Содержание

Великие Макарьевские Четьи-Минеи — сокровище духовной письменности Древней Руси — архимандрит Макарий (Веретенников)

Великий Новгород – выдающийся культурный центр Древней Руси. С его именем связаны древнейшие памятники нашей письменности: Остромирово Евангелие, богослужебные Минеи XI в. и др. Их созданию и сохранности способствовали два фактора высокий культурный и экономический потенциал Новгорода и благоприятствовавшие исторические обстоятельства «Орды Батыя не дошли до Новгорода, счастливо избегнувшего общего для всех русских городов разгрома. Поэтому Новгород сохранил рукописные богатства Киевской Руси, сохранил книжную образованность и, впоследствии, в течение веков снабжал Москву древними рукописями, летописями, предметами искусства»1. Академик М. Н. Тихомиров подчеркивает, что «новгородцы выделялись своей относительной образованностью» 2.

Активную роль в этом созидательном процессе играли новгородские монастыри и, прежде всего, соборный храм святой Софии, Премудрости Божией, и новгородские святители «Помещались ли в доме Новгородского владыки, кроме канцелярии, еще какие-нибудь учреждения, мы не знаем. Очень возможно, что именно тут, а не где-нибудь в другом месте работали ученые составители летописей и переписчики разных книг, дошедших в значительном количестве до нас и обозначенных местом их написания. Пишут здесь книги «Владычные паробки» Владыки Новгородские собирают вокруг себя много писцов и заботятся о развитии при доме своем книжного дела»3. Книжными начинаниями известны такие Новгородские владыки, как архиепископы Моисей4, Евфимий II и др.5. Во второй половине XV в. в Новгороде трудился плодовитейший писатель древней Руси – афонский иеромонах Пахомий Серб6. Особое место среди владык занимает святитель Геннадий – богослов и полемист, библеист и литургист. «Старый Новгород в длинном ряду своего литературного наследства оставил один знаменитый памятник духовной или, точнее, священной письменности, который решительно выделяется, как Софийский собор среди многочисленных новгородских святынь, из всей родственной ему старой русской литературы. Это Библейский свод, то есть первое на Руси и во всем славянском мире полное собрание Библейских книг в славянском переводе, сделанное Новгородским архиепископом Геннадием в 1499 году»7. Продолжателем его трудов был архиепископ Новгородский Макарий (1526–1542), позднее – митрополит Московский и всея Руси (1542–1563)8. Он принимает уже усилия по собиранию всей духовной литературы в единый сборник – Великие Минеи Четьи (далее ВМЧ).

На Руси к этому времени существовала различная переводная и оригинальная литература, имелись и «четьи» сборники. Их появление у нас восходит к Киевскому периоду. Они охватывали весь годовой период и имели в своем содержании жития, но не всегда с чтением на каждый день9. В последующее время идет постепенное заполнение лакун, а в конце житийного материала появляется гомилетический10. К числу таких памятников следует отнести Супрасльский сборник XI в., Успенский сборник XII–XIII вв.11. Отдельные тома минейного круга сохранились от XV в. Первый известный систематический опыт работы над житийным материалом связан с именем преподобного Нила Сорского и его учеников. «После смерти Нила Сорского (7 мая 1508 г.) в Кирилло-Белозерском монастыре переписали созданное им грандиозное собрание житий – годовой комплект Четьих Миней. Трудилось несколько писцов во главе с Гурием Тушиным, учеником Нила»12.

М. Н. Сперанский следующим образом резюмирует ход развития Минейных сборников на Руси: «Возникшая в IX или Х вв. Минея славянская пополняется греческими житиями под влиянием церковных уставов, эти Жития заполняют сперва пустые числа, затем идут дополнения в виде вторых статей под числами. Это славянские, преимущественно югославянские, статьи исторического характера, затем характер Минеи понемногу начинает меняться, принимая поучительный оттенок – начало проникновения в Минею, сперва в конце, а затем и внутри её, поучений, похвальных слов, среди которых местные славянские сочинения играют заметную роль. Наконец, в макарьевское время выдвигаются жития специально русские и самый характер Миней изменяется, превращаясь в своеобразную сокровищницу всех читаемых книг»13.

При дворе святителя Макария в Новгороде так же, как и при архиепископе Геннадии, велась интенсивная литературная деятельность. По его благословению делается перевод Толковой Псалтири епископа Брунона Вюрцбургского, пишется житие и служба преподобного Михаила Клопского, житие болгарского мученика Георгия Нового, составляется Пасхалия на восьмую тысячу лет, ведутся летописные работы. Этим трудам предшествовала работа инока Досифея, племянника преподобного Иосифа Волоцкого, над исправлением текста Синайского Патерика по благословению архиепископа в 1528 – 1529 гг.14.

В послесловии к Патерику он писал: «И ныне оубо и в нашей земли такая (подвижники – И. М.) много бывают, но нашим небрежением презираеме и писанию не предаваема, еже некая и мы сами свемы, иoтoих не слышавша нехуже писанных зде»15. Работа над Синайским Патериком – это одно из ранних литературных начинаний святителя Макария, которое предшествует началу собирания Миней Четьих и взаимосвязано с ними16. Стремление инока Досифея собрать и записать сведения об отечественных подвижниках выразилось впоследствии в составлении им Волоколамского Патерика. Задачи, поставленные святителем Макарием, были значительно шире. Учитывая опыт архиепископа Геннадия по собиранию библейских книг17, святитель Макарий начинает собирание и систематизацию всего агиографического, гомилетического, святоотеческого, духовного наследия на Руси для духовного просвещения и назидания18, «чтобы знал грядущий род, дети, которые родятся, и чтоб они в свое время возвещали своим детям, возлагать надежду свою на Бога, и не забывать дел Божиих, и хранить заповеди Его» (Пc.77:6–7)

Созданные архиепископом Макарием Четьи-Миней сохранились до нас в трех списках: самый ранний называется Софийским, так как был дан святителем в Новгородский Софийский собор в 1541 г.19, полностью сохранился Успенский комплект Миней, данный им позднее в Успенский собор Русской Митрополии, и десять царских Миней из числа подаренных царю20.

Сам Святитель во вкладной записи в Софийской Минее довольно краток. После обычной датировки в ней следует «Се яз смиренный Макарие архиепископ Богоспасаемых градов Великого Новаграда и Пскова дал есми сию святую великую книгу Минею четью месяць сентябрь и прочих дванадесяти Миней четих во святую великую в соборную церковь святыа Софея, не изреченныя Премудрости Божия того преславуцаго Великого Новаграда в шестоенадесяте лето святительства и паствы своего смирениа. На память своей души и по своих родителех в вечной поминок»21. Несомненно, большая и кипучая книжная деятельность Новгородского владыки была всем известна. Выдающийся писатель XVI в., богослов-полемист инок Отенской обители Зиновий, обращаясь в послании к новгородскому дьяку Я. Шишкину (30-е гг.) и имея в виду святителя Макария, писал «Государь, живешь ис божественна мужа велика святителя и Божия книги на всяк час чтутся ту»22. «С какою гордостью, – пишет один исследователь, – он (святитель Макарий – И. М.) должен был видеть, когда руками собирателей и переписчиков, выполнявших его поручения, росли книжные сокровища!»23

Во вкладной записи Успенских Миней святитель уже значительно подробнее говорит о содержании книг, и о работе над ними. «А писал есмь cия святыя книги в Великом Новегороде, како есми тамо был архиепископом, а писал есми и собирал и в едино место их совокуплял два надесять лет многим имением и многими различными писари, не щадя сребра и всяких почастей, но и паче же многи труды и подвиги подъях от исправления иностранских и древних пословиц преводя на русскую речь и сколько нам Бог дарова уразумети, толико и возмогохом исправити, иная же и до днесь в них не исправлени пребысть и сия оставихом по нас могущим с Божией помощию исправити»24. Несколько выше он дает и характеристику содержания Миней «И в тех четьих Минеях все книги четьи собраны святое Евангелие, четыре Евангелисты толковые и святой Апостол и все святыя апостольския послания и деяния столкованием и три великия Псалтири разных толковников и Златоустовы книги – Златоструй и Маргарит и Великий Златоуст и Великий Василий и Григорий Богослов с Толкованием и великая книга Никонская с прочими посланми его, и прочия все святыя книги собраны и написаны в них – пророческия и апостольския и отеческия и праздничныя слова и похвальныя слова и всех святых отец жития и мучения святых мученик и святых мучениц, жития и подвизи преподобных и богоносных отец и святой Апостол и все святыя апостольския послания и деяния столкованием и три великия иерусалимския и египетския и сиңайския и скитския и печерския и все святыя книги собраны и написаны, которые в русской земле обретаются и с новыми святыми чюдотворцы»25.

Все созданные три редакции Миней не идентичны по содержанию, но каждая последующая впитала в себя соответственно большее число памятников письменности. В последнее время сделаны некоторые наблюдения о методике работы над Минеями, о принципе отбора материала. За структурную основу создаваемых Миней был положен Пролог «Одним из источников BMЧ явился Пролог, точнее, один из его списков, переписанный по повелению Макария в 1532 г. Характерная его черта – соседство большого числа сказаний болгарских, новгородских и общерусских»26. Проложный материал был пополнен минейными житиями, гомилетическим наследием святых отцов соответственно по дням Православного Месяцеслова. Материал, который нельзя было приурочить к определенному дню, помещался в конце рукописи. Плод двенадцатилетних трудов – это так называемая Софийская редакция Миней, данная вкладом в Новгородский кафедральный собор Святой Софии, Премудрости Божией.

Но собирание и поиски – процесс творческий и, следовательно, выявление новых духовных сокровищ, которыми жила Русская Церковь в то время и которые бытовали, прежде всего, в северных её пределах, продолжалось. На базе Софийских Миней было предпринято составление новой редакции Миней, известных ныне как Успенские. Сличение соответствующих томов показало, что по сравнению с Софийскими Минеями «в успенских экземплярах сделаны весьма немногочисленные изъятия или замены текстов. В то же время Минеи Успенского списка были дополнены самыми разнообразными материалами, начиная с небольших статей из стишного Пролога и кончая такими объемными сборниками, как, например, Златоструй или Измарагд. Подобные дополнения были не эпизодическими, они делались не от случая к случаю, а систематически. При составлении каждой месячной Минеи Успенского списка в нее включались новые тексты, отсутствовавшие в соответствующей Софийской Великой Минее»27. В. Кучкин, изучив списки ноябрьских Миней, считает, что при создании расширенной, т. е. Успенской редакции, была первоначально сделана отредактированная копия Софийской Минеи, затем к ней было добавлено Толковое Евангелие от Матфея и другие статьи. Причем по филиграням первый этап можно датировать «около 1542 г. », второй – «между 1542 и 1547 гг. Окончательное оформление Успенского списка относится примерно к 1550 г.»28. Последнее было осуществлено в Москве, где к этому времени святитель Макарий был митрополитом, а предшествующие этапы – в Великом Новгороде29. С. Клепиков считает, что переплеты Миней были изготовлены в Троицком монастыре30. В ноябре 1552 г. новый комплект Миней был дан в Успенский собор Русской Церкви, от которого и произошло их именование «Успенские». Как и Софийские Минеи, Святитель дал их, согласно вкладной, «на память своей души и по своих родителех в вечный поминок». Сведения об этом даре можно встретить и в синодике-помяннике Успенского собора, где после записи рода митрополита Макария говорится: «И по тех по всех душях дано в Сенаник богородицкому протопопу Ивану з братьею на собор дватцать рублев денег, да в соборную церковь Успениа Пресвятыя Богородицы Русьскыа Митрополиа дано по тех же душах дванадесять Миней четьих великих книг, писаны все в дестный лист и в тех Минеях четьих все святыа книги четьи написаны, которые в Русьском царстве обретаются и с новыми чюдотворцы на память своей души и по своих родителех в вечной поминок»31.

В то время, как завершалась работа над Успенскими Минеями, по желанию царя Иоанна IV начали создавать новый вариант для него. Один писец, активно участвовавший в этом процессе, сообщает в приписке к рукописи «А писал Мокий, бысть бо тогда повеление от царя великого князя Иванна по многим градом писати святыа книгы, в Великом же Новегороде царьскым повелением повелеваша тогда писати сиа святыя книгы Фома Софейской священник»32. Возникшие у писца трудности были разрешены с помощью Федора Сыркова33. Хотя здесь говорится о «повелении от царя», но оно не могло быть не согласовано с митрополитом, и, наконец, база исполнения – это школа, выпестованная святителем. Царские экземпляры Миней по сравнению с Успенскими еще несколько расширены по содержанию. Так, в них внесено больше житий русских святых. Протограф Успенской Минеи послужил основой и для Царской Минеи «С этого-то сборника и была списана основная часть Царского экземпляра»34. Таким образом, все великое предприятие, начатое вскоре после прибытия святителя Макария в Новгород, было завершено уже в Москве в начале 50-х гг.

В последнее время были предприняты усилия найти черновые варианты Великих Четьих Миней. Н. Ф. Дробленкова, изучая Сказание о Вавилоне, помещенное в декабрьской Великой Минее, обратила внимание на рукопись из собрания М. Н. Тихомирова (Новосибирск, ГПНТБ). Её изучение позволило сделать вывод, что данный сборник «является одним из ранних вариантов декабрьской книги ВМЧ митрополита Макария»35. Другой исследователь, уточняя, отметил большую сложность процесса создания Великих Миней Четьих36. Был указан также оригинал и для июльской Минеи37, что не менее убедительно было позднее отклонено38. Но плодотворность и необходимость подобных поисков очевидны, так как они вводят нас в сложный мир книжности того времени.

Что же представляет собой созданный большими усилиями труд? «Двенадцать громадных томов форматом в большой лист, в отдельных более тысячи пятисот листов, в общей сложности – более 27000 страниц убористого текста в два столбца – таков примерный объем Великих Миней Четий39. Или, как сказал архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский), – «это целая библиотека книг, мало трех лет, чтобы прочесть её»40.

Прежде всего, минейный материал при их создании был упорядочен. «Древняя книжность знала по крайней мере два принципа систематизации. Один, первоначально наиболее распространенный, был календарным – ему следовали различные богослужебные книги. Другой, появившийся несколько позднее, был алфавитным (древнейший памятник – «Азбучный Патерик»)»41. Чтения каждого дня в Макарьевских Минеях содержали в начале тексты обычного Пролога и Стишного. Затем следовали житийные тексты из различных Миней Четьих и, наконец, гомилетические произведения на данный день. В дни памяти евангелистов, пророков наряду помещались взятые из Священного Писания их книги, а в дни памяти святых отцов Церкви – их творения. Те материалы, которые нельзя было приурочить к определенному дню, помещались в конце Миней42. Содержание Миней весьма разнообразно это и Священное Писание (выделяются Толковые Псалтири), и патристические, гомилетические, житийные тексты, учительные послания русских митрополитов и т. д. Приведем для примера роспись содержания Миней на один день (19 ноября) по изданному оглавлению:

«Л. 1025 Память святаго пророка Авдеа. Нач: Святый пророк Авдей бе от всей Сухемеcкыа страны Палестиньскыя.

– Святаго мученика Азиа чюдотворца Нач. От страны Асийскыя бысть святый Озия

– Святаго мученика Романа Нач.: в Царство Максимиане нечестиваго царя мнозем крыющимся христианом (срав. л. 1022),

Л. 1025 об Святых мученик Анфима, Фалалея, Христофора, Евфимье и чад еа и святаго моученика и Агафоника, иже от Кесария Палестиньскыа пострадавша при Максимьяне (1 заглавие).

– Притча святаго Варлама о временном сем веце. Нач.: Сего света житие человеческо мало временно.

Л. 1026 Слово святаго Иоанна Златоустаго, яко не подобает отимати чюжаго имениа, ни обидити вдовицъ. Нач.: в Костянтинеграде бяше мужъ болярин именем Феогност.

Л. 1027 Мучение святаго моученика Варлаама. Нач.: Многыим христианомъ восхищающимся и мьсти предающемся.

Л. 1028 об Сказание пророчества Авдийна. Нач.: Идумеем дед есть Исав Исаков сынъ

– Пророчество Авдиино. Нач.: Видение Авдиино (Сказание и пророчество Авдиино те же, что и в полном списке Библии).

Л. 1029 Авдие (Житие). Нач.: Бе же Авдеи от Сухема.

Л. 1030 Память святаго пророка Авдия. Нач.: Сии тълкуется оубо раб Господень (срав. л. 1025).

– Святаго мученика Варлама. Нач.: Варлам мученик бысть от Антиохна Соурьскиа стар оуже образом.

– Память святаго моученика Асиа. Нач.: Сен беяше при Диоклитиане цари от страны Саворъскиа (срав. л. 1025).

– Память святых мученик 150 воин иже съ святым Азием скончавшимся (имен нет).

Л. 1030 об Святых мученик 12 воин иже мечемъ скончашася (имен нет).

– Святаго моученика Araпиа (Сказания нет).

– Святаго моученика Романа (срав. л. 1025).

– Притча святаго Варлама о временнемь веце (срав. л. 1025 об.).

Л. 1031 Слово святаго Иоанна Златоустаго, яко не подобает отимати чюжего имениа, ни обидети вдовицъ (срав. л. 1026)»43.

Великие Макарьевские Четьи-Минеи вобрали в себя памятники духовной литературы, появившиеся в результате перевода на заре существования славянской письменности, первые оригинальные русские произведения и другие книжные богатства, хранившиеся в доме Святой Софии, в новгородских монастырях и т. д. К числу первых следует отнести творения святителя Афанасия Александрийского, о древности списка которых говорит сохранившаяся приписка: «Сиа книгы благочестныа, наричимыа Афанасий, повелением князя нашего болгарска именем Симеона преложи их епископ Константин в словеньск язык от греческа в лето от начала мира 6414 индикта 10 ученик сый Мефодов, архиепископа Моравы, написа же их Тудор черноризец Доксов. Тем же князем повелел на устии Тыня в лето 6415 индикта идаже святая златаа церквы новаа сотворена есть тем же князем все убо лето успе раб Божии сего князя отець. Князь болгарский Борис. Сей же Борис болгары крестил есть»44. Эта уникальная рукопись, текст которой вошел в Макарьевские Минеи, была активно использовала на новгородском дворе еще при святителе Геннадии45. В Минеях имеются творения известного деятеля Болгарской Церкви – Тырновского патриарха Евфимия46. «Благодаря Великим Минеям-Четьям митрополита Макария, где «Книга Григорий Самвлакъ» была помещена в Успенском списке под 31 июля, сочинения балканского и восточнославянского писателя стали хорошо известны в России во второй половине XVI–XVII вв. »47.

Самый древний русский памятник в Минеях – это «Слово о Законе и Благодати» митрополита Киевского Илариона (XI в.), помещенный под 15 июля, в день памяти равноапостольного князя Владимира48. Последующие произведения русского происхождения – это творения епископа Туровского Кирилла, «Паломник» игумена Даниила, агиографические труды афонского иеромонаха Пахомия Серба и другие.

Эти русские произведения также брались из книгохранилища Святой Софии, и можно говорить, что наиболее активно привлекалось письменное наследие святителя Геннадия. Так, ко времени деятельности архиепископа Геннадия восходит помещенный в Минеях текст «Беседы» Қозмы Пресвитера, который получает распространение в последующей рукописной традиции49. Одним из сотрудников святителя Геннадия был Димитрий Траханиот, переведенное им «Прение Афанасия с Арием» было помещено в Макарьевских Минеях и получило дальнейшее распространение50. Отмечается сходство минейного текста творений Дионисия Ареопагита с рукописью Соловецкого монастыря (ГПБ, Солов № 165/15), созданной при дворе архиепископа Геннадия игуменом Досифеем51. С. Г. Вилинский полагает, что перевод пространного жития святого Василия Нового, помещенный в Макарьевских Минеях, мог появиться в Новгороде в конце XV в.52, а значит, при архиепископе Геннадии.

Данные факты еще более подчеркивают неоднократно отмечавшиеся исследователями черты преемственности в деятельности архиепископа Геннадия и святителя Макария, тем более, что в наследии святителя Геннадия могли быть памятники предшествовавших владык. Так, в Царской январской Минее после сказания о разорении Иерусалима в приписке сообщается, что текст переписан с рукописи 1503 г., а перевод сделан в Новгороде при архиепископе Ионе в 1468 г.53 О привлечении новгородских книжных сокровищ при создании Миней сообщает также запись писца в октябрьской Минее в конце Толкового Апостола из Отенского монастыря54.

Наряду с этим мы найдем в Минеях такие памятники духовной литературы, которые современны Минеям. Это – житне преподобного Пафнутия Боровского (†1477, имеется уже в Софийской майской Минее), Синайский Патерик, исправленный иноком Досифеем, Толковая Псалтирь Брунона Вюрцбургского, переведенная Дмитрием Герасимовым, житие преподобного Михаила Клопского, составленное В. М. Тучковым, житие болгарского мученика Георгия (в Царском списке), Письмовник55, жития русских святых, канонизированных в середине XVI в.

Наряду с массой житий святых, авторство которых не указано, много произведений, преимущественно гомилетического характера, подписанных именами их авторов. Список этих византийских, западных, южнославянских и русских авторов весьма внушителен. Это – Анастасий, монах Горы Синайской, святитель Андрей Критский, Антиох, Аркадий Кипрский, Афанасий Александрийский, Брунон, епископ Вюрцбургский, Василий Великий, Василий Селевкийский, Георгий, архиепископ Александрийский, Георгий Экзарх, Герман, архиепископ Александрийский, Григорий Цамблак, Григорий инок, Григорий, папа Римский, Евагрий, Евсевий епископ, Евфимий инок, Евфимий, патриарх Тырновский, Епифаний Кипрский, преподобный Ефрем Сирин, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин, Иосиф Волоцкий, Исаак Сирин, Кирилл Александрийский, Леонтий, епископ Кипрский, Максим Грек, старец Памва, Пахомий Серб, Прокл, архиепископ Константинопольский, Севернан, епископ Авальский, Симеон Богослов, Симеон Метафраст, Симеон Месопотамский, Тимофей, архиепископ Александрийский, преподобный Феодор Студит, Феофил Александрийский, Филолог Черноризец и др. Но и при таком богатстве содержания Макарьевских Миней некоторые исследователи называют произведения духовной письменности, не нашедшие места в составе Миней. В ответ на это можно привести мнение В. Лебедева о том, что святитель Макарий имел «не научную цель, а нравственную дать на каждый день года чтение «великую душевную пользу» читателям и слушателям»56.

Наиболее объемное исследование, посвященное Великим Макарьевским Четиям-Минеям, принадлежит американскому исследователю Д. Б. Миллеру57, который попробовал увидеть в их содержании идейную направленность «обилие текстов макарьевского собрания показывало, что Москва, которую часто именовали Русским царством, есть центр христианского мира, что это последнее из указанных Богом царств»58, – пишет он. Что же касается представлений о христианском царе, то в Минеях были собраны различные произведения, основанные на наставлениях диакона Агапита византийскому императору Юстиниану (VI в.). Различные русские жития также показывают образ православного государя, его покровительство церквам и монастырям. Московские государи везде в Минеях называются «царями», «самодержцами всея Руси».

Созданные незадолго до соборных разбирательств ереси Матфея Башкина и Феодосия Косого, Минеи содержат самые различные произведения антиеретической направленности. Святитель «Макарий наполнил ковчег Русского Православия новыми переводами и новыми редакциями произведений религиозных классиков в связи с древними ересями или по поводу явлений, которые могли иметь касательство к тогдашним ересям»59. Это были «Беседы на богомилы» пресвитера Козмы, житие Афанасия Александрийского, творения святителя Афанасия против ариан, послание патриарха Константинопольского Фотия болгарскому царю Борису, проповедь патриарха Константинопольского Германа в защиту икон, антиеретические послания русских митрополитов, «Просветитель» преподобного Иосифа Волоцкого. Антимусульманской направленности Миней отвечают «Повесть о мусульманской вере» флорентийского монаха Рикольдуса (под 31 июля) и русские жития князей, пострадавших от татар в Орде, повествования о принесении Владимирской иконы Богоматери в Москву и избавлений Руси от нашествия Тамерлана (под 26 августа). «Освобождение от татарского ига в Макарьевской Минее явилось темой двух созданных агиографических трудов. Это «Память» святителя Ионы, архиепископа Новгородского, времен Василия II и Иоанна ІІ и похвальное слово преподобному Димитрию Прилуцкому. Подобная же тема фигурирует и в содержащихся в Минее трех посланиях священнослужителей Ивану III во время стояния на Угре в 1480 году»60.

Д. Миллер отмечает и такую особенность Миней они содержат все антилатинские произведения, существовавшие в то время на Руси. На основании этого он делает вывод, что митрополит Макарий, в отличие от своих предшественников, «имел презрительное отношение к западному христианству»61. А так ли это? Поставив себе цель собрать все «Чтомые» на Руси книги, святитель последовательно и осуществлял её. Но делать на основании этого подобный вывод – преждевременно, как и сомневаться в чистоте Православия у святителя Геннадия, при дворе которого переводились западные сочинения.

Более скромная по размерам статья Н. К. Гаврюшина посвящена проблемам естественнонаучного характера в содержании Миней. Так, вопросы христианской космологии освещены в «Шестодневах» святителей Иоанна Экзарха и Георгия Писиды «Кроме того, космологические и астрономические сведения содержатся в «Небесах» («Богословии») Иоанна Дамаскина и «Христианской топографии» Қозьмы Индикополова62. Календарные вопросы отражены в Пасхалии, в Слове Максима Грека «противу тщащихся звездозрением предрицати будущих» в вышеназванной книге Қозьмы Индикополова и описаниях хождений в Святую Землю содержатся сведения географического характера. «Сведения по антропологии и медицине, помимо универсальных «Шестодневов», содержатся также в известном комментарии Галена на сочинения древнегреческого врача Гиппократа, основоположника научной медицины «Галиново на Ипократа»63 в многочисленных творениях отцов Церкви, помещенных в Макарьевских Минеях, имеются основы психологии и педагогики, грамматики и логики. Русские памятники письменности рассказывают об отечественной истории, а уставы князей Владимира и Ярослава свидетельствуют о юридических основах у нас на Руси.

Чаще, однако, бывает так, что исследователи рассматривают не комплексно вопросы, связанные с Макарьевскими Минеями, а более частные проблемы одного памятника, тем не менее выводы их бывают чрезвычайно интересны. Например, В. П. Адрианова, изучая рукописную традицию на Руси жития Алексия, человека Божия, пришла к выводу, что текст этого жития в Макарьевских Минеях предварительно исправлялся с учетом греческого оригинала64. Между тем известен скептицизм в отношении знания греческого языка в окружении митрополита Макария65. «Однако, хотя о. И. Смирнов и приписывает мнение о знакомстве макарьевских сотрудников с греческим «оптимизму беспочвенного характера», тем не менее факт исправления некоторых произведений не только по славянским, но и по греческим текстам может считаться установленным. Проф. И. Е. Евсеев в «Очерках по истории славянского перевода Библии» отмечает, что в Библейских книгах, вошедших в Великие Четьи-Минеи, «есть поправки по греческому тексту. Таким образом, наш текст жития св. Алексия, обнаруживающий несомненные признаки сверки с греческим оригиналом, оказывается в этом отношении не одиноким»66.

Болгарская исследовательница В. Тыпкова-Заимова установила греческий оригинал для одного похвального слова великомученику Димитрию Солунскому, оставшийся неизвестным издателям Макарьевских Миней67, а потом сравнила все тексты, посвященные этому мученику в Великих Минеях, с более ранними списками (XV в.) из собрания Рыльского монастыря68. В связи с этим она отмечает: «Многочисленные тексты, связанные со святым Димитрием и помещенные в собрании Макария, свидетельствуют о широком распространении почитания на Руси Солунского покровителя. Одно это уже доказывает тесные связи между книжностью, проникавшей в Средневековье в болгарскую культурную общественность из Византии и переносившейся в другие славянские культурные среды, прежде всего – в Россию. Как, однако, видим, при подборе этих текстов составители не следовали одной определенной линии, а черпали из многих сборников, имевших распространение. Внушительный перечень текстов в Макарьевском собрании имеет большое значение для текстологического изучения как сравнительный материал при проверке самого греческого текста, раскрывающий манеру древних книжников, их переводов с греческого, восприятие среднеболгарских текстов в русском языке»69.

Правомочен вопрос, известны ли имена писцов Великих Макарьевских Четьих-Миней? В июльской Софийское Минее, которая завершается «Просветителем» преподобного Иосифа Волоцкого, имеется запись писца «В лето 7046-го месяца февраля 7 по благословению государя нашего преосвященного архиепископа Великаго Новагорода и Пскова владыки Макариа почета сиа книга писати многогрешным неключимым иноком Аркадцом Пофнутьева монастыря постриженник»70. Таким образом, это имя свидетельствует как о постоянных связях святителя Макария с местом его пострижения, так и о том, что в создании июльской Минеи сфокусировались просветительские традиции Боровского и Волоколамского монастырей, синтезированные в таком богатом культурном центре, каким был Великий Новгород71. Известна также безымянная запись в августовской Софийской Минее. «А писал крылошенин много грешный им(я) р(е)къ»72.

Успенские Минеи не сохранили имен своих писцов, так как в результате последующих поздних переплетов были сильно обрезаны поля, на которых имена эти обычно указывались. Известны имена писцов Царского списка, благодаря опубликованной работе Т. Н. Протасьевой73. Это – Богдан, диакон Софийского собора (II)74, Даниил, диакон церкви преподобного Варлаама (II)75, Димитрий, священник Никольской церкви (XI), Димитрий, священник Прусской улицы (VIII, IX), «Жук» диакон (І), Захария, священник церкви (Иоанна) Богослова (VI), Зилантий, диакон церкви Рождества Пресвятой Богородицы (V), Иаков, священник Зачатьевской церкви (І), Иоанн Григорьев, сын Неронов, дьячок Иоанновской церкви (VII), диакон Покровской церкви (I), Игнатий, диакон Вознесенской церкви (І), иеромонах Иннокентий (І), Қассиан инок «з Гремячей горы» (ІІ), Клим, диакон Георгиевской церкви (І), Қонон, священник с владычнего двора (I), Қосьма, священник Богородицкой церкви «на Завеличье» (ІІ), Леонтий, диакон Ильинской церкви (VIII), священник Марк (ІІ), Нечайка, дьячок Духовской церкви (VIII), Никита, диакон церкви Бориса и Глеба (XI, VI), Никифор, диакон церкви святого Василия (I), «Останя», священник церкви Тимофея (XII), Павел, священник церкви Сретения на Усохе (I), Тимофей, священник Георгиевской церкви (XII), Трофим Зеленый, священник церкви Варлаама «с товарищи» (II, VIII), Феодор, священник церкви святого Алексия (II), Феодор, дьячок церкви святого Власия (VIII), Христофор инок (Х), наконец, Гавриил и «Юшка», по-видимому, братья дьячка Косинского (VII). Без имен называются Алексеевский Пономарь (IX) и Троицкий дьячок (VI), без указания духовного звания – Филат Космодамианский (VIII), и «Коткового из Котельникова монастыря» (II).

Наряду с духовными лицами активно трудились и простые писцы. Анания («Онашка Постник», XI), «Постник» (Х), «с Нутной улицы» (VIII), Андрей («Ондреица из Қалачников», XI), Андрей Новгородец (VIII), Борис Михайлов Қолтыря (VII), Брусилов Михаил (VII), Василий («Васка», І), Василий Проскурницын (VIII), Гавриил (I), Дементий («Дементишкино писмо», IІ), Зотик («Зот», І), Иаков («подручник Кривкова»; II), Иаков («Якуша Онуфриев сын Мужачего»; VII), Иван Шумилин (IX), «Истомка Купинский» (XI), Кривков (ІІ), Қосьма Белый (I), Лавр Залякин «с луга» (ІІ), Максим (VII), Меншиков (VIII), Мокий (XI, V), Петр («Петрушка»VII), Савва Образков (II), Синицын (І), Ситков (I), Третьяков (I).

Таким образом, здесь упомянуто более пяти десятков имен писцов, переписывавших Царские Минеи, но до наших дней сохранились не все записи писцов, так как одни частично или полностью были обрезаны при переплете, другие трудночитаемы теперь, наконец, два фолианта из всего комплекта до нашего времени не сохранились. Разумеется, среди этих писцов были и неизвестные нам теперь ветераны, участвовавшие в создании Софийских и Успенских Миней многочисленные выражения типа «правил», «правлено» говорят о том, что текст не только переписывали, но и сверяли затем с оригиналом. Одним из наиболее активных писцов был ранее уже упоминавшийся Мокий. Он, переписав житие священномученика Мокия (IIV), отметил на полях «Тезоименитый и грешный Мокий писарь, Божиею милостию един сию книгу написал». Выделялся, нужно думать, из остальных священник Варлаамовской церкви Трофим Зеленый «с товарищи». Возможно, в число последних входил, и диакон этой же церкви Даниил. Аналогичное положение в этом деле занимали священник Феодор и Дьячок из Алексеевской церкви. При этом еще раз подтверждается руководящая роль причта Софийского собора, это священник Қонон с Владычнего двора, диакон Богдан Борисоглебский диакон сообщает в приписке: «Отдал книгу и писмо Софейскому священнику Фоме…». Другая приписка гласит. «Ильинского диакона Левонтия 11 листов, а у Фомы его письма 70 листов». Последняя запись свидетельствует о том, что у клириков не всегда указывали сан и, следовательно, число писцов из среды духовенства на самом деле могло быть еще больше76.

Святитель Макарий называет свой труд в успенской вкладной записи так: «святая великая книга Минея-четья», «великия книги дванадесять Миней четьих», «святыя великия книги». Это же наименование мы встречаем и в Успенском Синодике: «Дванадесять Миней четьих великих книг, писаны все в дестный лист»77. О Минеях с похвалой отзываются историки. Созданный памятник, впитав в себя духовные письменные сокровища Древней Руси, и сам явился величайшим вкладом в русскую культуру. Профессор Московской Духовной Академии И. Н. Шабатин писал о Макарьевском труде: «И учёный богослов, и историк Церкви нашей Родины, и скромный сельский батюшка, и любой из миллионов рядовых православных мирян с именем святителя Макария неразрывно связывают его бессмертный подвиг по составлению всемирно известных «Великих Четьих-Миней». Действительно, этот труд один достаточен для того, чтобы прославить имя Макария в веках; его значение очень далеко выходит за пределы справочной энциклопедии внутри церковного значения»78. «Четьи-Миней, – писал доцент Московской Духовной Академии Н. Муравьев, – являются актом церковно-государственной важности. Мотивы их появления одинаковы с мотивами созыва Стоглавого Собора и Соборов для канонизации, – именно обновить и возвеличить Русскую Церковь»79.

Академик А. С. Орлов отнес Макарьевские Че́тьи-Минеи – как и Стоглав, Соборы 1547 и 1549 годов, Степенную Книгу, Домострой, Лицевой летописный свод, книгопечатание – к числу обобщающих культурных мероприятий80. «Идеей величия Русской земли и необходимости централизации областных священных преданий проникнута и литературная деятельность Макария по составлению Великих Четьих-Миней. Великие Четьи-Минеи Макария по своему составу представляют собой, прежде всего, собрание оригинальных и переводных житий, сохранившихся на Руси от начала христианства до середины XVI в.»81. Эта же мысль o Макарьевских Минеях еще более отчетливо сформулирована Д. С. Лихачевым: «Это было идейное собирание Русской Церкви, подобно тому политическому объединению Руси, которое незадолго до этого было осуществлено московскими великими князьями»82. Отобранные в Четьи-Минее или написанные для них жития русских святых воспитывали литературные вкусы позднейших агиографов. Историко-литературное значение Четьих-Миней велико также и потому, что в них сохранились и наиболее древние списки ряда произведений духовной литературы предшествующего времени. «В истории русских сборников Четьи-Миней митрополита Макария, которые появляются в середине XVI века, занимают исключительное место как по значению для русской книжности, так и по объёму включенного в них материала», – пишет болгарская исследовательница83. Высокую оценку получила также редактура Миней «И, хотя писались они многими писцами, поиски текстов были очень трудны, а сами тексты по характеру крайне различны, все тома объединяют художественная согласованность, единообразие, каллиграфическая однотипность. Это позволяет сделать заключение о высоком качестве редактуры этих книг, об их единстве. Твёрдая редакторская рука объединила разрозненные произведения в единое литературное целое»84. По мнению западного исследователя Г. Шедер, Макарьевские Минеи – это «Legenda Aurea (Золотая легенда), в которой учтены (жития) национальных русских святых, новоканонизированных стараниями Макария на епископских синодах»85.

Интересно также мнение, сформулированное профессором A B. Карташевым: «При отсутствии книгопечатания – это драгоценное «собрание», конечно, не могло иметь прикладного утилитарного значения. Это была библиотека-уникум, доступная лишь очень небольшому привилегированному кругу лиц, живущих в столице»86. Но, думается, такую задачу и не ставили в середине XVI в.87 Памятники письменности, собранные в Минеях, уже бытовали на Руси, а если ощущался недостаток в русских агиографических памятниках, то он восполнялся традиционным для того времени рукописным способом.

Великие Макарьевские Четьи-Минеи и Макарьевские Соборы 1547, 1549 гг., на которых были канонизированы русские святые, взаимосвязаны между собой; это –аккумуляция письменности и толчок к её последующему развитию. В это время создается множество житий русских святых или их новых редакций, служб, похвальных слов88, появляется типологически новая по своему содержанию книга, сверстница Великих Миней – Книга новых чудотворцев (так тогда называли новоканонизированных и вообще всех русских святых) в ней содержатся службы, жития, похвальные слова русским святым. Подобные сборники, начиная с середины XVI в., получают широкое распространение в древнерусской книжности89. Памятями русских святых в это время пополняется Пролог90.

Высокий культурный подъём, который наблюдается в это время в русской письменности, иконописи, архитектуре и т.д., позволяет говорить о сопоставимости духовно-культурных процессов на Руси времени митрополита Макария и в Болгарии времени патриарха Евфимия91. Исследователи сравнивают митрополита Макария с византийским писателем X в. Симеоном Метафрастом, перелагателем житий святых. Современники святителя сравнивали его с египетским царем Птоломеем Филадельфом, при котором была переведена Библия с еврейского языка на греческий, а его усердие – с трудолюбием пчелы.

Говоря о влиянии и значении Великих Миней, следует отметить, что духовное собирание Русской земли, начатое через работу над Минеями, имело продолжение. «Макарьево стремление снабдить Русское государство историческими материалами не закончилось составлением Великих Миней. В последние годы жизни Макарий создал и другое, более компилятивное произведение – Степенную книгу царского родословия»92.

Велико влияние Макарьевских Миней и на последующие минейные сборники. В конце 60-х гг. XVI в. в Александровой слободе был создан годичный цикл Миней. «Сравнение с экземплярами Великих Миней приводит к выводу, что оригиналом для слободских Миней служил не Царский список, как следовало бы ожидать, а Успенский»93. Позднее эти Минеи были даны князем Дмитрием Пожарским в Соловецкий монастырь.

На рубеже XVI–XVII вв. в Чудовом монастыре были созданы так называемые Чудовские Четьи-Минеи94. Почерковая традиция Макарьевских Миней наблюдается и в них. Выявлено 22 почерка писцов, писавших монастырские книги, и среди них есть такие, которые напоминают почерки писцов, писавших Великие Минеи: Кассиана, Истомы Кунинского, Максима, Петра95.

В конце 20-х гг. XVII в. когда Россия пережила разруху Смутного времени, в Троице Сергиевом монастыре иеромонах Герман Тулупов создает комплект житийных Миней. Макарьевские Минеи, как уже говорилось, стремились собрать воедино всю письменность. «Подобный принцип собирания текстов можно увидеть и у чудовских писцов Четьих-Миней. Тулупов же выбирает из обилия материала отдельные тексты»96. Но в Макарьевских и Тулуповских Минеях есть и нечто объединяющее – это общие протографы97. В середине XVII в. троицкий священник Иоанн Милютин переписал годовой круг Миней98. Макарьевское наследие проникло сюда через опубликованные к тому времени материалы и Степенную книгу99.

В конце XVII в. на Украине начинается составление новых Четьих-Миней и впервые их печатание. Составителем их был митрополит Димитрий († 1709; пам. 28 окт.), скончавшийся на Ростовской кафедре. В «Предисловии к читателю благочестивому» говорится, что источником для них, помимо греческих книг, послужили труды «отчасти же и западных древних святых в Православии просиявших, последи же аки верх всея истинны, и достоверия совершенство име великия книги Минеи Четьи блаженного Макария митрополита Московского и всея России, жившаго в лето от бытия мира 7064, в царство благочестиваго царя и великаго князя Иоанна Васильевича всея России самодержца. Яты и его Великия книги Минеи Чети, согласия ради пишемых житий святых»100. Далее в «Предисловии» цитируется вкладная митрополита Макария из Миней и ниже его имя называется в числе авторов, «от нихже книга та составися». На полях страниц Миней можно неоднократно встретить указания на источник. «От Четей блаженнаго Макария митрополита Московскаго»101. Инициатива создания этих Миней принадлежит настоятелю Киево-Печерской Лавры архимандриту Варлааму, который был постоянным руководителем в работе иеромонаха Димитрия, будущего Ростовского святителя. Архимандрит Варлаам «стремился поставить начатое дело на прочное и широкое основание. По его просьбе из Москвы в Киев высылались Великие Четьи-Минеи святителя Макария, которые стали одним из основных источников, откуда святитель Димитрий черпал материал для своего изложения житий святых»102. Протоиерей Александр Державин в своей магистерской диссертации отмечает еще один аспект использования святителем Димитрием Великих Миней – это их эталонность при работе с западными источниками «Для проверки иностранных источников нужны были киевлянам и Великие Четии-Минеи в этом богатейшем и единственном по полноте славянском сборнике христианской агиографии они надеялись найти всё, что располагали поместить в свои Четии-Минеи и чём намерены были воспользоваться из источников иностранных»103. Недаром святитель Димитрий называет митрополита Макария «блаженным». С этого времени труд святителя Димитрия, неоднократно переиздававшийся, а позднее переведенный на русский язык, стал доминировать в русской назидательной агиографической литературе104.

Примерно с этого же времени началось изучение Макарьевских Миней в Чудовом кремлёвском монастыре (в XVI в. – это митрополичий монастырь) иноком Евфимием. «Большую и важную работу осуществил Евфимий, составив, может быть, и неполный и не вполне исправный перечень состава (оглавление) Великих Четий-Миней митрополита Макария по списку Успенского собора. Долгое время это было единственное пособие для ориентировки в огромном пёстром материале Миней»105. Сподвижник М. В. Ломоносова – книговед и библиограф А. И. Богданов, перечисляя выдающихся деятелей русского просвещения, называет и митрополита Макария как «собирателя» Великих Четьих-Миней и «сочинителя Книги Степенной»106. В конце XVIII в. в одном описании московских достопримечательностей впервые была полностью опубликована вкладная запись митрополита Макария из Успенской Минеи107. В 1847 г. В. Ундольский издал описание Миней, сделанное иноком Евфимием108. Несколько позднее епископ Шацкий Макарий (Булгаков), издавший вскоре многотомную «Историю Русской Церкви», опубликовал статью о Софийских Четьих-Минеях, хранившихся тогда в Петербургской Духовной Академии109. Ректор Московской Духовной Академии протоиерей A. Горский вместе с К. Невоструевым, описывая рукописи Синодального собрания, сделали описание и Макарьевских Миней, увидевшее свет после их кончины110. Публикация охватывает материал Царских Миней с 1 сентября по 26 мая. Судьба самой рукописи полна приключений. В 1917 г. заведующий Синодальной библиотекой И. Попов писал о её пропаже, «неизвестно только, навсегда или на время»111. Теперь, по-видимому, можно говорить, что навсегда. На исходе ХІХ в. было издано тщательное и подр

«ВЕЛИКИЕ ЧЕТЬИ-МИНЕИ» — это… Что такое «ВЕЛИКИЕ ЧЕТЬИ-МИНЕИ»?

собрание книг Священного писания с толкованиями прологов, патериков, переводных и оригинальных рус. житий, соч. Иоанна Златоуста, Кирилла Иерусалимского и др. «отцов церкви», рус. церк. писателей (Феодосия Печерского, Кирилла Туровского), посланий митрополитов и пр. В них вошли популярные на Руси сб. «Пчела», «Золотая цепь», а также «Иудейская война» Иосифа Флавия, путевые очерки, светские новеллы. В «В. Ч.-М.» включены также кормчие, монастырские уставы, акты, грамоты. Весь материал расположен по месяцам. Каждый из 12 томов соответствует определ. месяцу (отсюда и назв. «четьи-минеи» — «ежемесячные чтения», от греч. men — месяц), разбит по дням. Составлены в 30-40-х гг. 16 в. под рук. митрополита Макария. «В. Ч.-М.» содержат более 27 тыс. страниц большого формата, переписанных от руки и художественно разукрашенных. Составление «В. Ч.-М.» Макарий предпринял для централизации культа рус. святых, укрепления церк. идеологии. В соответствии с этим происходил и подбор мат-лов для «В. Ч.-М.». В них не включили выдающиеся памятники др.-рус. лит-ры светского характера. В «В. Ч.-М.» широко представлены жития рус. святых, многие из к-рых были специально написаны или отредактированы группировавшимися вокруг Макария церк. писателями. Известны 3 списка «В. Ч.-М.»; 1-й список Макарий в 1541 передал в новгородский Софийский собор, 2-й — в нояб. 1552 в моск. Успенский собор (единств. полный список), 3-й вручил в 1554 Ивану IV.

Лит.: Великие Минеи-Четии, собранные всерос. митрополитом Макарием, в. 1-14, СПБ, 1868-1917; Иосиф (архим.), Подробное оглавление Великих Четьих-Миней всерос. митрополита Макария, М., 1892; Горский А. В. и Невоструев К. И., Описание Великих Миней-Четьих Макария, «ЧОИДР», 1884, кн. 1, там же, 1886, кн. 1; Ключевский В. О., Великие Минеи-Четии, собранные всерос. митрополитом Макарием, в кн.: Отзывы и ответы. Третий сб. ст., М., 1914; История рус. лит-ры, т. 2, ч. 1, М.-Л., 1945, с. 433-37.

В. И. Корецкий. Москва.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия .
Под ред. Е. М. Жукова.
1973—1982.

ЧЕТЬИ-МИНЕИ ВЕЛИКИЕ — это… Что такое ЧЕТЬИ-МИНЕИ ВЕЛИКИЕ?



ЧЕТЬИ-МИНЕИ ВЕЛИКИЕ

(Макарьевские), полный свод всей древнерусской письменности, колоссальный памятник, воздвигнутый на грани между старой, разрозненной Русью и Русью новой, объединенной в Московское государство. Четьи-Минеи собраны митр. Макарием в 1520 —30-е. Четьи-Минеи объединили русскую литературу, разбросанную дотоле по областным углам, в монастырях и церквах. В области литературы митр. Макарий совершил то же самое, что в области церковной: канонизуя русских святых и собирая русскую литературу, он, помимо ближайших целей, достигал еще и целей общих, закрепляя идею государственного единения.

Свою работу собирания митр. Макарий совершил еще в Новгороде, на архиеп. кафедре, но потом дополнил ее в Москве. В ту пору Новгород был первым городом по богатству книжных и просветительских средств; но, передав свой труд Москве — 13 фолиантов, вклад в Успенский собор, он поставил и этот, ныне царственный, город в завидное положение — сделаться не только политическим, но и духовным центром, средоточием просвещения для всей Руси. Недаром в эти же годы в Москве возникает первая типография (1553).

Состав Четий-Миней: все книги новозаветные; значительная часть ветхозаветных; слова и беседы свв. Отцов Церкви; старинные сборники русского происхождения, как: патерики, «Пчела», книга «Измарагд», «Златая Цепь», книга Козьмы Индикоплова и др.; многочисленные жития святых; похвальные слова святым; сказания об открытии их мощей; слова учительные, торжественные на праздники; толкование церковных служб; назидательные повести; послания русских князей и духовных лиц и мн. др.

Сборник разделен на 12 больших книг, по числу 12 месяцев года; содержание каждой книги разбито по дням месяца. Таким образом, этот сборник для чтения на каждый день месяца. Отсюда и название сборника.

Е. ШмурлоИсточник: Энциклопедия «Русская цивилизация»

.

  • ЧЕТЬИ-МИНЕИ
  • ЧЕХАРДА

Четья минея – книги для чтения

Человеку, далекому от церкви, в словосочетании «четья минея» не понятно ни первое, ни второе слово. Поскольку существительное здесь «минея», с него и надо начинать объяснение. Церковно-богослужебная книга, в которую входят все службы годового круга, называется «минея». Месяцев в году 12, и она состоит из 12 книг (полная). Название заимствовано из греческого языка, и в переводе означает «месячная» — mhnaion (mhn – месяц). В каждой книге находятся тексты на месяц в порядке, соответствующему богослужениям дневного круга: вечер (согласно Моисею, день начинается с вечера) – девятый час, вечерня, повечерие и т. д., до литургии.

Отличие от миней

«Четья минея», существующая наряду с вышеприведенной богослужебной книгой, относится не к этому виду книг, а, скорее, к церковным, и содержит жития святых, расположенные тоже по месяцам, а в месяце – по дням. Эти тексты предназначены для чтения во внебогослужебное время. И переводится название «четья минея», состоящее из старославянского и греческого слов, как «месячное чтение», которое содержит огромные сведения для агиографии – науки, изучающей жития святых. Здесь же находится и церковно-учительский материал, который был основным чтением в Древней Руси. Великие Четьи Минеи митрополита Макария представляли собой своеобразный свод литературы русичей, о чем свидетельствует он сам: «Собрал все книги рускыя земли».

Писали и читали еще в глубокой древности

Первые книги на Руси относятся к X веку. Этот период называется «домонгольскай». В рукописи XII века, известной под названием «Успенский сборник», есть «Житие Феодосия Печерского» и «Сказания о Борисе и Глебе». Они так сформированы, что вполне могли бы восприниматься, как четья минея на май. Но эти повествования не входят в церковные сборники, полностью состоящие из переводного материала. Какие-то попытки переработок этих книг для чтения предпринимались в разные времена, например, в XV веке, но конкретных примеров мало.

Литературный подвиг Макария

Но уже в XVI веке появляются вышеупомянутые Великие Четьи Минеи Макария. В них кроме переводных текстов имеются своеобразные сопроводительные материалы – святоотеческие поучения и апокрифы, иногда очень объемные. Они, как правило, приурочивались к дням памяти того или иного святого. Четья Минея Московского Успенского собора, одна из четырех, известных на сегодняшний день, — единственная, сохранившаяся полностью. Она хранится в синодальной библиотеке собора. Остальные три Минеи Четьи представляют собой неполные списки. Для Ивана Грозного была написана Минея, в которой не хватает марта и апреля. Два других – списки Чудова монастыря и Софийской библиотеки. Это единственные 4 списка, представляющие Великие Четьи Минеи архиепископа Новгородского Макария, позднее митрополита Московского, дошедшие до наших дней.

Другие подвижника на этом поприще

Позднее, в XVII веке продолжались попытки написания церковных книг для внебогослужебного чтения. Так, М. Милютин в духовном учено-литературном журнале «Чтения в Обществе любителей духовного просвещения», выходившем вплоть до 1871 года, скрупулезно описывает Четьи Минеи священника Христорождественской церкви Иоанна Милютина, которые он писал вместе с тремя своими сыновьями с 1646 по 1654 годы. Они хранятся в московской синодальной библиотеке. Рассматривает М. Милютин и Четьи минеи иеронима Троице-Сергиева монастыря, профессионального писца и книжника Германа Тулупова, написанные им в 1627-1632 годах и хранящиеся в библиотеке Сергиевой лавры.

Известный духовный писатель

Особого внимания заслуживают Четьи минеи Дмитрия Ростовского, которые представляют собой многотомный труд «Книга жития святых», которая издавалась фрагментарно, четвертями с 1689 по 1705 год. Первоисточниками для книги святителя Дмитрия были, конечно же, Четьи Минеи Макария и «Акты святых», издаваемые католической конгрегацией болландистов, состоявшей преимущественно из ученых монахов-иезуитов. Название организация получила по имени своего основателя Жана Болланда. То есть труды, легшие в основу «Книги жития святых», были самыми серьезными, и Четьи Минеи митрополита Дмитрия Ростовского получились замечательными. За это духовный писатель и проповедник, епископ Русской церкви, в миру Данило Саввич Туптало, в 1757 году был прославлен в лике святых Православной Российской церкви. А после его кончины основной труд всей жизни святителя Дмитрия Ростовского бал дополнен описанием его собственной жизни. День памяти святого – 21 сентября. Книга переиздавалась неоднократно и всегда пользовалась большим спросом у верующих. Популярность самого автора такова, что сложилась легенда: если верующий попросит защиты у Дмитрия Ростовского, защищать его будут все святые, жизнеописанию которых он отдал силы и знания.

Минея Рождества Пресвятой Богородицы

Избранные из минеи Рождества Пресвятой Богородицы

Взято из года Праздничная минея переведена с греческого оригинала
Матерью Марией и архимандритом Каллистом Варе.

Из Малой вечерни

В песне «Господи, я плакал» поются четыре стихиры:

ТОН ОДИН
(на особую мелодию «О чистейшая Дева, ты радость небесные иерархии… »)

V. От утренней стражи до ночи, с утренней стражи пусть Израиль уповает на Господа.

Иоаким и Анна соблюдают праздник, принесшие в мир единственную Богородицу, первый плод нашего спасения. С ними мы отмечаем сегодня праздник, благословляя чистую Деву от корня Иессея.
V. Ибо у Господа милость, и у Него великое искупление, и Он избавит Израиля от всех беззаконий его.
От Анны сегодня произошел жезл, ветвь, данная Богом, Богородица, спасение людей.От нее, в непонятном смысле, рождается Создатель всего, Который своей добротой очищает все унижения Адама.
V. Славьте Господа, все народы; славьте Его, весь народ.

Дева, в которой сошел обитать Бог, чистая Богородица, слава пророков, дочь Давида, рождена сегодня от Иоакима и Анны трезвыми духом; и своим рождением она ниспровергает проклятие Адама, тяготившее нас.
V. Ибо велика к нам милосердие Его, и истина Господня пребывает вовек.
Земля, которая прежде была бесплодной, рождает плодородную землю и питает молоком священный плод, выросший из ее бесплодного чрева. Ужасное чудо: она, которая поддерживает нашу жизнь, принявшая в свое тело Хлеб Небесный, питается грудью своей матери.
Слава Отцу … теперь оба …

ТОН ВТОРОЙ

Придите, все любящие девственность и друзья чистоты; приходите и приветствуйте с любовью хвастовство дев.Она — источник жизни, бьющий из кремневой скалы; Она — куст, возникающий из бесплодной земли и пылающий нематериальным огнем, очищающим и просвещающим наши души.

Апостиша:

ТОН ДВА
(на особую мелодию: «Дом Ефрата …»)

Дева, потомство Иоакима и Анны, явилась людям, освободив всех от уз греха.

Из Великой вечерни

Сегодня Бог, покоящийся на духовных престолах, сотворил себе святой престол на земле.Тот, кто укрепил небеса Своей мудростью, приготовил живые небеса в Своей любви к человеку. Ибо из бесплодного корня Он создал для нас животворную ветвь, даже Свою Мать. Бог чудес и надежды безнадежных, слава Тебе, Господи.

Хотя по воле Божьей другие женщины, которые были бесплодны, принесли знаменитое потомство, тем не менее, среди всех таких детей Мария ярко сияла божественной славой. Ибо, чудесным образом рожденная от бесплодной матери, она родила во плоти Бога всего, превзойдя природу, из чрева без семени.Она — единственные врата Единородного Сына Божьего, который прошел через эти врата, но держал их закрытыми: [Иезекииль 44: 1–3] и, приказав все в Своей собственной мудрости, совершил спасение для всего человечества.

Сегодня отворились бесплодные врата и выходит дева Дверь Бога. Сегодня благодать начинает приносить свои плоды, являя миру Богородицу, через Которую соединяется земное с небом для спасения наших душ.

Сегодня Анн Бесплодная рождает Младенца Божьего, предназначенного из всех поколений быть обителью Царя всего и Творца, Христа, Бога нашего, во исполнение божественного устроения.Через нее мы, дети земли, были созданы заново и восстановлены от тления к жизни без конца.

Что это за звук пира, который мы слышим? Иоахим и Энн мистически соблюдают праздник. «О Адам и Ева, — плачут они, — возрадуйтесь вместе с нами сегодня: ибо, если своим преступлением вы закрыли врата рая для тех, кто был в древности, мы теперь получили славный плод, Марию, Дитя Божье, Который откроет его вход ко всем нам ».

От утрени

Величаем Тебя, Пресвятая Дева, чтим святых родителей Твоих и славим Твое всеславное Рождество.

Все творение называет тебя благословенным, о вечная Дева, рожденная сегодня от Анны: ты безупречная ветвь от корня Иессея, породившего Христа как цветок.

О непорочная Богородица, Сын твой поставил тебя выше всего творения; Он возвеличивает твое рождение от Анны и наполняет всех радостью в этот день.

Святые родители Богородицы приняли с неба достойный Божий дар — Престол выше самих херувимов — родившую при рождении Слово и Творца.

О Матерь Божия, по обетованию ты унаследовала рождение, достойное твоей чистоты. Ибо как плод, данный Богом, Ты дарован прежде бесплодной. Поэтому мы и все народы земли непрестанно называем Тебя благословенным.

О святая Анна, мать Девы, ты вырастила из чрева твоего, вопреки всякой надежде, девственный цветок согласно обетованию, божественный бутон, чистый и прекрасный. Поэтому как корень нашей жизни мы называем Тебя благословенным.

О дивное чудо! По велению Всемогущего Создателя из бесплодной утробы воссиял плод, положивший конец бесплодию мира добром. Матери, танцуйте с матерью Богородицы и восклицайте: «Радуйся, благодатная, благодатная; Господь с тобою, даруя через тебя великую милость миру».


12 человек, ходивших по Луне

Если вы родились после программы «Аполлон», и, может быть, даже если вы помните те дни, кажется почти невероятным, что НАСА отправило пилотируемые миссии на Луну на расстоянии 239 000 миль.Люди продолжают выражать печаль по поводу того, что лунные миссии Аполлона были так давно, и что скоро в живых не останется никого, кто действительно побывал на Луне. мы празднуем 50-ю годовщину миссии «Аполлон-11», сейчас идеальное время, чтобы вспомнить — или узнать — единственных 12 человек, которые когда-либо ходили по телу, отличному от планеты Земля.

1. Нил Армстронг

Летчик-испытатель, инженер и ветеран Корейской войны Нил Армстронг покинул флот в 1952 году, но продолжил службу в военно-морском резерве.Он работал экспериментальным летчиком-испытателем в Национальном консультативном комитете по аэронавтике (NACA), начиная с 1955 года, который превратился в НАСА. Армстронг был назначен астронавтом в 1962 году, а в 1966 году он летал в миссии «Джемини-8», где выполнил первую успешную процедуру стыковки с космосом. Армстронг был выбран первым человеком, побывавшим на Луне, поскольку миссия Аполлона-11 была запланирована по нескольким причинам: он был командиром миссии, у него не было большого эго и дверь лунного посадочного модуля был на его стороне.Хотя первые шаги на Луне — это то, чем он всегда будет известен, Армстронг считал, что самым большим достижением миссии была посадка лунного модуля. Позже он сказал:

Пилоты не получают особого удовольствия от ходьбы: пилоты любят летать. Пилоты обычно гордятся хорошей посадкой, а не выходом из машины.

Армстронг вместе со своей командой был удостоен парадов, наград и признаний после своего возвращения на Землю, но Армстронг всегда отдавал должное всей команде НАСА за миссии Аполлона на Луну.Он ушел из НАСА в 1971 году и на восемь лет стал профессором аэрокосмической техники в Университете Цинциннати. Армстронг входил в советы директоров многих корпораций и фондов, но постепенно отказался от рекламных туров и раздачи автографов. Он не особо заботился о славе.

Нил Армстронг умер 25 августа 2012 года в возрасте 82 лет. Его семья опубликовала заявление, в котором говорилось:

«Для тех, кто может спросить, что они могут сделать, чтобы почтить память Нила, у нас есть простая просьба.Уважайте его пример служения, достижений и скромности, и в следующий раз, когда вы выйдете на улицу ясной ночью и увидите, как луна улыбается вам, подумайте о Нейле Армстронге и подмигните ему ».

2. Эдвин «Базз» Олдрин

После того, как Базз Олдрин получил третье место в своем классе в Вест-Пойнте в 1951 году и получил ученую степень в области естественных наук, он совершил 66 боевых вылетов в качестве пилота ВВС во время Корейской войны. Затем он получил докторскую степень в Массачусетском технологическом институте. Олдрин присоединился к НАСА в качестве астронавта в 1963 году. В 1966 году он летал на космическом корабле Gemini 12 в последней миссии Gemini.

Олдрин сопровождал Нила Армстронга во время первой высадки на Луну в миссии «Аполлон-11», став вторым, а теперь и первым из ныне живущих астронавтов, ступившим на Луну. Олдрин взял с собой домашний набор для причастия и принял причастие на поверхности Луны, но не сообщил об этом факте. Олдрин ушел из НАСА в 1971 году и из ВВС в 1972 году. Позже он страдал от клинической депрессии и писал об этом опыте, но выздоровел после лечения. Олдрин является соавтором пяти книг о своем опыте и космической программе, а также двух романов.Олдрин, которому сейчас 89 лет, продолжает продвигать исследования космоса.

3. Чарльз «Пит» Конрад

Пит Конрад был выпускником Принстона и летчиком-испытателем ВМС до поступления в отряд космонавтов в 1962 году. Он летал в миссии «Близнецы V» и был командиром «Близнецов XI». Конрад был командиром миссии Аполлон-12, запущенной во время грозы, которая временно отключила питание командного модуля вскоре после взлета. Когда Конрад ступил на Луну, он сказал:

Уупи! Господи, возможно, это было маленьким для Нейла, но для меня это длинное.

Конрад позже летал в миссии Skylab 2 в качестве командира с первым экипажем, взошедшим на борт космической станции. Он ушел из НАСА и военно-морского флота в 1973 году, после чего работал в American Television and Communications Company, а затем в McDonnell Douglas.

Пит Конрад погиб 8 июля 1999 года в аварии на мотоцикле. Ему было 69.

4. Алан Л. Бин

Астронавт «Аполлона» Алан Бин был четвертым человеком, побывавшим на Луне во время миссии «Аполлон-12» в 1969 году.Он был пилотом лунного модуля. Бин также был командиром «Скайлэб Миссия II» в 1973 году, который провел в полете 59 дней. В общей сложности Бин налетал в космосе 1671 час 45 минут. Бин — единственный художник, побывавший в другом мире, поэтому его картины лунной среды имеют подлинность очевидца. Он ушел из военно-морского флота в звании капитана, но продолжал обучать астронавтов в НАСА до 1981 года, когда он ушел на пенсию, чтобы посвятить время своему искусству.

Бин умер 26 мая 2018 года в возрасте 86 лет.

5. Алан Шепард

Алан Шепард был истинным пионером космоса, который прочно вошел в историю задолго до программы «Аполлон». Пилот-испытатель ВМС США, он был выбран в качестве одного из первых астронавтов Меркурия в 1959 году. Шепард был первым американцем, запущенным в космос на борту космического корабля Freedom 7 5 мая 1961 года. Его суборбитальный полет достиг высоты 116 миль.

Запрет на полет во время программы «Близнецы» из-за проблемы с внутренним ухом, Шепард решила проблему хирургическим путем и была назначена командиром миссии «Аполлон-14» на Луну.Он отвечал за самую точную посадку лунного модуля за всю историю и провел 9 часов 17 минут, исследуя поверхность Луны за пределами модуля. За это время он, как известно, выбил пару мячей для гольфа шестигранником, прикрепленным к его инструменту для сбора образцов. Одной рукой (из-за скафандра) ему удалось проехать дальше, чем могли когда-либо надеяться профессиональные игроки в гольф на Земле, благодаря более низкой гравитации Луны.

До и после своей миссии «Аполлон» Шепард занимал должность начальника Управления астронавтов.Он ушел из НАСА и ВМС в 1974 году, получив звание контр-адмирала. Шепард занялся частным бизнесом, входя в совет директоров нескольких корпораций и фондов. Он основал Seven Fourteen Enterprises, головную корпорацию, названную в честь его двух космических миссий. Шепард написала книгу с Диком Слейтоном, Moon Shot: The Inside Story of America’s Race to the Moon . Шепард сравнил свою книгу с The Right Stuff Тома Вулфа, сказав: «« Мы хотели назвать нашу «The Real Stuff», поскольку это была просто фантастика.’

Алан Шепард умер 21 июля 1998 года в возрасте 74 лет.

6. Эдгар Д. Митчелл

Эд Митчелл поступил в ВМС в 1952 году и стал летчиком-испытателем. Затем он получил степень доктора наук в области аэронавтики и астронавтики в Массачусетском технологическом институте. НАСА выбрало его в отряд астронавтов в 1966 году. В январе 1971 года Митчелл летал на Аполлоне-14 в качестве пилота лунного модуля, став шестым человеком, ступившим на поверхность Луны. Он вышел на пенсию в 1972 году и основал Институт ноэтических наук, который исследует психические и паранормальные явления.Митчелл получил некоторую известность после НАСА за свои взгляды на НЛО, поскольку он утверждал, что правительство скрывает доказательства в Розуэлле. Он признал, что его информация поступила из вторых рук из различных источников.

Митчелл умер 4 февраля 2016 года, накануне 45-й годовщины его высадки на Луну.

7. Дэвид Скотт

Дэвид Скотт присоединился к ВВС после окончания Вест-Пойнта. Выбранный астронавтом в 1963 году, он летал с Нилом Армстронгом в миссии Gemini 8 и был пилотом командного модуля на Apollo 9.Затем Скотт отправился на Луну на аппарате «Аполлон-15», который приземлился на поверхность Луны 30 июля 1971 года. Это была первая миссия по приземлению вблизи гор. Скотт и Джим Ирвин провели 18 часов, исследуя лунный ландшафт на Лунном движущемся транспортном средстве в первой миссии, в которой использовалось такое транспортное средство для путешествия по Луне.

Скотт прославился «инцидентом с почтовой маркой», когда он увез на Луну несанкционированные конверты почтовых марок с намерением продать их впоследствии. НАСА раньше закрывала глаза на такую ​​деятельность, но огласка по этому поводу заставили их дисциплинировать Скотта, и он больше никогда не летал.Скотт ушел из НАСА в 1977 году и работал консультантом в нескольких фильмах и телешоу о космической программе. Он также написал книгу с бывшим космонавтом Алексеем Леоновым, Две стороны Луны: Наша история космической гонки времен холодной войны .

Дэвиду Скотту 87 лет.

8. Джеймс Б. Ирвин

Летчик-испытатель ВВС Джеймс Ирвин стал астронавтом в 1966 году. Он был пилотом лунного модуля Аполлона-15 в 1971 году. Его 18,5 часов исследования поверхности Луны включали сбор множества образцов горных пород.За состоянием здоровья астронавтов наблюдали с Земли, и они заметили, что у Ирвина появились симптомы болезни сердца. Поскольку он дышал 100% кислородом и при меньшей гравитации, чем на Земле, центр управления полетами решил, что он находится в наилучших возможных условиях для такой нестабильности — в данных обстоятельствах. К моменту возвращения Аполлона-15 на Землю сердечный ритм Ирвина был нормальным, но несколько месяцев спустя у него случился сердечный приступ. Ирвин ушел из НАСА и ВВС (в звании полковника) в 1972 году и основал фонд High Flight Foundation, чтобы распространять христианское Евангелие в течение последних двадцати лет своей жизни.В частности, он взял несколько групп в экспедиции на гору. Арарат на поиски Ноева ковчега.

Джеймс Ирвин умер 8 августа 1991 года от сердечного приступа. Ему был 61 год.

9. Джон Уоттс Янг

Джон Янг до сих пор является самым старым астронавтом в истории НАСА. Он был выбран в качестве космонавта в 1962 году, а его первый космический полет был в 1965 году на борту Gemini 3 с Гасом Гриссомом. В то время он прославился тем, что пронес на рейс сэндвич с солониной, что разозлило НАСА.Но Янг ​​завершил в общей сложности шесть космических миссий в программах «Близнецы», «Аполлон» и «Шаттлы». Он вращался вокруг Луны в миссии «Аполлон-10», затем был командиром миссии «Аполлон-16» и стал девятым человеком, побывавшим на Луне. Янг также был командиром первого полета шаттла в 1981 году и вернулся в полет 9 шаттла в 1983 году, на котором был развернут первый модуль Spacelab. Янг также должен был совершить еще один полет космического корабля в 1986 году, который был отложен после катастрофы Challenger , поэтому астронавт-ветеран так и не совершил свой седьмой полет.Янг окончательно ушел из НАСА после 42 лет службы в 2004 году.

Джон Янг умер 5 января 2018 года в возрасте 87 лет от осложнений, вызванных пневмонией.

10. Чарльз М. Дюк мл.

Астронавт Чарльз Дюк был пилотом во время миссии «Аполлон-11». Вы помните его голос, говорящий: «Роджер, Тванк … Спокойствие, мы копируем вас на земле. У вас есть группа парней, которые вот-вот станут синими. Мы снова дышим. Большое спасибо!» когда лунный модуль приземлился на Луне.Герцог также вошел в историю, заразившись немецкой корью во время тренировки в резервной команде для миссии «Аполлон-13», подвергая команду этой болезни и заставив Кена Маттингли быть замененным Джеком Свигартом в этом ужасающем космическом полете. Дюк отправился на Луну (с Мэттингли в качестве пилота командного модуля) в рамках миссии «Аполлон-16» в апреле 1972 года. Он ушел из НАСА в 1975 году, достигнув звания бригадного генерала в ВВС США, и основал Duke Investments. Герцог также стал христианином и мирским священником заключенных.

Чарльзу Дьюку 83 года.

11. Харрисон «Джек» Шмитт

Джек Шмитт сначала был геологом, а пилотом стал только после того, как стал астронавтом НАСА. Фактически, он был вторым гражданским лицом, полетевшим в космос, после Нила Армстронга, который был ветераном на момент своих полетов. Шмитту было поручено полететь на Луну в рамках миссии «Аполлон-18», но когда в сентябре 1970 года были отменены полеты «Аполлон-18» и «19», научное сообщество лоббировало перевод Шмитта на «Аполлон-17» (вместо Джо Энгла) в качестве пилота лунного модуля.Он был первым ученым в космосе. Во время миссии «Аполлон-17» он и Джин Сернан провели три дня на поверхности Луны (рекорд) и управляли своим лунным передвижным кораблем, собирая образцы, проводя эксперименты и оставляя измерительные приборы позади. Шмитт и Сернан собрали 250 фунтов лунного материала, чтобы забрать его обратно.

После ухода из НАСА в 1975 году Шмитт, республиканец, был избран сенатором от штата Нью-Мексико и работал с 1977 по 1983 год. Он стал адъюнкт-профессором Университета Висконсин-Мэдисон и живет в Силвер-Сити, Нью-Мексико.В последние годы научный опыт и политические взгляды доктора Шмитта держали его в центре внимания, поскольку он сказал, что концепция изменения климата — это «отвлекающий маневр», а защита окружающей среды связана с коммунизмом.

Джеку Шмитту 84 года.

12. Юджин Э. Сернан

В качестве пилота ВМС Джин Сернан налетал более 5000 часов. Он был принят в программу астронавтов в 1963 году. Первый космический полет Сернана совершил на Gemini IX в 1966 году, в ходе которого он совершил выход в открытый космос (выход в открытый космос), за которым в мае 1969 года последовала миссия «Аполлон-10», совершившая оборот вокруг Луны.Сернан был назначен командиром миссии «Аполлон-17», прежде чем кто-либо знал, что это будет последняя миссия «Аполлона». Даже после того, как программа «Аполлон» была сокращена, никто не знал наверняка, что путешествие на Луну будет прекращено на десятилетия. Когда Шмитт и Сернан в последний раз поднялись на борт своего лунного модуля 13 декабря 1972 года, Сернан сказал:

«Я нахожусь на поверхности; и, когда я делаю последний шаг человека от поверхности, возвращаюсь домой на некоторое время — но мы верим, что не слишком долго — я хотел бы просто [сказать], что Я верю в историю.Этот вызов Америки сегодня сформировал судьбу человека завтрашнего дня. И, покидая Луну в Тельце-Литтроу, мы уходим, как пришли, и, если Бог даст, как мы вернемся: с миром и надеждой для всего человечества. Удачи экипажу «Аполлона 17»

.

Сернан ушел из военно-морского флота и из НАСА в 1976 году. Он основал фирму, занимающуюся аэрокосмическими технологиями, и написал книгу о своем опыте космонавта. Он также поделился своим талантом на ABC-TV в качестве комментатора во время полетов шаттлов и появлялся в различных космических программах.В сентябре 2011 года Сернан свидетельствовал перед Конгрессом о будущем космической программы.

Космическая программа никогда не была привилегией, это инвестиция в будущее — вложение в технологии, рабочие места, международное уважение и геополитическое лидерство, и, возможно, самое важное — во вдохновение и образование нашей молодежи. Лучшие и самые яркие умы в НАСА и во множестве частных подрядчиков, больших и малых, присоединились к команде не для того, чтобы проектировать ветряные мельницы или переделывать педали газа, а для того, чтобы воплотить в жизнь свои мечты о том, чтобы снова привести нас туда, где еще никто не был.

Джин Сернан умер 16 января 2017 года.

Эта история обновлена ​​на 2019 год.

Великий читатель Минеи Четий собрал все-митрополит Макарий. [Том. 1]. 1-13 сентября

Описание

Великий читатель Минеи Четий собрал все-митрополит Макарий: [выпуск 1-16].-Санкт-Петербург Петербург: Издание Археографической комиссии, 1868-1915. -34 см. — (Памятники славяно-русской письменности). —
Редакция: МСС. 1-3-п. я. Савваитов, ИСС. 5-с. п. Палаузов и м. о. Кожалович, МСС. 6-м. о. Кожалович, МСС. 9, корп. (I) Мистер П. Попов, ИСС. 10-с. м. Сироткин, МСС. 11-с. о. долги. Отредактировал 4. Заведывал с. п. Палаузов, МСС. 7-т. Василевский; МКС. 9, гл. 2 напечатаны под контролем c. а. Долгова; МКС. 15 подготовлено к печати Б. а. Тураева и выдан под его наблюдение.16 подготовленных к печати с п. Северяновым и выдан под его надзор.
С выпуском №9 издание напечатано московским славянским шрифтом; Год публикации и нумерация страниц отмечены старославянскими цифрами.
На обложке: памятники славяно-русской письменности, изданные Археографической комиссией.
.
Макарий И. (Митрополит Московский и всея Руси; 1482-1563). II. Императорская археографическая комиссия (Санкт-Петербург). 1. Люди (сборник). 2.Синод в истории российской государственности (сборник). 3. Археографическая комиссия (коллекция). 4. Менология.
BBC 86.372.24-574.3
Источник электронной копии: ПБ
Место хранения оригинала: Спбсу
[Том. 1]: 1-13 сентября дней / [под ред. Савваитова]. -1868. — [6], В.И., СТБ. 1-672, 3 л факс … —
Библиография: в сносках. -Копия из библиотеки СПбГУ e.е. Замысловского.
.
И. Савваитов, Павел Иванович (1815-1895). 1. Люди (сборник). 2. Синод в истории российской государственности (сборник). 3. Археографическая комиссия (коллекция). 4. Менология.
BBC 86.372.24-574.3
Источник электронной копии: ПБ
Место хранения оригинала: Спбсу

Coochie Man | Знай своего мема

О

Coochie Man — это хип-хоп песня YN Jay под названием «Coochie Land», которая используется в меме на TikTok.В различных клипах Coochie Man пользователи TikTok записывают свое пение под песню, переходя между сценами на основе слов, особенно используемых в видео с макияжем. Эта тенденция стала популярной в августе и сентябре 2020 года после выхода песни.

Происхождение

Оригинальная песня, на которую ссылается мем, взята из песни YN Jay «Coochie Land», выпущенной 3 августа 2020 года, и загружена на канал хип-хоп исполнителя на YouTube 4 августа. Точная лирика, используемая в мемах, происходит примерно на отметке 1:15 (см. Ниже).С момента загрузки видео набрало более 400 000 просмотров, 10 000 лайков и 290 комментариев примерно за полтора месяца.

Точное первое использование песни в качестве мема неизвестно, но оно появится в TikTok уже в августе 2020 года, вскоре после выхода песни. Одним из таких примеров является TikToker datboybrock, который 5 августа загрузил самое раннее известное видео с песней (показано ниже), получив более 1,1 миллиона просмотров, 142 000 лайков и 3600 репостов за полтора месяца.

Распространение

13 августа YouTuberClout Challenge загрузил сборник мемов (см. Ниже, слева), который получил более 62 500 просмотров, 1000 лайков и 55 комментариев за один месяц. 21 августа 2020 года YouTuber Shunned TikToks загрузил на свой канал еще один сборник, где он набрал более 41200 голосов за и 475 лайков примерно за один месяц (см. Ниже, справа).

Coochie Man Супергерой

В августе 2020 года пользователь TikToker Nunchez начал публиковать серию видеороликов в своем аккаунте, изображая себя супергероем по имени «Coochie Man», используя визуальный эффект, удлиняющий его подбородок.Один из таких примеров был загружен в его аккаунт TikTok 24 августа (показан ниже слева), получив более 1,5 миллиона просмотров, 294 000 лайков и 1130 комментариев примерно за один месяц. 4 сентября он загрузил еще одну версию в свой TikTok, который получил более 9,9 миллиона просмотров, 295 000 лайков и 1130 комментариев за 14 дней (показано ниже справа).

14 сентября YouTube-канал TIKTOK ISLAND загрузил подборку супергероев Кучи, человека TikToks, имитирующую тенденцию (см. Ниже, слева), получив почти 10 000 просмотров и 183 лайка за восемь дней.17 сентября Redditor Grumbly_Voyage45 разместил один из клипов Нунчеза в субреддите / r / Cringetopia под заголовком «Coochie Man: Действительно приятный съеживается», получив более 770 голосов «за», 67 комментариев и одну награду Reddit за 24 часа. 13 сентября YouTuber Nutshell Animations загрузил анимированную версию мема (см. Ниже справа), получив более 73 400 просмотров, 3200 лайков и 253 комментария за пять дней.


Различные примеры

.