Содержание

Обозрение книги Бытия, Обозрение книг Ветхого Завета

Сотворение мира и создание человека. Адам получает за­поведь, и из ребра его создается жена, которая, будучи оболь­щена змием, обольщает мужа и, подвергшись вместе с ним проклятию, изгоняется из рая; и змий подвергается проклятию – ползать на персях. Каин убивает брата за его превосходство, и несет наказание; затем рождает детей. Ева же рождает Сифа. Исчисление происшедших от Адама и от Сифа до Ноя, и осуждение мужей за непозволительные супружества и за дру­гие беззакония. Сынами Божиими здесь называются те, которые ведут свой род от Сифа, – так как сказано: «Я сказал: вы – боги и все – сыны Вышнего» (Пс.81:6; Быт.6:2). А дще­рями человеческими называются те, которые произошли от Каина.

Далее Бог предсказывает Ною будущее истребление людей посредством потопа и повелевает сделать ковчег, в триста лактей длиною, в пятьдесят лактей шириною и в трид­цать лактей вышиною. Когда он вошел в ковчег, то про­изошло наводнение, продолжавшееся сорок дней и сорок ночей. Уменьшаться стала вода после ста пятидесяти дней; а откры­лись вершины гор в первый день десятого месяца. По прошествии сорока дней Ной выпустил ворона, но он не возвра­тился; спустя семь дней выпустил голубя, и он возвратился, с масличною ветвью. Ной получает от Бога повеление выйти из ковчега, и вышедши принес жертву Богу и получил благо­словение со своими сыновьями; получил также обетование от Бога, что более уже не будет такого истребления людей посред­ством потопа. После того он благословляет Сима и Иафета, и проклинает Ханаана за то, что отец его Хам обнаружил наготу отца. Это проклятие исполнилось на Гаваонитянах, или лучше оно имело вид проклятия, на самом же деле было про­рочеством. Следуют потомки Ноя до Фалека, который полу­чил это название от того, что при нем была разделена земля. Тогда они построили башню, от чего и самое место названо Вавилон, что значит «смешение», так как здесь были смешаны языки их. Но отец Фалека Евер, говорят, не участвовал с прочими в строении башни, и за это у него не было изме­нено наречие, но язык его остался целым, и от него полу­чил и самое название свое. Он назывался Евером; потому и язык его назван еврейским; это и служит величайшим до­казательством того, что еврейский язык древнее всех наре­чий. Прежде смешения языков все употребляли этот язык. Евер есть предок Авраама.

Излагаются родословия от Сифа до Авраама. Отец Авраама Фарра берет своих сыновей, Ав­раама и Нахора, и внука своего Лота, и идет в Харран, на­мереваясь пройти в землю Ханаанскую; и когда он умер в Харране, Бог повелевает Аврааму переселиться из Харрана, и он пришел в Сихем, в земле Ханаанской. И сказал ему Бог: «потомству твоему отдам Я землю сию» (Быт.12:7). И постро­ил Авраам жертвенник Богу и поставил шатер при море. Когда был голод, Авраам, пришедши в Египет, повеле­вает жене своей сказать, что она сестра его; фараон же, взяв­ший ее, будучи наказан Богом, возвращает ее Аврааму. Когда пастухи Авраама и Лота поссорились между собою, то они разделили места обитания. Лот взял землю содомскую; Авраам же поселился при дубе Мамврийском, и опять получил, обетование от Бога, что семя его умножится и наследует эту землю.

Когда от Ходоллогомора отложились пять царей земли содомской, подвластные ему прежде, то он, взяв с собою других трех царей, вступил с ними в сражение и, обра­тив их в бегство, взял в плен; в числе пленников был и Лот. Авраам, услышав об этом и погнавшись за ними с тремястами семнадцатью домочадцами, освободил своего пле­мянника, с лошадьми и женами, и Мельхиседеку, благословившему его и вынесшему хлебы и вино, дал десятину. Потому и говорит Павел в послании к Евреям: «так сказать, сам Левий, принимающий десятины, в лице Авраама дал десятину» (Евр.7:9). Когда же царь содомский предлагал Ав­рааму взять лошадей, он не согласился: «даже нитки и ремня от обуви не возьму из всего твоего, чтобы ты не сказал: я обогатил Аврама» (Быт.14:23). Потом, когда Бог го­ворит ему: «награда твоя [будет] весьма велика» (Быт.15:1), он сетует на свою бездетность и опять слышит, что тот, кто произойдет от него, наследует ему, и семя его будет, как звезды не­бесные. Здесь находим изречение: «Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность» (Быт.15:6). Он совершает рассечение (жи­вотных) и узнает, что потомки его будут пришельцами, но потом будут освобождены, после четырехсотлетнего угнетения. Сарра, будучи бесплодною, дает Аврааму Агарь, чтобы он имел от нее детей. Когда же она родила, то возгордилась пред госпожой своей, и Авраам отдает ее Сарре, чтобы она отмстила за оскорбление свое. Обиженная своею госпожою, она убегает из дома, но получает от ангела повеление возвра­титься к госпоже своей, и вместе получает обетование, что потомство ее умножится; самое имя младенцу, прежде его рож­дения, назначает ангел, назвав его Измаилом. Агарь родила Измаила. Авраам, будучи девяносто девяти лет, получает но­вое имя, он стал называться уже не Аврамом, но Авраамом. Бог повелевает ему обрезаться со всем домом. Имя Сары также переменяется, и она стала называться Саррою.

Потом Авраам получает обетование об Исааке. Является Аврааму Сын Божий с двумя ангелами и говорит ему: «Я опять буду у тебя в это же время [в следующем году], и будет сын у Сарры, жены твоей» (Быт.18:10). Авраам ходатайствует перед Бо­гом за Содом. Два ангела приходят к Лоту. Содомляне на­стойчиво требуют их и наказываются слепотою. Ангелы же, взяв Лота, вышли из дома, и сам он вместе с дочерями спасается в Сигоре, а жена его обратилась в соленый столб, потому что посмотрела назад. Когда же страна содомская была сожжена, Лот удалился в гору, и сделались беременными от него дочери его; старшая родила Моава, а младшая Аммона; кровосмешения с отцом они достигли посредством опьянения; они думали, что род человеческий прекратился. Авраам пере­селился в Герары, и царь Герарский Авимелех взял Сарру; но когда Бог угрожал ему, то он, оправдываясь, говорит, что он считал эту женщину сестрою Авраама, потому что она сама так сказала. Он отдал ее Аврааму с дарами. Потом возвращенная Сарра рождает Исаака. Авраам изгоняет из дома служанку с сыном Измаилом. Авимелех заключает с Авраамом договор, чтобы не обижать друг друга, и полу­чает от Авраама семь агниц, во свидетельство того, что клятвенный колодец принадлежит Аврааму. Авраам по­лучает повеление принести сына во всесожжение, и возносит его, но вместо него закалается баран.

Все же это было про­образом домостроительства, которое имел совершить для нас Христос. Сарра умирает, и Авраам, купив место у Ефрона Хеттеянина, погребает там жену свою, и посылает раба своего сосватать для Исаака жену в Месопотамии, запове­дав ему не отводить туда сына его, если жена не захо­чет идти с ним. Раб пришел в город Нахора и про­сил знамения, по которому мог бы узнать девицу, – а зна­мение состояло в том, чтобы она предложила пить и ему, и верблюдам его; тогда выходит Ревекка, дочь Вафуила, сына Нахорова, – Нахор же был брат Авраама, – и дав пить ему и верблюдам его, и сказав, чья она дочь, вводит этого чело-века в дом и угощает. Когда же он сказал, для чего при­шел, и просил отпустить девицу, то родители предоставили это на решение самой девице. Так как она согласилась, то, взяв ее, он ушел, и стала она женою Исаака. Авраам, до смерти Сарры, берет себе женою Хеттуру; рожденных от нее детей он удалил от Исаака, дав им подарки, а наследни­ком своего имущества сделал Исаака, и умер. Здесь пере­числяются имена сынов Измаила, селения которого простира­лись от Евилата до Сура. Так как Ревекка была неплодна, то Исаак просил Бога, чтоб она зачала, и когда зачала, Бог говорит ей: «два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей» (Быт.25:23), предсказывая об иудеях и о нас, хри­стианах. Когда младенцы родились и выросли, то Исав усту­пает и продает первородство свое Иакову за кушанье из че­чевицы. Исаак хотел отправиться в Египет, так как уси­лился голод, но Бог удержал его, заповедав остаться там, где он жил, и обещав быть с ним и благословить семя его и умножить. Авимелех, царь герарский, узнав, что Ревекка жена Исаака, – а он думал, что она сестра его, – определил наказание смертью всякому, кто обидит ее. Исаак сеял и по­лучал стократный плод. Когда же он, по благословению Бо­жию, стал весьма богатым, то филистимляне стали завидовать ему, и Авимелех изгнал его оттуда. Он не мстил, но удалился и выкопал колодцы, из-за которых произошел спор. Он не противился, но выкопал другие колодцы, пока не пере­стали беспокоить его. И благословил его Бог.

И Исаак при­нял пришедшего к нему Авимелеха приветливо и угостил, не помня обид. Между тем Исав взял себе в жены хана­неянок, которые досаждали Ревекке. Исаак состарился и при­тупилось зрение его. Он приказывает сыну своему Исаву на­ловить дичи и приготовить для него кушанье, чтобы благосло­вить Исава. Иаков же, при содействии матери, предупредил Исава. Сварив двух козлят и обвернув Иакова кожами их, чтобы закрыть гладкую кожу его, она дала ему в руки ку­шанье и послала (к отцу). Он вошел и получил благосло­вение. Исав, пришедши и узнав о случившемся, заплакал и зарыдал и просил благословить и его, и своею настойчиво­стью вынудил благословение, – хотя не такое, на какое надеялся, однако вынудил. Таким образом, будучи благословлен ма­лым вместо великого, он разгневался на брата, злопамят­ствовал и ожидал смерти отца, чтобы тогда смелее сделать ему вред. Мать предупреждает об этом Иакова и советует искать спасения в бегстве. Сказав Исааку, что жизнь ей бу­дет не в жизнь, если и Иаков возьмет жену из хананея­нок, она убеждает Исаака послать Иакова в Месопотамию к брату ее Лавану, чтобы взять жену из дочерей его. Когда Иаков ушел, Исав берет себе женою дочь Измаила. Измаил был сын Авраама, родившийся ему от Агари. Иаков видит лест­ницу, ставит столп и обещает отдать Богу десятую часть имущества своего, если возвратится благополучно. Он пришел в Месопотамию, увидел Рахиль и поцеловал ее; девица же пошла, и рассказала об этом отцу своему Лавану, который, вышедши, узнал Иакова и привел его к себе. Иаков служил ему в уплату за дочь; но тот дал ему старшую. Когда Иаков досадовал на этот обман, Лаван предлагает ему прослу­жить еще семь лет, если хочет получить и младшую. Он и на это соглашается, и получает и младшую. Старшая, Лия, была слаба глазами; а младшая, Рахиль, была прекрасна. Они были образами: старшая – синагоги иудейской, а младшая – церкви Хри­стовой.

Лия зачала и родила Рувима, Симеона, Левия и Иуду. Рахиль же не рождала, и потому дала Иакову еще жену, служанку свою Валлу, которая и родила Дана и Нефеалима. И Лия дала Иакову в жену служанку свою Зелфу, которая и родила Гада и Асира. После того Лия родила Иссахара и Завулона. Потом и Рахиль родила Иосифа. Когда Иаков захотел воз­вратится в свою землю, Лаван дает ему награду, которую назначил сам Иаков, именно – весь скот пестрый из овец и весь скот белый из коз. И все это умножилось, потому что Иаков клал палки в водопойнях, и зачинали овцы, и рождались белые и пестрые, полосатые и с крапинами. Все это было делом Божиим, как говорит сам Иаков. Тогда сы­новья Лавана стали завидовать ему, и он, взяв жен своих с имуществом, тайно удалился. Лаван преследовал его, но прежде чем он настиг Иакова, Бог угрожает ему, если он жестоко поступит с Иаковом. Догнав Иакова, он, прежде всего, укорял его и спрашивал о причине тайного ухода. Когда же Иаков сказал, что он сделал это потому, что его ненавидели, и потому, что он опасался, как бы Лаван не взял от него дочерей своих, тогда Лаван требовал богов своих, которых похитила Рахиль. Когда он не нашел их, то Иаков жестоко укоряет его. Наконец, когда они поели и попили, они расстались друг с другом, воздвигнув там холм из камней, который и назвали холмом свидетельства. Тогда встретили Иакова ангелы Божии. Иаков посылает к Исаву известить его о своем прибытии. Когда посланные воз­вратились и сказали, что Исав идет с тремястами му­жей, тогда Иаков, объятый страхом, просит Бога избавить его от угрожающей опасности, и посылает подарки Исаву. Иаков перешел поток, был благословлен и переменено было имя его. Тогда он увидел идущего Исава и разделил сво­их людей; служанок с детьми их поставил первыми, Лию с детьми второю, а Рахили с Иосифом приказал идти по­следнею; сам же пошел впереди. Исав встретил его дру­желюбно, принял от него дары и просил сопутствовать ему; но Иаков отказался. Отправившись далее, он остановился в городе сихемском Салиме. Здесь Сихем, сын царя Еммора, полюбив Дину, дочь Иакова, и растлив эту девицу, просил отдать ее ему женою, в законное супружество. Симеон и Левий сказали, что они охотно отдадут, если он обрежется с своим народом. Когда же они обрезались и были еще больны, Си­меон и Левий умертвили их. После этого Иаков боялся, чтобы соседние хананеи не напали на него, и, по повелению Божию, удалился в Вефиль, где умерла кормилица Ревекки. Когда же Бог благословил его, то, вышедши из Вефиля, он поселился за башнею Гадер. Тогда Рахиль родила несчастно, и умерла, и была погребена на дороге к Евфрафе; это – Вифлеем. Рожден­ный же ею был Вениамин. Тогда переспал Рувим с Валлою, наложницею отца своего. Затем умер Исаак, и погребли его Исав и Иаков.

Излагается родословие потомков Исава, между которыми находится Иов, называемый здесь Иовавом. Иосифа возненавидели братья его за сны и за то, что отец любил его больше, чем их. Схватив его наедине, они хотели убить его; но Рувим посоветовал бросить в ров, потому что хотел, по крайней мере, избавить его от смерти. Они бросили, но потом продали его мадианитянам, по совету Иуды; одежду же его, обагрив кровью, показали отцу. Он подумал, что сын его съеден зверями и горько плакал. У Иуды родились Ир, Авнан и Силон. По смерти Ира, жену его Фамарь взял брат его Авнан и не хотел восстановить семени брату своему. Когда и он умер, то Иуда не захотел отдать Фамари в жены треть­ему сыну Силону, Фамарь, украсившись, села, как блудница, при пути. Иуда, подумав, что она действительно блудница, – так как она закрыла свое лицо, – вошел к ней, и дал ей залог: цепь, перстень и жезл. Когда после этого сделалось известным, что Фамарь зачала, то тесть ее Иуда велел сжечь ее; но она послала сказать ему, что зачала от того человека, которому принадлежит перстень. Тогда Иуда сказал: «она правее меня» (Быт.38:26). Когда она рождала, то сна­чала Зара показал руку, но потом убрал ее; вышел Фарес, и тогда уже Зара. Это иносказательно объясняется так: сначала, говорят, первый народ, т.е. бывшие до закона праведники, показал руку, т.е. жизнь добродетельную и ангельскую; потом дан был закон; а после того возобновилась прежняя жизнь, возведенная до высшего совершенства в царстве Христовом. Иосифа купил архимагир фараонов, Пентефрий, и поручил ему дом свой. Он не послушал госпожи, убеждавшей его совер­шить преступление; оклеветанный ею, он ввержен в темницу; и там он был начальником и изъяснил сны главному ви­ночерпию и главному хлебодару. Сбылось так, как он сказал: один был умерщвлен, а другой возведен в прежнее до­стоинство.

Фараон видел во сне коров и колосья, которыми означалось плодородие и следующий затем голод. Иосиф был выведен из темницы, чтобы истолковать эти сны, потому что начальник виночерпиев указал на него. Он истолковал и дал совет для ослабления будущего голода; сделался первым при фараоне, и, собрав множество хлеба в семь лет плодо­родия, по наступлении голода продавал его желающим. Пришли и братья его купить хлеба. Не видя между ними Вениа­мина и боясь, не погубили ли они и его, он обвиняет их в соглядатайстве и говорит, что они избавятся от обвинения только в том случае, если приведут в Египет и покажут младшего брата Вениамина. Взяв из них Симеона и связав его, прочих он отпустил, дав хлеба и серебра. Когда же они, открыв мешки, увидели серебро, то изумились странному событию, и рассказав отцу случившееся, просили отпустить с ними Вениамина. Но он не хотел отпустить отрока. Когда же голод усилился и Иуда настаивал на необходимости взять Ве­ниамина, обещаясь возвратить его здравым и невредимым, тогда Иаков дал серебра вдвойне, приказав отнести и другие дары. Когда они пришли к Иосифу, он принял их благо­склонно, спросил об отце и великолепно угостил. Когда же нужно было им отправляться, он повелел вложить в ме­шок Вениамина серебряную чашу, без ведома их. Она была положена, и они взяли (мешки) и ушли; тогда Иосиф повелел начальнику дома своего догнать этих людей. Он, догнав их, укорял, что они благодетелю отплатили злом. Они, возмутив­шись, определили тому, кто будет уличен в краже, смерть, а себе рабство; чаша нашлась у Вениамина. Тогда Иуда вошел и долго говорил об отце, об Иосифе и Вениамине, и предло­жил себя самого в рабство вместо отрока; этим он возбу­дил в Иосифе такое сострадание, что тот оставил всякое притворство. Выслав всех, чтобы можно было плакать сво­бодно, он открывает себя братьям и посылает их за отцом с дарами и колесницами; это угодно было и фараону. Услы­шав о случившемся с Иосифом, Иаков обрадовался и, по по­велению Божию, отправился в Египет. Отец увидел Иосифа; это было доложено фараону; и поселился Иаков в земле Ра­мессийской.

Когда издержано было серебро в Египте, люди от­давали скот и получали хлеб; когда же оскудело и это, а голод не прекращался, то отдавали себя вместе с землею, и сделавшись рабами фараона, сеяли и пятую часть плодов от­давали ему, а четыре части брали в свою пользу. Находясь при смерти, Иаков берет с Иосифа клятву не погребать его в Египте, но в гробнице отцов его. Сыновей же Иосифа, Ефрема и Манассию, включает в число не внуков, а сыновей своих. Иаков ослабел зрением, и когда он лобызал и намеревался благословить их, Иосиф поставил Ефрема по левую руку Иакова, а Манассию по правую. Иаков же положил правую руку на младшего, стоявшего по левую руку, а левую на стоящего по правую, и благословил их. Когда же Иосиф подумал, что отец сделал это по неведению и хотел исправить, то Иаков не дозволил, сказав, что делает это сознательно, а не по не­ведению. Тогда Иаков отдает исключительно Иосифу Сихем, которым овладели Симеон и Левий, и благословляет сыно­вей своих. Здесь он пророчествует о Христе: «не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт.49:10).

Когда Иаков умер, Иосиф оплакал его, и отвез и похоронил в пещере Авраа­мовой. Братья его сказали: «что, если Иосиф возненавидит нас и захочет отмстить нам за всё зло, которое мы ему сделали?» (Быт.50:15), и просили его, говоря: «вот, мы рабы тебе» (Быт.50:18). Иосиф же заплакал и сказал им: «не бойтесь, ибо я боюсь Бога; вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей; итак не бойтесь: я буду питать вас и детей ваших. И успокоил их и говорил по сердцу их» (Быт.50:19–21). Иосиф прожил сто лет и ви­дел детей Ефрема до третьего рода. Он сказал братьям своим: «я умираю, но Бог посетит вас и выведет вас из земли сей в землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову. И заклял Иосиф сынов Израилевых, говоря: Бог посетит вас, и вынесите кости мои отсюда» (Быт.50:24–25). Скончавшись ста лет, он был погребен в гробнице в Египте.

Предание.ру — православный портал

Настоящее Полное собрание творений свт. Иоанна Златоуста является воспроизведением издания С.-Петербургской духовной академии, осуществленного в 1898 г. Следует, однако, подчеркнуть, что предлагаемые книги до сих пор являются единственным относительно полным изданием основных творений великого отца и вселенского учителя Церкви на русском языке, выполненным полиграфическим способом.

Первая книга четвертого тома включает в себя 41 беседу на Книгу Бытия.

Для специалистов, изучающих патристику, библеистику, библейское богословие, нравственное богословие, пастырское богословие, аскетику, догматическое богословие, общую церковную историю. Для широкого круга православных читателей. Издание может быть использовано в качестве важного учебного материала и пособия для преподавателей, воспитанников и студентов духовных учебных заведений, для студентов и аспирантов богословских вузов и факультетов.

ПРЕДИСЛОВИЕ. Место и время их произнесения; библейский греческий текст в этих беседах и его важность; потребность в сопоставлении его с текстом других греческих списков Библии и некоторые пособия к этому.

БЕСЕДА 1. Радость Златоуста при виде многочисленности собравшихся в храм Божий пред наступлением св. Четыредесятницы. Цель церковных собраний и необходимость приготовления к посту. Великий вред невоздержания от дней первого человека и благотворные действия поста, испытанные ветхозаветными праведниками, и пример Спасителя. Действие поста на душу человека и обличение роскоши у прор. Амоса. Мимолетность мирских удовольствий и неизменность духовных.

БЕСЕДА 2. Радость Златоуста при наступлении поста, представляющего самое лучшее время для церковных поучений из божественного Писания. Начальные слова первой книги Моисея нужно принимать, как слова самого Господа, не испытуя того, что выше нас, а смиренно веруя. Моисей не говорит о создании сил невидимых и причина этого. Великая сила слов: В начале сотвори Бог небо и землю против лжеучителей и решение недоумения о сотворении вселенной из несуществующего. Почему первозданная земля названа невидимой и неустроенною? Христианин должен не только знать и сохранять истинное учение веры, но и устроять согласно с ними свою жизнь.

БЕСЕДА 3. Велико богатство и глубина божественного Писания. Объяснение слов: и тма верху бездны, и Дух Божий ношашеся верху воды. Создание света и безумие тех, которые говорят, что прежде неба и земли существовала материя. Почему не создал Бог все в один день? Против тех, которые говорят, что все произошло само собою. Христианин должен заботиться о опасении не только своем, но и ближних и непрерывно бороться во всеоружии веры с кознями диавола и своими страстями, сохраняя постоянную бдительность и подавая милостыню.

БЕСЕДА 4. Радость св. проповедника при виде усердия его слушателей и возбуждение ига, к постоянному духовному бодрствованию. Объяснение слов: Да будет твердь посреде… и нарече Бог твердь небо. Небо одно, а не много небес. Слова Свящ. Писания нужно понимать Богоприлично и, восходя от рассмотрения творений к Создателю, не забывать человеческой ограниченности. Нравственные наставления об ежедневном испытании себя, о любви к любящим и ненавидящим и об обуздании страстей.

БЕСЕДА 5. Христиане должны, подобно золотоискателям, ежедневно исследовать Свящ. Писание и тщательно сохранять добытое сокровище добродетели, за которое предстоит награда в будущей жизни. Объяснение дел творения в третий день. Обличение Иудеев, считавших вечер началом дня. Великий вред пристрастия к человеческой славе.

БЕСЕДА 6. Сильное обвинение присутствовавших в конном ристалище; греховность этого и угроза непоправимым. — Создание небесных светил и величие Творца их. Безумие обоготворивших солнце. Что значит: положи я на тверди небесной, в знамения и во времена, и во дни и в лета? Все твари созданы для человека, который, пользуясь ими или удивляясь их красота должен воздавать поклонение Творцу своим славословием и доброю жизнию.

БЕСЕДА 7. Продолжение увещания к ходившим на зрелище; тяжкая ответственность тех христиан, которые своим поведением дают повод к соблазну неверующим. Объяснение дела творения в пятый день и обличение неправомыслящих о происхождении вселенной и цели создания некоторых тварей. Бессловесные твари, созданные в шестой день, и божественное одобрение их. Увещание возбуждать себя к славословию Господа и приводить к истине других, коснеющих в заблуждении.

БЕСЕДА 8. Возбуждение внимания слушателей и объяснение библейского повествования о творении человека: божественный совет пред его творением и происхождение человека после всех других тварей. Кому сказано: сотворим человека? Что разумеется под образом Божиим? Увещание слушателей поучать других преподаваемым истинам не только словом, но еще более добродетельною жизнию. В чем состоит богоугодный пост?

БЕСЕДА 9. Пост — наиболее удобное время для того, чтобы углубляться в истины божественного Писания. Краткое повторение предшествующих бесед и решение недоумения относительно власти человека над животными. Подобие Божие и возможность для человека достигнуть этого. Вследствие чего человек лишен потом некоторой части своей власти над животными и с какою целью? Открывающиеся в судьбах первозданного, как и каждого из людей, премудрость и благость Божия и благотворное влияние размышления об этом на нравственную жизнь человека.

БЕСЕДА 10. Увещание к тем, которые после обеда стыдятся приходить к вечернему богослужению и духовному поучению и продолжение объяснения слов Писания о сотворении человека, о данной ему власти над земными тварями, о божественном благословении первозданным — мужу и жене, о назначении им и всем живым тварям соответствующей пищи и божественном одобрении всего сотворенного. Что значат слова: и почи в день седмый от всех дел Своих и благослови… и освяти его? Наставление слушателям передать отсутствовавшим в храме содержание беседы и самим постоянно памятовать о Боге.

БЕСЕДА 11. Разумный порядок и цель в явлениях природы, делах человеческих и установлениях церковных: целесообразность установления св. Четыредесятницы и задача христианской жизни — преспеяние в добродетели, искоренение страстей и исправление недостатков, по примеру святых мужей, бывших одного с нами естества. Пример ап. Павла, его смирение и величайшие подвиги по его собственному, вынужденному обстоятельствами, изображению.

БЕСЕДА 12. Возвращение Златоуста к прерванному на время объяснению слов кн. Бытия о последовавшем за шестидневным творением. Что значит книга бытия небесе и земли? Божественное всемогущество в производительности первобытной земли и ее основании на водах. Покорность земных стихий Господу и необходимость для человека повиноваться воле Божией, если он не хочет уподобиться скотам бессмысленным. Создание тела человека из персти земной и вдуновение в лице его дыхания жизни. Превосходство души над телом и вытекающий отсюда урок.

БЕСЕДА 13. Похвала усердию слушателей, возбуждающему ревность Златоустаго проповедника. Несказанная любовь Божия к человеку, выразившаяся в образе создания его. Против тех, которые говорили, что человеческая душа из существа Божия, или не отличали ее от жизненной силы животных. Почему тело человека создано прежде души? Эдемский рай был на Земле, а не на небе, и повествование о насаждении его нужно понимать богоприлично, не вдаваясь в иносказания. С чистыми догматами христианин должен соединить добродетельную жизнь.

БЕСЕДА 14. Побуждение слушателей к самому внимательному рассмотрению слов божественного Писания. Объяснение слов: и взя Господь Бог человека и постави его в раи сладости делати его и хранити. Честь и цель дарования заповеди о невкушении от древа познания добра и зла. Не добро быти человеку единому; сотворим ему помощника по нему. Наречение имен животным, как проявление мудрости первозданного и господства его над животными.

БЕСЕДА 15. Благодарность Златоуста слушателям за любовь к слову Божию и объяснение слов: Адаму же не обретеся помощник, подобный ему. Создание жены из ребра Адама во время исступления и необыкновенного сна его и употребленные при этом в Писании божественныя имена. Пророческий дар Адама и величие божественных благодеяний ему; отсюда нравственный урок слушателям о благодарности Богу чрез дела добродетели и искоренение страстей и слабостей.

БЕСЕДА 16. Неисчерпаемое богатство Писания и блаженство первозданных. Злоба и хитрость диавола, избравшего для искушения жены змия, как орудие. Обольщение жены чрез змия и нарушение первозданными божественной заповеди. Знание добра и зла у первозданных было и до вкушения от древа познания добра и зла и причина такого наименования дерева. Влага от древа крестного.

БЕСЕДА 17. Человеколюбие Божие к павшим прародителям и пробуждение в них сознания совершенного греха. Действие совести в душе прародителей и внутренние следствия греха; непосредственный божественный суд над павшими: мужем и женой и осуждение змия с возвещением совершеннаго его поражения от семени жены; наказание жене и мужу, исполненное справедливости и попечения о человеке.

БЕСЕДА 18. В виду падения первозданных побуждение слушателей к бдительности над собою; действия божественного попечения об осужденных. Урок, даваемый нам кожаными ризами первозданных. Божественная правда и милость в изгнании первозданных из рая и поселение их прямо рая. Начало супружества и изначальность девства. Благомыслие Евы при рождении Каина и жертвоприношение первых сыновей Адама. Благость Божия к Каину после отвержения его жертвы и вытекающий отсюда нравственный урок.

БЕСЕДА 19. Тяжкое рабство греху и свободная воля человека. Неисправимость Каина и ужасное его преступление. Безмерная благость Божия к братоубийце, и его нераскаянность. Божественное наказание Каина и позднее его раскаяние. Угроза седмеричного наказания убийцы Каина и отсюда нравственный урок.

БЕСЕДА 20. Повторение главных мыслей предшествующей беседы. Место поселения Каина и родословие его потомков. Слова Каинита Ламеха его женам и выраженное в них раскаяние в грехе по внушению совести; нравственный урок из этого. История рождения Сифа и Еноса. Призыв к преспеянию в добродетели и особенно к подаянию милостыни.

БЕСЕДА 21. В Божественное Писание необходимо со всем усердием углубляться, призывая благодать Св. Духа. Новое родословие Адама чрез Сифа, о опущением другого поколения, и смысл этого. Добрые свойства Сифа и мысли Евы при его рождении. Значение имен, даваемых детям. Благочестие Еноха и урок, даваемый им мужам и женам. Дальнейшее родословие Сифитов и пророчество Ламеха при рождении Ноя. Увещание к попечению о душе и ее украшении.

БЕСЕДА 22. Праведный Ной и величие его добродетелей среди всеобщего нечестия. Свобода воли человека в выборе добра и зла. Сыны Божии, появшие дочерей человеческих, суть не Ангелы, а потомки Сифа и Еноса; Следствие этого смешения Сифитов с Каинитами и божественная угроза. Умножению нечестия, божественный приговор об истреблении людей вместе с животными и спасение Ноя. Увещание к добродетели, как драгоценнейшей всего и необходимой для будущей жизни. Гибельность тщеславия.

БЕСЕДА 23. Твердость праведного Ноя, великие блага, заключающиеся в добродетели. Ной обрете благодать пред Господом Богом; похвала от всех людей не есть доказательство добродетели. Нечестивых Писание лишает имени-«человека». Праведность и богоугодность Ноя. Лучший способ родословия. В деле добродетели, после вышней благодати, все зависит от свободной воли человека.

БЕСЕДА 24. В Божественном Писании нужно все тщательно исследовать. Долговременное целомудрие Ноя и растление всей земли. Объявление Ною божественного приговора и повеление построить ковчега для спасения праведника и всего его семейства выесть с парами различных животных. Основание для различения чистых и нечистых животных и цель этого повеления. Цель божественного возвещения о дне наступления потопа. Побуждение слушателей к исполнению божественных заповедей.

БЕСЕДА 25. Человеколюбие Божие во времени наступления потопа; сокращение данного для покаяния времени облегчало наказание грешников. Сорокадневное возрастание потопной воды и заключение Богом ковчега отвне. Великая вера Ноя и возвращение ему первоначальной власти над животными. Истребление всего живущего на земле кроме бывших в ковчеге. Увещание к подвигам добродетели надеждою на Бога и обетованные Им бесконечные блага.

БЕСЕДА 26. Благодеяния Божие человеческому роду и благотворность памятования об этом. Жертвоприношение Ноя и причина допущения Богом жертвоприношений и установления обрезания. Высокая цена доброго расположения. Божественное обетование Ною, наго, родоначальнику человечества, и заповедь о невкушении крови. Увещание к исправлению, покаянию и прощению обид.

БЕСЕДА 27. Благодеяния Божие человеческому роду и благотворность памятования об этом. Жертвоприношение Ноя и причина допущения Богом жертвоприношений и установления обрезания. Высокая цена доброго расположения. Божественное обетование Ною, наго, родоначальнику человечества, и заповедь о невкушении крови. Увещание к исправлению, покаянию и прощению обид.

БЕСЕДА 28. Цель бесед Златоуста. Завет Бога с Ноем и его знамение. Снисхождение Божие к грешникам и благоволение к добродетельным. Хам же был отец Ханаана. Происхождение послепотопнаго человечества от трех сынов Ноя есть дело особенного божественного промышления, как и распространение христианства. Увещание любить Бога и к Нему устремлять очи веры.

БЕСЕДА 29. В Писании изображены не только добродетели, но и согрешения праведников. Писание дает врачевство всем страждущим. Чем объясняется опьянение Ноя? Сострадание праведников к ближним. Виновно не вино, а злоупотребление им. Бесстыдство Хама и почтительность других сыновей, достойная подражания. Почему за грех отца подвергается проклятию сын? Начало рабства. Пророческое благословение Симу и Иафету.

БЕСЕДА 30. Продолжение увещания к ходившим на зрелище; тяжкая ответственность тех христиан, которые своим поведением дают повод к соблазну неверующим. Объяснение дела творения в пятый день и обличение неправомыслящих о происхождении вселенной и цели создания некоторых тварей. Бессловесные твари, созданные в шестой день, и божественное одобрение их. Увещание возбуждать себя к славословию Господа и приводить к истине других, коснеющих в заблуждении.

БЕСЕДА 31. Особенно нужно остерегаться беспечности при конце св. Четыредесятницы. Почему конец ея называется великою седмицею? Построение города и столпа и нравственный урок отсюда. Божественный суд над строителями и увековечение памяти об этом. Увещание к посту и усерднейшей молитве.

БЕСЕДА 32. Христианин должен быть бдителен и осторожен, избегая славы человеческой и самомнения. Соглашение слов кн. Бытия с словами первомученика Стефана о переселении Аврама из Месопотамии. Подвиг Аврама при оставлении дома отца его. Почему он взял с собою Лота? Прибытие в Ханаан и безропотность патриарха. Предостережение от привязанности к земному богатству.

БЕСЕДА 33. Возвращение к предмету прерванного наступлением Святого Праздника бесед. Прибытие Аврама к месту прежнего жертвенника между Вефилем и Агге. Смирение, миролюбие и бескорыстие Аврама. Побуждение слушателей к смирению пред другими.

БЕСЕДА 34. Высокое достоинство и богоугодность смирения и кротости; божественная награда Авраму за эти добродетели и побуждение христианина к милостыни. Упражнения Патриарха в твердом уповании на Бога. Подражание Патриарху в уповании и побуждение к жизни не для себя, а для Умершаго и Воскресшаго за нас.

БЕСЕДА 35. Внушается читать божественное Писание, хотя бы и без достаточного понимания вначале; поучительный пример евнуха царицы Кандакии. Любовь Аврама к Лоту, плененному восточными царями, и необычайная его победа над последними. Слава Патриарха и благословение его от Мелхиседека. Поучительное бескорыстие победителя восточных царей. В основу всех наших дел нужно полагать смирение, любовь к вечным благам вместо преходящих, которые, как милостыня бедным, служат к приобретению первых.

БЕСЕДА 36. Богатство добродетелей Патриарха и краткий обзор его дел и божественных ему милостей. Воздаяние Авраму за непринятие даров Содомского царя; великая вера Аврама в божественное обетование и вменение ее в праведность. Внушение веровать словам Божиим и уповать на Его обетования.

БЕСЕДА 37. Велика сила Божественного Писания и богатство его мыслей. Приготовление Аврама к вступлению в Завет с Богом и объяснение необычайных явлений, при которых совершилось самое заключение Завета, и божественного предвозвещения о порабощении потомков Патриарха в земле не своей. Побуждение слушателей подражать твердой вере Патриарха и избегать всего несогласного с нею, какова неумеренность в пище и одежде.

БЕСЕДА 38. Твердость веры Аврама при продолжающемся неплодстве Сары. Разумная и благородная забота последней о том, чтобы не умереть бездетными. Для чего указано число лет сожития Сары с Аврамом в то время, когда она дала ему в жену Агарь? Почему Господь медлит иногда исполнением наших прошений? Пример истинного супружеского союза. Явление Ангела Агари в пустыне. Увещание слушателей к терпеливому и кроткому перенесению скорбей и единодушию в семейной жизни.

БЕСЕДА 39. Почему медлит Господь исполнением своих обетований Авраму? Новое откровение Бога Авраму и изъяснение его имени вместе с объяснением смысла и происхождения первоначального имени. Для чего установил Бог обрезание для евреев? Обрезание не приносит пользы для души. Обрезание не рукотворенное.

БЕСЕДА 40. Раскрытие божественного обетования о рождения от Сарры Исаака и увещание слушателей к терпению в скорбях. Послушание Авраама. Превосходство крещения пред обрезанием и налагаемые первым на христианина обязанности.

БЕСЕДА 41. Обличение бывших на конских ристалищах и объяснение притчи о талантах; обязанность, возлагаемая ею не только на учителей, но и на слушателей Слова Божия. Страннолюбие Авраама и Богоявление у дуба Мамврийскаго: усердие Авраама и Сарры пример для христианских мужей и жен.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Содержащиеся в четвертом томе «Полного собрания творений св. Иоанна Златоуста» беседы на книгу Бытия произнесены были, как нужно думать, в Антиохии. Всех этих бесед 67; из них 32 произнесены в продолжение св. четыредесятницы, начиная с сыропустной недели, когда говорена была первая, вступительная беседа, озаглавленная как λογοι παρανετικος или «увещательное слово»; с наступлением страстной недели или с половины ее, объяснение кн. Бытия на время было прервано, как видно из 33–й беседы, в которой святитель говорит, что сообразно с великими событиями, воспоминаемыми на страстной неделе св. Церковью, он избирал последние предметом своих поучений и говорил о предательстве Иуды (см. т. II–й этого издания, стр. 419, где помещена эта беседа, начинающаяся словами: «Хотел я, возлюбленные, продолжить беседу о патриархе (Аврааме), но неблагодарность предателя увлекает ваш язык к беседе о последнем»), о Кресте (какую из 3–х бесед Злат. о св. Кресте, напечатанных во II т., стр. 431–458, нужно разуметь здесь — неизвестно), о воскресении (разумеется, с вероятностью, беседа против «упивающихся и о воскресении», напечатанная во II–м т., стр. 474; см. Migne, Patrol. graeсае t. LIII, Ргаеfаtiо, р. 7) и, наконец, беседы на начальные главы кн. Деяний Апост. с наставлениями к новопросвещенным (см. т. III). Из этих бесед на книгу Деяний, произнесенных от Пасхи до Вознесения и затем сопровождавшихся в том же году беседами на кн. Бытия, начиная с 33–й бес., видно, что местом произнесения тех и других служила Антиохия; это видно именно из того, что 2–ая из бесед на кн. Деяний произнесена была в церкви «Палэа» – «древней», «основанной руками апостолов» (т. III–й, стр. 62), как назывался знаменитый храм в Антиохии. К тому же представлению о месте произнесения бесед на кн. Бытия приводит и начало 12–й из них, где святитель говорит, что он перед этим обращал свое пастырское слово к тем из христиан, которые, «водясь обычаем», «следовали иудеям», посещая их синагоги или участвуя в их праздниках и постах (см. Бес. против иудеев, т. I, стр. 635 и дал.). Такое увлечение иудейскими обрядами существовало, как известно, между некоторыми из жителей Антиохии, но не Константинополя, почему только к первым и могли быть обращены эти беседы на кн. Бытия. — Год произнесения их остается неустановленным, несмотря на сделанные в этом отношении усилия: мнение Тиллемона, относившего их к 395 или 396 гг., не признается другими по недостаточной его обоснованности (Мignе, Раtгоl. graec. t. LIII, р. 9–10). Архиеп. Филарет. в «Историч. учении об Отцах Церкви» (изд. 2–ое, т. II, 204) относит их к 388 г., но в качестве оснований для этого приводит довольно общие соображения, не указывающие именно на этот год. Составитель предисловия к изданию этих бесед в Патрологии Миня не пошел далее того отрицательного вывода, что они не были произнесены ни в 386, ни в 387 годах.

В беседах Златоуст приводит библейский текст по греч. переводу LXX 70–ти толковников, по местам с небольшими особенностями, которые заслуживают внимания со стороны православного читателя. Греческий текст Библии, которым пользовался Златоуст, важен потому, что может служить пособием к определению того вида перевода LXX 70–ти, какой употреблялся в IV в. в константинопольской и антиохийской церквях. Современник Златоуста блаж. Иероним оставил свидетельство о том, что в этих церквах употреблялся в его время греч. текст Библии в рецензии или издании мученика Лукиана, списков которого с ясными указаниями на то, что находящийся в них текст, есть именно Лукиановский, не сохранилось до настоящего времени, вследствие чего этот вид греч. перевода нужно теперь отыскивать между многочисленными списками греч. Библии. По месту своего служения в Антиохии и Константинополе, св. И. Златоуст должен был, согласно с свидетельством Иеронима, пользоваться Лукиановским текстом, почему приводимые им в беседах места Библии имеют важное значение при отыскании Лукиановскаго текста в существующих греч. списках Библии. Определение же особенностей этого текста для нас важно потому именно, что с этого текста, как употреблявшегося в константинопольской церкви, должен быть сделан славянскими первоучителями первоначальный славянский перевод. В виду этого при издании рус. перевода бесед на кн. Бытия, а также и на др. кн. Св. Писания, вместе с славянским переводом, согласованным с греческим библейским текстом у Златоуста (по изданию в патрологии Миня), будут по местам указываемы те греч. списки или издания, с которыми согласуются или расходятся чтения у Златоуста; при этом будут отчасти отмечаемы и чтения еврейско–масоретского текста в рус. переводе. Такими списками греч. перевода, с которыми преимущественно согласны чтения у Златоуста, служат списки, признаваемые Лукиановскими, как увидит читатель из подстрочных замечаний. Лукиановский текст Пятикнижия и исторических книг В. Завета издан немецким библеистом П. Делагардом (Librorum V. Testamenti canonicorum pars prior), каковым изданием мы и будем пользоваться. Вместе с чтениями, сходными в указанном отношении, встречаются в беседах Златоуста на кн. Бытия и некоторые несходные, объяснение которых требует дальнейших разысканий в греч. списках Библии, равно как и — творений Златоуста. Нужно однако заметить, что не все особенности библ. чтений у Злат. происходят от свойств библ. текста, которым пользовался Златоуст; некоторые из них произошли также и вследствие свободного воспроизведения библ. текста, направленного не столько к буквальной его точности, сколько к выражению его сущности и смысла, что совершенно естественно в одушевленной ораторской речи святителя. Приводил ли Златоуст библ. тексты на память, или читал их по записи, приспособляя их содержание к ходу и целям своих бесед (Migne, Patrol. gr. t. LIII, praef. p. 14), во всяком случае из рассмотрения библ. мест в беседах святителя видно, что по местам он изменял некоторые несущественные речения, наприм., в 1–й бес. слова Втор. 32:15 и др., или отступал от порядка библ. речи, наприм., в той же бес. слова Ам. 6:3–6, или сокращал библ. текст, опуская некоторые подробности, наприм., в 39 бес. слова в Быт. 17:12. Желая дать православным русским читателям возможно близкий и точный перевод творений Златоуста, редакция считает своим долгом сохранить при этом все важнейшие особенности не только собственной речи святителя, но и приводимых им библейских мест, отмечая в подстрочных примечаниях отношение этих особенностей к чтениям различных списков греч. перевода.

Пособиями при сравнении библ. чтений Златоуста с другими греч. списками, кроме названного издания Делагарда, служили еще: The Old Testament in greek, by Swete, и Vetus Testamentum graece cum variis lectionibus, ed. Holmes et Parsons.

В отечественной литературе о Лукиановском тексте писали: свящ. П. Поташев в «Христ. Чтении.» 1892 г., ч. I, 24–41; И. Евсеев в «Христ. Чт.» 1894 г., ч. I, 471 и дал., а также в соч. «Книга прор. Исаии в древне–славянском переводе». В этих статьях и сочинении читатель найдет некоторые сведения и об отношении древнейшего славянского перевода ветхоз. книг, предшествовавшего современному славянскому тексту (Елизаветинская Библия, 1751 г.), к древним спискам греческого перевода и в частности — к спискам Лукиановской рецензии перевода LXX 70–ти. Надлежащее, однако, выяснение этого предмета сделается возможным тогда только, когда извлечен будет из рукописных списков древнейший славянский перевод ветхоз. книг, что составляет весьма важную потребность и даже нравственный долг великого русского народа в виду надлежащего отношения его к прошедшему и задач в настоящем. Мы не можем, конечно, оставлять в небрежении труд славянских первоучителей, которым обязан своим происхождением славянский перевод Библии, наиболее сохранившийся в древних списках, особенно в Паримийниках. Издание этого древнего текста весьма важно и потому, что изучение его послужит лучшим пособием к усовершению современного славянского текста Библии, о чем не может, не заботиться великий православный народ.

Ф. Е.

БЕСЕДА 1

Радость Златоуста при виде многочисленности собравшихся в храм Божий пред наступлением св. Четыредесятницы. — Цель церковных собраний и необходимость приготовления к посту. — Великий вред невоздержания от дней первого человека и благотворные действия поста, испытанные ветхозаветными праведниками, и пример Спасителя. — Действие поста на душу человека и обличение роскоши у прор. Амоса. — Мимолетность мирских удовольствий и неизменность духовных.

РАДУЮСЬ и веселюсь, видя ныне, что Церковь Божия красуется множеством своих чад, и все вы стеклись с великою радостью. Когда смотрю на светлые лица ваши, то нахожу в них яснейшее доказательство вашего душевного веселья, как и премудрый сказал: «Веселое сердце делает лице веселым» (Притч. 15:13). Поэтому — и я встал сегодня с большим рвением, имея в виду и участвовать с вами в этой духовной радости, и вместе с тем желая быть для вас провозвестником наступления святой четыредесятницы, как врачевства душ наших. А общий всех нас Господь, как чадолюбивый отец, желая очистить нас от грехов, сделанных нами в какое бы то ни было время, и даровал нам врачевство в святом посте. Итак, никто не скорби, никто не яв

Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия

Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия — читать книгу онлайн

<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>


Святитель Иоанн Златоуст*


Том 4. Книга 1

Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ. Место и время их произнесения; библейский греческий текст в этих беседах и его важность; потребность в сопоставлении его с текстом других греческих списков Библии и некоторые пособия к этому.

БЕСЕДА 1. Радость Златоуста при виде многочисленности собравшихся в храм Божий пред наступлением св. Четыредесятницы. Цель церковных собраний и необходимость приготовления к посту. Великий вред невоздержания от дней первого человека и благотворные действия поста, испытанные ветхозаветными праведниками, и пример Спасителя. Действие поста на душу человека и обличение роскоши у прор. Амоса. Мимолетность мирских удовольствий и неизменность духовных.

БЕСЕДА 2. Радость Златоуста при наступлении поста, представляющего самое лучшее время для церковных поучений из божественного Писания. Начальные слова первой книги Моисея нужно принимать, как слова самого Господа, не испытуя того, что выше нас, а смиренно веруя. Моисей не говорит о создании сил невидимых и причина этого. Великая сила слов: В начале сотвори Бог небо и землю против лжеучителей и решение недоумения о сотворении вселенной из несуществующего. Почему первозданная земля названа невидимой и неустроенною? Христианин должен не только знать и сохранять истинное учение веры, но и устроять согласно с ними свою жизнь.

БЕСЕДА 3. Велико богатство и глубина божественного Писания. Объяснение слов: и тма верху бездны, и Дух Божий ношашеся верху воды. Создание света и безумие тех, которые говорят, что прежде неба и земли существовала материя. Почему не создал Бог все в один день? Против тех, которые говорят, что все произошло само собою. Христианин должен заботиться о опасении не только своем, но и ближних и непрерывно бороться во всеоружии веры с кознями диавола и своими страстями, сохраняя постоянную бдительность и подавая милостыню.

БЕСЕДА 4. Радость св. проповедника при виде усердия его слушателей и возбуждение ига, к постоянному духовному бодрствованию. Объяснение слов: Да будет твердь посреде… и нарече Бог твердь небо. Небо одно, а не много небес. Слова Свящ. Писания нужно понимать Богоприлично и, восходя от рассмотрения творений к Создателю, не забывать человеческой ограниченности. Нравственные наставления об ежедневном испытании себя, о любви к любящим и ненавидящим и об обуздании страстей.

БЕСЕДА 5. Христиане должны, подобно золотоискателям, ежедневно исследовать Свящ. Писание и тщательно сохранять добытое сокровище добродетели, за которое предстоит награда в будущей жизни. Объяснение дел творения в третий день. Обличение Иудеев, считавших вечер началом дня. Великий вред пристрастия к человеческой славе.

БЕСЕДА 6. Сильное обвинение присутствовавших в конном ристалище; греховность этого и угроза непоправимым. — Создание небесных светил и величие Творца их. Безумие обоготворивших солнце. Что значит: положи я на тверди небесной, в знамения и во времена, и во дни и в лета? Все твари созданы для человека, который, пользуясь ими или удивляясь их красота должен воздавать поклонение Творцу своим славословием и доброю жизнию.

БЕСЕДА 7. Продолжение увещания к ходившим на зрелище; тяжкая ответственность тех христиан, которые своим поведением дают повод к соблазну неверующим. Объяснение дела творения в пятый день и обличение неправомыслящих о происхождении вселенной и цели создания некоторых тварей. Бессловесные твари, созданные в шестой день, и божественное одобрение их. Увещание возбуждать себя к славословию Господа и приводить к истине других, коснеющих в заблуждении.

БЕСЕДА 8. Возбуждение внимания слушателей и объяснение библейского повествования о творении человека: божественный совет пред его творением и происхождение человека после всех других тварей. Кому сказано: сотворим человека? Что разумеется под образом Божиим? Увещание слушателей поучать других преподаваемым истинам не только словом, но еще более добродетельною жизнию. В чем состоит богоугодный пост?

БЕСЕДА 9. Пост — наиболее удобное время для того, чтобы углубляться в истины божественного Писания. Краткое повторение предшествующих бесед и решение недоумения относительно власти человека над животными. Подобие Божие и возможность для человека достигнуть этого. Вследствие чего человек лишен потом некоторой части своей власти над животными и с какою целью? Открывающиеся в судьбах первозданного, как и каждого из людей, премудрость и благость Божия и благотворное влияние размышления об этом на нравственную жизнь человека.

БЕСЕДА 10. Увещание к тем, которые после обеда стыдятся приходить к вечернему богослужению и духовному поучению и продолжение объяснения слов Писания о сотворении человека, о данной ему власти над земными тварями, о божественном благословении первозданным — мужу и жене, о назначении им и всем живым тварям соответствующей пищи и божественном одобрении всего сотворенного. Что значат слова: и почи в день седмый от всех дел Своих и благослови… и освяти его? Наставление слушателям передать отсутствовавшим в храме содержание беседы и самим постоянно памятовать о Боге.

БЕСЕДА 11. Разумный порядок и цель в явлениях природы, делах человеческих и установлениях церковных: целесообразность установления св. Четыредесятницы и задача христианской жизни — преспеяние в добродетели, искоренение страстей и исправление недостатков, по примеру святых мужей, бывших одного с нами естества. Пример ап. Павла, его смирение и величайшие подвиги по его собственному, вынужденному обстоятельствами, изображению.

БЕСЕДА 12. Возвращение Златоуста к прерванному на время объяснению слов кн. Бытия о последовавшем за шестидневным творением. Что значит книга бытия небесе и земли? Божественное всемогущество в производительности первобытной земли и ее основании на водах. Покорность земных стихий Господу и необходимость для человека повиноваться воле Божией, если он не хочет уподобиться скотам бессмысленным. Создание тела человека из персти земной и вдуновение в лице его дыхания жизни. Превосходство души над телом и вытекающий отсюда урок.

БЕСЕДА 13. Похвала усердию слушателей, возбуждающему ревность Златоустаго проповедника. Несказанная любовь Божия к человеку, выразившаяся в образе создания его. Против тех, которые говорили, что человеческая душа из существа Божия, или не отличали ее от жизненной силы животных. Почему тело человека создано прежде души? Эдемский рай был на Земле, а не на небе, и повествование о насаждении его нужно понимать богоприлично, не вдаваясь в иносказания. С чистыми догматами христианин должен соединить добродетельную жизнь.

БЕСЕДА 14. Побуждение слушателей к самому внимательному рассмотрению слов божественного Писания. Объяснение слов: и взя Господь Бог человека и постави его в раи сладости делати его и хранити. Честь и цель дарования заповеди о невкушении от древа познания добра и зла. Не добро быти человеку единому; сотворим ему помощника по нему. Наречение имен животным, как проявление мудрости первозданного и господства его над животными.

БЕСЕДА 15. Благодарность Златоуста слушателям за любовь к слову Божию и объяснение слов: Адаму же не обретеся помощник, подобный ему. Создание жены из ребра Адама во время исступления и необыкновенного сна его и употребленные при этом в Писании божественныя имена. Пророческий дар Адама и величие божественных благодеяний ему; отсюда нравственный урок слушателям о благодарности Богу чрез дела добродетели и искоренение страстей и слабостей.

БЕСЕДА 16. Неисчерпаемое богатство Писания и блаженство первозданных. Злоба и хитрость диавола, избравшего для искушения жены змия, как орудие. Обольщение жены чрез змия и нарушение первозданными божественной заповеди. Знание добра и зла у первозданных было и до вкушения от древа познания добра и зла и причина такого наименования дерева. Влага от древа крестного.

БЕСЕДА 17. Человеколюбие Божие к павшим прародителям и пробуждение в них сознания совершенного греха. Действие совести в душе прародителей и внутренние следствия греха; непосредственный божественный суд над павшими: мужем и женой и осуждение змия с возвещением совершеннаго его поражения от семени жены; наказание жене и мужу, исполненное справедливости и попечения о человеке.

БЕСЕДА 18. В виду падения первозданных побуждение слушателей к бдительности над собою; действия божественного попечения об осужденных. Урок, даваемый нам кожаными ризами первозданных. Божественная правда и милость в изгнании первозданных из рая и поселение их прямо рая. Начало супружества и изначальность девства. Благомыслие Евы при рождении Каина и жертвоприношение первых сыновей Адама. Благость Божия к Каину после отвержения его жертвы и вытекающий отсюда нравственный урок.

БЕСЕДА 19. Тяжкое рабство греху и свободная вопя человека. Неисправимость Каина и ужасное его преступление. Безмерная благость Божия к братоубийце, и его нераскаянность. Божественное наказание Каина и позднее его раскаяние. Угроза седмеричного наказания убийцы Каина и отсюда нравственный урок.

БЕСЕДА 20. Повторение главных мыслей предшествующей беседы. Место поселения Каина и родословие его потомков. Слова Каинита Ламеха его женам и выраженное в них раскаяние в грехе по внушению совести; нравственный урок из этого. История рождения Сифа и Еноса. Призыв к преспеянию в добродетели и особенно к подаянию милостыни.

БЕСЕДА 21. В Божественное Писание необходимо со всем усердием углубляться, призывая благодать Св. Духа. Новое родословие Адама чрез Сифа, о опущением другого поколения, и смысл этого. Добрые свойства Сифа и мысли Евы при его рождении. Значение имен, даваемых детям. Благочестие Еноха и урок, даваемый им мужам и женам. Дальнейшее родословие Сифитов и пророчество Ламеха при рождении Ноя. Увещание к попечению о душе и ее украшении.

БЕСЕДА 22. Праведный Ной и величие его добродетелей среди всеобщего нечестия. Свобода воли человека в выборе добра и зла. Сыны Божии, появшие дочерей человеческих, суть не Ангелы, а потомки Сифа и Еноса; Следствие этого смешения Сифитов с Каинитами и божественная угроза. Умножению нечестия, божественный приговор об истреблении людей вместе с животными и спасение Ноя. Увещание к добродетели, как драгоценнейшей всего и необходимой для будущей жизни. Гибельность тщеславия.

БЕСЕДА 23. Твердость праведного Ноя, великие блага, заключающиеся в добродетели. Ной обрете благодать пред Господом Богом; похвала от всех людей не есть доказательство добродетели. Нечестивых Писание лишает имени-«человека». Праведность и богоугодность Ноя. Лучший способ родословия. В деле добродетели, после вышней благодати, все зависит от свободной вопи человека.

БЕСЕДА 24. В Божественном Писании нужно все тщательно исследовать. Долговременное целомудрие Ноя и растление всей земли. Объявление Ною божественного приговора и повеление построить ковчега для спасения праведника и всего его семейства выесть с парами различных животных. Основание для различения чистых и нечистых животных и цель этого повеления. Цель божественного возвещения о дне наступления потопа. Побуждение слушателей к исполнению божественных заповедей.

БЕСЕДА 25. Человеколюбие Божие во времени наступления потопа; сокращение данного для покаяния времени облегчало наказание грешников. Сорокадневное возрастание потопной воды и заключение Богом ковчега отвне. Великая вера Ноя и возвращение ему первоначальной власти над животными. Истребление всего живущего на земле кроме бывших в ковчеге. Увещание к подвигам добродетели надеждою на Бога и обетованные Им бесконечные блага.

БЕСЕДА 26. Благодеяния Божие человеческому роду и благотворность памятования об этом. Жертвоприношение Ноя и причина допущения Богом жертвоприношений и установления обрезания. Высокая цена доброго расположения. Божественное обетование Ною, наго, родоначальнику человечества, и заповедь о невкушении крови. Увещание к исправлению, покаянию и прощению обид.

БЕСЕДА 27. Благодеяния Божие человеческому роду и благотворность памятования об этом. Жертвоприношение Ноя и причина допущения Богом жертвоприношений и установления обрезания. Высокая цена доброго расположения. Божественное обетование Ною, наго, родоначальнику человечества, и заповедь о невкушении крови. Увещание к исправлению, покаянию и прощению обид.

БЕСЕДА 28. Цель бесед Златоуста. Завет Бога с Ноем и его знамение. Снисхождение Божие к грешникам и благоволение к добродетельным. Хам же был отец Ханаана. Происхождение послепотопнаго человечества от трех сынов Ноя есть дело особенного божественного промышления, как и распространение христианства. Увещание любить Бога и к Нему устремлять очи веры.

БЕСЕДА 29. В Писании изображены не только добродетели, но и согрешения праведников. Писание дает врачество всем страждущим. Чем объясняется опьянение Ноя? Сострадание праведников к ближним. Виновно не вино, а злоупотребление им. Бесстыдство Хама и почтительность других сыновей, достойная подражания. Почему за грех отца подвергается проклятию сын? Начало рабства. Пророческое благословение Симу и Иафету.

БЕСЕДА 30. Продолжение увещания к ходившим на зрелище; тяжкая ответственность тех христиан, которые своим поведением дают повод к соблазну неверующим. Объяснение дела творения в пятый день и обличение неправомыслящих о происхождении вселенной и цели создания некоторых тварей. Бессловесные твари, созданные в шестой день, и божественное одобрение их. Увещание возбуждать себя к славословию Господа и приводить к истине других, коснеющих в заблуждении.

БЕСЕДА 31. Особенно нужно остерегаться беспечности при конце св. Четыредесятницы. Почему конец ея называется великою седмицею? Построение города и столпа и нравственный урок отсюда. Божественный суд над строителями и увековечение памяти об этом. Увещание к посту и усерднейшей молитве.

БЕСЕДА 32. Христианин должен быть бдителен и осторожен, избегая славы человеческой и самомнения. Соглашение слов кн. Бытия с словами первомученика Стефана о переселении Аврама из Месопотамии. Подвиг Аврама при оставлении дома отца его. Почему он взял с собою Лота? Прибытие в Ханаан и безропотность патриарха. Предостережение от привязанности к земному богатству.

БЕСЕДА 33. Возвращение к предмету прерванного наступлением Святого Праздника бесед. Прибытие Аврама к месту прежнего жертвенника между Вефилем и Агге. Смирение, миролюбие и бескорыстие Аврама. Побуждение слушателей к смирению пред другими.

БЕСЕДА 34. Высокое достоинство и богоугодность смирения и кротости; божественная награда Авраму за эти добродетели и побуждение христианина к милостыни. Упражнения Патриарха в твердом уповании на Бога. Подражание Патриарху в уповании и побуждение к жизни не для себя, а для Умершаго и Воскресшаго за нас.

БЕСЕДА 35. Внушается читать божественное Писание, хотя бы и без достаточного понимания вначале; поучительный пример евнуха царицы Кандакии. Любовь Аврама к Лоту, плененному восточными царями, и необычайная его победа над последними. Слава Патриарха и благословение его от Мелхиседека. Поучительное бескорыстие победителя восточных царей. В основу всех наших дел нужно полагать смирение, любовь к вечным благам вместо преходящих, которые, как милостыня бедным, служат к приобретению первых.

БЕСЕДА 36. Богатство добродетелей Патриарха и краткий обзор его дел и божественных ему милостей. Воздаяние Авраму за непринятие даров Содомского царя; великая вера Аврама в божественное обетование и вменение ее в праведность. Внушение веровать словам Божиим и уповать на Его обетования.

БЕСЕДА 37. Велика сила Божественного Писания и богатство его мыслей. Приготовление Аврама к вступлению в Завет с Богом и объяснение необычайных явлений, при которых совершилось самое заключение Завета, и божественного предвозвещения о порабощении потомков Патриарха в земле не своей. Побуждение слушателей подражать твердой вере Патриарха и избегать всего несогласного с нею, какова неумеренность в пище и одежде.

БЕСЕДА 38. Твердость веры Аврама при продолжающемся неплодстве Сары. Разумная и благородная забота последней о том, чтобы не умереть бездетными. Для чего указано число лет сожития Сары с Аврамом в то время, когда она дала ему в жену Агарь? Почему Господь медлит иногда исполнением наших прошений? Пример истинного супружеского союза. Явление Ангела Агари в пустыне. Увещание слушателей к терпеливому и кроткому перенесению скорбей и единодушию в семейной жизни.

БЕСЕДА 39. Почему медлит Господь исполнением своих обетований Авраму? Новое откровение Бога Авраму и изъяснение его имени вместе с объяснением смысла и происхождения первоначального имени. Для чего установил Бог обрезание для евреев? Обрезание не приносит пользы для души. Обрезание не рукотворенное.

БЕСЕДА 40. Раскрытие божественного обетования о рождения от Сарры Исаака и увещание слушателей к терпению в скорбях. Послушание Авраама. Превосходство крещения пред обрезанием и налагаемые первым на христианина обязанности.

БЕСЕДА 41. Обличение бывших на конских ристалищах и объяснение притчи о талантах; обязанность, возлагаемая ею не только на учителей, но и на слушателей Слова Божия. Страннолюбие Авраама и Богоявление у дуба Мамврийскаго: усердие Авраама и Сарры пример для христианских мужей и жен.



Купить творения свт. Иоанна Златоуста можно в интернет-магазинах Лабиринт и Ozon.ru.




Интернет-магазины православной книги.

О неработающей ссылке сообщите нам на контактный e-mail

Оставить свой отзыв о книге, вы можете на нашем форуме «Душеполезное чтение»

 Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter**


<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>







Беседа 2. (Быт.1:1) На начало творения: «В начале сотвори Бог небо и землю», Беседы на книгу Бытия

На начало творения: «В начале сотвори Бог небо и землю» (Быт.1:1).

1. Великой радости исполняюсь сегодня, видя ваши любезные лица. И подлинно, не столько радуются и веселятся чадолюбивые родители, когда окружают их дети со всех сторон и доставляют им великое удовольствие своим благообразием и своею услужливостию, сколько я ныне веселюсь и радуюсь, когда вижу, как ваш этот духовный собор стекся сюда с таким благочинием и с живым желанием слушать слово Божие, и как вы, презрев плотскую пищу, спешите к духовному пиршеству и самым делом оправдываете слова Господни: «не о хлебе едином жив будет человек, но и о всяком глаголе, исходящем изо уст Божиих» (Мф.4:4). Поступим же и мы подобно земледельцам: как они, когда видят, что земля уже очищена и освобождена от вредных растений, бросают семена в великом изобилии, так и мы, когда у нас, до благодати Божией, эта духовная нива очистилась от тягостных страстей, когда прекратились увеселения и ни у кого нет смятения и бури в помыслах, но настала великая тишина и спокойствие в умах, возлетающих и воспаряющих к самому, так сказать, небу, и созерцающих предметы духовные вместо плотских, побеседуем несколько с вашею любовию и отважимся сегодня на более тонкие размышления, предложив вам учение из божественного Писания. Если мы не сделаем этого теперь, когда пост, презрение (удовольствий) чрева и такое надлежащее настроение помыслов, то когда будем в состоянии предложить это любви вашей? Тогда ли, когда бывают увеселения, неумеренность в пище и великая беспечность? Но тогда и мы не можем сделать это надлежащим образом, и вы, затопляемые волнами помыслов, как бы какою тучею, не будете в состоянии принять что-либо из предлагаемого поучения.

Но если когда время для таких поучений, так это теперь, когда раба уже не восстает против госпожи, но, сделавшись тихою, оказывает великое повиновение и послушание, укрощая порывы плоти и оставаясь в своих пределах. А пост есть успокоение наших душ, украшение старцев, наставник юношей, учитель целомудренных; он всякий возраст и пол украшает как бы какою диадемою. Нигде нет сегодня ни шума, ни крика, ни разрезыванья мяс, ни беганья поваров; все это прекратилось, и наш город походит теперь на честную, скромную и целомудренную жену. Когда подумаю о внезапной перемене, происшедшей сегодня, и вспомню о беспорядках вчерашнего дня, то изумляюсь и удивляюсь силе поста, как он, вошедши в совесть каждого, изменил мысли, очистил ум не только у начальствующих, но и у простых людей, не только у свободных, но и у рабов, не только у мужчин, но и у женщин, не только у богатых, но и у бедных, не только у знающих греческий язык, но и у варваров. Да что говорить о начальствующих и простых людях? Пост склонил даже совесть того, кто облечен диадемою, к одинаковому с прочими послушанию. Сегодня не увидишь различия между трапезою богатого и бедного, но везде пища простая, чуждая изысканности и причуд; и к простой трапезе приступают с большим удовольствием, нежели как когда предлагалось множество изысканных яств и вина.

2. Видите ли, возлюбленные, из сказанного силу поста? Поэтому и я сегодня с большим усердием, чем прежде, решаюсь говорить с вами, зная, что бросаю семена в тучную и глубокую почву, которая может скоро принести нам обильные плоды от посева. Рассмотрим же, если угодно, смысл слов, прочитанных нам сегодня из блаженного Моисея. Но слушайте, прошу вас, со вниманием слова наши, потому что мы будем говорить не от себя, но что благодать Божия внушит нам к вашей пользе. Что же это? «В начале сотвори Бог небо и землю». Здесь (прежде всего) уместен вопрос о том, для чего излагает нам это блаженный пророк, живший спустя много поколений после (события)? Не без причины и не без цели. В начале Бог, создавший человека, сам беседовал с людьми, сколько люди могли слышать его. Так Он приходил к Адаму; так обличал Каина; так беседовал с Ноем; так посещал Авраама. Когда же весь род человеческий впал в великое нечестие, и тогда совершенно не отвратился Создатель от всего рода человеческого; но так как люди сделались недостойными беседы с Ним, то желая возобновить общение с ними, посылает к людям, как будто к находящимся вдали, писание, чтобы привлечь к себе весь род человеческий. Это писание послал Бог, а принес Моисей. О чем же говорит писание? «В начале сотвори Бог небо и землю». Усматривай, возлюбленный, и в этом особенное превосходство этого чудного пророка. Все другие пророки говорили или о том, что имело быть спустя долгое время, или о том, чему надлежало случиться тогда же, а он, блаженный, живший спустя уже много поколений (после сотворения мира), удостоился, водительством вышней десницы, изречь то, что сотворено Господом всего еще до его рождения. Поэтому-то он и начал говорить так: «в начале сотвори Бог небо и землю», как бы взывая ко всем нам громким голосом: не по научению людей говорю это; Кто призвал эти (небо и землю) из небытия в бытие, Тот подвиг и мой язык к повествованию об них. Итак, прошу вас, будем внимать этим словам так, как будто бы мы слушали не Моисея, но самого Господа вселенной, говорящего устами Моисея, и распростимся надолго с собственными рассуждениями: «помышления бо человеческая боязлива, и погрешительна умышления их»7 (Прем.9:14). С великою благодарностию будем принимать сказанное (Моисеем), не выступая из своих границ, и не испытуя того, что выше нас, как поступили враги истины, которые захотели все постигнуть своим умом, не подумав, что природа человеческая не может постигнуть творения8 Божия. И что говорю – творения Божия? Мы не можем даже постигнуть искусство и подобного нам человека. В самом деле, скажи мне, как плавильным9 искусством составляется естество золота10 или как из песка добывается чистота стекла? Ты не можешь этого сказать. А если невозможно постигнуть того, что лежит пред глазами и что, по человеколюбию Божию, производит мудрость человеческая, то как ты, человек, постигнешь созданное Богом?

И какое ты можешь иметь оправдание, какое извинение, когда так безумствуешь и мечтаешь о том, что выше твоей природы? Говорить, что все произошло из готового уже вещества, и не признавать, что Творец вселенной произвел все из ничего, было бы знаком крайнего безумия. Итак, заграждая уста безумных, блаженный пророк в самом начале книги сказал так: «в начале сотвори Бог небо и землю». Когда же слышишь: «сотвори», то не выдумывай ничего другого, но смиренно веруй сказанному. Это Бог – все творит и преобразует, и все устрояет по Своей воле. Заметь здесь и крайнее снисхождение: (Моисей) не говорит о силах невидимых, не говорит: в начале сотворил Бог ангелов или архангелов; не напрасно и не без цели избрал он нам такой путь учения. Так как он говорит иудеям, которые были привязаны к настоящему и не могли созерцать ничего постигаемого умом, то возводит их прежде от предметов чувственных к Создателю вселенной, дабы они, познав Художника из дел, воздали поклонение Творцу, и не остановились на тварях. Если и после этого они не переставали обоготворять твари и воздавать почтение самым низким животным, то до какого не дошли бы безумия, если бы Он не оказал такого снисхождения?

3. Не удивляйся же, возлюбленный, что Моисей идет этим путем, прежде всего обращая свою речь к грубым иудеям, когда и Павел во времена благодати, после такого уже распространения проповеди, начав беседовать с афинянами, преподает им наставление от предметов видимых, говоря так: «Бог, сотворивый мир и вся, яже в нем, Сей небесе и земли Господь сый, не в рукотворенных храмах живет, ни от рук человеческих угождения приемлет» (Деян.17:24–25). поелику он знал, что такое наставление соответствует им, то и избрал этот путь. Соображаясь с тем, кто были приемлющие от него наставление, он, руководимый Духом Святым, и преподал учение. И дабы увериться тебе, что причиною этого разность лиц и грубость слушателей, послушай, как он, в послании к Колоссянам, идет уже не этим путем, но беседует с ними иначе и говорит: «яко Тем создана́ Быша всяческая, яже на небеси́, и яже на земли́, видимая и невидимая, аще престоли, аще господствия, аще начала, аще власти: всяческая Тем и о Нем создашася» (Кол.1:16). И Иоанн, сын громов, возглашал так: «вся Тем Быша, и без Него ничтоже бысть» (Ин.1:3). Но Моисей (учил) не так, и – справедливо, потому что не благоразумно было бы давать твердую пищу тем, которых нужно еще питать молоком. Как учители, принимающие детей от родителей, преподают им первые начатки учения, а принимающие детей от этих учителей, сообщают им более уже совершенные познания, так поступили и блаженный Моисей, и учитель языков, и сын громов. Тот, приняв род человеческий в самом начале, научил слушателей первым начаткам; а эти, приняв его от Моисея, передали уже совершеннейшее учение. Теперь мы узнали причину снисхождения (Моисеева) и то, что он, по внушению Духа, излагал все, приспособляясь к слушателям. Но вместе с тем он и все ереси, появляющиеся в Церкви подобно плевелам, исторгает этими же словами: «в начале сотвори Бог небо и землю». Подойдет ли к тебе Манихей, утверждающий, что прежде существовала материя, или Маркион, или Валентин, или кто из язычников, говори им: «в начале сотвори Бог небо и землю» – Но он не верит Писанию? Так отвратись от него, как от неистового и безумного. Кто не верит Создателю вселенной и как бы обвиняет истину во лжи, тот какое может заслужить когда-либо прощение? Эти люди имеют притворный вид, и, надевая личину кротости, под овчею кожею скрывают волка. Но ты не обольщайся, а еще более возненавиди такого потому самому, что он пред тобою, таким же, как и он, рабом, притворяется кротким, а против Владыки всего – Бога воздвиг брань, и не чувствует, что идет против собственного своего спасения. Мы же будем держаться несокрушимого основания, и обратимся опять к началу: «в начале сотвори Бог небо и землю». Смотри, как и в самом образе творения открывается божественная природа: как она творит вопреки человеческому обычаю, – сперва распростирает небо, а потом уже подстилает землю, прежде (делает) кровлю, а потом основание. Кто видел, кто слышал (подобное)? В созданиях человеческих никогда не бывает этого, но когда повелевает Бог, тогда все уступает и повинуется воле Его. Не станем же своим человеческим умом испытывать дела Божия, но, смотря на сотворенное, будем удивляться Художнику. «Невидимая бо Его, – говорит Писание, – от создания мира творенми помышляема видима суть» (Рим.1:20).

4. Если же враги истины будут настаивать на том, что невозможно произвести что-нибудь из несуществующего, то мы спросим их: первый человек создан из земли, или из чего-либо другого? Без сомнения, они согласятся с нами и скажут, что из земли. Так пусть же они скажут нам как из земли образовалась плоть? Из земли может быть грязь, кирпич, глина, черепица: но как произошла плоть? Как кости, нервы, жилы, жир, кожа, ногти, волосы? Как из одного наличного вещества столько разнокачественных вещей? На это они и уст открыть не могут. Да что говорить о нашем теле? Пусть они скажут нам о хлебе, которым мы ежедневно питаемся, как он, будучи однообразен, превращается в кровь, мокроту, желчь, и в различные соки? Хлеб по большой части имеет цвета пшеницы, а кровь бывает, красная или черная. Таким образом, если не могут сказать нам о том, что у нас ежедневно пред глазами, тем менее могут сказать о прочих созданиях Божиих. Но если они, и после такого множества доказательств, станут упорно поддерживать свое совопросничество, мы, и не смотря на это, не перестанем говорить им одно и тоже: «в начале сотвори Бог небо и землю». Это одно изречение может ниспровергнуть все опоры противников, и разрушить до самых оснований все человеческие умствования, и их самих привести на путь истины, если только они захотят когда отстать от споров. Земля все, говорит, «бе невидима и неустроена». Почему, скажи мне, (Бог) небо произвел светлым и совершенным, а землю – безобразною11? И это сделал Он не напрасно, но для того, чтобы ты, познав Его творчество в лучшей части творения, оставил прочие недоумения и не думал, будто это произошло от недостатка могущества. Кроме того, Он создал землю безообразною и по другой причине. Так как она есть наша и кормилица, и мать, от нее мы и произошли, и питаемся, она для нас и отчизна, и общий гроб, в нее мы опять возвращаемся, и чрез нее получаем бесчисленные блага, – то, чтобы люди за полезное и необходимое не стали почитать ее сверх надлежащего, показывает тебе ее наперед безобразною и неустроенною12, так чтобы получаемые от земли благодеяния ты приписывал не природе земли, но Тому, Кто привел ее из небытия в бытие. Поэтому и говорит: «земля же бе невидима и неустроена». Может быть, мы слишком скоро и рано привели ваш ум в напряженное состояние отвлеченными рассуждениями; поэтому считаем нужным остановить на этом слово, прося вашу любовь запомнить сказанное, да и всегда иметь это в свежей памяти, а как выйдете отсюда, то, вместе с чувственною трапезою, предлагайте и духовную трапезу: муж пусть передает нечто из сказанного здесь, а жена пусть слушает, дети пусть поучаются, да и слуги пусть получают урок, и таким образом дом пусть будет церковию, чтобы убежал оттуда диавол и скрылся этот лукавый демон и враг нашего спасения, почивала же бы там благодать Святого Духа, совершенный мир и единодушие ограждали живущих. Помня сказанное прежде, вы с большею готовностию станете принимать и то, что будет после предлагаемо; и мы также с большим усердием и обилием будем излагать то, что подаст божественная благодать, когда увидим, что посеянное произрастает. Так и земледелец, когда увидит, что семена произрастают, тогда с великим усердием смотрит за нивами и с охотою принимается засевать и другие места.

5. Итак, чтобы возбудить в нас больше усердия, покажите точное сохранение уже сказанного, и с истинными догматами соедините великое попечение о жизни. «Да просветится, – говорит (Господь), – свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, иже на небесех» (Мф.5:16). Пусть жизнь соответствует догматам, и догматы будут глашатаями жизни. «Вера без дел мертва есть» (Иак.2:26), и дела без веры мертвы. Если мы содержим здравые догматы, но нерадим о жизни, нам не будет никакой пользы от догматов; и опять, если мы заботимся о жизни, но хромаем в догматах, и в этом случае также не будет, пользы. Поэтому необходимо, чтобы наш духовный дом был прочен с обеих сторон. «Всяк…, – говорит Господь, – иже слышит словеса Моя сия, и творит я, уподобится мужу мудру» (Мф.7:24). Видишь, как Он желает, чтобы мы не только слушали, но и исполняли и показывали делами то, что слушаем, называя мудрым того, кто поступает сообразно с словами, а глупым того, кто не за идет далее слов. И это справедливо, потому что последний, говорит Господь, «созда[m] хра́мину свою на песце́» от чего она не могла вынести напора ветров, но тотчас упала (Мф.7:26–27). Таковы души беспечные, не утвердившиеся на духовном камне. (В словах Господа) речь не о постройке и доме, но о душах, которые приходят в колебание и от малого искушения. Под именем ветра, дождя и рек Господь показал действие на нас искушений. Человек твердый, бодрый и трезвенный от этого еще более укрепляется, и, чем более умножаются скорби, тем более возрастает его мужество; а нерадивый и беспечный, лишь подует на него легкий ветерок искушения, тотчас колеблется и падает, не от свойства искушений, но от слабости своей воли. Поэтому нужно трезвиться, бодрствовать и быть готовым ко всему, чтобы и в счастии быть нам сдержанными, и в скорбях не унывать, а сохранять великое благоразумие, непрестанно воссылая благодарность человеколюбивому Богу. Если мы так будем устроять нашу жизнь, то получим великую благодать свыше, и будем в состоянии и настоящую жизнь проводить в безопасности, и в будущей жизни приготовить себе великое дерзновение, коего да достигнем все мы, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Беседа 21. (Быт.5:1-2) «Сия книга бытия человека, в оньже день сотвори Бог Адама: по об­разу Божию сотвори его, мужа и жену сотвори их; и нарече имя их Адам, в оньже день сотвори их», Беседы на книгу Бытия

«Сия книга бытия человека, в оньже день сотвори Бог Адама: по образу Божию сотвори его, мужа и жену сотвори их138; и нарече имя их Адам, в оньже день сотвори их» (Быт.5:1–2).

1. Великое и неизреченное сокровище, возлюбленные, (заключается) в нынешнем чтении. Знаю, что многие, слушая перечисление имен и поверхностно смотря на прочтенное (из Писания), думают, будто эти слова не содержат в себе ничего больше, кроме простого названия имен; но я прошу всех вас не проходить без внимания предлагаемое в божественном Писании, – потому что все, здесь написанное, заключает в себе великое богатство мыслей. Так как блаженные пророки говорили по внушению божественного Духа, то поэтому написанные Духом (священные книги) содержат в себе скрытое (в них) сокровище. И не дивись, что я в перечислении имен обещаю вам теперь показать великое сокровенное богатство мыслей: в Писании нет ни одного слога, ни одной черты, в глубине которой не заключалось бы великого сокровища. Поэтому мы должны приступать к божественным словам не иначе, как будучи руководимы благодатию свыше и получив просвещение от Святого Духа. Для уразумения содержащегося в божественном Писании нужна не человеческая мудрость, но откровение Духа, дабы мы, узнав истинный смысл написанного, могли получить оттуда великую пользу. Если и в житейских делах, писания, составленные людьми, будучи повреждены временем, получают великое значение от означения времени в начале этого письменного памятника и от одного даже его слога, – то тем более можно найти это в божественном Писании, сложенном Духом Святым, если только мы будем внимательны и не станем пробегать его поверхностно, но, напрягши ум свой, будем все рассматривать тщательно и не уступим в этом тем, которые выказывают столько усердия о предметах чувственных. Вот и копающие руду не останавливаются на поверхности, но, спустившись весьма глубоко и нашедши песчинки золота, с великим трудом и усилием отделяют их от земли, и после такого великого труда получают однако ж малое вознаграждение за свои труды. Хотя они и знают, что получают пользу, не соответствующую их трудам, а часто даже, после великих бдений и усилий, и совсем обманываются в своем ожидании, однако и этим не останавливаются, но, питаясь надеждою, не чувствуют трудов. Так если они выказывают столько усердия о предметах тленных, преходящих, и весьма ненадежных, то нам, которым (предлагается) и богатство неотъемлемое, и сокровище неистощимое, и обмануться в ожиданиях невозможно, тем более нужно иметь такую же и даже большую ревность, чтобы могли мы достигнуть желаемого и, получив отсюда пользу и познав неизреченное Божие человеколюбие, были благодарны своему Господу, а привлекши этим к себе Его благоволение, сделались неуловимыми для сетей диавола. Итак, предложив вам ныне читанные слова, тщательно исследуем каждое из них, дабы вы могли возвратиться домой, получив обычное наставление. «Сия книга, – сказано, – бытия человека, в оньже день сотвори Бог Адама: по образу Божию сотвори его, мужа и жену сотвори их; и нарече имя их Адам, в оньже день сотвори их». Обрати внимание на мудрость этого дивного пророка, или – лучше – на учение Святого Духа, потому что по Его (Св. Духа) внушению он говорит нам обо всем; он дал свой язык, а чрез него уже благодать Духа ясно научает всему род наш. Итак смотри, как (Моисей) обратил слово свое к началу, и как бы снова хочет зачинать повествование. Для чего же и почему? Он видел, что уже жившие тогда показывали великую неблагодарность (пред Богом) и, не умудрившись судьбою первосозданного, низринулись в самую бездну зла: сын (Адама) тотчас, по зависти, устремился на братоубийство, за что и подвергся тому страшному наказанию, о котором мы прежде сообщили вашей любви; а его (Каина) потомки, не вразумившись и его наказанием, впали еще в большие грехи, как вы слышали вчера о Ламехе, рассказывающем свой грех своим женам и определяющем себе наказание. Итак, как он видел, что их развращение постепенно увеличивается, подобно вредной влаге139, готовой разлиться по всему телу, то и останавливает стремление зла и не удостаивает даже упомянуть о поколениях, бывших от Каина до Ламеха, но как бы делая некоторое начало (своей книги) и желая утешить Адама и Еву в скорби, которую дерзнул причинить им братоубийца, вооружив руку свою против Авеля, так начинает повествование и говорит: «сия книга бытия человека, в оньже день сотвори Бог Адама: по образу Божию сотвори его, мужа и жену сотвори их: и нарече имя их Адам, в оньже день, сотвори их».

2. Смотри, как он употребил те же самые слова, которые (употребил) и вначале, дабы внушить нам, что о тех поколениях, как о непотребных, он не удостаивает и упомянуть, но начинает родословие с родившегося теперь, то есть, с Сифа, дабы ты и отсюда познал, сколько Бог печется о человеческой роде и как отвращается людей кровожадных. Моисей молчит об них, как будто они даже и не жили, и этим дает нам разуметь, сколь великое зло грех и как любящие его причиняют себе величайший вред. Вот эти люди исключаются и из (родословного) списка и, если упоминаются, то только для того, чтобы их нечестие выставлено было на позор и послужило вразумлением для будущих родов, а беззаконно умерщвленный и убитый братнею рукою с тех пор и доныне воспевается всеми, и время не истребило памяти об этом (Авеле), ни позора того (Каина) не прекратило, но как этот каждодневно всеми восхваляется, так и тот непрестанно осуждается.

Видите, каков вред нечестия и сколь велика сила добродетели, как первое хотя и нападает и одолевает, однако же гибнет и исчезает, и как вторая хотя подвергается нападениям и терпит бесчисленные бедствия, но от этого становится еще славнее и блистательнее? Можно бы доказать это теперь вашей любви и другими подобными событиями, но чтобы вам не отступить от надлежащего порядка, обратимся к приведенным словам. «Сия книга, – сказано, – бытия человека, в оньже день сотвори Бог Адама: по образу Божию сотвори его, мужа и жену сотвори их: и нарече имя их Адам, в оньже день сотвори их». Смотри, как божественное Писание, опять начав повествование сверху, напоминает нам, какой чести удостоился созданный (Богом) человек. «В оньже день, – сказано, – сотвори Адама, по образу Божию сотвори его», то есть, поставил его начальником всего видимого. Выражение: «по образу», указывает именно на власть и господство. Бог всяческих, как Сам имел власть над всем и видимым и невидимым, будучи Создателем всего, так и, создав это разумное существо (человека), восхотел, чтобы оно имело власть над всем видимым. Потому Он даровал ему и душу, чтобы он был и бессмертным навсегда. Когда же (человек) по беспечности пал и преступил данную ему заповедь, (Бог) по Своему человеколюбию и тогда не отвратился совершенно от него, но лишив его бессмертия и осудив на смерть, оставил его с тою же почти самою властью. Когда потом сын его впал в столь великое неистовство и первый совершил убийство, причинил [брату] насильственную смерть и обнаружил в себе великую испорченность, присоединив к убийству ложь, то (Бог) восхотел вразумить его продолжительным наказанием, дабы не только он сам получил пользу от постигшего его наказания, но и потомкам показал, как велико его преступление и чрезмерно беззаконие. Но так как и потомки его, по великой беспечности, впадали постепенно в большие беззакония, то (Бог), желая как бы утешить Адама, бывшего в столь великой печали не только из-за собственного своего преступления, но и по причине беззакония Каинова и того невыносимого несчастия140, которое он видел собственными своими глазами [ведь они (первые люди) еще не знали, как умирают, хотя и подверглись уже приговору смерти, и скорбь Адамова была двойная и тройная от того, что они увидели смерть, в первый раз явившуюся в мире, смерть насильственную и совершенную их сыном, притом нанесенную брату, рожденному от одной матери и одного отца, и не сделавшему никакого зла], так желая подать ему соразмерное скорби его утешение, человеколюбивый Бог дарует ему другого сына Сифа, и, этим достаточно утешив его, от этого сына уже ведет начало рода. Поэтому и блаженный пророк начал так: «сия книга бытия человека». Потом, так как он обещал повествовать о потомстве людей, смотри, какой соблюдает порядок. «Поживе, – говорит, – Адам лет двести тридесять, и роди… по виду своему, и, по образу своему и нарече имя ему Сиф. Быша же дни его141 лет седмьсот, и роди сыны и дщери. И Быша вси дние Адамовы142 девять сот и тридесять, и умре» (Быт.5:3–5).

3. Не правду ли я говорил вначале, что в божественном Писании нельзя найти ничего, написанного просто и напрасно? Вот и теперь с какою точностию выразился этот блаженный пророк. «Роди, – говорит, – Адам и роди… по виду своему, и по образу своему, и нарече имя ему Сиф». А о рожденном прежде, то есть, о Каине ничего такого не сказал, наперед уже давая знать о наклонности его к злу; и справедливо: Каин не сохранил отеческих нравов, но тотчас уклонился к злу. Здесь же Моисей говорит: «по образу своему и по подобию своему», то есть (Адам родил сына) однородного родившему, с теми же добродетельными свойствами, являющего в себе посредством дел своих образ отеческий, могущего своею добродетелию вознаградить за преступление старшего (сына). Здесь Писание, говоря: «по образу своему и по подобию своему», сообщает нам не о телесных чертах, но о состоянии душевном, дабы мы знали, что этот сын (Сиф) не будет таким же (как Каин). Потому и мать, давая имя этому сыну, дает его с благодарностию, и рождение дитяти приписывает не природе и собственной способности рождать, но силе Божией, которая и возбудила природу к рождению, и говорит: «и нарече имя ему Сиф, глаголющи: воскреси бо ми Бог семя другое вместо Авеля, егоже уби Каин» (Быт.4:25). Смотри, какая точность в словах. Не сказала: дал мне Бог, но воскреси ми. Замечай, как этим выражением уже с тех пор, хотя и не ясно, указываются начатки воскресения. Она как бы так говорила: вместо умершего воскресил мне этого. Хотя тот, говорит, от братней руки пал на землю и подвергся смерти, но сила Божия вместо падшего восставила этого. Так как не настало еще время воскресения, то Бог восставил не падшего, но другого вместо его, потому и говорит Ева: «воскреси бо ми Бог семя другое вместо Авеля, егоже уби Каин». Видел ты благодарность жены? Видел человеколюбие Господа, – как скоро Он подал им (Адаму и Еве) утешение? Будем же все мы подражать Еве и все приписывать высшей благодати, потому что хотя и природа действует, но не своею силою, а повинуясь повелению Создателя. И пусть никогда не сетуют жены, если не рождают, но с благодарным сердцем пусть прибегают к Творцу природы и от Него, Господа природы, просят (чадородия): пусть рождение детей не приписывают ни сожитию супружескому, ни чему-либо другому, но – Создателю всяческих, Который, как воззвал из небытия в бытие естество ваше, так может и исправить недостатки его. Вот и Ева то самое, что было для нее причиною скорби, обратила в побуждение к славословию, и все приписывает Господу, говоря: «воскреси ми Бог семя другое вместо Авеля, его же уби Каин». Видишь как она не только не возроптала и не сказала ни одного печального слова (божественное Писание не пропустило бы, если бы что-нибудь такое было сказано ею), напротив, перенесши великодушно несчастие, удостаивается скорого утешения и обнаруживает еще большую благодарность, возвещая благодеяние Господне? Смотри же, с какою щедростию и Господь подает свои дары. Не только даровал другого сына, но еще заранее показывает, что этот сын будет и добродетелен. «Роди бо, – говорит Писание, – по виду своему и по образу своему». И чтобы мы тотчас же убедились в добродетели этого сына, смотри, как и сам он в имени собственного своего сына высказывает боголюбивую свою душу. «И Сифу, – сказано, – бысть сын, и нарече имя ему Енос. Сей упова призывати имя Господа Бога» (Быт.4:26). Вот имя, которое светлее диадимы, блистательнее порфиры! Что может быть блаженнее человека, который украшается призыванием Бога и это самое (призывание) носит вместо имени?

Видишь, как и в самых простых названиях, как я говорил вначале, скрывается великое богатство мыслей? Здесь (в названии детей) выказывается не только благочестие родителей, но и великая заботливость их о детях, – как они с самого начала учили рождавшихся у них детей теми самыми именами, какие давали им, прилепляться к добродетели, а не так, как ныне дают имена – просто и как случится. По имени, говорят, деда или прадеда пусть называется дитя; но, древние не так: они всячески старались давать детям такие имена, которые бы не только возбуждали к добродетели самих, получающих эти имена, но и для всех других и для последующих родов служили наставлением во всяком любомудрии. Это увидим мы и далее в течении слова. Не станем же и мы назначать детям названия случайные, не станем давать им имена отцев, дедов, прадедов и людей, знаменитых родом, но – имена мужей святых, просиявших добродетелью, стяжавших великое дерзновение у Бога. Впрочем и на эти имена пусть не надеются ни родители, ни дети, получающие имена, потому что имя без добродетели не приносит никакой пользы. Надежду спасения нужно полагать в совершении добродетели, и не величаться ни именем, ни сродством со святыми мужами, ни чем-либо другим, но правотою своих дел; а лучше сказать, не величаться и этим, но тогда-то особенно и смирять и уничижать себя, когда успеем собрать великое богатство добродетели, так как при этом мы и собранное нами богатство сбережем верно, и привлечем к себе благоволение Божие. Поэтому и Христос говорил ученикам своим: «егда вся сотворите, глаголите, яко непотребни рабы есмы» (Лк.17:10). Так Он смиряет их умы и внушает им быть скромными и не превозноситься добрыми делами, но знать, что величайшая из всех добродетелей состоит в том, чтобы добродетельный человек сохранял смирение.

4. Но возвратимся опять к предмету слова, и посмотрим на родившихся в последующее время. Можно надеяться, что мы, мало-помалу поступая вперед, найдем еще большее сокровище, великое и невыразимое богатство. «И поживе, – сказано, – Енос», этот сын Сифов, «лет сто девятьдесят, и роди Каинана, и Каинан роди Малелеила, и Малелеил роди Иареда, Иаред роди Еноха. И пожив Енох лет сто шестьдесят пять, и роди Мафусала: угоди же, – говорит Писание, –

Беседа 16. (Быт.2:25) О падении первозданных. «И беста оба нага, Адам же и жена его, и не стыдястася», Беседы на книгу Бытия

О падении первозданных. «И беста оба нага, Адам же и жена его, и не стыдястася» (Быт.2:25).

1. Сегодня хочу открыть вам, возлюбленные, духовное сокровище, которое, будучи и разделяемо, никогда не истощается, всех обогащает, и нисколько не уменьшается, напротив еще и да умножается. И из чувственного сокровища если кто успеет взять хоть малую частицу, то составляет себе великое богатство; так и в божественном Писании, даже в кратком речении можно найти великую силу и несказанное богатство мыслей. Таково свойство этого сокровища: делая богатыми приемлющих его, само оно никогда не оскудевает, потому что его изливает обильно источник Духа Святого. А ваше дело тщательно блюсти предлагаемое и твердо хранить в памяти, чтобы быть вам в состоянии легко следить за тем, что говорится. Лишь бы только мы с усердием делали зависящее от нас, а благодать готова, и ищет, кто бы принял ее в изобилии. Выслушаем же и сегодняшнее чтение, чтобы познать нам неизреченное человеколюбие Божие, и то, какое снисхождение Он явил ради нашего спасения. «И беста оба нага, Адам же и жена его, и не стыдястася». Подумай о великом блаженстве (прародителей), как они были выше всего телесного, как жили на земле, будто на небе, и, будучи в теле, не терпели нужд телесных: не нуждались ни в крове, ни в доме, ни в одежде, и ни в чем другом подобном. Об этом сообщило нам божественное Писание не просто и не без намерения, но для того, чтобы мы, узнав о такой их беспечальной и безболезненной жизни, и об ангельском, так сказать, состоянии, когда увидим потом, что они всего этого лишились и из великого обилия ниспали в самую крайнюю бедность, приписывали это их беспечности. Впрочем, надобно выслушать самое чтение. Блаженный Моисей, сказав, что (прародители) «нага беста, и не стыдястася» (так как они не знали, что были наги, потому что их облекала и украшала, лучше всякой одежды, неизреченная слава), говорит: «змий же бе мудрейший всех зверей, сущих на земли, ихже сотвори Господь Бог. И рече змий жене: что яко рече Бог: да не ясте от всякого древа райского» (Быт.3:1). Смотри, какая зависть и многосплетенная хитрость лукавого демона. Видя, что созданный человек находится в высочайшей чести и почти ничем не меньше ангелов, как и блаженный Давид говорит: «умалил еси его малым чим от ангел» (Пс.8:6), да и это малое ввел грех преслушания, потому что пророк сказал это уже после преслушания, – так видя на земле земного ангела и снедаемый завистию, виновник зла демон, который сам пребывал между вышними силами, но по развращению воли и безмерности злости ниспал с той высоты, употребил великую хитрость, чтобы лишить человека благоволения Божия и, сделав его неблагодарным, лишить его всех благ, дарованных ему человеколюбием Божиим. И что же делает? Нашедши этого зверя, т. е. змия, который превосходил смыслом других зверей, что засвидетельствовал и Моисей словами: «змий же бе мудрейший всех зверей, сущих на земли, ихже сотвори Господь Бог» – им воспользовавшись, как орудием, диавол чрез него вступает в беседу с женою, и увлекает в свой обман этот простейший и немощнейший сосуд. «И рече, – сказано, – змий жене». Из этого заключай, возлюбленный, что вначале ни один зверь не был страшен ни мужу, ни жене; напротив, признавая свою подчиненность и власть (человека), и дикие и неукротимые животные были тогда ручными, как ныне кроткие.

2. Но, может быть, здесь кто-нибудь придет в недоумение и захочет знать, не имело ли это животное и дара слова96? Нет, не должно так думать, но всегда следуя Писанию, надобно рассуждать так, что слова принадлежали диаволу, который возбужден был к этому обману своей завистию, а этим животным воспользовался, как удобным орудием к тому, чтобы, прикрыв обман свой приманкою, обольстить сначала жену, как всегда более способную к обольщению, а потом чрез нее и первосозданного. Итак, воспользовавшись этим бессловесным для устроения кова, (диавол) вступает чрез него в разговор с женою и говорит: «что яко рече Бог: да не ясте от всякого древа райского?» Смотрите, какая здесь чрезвычайно тонкая хитрость! То, чего Бог не говорил, диавол предлагает в виде совета и вопроса, как будто заботясь о них, потому что такое расположение выказывают эти слова: «что яко рече Бог: да не ясте от всякого древа райского?» Как бы так говорил лукавый тот демон: для чего (Бог) лишил вас такого наслаждения? Зачем не дозволяет вполне пользоваться райскими благами, предоставив наслаждаться созерцанием (их), не позволяет вкушать и от этого чувствовать тем большее удовольствие? «что яко рече Бог»? Для чего это? Что пользы жить в раю, коль скоро нельзя пользоваться тем, что есть в нем, а приходится испытывать тем большую скорбь, что смотреть можно, а удовольствия, происходящего от пользования, не получать? Видишь, как он чрез эти слова, точно чрез приманку, впускает яд? Жене надлежало бы из самого этого начала догадаться о крайней дерзости диавола, – что он умышленно говорит о том, чего нет, и еще как будто заботясь об них, (говорит) для того, чтобы узнать, что заповедал им Бог, и таким образом увлечь их к преступлению. Итак, жена могла тотчас узнать хитрость диавола, уклониться от беседы с ним, как говорящим пустое, и не довести себя до такого унижения; но она не захотела (этого). Ей следовало бы даже и не вступать в беседу с ним, а беседовать только с тем, для кого она сотворена, кому равна была по достоинству и создана помощницею. Когда же она, не знаю как увлекшись, вступила уже в разговор с змием и чрез него, как чрез орудие, приняла гибельные слова диавола, и тогда, поняв несообразность слов его, и видя, что иное заповедал Создатель, а другое, противное словам Творца, говорил диавол, тотчас должна была отвратить слух, бежать от беседы с ним, и презреть дерзнувшего изощрять свой язык против данной им заповеди. Но по крайней невнимательности она не только не уклонилась, но и вполне открыла ему заповедь Божию, повергла бисер перед свиниею, и исполнилось слово Христово: «не пометайте бисер ваших пред свиниями, да не поперут их ногами своими, и вращшеся расторгнут вы» (Мф.7:6). Это и было теперь: (жена) повергла божественные бисеры пред свиниею, пред этим злым зверем, или демоном, действовавшим чрез него, и он не только попрал их и воспротивился сказанному (от Бога), но обратившись увлек в бездну преслушания не только жену, но вместе с нею и первозданного. Так опасно открывать, без рассуждения, как пришлось, божественные тайны! Да слышат (это) те, которые разглагольствуют со всеми без различия и без рассуждения. И Христос нам говорит не о чувственной свинье, но разумеет людей, подобных этим животным, валяющихся, подобно бессловесным, в нечистоте греха; а этим он вразумляет нас и обращать внимание на различие лиц, и тщательно рассматривать обстоятельства, при которых нужно открывать что-либо из слова Божия, чтобы не сделать вреда ни другим, ни себе. Таковые не только сами не получают пользы от предлагаемых им слов, но часто увлекают в одну с собою бездну погибели и тех, которые безрассудно отдают им эти драгоценные жемчужины. Поэтому должны мы тщательно наблюдать за тем, чтобы и нам не потерпеть того же, что (потерпели) обольщенные ныне (прародители). Ведь, если бы и в данном случае жена захотела не повергать божественных жемчужин пред свиньею, то и сама бы не низринулась в ту бездну, и мужа бы не увлекла.

3. Но послушаем, что она отвечает диаволу. Когда змей сказал: «что яко рече Бог: да не ясте от всякого древа райского?» то жена говорит ему: «от всякого древа райского ясти будем: от плода же», сущего97
«посреде рая, рече Бог, да не ясте98, ниже прикоснетеся ему, да не умрете» (Быт.3:1–3). Видишь, какое коварство? (диавол) сказал то, чего не было, чтобы, вызвав ее на разговор, узнать, что было (на самом деле сказано). Жена, доверившись ему, как благорасположенному к ней, открывает всю заповедь, рассказывает обо всем подробно, и своим ответом отнимает у себя всякое оправдание. В самом деле, что можешь ты, жена, сказать (в свое оправдание). «Рече Бог: да не ясте от всякого древа райского». Надлежало бы тебе отворотиться от него (диавола), как сказавшего противное (истине), и сказать ему: поди прочь, ты – обманщик, не знаешь ни силы данной нам заповеди, ни величия того, чем мы пользуемся, ни обилия даров (Божиих). Ты говоришь, будто Бог сказал, чтобы мы не вкушали ни от какого древа райского; а Владыка и Создатель, по великой благости, дозволив нам пользоваться и владеть всеми (деревами), повелел воздерживаться от одного, это вследствие своей попечительности о нас, чтобы мы, чрез вкушение от него, не подверглись смерти. Ей нужно было, если бы она была благоразумна, сказавши ему эти слова, совсем отвернуться и более уже не говорить с ним и не слушать слов его. Но она, открыв заповедь и сказав, что говорил им Бог, принимает от диавола новое внушение, гибельнее и смертоносное. Когда жена сказала, что «от всякого древа райскага ясти будем, от плода же древа», сущего «посреде рая, рече Бог, да не ясте от него, ниже прикоснетеся ему, да не умрете», тогда лукавый враг нашего спасения предлагает свое внушение, противное (слову) Господа. Тогда как человеколюбивый Бог, по великой попечительности, запретил вкушать для того, чтоб они не сделались смертными чрез преслушание, этот говорит жене: «не смертию умрете» (Быт.3:4). Какого же заслуживает жена оправдания в том, что так охотно слушала того, кто говорил так дерзко? Бог сказал: «ниже прикоснетеся, да не умрете», а этот говорит: «не смертию умрете». Потом, неудовольствовавшись противоречием божественным словам, он еще представляет Создателя завистливым, чтобы таким образом удобнее ввести в обман и, обольстив жену, достигнуть своей цели. «Не смертию, – говорит, – умрете. Ведяше бо Бог, яко, в оньже99 аще день снесте от него, отверзутся очи ваши, и будете, яко бози, ведяще доброе и лукавое» (Быт.3:4–5). Вот, вся приманка! Наполнив чашу гибельным ядом, (диавол) подал ее жене, а та, не обратив внимание на смертоносное действие (если бы захотела, она могла бы узнать это с самого начала), но услышав от того, будто Бог потому запретил вкушать (от древа), «яко отверзутся очи ваши, и будете, яко бози, ведяще доброе и лукавое», увлекшись надеждою на равенство с Богом, возмечтала наконец о себе много. Таковы-то ухищрения врага: он возводит лестью на большую высоту, низвергает затем в глубокую бездну. Возмечтав о равенстве с Богом, она спешила вкусить (плода) и туда устремляла и ум и мысль и ничего больше не видела, как то, чтобы испить чашу, растворенную лукавым демоном. А чтобы увериться тебе, что она заботилась об этом, лишь только приняла гибельный яд по совету змия, послушай, что говорит Писание: «и виде жена, яко добро древо в снедь, и яко угодно очима видети, и красно есть еже разумети, и» взя100
«от плода его и яде» (Быт.3:6). Поистине, «тлят обычаи благи беседы злы» (1Кор.15:33). В самом деле, отчего до внушения этого лукавого демона ничего такого не испытывала (Ева), не подумала о дереве и не видела красоты его? Оттого что боялась заповеди Божией и будущего наказания за вкушение. А теперь, когда она была обольщена этим лукавым животным, будто они не только не потерпят этого (наказания), но и сделаются равными Богу, надежда на это обещание побудила ее вкусить от древа, и она, не захотев остаться в своих границах, но признав врага и противника нашего спасения более достойным доверия, нежели слова Божии, не много спустя на самом опыте узнала гибельность внушения (диавольского) и несчастие, имевшее постигнуть их за вкушение. Увидевши, как сказано, «яко добро древо в снедь, и яко угодно очима видети, и красно еже разумети», жена, по обольщению, конечно, диавола, в которое он ввел ее чрез змия, подумала сама про себя: если дерево и хорошо на вкус, и можете так услаждать взор, и есть в нем некоторая невыразимая красота, да и вкушение от него доставит нам высочайшую честь, так что мы будем иметь одинаковое достоинство с Создателем, то почему же нам не вкусить от него?

4. Видишь ли, как диавол увел жену в плен, увлек ее ум и заставил мечтать о себе выше своего достоинства, чтобы она, увлекшись пустыми надеждами, потеряла и то, что уже было ей даровано. «И взя, – сказано, – от плода его, и яде: и даде мужу своему101 и ядоста. И отверзошася очи обема, и разумеша, яко нази беша» (Быт.3:6–7). Что ты сделала, жена? Принявши этот гибельный совет, ты не только попрала данный от Бога закон и нарушила заповедь, и до такой дошла несытости, что не удовольствовалась столь многочисленными плодами, но еще дерзнула вкусить и оттого одного дерева, которого Владыка повелел не касаться, поверила словам змия, сочла совет его более достойным доверия, чем данную Создателем заповедь, и допустила себя до такого обмана, что не заслуживает и извинения. Разве давший совет был одной с тобою природы? Это был из числа подчиненных, из числа рабов, состоящих под твоею властью. Зачем ты так посрамила себя и, оставив того, для кого ты создана, кому в помощь произведена, кому равна по достоинству, по существу и дару слова, решилась войти в разговор с змеем и чрез этого зверя принять внушение от диавола, и не смотря на то, что (это внушение) явно противоречило заповеди Создателя, не уклонилась, но в надежде на обещание дерзнула вкусить? Пусть так, – пусть ты саму себя ввергла в такую бездну и лишилась высочайшей чести: зачем же делаешь и мужа участником этого ужасного падения, и кому ты назначена быть помощницею, тому сделалась наветницею и чрез вкушение малой снеди лишила его, вместе с собою, благоволения Божия? Какое крайнее безумие довело тебя до такой дерзости? Тебе не довольно было вести беспечальную жизнь, быть облеченной телом и не нуждаться ни в чем телесном, пользоваться всеми райскими плодами, кроме одного дерева? Тебе не довольно было, что все видимое находилось в вашей власти и вы имели господство над всем? Обольщенная надеждами, ты хотела подняться на самую крайнюю высоту? Так вот ты на самом опыте узнаешь, что не только не приобретешь того (чего ты надеялась), но и всего, уже дарованного вам, лишишь и себя, и мужа, и оба придете в такое раскаяние, что признаете бесполезным (сделанное), а лукавый демон, давший гибельный совет, будет смеяться и торжествовать над вами, как уже павшими и испытавшими подобное ему. Как он, возмечтав о себе более надлежащего, ниспал из усвоенного ему достоинства и низвергнут с неба на землю, тоже самое захотел он сделать и с вами – чрез преступление заповеди подвергнуть вас наказанию смертью и удовлетворить своей зависти, как и премудрый сказал: «завистью же диавола смерть вниде в мир» (Прем.2:24). «И даде, – сказано, – мужу своему, и ядоста. И отверзошеся очи обема». Велика беспечность и мужа. Хотя (предлагавшая плод) была и одной с ним природы, и жена его, но ему, как живо помнившему заповедь Божию, нужно было предпочесть ее неуместному желанию жены, не принимать участия в преступлении, для кратковременного удовольствия не лишать себя стольких благ и не оскорблять такого Благодетеля, который явил ему столько любви и даровал такую безболезненную и безбедную жизнь. Разве не позволено было тебе в избытке наслаждаться всеми другими плодами райскими? Зачем же и ты не захотел соблюсти такую легкую заповедь? Но ты, конечно, услышал от жены об обещании лукавого советника тотчас, сам увлекшись надеждою, принял участие в снеди. Поэтому и наказание простирается на обоих вас, и самый опыт научит вас – не верить внушению злого демона более, нежели Богу.

5. «И даде мужу своему, и ядоста. И отверзошася очи обема, и разумеша, яко нази беша». Здесь рождается у нас весьма важный вопрос, (решить) который мы еще прежде обещали вашей любви. Справедливо спросит иной, какую силу имело это дерево, что вкушение от него открыло им глаза, и почему оно называется деревом познания добра и зла? Потерпите, если угодно, я хочу несколько поговорить с вами и об этом и научить вашу любовь, что, если мы захотим принимать с рассуждением то, что говорится в божественном Писании, то ни одно слово не покажется нам трудным. Не вкушение от дерева открыло им глаза: они видели и до вкушения. Но так как это вкушение служило выражением преслушания и нарушения данной от Бога заповеди, а за эту вину они лишились потом облекавшей их славы, сделавшись недостойными столь великой чести, то поэтому Писание, следуя своему обыкновению, говорит: «ядоста, и отверзошася очи обема, и разумеша, яко нази беша». Лишившись за преступление заповеди высшей благодати, они ощущают и чувственную наготу, чтобы из охватившего их стыда вполне поняли, в какую бездну низвело их преступление Владычной заповеди. В самом деле, доселе они наслаждались такою свободою, и даже не знали, что были наги (они и не были наги, потому что их лучше всякой одежды покрывала вышняя слава), после же вкушения, т.е. после преступления заповеди, они дошли до такого унижения, что, не перенося стыда, стали уже искать покрывала. Учиненное ими преступление заповеди сняло (с них) ту чудную и необыкновенную одежду, то есть, (одежду) славы и вышнего благоволения, которою они были облечены, и в то же время возбудило в них чувство наготы, и покрыло их невыразимым стыдом. «И сшиста, – сказано, – листвие смоковное, и сотвориста себе препоясания» (Быт.3:7). Подумай, Возлюбленный, с какой высоты в какую глубокую пропасть низвергло их диавольское внушение. Облеченные доселе такою славою, они теперь сшивают листья смоковные и делают себе препоясание. Таков плод диавольского обольщения; такова хитрость этого внушения, что оно не только не доставило людям больших благ, но лишило их и тех, которые они имели. Так как такая причина – вкушение – произвела преслушание, поэтому Писание говорит: «и ядоста, и отверзошася очи» их, разумея не телесные глаза, но умственное зрение. Так как они преступили заповедь, то (Господь) и дал им почувствовать то, чего прежде, по благоволению, какое Он оказывал им, они не чувствовали. Когда слышишь, что «отверзошася очи их», понимай это так, что (Бог) дал им почувствовать наготу и лишение той славы, какою они пользовались до вкушения. А что таков обычай Писания, послушай, как оно говорит и в другом месте. Когда служанка Сарры, убежав от госпожи, блуждала и, повергши «отроча под елию единою,… издалече» ожидала смерти его, (об ней Писание) говорит: «отверзе Бог очи Агари» (Быт.21:15–16, 19), не потому, чтобы она дотоле не видела, но потому, что Бог (в это время) возбудил ее ум. Видишь ли, что слово – «отверзе» относится не к телесным глазам, но к умственному зрению?

Тоже самое можем сказать и касательно другого, возникающего здесь, вопроса. Говорят: для чего это дерево называется древом познания добра и зла? Многие любители споров дерзают говорить, что Адам после уже вкушения от древа получил способность различать добро и зло. Думать так было бы крайне безумно. Чтобы никто не мог говорить так, для этого мы, предвидя это, недавно столько рассуждали о данной Богом человеку мудрости, доказывая ее наречением имен, какие дал он всем зверям, и птицам, и бессловесным (животным) и тем, что сверх этой высокой мудрости он удостоился еще и пророческого дара. Как тот, кто дал имена и изрек такое чудное пророчество о жене, мог не знать, что хорошо и что худо? Если мы допустим это (чего да не будет!), то произнесем опять хулу на Создателя. Как Он давал и заповедь тому, кто не знал, что преступление (есть) зло? Это не так; напротив, он ясно знал это. Поэтому изначала (Бог) создал это животное (человека) самовластным: иначе не следовало бы его и наказывать за преступление заповеди, и награждать за ее соблюдение. Что он сделался смертным за преступление, это видно и из самой заповеди, и из последующих событий. Послушай, что сама жена говорила змею: «от плода древа, еже посреди рая, рече Бог, да не яст от него, да не умрете». Значит, до вкушения они были бессмертны: иначе Бог, и после вкушения, не навел бы на них смерть в виде наказания.

6. Кто же потерпит тех, которые хотят утверждать, что человек получил познание добра и зла после вкушения от древа, тогда как он и до вкушения был исполнен такой мудрости, и сверх мудрости удостоился еще благодати пророческой? И как можно согласить с разумом то, что козы и овцы, и все бессловесные знают, какая трава годна им в пищу, какая вредна, от каких нужно особенно воздерживаться, и к каким обращаться, а человек – разумное животное, не знал, что – добро и что – зло? Но вот, скажут, Писание назвало это дерево деревом познания добра и зла. Знаю это и я. Если постараешься узнать особенности102 божественного Писания, то поймешь, почему оно дало этому дереву такое название. Так названо оно не потому, что сообщало такое познание; но так как у него103 совершилось преступление заповеди и от него104 потом уже явилось познание греха и стыд, поэтому оно так названо. Божественное Писание имеет обычай по совершившимся событиям называть те места, где эти события случились. Потому божественное Писание назвало это дерево деревом познания добра и зла, что у него должно было совершиться преступление и(ли) соблюдение заповеди. Человеколюбивый Господь, искони и изначала желая вразумить и внушить человеку, что у него есть Создатель и Творец, произведший все видимое и сотворивший его самого, благоволил показать ему Свою власть в этой малой заповеди. Как щедрый владетель, отдавши кому-нибудь для пользования большой и прекрасный дом, берет за это не всю плату, но какую-нибудь малую часть, чтобы и для себя сохранить (право) господства, и того человека заставить хорошо помнить, что он не владелец строения, но пользуется им по доброте и щедрости, так и Господь наш, вверив человеку все видимое и предоставив ему жить в раю и пользоваться в нем всем, чтобы он, мало-помалу увлекшись мыслью, не счел всего видимого самобытным и не возмечтал слишком много о своем достоинстве, повелевает ему воздерживаться от одного дерева, а за нарушение этого повеления определяет тяжкое наказание, дабы он знал, что находится под Владыкою и всем прочим пользуется по благости Владыки. Но так как (Адам) по крайней невнимательности, вместе с женою, впал в несчастие чрез преступление данной заповеди и вкушение от древа, то поэтому (Писание) и назвало его деревом познания добра и зла. Не то, чтобы человек дотоле не знал, что добро и что зло; он так же не знал, что и жена, разговаривая с змием, сказала: «рече Бог: да не ясте от него, да не умрете»; значит, она знала, что смерть будет наказанием, если они преступят заповедь. Но – так как после вкушения от этого дерева они лишились и вышней славы, и почувствовали телесную наготу, поэтому (Писание) назвало его деревом познания добра и зла: у него было, так сказать, упражнение в послушании или непослушании.

Узнали вы, почему (Писание) сказало: «отверзошася очи» их, «и разумеша, яко нази беша». Узнали, почему дерево называется древом познания добра и зла. Подумай же, какой стыд наконец охватил их, когда они, вкусив от древа, преступили заповедь Господню: «сшиста листвие смоковное и сотвориста себе препоясания». Смотри, из какой славы в какое унижение низверглись они. Те, которые доселе жили, как земные ангелы, изобретают себе одежду из листьев. Таково зло – грех. Он не только лишает нас вышнего благоволения, но и ввергает в великий стыд и унижение, похищает у нас и те блага, которыми обладаем, отнимает всякое дерзновение. Но чтобы, рассматривая грех, совершенный человеком чрез вкушение от древа и преслушание, не сделать нам все слово печальным, переведем речь, если угодно, от этого древа к другому, к древу креста, и посмотрим, какие бедствия причинило то и какие блага принесло это. Впрочем, бедствия произошли не собственно от древа, но от беспечного произволения и презрения, какое (он) показал в отношении к заповеди. То древо ввело смерть, потому что за преслушанием последовала смерть; это даровало бессмертие. То изгнало из рая; это возвело нас на небо. То за одно преступление подвергло Адама такому наказанию; это освободило нас от бесчисленных тяжестей греховных и дало нам дерзновение пред Господом нашим. Видите вы разность между древом и древом? Видите злобу диавола, беспечность человека и человеколюбие Владыки? Итак, вооружимся, прошу любовь вашу, этим животворящим древом, силою его умертвим губящие душу страсти, как и апостол Павел говорит: «иже Христовы суть, плоть распята со страстьми и похотьми» (Гал.5:24). А это значит: те, которые всецело предали себя Христу, умертвили всякую нечистую похоть, возникающую в теле ко вреду всех сил души. Им подражая, и мы сделаем свои члены бездейственными для утверждения в нас владычества диавола, чтобы нам и в настоящей жизни спокойно переплыть это бурное и опасное море, и, вошедши в тихую пристань человеколюбия Божия, получить блага, обещанные любящим Его, во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава, со Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Беседа 10. (Быт.1:27) Увещание к тем, которые стыдятся после обеда приходить к вечер­нему богослужению, и продолжение объяснения на слова: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию»; также изъяснение слов: «и сотвори Бога человека, по образу Божию сотвори его: мужа и жену сотвори их», Беседы на книгу Бытия

Увещание к тем, которые стыдятся после обеда приходить к вечернему богослужению, и продолжение объяснения на слова: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию»; также изъяснение слов: «и сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его: мужа и жену сотвори их» (Быт.1:27).

1. Меньше у нас сегодня собрание и не многочисленно стечение пришедших. Отчего же и почему это? Может быть, иные постыдились придти к духовному этому пиршеству после чувственной трапезы, и это стало для них причиною отсутствия. Но пусть они послушают некоего мудреца, который говорит: «есть стыд наводяй грех, и есть стыд слава и благодать» (Сир.4:25). Не стыдно, приняв телесную пищу, придти к этому духовному пиршеству. Духовные дела не приурочены, как дела человеческие, к определенным временам; для беседы о духовном всякое время дня удобно. И что я говорю о дневном времени! Пусть наступит ночь, и она не послужит препятствием для духовного поучения. Поэтому и Павел говорил, пиша Тимофею: «настой благовременне, и безвременне, обличи, запрети, умоли» (2Тим.4:2). Послушай еще, что говорит блаженный Лука: «хотя изыти наутрие Павел из Троады, беседова с ними и простре слово до полунощи» (Деян.20:7). Препятствовало ли сколько-нибудь время, скажи мне, или прервало оно слово поучения? Внимательный слушатель, и после обеда, может (с пользою) быть в этом духовном собрании, тогда как нерадивый и беспечный, хотя бы оставался и без пищи, не вынесет отсюда никакой пользы. И это говорю я не с тем, чтобы ослабить строгость поста, – да не будет! – напротив, я весьма хвалю и одобряю постящихся, только хочу внушить вам, чтобы вы совершали духовные дела с здравым рассуждением, а не следуя только обычаю. Постыдно не то, чтобы придти к этому духовному поучению по принятии пищи, а (приходить сюда) с беспечною душою, подчиняться страстям и не укрощать плотских вожделений. Не ядение худо, – да не будет! – а вредно объядение и пресыщение до обременения чрева; чрез это уничтожается и удовольствие от пищи. Равно как и не то худо, чтобы употреблять вино в меру, но предаваться пьянству и вследствие неумеренности утрачивать здравый смысл. Если же ты, возлюбленный, не можешь оставаться (целый) день без пищи по телесной немощи, никто из благомыслящих не станет винить тебя за это: Владыка у нас – кроткий и человеколюбивый, не требует от нас ничего свыше силы. Он и поста и воздержания требует от нас не просто для того только, чтобы мы пребывали в неядении, но для того, чтобы, удаляясь от житейских дел, употребляли все свободное от них время на занятия духовные. Если бы мы устрояли жизнь свою внимательно и всякую свободную минуту посвящали духовным занятиям, если бы пищу принимали только для удовлетворения потребности, и всю жизнь проводили в добрых делах, то не было бы нам нужды и в пособии от поста. Но так как человеческая природа нерадива и более склонна к невоздержанию и роскоши, поэтому человеколюбивый Господь, как любящий отец, изобрел для нас врачество в посте, дабы и отвлечь нас от (мирских) удовольствий, и обратить от забот житейских к делам духовным. Итак, если некоторые из приходящих сюда чувствуют телесную слабость и не могут оставаться без пищи, таким советую, чтобы они и телесную слабость свою подкрепляли, и не лишали себя этого духовного поучения, а о нем тем более заботились.

2. Кроме воздержания от пищи, есть много путей, могущих отворять нам двери дерзновения пред Богом. Кто вкушает пищу и не может поститься, тот пусть подает обильнейшую милостыню, пусть творит усердные молитвы, пусть оказывает напряженную ревность к слушанию слова Божия; здесь нисколько не препятствует нам телесная слабость; пусть примиряется с врагами, пусть изгоняет из души своей всякое памятозлобие. Если он будет исполнять это, то совершит истинный пост, такой, какого именно и требует от нас Господь. Ведь и самое воздержание от пищи Он заповедует для того, чтобы мы, обуздывая вожделения плоти, делали ее послушною в исполнении заповедей. А если мы решимся не принимать помощи от поста ради слабости телесной и будем предаваться большей беспечности, то, сами не ведая того, причиним себе величайший вред. Если и при посте оказывается у нас недостаток вышесказанных добрых дел, то тем более покажем мы нерадения (о них), когда не будем пользоваться врачеством поста. Узнав это от нас, вы, могущие поститься, сами по возможности усиливайте, прошу вас, это доброе и похвальное свое усердие. «Аще внешний наш человек тлеет, обаче внутрення обновляется» (2Кор.4:16). Пост смиряет тело и обуздывает беспорядочные вожделения, душу же просветляет, окрыляет, делает легкою и парящею горе. А что касается до братий ваших, которые не в состоянии поститься ради телесной немощи, их увещевайте не оставлять этой духовной пищи, поучая их, передавая им слышанное от нас, и показывая, что внимать этим наставлениям не достоин не тот, кто ест и пьет умеренно, а человек беспечный, преданный удовольствиям. Напоминайте им и об апостольском изречении: «и ядый, Господеви яст…: и не ядый, Господеви не яст, и благодарит Бога» (Рим.14:6). Итак, и постящийся благодарит Бога за то, что имел довольно сил повести постный труд; и ядущий также благодарит Бога, потому что это нисколько не повредит ему в спасении души, если он захочет. Человеколюбивый Бог открыл нам неисчислимое множество путей, которыми мы, если только захотим, можем достигнуть самого высокого дерзновения (пред Богом). Об этом мы достаточно побеседовали ради отсутствующих, отняв у них повод к стыду и показав, что этого52 не должно стыдиться, так как подвергает нас стыду не ядение, но делание зла. Великий стыд – это грех! Если мы сделаем его, то должны не только стыдиться, но и закрывать лице свое и называть себя несчастными, как погрешившие. А вернее – и тогда не нужно унывать, но спешить к покаянию и исправлению. Наш Владыка таков, что, если мы, по беспечности, сделаем грех, Он не требует от нас ничего другого, как только того, чтобы мы исповедали свои согрешения, остановились на этом и не впадали в те же грехи. Если употребляем пищу с умеренностью, не будем стыдиться, потому что Господь соединил нас с таким телом, которое не может существовать иначе, как принимая пищу; только пусть не будет неумеренности; это весьма много способствует здоровью и крепости нашего тела. Не видите ли каждый день, что от роскошных столов и неумеренного насыщения происходят бесчисленные болезни? Откуда болезни в ногах? Откуда болезни головные? Откуда умножение испорченных мокрот? Откуда бесчисленное множество других болезней? Не от неумеренности ли, не от того ли, что мы вливаем в себя вина больше надлежащего? Как судно переполненное скоро погружается и тонет, так и человек, предавшись объядению и пьянству, несется в бездну, потопляет свой разум и лежит наконец, как живой труп, часто могущий еще сделать что-либо худое, а на добро способный не более мертвых.

3. Поэтому молю, подобно блаженному Павлу, «плоти угодия не творите в похоти» (Рим.13:14), но укрепитесь и умножьте ревность и заботу о совершении духовных дел. Говоря обо всем этом с своими братиями, убеждайте их отнюдь не лишать себя этой духовной пищи; пусть они, и после обеда, приходят сюда со всем усердием, дабы, приняв здесь наставление, могли крепко стать против козней диавола. Теперь предложим вам обычную трапезу и наградим и любовь вашу за усердие к слушанию, а равно и уплатим долг, какой должны вам. Вы, конечно, знаете и помните, что мы, начав говорить о сотворении человека, по краткости времени не могли рассмотреть все чтение, но окончили поучение рассуждением о зверях, показав, что человек вначале имел над ними власть, но лишился ее за грех преслушания. Поэтому сегодня хотим сообщить вам и остальное, и с тем отпустить вас отсюда. А чтобы слово наше было для вас ясно, нужно напомнить вам, на чем мы тогда остановили поучение, дабы, начав с того места, нам таким образом докончить и остальное. На чем же мы тогда остановились? При объяснении слов: «сотворим человека по образу нашему и подобию: и да обладают рыбами морскими и птицами небесными», – так как беседа наша значительно распространилась и у нас родилось великое море мыслей, – нам уже нельзя было идти далее, и мы, остановившись на этом, не коснулись последующего. Поэтому нужно теперь прочесть вашей любви, что следует далее, дабы вы могли знать, о чем мы намерены говорит вам. Божественное Писание вслед (за вышеприведенными словами) прибавляет: «и сотвори человека Бог по образу Божию сотвори его: мужа и жену сотвори их. И благослови их Бог, глаголя: раститеся и множитеся, и наполните землю, и господствуйте ею, и обладайте рыбами морскими, и птицами небесными, и всеми скотами, и всею землею, и всеми гадами, пресмыкающимися по земли» (Быт.1:27–28). Не много слов, но великое сокровище заключено в этих кратких словах. Блаженный пророк, говорящий по внушению Св. Духа, хочет теперь научить нас чему-то таинственному. Сказав: «сотворим человека» и употребив, так сказать, совещание и рассуждение, Создатель всего этим образом речи указал уже на достоинство того, кого намеревался создать, и еще до создания его показал нам, какую великую власть хотел Он вручить этому будущему творению. Сказав: «сотворим человека по образу нашему и по подобию», (Бог) присовокупил: «и да обладают рыбами морскими». Смотри, как в самом начале открывает нам скрытое сокровище. Говоря Духом Божиим, пророк видит несуществующее, как существующее и совершившееся. Для чего же, скажи мне, Бог, сказав: «сотворим человека», говорит теперь: «и да обладают»? Он открывает нам некоторое сокровенное таинство. Кто такие «и да обладают»? Не ясно ли, что это сказал Он, намекая на создание жены? Видишь, что в божественном Писании ничего не сказано просто и напрасно, но и незначительное слово заключает, в себе скрытое сокровище.

4. И не изумляйся, возлюбленный, сказанному. Таков у всех пророков обычай – говорить о небывшем еще, как уже о совершившемся. Они духовными глазами видели уже то, что имело совершиться спустя много лет; поэтому и говорили обо всем так, как будто бы созерцали то пред глазами. И чтобы тебе ясно было это, послушай, как блаженный Давид, за столько поколений, пророчествует и вопиет о крестных страданиях Христовых: «ископаша руце мои и нозе мои» (Пс.21:17), и еще: «разделиша ризы моя себе», (Пс.21:19). Видишь, как о том, что имело быть спустя много времени, он предсказал, как уже о сбывшемся? Так и этот блаженный пророк (Моисей), намекая нам уже на создание жены, говорит загадочно: «и да обладают рыбами морскими». Далее затем говорит яснее: «и сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его, мужа и жену сотвори их». Смотри, какую употребляет он, тщательность, и неоднократно повторяет одно и то же, чтобы слова его укоренились в уме слушателей. Если бы не это было у него в виду, то довольно было бы сказать: «и сотвори Бог человека». Но он еще прибавляет: «по образу Божию сотвори его». Уже и прежде он показал нам, что значит: «по образу», так вот и теперь повторяет то же слово, и говорит: «по образу Божию сотвори его». Чтобы не оставить и самого ничтожного предлога к оправданию тем, которые захотели бы противоречить церковным догматам, он, простершись несколько далее, опять учит тому же, т. е. что выражение: «по образу» употреблено им для означения власти и господства (человека) над всеми тварями. Теперь посмотрим, что он говорит: «и сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его: мужа и жену сотвори их». На что выше намекнул словами: «и да обладают», о том здесь говорит яснее. Впрочем и это открыл нам еще не вполне, потому что еще не сказал нам о создании (мужа и жены), еще не показал, откуда произошла жена, а уже говорит: «мужа и жену сотвори их». Видишь, как о небывшем еще он повествует как о совершившемся? Таковы-то духовные очи! Не столько могут эти телесные глаза видеть видимое, сколько духовные (видят) невидимое и несуществующее. Итак, сказав: «мужа и жену сотвори их» (Моисей) к обоим уже относит (Божие) благословение, и говорит: и «благослови их Бог, глаголя: раститеся и множитеся, и наполните землю и господствуйте ею, и обладайте рыбами морскими» (Быт.1:28). Какое высокое благословение! Слова: «раститеся и множитеся и наполните землю» сказаны, как всякий знает, и к бессловесным животным и к пресмыкающимся; а слова: «господствуйте ею и обладайте» только к мужу и жене. Примечай человеколюбие Божие: еще прежде создания жены, Бог делает ее участницею владычества (над тварями) и удостаивает благословения. «И обладайте, – говорит, – рыбами морскими53 и птицами небесными, и всеми скотами, и всею землею, и всеми гадами, пресмыкающимися по земли». Видишь власть несказанную? Видишь начальство великое? Видишь, что все твари подчинены человеку? Не думай же низко об этом разумном животном, но помышляя о величии его чести и о благоволении к нему Господа, дивись Его неизреченному человеколюбию.

5. «И рече Бог: се дах вам всякую траву отменную, сеющую семя, еже есть верху земли всея: и всякое древо, еже имать в себе плод семене семенного, вам будет в снедь: и всем зверем земным, и всем птицам небесным, и всякому гаду пресмыкающемуся по земли, иже иметь в себе душу живота, и всяку траву зеленую в снедь: и бысть тако» (Быт.1:29–30). Обрати внимание, возлюбленный, на точность выражений и неизреченное человеколюбие Божие, и не пропусти ни одного слова без рассмотрения. «И рече, – говорит, – Бог: се дах вам всякую траву семенную», – как будто речь обращена к двоим, и это тогда, как жена еще не была создана. Потом, чтобы понять тебе безмерную благость Господа, смотри, как Он являет свое милосердие и преизобильную щедрость не только относительно мужа и жены, которая еще не была создана, но и самых бессловесных. Сказав: вам «будет в снедь», прибавил: «и всем зверем земным». А вот еще и другая бездна милосердия: Он позаботился не только о бессловесных кротких и годных нам в пищу и на службу, но и о зверях. Но кто в состоянии вполне постигнуть эту беспредельную благость? «Вам, – говорит, – будет в снедь: и всем зверем земным, и всем птицам небесным, и всякому гаду пресмыкающемуся по земли, иже имать в себе душу живота, и всяку траву зеленую в снедь». Велико промышление Господа о созданном им человеке! Когда Он создал его и дал ему всю власть над тварями, то чтобы, видя такое множество бессловесных, тотчас же и в самом начале не стал тяготиться тем, что он не в состоянии продовольствовать пищею столько животных, – благий Владыка, прежде чем человек еще пришел к такой мысли, желая, так сказать, утешить его и показать, что как он сам, так и все бессловесные будут иметь полное довольство, потому что земля, по повелению Господню, будет служить к пропитанию их, к словам: «вам да будет в снедь», тотчас присовокупил: «и всем зверем земным и всем птицам небесным, и всякому гаду пресмыкающемуся по земли, иже имать в себе душу живота, и всяку траву зеленую в снедь: и бысть тако». Все, то есть, что ни повелел Создатель, осуществилось, все пришло в надлежащий порядок. И потому (Моисей) тотчас присовокупил: «и виде Бог вся, елика сотвори: и се добра зело» (Быт.1:31).

6. Кто может достойно восхвалить точность божественного Писания? Вот оно и здесь словами: «и виде Бог вся, елика сотвори», заграждает уста всем, кто только впоследствии решился бы противоречить. «И виде, – говорит, – «Бог вся, елика сотвори: и се добра зело. И бысть вечер, и бысть утро, день шестый». Как о каждой из созидаемых вещей (Писание) говорило: «и виде, Бог, яко добро», так и теперь, когда совершилось все и окончены дела шестого дня, когда уже создан и тот, кто долженствовал пользоваться всеми тварями, говорит оно: «и виде Бог вся, елика сотвори: и се добра зело». Смотри, как оно, обняв все твари в одном этом слове: «вся», каждой из них сообщает похвалу. Даже не удовольствовалось словом «вся», но прибавило: «елика сотвори»; да и здесь еще не остановилось, но говорит: «и се добра», и: «зело добра», то есть, совершенно хорошо. Итак, когда Господь, приведший из небытия в бытие, назвал свои создания добрыми, то кто дерзнет, хотя бы преисполнен был безумного самомнения, раскрыть уста и противоречить сказанному Богом? Так как в видимой природе создан не только свет, но и тьма, противоположная свету, не только день, но и ночь, противоположная дню, а между произрастаниями земли не только полезные травы, но и вредные, и деревья не только плодоносные, но и бесплодные, и животные не только кроткие, но и дикие и лютые, и между (животными), порожденными водою, не только рыбы, но и киты и другие морские звери, и на земле не только обитаемые места, но и необитаемые, не только ровные поля, но горы и дебри, и между птицами не только ручные и годные нам в пищу, но хищные и нечистая, наприм. ястребы и коршуны и многие другие подобные, также между происшедшими из земли животными не только кроткие, но змеи, ехидны, драконы, львы и рыси, да и в воздухе не только ветры и дожди полезные, но град и снег, и вообще, если подробно рассмотреть все, в каждом роде тварей найдешь не только полезное нам, но и кажущееся вредным, – то, чтобы впоследствии никто, смотря на творения Божий, не смог осуждать их и говорить: зачем то? на что это? или: это хорошо сделано, а это не хорошо, – св. Писание, заграждая, так сказать, уста всем, дерзающим судить неблагонамеренно, по создании всего в шестой день говорит: «и виде Бог вся, елика сотвори: се добра зело». Что может сравниться с таким удостоверением, когда сам Творец всего объявляет и говорит, что все созданное хорошо, весьма хорошо? Поэтому когда увидишь, что кто-нибудь, увлекаясь собственными соображениями, станет противоречить божественному Писанию, устранись от него, как от безумного, или лучше сказать – не устранись, но, сожалея о его невежестве, приведи то, что говорит божественное Писание, и скажи, что «виде Бог вся, елика сотвори, и рече: се добра зело»; может быть, ты успеешь сдержать необузданный язык его. Если мы и в человеческих делах, когда видим, что об них дают свое мнение люди высокие по сану, не прекословим, но соглашаемся и их приговор предпочитаем собственному суждению, то тем более должны поступать так по отношению к Богу всяческих, Творцу всего видимого: зная Его приговор, должно подавлять собственные помыслы и не отваживаться на дальнейшие изыскания, но знать и твердо верить, что все создано разумно и человеколюбиво, и ничего не сделано без цели и напрасно. Хотя мы, по слабости нашего ума, и не знаем употребления (некоторых) тварей, однако ж (должны веровать, что) Бог все произвел по Своей премудрости и высокому человеколюбию.

7. «И бысть, – говорит (Моисей), – вечер, и бысть утро, день шестый». С концом шестого дня положил Он конец и созданию всех тварей; потому и прибавил: «и совершишася небо и земля, и все украшение их» (Быт.2:1). Смотри, как божественное Писание избегает ненужного и излишнего. Упомянув о главнейших стихиях, оно уже не говорит в частности о прочем; сказав: «и совершишася небо и земля», говорит: «и все украшение их», и этим обозначает все, что на земле и что на небе. украшение земли есть то, что произошло из нее – произрастание трав, произведение плодов, плоды дерев, и все прочее, чем Творец украсил ее. Равно и украшение неба составляют: солнце, луна, разнообразные звезды, и все находящиеся среди (их) создания. Поэтому божественное Писание, упомянув о небе и о земле, этими стихиями обняло все творение. «И соверши, – говорит, – Бог в день, шестый дела своя, яже сотвори» (Быт.2:2). Смотри, как оно и раз и другой повторяет одно и то же, чтобы мы знали, что все дела творения продолжались до шестого дня: «соверши, – говорит, – Бог в день, шестый дела своя, яже сотвори: и почи в54 день седьмый от всех дел своих яже сотвори». Что значит: «и почи в день, седьмый от всех дел своих яже сотвори?» Замечай, как по-человечески и с каким снисхождением к нам говорит о всем божественное Писание: иначе бы нам не понять ни одного слова его, если бы оно не удостоило нас такого снисхождения. «И почи, – говорит, – в день седьмый от всех дел своих, яже сотвори», то есть перестал творить и приводить из небытия в бытие. Все, что нужно было, уже произвел; создал и того, кто имел пользоваться этими тварями. «И благослови, – говорит, – Бог день седьмый и освяти его: яко в той почи от всех дел своих, яже начать Бог творити» (Быт.2:3). Так как Он уже не стал более творить, и все, что только восхотел, по Своему человеколюбию произвел своим повелением и в шестой день положил конец творению, в седьмой же не хотел произвести ничего другого, потому что уже совершилось все, что только Он хотел, то, дабы и этот день имел некоторое преимущество и не казался менее важным из-за того, что в течение его ничего не создано, (Бог) удостаивает его благословения: «И благослови, – говорит, – «Бог день седьмый и освяти его». Что же? Ужели прочие (дни) не были благословлены? Конечно; говорит; но для них вместо всякого благословения довольно было того, что в каждый из них созданы твари. Потому (Писание) и не сказало об них: «благослови», а сказало это только о седьмом дне, и присовокупило еще: «и освяти его». Что значить: «и освяти его»? Отделил его. Потом, чтобы показать нам и причину, по которой сказано: «и освяти его», божественное Писание прибавляет: «яко в той почи от всех дел своих, яже начать Бог творити». Вот уже здесь, в самом начале (бытия мира), Бог гадательно предлагает нам учение о том, чтобы мы один день в круге седмицы весь посвящали и отделяли на дела духовные. Для этого Господь, совершив все дела Свои в шесть дней, удостоил седьмой день благословения и освятил, «яко почи в той ночи от всех дел своих, яже начать творити». Но здесь, вижу я, опять открывается нам беспредельное море мыслей, и желаю не пройти его без внимания, но – сделать и вас участниками этого духовного богатства. Какой же здесь возникает у нас вопрос? (Вот какой): божественное Писание здесь показывает, что Бог почил от дел своих, а в Евангелии Христос говорит: «Отец мой доселе делает, и Аз делаю» (Ин.5:17): при снесении этих изречений не представляется ли какого-нибудь противоречия в них? Да не будет: в словах божественного Писания нет никакого противоречия. Когда Писание здесь говорит: «яко почи Бог от дел своих», то этим научает нас, что Он перестал в седьмой день творить и производить из небытия в бытие; а когда Христос говорит: «Отец мой доселе делает, и Аз делаю», то этим указывает вам на непрерывный Его промысл, и деланием называет сохранение существующего, дарование ему продолжения (в бытии) и управление им во все время. В противном случае, как могла бы существовать вселенная, когда бы верховная рука не управляла и не распоряжалась всем видимым и человеческим родом? И если кто захочет благонамеренно рассмотреть в подробности все, что каждый день совершается на вашу пользу Творцом вселенной, тот откроет бездну человеколюбия. В самом деле, какое соображение, какой ум в состоянии постигнуть неизреченную благость, которую (Бог) являет человеческому роду, повелевая «солнцу сиять злые и благия, и посылая дождь на праведные и неправедные» (Мф.5:45), и подавая нам обилие во всем прочем? Может быть, мы простерли слово далее надлежащего; сделали это однако не напрасно и не без цели, но, для того, чтобы непришедшие сюда узнали чрез вас, какой ущерб причинили они себе, из-за телесной пищи лишив себя духовного наставления. Впрочем, чтобы не увеличить их скорби, вы покажите к ним братскую любовь, передав им наши слова: это действительно послужит свидетельством искренней любви. Если поступающие так с чувственными яствами и сберегающие для своих знаемых то, что было подано на стол, не показывают этим весьма великую любовь, тем более такой образ действия относительно духовных предметов доставит нам большую похвалу; да и польза нам будет от этого. Кто старается научить ближнего, тот не столько благодетельствует ему, сколько приготовляет себе самому великую награду и приобретает двоякий плод: получает от Бога большее воздаяние, и сам вспоминает и возобновляет в памяти сказанное, когда старается передать это ближнему.

8. Размышляя о такой пользе вашей, не откажите вашим братьям, но пусть ныне же они узнают от вас то, что нами сказано. А чтобы им впредь не быть вам обязанными таким наставлением, влеките их к нам, внушая им, что принятие телесной пищи нисколько не препятствует духовному наставлению, что всякое время нужно считать удобным для духовного собеседования. Если тщательно рассмотреть, то мы можем, и оставаясь дома, как после так, и прежде обеда, взяв в руки божественные книги, получать от них пользу, и доставлять душе духовную пищу. Как тело нуждается в чувственной пище, так и душа требует ежедневного наставления и пищи духовной, дабы, укрепляясь ею, могла противиться восстаниям плоти и выдерживать постоянную брань, которая нам угрожает и делает душу нашу пленницею, если мы, хотя на короткое время, захотим предаться беспечности. Поэтому и пророк Давид назвал блаженным того, кто «в законе» Господнем «поучается день и нощь» (Пс.1:2). И блаженный Моисей, наставляя народ иудейский, говорит: когда «ясти будеши» и пити55, «и насытишися, помяни Господа Бога твоего» (Втор.8:10). Видишь, как тогда особенно, т. е. по принятии пищи, должны мы предлагать себе духовную снедь, чтобы душа после насыщения телесною пищею, вознерадев, не впала в погибель и не дала места козням диавола, который во всякое время старается нанести нам смертельный удар. Тот же. пророк в другом месте сказал: «лежа и востая», поминайте Господа Бога вашего (Втор.6:7). Видишь, что ни в какое время не следует нам изгонять из своей души это памятование (о Боге), но твердо хранить в совести, быть в постоянной бдительности и никогда не давать себе покоя, но, зная ярость врага нашего, трезвиться и бодрствовать, заграждать ему все входы, и никогда не пренебрегать духовною пищею. В этом ваше спасение, в этом духовное богатство, в этом безопасность. Если так станем каждовременно ограждать себя и чтением, и слушанием, и духовным собеседованием, то в состоянии будем и сами сделаться неодолимыми, и козни лукавого демона сделать безуспешными, и получить царство небесное, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Надежная проповедь: размышления Варвары Аланд о толковании Иоанном Златоустом 8-й главы Послания к римлянам

Здесь девятнадцать исследователей Нового Завета с международным авторитетом предлагают свежий взгляд на продолжающееся толкование посланий к Римлянам. Включая эссе по различным экзегетическим, богословским и пастырским аспектам послания Павла, этот том не только отмечает основной вклад Гордона Фи в изучение Нового Завета, но также представляет самые лучшие работы, доступные в жизненно важной области библейских исследований.

  • Содержание
  • ЭКГЕТИЧЕСКИЕ ЭССЕ:
    • «Ибо я не стыжусь Евангелия»: Римлянам 1: 16-17 и Аввакум 2: 4 — Рикки Э. Уоттс
    • Новый исход, новое наследие: повествовательная структура Римлянам 3-8 — Н. Т. Райт
    • Примирение: Римлянам 5: 1-11 — Ральф П. Мартин
    • В центре внимания римлян: центральная роль 5: 1-8: 39 в аргументе письма — Ричард Н. Лонгенекер
    • Еще раз о «несчастном человеке»: еще один взгляд на Римлянам 7: 14-25 — J.И. Пакер
    • Духовная речь: размышления о Послании к Римлянам 8: 12-27 — Джеймс Д. Дж. Данн
    • Искупление нашего тела: загадка Римлянам 8: 19-22 — Дж. Рэмси Майклс
    • Павел и пророки: пророческая критика в Послании к Римлянам (с особым акцентом на Римлянам 9-11) — Крейг А. Эванс
    • Зачем опускать слово? риторика демонстрации и раскрытия в Послании к Римлянам 9: 30-10: 21 — Эдит М. Хамфри
    • Римлянам 13: 1-7 и миссиологическая перспектива Павла: призыв к политическому квиетизму или трансформации? — Филип Х.Towner
    • Римлянам 16: 25-27: подходящее заключение — И. Говард Маршалл
  • ТЕМАТИЧЕСКИЕ ЭССЕ:
    • Аргументированная эклектика и тексты римлян — Майкл У. Холмс
    • «Милосердие ко всем»: Бог как отец в Послании к римлянам — Марианна Мей Томпсон
    • Божественное сыновство Иисуса в послании Павла к римлянам — Л. В. Уртадо
    • От римлян до реального мира: библейские принципы и культурные изменения в отношении гомосексуализма и женского служения — Р.Т. Франция
    • Разрушение ожиданий: риторика неожиданности в письме Павла к римлянам — Роберт Х. Гандри
    • Надежная проповедь: размышления о толковании Иоанном Златоустом послания к Римлянам 8 — Барбара Аланд
  • Пасторальные / проповеднические эссе:
    • Пастор Пол — Юджин Х. Петерсон
    • «Благословение Христово полное» (Римлянам 15:29): проповедь — Р. Пол Стивенс.

Страницы: 311
Издатель: Eerdmans
Опубликовано: 1999
ISBN-10: 0802838618
ISBN-13: 9780802838612

.

Иоанн Златоуст о любви и браке

С приближением Дня святого Валентина советы о любви можно найти не только в сезонном проходе продуктового магазина, но и в писаниях древнего прошлого. Одним из выдающихся пасторов раннего христианства, занимавшимся вопросами любви и брака, был Иоанн Златоуст (ок. 347–409), проповедник «золотых уст» из Малой Азии. Лучшая проповедь Златоуста о браке отражена в его О браке и семейной жизни (St. Vladimir’s Press, 1986) из серии «Популярная патристика» (см. Также мое обсуждение книги Иринея «Об апостольской проповеди » из той же серии).Этот том Златоуста включает шесть его проповедей на тему брака, адресованных как тем, кто хочет жениться, так и тем, кто уже женат.

Кэтрин П. Рот, которая пишет введение к этому сборнику, отмечает, что, в то время как другие богословы четвертого века сосредоточились на вопросах доктрины, Златоуст был привлечен к «практическим проблемам, возникающим для христианской жизни в языческом обществе» (7). Его труды о супружеской жизни настолько выделяются, что Рот называет его «великим апологетом христианского брака» (8).Она продолжает,

Между святым Павлом и двадцатым веком лучшее христианское учение о браке представлено святым Иоанном Златоустом. Хотя он не предлагает никаких изменений во внешних структурах отношений между мужчинами и женщинами, он ожидает, что они будут преобразованы христианской любовью. (11)

Это вводное слово дает хорошее представление об учении Златоуста по этой теме. Он считает брак не второстепенным, а хорошим, радостным подарком от Бога, который, будучи сформирован христианской любовью, помогает людям избегать греха и жить хорошо.

Златоуст, конечно, говорит в другое время и в другом месте, и некоторые из его советов покажутся необычными или неподходящими для некоторых современных читателей. Тем не менее, он предлагает слова, которые всегда актуальны сегодня. Его значимость во многом объясняется тем, что он уделяет много времени изучению Библии. На самом деле, следует отметить, что эта книга во многом является образцом истории библейского толкования. Он рассматривает ожидаемые отрывки, такие как 1 Коринфянам 7; Ефесянам 5; и Ефесянам 6, и он также обсуждает историю о том, как слуга Авраама нашел жену для Исаака в Ревекке — красивое, яркое описание этой благочестивой женщины.Стоит упомянуть, что мы можем многому научиться, наблюдая, как христиане в истории церкви интерпретировали Библию, потому что это может как подтвердить, так и оспорить нашу собственную экзегезу.

Чтобы прочувствовать учение Иоанна Златоуста о браке и семейной жизни и выделить некоторые важные темы в его обсуждении, я привожу несколько отрывков из книги.

Одна тема, которую он затрагивает несколько раз, — цель брака. Он говорит об этом по-разному, но в своей «Проповеди о браке» он лаконично заявляет: «Это две цели, ради которых был учрежден брак: сделать нас целомудренными и сделать нас родителями» (85).Он отмечает, что «когда началось желание, начался и брак. Он устанавливает предел желанию, учит нас держаться одной жены »(85).

В этом взгляде на брак Златоуст положительно относился к супружескому сексу, в отличие от августинцев, которые часто ограничивали цель секса только продолжением рода. Златоуст празднует сексуальные отношения — до тех пор, пока они ограничены браком — как хорошо и как положительно влияющие на нравственность мужа и жены. В другом месте Златоуст говорит об этом так:

В чем же тогда причина брака и почему Бог дал нам его? Послушайте, что говорит Павел: «Из-за искушения безнравственности позволяйте каждому иметь свою жену.». . . Чтобы мы могли избегать блудодеяния, сдерживать свои желания, проявлять целомудрие и угодить Богу, довольствуясь собственной женой: это дар брака, это его плод, это его польза. (99)

Принимая во внимание положительную цель брака, которую видит Златоуст, он проводит много времени в размышлениях о том, что искать в жене. Он предостерегает от женитьбы из-за богатства, которое может вызвать всевозможное напряжение и может исчезнуть в одно мгновение, и даже против женитьбы из-за физической красоты, которая со временем неизбежно исчезает.Вместо этого он говорит так:

Давайте искать в жене только одного: добродетели души и благородства характера, чтобы мы могли наслаждаться спокойствием, чтобы мы могли наслаждаться гармонией и длительной любовью. (97).

Точно так же женщинам, ищущим мужа, Златоуст советует отцу искать

муж, который действительно будет мужем и защитником. . . . Когда ваша дочь выходит замуж, не обращайте внимания на то, сколько у мужчины денег. Не беспокойтесь о его национальности или социальном положении в семье.Все это лишнее. Вместо этого ищите набожность, кротость, мудрость и страх Господень, если хотите, чтобы ваша дочь была счастлива. (78)

Как только супруга найдена, естественно, следует свадьба. Даже здесь у Златоуста есть соответствующий совет, касающийся того, как люди отмечают приемы (хотя здесь мы также можем встретить большее сопротивление со стороны людей сегодня):

Брак — это узы, узы, установленные Богом. Почему же тогда свадьбу вы празднуете глупо и нескромно? Вы понятия не имеете, что делаете? Вы женитесь на своей жене для деторождения и умеренности в жизни; в чем смысл этих пьяных вечеринок с их непристойным и позорным поведением? Вы можете устроить банкет с друзьями, чтобы отпраздновать свадьбу; Я этого не запрещаю, но зачем вводить все эти эксцессы? Верблюды и мулы на свадебных торжествах ведут себя порядочнее некоторых! Брак — это комедия? Это загадка, образ чего-то гораздо большего.. . . Как брак остается загадкой? Двое стали одним целым. Это не пустой символ. Они стали образом не чего-либо на земле, но Самого Бога. Как можно праздновать его шумным шумом, позорящим и сбивающим с толку душу? (74–75)

Для Златоуста главный вопрос был не в практичности, а в духовности. Теология брака определяет способ его празднования.

Помимо свадьбы, конечно же, есть тонкий танец отношений в браке.Златоуст увещевает мужа «не упрекать ее в том, что ей не хватает того, над чем она не властна». Нет; не будем ее ни в чем упрекать, не будем нетерпеливыми и угрюмыми »(49). Здесь он призывает к мягкости и снисходительности со стороны мужа.

Говоря об обязанностях жен и мужей, Златоуст много времени уделяет Ефесянам 5 и придерживается довольно традиционного взгляда на жен, которые подчиняются своим мужьям и мужьям как любящие главы своих жен. Призыв к мужу поражает, потому что в нем возвещается Евангелие:

Вы убедились, насколько необходимо послушание; теперь услышь о том, какое количество любви необходимо.Вы хотите, чтобы ваша жена была послушна вам, как Церковь Христу? Тогда будьте ответственны за такую ​​же провиденциальную заботу о ней, как Христос за Церковь. И даже если вам становится необходимо отдать за нее свою жизнь, да, и даже вынести и претерпеть любые страдания, не отказывайтесь. Даже если вы претерпите все это, вы никогда не сделаете ничего равного тому, что сделал Христос. Вы жертвуете собой ради кого-то, к кому вы уже присоединились, но Он принес Себя в жертву за того, кто отвернулся от Него и ненавидел Его.Таким же образом, как Он почтил ее, положив к Своим ногам того, кто отвернулся от Него, который ненавидел, отвергал и презирал Его, поскольку Он достиг этого не с помощью угроз, насилия, террора или чего-то еще вот так, но Его неутомимой любовью; так и ты должен относиться к своей жене. Даже если вы видите, что она унижает вас или презирает и насмехается над вами, вы все равно сможете подчинить ее себе, проявив к ней привязанность, доброту и большое уважение к ней. Нет более сильного влияния, чем узы любви, особенно для мужа и жены.. . . Ради нее терпите что угодно, но никогда не позорьте ее, потому что Христос никогда не делал этого с Церковью. (46–47)

Если мужья приняли близко к сердцу образец Христа, сколько браков, говоря словами Кэтрин Рот, могло бы быть «преобразовано христианской любовью»? Я заканчиваю повелением Златоуста мужу и жене исполнять свой долг, независимо от действий их супруга:

Ваш долг — любить ее; выполняй свой долг! Даже когда мы не получаем должного от других, мы всегда должны выполнять свой долг.. . . Если ваш супруг (а) не подчиняется закону Бога, вам не прощают. Жена должна уважать своего мужа, даже если он не проявляет к ней любви, а муж должен любить свою жену, даже если она не проявляет к нему уважения. Тогда окажется, что они оба ни в чем не испытывают недостатка, поскольку каждый выполнил данную ему заповедь. (54)

Это не совсем то настроение, которое можно встретить в сезонных проходах в магазине в День святого Валентина, но книга Иоанна Златоуста О браке и семейной жизни несет в себе мудрость и основательность, которые переживут сезон купидона.

.

О священстве, Книга II (Иоанн Златоуст)

Пожалуйста, помогите поддержать миссию New Advent и получить все содержимое этого веб-сайта в виде мгновенной загрузки. Включает в себя католическую энциклопедию, отцов церкви, Summa, Библию и многое другое — всего за 19,99 доллара …

1. То, что в таком случае можно использовать обман в хороших целях, или, скорее, в таком случае его следует называть не обманом, а разновидностью хорошего управления, достойного всяческого восхищения, может быть доказано более подробно. ; но поскольку того, что уже было сказано, достаточно для демонстрации, было бы утомительно и утомительно продлевать мои рассуждения по этому вопросу.А теперь вам останется доказать, не использовал ли я это искусство в ваших интересах.

Василий: И какие преимущества я извлек из этого хорошего управления, или мудрой политики, или как угодно назовите это, чтобы убедить меня в том, что вы меня не обманули?

Златоуст: Какое преимущество, молись, может быть больше, чем быть увиденным, делая то, что Христос собственными устами объявил доказательством любви к Себе? Иоанна 21: 15-17 Обращаясь к главе апостолов, Он сказал: Петр, любишь ли ты меня? и когда он признался, что сделал, Господь добавил: , если любишь меня, паси моих овец. Учитель спросил ученика, любит ли Он Его, не для того, чтобы получить информацию (как должен Тот, кто проникает в сердца всех людей?), Но чтобы показать нам, насколько велик он интерес к надзору за ними. овец. Из этого ясно, что также будет очевидно, что великая и невыразимая награда будет сохранена для того, чьи труды связаны с этими овцами, которым Христос так высоко ценит. Ибо, когда мы видим, как кто-то заботится о членах нашего дома или о нашем стаде, мы считаем его ревность по отношению к ним знаком любви к себе; однако все это нужно покупать за деньги: каким великим даром тогда Он воздаст тем, кто пас купленное Им стадо, не деньгами или чем-либо подобным, но Своей смертью, отдав Свою собственную кровь в качестве платы за стадо.Поэтому, когда ученик сказал: Ты знаешь, Господь, что я люблю Тебя, и призвал Самого возлюбленного в свидетели своей любви, Спаситель не остановился на этом, но добавил то, что было знаком любви. Ибо в то время Он не хотел показать, как сильно Петр любит Его, но как сильно Он Сам любит Свою Церковь, и он хотел научить Петра и всех нас, что мы также должны уделять ему много рвения. Ибо почему Бог не пощадил Своего единородного Сына, но предал Его, хотя и единственного, что имел? Это было для того, чтобы Он мог примирить с Собой тех, кто относился к Нему как к врагам, и сделать их Своим особым народом.С какой целью Он пролил Свою кровь? Это было для того, чтобы Он мог завоевать этих овец, которые Он доверил Петру и его преемникам. Естественно, тогда Христос сказал: Кто же тогда верный и мудрый раб, которого господин его поставит начальником над Своим домом. Опять же, это слова того, кто сомневается, но говорящий произнес их не в сомнении, но так же, как Он спросил Петра, любит ли он Его, не из-за необходимости научиться любви ученика, а из желание показать безмерную глубину своей любви: так и теперь, когда Он говорит: Кто же тогда верный и мудрый раб? он говорит не как невежественный, верный и мудрый, но как желающий изложить редкость такого характера и величие этой должности.Во всяком случае, обратите внимание, насколько велика награда — Он назначит его, он говорит, правителем над всем его имуществом. Матфея 24:47

2. Итак, будете ли вы по-прежнему утверждать, что вас не обманули правильно, когда вы собираетесь управлять вещами, принадлежащими Богу, и делаете то, что, когда сделал Петр, Господь сказал, что он сможет превзойти остальных? апостолы, ибо Его слова были: Петр, любишь ли ты меня больше этих? Тем не менее, Он мог бы сказать ему: Если ты любишь меня, соблюдай пост, спи на земле и продолжай бдения, защищай обиженных, будь как отец сиротам и заменяй место мужа их матери. Но на самом деле, если отбросить все это, что Он говорит? Позаботься о моих овцах. Ибо те вещи, о которых я уже упоминал, могут легко выполняться многими даже из тех, кто находится под властью, как женщинами, так и мужчинами; но когда от кого-то требуется председательствовать в Церкви и на него возлагается забота о стольких душах, весь женский пол должен уйти в отставку перед выполнением этой задачи, и большинство мужчин тоже; и мы должны выдвинуть вперед тех, кто в значительной степени превосходит всех остальных и парит над ними в совершенстве духа, как Саул превзошел весь еврейский народ телесным ростом, или, скорее, намного выше.1-я Царств 10:23 Ибо в данном случае позвольте мне не принимать за мерило исследования высоту плеч; но пусть различие между пастырем и его подопечным будет таким же большим, как различие между рациональным человеком и иррациональными созданиями, если не сказать даже больше, поскольку риск связан с вещами гораздо более важными. Действительно, тот, кто потерял овцу либо из-за опустошения волков, либо из-за нападений разбойников, либо из-за мух, либо из-за любого другого бедствия, постигшего их, возможно, мог бы получить некоторую снисходительность от хозяина стада; и даже если последний потребует удовлетворения, наказание будет только вопросом денег: но тот, кому доверены люди, разумное стадо Христа, понесет наказание в первую очередь за потерю овцы, которая идет за пределами материальных вещей и затрагивает его собственную жизнь: и, во-вторых, ему приходится вести гораздо более серьезное и трудное соревнование.Ибо ему не нужно ни сражаться с волками, ни бояться разбойников, ни думать, как он может отразить нашествие стада. С кем же ему воевать? С кем ему бороться? Послушайте слова Святого Павла. Мы боремся не против плоти и крови, но против начальств, против сил, против властителей тьмы этого мира, против духовного зла на высотах. Ефесянам 6:12 Видите ли вы ужасное множество врагов и их свирепые отряды, одетые не в сталь, а наделенные природой, которая сама по себе эквивалентна полному доспеху.Увидели бы вы еще одно войско, суровое и жестокое, осаждающее эту паству? Это вы также увидите с того же поста наблюдения. Ибо тот, кто рассуждал с нами о других, указывает нам и на этих врагов, говоря в определенном месте по этому поводу: Явны дела плоти, а именно: блуд, прелюбодеяние, нечистота, распутство, идолопоклонство. , колдовство, ненависть, противоречие, подражание, гнев, раздор, злословие, шепот, вздутия, волнения, 2 Коринфянам 12:20 и многое другое; ибо он не составил полного списка, но оставил нам разобраться в остальном.Более того, в случае пастыря иррациональных созданий те, кто желают истребить стадо, когда они видят, что страж обращается в бегство, прекращают войну с ним и довольствуются захватом скота: но в этом случае даже если они схватят все стадо, они не оставят пастыря равнодушным, но нападают на него еще больше и становятся смелее, не прекращая, пока они либо не свергнут его, либо сами не будут побеждены. Опять-таки, недуги овец очевидны, будь то голод, мор, ранения или что-то еще, что их беспокоит, и это может немало помочь в облегчении тех, кто подвергается таким угнетениям.И есть еще один более важный факт, который облегчает избавление от этого вида немощи. И что это? Пастухи с большой властью заставляют овец принять лекарство, когда они не хотят подчиняться ему. Ибо их легко связать, когда требуется прижигание или резка, и держать их внутри складки в течение длительного времени, когда это целесообразно, и приносить им один вид пищи вместо другого и отрезать их от их запасы воды и все остальное, что пастыри могут решить для своего здоровья, они выполняют с большой легкостью.

3. Но в случае человеческих немощей человеку, во-первых, нелегко их различить, потому что человек не знает вещей человека, кроме человеческого духа, который в нем. 1-е Коринфянам 2:11 Как же тогда можно применять лекарство от болезни, характер которой он не знает, часто даже будучи не в состоянии понять ее, даже если он сам заболеет ею? И даже когда это становится очевидным, это причиняет ему еще больше неприятностей: ибо невозможно лечить всех людей с той же властью, с какой пастырь обращается со своими овцами.Ибо в этом случае также необходимо ограничивать пищу и воздерживаться от нее, а также использовать прижигание или нож: но получение лечения зависит от воли пациента, а не от того, кто его применяет. Ибо это тоже заметил тот чудесный человек (апостол Павел), когда он сказал коринфянам: Не для того, чтобы мы господствовали над вашей верой, но являемся помощниками вашей радости. 2-е Коринфянам 1:24 Для христиан, прежде всего, люди не имеют права насильственно исправлять ошибки тех, кто грешит.Действительно, светские судьи, схватив злоумышленников по закону, демонстрируют свою огромную власть и не дают им даже вопреки их воле следовать своим собственным уловкам: но в нашем случае преступник должен быть исправлен, а не силой, но по уговорам. Ибо закон не дал нам такой власти для обуздания грешников и, если бы она была дана, не было бы у нас никакого поля для применения нашей силы, поскольку Бог вознаграждает тех, кто воздерживается от зла ​​своими собственными силами. выбор, а не по необходимости.Следовательно, требуются большие навыки, чтобы наших пациентов можно было побудить добровольно подчиняться лечению, предписанному врачами, и не только за это, но и за то, чтобы они были благодарны также за лечение. Ибо, если кто-либо, когда он связан, станет беспокойным (что в его силах), он усугубит зло; и если он не обращает внимания на слова, которые режут, как сталь, он наносит еще одну рану этим презрением, и намерение исцелить лишь становится причиной худшего расстройства.Ибо никто не может вылечить человека принуждением против его воли.

4. Что же тогда делать? Ибо, если вы слишком осторожно обращаетесь с тем, кто нуждается в серьезном нанесении ножа, и не наносите глубокий удар по тому, кто требует такого лечения, вы удаляете одну часть язвы, но оставляете другую; а если, с другой стороны, вы делаете Без должного разреза пациент, доведенный своими страданиями до отчаяния, часто отбрасывает все сразу, и лекарство, и повязку, и бросается вниз головой, ломая коромысло и разрывая повязку. Я могу сказать о многих, кто столкнулся с крайним злом, потому что был взыскан должное наказание за их грехи. Ибо, применяя наказание, мы не должны просто соразмерять его масштабу проступка, но, скорее, иметь в виду расположение грешника, чтобы, желая исправить то, что разорвано, вы не ухудшили бы разрыв, а в своем ревностные попытки восстановить то, что пало, вы увеличиваете разрушение. Ибо слабые и беспечные персонажи, по большей части привязанные к мирским удовольствиям и имеющие повод гордиться своим происхождением и положением, могут все же, если мягко и постепенно заставить раскаяться в своих ошибках, частично избавиться от по крайней мере, если не в совершенстве, из-за зла, которым они одержимы: но если бы кто-нибудь сразу же применил дисциплину, он лишил бы их этого небольшого шанса на исправление.Ибо, когда однажды душа была вынуждена отложить стыд, она впадает в бездушное состояние и не уступает ласковым словам, не склоняется перед угрозами и не становится восприимчивой к благодарности, но становится намного хуже того города, который упрекал пророк, говоря: У тебя было лицо блудницы, которая не стыдится перед всеми людьми. Jeremiah 3: 3 Посему пастырь должен иметь много рассудительности и бесчисленное множество глаз, чтобы со всех сторон наблюдать за привычками души. Ибо, как многие возносятся к гордости, а затем впадают в отчаяние из-за своего спасения из-за неспособности вынести суровое исцеление, так и есть такие, которые, не заплатив за свои грехи наказания, впадают в небрежность и становятся еще хуже и становятся еще хуже. побуждаемый к большим грехам.Поэтому священнику надлежит не оставлять ничего из этого без внимания, но после тщательного исследования всех из них применять в каждом конкретном случае соответствующие средства, чтобы его рвение не оказалось напрасным. И не только в этом вопросе, но и в работе по объединению разлученных членов Церкви можно увидеть, что ему предстоит многое сделать. Ибо пастырь овец преследует свое стадо, куда бы он ни вел их: и если кто-нибудь отклонится от прямого пути и, покинув хорошее пастбище, пасется в непродуктивных или труднопроходимых местах, достаточно громкого крика, чтобы собрать их и верните в стадо тех, кто был отделен от нее: но если человек отклоняется от правильной веры, требуются большие усилия, настойчивость и терпение; ибо его нельзя оттащить силой или сдержать страхом, но его нужно отвести назад убеждением к истине, от которой он изначально отклонился.Поэтому пастор должен быть благородным духом, чтобы не унывать или отчаяться в спасении странников из загона, но постоянно рассуждать с самим собой и говорить: Может быть, Бог даст им покаяние к признанию истина, и чтобы они могли вырваться из сети дьявола. 2 Timothy 2:25 Итак Господь, обращаясь к ученикам Своим, сказал: Кто же тогда раб верный и мудрый? Матфея 24:45 Ибо тот, кто дисциплинирует себя, извлекает выгоду только из своей выгоды, но польза пастырской функции распространяется на весь народ.И тот, кто раздает деньги нуждающимся или иным образом помогает угнетенным, приносит пользу своим ближним в некоторой степени, но в гораздо меньшей степени, чем священник, в той мере, в какой тело уступает душе. Поэтому справедливо сказал Господь, что ревность по стаду является знаком любви к Себе.

Василий: А ты сам — не любишь ли ты Христа?

Златоуст: Да, я люблю Его и никогда не перестану любить Его; но я боюсь раздражать Того, кого люблю.

Василий: Но какая загадка может быть более непонятной, чем эта — Христос повелел любящему Его пасти Его овец, а ты говоришь, что отказываешься пасти их, потому что любишь Того, Кто дал эту заповедь?

Златоуст: Мои слова не являются загадкой, но очень понятны и просты, потому что, если бы я был достаточно квалифицирован, чтобы управлять этой службой, как того желал Христос, а затем избегал ее, мое замечание могло бы вызвать сомнения, но поскольку моя немощь дух делает меня бесполезным для этого служения, почему мои слова заслуживают того, чтобы их подвергали сомнению? Ибо я боюсь, что, если я возьму в руки стадо, когда оно было в хорошем состоянии и хорошо питалось, а затем растратил его из-за своей неумелости, я спровоцировал против себя Бога, Который так возлюбил стадо, что предал Себя за их спасение и выкуп.

Василий: Вы говорите в шутку: ибо, если бы вы были всерьез, я не знаю, как вы доказали бы, что я справедливо огорчен, иначе, как с помощью этих самых слов, которыми вы пытались развеять мое уныние. Я действительно знал и раньше, что вы обманули и предали меня, но гораздо больше теперь, когда вы взяли на себя обязательство снять с себя мои обвинения, я ясно осознаю и понимаю степень зла, в которое вы меня привели. Ибо, если вы отказались от этого служения, потому что сознавали, что ваш дух не соответствует бремени этой задачи, мне следовало бы избавиться от этого до вас, даже если бы у меня возникло большое желание этого, чтобы ничего не говорите о том, что доверили вам все решение этих вопросов: но в действительности вы исходили исключительно из собственных интересов и пренебрегали моими.Вы бы действительно пренебрегли ими; тогда я должен был быть вполне доволен: но вы замыслили облегчить мой захват теми, кто хотел меня схватить. Ибо вы не можете прикрыться аргументом, что общественное мнение обмануло вас и побудило вас вообразить великие и чудесные вещи, касающиеся меня. Ибо я не был из ваших замечательных и выдающихся людей, и, если бы это было так, не следовало бы вам предпочитать общественное мнение истине. Ибо, если бы я никогда не позволял вам наслаждаться моим обществом, у вас, возможно, был бы разумный предлог для того, чтобы руководствоваться в своем голосовании публичным отчетом; но если нет никого, кто бы так хорошо разбирался в моих делах, если вы знакомы с моим характером лучше, чем мои родители и те, кто меня воспитал, какой аргумент вы можете использовать, который будет достаточно убедительным, чтобы убедить ваших слушателей в том, что вы это сделали? не ввергайте меня намеренно в эту опасность: скажите, что мне ответить вашим обвинителям?

Златоуст: Нет! Я не буду переходить к этим вопросам, пока не решу такие вопросы, как забота только о себе, если бы вы десять тысяч раз попросили меня избавиться от этих обвинений.Вы действительно сказали, что незнание принесет мне прощение, и что я был бы свободен от всех обвинений, если бы привел вас в ваше нынешнее положение, ничего не зная о вас, но что, поскольку я не предал вас по незнанию, но был близко знаком с вашими делами я был лишен всех разумных предлогов и оправданий. Но я говорю как раз обратное: поскольку в таких вопросах требуется тщательная проверка, и тот, кто собирается представить кого-либо как имеющего право на священство, не должен довольствоваться только публичным отчетом, но должен также и сам, прежде всего и прежде всего исследуйте характер мужчины.Ибо когда блаженный Павел говорит: Он также должен иметь хороший отчет о тех, кто находится вне дома, 1 Тимофею 3: 7, он не обходится без точного и тщательного исследования и не придает этому свидетельству приоритета над требуемой проверкой. в таких случаях. Ибо после долгой предыдущей беседы он упомянул это дополнительное свидетельство, доказывая, что нельзя довольствоваться только им для выборов такого рода, но принимать его во внимание вместе с остальными. Ибо публичный отчет часто говорит неправду; но когда предшествует тщательное расследование, нет необходимости предчувствовать дальнейшую опасность.По этой причине после других видов свидетельств он помещает то, что исходит от тех, кто без них. Ибо он не просто сказал, , что у него должен быть хороший отчет, , но добавил слова, из них, которые отсутствуют, желая показать, что перед отчетом тех, кто без него, он должен быть тщательно исследован. В таком случае, поскольку я сам знал ваши дела лучше, чем ваши родители, как вы сами признали, я, возможно, заслуживаю освобождения от всякой вины.

Василий: Нет, это и есть та самая причина, по которой ты не мог сбежать, если бы кто-нибудь захотел узнать тебя.Разве вы не помните, что слышали от меня и часто учились на моем реальном поведении о слабости моего характера? Разве вы не издевались надо мной постоянно из-за моего малодушия, потому что меня так легко унывали обычные заботы?

5. Златоуст: Я действительно помню, как часто слышал такие вещи, сказанные вами; Я бы не стал этого отрицать. Но если я когда-нибудь насмехался над вами, то делал это в спорте, а не в серьезной ситуации. Однако сейчас я не спорю по этим вопросам и требую от вас такой же степени терпения, в то время как хочу упомянуть некоторые из хороших качеств, которыми вы обладаете.Ибо, если вы попытаетесь обвинить меня в том, что я говорю неправду, я не пощажу вас, но докажу, что вы говорите эти вещи скорее из самоуничижения, чем из соображений истины, и я не буду использовать никаких доказательств, кроме ваших собственных слова и дела, чтобы продемонстрировать истинность моего утверждения. А теперь первый вопрос, который я хочу задать вам, такой: знаете ли вы, насколько велика сила любви? За упущение всех чудес, которые должны были быть сотворены апостолами, Христос сказал: Таким образом узнают люди, что вы Мои ученики, если будете любить друг друга, Иоанна 13:35, и Павел сказал, что это было исполнением закона, Римлянам 13:10, и что без него никакой духовный дар не принесет никакой пользы.Что ж, этот избранный добро, отличительный знак учеников Христа, дар, который выше всех других даров, я понял, глубоко укоренившийся в вашей душе и изобилующий множеством плодов.

Василий: Я действительно признаю, что этот вопрос вызывает у меня глубокое беспокойство, и что я очень стараюсь соблюдать эту заповедь, но что мне не удалось даже наполовину сделать это, даже вы сами засвидетельствовали бы мне, если бы вы перестаньте говорить из пристрастия и просто уважайте правду.

6. Златоуст: Что ж, тогда я вернусь к своим свидетельствам и сделаю то, что я угрожал, доказывая, что вы желаете унизить себя, а не говорить правду. Но я упомяну факт, который только что произошел, и никто не может заподозрить меня в попытке скрыть истину за большой промежуток времени, когда я рассказываю о давно прошедших событиях, поскольку забвение тогда предотвратит любые возражения против того, что я можно сказать ради удовольствия. Ибо когда один из наших близких друзей, ложно обвиненный в оскорблении и глупости, оказался в крайней опасности, вы бросились в самую гущу опасности, хотя никто вас не вызывал и к вам не обращался человек, который был вот-вот попадет в опасность.Таков был факт: но чтобы я мог обвинить вас из ваших собственных уст, я напомню вам слова, которые вы произнесли: потому что, когда одни не одобряли этого рвения, а другие одобряли и восхищались им, Как я могу помочь себе ? вы сказали обвиняющим вас: ибо я не знаю, как иначе любить, кроме как отдать свою жизнь, когда необходимо спасти кого-либо из моих друзей, находящихся в опасности: таким образом повторяя, действительно, другими словами, но с тем же значением, что Христос сказал своим ученикам, когда дал определение совершенной любви. Великая любовь, Он сказал: нет человека, кроме того, что человек отдал свою жизнь за своих друзей. Если тогда невозможно найти любви большей, чем эта, значит, вы достигли ее предела и своими делами и словами увенчали вершину. Вот почему я предал тебя, вот почему я придумал этот заговор. Убежден ли я теперь, что я втянул вас в это дело не из злого умысла или желания подвергнуть вас опасности, а из убеждения в вашей будущей полезности?

Василий: Значит, вы думаете, что любви достаточно для исправления ближних?

Златоуст: Безусловно, это в значительной мере способствовало бы этому.Но если вы хотите, чтобы я также представил доказательства вашей практической мудрости, я продолжу делать это и докажу, что ваше понимание превышает вашу любящую доброту.

При этих замечаниях он покраснел и сказал: «Пусть теперь мой персонаж будет отпущен: потому что не в этом я изначально требовал объяснений; но если у вас есть какой-то справедливый ответ для тех, кто без него, я с радостью выслушаю то, что вы хотите сказать. А потому, оставив это тщетное состязание, скажи мне, как я буду защищаться как перед теми, кто оказал тебе честь, так и перед теми, кто огорчается из-за них, считая их оскорбленными.

7. Златоуст: Это как раз тот момент, к которому я, наконец, спешу, поскольку, когда мое объяснение вам было завершено, я легко перейду к этой части моей защиты. В чем же тогда обвиняются эти люди и каковы их обвинения? Они говорят, что я их оскорбил и жестоко обидел за то, что я не принял той чести, которую они хотели мне оказать. Теперь, прежде всего, я говорю, что не следует принимать во внимание оскорбление, нанесенное людям, поскольку, оказывая им честь, я должен быть принужден оскорбить Бога.И я должен сказать тем, кто недоволен, что обижаться на эти вещи небезопасно, но они причиняют им много вреда. Ибо я думаю, что те, кто полагаются на Бога и смотрят только на Него, должны быть настолько религиозно настроены, чтобы не считать это оскорблением, даже если они были тысячу раз опозорены. Но то, что я не зашел так далеко, чтобы даже думать о смелости чего-либо подобного, видно из того, что я собираюсь сказать. Ибо, если бы я действительно был побужден высокомерием и тщеславием, как вы часто утверждаете с клеветой, согласиться с моими обвинителями, я был бы одним из самых беззаконных людей, обращаясь с великими и превосходными людьми, более того, с моими благодетелями. с презрением.Ибо если людей следует наказывать за причинение вреда тем, кто никогда не причинял им вреда, как мы должны почитать тех, кто спонтанно предпочел почтить нас? Ибо никто не мог сказать, что они вознаграждали меня за какие-то маленькие или большие блага, которые они получили от меня. Какого же великого наказания можно было бы заслужить, если бы кто-то наказывал их противоположным образом. Но если такая вещь никогда не приходила мне в голову, и я отказался от тяжелой ноши с совершенно другим намерением, почему они отказываются простить меня (даже если они не соглашаются одобрить), а обвиняют меня в том, что я эгоистично пощадил мою собственную душу ? Я должен сказать, что не только не оскорбил этих людей, но даже оказал им честь своим отказом.

И не удивляйтесь парадоксальности моего замечания, я предложу быстрое решение.

8. Ибо, если бы я принял эту должность, я не говорю, что все люди, но те, кому доставляет удовольствие говорить злое, могли бы подозревать и говорить многое обо мне, избранном и о них, об избирателях: например, что они ценили богатство и восхищались великолепием положения или были побуждены лесть повысить меня до этой чести: действительно, я не могу сказать, мог ли кто-то не подозревать, что их подкупили деньгами.Более того, они сказали бы: Христос призвал к этому достоинству рыбаков, шатров и мытарей, тогда как эти люди отвергают тех, кто поддерживает себя повседневным трудом: но если есть кто-нибудь, кто посвятил бы себя светской науке и воспитывался в праздность, его принимают и восхищаются. Почему, молитесь, они прошли мимо людей, которые претерпели неисчислимые труды в служении Церкви, и внезапно втянули в это достоинство того, кто никогда не испытывал подобных трудов, но провел всю свою молодость в тщетном изучении светское обучение. Все это и многое другое они могли бы сказать, если бы я согласился на эту должность; но не сейчас. Потому что теперь у них отсечены все предлоги для злословия, и они не могут ни обвинять меня в лести, ни других в получении взяток, если только одни не решат вести себя как простые сумасшедшие. Ибо как мог тот, кто прибегал к лести и тратил деньги на то, чтобы обрести достоинство, отказаться от него другим, когда он мог бы получить его? Ибо это было бы так, как если бы человек, вложивший много труда в землю для того, чтобы зерновое поле было загружено обильными продуктами, а прессы были переполнены вином, после бесчисленных трудов и больших затрат денег отдал бы свои плоды. другим — как раз тогда, когда пришло время пожинать свое зерно и собирать урожай.Понимаете ли вы, что, хотя сказанное могло быть далеко от истины, тем не менее у тех, кто хотел очернить избирателей, был бы предлог для утверждения, что выбор был сделан без справедливого суждения и рассмотрения. Но пока что я не позволил им открыть рот или даже сказать хоть одно слово по этому поводу. Таковы были бы их замечания с самого начала. Но после того, как я приступил к служению, я не смог бы изо дня в день защищаться от обвинителей, даже если бы я все делал безупречно, не говоря уже о многих ошибках, которые я должен был совершить из-за моей молодости и неопытности.Но теперь я избавил избирателей и от такого рода обвинений, а в другом случае я должен был бы вовлечь их в бесчисленные упреки. Что бы мир не сказал? Они совершили дела такого огромного интереса и важности для бездумной молодежи, они осквернили стадо Божье, а христианские дела превратились в шутку и посмешище. Но теперь всякое беззаконие заткнет ей уста. Ибо, хотя они могут говорить это за вас, вы быстро научите их своими поступками, что понимание не должно оцениваться по возрасту, и что седая голова не должна быть испытанием для старейшины, что юноша не должен быть полностью исключенным из служения, но только новичком: и разница между ними велика.

Об этой странице

Источник. Перевод W.R.W. Стивенс. Из Никейских и постникейских отцов, первая серия, т. 9. Под редакцией Филиппа Шаффа. (Буффало, штат Нью-Йорк: «Христианская литературная издательская компания», 1889 г.) Отредактировано и отредактировано для «Нового пришествия» Кевином Найтом. .

Контактная информация. Редактором New Advent является Кевин Найт. Мой адрес электронной почты: feedback732 на newadvent.org. (Для борьбы со спамом этот адрес может время от времени меняться.) К сожалению, я не могу отвечать на каждое письмо, но я очень ценю ваши отзывы — особенно уведомления о типографских ошибках и неприемлемой рекламе.

.