Почему говорят «Конец – делу венец», что означает эта пословица

В русском языке существует огромное множество пословиц, поговорок, а также всевозможных фразеологизмов. Одни из них мы знаем с детства, и на протяжении всей жизни они то и дело нам вспоминаются, вроде «Без труда не выловишь и рыбку из пруда».Почему говорят Конец – делу венец, что означает эта пословица

И значения подобных высказываний вполне очевидны. Но существуют и другие фразеологизмы, которые встречаются нам нечасто, и понять их посыл достаточно сложно. И сегодня мы постараемся разобраться в вопросе о том, почему так говорят: «Конец – делу венец».

Что означает выражение «Конец – делу венец»?

Как мы уже сказали, некоторые известные поговорки, даже, пожалуй, большинство из них, имеют весьма понятное значение, несмотря на то, что в большинстве случаев составлялись они с условием наличия рифмы. Что же касается выражения «Конец – делу венец», то с ним все не так просто и понятно.

Впрочем, несложно провести аналогию со словами, присутствующими в поговорке, и понять её значение. Данный фразеологизм говорит о том, что любое дело, за которое берется человек, должно доводиться до конца, что не следует бросать все, за что мы беремся, на полпути.

Также интерпретировать подобное выражение можно и следующим образом: только после выполнения работы можно приступать к другим делам и к развлечению. Если попытаться найти синоним данной поговорке среди других фразеологизмов, то в памяти возникает лишь «Сделал дело – гуляй смело». Впрочем, это выражение не так точно подходит под обсуждаемую нами поговорку.

Почему так говорят

Итак, что же касается более тщательного рассмотрения поговорки «Конец – делу венец». Венец в данном контексте используется как венок вроде тех, которые вручали в Древнем Риме полководцам. Тогда это было знаком почета или победы. Венец являлся своеобразным украшением успешного результата дела, боя, события.

Исходя из изложенного выше, можно понять, что в пословице «Конец – делу венец», данное выражение используется для донесения того, что любое дело необходимо доводить до конца, или же вообще не браться за него. Ведь что бы вы ни делали, а без конечного результата все ваши попытки будут бессмысленными.

Соответственно, конец или же окончание любого начатого дела – это настоящее украшение для проделанной работы, потраченных усилий и времени. И теперь вы наверняка будете знать, почему так говорят: «Конец – делу венец», и почему важно доводить до конца любое начатое дело и выполнять всю работу на совесть.

Читать онлайн «Венец творения (СИ)» автора chate — RuLit

========== Я — это я ==========

Говорят, от гениальности до безумия один шаг. Мой отец был гением. Мой отец был безумцем. Вернее, мой отец был сумасшедшим ученым, отдавшим науке все, что у него было, даже своего сына, то есть меня. Родился я от суррогатного омеги, подписавшего с отцом договор и отдавшего меня в возрасте трех месяцев, как и было оговорено. При рождении мне не смогли точно установить половую принадлежность, и в метрике я значился как бета, но со знаком вопроса. Так нередко бывало в небольших городах, где медицина была не на высшем уровне, так что беспокоиться было не о чем. Более точно половую принадлежность определяли в двенадцать лет, после всестороннего медосмотра, вот после него, не без помощи денег отца, как я теперь понимаю, мне присвоили статус «альфа». Поначалу я, естественно, ни о чем не догадывался. Рос с отцом, жутко завидуя тем детям, у которых был папа, поскольку папы всегда ласкали своих сыновей и баловали их, тогда как я жил строго по расписанию с кучей ограничений. Потом перестал завидовать, привык. Отец был строг и не терпел капризов, наказывая за них поркой или лишением ужина. Кроме того, мне почти каждый день утром приходилось выпивать какую-то гадость, иногда кислую, иногда горькую, мутную или прозрачную, а иногда он колол мне что-то, говоря, что это для моей пользы, так я стану сильнее и умнее. Я действительно был одним из первых учеников в школе, а кроме того, занимался в секции плаванья, восточных единоборств и в стрелковом клубе. Вообще-то, в стрелковый клуб принимали молодых альф с четырнадцати лет, бет с шестнадцати, а омег вообще не принимали, но отец, не знаю уж какими правдами и неправдами, умудрился отправить меня туда в двенадцать. При этом все мои тренеры пророчили мне большое будущее, надумай я заняться именно их видом спорта, но отец настаивал на всестороннем развитии, так что вскоре к спорту добавилось рисование и музыка. К счастью, художник из меня не вышел, так что промучившись год, я был избавлен от хождения в художественную школу, а вот от музыкалки отвертеться не получилось, благо выбрал отец для меня курс классической гитары, посчитав это более подходящим занятием для альфы. В четырнадцать лет я получил статус «действительного члена общества» с соответствующими документами, и отец очень этим гордился. Хотя я не особо понимал, чем тут можно гордиться? Все альфы получали паспорт гражданина в четырнадцать лет, беты в шестнадцать, а омеги в двадцать один, если не выскакивали замуж с разрешения родителей, но не ранее восемнадцати лет. И только через полтора года, когда отец погиб во время землетрясения, а я, разбирая дома бумаги, наткнулся на его дневник в потайном отделении стола, мне стало все понятно.

Собственно, наш дом не пострадал во время землетрясения, очень уж добротно он был построен, и останься он дома, моя жизнь вполне могла сложиться по другому, но… Судьба распорядилась по-своему. Именно в этот день отцу что-то понадобилось в городе. Он находился в аптеке, когда город сотрясли мощные толчки, и не успел выйти. Вместе с ним под бетонными плитами оказались погребены еще трое, но кому от этого легче… Я в это время находился в школе. Когда все началось, нас, школьников и преподавателей, эвакуировали за город, разослав оповещение всем родителям, и вернули в город только к вечеру, когда стало ясно, что повторных толчков не ожидается. Я понял, что с отцом что-то случилось, когда он даже к утру не вернулся домой. Я несколько раз звонил в больницу, надеясь, что он там, но приемные были переполнены пострадавшими, так что ничего внятного мне там не сказали. Только через два дня полицейские сообщили мне о найденном теле с документами моего отца, и я поехал с ними на опознание. Опознал, хотя это и было очень сложно. Получил сочувствующие хлопки по плечам от полицейских и призыв: «держись, ведь ты же альфа!», подписал документы и поехал домой, еще не до конца осознавая, что жизнь моя круто изменится с этой минуты. Три дня я находился словно бы в прострации. Ходил в школу, что-то отвечал, когда спрашивали, ел, пил, спал, и только когда наткнулся на кухне на пакет с какими-то травками, что по утрам заваривал мне отец, и рассыпал его, нечаянно зацепив, вдруг понял: он не войдет сейчас на кухню и не отругает меня за небрежность. Осознание того, что я остался один, больно ударило по нервам. Жутко захотелось плакать, но слез не было. Совсем. Была только странная тоска в душе, от которой хотелось завыть, оповещая весь мир о своем горе. Благодаря своему статусу альфы мне не грозила отправка в интернат, поскольку я уже был совершеннолетним. По инерции я еще продолжал ходить в школу и на все занятия, на которые записывал меня в свое время отец, но постепенно все кроме плаванья и учебы отсеялось. Аттестат об образовании мне нужен был в любом случае, а плаванье… вода умиротворяла меня, а необходимость совершать однообразные действия и не думать о чем-либо – помогали не сойти с ума. Я плавал от бортика к бортику, изредка прислушиваясь к требованиям тренера, и чувствовал себя живым, а потому вдвое увеличил время занятий, благо в деньгах мы никогда не нуждались, и приползал домой таким уставшим, что только и мог упасть лицом в подушку и вырубиться.

Через пару месяцев после гибели отца я, наконец, решил перебрать бумаги в его кабинете. До этого времени я даже не помышлял о том, чтобы зайти в его комнату или кабинет, словно он все еще был рядом и мог отругать за нарушение этого запрета, а тут… Встал рано утром, пошел готовить себе завтрак, прошел мимо двери в кабинет и… Очнулся, уже дергая ручку на себя. Его кабинет всегда казался мне мрачным местом, и тот день не стал исключением. Перво-наперво, я раздвинул гардины и распахнул окно, позволяя свежему весеннему ветру ворваться в царство тьмы и тлена. Потом оглядел книги и брошюры, стоявшие на книжных полках. Все они касались химии и биологии, так что их я трогать не стал. Стряхнув пыль с кресла, я присел на него и занялся столом. Много бумаг было исписано рукой отца. В некоторых были какие-то формулы, рецепты и записи, некоторые страницы оказались зашифрованными, их я откладывал в сторону, не зная, что делать, поскольку прочесть их было нереально. Складывая все по стопкам, я добрался до нижнего ящика, оказавшегося пустым. При этом я заметил, что выдвигался ящик с трудом, словно ему что-то мешало. Недолго думая, я встал на колени, полностью вынул ящик из стола и залез туда рукой, но ничего не нашел, зато на обороте того самого ящика обнаружился своеобразный карман, в котором и находилась тетрадь-дневник. Приладив ящик на место, я прихватил дневник и отправился на кухню. Поначалу мне было немного страшно открывать его, но любопытство победило. Допив чай, я перевернул обложку, открывая первую страницу, и замер, потрясенно вчитываясь в первую фразу на титульном листе:

«Свершилось! Я нашел изначальный ген. Ген изначального альфы! Ген, отличающий истинный венец творения от полоумного чрева, коим являются омеги, и безропотного подчиненного – беты. Теперь, если мне удастся создать альфу, я стану равен богу! Я стану Богом!»

Когда смысл написанного дошел до меня, я оттолкнул злополучную тетрадь так, что она шлепнулась на пол, а потом сбежал в свою комнату, едва сдерживая рвотные позывы. Очень уж мне не хотелось быть сыном сумасшедшего, но позабыть отцовские откровения, не прочтя их, все же не смог. Только к вечеру я решился вновь взять тетрадь в руки и начать читать. И чем дальше я углублялся в написанное, тем страшнее мне становилось. Начну с того, что отец оказался из довольно обеспеченной семьи. Когда он увлекся наукой, его альфа-отец учредил фонд, из которого и поступали денежные средства на всевозможные разработки. Поначалу мой отец хотел усовершенствовать человека, избавить его от неизлечимых и наследственных заболеваний, исправляя геном еще до зачатия. Увы, все его разработки заинтересовали военных, и те прибрали лабораторию отца к рукам, поставив перед ним задачу создания универсального солдата из любого альфы или беты. Возможно, именно с этого момента отец помешался на своих идеях, поскольку именно тогда появились фразы про изначальный геном. Что это такое я никак не мог понять, расшифровки не было, но и так становилось понятно, что ничего хорошего ждать не приходилось. Отец буквально помешался на этом проклятом геноме, но «выделить» его из «исходного материала» не мог в течение трех лет, о чем сильно сокрушался. Потом лабораторию по какой-то причине закрыли. Отец несколько месяцев после этого ничего не писал кроме ругательств и проклятий в адрес «узколобых дегенератов» зарезавших его проект, да еще и за ним слежку устроивших, чтобы он не вздумал переметнуться на сторону. Отец писал, что его могут ликвидировать в любую минуту, очень уж много он знал, а потом он исхитрился подпалить лабораторию, инсценировав свою гибель, и сбежать. Нелегально поменяв имя и фамилию, отец приехал в этот город, арендовал небольшой дом с подвалом, где создал свою собственную лабораторию и продолжил исследования с помощью украденных до пожара образцов. Так же из дневника я узнал, что отец зарабатывал деньги на продолжение своих опытов, создавая какие-то психотропные вещества. Более полной информации дневник не давал, но зато я понял, что было на тех листах бумаги, что нашел ранее. Формулы и рецепты его изобретений. Возможно даже запрещенных изобретений. Я даже помню из своего детства, как к нам в дом заглядывали поздней ночью люди, прячущие лица. Как мне хватило ума не показывать отцу, что я видел его гостей – и сам не знаю. Вряд ли он меня убил бы, за раскрытие своей тайны, но… Кто его знает.

Небесные венцы. Сергей Кузнецов

На страницах Нового Завета читатели многократно встречают упоминание о неких венцах. Венцы, как определенные награды, упоминаются в Новом Завете 18 раз. В качестве награды за успешное служение и веру в Новом Завете обещаны четыре различных венца: правды, жизни, похвалы и славы. Образ венца широко используется новозаветными авторами: Апостолами Петром и Иоанном, Павлом и Иаковом. Однако, современному читателю этот образ не вполне понятен и требует пояснения.

В Древней Греции победитель Олимпийских игр получал венок из ветвей оливы, а в поэтических состязаниях в честь Аполлона — лавровый (отсюда слово «лауреат»). Венки носили не только спортсмены, но и полководцы-победители, жрецы, иногда просто уважаемые люди. Триумфаторы надевали лавровый венок. В торжественных случаях весь народ венчался лавровыми венками. Дубовый венок был знаком особого покровительства Зевса, его удостаивались полководцы и правители. Миртовые венки с розами использовали как свадебное украшение.

Поскольку греки ценили славу больше богатства, то венок победителя олимпийских игр ценился очень высоко. Этот венец был неким аналогом современной золотой медали, врученной победителю соревнований. Родной город встречал грека-победителя с большими почестями. Его одевали в пурпуровые одежды и везли по городу в колеснице, запряженной четверкой лошадей. Иногда для проезда колесницы победителя специально проламывалась городская стена. В честь победителей в городах ставили статуи. Обладатель венка получал также и материальные блага, например, пожизненно освобождался от налогов, получал почетное место в театре и других общественных местах, а иногда и пожизненную пенсию. В свете этих данных понятно, почему библейские авторы использовали образ венца для описания божественных наград для верующих, побеждающих со Христом.

В отношении венцов Нового Завета возникает несколько вопросов. Во-первых, будут ли венцы буквальными неувядающими венками или это только образ награждения победителя, который не стоит воспринимать буквально? Во-вторых, различные венцы это действительно несколько венцов или это различные описания одного венца, который будет сочетать все эти качества? В-третьих, венцы являются наградой для каждого верующего или особенной наградой для некоторых христиан за определенные заслуги? В-четвертых, как понимать такие словосочетания, как «венец жизни» или «венец правды»? В-пятых, все ли венцы перечислены в Библии или их больше? На эти вопросы различные толкователи дают разные ответы. Чтобы разобраться и принять определенную позицию рассмотрим эти венцы по отдельности.

Венец жизни. Данный венец упоминается в двух текстах Нового Завета: Иак.1:12 и Отк.2:10. Иаков пишет: «Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его» (Иак.1:12). Иоанн пишет: «Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть… Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Отк.2:10). Иаков и Иоанн пишут о венце жизни для утешения и укрепления христиан, испытывающих трудности и искушения.

Что же значит эта фраза «венец жизни»? Знатоки древнегреческой грамматики предлагают три возможных варианта значения фразы «венец жизни»: 1) венец, «который есть жизнь», 2) венец «принадлежащий жизни», 3) «жизненный» венец. Практически все комментаторы данного текста поддерживают первый вариант. В этом случае венец является метафорическим обозначением вечной награды. В пользу того, что слово «венец» является образным обозначением награды, говорит и подобное употребление этой фразы в еврейской религиозной литературе еще до времени написания Нового Завета. Что речь идет именно о вечной жизни, а не о нынешней, понятно из слов Иакова: «Который обещал Господь любящим Его». Если эта жизнь обещана только части живущих людей, то это не может быть нынешней жизнью. Есть и еще один серьезный аргумент в пользу того, что речь идет о будущей жизни. Иаков использует фразу «обещал Господь любящим Его» еще раз, во второй главе того же послания: «не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его?» Иак.2:5. В этом тексте обещание явно относится к будущему, т.е. ко времени установления Царства.  Логично предположить, что и в первом случае обещание относится к будущему.

Еще один вопрос – все ли верующие получат венец жизни? В обоих текстах, где употребляется эта фраза, она выглядит как обетование верующим, испытывающим притеснения со стороны мира. Однако это обетование содержит определенное условие – оставаться верным даже до смерти. Томас пишет по этому поводу: «Обетование ограничено и дано только тем, кто любит Его. Любовь Господа открывается в Иакова как реальная и как вечная сущность веры. Она проявляется через терпеливость и таким образом получает одобрение и награду»[1]. Т.е. стойкость в искушении является обязательным выражением веры и любви к Господу. Искушение не производит веру и, как следствие, жизнь вечную, но выявляет их наличие. Значит, этот венец получат все истинные христиане, чья вера была испытана и найдена подлинной. Обещание Христа в послании к Ефесской церкви тоже выражает эту идею: «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» (Отк.2:7).

Похожее наставление встречается и у Петра: «О сем (спасении и небесном наследии) радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа, Которого, не видев, любите, и Которого доселе не видя, но веруя в Него, радуетесь радостью неизреченною и преславною, достигая наконец верою вашею спасения душ». (1Пет.1:6-9)

Итак, все верующие получат венец жизни, т.е. саму вечную жизнь! Зачем же тогда Иаков и Иоанн говорят о вечной жизни, как о мотиве для стойкости, если все верующие всё равно эту жизнь получат? Очевидно, что Господь обращает внимание верующих на блаженство вечной жизни в качестве утешения, уча христиан не унывать, и смотреть не на нынешние проблемы и притеснения, но на обетования в вечности. Особенно важным этот призыв Господа выглядит в книге Откровения. Положение церкви в Смирнах крайне тяжелое: один из членов церкви казнен за веру в Иисуса Христа, другим также угрожает смерть. Господь видит это, но не обещает земного избавления, а напротив, сообщает, что верующих из этой церкви ждет тюремное заключение и, возможно, смертная казнь. Такая перспектива выглядит пугающей, поэтому Иисус призывает христиан не бояться физической смерти, зная, что их ждет воскресение из мертвых. В доказательство Господь приводит свой пример – Он тоже был казнен, но воскрес из мертвых. Господь напоминает о вечной жизни для укрепления мужества верующих в гонениях.

Венец правды. О венце правды мы читаем у апостола Павла: «…время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его» (2Тим.4:7,8).

Фраза «венец правды» имеет такую же структуру, как и «венец жизни». Т.е. Павел говорит, что Господь даст ему венец, который является праведностью. Этот венец готовится всем «возлюбившим явление» Господа. Слово «готовится» передает идею, что этот венец уже готов, но «отложен в сторону»  на время, пока не состоится его торжественное вручение.

Природа этого венца, как и венца жизни, вызывает вопрос о его заслуженности. Может показаться, что Павел ожидает венец правды, как награду за свои духовные подвиги и победу, но это не совсем так. Павел сам писал о своих привилегиях и своей праведности в том числе:

Для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа и найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере; чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых. (Фил.3:8-11).

Если Павел не надеется на свои заслуги для обретения праведности, но ищет праведности от Бога через веру, то почему он пишет о праведности, используя метафору венца, т.е. награды победителю? Павел не надеялся на праведность от исполнения закона, но ожидал праведность от Бога в ответ на веру. Эту веру он сохранил и проявил в послушании и победоносном служении. Павел подчеркивает близость окончания своего труда и земной жизни, сравнивая это с тяжелой борьбой атлета и финалом олимпийских игр. Состязания окончены, теперь осталось только вручить награды. Павел предвкушает славную жизнь со Христом, уподобляя её радости победителя олимпиады. Борьба окончена! Впереди награждение, слава и почет. Можно отдохнуть, «почивать на лаврах». Господь выступает здесь в роли «праведного Судьи». С одной стороны это говорит о справедливости награды, с другой стороны праведность может дать только Тот, кто Сам праведен. Дуайт Эдвадс пишет по этому поводу: «Этот «венец праведности» вручается «справедливым Судьей» – Господом. Несомненно, это отличается от несправедливого судьи – Нерона, с которым Павел скоро встретится. Подготовленность показывает его доверие суду Христа, в противоположность следствию императорского суда, когда истинная праведность его достижения будет пересмотрена»[2].

Для Павла праведность была драгоценна и желанна, как венец победителя, как золотая медаль для олимпийцев. Павел пишет, что этот венец является общим для всех верующих во Христа, «возлюбивших явление Его». Сложно сказать о каком именно явлении Христа, первом или втором, идет речь. Возможно, здесь нет разделения, но оба пришествия Христа соединяются в одно значимое событие, имеющее великую ценность для каждого христианина. Важна и смерть, и воскресение, и прославление, и возвращение, и правление Христа.

Венец славы упоминается в Новом Завете только один раз в послании Петра, где он дает предписание пресвитерам церквей:

Пресвитеров ваших прошу я, сопресвитер и свидетель Христовых страданий и участник имеющей открыться славы: пасите стадо Божие, какое у вас, с бдительным вниманием, не по принуждению, но добровольно, как угодно Богу, и не ища постыдной наживы, но из усердия, и не как господствующие над уделами, но подавая пример стаду; и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы (1Пет.5:1-4).

Этот текст передает несколько истин. Во-первых, венец славы будет вручен, когда Христос явится вновь. Во-вторых, Пётр пишет, что он сам будет участником той славы, которая откроется с пришествием Христа. В-третьих, венец славы будет неувядающим.

Что же представляет собой венец славы? Эту фразу можно толковать по-разному: «славный венец», «венец, который есть слава», «венец, дающий славу». Но, по аналогии с другими венцами, наиболее приемлемым кажется вариант «венец, который есть слава». Поэтому мы будем рассматривать не только этот текст, но и другие тексты, говорящие о будущей славе верующих.

Все ли верующие получат этот венец? Данный текст прямо не отвечает на этот вопрос, поскольку Петр обращается только к пресвитерам и им обещает славу. Клоуни высказывает достаточно глубокое понимание данного вопроса:

Своим верным пастырям Господь даст венок славы. «Слава» объясняет значение венца: их наградой и радостью будет слава их Господа… Иисус Христос желает, чтобы те, кого дал Ему Отец, были с Ним и разделили Его торжество, Его жизнь и Его славу (Ин.17:24)[3].

Эту мысль подтверждает и дальнейшее рассуждение самого Петра: «Бог же всякой благодати, призвавший вас в вечную Свою славу во Христе, Сам, по кратковременном страдании вашем, усовершит вас, утвердит, укрепит, сделает непоколебимыми» (1Пет.5:10). Эти слова относятся уже не только к пресвитерам, но и ко всем верующим. Бог призвал всех верующих в Свою славу. Это Его желание. Таким образом венец славы будет возможностью для каждого христианина разделить славу Самого Бога.

В отношении верующих, не несущих пресвитерского служения, есть еще некоторый намек в стихах, следующих сразу после обращения к пресвитерам: «Также и молодые, подчиняйтесь пресвитерам; все же, подчиняясь друг другу, облекитесь в смиренномудрие, потому что Бог гордым противится, смиренным же дает благодать. Итак, смиритесь под крепкую руку Божию, чтобы Он вознёс вас в Свое время» (1Пет.5:5,6). Кроткие христиане получат вознаграждение в будущем, а именно будут превознесены. Призыв к простым верующим несет идею смирения. Пресвитеров Пётр также убеждает не превозноситься над церковью, а служить другим, смиренно показывая пример добродетельной христианской жизни. В этом обращении Пётр ставит и пресвитеров под власть «Пастыреначальника», и остальных верующих под «крепкую руку Божью». И тем и другим Пётр обещает некоторое воздаяние и прославление. Однако, более смиренное, усердное и посвященное служение, вероятно, принесет и большую славу.

Вполне возможно, что при прочих равных условиях, у рукоположенных служителей есть больше потенциальных возможностей для обретения славы, для сохранения ведущего положения даже в вечности. Однако, это не стоит воспринимать больше, чем предположение, поскольку только Христос сможет дать действительную оценку жизни каждого и здесь играет роль слишком много факторов.

Одним из таких факторов является перенесение страданий за веру в Иисуса Христа. Так Апостол Павел, описывая свои страдания ради проповеди Евангелия, подводит такой итог: «Ибо временная легкая скорбь производит для нас в безмерном преизбытке вечное богатство славы» (2Кор.4:17). И еще в Послании к Римлянам он пишет: «Ибо я полагаю, что страдания нынешнего времени несравнимы с тою славою, которой предстоит открыться в нас» (Рим.8:18). Интересно, что нынешняя скорбь, как бы производит вечное богатство славы, причем в несравненно превосходной степени. Это, конечно, не значит, что страдания сами по себе что-то производят, но Бог оценит и вознаградит верность и терпение, с которыми христиане переносят эти страдания.

Второй фактор – служение во славу Христа. Петр пишет, что каждый верующий должен служить тем даром, который получил от Бога. Всякое служение христианин должен совершать во славу Бога, а не для своей славы (1Пет.4:10-11). И именно прославление Бога является действительной целью христианского служения. Христос учит: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф.5:16). Добрые дела верующего должны приносить славу не ему самому, но Богу. Поскольку вся слава принадлежит Богу, то прославление верующих будет приобщением их к Божьей славе. Пётр так и говорит о себе: «соучастник в славе, которая должна открыться» (1Пет.5:1). Слово «соучастник» показывает, что он не единственный, кто будет иметь участие в славе. Также это слово показывает, что верующие участвуют в некой славе, которая не им принадлежит, но будет открыта Богом. Именно Божья слава откроется в нас по Его собственному желанию (Еф.1:3-14). Бог введет в Свою славу тех из нас, кто прославил Его на земле. Так и Иисус молился: «Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира» (Ин.17:4-5).

Некоторым поиск славы может показаться эгоистичным, но это не всегда верно. Поиск славы от Бога – желание вложенное Богом, а не греховной испорченностью. Иначе, Христа можно было бы обвинить в эгоизме, а с такой трактовкой вряд ли кто-то из христиан согласится. Кроме того Бог Сам желает ввести нас в Свою славу. Если наше желание совпадает с желанием Божьим, то оно не может быть греховным. Впрочем, не стоит забывать, что искаженное грехом это желание может стать эгоистичным, превратившись в тщеславие, в поиск человеческой славы любыми доступными способами. И это искушение нередко постигает христиан.

Каким же образом эта слава в нас откроется? Будущая слава, вероятно, будет включать как духовные, так и физические аспекты. К духовным аспектам славы можно отнести оправдание (Рим.5:9-10), нравственное совершенство (Кол.1:22), полноту знания (1Кор.13:12). Физический аспект связан с будущим телом. При втором пришествии Христа все умершие христиане воскреснут из мертвых в новых славных телах, а живущие на тот момент на земле христиане преобразятся (1Кор.15:51-52). Павел пишет, что Иисус «уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его» (Фил.3:21). Слово “сообразно” указывает, что наши тела будут подобны по форме прославленному телу Христа. Во 2Кор.5:1-5 Павел представляет будущее тело христианина как вечное по своей природе, как исходящее не от человека, а от Бога. Еще один текст подтверждает будущую славу наших тел:

Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных. Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное. (1Кор.15:40-44).

Можно предположить, что тела, которые получат верующие после воскресения, будут неким сосудом, вместилищем божественной славы. Этот текст, вероятно, является аллюзией на пророка Даниила, который пишет: «И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление. И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде – как звезды, вовеки, навсегда» (Дан.12:2,3). Однако Павел вносит некоторые дополнительные идеи. Так он говорит не только о принципиальном различии между небесными и земными телами и их славой, но и указывает на различную степень славы небесных тел. Это показывает, что слава будущих тел у одних из нас будет больше, у других меньше.

Христос тоже говорит: «Тогда праведники воссияют, как солнце, в царстве Отца их» (Мф.13:43). Вероятно, слава внешне будет выражаться в сиянии, как это было со Христом на горе преображения (Мф.17:2), с Моисеем, спустившимся с Синая (Исх.34:29-30) и с Ангелами (Отк.17:1, Лук.2:9).

Венец похвалы. Термин «венец похвалы» встречается в Новом Завете лишь однажды: «Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы? Не и вы ли пред Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его? Ибо вы – слава наша и радость» (1Фес.2:19,20). Это выражение, вероятно, заимствовано Павлом из книги Притч, где в Септуагинте используется такая же фраза (Пр.16:31). В синодальном переводе этот текст переведен так: «Венец славы – седина, которая находится на пути правды». И, хотя русский переводчик использовал фразу «венец славы», текст Септуагинты лучше перевести как «венец похвалы – седина». Когда Павел писал письмо церкви в Фессалониках, он был уже далеко не молодым человеком и находился на «пути правды». Для Павла путь правды был путем веры в Иисуса распятого и воскресшего, путем послушания Божьему призыву проповедовать Евангелие.  Фессалоникийские верующие были живым доказательством верности Павла.

 Фразу «венец похвалы» можно иначе перевести как «венец, являющийся похвалой». Павел много раз использует глагол «хвалиться», однокоренной с со словом «похвала». Из 38 раз, когда это слово, со всеми его формами, встречается в Новом Завете, 34 раза оно встречается в посланиях Апостола Павла и еще 4 раза у Иакова. Это слово, судя по его использованию Апостолами, имеет положительную коннотацию. Похвальба не была чем-то предосудительным, кроме тех случаев, когда была ложной. Похвальба была указанием на заслуги, привилегии, превосходство, успех в каком-то деле или указанием на нечто ценное, что будет принадлежать человеку в будущем. Так Иаков призывает своих читателей хвалиться своим положением во Христе, в противоположность своему земному статусу: «Да хвалится брат униженный высотою своею» (Иак.1:9). Павел, хвастается не своими заслугами, но заслугами Христа: «Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа, через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией. И не сим только, но хвалимся и скорбями…» (Рим.5:1-3).

Однако, Павел, как и Иаков, выступает против надменного самовосхваления, призывая хвалиться не собой, а Господом, и ожидая похвалы от Бога, а не от людей. Он пишет, что Бог избрал немудрых, немощных, незнатных и ничего не значащих людей, чтобы посрамить мудрецов, сильных и знатных мира сего, «чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1Кор.1:27-31). В ответ на самовосхваление некоторых людей в Коринфской церкви Павел вразумляет: «Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?» (1Кор. 4:7). О себе он пишет: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал.6:14). Наиболее ясно Павел выражает свое отношение к похвальбе в тексте: «Ибо не тот достоин, кто сам себя хвалит, но кого хвалит Господь» (2Кор. 10:18). Именно этой похвалы он искал и нам следует.

Возвращаясь к «венцу похвалы» в 1Фес.2:19, можно сказать, что это похвала, которую Павел ожидает получить от Господа. Эта похвала тесно связана с верующими в Фессалониках и не только с ними. Павел, отвечает на свой же вопрос «кто наша надежда, радость и венец похвалы?» другим вопросом «не и вы ли?». Союз «и» говорит о том, что не только уверовавшие фессалоникийцы послужат к похвале Павла, но будут и другие. Это хорошо согласуется с тем фактом, что Павел насадил множество церквей в разных городах Римской Империи, а не только в Фессалониках. Здесь уместно вспомнить и Послание к Филиппийцам, где мы встречаем сходную идею: «Итак, братия мои возлюбленные и вожделенные, радость и венец мой, стойте так в Господе, возлюбленные» (Фил.4:1).

Однако, рассуждать таким образом, что Павел смотрел на насажденные им церкви только как на доказательство его верности, было бы ущербным пониманием. Когда он писал эти слова, то хотел выразить не только свою верность Христу, но и свою сильную любовь к церкви. Выше Павел пишет о своем отношении к верующим в Фессалониках, как об отношении отца и матери к своему ребенку. Для него сам факт спасения дорогих для него людей, принявших Евангелие через его служение, был не менее важен. Другими словами для него была важна не только похвала от Господа, но и сами спасенные люди, с которыми он разделит вечную радость перед Богом. Поэтому Павел самих верующих называет своим венцом и радостью, и славой. Это радость благовестника о спасенных через его служение людях. О ком вы будете радоваться на небесах? Здесь важно не впадать в крайности, т.е. выбирая между похвалой от Бога и радостью о любимых людях, принимать и то, и другое во внимание, ничего не отвергая.

Подведем итог рассуждениям о венцах. Венцы являются метафорическим обозначением определенных наград от Бога. В Новом Завете упомянуты венцы жизни, правды, славы и похвалы. Венец жизни является выражением означающим вечную жизнь. Венец правды означает совершенную праведность, которую Бог дает в ответ на веру. Венец славы и венец похвалы являются славой и похвалой соответственно. Венец жизни, правды и славы получат все верующие. Слава верующих на небесах будет различной. Похвалы удостоятся те верующие, которые достойно следовали за Христом и совершали вверенное им служение. Эти венцы являются Божьим ответом на веру, терпение, любовь, смирение и служение христиан. Бог, таким образом, подбадривает Своих детей следовать Его заповедям с радостью и надеждой вознаграждения.


[1] Экзегетический дайджест. Послание Иакова / Под ред. Р.Л. Томаса – Новосибирск: НББС, 2006 – с. 21

[2] Dwight Edwards, Call to Completion / Пер. с англ. – http://bible.org/article/2-timothy-call-completion (Дата обращения – 05.04.2011)

[3] Э.П. Клоуни, Первое послание Петра – СПб.: Мирт, 2001 – с. 208

«Сын — до венца, а дочь — до конца»

История из жизни нашей читательницы. Изображение с https://elements.envato.com/ru/

Вот и мой черед настал писать грустные истории. Теперь и про меня можно сказать — разделила детей. И да, я это сделала, и уже не жалею. Больше не жалею. Как уже, наверное, все поняли, у меня есть сын и дочка. Растила обоих одинаково, ни в чем ни пацан, ни девка у нас не нуждались. Муж мой всю жизнь занимал неплохие должности, поэтому мы и правда не бедствовали и всем возможным детей обеспечивали. А потом детки выросли, разлетелись по гнездышкам по своим. И началось!

Опустим подробности, расскажу суть. Моему сыну сейчас 34, он женат, воспитывает дочь. Контакты наши с ним уже практически сведены к минимуму. Почему? Потому что надоело тянуть и ничего не получать взамен. В свое время (не так давно) я продала еще одну квартиру, лишнюю, так скажем, которая у нас была. Поделила, дурочка, все неправильно. Дочери дала меньше денег с продажи, потому что она тогда со мной жила. Сыну же отдала большую часть денег. Себе не оставила вообще ничего. Сын кричал, как он страшно признателен мне и сестре. Обещал помочь мне сделать ремонт. Сестре тоже обещал помогать при каждой удобной возможности. Сноха же ничего никому не обещала. Ну что ж, хотя бы честно.

Жена сына — Нина всегда была холодна ко мне, хотя я первое время и пыталась установить контакт с ней. Нина никогда мне не звонила, не поздравляла с праздниками, сын всегда желал «всего-всего» от двоих. Подарки, к слову, сын с появлением Нины стал дарить самые дешевые. Видимо, дорогая супруга регулировала и эти вещи. До женитьбы мог и драгоценности подарить, колечки там или сережки золотые. А один раз даже обновил мебель в кухне, в подарок. Сам заказал, сам оплатил. Было очень приятного. С сестрой сын тоже всегда близко общался. Когда она еще замуж не вышла (а она поздно вышла), всегда помогал, чем было возможно.

А женился — и сына в нашей жизни не стало! Встречи стали редкими, подарки — дешевыми. Задушевные разговоры прекратились, сейчас при встрече и по телефону политическую ситуацию в стране обсуждаем. «В душу» больше не пускает. Ведем светские беседы. Не появляться может месяцами. Но зато теперь они просят! У сына как-то резко «упали» заработки! Теперь он то занять просит, то даже просто так, без отдачи. И вторая просьба — посидеть с внучкой. Причем самое неудобное время всегда выбирают — перед праздниками или утром рано. Видимо, когда родители Нины сидеть не соглашаются и ни одна нянька к ним не идет.

В общем, я сейчас четко вижу, что мне места в жизни сына не осталось. Даже когда я болею, он не проявляет особого интереса. Дежурно интересуется самочувствием, как участковый врач. Помощи, конечно, и вовсе не предлагает. Чаще всего я вижу теперь от него — общение по телефону, и то не слишком теплое. И снова это слово — дежурное!

Дочери сейчас 39. Она вышла замуж недавно, зато по любви и притом не за бедного. Не пошла на компромисс и получила счастье. Светочка во всем поддерживает меня, зять тоже не обижает. Приезжает, помогает, лишнего не спрашивает. Уважает меня, по крайней мере внешне. С любой просьбой я могу обратиться к семье дочери. Причем дочка никогда не упрекнула меня, что я денег ей меньше дала. Сами постоянно в гости приезжают, меня зовут. Родители мужа Светы тоже ко мне тянутся. Сваха часто очень звонит, интересуется, как я.

А историю с сыном я теперь тоже отпустила… Бог ему судья. Я и сама звонить перестала, и внучку беру как можно реже, да практически не беру, чего уж там! Денег не даю больше. Зато дочке всю себя отдать стараюсь. По любой мелочи она может ко мне обратиться, и я не откажу ни в жизни. Выучила все любимые блюда зятя, балую его, когда приезжают!

И вот, знаете, это не совпадение. Дочки и правда всегда ближе к мамам, что бы не приключилось. Я много общаюсь с соседками, приятельницами, в бассейне со многими женщинами подружилась. И я вот — я не одна такая! У всех, поголовно у всех с дочерью и ее семьей отношения сложились более теплые, чем с семьей сына. Все-таки не зря говорят, что жена — шея. Куда повернет…, а дальше вы знаете! А сына, оказывается, так легко потерять. Ночная кукушка она всегда впереди… Не заладится с невесткой, потеряешь сына. Правильно говорят!

А у вас как?? Поделитесь!

( 3 оценки, среднее 5 из 5 )

Брачные венцы — Православный журнал «Фома»

В рубрике Суть вещей «Фома» кратко рассказывает о христианской символике на примерах конкретных артефактов и святынь.

Венцы — обязательный атрибут таинства Брака (отсюда еще одно его название — Венчание).

Венчание, или, иначе, Таинство Брака  одно из семи таинств Церкви, в котором она дает благословение на супружеский союз вступающим в брак, на рождение и христианское воспитание детей.

Молодожены перед лицом Бога и Церкви дают обещание в верности Богу и друг другу.

 

История

Венцы применялись на свадебных пирах еще в ветхозаветное и античное время. В первые веках христианства их не использовали — ключевым символом заключения христианского брака было совместное причащение супругов. Со временем брачные венцы вернулись в торжественный обряд, но уже с христианским осмыслением.

 

Символизм

Венцы — символ не только царственного достоинства, но и Царствия Небесного. Человек в браке духовно возрастает вместе со своей супругой или супругом, тем самым приготовляется для Царствия Небесного. Тот, кто пройдет свою жизнь достойно, будет достоин и спасения. Венчая семью, Церковь еще раз напоминает людям об этом.

 

Другие атрибуты венчания

Поделиться результатом:

Пожалуйста, поделитесь этим тестом, чтобы просмотреть свои результаты.

Facebook

 СЫГРАТЬ ЕЩЁ !

 

Из чинопоследования венчания

Священник, взяв венцы, венчает первым жениха, говоря:

Венчается раб Божий (имя) с рабою Божией (имя) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

[Произносит это трижды, начертывая образ Креста]. 

Так же венчает и невесту, говоря: Венчается раба Божия (имя) с рабом Божиим (имя) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

[Подобным образом и это произносит трижды].

Также благословляет их трижды, возглашая: Господи Боже наш, славою и честью увенчай их!

 

 

Интересные факты

1

В молитве, которую читает священник перед облачением подризника (богослужебное одеяние при совершении литургии), есть упоминание брачного венца: как на жениха (Бог) возложил (на меня) венец и, как невесту, украсил убранством (Ис 61:10). Это значит, что уже в ветхозаветные времена на голову жениха возлагался венец, а невеста надевала особенную, праздничную одежду.

 

2

Церковь допускает повторный брак. При повторном венчании венцы используют, только если хотя бы один из супругов венчается в первый раз.

3

Всероссийский день семьи, любви и верности, празднующийся в день памяти святых Петра и Февронии Муромских, покровителей брака (8 июля), всегда приходится на Петров пост. Это значит, что венчаться в этот день нельзя. С 2013 года установлен дополнительный день празднования этих святых — в воскресенье перед 19 сентября, как раз для того, чтобы желающие могли венчаться.

4

Венцы возлагают на головы молодоженам или держат над их головами свидетели. Держать венцы или надевать — не принципиально.

Фото Оксаны Луговой

5

В Греции используются венцы в виде тонких украшенных обручей, которые жених с невес­той забирают домой и хранят всю жизнь как семейную святыню.

6

В эпоху гонений на Русскую Церковь после 1917 года, когда венчания часто совершались тайно, использовались венки из проволоки или сплетенные из цветов.

Фото Владимира Ештокина

 

 

Сказка о царе Салтане — Пушкин. Полный текст стихотворения — Сказка о царе Салтане

Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком.
«Кабы я была царица, —
Говорит одна девица, —
То на весь крещеный мир
Приготовила б я пир».
«Кабы я была царица, —
Говорит ее сестрица, —
То на весь бы мир одна
Наткала я полотна».
«Кабы я была царица, —
Третья молвила сестрица, —
Я б для батюшки-царя
Родила богатыря».
Только вымолвить успела,
Дверь тихонько заскрыпела,
И в светлицу входит царь,
Стороны той государь.
Во всё время разговора
Он стоял позадь забора;
Речь последней по всему
Полюбилася ему.
«Здравствуй, красная девица, —
Говорит он, — будь царица
И роди богатыря
Мне к исходу сентября.
Вы ж, голубушки-сестрицы,
Выбирайтесь из светлицы,
Поезжайте вслед за мной,
Вслед за мной и за сестрой:
Будь одна из вас ткачиха,
А другая повариха».
В сени вышел царь-отец.
Все пустились во дворец.
Царь недолго собирался:
В тот же вечер обвенчался.
Царь Салтан за пир честной
Сел с царицей молодой;
А потом честные гости
На кровать слоновой кости
Положили молодых
И оставили одних.
В кухне злится повариха,
Плачет у станка ткачиха,
И завидуют оне
Государевой жене.
А царица молодая,
Дела вдаль не отлагая,
С первой ночи понесла.
В те поры война была.
Царь Салтан, с женой простяся,
На добра-коня садяся,
Ей наказывал себя
Поберечь, его любя.
Между тем, как он далёко
Бьется долго и жестоко,
Наступает срок родин;
Сына бог им дал в аршин,
И царица над ребенком
Как орлица над орленком;
Шлет с письмом она гонца,
Чтоб обрадовать отца.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Извести ее хотят,
Перенять гонца велят;
Сами шлют гонца другого
Вот с чем от слова до слова:
«Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверюшку».
Как услышал царь-отец,
Что донес ему гонец,
В гневе начал он чудесить
И гонца хотел повесить;
Но, смягчившись на сей раз,
Дал гонцу такой приказ:
«Ждать царева возвращенья
Для законного решенья».
Едет с грамотой гонец,
И приехал наконец.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Обобрать его велят;
Допьяна гонца поят
И в суму его пустую
Суют грамоту другую —
И привез гонец хмельной
В тот же день приказ такой:
«Царь велит своим боярам,
Времени не тратя даром,
И царицу и приплод
Тайно бросить в бездну вод».
Делать нечего: бояре,
Потужив о государе
И царице молодой,
В спальню к ней пришли толпой.
Объявили царску волю —
Ей и сыну злую долю,
Прочитали вслух указ,
И царицу в тот же час
В бочку с сыном посадили,
Засмолили, покатили
И пустили в Окиян —
Так велел-де царь Салтан.
В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,
Бочка по морю плывет.
Словно горькая вдовица,
Плачет, бьется в ней царица;
И растет ребенок там
Не по дням, а по часам.
День прошел, царица вопит…
А дитя волну торопит:
«Ты, волна моя, волна!
Ты гульлива и вольна;
Плещешь ты, куда захочешь,
Ты морские камни точишь,
Топишь берег ты земли,
Подымаешь корабли —
Не губи ты нашу душу:
Выплесни ты нас на сушу!»
И послушалась волна:
Тут же на берег она
Бочку вынесла легонько
И отхлынула тихонько.
Мать с младенцем спасена;
Землю чувствует она.
Но из бочки кто их вынет?
Бог неужто их покинет?
Сын на ножки поднялся,
В дно головкой уперся,
Понатужился немножко:
«Как бы здесь на двор окошко
Нам проделать?» — молвил он,
Вышиб дно и вышел вон.
Мать и сын теперь на воле;
Видят холм в широком поле,
Море синее кругом,
Дуб зеленый над холмом.
Сын подумал: добрый ужин
Был бы нам, однако, нужен.
Ломит он у дуба сук
И в тугой сгибает лук,
Со креста снурок шелковый
Натянул на лук дубовый,
Тонку тросточку сломил,
Стрелкой легкой завострил
И пошел на край долины
У моря искать дичины.
К морю лишь подходит он,
Вот и слышит будто стон…
Видно на море не тихо;
Смотрит — видит дело лихо:
Бьется лебедь средь зыбей,
Коршун носится над ней;
Та бедняжка так и плещет,
Воду вкруг мутит и хлещет…
Тот уж когти распустил,
Клёв кровавый навострил…
Но как раз стрела запела,
В шею коршуна задела —
Коршун в море кровь пролил,
Лук царевич опустил;
Смотрит: коршун в море тонет
И не птичьим криком стонет,
Лебедь около плывет,
Злого коршуна клюет,
Гибель близкую торопит,
Бьет крылом и в море топит —
И царевичу потом
Молвит русским языком:
«Ты, царевич, мой спаситель,
Мой могучий избавитель,
Не тужи, что за меня
Есть не будешь ты три дня,
Что стрела пропала в море;
Это горе — всё не горе.
Отплачу тебе добром,
Сослужу тебе потом:
Ты не лебедь ведь избавил,
Девицу в живых оставил;
Ты не коршуна убил,
Чародея подстрелил.
Ввек тебя я не забуду:
Ты найдешь меня повсюду,
А теперь ты воротись,
Не горюй и спать ложись».
Улетела лебедь-птица,
А царевич и царица,
Целый день проведши так,
Лечь решились на тощак.
Вот открыл царевич очи;
Отрясая грезы ночи
И дивясь, перед собой
Видит город он большой,
Стены с частыми зубцами,
И за белыми стенами
Блещут маковки церквей
И святых монастырей.
Он скорей царицу будит;
Та как ахнет!.. «То ли будет? —
Говорит он, — вижу я:
Лебедь тешится моя».
Мать и сын идут ко граду.
Лишь ступили за ограду,
Оглушительный трезвон
Поднялся со всех сторон:
К ним народ навстречу валит,
Хор церковный бога хвалит;
В колымагах золотых
Пышный двор встречает их;
Все их громко величают
И царевича венчают
Княжей шапкой, и главой
Возглашают над собой;
И среди своей столицы,
С разрешения царицы,
В тот же день стал княжить он
И нарекся: князь Гвидон.
Ветер на море гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На раздутых парусах.
Корабельщики дивятся,
На кораблике толпятся,
На знакомом острову
Чудо видят наяву:
Город новый златоглавый,
Пристань с крепкою заставой;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их он кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали соболями,
Чернобурыми лисами;
А теперь нам вышел срок,
Едем прямо на восток,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана…»
Князь им вымолвил тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
От меня ему поклон».
Гости в путь, а князь Гвидон
С берега душой печальной
Провожает бег их дальный;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь печально отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает,
Одолела молодца:
Видеть я б хотел отца».
Лебедь князю: «Вот в чем горе!
Ну, послушай: хочешь в море
Полететь за кораблем?
Будь же, князь, ты комаром».
И крылами замахала,
Воду с шумом расплескала
И обрызгала его
С головы до ног всего.
Тут он в точку уменьшился,
Комаром оборотился,
Полетел и запищал,
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился
На корабль — и в щель забился.
Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
К царству славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости;
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце
С грустной думой на лице;
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Около царя сидят
И в глаза ему глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем, иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо,
В свете ж вот какое чудо:
В море остров был крутой,
Не привальный, не жилой;
Он лежал пустой равниной;
Рос на нем дубок единый;
А теперь стоит на нем
Новый город со дворцом,
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами,
А сидит в нем князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду;
Молвит он: «Коль жив я буду,
Чудный остров навещу,
У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Не хотят его пустить
Чудный остров навестить.
«Уж диковинка, ну право, —
Подмигнув другим лукаво,
Повариха говорит, —
Город у моря стоит!
Знайте, вот что не безделка:
Ель в лесу, под елью белка,
Белка песенки поет
И орешки всё грызет,
А орешки не простые,
Всё скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Вот что чудом-то зовут».
Чуду царь Салтан дивится,
А комар-то злится, злится —
И впился комар как раз
Тетке прямо в правый глаз.
Повариха побледнела,
Обмерла и окривела.
Слуги, сватья и сестра
С криком ловят комара.
«Распроклятая ты мошка!
Мы тебя!..» А он в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.
Снова князь у моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ж ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?« —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает;
Чудо чудное завесть
Мне б хотелось. Где-то есть
Ель в лесу, под елью белка;
Диво, право, не безделка —
Белка песенки поет,
Да орешки всё грызет,
А орешки не простые,
Всё скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Но, быть может, люди врут».
Князю лебедь отвечает:
«Свет о белке правду бает;
Это чудо знаю я;
Полно, князь, душа моя,
Не печалься; рада службу
Оказать тебе я в дружбу».
С ободренною душой
Князь пошел себе домой;
Лишь ступил на двор широкий —
Что ж? под елкою высокой,
Видит, белочка при всех
Золотой грызет орех,
Изумрудец вынимает,
А скорлупку собирает,
Кучки равные кладет
И с присвисточкой поет
При честном при всем народе:
Во саду ли, в огороде.
Изумился князь Гвидон.
«Ну, спасибо, — молвил он, —
Ай да лебедь — дай ей боже,
Что и мне, веселье то же».
Князь для белочки потом
Выстроил хрустальный дом,
Караул к нему приставил
И притом дьяка заставил
Строгий счет орехам весть.
Князю прибыль, белке честь.
Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого:
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их и кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали мы конями,
Всё донскими жеребцами,
А теперь нам вышел срок —
И лежит нам путь далек:
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана…»
Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
Да скажите: князь Гвидон
Шлет царю-де свой поклон».
Ности князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь — а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Молит князь: душа-де просит,
Так и тянет и уносит…
Вот опять она его
Вмиг обрызгала всего:
В муху князь оборотился,
Полетел и опустился
Между моря и небес
На корабль — и в щель залез.
Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана —
И желанная страна
Вот уж издали видна;
Вот на берег вышли гости;
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с Бабарихой
Да с кривою поварихой
Около царя сидят,
Злыми жабами глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем, иль худо,
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит
С златоглавыми церквами,
С теремами да садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом;
Белка там живет ручная,
Да затейница какая!
Белка песенки поет,
Да орешки всё грызет,
А орешки не простые,
Всё скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Слуги белку стерегут,
Служат ей прислугой разной —
И приставлен дьяк приказный
Строгий счет орехам весть;
Отдает ей войско честь;
Из скорлупок льют монету,
Да пускают в ход по свету;
Девки сыплют изумруд
В кладовые, да под спуд;
Все в том острове богаты,
Изоб нет, везде палаты;
А сидит в нем князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду.
«Если только жив я буду,
Чудный остров навещу,
У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Не хотят его пустить
Чудный остров навестить.
Усмехнувшись исподтиха,
Говорит царю ткачиха:
«Что тут дивного? ну, вот!
Белка камушки грызет,
Мечет золото и в груды
Загребает изумруды;
Этим нас не удивишь,
Правду ль, нет ли говоришь.
В свете есть иное диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Разольется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Это диво, так уж диво,
Можно молвить справедливо!»
Гости умные молчат,
Спорить с нею не хотят.
Диву царь Салтан дивится,
А Гвидон-то злится, злится…
Зажужжал он и как раз
Тетке сел на левый глаз,
И ткачиха побледнела:
«Ай!» и тут же окривела;
Все кричат: «Лови, лови,
Да дави ее, дави…
Вот ужо! постой немножко,
Погоди…» А князь в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море прилетел.
Князь у синя моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает —
Диво б дивное хотел
Перенесть я в мой удел».
«А какое ж это диво?»
— Где-то вздуется бурливо
Окиян, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Князю лебедь отвечает:
«Вот что, князь, тебя смущает?
Не тужи, душа моя,
Это чудо знаю я.
Эти витязи морские
Мне ведь братья все родные.
Не печалься же, ступай,
В гости братцев поджидай».
Князь пошел, забывши горе,
Сел на башню, и на море
Стал глядеть он; море вдруг
Всколыхалося вокруг,
Расплескалось в шумном беге
И оставило на бреге
Тридцать три богатыря;
В чешуе, как жар горя,
Идут витязи четами,
И, блистая сединами,
Дядька впереди идет
И ко граду их ведет.
С башни князь Гвидон сбегает,
Дорогих гостей встречает;
Второпях народ бежит;
Дядька князю говорит:
«Лебедь нас к тебе послала
И наказом наказала
Славный город твой хранить
И дозором обходить.
Мы отныне ежеденно
Вместе будем непременно
У высоких стен твоих
Выходить из вод морских,
Так увидимся мы вскоре,
А теперь пора нам в море;
Тяжек воздух нам земли».
Все потом домой ушли.
Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости.
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их и кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете?
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
Торговали мы булатом,
Чистым серебром и златом,
И теперь нам вышел срок;
А лежит нам путь далек,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».
Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану.
Да скажите ж: князь Гвидон
Шлет-де свой царю поклон».
Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь, а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Князь опять: душа-де просит…
Так и тянет и уносит…
И опять она его
Вмиг обрызгала всего.
Тут он очень уменьшился,
Шмелем князь оборотился,
Полетел и зажужжал;
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился
На корму — и в щель забился.
Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит, весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Около царя сидят —
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
Каждый день идет там диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в скором беге —
И останутся на бреге
Тридцать три богатыря,
В чешуе златой горя,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор;
Старый дядька Черномор
С ними из моря выходит
И попарно их выводит,
Чтобы остров тот хранить
И дозором обходить —
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А сидит там князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду.
«Коли жив я только буду,
Чудный остров навещу
И у князя погощу».
Повариха и ткачиха
Ни гугу — но Бабариха
Усмехнувшись говорит:
«Кто нас этим удивит?
Люди из моря выходят
И себе дозором бродят!
Правду ль бают, или лгут,
Дива я не вижу тут.
В свете есть такие ль дива?
Вот идет молва правдива:
За морем царевна есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выплывает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Молвить можно справедливо,
Это диво, так уж диво».
Гости умные молчат:
Спорить с бабой не хотят.
Чуду царь Салтан дивится —
А царевич хоть и злится,
Но жалеет он очей
Старой бабушки своей:
Он над ней жужжит, кружится —
Прямо на нос к ней садится,
Нос ужалил богатырь:
На носу вскочил волдырь.
И опять пошла тревога:
«Помогите, ради бога!
Караул! лови, лови,
Да дави его, дави…
Вот ужо! пожди немножко,
Погоди!..» А шмель в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.
Князь у синя моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ж ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает:
Люди женятся; гляжу,
Неженат лишь я хожу».
— А кого же на примете
Ты имеешь? — «Да на свете,
Говорят, царевна есть,
Что не можно глаз отвесть.
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает —
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
Сладку речь-то говорит,
Будто реченька журчит.
Только, полно, правда ль это?»
Князь со страхом ждет ответа.
Лебедь белая молчит
И, подумав, говорит:
«Да! такая есть девица.
Но жена не рукавица:
С белой ручки не стряхнешь,
Да за пояс не заткнешь.
Услужу тебе советом —
Слушай: обо всем об этом
Пораздумай ты путем,
Не раскаяться б потом».
Князь пред нею стал божиться,
Что пора ему жениться,
Что об этом обо всем
Передумал он путем;
Что готов душою страстной
За царевною прекрасной
Он пешком идти отсель
Хоть за тридевять земель.
Лебедь тут, вздохнув глубоко,
Молвила: «Зачем далёко?
Знай, близка судьба твоя,
Ведь царевна эта — я».
Тут она, взмахнув крылами,
Полетела над волнами
И на берег с высоты
Опустилася в кусты,
Встрепенулась, отряхнулась
И царевной обернулась:
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит;
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Князь царевну обнимает,
К белой груди прижимает
И ведет ее скорей
К милой матушки своей.
Князь ей в ноги, умоляя:
«Государыня-родная!
Выбрал я жену себе,
Дочь послушную тебе,
Просим оба разрешенья,
Твоего благословенья:
Ты детей благослови
Жить в совете и любви».
Над главою их покорной
Мать с иконой чудотворной
Слезы льет и говорит:
«Бог вас, дети, наградит».
Князь не долго собирался,
На царевне обвенчался;
Стали жить да поживать,
Да приплода поджидать.
Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На раздутых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости.
Князь Гвидон зовет их в гости,
Он их кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали мы недаром
Неуказанным товаром;
А лежит нам путь далек:
Восвояси на восток,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».
Князь им вымолвил тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному дарю Салтану;
Да напомните ему,
Государю своему:
К нам он в гости обещался,
А доселе не собрался —
Шлю ему я свой поклон».
Гости в путь, а князь Гвидон
Дома на сей раз остался
И с женою не расстался.
Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна
К царству славного Салтана,
И знакомая страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости.
Гости видят: во дворце
Царь сидит в своем венце,
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Около царя сидят,
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем, иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо,
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом;
Белка в нем живет ручная,
Да чудесница какая!
Белка песенки поет
Да орешки всё грызет;
А орешки не простые,
Скорлупы-то золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Белку холят, берегут.
Там еще другое диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в скором беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор —
С ними дядька Черномор.
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А у князя женка есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает;
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
Князь Гвидон тот город правит,
Всяк его усердно славит;
Он прислал тебе поклон,
Да тебе пеняет он:
К нам-де в гости обещался,
А доселе не собрался».
Тут уж царь не утерпел,
Снарядить он флот велел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Не хотят царя пустить
Чудный остров навестить.
Но Салтан им не внимает
И как раз их унимает:
«Что я? царь или дитя? —
Говорит он не шутя: —
Нынче ж еду!» — Тут он топнул,
Вышел вон и дверью хлопнул.
Под окном Гвидон сидит,
Молча на море глядит:
Не шумит оно, не хлещет,
Лишь едва, едва трепещет,
И в лазоревой дали
Показались корабли:
По равнинам Окияна
Едет флот царя Салтана.
Князь Гвидон тогда вскочил,
Громогласно возопил:
«Матушка моя родная!
Ты, княгиня молодая!
Посмотрите вы туда:
Едет батюшка сюда».
Флот уж к острову подходит.
Князь Гвидон трубу наводит:
Царь на палубе стоит
И в трубу на них глядит;
С ним ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой;
Удивляются оне
Незнакомой стороне.
Разом пушки запалили;
В колокольнях зазвонили;
К морю сам идет Гвидон;
Там царя встречает он
С поварихой и ткачихой,
С сватьей бабой Бабарихой;
В город он повел царя,
Ничего не говоря.
Все теперь идут в палаты:
У ворот блистают латы,
И стоят в глазах царя
Тридцать три богатыря,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Царь ступил на двор широкой:
Там под елкою высокой
Белка песенку поет,
Золотой орех грызет,
Изумрудец вынимает
И в мешечек опускает;
И засеян двор большой
Золотою скорлупой.
Гости дале — торопливо
Смотрят — что ж? княгиня — диво:
Под косой луна блестит,
А во лбу звезда горит;
А сама-то величава,
Выступает, будто пава,
И свекровь свою ведет.
Царь глядит — и узнает…
В нем взыграло ретивое!
«Что я вижу? что такое?
Как!» — и дух в нем занялся…
Царь слезами залился,
Обнимает он царицу,
И сынка, и молодицу,
И садятся все за стол;
И веселый пир пошел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Разбежались по углам;
Их нашли насилу там.
Тут во всем они признались,
Повинились, разрыдались;
Царь для радости такой
Отпустил всех трех домой.
День прошел — царя Салтана
Уложили спать вполпьяна.
Я там был; мед, пиво пил —
И усы лишь обмочил.

Терновый мой венец

Источник: Русский вестник 
   
  Чем больше лет проходит с так называемой перестройки, тем сильнее убеждаешься, что ты был свидетелем величайшего преступления, задуманного против народа, сохранившего в ХХ веке хоть какие-то остатки христианской духовности. Строго говоря, никакой перестройки не было – ее название стало ширмой, за которой скрывались государственная измена и предательство. В реальной жизни не существовало и «реформ», а их названия были камуфляжем, прикрывающим преступные деяния по расхищению народного богатства. Поэтому, вспоминая сейчас людей, руководивших тогда перестройкой, я как историк не могу их рассматривать как общественных или государственных деятелей, а вижу в них уголовных преступников. Живи они в Российской Империи XIX века, их деяния подпадали бы под статью уголовного кодекса, за которую полагалась бы виселица или каторга.
   
В разное время я так или иначе сталкивался с основными деятелями перестройки или располагал уникальной информацией о них от людей, близко их знавших. Яковлев, Афанасьев, Попов, Бурбулис, Гайдар, Собчак, Станкевич, Явлинский, Шохин и др. по своим способностям и творческим возможностям были людьми далеко не выдающимися, известными как интриганы и карьеристы, с лакейской предприимчивостью обслуживающими власть. В «прорабы перестройки» их выдвинула все та же темная сила – тайный союз внешних и внутренних врагов России (подробнее об этом см. мою книгу «Государственная измена» (М., 2004; переиздавалась несколько раз в 2005–2007, 2013 гг. – Авт.), в которой я использую уникальные источники информации и личные наблюдения. Все известные мне «прорабы перестройки» были так или иначе связаны с западными спецслужбами и прошли инструктаж и разные курсы, проводимые в то время под видом «гуманитарного диалога» Запада и Востока. Людей, отобранных для особой «миссии» спецслужбами на территории СССР по специальным спискам, переданным в разные фонды – «Свобода», «За мир и демократию», «Права человека» (под их крышей действовали те же спецслужбы), приглашали посетить ту или иную страну «для участия в конференции или симпозиуме». Участникам выплачивались огромные суточные, большие гонорары за выступления – это были своего рода 30 сребреников за продажу Родины.
   
Лично мне известно, что на подобные мероприятия в середине 80-х годов в западноевропейские страны, а затем в США выезжал Явлинский. Целый ряд таких поездок совершили Шохин, Гайдар, Станкевич и другие перечисленные выше лица. Хорошо известный мне еще по контактам с Московским университетом Гавриил Попов в смысле поездок на инструктаж побил все рекорды, и вообще Попов был, пожалуй, самой одиозной личностью даже среди не отличавшихся нравственностью «прорабов перестройки». Его коллеги рассказывали, что он тащил из университета все, что можно было украсть, начиная с бумаги и карандашей и кончая стульями с кафедры. Его вынуждены были терпеть, так как он писал кандидатские диссертации для «деток» высокопоставленных чиновников ЦК. Его прохиндейская манера вести себя – вкрадчивый говорок, выражение лица с сальной заискивающей улыбочкой, создавшей ему образ персонажа плутовского романа, и была предметом постоянных насмешек ученых мужей. Таким запомнился он и мне. Позднее князь Тьмы выдвинул его мэром Москвы, и тут он развернулся во всю силу, став своего рода символом взяточника и расхитителя государственного имущества. Американский посол Штраус, хорошо знавший Попова, говорил о нем так: «Попов – старый сукин сын. Он способен украсть все, что не прибито гвоздями» (мне рассказывали, что у американского посла на приеме он украл дорогую ручку с золотым пером. – Авт.). Уместно добавить, что, став мэром, Попов выбрал себе в ближайшие помощники Станкевича, родственную ему душу.
   
Станкевич сделал взяточничество неотъемлемым атрибутом своей новой должности. О его поборах знали все, и частные фирмы исправно платили ему взятки за предоставление выгодных заказов. Несколько раз он попадался, но его «отмазывали», как ближайшего соратника Ельцина. Но однажды в период болезни пьющего президента Станкевич был взят с поличным и привлечен к суду, однако бежал от него в США. Примерно в то же время был уличен в крупной взятке (в виде большой квартиры от частной фирмы) еще один «прораб перестройки» Собчак. Последний скрылся от суда во Францию. Груду доказательств уголовного характера «прорабов перестройки» венчает история Г. Старовойтовой и Юшенкова. Эта пара стала жертвой внутренних разборок за владение «черным налом» – деньгами, которые они получали от зарубежных покровителей за проведение антирусских акций. Не желая делиться, они были убиты своими же.
   
Пока «прорабы перестройки» воровали. Активисты Общества охраны памятников занимались общественной деятельностью.
   

Большой заслугой активистов Общества охраны памятников и «Памяти» было участие в кампании против переброски северных и сибирских рек на юг, представлявшей огромные экономические и социальные бедствия для русского народа. Проект этот был разработан злейшими врагами России и предусматривал гибель целых российских областей. Русский Север должен был превратиться в пустыню. Многое из того, что русский народ создавал веками, предполагалось уничтожить в течение нескольких лет. Первый этап этого чудовищного проекта уже начал осуществляться в Вологодской области, чему я был сам свидетелем во время своих путешествий. Курировал преступный проект первый заместитель председателя Совмина СССР, член Политбюро ЦК КПСС русофоб Гейдар Алиев. Он настаивал на скорейшем развертывании работ (в середине 1990-х годов Алиев признавался, что проталкивал этот проект «в интересах Азербайджана, да и всего мусульманского мира, которому так не хватает воды»), а чтобы русские не узнали о готовящемся против них преступлении, приказал засекретить все его детали. Тем не менее нашлись патриоты и в проектных организациях, и в Академии наук. Детали засекреченного проекта, размноженные на ксероксе, пошли по рукам. Началась борьба. Среди тех, кто стоял во главе движения против поворота рек, вспоминаю писателей В. Распутина и В. Белова, эколога М. Лемешева, биолога Шипунова, искусствоведа В. Брюсову. На наших собраниях подписывались обращения в ЦК КПСС и правительство. Были собраны многие тысячи подписей.  
   
Особой эпопеей Общества охраны памятников в это время была кампания за сохранение Поклонной горы и установку на ней памятника в честь Победы, выражавшего православные традиции русского народа.
   
6 мая 1987-го активисты Общества охраны памятников и «Памяти» организовали первую в советское время демонстрацию в центре Москвы, прошедшую без разрешения властей. Формально предлогом демонстрации было спасение Поклонной горы, которая по проекту архитекторов должна была быть почти полностью срыта для строительства на ней памятника в честь Победы в космополитическом духе. Главной целью нашего выступления стала демонстрация сил патриотического движения.
   
Нам казалось, что мы все делаем в глубокой тайне. Заранее договорились собираться отдельными группами возле Музея Ленина, Исторического музея и Манежа. Однако когда мы подошли туда, то увидели, что чуть ли не по всему периметру Манежной площади стояли автобусы. Кто-то из наших пошутил: «Это для нас». Многие призадумались. Еще свежи в памяти были случаи, когда участников пикетов заталкивали в автобусы и вывозили за город. Одно было ясно: к нашей демонстрации власти были уже готовы. И вот настало условленное время (точно не помню, 12 или час дня), и большинство из нас (но не все) шагнули через невидимую черту, вышли на площадь, развернув над головами лозунги: «Прекратить работы на Поклонной горе!», «Требуем восстановить Поклонную гору!», «Требуем встречи с М. С. Горбачевым и Б. Н. Ельциным!», «Долой саботажников перестройки!», «Статус историко-патриотическому объединению “Память”!», «ПАМЯТЬ народа священна!».
   
На огромной площади был около пятисот человек. Стояли мы сплоченными кучками. Я, например, и моя жена Таня нашли свое место среди соратников по Обществу охраны памятников: Юрий Башилов, Михаил и Маша Никольские, Толя и Люба Полещуки, В.Д. Ляпков и др. Началось многочасовое стояние. К нам вышел председатель Моссовета Сайкин – то угрожал, то упрашивал разойтись. Наконец, нам сообщили, что состоится встреча с Б.Н. Ельциным в Моссовете. Предлагалось всем сесть в автобусы, которые довезут нас до Моссовета. Мы сразу поняли, какой подвох таится в этом предложении – всех нас могли посадить в автобус и насильно вывезти из Москвы. От этого предложения мы отказались наотрез. Переговоры вел Васильев. От имени всех присутствовавших он заявил Сайкину, что демонстранты пойдут к Моссовету пешком, построившись в колонны и развернув свои транспаранты. Наконец, Сайкин после долгих согласований согласился на проход колонной. А время шло, вокруг Манежной площади собирались огромные толпы зевак. Некоторые из них присоединялись к нам. В число демонстрантов стали внедряться провокаторы, призывавшие безоружных людей направиться походом на Кремль.
   
Довольно быстро мы построились в колонну, развернув знамена и лозунги. Это был настоящий триумф.
   
Встреча патриотической общественности с Ельциным проходила около двух часов. На встрече выступили Д. Васильев, В. Емельянов, В. Шумский. Выступления их носили национал-большевистский характер. Первый секретарь МГК согласился с большинством из выдвигаемых требований и обещал изучить остальные, но ничего не выполнил. Русские патриоты выходили из здания Моссовета с чувством победы и желанием еще больше работать на благо Родины. У подъезда их поджидали многочисленная толпа и десятки корреспондентов. Как было решено заранее, мы отказывались давать интервью иностранным корреспондентам, отвечая им: все, что произошло, является внутренним делом нашего народа.
   
После небольшой заминки в советских и иностранных средствах массовой информации развернулась оголтелая антирусская кампания. Под видом критики общества «Память» шельмовались все патриотическое движение, его идеи и духовные вожди. Русские патриоты обвинялись в антисемитизме, шовинизме и даже фашизме. В Москве и других больших городах, по-видимому, не без помощи западных спецслужб и сионистских организаций, распространялись нелепые слухи о том, что русские патриоты готовят еврейские погромы и что патриотическая демонстрация на Манежной площади якобы проходила под лозунгами «Бей жидов и татар». Против «Памяти» начались жестокие репрессии. Ее членов увольняли с работы, исключали из КПСС и комсомола. Отобрали у «Памяти» и предоставленное ранее помещение. Так как сотрудники КГБ засняли наше шествие на видео, то в досье попали практически все демонстранты.
   
20 сентября 1987 г. – накануне годовщины Куликовской битвы и дня Рождества Пресвятой Богородицы – группа членов «Памяти» предприняла попытку установить в с. Городок (Радонеж) памятник Сергию Радонежскому работы скульптора В. Клыкова. Организаторами похода на Радонеж были О. Облоухов, И. Сычев и В. Клыков, участвовали В. Осипов, Т. Пономарева, юрист и демограф Г. Литвинова, искусствовед В. Брюсова, писатели Д. Жуков, А. Онегов (Агальцев), кинорежиссер Н. Бурляев, отставной полковник танковых войск Е. Левшов. Участвовали в этом мероприятии и я с женой. Всего в акции приняло участие, как и на Манежной площади, кроме зевак, около пятисот патриотов и, наверное, не меньшее число сотрудников милиции и КГБ. Нам пришлось пробиваться через множество кордонов КГБ и милиции, стоявших между ст. Абрамцево Ярославской железной дороги и с. Городок. Машину не пропускали, ее пришлось бросить на Ярославском шоссе и идти пешком 4 км. Однако народу собралось много, шли с песнями и шутками, некоторые прорывались целыми колоннами с транспарантами и патриотическими лозунгами. Было чувство единения. Бодро и весело рядом шли люди из самых разных слоев населения, например: известный мне простой слесарь Валера и внучка сталинского полководца маршала Москаленко Татьяна Орлеанская.
   
Когда большая часть патриотов пришла к месту установки памятника, милицейское кольцо замкнулось, внутрь него попасть было невозможно. Все дороги были перекрыты поставленными поперек автобусами. И в этот самый момент со стороны Ярославского шоссе появилась еще одна колонна человек сто во главе с полковником Левшовым и художником Игорем Сычевым. Сила народной стихии была такова, что колонна с легкостью опрокинула оцепление (милиционеры буквально полетели в кювет), сдвинула в сторону машину и с криками «ура!» прошла к месту установки памятника. Громкое ответное «ура!» пронеслось над всем Радонежьем. Тем не менее памятник установить не удалось. По приказу М.С. Горбачева и А.Н. Яковлева погруженный в машину и направленный к месту установки памятник Сергию Радонежскому был «арестован» сотрудниками КГБ и препровожден обратно в мастерскую Клыкова с эскортом милицейских машин. Этот произвол вызвал протесты патриотов. Стихийные митинги проходили на главных улицах Москвы и у Кремля… Весной следующего года памятник был установлен и открыт. Патриоты ликовали.
  
Олег ПЛАТОНОВ

Источник: Русский вестник

Продукты, снятые с производства | Crown Audio

Продукция, снятая с производства | Crown Audio — профессиональные усилители мощности

  • Crown

Аксессуары для усилителей


  • 1-VCAP
    Одноканальный VCA Wall Control
  • 4-VCAP
    Двухканальный, 4 VCA Wall Control
  • CT16S
    Коммутатор усилителя
  • CT8SHO
    Коммутатор усилителя

Коммерческая серия


  • 1160МА
    Смеситель-усилитель мощностью 160 Вт с четырьмя входами
  • 180MA
    Смеситель-усилитель мощностью 80 Вт с четырьмя входами
  • 280MA
    Двойной микшер-усилитель мощностью 80 Вт, восемь входов
  • 14 млн
    Предварительный усилитель / микшер с четырьмя входами и одним выходом
  • 28 млн
    Предварительный усилитель / микшер с восемью входами и двумя выходами

ТТ серии


  • ТТ 1200
    Двухканальный усилитель мощности 600 Вт
  • КТ 2000
    Двухканальный усилитель мощности 1000 Вт
  • КТ 3000
    Двухканальный усилитель мощности 1500 Вт
  • КТ 4200
    Четырехканальный усилитель мощности 260 Вт
  • КТ 600
    Двухканальный усилитель мощности 300 Вт
  • КТ 8200
    Восьмиканальный усилитель мощности 200 Вт

DSi серии


  • ДСи-8М
    Монитор для проекционной кабины

XLS DriveCore серии


  • XLS 1000
    Двухканальный усилитель мощности 350 Вт при 4 Ом
  • XLS 1500
    Двухканальный усилитель мощности 525 Вт при 4 Ом
  • XLS 2000
    Двухканальный усилитель мощности 650 Вт при 4 Ом
  • XLS 2500
    Двухканальный усилитель мощности 775 Вт при 4 Ом

Сеть IQ


ПИП


Линейный уровень


Динамики


Прочая продукция, снятая с производства

Harman Professional

.

продуктов | Crown Audio — Профессиональные усилители мощности

  • Crown
  • Продукты
    • Новые продукты HARMAN
    • Усилители
      • Commercial Series
        • Смесители-усилители
          • JBL Commercial
        • Усилители серии CDi DriveCore
          • Серия CDi
            • ComTech DriveCore серии
              • DriveCore Установить аналог серии
                • DriveCore Установить DA Series
                  • DriveCore Установка сети серии
                    • DriveCore Установить сетевой дисплей серии
                      • DSi серии
                        • Серия Macro-Tech i
                          • VRack
                            • Серия XLC
                              • XLi серии
                                • XLS DriveCore 2 серии
                                  • XTi 2 серии
                                  • Tour Sound
                                    • Серия I-Tech HD
                                      • Серия Macro-Tech i
                                        • VRack
                                        • Портативный PA
                                          • XLi серии
                                            • XLS DriveCore 2 серии
                                              • XTi 2 серии
                                              • Запись трансляции
                                                • ComTech DriveCore серии
                                                  • DriveCore Установить аналог серии
                                                    • DriveCore Установка сети серии
                                                    • Установленный звук
                                                      • Усилители серии CDi DriveCore
                                                        • CDi серии
                                                          • ComTech DriveCore серии
                                                            • DriveCore Установить аналог серии
                                                              • Установка DriveCore серии DA
                                                                • DriveCore Установка сети серии
                                                                  • DriveCore Установить сетевой дисплей серии
                                                                    • Серия XLC
                                                                    • Кино
                                                                      • DSi 2.0 серии
                                                                        • DriveCore Установить аналог серии
                                                                          • DriveCore Установка сети серии
                                                                            • DSi серии
                                                                              • Серия XLC
                                                                              • Коммерческий
                                                                                • Смесители-усилители
                                                                                  • JBL Коммерческий
                                                                                • Микрофоны
                                                                                • Товары, снятые с производства
                                                                              • Сетевое аудио
                                                                                • О наших решениях
                                                                                • BLU ссылка
                                                                                • Данте
                                                                                • CobraNet
                                                                                • AVB
                                                                              • Где купить
                                                                              • Примеры из практики
                                                                                • Новости
                                                                              • Наша история
                                                                                • Около
                                                                                • Обеспечение качества
                                                                                • Технологии
                                                                                • Корона вокруг света
                                                                              • Обучение
                                                                              • Поддержка
                                                                                • Свяжитесь с нами
                                                                                • Портал консультантов
                                                                                • Программное обеспечение
                                                                                • Загрузки
                                                                                • Гарантия
                                                                                • Регистрация продукта
                                                                                • Форум
                                                                                • Инструменты проектирования систем
                                                                                • Часто задаваемые вопросы
                                                                                • английский

                                                                                • Английский (США)
                                                                                • 中国 (китайский)
                                                                                • Português (Brasil)

                                                                              товары, снятые с производства

                                                                              Harman Professional

                                                                              • AKG
                                                                              • AMX
                                                                              • BSS
                                                                              • dbx
                                                                              • DigiTech
                                                                              • JBL
                                                                              • Lexicon
                                                                              • Martin
                                                                              • Soundcraft
                                                                              • Studer
                                                                              • © 2020

                                                                                Все права защищены.Новые продукты HARMAN •
                                                                                Присоединиться к нашему списку рассылки •
                                                                                Программного обеспечения •
                                                                                Где купить •
                                                                                Поддержка •
                                                                                Форум •
                                                                                HARMAN Товары •
                                                                                Карьера •
                                                                                Политика конфиденциальности •
                                                                                Условия эксплуатации

                                                                                ×

                                                                                .