Содержание

Сколько католиков действительно в России ?

Сколько католиков действительно в России ? Создается впечатление, что никто этого не знает и не хочет узнать. Единственные цифры датируются 1990 годом. Эти официальные подсчеты, используемые Католической Церковью, показывают, что в западной России находятся 300.000 католиков латинского обряда, в Москве — от 60.000 до 100.000 (35.000 — иностранцы) и около 100.000 католиков — в азиатской части России.

Эти подсчеты производились, опираясь, в основном, на количество людей, принадлежащих к традиционно католическим этническим группам: литовцы, поляки и немцы. Хотя католики в России используют принцип объединения национальности и религии (напр. поляки — католики, поэтому все поляки в России считаться католической паствой), они возражают, когда Русская Православная Церковь пользуется тем же принципом, говоря о православных корнях русских людей, насильно оторванных от веры в годы атеистического режима, и считая их также принадлежащими к своей пастве.

Однако, это “романтическое” число католиков сильно уменьшилось и будет уменьшаться в будущем. Большинство немцев переселилось в Германию, также как и большое количество литовцев и поляков возвратилось на родину предков. Дальнейшее рассмотрение этого вопроса показывает, что большинство тех, кто считается исконными поляками и немцами являются пожилыми людьми. Когда они десятилетия назад создавали свои семьи, то они часто женились (выходили замуж) на русских, и по различным семейным и политическим причинам их дети были зарегистрированы как русские, считают себя русскими и говорят только по-русски, не имея реальной духовной и психологической связи с католической традицией.

Если бы число католиков в России подсчитывалось как во всем мире, основываясь на количестве тех, кто имел официальные контакты с Церковью (путем принятия таинств, через причащение), тогда картина была бы другая. Однако, будет несправедливо вести подсчет таким путем из-за исторического атеистического преследования религии, разрушения церквей и заключения в тюрьму или расстрела большинства священников. В те времена вера в какой-то мере передавалась от бабушек, а не от священников. Соответственно, точной статистики не существует.

Кажется, что единственный реальный способ определения количества католиков в России должен основываться на числе верующих, которые посещают Святую Мессу, где бы и когда бы она не праздновалась. Таким образом, в западной России будет всего около 10.000 католиков, которые регулярно ходят в церковь (Москва — 3.000 — 4.000, С-Петербург — 2.000, Калининградская область — 2.000 — 3.000, Поволжье и Урал — 600 — 800, Северный Кавказ — 500 — 600, Центральная и Северная Россия — менее 500 ). По великим праздникам, таким как Рождество и Пасха, число прихожан удваивается.

За последние 6 лет, однако, появился один увеличивающийся сектор католических кругов России. В Россию приехало много иностранцев: бизнесменов, дипломатов, студентов. Многие приехали из традиционно католических стран и были крещены и воспитаны в католической вере. Однако, многие перестали уделять вере должное внимание, стали редко посещать католические приходы в России. В Москве должно быть от 40.000 до 50.000 католиков-иностранцев, а по всей России их может быть даже более 100.000 . Многие из них нуждаются во внимании и пастырской заботе Церкви.

http://www.catholic-church.org/church-unity/cath_n_r.htm

Форум Кураева:

В русских перепечатках ошибка. За 2006 год число католиков выросло с 1,115 до 1,131 млрд. человек.
Правильно см. — здесь (на английском)
http://www.catholicnews.com/data/stories/cns/0801162.htm

Папа у Васи силен в математике (с)

Поправки. Средняя плотность священства в КЦ = 1 священник на 2 777 записных верующих.
На 1 «нового священника» приходится 18 801 человек новокрещаемых.

Досчитано: по данным на 2004 в одной только архиепархия Матери Божией (Москва, СПб, Западная и Центральная Россия) было 137 священников (сейчас, видимо, эта цифра больше), т.о. количество верующих должно быть по средним цифрам приближаться к 400 тыс. человек. В реальности цифры куда скромнее.
Т.о. плотность священства в главной епархии ощутимо выше средней.

В Новосибирской католической епархии на 2005 год было 50 священников. КЦ считает, что в этой епархии у нее около полумиллиона верующих. т.о. на одного священника приходится 10 000 верующих.

В Иркутской епархии по официальной католической статистике, включая младенцев на 2005г было 52 тысячи верующих католиков. Священников 39 человек. т.о. на одного священника — 1 333 верующих. (сравним с Новосибирском)

Чудеса продолжаются. Пока в Новосибирске католические пасторы мечтают выспаться, бесперебойно служа мессы в разных концах Сибири в Саратовской Епархии 40 священников окормляют 35 тысяч человек. т.о. на одного священника приходится 875 верующих.

А Вы говорите прозелитизм. Так это в Саратовской губернии от скуки у них.

http://kuraev.ru/index.php?option=com_smf&Itemid=63&topic=135867.msg1466178#msg1466178

«Католики в России – это не группы гастролеров и не гетто»

Святой престол назначил первого русского епископа




На фото Николай Дубинин. Фото сайта spb.francis.ru


Папа Римский Франциск назначил вспомогательным епископом архиепархии Божьей Матери в Москве коренного россиянина, священника-францисканца Николая ДУБИНИНА. Епископ-номинант, хиротония которого состоится 4 октября, рассказал обозревателю «НГР» Милене ФАУСТОВОЙ о том, можно ли говорить о «русском католицизме», как живут римские католики в России и трудно ли им в православной стране.



– Насколько я понимаю, вы – единственный в мире русский католический епископ. Есть мнение, что ваше назначение – попытка Ватикана усилить миссию в России. С другой стороны, ранее считалось, что при Святом престоле не очень жалуют русских католиков. Так ли это?


– В Католической церкви в силу ее вселенского характера национальный вопрос не имеет значения «краеугольного камня». Да и Россия – общий дом для представителей многочисленных народов и культур. Поэтому правильно вести разговор не о «русском католицизме», а о Католической церкви в России. Итак, не вдаваясь в подробности, уточню формулировку и подтвержу: в новейшей истории Католической церкви мне выпала честь быть первым назначенным епископом и при этом коренным россиянином – и на сегодняшний день единственным.


Стремление усмотреть в моем назначении «попытку Ватикана усилить миссию в России» абсолютно не соответствует действительности – так же, как и мнение о «нежаловании русских католиков». О чем это назначение свидетельствует на самом деле? О двух вещах: о потребности нашей поместной церкви и о ее ситуации. Во вспомогательном епископе в Москве нуждается не Ватикан, а сама архиепархия. После восстановления католических церковных структур в нашей стране в 1991 году русскому духовенству физически неоткуда было взяться. Понадобилось почти 30 лет для того, чтобы появился местный епископ.


– В России, по разным данным, от 300 до 600 тыс. католиков. Вы согласны с этими данными?


– Точное количество католиков в России назвать сложно. Речь идет обо всех, кто был крещен в Католической церкви и проживает на территории России. Осмелюсь с большой долей вероятности высказать мнение, что (в том числе с учетом миграционной ситуации последних лет) их число значительно выше озвученных цифр. Мы можем неким образом учесть тех, кто находится хотя бы в минимальном контакте с церковью. Однако, к сожалению, у многих такой контакт полностью отсутствует, они «рассеяны» на просторах нашей Родины. Нередко мы узнаем о католиках лишь тогда, когда семьи обращаются с просьбой крестить ребенка или совершить заупокойную мессу.


– Связано ли ваше назначение с тем законопроектом, который сегодня рассматривается в Госдуме и согласно которому, например, если его примут, иностранное лицо не сможет быть руководителем религиозной группы?


– Мне кажется несколько наивным само предположение назначения «под тот или иной законопроект». В обсуждаемом законопроекте я не нашел предложения автоматического запрета для всех иностранных лиц быть руководителем религиозной группы.


– Как вы относитесь к этим поправкам к закону о свободе совести?


– Часть предлагаемых поправок к закону достаточно резко критикуют – в том числе признанные юристы и правозащитники. Не думаю, что их критика не обоснована или все опасения надуманны. Несомненно, риск нарушения принципов свободы совести в данном случае существует. Степень опасности и формы возможных нарушений прав католиков – в принципе такие же, как и по отношению к верующим любого другого вероисповедания. При этом, конечно, не секрет, что конфессии, не входящие в число так называемых традиционных для России, находятся в гораздо менее защищенном положении. Считаю, что по ряду открытых и вызывающих сомнения вопросов необходима серьезная и конструктивная консультация с представителями религиозного сообщества.


– Согласно 403 канону Кодекса канонического права Католической церкви вспомогательные епископы могут назначаться по просьбе правящего епископа в тех ситуациях, когда к тому побуждают пастырские потребности епархии. В чем состоят эти потребности в России?


– В состав архиепархии входит более 100 приходов севера европейской части России, в трех условных регионах: центральном, северо-западном и западном. Если говорить о тех, с кем установлен хотя бы минимальный контакт, то число верующих в нашей архиепархии составляет примерно 70–75 тыс. человек. Национальный состав очень разнообразный, существует ряд сложившихся этнических общин. Некоторые из них, как это принято в нашей церкви, имеют собственные национальные приходы (например, французский, немецкий, корейский). Несомненно, на сегодняшний день большинство в нашей архиепархии составляют те, для кого родным или наиболее привычным языком молитвы и общения является русский. При этом какого-то учета этнических русских мы не ведем: в России очень много смешанных в национальном и религиозном смысле семей, да и в принципе такое разграничение не имеет смысла. Нельзя сказать, что в последние годы количество наших верующих увеличилось. Думаю, в общем оно остается достаточно стабильным. В крупных городах, создающих условия для притока населения и привлекательных с точки зрения проживания и работы, общины, несомненно, растут. Там, откуда люди уезжают, уменьшается и количество католиков. Мы стараемся заботиться о своих верующих и открыты для тех, кто ищет Бога в нашей церкви, но у нас нет ни практики, ни намерений «массовых крещений» или других форм активного привлечения в собственные ряды.


– Раньше в России считалось, что если ты католик, значит, или иностранец, или имеешь какие-то иностранные корни. Насколько «русифицировался» католицизм в последнее время, приобрел ли он какие-то этнические черты, и если да, то в чем это проявляется?


– «Католик – значит, иностранец» – это, к сожалению, достаточно расхожий стереотип. Если при этом звучит оттенок чуждости, этот стереотип становится попросту ложным. Поэтому мне не нравится формулировка «русифицированный католицизм». Многонациональная Россия – наш общий дом, она не делится и не может делиться на «русских» и «чужих». Очень важно помнить, что церковь – это живой организм. Поэтому в церкви того или иного времени, того или иного региона непременно имеются определенные черты, связанные с конкретной эпохой, культурной средой и особенностями общественного характера. Католическая церковь в современной России не исключение. Я с уверенностью и не без радости могу сказать, что наша поместная церковь имеет собственное лицо, обладающее российскими чертами. Большинство наших верующих – россияне, пусть и разного этнического происхождения. Наши общины в России – это не группы гастролеров, не иностранные колонии и не гетто. Наша церковь является пусть и малой в масштабах страны, но интегральной частью нашего общества и культуры в его богатстве и разнообразии. В этом у нас есть яркий пример и замечательный образец из прошлого – святой доктор Москвы Федор Петрович Гааз. В настоящее время в нашей церкви идет процесс причисления его к лику блаженных.


– Вы сами родились в католической семье или стали католиком осознанно и во взрослом возрасте? Почему выбрали именно орден францисканцев?


– Я родился в смешанной семье (католики по материнской линии, православные – по отцовской), рос в атмосфере взаимоуважения к обеим традициям и в то же время с весьма ограниченными возможностями религиозной практики. Воцерковился в Католической церкви, как только появилась такая возможность, в 1991 году, в возрасте 18 лет. Францисканская харизма (с ее простотой и непосредственностью, радостью, любовью к человеку и сотворенному миру, жизнью в общине, девизом «Мир и добро»), когда я узнал о ней, очень привлекла меня.


Она очень близка мне по духу и, я уверен, крайне актуальна в наше время. Но кроме моего выбора есть еще и вопрос призвания. А это – дар от Бога, который в какой-то степени остается тайной.


– Много ли сейчас этнических русских учатся в католических семинариях и академиях и намерены продолжить свое служение в качестве священников в России? Есть ли вообще надежда на то, что в будущем появятся русские кардиналы, а потом и вовсе папой может стать русский прелат?


– В России действует единственная католическая высшая духовная семинария в Санкт-Петербурге. Семинаристов в настоящее время немного, все они – из разных городов. При нормальном и свободном развитии церкви следует не просто надеяться, но и ожидать новых этнических епископов. Ведь закономерный и естественный порядок в любой поместной церкви – когда большинство ее духовенства и, если так можно выразиться, «актива» на разных уровнях составляют те, кто в стране родился и вырос. Относительно других перспектив можно строить лишь прогнозы и догадки. Отмечу лишь, что в Католической церкви не существует «черного списка» стран или народов относительно возможности кардинальского назначения или избрания папой.


– С какими проблемами сейчас, на ваш взгляд, сталкиваются католики в России?


– Для искренне верующего человека быть католиком не трудно, вне зависимости от внешних обстоятельств. Другое дело – возможность свободно и беспрепятственно исповедовать свою веру, передавать ее новым поколениям. С этой точки зрения быть католиком было трудно в стране воинствующего атеизма во времена преследований. Слава Богу, эти времена прошли – искренне молюсь, чтобы они никогда не повторились. Считаю, что в настоящее время нет каких-либо серьезных признаков притеснений или ущемлений в правах католиков. Это касается отношений как со светскими властями, так и с Русской православной церковью. Более того, я неоднократно высказывал мнение, что сейчас в России достаточно благоприятные условия для нормального существования, здравого развития церкви и христианского свидетельства католиков в жизни общества. Конечно, католики в России относятся к религиозным меньшинствам, и это влечет за собой определенные последствия. Оценивая ситуацию в общем, можно отметить, что в отношении католиков стало гораздо меньше старых стереотипов, идеологических предубеждений, опасений или отсутствия элементарных знаний и адекватной информации. Но иногда это еще срабатывает, поэтому порой случаются достаточно неприятные и несправедливые ситуации. Естественно, от такого никто не застрахован, поэтому услеживать некое предвзятое отношение к нашей церкви я не вижу оснований. Среди трудностей для российских католиков я бы отметил расстояния. В большинстве случаев приходы действуют в областных центрах. В некоторых из них (например, в Кирове или Смоленске) под разными предлогами храмы до сих пор не переданы верующим, несмотря на многолетние усилия – и это просто несправедливо. Чтобы добраться до храма, некоторым нашим верующим приходится преодолевать расстояние в 100 и более километров. Еще одна трудность состоит в том, что дети католиков не имеют возможности должным образом изучать основы собственного вероучения в рамках школьного предмета «Основы религиозных культур». В так называемом «пятом модуле» этого предмета (основы мировых религиозных культур) материал по понятным причинам очень сокращен и в некоторых случаях подается достаточно тенденциозно.


– Не могу не задать вопрос о приезде папы Римского в Россию. Известно, что папа Франциск очень хочет посетить нашу страну. И надежда на это появилась после встречи его с патриархом Кириллом на Кубе четыре года назад. Но потом в Московском патриархате начали говорить, что еще рано для приезда папы в Россию, что «многие не готовы его принять», и снова откладывать и переносить это событие. На ваш взгляд, чего боятся в РПЦ и почему находят разные предлоги для того, чтобы приезд понтифика в страну не состоялся?


– Встреча папы и патриарха Московского на Кубе – это действительно историческое событие. Российские католики уже в течение многих лет молятся о приезде папы в нашу страну. Оценивать степень возможности и готовности к такому визиту – дело политиков и дипломатов, в их число я не вхожу. Лично я не вижу никакой потенциальной опасности или подвоха в таком визите. Стало уже мировой традицией, что папа посещает самые разные страны – неизменно с миссией мира и братства, обращенной как к собственной пастве, так и ко всем людям доброй воли. 

Отец Кирилл: католическая община России

Интервью

17.07.2013

Среди верующих  немало тех, кто выбрал католицизм. Между тем о католических общинах в России россияне знают все-таки мало. Мы побеседуем с отцом Кириллом, директором Информационной службы римско-католической Архиепархии Божией Матери в Москве.


Верующие россияне, в первую очередь, русские, в большинстве своем – православные. Но есть среди них и те, кто выбрал католицизм. И число их совсем немаленькое. Между тем, о католических общинах в России россияне знают все-таки мало.


Наш корреспондент встретился с отцом Кириллом, директором Информационной службы римско-католической Архиепархии Божией Матери в Москве, и побеседовал с ним.



— Как и когда Католическая Церковь появилась в России? Как развивалась она  у нас до сегодняшнего дня?


— Как известно, Русь была крещена до того момента, который принято считать моментом разделения Церквей на Католическую и на Православную. Т.е. крещение Руси состоялось при единой Церкви. Поэтому можно сказать, что когда Русь была крещена, она была крещена единой православной-католической Церковью. И то, и другое — неотъемлемые черты Церкви. Церковь не может только или католической или православной, потому что католичество – это вселенское измерение, а православие – это измерение ортодоксальности, верности традиции. Поэтому Церковь должна быть и тем, и другим. Горько, что в нашем сознании эти вещи разделены.


Так или иначе, латинские миссионеры присутствовали на Руси. И их было немало, поскольку раннефеодальное государство Русь поддерживало активные контакты с окружающим миром. Но выбор, как известно, был сделан в пользу политического и конфессионального союза с Византией. И христианское наследие латинского Запада отторгалось на протяжении долгого времени.


Попытки восстановления церковного единства были, но они оказывались неудачными. И случалось это, в основном, по политическим мотивам. Здесь на Руси в то время сами эти попытки воспринимались как некие политические претензии. Кроме того, скажем, прибалтийские или германские князья и поместные владыки пытались склонить Папу Римского против своих восточных соседей, обвиняя их не только во враждебных политических намерениях, но и в ереси, и в схизме.


Все это вместе привело к тому, что Католическая Церковь, латинское, западное христианство стало восприниматься в России исключительно как удел иностранцев, немцев, в широком смысле слова – тех, кто, не говорит на русском языке. Постоянные католические церковные структуры в Российской империи были образованы только при Екатерине II – кстати, по сути, самочинно, без одобрения Рима. Именно тогда была создана Могилевская епархия – первая полноценная епархия на территории России. В этом году, кстати, исполняется 250 лет закладке самого старого российского католического храма — собора Св. Екатерины Александрийской на Невском проспекте.


Как мы знаем, взаимоотношения церкви и государства в Европе складывались очень непросто. Католичество было не просто верой той или иной страны, земли или народа.  Это было некое единое целое, которое охватывало собой весь европейский континент. И власть Римского Епископа, духовная и политическая, служила гарантией независимости этой веры и церковной жизни от прихоти и своеволия светских владык. Церковь защищала себя на протяжении долгого времени.


В России же – особенно после Петра I —  ситуация сложилась совершенно другая. Церковь воспринималась как один из департаментов, одна из сфер жизни государства, которая должна служить государственным целям. И небольшая католическая община в России испытывала на себе попытки русских государей подчинить ее себе. Как известно, во время царствования Александра I был разорван конкордат с Римом. Шла постоянная политическая борьба, и католическая община постоянно оказывалась ее заложницей.


В результате включения Польши в Российскую империю, и вспыхнувших вследствие этого нескольких восстаний в Польше тысячи поляков были сосланы вглубь России. Была и другая волна: множество католиков – поляков, литовцев, белорусов – переселялись в Россию в поисках заработка и лучшей доли. К этому времени относится появление крупных католических общин не только в Москве, Петербурге, Нижнем, где они были давно, но и в провинциальных центрах – например, в Курске, Ярославле, Рязани, Калуге, Самаре и многих других. В конце XIX – начале XX века большинство этих общин обзавелись и своими храмами – многие сохранились до сих пор, однако, увы, далеко не все возвращены Церкви. Католичество, таким образом, хоть и воспринимается в целом как нечто чужое, однако же становится нормальной, привычной частью пейзажа.


Среди католиков на службе российского государства, было немало выдающихся деятелей в политике, искусстве, в архитектуре. Скажем, Санкт-Петербург невозможно представить без такого католического влияния, выраженного в архитектуре. Однако переход собственно русских людей в католичество карался как тяжкое преступление. Тем значительнее было влияние примера ряда русских дворян – Лунина, Гагарина, Печерина, Волконской, Голицына – совершивших такой переход, и выдающихся мыслителей, которые указывали на подлинное значение католичества – прежде всего Чаадаева и Владимира Соловьева (о том, что последний также принял католичество, стало известно лишь после его смерти).


Появление же легальных общин именно русских людей, которые принимали католичество, стало возможным только в начале XX века, после выхода в апреле 1905 года царского «Манифеста об укреплении начал веротерпимости». Известно, что в это время более 250 тыс. человек воссоединились с Католической Церковью – однако, что очень важно, в большинстве – не в латинском обряде, а в византийском. Таким образом, возникает совершенно новая парадигма: приход в католичество не как отказ (по крайне мере внешний) от своей восточно-христианской традиции, но напротив – обретение ее полноты, завершенности через единство с Римом, зримым центром христианского мира. Наиболее значительным представителем этого движения является священник Леонид Федоров – экзарх (глава) католиков византийского обряда в России, погибший в ссылке в 1935 году и причисленный к лику блаженных в Католической Церкви.


После революции 1917 года католические епархии продолжали еще существовать какое-то время. Но весьма непродолжительное. Часть иерархов была выслана из России, часть (и весьма немалая) – уничтожена. Например, настоятель нашего кафедрального собора Непорочного Зачатия (построенный в 1911 году, в то время он был приходским храмом) был расстрелян вместе со многими прихожанами. Так происходило с настоятелями и их паствой во многих приходских храмах. Общины были уничтожены, а сами храмы национализированы.


Существовало очень небольшое количество подпольных общин, а собственно на территории РФ осталось два действующих храма – в Москве храм Святого Людовика, и в Петербурге храм Лурдской Божией Матери. На самом деле, в иерархическом, церковном плане, Католическая Церковь в России де факто прекратила свое существование.


Конечно же, верующие ездили в Прибалтику и в Белоруссию – чтобы крестить детей, получать  какое-то духовное окормление.


— Наблюдались ли случаи перехода католиков в православие или другие конфессии?


— Да, в те годы многие потомки католических семей ассимилировались, стали православными, или утратили веру и связь с Церковью. В настоящее время такие случаи крайне редки.


Что же касается других религий, то я не слышал ни об одном случае, когда католик  перешел бы, скажем, в мусульманство. Возможно, эта проблема существует в Центральной Азии, где тоже есть католические общины, но я опять же о таком никогда не слышал.


— Что собой представляет Католическая Церковь в России сегодня?


— В 1991 году в России была восстановлена структура Католической Церкви. Появились сначала две, а потом и четыре апостольские администратуры. Были назначены апостольские администраторы, в России появился представитель Святого Престола – архиепископ Франческо Коласуонно – начался процесс возрождения церковной жизни.


В 2002 году эти апостольские администратуры, которые по своей сути являются временным церковным учреждением, были преобразованы в епархии. В России сейчас четыре католические епархии с центрами в Москве, Саратове, Новосибирске и Иркутске. Все они объединены в единую церковную структуру с центром в Москве. Главой католиков в России является Павел Пецци, архиепископ-митрополит Архиепархии Матери Божией с центром в Москве.


Католическая Церковь в России возрождалась совершенно в новых условиях, когда  появилась религиозная свобода, возможность открыто исповедовать свою веру. В католические храмы стали приходить, с одной стороны, те, в чьих семьях католицизм исповедовался не одно поколение, с другой – те, которые приняли католицизм под влиянием западного церковного искусства, литературы, западного духовного наследия.


Именно эти тенденции формировали уникальный облик местного католичества.


Одной из его черт является интернациональность, которая за последнее время сильно выявилась. В 90-х годах прошлого века из России произошел сильный отток немцев на историческую родину. Уехали в массе своей поволжские немцы, которые составляли в этом регионе католическое ядро. Многие сибирские деревни, где проживали немцы-католики, тоже буквально опустели.


И сейчас, скажем, католические общины в провинциальных городах России состоят в основном из потомков людей традиционно католического происхождения. В Москве и в Санкт-Петербурге, конечно же, картина совершенно другая. Здесь много иностранцев: скажем, в нашем соборе в воскресенье – помимо русской и латинской месс, служатся также мессы на польском, английском, испанском языках, армянская литургия. Также есть месса с элементами тагальского языка – основного языка на Филиппинах, где огромное количество католиков, есть корейская и вьетнамские мессы – то есть, для представителей таких наций, которые в нашем бытовом сознании никак не ассоциируются с католичеством. Но большинство наших прихожан, конечно же, это люди русского языка и русской культуры. Вот такая интересная интернациональная католическая культура сложилась в Москве.


— Скажите, сколько католиков насчитывается сегодня в России?


— Цифры, конечно, очень приблизительные и они разнятся при разных методиках подсчета, но в целом, думаю, можно говорить об одном миллионе католиков в России. В Москве католиков порядка 50 тысяч человек.


К сожалению, есть немало католических семей, где есть вполне четкие христианские традиции, однако в церкви мы их видим в лучшем случае два раза в год – на Пасху и Рождество. Мы понимаем, что верующих на самом деле гораздо больше, чем тех, кого мы видим в храме. И вопрос в том, каким образом этих людей привлечь, сделать более активными участниками церковной жизни.


— Вы сказали о том, что богослужения в католических храмах идут на национальных языках. А разве в католической традиции не принято вести богослужения исключительно на латыни?


— На самом деле какие-то элементы богослужения, скажем, песнопения на национальных языках – это очень старая традиция. А целиком службы на национальных языках проводятся с начала 70-х годов прошлого века.


Литургическое обновление во многом связано со Вторым Ватиканским собором 1962-1965 годов, который стал ключевым событием в жизни Католической Церкви в XX веке. На самом же деле, процесс литургического обновления начался еще в начале XX веке, когда многие структуры в богослужении были, можно сказать, обновлены, но скорее возвращены к изначальной простоте, стройности.


— Как известно, разногласие Востока и Запада по пово­ду учения о «филиокве» (учение об исхождении Святого Духа от Отца и Сына) имело длительное и сложное развитие и  сыграло немаловажную, если не решающую, роль в процессе разделения Церквей и их дальнейших взаимоотношений. Удалось ли преодолеть его?


— Это серьезный богословский вопрос, который разделяет Церкви, но в настоящий момент, с моей точки зрения, его можно считать исчерпанным. Те очень важные лингвистические особенности трактовки учения в латинской традиции и в греческой традиции, в общем-то, уже разъяснены. Католическая Церковь не отрицает того, что, действительно, Святой Дух исходит от Отца, но происходит Он от Отца и Сына. Это может показаться игрой слов, однако это не так – у нас нет другой возможности описать, как устроена внутренняя жизнь Пресвятой Троицы. Тем не менее, повторяю, сегодня это не представляет собой богословскую проблему.


Богословская проблема – это вопрос первенства во Вселенской Церкви. Потому что на протяжении первого тысячелетия христианства существовало общее признание первенства Римского Епископа, преемника Апостола Петра. А затем это было утрачено. И из-за этого произошла деформация церковного сознания, как на Востоке, так и на Западе.


Папа Иоанн Павел II обратился к Церкви, в частности, к Православным Церквам, с предложением вступить в диалог относительно того, как возобновить это утраченное единство, как нам заново осмыслить роль Римского Епископа, как гаранта этого единства.


Это очень глубокий, очень интересный и важный богословский, пастырский и политический диалог, который продолжается и у которого, несомненно, есть большое будущее, потому что единство – это не то, что мы имеем право выбрать или отвергнуть, единство – это то,  к чему призывает Христос.


И мы видим, что это приносит плоды.  Потому что Вселенский (Константинопольский) Патриарх Варфоломей впервые в истории присутствовал при интронизации  нового Римского Папы Франциска.  Это – не просто жест доброй воли, не просто знак личного расположения одного иерарха к другому – это знак того, что отношения между Церквами меняются. Они приобретают совершенно новый уровень. Это – воспоминание о единстве, генетическая память о том времени.


Кто такие католики-россияне? Как они приходят в Католическую Церковь в России – по семейной традиции, переходят из других конфессий, самостоятельно выбирают Римско-Католическую Церковь?  Можно ли составить некий обобщенный портрет современного российского католика?


— Кто приходит в конкретный католический приход – это зависит от разных причин. Приход, как структурная единица церкви, – это своего рода живой организм и он не поддается усреднению. Как я уже сказал, в провинции мы видим одну картину, в Москве или Санкт-Петербурге – другую. Здесь в приходе, скажем, больше интеллигенции, больше молодежи. Кто-то из них – уже дети того поколения, которое пришло в католицизм в 90-х годах. Кто-то обнаружил в себе, наряду с интересом к христианству, польские, немецкие, прибалтийские или белорусские корни. Другие приняли католичество, полюбив западную культуру, основанную на католическом духовном опыте.


Здесь важно другое: католическая община России сегодня – это люди, которые мыслят и живут в контексте русской культуры. Это не представители иностранного государства и чужой культуры, которые каким-то образом оказались здесь. В большинстве своем, это – люди русской культуры, русского менталитета, которые совершенно нормальным образом воспринимают себя как католиков.


Беседовал Вадим Лапунов

Фото Георгия Погорелова


 


Окончание следует

В России недосчитались верующих / / Независимая газета

В общинах уверены, что цифры соцопроса искажают картину отечественной религиозности


Фонд «Общественное мнение» (ФОМ) представил результаты опроса, согласно которому православных верующих в России примерно 65%, мусульман – не больше 7%, представители других христианских конфессий, в том числе католики и протестанты составляют 1%, а к иным религиозным традициям себя также причисляет 1% населения. При этом 21% опрошенных не считают себя верующими, а 5% респондентов затруднились с ответом. Как указывает ФОМ, во время исследования было опрошено 1500 граждан РФ от 18 лет и старше в 53 субъектах Российской Федерации и 104 населенных пунктах. А среди федеральных округов, где проводилось анкетирование, выделены Центральный, Северо-Западный, Южный, Северо-Кавказский, Приволжский, Уральский, Сибирский и Дальневосточный. Полученные ФОМ данные не соответствуют той статистике по количеству верующих, которую приводят сами религиозные организации.


Так, в РПЦ утверждают, что доля православных христиан в населении России составляет от 70 до 80%. Осенью 2017 года патриарх Московский и всея Руси Кирилл отметил, что «около 75% россиян считают себя православными», а «общее число членов Московского патриархата, проживающих как в России, так и за ее пределами, составляет около 180 млн человек». Как отметил в разговоре с «НГР» заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе, «данный цифровой разрыв не является существенным». «Наши сведения, на которые опираемся мы, находятся также в рамках колебания между этими цифрами, а в остальном результаты опросов могут отличаться друг от друга в зависимости от тех методов и методик, которые предпринимаются при подобных опросах в исследовании общественного мнения. Единственное, что заставляет задуматься, – то, что раньше та же организация приводила сведения как минимум о 80% православных. Однако новые данные о более низком проценте не коррелируются с повышением доверия к церкви. Я вижу здесь некоторое несоответствие, которое скорее всего связано с несовершенством методик или с какими-то другими возможными погрешностями», – заметил Кипшидзе. «К сожалению, у Русской православной церкви нет собственного социологического центра, который бы мог заниматься анализом подобного рода сведений, – добавил он. – Но в то же время в Москве и многих других городах мы встречаемся с тем, что храмы, построенные в тех районах, которые с советских времен были лишены культовых построек, сразу же заполняются».


Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин уверен, что цифра по количеству православных верующих на самом деле намного ниже заявленной. «Тут многое зависит от формулировки вопроса», – пояснил он «НГР»: «Дело в том, что ФОМ достаточно широко формулирует вопросы, не вдаваясь в детали. Это прежде всего касается вопросов о принадлежности к той или иной религии. Например, на вопрос, считаете ли вы себя православными, вот уже чуть ли не два десятилетия от 60 до 70% стабильно отвечают, что являются православными. Однако этим они лишь транслируют свою культурную и этническую самоидентификацию. Но вот сколько в этих процентах занимает культура и практическая религиозность, в подобных опросах не выясняется». Эксперт также напомнил, что, когда проводились исследования с более четко сформулированными и уточняющими вопросами, утвердительно по поводу принадлежности к РПЦ ответил лишь 41% граждан России (опрос соцслужбы «Среда» за 2012 год).


Если верить результатам ФОМа, то в России 10,2 млн приверженцев ислама. Руководитель пресс-службы Совета муфтиев России (СМР) Гульнур Газиева заверила «НГР», что в СМР с представленной выборкой «категорически не согласны». «В 2005 году после переписи населения вначале было названо число – 24 млн мусульман в России. Потом вдруг поправили цифру на 14 млн, и ее продолжают озвучивать до сих пор. Это смешно, что вдруг мусульмане остановились в своем количественном росте», – отметила Газиева. Она также подчеркнула, что при подсчете количества  российских мусульман  СМР ориентируется на данные Саудовской Аравии. «Они отслеживают, сколько мусульман в мире, чтобы определить необходимую для той или иной страны очень дефицитную квоту для въезда верующих на хадж. И этот 0,1%, который выдается Саудовской Аравией для России, показывает, что в стране не менее 24 млн мусульман. Нам дают 24 тыс. мест. Это вполне реальная цифра», – заключила представитель мусульманского сообщества. Роман Лункин также выразил сомнение по поводу адекватности цифры ФОМа в отношении мусульман: «Мне кажется, что цифра занижена, и здесь возникает большой вопрос: в каких мусульманских регионах проводилось исследование? Явно не во всех, иначе бы процент мусульман резко повысился. С другой стороны, мусульмане больше соотносят себя с мечетью и с практикой культа. Цифра  7% достаточно серьезная и показывает, что мусульманин вне мусульманских регионов больше соотносит себя с собственной религиозной деятельностью, чем, например, общая православная масса верующих».


Любопытны цифры, касающиеся количества приверженцев других христианских конфессий. По данным «Статистического справочника Католической церкви» за 2017 год, в России проживает около миллиона католиков, а полевые исследования российских специалистов по выявлению количества протестантов в РФ показали, что последних не меньше 2,5 млн – 3 млн человек. То есть католики и протестанты сообща должны составлять примерно 3% всего населения России. В нынешнем исследовании ФОМ они вместе с иными деноминациями представляют лишь 1%. Это вполне адекватная цифра, считает Роман Лункин. «Здесь как раз показан уровень практической религиозности, а не национальной принадлежности к той или иной культурной среде. Этот 1% представляет тех, кто реально посещает церковь, что для религиозных меньшинств немало», – выдвинул предположение эксперт. С ним согласен управляющий делами Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников) (РОСХВЕ) епископ Константин Бендас. Он пояснил «НГР», что «особенность протестантизма в России в том, что здесь нельзя быть номинальным протестантом». «Те, кто себя называет протестантами, на самом деле ими являются по самой высшей шкале воцерковления. Это люди, которые посещают богослужения не реже одного раза в неделю, которые не просто знают основополагающее вероучение и книгу своей конфессии, то есть в нашем случае Библию, а также читают ее не меньше одного раза в неделю. Это люди, которые молятся ежедневно, живут общинной жизнью, знают друг друга, дружат семьями и общаются вне церковной воскресной службы», – подчеркнул он.


Константин Бендас также рассказал, что год назад вместе с российскими религиоведами и социологами он проводил собственное исследование религиозной принадлежности в РФ. «Мы попытались просчитать количество воцерковленных верующих в России, включая все традиционные и даже экзотические религии: православные, католики, протестанты, мусульмане, иудеи и вплоть до кришнаитов, последователей учения Живой этики Блаватской и приверженцев различных тантрических школ. И мы были очень удивлены, когда получили цифру 9,5%. То есть во всей России набралось всего 9,5% серьезного религиозного населения. А 90% – это те, кто лишь что-то слышал о религии по телевидению, что-то знает из рассказов других, или их родственники и родители были религиозными. Или же причисляют себя к религиозному направлению исходя из национального признака», – заключил представитель пятидесятников.


Роман Лункин добавил, что «если эту цифру по количеству католиков и протестантов в РФ сравнить с цифрами, которые показывают, сколько православных верующих посещают пасхальные и рождественские богослужения – а это примерно 3–5 млн человек, – то получится вполне адекватная картина по практической религиозности общин и достаточно большая цифра». «В этом случае 1% – это почти столько же, сколько и верующих РПЦ, которые не просто говорят о том, что они православные, но и посещают храмы и присутствуют на богослужениях», – считает религиовед.


Кстати, еще в одном свежем исследовании ФОМа, посвященном вопросу влияния РПЦ на общественную жизнь, политику, культуру, по 32% мусульман и христиан западной традиции отметили положительное влияние РПЦ на общественную жизнь страны. Среди православных верующих такой ответ дали только 56%, а 21% заявили, что РПЦ никак и ни на что не влияет. На вопрос, бывает ли так, что РПЦ вмешивается туда, куда вмешиваться не должна, 27% мусульман ответили, что бывает, но редко. Такой же ответ дали и 28% протестантов и католиков, тогда как 24% православных ответили, что РПЦ часто вмешивается не в свои дела. При этом 23% представителей нетрадиционных для РФ христианских конфессий отметили, что РПЦ сегодня оказывает сильное влияние на власть. А вот за дальнейшее усиление влияния РПЦ на власть высказались 22% мусульман и 25% православных респондентов. 

Сколько католиков в России?

Исторически римо-католики массово появились в России в конце 18 века — начале 19 века, после присоединения населённых католиками — поляками, литовцами, беларусами, украинцами и немцами — территорий присоединённой к РИ части Речи Посполитой, Польши и Финляндии.

Также расселению по России католиков способствовала иммиграция иностранных специалистов и переселенцев в Росию, в первую очередь католиков-немцев. А также ссылка в районы Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока участников «польских восстаний» в Север-Западном Крае РИ.

Число русских подданых католиков сразу увеличилось настолько, что Екатерина II учредила специальную Белорусскую епархию, охватившую почти всю Рос. Империю, с пастырским центром в Могилеве.

После Манифеста «царской свободы 1905 года», разрешающего свободу совести, число костелов в России стало рости как на дрожжах именно в местах массового проживания «иноверцев римско-католического вероисповедания»:

В настоящее время римо-католиков — потомков этих переселенцев и ссыльных ( в том числе и ссыльных «антисоветских элементов» из Советской Прибатики, немецкого Поволжья, Зап. УССР и Зап. БССР в сталинские времена), а также совр. российских неофитов — в Российской Федерации насчитывается номинально по разным данным от 200 до 500 тыс. человек. Однако, исходя из реального числа католических приходов в РФ: 426, а также исходя из численности прихожан в общине в среднем в 100-300 человек, число реальных практикующих российских римо-католиков — около 20 тысяч верующих.

Архикафедральный собор Непорочного Зачатия Пресв.Девы Марии в Москве — главный центр католиков в России:

В пределах РФ в 2002 году Ватиканом было создано 4 новых епархии, поскольку центр исторической Могилевской епархии ныне находится в суверенной Беларуси и явлется территориальной единицей уже сугубо Беларуского Костела.


Также в России насчитывается 30 общин Российского Греко-Католического Апостольского экзархата (в основном прихожанами являются этнические российские украинцы).

О РУСОФОБИИ РОССИЙСКИХ КАТОЛИКОВ — Католичество. Взгляд из России. — ЖЖ

1. Брошюра расположена на ОФИЦИАЛЬНОМ католическом сайте. Библиотека Католической информационной службы «Agnuz»

    Написать это мог только человек, испытывающий патологическую ненависть ко всему православному и русскому. Не страшно, что эту книгу написал некий В.Данилов, страшно, что она есть в библиотеке официального католического сайта.  До тех пор пока на  российских католических   сайтах будут такие перлы исключена даже протокольная встреча Патриарха и Папы.  А о воссоединении и вообще речи быть не может.
    Подобную характеристику русского народа можно найти в том числе у Солженицына, В.Н.Лосского, д. А. Кураева и др. православных русских мыслителей. Но не надо думать, что это одно и тоже. Потому что кроме обличения таких черт русского народа (кстати, не только у русских такое бывает), а также обсуждении ими проблем Церкви, в работах этих людей есть и положительные направления мысли. «Крест» на Православии из них никто не ставит.  

 Последствия отпадения России от Апостольской Столицы:

 «Хотя мы и считались христианами, но подлинной, глубокой христианской культуры в нас не образовалось. Правда, позднее благодаря усилию некоторых самодержцев мы и позаимствовали многое у западных народов, но прочных традиций, навыков их правовой, религиозной, научной культуры мы не приобрели».

 «Как можно было, зная такие действия атеистической диктатуры, сотрудничать с ней?! Можно ли к такой Церкви применить слова Христа «и врата ада не одолеют её» (Мф. 16:18)? Значит, врата ада одолели православную Церковь. Следовательно, она не может считаться истинной Церковью Христа».  

 «Московская патриархия — самое крупное православное объединение в России — возникла не в силу какого-либо догматического канонического определения, а в силу политических притязаний Москвы, единственной суверенной в своё время православной державы при оккупации других православных стран исламом».

 «Теперь Московская патриархия постепенно уходит из мира».

 «за гибелью Московской патриархии постепенно исчезнут и другие автокефальные (читай: сепаратистские) православные Церкви».

 «Православие лишено духа апостольства. Оно никогда не наступает, а всегда пребывает в обороне. Казенный прозелитизм православия в Западном крае царской России лишь доказывал отсутствие истинного апостольского духа, ибо был основан исключительно на военном и административном принуждении».

 «У православного духовенства нет чувства вселенской церковности. Это ее отсутствие делает православное священство пассивным и одиноким при перенесении жизненных бурь. Священники не обладают пастырской властью. Они одиноки. Средний православный священник не пастырь, а требоисполнитель. И по этой же причине православный народ не получает необходимого религиозного воспитания».

 «Моральность православных христиан низка: нечестность, пьянство, ругань, жестокость, лень, неряшливость, мордобой, распущенность, богохульство. Отсюда — отсутствие в русском народе внутренней дисциплины и неорганизованность нашего творчества, отсюда наша восточнославянская непроизводительность в труде и наша вечная культурная, а значит и материальная отсталость, а так же неприязнь к людям умственного труда, одаренным личностям, т. е. четко выраженный стадный инстинкт абсолютного большинства членов общества».

2.  Еще одно идеологическое обоснование католической русофобии на сайте

Санкт-петербургской католической организации «Militia Dei». а) http://www.militiadei.nm.ru/russ_04.htm
Феномен русского католичества Русское католичество – что это? Проявление радикального западничества и русофобии? Религиоведческий курьез? Кто эти люди, преследуемые на протяжении всей российской истории, пережившие обвинения в измене, унижение и изгнание ради «чужой» веры? б) http://www.militiadei.nm.ru/russ_02.htmКатоличество и Древняя Русь История католичества в России уходит корнями в глубокую древность. Мы не погрешим против истины если скажем, что само основание русского христианства было католическим.»… Русские католики были теми людьми, кто мечтал дополнить сокровищницу католического христианства духовным богатством русского православия…».

Для   русских католиков  в этих словах нет ничего не нормального.  Хотя в них есть несомненное обоснование прозелитизма. Когда кто-то хочет пополнить СВОЮ сокровищницу ЧУЖИМ духовным богатством, это называется воровством.
Одно дело класть в свою «сокровищницу» чужое богатство, а другое благодарно принять это богатство из рук его хозяина. Искренне жаль, что русские католики не понимают и не чувствуют разницы.   Для русских католиков действительно характерна такая не чуткость. Это обычное неуважение к Православию.  

 3. Прокатолическая страничка на одном из сайтов «КОМАР». Собран «компромат» на РПЦ МП, вместе с тем только положительные отзывы о католической церкви.
http://www.rusglobus.net/komar/index.htm.  Больше всего поражает не наличие собранного там компромата (за 50 лет воинствующего атеизма кожа у православных на компромат стала пуленепробиваемой), а отчетливое противопоставление РПЦ МП католической церкви, в пользу последней.   4.  Католический епископ из Саратова выступил против строительства православного храма в Беслане, чем удивил РПЦ. http://www.newsru.com/religy/16oct2006/pickel.html).

Католический епископ  мог бы и промолчать. Все-таки Беслан – это наша трагедия.

5.  Наконец, очень часто на католических сайтах  можно видеть  примерно такое: «отталкивает православная церковь, что мне делать?». Т.е. это глобальная проблема русского католицизма: многие в него приходят с чувством неприязни к Православию. И это чувство остается после годичной катехизации, оно никуда не уходит, а только получает необходимое историко-теологическое обоснование. Примером могут быть как раз эти статьи про «Русский католицизм».   

 6. Рыба гниет с головы. Показательно поведение Иоанна Павла 2 во время его визите в Грузию.  «Папа решил воспользоваться удобным случаем и без разрешения, что называется нахрапом, попытался проникнуть в алтарь, но путь ему преградили грузинские священнослужители».

 

Сколько католиков в России?


























1