударишь о.С.» А Дарью не отпустил. И терпел от нее такие скорби, что даже плакал.
Отец С. был великий молитвенник, настоящий отец. Был такой случай «у мученика Трифона» . Староста храма в очередной приезд о. С стала жаловаться на Люду и Дашу, что они ругаются. И правда, Людмила сейчас удивляется, как это она ругалась на людей и даже не считала это за грех. Еще староста рассказывала о себе , какая она труженица. О.С. не стал выгораживать свою духовную дочь. А сказал : «Это мы, духовные отцы виноваты, что у нас такие чада. А ты не перетруждайся, тебе надо сейчас о душе думать, только о душе.» Староста очень зауважала этого невидного монаха после таких его слов.
Но к сестрам не стала лучше относится. Они целыми днями в храме, Люда работала в трапезной, а есть им давали, то, что от других останется, а если не останется, то чай. Старосты тогда были сплошь «советские». Она с гордостью говорила, что их храм, да еще «Всех святых» больше всех денег государству дает. А работники храма как хотят. А ведь Люда еще и дворником работала, так иногда лом поднять не могла.
Людмила спала в храме на полу, у батареи, а Дарья наверху, над дверями, за бочками для крещенской воды. Староста гоняла их. А у них не было сил ехать, да и дома уЛюды не было, была она прописана у «благодетельши», но все-таки чужой дом.
Дарья пожаловалась отцу Тихону на старосту (тогда она еще была «Тихонова»), что сживает их со свету. О.Тихон любил своих чад, говорил :»Я их из диавольских зуб выну!»
Он разгневался на старосту, но ничего не сказал. Совсем скоро староста скончалась, неожиданно, от сердечного приступа.

О.Тихон после того, как его выгнали из Лавры, сначала еще приезжал в Москву, и тогда все его чада стекались туда, где он останавливался. Но скоро он перестал в Москве появляться. И приехал в Москву через много лет, уже совсем больной, постриженный в схиму. Он стал жить при храме Благовещения в Тайнинском, где настоятелем был его родственник. Там он и скончался удивительным образом, на службе, произнося слова:»Слава Тебе, показавшему нам Свет!».
На погребение архимандрита Тихона, в схиме Пантелеимона, съехалось большое количество людей, все плакали, но все-таки была какая-то тихая радость.
В течение девяти лет в день кончины о. Тихона (Агрикова), 15 ноября, архимандрит Матфей (Мормыль), регент хора Троице-Сергиевой Лавры, со своим хором приезжал в храм Благовещения. И в этом храме звучали дивные песнопения. Но и после кончины о.Матфея 15 ноября, в день памяти схиархимандрита Пантелеимона, верующий народ съезжается почтить его память.
А Людмила приезжала к могиле своего бывшего наставника чаще. Однажды она приехала с болью в спине, про себя уныло раздумывая, что надо идти к врачу, да лучше к платному, и сколько это теперь стоит… Помолившись у могильного креста, она, уже в спокойном состоянии, уехала домой. И только войдя в квартиру, вспомнила, что у нее несколько дней болела спина.
Пантелеимон – значит милостивый.

Неугасающий след

Преподобномученик Нифонт (Выблов) — один из новомучеников, почитаемый в Соборе Саратовских святых; мы слышим его имя за каждым всенощным бдением в храмах нашей митрополии. Но о его жизненном пути до недавнего времени было известно не так много.

Публикуя это историческое исследование, мы надеемся на небесное заступничество, на молитвенную помощь этого святого Саратовской земле.

Будущий иеромонах Нифонт (имя, данное при крещении, на сей день не установлено) родился в 1882 году в портовом городе Ейске Кубанской области (ныне в Краснодарском крае) в семье небогатого крестьянина Григория Выблова. Когда ему исполнилось десять лет, родители отдали его учиться в двухклассную сельскую школу в городе Ейске, которую он окончил в 1894 году. Затем он стал помогать отцу по хозяйству. Отец его умер, когда юноше исполнилось семнадцать лет, и с этого времени они остались хозяйствовать вдвоем с младшим братом. В 1905–1910 годах псаломщиком в Ейске служил знакомый с детства будущему отцу Нифонту выпускник Ставропольской духовной семинарии Александр Иванович Винников. В 1909 году он перевелся в Саратовскую епархию и был назначен псаломщиком церкви Мариинского детского приюта в Саратове. В начале 1910 года Винников был направлен в деревню Подлесное Хвалынского уезда Саратовской губернии в новооткрытое миссионерское училище. В 1911 году он — учитель миссионерского училища в Подлесном и помощник миссионера в Хвалынском уезде. В 1911 году при миссионерском училище была построена деревянная церковь в честь Казанской иконы Божией Матери, приписанная к Никольской церкви села Ивановка того же уезда. Храм был освящен 5 сентября того же года епископом Саратовским и Царицынским священномучеником Гермогеном (Долганевым; †1918).

Вскоре Александр Винников принимает иноческий постриг с именем Антоний; по данным на 9 августа 1912 года, он иеродиакон (видимо, приписанный к Крестовой церкви Саратова), назначенный к рукоположению в сан иеромонаха. В дальнейшем он продолжал служить в миссионерском училище в Подлесном и развернул в приходе активную просветительскую деятельность. В 1913 году к иеромонаху Антонию переехал из Ейска и будущий иеромонах Нифонт, который стал его духовным сыном.

Пробыв некоторое время в миссионерском училище у иеромонаха Антония и утвердившись в решении вступить на иноческий путь, он поступил в Свято-Троицкий миссионерский мужской монастырь в городе Хвалынске, основанный в 1903 году по благословению священномученика Гермогена (Долганёва). В 1914 году он был пострижен в монашество с именем Нифонт и хиротонисан в сан иеромонаха. В 1923–1924 годах иеромонах Нифонт познакомился в монастыре с членом церковного совета обители графом Александром Медемом. В 1925 году епископ Вольский Петр (Соколов; †1937) назначил иеромонаха Нифонта служить в храм хутора Березовый (Березовский) Новоспасского района Средне-Волжского края. Земли, на которых образовался этот хутор, были куплены в 1911 году через посредство крестьянского поземельного банка мордвой Старо-Лебежайской волости Хвалынского уезда. Сюда тогда переселились 7 дворов — 87 крестьян. Находился он в Дворянско-Терешанской волости между Дворянской Терешкой (ныне — с. Радищево Ульяновской области) и нынешней деревней Белогоровкой по течению речки Березовки, сейчас от него мало что осталось.

Несмотря на перевод, отец Нифонт продолжал приезжать в Хвалынск, где останавливался в Сергиевском скиту Свято-Троицкого монастыря у иеросхимонаха Дорофея (Григорьева; †1930). Иногда в монастырской церкви он читал проповеди, пользовавшиеся популярностью у прихожан.

Известный духовный писатель архимандрит Тихон (Агриков; в схиме Пантелеимон) вырос в Березовом Хуторе и, будучи еще ребенком (вероятно, в 1925 году), познакомился с иеромонахом Нифонтом. Схиархимандрит Пантелеимон вспоминал о преподобномученике Нифонте так: «Надо сказать, что особое влияние имел на меня и на всю нашу семью один святой жизни иеромонах, по имени Нифонт. Он вначале был в монастыре, а потом его перевели на приход — небольшой хутор, от нас километрах в двенадцати. Этот святой батюшка бывал и в нашем доме. Про него ходили дивные слухи. Он исцелял разные болезни, прогонял бесов, восставлял недужных. Потом он умер мученически в тюрьме. Однажды, помню, по случаю какого-то праздника батюшка Нифонт был в нашем доме. Было и человек десять-двенадцать его почитателей. Сидели все тихо и пели стихи. Батюшка подпевал легким баском. Он смотрел на своих духовных чад необыкновенно добрыми глазами, чистыми, как лазурь неба.

Мне тогда было не больше восьми лет. Помню, залез я за печку (вернее, это была железная голландка, как называли ее в нашей местности) и очень боялся показаться на глаза. Батюшка Нифонт заметил меня и зовет: “Вася, Вася, иди-ка сюда”. Я еще дальше залез. Но меня оттуда вытащили. Помню, отбивался, но не кричал, хотя страшно было. Батюшка приглашал меня к себе, спрашивал, пойду ли я в монастырь. Не помню, говорил ли я что-нибудь батюшке, наверно, ничего не говорил. Перепугался. И снова забрался за голландку. Оттуда все выглядывал, смотрел на батюшку, как на Господа. Святой он был человек, вот я и боялся. Прошло уже более 40 лет, а я все помню батюшку Нифонта и глубоко уверен, что живу только его святыми молитвами. Да и священство-то получил только по его великому ходатайству. Святой был батюшка. Несомненно. А смерть его была какая!» [1].

В 1927 году иеромонах Нифонт по требованию настоятеля архимандрита Анатолия (Белоусова; †1937) вернулся в монастырь, где пробыл до самого закрытия обители предположительно в 1930 году. Это можно заключить из следственного дела епископа Гавриила (Абалымова), который до июля 1930 года жил в скиту Хвалынского монастыря. Из монастырского комплекса до наших дней сохранились жилые корпуса и перестроенное здание церкви в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». В настоящее время в этих зданиях — отделения Хвалынской центральной районной больницы.

После разгона монастыря пастырь вернулся на свой прежний приход в селе Березовый Хутор, где прослужил до самого ареста. В 1929 году он дважды ездил к своему духовному отцу, иеромонаху Антонию (Винникову), в село Подлесное. В марте 1929 года приехал для лечения в Сызрань и жил там в доме председателя церковно-приходского совета Казанского собора Сызрани В. Л. Табунщикова вместе с иеродиаконом Рафаилом (Савенковым; †1972).

28 декабря 1930 года, в Неделю святых праотец, местное отделение ОГПУ, поставившее своей целью закрытие всех храмов в районе, направило двух милиционеров в село Березовый Хутор. Приехав в село, они увидели, что в храме идет богослужение. Тогда они направились в дом священника, чтобы там дождаться его возвращения из храма. В нетерпении они несколько раз посылали сотрудников сельсовета узнать, когда же закончится служба. Так в селе стало известно о предстоящем аресте священника. По окончании Литургии было совершено отпевание покойника, гроб с его телом священник проводил на кладбище. Домой отец Нифонт и приехавший к нему в гости его духовный отец, иеромонах Антоний (Винников), бывший с ним в храме, пришли около двух часов дня. По их приходе был произведен обыск, а затем иеромонахов вывели из дома и велели садиться на подводу. К этому времени около дома священника собралась толпа числом около сорока человек, в основном женщин. Они стали требовать освобождения священнослужителей. Тогда милиционеры вытащили оружие и под угрозой стрельбы заставили священников сесть на телегу. Люди закричали, что власти учиняют разбой, и потребовали освободить ни в чем не повинных пастырей. Тогда милиционеры стали переписывать тех из присутствующих, кто вел себя наиболее активно, и угрожать им арестом. Был послан гонец в соседнее село Радищево за милицейским подкреплением. Все это принудило верующих отступить, и арестованные священники были увезены в тюрьму в город Сызрань. Однако, арестовав иеромонаха Нифонта, ОГПУ не смогло выдвинуть против него никаких обвинений. Сотрудник местного ОГПУ написал: «Связь с местными кулаками не установлена, но те обстоятельства, что к нему ежедневно носили хлеб и молоко, и больше всего приносили зажиточные, и даже дочь выселенного в Северный край кулака Татьяна Шуракина прислуживала ему, пекла хлеб и стирала белье, — заставляют думать, что поп Выблов имел связь с кулацкой частью села…».

Об условиях содержания в тюрьме свидетельствует документ второй половины 1920-х годов: «Рассчитанный на 232 места Сызранский домзак в настоящее время содержит до 400 заключенных. Степень перегрузки особенно бросается в глаза при знакомстве с численностью населения отдельных камер». Далее из текста следует, что в камерах, рассчитанных на 13 человек, содержатся более 30 заключенных! В одиночки помещали по 3–5 человек. Некоторые камеры переоборудовали под мастерские, например, для шитья сапог. В женских камерах вместе с матерями содержались малолетние дети…».

Схиархимандрит Пантелеимон (Агриков) вспоминал: «За то, что к нему шло много народу, его изолировали — посадили в Сызранскую городскую тюрьму, да, чтобы ему было плохо, посадили с уголовниками. Они смеялись над ним, издевались. А когда батюшке приносили передачи, то они все поедали, ему ничего не давали. Да, видимо, он и сам, если что имел, все отдавал им. Тихий был, безответный, беззащитный. Настоящий агнец…

Помню, незадолго до его смерти мы с мамой пришли к нему в тюрьму. Пришли за шестьдесят километров. Пешком шли. Лесами, степями, по грязи, в дождь, ночью. Принесли ему “пышков” деревенских, “лепешков” сушеных. Не забыть мне этих мрачных стен и огромного тюремного здания. Все, что принесли, а также маленькую записочку, передали в проходную. И вот, минут через двадцать, смотрим — в одном окне четвертого этажа тюрьмы открылась маленькая форточка, показалась рука и помахала нам… Вот и все. Мама стояла и плакала, а я — не помню, что делал, наверное, не плакал, а только смотрел. А вот сейчас, вспоминая, плачу. А тогда не плакал. Не понимал многого».

Допрошенный следователем, иеромонах Нифонт виновным себя не признал; об иеромонахе Антонии, арестованном вместе с ним, сказал, что знает его по монастырю в Хвалынске с юности и неоднократно ездил к нему в Хвалынск в последнее время, чтобы исповедаться. В последний раз они вместе вернулись из Хвалынска в село Березовый Хутор, где и были арестованы. Незадолго до ареста отца Нифонта, 11 декабря 1930 года, власти арестовали Александра Оттоновича Медема, святого мученика [2].

Иеромонах Нифонт скончался 30 августа 1931 года в половине десятого утра в Сызранском домзаке «от порока сердца».

Об обстоятельствах смерти отец Пантелеимон (Агриков) писал так: «Потом он заболел, занемог и, так как был слаб здоровьем, скоро и скончался. К нему никого не пускали. Одна преданная его почитательница следила за ним, поселившись рядом с тюрьмой. Темной ночью видит: открываются тюремные ворота, и выезжает телега, на которой вывозили умерших заключенных и сваливали в большую яму, выкопанную за тюремной оградой. Она увидела эту телегу, на которой рогожей был покрыт умерший батюшка, рванулась за ней. Умоляла отдать хоть умершего, чтобы похоронить его как положено. Плакала, тащилась, ухватившись за телегу. Так и не отдали. Свалили в общую яму и зарыли. Вот так умер наш дорогой батюшка Нифонт». По существовавшему тогда порядку, хоронили умерших в тюрьме ночью и места могил тщательно маскировали, делая даже обманные холмики.

Иеромонах Антоний (Винников) 28 октября 1931 года Особым совещанием при коллегии ОГПУ по Средне-Волжскому краю был приговорен к 3 годам ссылки в Северный край, дальнейшая судьба его неизвестна. 20 августа 2000 года, по завершении Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, иеромонах Нифонт (Выблов) был причислен к лику святых для общецерковного почитания в Соборе новомучеников и исповедников Российских. Так как святой Нифонт проходил по одному делу со священномучеником Августином (Беляевым; †1937), бывшим в ту пору епископом Сызранским, память преподобномученику Нифонту была установлена на тот же день, что и память священномученику Августину — 10 (23) ноября.

 

 

Архимандрит Тихон (Агриков) (в схиме Пантелеимон; 28.11.1916 г. — 15.11.2000 г.) родился в с. Адоевщина Саратовской губернии. Прошел всю войну. В 1953 г. был пострижен в монашество с именем Тихон в Троице-Сергиевой Лавре. Учился, а потом преподавал в Московской Духовной Академии. Был известен как духовник. Снискал любовь и почитание народа. Вынуждено покинув Лавру, жил в Закарпатье, в Абхазии, всюду был гоним. В 1991 г. принял схиму. Скончался на молитве. Похоронен возле Благовещенского храма в с. Тайнинском под Москвой, где жил в последнее время.

 

Авторы выражают благодарность И. И. Ковалевой, А. В. Наумову, В. В. Жевнерову

Литература:

1. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 6518.

2. Архив УФСБ РФ по Самарской обл. Арх. № П-14633.

3. Дамаскин (Орловский), иг. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Кн. 5. Тверь, 2001. С. 390–391.

4. Справочная книга Саратовской епархии. Саратов, 1912. С. 400.

5. Тихон (Агриков), архим. Кроткий батюшка. Архимандрит Маврикий (Михаил Яковлевич Томин) (1891–1853) // У Троицы окрыленные. Воспоминания. Троице-Сергиева Лавра; Пермь, 2000. Ч. I: 1950–1955 гг. С. 49–50.

6. Наумов А. В. Земли Хвалынской храмы. Саратов: Текст, 2004. С. 44.

7. Нифонт (Выблов) // Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. База данных «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века». Код записи по базе данных o25.9.

8. Материалы Ковалевой Ирины Ивановны.

 


[1] Тихон (Агриков), архим. Кроткий батюшка. Архимандрит Маврикий (Михаил Яковлевич Томин) (1891–1953) // У Троицы окрыленные. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002.

[2] Прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских 20 августа 2000 г. 29 декабря 2010 г. определением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла имя мученика Александра внесено в список Собора Саратовских святых.

Василий Агриков – биография, книги, отзывы, цитаты

Свой духовный путь архим. Тихон (Василий Петрович Агриков) начал в обители преподобного Сергия. Решение стать монахом и священником было принято им уже в зрелые годы. За плечами осталась Великая Отечественная война, которую он прошел от начала до конца.
В Троице-Сергиевой Лавре он заканчивает Духовную семинарию, потом академию. А уже в 50-60-х годах насельник Троице-Сергиевой лавры становится широко известным духовником среди православных. Его горячо почитают студенты Духовной академии, где он преподавал.
Архимандрит Тихон был духовником академии и семинарии. Он прекрасно преподавал и всецело отдавался служению Богу и людям. Его жертвенное служение было отмечено руководством Московской…

Свой духовный путь архим. Тихон (Василий Петрович Агриков) начал в обители преподобного Сергия. Решение стать монахом и священником было принято им уже в зрелые годы. За плечами осталась Великая Отечественная война, которую он прошел от начала до конца.
В Троице-Сергиевой Лавре он заканчивает Духовную семинарию, потом академию. А уже в 50-60-х годах насельник Троице-Сергиевой лавры становится широко известным духовником среди православных. Его горячо почитают студенты Духовной академии, где он преподавал.
Архимандрит Тихон был духовником академии и семинарии. Он прекрасно преподавал и всецело отдавался служению Богу и людям. Его жертвенное служение было отмечено руководством Московской духовной академии: в 1963 году батюшка получил звание доцента.
Архимандрит Тихон официально не был духовником лаврской братии, но многие монахи выбирали его своим наставником. Такой огромный духовный авторитет не мог остаться незамеченным властями. В 60-х годах церковь была гонима. И с особенной силой враг обрушился на о. Тихона за его духовное окормление. Нет, его не арестовали и не посадили в тюрьму, но создали ситуацию, при которой он вынужден был покинуть любимую обитель и оставить преподавательскую деятельность. Он вынужден был скрываться, жить в уединении — то в горах Кавказа, то в Сухуми, то в Закарпатье.
Архимандрит Тихон прожил на земле 82 года. За девять лет до кончины архимандрит Тихон принял великую схиму с именем Пантелеимон.
Он преставился 15 ноября 2000 года, служа всенощную в храме Благовещения Пресвятой Богородицы в подмосковном селе Тайнинском, его последними словами был священнический возглас на утрени: «Слава Тебе, показавшему нам свет!»

102-летний схиархимандрит Аверкий, десятилетиями служивший в Америке, преклоняет перед Господом в Белеве, Россия

Старейший клирик Белевской епархии и священник Рождества Богородицы-Анастасьева монастыря, в 160 милях к юго-западу Московский схиархимандрит Аверкий (Швецов-Загарский) скончался в субботу на 102-м году жизни, сообщает сайт Белевской епархии.

Отпевание по о. Аверкий был отслужен в понедельник по благословению Преосвященного епископа Белевского и Алексинского Серафима.

Борис Владимирович Швецов родился в 1915 году в городе Вятка Вятской губернии, в 600 милях к северо-востоку от Москвы, в семье священника — его отец и дед служили в церкви. Он потерял отца в 1937 году, когда он вместе со всем духовенством Вятской губернии был арестован, а затем расстрелян.

Позже его отправили на Финскую и Вторую мировые войны, и, сражаясь на Западном фронте, он был взят в немецкий плен на 2,5 года, которые он вспомнил как самые тяжелые годы своей жизни, пройдя через голод и болезни.

После войны он и 170 000 других военнопленных были отправлены на запад, и следующие 10 лет своей жизни Борис провел в Аргентине. По истечении этого срока он решил принять монашеский постриг, как и его отец, получив имя Анастасий. Он переехал в США и присоединился к Русской Зарубежной Церкви. Там он учился в Свято-Троицкой семинарии и следующие 50 лет прослужил в 35 приходах РПЦЗ. Он лично знал нескольких Первоиерархов РПЦЗ, а также св.Иоанн (Максимович).

Когда о. Анастасий был уже в глубокой старости, священник из Тульской епархии умолял необыкновенного старца приехать в Россию, и, проведя более 50 лет в Америке, он отправился служить духовником в древний Анастасьевский монастырь в Туле. Провинция, которая сейчас принадлежит Белевской епархии Русской Православной Церкви. Постоянный поток паломников постоянно приходил к нему в монастырь в поисках утешения и совета для своей духовной жизни.

Накануне Пасхи прошлого года он получил великую схиму с именем Аверкий.

Да будет ему вечная память!

Источник: Православное христианство

На горе Свято-Пантелеимоново монастыря исполняется 100 лет со дня рождения схиархимандрита Иеремии.

Афон

29 октября 2015 г. — 13:50

21 и 22 октября совершены Всенощное бдение и Божественная литургия в Покровском храме Русского Свято-Русского монастыря.Пантелеймона на Афоне от митрополита Владимирского и Суздальского Евлогия, митрополита Тернопольского и Кременецкого Сергия, митрополита Ставропольского и Невинномысского Кирилла и епископа Муромского и Вязниковского Нила.

Свыше 400 паломников из разных стран приехали помолиться в церкви во время праздников, в том числе схиархимандрит Ефрем, игумен Ватопедского монастыря; схиархимандрит Мефодис, настоятель монастыря Хиландар, а также братья и представители других монастырей на горе.Афон.

Братство Свято-Пантелеймонова монастыря, состоящее из 100 монахов, в том числе скитовых, собралось помолиться за своего настоятеля.

Митрополит Евлогий зачитал приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла схиархимандриту Иеремии (Алехину) и братии.

После литургии был вознесен молебен Господу по случаю 100-летия настоятеля Свято-Пантелеимонова монастыря.

После трапезы отцу Иеремии были зачитаны новые приветствия.Полномочный представитель президента в Центральном федеральном округе Александр Беглов от имени президента России Владимира Путина вручил схиархимандриту Иеремию орден Александра Невского.

Митрополит Евлогий вручил отцу Иеремию орден Святого равноапостольного князя Владимира I степени, врученный Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Митрополит Сергий представил о. Иеремии с орденом св. Антоний и Феодосий Киево-Печерский от имени Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия.

Fr. Иеремия, получивший множество других наград и подарков, поблагодарил всех собравшихся, сказав: «Нет спасения без любви, а любовь невозможна без самопожертвования и креста, что невозможно без смирения и терпения. Терпение, любовь и смирение. — эти три пути — путь христианина в Царство Небесное. Никогда не забывай первую заповедь Христа. Желаю тебе Божьей помощи во всех твоих добрых делах ».

Источник: Православие. ру

Некролог | Архимандрит Пантелеймон | Похоронное бюро Faggas

21 июня 1935 — 27 декабря 2016

Архимандрит Пантелеймон, основатель Спасо-Преображенского монастыря в Бруклине, штат Массачусетс, спокойно заснул сегодня утром, во вторник, 14/27 ноября, в 5 часов утра.м., почечной недостаточности, в монастыре. Он родился Иоанном Метропулосом в Детройте, штат Мичиган, 21 июня 1935 года. Когда его старший брат был неизлечимо болен, он поклялся, что, если его брат будет исцелен, он станет монахом в русском монастыре Святого Пантелеймона на горе Афон. Исцелив своего брата, Иоанн отправился на гору Афон и исполнил свой обет, получив монашеское имя покровителя монастыря. На Афоне он познакомился со святым старцем Иосифом Пещерным жителем (1959 г.), который духовно взял его под свое покровительство.Из-за проблем с документами отец Пантелеймон был вынужден вернуться в Соединенные Штаты в 1958 году и, находясь в Бостоне, пытаясь вернуться на Святую гору, он получил письмо от старца Джозефа, в котором он повелел ему основать монастырь. В Соединенных Штатах. Обескураженный такой задачей, он жил кое-где в районе Бостона, часто почти бездомный, пока в 1961 году им и покойным отцом Арсением не был основан Спасо-Преображенский монастырь. За пятьдесят пять лет существования Братства оно духовно руководил отец Пантелеймон.Хотя его достижений много, следует, в частности, отметить, что он поощрял и даже настаивал на переводе церковных служб, таких как Минеи, Пятидесятницы и Молитвенника, а также святоотеческих текстов, таких как Подвижные проповеди святого Исаака Сирийца, на язык Английский, язык страны, которую он считал миссионерским и апостольским трудом; роспись икон в соответствии с традиционным стилем византийской иконографии, отстаиваемым благословенным Фотиосом Контоглоу; изготовление благовоний в афонском стиле; и поддерживаем себя собственными руками, а не за счет пожертвований.Прежде всего, он учил нас хранить православную веру с любовью и точностью, как мы получили ее от святых отцов, избегая двух крайностей: компрометации нашего исповедания веры, с одной стороны, и фанатизма, который считает, что только он сам будет спасен. с другой. В 2012 году у него диагностировали неизлечимый рак поджелудочной железы, и он удалился в наш обитель Святых Апостолов на побережье штата Мэн, где провел следующие три года в молитвах и написании статьи под названием «Противоречие Святого Имени на Святой Горе». в 1912 году », которые монастырь надеется распространить в ближайшем будущем.В феврале этого года он настолько заболел, что был доставлен в больницу в Бостоне, где обнаружили, что его функция почек настолько низкая, что они не думали, что он будет восстановлен, поскольку потерял сознание. Тем не менее, он это сделал, и они сочли это чем-то вроде чуда. С тех пор он был вынужден вернуться в монастырь в Бруклине, где он закончил работу, составил свою последнюю волю и завещание, а затем в ноябре начал быстро приходить в упадок. По милости Бога он был прикован к постели только последнюю неделю, и последние несколько дней в его легких текла жидкость.Сейчас он спит, с глубоко мирным выражением лица. Похороны состоятся в монастыре в четверг в 10:00 Спасо-Преображенский монастырь, Бруклин, Массачусетс

.

Патриарх Кирилл прибыл в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне

27 мая 2016 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл прибыл в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне.

У святых ворот Предстоятеля Русской Православной Церкви встречали настоятель монастыря схиархимандрит Иеремия (Алехин) и монашеская община.

Под звон колоколов Его Святейшество и братия проследовали к храму Святого Первомученика и Целителя Пантелеймона, в котором Его Святейшество приложился к ковчегу с исцеляющей головой святого Пантелеймона и совершил благодарение.

Среди молящихся были митрополит Апостол Милетский, представитель Вселенского Патриарха на Афоне, г-н А. Беглов, представитель президента в Центральной России и руководитель президентской рабочей группы по подготовке торжеств по случаю тысячелетия российского присутствия на Афоне. , Схиархимандрит Илий (Ноздрин), официальная делегация Русской Православной Церкви и благотворители монастыря.

После благодарения отец Иеремия поприветствовал Его Святейшество.

Предстоятель Русской Церкви обратился к прихожан с проповедью.

***

Монастырь Святого Пантелеймона расположен на берегу небольшой бухты на юго-западном склоне Афона между пристанью Дафни и монастырем Ксенофонтос.

г. Первый русский монастырь на Афоне был основан при равноапостольном Владимире.Во второй половине 12 -го века, из-за своего роста, монастырская община была вынуждена переселиться на Руссиконское нагорье, а в конце 18 -го века монахи переселились в монастырь с церковью Св. Вознесение на месте нынешнего Свято-Пантелеймонова монастыря.

В 18 века монастырь перешел к грекам. Русские монахи начали возвращаться в монастырь в 30-х годах 19 -го века. Расцвет монастыря пришелся на конец 19 -го — начало 20 -го века.В 1912 году количество братьев составило 1800. После революции 1917 года из-за разрыва отношений с Россией и систематического изгнания русских с Афона количество братьев стало резко сокращаться.