Содержание

Сборник стихотворений иером. Романа (Матюшина) «Молись, народ»

Нас куда-то несет в непроглядную Темь,
И погибельным вехам не видно конца.
Ложь и Смута окрест. Обратитесь в детей!
Обратитесь в детей и услышите голос Отца.

И зовут купола к неземной красоте,
Но толпе по нутру больше злато тельца.
И коснется ль кого? Обратитесь в детей,
Обратитесь в детей и услышите голос Отца.

Так доколе себя хоронить в суете?
Пусть несут мертвецы своего мертвеца.
Заклинаю живых: обратитесь в детей,
Обратитесь в детей и услышите голос Отца

***

Блажен, кто, наполняясь тишиной
И внемля ей благоговейным слухом,
В обыденном постигнет мир иной —
Дыханье созидающего Духа.

В любой букашке и любом листе,
В мерцанье звезд и на земле унылой,
Куда ни глянь — повсюду и везде
Таится Оживляющая Сила.

Царю Небесный, Душе Всеблагий!
Тобой живится всякое творенье!
Пошли, да не похвалятся враги,
Лицу России Воду Обновленья.

***

Сеем рожь, а косим лебеду,
Непрестанно ищем виноватых.
Строим рай, а вертимся в аду,
Узнавая в ближнем супостата.

Словоблудьем залита земля,
Каждый норовит в Евангелисты
И к кормушке, дабы опосля
Самому свернуть с тропы тернистой.

Плоть ликует. Дух уничижен,
Суета перечеркнула Вечность.
И страну десницею чужой
Волокут злорадно на увечья.

Наши души, от тоскливых дум
Обессилев, примирились с ложью…
Потому и сеем лебеду,
Называя всеянное рожью.

31 января 1993. Каменец

Молись, народ

Мне говорят (уж эти богословы!) –
Господь один, да разные пути.
Пора забыть оплошности былого,
И вместе ко спасению идти.

Даёшь любовь! Да здравствует терпимость!
Никто не прав! Никто не виноват!
Вне всяких вер над всеми Божья Милость!
Всё хорошо, и Ангел бесу брат!

Несутся отовсюду кривотолки,
Кто, дескать, может Истину объять?
Мол, зеркало разбилось на осколки,
И наша цель – всё заново собрать!

Лукавый люд! Почто блукать словами?
(Да сгинут Православия врази!)
Ведь зеркало, составленное вами,
Обезобразит, но не отразит.

О, древней башни новые прорабы,
Кому на пользу вавилонский лад?
Я и гроша за истину не дал бы,
Которую сплели из полуправд!

Неслыханное прежде ослепленье,
Подмен или измен угарный дым:
Величить отступленье просвещеньем,
Гордиться отступлением своим!

Охальники родимого порога,
Доколе околесицу пороть?
Да, Бог один. Откуда ж истин много?
Или уже не Истина – Господь?

А тьме и Свету – не соединиться!
Не прогадай, благовеститель лжи.
Коль издыхал у собственной пшеницы,
Спасёшься ли у сорняков чужих?

О, сеющие пагубное семя!
Не за горами воздаянья час!
Что широта, возлюбленная всеми?
Бог уготовал узкий путь для нас.

Экуменизм – постылая блудница!
Она душой о чадах не болит.
И дом её со срамом разорится
Погаными, с кем пред детьми блудит.

О, кривовер! Не сам ли раздвоился,
Головушкой вертя по сторонам?
Иль позабыл? – Христос не разделился,
И вера благодатная – одна!

Молись, народ, о Чистоте радея,
От Храма Божьего не отврати лица.
Не отпадай, внимая блудодеям,
Но стой за Православье до конца!

12 августа 1996. Скит Ветрово

* * *

Дорогие мои, это всё!
Отовсюду хула и глумленье!
Нас теперь только чудо спасёт,
Да хотим ли мы сами спасенья?

Где народ мой? Ау! Что со мной?
Я не вижу родимого люда.
Потому-то и правят страной
Подлецы, проходимцы, иуды.

Наши души пускают на слом.
Нам шипят, указуя на стойло.
И молчим, позабыв обо всём,
Всё меняя на горькое пойло.

Иеромонах Роман. Избранное. Стихотворения 1970—2008 (книга) — SouLibre

Иеромонах Роман (Матюшин). Избранное. Стихотворения 1970—2008. Художник Алия Нуракишева. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2012. — 160 с., ил.

«Мир тебе, одиноко идущий »

Строфа, вынесенная в заголовок, не только поэтически лаконична и удивительно красива. Она глубоко автобиографична, как, впрочем, и все лирическое творчество отца Романа. Много лет назад он избрал для себя уединенную стезю и до сих пор подвизается в скиту Ветрово Псковской области, среди болот и лесов, куда добраться обычному человеку весьма сложно. Из своей глуши отец Роман все же внимательно следит за событиями и духовными процессами в современном мире и откликается на них в своих обличительных стихах, порой очень ярких и эмоциональных. Но мне кажется, что читателей больше привлекает не общественная позиция нашего отшельника, как бы ярка и принципиальна она ни была, а его прекрасные лирические произведения. Они-то в основном и вошли в нынешний сборник.

Эти стихи по-настоящему талантливы. В них отзвуки древней христианской поэзии и русской классики, народные мотивы и очень современный, живой и понятный взгляд автора на мир.

Для многих своих стихов отец Роман написал замечательную музыку. Должен сказать, что, к моей радости, я оказался первым, кто записал песенное творчество отца Романа: тридцать лет назад в приходской сторожке у нашего общего друга отца Никиты в селе Боровик Псковской епархии отец Роман после долгих уговоров напел на старенький магнитофон те песни, которые ныне известны миллионам людей.

Уже несколько лет спустя вовсю разгорелись споры — может ли монах сочинять и перелагать на музыку свои стихи? Да еще и сам их петь. Мнения разделились. Одни были категорически против. Другие уверяли, что это совершенно в традициях Православия, и при этом песни отца Романа еще и приводят к вере множество людей. Для меня точку в этом споре поставил такой случай. Как-то раз митрополит Питирим послал меня с письмом к Святейшему Патриарху Пимену. Дожидаясь ответа в приемной, я услышал, как в кабинете Патриарха звучат записи песен отца Романа, те самые, которые мы когда-то делали в приходской сторожке на глухом псковском приходе. Я поинтересовался у келейника Святейшего, отца Иосифа, откуда здесь эти кассеты. И отец Иосиф сообщил, что Патриарх любит слушать песни отца Романа и, сам будучи не чужд и сочинения стихов, и композиторского дара, высоко их оценивает.

Думаю, что к этому трудно что-то добавить. От лица издателей этой книги, замечательной художницы Александры Нуракишевой, нарисовавшей чудесные иллюстрации, старых и новых друзей отца Романа и, надеюсь, многих читателей, а также пользуясь представившимся случаем, обращаюсь к моему другу иеромонаху Роману с просьбой побольше писать именно лирических произведений. Даже в ущерб позиции «гражданина и поэта».

Архимандрит Тихон,
наместник московского Сретенского монастыря

Иеромонах Роман (Матюшин). Новые стихи

№8 (281) / 22 февраля ‘04

Искусство и культура

* * *

Любите Родину! Она у нас одна.
В благословенье Господом дана.
У Царственной отнюдь не царский вид,
Но Истину, как некогда хранит.
И пусть себе гогочущие скачут,
Нам Сказано: Блаженны те, кто плачут.
А значит, есть Надежда и в кручине!
О, Родина! Души моей Святыня!

Народу!

Поверженная срамословьем,
Страна в отчаяньи лежит.
Никто отныне не блудит:
Все занимаются любовью…
Мой замордованный народ!
Печальна полоса невзгод,
Прискорбна общая разруха,
Но страшно поруганье духа!
Когда глаголющие лживы,
Когда все силы – для наживы,
Когда забыто благородство,
Когда любуются уродством,
Когда в чести самцы и самки,
А целомудрие на свалке,
Когда содомляне вещают
И нормой срам провозглашают,
Когда священное обрыдло,
Тогда ты не народ, а быдло!
Не потому ли, по заказу,
Выносят мерзость и заразу?
Чтоб жрали и хлебали пойло,
Чтоб горницей казалось стойло,
Чтоб принародно оголялись,
И без конца совокуплялись,
Теряя разум в наслажденьях,
И утопая в испражненьях,
Чтоб, обезумев от зловонья,
Забыли о простом законе:
Толпе, без чести, без стыда,
Не стать народом никогда!

* * *
Душа страны – народ.
Душа народа – вера.
Но вера без Христа – исподний чад.
В Спасении опасны полумеры,
Два направленья – в Царство или в ад.
Не вемы ни чистилищ, ни предцарствий,
Все в этой жизни, дале – Божий Суд.
Жил со Христом? Иди с Христом и царствуй.
Был христоборцем – плач среди иуд.
Какое единенье Света с тьмою?
Имеем единенье Родников.
Анафема – глаголющим иное!
Любовь тому, кто не попрал Любовь!

* * *
Господи мой, Господи! Солнце бытия,
Господи мой, Господи, Радосте моя!
Господи мой, Господи, Повелитель лет,
Господи мой, Господи, Трисиянный Свет.
Господи мой, Господи, Сущий в Небесех,
Господи мой, Господи, Милующий всех.
Господи мой, Господи, Красота красот,
Господи мой, Господи – Поводырь сирот.
Господи мой, Господи, Вечная Любовь,
Господи мой, Господи, Покровитель вдов.
Господи мой, Господи, Всеблагий Творец,
Господи мой, Господи – Праведным Отец.
Господи мой, Господи, Судия судей,
Господи мой, Господи, Любящий людей.
Господи мой, Господи, В безысходный час,
Господи мой, Господи, Не остави нас.

* * *
Зазывают в Эдем. Но лукавые речи не слушай:
Что красоты чужие, коль нет Чистоты и Любви?
Рай для плоти всегда опаляет и совесть и душу,
Есть наследие — Русь – обрети, обживи, обнови.
Да не станет тебе эта ширь, эта даль, как неволя,
Да не будет давить необъятный родной небосвод!
Не суди отчий дом за щемяще заросшее поле, —
Разве только его заполынили ветры невзгод?
Оскудело нутро, обмелела душа у народа,
И толпятся у луж, родники не особо нужны.
Побежденные похотью требуют сраму свободу,
О, свобода греха — разорение чудо-страны!

* * *
Мы засорили суетой
И головы и души,
И видим-слышим только то,
Что жаждем видеть-слушать.
И все идет наперекос,
И жизнь копейкой стала,
Забот и дел не мерян воз,
А нам все мало, мало.
И только охаем-кряхтим,
А жизнь все хуже, хуже,
Расстаться с возом не хотим,
И надрываем души.
А нам вобрать бы навсегда,
Чтоб не жалеть о многом:
На свете есть одна беда –
Не повстречаться с Богом.

* * *
Заколоченный дом. Нет печальней картины.
Кто-то строил и жил, но пришла круговерть.
Все быльем поросло, ни людей, ни скотины,
Гой ты, матушка-Русь! Нету мочи глядеть!
И народ уж не тот, и природа устала
Охолаживать ливнями, жалить огнем.
Но вода и огонь опадают помалу,
Пьяным горе не горе – поэтому пьем.
Лопухи да бурьяны, березки да ивы,
Уж ни сеем, ни пашем, и гнезда не вьем.
И глаза не мозолит у окон крапива,
И душа не болит, что избенка на слом.
С нами явно беда, безысходность сковала,
Дали волю-недолю себя изводить.
И деревня поверженным витязем пала,
И страна в ожидании: быть ей – не быть?

* * *
Народ всегда разумен, а толпа
Всегда пошла, безумна и слепа.
Ужасней мора для страны любой,
Когда народ становится толпой.
Когда на трон возводится порок,
Когда герой Отечества – игрок!
Тогда жратвой становится еда,
И пойлом изгоняется вода.
Но не прикрыть обилием для брюха
Крушение и оскуденье духа.
Без Духа нет народа – что потом?
Без ада ад, огонь или потоп?
Ужели наша Родина пропала?
Ведь верных – капля в море – страшно мало.
Количество тут вовсе не при чем:
Дух Родины витает и в одном.
Чтоб некогда во многих водвориться,
И новою страною возродиться.

* * *
Есть Лики, лица, физии и рожи
(Отчасти знают все, на что похожи).
О Лике можем только лишь мечтать,
Его творит Христова Благодать…
Лицо имеет тот, кто честь имеет,
Кто Родину свою, как мать жалеет,
Кому нутро беда ее щемила,
Кому Святыня – отчая могила…
А кто спесив, и любит лестью жить,
Тот может только физию носить
(Не обезсудьте – правда заставляет –
И среди нас, увы, таких хватает)…
Но есть еще блудливые скабрезы –
Пошлящие с подмостков люди-бесы.
У этих не отыскивай лица:
Там только рожи ихнего отца…
Речь не о них. Храните свои лица,
Чтоб в Вечности им Ликами светиться.

* * *
Как ни живи, а Бога не гневи.
Есть истина извечная, простая:
Собрание людское без любви –
Не братство, не сестричество, а стая.
Что пользы суесловить о святом,
Когда душа во тьме грехополосиц?
…Не всякая обитель — Божий дом,
Не всякий черноризец – Богоносец.
Дай, Боже, нам вобрать чужую боль,
Ни саном, ни жезлом не величаться,
Жить, как дышать, повсюду быть с Тобой
И никогда Тобой не прикрываться!
Господу нашему
Иисусу Христу
Ты есть! И это все! Я счастлив этим!
Исполнилась Тобой душа моя!
Есть Правда и Любовь на белом свете,
И велий Смысл земного бытия!
Ты есть! И это так! И Ты – со мною!
И жалок зложелатель за спиной:
Что может быть худого под луною,
Когда твоя Десница над луной?

* * *
В путь нелегкий и неблизкий,
Сквозь дожди и тьму,
Только посох материнский я с собой возьму.
Будет летнею порою руки охлаждать,
Будет лютою зимою душу согревать.
Помолюсь перед дорогой, молча помолюсь,
И у самого порога с духом соберусь.
И к лазури на раздолье выйду не спеша,
Мир тебе, святая воля – радуйся, душа!
Медный посох, тонкий посох, медная труба,
Неужели ты мне послан, как моя судьба?
Не оставь меня, родная, помоги мольбой,
Сколько будет, сам не знаю,
Длиться путь земной.
А покуда срок не вышел – в келии сижу,
Ожидая знака Свыше, на него гляжу.

* * *

Полночное моленье
Когда придется умирать,
Душа начнет перебирать –
На чем бы утвердиться.
Тогда никто не будет мил,
Когда уже не станет сил
Ни плакать, ни молиться.
В потоке непрерывной лжи,
Что называли словом жизнь –
Забрезжит утешенье.
Не наши громкие слова,
Не велехвальная молва –
Полночное моленье.
Когда при полной тишине,
С иконами наедине,
Благословенным часом,
О целом мире забывал,
Христово Имя призывал,
Дышал Сладчайшим Спасом.

* * *

Мама утром меня подымала,
Поставляя на стол калачи.
Мама утром меня согревала
Пробуждением русской печи.
За окошком метель завывала,
Все дороги, видать, занесло,
Только это ничуть не пугало:
Мама в доме, а значит – тепло.
Нас тогда не белили ненастья,
Каждый грезил о крае земли.
Мы искали какое-то счастье,
И, конечно, искали вдали.
Как бы не жили – знали – любимы!
Где бы не были – знали – нас ждут!
Материнской любовью хранимы,
Возвращались в родимый уют.
Было с мамою ясно и просто,
Но однажды посупился дом:
Жизнь свою огражденьем погоста
Разделили на до и потом.
Но потом не житье – доживанье,
И не видятся дали светлей…
Жизнь без мамы сродни расставанью
И прощанию с жизнью своей.

* * *

Не наглядеться и не надышаться
И видами, и воздухом родным.
Какое счастье – за морем скитаться?
Какая радость – быть всегда чужим?
Как можно жить без племени и рода,
Без Родины и русских куполов?
…Не знает даже мертвая природа,
Чтоб дерево без корня зацвело.

* * *

Не случайно природа страдает –
У дорог догорают кусты.
О, земля! Что тебе не хватает?
Чистоты… чистоты… чистоты.
Каждый плачет, когда потеряет,
Поминая былые мечты…
О, душа! Что тебе не хватает?
Чистоты! Чистоты! Чистоты!

* * *

Ты знаешь, можно так ограбить,
Что сам заплатишь за грабеж:
Довольно слово испохабить,
И ты уже другим пойдешь.
Речь о подмостковых раденьях,
Срывающих огромный куш.
Иль есть другое ограбленье,
Страшнее ограбленья душ?
Храни себя от этой гнили.
Не соглашаешься, чудак?
Скажи, кого обогатили
Вытье и дерганье макак?
Нет, обезьяны неповинны –
Там и рога, и стук копыт,
И это лишь тому не видно,
Кто стал заложником толпы.

 

В других номерах:

Иеромонах Роман и его стихи ~ Поэзия (Лирика религиозная)

16 ноября исполнилось 65 лет иеромонаху Роману (Матюшину), имя и голос которого хорошо знакомы тем, кто обрёл Бога в 1980–90-е годы

Многие рассказывают о том, что пришли в Церковь, отозвавшись именно на этот голос. Песнопения отца Романа звучали, как отголосок Евангельской проповеди: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» ( Мф. 4, 17), облечённый в стихотворно-песенную форму, близкую к творчеству не только церковному, но и народному: «Радость моя, наступает пора покаянная…», «Выйди скорей к моему роднику»,
«Отложим попечение, покаяния пора наста».

По замечательным словам философа Александра Королькова, творчество иеромонаха Романа народ принял как голос самого Православия. Вслед за отцом Романом его песнопения исполнили Максим Трошин, Жанна Бичевская, Олег Погудин, Евгения Смольянинова, Геннадий и Анастасия Заволокины и многие другие. Сам отец Роман позже петь перестал, но продолжил писать: на сегодняшний день им написано более тысячи стихотворений, известных не так широко, как песнопения.

Причина такой «неширокой» известности – в личности автора. «Мне мало чести, что, может, как поэт состоялся, – говорит отец Роман.

– Великая честь – принадлежать Православной Церкви, быть христианином». Он и стремится в первую очередь быть христианином, монахом, который в постриге умирает для мiра, быть священником, а поэзия – это только отблеск его отданной Богу жизни. Отец Роман избегает всякой публичности и саморекламы и, будучи максималистом, после пострига был готов совсем оставить литературу – но старец Николай Гурьянов благословил его и писать, и издаваться.


Проходим точку невозврата,
Избрав широкую дорогу.
На куполах сверкает злато,
Но злато не приводит к Богу.

Душа народа ржой побита,
Не знает радости полёта.
Коль благочестие забыто,
Что уповать на позолоту?

В домах молитвенных концерты —
За отступленьем отступленье.
Гляжу, болезнуя, на Церковь
И жду гонений, как спасенья.

Это благословение отец Роман исполняет по сей день. В России вышло в общей сложности около 30 стихотворных сборников иеромонаха Романа, его стихи переведены на английский, белорусский, болгарский, польский, сербский и украинский языки. Почти не заметив этого, отец Роман стал лауреатом нескольких литературных премий, рукописи некоторых его стихов хранятся в Пушкинском Доме. По-прежнему многие стремятся исполнять произведения иеромонаха Романа – например, прекрасно поёт его песни сербская монахиня Теодора (Васич), а у петербургской певицы Ирины Скорик и Шереметевского мужского хора есть целая программа песнопений иеромонаха Романа, сделанная на высоком профессиональном уровне.

В 2012-м году был снят документальный фильм «Русь ещё жива», который рассказывает зрителям не только об отце Романе, но и о чём-то гораздо большем, как, впрочем, и его собственные произведения. Несколько лет назад был создан сайт «Ветро́во» (названный так по имени скита, где живёт отец Роман), посвящённый его творчеству. Сам же отец Роман, щедро делясь с нами плодами своих трудов, остаётся как будто в стороне от всего этого.

В стороне – это не только в псковской глуши, где отец Роман живёт более четверти века и где только Бог, да река, да болото и лес. Он стоит в стороне от мiрской круговерти, с которой неминуемо связана жизнь человека, суетящегося и заботящегося о многом, пусть даже и стремящегося угодить Христу. Есть иная, благая часть: «сидеть при ногу Иисусову» (Ин. 11, 1–45), слышать Его слово, хранить его и – продолжая Евангельскую мысль – делиться этим словом с другими. Так делились Божьим словом евангелисты, а вслед за ними – преподобные, святители и многие-многие монахи, не прославленные в лике святых, гимнографы, церковные поэты.

Их слово почти не слышно в наше время: не потому, что оно перестало звучать, а потому, что вокруг слишком много словесного шума. Прислушаемся к слову иеромонаха Романа – нашего современника, не сообразующегося веку сему, ныне живущего и в то же время умершего для мiра, слушающего слово Божие и хранящего его.

Что же касается пожеланий, которые принято дарить в День рождения… то что можно пожелать человеку, у которого есть всё и который ни в чём не нуждается, для которого «всё» – это Бог, как сам он говорит в одном стихотворении:


И Путь, и Свет, Любовь и Жизнь –
Всё Ты, Господь моей души!

Такому человеку ничего нельзя дать, но многое можно принять от него с благодарностью.


Избранные стихотворения
иеромонаха Романа


Что избираем, то и воздаёт.
К чему винить превратности судьбы,
Коль путник обязательно придёт
Туда, куда направлены стопы?

Идущим в пропасть оправданья нет,
Закон извечный разумеет всяк:
Свет просвещает возлюбивших Свет,
Мрак поглощает возлюбивших Мрак.
4 мая 2017


Плывут в лазурной выси облака,
Хоть высоки – глядят не свысока.

Кто позабыл, зачем он в мір пришёл,
Гордится положением и саном.
И облака становятся туманом,
Когда с Небес опустятся на дол…

Блаженна жизнь, коль сущность высока,
Как в чудном Небе чудо-облака.

Но облака туманами падут,
Коль вместо Неба землю изберут.

И каждый должен с малых лет решить:
Туманом стать иль облаками плыть.
8 декабря 2017


Прискорбно из Египта исхожденье:
Нет ни высот священных, ни богов,
Котлов мясных – одно маннояденье
И страх перед набегами врагов.

Земля Обетованная далече,
А треволненьям нет и нет конца.
Всё громче ропот, всё безумней речи:
Раб жаждет мяса, игрищ и тельца.

Кумиры – наше всё! Творца забыли!
И скрыла бездна ропщущую рать:
Тому, кого кумиры обольстили,
Земли Обетованной не видать!

Удел Обетованный – Божье Царство,
Египет-мiр не мыслит о святом.
Скитанья по пескам сродни мытарствам
Во все века идущих за Христом…

На теле крест и на устах Всеправый,
А дух влечёт чужая сторона.
Пока милы египетские нравы –
Душа для Царства Света не годна!
19 февраля 2018


Немало вёсен пролетело,
А только начал понимать:
Неблагодарнейшее дело
Будить того, кто хочет спать.

Слова зовущего напрасны
И даже могут повредить:
И неразумно, и опасно
Мертвецки пьяного будить.

Не нам вытаскивать из ада
(Душе б исправиться самой),
Сказав разслабленному: Чадо,
Возьми постель, иди домой (Мф. 9, 6)

Не торопись, будильщик милый,
Могильный камень отвалить:
Лишь только Господу под силу
Четверодневный труп живить (Ин. 11, 43–44).

Ты спишь иль пьян, расслаблен, мёртв,
Великорусский мой народ?
Пока Светильник не погас,
Гряди, Господь, воздвигнуть нас!

При две́рех Спас, да вот беда:
Расслабленный не ждёт Христа!
7–8 июля 2018


С любовью везде простор, со злом везде теснота.
(Народная мудрость)

Всё в нас. И счастье, и несчастье,
И жизнь, и смерть, и свет, и тьма.
Не только в Божьей, в нашей власти
Простить, а не сходить с ума.

О человек! Твои глубины
Тебя погубят иль спасут…
Но если сердце голубино,
Душе не страшен Страшный Суд.
23 ноября 2018


Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21).

Гудит, ревёт, страшит волна большая,
Тот не поймёт, кто в море не бывал.
Всё на пути нещадно сокрушая,
Несёт и мрак, и смерть девятый вал.

Стреляй, кричи – ни выстрела, ни крика,
Не заглушить суровую волну.
Не видно рыбы малой и великой:
Ушла, где бури нет, – на глубину.

Там при любом жестоком урагане
Она спокойно плавает в тиши…
И мы как рыба в жизни-океане,
И наш покой – на глубине души.
12 декабря 2018


Достроен дом, вода из крана,
Покоем дышит скит.
Но отчего незримой раной
Душа кровоточит?

И полки из сосновых досок,
И книг церковных ряд.
Но почему сума да посох
Притягивают взгляд?

Едва-едва заря забрезжит,
Клин тянется на юг…
Как вольных птиц, ничто не держит
Меня в земном раю.

Давно уже хочу покинуть
Обитель, где живу:
Сын Человеческий не имать,
Где приклонить главу (Лк. 9, 58).

Слова Евангельские ранят
И обжигают грудь.
Благослови, Превечный Странник,
Пойти в последний путь…
30 июля – 21 августа 2019

Иеромонах Роман (Матюшин): Новые стихотворения

Стихи иеромонаха Романа (Матюшина) всегда словно глоток чистой родниковой воды. И всегда заставляют нас прервать суету будней, отвлечься от забот мирских и земных и обратить взор – ввысь, к Господу. Знакомим наших читателей с новыми стихотворениями отца Романа.


С НОВЫМ СЧАСТЬЕМ?

Всё живое ищет блага,
Но туманят око страсти:
Если счастье только на́ год,
То оно сродни несчастью.

Не грешите громким словом:
Что́ себя напрасно тешить?
Не бывает счастье новым,
Если мы душою те же.

Счастье истое до гроба,
Как жена, как плач монаха —
Не изношенная обувь,
Не истёртая рубаха.

Счастье на́ год быстротечно
И, как миг, неуловимо.
Сеть мiрская душам вечным!
Проходи, прельщенье, мимо!

Не прошло. Попали в сети,
До утра дурман продлится.
С каждым годом ближе к смерти —
Повод есть повеселиться!

С Новым годом! С Новым счастьем!
На дворе давно не вечер.
Отменить не в нашей власти
Замусоленные речи.

Звон бокалов, пир, моленье —
Что избрал порой ночною?
Призрак счастья на мгновенье
Иль блаженство неземное?

Иеромонах Роман
1 января 2020
Скит Ветрово

СНЕГОВОЕ

А вот и снег. На улице бело́.
Роняют с веток серебро пичуги.
Уж как в Росiи раньше ни мело,
Но впереди немыслимые вьюги.

Страшиться вьюг? Да не бывать сему!
И волос не падёт без Божьей воли!
Ужели Тот, Кто расточает тьму,
Забудет верных, страждущих в недоли?

Кружи, метель, кружи под волчий вой,
Не умирают любящие Бога!
Мы даже и в могиле снеговой
Блаженство у́зрим Царского Чертога!

Иеромонах Роман
27 декабря 2019
Скит Ветрово

КОПЕЙКА

Пора на выход, а сума пуста…
И знал, что позовут, а глупо мешкал.
Копейкой жизнь зовётся неспроста
И выпадает то орлом, то решкой.

Орёл парит над мiром в облаках,
А значит, решка — суть земной темницы.
Подумай сам, покуда медь в руках,
К чему душа безсмертная стремится.

Монетки малой тайна велика,
И ты её не оброни впустую:
Ведь ею покупают на века
Кто подземелье, кто лазурь святую.

Пора на выход, а душа пуста…

Иеромонах Роман
26 декабря 2019
Скит Ветрово

РУСИЧИ

Придёт междоусобная война,
Когда народ порвут на племена.

Я русич, как любой великоросс,
Из северян, не чаявших Спасенья.
Но князь Владимир дар Небес принёс —
Народом стали племена в Крещеньи!

Я русич, как и всякий малоросс,
Не внук Мазепы и не сын Бандеры.
Живой водой омыл меня Христос,
Чтоб сохранил спасительную веру.

Не знало вече ляхов и жидов!
Американцев не было в помине.
И Киев-град, мать Руских городов,
И слыхом не слыхал об Украине.

Я русич, как и всякий белорус.
Враги вбивают между нами клинья,
Но не Франциск† объединяет Русь,
А полоцкая слава — Евфросинья!

Нас разделяет подлая рука,
Вливая нечистоты в наши реки…
Как племена мы братья на века,
Но как народ мы русичи навеки!

Иеромонах Роман
22 декабря 2019
Скит Ветрово

† Франциск Скорина (1490-1551) —
переводчик на белорусский извод
церковнославянского языка книг Библии.

ОТСВЕТЫ

То ли свет от снеговой пороши,
То ли светит Млечная роса.
Ночь на звёзды ветхий месяц крошит,
Осыпая воды и леса.

За окошком звёзды в каждой луже,
За окошком неземная тишь…
О душа! Никто тебе не нужен,
Если ты пред Вечностью стоишь.

Даже лужа в свете совершенна:
В чистоте несовершенства нет.
О душа моя! И ты блаженна,
Если только отражаешь Свет!

Иеромонах Роман
9–11 декабря 2019 г., скит Ветрово


Источники:

http://vetrovo.ru/poems/

http://www.pravoslavie.ru/126814.html

(304)

Стихи иеромонаха Романа (Матюшина) | Православная библиотека

ГОРА ГОЛГОФА. ВИЖУ ТРИ КРЕСТА.

Гора Голгофа. Вижу три креста.
Замри, душе, доколе окаянна?!
А посреди — распятого Христа.
У ног — Святая Дева с Иоанном.

И тот, что слева, над Христом глумясь,
В своих неправдах Бога обвиняя,
Сказал, с богоубийцами сроднясь,
— Коль Ты — Христос, спаси Себя и нас

Но тот, что справа, запретил ему;
— Или твоя душа Творца не знает?
За наше зло нам мало этих мук,
А Этот же, скажи, за что страдает?

О, бывшый тать, о, нынешний святой,
Все зло свое перечеркнул немногим:
Перед безумной воющей толпой
Ты исповедал Страждушего Богом.

О, ты, который с Господом терпел,
О, покаяньем вырванный из ада.
Одна лишь правда ожила в тебе,
Что полон был ты всяческой неправды.

И в этот миг, последний крестный миг
Ты оправдал поруганного Бога,
И капля правды, перевесив мир,
Ввела под своды райского чертога.

О, Боже мой, распятый как злодей,
Тебе, Тебе с Отцем и Духом Слава!
Своим Крестом Ты разделил людей
На тех кто слева и на тех кто справа.

Гора Голгофа, Пасхи Колыбель,
Шепчу одно неверными устами:
— Душе моя, помысли о себе,
Душе моя, душе, куда мы станем?

О, Мати Света, не остави нас.
Взыщи мене, Единая Отрадо.
Да оживет во мне хоть в смертный час
Разбойничья спасительная правда.

25 декабря 1987 г. с. Родовое

МОЛИСЬ, НАРОД!

Мне говорят (уж эти богословы!) —
Господь один, да разные пути.
Пора забыть оплошности былого,
И вместе ко спасению идти.

Даёшь любовь! Да здравствует терпимость!
Никто не прав! Никто не виноват!
Вне всяких вер над всеми Божья Милость!
Всё хорошо, и Ангел бесу брат!

Несутся отовсюду кривотолки,
Кто, дескать, может Истину объять?
Мол, зеркало разбилось на осколки,
И наша цель — всё заново собрать!

Лукавый люд! Почто блукать словами?
(Да сгинут Православия врази!)
Ведь зеркало, составленное вами,
Обезобразит, но не отразит.

О, древней башни новые прорабы,
Кому на пользу вавилонский лад?
Я и гроша за истину не дал бы,
Которую сплели из полуправд!

Неслыханное прежде ослепленье,
Подмен или измен угарный дым:
Величить отступленье просвещеньем,
Гордиться отступлением своим!

Охальники родимого порога,
Доколе околесицу пороть?
Да, Бог один. Откуда ж истин много?
Или уже не Истина — Господь?

А тьме и Свету — не соединиться!
Не прогадай, благовеститель лжи.
Коль издыхал у собственной пшеницы,
Спасёшься ли у сорняков чужих?

О, сеющие пагубное семя!
Не за горами воздаянья час!
Что широта, возлюбленная всеми?
Бог уготовал узкий путь для нас.

Экуменизм — постылая блудница!
Она душой о чадах не болит.
И дом её со срамом разорится
Погаными, с кем пред детьми блудит.

О, кривовер! Не сам ли раздвоился,
Головушкой вертя по сторонам?
Иль позабыл? — Христос не разделился,
И вера благодатная — одна!

Молись, народ, о Чистоте радея,
От Храма Божьего не отврати лица.
Не отпадай, внимая блудодеям,
Но стой за Православье до конца!

12 августа 1996. Скит Ветрово

ЗЕМНОЕ ВОПЛОЩЕНЬЕ ЧИСТОТЫ…

Земное воплощенье Чистоты,
Дыханье вод, божественный цветок,
О, лилия! Благословенна ты:
Из всех цветов тебя возвысил Бог.

Невинность, непорочность, — всепокой,
Мой белый цвет, склоняюсь над тобой.
Ты беззащитна пред любой рукой,
Доверясь, как дитя, руке любой.

Я отплываю молча, не дыша,
Веслом волнуя зыбкие листы.
Хвала Творцу! Жива моя душа,
Пока ещё взыскует Чистоты.

31 июля 1995. Скит Ветрово

НАРОДУ!

Поверженная срамословьем,
Страна в отчаяньи лежит.
Никто отныне не блудит:
Все занимаются любовью…

Мой замордованный народ!
Печальна полоса невзгод,
Прискорбна общая разруха,
Но страшно поруганье духа!

Когда глаголющие лживы,
Когда все силы – для наживы,
Когда забыто благородство,
Когда любуются уродством,

Когда в чести самцы и самки,
А целомудрие на свалке,
Когда содомляне вещают
И нормой срам провозглашают,

Когда священное обрыдло,
Тогда ты не народ, а быдло!
Не потому ли, по заказу,
Выносят мерзость и заразу?

Чтоб жрали и хлебали пойло,
Чтоб горницей казалось стойло,
Чтоб принародно оголялись,
И без конца совокуплялись,

Теряя разум в наслажденьях,
И утопая в испражненьях,
Чтоб, обезумев от зловонья,
Забыли о простом законе:

Толпе, без чести, без стыда,
Не стать народом никогда!

30 мая 2002 года, Минск

ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦЕ!

Ты Покровом покрываеши
Русь мою многострадальную,
Русь мою многораспятую
О Владычице Державная,
Херувимов Пречестнейшая,
Мати Господа Всевышнего,
Погибающих Взыскание!
Умоли за землю Русскую
Сына Своего Сладчайшего,
Да воздаст Он нам по милости –
Не по нашему неверию.
Вижу – тучи собираются
Слышу – вороньё раскаркалось.
Только б Ты нас не оставила
В час великий испытания.
О Заступнице Усердная,
Даруй грешным покаяние,
Мне же, о Благословенная,
Даруй благо наивысшее:
Жить как Сын Твой заповедовал,
Боль людскую за свою считать.

Сборник стихов «Радуйся, Рожденная сиять»
1989 г.

Источник: http://stihi.orthodoxy.ru/ieromonah_roman.html#golgofa

Иеромонах Роман

 

         Жизнь и творчество поэта-монаха, отшельника, нашего с вами современника —
облечённая в удивительной красоты стихи-молитвы, пробуждающие сердца от духовной спячки.

 


Э П И Г Р А Ф


Ещё не все объезжены места,
Не до последней выплаканы строфы.
И всюду – Лик Распятого Христа,
И всюду – продолжение Голгофы.

( иеромонах Роман )

 

Имя иеромонаха Романа хорошо знакомо миллионам русских людей. Автор духовных стихов и песен, член союза писателей России, простой русский инок, он давно стал родным и близким для многих ревнителей чистого святоотеческого православия. Кассеты с записями его песен продаются в церквях по всей России. Их поют профессиональные певцы (Жанна Бичевская, Олег Погудин), хорошо известны они и за рубежом.

иеромонах Роман Иеромонах Роман (в миру Александр Матюшин) родился в 1954 г., в семье сельской учительницы, в Рябчевске, небольшом селе Брянской области. Уже в школе начал писать первые стихи, но никому их не показывал: уровень районной газеты его не устраивал, а к кому можно еще обратиться, не знал. Учился на филологическом факультете Калмыцкого госуниверситета, но от выпускных экзаменов отказался, после чего работал плотником, рабочим силикатного завода, художественным руководителем в ДК, учителем музыки в школе.

Призвание к монашеству ощутил уже в ранней юности, а может быть (неосознанно), и в детстве. Мать, Зоя Николаевна Матюшина, работала учительницей в школе, а после смерти мужа стала монахиней в миру в Печорах.

Постриг принял в Псково-Печерском монастыре, потом служил на приходах Псковщины, в Киево-Печерской лавре после ее открытия и, наконец, в 1993 году по благословению правящего архиерея Псковского Евсевия стал единственным насельником скита Ветрово.

Стихи иеромонаха Романа поражают разнообразием: это и исторические баллады, и притчи, и психологические картины-зарисовки с натуры, и философские раздумья, облеченные в рифму, и гневная гражданская лирика, и символические обобщения, и очень личностные воспоминания-размышления.

В скиту Ветрово, упрятанном от шумных городов, поднялась ныне бревенчатая церковь в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Здесь молится отец Роман перед написанной им самим иконой Заступницы Усердной о нашей многострадальной Родине. Здесь, в тишине и безмолвии, которые по воле Божией, стали для батюшки полными, непроницаемыми, из молитв рождаются стихи, которые, верим, должны рождать ответные молитвы у всех, кто их читает, потому что Бог дал отцу Роману его поэзию как образ служения людям, служения своей стране.

 

 

 

Стихи иеромонаха Романа (Матюшина)

Избранные стихотворения
1976-1990г.г.

 

Белый храм над рекою…


Белый храм над рекою —
Алавастр чистоты.
Благодатным покоем
Утешают кресты.
Улови мгновенье,
Капли на кустах,
Помолись под пенье
Беззаботных птах.
Ночью звезды пророчат,
Утром росы горят,
И ужедшие молча
С фотографий глядят.
На гранитных плитах
Сквозь то мох, то грязь,
Чту слова молитвы
И пиитов вязь.
До чего же знакома
Безответность в слогах
— «Я теперь уже дома,
Ты, прохожий, в гостях».
Не прочтет писатель
Свой нехитрый труд.
Упокой, Создатель,
Зде лежащий люд.
Солнце в каплях играет,
Лик пернатый поет.
И хожу, выбирая,
Где тут место мое.
И стою порою
Меж сырых кустов.
И меня зароют
(Дай, Бог, под крестом).
Суббота перед Вербным,

14 — 22 апреля 1989 г.
п. Кярово

*****

 

 

 

Ах, оставьте, не нужно тревожить…


Ах, оставьте, не нужно тревожить
Эту воду у мокрых обочин.
Лужи спят на раскисшем ложе,
И, конечно, мечтают о большем.
В их мечтах одинокий месяц,
Капли звезд, придорожные кущи.
И никто до утра не месит
Сапогами больные их души.
О, блаженное время покоя,
Одиночества и чистоты.
Холодея в сережках стекольных,
У канавы столпились кусты.
Отстоялись, забылись лужи,
Осторожно, смотри, не задень.
Ведь и так их усталые души
Суетой испохабит день.
И окончится звездный праздник
Под ногами зевак и растяп.
И захаркают лужи грязью,
За раздавленный месяц мстя.
… Спите, лужи. Обиды в прошлом.
Блеск и гладь, хоть неси коньки.
Спите, спите до первой подошвы,
Искалеченные родники.

28 октября 1981 год
Тракай — Вильнюс

*****

 

 

Пел соловей, ах, как он пел…


Пел соловей, ах, как он пел,
И тишина ему внимала.
Как я хотел, чтоб он допел
О том, что не начать сначала.
А он свистал весь день и ночь,
А он выделывал коленца,
Как-будто мне хотел помочь
Хотя б немного отогреться.
И плыл туман живой водой,
Стога, стога в тумане плыли.
И даже звезды песне той
Небесным отраженьем были.
А воздух травами пропах,
И я стоял в предверьи рая,
А он трещал в своих кустах,
Людскую славу отвергая.
Я понимал, настанет тишь,
Луна застынет горьким комом.
Ты улетишь и прилетишь,
Но пропоешь уже другому.

14 июня 1990 г., п. Кярово

*****

 

О, Всепетая Мати! О, Всепетая Мати…


О, Всепетая Мати! О, Всепетая Мати!
Пред иконой чудною слагаю
Словеса хвалебные сии.
Радуйся, Царице Преблагая,
Презри прегрешения мои..
О, Всепетая Мати! О, Всепетая Мати!
На кого воззрю аз, недостойный,
И к кому прибегну в скорбный час?
Призываю Имя Пресвятое,
Мати Света, не остави нас!
О, Всепетая Мати! О. Всепетая Мати!
Ад по мне злорадствует кромешный,
Воды, волны надо мной шумят.
Не остави мя, Надеждо грешних.
Призову Тебя, услыши ми.
О, Всепетая Мати! О, Всепетая Мати!
Петие слезами растворяю,
Пепел яко хлеб снедаю аз.
Радуйся, Царице Преблагая,
Только Ты ещс взыскуешь нас.
О, Всепетая Мати! О, Всепетая Мати!
Воронье одну беду пророчит,
Ископаша чуждии нам ров.
Только б Ты Гефсиманийской ночью
От Руси не отняла Покров.
О, Всепетая Мати! О, Всепетая Мати!
О, Отроковице, Мати Света,
Нету силы отступленье зреть.
Что еще просить мне в жизни этой —
Дай мне православным умереть.
О, Всепетая Мати! О, Всепетая Мати!

4 января 1988 г. с. Родовое

 

 

Избранные стихотворения,
1991-2000 г.г.

 

 


Я лежу на холме…

Я лежу на холме,
На холме стоит крест дубовый.
Ой, горе ж мне.
Летит ворон надо мною,
Говорит мне таковы слова…
Ой, горе ж мне.
— Тридцать лет ты жил и три года.
Так поди, взгляни, что ты заслужил.
Ой, горе ж мне.
За слова свои — тьму кромешную,
За дела свои — муку вечную.
Ой, горе ж мне.
Что ты каркаешь, птица черная,
Что пророчишь мне тьму кромешную.
Ой, горе ж мне.
Ты б летел себе к мертвечатине,
Я хоть и лежу, но пока живой.
Ой, горе ж мне.
Может, взышет нас Всех Взыскание,
Матерь Божия, Богородица.
Ой, горе ж мне.

1982 г.

 


*****

 

Смири себя. И Бог тебя простит…


Смири себя. И Бог тебя простит.
И узришь естество в ином звучанье,
И Звёздный мир и дол сорастворит
В непостижимом таинстве молчанья.
Молчание, зовущее горе…
Великим ладом полнится творенье.
И в свете звёзд, и в чуткости дерев —
Во всём я узнаю Богоявленье.
Как близок Бог! Умом не разуметь.
Глаголом не коснуться дивной сути.
И только сердце не престанет петь,
Что Благ Господь! И Милостив! И Чуден!

19 января 1997. Крещение Господне. Скит Ветрово

 

*****

 

Великоросс! Какая высота…


Великоросс! Какая высота
В одном именовании твоём!
Но помни, ты без Бога — сирота
(Ужели и теперь не сознаём?).
Великоросс! Сорви с себя ярмо,
Заморский хлам, личины, бубенцы!
Доколь плутать? Иди стезёй прямой,
Которой шли и деды и отцы
(Святые наши деды и отцы!).
Великоросс! Хулу и грязь сотри,
Охальников своих перешагни!
Пусть ад кругом! Россия — Третий Рим!
И соль земли, и свет! Молись! Храни!
Великоросс! Куда ещё нас бить?
От головы до пят сплошная боль!
Решай, не медли — быть или не быть?
Кто на тебя, когда Господь с тобой?

10 декабря 1994. Скит Ветрово

 

 

*****

 

Другие стихи иеромонаха Романа можно найти тут

 

Песни в исполнении иеромонаха Романа можно найти здесь

 


стихотворений отца Альфреда А. Юсона

Также известен как Крип Юсон.

Альфред Юсон является автором 23 книг, в том числе романов, сборников стихов, короткометражных художественных произведений, эссе и детских рассказов, помимо редактирования различных других названий. В 1992 году в Бангкоке Юсон был удостоен премии Юго-Восточной Азии в области литературы (SEA Write), а также занесен в Зал славы Мемориальной премии Карлоса Паланки в области литературы, «самый верный

Филиппин», также известный как Крип Юсон.

Альфред Юсон является автором 23 книг, в том числе романов, сборников стихов, короткометражных художественных произведений, эссе и детских рассказов, помимо редактирования различных других названий.В 1992 году в Бангкоке Юсон был удостоен Премии Юго-Восточной Азии в области литературы (SEA Write) и занесен в Зал славы Мемориальной премии Карлоса Паланки в области литературы, самой престижной литературной награды Филиппин. Он часто представлял Филиппины на литературных конференциях, фестивалях и читальных турах в Соединенных Штатах, Японии, Китае, Финляндии, Шотландии, Таиланде, Малайзии, Великобритании, Австралии, Сингапуре, Гонконге, Италии, Бельгии, Нидерландах, Южной Африке. , и Колумбия, а его работы можно найти во многих международных антологиях.

Юсон является членом-учредителем Филиппинского совета литературных искусств (PLAC), Creative Writing Foundation, Inc. и Манильского кружка критиков, а также был председателем Союза писателей Филиппин. Его библиография включает коллекции горшков: Морской змей, (Monsoon Press, 1980), Торговля русалками (Anvil Publishing, Inc., 1993), Mothers Like Elephants (Anvil Publishing, Inc., 2000) Hairtrigger Loves: 50 Poems on Woman ( University of the Philippines Press, 2002), и перевод, Love’s A Vice / Bisyo ang Pag-ibig: Translations on English of 60 Poems by Mike L.Биргония (Национальная комиссия по культуре в искусстве, 2004). Юсон в настоящее время ведет колонку по литературе и культуре для газеты «Звезда Филиппин». Он также преподает художественную литературу и поэзию в Университете Атенео-де-Манила, где он возглавлял профессорскую кафедру творческого письма Генри Ли Ирвина. Его два романа, The Great Philippine Jungle Café и Voyeurs and Savages, посвящены филиппинской культуре. Другой роман, «Дитя музыки», вошел в число пяти произведений, включенных в шорт-лист второй (2008 г.) Азиатской литературной премии «Человек».

(с сайта panitikan.com.ph.)

.

Отец: Стихи Рона Кёртджа

Спросите Рона Кёртджа, что он привносит в сферу юношеской беллетристики, и опытный автор ответит сухо. «Я хорошо пишу диалоги, и я забавный», — говорит он — оценка, с которой мало кто поспорит. «Я люблю иконоборчество и использую его в своей художественной литературе. Я не люблю притворство или лицемерие. Я почти всегда непочтителен».

Преподаватель с более чем 35-летним стажем в Городском колледже Пасадены, где у него

Спросите Рона Кертге, что он привносит в сферу юношеской художественной литературы, и опытный автор отвечает сухо.«Я хорошо пишу диалоги, и я забавный», — говорит он — оценка, с которой мало кто поспорит. «Я люблю иконоборчество и использую его в своей художественной литературе. Я не люблю притворство или лицемерие. Я почти всегда непочтителен».

Рон Кертге, более 35 лет преподаватель-преподаватель городского колледжа Пасадены, где он преподавал все, от Шекспира до лечебного письма, является автором нескольких известных романов, большинство из которых предназначены для молодежи. То, что Рон Кёртдж мастерски улавливает голоса подростков — часто в остроумных репликах, — полностью очевидно в «МАРГО С ИКС», рассказе о остроумной красавице и причудливой, сообразительной одиночке.«Марго с Иксом» начиналась как рассказ, но героиня не оставила меня в покое, — говорит автор. «Ей было что рассказать, и она хотела, чтобы весь роман рассказывал это». Еще одно маловероятное сочетание можно найти в STONER & SPAZ, забавной, откровенной истории Рона Кертге о юном кинофиле с церебральным параличом и каменщике, крадущем его сердце. «Моя жена работает с инвалидами», — говорит писатель о своем вдохновении для романа, который быстро получил признание критиков. «Однажды ночью она пришла домой и рассказала мне о молодом человеке, с которым работала.У него был C.P. и потрясающее чувство юмора. По совпадению, в тот день я разговаривал со своим бывшим студентом, который недавно лечился от наркозависимости. Что бы случилось, подумал я, если бы эти двое знали друг друга? »

Помимо своих юношеских романов, Рон Кёртдж пишет стихи, а поэт-лауреат Билли назвал его« самым мудрым и интересным умником в американской поэзии » Коллинз. SHAKESPEARE BATS CLEANUP рассказывается прямолинейным четырнадцатилетним игроком с низов, которого моно посадили на скамейку запасных, и он решает попробовать себя в сочинении стихов.Написанный полностью свободным стихом, с примерами нескольких поэтических форм, включенных в смесь, включая сонет, хайку, пастораль и даже пантоум, SHAKESPEARE BATS CLEANUP — настоящая мечта учителя английского языка. «Интерес к SHAKESPEARE BATS CLEANUP меньше связан с сюжетом, чем с отдельными стихотворениями, некоторые из которых демонстрируют поэтическую форму, а некоторые рассказывают историю», — говорит автор. «Одна из самых больших проблем заключалась в том, чтобы писать, как четырнадцатилетний ребенок, который умеет писать стихи, а не просто говорить, как шестидесятилетний парень, притворяющийся им!»

Первая книга автора с Кэндлвиком, THE BRIMSTONE JOURNALS, также представляет собой роман, написанный вольным стихом, с 15 разными персонажами-подростками, рассказывающими по четыре или пять стихотворений каждый.«Книга начала беспокоить меня за несколько месяцев до стрельбы в средней школе Колумбайн в Колорадо, и я начал делать заметки в форме стихов», — говорит он о навязчивой пророческой работе. «BRIMSTONE нужно было двигаться с большой скоростью, и эта форма идеально для этого подходит: без хвостовых плавников, без кожаных сидений, без люксовой крыши. Просто садитесь и вперед».

Рон Кертге вырос в сельскохозяйственном районе старого шахтерского городка в Иллинойсе, через Миссисипи от Сент-Луиса, штат Миссури. Там он научился «водить трактор и складывать тюки сена, что, безусловно, является полезным навыком в Лос-Анджелесе», — шутит он.Он и его жена живут в Южной Пасадене, Калифорния.

.

100 великих стихотворений

  • Красная, красная роза Роберта Бернса

    Роберт Бернс написал эту романтическую песню на шотландском языке своей девушке в 1794 году.

  • Красные розы от матушки Гусыни

    Иногда классический детский стишок говорит об этом лучше всего .

  • Как я люблю тебя? Элизабет Баррет Браунинг

    Конечно, вы помните пародию на Багза Банни и Элмера Фадда, но это настоящая сделка! «Я люблю тебя до глубины, широты и высоты …» (это любовь в томе ).

  • Он желает небесных покровов Уильям Батлер Йейтс
  • Мое сердце и я Элизабет Барретт Браунинг

    Стихи Барретта описываются как свежая, странная музыка. Она выражает свою любовь и потерю дорогого друга и смиряется со своей неизбежной смертью.

  • Она ходит в красоте. Лорд Байрон

    Один из величайших английских поэтов и лидер романтического движения, Байрон написал это произведение в 1813 году после того, как его загипнотизировала дама в черном на балу, его кузина по браку.

  • Отдать все любви, Ральф Уолдо Эмерсон

    «Это храбрый мастер; пусть у него есть размах: следуй за ним, Надежда безнадежная …» Эмерсон призывает нас повиноваться нашему сердцу, даже если в конце концов «ее прощание померкнет. день.»

  • Ночная встреча — Роберт Браунинг
    Да, он и его жена Элизабет Барретт Браунинг были романтическими поэтами, которые явно вдохновляли друг друга на творчество. Без сомнения, лучше, чем ваша стандартная открытка на День святого Валентина.
  • Роберт Браунинг «Последняя поездка вместе»
  • Ноябрьская ночь Сары Тисдейл

    Прекрасное открытие, мисс.Страстная поэзия Тисдейла прекрасно резонирует как вечное выражение любви.

  • Я не твое, Сара Тисдейл

    «О, погрузи меня в глубокую любовь, потуши мои чувства, оставь меня глухим и слепым, охваченным бурей твоей любви, свечой на порывах ветра».

  • Время идет Генри Ван Дайком

    «Время идет слишком медленно для тех, кто ждет, слишком быстро для тех, кто боится, слишком долго для тех, кто скорбит, слишком коротко для тех, кто радуется; но для тех, кто любит, время не . »

  • Riposte Уильям Карлос Уильямс

    «Любовь, как вода или воздух, мои горожане; она очищает и рассеивает злые газы.Это тоже похоже на поэзию, и по тем же причинам ».

  • Аннабель Ли, Эдгар Аллан По

    Любовная дань уважения женщине, которую он никогда не забудет:« Ибо луна никогда не сияет, не принося мне мечты о прекрасной Аннабель Ли … . «

  • Девственникам, чтобы потратить много времени Роберт Херрик

    Вы знаете это из Общества мертвых поэтов :» Собери бутоны роз, пока можешь … «Стихотворение на тему carpe diem .

  • Сонет 18 Уильяма Шекспира

    Ни один сборник любовных стихов не был бы полным без сонета Шекспира, хотя его следует переименовать в более романтичное название: « Должен ли я сравнить тебя с летним днем» .

  • Любовь и дружба Эмили Бронте
    Бронте, автор книги Грозовой перевал , предлагает сравнения с шиповником-шиповником и остролистом, чтобы противопоставить стойкость обоих типов отношений.
  • Я не могу жить без тебя Эмили Дикинсон

    Это стихотворение напоминает старую частушку: «Не могу жить с ними, не могу жить без них, в них есть что-то непреодолимое …»

  • Дикие ночи! Дикие ночи! Эмили Дикинсон

    Прекрасная метафора, сравнивающая любовь с швартовкой в ​​безопасной гавани.

  • Разбитое сердце Джона Донна

    Донн предлагает образы, в которых разбитое и изношенное сердце отражает его многочисленные зеркальные части и остается способным любить (но, возможно, только одним).

  • Я не люблю тебя Кэролайн Элизабет Сара Нортон

    «… И часто в одиночестве я вздыхаю / Что те, кого я люблю, больше не похожи на тебя!»

  • Ты будешь любить меня все же Роберт Браунинг

    Браунинг предлагает очаровательное сравнение, что любовь подобна семени, которое нужно посадить, которое требует времени и заботы.

  • Песня о себе Уолта Уитмена

    Одно из самых влиятельных и величайших стихотворений всех времен, из собрания Уитмена, Листья травы .

  • О капитан! Мой капитан! Уолта Уитмена

    Поэма Уитмена, посвященная убийству Авраама Линкольна, незабываемо преподнесена Джоном Китингом в фильме « Общество мертвых поэтов ».

  • Роберт Фрост не пошел по дороге

    Это стихотворение не то, о чем думает большинство людей; Прочтите это еще раз, чтобы узнать, на правильном ли вы пути.

  • «Я научился жить просто» Анны Ахматовой

    Известный русский поэт-модернист, переживший тоталитарный режим, предлагает стихи, чтобы уберечь нас от «лишних забот».

  • Маки в замке Ладлоу, автор Уилла Катер

    Красные маки, «такие жестокие, веселые и красные», продолжают процветать еще долго после того, как храбрые рыцари и члены королевской семьи, жившие в замке, погибли.

  • Равенна — Оскар Уайльд

    Уайльд получил Оксфордскую премию за английский стих за свои воспоминания об этой очаровательной северной итальянской столице.

  • Ремонтная стена Роберта Фроста

    В этом стихотворении происходит выражение: «Хорошие заборы — хорошие соседи».

  • В полях Фландрии, Джон МакКрей

    «На полях Фландрии маки растут между крестами, ряд за рядом, Это знаменует наше место; и в небе жаворонки, все еще храбро поющие, летят, едва слышно среди пушек внизу».

  • «О, могу ли я поднять темную вуаль» Натаниэля Хоторна
    Менее известные стихи Хоторна — прекрасный пример его достижений в темном романтизме.Интересный комплимент к его известному рассказу «Черная вуаль служителя»
  • «Мысль о дне стирки» Джулии Уорд Хоу

    «Верёвка для белья — это Розарий помощи и заботы по дому, здесь представлен каждый святой, которого любит Мать . »

  • В конечном итоге Эрнест Хемингуэй

    Описание Хемингуэем того, как правда не всегда выражается элегантно, на самом деле иногда это просто дриблинг.

  • Путешествие Эдны Сент-Винсент Миллей

    «Всю свою жизнь, следуя Заботе по пыльной дороге, Я оглядывался на красоту и вздыхал… «

  • Сон во сне Эдгар Аллан По

    Может ли это быть правдой?« Все, что мы видим или кажемся, — всего лишь сон во сне? »

  • Я бродил одиноко в облаке Уильям Вордсворт

    Вдохновленный тем, что увидел длинный пояс из нарциссов на прогулке со своей сестрой, Вордсворт написал эту, одну из самых известных своих работ.

  • «Иней древнего мореплавателя» Сэмюэля Тейлора Кольриджа

    Это стихотворение является источником этих выражений: « «альбатрос на шее» и «вода, вода, везде, и ни капли для питья.«

  • Моя потерянная юность, Генри Уодсворт Лонгфелло

    « Воля мальчика — это воля ветра, А мысли юности — долгие, долгие мысли ».

  • Преображение Луизы Мэй Олкотт

    Трогательная дань уважения ее матери, Эбби Мэй Олкотт, умерший в 1877 году.

  • Эмили Дикинсон считает успех самым сладким

    «Успех считается самым сладким для тех, кто никогда не добился успеха».

  • Песнь странствующего Энгуса Уильяма Батлера Йейтса

    по мере необходимости чтения в средней школе.Возможно, сейчас это будет для вас более значимым, а также отличное исследование литературной формы музыки.

  • Ода на греческой урне Джона Китса

    Самая известная «ода» Китса о любви и жертве. «Красота — это правда, правда, красота, это все, что вы знаете на земле, и все, что вам нужно знать».

  • Пламя и лед Роберт Фрост

    Немного апокалиптический, Фрост размышляет, чем все это закончится.

  • O Sleep, My Babe, Сара Кольридж
  • Последние строки Эмили Бронте

    «Я вижу сияние небесной славы, И вера сияет равной, вооружая меня от страха.»

  • Фортепиано Д.Х. Лоуренса

    Воспоминания Лоуренса о его детстве, проведенном под фортепиано, слушая» покалывание струн «.

  • Взрослая Эдна Сент-Винсент Миллей

    Это правда, стареть сложно.

  • Линии на эль, Эдгар Аллан По

    Самое лучшее в этом стихотворении то, что По якобы написал и отдал его таверне, чтобы заплатить за свой бар.

  • Роберт Браунинг «Странники»

    Радостные моряки, высадившиеся на берег: «Каждый парус был развязанный по ветру так свободный, Каждый штурвал удостаивается сумеречной звезды… »

  • Наш маленький призрак Луизы Мэй Олкотт

    Ни капли не жуткий,« Ибо в этой счастливой маленькой душе светит никогда не заходящее солнце ».

  • Атака легкой бригады Альфреда Лорда Теннисона

    «Их не для того, чтобы рассуждать, почему. Их, а для того, чтобы сделать и умереть, В долину Смерти».

  • Боевой гимн Республики Джулии Уорд Хоу

    Песня, ставшая самой популярной песней Союза во время гражданской войны, После вдохновляющего визита к президенту Линкольну в 1862 году Хоу написал нашумевшую лирику «Мои глаза видели славу».

  • Умирающий христианин в душе Александра Поупа

    Захватывающее стихотворение о конце жизни, заставляющее задуматься о том, что будет дальше.

  • Если Редьярд Киплинг

    Это стихотворение напоминает утверждение «если … то», только гораздо более провокационное.

  • Памяти 131: О живая воля, которая выдержит Альфред Лорд Теннисон

    «Поднимись в духовной скале, Поток через наши дела и сделай их чистыми …»

  • Скорбь Обри Томас де Вер
    Хотя Чехов и у Миллея есть работы, носящие одно и то же название, де Вера выделяется своей духовной силой: «Горе должно быть, подобно радости, величественным, уравновешенным, степенным; Подтверждающим, очищающим, возвышающим, освобождающим… «
  • Бабушка битва при Банкер-Хилле, как она видела это с колокольни. Автор Оливер Венделл Холмс

    Вид на крышу дома позволил этой бабушке стать свидетелем того, что стало началом Войны за независимость.

  • Бостон Ральфом Уолдо Эмерсон

    Это стихотворение было прочитано в Фанел-холле в день столетия Бостонского чаепития.

  • «Кейси у летучей мыши» Эрнеста Лоуренса Тейера

    «В тот день для Мадвилльской девятки это выглядело очень скалистым…»

  • После полудня на холме у Эдны Св.Винсент Миллей

    «Я буду самым радостным под солнцем!»

  • Остановка в лесу снежным вечером Роберт Фрост

    «Лес прекрасный, темный и глубокий, Но у меня есть обещания, которые я сдержу, И много миль впереди, прежде чем я усну …» Лорд Теннисон

    Поэма, которая говорит о стойкости всего: «Мир никогда не создавался; он изменится, но не исчезнет».

  • In Memoriam A.H.H. Альфред Лорд Теннисон

    Несмотря на то, что стихотворение смехотворно длинное, именно здесь вы найдете самую запоминающуюся цитату Теннисона: «» Лучше любить и терять, чем никогда не любить вообще. «

  • Три птички подряд Стивен Крейн
    Причудливое стихотворение, которое порадует читателей всех возрастов. Автор книги Красный знак храбрости сказал, что ему гораздо больше нравилась его маленькая книжка стихов.
  • Пастораль Уильям Карлос Уильямс

    «Но мы, более мудрые, запираемся по обе стороны, и никто не знает, думаем ли мы о добре или зле».

  • Вещь красоты — это вечная радость Джона Китса

    «Его красота возрастает; он никогда не перейдет в ничто; но по-прежнему сохранит для нас тихую беседку и сон, полный сладких снов… «

  • Зима на бульваре Д. Х. Лоуренс

    » Их обильные летние слова замолчали, пойманные в мрачном потоке; обнаженные деревья противостоят долгой и вопрошающей нагрузке неумолимой зимы «.

  • Там будут мягкие дожди, Сара Тисдейл

    Одно из самых известных стихотворений Тисдейла о стойкости природы после разрушения Великой войны.» Никто не будет возражать, ни птица, ни дерево, если человечество погибнет окончательно ».

  • Это было апрельское утро: свежее и ясное Уильям Вордсворт

    « Я бродил в смятении своего сердца, Жив для всего и все забыв.»

  • Шропширский парень — II — Самое красивое из деревьев А.Э. Хаусмана

    Прекрасное стихотворение, посвященное временам пасторальной красоты по сравнению с мимолетной молодостью и старением.

  • Пожелания Доры Сигерсон Короче

    » Я хочу, чтобы мы жили как цветы живут, чтобы дышать и цвести летом и на солнце; дремать и колебаться посреди ночи, и умереть, когда наша слава закончится ».

  • Деревья Джойс Килмер

    « Я думаю, что никогда не увижу стихотворение, прекрасное, как дерево.»

  • Древний пруд … Мацуо Басё

    Изобретатель формы поэзии хайку, Басё угощает нас небольшими, но богатыми порциями слогов, возвещающих красоту природы.

  • » Пустынный сад «Элизабет Барретт Браунинг

    Воспоминания Браунинга о ней тайный, дикий сад и потерянное детство

  • Every and All Ральф Уолдо Эмерсон

    Экзистенциализм и минимализм в своих лучших проявлениях: «Красота через мои чувства украла; Я подчинился идеальному целому.»

  • Жирная погода Эрнеста Хемингуэя

    » Море перекатывается от любви, волн и ласк, волнообразно покачиваясь своим большим любящим животом. «

  • Ода соловью Джона Китса

    Одна из шести» Од 1819 года Китса «и «Это не из зависти к твоей счастливой участи, но из-за того, что ты слишком счастлив в твоем счастье».

  • Just So Stories Стихи автора Редьярд Киплинг
    Наслаждайтесь стихами, чтобы узнать, как слон, верблюд, кит, леопард, броненосец и многие другие получили свои характеристики животных в Just So Stories .
  • «Прогулки Магдалины» Оскара Уайльда

    Стихотворение Уайльда почти выскакивает с появлением энергии весны: «Крокусовая кровать — это дрожащая луна огня …»

  • Соловей, разговорная поэма Сэмюэля Тейлора Кольриджа

    Колриджа ‘ чистый стих »Поэзия естественна, как проза, но искусна, как сонет.

  • Ночная мысль Уильяма Вордсворта

    В каждом сборнике стихов должно быть хотя бы одно о Луне; вот наш выбор. «Но когда облака разлетаются в клочья / Как ярко ее лицо!»

  • Танатопсис Уильямом Калленом Брайантом

    «Земля, которая кормила тебя, потребует, твой рост, чтобы снова перейти на землю… «

  • К водоплавающей птице, Уильям Каллен Брайант

    Вы почти можете услышать кряканье и плеск лесных уток в камышах, стихотворение Брайанта — яркая дань уважения нашим прекрасным пернатым друзьям.

  • К Скайларку Перси Биши Шелли

    «Даже бледно-пурпурный тает вокруг твоего полета; Как звезда небесная среди бела дня, Хоть и невидима, но я слышу твой пронзительный восторг … »

  • Мир слишком много с нами Уильям Вордсворт

    Поучительный рассказ эколога:« Получая и тратя, мы кладем тратить наши силы: Мало что мы видим в Природе, что принадлежит нам ;… «

  • Внутреннее утро Генри Дэвида Торо

    » В моей голове лежит вся одежда, которую носит внешняя природа … «

  • Песни невинности: Веселая песня Уильяма Блейка
    Считается провидцем романтики Возраст его литературного и визуального искусства, вы можете наслаждаться всей коллекцией Блейка с его иллюстрациями. Песни невинности апеллируют к детской радости и прихоти. Песни опыта более созерцательны.
  • Ода западному ветру Перси Биши Шелли

    Новаторская схема рифмования Шелли, названная «терза рима», искусно использована для того, чтобы представить природу как разрушителя и хранителя.

  • «День солнечного света» Генри Уодсворта Лонгфелло

    Это один из тех дней, когда вы чувствуете себя воодушевленным! «Я чувствую электрический трепет, прикосновение / Жизни, это кажется почти чересчур».

  • Пожиратели лотоса. Автор Альфред Лорд Теннисон

    Команда выходит на берег и обнаруживает чужую флору и фауну острова. «И вдруг они запели: Наш остров дом / Далеко за волной; мы больше не будем блуждать».

  • Дневной свет и лунный свет Генри Уодсворта Лонгфелло

    Лонгфелло сочиняет стихи о солнце и луне — о том, что мы видим каждый день — с изяществом и загадочностью.

  • Рождественские елки Роберта Фроста

    Больше похоже на прозу, история здравомыслящего жителя Новой Англии, который заключает сделку с горожанином на рождественские елки, о которых он не знал.

  • Любовная песня Дж. Альфреда Пруфрока Т.С. Элиот

    Фарсовое стихотворение о «скромнице» в «платье», которая наблюдает: «В комнате женщины приходят и уходят, говоря о Микеланджело».

  • Jabberwocky, Льюис Кэрролл

    «‘Twas brilling, and slithy toves do the wabe and the wabe;’ — читать вслух просто весело!

  • Охота на Снарка, Льюис Кэрролл

    Эта «Агония припадков» — это самоописанное бессмысленное стихотворение, основанное на следующей строке: «Затем бушприт иногда смешивался с рулем направления.»

  • Морж и плотник Льюиса Кэрролла
  • Валентинка Льюиса Кэрролла

    Более подходящее название для этого стихотворения -» Очень не Валентиновский «. Я думаю, Кэрролл согласится.

  • Если бы я любил Были потеряны Эмили Дикинсон

    Короткое причудливое стихотворение Дикинсона, слишком хорошее, чтобы не поделиться им.

  • Некая леди Дороти Паркер

    Цинизм Паркер довольно резкий и забавный, но, возможно, не для человека, к которому она обращается.

  • A Маленькое стихотворение Джорджа Оруэлла

    Я никогда не думал о Джордже Оруэлле как о поэте, поэтому это было прекрасное открытие, которое хорошо соответствовало его канону.

  • Песня о себе Джона Китса
    Совершенно отличная от «Песни о себе» Уолта Уитмена, простая схема рифм Китса игривая и свежая, о себе как о «непослушном мальчике», который убегает.
  • Кубла Хан: или Видение во сне Сэмюэля Тейлора Кольриджа

    Описывая свое путешествие в Занаду, Кольридж сочинил его за одну ночь, выходя из опиумного ступора. Критикам потребовались годы, прежде чем им стали открыто восхищаться.

  • Он любил три вещи живыми: Анна Ахматова

    У Ахматовой, одного из самых уважаемых русских поэтов-модернистов, есть ряд таких захватывающих стихов.Прекрасное развлечение, если вам нужно напоминание, чтобы не относиться к себе слишком серьезно.

  • Ты должен реже появляться в моих снах. Анна Ахматова

    «Но только в ночном святилище ты грустишь, тревожишься, нежишь».

  • Рассвет Джека Лондона
    Вы можете не думать о Джеке Лондоне как о поэте, получившем признание в сериале «Зов предков » и «Человек против природы»; что делает это нежное стихотворение неожиданным удовольствием.
  • Песни невинности: младенческая радость Уильяма Блейка
    «Я счастлив, меня зовут Джой.»Наслаждайтесь всей коллекцией из песен невинности стихов, все с точки зрения ребенка или для детского удовольствия.
  • ABA Луизы Мэй Олкотт

    Ласковая дань уважения отцу Олкотта, Амосу Бронсону Олкотту.

  • Песня Пиппы Роберта Браунинга

    Прекрасный весенний день: «Все в порядке с миром!»

  • Старая песня Эдварда Фицджеральда

    «Затем я говорю со старым другом о нашей юности… Как это было радостно, но часто глупо, правда; но радостный, радостный! »

  • « Перед бочкой вина »Ли Бай

    « Вставай и танцуй / Под западным солнцем / Пока юношеские уши еще не покорены! »

  • This Land Is Your Land by Woody Guthrie

    Самая известная американская народная песня: «Эта земля — ​​ваша земля, эта земля — ​​моя земля, от Калифорнии до острова Нью-Йорк, от леса Редвуд до вод Гольфстрима, эта земля была создана для вас и меня.»

  • Новый Колосс Эммы Лазарус

    » Дайте мне ваши усталые, ваши бедные, ваши сбившиеся массы, жаждущие вздохнуть свободными. »

  • Кэрол, Кеннет-Грэхем
  • Рождество, Х.П. Лавкрафт

    Чрезвычайно яркое и веселое стихотворение (особенно для Лавкрафта).

  • Auld Lang Syne Роберта Бернса в новый год или другие сентиментальные поводы.

  • .

    Перси Биши Шелли | Английский поэт

    Перси Биши Шелли (родился 4 августа 1792 года, Филд-плейс, недалеко от Хоршема, Сассекс, Англия, — умер 8 июля 1822 года в море у Ливорно, Тоскана [Италия]), английский поэт-романтик, чей страстный поиск личной любви и социальной справедливости постепенно превратился из явных действий в стихи, ставшие одними из лучших на английском языке.

    Британская викторина

    Поэты и поэзия Великобритании Викторина

    Какой английский поэт и драматург был заключен в лондонском Тауэре до 1654 года?

    Шелли был наследником богатого поместья, приобретенного его дедом, Биши (произносится «Биш») Шелли.Тимоти Шелли, отец поэта, был слабым, обычным человеком, попавшим между властным отцом и мятежным сыном. Молодой Шелли получил образование в Syon House Academy (1802–04), а затем в Итоне (1804–1010), где он сопротивлялся физическим и психологическим травлям, предаваясь творческому бегству от действительности и литературным розыгрышам. Между весной 1810 года и весной 1811 года он опубликовал два готических романа и два тома детских стихов. Осенью 1810 года Шелли поступил в Университетский колледж в Оксфорде, где зачислил в ученики своего сокурсника Томаса Джефферсона Хогга.Но в марте 1811 года Университетский колледж исключил Шелли и Хогга за отказ признать авторство Шелли в книге «Необходимость атеизма» . Хогг подчинился своей семье, но Шелли отказалась извиняться перед его.

    В конце августа 1811 года Шелли сбежала с Гарриет Уэстбрук, младшей дочерью владельца лондонской таверны; женившись на ней, он предал корыстные планы своего деда и отца, которые пытались заморить его голодом и заставить подчиниться, но только заставили волевую молодежь восстать против установленного порядка.В начале 1812 года Шелли, Харриет и ее старшая сестра Элиза Уэстбрук отправились в Дублин, где Шелли распространяла брошюры, защищающие политические права католиков, автономию Ирландии и идеалы свободомыслия. Пара отправилась в Линмут, Девон, где Шелли выпустила больше политических брошюр, а затем в Северный Уэльс, где они провели почти шесть месяцев в 1812–1813 годах.

    Отсутствие денег в конце концов привело Шелли к ростовщикам в Лондоне, где в 1813 году он издал Queen Mab, свое первое крупное стихотворение — смесь из девяти песен пустых стихов и лирических элементов, атакующих зло прошлого и настоящего (коммерция , война, поедание мяса, церковь, монархия и брак), но заканчивается блистательными надеждами человечества, когда оно освобождается от этих пороков.В июне 1813 года Харриет Шелли родила их дочь Ианту, но через год Шелли влюбился в Мэри Уоллстонкрафт Годвин, дочь Уильяма Годвина и его первой жены, урожденной Мэри Уоллстонкрафт. Несмотря на возражения Годвина, Шелли и Мэри Годвин сбежали во Францию ​​27 июля 1814 года, взяв с собой сводную сестру Мэри Джейн (позже «Клэр») Клермонт. После путешествия по Франции, Швейцарии и Германии они вернулись в Лондон, где их избегали Годвины и большинство других друзей.Шелли уклонялся от кредиторов до рождения своего сына Чарльза (родился у Гарриет 30 ноября 1814 года), смерти его деда (январь 1815 года) и положения завещания сэра Биши вынудили сэра Тимоти выплатить долги Шелли и предоставить ему годовой доход.

    Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской.
    Подпишитесь сегодня

    Поселившись недалеко от Большого Виндзорского парка в 1815 году, Шелли вместе с Хоггом и другим другом, Томасом Лав Пикоком, читала классические произведения. Он также написал Аластор; или «Дух одиночества», , стихотворение с пустыми стихами, опубликованное вместе с более короткими стихами в 1816 году, которое предупреждает идеалистов (таких как сам Шелли) не отказываться от «сладкой человеческой любви» и социальных улучшений ради тщетной погони за мимолетными мечтами.К середине мая 1816 года Шелли, Мэри и Клэр Клермон поспешили в Женеву, чтобы перехватить лорда Байрона, с которым Клэр завела роман. В это знаменательное лето Шелли сочинила стихи «Гимн интеллектуальной красоте» и «Монблан», а Мэри начала свой роман « Франкенштейн ». Группа Шелли вернулась в Англию в сентябре и обосновалась в Бате. В конце года Гарриет Шелли утонула в Лондоне, а 30 декабря 1816 года Шелли и Мэри поженились с благословения Годвинов.Но решение канцлерского суда объявило Шелли непригодным для воспитания Ианте и Чарльза (его детей от Харриет), которые были помещены в приемные семьи за его счет.

    В марте 1817 года Шелли поселились недалеко от Пикока в Марлоу, где Шелли написал романс-эпос с двенадцатью песнями « Лаон и Цитна»; или, Революция Золотого Города и Мэри Шелли закончила Франкенштейн . Они составили History of a Six Weeks ’Tour совместно из писем и журналов своих поездок в Швейцарию, заключив в заключение« Монблан.В ноябре года Лаон и Цитна были запрещены печатником и издателем, опасавшимся, что идеализированный рассказ Шелли о мирной национальной революции, кроваво подавленный союзом королей и священников, нарушает законы против кощунственной клеветы. После исправлений он был переиздан в 1818 году как The Revolt of Islam .

    Поскольку здоровье Шелли ухудшалось из-за климата, а его финансовые обязательства превышали его ресурсы, Шелли и Клэр Клермонт отправились в Италию, где проживал Байрон.Они достигли Милана в апреле 1818 года и проследовали в Пизу и Ливорно. Тем летом в Баньи-ди-Лукка Шелли перевел « Symposium » Платона и написал собственное эссе «О любви». Он также завершил скромное стихотворение под названием « Розалинда и Хелен, », в котором он представляет свою судьбу в поэте-реформаторе «Лайонел», который, заключенный в тюрьму за радикальную деятельность, умирает молодым после своего освобождения.

    До сих пор литературная карьера Шелли была политически ориентированной. Queen Mab, ранние стихотворения, впервые опубликованные в 1964 году как The Esdaile Notebook, Laon and Cythna, , и большинство его прозаических произведений были посвящены реформированию общества; и даже Alastor, Rosalind and Helen, и личная лирика выражают озабоченность идеалистического реформатора, которого разочаровывает или преследует невосприимчивое общество.Но в Италии, вдали от повседневных раздражений британской политики, Шелли углубил свое понимание искусства и литературы и, не имея возможности изменить мир в соответствии со своим видением, сосредоточился на воплощении своих идеалов в своих стихах. Его целью было, как он написал в «Оде западному ветру», сделать свои слова «пеплом и искрами» как из «неугасшего очага», тем самым преобразив последующие поколения и через них весь мир. Позже, когда он отдалился от Мэри Шелли, он изображал даже любовь с точки зрения устремления, а не осуществления: «Желание бабочки для звезды, / Ночи на завтра, / Преданность чему-то далекому / Из мира сфера нашей печали.

    В августе 1818 года Шелли и Байрон снова встретились в Венеции; Семья Шелли оставалась там или в Эсте до октября 1818 года. Во время их пребывания маленькая Клара Шелли (род. 1817) заболела и умерла. В «Строках, написанных среди Эуганских холмов» (опубликовано с Розалинд и Хелен ) Шелли пишет, как видения, возникающие из прекрасного пейзажа, наблюдаемого с холма недалеко от Эсте, вернули его от отчаяния к надеждам на политическое возрождение Италии, таким образом изменив сцена превращается в «зеленый остров».. . / В глубоком море Страданий ». Он также начал Джулиан и Маддало , в которых Байрон («Маддало») и Шелли обсуждают человеческую природу и судьбу, — и разработали Акт I Прометей Освобожденный . В ноябре 1818 года Шелли отправились через Рим в Неаполь, где они оставались до конца февраля 1819 года.

    Поселившись затем в Риме, Шелли продолжил Prometheus Unbound и обрисовал Cenci, трагедию по модели елизаветинской эпохи, основанной на случай кровосмесительного изнасилования и отцеубийства в Риме шестнадцатого века.Он завершил эту драму летом 1819 года недалеко от Ливорно, куда Шелли бежали в июне после того, как их другой ребенок, Уильям Шелли (р. 1816), умер от малярии. Сам Шелли называет Cenci «печальной реальностью», противопоставляя ее более ранним «видениям». . . прекрасного и справедливого ». Запоминающиеся персонажи, классическая пятиактная структура, мощный и вызывающий воспоминания язык и моральная двусмысленность по-прежнему делают « Cenci » театрально эффективным. Тем не менее, это менее примечательное достижение, чем Прометей Освобожденный: Лирическая драма, , которую Шелли завершил во Флоренции осенью 1819 года, недалеко от рождения Перси Флоренс Шелли, единственного выжившего ребенка Мэри Шелли.Обе пьесы появились около 1820 года.

    В Прометей Шелли переворачивает сюжет утраченной пьесы Эсхила в поэтический шедевр, сочетающий в себе гибкий пустой стих с множеством сложных лирических мер. В Акте I Прометей, подвергнутый пыткам по приказу Юпитера за то, что он дал человечеству дар моральной свободы, вспоминает свое предыдущее проклятие Юпитера и прощает его («Я не хочу, чтобы ни одно живое существо страдало от боли»). Избегая мести, Прометей, воплощающий нравственную волю, может воссоединиться со своей любимой Азией, духовным идеалом, превосходящим человечество; ее любовь не дает ему стать еще одним тираном, когда Юпитер был свергнут таинственной силой, известной как Демогоргон.Во втором акте прослеживается пробуждение Азии и ее путешествие к Прометею, начиная с ее сошествия в глубины природы, чтобы противостоять и задавать вопросы Демогоргону. Акт III изображает ниспровержение Юпитера и союз Азии и Прометея, который, оставив трон Юпитера пустым, отступает в пещеру, из которой они влияют на мир через идеалы, воплощенные в творчестве. Конец акта описывает обновление как человеческого общества, так и мира природы. Акт IV открывается радостной лирикой духов, описывающих произошедшую благожелательную трансформацию человеческого сознания.Затем другие духи воспевают блаженство человечества и природы в этом новом тысячелетнем веке; и, наконец, Демогоргон возвращается, чтобы сказать всем созданиям, что, если хрупкое состояние благодати будет потеряно, они могут восстановить свою моральную свободу с помощью этих «заклинаний»:

    Перенести горе, которое Хоуп считает бесконечным;

    Прощать обиды темнее Смерти или Ночи;

    Чтобы бросить вызов Силе, которая кажется Всемогущей;

    Любить и терпеть; надеяться, пока Хоуп не создаст

    Созерцает вещь, которую он созерцает.. .

    Прометей Освобожденный, код , который был краеугольным камнем поэтических достижений Шелли, был написан после того, как он был наказан «печальной действительностью», но до того, как он начал опасаться, что ему не удалось достучаться до аудитории. Вместе с ним были опубликованы некоторые из лучших и самых обнадеживающих коротких стихотворений поэта, в том числе «Ода свободе», «Ода западному ветру», «Облако» и «Небесному жаворонку».

    Завершая Prometheus Unbound и The Cenci, Шелли отреагировал на известие о резне в Петерлоо (август 1819 г.) в Англии, написав The Masque of Anarchy и несколько радикальных песен, которые, как он надеялся, пробудят британский народ к активной деятельности. но ненасильственный политический протест.Позже в 1819 году он послал в Англию Питера Белла Третьего, , который объединяет литературную сатиру Питера Белла Уильяма Вордсворта с нападками на коррупцию в британском обществе, и он составил Философский взгляд на реформы, его самый длинный (хотя и неполный) работа в прозе, призывающая к умеренным реформам, чтобы предотвратить кровавую революцию, которая может привести к новой тирании. Слишком радикально, чтобы быть опубликованным при жизни Шелли, The Masque of Anarchy появилась после реформистских выборов 1832 года, Питер Белл Третий и политические баллады 1839–40, а Философский взгляд на реформу не ранее 1920 года.

    После переезда в Пизу в 1820 году Шелли был уязвлен враждебными отзывами, и он выразил свои надежды более осторожно. Его «Письмо к Марии Гисборн» в героических двустишиях и «Ведьма Атласа» в ottava rima (оба 1820; опубликовано в 1824 году) сочетают мифопоэтический стиль Prometheus Unbound с урбанистической самоиронией, проявившейся в Питер Белл. В-третьих, свидетельствует об осознании Шелли того, что его идеалы могут показаться наивными другим. В конце того же года, Эдип Тиранн; или Swellfoot the Tyrant, его сатирическая драма о судебном процессе за супружескую измену Каролине (бывшей жене короля Георга IV), появилась анонимно, но была быстро подавлена.Однако в 1821 году Шелли вновь подтвердил свой бескомпромиссный идеализм. Эпипсихидион (в двустишиях) превращает его увлечение Терезой («Эмилия») Вивиани, юной поклонницей монастыря, в дантовскую басню о том, как человеческое желание может быть выполнено с помощью искусства. Его эссе A Defense of Poetry (опубликовано в 1840 году) красноречиво заявляет, что поэт создает гуманные ценности и воображает формы, которые формируют социальный порядок: таким образом, каждый разум воссоздает свою собственную частную вселенную, и «Поэты являются непризнанными законодателями Мира. Адонайс, пастырская элегия в спенсерианских строфах, ознаменовывает смерть Джона Китса, заявляя, что, хотя мы «разлагаемся / как трупы в склепе», творческий дух Адонайса, несмотря на его физическую смерть, «возвышается над тенью. нашей ночи. »

    Один остается, многие меняются

    и проездной;

    Небесный свет сияет вечно,

    Земли

    тени летают;

    Жизнь, как купол из разноцветного стекла,

    Окрашивает белое сияние Вечности,

    Пока смерть не разорвет его на куски.

    Стихотворная драма Эллада (опубликована в 1822 году) прославляет греческую революцию против турецкого владычества и повторяет политическое послание Лаона и Цитны о том, что борьба за человеческую свободу не может быть ни полностью побеждена, ни полностью реализована, поскольку идеал больше, чем его земные воплощения.

    После прибытия Байрона в Пизу в конце 1821 года Шелли, сдерживаемый его присутствием, в первые месяцы 1822 года закончил только серию вежливых, но тоскливых текстов, в основном адресованных Джейн Уильямс.Он начал драму «Карл Первый», но вскоре отказался от нее. После того, как Шелли, Эдвард и Джейн Уильямс переехали в Леричи, Шелли начал «Триумф жизни», темный фрагмент, над которым он работал, пока не отплыл в Ливорно, чтобы поприветствовать своего друга Ли Ханта, который прибыл редактировать периодическое издание под названием Либерал . Шелли и Эдвард Уильямс утонули 8 июля 1822 года, когда их лодка затонула во время штормового обратного рейса в Леричи.

    Мэри Шелли добросовестно собирала неопубликованные труды своего покойного мужа, и к 1840 году с помощью Ханта и других она распространила его известность и большую часть его сочинений.Тщательное изучение публикаций и рукописей Шелли с тех пор пролило свет на его глубокие познания, ясное мышление и тонкое мастерство. Шелли был страстным идеалистом и непревзойденным художником, который, развивая рациональные темы в традиционных поэтических формах, расширил язык до предела, выражая как личные желания, так и социальный альтруизм.

    .