Содержание

Два князя Владимира основали Владимир дважды

В эти выходные области проходят торжественные мероприятия, посвященные 1000-летию преставления князя Владимира Крестителя, он же Красное Солнышко.

Мы уже привыкли, что киевский князь Влади́мир I Святосла́вич является основателем нашего древнего города. На самом деле, так считалось далеко не всегда. Многие владимирцы еще помнят, как отмечалось 850-летие города, а потом, полвека спустя — сразу тысячелетие.

А все дело в том, что до сих пор у ученых нет согласия, когда же именно, и каким конкретно князем был основан город Владимир — в 990 году или 1108-м? Но есть и такая версия: возможно, наш город был основал дважды. После Владимира Красное Солнышко его правнук Владимир Мономах основал град сей заново.

В летописях сказано, что Владимир-на-Клязьме был заложен святым равноапостольным князем Владимиром Красное Солнышко во время его восточного похода на булгар около 990-992 года. В обоснование этой даты приводятся данные из многих, хотя и позднейших летописей — Супрасальской, Густынской, Ермолинской, Никоновской, Холмогорской, сокращенных летописных сводов 1493 и 1495 годов, летописных сводов 1497 и 1518 годов, Степенной книги, Русского хронографа.

В советское время была принята совершенно другая дата — 1108 год, тоже из летописей, а основателем города считали потомка и преемника Крестителя – Владимира Мономаха. Этого придерживался крупнейший авторитет по истории и культуре Владимиро-Суздальской Руси Николай Воронин.

Но за более древнюю дату, например, однозначно высказался академик Дмитрий Лихачев.

— Мне представляется несомненным, что город Владимир был основан именно в 990 году, — писал он. — Выводы архиепископа Валентина (Тимофей Мищук, глава епархии в конце 1980-х годов – авт.) в его докладе, посвященном 1000-летию крещения Владимиро-Суздальской земли, бесспорны.

Фото: Петр СОКОЛОВ

Указом Бориса Ельцина в августе 1995 года город Владимир был официально назван «символом духовности и оплота россиян за свободу и независимость», деньги на празднование тысячелетия из федерального бюджета тоже нашлись. Прошли торжества с пятилетним опозданием, потому и назывались они «Вступление города во второе тысячелетие».

Повод для споров среди краеведов дает то, что пока нет археологических находок, подтверждающих более древнюю дату, хотя раскопки в историческом центре идут ежегодно более полувека. Было дело, находили арабские монеты XI века, но монеты ходили в ту эпоху по рукам на протяжении столетий, так что это косвенная улика.

— Понятно, что там, где стоит Владимир, люди жили с древнейших времен, но назвать это уже тогда городом трудно, — считает доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории России и краеведения ВлГУ Андрей Тихонов. — Скорее всего, во время восточного похода Владимир Красное Солнышко основал на Клязьме город, но после ухода князя он захирел — в истории такое бывает! Город все же — это место, где постоянно находится князь и дружина, есть стены и значительное неземледельческое население. Если это и было, то существовало недолго. У археологов даже находок первой четверти XII века очень не много. Только позднее — во времена Андрея Боголюбского, во второй половине XII века — находок много, это расцвет Владимира, эпоха белокаменного строительства. Такое положение дел можно объяснить только одним: Владимир Красное Солнышко основал город по пути на войну, какое-то время был здесь (походы тогда были очень не быстрым делом). Но потом — на долгий срок — осталось разве что очень небольшое поселение.

Владимир Мономах — имя, ставшее символом ответственной власти

Владимир Мономах — имя, ставшее символом ответственной власти

В современном массовом сознании и массовой культуре имя Владимира Мономаха почти отсутствует, подмененное артефактом-символом — «шапкой Мономаха», к реальному князю Мономаху не имеющим отношения. Правнук святого равноапостольного Владимира, Крестителя Руси, и прапрадед святого благоверного Александра Невского, великий киевский князь Владимир Всеволодич Мономах удостоился менее громкого церковного почитания. Его имя включено в Собор всех святых, в земле Российской просиявших (память во второе воскресенье после праздника Св.  Троицы), но об этом мало кому известно даже среди церковного люда. В народной памяти, в былинном фольклоре, в образе ласкового князя Владимира Красно Солнышко слиты два правителя — Владимир Святой и Владимир Всеволодич, прадед и правнук, — и разложить этот образ на составляющие никак невозможно.

Прирастать легендами, поэтизироваться в устных сказаниях и письменных текстах имя великого правителя и полководца, внука византийского императора князя Мономаха начало уже в XII-XIII вв. Вершиной этой мифологизации прославленного «самовластца земли Русской» стало «Сказание о князьях Владимирских», написанное в XVI в. В нем-то и фигурирует шапка Мономаха — царский венец, будто бы присланный в дар русскому родичу византийским императором Константином Мономахом. Особую значимость эта легенда приобрела в эпоху первого русского царя Ивана Грозного. В главном соборе страны, Успенском, появилось тогда царское моленное место — резной «Мономахов трон», украшенный барельефными иллюстрациями к «Сказанию о князьях Владимирских». Шапкой Мономаха венчался в Успенском соборе и последний русский император Николай II. Естественно, в советское время имя князя Владимира Мономаха постарались вытеснить на периферию отечественной истории. Там оно, не к чести русского народа, пребывает и доныне, к году 900-летия его вокняжения в стольном граде Киеве…

А между тем в обороне русских земель от хищных иноплеменников Владимир Всеволодич потрудился никак не меньше своих героических потомков — Александра Невского и Дмитрия Донского. И в делах обустройства Руси — государственного, культурного, христианско-просветительного — не менее «утер пота», чем позднейшие московские князья, собиратели земли Русской. Кроме того, вплоть до Ивана Грозного, Мономах оставался единственным писателем на княжеском столе. В его «Поучении», адресованном не только сыновьям, но и всем князьям русским, выписан идеальный образ русского правителя. Во многом он срисован с самого Мономаха, которого Бог «не ленивым сотворил, но к любому делу человеческому пригодным».

Христианские нравственные законы более требовательны к государю, нежели языческие. Они зовут не только к идеальному правлению, правильному употреблению власти, но предъявляют требования и к тому, каким способом эта власть взята в руки — праведным или неправедным. Интересно посмотреть на князя Владимира Всеволодича с этой точки зрения. Насколько он идеален в этом? Ведь в те годы уже начинались княжеские распри, которые чуть более полувека спустя приведут к распаду единой Руси…

Путь Мономаха к великокняжескому киевскому столу был долог. После смерти в 1093 году отца, киевского князя Всеволода, ему пришлось два десятка лет ждать своей очереди. А ведь, казалось бы, иных претендентов на киевский «златой стол», более достойных, чем Владимир Всеволодич, не было. Соправитель отца, удачливый воин и полководец, добрый христианин, рассудительный политик. Один недостаток: Владимир был отнюдь не старшим в роду Рюриковичей, и по русскому княжескому закону должен был уступить двоюродному брату Святополку — князю не храброму, не слишком умному, лукавому, политически безрассудному. На сторону Святополка встала старшая киевская дружина — бояре, которых прежний князь Всеволод отчего-то не жаловал, а также, скорее всего, духовенство и монашество. Те и другие, вероятно, убеждали Владимира не идти против правды Божьей и человеческой, не начинать войну за власть со Святополком. И Мономах уступил — несмотря на то, что власть уже реально была в его руках, а Святополк со своей небольшой дружиной прозябал в далеком Турове и никак не мог стать равным противником Владимиру. Летописец приводит размышления князя: Мономах отказывается от вражды с братом и кровопролития, предпочтя худой мир доброй войне.

Святополк вокняжился в Киеве на 20 лет, ставших тяжелым испытанием и для киевского боярства, и для городского простонародья, так не желавших видеть на великом столе наследника князя Всеволода. Свое правление Святополк ознаменовал притеснением и черного люда, и бояр, насилием и грабежами, которые творила в городе его дружина, враждой с киево-печерскими монахами, покровительством ростовщикам-лихоимцам, дравшим с горожан три шкуры в счет процентов. Владимир же вернулся в Чернигов, где и прежде, при отце, княжил. Однако и там недолго просидел. На Русь вернулся князь-изгой Олег, также двоюродный брат Мономаха, повздоривший когда-то с Всеволодом. Теперь, в 1094 году, он привел под Чернигов половецкое войско, осадил город и потребовал назад свое былое черниговское княжение. Одолеть дружину Мономаха на приступах Олег не сумел, но половцы по его указу принялись разорять окрестные земли, угонять в рабство сельский люд, жечь монастыри. В своем «Поучении» князь Владимир вспоминал те события: «Пожалел я христианские души, и села горящие, и монастыри, и сказал: «Пусть не похвалятся язычники». И отдал брату отца его стол, а сам пошел на стол отца своего в Переяславль». И снова нежелание, чтобы лилась кровь в братском междоусобии, поднимало авторитет князя в глазах русских людей.

Однако борьбу за Чернигов Владимир Всеволодич еще продолжит, уже в ином «формате». Два года спустя Святополк и Мономах ополчились на Олега за его дружбу с «погаными» — половцами, пошли на него войной, вынудили бежать из Чернигова на север. Пытаясь обосноваться в Муроме, Олег вступил в сражение с сыном Владимира Изяславом. В том бою молодой князь погиб. В языческие времена такая смерть навсегда бы положила непримиримую вражду между отцом и дядей погибшего. Но Русь жила уже в иную эпоху, а князь Владимир Всеволодич был неординарной личностью даже для тех христианизированных времен. Гибель сына будто отрезвила его, вынудила задуматься и о собственном грехе — ведь войной на Олега он пошел не без тайной, очевидно, надежды вернуть Чернигов. Намек на это содержится в его письме Олегу. В этом послании Мономах прощает фактического убийцу сына и зовет Олега, к тому времени разбитого в битве под Суздалем и вновь бежавшего, к примирению. Ничего подобного этому поступку Русь, даже крещеная, до тех пор не знала.

Несколько лет спустя история почти что повторилась — только не с Черниговом, а с Киевом. Может быть, и тут князь Владимир не мог побороть в себе досаду от потери великого княжения и в глубине души не считал спор за «златой стол» завершенным. Началось все после общекняжеского съезда в Любече, где Рюриковичи поклялись не враждовать меж собой, владея каждый своей землей. Не успели они разъехаться по домам, как в Киеве произошло злодеяние: Святополк и волынский князь Давыд, сговорившись, захватили в плен другого князя, Василька теребовльского, и ослепили его. Преступление всколыхнуло прочих князей, и первым среди них — Владимира Мономаха. Собрав рати, они двинулись на Киев. Фактически они исполняли условие любечского соглашения — быть «заодин» против того, кто нарушит данные в Любече клятвы. Но среди историков возникло и такое мнение: Мономах шел отбирать Киев у Святополка, рассчитывая к тому же на содействие киевлян, сильно недовольных своим князем. Впрочем, и в этой истории все благополучно окончилось мирными переговорами: Святополк повинился, Церковь в лице митрополита и мачеха князя Владимира остерегли от нового кровопролития.

Мономах же в итоге еще более морально возвысился в глазах киевлян. И в 1113 году, когда умер Святополк, никого иного на великом столе, кроме Владимира Всеволодича, градские люди Киева видеть не захотели. Сразу после похорон Святополка в городе вспыхнул бунт против княжеского администратора и ростовщиков. Киевские бояре и прочая знать, опасаясь усиления мятежа, призвали Владимира без промедления занять киевский стол. Но князь, ждавший этого момента 20 лет… вдруг отказался!

Историки и писатели приписывали этому поступку Мономаха разные мотивации — политические, психологические, морально-этические. Возможно, все это отчасти имело место. Но есть еще одна точка зрения, еще одна сторона вопроса: христианская историософия. Христоцентричная философия истории говорит о том, что власть, принятая правителем из рук и по воле мятущейся черни, бунтующего демоса, — совсем не то, что власть, взятая по воле Божьей, как обязанность перед Богом и народом. Владимир Мономах прекрасно знал цену волеизъявлению мятежной толпы. В 1068 году такая же беснующаяся толпа изгнала из Киева своего князя Изяслава, его дядю. А в 1093-м тот же возбужденный черный люд возмущался претензиями на Киев самого Мономаха. Теперь, под нажимом все той же черни, его срочно звали в стольный град. Но Владимир Всеволодич вновь, в который раз повел себя безупречно и как правитель, и как христианин.

Лишь когда киевляне во главе с митрополитом взмолились к Мономаху, уже не просто призывая на вакантный стол, а ради Бога прося помощи против насилия в городе, взывая к княжьей ответственности перед Высшим Судией за народ и за землю, — тогда Владимир Всеволодич уже не медлил. Усмирить мятеж, пресечь разлившееся зло, водворить мир и спокойствие в людях — долг для правителя-христианина почти религиозный, священный. Шестидесятилетнего князя киевляне встретили «с великой честью», «и все люди были рады, и мятеж утих». А чтобы впредь не повторялся подобный бунт, свое великое княжение Мономах начал с «социальной реформы» — ограничил ростовщичество, смягчил некоторые законы.

Почти идеальный князь, безусловно идеально принявший власть — по праву и по правде. Двенадцать лет великого княжения Владимира Мономаха стали лебединой песней единой Киевской Руси. Младших, «подколенных» князей и оппозиционных бояр, Владимир Всеволодич держал крепкой рукой, не давая разгораться «распрям и которам» в борьбе за столы. После смерти Мономаха его сыновья Мстислав и Ярополк еще сдерживали дробление огромного государства на удельные княжества, но с их уходом процесс стал необратим.

Впрочем, все то, что позволило затем летописцу назвать Мономаха «добрым страдальцем за Русскую землю», было совершено князем до восхождения на киевский стол. Как государственный деятель он выстраивал отношения между русскими князьями на заповедях христианского смирения, братолюбия и страха Божьего. Именно на этой христианской основе стало возможно, пусть кратковременное, политическое и духовное единение князей Руси, уже начинавших в конце XI столетия «разбредаться» по своим уделам и жить не «в любви между собой», по завету Ярослава Мудрого, а в ненависти и дележке наследства.

Как полководцу, «стражу земли русской», единение страны необходимо было князю для исполнения другого дела всей его жизни — обороны Руси от кочевников. До 1113 г. совместно со Святополком и другими князьями Мономах совершил несколько больших наступательных походов в половецкую степь, прославивших его имя не только на Руси, но и в иных землях. Книжник последующих времен писал о князе, что тот «пил золотым шеломом Дон», погубил «поганых» и «приемши землю их всю и загнавши окаянные агаряны» за «железные врата» Кавказа. Другой книжник, воздыхавший в XIII веке о погибели Руси от татаро-монголов, вспоминал славные времена Владимира Мономаха, «которым половцы детей своих пугали в колыбели. А литва из болот на свет не показывалась. А венгры укрепляли каменные города свои железными воротами, чтобы их великий Владимир не покорил, а немцы радовались, что далеко они — за Синим морем. Буртасы, черемисы, водь и мордва бортничали на великого князя Владимира. А Кир Мануил Цареградский страшился, потому и великие дары послал к нему, чтобы великий князь Владимир Царьград у него не отнял» (последнее утверждение — предтеча «Мономаховой легенды» XVI столетия).

Царские регалии «от Мономаха» — это красивая легенда. И все же еще современник Владимира Всеволодича митрополит-грек Никифор писал о царственном происхождении князя, которого «Бог… из утробы освятил и помазал, смесив от царской и княжеской крови…» Династия же московских царей вышла не из какой иной ветви обширного рода Рюриковичей, а именно из Мономашичей — из дома Даниловичей. Первый князь московский Даниил Александрович приходился Владимиру Мономаху прапраправнуком.

И думается, нет ничего случайного в том, что в правящем клане Рюриковичей возобладала именно эта ветвь. Хотя в роду Мономашичей — Даниловичей немало было князей, не отличавшихся особым благочестием, но, видимо, за благонравие и молитвы родоначальника, князя Владимира Всеволодича, силой смирявшего себя в своей вражде с братьями, «братолюбца и нищелюбца», который «бедного смерда и убогую вдовицу не давал в обиду сильным», а «приходивших к нему кормил и поил, как мать детей своих», — возлюбил Господь этот род (равно как за благонравие и молитвы родоначальника московских князей и царей, святого преподобного князя Даниила). И дано было благословение роду Мономаха, чья царственность истощилась лишь спустя полтысячелетия со смертью святого царя Федора Иоанновича. Кстати, и последний государь до династии Романовых — Василий Шуйский — принадлежал роду Мономашичей, но другой его ветви.

Летописная «Повесть временных лет» содержит лишь единственную прямую характеристику князя Мономаха. Но эта характеристика стоит всех иных похвал вместе взятых: «Владимир был полон любви». Ведь любовь — главная заповедь Бога человеку. И исполнивший ее благословен во веки. Сожаления достойно, что имя великого князя Владимира Мономаха столь медленно возвращается к нам из забвения. Но все-таки возвращается: вот и новая подводная лодка последнего поколения в составе ВМФ России будет гордо носить имя Владимира Мономаха!

Наталья Иртенина

ВЛАДИМИР СВЯТОЙ И ВЛАДИМИР МОНОМАХ

«И сказал Владимир: Нехорошо, что мало городов около Киева». И стал ставить города по Десне, и по Остру, и по Трнубежу, и по Суле, и по Стугне. И стал набирать мужей лучших от словен, и от кривичей, и от чуди, и от вятичей и ими поселил города…».

Из «Повести временных лет»

Х век русской истории, и в частности время правления киевского князя Владимира Святого и вторая половина XI-первая четверть XII веков, представляется наиболее важным и интересным для понимания того, как крестилась Русь, образовалась русская государственность, на какой этнической почве она развивалась, что за люди стояли у ее начал и каково их значение для всей отечественной истории.

Руднев В.А. Слово о князе Владимире.- М:  Сов. Россия, 1989.- 240с.

Глубокий след оставил в истории Руси киевский князь Владимир Святославич. Историки связывают с его именем объединение восточнославянских племен в единое государство, возвышение и расцвет Киевской Руси, укрепление ее международного авторитета, проведение важных социальных преобразований. Известен он и как Владимир Святой, «равноапостольный» и как инициатор крещения Руси.

В то же время это личность эпическая, былинная — Владимир Красное Солнышко, живший в легендарные героические времена русских богатырей Ильи Муромца, Добрыни Никитича, Алеши Поповича. Так каким же он был в действительности? На этот непростой вопрос и пытается дать ответ автор книги. Мы встретим описание религиозного реформатора, полководца, дипломата, который сумел в течение всего одного лишь десятилетия закончить объединение славянских племен и земель вокруг Киева. В предлагаемых очерках В.А.Руднев не ставит своей целью глубоко изучить исторические события, а лишь предпринимает попытку взглянуть на них по – новому, дать представление о становлении и развитии русской государственности.

Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей: В 4 т. Т. 1.- М.: ТЕРРА, 1997.- С.46-77.

«История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей» — классический труд одного из основоположников русской исторической мысли, Н.И.Костомарова (1817—1885). Неординарный для традиционной науки ХIХ века отбор сюжетов, своеобразная политическая концепция сделали «Историю…» значительным общественным событием своего времени. Благодаря выдающемуся литературному таланту и стремлению быть исключительно внимательным к характерным деталям эпохи знаменитому историку, этнографу, писателю удалось создать и живописно изобразить целую галерею русских исторических деятелей.

Вот как он пишет о князе Владимире: « Будучи 13 лет от роду, он принялся за занятия, которые по тогдашним понятиям были приличны княжескому званию – войною и охотой. К сожалению, жизнь его нам мало известна в подробностях, и летописи, сообщающие его историю, передают немало таких черт, в достоверности которых можно скорее сомневаться, чем принимать их на веру. Откидывая в сторону все, что может подвергаться сомнению, мы ограничимся короткими сведениями, которые, при всей своей скудости, все-таки достаточно показывают чрезвычайную важность значения Владимира в русской истории» — пишет автор книги.

Карпов А.Ю. Владимир Святой.- М.: Молодая гвардия.- ЖЗЛ.- 1997.- 446с.

Книга посвящена великому киевскому князю Владимиру Святославичу, Крестителю Руси. Владимир Святой, Владимир Великий, Владимир Красное Солнышко – сами прозвища говорят об отношении потомков к своему великому предку. Мы многим обязаны этому человеку и велик совершенный им подвиг. И познание нашего прошлого необходимо, потому что оно по-прежнему влияет на наше настоящее. Но каким был князь Владимир в жизни? Как произошло превращение язычника и братоубийцы, гонителя христианства и законопреступника в просветителя Отечества, великого государственного мужа, человека высочайшего духовного подвига? Чем крупнее личность и чем громче имя – тем больше легенд возникает вокруг. Издание представляет собой попытку воссоздать подлинную биографию князя на основе скрупулезного изучения сохранившихся древнерусских источников: древних летописей, надписей на монетах князя Владимира, печатей сыновей Владимира, остатков древних зданий Владимировой поры.

Орлов А.С. Владимир Мономах.- М.: Академия Наук СССР, 1946.- 191с.

Вниманию читателей представлена монография известного историка древнерусской литературы А.С. Орлова, посвященная исследованию жизни и деятельности киевского князя Владимира Мономаха. Несмотря на прошедшие семьдесят с лишним лет с момента издания, книга до сих пор представляет интерес — не только как классический образец научной биографии (в середине 40-х гг. ХХ в еще не знали такого термина – «персональная история»), но и скрупулезного анализа сочинений самого Мономаха. Подробно дается изложение материала летописных данных по биографии Владимира Мономаха, легенды, связанные с его жизнью, комментарий по Поучению Мономаха. Вот некоторые самые важные моменты из Поучения: «страх имейте божий в сердце; человек никогда не должен совращаться с правого пути; тремя добрыми делами побеждается дьявол – покаяние, слезами, милостыней; пуще всего не имейте гордости в сердце». Историко-хронологический комментарий, данный А. С. Орловым в качестве приложения к изданию, в целом ряде случаев оказывается качественнее последующих.

Электронная версия монографии имеется в отделе автоматизации Национальной библиотеки им. Чавайна. Она позволяет ознакомиться не только с содержанием, но и с внешним видом книги, перелистать ее страницы, рассмотреть подробно пометки и иллюстрации, создавая иллюзию общения с реальным изданием.

Святая Ольга – Владимир Святой: Сборник/ Сост. Лисовой Н. Н., Поспелов М.Б.- М.: Новатор, 1996.- 400с.

Книга посвящена жизни и деяниям основателей российской державности, великих религиозно – государственных реформаторов Руси – княгини Ольги и ее внука князя Владимира. Их трудами из конгломерата враждующих разноязыких языческих племен, «суверенитетов» сплотилась и укрепилась на Восточно-Европейской равнине великая Русская держава – ядро и прообраз будущей Православной империи. В состав вошли подлинные источники – летописи, жития, былины, свидетельства иноземцев.

Нас интересует в данном сборнике личность князя Владимира. Хотелось бы обратиться к произведению Митрополита Санкт – Петербургского и Ладожского Иоанна « Вы же род избран!». Интересно описание крещения самого Владимира: «Ожидавший в Корсуни прибытия невесты Владимир внезапно заболел глазной болезнью, завершившейся полной слепотой. Прибывшая Анна в который раз потребовала его крещения, без чего не могло быть речи о браке. Князь согласился, и в момент совершения Таинства в купели – прозрел. Излечение телесное сопровождалось и благодатной душевной переменой, плоды которого не замедлили сказаться». Митрополит считает, что в изучении истории периода Владимира одно остается неизменным – «в условиях крайне неблагоприятных для Церкви, в среде народа дикого и не расположенного к обращению, в стране, враждебной православной Византийской империи, произошло событие, необъяснимое естественным ходом вещей – Крещение Руси.

Всякая биография есть всего лишь гипотеза. Тем более, если это относится к биографиям людей, живших тысячу лет назад. Нужно отдавать себе отчет в том, что изображенный на страницах книг эти герои могут оказаться весьма далекими от настоящих, действительная жизнь которых столь мало известна нам. Но может, данная подборка поможет кому-то в познании нашего прошлого – не столь отдаленного от настоящего и по-прежнему влияющего на него?

Глава 11. Владимир «Мономах». Рюриковичи. Семь веков правления

Глава 11. Владимир «Мономах»

Владимир Всеволодович Мономах, в крещении Василий, – великий князь Киевский, внук Ярослава Мудрого и сын великого киевского князя Всеволода I Ярославича и византийской принцессы Марии, от отца которой императора Константина IX Мономаха и унаследовал свое почетное родовое прозвище «Мономах» (в переводе с греческого – «единоборец»).

Он был крупнейшим политическим и военным деятелем Руси на рубеже XI и XII веков и, вместе с тем, выдающимся писателем, чьи произведения строго следовали его политической программе и направлению его покровительства литературной, летописной, законодательной работе своего времени и пропаганде политических идей.

В XI веке, особенно во второй его половине, развивается феодальная раздробленность Руси. Каждый князь претендует на самостоятельное управление своей отчиной. Владимир Мономах не был противником все углублявшегося деления Русской земли на отдельные княжества, но стремился при этом сохранить политическое, военное и культурное единство Руси на новой моральной основе: на основе договоров о союзах князей между собой, скрепляемых целованием креста, взаимными обещаниями и сохранением за собой отчин без посягательств на отчины соседей. Свою идею союзов Владимир Мономах постоянно высказывал на княжеских съездах (1097, 1100 и 1103 гг.).


Владимир Мономах устанавливает культ князей братьев Бориса и Глеба, безропотно подчинившихся своему старшему брату Святополку и погибших от руки подосланных им убийц. Культ Бориса и Глеба должен был подать пример всем князьям полного, до самой мученической кончины подчинения старшему князю, и вместе с тем резко осудить старшего князя – Святополка Окаянного, не пожелавшего считаться с правами младших. Тем самым Владимир Мономах как бы выступал против принципа единодержавия на Руси, изображая это единодержавие в известных обстоятельствах преступным и братоубийственным.

Стремясь к миру и добровольному единству Руси при одновременном наличии многих ее «держателей», Владимир Мономах покровительствовал летописанию, напоминая об историческом единстве княжеского рода и пропагандируя легенду о происхождении всех русских князей от одного князя – Рюрика.

Владимир Мономах стремился к единению Древней Руси, а произойти это могло только с прекращением княжеских междоусобиц, истощавших военные силы русских. Это удавалось ему далеко не всегда, а если получалось, то на непродолжительное время. Порой ему приходилось вооруженной рукой, в союзе с другими князьями, наказывать ослушников. Но все это делалось не с целью расширения собственных владений, а для укрепления русских княжеств перед общей опасностью в лице противников.

Кроме того, что Владимир Мономах являлся крупнейшим военно-политическим деятелем Киевской Руси, он был и глубоким религиозно-философским мыслителем. Хорошее образование позволяло ему прекрасно ориентироваться в литературе. Об этом свидетельствует его знаменитое «Поучение» – наказ, завещание, которое Владимир Мономах предназначал для своих потомков.

«Поучение» – это первая в нашей истории настоящая, очень подробная автобиография, помимо прочего представляющая собой выдающийся памятник древнерусской литературы, политической и религиозно-философской мысли.

Текст «Поучения» показывает, насколько глубоко к началу XII века христианское миросозерцание проникло в души и сердца мирских людей. Ведь, по сути дела, «Поучение» Владимира Мономаха – это первое русское христианское сочинение, написанное светским человеком, а не монахом или священнослужителем.

Все основные идеи «Поучения» Владимира Мономаха – глубоко христианские. И главный наказ, который он обращает к своим потомкам, заключается в том, чтобы они всей душой приняли и исполняли правила христианского благочестия, хранили в своих сердцах истинную веру. И тогда у них сохранится надежда на избавление от грехов, обретения вечного спасения и вечную жизнь в Царствие Небесном, которая окрыляет душу всякого христианина и составляет главную цель земного бытия.

В «Поучение» Владимира Мономаха перед нами разворачивается настоящая, яркая и образная картина христианского благочестия. И это тоже не случайно. Ведь одна из целей «Поучения» – показать идеальный образ христианского властелина. Покаяние, милосердие, молитва, попечение о слабых, справедливость, упование на Бога объявляются Владимиром Мономахом теми «малыми делами», которые доступны всем, и которые должны служить основными принципами управления государством: «Да то вы, дети мои, не тяжька заповедь Божья, оже тееми делы 3-ми избыти грееховъ своихъ и Царствия не лишитися». Среди этих принципов – и обязательный союз с Церковью, уважительное отношение к священнослужителям. Но при этом, Владимир Мономах постоянно делает акцент на главной для него в этом случае идее, – инициатива истинного христианского благочестия должна исходить от правителя.

Во время великого княжения Владимира Мономаха в Киеве и других городах было построено много больших и красивых храмов, переведено на славянский язык немало византийских (греческих) книг. Летописи приписывают ему важные дополнения к «Русской Правде» – своду древнерусских законов, действовавших на протяжении многих столетий. При нем Древнерусское государство достигло вершины своего могущества и расцвета.

Последние годы своей жизни Владимир Мономах посвятил государственному устройству Киевской Руси, которую поделил между сыновьями-наследниками. Он наказал им быть послушными старшему из них, правившему в стольном граде Киеве. Великий ратоборец Руси мечтал видеть своих сыновей сильными удельными правителями, подчиненными во всех больших делах великому киевскому князю. Его главенство должно было не только символизировать единство русских земель, но и оберегать ее от княжеских междоусобиц и кочевых народов Дикого поля.

Владимир Мономах стремился облегчить положение простых русских людей, боролся с еврейским ростовщичеством, дополнил и пересмотрел «Русскую Правду». Весной 1113 года в Киеве разразилось народное восстание, во время которого были разгромлены дома евреев-ростовщиков. После этого восстания князь Владимир запретил высокий ссудный процент. Более того, он велел выслать всех «жидов». В законе, установленном им, заявлялось: «Ныне из всей Русской земли всех жидов выслать и впредь их не впущать; а если тайно войдут – вольно их грабить и убивать».

Прокняжив в столице тринадцать лет, Владимир Мономах скончался 19 мая 1125 года и был погребен в Киевской Софии рядом с гробом отца. Владимир Мономах оставил пять сыновей и супругу третьего брака. И современники, и потомки весьма прославляли его имя, ибо это был князь, много потрудившийся за Русскую землю.

Княжение Владимира Мономаха на Киевском столе было временем политического и экономического усиления Руси. Он постоянно боролся за единство Руси и сумел объединить под своей властью многие земли Древнерусского государства и прекратить княжеские междоусобицы.

Владимир Мономах стал в истории Киевской Руси третьим величайшим устроителем земли Русской после Владимира Святого и Ярослава Мудрого. В народном создании образ его совмещался с образом Владимира Святого, и в некоторых былинах он назван, как и креститель Руси, Владимиром Красное Солнышко.

Идеи, проповедуемые Владимиром Мономахом, были очень популярны в Древней Руси. А сам образ Владимира Мономаха, князя-воина и князя-мыслителя, постоянно присутствовал в древнерусской литературе. Более того, в XVI веке, когда встал вопрос о принятии московскими великими князьями царского титула, именно Владимир Мономах, как внук константинопольского императора, стал важнейшим звеном в генеалогическом древе, обосновывающим царские претензии московских государей. И недаром, царский венец, которым стали венчаться на царство, получил название «шапки Мономаха», хотя, как известно, не имел к историческому Мономаху абсолютно никакого отношения.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








В Москве 4 ноября откроют памятник князю Владимиру Красное Солнышко — Российская газета

В День народного единства на Боровицкой площади в Москве откроют памятник князю Владимиру, объединившему Древнюю Русь православием и государственностью. О правителе, определившем духовный и политический путь России, наш разговор с директором Государственного исторического музея Алексеем Левыкиным и директором Центра по истории Древней Руси Института Российской истории РАН Владимиром Кучкиным.

Почему с именем князя Владимира часто связывают представление об «эталонном» правителе и расцвете державы?

Алексей Левыкин: Это, скорее, фольклорное представление о Владимире Красное Солнышко. А суть в том, что с правления князя Владимира мы начали говорить о Древнерусском государстве, о том, что оно сформировалось. И это было связано не только с распространением влияния киевского князя на другие территории будущей России, но и с принятием христианства… Поэтому создает впечатление эталонности расцвета. Но времена были сложными и очень серьезными, в пасторальном свете их не стоит изображать. Главным деянием Владимира, безусловно, было крещение Руси. И это опережающий на многие века ход. Не просто факт выбора религии и присоединение к той или иной культуре. А очень серьезный государственный акт, который и способствовал дальнейшему объединению разрозненных земель и племен. Таким образом, создавалась наша нация, единая культура и религия государства.  

Владимир Кучкин: Небольшое уточнение. Следует иметь в виду, что население наше принимало христианство в течение очень длительного времени. Приведу такой пример: еще в XIV столетии, то есть четыреста лет спустя после принятия христианства, мы хоронили своих покойников в сопках и курганах, тогда как христианское погребение это, как вы знаете, ровное кладбище.

Главным деянием Владимира, безусловно, было крещение Руси. И это опережающий на многие века ход

Заслуги Владимира перед Отечеством бесспорны. В 980 году были укреплены окраины государства. В частности, в том регионе, где мы с вами живем, в конце X — начале XI столетия был основан город Ростов, который стал административным центром. Владимир успешно боролся с набегами печенегов. Можно говорить и об укреплении связей с Византией. Помимо принятия христианской веры. На русские земли пришли византийские книги, искусство, архитектура, взгляды и философия.

В отличие от своего отца Святослава и деда Игоря Владимир не совершал походов на Византию. А это, между прочим, в те времена было источником  обогащения. Так поступали не только славяне, но и другие народы, в частности турки. При Владимире эти набеги прекратились. Князь сделал попытку организовать собственное хозяйство и, если говорить современным языком, собственное производство.

А за свои деяния по крещению Руси его причислили к апостолам, которые превращали в христианские государства другие страны. Поэтому и говорят о равноапостольном князе.

В ближайшее время памятник князю Владимиру появится на всех туристических картах столицы. Фото: Комитет по архитектуре и градостроительству Москвы / ТАСС

Как вам кажется, памятник князю Владимиру нашел свое место у стен Кремля? Какая связь у киевского князя с московскими святынями?

Алексей Левыкин: Прямая. Современная Россия наследница Древней Руси. Потому что не прерывалась княжеская династия и наша история. Святой Владимир — древнерусский князь, и нет никакого значения, правил он в Киеве, во Владимире, Москве или каком-то другом месте. И нахождение его в Москве вполне естественно.

Владимир Кучкин: Непосредственная связь Киева и Москвы установилась в XVI веке. Летописцы московских сводов находили корни древнерусской государственности именно в Киеве. Конечно, на северо-востоке Москва была не прямым наследником Киева, потому что влияние Киева шло через Владимир, который был столицей северо-восточной Руси. А вот в XIV веке роль Владимира взяла на себя Москва. И историографы XVI века это учитывали и проводили такую линию. Но непосредственной связи между Киевом и Москвой в древний период не могло быть, потому что не существовало Москвы.

Если говорить точно, то Москва наследница Киева через Владимир. Владимир — отец Москвы, а Киев — дедушка. Впрочем, связь, о которой вы спрашиваете, устанавливается и по статусу власти. Киев первоначально был столицей Древнерусского государства. Потом, когда оно распалось, он оставался главным городом самого крупного, самого богатого и престижного княжества.  Отголосками его столичного положения было, например, постоянное пребывание в Киеве митрополита. То есть церковный центр оставался там. Поэтому Киев считается матерью городов русских. У Киева и Москвы была историческая преемственность.

Фольклорный образ Владимира Красное Солнышко близок к действительности, или это некая «смесь» князя Владимира и Владимира Мономаха?

Владимир Кучкин: Это народное представление о справедливом князе в принципе. Я бы не сказал, что князь Владимир в былинах «эталон». Но то, что он запечатлен там с определением «Красное Солнышко», говорит о многом. Это дань тому, что сумел править без внутренней борьбы. Кстати говоря, представление о Владимире как об умелом правителе проскальзывает даже в очень раннем летописании. Там есть, к примеру, сюжеты о борьбе Владимира с печенегами на западе и на востоке. Князь, безусловно, оставил о себе положительную память.

Бобруйск и Владимир: «великокняжеские» города

Наступление мая испокон веков означает активизацию поездок по родному краю. Для кого-то это туризм, для некоторых — паломничество. В эти весенние дни люди становятся куда более легкими на подъем: уже тепло, но еще не жарко и не пыльно; дороги, как говаривали наши предки, «установились», просохли… В общем – именно то, что надо, исходя из условий российской и белорусской глубинки.



«ЛЕВ» МОНОМАХА ИЛИ «СОЛНЦЕ» КРЕСТИТЕЛЯ?


Среднерусский «градъ Володимеръ» (такое начертание встречаем в летописях) и древний Бобруйск («Бабруйскъ»), что в самом сердце Беларуси, – очень даже подходящие объекты для майского путешествия, как с туристической, так и с паломнической точки зрения. В этих городах-побратимах любознательным жителям России и Беларуси есть на что посмотреть. А породнились они еще при советской власти, в 70-х годах. И стал белорусский город, что на реке Березине, ближайшим родственником Владимира-на-Клязьме (таково еще одно из старинных названий российского собрата Бобруйска).


Кстати, если уж вспоминать советскую власть, то любопытно будет отметить, что в те (уже далекие от нас!) десятилетия на гербе Бобруйска изображен был бобр – как «животное, давшее имя городу». Эта версия происхождения названия районного центра Могилевской области сомнению не подвергалась. Не то что ныне, когда появились толкования балтийские, финно-угорские, никакого отношения к здешней фауне и флоре не имеющие. И герб Бобруйска в начале 90-х изменили, вернув его дореволюционный вариант: перекрещенные бревна, символизирующие традиционный местный промысел – сплав древесины в южные земли.


Помню, как в 70-е годы прошлого века учительница истории втолковывала нам, четвероклассникам, что вовсе не Владимир Великий, он же – Красное Солнышко (а тогда мы и слыхом не слыхивали его другие прозвища – Святой, Креститель Руси) – так вот, вовсе не первый из череды Владимиров-князей основал город на Клязьме, а его правнук – Владимир Мономах. Да, собственно, особо втолковывать эту истину не требовалось: долгие столетия «мономахова» версия появления града Владимира была основной и непреложной (как, скажем, версия о происхождении названия Бобруйска от многочисленных речных бобров, обитавших здесь). Даже празднование 850-летия Владимира состоялось в 1958 году – соответственно, при этом утверждалось, что город был заложен Мономахом в 1108-м. На Соборной площади по сей день высится 22-метровая стела в честь того славного юбилея, воздвигнутая в 1958-1960 годах. А в августе 1983 года пышно праздновалось 875-летие областного центра.


Но по мере приближения 1990 года настроения в научном (и околонаучном) сообществе стали потихонечку меняться. А не грядет ли, товарищи, грандиозный 1000-летний юбилей Владимира? Не отпраздновать ли и его? Только что прошли торжества по случаю тысячелетия Крещения Руси (988-1988), и многим вспоминалась аппетитная фраза из культового фильма – та самая, насчет продолжения банкета…


«На щит» был поднят уже не лев Мономаха, а «незамеченная» дотоле цитата из так называемого «Прибавления к Ипатьевской летописи»: «В лето 6498-е (990 г. от Рождества Христова – Авт.) поиде Володимер в землю Словенскую и страну Залесскую, в Суздальстей области и в Ростовстей, и постави тамо над рекою Клязьмою град, и нарече его первым своим именем Володимир, и созда церковь Пресвятыя Богородицы соборную: повеле же людей крестити повсюду и церкви ставити, даде же им первого епископа Феодора». Решающее значение для изменения даты возникновения города имело «добро» со стороны непререкаемого авторитета того (и не только того) времени, академика РАН Дмитрия Лихачева.


«ЧУДЕСНАЯ» ЛЕНИНСКАЯ РУКА


Отпраздновать тысячелетие в 1990-м не успели, да и «деньги кончились». Спустя пять лет решили вернуться к этому вопросу (деньги появились?), и президент России Б.Н.Ельцин издал странное распоряжение: «О праздновании вступления города Владимира во второе тысячелетие». И тут же: «Выделить необходимые средства…». Запоздалые торжества состоялись, Владимир стал на век старше, годом его основания назначили 990-й. Потом, конечно, снова «подняла голову» прежняя, мономахова версия… Но в связи с прошедшей недавно всероссийской кампанией по дополнительному возвеличиванию Владимира Крестителя, в 2016-м администрация города постановила окончательно: годом основания считать 990-й.

Памятники старины во Владимире отлично отреставрированы, пребывают в завидном благолепии. Красота! Фотографируйся от души на фоне древних зданий, церквей, крепостных сооружений, величественных площадей… Ну, есть некоторые шероховатости: в том же Успенском соборе, гордости Владимира, построенном при князе Андрее Боголюбском в середине XII века, вековые чугунные плиты на полу не закреплены, лежат вкривь и вкось… Впрочем, это легко устранимые мелочи, конечно.


Слава Богу, что собор вообще уцелел, а ведь тщились и его снести, как многое другое из наследия владимирских князей. Дело в том, что напротив храма в 1925 году возвели памятник еще одному Владимиру, а именно — Ленину. Стоял он себе, стоял, никого, казалось бы, не трогал… И вдруг в 1950-м году некто обратил свое бдительное внимание на то, что «самый человечный человек» указывает рукой аккурат на Успенский собор! Непорядок. Выходит, Ленин призывает Богу молиться, так, что ли? Хотели было сгоряча разрушить собор, но… Во-первых, время было какое-то «срединное» — уже не довоенные погромы церквей и приходов, а с другой стороны — еще и не хрущевские гонения на веру православную. К тому же в 1950-м местные власти убоялись привлекать внимание Центра к имевшей место «религиозной пропаганде». И летней ночью памятник вождю заменили на точную копию, за исключением одной детали… Короче, утром горожане узрели чудо: рука вождя была опущена!


А праздники… Кто же их не любит? В 2007-м торжественно отметили 850-летие переноса столицы из Киева во Владимир. Это деяние осуществил в 1157 году святой благоверный князь Андрей Боголюбский. Правда, летом 2007-го в честь означенного юбилея памятник на Соборной площади (неподалеку от Ленина) воздвигли не Андрею, а князю Владимиру Красное Солнышко и епископу Феодору, крестителю земли Владимирской.


НЕ ВОРОТА, А – ЦЕРКОВЬ!


Хоть и перенесли власти дату основания города, но роль Владимира Мономаха здесь отнюдь не приуменьшают: 1108 год почитают годом возведения крепости, которая, собственно, и отличала в древние времена город от всех иных видов поселений (град – ограда – городить). От укрепления остались зримые крутые валы, имеющие древние названия.


Что же еще сохранилось от тех «давно минувших дней»? Только ли «преданья старины глубокой»? Какие архитектурные раритеты может увидеть алчный до впечатлений турист в нынешнем Владимире? Имеется в виду, из тех построек, что стояли здесь «в те времена далекие, теперь – почти былинные» — как пел, кстати, еще один Владимир, по фамилии Высоцкий.


Оказывается, есть что лицезреть, чтобы погрузиться вглубь… даже не веков, а – тысячелетий! И это, конечно же, в первую очередь – величайший памятник старины, визитная карточка Владимира – Золотые Ворота! В отличие от подобных же Золотых Ворот в Киеве, уничтоженных монголо-татарами, владимирский памятник всемирного наследия ЮНЕСКО выстоял, сохранился почти нетронутым – ни разрушительными эпохами, ни варварами всех мастей.


А почему, кстати, ему удалось выстоять?


Да потому, что, как повествуют летописи, дружил внук Мономаха, святой благоверный князь Андрей Боголюбский, с императором Фридрихом Барбароссой. Начало сей дружбе положено было якобы в Константинополе, где в середине XII века состоялась историческая встреча глав государств: властителей Руси, Франции, Германии и Византии. Обсуждалось международное положение и совместные военные действия в Палестине – проще говоря, крестовый поход на Иерусалим.


Есть версия, что именно тогда и было решено провозгласить Андрея Боголюбского – тогда уже великого князя всея Руси – магистром ордена тамплиеров. И если вы все-таки соберетесь посетить Владимир, то и в самом городе, и в его окрестностях знающий экскурсовод покажет вам немало тайных знаков ордена тамплиеров, высеченных в камне и дошедших до нас из глубины XII века. Например, в Боголюбове, резиденции князя Андрея Юрьевича (а он был сыном основателя Москвы Юрия Долгорукого) есть каменная чаша для святой воды, на дне которой можно увидеть знаменитый крест тамплиеров. В двух шагах от этой чаши и был убит в 1174 году благоверный князь Андрей.


Итак, о дружбе Боголюбского и Барбароссы. Они переписывались, и какие-то письма дошли до наших дней. В одном из посланий князь Андрей (как прежде, бывало, отец его Юрий) просит «друга Фридриха» прислать ему искусных зодчих для грандиозного украшения и возвеличивания своего стольного града Владимира. Отряды Барбароссы только что взяли Милан, в котором исстари проживало много потомственных архитекторов. И послал Фридрих нескольких зодчих на Русь, во Владимир. А еще лично от себя прибавил в дар «другу Андрею» частицу мощей святого Лонгина Сотника – того самого, что был начальником оцепления у Креста Господня во время казни Иисуса. Фридриховы зодчие воздвигли Золотые Ворота на въезде в центр Владимира и князь Андрей положил там святую реликвию, частицу мощей святого Лонгина.


Согласно твердому убеждению наших предков, эта реликвия и уберегла ворота от разрушения татарами, которые буквально сравняли Владимир с землей, грабя и выжигая все вокруг.


Стоп, стоп… Не странно ли: ворота, пусть даже и золотые (то есть крытые позолоченной медью), стали приютом для христианской святыни? Разве ей там место?


А вот и ничего странного! Самое что ни есть подходящее место. Ведь ворота – это устоявшееся название, да еще, отчасти, внешний вид, а на самом деле это – церковь! Вглядитесь: куполочек наверху, знакомые всем очертания православного храма… Там — храм Ризоположения. Правда, внизу, под ним, довольно широкая арка, сквозь которую, как через парадный вход, без малого 9 веков назад (и позже) попадали в самую богатую часть города новоприбывшие — будь то конный или пеший. Кстати, Боголюбский построил семь въездных ворот в свой город (в него вело с разных сторон семь дорог). Были, кроме Золотых, еще и Медные ворота, Серебряные… Сохранились только одни эти.


Ныне в маленькой Ризоположенской церкви – впечатляющая музейная экспозиция, посвященная обороне города от полчищ хана Батыя в 1238 году. Посетите этот миниатюрный музей, не пожалеете. Здесь расскажут (а потом, в Успенском соборе — покажут), как великокняжеская семья – жена, дети, родня – укрывались на хорах главной церкви города. Захватчики, ворвавшись в Успенский собор, поубивали всех, кто молился внизу, а наверх не полезли: просто удушили княжескую семью дымом, когда подожгли церковное убранство. Не спасся никто – даже те, кто не оказывал сопротивления и молил о пощаде.


ТРИЛЛЕР В УМЕ И НАЯВУ


Из так называемых домонгольских памятников архитектуры мы видим в нынешнем Владимире Успенский собор, Дмитриевский собор (возведен в конце XII века, после гибели князя Андрея) и Золотые Ворота. И что же, это — всё? Нет, не всё. Ведь совсем рядом, в нескольких километрах – заповедное Боголюбово, резиденция святого князя Андрея Юрьевича! Вот где туристу и паломнику следует побывать непременно. Здесь в первозданном виде сохранились почти все видимые оком сооружения XII века – с той самой, роковой ночи 29 июня 1174 года, когда 63-летний князь (еще его называют первым русским царем) был в результате вереницы трагических ошибок и случайностей умерщвлен заговорщиками. Всю ту обстановку надо узреть своими глазами, услышать «внутренним ухом» голоса, идущие из глубин вечности, да еще и пройти по той лестнице, где князь в одиночку сражался с несколькими убийцами. «Вот здесь был нанесен еще один удар… он потерял сознание… пришел в себя… его снова обнаружили живым, но уже вот здесь, на этой ступеньке, нанесли еще удары…» — вещает экскурсовод.


А уж из того, что глазу не видимо… О том — разговор особый, поскольку атмосфера жуткого документального триллера нависает над сим величественным, леденящим сердце местом, потрясая воображение даже мелкими деталями. Например, огород, на котором в 1174 году несколько дней и ночей валялось (и пожиралось собаками?) тело убиенного князя, так вот, огородик тот и сегодня – распахан! Что-то тут произрастает, как в то далекое, кровавое лето… Еще и потому оно было кровавое, что вслед за умерщвлением князя началась массовая бойня во Владимире: обвиняемых топили в корзинах, изобретали другие, невиданные доселе способы казней.


Впрочем, довольно ужасов, которыми так богата история практически любого старинного русского города. Ведь в Боголюбове – дивные храмы, и один из них с детства знаком каждому русскому сердцу. Вот она, церковь Покрова-на-Нерли, самая-самая древняя на Руси из всех тех, что посвящены этому уникальному осеннему чествованию Божией Матери! Изо всех христиан планеты — у одних только русских православных людей есть такой праздник: Покров, больше – ни у кого. И постановил его отмечать все тот же святой князь Андрей.


Историки говорят, что церковь эту, как и Успенский собор, строили опять-таки миланские зодчие, которые возвели самый первый архитектурный шедевр во Владимире – Золотые Ворота. Что ж, ученым видней. Спасибо итальянским мастерам…


Из Боголюбова в храм Покрова, что белой свечечкой высится вдали, надо идти пешком, да через железнодорожный мост, через узенькую Нерль по дощатому настилу, через поле. Если быстрым шагом – минут 15-20. На машине не подъехать. Говорят, ранней весной в церковь хода нет – все вокруг затоплено талыми водами. В старину, бывало, плыли в белокаменный храм на лодках – он стоит на взгорке, сюда и причаливали богомольцы. Четверть века назад здесь возобновлены богослужения (нерегулярные), а молитвы монахини читают практически беспрерывно.


Итак, великокняжеское происхождение «града Володимера» понятно: если не Креститель Руси, так Мономах основал сей форпост Северо-Восточной Руси. А Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, Александр Невский и Иван Калита – те, безусловно, продолжили укреплять Владимиро-Суздальскую Русь, венцом величия которой стала Москва.


А как же Бобруйск, белорусский побратим города на Клязьме? Что ж, и Бобруйску есть чем гордиться, вспоминая о своих основателях и созидателях. Достаточно сказать о династии князей Радзивиллов, которые с древних времен владели городом. Они внесли великую лепту в историю Белой Руси, ее процветание, ее культуру и воинские победы. Ну, а основан Бобруйск был не кем иным, как великим князем литовским Ягайло в 1387 году. Чем не великокняжеский город?


Во Владимире есть еще одно святое место, которое наглядно связывает воедино историю наших народов – русского и белорусского. История эта не всегда была исполнена радостей и созидания, случались и темные, скорбные периоды. Об одном из них напоминает католический костел во Владимире, построенный в конце XIX века. Это – храм Святого Розария Пресвятой Девы Марии. Ныне в нем совершаются богослужения по католическому обряду.


До революции во Владимире проживало порядка полутора тысяч католиков, поэтому и появился здесь этот величественный краснокирпичный храм. 25 декабря 1930 года, в день Рождества Христова, советские власти объявили о намерении закрыть костел. Настоятелем его был тогда белорусский католический пастор, отец Антоний Дземешкевич. Он родился в 1891 году в деревне Бошарово Оршанского уезда Могилевской губернии, в многодетной крестьянской семье. Окончил католическую семинарию в Петрограде, стал священником. Был администратором католических приходов в Нижнем Новгороде, Владимире, также духовно окормлял приходы в Рязани, Ярославле, Рыбинске, Костроме – ведь тогда в советской России католических пасторов оставались буквально единицы. И вот, когда о. Антоний стал настоятелем костела во Владимире, его арестовали, храм закрыли. Сначала священнику предстояли Соловки, а в 1937-м – расстрел в урочище Сандармох, что в Медвежьегорском районе Карелии. Там, в Сандармохе, проводились массовые казни – всего было расстреляно около девяти с половиной тысяч человек самых разных национальностей.


Сейчас ведется работа по беатификации (причислению к лику блаженных) этого католического подвижника. И, возможно, в скором времени у христиан России и Беларуси появится еще один общий святой, на сей раз — католический. Белорус, отдавший жизнь за христову веру в русской земле.         


Александр Аннин   

создание образа • Е. А. РОСТОВЦЕВ (EVGENIY ROSTOVTSEV), Д. А. СОСНИЦКИЙ (DMITRY SOSNITSKY) • РОИИ

Статья подготовлена при поддержке РНФ, проект «“Мобилизованное средневековье”: обращение к средневековым образам в дискурсах национального и государственного строительства в России и странах Центрально-Восточной Европы и Балкан в новое и новейшее время», проект No 16-18-10080.

Ростовцев Е. А., Сосницкий Д. А. Князь Владимир Великий как национальный герой: создание образа // Диалог со временем. 2018. Вып. 65. С. 150-164.

Ключевые слова: Владимир Красно Солнышко, Владимир Святославич, Владимир Святой, Крещение Руси, историческая память, историческая политика

Основные черты мифа о князе Владимире Святославиче остаются неизменными уже много веков. Традиция панегирического восхваления князя-крестителя берет начало в XI в. и продолжается до сих пор. В статье прослежен путь формирования «мифа» о Владимире Святом с эпохи средневековья до начала XX в., показано его место в пантеоне российских национальных героев. Охарактеризованы основные черты образа князя в массовом историческом сознании россиян, сформированные посредством летописной и устной традиции, художественной и публицистической литературы, монументальной скульптуры и периодической печати.

Keywords: Vladimir the Great, Vladimir Svyatoslavovich, Saint Vladimir of Kiev, Christianization of Kievan Rus’, historical memory, Politics of memory

The main features of the myth about Vladimir the Great remain unchanged for many centuries. The tradition of panegyric praise of the Prince-Baptizer originated in the 11th century and continues to this day. The interest in the Prince’s personality does not go out over the next 1000 years. The way for the formation of the «myth» about Vladimir the Great from the Middle Ages to the beginning of the 20st century, his place in the pantheon of Russian national heroes in different historical epochs is reconstructed in the article. The main features of the image of the Prince in the mass historical memory of Russians, which was formed with chronicle and verbal traditions, fiction and nonfiction, monumental sculptures and the periodical press, are characterized.

Сегодня мы наблюдаем всплеск интереса к князю-крестителю Владимиру как
объекту исторической политики и идеологии1. В литературе обращается
внимание на различные инструменты этой политики и источники формирования
памяти – ордена2, иконопись3, историческую живопись4,
литературную традицию5 и др. Современные «философы», ориентированные
на политический заказ власти, выдают замечательные по своей глубине
пассажи, которые наглядно свидетельствуют об актуализации личности князя
в политическом дискурсе:

«Его образ в массовом сознании россиян связан с началом становления
России как великой христианской державы. Само имя Владимир в русском
языке связано с идеей власти над миром, подразумевает сильного
действующего политического лидера. Семантическое поле понятия мир
широко, но его стержнем выступает идея солидарности, объединяющего
начала во имя высшей сакральной цели, которая становится основой
национальной идеи народа, а затем и его государства. Среди его
носителей можно назвать такие яркие фигуры, как Владимир Ильич Ленин
(идеология социалистического государства), Владимир Владимирович Путин
(идеология правового государства), Владимир Красное Солнышко – символ
единого славянского государства, созданного его объединительными
усилиями на основе христианских идеалов мира и согласия, заменивших
вражду и межплеменные конфликты. Именно с него, представителя правящей
династии Рюриковичей, начинается формирование русской идентичности как
особого духовного уклада, комплекса идей, обеспечивающего нравственное
и политическое единство новой исторической общности – русского
народа»6.

Между тем, другая разновидность патриотически настроенных исследователей
приходит совсем к иному выводу – Владимир предстает как сын еврейки,
внедренный врагами в княжескую семью, насильственно насаждающий чуждую
славянам авраамическую религию7. Так или иначе древний герой
оказывается востребованным в современных политических и публицистических
спекуляциях. В этом контексте вполне актуальна и задача данной статьи –
рассмотреть этапы конструирования образа князя Владимира в массовом
историческом сознании и выдвинуть аргументированные предположения о
перспективах Владимира Святого как инструмента исторической политики.

Средневековый образ: жертва информационной войны?

В литературе давно и плодотворно изучаются источники и характер
конструирования представлений о Владимире Святом8. Напомним, что
первоначальными источниками формирования образа Владимира Святого
являются древнерусские летописные памятники. Впервые имя Владимира
упоминается в произведениях XI века – «Слове о законе и благодати»
митрополита Иллариона и «Памяти и похвале Владимиру» Иакова Мниха. В XI
в. были созданы «Чтения о Борисе и Глебе» и житие князя, появившееся уже
в «Начальном летописном своде». Первые же тексты задают основные черты
образа Владимира – доброту, нравственность, государственный ум и т.д.
При этом уже Илларион указывает на принципиальную разницу между Русью
языческой и Русью христианской и превосходство Владимира над
предшественниками – князьями Святославом и Игорем. Бесспорно, что еще в
XI в. утверждается традиция «национального почитания» Владимира
Святого9. С этого времени церковные коммеморации поддерживали образ
Владимира как столпа российской государственности10, хотя, вероятно,
церковная канонизация Владимира относится к более позднему времени11.

Вместе с тем в начальный период формирования образа князя есть немало
загадочного. В литературе даже выдвигаются предположения о Владимире как
жертве «информационной войны», развязанной Византией и ее ставленниками
на русской митрополичьей кафедре. Согласно этой точке зрения, в русской
агиографической традиции с XII в. утверждается ложный образ князя,
которому вера была предложена извне; на деле же ситуация была совсем
иной: «князь Владимир <…> нашёл в себе смелость поступать в
соответствии с собственным, не обусловленным извне видением насущных
нужд своего государства и своей Церкви, <…> смог уберечь христианскую
Русь от угрозы имперской вассальной зависимости»12. Очевидно, однако,
что при относительной скудости источников любая трактовка личности и
воли Владимира Святого является, прежде всего, результатом последующей
политики памяти. Другое дело, что «присвоенный» церковью Владимир
действительно стал «жертвой» в том смысле, что с началом секуляризации
культуры и исторического сознания в новое время оказался в невыигрышном
положении в сопоставлении с другими государственными лидерами, чья слава
в сознании увязывалась с мотивами воинской доблести или государственного
строительства.

Однако для средневековой религиозной ментальности фигура
рав-ноапостольного князя являлась центральной в формировании
представлений о прошлом. В XIV в. образ Владимира был визуализирован –
в Сильвестровском сборнике помещено изображение сцены отправки князем
Владимиром сына Бориса в поход против печенегов. В конце XIV в.
многочисленные миниатюры с изображением князя Владимира появляются в
Радзивиловской летописи13. К началу XV в. определился набор
посвященных Владимиру текстов, вошедший в Великие Минеи Четьи, а в
середине XVI в. была создана новая редакция жития святого князя для
Степенной книги14. Напомним, что созданная в царствование Ивана
Грозного Степенная книга в определенной мере стала для XVI–XVII вв.
официальной версией русской истории. Она не только начинала исчисление
степеней с Владимира Святого, но и отводила равноапостольному князю в
два раза больше места, чем персонажам, выстраивавшим непосредственно
Московское царство (Ивану III, Василию III и самому Ивану IV), не говоря
уже о других предшественниках15. Образ Владимира активно
эксплуатировался Иваном IV и другими московскими царями как во
внутренней политике, наряду с образами его сыновей Бориса и Глеба16,
так и во внешней. Имя Владимира активно использовалось Россией в борьбе
за «киевское наследство» с ВКЛ и Ли-вонским орденом, а затем с Речью
Посполитой17. Важным успехом на этом пути стало обретение Москвой в
1630-х гг. части мощей св. Владимира, помещенных в Успенском соборе (с
тех пор они остаются разделенными между Киевом и Москвой)18.
Интересно, впрочем, что и на Украине XVII в. культ князя-крестителя
Владимира был основой собственной, отличной от московской, православной
идентичности19. Важно, что канонизация и церковное почитание князя в
восточнославянских землях не мешали весьма вольной, иногда критической,
хотя в целом уважительной («Красно Солнышко») интерпретации его образа
в текстах восточнославянского былинного эпоса, формирование которого в
известном нам виде исследователи относят к XIV–XV вв.20

Таким образом, Владимир долгое время оставался центральным персонажем
культурной памяти и официальной историографии, хотя постепенно его
начинают теснить герои Северо-Восточной и Московской Руси.
Действительно, уже в эпоху Ивана IV власть, наряду с Владимиром, активно
эксплуатирует образы двух великих победителей врагов России – Александра
Невского и Дмитрия Донского. Характерно, что такой важнейший для
конструирования национальной памяти текст второй половины XVII в., как
Синопсис, отводит подвигу Дмитрия Ивановича Донского, связанному с
освобождением от татарского ига, уже больше места, чем деяниям Владимира
Святославича21.

Однако решительно процессу умаления роли Владимира в исторической памяти
способствовала только петровская секуляризация и новый взгляд на историю
в историографии XVIII в. Крайне важный для массового сознания «Краткий
Российский Летописец» М.В. Ломоносова о легендарном Владимире
повествует, как и о других домонгольских владыках, справочно и
лапидарно, с одной стороны, основное внимание уделяя московским князьям
и царям, с другой, в рамках антинорманисткой парадигмы, удревняя русскую
историю и отказываясь считать приход к власти Рюриковичей точкой ее
отсчета22. Историография и литература XVIII – начала XIX в. начинает
создание еще двух образов – Ивана III Великого (основателя
великорусского государства) и Ивана IV Грозного, ставшего главной
«болью» русской памяти второй половины XVIII – начала ХХ в.23 Все эти
перемены делают Владимира част-ным, хотя пока и очень важным объектом
мемориального ландшафта россиян. Один из наиболее популярных поэтов
XVIII в. М.М. Херасков выражал эту тенденцию со всей полнотой, с одной
стороны, создав яркий панегирический образ князя, в отдельной
посвященной ему поэме, с другой, представив его весьма скромно в общем
ряду героев своей главной исторической поэмы «Россияда»24.

В конкуренции с Александром:
Владимир в позднеимперском мемориальном дискурсе

Перелом в историческом сознании рубежа XVIII–XIX вв. формирует образ
«древней» и «новой» послепетровской России, в результате чего
«домосковская Русь» становится своеобразным легендарным предисловием к
предыстории истории Новой России. В общественном сознании XIX – начала
ХХ в. она уже не была прямо связана с современностью, все герои этого
периода воспринимаются как персонажи «золотого века» и места консенсуса,
в абсолютном большинстве положительного25, но актуализация героев
ранней древности в литературной и общекультурной традиции постепенно
снижается. Из персонажей допетровского времени наибольшую популярность
получает первый по хронологии конфликтный объект – царь Иван Васильевич
Грозный26.

Впрочем, Владимир I в официальном дискурсе и народной памяти по-прежнему
занимает ведущие позиции среди домонгольских героев. Однако и в рамках
«домосковского предисловия» его основным конкурентом выступает другой
святой – Александр Невский, позиции которого усиливаются. Оба персонажа
играют важную роль в идеологии и исторической мифологии русского
самодержавия. Если образ Владимира – важный инструмент в конструировании
«общерусского» единства и борьбы с украинским сепаратизмом, то Александр
– символ величия империи, ее новой столицы, победы над Западом как
основным геополитическим оппонентом27. Из Таблицы 1 видно, что
князь Владимир все же имел более предпочтительное положение в
информационном пространстве пореформенной России и рейтинге памяти
допетровских объектов благодаря, главным образом, художественным
наррати-вам. Комментируя эту таблицу, также отметим, что массовость
упоминаний имени князя в прессе связана с большим количеством храмов и
церковных коммемораций, в названиях которых оно присутствовало, а также
с тем, что еще в 1782 г. был учрежден Императорский орден Святого
Равноапостольного Князя Владимира. Из деятелей русского средневековья,
кроме Владимира, «своего» ордена удостоился только его «основной
конкурент» Александр Невский. Орденом св. Владимира награждались военные
и гражданские деятели. Среди его кавалеров П.А. Валуев, С.Ю. Витте,
В.И. Даль, Д.И. Менделеев и многие другие.

Таблица 1. Сравнительная таблица популярности
локальных объектов исторической памяти о допетровской Руси
в проанализированных источниках (1850–1917 гг.)
28

1.

Иван

Грозный

Иван

Грозный

Владимир

Святой

Иван

Грозный

Владимир

Святой

(1-5)[1-2]

2.

Владимир

Святой

[2–7]

Татаро-мон-гольское иго

Иван

Грозный

[2–10]

Борис

Годунов

Княгиня

Ольга

(1-5) [3-7]

3.

Дмитрий

Донской

[2–7]

Владимир Святой

[3–4] Борис

Годунов

[2–10] Лже-дмитрий I

Дмитрий

Донской

(1-5) [3-7]

4.

Татаро-монгольское

иго

[2–7]

Земские

соборы

[3–4]

Александр Невский

[2–10]

Малюта Скуратов

Ермак

(1-5) [1-2]

5.

[5-10]

Опричнина

[2–7] Иван

Калита

Алексей Михайлович

[2–10]

Смута

Богдан Хмельницкий

(1-5) [3-7]

6.

[5-10]

Князь Игорь

[2–7]

Иван III

[6–9] Игорь

Новгород-Северский

[2–10]

Минин и Пожарский

Крещение Руси

(6-10) [8-10]

7.

[5-10]

Ярослав

Мудрый

[2–7]

Церковный

Раскол

[6–9]

Ермак

[2–10]

Владимир

Святой

Александр Невский

(6-10) [8-10]

8.

[5-10]

А.М. Курб-ский

[8–10]

Степан

Разин

[6–9]

Рюрик

[2–10]

Степан

Разин

Иван

Федоров

(6-10) [8-10]

9.

[5-10]

Святослав

[8–10]

Александр

Невский

[6–9]

Никон

[2–10] Дмитрий Донской Минин и Пожарский (6-10) [3-7]
10.

[5-10]

В. Шуйский

[8–10]

Дмитрий

Донской

Иван III

[2–10]

Ермак Тимофеевич

Иван

Сусанин

(6-10) [8-10]


  1.  Цифра в круглых скобках означает место в рейтинге с учетом памятников, установленных в период с 1850 по 1917 гг. Цифра в квадратных скобках означает место в рейтинге с учетом памятников, установленных в более ранний период.

В контексте реализации «общерусского» проекта не удивительно, что один
из первых крупных дореволюционных памятников, поставленный в Киеве в
1853 г. , изображает Владимира Святого. Показательно, что князь Владимир
Святославич – единственный герой отечественной истории, изображенный на
памятнике Тысячелетия России дважды – на нижнем ярусе, в группе
просветителей, и на среднем, с крестом в руках. Начиная уже с первой
половины XIX в., князь Владимир становится героем многих произведений
исторической живописи. Сцены крещения князя изображены на таких
полотнах, как «Крещение великого князя Владимира в Корсуни» (А.И.
Иванов, 1829), «Крещение князя Владимира» (Ф.А. Бронников, 1883),
«Крещение Святого князя Владимира» (В.М. Васнецов, 1890). Популярным
сюжетом стал выбор князем веры: И.Е. Эггинк («Великий князь Владимир
избирает религию», 1822), Ф.С. Завьялов («Выбор веры великим князем
Владимиром», 1847). Также художниками неоднократно изображены сцены
пиров у князя Владимира. Неудивительно, что именно Владимир стал героем
одного из первых произведений отечественной исторической живописи –
полотна А.П. Лосенко «Владимир и Рогнеда».

Этот же канонический набор сюжетов присутствует практически во всех
популярных художественных и публицистических произведениях второй
половины XIX–начала XX вв. Подобные произведения, рассчитанные, как
правило, на самую широкую публику, создавались практически всегда по
одной и той же схеме: «взятие Полоцка – взятие Киева – жизнь язычника –
крещение в Корсуни – крещение Руси – Русь после крещения». Многие
произведения создавались к юбилеям – 900-летию крещения Руси (1888),
900-летию со дня смерти князя Владимира (1915). Все они носят
панегирический характер, а образ Владимира создан в большинстве
произведений несколько лубочно. Вот как, например, характеризует жизнь в
Киевской Руси автор исторического рассказа «Князь Владимир, Красное
солнышко», выпущенного издательством журнала «Чтение для солдат» в 1880
г.: «Любил добрый князь потешить людей своих, и легко, и отрадно было
душе его, когда все весело смотрели ему в глаза и ничье лицо не
хмурилось пред ним. И не житье стало в Киеве, – а масленица! Любил народ
своего князя, за его привет и доброту; куда ни взглянет князь – только
радость, веселье и счастье! И прозвал народ своего князя – Красным
Солнышком»
29.

Именно художественные тексты (в т.ч. множество изданий былин и
«исторических повестей») обеспечили высокую позицию князя не только в
выборке наиболее популярных нарративов, но и в формальном рейтинге
книжных изданий, посвященных героям и событиям допетровской Руси
(Таблица 2). Этому способствовало широкое изучение древнерусской
литературы в российской школе пореформенного периода. Важно, что в
учебниках по литературе подчеркивалась роль Владимира как центрального
персонажа русского былинного эпоса30.

Таблица 2. Количество книжных изданий, посвященных
наиболее востребованным объектам исторической памяти
допетровского периода отечественной истории (1850-1917 гг.)
31

Объекты исторической памяти 1850–1917
Иван Грозный 446
Владимир Святой 379
Алексей Михайлович 292
Александр Невский 252
Борис Годунов 232
Смутное время 159
Степан Разин 85
Владимир Мономах 64
Дмитрий Донской 47
Княгиня Ольга 43
Ярослав Мудрый 34
Князь Игорь Святославич 22
Опричнина 4

Отметим, что народный эпос стал воздействовать на культурную память
тогда, когда на большей части европейской России былинной традиции уже
не существовало32. К былинному хору присоединялась и профессиональная
поэзия. В сборнике былин и стихотворений о князе Владимире, изданном в
1915 г., представлены многочисленные панегирические оды и хвалебные
песни. К. Случевский в «Гимне святому князю Владимиру» превозносит
Владимира как крестителя русской земли:

Веет хоругвь православья,
Всюду далеко светясь.
Радуйся княже Владимир,
Равноапостольный князь.33

В подобном стиле выполнена «Хвалебная песнь» Д. Соловьева:

Заблуждений языческих
Мрак глубокий разгнавшему
И святым нас крещением
С Христом сочетавшему Слава34.

Существует даже здравица «Князю Владимиру Светлому» (опубликована в 1895
г.), произнесенная 13 апреля 1895 г. на обеде, очевидно, в честь 880-й
годовщины кончины князя. Здравице предшествует описание поданных на
мероприятии блюд. Поминали князя Владимира корюшкой в рассоле,
эртоланами заливными по-страсбургски, седлами телячьями с зеленью и др.
Сама здравица представляет собой довольно необычное произведение.
Приведем его отрывок:

Не гневайся, Княже, на скудный наш стол,
Не гневайся светлое Ладо!
Издревле обычай начало повел:
«Чем сердце богато, тем радо»35.

Впрочем, не во всех художественных произведениях период правления
Владимира после крещения изображен совсем уж безоблачно. Например, в
популярной исторической повести «Князь Святополк Окаянный или княжение
Владимира Красное–Солнышко» описано неприятие христианства на севере
Русского государства: «В Новгороде хотя многие приняли христианство, но
далеко не все: большая часть сильно упорствовала и ни за что не хотела
креститься. Многие оставляли дома со всем своим имуществом, бросали
семейства и уходили в леса; из этих то неукротимых язычников, лишенных
всех средств к жизни, преимущественно составлялись разбойничьи
шайки»36.

Часть дореволюционных текстов о Владимире Святом сочетает в себе черты
художественного произведения, публицистики и популярного исторического
текста. Вот как описана государственная деятельность Владимира в повести
«Князь Владимир Красное солнышко. Повесть из первых времен христианства
на Руси»: «Чтобы лучше обере-гать русскую землю от печенегов, князь
Владимир стал строить новые города у границы киевской Руси; по большей
части, города тогда строили по холмистому берегу реки. Дома в городах
были бревенчатые, вокруг городов шли: земляной вал, ров и деревянная
стена; ров обводили крепким частоколом; за частоколом шли сторожевые
курганы, откуда видно было далеко в степь. Внутри больших городов
устраивали еще крепость, по-старинному Детинец, или кремль; города
находились под управлением княжих дружинников или думцев»37.

Ряд брошюр о жизни Владимира Святого был написан духовными лицами.
Священник А. Владимирский в своей книге зачастую оправдывал те или иные
действия Владимира тем, что он был вынужден подстраиваться под свое
окружение: «Чтобы снискать себе расположение и преданность народа,
Владимир с полным уважением относился к его диким, языческим верованиям
и, по крайней мере, наружно был ревностным язычником»38. Автор также
акцентирует внимание читателя на духовных поисках князя, его стремлении
к нравственному совершенствованию самого себя и своего народа: «Будучи
человеком высокого ума, Владимир не мог не сознавать, насколько
бесцельна и бессодержательна буйная и разгульная жизнь его самого и его
дружины, как мало полезна она для управляемого им народа, продолжающего
коснеть во мраке крайнего невежества и экономического убожества. В
осо-бенности смущала его очевидная ложь язычества, способствовавшего
нравственному одичанию народа, потворствовавшего укоренившимся в нем
необузданным страстям и порокам»39.

Тенденция в историографическом дискурсе и учебной литературе, намеченная
еще XVIII в. и связанная с рассмотрением Владимира в об-щем ряду (как
одного из многих деятелей русской истории), только развивается в
пореформенное время. Учебники истории для элементарной школы и гимназий
И.И. Беллярминова, Д.И. Иловайского, А.Я. Ефименко, даже книга для
чтения А.О. Ишимовой удивительно лапидарны в отношении Владимира,
ограничиваясь пересказом летописного предания40. В историографическом
дискурсе Владимир также постепенно утрачивает популярность: так, если в
курсе русской истории С.М. Соловьева Владимир и Ярослав занимают
примерно равное место; то в курсе его ученика В.О. Ключевского Владимир
– фигура почти незаметная, которой, в отличие от деяний Ярослава,
фактически не уделяется внимания41. Характерно, что так же мало
историк пишет о нем и в своем пособии для гимназий42. Причина этой
ситуации проста – для схем русской истории, создаваемых либеральной
историографией во второй половине XIX в., «крещение» Руси имело
второстепенное значение в сравнении с государственными реформами,
фактами истории борьбы «леса» со «степью». Из крупных российских
«либеральных» историков дань Владимиру отдал, пожалуй, только Н.И.
Костомаров43, но и эта позиция была очевидным образом ангажирована
противопоставлением «отцов-основателей» Руси деспотичным лидерам ее
Северо-Востока, которое проистекало из его концепции русской
истории44.

Сложившаяся информационная ситуация, таким образом, несмотря на внешнее
благополучие, не создавала радужных перспектив для Владимира как объекта
памяти, поскольку историографические дискурсы обладают, по всей
вероятности, привилегированным влиянием как на учебную литературу, так и
на культурную память общества в целом. Действительно, как только
крещение Руси и религиозные коммеморации, связанные с Владимиром,
утратили прежнее значение для политики памяти, древнего героя стали
забывать45.


БИБЛИОГРАФИЯ

Platt M. F. Kevin Terror and Greatness: Ivan and Peter as Russian
Myths. Ithaca, N.Y.: Cornell University Press, 2011. 294 p.

Абраменко Н Образы святых князей Владимира, Бориса и Глеба в
придворном искусстве времени Ивана IV // Искусствознание. 2011. №
3/4. С.69-86.

Азбелев С.Н. Устная история Великого Новгорода // Вестник
Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия
2: История. История Русской Православной Церкви. 2004. № 2. С.
27-36.

Беллярминов И.И. Элементарный курс всеобщей и русской истории. СПб.:
Д.Д. Полубояринов, 1891. 288 с.

Белоусов В.С., Куропатова Е.С. Великий князь Владимир: Современный
образ и его исторические корни [Электронный ресурс] // Язык и
текст langpsy.ru. 2015. Том 2. №4. URL:
http://psyjournals.ru/langpsy/2015/n4/Belousov_Kuropatova.shtml

Буганов А.В. Русская история в памяти крестьян XIX века и
национальное самосознание. М.: Ин-т этнологии и антропологии, 1992.
207 с.

Василик В.В. Образ святого равноапостольного Владимира как царя в
древнерусской гимнографии // Древняя Русь: во времени, в личностях,
в идеях Palaiorwsia: en cronw, en proswpw, en eidei. 2015. № 3. С.
169-175.

Владимирский А. Святой равноапостольный князь Владимир (к 900-летию
со дня кончины). 1015-1915. Вильна: Вилен. св.-духов.
братство, 1915. 19 с.

Галахов А. История русской словесности (учебник для средне-учебных
заведений). СПб.: в типографии морского министерства, 1879. 252 с.

Дмитриев Д. Князь Владимир Красное солнышко. Повесть из первых
времен христианства на Руси. М.: тип. т-ва И.Д. Сытина, 1899. 352 с.

Есина Т.А. Сакрализация образа политического лидера и национальная
консолидация россиян: князь Владимир Святой как символ
государственного деятеля и современность // Известия Тульского гос.
ун-та. Гуманитарные науки. 2014. С. 128-140.

Ефименко А.Я. Элементарный учебник русской истории. Изд. 6-е. Пг.:
Я. Башмаков и К°, 1917. 200 с.

Зрелых Д.Л. Образ святого равноапостольного Владимира в иконописи //
Церковь и искусство / Под ред. М.Л. Космовской. Курск, 2015. С.
19-37.

Иловайский Д.И. Краткие очерки русской истории. М.: тип.
М.Г. Волчанинова (б. М.Н. Лаврова и К°), 1887. 406 с.

Ишимова А.О. История России в рассказах для детей. СПб.:
Альфа, 1993. Т. 1. 575 с.

Киреева Р.А. Николай Иванович Костомаров // Историки России. XVIII –
начало ХХ века. М.: Научно-исследовательский «Скрипторий», 1996. С.
268-314.

Кириллин В.М. Образ князя Владимира Святославича в ранних
древнерусских гомилиях // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2014.
№ 2 (56). С. 32-48.

Кирпичников А. История русской литературы. Для учащихся. М.: тип.
Грачева и К°, 1869. 191 с.

Ключевский В. Краткое пособие по русской истории. М.,1906. (а)

Ключевский В.О. Курс русской истории. М.: Синодальная
типография, 1906. Т. I. (б)

Книга Степенная царского родословия. Часть первая // ПСРЛ. СПб.:
Тип. М.А. Александрова, 1913. Т. XXI. Первая половина. 342 с.

Князь Владимир, красное солнышко. Исторический рассказ (с четырьмя
рисунками). СПб.: ред. журн. «Чтение для солдат», 1880. 37 с.

Князь Святополк Окаянный или княжение Владимира Красное–Солнышко.
Историческая повесть. М.: тип. Э.А. Вильде, 1876. 36 с.

Короткий В. Князю Владимиру Светлому Здравица. СПб.: Б.и., 1895. 3
с.

Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших
деятелей. СПб., 1873. Первый отдел: господство дома св. Владимира.
Выпуск первый: X-ое –XIV-ое столетия. 239 с.

Кривошеев Ю.В., Соколов Р.А. «Александр Невский»: создание
киношедевра. Историческое исследование. СПб.: Лики России, 2012. 365
с.

Леонтьева О.Б. Личность Ивана Грозного в исторической памяти
российского общества эпохи великих реформ: научное знание и
художественный образ // Диалог со временем. 2007. № 18. С. 19–34.

Ломоносов М.В. Краткий Российский летописец. СПб.: Императорская
Академия наук, 1760. 75 с.

Милютенко Н.И. Святой равноапостольный князь Владимир и крещение
Руси. Древнейшие письменные источники. СПб.: Издательство Олега
Абышко, 2008. 573 с.

Мутья Н. Н. Иван Грозный: историзм и личность правителя в
отечественном искусстве XIX-XX вв. СПб.: Алетейя, Историческая
книга, 2010. 490 с.

Незеленов А.И. История русской словесности для средних учебных
заведений. Изд. 4-е. Часть I. (с древнейших времен до
Карамзина).СПб.: тип. М.М. Стасюлевича, 1895.

Первушин М.В. Информационная война в Древней Руси // Вестник
славянских культур. 2016. Т. 41. № 3. С. 24-36.

Петрова М.В. Образ великого князя Владимира и тема крещения Руси в
русской исторической живописи // Художественное образование и
наука. 2014. № 1. С. 63-69.

Подгорная И.А. Образ князя Владимира в русской литературе //
Забайкальские рождественские образовательные чтения «Князь Владимир.
Цивилизационный выбор Руси». Чита, 2014. С. 29-33.

Пребраженский А.С. Владимир (Василий) Святославич // Православная
энциклопедия. Т. VIII. С. 707.

Свердлов М.Б. Владимир Святославич Святой – князь и человек //
Культура славян и Русь. М.: Наука, 1998. С. 72-92.

Синкевич Н.А. Два вектора православной идентичность на Украине XVII
в. Москва и московиты в произведениях Могилянского времени //
Древняя Русь после Древней Руси: дискурс восточнославянского (не)
единства. М.: РОССПЭН, 2017. С. 272-290.

Синопсис или краткое собрание от различных летописцев о начале
славянороссийского народа… Киев: печатано в Киево-Печерской
лавре, 1823. 105 с.

Сиренов А. В. Степенная книга и русская историческая мысль XVI–XVIII
вв. СПб.; М.: Альянс-Архео, 2010. 545 с.

Случевский К. Гимн святому князю Владимиру // Тагин Ф.А. былины и
стихотворения о князе Владимире-Красное Солнышко и его богатырях.
Пг.: К.Н. Губинский, 1915. С. 30.

Смирнов Ю.Н. Государственное и духовное наследие святого князя
Владимира – связующая нить российской цивилизации, истории, культуры
// Вера. Иллюстрированный журнал Самарской Православной Духовной
Семинарии. 2015. № 1 (19). С. 10-17.

Соловьев Д. Хвалебная песнь святому равноапостольному князю
Владимиру // Тагин Ф.А. Былины и стихотворения о князе
Владимире-Красное Солнышко… и его богатырях. Пг.: К.Н.
Губинский, 1915. С. 31.

Сосницкий Д.А. Владимир Святой в исторической памяти российского
общества второй половины XIX – начала XXI века (по материалам
нарративных источников) // Научно-технические ведомости СПбГПУ.
Гуманитарные и общественные науки. 2014. № 3 (203). С. 100–106.

Сосницкий Д. А. Историческая память о допетровской Руси в России
второй половины XIX – начала XXI вв. : дис. … канд. ист. наук.
СПб.: СПбГУ, 2015. 344 с.

Судьба мощей князя Владимира // Православная жизнь. URL:
http://pravlife.org/content/
sudba-moshchey-knyazya-vladimira

Толочко П.П. Цивілізаційний вибір Володимира Святого // Вісн. НАН
України, 2015, № 5. С. 38-41.

Федотов Г.П. Канонизация святого Владимира // Журнал Московской
Патриархии. 1999. № 7.

Филюшкин А.И. Изобретая первую войну России и Европы. Балтийские
войны второй половины XVI в. глазами современников и потомков. СПб.:
Дмитрий Буланин, 2013. 845 с.

Филюшкин А.И. Сотворение грозного царя: зачем Н.М. Карамзину был
нужен «тиран всея Руси»? // Тетради по консерватизму. 2016. № 4. С.
123-130.

Херасков М.М. Владимир. М.: в вольной типографии М. Пономарева,1809.
294 с.

Херасков М.М. Россияда, поэма эпическая. М.: в вольной типографии
Пономарева, 1807. 273 с.

Шенк Ф.Б. Александр Невский в русской культурной памяти: святой,
правитель, национальный герой (1263–2000) / авториз. пер. с нем. Е.
Земсковой и М. Ларинович. М.: Новое литературное обозрение, 2007.
589 с.

Шиженский Р.В. Неоязыческий миф о князе Владимире // Вестник
БГУ. 2009. №6. С. 250-256.

Шмелева В.А. Исторический выбор Святого князя Владимира в
формировании русского мировоззрения // Электронный журнал «Язык и
текст langpsy.ru». 2015. Т. 2. № 4. С. 137-141.

Электронный каталог РНБ. URL: http://primo.nlr.ru/primo_library/libweb/action/search.do


REFERENCES

Platt M. F. Kevin Terror and Greatness: Ivan and Peter as Russian
Myths. Ithaca, N.Y.: Cornell University Press, 2011. 294 p.

Abramenko N Obrazy svyatyh knyazej Vladimira, Borisa i Gleba v
pridvornom iskus-stve vremeni Ivana IV // Iskusstvoznanie. 2011. №
3/4. S.69-86.

Azbelev S.N. Ustnaya istoriya Velikogo Novgoroda // Vestnik
Pravoslavnogo Svyato-Tihonovskogo gumanitarnogo universiteta. Seriya
2: Istoriya. Istoriya Russkoj Pravoslavnoj Cerkvi. 2004. № 2. S.
27-36.

Bellyarminov I.I. EHlementarnyj kurs vseobshchej i russkoj istorii.
SPb.: D.D. Po-luboyarinov, 1891. 288 s.

Belousov V.S., Kuropatova E.S. Velikij knyaz’ Vladimir: Sovremennyj
obraz i ego istoricheskie korni [EHlektronnyj resurs] // YAzyk i
tekst langpsy.ru. 2015. Tom 2. №4. URL:
http://psyjournals.ru/langpsy/2015/n4/Belousov_Kuropatova.shtml

Buganov A.V. Russkaya istoriya v pamyati krest’yan XIX veka i
nacional’noe samosozna-nie. M.: In-t ehtnologii i
antropologii, 1992. 207 s.

Vasilik V.V. Obraz svyatogo ravnoapostol’nogo Vladimira kak carya v
drevnerusskoj gimnografii // Drevnyaya Rus’: vo vremeni, v
lichnostyah, v ideyah Palaiorwsia: en cronw, en proswpw, en
eidei. 2015. № 3. S. 169-175.

Vladimirskij A. Svyatoj ravnoapostol’nyj knyaz’ Vladimir (k
900-letiyu so dnya konchiny). 1015-1915. Vil’na: Vilen. sv.-duhov.
bratstvo, 1915. 19 s.

Galahov A. Istoriya russkoj slovesnosti (uchebnik dlya
sredne-uchebnyh zavedenij). SPb.: v tipografii morskogo
ministerstva, 1879. 252 s.

Dmitriev D. Knyaz’ Vladimir Krasnoe solnyshko. Povest’ iz pervyh
vremen hristi-anstva na Rusi. M.: tip. t-va I.D. Sytina, 1899.
352 s.

Esina T.A. Sakralizaciya obraza politicheskogo lidera i
nacional’naya konsolidaciya rossiyan: knyaz’ Vladimir Svyatoj kak
simvol gosudarstvennogo deyatelya i sovre-mennost’ // Izvestiya
Tul’skogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye nauki. 2014.
S. 128-140.

Efimenko A.YA. EHlementarnyj uchebnik russkoj istorii. Izd. 6-e.
Pg.: YA. Bashmakov i K°, 1917. 200 s.

Zrelyh D.L. Obraz svyatogo ravnoapostol’nogo Vladimira v ikonopisi
// Cerkov’ i iskusstvo / Pod red. M.L. Kosmovskoj. Kursk, 2015. S.
19-37.

Ilovajskij D.I. Kratkie ocherki russkoj istorii. M.: tip. M.G.
Volchaninova (b. M.N. Lavrova i K°), 1887. 406 s.

Ishimova A.O. Istoriya Rossii v rasskazah dlya detej. SPb.:
Al’fa, 1993. T. 1. 575 s.

Kireeva R.A. Nikolaj Ivanovich Kostomarov // Istoriki Rossii. XVIII
– nachalo HKH veka. M.: Nauchno-issledovatel’skij
«Skriptorij», 1996. S. 268-314.

Kirillin V. M. Obraz knyazya Vladimira Svyatoslavicha v rannih
drevnerusskih gomiliyah // Drevnyaya Rus’. Voprosy
medievistiki. 2014. № 2 (56). S. 32-48.

Kirpichnikov A. Istoriya russkoj literatury. Dlya uchashchihsya. M.:
tip. Gracheva i K°, 1869. 191 s.

Klyuchevskij V. Kratkoe posobie po russkoj istorii. M.,1906. (a)

Klyuchevskij V.O. Kurs russkoj istorii. M.: Sinodal’naya
tipografiya, 1906. T. I. (b)

Kniga Stepennaya carskogo rodosloviya. CHast’ pervaya // PSRL. SPb.:
Tip. M.A. Alek-sandrova, 1913. T. XXI. Pervaya polovina. 342 s.

Knyaz’ Vladimir, krasnoe solnyshko. Istoricheskij rasskaz (s
chetyr’mya risunkami). SPb.: red. zhurn. «CHtenie dlya
soldat», 1880. 37 s.

Knyaz’ Svyatopolk Okayannyj ili knyazhenie Vladimira
Krasnoe–Solnyshko. Istoriche-skaya povest’. M.: tip. EH.A.
Vil’de, 1876. 36 s.

Korotkij V. Knyazyu Vladimiru Svetlomu Zdravica. SPb.: B.i., 1895.
3 s.

Kostomarov N.I. Russkaya istoriya v zhizneopisaniyah ee glavnejshih
deyatelej. SPb., 1873.

Krivosheev YU.V., Sokolov R.A. «Aleksandr Nevskij»: sozdanie
kinoshedevra. Isto-richeskoe issledovanie. SPb.: Liki Rossii, 2012.
365 s.

Leont’eva O.B. Lichnost’ Ivana Groznogo v istoricheskoj pamyati
rossijskogo obshche-stva ehpohi velikih reform: nauchnoe znanie i
hudozhestvennyj obraz // Dialog so vremenem. 2007. № 18. S. 19–34.

Lomonosov M.V. Kratkij Rossijskij letopisec. SPb.: Imperatorskaya
Akademiya nauk, 1760. 75 s.

Milyutenko N.I. Svyatoj ravnoapostol’nyj knyaz’ Vladimir i
kreshchenie Rusi. Drev-nejshie pis’mennye istochniki. SPb.:
Izdatel’stvo Olega Abyshko, 2008. 573 s.

Mut’ya N. N. Ivan Groznyj: istorizm i lichnost’ pravitelya v
otechestvennom iskus-stve XIX-XX vv. SPb.: Aletejya Istoricheskaya
kniga, 2010. 490 s.

Nezelenov A.I. Istoriya russkoj slovesnosti dlya srednih uchebnyh
zavedenij. Izd. 4-e. CHast’ I. (s drevnejshih vremen do
Karamzina).SPb.: tip. M.M. Stasyulevicha, 1895.

Pervushin M.V. Informacionnaya vojna v Drevnej Rusi // Vestnik
slavyanskih kul’-tur. 2016. T. 41. № 3. S. 24-36.

Petrova M.V. Obraz velikogo knyazya Vladimira i tema kreshcheniya
Rusi v russkoj is-toricheskoj zhivopisi // Hudozhestvennoe
obrazovanie i nauka. 2014. № 1. S. 63-69.

Podgornaya I.A. Obraz knyazya Vladimira v russkoj literature //
Zabajkal’skie rozh-destvenskie obrazovatel’nye chteniya «Knyaz’
Vladimir. Civilizacionnyj vybor Rusi». CHita, 2014. S. 29-33.

Prebrazhenskij A.S. Vladimir (Vasilij) Svyatoslavich //
Pravoslavnaya ehnciklopediya. T. VIII. S. 707.

Sverdlov M.B. Vladimir Svyatoslavich Svyatoj – knyaz’ i chelovek //
Kul’tura slavyan i Rus’. M.: Nauka, 1998. S. 72-92.

Sinkevich N.A. Dva vektora pravoslavnoj identichnost’ na Ukraine
XVII v. Moskva i moskovity v proizvedeniyah Mogilyanskogo vremeni //
Drevnyaya Rus’ posle Drev-nej Rusi: diskurs vostochnoslavyanskogo
(ne) edinstva. M.: ROSSPEHN, 2017. S. 272-290.

Sinopsis ili kratkoe sobranie ot razlichnyh letopiscev o nachale
slavyanorossij-skogo naroda… Kiev: pechatano v Kievo-Pecherskoj
lavre, 1823. 105 s.

Sirenov A.V. Stepennaya kniga i russkaya istoricheskaya mysl’
XVI–XVIII vv. SPb.; M.: Al’yans-Arheo, 2010. 545 s.

Sluchevskij K. Gimn svyatomu knyazyu Vladimiru // Tagin F.A. byliny
i stihotvore-niya o knyaze Vladimire-Krasnoe Solnyshko i ego
bogatyryah. Pg.: K.N. Gubinskij, 1915. S. 30.

Smirnov YU.N. Gosudarstvennoe i duhovnoe nasledie svyatogo knyazya
Vladimira – svyazuyushchaya nit’ rossijskoj civilizacii, istorii,
kul’tury // Vera. Illyustri-rovannyj zhurnal Samarskoj Pravoslavnoj
Duhovnoj Seminarii. 2015. № 1 (19). S. 10-17.

Solov’ev D. Hvalebnaya pesn’ svyatomu ravnoapostol’nomu knyazyu
Vladimiru // Tagin F.A. byliny i stihotvoreniya o knyaze
Vladimire-Krasnoe Solnyshko i ego boga-tyryah. Pg.: K.N.
Gubinskij, 1915. S. 31.

Sosnickij D.A. Vladimir Svyatoj v istoricheskoj pamyati rossijskogo
obshchestva vto-roj poloviny XIX – nachala XXI veka (po materialam
narrativnyh istochnikov) // Nauchno-tekhnicheskie vedomosti SPbGPU.
Gumanitarnye i obshchestvennye nauki. 2014. № 3 (203). S. 100–106.

Sosnickij D. A. Istoricheskaya pamyat’ o dopetrovskoj Rusi v Rossii
vtoroj polovi-ny XIX – nachala XXI vv.: dis. … kand. ist. nauk.
SPb.: SPbGU, 2015. 344 s.

Sud’ba moshchej knyazya Vladimira // Pravoslavnaya zhizn’. URL:
http://pravlife.org/content/ sudba-moshchey-knyazya-vladimira

Tolochko P.P. Civіlіzacіjnij vibіr Volodimira Svyatogo // Vіsn. NAN
Ukraїni, 2015, № 5. S. 38-41.

Fedotov G.P. Kanonizaciya svyatogo Vladimira // ZHurnal Moskovskoj
Patriarhii. 1999. № 7.

Filyushkin A.I. Izobretaya pervuyu vojnu Rossii i Evropy. Baltijskie
vojny vtoroj poloviny XVI v. glazami sovremennikov i potomkov. SPb.:
Dmitrij Bulanin, 2013. 845 s.

Filyushkin A.I. Sotvorenie groznogo carya: zachem N.M. Karamzinu byl
nuzhen «tiran vseya Rusi»? // Tetradi po konservatizmu. 2016. № 4.
S. 123-130.

Heraskov M.M. Vladimir. M.: v vol’noj tipografii M. Ponomareva,1809.
294 s.

Heraskov M.M. Rossiyada, poehma ehpicheskaya. M.: v vol’noj
tipografii Ponomareva, 1807. 273 s.

SHenk F.B. Aleksandr Nevskij v russkoj kul’turnoj pamyati: svyatoj,
pravitel’, nacional’nyj geroj (1263–2000) / avtoriz. per. s nem.
E. Zemskovoj i M. Larinovich. M.: Novoe literaturnoe
obozrenie, 2007. 589 s.

SHizhenskij R.V. Neoyazycheskij mif o knyaze Vladimire // Vestnik
BGU. 2009. №6. S. 250-256.

SHmeleva V.A. Istoricheskij vybor Svyatogo knyazya Vladimira v
formirovanii russkogo mirovozzreniya // EHlektronnyj zhurnal «YAzyk
i tekst langpsy.ru». 2015. T. 2. № 4. S. 137-141.

EHlektronnyj katalog RNB. URL:
http://primo.nlr.ru/primo_library/libweb/action/search.do

Слов: 2895 | Символов: 20187 | Параграфов: 30 | Сносок: 45 | Библиография: 110 | СВЧ: 12

Владимир — Транссибирская магистраль

Москва и Санкт-Петербург являются яркими достопримечательностями России, но Золотое кольцо исторических городов к северо-востоку от Москвы позволяет увидеть очарование провинциальной России, от сонного города-музея Суздаль до порта Ярославль на Волге. Несколько городов здесь — бывшие столицы России. Эта плодородная земля лесов и лугов породила большую часть культурного наследия, которое Россия заново отмечает в постсоветскую эпоху.

Владимир — одна из древнейших русских общин. Он расположен в самом сердце исторической Владимирской области, в 180 км (115 миль) к северо-востоку от Москвы, на берегу реки Окаяма. Город был основан либо в 990 г., либо в 1108 г., в зависимости от историков. Большую часть двух веков (с 1157 до середины 1300-х) он был столицей Древней Руси.

Для многих туристов Владимир является отправной точкой на пути к прекрасному Суздалю, который находится всего в 50 минутах езды.Однако это прекрасный исторический город с прекрасными старинными зданиями и знаменитым Успенским собором, расположенным на вершине холма с видом на сельскую местность. Построенный из белого известняка, это был самый большой и самый важный собор Древней Руси, а его дизайн вдохновил великий собор Московского Кремля.

Внутреннее убранство собора занимает важное место в русском искусстве. Большинство фресок XII века было уничтожено монголами в 1238 году, но в 1408 году мастера-художники Андрей Рублев и Даниил Черный добавили новые фрески, в частности знаменитый Страшный суд.Иконостас — прекрасный образец барокко 1774 года. До 1238 года, когда татаро-монгольская Орда напала на Русь, Владимир был признан в православном мире самым важным городом после Константинополя и Киева. К сожалению, большая часть города погибла в ужасном пожаре, и к XIV веку растущий город Москва стал столицей Руси, а Владимир — захолустью.

Историческая хронология

990 Владимир основан князем Киевским Владимиром Святославовичем («Красное Солнце»)

1108 Владимир Мономах укрепляет город

1157 — 1439 Владимир становится столицей Северо-Восточной Руси

1238 Владимир сгорел во время татаро-монгольского нашествия

1299 Место Русской Православной Церкви перенесено во Владимир из Киева

1778 Владимир становится административным центром Владимирской губернии

1944 г. Владимир становится административным центром Владимирской области

1956 На окраине Владимира обнаружено городище Сунгирь (возраст 25000 лет)

1992 г. Владимирские «белокаменные» памятники архитектуры (Успенский собор, ул.Дмитриевский собор, Золотые ворота) внесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО

.

Киевская Русь — История средневековья Киева | Катя Добромищева

История Киевской Руси довольно долгая и сложная. Гипотетической датой основания Киева г. является 482 г. н.э. г., хотя достоверных научных подтверждений этому нет. Согласно легенде, основателями Киева и, возможно, его первыми князьями были Кий, Щек и Хорив.

Еще в начале IX века страны, окружавшие восточнославянский мир, ощущали его военную, дипломатическую и торговую активность.

В 882 году новгородский князь Олег объединил два важнейших восточнославянских политических центра — Новгород и Киев. Этим актом завершается длительный процесс политической консолидации основного ядра восточных славян и образования Древнерусского государства, сразу вошедшего в ряды крупнейших держав средневекового мира.

В 902 году князь Олег совершил поход на Константинополь, одержал победу, а в 911 году был подписан договор, по которому византийцы платили налоги Киеву и обязывались наладить с ним торговые отношения.

После смерти князя Олега в 912 году князь Игорь получил княжеский престол, но в 945 году был убит древлянским племенем, не согласившимся с увеличением налогов. Трон заняла его жена Ольга, правившая Киевской Русью до 969 года. В 955 году княгиня Ольга отправилась в Константинополь, где ее приветствовали император Константин VII и патриарх Феофилакт.

Согласно византийским хроникам, Ольга приняла христианство под именем Елена в честь св.Елены, равноапостольной.

Памятник княгине Ольге в Киеве

В 965 году князь Святослав, сын Игоря и Ольги, совершил военный поход на хазар, в результате чего Хазарский каганат прекратил свое существование.

В 970 году Святослав определил своим сыновьям уделы, по которым именно Ярополк унаследовал Киев, Олег — древлянскую землю, а Владимир — Новгород.

https://guideme.com.ua/tour-item/old-town-tour/

После гибели Святослава в битве с печенегами в 972 году началась междоусобная война его детей, в результате которой Олег умер в 977 году, и Владимир бежал из Киева в Новгород.Однако в 980 году Киевский престол занял Владимир, убивший своего брата Ярополка. Правление Владимира I Святославовича, позже названного Великим (в эпосе Владимира Красное Солнце), в Киеве длилось до 1015 года.

В 988 году киевский князь Владимир Великий принял христианство в Херсонесе, крестил 12 своих сыновья, а затем и киевляне, провозгласившие христианство государственной религией.

Во время киевского правления Ярослава Владимировича (1019–1054гг), позже названного Мудрым, Киевская Русь процветала: она достигла пика своего могущества как феодальное государство.Ярослав Мудрый утвердил первую летопись законов Руси — «Русскую правду».

Золотые ворота в Киеве Ярослава Мудрого

Также Ярослав построил собор Святой Софии Киевской , который сохранился до наших дней.

Собор Святой Софии Киевской, как палладий Киевской Руси, является одним из выдающихся памятников человеческого духа, архитектуры и изобразительного искусства Европы начала XI века.

Внутри собора сохранилась уникальная коллекция фресок и мозаик.

Киевская Русь быстро стала неотъемлемой частью тогдашнего международного сообщества. Особенно тесные связи были со славянскими странами — Болгарией, откуда письменность пришла на Русь, Чехию, Польшу. В конце X века — начале XI века на Русь побывало посольство Папы Римского. В начале XI века Ярослав Мудрый заключил союз с германским императором. Он установил связи с Англией. Сыновья английского короля Эдмунда долгое время жили в Киеве при дворе Ярослава.Одна из дочерей, Анна, вышла замуж за французского короля Генриха I, а другая, Елизавета, стала женой норвежского короля Харальда. Дочь последнего англосаксонского короля была замужем за внуком Ярослава Владимиром Мономахом. В феодальном мире такие династические браки были признанием политической власти Древней Руси.

В средние века основными путями были водные пути. С давних времен были хорошо известны такие важные водные артерии, как Великий Волжский путь «от варягов к арабам» и Днепровский «от варягов к грекам».Этими дорогами Русь была связана с разными землями и государствами. Купцы и товары из Руси были хорошо известны в Швеции, Дании, Германии, восточных землях, Византии. Торговые дворы Руси в зарубежных странах были своеобразными «торговыми представительствами» Киевской Руси.

Земля надежно сохранила для нас своеобразные «визитные карточки» широких торговых связей Киевской Руси. В сокровищницах, обнаруженных в слоях городов, стоящих на водных путях, есть русские шедевры и разные вещи, пришедшие к нам из других стран.Жизнь людей в средние века была полна опасностей и неожиданностей, поэтому они пытались скрыть свое богатство, но очень часто не могли вернуться. Известный тайник находится в Десятинной церкви в Киеве, а рядом с ним находится крупнейшее сокровище Древней Руси, с трудом умещающееся в два мешка, состоящих из золотых сосудов и золотых и серебряных украшений. Многие сокровища были спрятаны во время монголо-татарского нашествия — мы до сих пор находим закопанные монеты и вещи того времени, закопанные в землю, спрятанные в домах и церквях.И эти вещи рассказывают нам о достижениях ремесла и искусства Киевской Руси, о торговых отношениях с разными странами и о трагедии, которую пережили народы Руси.

После смерти Ярослава Мудрого Киевское княжество унаследовал его сын Всеволод, после смерти которого в 1093 году Святополк, умерший в 1113 году, стал князем Киевским.

В 1113 году Киевский престол унаследовал Владимир Мономах , сын Всеволода и Анны, дочери византийского императора Константина Мономаха.Он продолжил политику своего деда Ярослава Мудрого, пытаясь подчинить своему влиянию других князей. Во время его правления Киевское государство стало крупнейшим государством Европы, земли которого простирались от Балтийского моря до Тамани.

Киев, XII век

Киев, 2018

Мстислав Великий , сын Владимира Мономаха, взошедший на престол в Киеве в 1125 году, продолжил свои походы на половцев, вытесняя их за Дон и Волга, и обеспечение северо-западных границ Киевской Руси, и походы против чудовцев и литовцев.

Однако в 1155 году Киевский престол занял Юрий Долгорукий : несколько лет он боролся за него со своим племянником Изяславом. Это привело к дальнейшему ослаблению Киева.

В 1169 году Андрей Боголюбский захватил Киев и укрепил свое единоличное владычество, но он изменил столицу Кьявной Руси и перенес двор во Владимир. Киев был разграблен его войсками и перестал быть центром и столицей.

После татаро-монгольского нашествия на земли Южной Руси и полного разорения Киева древнее государство Киевская Русь распалась на самостоятельные княжества — Киевское княжество, Переяславское княжество, Черниговское княжество, Галицко-Волынское княжество, Владимиро-Суздальское княжество, Рязанское княжество, Полоцкое княжество, Новгородская земля и другие.

В XI веке степи нынешней Украины заняты половцами, а в XIII веке происходит отток населения бывшей Киевской Руси на восток, где переселенцы основали новые города (Звенигород, Вышгород, Галич и др.) и др.)

В 1299 году Киевский митрополит переехал во Владимир на Клязьму, а с 1354 года территория епархий под властью Киевского митрополита стала называться Макра Росья — Великая Русь, а с 15 века это название использовалось для обозначают Московское государство, которое называлось Москвой.

В 1303, гг. Была создана Галицкая митрополия , охватившая шесть епархий, которые, согласно византийским летописям, в 1395 г. назывались Микра Росия — Малая Русь (Малая Россия) в отличие от Великой России.

Первый каменный храм — Десятинная церковь

Если вас интересует период истории Украины Киевская Русь, рекомендуем посетить Киев:

  • +380 66067 90 89 WhatsApp, Viber, SMS, Звонит по телефону
  • info @ guideme.com.ua
  • Skype: Guide me UA
  • www.guideme.com.ua

Также подписывайтесь на нас в Instagram, Twitter и Facebook.

На страже нового года: Илья Муромец — известный и неизвестный

Это первый праздник, который наступает сразу после Нового года и остается незамеченным в ослепительных брызгах январского веселья. Наверное, потому, что он не сопровождается какими-то традиционными действиями, такими как колядование, гадание или купание в проруби. Однако православные церкви и монастыри не забывают о нем. Потому что 1 января Церковь отмечает день памяти святого Ильи Муровлянина, воина, святого защитника Земли Русской, которого мы лучше знаем под именем Ильи Муромца.

Воины народных сказок воспринимаются большинством как совершенно сказочные герои. Однако ученые считают, что фактическая основа басен — это отражение реальных фактов нашего прошлого. Лучше всего эту мысль выразил академик Дмитрий Лыхачев: «… древнерусская литература не знала вымышленных героев и сюжетов.Всегда были описаны реальные исторически значимые люди и события. Даже если автор добавил в свой рассказ странные и фантастические штрихи, это не было умышленной выдумкой, потому что писатель и его читатели верили в правдивость написанного. Естественно, века и невзгоды, пролетевшие с момента зарождения национального эпоса, особенности его устного существования, широта распространения, а также региональные различия в фольклорных традициях не могли не наложить его отпечаток на содержание и форму былины.Отсюда их многочисленные анахронизмы: вместо Печенигов, половцев и татар — только татары; Владимир Великий («Красное Солнце») вместо Владимира Мономаха и других князей; упоминания о реалиях, неизвестных во времена раннего средневековья Киевской Руси; довольно условные описания сражений; и, конечно же, наделение героев дополнительными человеческими способностями. Более того, на момент создания первого эпоса в народном языке не было понятия «воин».Милиционеров называли «хоробр» (славянское слово). Впервые слово «воин» упоминается в Ипатьевской летописи — в заметке, посвященной трагическому захвату Киева ордами Батыя в 1240 году. Причем «героями» называют не отважных защитников города, а монгольских вождей, смешение на славянскую манеру монгольского «баатор» или старотюркского «бахатур». Вот три главных героя национального эпоса — Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович — вполне реальные люди.

Однако встретиться в реальной жизни они не могли, потому что жили в разные годы и даже века.

Добрыня, по свидетельству летописцев, приходился братом матери Владимира «Красное Солнце», которая сначала была писарем, а потом стала законной женой великого князя Святослава Малуши, то есть жил в Х веке. Между прочим, это подтверждается его славянским именем, из тех, что давались детям еще до христианизации Киевской Руси. По отцовской линии «Никитич», по мнению исследователей, сменилась более привычная форма отчества «Ныскыныч», из сохранившегося в некоторых летописях второго имени его отца — древлянского князя Мала — Ныскиня.

Алеша, точнее Александр Попович жил на рубеже XII-XIII веков, был ростовским ополченцем и славным рыцарем — одним из главных героев Липецкой битвы (1216 г.), погиб вместе со многими «храбрами». и русские князья в битве с татарами при Калке в 1223 году. В одном из эпосов есть такие слова о его происхождении: «… Олеша — сына ростовского папы по имени Левонтий теперь зовут Поповичем».

Но о центральной фигуре многих былин — Илье Муромце не сохранилось достоверных сведений.Хотя мы точно знаем место его захоронения, и это проливает совершенно неожиданный свет на его жизнь.

… Сверкающие огни в темноте. Причудливые тени на грубых стенах. Приглушенные голоса, шепот, треск свечей. В склепах и нишах есть специальные сундуки по форме гроба, в которых хранятся святые мощи. Религиозные крестятся и кланяются могилам. Их называют Антониевы или, как их часто называют, Ближние пещеры Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры. Среди самых почитаемых святых, нашедших здесь место вечного покоя, — святитель Илья Муровлянин.Тот самый Илья Муромец.

Первое письменное упоминание о хранении мощей Ильи Муромца в пещерах Лавры датируется 1594 годом. Это запись о посещении Пещер, оставленная в дневнике посла германского императора Рудольфа Эрика Лисотти. Он не только упоминает необычного «великана или героя», но и замечает свое киевское прозвище «Чобиток» и рассказывает местную легенду о происхождении этого имени. Похоже, на Илью как-то напали враги. В тот момент он как раз натягивал сапог и, поскольку другого оружия под рукой не было, начал отбиваться вторым ботинком, с помощью которого победил всех нападающих.

Иван Лукьянов, который, путешествуя по Святой Земле, тоже ехал в Киев, пишет о святом Илье Муромце: «Я побывал в пещере Антоньева и увидел храброго воина Илью Муромца, лежащего под золотым покрывалом; его левая рука пронзена копьем, все покрыта язвой, а на правой руке изображен крестик … »

В известной книге Афанасия Калнофойского «Тературхима» упоминается даже дата смерти святого Ильи, которая произошла за 450 лет до ее написания, то есть он умер примерно в 1188 году.

Безусловно, могила легендарного героя была хорошо известна киевлянам. А с учетом того, что Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра почти всегда была одним из самых почитаемых монастырей Киевской Руси, а рассказы ее преподобных отцов были широко распространены в народе, логично, что Илью Муромца почитали как святой рыцарь не только в Киеве.

И в своем эпическом образе Илья обладал всеми лучшими моральными качествами, которыми мог обладать только защитник Отечества.Неудивительно, что сказители наделили Илью такими словами: «Как дерутся двое русских — надо говорить, если русские дерутся с иноверцами — нужна помощь, а если дерутся двое иноземцев — надо уходить». («Битва Добрыны с Дунаем».) Недаром среди десятков эпических сюжетов, в сотнях их вариантов нет ни одного, где бы герои принимали участие в междоусобных боях.

Мысль о том, что они защищали родную землю только от внешнего врага, стала ключевой в большинстве произведений, посвященных нашей древней литературе.Но присутствие христианских мотивов в нашей героической поэзии менее ощутимо. Хотя наши рыцари воевали не только за родину, но и за православную веру. И их было, как отмечается в некоторых былинах, «богатырей двенадцать, Илья тринадцатый». Сколько апостолов!

Главный защитник веры — это, конечно же, Илья Муромец. Более того, он не только защитник, но и носитель христианских ценностей. Илья никогда не уничтожал врага без крайней нужды. Он победил, попал в плен, пошел к князю, но только исключительные обстоятельства заставили его кого-нибудь убить… А найдя клад, отдал на строительство церкви, в которой потом был похоронен (этот сюжет встречается в некоторых вариантах эпоса «Три путешествия Ильи Муромца»). Это случайно? И случайно ли Илья был спасен от смерти «крестом», потому что копье попало в этот крест, как сказано в эпосе «Илья Муромец и сын»?

Конечно, нет! Это только указывает на его особое отношение к христианству. И в связи с этим становится понятно и легко объяснить, почему Илья Муромец принадлежит к чину православных святых.

Кстати, то, что этот святой был не только воином, но и монахом, не имеет ничего особенного для истории: достаточно упомянуть только легендарных монахов Троице-Сергиева монастыря — героев Куликовской битвы — Александра Пересвет и Родион Осляб.

До сих пор многие ученые сомневались, что преподобный Илья Муровлянин, мощи которого хранятся в Киево-Печерской Лавре, и эпический герой Илья Муромец — одно и то же лицо. Известный советский историк Рыбаков, исходя из того, что большинство былин, главным героем которых является Илья Муромец, относятся к «Владимирскому» (или киевскому) циклу, считал, что его возможный прототип мог жить только во времена Владимира. «Красное солнце», с которым тесно связано начало широкой христианизации Руси.Вопрос о христианском имени Ильи и его родителей (по некоторым данным, родителей Ильи звали Иван Тимофеевич и Ефросиния Поликарповна), родившихся до христианизации, академик просто проигнорировал.

Еще одним поводом для сомнений стала неполная тождественность прозвища эпического героя со вторым именем Святой Илья. Ведь в былинах есть не только форма «Муромец», но и не совсем привычная — «Муровец», как, например, в эпосе «Илья Муромец и разбойники», записанном на Дону, в Деревня Есаул в 1905 году.Есть и другие формы этого прозвища, похожие на Муромец, которые можно найти в других сказках о славном герое. То есть широко была распространена не только «каноническая» форма имени, но и другие его разновидности, и трудно сказать, какая из них ближе к исходному звучанию. Однако главное не в форме «Муромец-Муровец-Муролвянин-Моровлин», которая по средневековой традиции берет свое начало от места своего рождения, а в букве «v» в середине его прозвища.

«В» — это не мелочь! Всего одно письмо, но оно убеждает в том, что наиболее распространенная версия о том, что Илья родился в городе Мур на территории современной России, сомнительна.

Скорее всего, Илья происходил не из Мурома, а из летописного города Моровийск Черниговской области (ныне село Моривск Козелецкого района Черниговской области). Город находился на пути из Чернигова в Киев. Кстати, протяженность маршрута от Моравии до Киева, которая составляет около 100 км, подтверждает эту версию, протяженность от Мурома в десять раз больше.Так что, если бы Илья действительно жил в Муроме первые десятилетия своей жизни, он вряд ли пошел бы работать на службу киевскому князю, ведь рядом были другие города. Ведь в те времена между Муромско-Рязанским и Киевским княжествами находились Черниговское, Новгород-Северское и Переяславское княжества, и их правители тоже нуждались в сильных воинах. Но пойти в «хоробы» киевского князя было вполне логично для Ильи из Муровийска.

Если бы не изучение представителей совершенно другой области знаний, ученые и рядовые любители истории усомнились бы в том, является ли святой Илья Муровлянин и эпос Илья Муромец одним человеком.Они блестяще подтвердили идентичность фольклорно-литературного персонажа и реального человека. Исследования проводились сравнительно недавно — в 1988-1990 гг. Затем святые мощи святых отцов Лавры исследовали члены межведомственной комиссии Министерства здравоохранения Украины.

Таким образом, исследование нетленных останков святого Ильи Муровлянина показало, что он был очень высок по тем временам — 177 сантиметров (рост остальных святых отцов не превышал 170 сантиметров).У него было чрезвычайно сильное тело и развитая мускулатура, имелись следы многочисленных травм и ран, переломы ребер и правой ключицы, он скончался от проникающего ранения в грудь плоским острым оружием (скорее всего, копьем). При этом, как писал Иван Лукьянов, левая рука Ильи также была пронзена копьем. Может быть, тем копьем, которое смертельно ранило область сердца. И самое интересное: как и эпический герой, святой Илья в молодые годы страдал тяжелым заболеванием позвоночника, что даже привело к определенной функциональной перестройке его тела…

Московский судебно-медицинский эксперт Сергей Никитин возобновил физический облик Ильи Муромца (вернее Муровца?) По методике профессора Михаила Герасимова. Глядя на него, сложно не упомянуть центрального персонажа картины Виктора Васнецова «Богатыри». Поражает сходство образа, который художник видел в своем воображении, и своего реального прототипа.

Нам ничего не известно о последних днях святого Ильи Муровлянина. Известно лишь то, что происходило во время правления киевского великого князя Святослава Всеволодовича, во время третьей волны половецких набегов на Русь.Мы не знаем, когда он дал монашеский обет. Можно только сказать, что святой Илья скончался от ран где-то в восьмидесятых годах XII века, во время третьей волны половецких набегов на Русь. Возможно, он получил смертельный удар во время одного из походов великого князя Киевского Святослава Всеволодовича против половцев. Он стал официально канонизированным в 1643 году среди более чем шестидесяти лаврских святых. Его жизнь продолжается веками — в фольклоре, литературе, кино, живописи, музыке и даже в названии самого известного самолета времен Первой мировой войны (кстати, разработчик Игорь Сикорский).Но главное, что его помнят десятки поколений соотечественников.

Владимир

  • 345 000 (данные 2010 г.)
  • 988 год
  • 124,59 кв. Км
  • 56 ° 9 ‘с.ш. 40 ° 25’ в.д.

Столица Владимирской области

Архитектурный ансамбль Владимира — памятник средневековой архитектуры.

Название города вызывает споры среди историков, которые все еще пытаются выяснить, в честь какого князя Владимира он назван: Владимира Красного Солнца, который окрестил Древнюю Русь, или Владимира Мономаха, жившего столетием позже.

В 7 веке Владимир стал столицей Древней Руси. Этот статус еще больше укрепил переезд российских митрополичьих епископов во Владимир. В 14 веке город уступил место Москве, хотя титул правителей государства князь Владимирский по-прежнему упоминался перед титулом князя Московского.Позже Владимир стал духовным центром государства.

Сейчас город входит в Золотое кольцо — популярный туристический маршрут по древним городам России.

Город гордится и своими спортивными достижениями. Владимир — родной город известного гимнаста и многократного олимпийского чемпиона Николая Андрианова, одного из лучших гимнастов 1980-х, чемпиона мира Юрия Королева, защитника сборной СССР по футболу 1970-х Валентина Афонина.

Интересные факты

Старое название города — Владимир-на-Клязьме.Иногда его до сих пор используют, чтобы отличить его от города Владимир в Украине. Во Владимире работал великий русский иконописец Андрей Рублев. В местных церквях сохранились росписи Рублёва.

Во Владимире проживают популярный актер Алексей Баталов, диктор Юрий Левитан и режиссер Андрей Житинкин.

Поэт-символист Константин Бальмонт родился под Владимиром.

Успенский собор, Дмитриевский собор и Золотые ворота, внесенные в список всемирного наследия ЮНЕСКО, являются важнейшими архитектурными памятниками Владимира.

Граждане зарубежных стран, участвующие в Эстафете Олимпийского огня «Сочи 2014» во Владимире:

Карлсунд Трейси Анн

Мяцелица Екатерина Васильевна

de Groot Peter Maarten

Российская атомная подводная лодка произвела испытательные испытания 4 ракет

Автор: ВЛАДИМИР ИСАЧЕНКОВ, Associated Press

Размещено: / Обновлено:

На этой фотографии, взятой из видео, распространенного пресс-службой Минобороны России, межконтинентальные баллистические ракеты запускаются атомной подводной лодкой ВМФ России «Владимир Мономах» из Серы в Охотске в субботу, декабря.12 февраля 2020 года. Подводная лодка успешно провела испытания четырех межконтинентальных баллистических ракет, продемонстрировав готовность национальных средств ядерного сдерживания. (Пресс-служба Минобороны РФ через AP)

МОСКВА (АП) — Российская атомная подводная лодка в субботу успешно провела испытания четырех межконтинентальных баллистических ракет, продемонстрировав готовность ядерных сил Москвы в условиях напряженности с США.

Минобороны сообщило, что подводная лодка Тихоокеанского флота «Владимир Мономах» произвела быстрый последовательный пуск четырех ракет «Булава» с подводной позиции в Охотском море.Их фиктивные боеголовки поразили указанные цели на полигоне Чиза в Архангельской области на северо-западе России на расстоянии более 5500 километров (более 3400 миль), говорится в заявлении министерства.

«Владимир Мономах» — одна из новых атомных подводных лодок класса «Борей» с 16 ракетами «Булава», каждая из которых призвана служить ядром военно-морского компонента ядерных сил страны на десятилетия вперед. Другая подводная лодка того же типа произвела аналогичный пуск четырех ракет Булава в 2018 году — дорогостоящая демонстрация эффективности ядерных средств сдерживания страны, имитирующих условия крупного ядерного конфликта.

В своем докладе президенту Владимиру Путину министр обороны Сергей Шойгу сказал, что субботний пуск завершил начавшиеся в среду крупномасштабные учения стратегических ядерных сил России. В рамках этих маневров еще одна российская атомная подводная лодка также выполнила учебный пуск межконтинентальной баллистической ракеты из Баренцева моря, наземная межконтинентальная баллистическая ракета была запущена с объекта Плесецк на северо-западе России, а также осуществлен пуск стратегических бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95. крылатые ракеты по испытательным целям на арктическом полигоне.

Россия расширила свои военные учения в последние годы на фоне напряженности в отношениях с Западом, поскольку отношения упали до минимума после окончания холодной войны после аннексии Москвой в 2014 году украинского Крымского полуострова.

Серия запусков ракет произойдет менее чем за два месяца до истечения срока действия нового договора о СНВ между США и Россией в начале февраля. Москва и Вашингтон обсуждали возможность его продления, но пока не смогли преодолеть свои разногласия.

Новый СНВ был подписан в 2010 году У.С. Президент Барак Обама и президент России Дмитрий Медведев. Он ограничивает каждую страну не более чем 1550 развернутыми ядерными боеголовками и 700 развернутыми ракетами и бомбардировщиками и предусматривает широкие инспекции на местах для проверки соблюдения.

После того, как и Москва, и Вашингтон вышли из Договора о ракетах средней и меньшей дальности 1987 года в прошлом году, новый договор СНВ — единственная оставшаяся сделка по контролю над ядерными вооружениями между двумя странами, которая все еще действует.

Сторонники контроля над вооружениями предупредили, что истечение срока его действия снимет любые проверки на U.С. и российские ядерные силы в ударе по глобальной стабильности.

Святославич, Враждебный питомец. Divo Times Владимира Красное Солнце, Вельтман | …

bol.com | Святославич, Враждебный питомец. Диво Таймс Владимира Красное Солнце, Вельтман | …

Слуитский венстер

Jouw cookievoorkeuren

Om bol.com voor jou nog beter te maken, gebruiken wij altijd functionele en analytische cookies (en daarmee vergelijkbare technieken).Ook Willen we cookies plaatsen om je bezoek aan bol.com en onze communication naar jou makkelijker en persoonlijker te maken. Met deze cookies kunnen wij en derde partijen jouw internetgedrag binnen en buiten bol.com volgen en verzamelen. Hiermee passen wij en derden onze веб-сайт, приложение, реклама и общение с интересами. Мы говорим о cookievoorkeur op в учетной записи Je. Als we je account op een ander apparaat herkennen, hoef je niet opnieuw de keuze te maken. Дверь op ‘acceptpteren’ te klikken ga je hiermee akkoord.Je kunt je cookievoorkeuren altijd weer aanpassen. Lees er meer в ons cookiebeleid.

Ga naar zoeken
Ga naar hoofdinhoud

Характеристики продукции

Inhoud

Биндвейзе

Твердая обложка

Verschijningsdatum

января 2018

Аантала пагины

112 страниц

Illustraties

В девичестве

Overige kenmerken

Тип письма Extra Groot

В девичестве

Gewicht

289 г

Таал

RU

Верпаккинг породы

148 мм

Verpakking hoogte

8 мм

Verpakking lengte

210 мм

Je vindt dit artikel in

Категории

Фервахт более 10 недель

Levertijd
Мы делаем все, что угодно, по артикулу на tijd te bezorgen.Het is echter in een enkel geval mogelijk dat door omstandigheden de bezorging vertraagd is.

Bezorgopties
We bieden verschillende opties aan voor het bezorgen of ophalen van je bestelling. Welke opties voor jouw bestelling beschikbaar zijn, zie je bij het afronden van de bestelling.

Подсказка

Веркооп дверь bol.com

В winkelwagen

Op verlanglijstje

Wat je kan verwachten:

  • Prijs inclusief verzendkosten , дверной болт verstuurd.com
  • Ophalen bij een bol.com afhaalpunt mogelijk
  • 30 dagen bedenktijd en gratis retourneren
  • Dag en nacht klantenservice

{«pdpTaxonomyObj»: {«pageInfo»: {«pageType»: «PDP», «language»: «nl», «website»: «bol.com «},» userInfo «: {},» productInfo «: [{» productId «:» 9200000092261563 «,» ean «:» 9785519600019 «,» title «:» Светославич, Враждебный питомец. Divo Times Владимира Красного Солнца »,« цена »:« 24,81 »,« categoryTreeList »: [],« кирпич »:« 10000926 »,« чанк »:« 80007266 »,« издатель »:« Book On Demand Ltd. «,» author «:» Велтман «,» averageReviewRating «:» 0.0 «,» seriesList «: [],» sellerName «:» bol.com «,» uniqueProductAttribute «:» BINDING-Hardcover «}]}}

{«pdpAnalyticsObj»: {«pageInfo»: {«pageType»: «PDP», «country»: «NL», «shoppingChannelContextTypeAndDeviceType»: «www.bol.com, DESKTOP «,» canonicalUrl «:» https://www.bol.com/nl/f/svetoslavich-hostile-pet-divo-times-of-vladimir-the-red-sun/9200000091559589/ «} , «product»: {«productId»: «9200000092261563», «title»: «Святославич, Враждебный питомец. Divo Times Владимира Красного Солнца «,» категория «:» «,» марка «:» «,» кирпич «:» 10000926 «,» продавец «:» 0 _ «,» заказ «: правда,» цена «:» 24.81 «,» categoryNumbersFlattened «: []}}}

Пуск ГД на танкере «Владимир Мономах» постройки «Звезда

»

Судостроительный комплекс «Звезда» провел первичный пуск главного двигателя танкера Aframax Владимир Мономах, сообщает пресс-центр Роснефти.

Завершены все пуско-наладочные и малярные работы, а также ввод в эксплуатацию систем пожаротушения.

Танкер готовится к ходовым испытаниям, по завершении которых он будет передан заказчику — ОАО «Роснефтефлот» (дочернее предприятие «Роснефти»).

Танкеры Афрамакс предназначены для перевозки сырой нефти в неограниченном районе плавания.

Длина судна 250 метров, ширина 44 метра, дедвейт 114 тысяч тонн, скорость 14.6 узлов, ледовый класс ICE-1A. На корабле будет вертолетная площадка.

Первый танкер Афрамакс был заложен 11 сентября 2018 года в присутствии Президента Российской Федерации Владимира Путина. Корабль был спущен на воду в мае 2020 года с опережением графика.

Судостроительный комплекс «Звезда» строится на Дальнем Востоке консорциумом инвесторов «Роснефти» по поручению Президента России Владимира Путина. На судостроительном комплексе «Звезда» уже введены в эксплуатацию следующие объекты: корпусный цех, покрасочные камеры, открытый тяжеловесный достроечный эллинг, оборудованный парком уникальных кранов и современной транспортной системой, плавучий переносной док.Построенные цеха позволили приступить к постройке ряда кораблей до завершения второй очереди.

На данный момент портфель заказов верфи превышает 40 судов. Среди них 12 танкеров типа «Афрамакс», в том числе 10 судов, заказанных «Роснефтефлотом». Продолжается строительство пяти танкеров.

Суда, работающие на СПГ, будут в центре внимания конференции 4 «Флот СПГ, бункеровка СПГ и альтернативы». Мероприятие, организованное ИАА «ПортНьюс», состоится в Москве 28 октября 2020 года. О мероприятии >>>>

Связанные ссылка :

Первый российский танкер класса Афрамакс «Владимир Мономах» спущен на воду на заводе «Звезда» >>>>

.