Содержание

Читать Время собирать камни онлайн (полностью и бесплатно)

Елена Михалкова Время собирать камни

Дом разговаривал.

Вопросительно и тревожно скрипел половицами.

Шуршал чем-то на чердаке.

Скрипел дверью:

— Кто-о здесь?

И, тоном выше, закрываясь:

— Вы-ы?

Даже дождь, барабанящий по крыше этого дома, рассказывал не обыкновенную свою историю, одну и ту же, только на тысячи ладов повторяемую на других крышах, а неповторимую, особенную, каждый раз новую.

Даже рябина перед домом, при сильном ветре клонившаяся до окон, шелестела о чем-то непонятном, сообщая дому то, что он и сам уже знал.

Когда Тоня пыталась описать это мужу, Виктор только отмахивался от нее. Она и сама чувствовала, что получается неуклюже, вовсе не так, как она воспринимала происходящее вокруг нее, как если бы она рассказывала сон. Но это был не сон. Дом разговаривал.

Глава 1

Ну что ж, значит, все получилось. План начал работать.

Все готовилось столько лет… Никакая случайность не должна помешать. Впрочем, случайностей не будет. Во всяком случае, непредвиденных случайностей. А все остальное — в моих руках…

Мне хочется сжать их на твоем горле уже сейчас и с наслаждением слушать, как ты хрипишь, непонимающе глядя в мое лицо… Но нужно ждать. Просто убить — недостаточно. Нет, недостаточно. Должно получиться настоящее шоу.

Декорации готовы.

Очередь за актерами.

Переезд состоялся в конце августа, в дождливый, ветреный день, совершенно осенний и слякотный. Тоня упаковывала вещи одна — Виктор работал. Она заботливо обертывала углы шкафов, заворачивала в газеты ненужные сервизы, обкладывала тряпками свою швейную машинку. Хлопотала.

Вечером, придя с работы, Виктор оценил результат ее трудов, усмехнулся и потрепал жену по голове. Правда, трепать было не особенно удобно, потому что гладкая Тонина коса была заплетена туго, как ее учила еще бабушка, чтобы волосинки не выбивалось. «Сколько раз говорил! — с некоторым раздражением подумал Виктор. — Сделала бы себе нормальную прическу, современную… Вихры какие-нибудь, мелирование или что там модно. Нет, ходит с косой, как бабенка деревенская. Ладно, вода камень точит».

Разгрузились быстро. Грузчики бодро повыкидывали вещи из машины и уехали, обдав Виктора и Тоню на прощанье тучей выхлопных газов. По контрасту с чистым воздухом машинная вонь воспринималась особенно резко.

— Ну что, — усмехнулся Виктор, когда они прошли в сад, — теперь это все наше. Ты посмотри, красота какая! Я, когда еще маленький был, больше всего в деревне сад любил. Знал бы тогда, что он моим будет…

Он мечтательно вдохнул воздух, пропахший летом и яблоками. Наконец-то! Наконец-то они уехали из вонючей Москвы, полной людей, машин, битком набитой какими-то чурками, понаехавшими с просторов всей России… Черт возьми, в метро же ездить невозможно — везде нищета, грязь, крики. Ну да, шум мегаполиса, мать его! А здесь — тишина. Лес через триста метров от околицы. Виктор, когда совсем маленький был, боялся, что оттуда волки придут. Волки и в самом деле тогда еще были в лесу, правда, в деревню никогда не заходили. Все ж не тайга, всего-то пятьдесят километров от столицы. Теперь многое, конечно, другим стало. Деревня чуть не в три раза выросла, да и дома появились такие… богатые дома, прямо скажем.

— Вить!

Виктор вздрогнул от голоса жены и, поискав ее глазами, обнаружил, что она стоит в огороде.

— Что?

— Иди-ка сюда, посмотри!

— Что там такое?

Виктор прошел между деревьями и оказался на заросшем поле.

— Ну, ты чего? — наклонился он к жене, сидевшей на корточках.

Тоня подняла на него глаза:

— Смотри, ужики!

Под ногами у нее, в густой траве, лежали, сплетясь, семь-восемь ужей, совсем небольших. На Тоню с Виктором они не обращали ни малейшего внимания.

— Хм, и в самом деле.

Виктор поддел клубок веточкой, и один из ужат недовольно зашипел.

— Ой, Вить, ты ему не мешай. Они так греются.

— А ты откуда знаешь, осведомленная ты моя?

Тоня взглянула на Виктора с усмешкой:

— Образованный ты мой, я ведь баба простая, деревенская. У нас ужей под каждым домом по десятку было. Вы-то люди городские, интеллигентные, в деревню на каникулы приезжали, а мы весь год там жили.

— Да ладно тебе… У вас вообще не деревня была, а пригород, если хочешь знать.

— Ну и что, что пригород? Дом-то нормальный, деревенский. Похуже, чем этот, но все-таки… Мы хоть всего три года так прожили, но ужей-то я насмотрелась на всю жизнь вперед.

— Хватит ностальгировать, — помолчав, сказал Виктор, — пошли вещи разбирать. Теперь нам твой неоценимый опыт ой как пригодится. То есть не нам, а тебе, конечно.

Тоня бросила последний взгляд на блестящий черный клубок и пошла к дому.

Вся следующая неделя прошла в хлопотах.

Дом казался огромным. Тоня никак не могла понять: всего четыре комнаты, ну, еще две на чердаке, заваленные всяким хламом, — откуда же берется ощущение большого пространства? Она раз за разом обходила дом, пытаясь привыкнуть к нему, но пока у нее не очень получалось.

Когда вещи разобрали, стало очевидно, что почти все им нужно покупать заново. Дело было не в том, что вещи повредили при переезде, нет. Просто полки, стулья, маленький столик, шкафчик, прекрасно вписывавшиеся в стиль их городской квартиры, здесь казались какими-то неуместными, неправильными, лишними, что ли… Конечно, все было расставлено по местам, но резало глаз.

— Вить, надо бы мебель новую подобрать, — попросила Тоня мужа.

— А старая что?

— А старая не подходит.

— Не выдумывай. К чему не подходит?

— К дому.

— К чему?

— К дому, — упрямо повторила Тоня. — Ему эта мебель не нравится.

— Слушай, дорогая моя, если бы ты была у меня дизайнером интерьеров, я бы еще с тобой согласился. Но ты у меня кто по образованию, любимая?

— Вить, ты же знаешь, зачем же спрашиваешь?

— Затем, чтобы ты ерундой не занималась. Мебель вполне нормальная. Правда, шкафчик пластиковый и правда не очень в кухне смотрится, тут я с тобой согласен, но все остальное вполне хорошо. Да ладно, Тонь, ты чего? — удивился он, заметив, что она отвернулась с расстроенным лицом. — Тебя настолько наши стулья не устраивают?

Она молча кивнула.

— Господи, ну так в субботу поедем в «Икею» и купим новые.

— Серьезно, Вить, поедем? — обрадованно глянула на мужа она.

— Да конечно, не расстраивайся ты из-за такой ерунды! Вот нашла проблему… Раз уж я тебя сюда вытащил, моя драгоценная супруга, — Виктор обнял ее за талию, — я хочу, чтобы тебе здесь было комфортно. Тебе комфортно?

Тоня кивнула, потеревшись об него щекой, и это не было такой уж неправдой. За неделю, проведенную один на один с домом, она начала привыкать к нему.

Два месяца назад, когда Виктор привез Тоню к большому яблоневому саду за забором, она даже не сразу увидела сам дом. У нее мелькнула мысль, что она чего-то не поняла, дома нет и придется только еще строиться. Эта мысль ее обрадовала, но уже в следующую секунду Виктор протягивал руку:

— Смотри, красота какая, правда?

Тогда она разглядела. За большими, раскидистыми, с корявыми старыми ветвями яблонями виднелся где-то далеко темный дом. Тропинка заросла, и им пришлось продираться между кустов черноплодки, чтобы подойти к нему. Когда Тоня наконец выбралась из зарослей, она остановилась, пораженная.

В подмосковном Одинцове, в котором Тонина семья прожила три года, она видела добротные дома, но этот превосходил их все. Вроде обычный пятиоконный дом, но весь украшенный резьбой. Наличники, конек на крыше, косяки вокруг двери, навес над крыльцом — на всем была резьба, мелкая и крупная, какие-то завитки, птицы, лошади, цветы… Даже потемневший от времени, дом был очень красивым. Все здесь делалось с любовью, подумала Тоня, и очень долго.

Виктор уселся на землю. Куплю, думал он, куплю, что бы она ни сказала. Неужели это может не понравиться?

— Ну как тебе? — нарочито равнодушно спросил он.

— Вить, у меня даже слов нет! — восхищенно воскликнула Тоня, и он обрадовался. — Я такой красоты еще никогда не видела. А сад какой изумительный!

— Да, яблокам почтальоновым вся деревня завидовала. Да и вообще дому — дядя Гриша все на совесть делал, — заметил Виктор. — Ну что, переезжаем?

И они переехали.

Тоня вставала рано. Ей нужно было приготовить завтрак, потому что Виктор терпеть не мог разогревать вчерашнюю кашу и вообще три дня подряд кашей на завтрак питаться не мог. Приходилось выдумывать что-нибудь вкусное, хоть и на скорую руку: вареники, оладьи, творожники. За время их недолгой еще совместной жизни он очень быстро привык к тому, что теперь Тоня гладит его рубашки, причем гораздо лучше, чем он сам, и очень возмущался, не обнаружив на вешалке свежевыглаженной сорочки.

Елена Михалкова — Время собирать камни » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Думаешь, твоя жена робкая, покорная и всегда будет во всем тебя слушаться только потому, что ты крутой бизнесмен, а она — простая швея? Ты слишком плохо ее знаешь… Думаешь, что все знаешь о своем муже? Даже каким он был подростком? Немногим есть что скрывать о своем детстве, но, кажется, Виктор как раз из этих немногих… Думаешь, все плохое случается с другими и никогда не коснется тебя? Тогда почему кто-то жестоко убивает соседей и подбрасывает трупы к твоему крыльцу?..Как и герои романа Елены Михалковой, мы часто бываем слишком уверены в том, в чем следовало бы сомневаться. Но как научиться видеть больше, чем тебе хотят показать?

Елена Михалкова

Время собирать камни

Дом разговаривал.

Вопросительно и тревожно скрипел половицами.

Шуршал чем-то на чердаке.

Скрипел дверью:

— Кто-о здесь?

И, тоном выше, закрываясь:

— Вы-ы?

Даже дождь, барабанящий по крыше этого дома, рассказывал не обыкновенную свою историю, одну и ту же, только на тысячи ладов повторяемую на других крышах, а неповторимую, особенную, каждый раз новую.

Даже рябина перед домом, при сильном ветре клонившаяся до окон, шелестела о чем-то непонятном, сообщая дому то, что он и сам уже знал.

Когда Тоня пыталась описать это мужу, Виктор только отмахивался от нее. Она и сама чувствовала, что получается неуклюже, вовсе не так, как она воспринимала происходящее вокруг нее, как если бы она рассказывала сон. Но это был не сон. Дом разговаривал.

Ну что ж, значит, все получилось. План начал работать.

Все готовилось столько лет… Никакая случайность не должна помешать. Впрочем, случайностей не будет. Во всяком случае, непредвиденных случайностей. А все остальное — в моих руках…

Мне хочется сжать их на твоем горле уже сейчас и с наслаждением слушать, как ты хрипишь, непонимающе глядя в мое лицо… Но нужно ждать. Просто убить — недостаточно. Нет, недостаточно. Должно получиться настоящее шоу.

Декорации готовы.

Очередь за актерами.

Переезд состоялся в конце августа, в дождливый, ветреный день, совершенно осенний и слякотный. Тоня упаковывала вещи одна — Виктор работал. Она заботливо обертывала углы шкафов, заворачивала в газеты ненужные сервизы, обкладывала тряпками свою швейную машинку. Хлопотала.

Вечером, придя с работы, Виктор оценил результат ее трудов, усмехнулся и потрепал жену по голове. Правда, трепать было не особенно удобно, потому что гладкая Тонина коса была заплетена туго, как ее учила еще бабушка, чтобы волосинки не выбивалось. «Сколько раз говорил! — с некоторым раздражением подумал Виктор. — Сделала бы себе нормальную прическу, современную… Вихры какие-нибудь, мелирование или что там модно. Нет, ходит с косой, как бабенка деревенская. Ладно, вода камень точит».

Разгрузились быстро. Грузчики бодро повыкидывали вещи из машины и уехали, обдав Виктора и Тоню на прощанье тучей выхлопных газов. По контрасту с чистым воздухом машинная вонь воспринималась особенно резко.

— Ну что, — усмехнулся Виктор, когда они прошли в сад, — теперь это все наше. Ты посмотри, красота какая! Я, когда еще маленький был, больше всего в деревне сад любил. Знал бы тогда, что он моим будет…

Он мечтательно вдохнул воздух, пропахший летом и яблоками. Наконец-то! Наконец-то они уехали из вонючей Москвы, полной людей, машин, битком набитой какими-то чурками, понаехавшими с просторов всей России… Черт возьми, в метро же ездить невозможно — везде нищета, грязь, крики. Ну да, шум мегаполиса, мать его! А здесь — тишина. Лес через триста метров от околицы. Виктор, когда совсем маленький был, боялся, что оттуда волки придут. Волки и в самом деле тогда еще были в лесу, правда, в деревню никогда не заходили. Все ж не тайга, всего-то пятьдесят километров от столицы. Теперь многое, конечно, другим стало. Деревня чуть не в три раза выросла, да и дома появились такие… богатые дома, прямо скажем.

— Вить!

Виктор вздрогнул от голоса жены и, поискав ее глазами, обнаружил, что она стоит в огороде.

— Что?

— Иди-ка сюда, посмотри!

— Что там такое?

Виктор прошел между деревьями и оказался на заросшем поле.

— Ну, ты чего? — наклонился он к жене, сидевшей на корточках.

Тоня подняла на него глаза:

— Смотри, ужики!

Под ногами у нее, в густой траве, лежали, сплетясь, семь-восемь ужей, совсем небольших. На Тоню с Виктором они не обращали ни малейшего внимания.

— Хм, и в самом деле.

Виктор поддел клубок веточкой, и один из ужат недовольно зашипел.

— Ой, Вить, ты ему не мешай. Они так греются.

— А ты откуда знаешь, осведомленная ты моя?

Тоня взглянула на Виктора с усмешкой:

— Образованный ты мой, я ведь баба простая, деревенская. У нас ужей под каждым домом по десятку было. Вы-то люди городские, интеллигентные, в деревню на каникулы приезжали, а мы весь год там жили.

— Да ладно тебе… У вас вообще не деревня была, а пригород, если хочешь знать.

— Ну и что, что пригород? Дом-то нормальный, деревенский. Похуже, чем этот, но все-таки… Мы хоть всего три года так прожили, но ужей-то я насмотрелась на всю жизнь вперед.

— Хватит ностальгировать, — помолчав, сказал Виктор, — пошли вещи разбирать. Теперь нам твой неоценимый опыт ой как пригодится. То есть не нам, а тебе, конечно.

Тоня бросила последний взгляд на блестящий черный клубок и пошла к дому.

Вся следующая неделя прошла в хлопотах.

Дом казался огромным. Тоня никак не могла понять: всего четыре комнаты, ну, еще две на чердаке, заваленные всяким хламом, — откуда же берется ощущение большого пространства? Она раз за разом обходила дом, пытаясь привыкнуть к нему, но пока у нее не очень получалось.

Когда вещи разобрали, стало очевидно, что почти все им нужно покупать заново. Дело было не в том, что вещи повредили при переезде, нет. Просто полки, стулья, маленький столик, шкафчик, прекрасно вписывавшиеся в стиль их городской квартиры, здесь казались какими-то неуместными, неправильными, лишними, что ли… Конечно, все было расставлено по местам, но резало глаз.

— Вить, надо бы мебель новую подобрать, — попросила Тоня мужа.

— А старая что?

— А старая не подходит.

— Не выдумывай. К чему не подходит?

— К дому.

— К чему?

— К дому, — упрямо повторила Тоня. — Ему эта мебель не нравится.

— Слушай, дорогая моя, если бы ты была у меня дизайнером интерьеров, я бы еще с тобой согласился. Но ты у меня кто по образованию, любимая?

— Вить, ты же знаешь, зачем же спрашиваешь?

— Затем, чтобы ты ерундой не занималась. Мебель вполне нормальная. Правда, шкафчик пластиковый и правда не очень в кухне смотрится, тут я с тобой согласен, но все остальное вполне хорошо. Да ладно, Тонь, ты чего? — удивился он, заметив, что она отвернулась с расстроенным лицом. — Тебя настолько наши стулья не устраивают?

Она молча кивнула.

— Господи, ну так в субботу поедем в «Икею» и купим новые.

— Серьезно, Вить, поедем? — обрадованно глянула на мужа она.

— Да конечно, не расстраивайся ты из-за такой ерунды! Вот нашла проблему… Раз уж я тебя сюда вытащил, моя драгоценная супруга, — Виктор обнял ее за талию, — я хочу, чтобы тебе здесь было комфортно. Тебе комфортно?

Тоня кивнула, потеревшись об него щекой, и это не было такой уж неправдой. За неделю, проведенную один на один с домом, она начала привыкать к нему.

Два месяца назад, когда Виктор привез Тоню к большому яблоневому саду за забором, она даже не сразу увидела сам дом. У нее мелькнула мысль, что она чего-то не поняла, дома нет и придется только еще строиться. Эта мысль ее обрадовала, но уже в следующую секунду Виктор протягивал руку:

— Смотри, красота какая, правда?

Тогда она разглядела. За большими, раскидистыми, с корявыми старыми ветвями яблонями виднелся где-то далеко темный дом. Тропинка заросла, и им пришлось продираться между кустов черноплодки, чтобы подойти к нему. Когда Тоня наконец выбралась из зарослей, она остановилась, пораженная.

В подмосковном Одинцове, в котором Тонина семья прожила три года, она видела добротные дома, но этот превосходил их все. Вроде обычный пятиоконный дом, но весь украшенный резьбой. Наличники, конек на крыше, косяки вокруг двери, навес над крыльцом — на всем была резьба, мелкая и крупная, какие-то завитки, птицы, лошади, цветы… Даже потемневший от времени, дом был очень красивым. Все здесь делалось с любовью, подумала Тоня, и очень долго.

Виктор уселся на землю. Куплю, думал он, куплю, что бы она ни сказала. Неужели это может не понравиться?

— Ну как тебе? — нарочито равнодушно спросил он.

— Вить, у меня даже слов нет! — восхищенно воскликнула Тоня, и он обрадовался. — Я такой красоты еще никогда не видела. А сад какой изумительный!

— Да, яблокам почтальоновым вся деревня завидовала. Да и вообще дому — дядя Гриша все на совесть делал, — заметил Виктор. — Ну что, переезжаем?

И они переехали.

Тоня вставала рано. Ей нужно было приготовить завтрак, потому что Виктор терпеть не мог разогревать вчерашнюю кашу и вообще три дня подряд кашей на завтрак питаться не мог. Приходилось выдумывать что-нибудь вкусное, хоть и на скорую руку: вареники, оладьи, творожники. За время их недолгой еще совместной жизни он очень быстро привык к тому, что теперь Тоня гладит его рубашки, причем гораздо лучше, чем он сам, и очень возмущался, не обнаружив на вешалке свежевыглаженной сорочки.

Елена Михалкова — Время собирать камни » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Время собирать камни

Дом разговаривал.

Вопросительно и тревожно скрипел половицами.

Шуршал чем-то на чердаке.

Скрипел дверью:

– Кто-о здесь?

И, тоном выше, закрываясь:

– Вы-ы?

Даже дождь, барабанящий по крыше этого дома, рассказывал не обыкновенную свою историю, одну и ту же, только на тысячи ладов повторяемую на других крышах, а неповторимую, особенную, каждый раз новую.

Даже рябина перед домом, при сильном ветре клонившаяся до окон, шелестела о чем-то непонятном, сообщая дому то, что он и сам уже знал.

Когда Тоня пыталась описать это мужу, Виктор только отмахивался от нее. Она и сама чувствовала, что получается неуклюже, вовсе не так, как она воспринимала происходящее вокруг нее, как если бы она рассказывала сон. Но это был не сон. Дом разговаривал.

Ну что ж, значит, все получилось. План начал работать.

Все готовилось столько лет… Никакая случайность не должна помешать. Впрочем, случайностей не будет. Во всяком случае, непредвиденных случайностей. А все остальное – в моих руках…

Мне хочется сжать их на твоем горле уже сейчас и с наслаждением слушать, как ты хрипишь, непонимающе глядя в мое лицо… Но нужно ждать. Просто убить – недостаточно. Нет, недостаточно. Должно получиться настоящее шоу.

Декорации готовы.

Очередь за актерами.

Переезд состоялся в конце августа, в дождливый, ветреный день, совершенно осенний и слякотный. Тоня упаковывала вещи одна – Виктор работал. Она заботливо обертывала углы шкафов, заворачивала в газеты ненужные сервизы, обкладывала тряпками свою швейную машинку. Хлопотала.

Вечером, придя с работы, Виктор оценил результат ее трудов, усмехнулся и потрепал жену по голове. Правда, трепать было не особенно удобно, потому что гладкая Тонина коса была заплетена туго, как ее учила еще бабушка, чтобы волосинки не выбивалось. «Сколько раз говорил! – с некоторым раздражением подумал Виктор. – Сделала бы себе нормальную прическу, современную… Вихры какие-нибудь, мелирование или что там модно. Нет, ходит с косой, как бабенка деревенская. Ладно, вода камень точит».

Разгрузились быстро. Грузчики бодро повыкидывали вещи из машины и уехали, обдав Виктора и Тоню на прощанье тучей выхлопных газов. По контрасту с чистым воздухом машинная вонь воспринималась особенно резко.

– Ну что, – усмехнулся Виктор, когда они прошли в сад, – теперь это все наше. Ты посмотри, красота какая! Я, когда еще маленький был, больше всего в деревне сад любил. Знал бы тогда, что он моим будет…

Он мечтательно вдохнул воздух, пропахший летом и яблоками. Наконец-то! Наконец-то они уехали из вонючей Москвы, полной людей, машин, битком набитой какими-то чурками, понаехавшими с просторов всей России… Черт возьми, в метро же ездить невозможно – везде нищета, грязь, крики. Ну да, шум мегаполиса, мать его! А здесь – тишина. Лес через триста метров от околицы. Виктор, когда совсем маленький был, боялся, что оттуда волки придут. Волки и в самом деле тогда еще были в лесу, правда, в деревню никогда не заходили. Все ж не тайга, всего-то пятьдесят километров от столицы. Теперь многое, конечно, другим стало. Деревня чуть не в три раза выросла, да и дома появились такие… богатые дома, прямо скажем.

– Вить!

Виктор вздрогнул от голоса жены и, поискав ее глазами, обнаружил, что она стоит в огороде.

– Что?

– Иди-ка сюда, посмотри!

– Что там такое?

Виктор прошел между деревьями и оказался на заросшем поле.

– Ну, ты чего? – наклонился он к жене, сидевшей на корточках.

Тоня подняла на него глаза:

– Смотри, ужики!

Под ногами у нее, в густой траве, лежали, сплетясь, семь-восемь ужей, совсем небольших. На Тоню с Виктором они не обращали ни малейшего внимания.

– Хм, и в самом деле.

Виктор поддел клубок веточкой, и один из ужат недовольно зашипел.

– Ой, Вить, ты ему не мешай. Они так греются.

– А ты откуда знаешь, осведомленная ты моя?

Тоня взглянула на Виктора с усмешкой:

– Образованный ты мой, я ведь баба простая, деревенская. У нас ужей под каждым домом по десятку было. Вы-то люди городские, интеллигентные, в деревню на каникулы приезжали, а мы весь год там жили.

– Да ладно тебе… У вас вообще не деревня была, а пригород, если хочешь знать.

– Ну и что, что пригород? Дом-то нормальный, деревенский. Похуже, чем этот, но все-таки… Мы хоть всего три года так прожили, но ужей-то я насмотрелась на всю жизнь вперед.

– Хватит ностальгировать, – помолчав, сказал Виктор, – пошли вещи разбирать. Теперь нам твой неоценимый опыт ой как пригодится. То есть не нам, а тебе, конечно.

Тоня бросила последний взгляд на блестящий черный клубок и пошла к дому.

Вся следующая неделя прошла в хлопотах.

Дом казался огромным. Тоня никак не могла понять: всего четыре комнаты, ну, еще две на чердаке, заваленные всяким хламом, – откуда же берется ощущение большого пространства? Она раз за разом обходила дом, пытаясь привыкнуть к нему, но пока у нее не очень получалось.

Когда вещи разобрали, стало очевидно, что почти все им нужно покупать заново. Дело было не в том, что вещи повредили при переезде, нет. Просто полки, стулья, маленький столик, шкафчик, прекрасно вписывавшиеся в стиль их городской квартиры, здесь казались какими-то неуместными, неправильными, лишними, что ли… Конечно, все было расставлено по местам, но резало глаз.

– Вить, надо бы мебель новую подобрать, – попросила Тоня мужа.

– А старая что?

– А старая не подходит.

– Не выдумывай. К чему не подходит?

– К дому.

– К чему?

– К дому, – упрямо повторила Тоня. – Ему эта мебель не нравится.

– Слушай, дорогая моя, если бы ты была у меня дизайнером интерьеров, я бы еще с тобой согласился. Но ты у меня кто по образованию, любимая?

– Вить, ты же знаешь, зачем же спрашиваешь?

– Затем, чтобы ты ерундой не занималась. Мебель вполне нормальная. Правда, шкафчик пластиковый и правда не очень в кухне смотрится, тут я с тобой согласен, но все остальное вполне хорошо. Да ладно, Тонь, ты чего? – удивился он, заметив, что она отвернулась с расстроенным лицом. – Тебя настолько наши стулья не устраивают?

Она молча кивнула.

– Господи, ну так в субботу поедем в «Икею» и купим новые.

– Серьезно, Вить, поедем? – обрадованно глянула на мужа она.

– Да конечно, не расстраивайся ты из-за такой ерунды! Вот нашла проблему… Раз уж я тебя сюда вытащил, моя драгоценная супруга, – Виктор обнял ее за талию, – я хочу, чтобы тебе здесь было комфортно. Тебе комфортно?

Тоня кивнула, потеревшись об него щекой, и это не было такой уж неправдой. За неделю, проведенную один на один с домом, она начала привыкать к нему.

Два месяца назад, когда Виктор привез Тоню к большому яблоневому саду за забором, она даже не сразу увидела сам дом. У нее мелькнула мысль, что она чего-то не поняла, дома нет и придется только еще строиться. Эта мысль ее обрадовала, но уже в следующую секунду Виктор протягивал руку:

– Смотри, красота какая, правда?

Тогда она разглядела. За большими, раскидистыми, с корявыми старыми ветвями яблонями виднелся где-то далеко темный дом. Тропинка заросла, и им пришлось продираться между кустов черноплодки, чтобы подойти к нему. Когда Тоня наконец выбралась из зарослей, она остановилась, пораженная.

В подмосковном Одинцове, в котором Тонина семья прожила три года, она видела добротные дома, но этот превосходил их все. Вроде обычный пятиоконный дом, но весь украшенный резьбой. Наличники, конек на крыше, косяки вокруг двери, навес над крыльцом – на всем была резьба, мелкая и крупная, какие-то завитки, птицы, лошади, цветы… Даже потемневший от времени, дом был очень красивым. Все здесь делалось с любовью, подумала Тоня, и очень долго.

Виктор уселся на землю. Куплю, думал он, куплю, что бы она ни сказала. Неужели это может не понравиться?

– Ну как тебе? – нарочито равнодушно спросил он.

– Вить, у меня даже слов нет! – восхищенно воскликнула Тоня, и он обрадовался. – Я такой красоты еще никогда не видела. А сад какой изумительный!

– Да, яблокам почтальоновым вся деревня завидовала. Да и вообще дому – дядя Гриша все на совесть делал, – заметил Виктор. – Ну что, переезжаем?

И они переехали.

Тоня вставала рано. Ей нужно было приготовить завтрак, потому что Виктор терпеть не мог разогревать вчерашнюю кашу и вообще три дня подряд кашей на завтрак питаться не мог. Приходилось выдумывать что-нибудь вкусное, хоть и на скорую руку: вареники, оладьи, творожники. За время их недолгой еще совместной жизни он очень быстро привык к тому, что теперь Тоня гладит его рубашки, причем гораздо лучше, чем он сам, и очень возмущался, не обнаружив на вешалке свежевыглаженной сорочки.

Тоня с грустной улыбкой думала, что сама приучила его к этому.

Читать Время собирать камни онлайн (полностью и бесплатно)

В 2012 году к берегам Сирии, охваченным пламенем войны, вышла российская эскадра под командованием контр-адмирала Ларионова. Но вместо Средиземного моря она оказалась в море Балтийском, а из 2012 года она попала в год 1917-й. В октябрь, десять дней которого, как потом писал Джон Рид, «потрясли весь мир».

С кем быть, чью сторону принять? Как сделать так, чтобы пролетарская революция не переросла в гражданскую войну и не раскрутился маховик той страшной бойни, когда брат шел против брата, а сын против отца?

Герои этой книги не колебались ни минуты. Разбив германскую эскадру у Моонзунда, они направились в Петроград и помогли большевикам взять власть в свои руки. Но, как оказалось, взять власть — еще полдела. Надо ее удержать и правильно ею распорядиться. И это в тот момент, когда другие революционеры, для которых Россия просто «охапка хвороста», пытаются разжечь огонь мировой революции. Этого им позволить нельзя. Революция должна созидать, а не разрушать!

Содержание:

  • Пролог 1

  • Часть 1 — Время собирать камни 1

  • Часть 2 — Пост сдал — пост принял 18

  • Часть 3 — «Покой нам только снится» 35

  • Часть 4 — Рижский экспресс! 49

Александр Михайловский, Александр Харников
Время собирать камни

и поддержку Юрия Жукова

и Макса Д (он же Road Warrior)

Пролог

Социалистическая революция, о которой так мечтал пролетариат, наконец свершилась… Без выстрела крейсера «Аврора» и штурма Зимнего дворца. Все произошло тихо и буднично — социалистическое правительство Керенского передало власть социалистическому же правительству Сталина. Большинство обывателей, измученных постфевральской революционной чехардой и неразберихой, даже не обратили на сей факт никакого внимания. А зря…

К власти в великой стране пришли люди, которые ничуть не были похожи на «Главноуговаривающего» Керенского, фигляра и позера, для которого главным в жизни было произношение речей. В отличие от Александра Федоровича, большевики предпочитали больше делать и меньше говорить. И это сразу поняли многие из тех, кто мечтал добраться до руля управления государственной машиной и немного порулить.

А все началось с того, что неведомо каким путем в осеннюю туманную Балтику 1917 года были заброшены эскадра российских боевых кораблей из XXI века. И оказались гости из будущего у берегов острова Эзель, неподалеку от германской эскадры, приготовившейся к броску на Моонзунд. Адмирал Ларионов не колебался ни минуты — ударом с воздуха кайзеровские корабли были потоплены, а десантный корпус практически полностью уничтожен.

Ну, а потом направленные в предреволюционный Петроград люди с эскадры пришельцев установили связь с большевиками: Сталиным, Лениным, Дзержинским — и представителями русской военной разведки генералами Потаповым и Бонч-Бруевичем.

Результатом такого сотрудничества стали отставка правительства Керенского и мирный переход власти к большевикам. Но, как оказалось, получить власть — это полбеды. Гораздо труднее было ее удержать. Этим и должны были заняться люди из XXI века вместе с теми, кто мечтал построить новую Советскую Россию, без гражданской войны, голода и разрухи. Вот только получится ли это у них — на этот вопрос пока не было ответа…

Часть 1
Время собирать камни

Эти трехэтажные здания строгого казенного вида на берегу Обводного канала знал каждый петербуржец. В них уже более полувека располагался Лейб-гвардии Казачий полк, сформированный из лихих наездников, выходцев с берегов Тихого Дона. Правда, сейчас, когда уже четвертый год шла страшная и кровавая мировая война, настоящих гвардейских казаков в этих казармах практически не осталось, и в солдатских и офицерских корпусах жили обычные станичники из казачьих полков.

Большая часть их уже успела повоевать, понесла немалые потери, вдоволь хлебнула лиха, и была отведена в Петроград на переформирование. Здесь полки и застряли в ожидании приказа, который решил бы их судьбу. Правда, на фронт никому из казаков уже не хотелось. Воевать неизвестно за что, нести потери и кормить вшей на фронте. И это в то время, когда другие — окопавшиеся в тылу интендантские крысы, и мальчики из богатых семей в мундирах «земгусаров», разворовывали военное имущество, набивали карманы шальными деньгами из государственной казны и целыми вечерами не вылезали из дорогих ресторанов, прогуливая наворованное в обществе дорогих проституток.

Нельзя сказать, что казачки сочувствовали большевикам, но и за правительство Керенского они отнюдь не рвались класть свои головы. Во время передачи власти, когда юнкера в военных училищах попытались выступить против нового правительства, казаки заявили прибывшим сладкоголосым агитаторам, призывавшим их «спасти Россию от новой власти, возглавляемых немецкими шпионами Лениным и Сталиным», что они хранят политический нейтралитет, и в столичные политические игры играть не собираются. Пусть господа политики поищут дураков в других местах!

К тому же многие из станичников сразу засомневались насчет «немецких шпионов». Ведь в газете Рабочий путь», которая дошла и до казачьих казарм, было написано, что эти «шпионы» уже ухитрились как следует врезать германцам при Моонзунде. — Вот так шпионы! — думали казаки, — У германцев почитай целый корпус в море бесследно сгинул. Не, братцы, — чесали они в затылке, — что тут не так? Пообождать надо и приглядеться, а то, как бы впросак не попасть…

Об этой самой большевистской эскадре, корабли которой отличились в сражении с германцами, среди казаков ходили самые разные слухи. Также поговаривали и каких-то не менее таинственных войсках, которые должны были со дня на день прибыть в Петроград. Возможно даже и такое, что эти войска уже прибыли, просто казаки, в силу своей оторванности от городских новостей, этого просто не заметили.

Старший урядник Горшков клялся и божился, утверждая, что находясь у своей зазнобушки, которая жила в Стрельне, он своими глазами видел какие-то удивительные боевые машины, двигавшиеся по Петергофскому шоссе в сторону Путиловского завода.

— Братцы, — говорил старший урядник, размахивая зажатой в руке дымящейся трубкой-носогрейкой, — было это, значится, аккурат двадцать девятого. Сижу я, значит, у Катьки, чаи с вареньем гоняю, тут шум, грохот, лязг… Ажно дом затрясся. В окно выглядаю, смотрю — по Петергофскому шоссе прут такие чудные железные коробки. Каждая, размером с хороший сарай, и с пушкой не меньше трехдюймовки. И прут, и прут, и прут, и прут… Братцы, я до двух десятков, досчитал и сбился. И у каждого на боку знаки — белый номер из трех цифирей и флаг андеевский. Я, братцы, с августа четырнадцатого на фронте. Все довелось повидать, но вот такое видал впервой.

Учитывая то, что старший урядник два года был на фронте, где за отменную храбрость и находчивость получил два «Георгия», в военном деле он разбирался неплохо, и о разной боевой технике знал не понаслышке.

Хорунжий Тимофеев, в свою очередь, рассказал о том, что прогуливаясь по Кирочной утром все того же двадцать девятого сентября, и проходя мимо Таврического сада, он стал свидетелем удивительнейшего события. Дескать, в сад, на площадку, на которой раньше богатые горожане обучались верховой езде, прямо с неба опустился странный аппарат с двумя винтами сверху, на борту которого был намалеван андреевский флаг. Из аппарата, как заводные, повыпрыгивали какие-то чудные солдаты, в невиданной ранее пятнистой форме, вооруженные такими же невиданными карабинами. Они что-то выгрузили, что-то погрузили в этот аппарат, после чего аппарат свечой взмыл в небо и умчался куда-то в сторону Выборга.

Казаки понимали, что события в Петрограде приобретают весьма странный оборот. Где это видано, чтобы правитель России сам, без борьбы, отдавал власть сопернику и удалялся в отставку. Командование казачьих полков, еще раз посовещавшись, решило, что не стоит лишний раз влезать в дела политические. Власти сами разберутся, кто из них самый главный. Ну, а простые казаки и тем более придерживались старой солдатской мудрости — быть подальше от начальства, и поближе к кухне.

Избранные еще летом этого года полковые комитеты 4-го и 14-го казачьих полков находились под сильным влиянием большевиков. Их делегаты решили отправиться в Смольный, чтобы там разобраться во всем происходящем. Вернувшись оттуда, они собрали сход всех членов полковых комитетов, и долго о чем-то шушукались. Ну, а потом заявили, что и в самом Смольном, где находился ЦК большевистской партии, сам черт ногу сломит.

Оказалось, что одни из видных большевиков, многие годы боровшихся против царизма, выступают за новую власть и председателя Совета Народных комиссаров Сталина, а другие — за тех, кто называл себя «старыми большевиками». Главным среди «старых большевиков» был Андрей Уральский, или, как его еще называли, Яков Свердлов. О предательстве народной революции в Смольном говорил так же председатель Петросовета Лев Троцкий. Говорил он много и красиво — просто заслушаться можно.

Книга Время собирать камни читать онлайн Елена Михалкова


Елена Михалкова. Время собирать камни

 

Дом разговаривал.

Вопросительно и тревожно скрипел половицами.

Шуршал чем-то на чердаке.

Скрипел дверью:

– Кто-о здесь?

И, тоном выше, закрываясь:

– Вы-ы?

Даже дождь, барабанящий по крыше этого дома, рассказывал не обыкновенную свою историю, одну и ту же, только на тысячи ладов повторяемую на других крышах, а неповторимую, особенную, каждый раз новую.

Даже рябина перед домом, при сильном ветре клонившаяся до окон, шелестела о чем-то непонятном, сообщая дому то, что он и сам уже знал.

Когда Тоня пыталась описать это мужу, Виктор только отмахивался от нее. Она и сама чувствовала, что получается неуклюже, вовсе не так, как она воспринимала происходящее вокруг нее, как если бы она рассказывала сон. Но это был не сон. Дом разговаривал.


Глава 1

Ну что ж, значит, все получилось. План начал работать.

Все готовилось столько лет… Никакая случайность не должна помешать. Впрочем, случайностей не будет. Во всяком случае, непредвиденных случайностей. А все остальное – в моих руках…

Мне хочется сжать их на твоем горле уже сейчас и с наслаждением слушать, как ты хрипишь, непонимающе глядя в мое лицо… Но нужно ждать. Просто убить – недостаточно. Нет, недостаточно. Должно получиться настоящее шоу.

Декорации готовы.

Очередь за актерами.

Переезд состоялся в конце августа, в дождливый, ветреный день, совершенно осенний и слякотный. Тоня упаковывала вещи одна – Виктор работал. Она заботливо обертывала углы шкафов, заворачивала в газеты ненужные сервизы, обкладывала тряпками свою швейную машинку. Хлопотала.

Вечером, придя с работы, Виктор оценил результат ее трудов, усмехнулся и потрепал жену по голове. Правда, трепать было не особенно удобно, потому что гладкая Тонина коса была заплетена туго, как ее учила еще бабушка, чтобы волосинки не выбивалось. «Сколько раз говорил! – с некоторым раздражением подумал Виктор. – Сделала бы себе нормальную прическу, современную… Вихры какие-нибудь, мелирование или что там модно. Нет, ходит с косой, как бабенка деревенская. Ладно, вода камень точит».

Разгрузились быстро. Грузчики бодро повыкидывали вещи из машины и уехали, обдав Виктора и Тоню на прощанье тучей выхлопных газов. По контрасту с чистым воздухом машинная вонь воспринималась особенно резко.

– Ну что, – усмехнулся Виктор, когда они прошли в сад, – теперь это все наше. Ты посмотри, красота какая! Я, когда еще маленький был, больше всего в деревне сад любил. Знал бы тогда, что он моим будет…

Он мечтательно вдохнул воздух, пропахший летом и яблоками. Наконец-то! Наконец-то они уехали из вонючей Москвы, полной людей, машин, битком набитой какими-то чурками, понаехавшими с просторов всей России… Черт возьми, в метро же ездить невозможно – везде нищета, грязь, крики. Ну да, шум мегаполиса, мать его! А здесь – тишина. Лес через триста метров от околицы. Виктор, когда совсем маленький был, боялся, что оттуда волки придут. Волки и в самом деле тогда еще были в лесу, правда, в деревню никогда не заходили. Все ж не тайга, всего-то пятьдесят километров от столицы. Теперь многое, конечно, другим стало. Деревня чуть не в три раза выросла, да и дома появились такие… богатые дома, прямо скажем.

– Вить!

Виктор вздрогнул от голоса жены и, поискав ее глазами, обнаружил, что она стоит в огороде.

– Что?

– Иди-ка сюда, посмотри!

– Что там такое?

Виктор прошел между деревьями и оказался на заросшем поле.

– Ну, ты чего? – наклонился он к жене, сидевшей на корточках.

Тоня подняла на него глаза:

– Смотри, ужики!

Под ногами у нее, в густой траве, лежали, сплетясь, семь-восемь ужей, совсем небольших.

Елена Михалкова — Время собирать камни » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Елена Михалкова

Время собирать камни

Дом разговаривал.

Вопросительно и тревожно скрипел половицами.

Шуршал чем-то на чердаке.

Скрипел дверью:

— Кто-о здесь?

И, тоном выше, закрываясь:

— Вы-ы?

Даже дождь, барабанящий по крыше этого дома, рассказывал не обыкновенную свою историю, одну и ту же, только на тысячи ладов повторяемую на других крышах, а неповторимую, особенную, каждый раз новую.

Даже рябина перед домом, при сильном ветре клонившаяся до окон, шелестела о чем-то непонятном, сообщая дому то, что он и сам уже знал.

Когда Тоня пыталась описать это мужу, Виктор только отмахивался от нее. Она и сама чувствовала, что получается неуклюже, вовсе не так, как она воспринимала происходящее вокруг нее, как если бы она рассказывала сон. Но это был не сон. Дом разговаривал.

Ну что ж, значит, все получилось. План начал работать.

Все готовилось столько лет… Никакая случайность не должна помешать. Впрочем, случайностей не будет. Во всяком случае, непредвиденных случайностей. А все остальное — в моих руках…

Мне хочется сжать их на твоем горле уже сейчас и с наслаждением слушать, как ты хрипишь, непонимающе глядя в мое лицо… Но нужно ждать. Просто убить — недостаточно. Нет, недостаточно. Должно получиться настоящее шоу.

Декорации готовы.

Очередь за актерами.

Переезд состоялся в конце августа, в дождливый, ветреный день, совершенно осенний и слякотный. Тоня упаковывала вещи одна — Виктор работал. Она заботливо обертывала углы шкафов, заворачивала в газеты ненужные сервизы, обкладывала тряпками свою швейную машинку. Хлопотала.

Вечером, придя с работы, Виктор оценил результат ее трудов, усмехнулся и потрепал жену по голове. Правда, трепать было не особенно удобно, потому что гладкая Тонина коса была заплетена туго, как ее учила еще бабушка, чтобы волосинки не выбивалось. «Сколько раз говорил! — с некоторым раздражением подумал Виктор. — Сделала бы себе нормальную прическу, современную… Вихры какие-нибудь, мелирование или что там модно. Нет, ходит с косой, как бабенка деревенская. Ладно, вода камень точит».

Разгрузились быстро. Грузчики бодро повыкидывали вещи из машины и уехали, обдав Виктора и Тоню на прощанье тучей выхлопных газов. По контрасту с чистым воздухом машинная вонь воспринималась особенно резко.

— Ну что, — усмехнулся Виктор, когда они прошли в сад, — теперь это все наше. Ты посмотри, красота какая! Я, когда еще маленький был, больше всего в деревне сад любил. Знал бы тогда, что он моим будет…

Он мечтательно вдохнул воздух, пропахший летом и яблоками. Наконец-то! Наконец-то они уехали из вонючей Москвы, полной людей, машин, битком набитой какими-то чурками, понаехавшими с просторов всей России… Черт возьми, в метро же ездить невозможно — везде нищета, грязь, крики. Ну да, шум мегаполиса, мать его! А здесь — тишина. Лес через триста метров от околицы. Виктор, когда совсем маленький был, боялся, что оттуда волки придут. Волки и в самом деле тогда еще были в лесу, правда, в деревню никогда не заходили. Все ж не тайга, всего-то пятьдесят километров от столицы. Теперь многое, конечно, другим стало. Деревня чуть не в три раза выросла, да и дома появились такие… богатые дома, прямо скажем.

— Вить!

Виктор вздрогнул от голоса жены и, поискав ее глазами, обнаружил, что она стоит в огороде.

— Что?

— Иди-ка сюда, посмотри!

— Что там такое?

Виктор прошел между деревьями и оказался на заросшем поле.

— Ну, ты чего? — наклонился он к жене, сидевшей на корточках.

Тоня подняла на него глаза:

— Смотри, ужики!

Под ногами у нее, в густой траве, лежали, сплетясь, семь-восемь ужей, совсем небольших. На Тоню с Виктором они не обращали ни малейшего внимания.

— Хм, и в самом деле.

Виктор поддел клубок веточкой, и один из ужат недовольно зашипел.

— Ой, Вить, ты ему не мешай. Они так греются.

— А ты откуда знаешь, осведомленная ты моя?

Тоня взглянула на Виктора с усмешкой:

— Образованный ты мой, я ведь баба простая, деревенская. У нас ужей под каждым домом по десятку было. Вы-то люди городские, интеллигентные, в деревню на каникулы приезжали, а мы весь год там жили.

— Да ладно тебе… У вас вообще не деревня была, а пригород, если хочешь знать.

— Ну и что, что пригород? Дом-то нормальный, деревенский. Похуже, чем этот, но все-таки… Мы хоть всего три года так прожили, но ужей-то я насмотрелась на всю жизнь вперед.

— Хватит ностальгировать, — помолчав, сказал Виктор, — пошли вещи разбирать. Теперь нам твой неоценимый опыт ой как пригодится. То есть не нам, а тебе, конечно.

Тоня бросила последний взгляд на блестящий черный клубок и пошла к дому.

Вся следующая неделя прошла в хлопотах.

Дом казался огромным. Тоня никак не могла понять: всего четыре комнаты, ну, еще две на чердаке, заваленные всяким хламом, — откуда же берется ощущение большого пространства? Она раз за разом обходила дом, пытаясь привыкнуть к нему, но пока у нее не очень получалось.

Когда вещи разобрали, стало очевидно, что почти все им нужно покупать заново. Дело было не в том, что вещи повредили при переезде, нет. Просто полки, стулья, маленький столик, шкафчик, прекрасно вписывавшиеся в стиль их городской квартиры, здесь казались какими-то неуместными, неправильными, лишними, что ли… Конечно, все было расставлено по местам, но резало глаз.

— Вить, надо бы мебель новую подобрать, — попросила Тоня мужа.

— А старая что?

— А старая не подходит.

— Не выдумывай. К чему не подходит?

— К дому.

— К чему?

— К дому, — упрямо повторила Тоня. — Ему эта мебель не нравится.

— Слушай, дорогая моя, если бы ты была у меня дизайнером интерьеров, я бы еще с тобой согласился. Но ты у меня кто по образованию, любимая?

— Вить, ты же знаешь, зачем же спрашиваешь?

— Затем, чтобы ты ерундой не занималась. Мебель вполне нормальная. Правда, шкафчик пластиковый и правда не очень в кухне смотрится, тут я с тобой согласен, но все остальное вполне хорошо. Да ладно, Тонь, ты чего? — удивился он, заметив, что она отвернулась с расстроенным лицом. — Тебя настолько наши стулья не устраивают?

Она молча кивнула.

— Господи, ну так в субботу поедем в «Икею» и купим новые.

— Серьезно, Вить, поедем? — обрадованно глянула на мужа она.

— Да конечно, не расстраивайся ты из-за такой ерунды! Вот нашла проблему… Раз уж я тебя сюда вытащил, моя драгоценная супруга, — Виктор обнял ее за талию, — я хочу, чтобы тебе здесь было комфортно. Тебе комфортно?

Тоня кивнула, потеревшись об него щекой, и это не было такой уж неправдой. За неделю, проведенную один на один с домом, она начала привыкать к нему.

Два месяца назад, когда Виктор привез Тоню к большому яблоневому саду за забором, она даже не сразу увидела сам дом. У нее мелькнула мысль, что она чего-то не поняла, дома нет и придется только еще строиться. Эта мысль ее обрадовала, но уже в следующую секунду Виктор протягивал руку:

— Смотри, красота какая, правда?

Тогда она разглядела. За большими, раскидистыми, с корявыми старыми ветвями яблонями виднелся где-то далеко темный дом. Тропинка заросла, и им пришлось продираться между кустов черноплодки, чтобы подойти к нему. Когда Тоня наконец выбралась из зарослей, она остановилась, пораженная.

В подмосковном Одинцове, в котором Тонина семья прожила три года, она видела добротные дома, но этот превосходил их все. Вроде обычный пятиоконный дом, но весь украшенный резьбой. Наличники, конек на крыше, косяки вокруг двери, навес над крыльцом — на всем была резьба, мелкая и крупная, какие-то завитки, птицы, лошади, цветы… Даже потемневший от времени, дом был очень красивым. Все здесь делалось с любовью, подумала Тоня, и очень долго.

Виктор уселся на землю. Куплю, думал он, куплю, что бы она ни сказала. Неужели это может не понравиться?

— Ну как тебе? — нарочито равнодушно спросил он.

— Вить, у меня даже слов нет! — восхищенно воскликнула Тоня, и он обрадовался. — Я такой красоты еще никогда не видела. А сад какой изумительный!

— Да, яблокам почтальоновым вся деревня завидовала. Да и вообще дому — дядя Гриша все на совесть делал, — заметил Виктор. — Ну что, переезжаем?

И они переехали.

Тоня вставала рано. Ей нужно было приготовить завтрак, потому что Виктор терпеть не мог разогревать вчерашнюю кашу и вообще три дня подряд кашей на завтрак питаться не мог. Приходилось выдумывать что-нибудь вкусное, хоть и на скорую руку: вареники, оладьи, творожники. За время их недолгой еще совместной жизни он очень быстро привык к тому, что теперь Тоня гладит его рубашки, причем гораздо лучше, чем он сам, и очень возмущался, не обнаружив на вешалке свежевыглаженной сорочки.

Ecclesiastes 3: 5 Время бросать камни и время собирать камни, время обнимать и время избегать объятий.

Параллельные стихи

Король Джеймс Версия

время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обниматься и время воздерживаться от объятий;

Библия Холмана

время бросать камни и время собирать камни;
время обнимать и время избегать объятий;

Консервативная версия

время разбрасывать камни, и время собирать камни, время обнимать и время воздерживаться от объятий,

Американская стандартная версия

время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обниматься и время воздерживаться от объятий;

Усиленный

Время разбрасывать камни и время собирать камни;
Время обнимать и время воздерживаться от объятий.

Библия на базовом английском языке

Время убирать камни и время собирать камни; время целоваться и время удерживаться от поцелуев;

Дарби Перевод

время разбрасывать камни, и время собирать камни; Время обнимать и время воздерживаться от объятий;

Перевод Джулии Смит

Время разбрасывать камни, и время собирать камни, время обнимать, и время быть далеко от объятий:

Король Джеймс 2000

время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обниматься и время воздерживаться от объятий;

Расширенная Библия Лексхэма

время разбрасывать камни и время собирать камни; время обнимать и время воздерживаться от объятий;

Современный король Иаков стих

время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обниматься и время воздерживаться от объятий;

NET Библия

время разбрасывать камни и время собирать камни; время обниматься и время воздерживаться от объятий;

Английская Библия New Heart

время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обниматься и время воздерживаться от объятий;

Библия с акцентом

время бросать камни, и время складывать камни, время обнимать, и время быть далеким от объятий любви;

Вебстер

время разбрасывать камни и время собирать камни; время обниматься и время воздерживаться от объятий;

Всемирная английская Библия

время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обниматься и время воздерживаться от объятий;

Буквальный перевод Янга

время разбрасывать камни, и время собирать камни.Время обнимать, И время быть далеко от объятий.

.

Каждый раз, когда Танос собирает камень бесконечности, кто-то платит цену

Сценаристы «Мстителей: Война бесконечности» обещают, что за каждый Камень Бесконечности, за которым приходит Танос, будет серьезная и эмоциональная «цена».

Танос собирается собрать свои Камни бесконечности в Avengers: Infinity War , и герои Marvel будут платить за каждый из них. Поклонники фильмов MCU до сих пор могли утверждать, что они уже сделали это, поскольку Камни Бесконечности выступили в качестве основы для большей части представления актеров.В результате половина Камней Бесконечности теперь находится на попечении Вижена, Доктора Стрэнджа и Локи. Это означает, что у них есть то, что хочет Танос, и, как требует история, он получит то, что получит . Мы знаем, что Камни бесконечности попадут в его перчатку — но что происходит с героями?

На первый взгляд, сюжет Infinity War может показаться самым простым из фильмов Marvel на сегодняшний день.Целые фильмы были сосредоточены на открытии Камня бесконечности — теперь все, что Танос должен сделать, — это собрать их. Но если говорить со сценаристами Infinity War на съемочной площадке фильма, это звучит так, будто придется заплатить гораздо более высокую цену, чем просто украденная реликвия. К концу фанаты могли пожелать, чтобы эти Камни Бесконечности и их любимые герои никогда не пересекались.

СВЯЗАННЫЙ: Каждая сила, которую Камни Бесконечности дадут Таносу, объяснена

Герои вселенной Marvel обычно заканчивают тем, что реагируют на планы и преступления злодеев, поэтому Танос, застигнувший их врасплох, ничем не отличается.Но в разговоре с писателями Infinity War Кристофером Маркусом и Стивеном Макфили становится ясно, сколько потерь Танос собирается сделать на каждом шагу на пути к своей цели:

Не могли бы вы рассказать о коллекции Камней? Как камни помогают сформировать вашу историю? С каждым из этих проходящих драгоценных камней мы все смотрели так: «Ну, это тот, где Камни как бы сливаются вместе.»Чтобы сделать это немного проще для следующего человека, это не так, как будто они распространяются —

СТИВЕН МАКФИЛИ: Они все еще рассредоточены. Помните, одна из наших должностей — мы большие структурные парни.Так что, если вы вернетесь и посмотрите в частности на «Зимнего солдата» и «Гражданскую войну», они понравятся, нравятся ли вам фильмы, но они довольно хорошо структурированы. Был сделан большой выбор. Мы должны были сделать то же самое здесь, и все же у нас было 6 Макгаффинов — это может быть беспощадным, если вы все сделаете правильно.

Это означает, что каждый раз, когда вы собираете [Камень Бесконечности] — я не имею в виду вдаваться в пучину сценариев, — но каждый раз, когда вы собираете один, это не может быть просто галочкой. Он должен делать что-то характерное.Он должен продвигать сюжет вперед, но он также должен иметь ставки и стоимость для буквальных персонажей в то время, чтобы это не просто шоппинг. И я думаю, что мы сделали это, и мальчик, мы собираемся вырвать эмоции из каждого из тех моментов, которые мы можем.

Директора Войны бесконечности ранее объяснили, как Доктор Стрэндж войдет в «прямой конфликт с Таносом», поскольку Камень бесконечности висит на его шее.Это вскрытие до сих пор не упоминалось в трейлерах и маркетинге (кроме воссозданной комической сцены пыток Стрэнджа), но другим героям не так повезло. Камень разума у ​​Вижена почти украден, и мы подозреваем, что герой может умереть, отказавшись от Камня космоса. Другими словами, уже есть свидетельства, проливающие свет на оценку МакФили.

Этих потенциальных душевных переживаний достаточно, чтобы бояться их самих, но с уже собранным 10-летним рекламным роликом Marvel, показывающим Перчатку Бесконечности с ЧЕТЫРЕМЯ камнями, создатели фильма, возможно, полностью скрывают некоторые из самых разрушительных жертв.У поклонников Marvel может не быть возможности подготовиться, поэтому, возможно, пришло время начать оценивать Мстителей, которые, скорее всего, умрут.

Лучше перестраховаться, чем сожалеть.

БОЛЬШЕ: Теория Войны Бесконечности: [Спойлер] Dies, Отправив Халка на Землю

Ключевые даты выпуска

  • Мстители: Война бесконечности / Мстители 3 (2018) Дата выхода: 27 апр 2018 г.

Hugh Jackman RM Williams Ad

Хью Джекман снимается в новой рекламе

Об авторе


Эндрю Дайс
(Опубликовано 3143 статей)

Редактор Screen Rant Эндрю Дайс родился в Виннипеге, Манитоба, Канада.Несмотря на то, что бескрайнее ничто канадские прерии называли домом (или, возможно, из-за этого), кино и телевидение были страстью с рождения. Как выпускник Университета Манитобы со степенью в области английской литературы, Эндрю стал ценить историю и писательское мастерство всего, от блокбастеров-комиксов до пошлых боевиков категории B.

Ещё от Andrew Dyce

.

Хобби делает вашу жизнь намного интереснее


Хобби делает вашу жизнь намного интереснее

Наша жизнь была бы
тяжело без отдыха и развлечений. У людей совсем разные
идеи, как провести свободное время. Для некоторых из них единственный
способ расслабиться — смотреть телевизор или пить пиво. Но другие люди
использовать свое свободное время, извлекая из него максимум пользы.если ты
получать удовольствие от занятий в свободное время, чем у вас есть
хобби. Увлечения человека не связаны с его профессией,
но они практикуются для развлечения и удовольствия. Хобби дает
возможность приобретения существенных навыков, знаний и
опыт. Хобби — это своего рода самовыражение и способ
понимать других людей и весь мир. Хобби человека
зависят от его возраста, уровня интеллекта, характера и личного
интересы.То, что интересно одному человеку, может быть банальным или
скучно другому. Вот почему некоторые люди предпочитают читать,
готовка, вязание, коллекционирование, игра на музыкальном инструменте,
рисование, фотография, рыбоводство или компьютерные игры
в то время как другие предпочитают танцы, путешествия, кемпинг или спорт.

Собирая вещи
это очень популярное хобби, и оно может касаться практически любого предмета.
Некоторые люди собирают марки, монеты, значки, книги, часы или
игрушки.Другие собирают пивные банки, брелоки, камни,
спичечные коробки, наперстки и все такое.
Когда у вас есть небольшая коллекция, вы продолжаете ее пополнять. Некоторые
люди даже не помнят, как началась их коллекция, но сейчас
их дом забит различными безделушками, которые они
нельзя использовать, но сохранить ради них. Но некоторые люди
собирать ценные и редкие вещи, поскольку они считают это
хорошее вложение своих денег.

Если вы активны
и устал от городской жизни, если ты хочешь перемен и хочешь получить
вдали от цивилизации, чем кемпинг для вас. Это дешево
способ отдохнуть, поправить здоровье, потренироваться
физически и наслаждаться природой. Некоторые люди предпочитают более экстремальные
кемпинг, когда им нужно выжить на природе, ориентироваться
сами добывают пищу в дикой природе, строят убежища и адаптируются
себя к экстремально холодной погоде.Они учатся преодолевать любые
препятствиями и стать сильным и самостоятельным.

Экотуризм — это
становится популярным и модным во всем мире, особенно
с людьми, которые пытаются нанести минимальный вред окружающей среде
возможное. Туристы посещают места естественной красоты и
обычно путешествуют пешком, на велосипеде или на лодке, так что нет
загрязнение. Они живут в местных домах или отелях и едят местные
еда.Их цель — насладиться природой, познакомиться с местными
культуры и получить незабываемые впечатления, не загрязняя
и растрата или уничтожение природных ресурсов. Они должны держать
места, которые они посещают, чистые и безопасные. Принципы
экологический туризм — это «ничего не оставь после себя, кроме следов и
ничего не убирайте, кроме фотографий »и« Позаботьтесь о
места, которые вы посещаете, путешествуя по собственному дому ». Если
люди запоминают эти простые правила, мы сможем сохранить наши
планете и сохранить дикую природу.

Хобби играет
очень важная образовательная, симуляционная и психологическая роль,
делает вас сильнее физически и морально, помогает бежать
от реальности, совершенствуйте свои знания, расширяйте кругозор, развивайтесь
свои навыки и лучше понять, как мир
работает.


1.Завершите каждое предложение (A H) одним из окончаний (18):
A. Если вам нравится заниматься чем-то в свободное время, то
Б. Хобби дает возможность
C. Хобби человека зависят от его
D. Что интересно одному человеку
Д. Некоторые люди собирают ценные и редкие вещи, поскольку считают
это
F. Кемпинг — дешевый способ
G. Экотуризм популярен среди людей, которые
ЧАС.Хобби играет очень важную роль
1. возраст, уровень интеллекта, характер и личные интересы.
2. воспитательная, симуляционная и психологическая роль.
3. приобретение существенных навыков, знаний и опыта.
4. постарайтесь как можно меньше нанести вред окружающей среде.
5. у вас есть хобби.
6. Может быть банальным или скучным для другого.
7. отдыхать, поправлять здоровье, тренироваться физически
и наслаждаться природой.
8. Быть хорошим вложением своих денег.

2. Дайте определения следующих слов
отдых самообеспечение
самовыражение загрязнения
моделирование безделушек

3 Ответьте на вопросы
1) Как хобби влияет на
жизнь человека?
2) Какие хобби ты знаешь?
3) Почему люди собирают разные
вещи?
4) Как ты относишься к экстриму
поход?
5) Почему экотуризм в моде
сегодня?
6) Каковы принципы
экотуризм?
7) Почему всем важно
есть хобби?
8) Как вы проводите свободное время?

4.Прочтите, что другие люди говорят о своих увлечениях, и заполните
таблица ниже

Катя, 43 года, менеджер банка
Могу сказать, что мое хобби — дрессировка собак. У меня есть собака Джерри и
мы лучшие друзья. Джерри следует всем моим командам и выполняет
несколько простых приемов. Мы прекрасно понимаем друг друга. я трачу
2-3 часа в день тренируя Джерри, и это требует от меня больших усилий
но это так весело! Собаки очень преданные и понимающие
существа, и это большое удовольствие и развлечение для
общаться с ними.Когда Джерри непослушен, я никогда не наказываю
его, но игнорируйте его плохое поведение. И я часто даю ему сладости
и куки в награду.

Адам, 72 года, пенсионер
Собирать молочники начал 12 лет назад. Сначала мой
Коллекция была небольшой, но сегодня у меня в ней более 200 предметов.
Я люблю пить чай с молоком и у меня есть всякие молочники
в моей коллекции. Большинство из них красиво отображаются на
полки в моей гостиной.Мои родственники и друзья знают о
моя страсть, и они часто пополняют мою коллекцию. Моя внучка
часто ездит за границу по делам и для удовольствия, и она всегда
дарит мне молочники. Еще я коллекционирую старинные часы и
иконки, но моя коллекция пока очень мала.

Даниил, 63 года, повар
Мое любимое занятие — любительская астрономия. Когда школьником я
любил физику и астрономию и мечтал стать космонавтом.Наблюдать и изучать небесные объекты очень интересно и
романтичный. Глядя на ночное небо, можно увидеть звезды, Луну,
планеты, кометы и метеорные потоки. Конечно вы не увидите много
глядя на небо невооруженным глазом, поэтому использую оптические
телескопы. Я часто веду записи своих наблюдений и делюсь
полезная информация от других астрономов-любителей. Теперь моя мечта
открыть новую комету и внести полезный вклад
в астрономию.

Саймон, 25, курьер
Паркур учит двигаться быстро и эффективно, а также
преодолевать препятствия, такие как бетонные стены, высокие заборы или камни.
У него нет свода правил или конкуренции. Паркур мне помогает
развивает мое тело и разум и дает мне много энергии. Я учусь
доверять себе и быть сильным. Паркур учит меня преодолевать
повседневные трудности и по-разному подходить к проблемам.Мой
Мы с друзьями тренируемся в парках и заброшенных строениях. Мы пытаемся
чтобы избежать травм но конечно все бывает. Вам не нужно
особая экипировка: только футболка, легкие брюки и
удобная спортивная обувь. Я думаю, что паркур изменил мою жизнь
и мое отношение ко всему.


ХОББИ ДЛЯ
ПРОТИВ

Дрессировка собак
Коллекционирование
Любительская астрономия
Паркур


5.Прочтите цитаты ниже. Выберите любое заявление и прокомментируйте
на нем
«Жизнь — хобби». (Джошуа Ледерберг)
Хобби в день избавит от уныния ». (Филлис МакГинли)
«Зарабатывать деньги — это хобби, которое дополнит любое другое
у тебя есть увлечения, красиво. (Скотт Александр)
«Люди тратят больше на свои хобби, чтобы
время более приятное ». (Стив Вагнер)
Получите максимум от сегодняшнего дня. Получить
что-то интересует.Встряхните себя. Развивайте хобби.
Пусть вас пронизывает ветер энтузиазма. Живи сегодня с
смак.’ (Дейл Карнеги)


Выберите любую тему и составьте на нее небольшую композицию. найти
некоторая дополнительная информация по теме.
1. Мое хобби.
2. Столько людей, сколько увлечений.
3. Странные увлечения.

A. Посмотрите на картинки ниже и скажите, какое у вас хобби.
предпочли бы.Объясните свой выбор словами и словом
комбинации в скобках.
1. кулинария 2. садоводство 3. йога 4. живопись 5. танцы 6.
игра на скрипке 7. рыбалка 8. игра в шахматы 9. фотография 10.
кемпинг 11. чтение 12. вязание

(способ расслабиться, творчество, получить максимум пользы, чтобы
нравится делать что-то ради развлечения, приобретать существенные навыки,
знания и опыт, эстетическое удовольствие, своего рода
самовыражение, эффективное средство в образовании, получить
вдохновения / удовольствия / удовольствия, чтобы улучшить свое здоровье, чтобы
тренироваться физически, заводить друзей, становиться командой,
стать сильным и самостоятельным, расширить кругозор,
включают умственную / физическую стимуляцию)

Б.Дайте определение слову «хобби» и сравните его.
с вариантами ваших товарищей по группе.

C. Прочтите текст «Хобби делает вашу жизнь намного интереснее»
и скажите, согласны ли вы с названием.

»
. .
«.. 2012.

.

Практический тест CAE по чтению и использованию английского языка 3

Вы собираетесь прочитать отрывок из романа. Для вопросов 31-36 выберите ответ ( A, B, C или D ), который, по вашему мнению, лучше всего подходит в соответствии с текстом.

Brick Lane

Примерно через тридцать лет после прибытия в Лондон Чану решил, что пора осмотреть достопримечательности. «Я видел только здание парламента. И это было в 1979 году ». Это был проект. Требовалось много оборудования.Подготовка была сделана. Чану купил шорты, которые висели чуть ниже его колен. Он примерил их и наполнил многочисленные карманы компасом, путеводителем, биноклем, водой в бутылках, картами и двумя типами одноразовых фотоаппаратов. При такой загрузке шорты свешивались до середины икры. Он купил бейсболку и носил ее по квартире, при этом козырек был под разными углами вверх и вниз и повернут к затылку. Ремень для денег закреплял шорты вокруг его талии и не позволял им доходить до его лодыжек.Он составил список туристических достопримечательностей и разработал звездную систему рейтинга, учитывающую историческое значение, то, что он назвал «фактором развлечения» и соотношением цены и качества. Девочки повеселятся. Они были предупреждены об этом требовании.

Жарким субботним утром ближе к концу июля планировка осуществилась. «Я провел здесь больше половины своей жизни, — сказал Чану, — но едва покинул эти несколько улиц». Он смотрел из окна автобуса на грязные цвета Бетнал-Грин-роуд.«Все это время я боролся и боролся, и у меня едва хватило времени поднять голову и осмотреться».

Они сели в передней части автобуса на верхней палубе. Чану разделила место с Назнин, а Шахана и Биби сели через проход. Назнин скрестила лодыжки и сунула ноги под сиденье, чтобы освободить место для двух пластиковых пакетов, в которых был их пикник. «От тебя будет вонять автобусом», — сказала Шахана. «Я не сижу с тобой». Но она не уехала.

«Это так, — сказал Чану, — когда у вас есть все время в мире, чтобы что-то увидеть, вы не беспокоитесь о том, чтобы это увидеть.Теперь, когда мы едем домой, я стал туристом ». Он натянул солнцезащитные очки со лба на нос. Они были частью нового оборудования.

Обратился к девушкам. «Как тебе сейчас нравится отпуск?» Биби сказала, что ей это очень понравилось, а Шахана прищурилась, шаркала пальцами и прислонилась головой к боковому окну.

Чану начал напевать. Он танцевал головой, которая раскачивалась из стороны в сторону, и отбивал ритм на его бедре. Гудение, казалось, исходило из низа его груди и сливалось с общей мелодией автобуса, вибрируя на басовых нотах.

Назнин решила, что она сделает этот день непохожим на другие. Она не позволила бы этому дню разочаровать его.

Кондуктор пришел за проездом. У него было отвисшее лицо: ничто не могло его заинтересовать. «Двое по фунту и двое детей, пожалуйста, — сказал Чану. Он получил свои билеты. «Достопримечательности», — объявил он и расцвел своим путеводителем. «Семейный отдых.»

«Верно», — сказал кондуктор. Он позванил сумкой, ища мелочи. Он был подавлен своей работой.Потолок заставил его наклониться.

«Вы можете мне что-нибудь сказать? На ваш взгляд, Британский музей оценивается выше Национальной галереи? Или вы порекомендуете галерею музею? »

Кондуктор высунул языком нижнюю губу. Он пристально посмотрел на Чану, словно раздумывая, не выгнать ли его из автобуса.

«В моей рейтинговой системе, — объяснил Чану, — это шея и шея. Было бы хорошо узнать мнение местного жителя ».

«Откуда ты, дружище?»

«О, всего в двух кварталах позади», — сказал Чану.«Но это первый праздник за двадцать или тридцать лет».

Кондуктор покачнулся. Было еще рано, но в автобусе было жарко, и Назнин чувствовал запах его пота. Он посмотрел на путеводитель Чану. Он обернулся и посмотрел на девушек. С первого взгляда он знал все о Назнин, затем покачал головой и ушел.

31 В каком смысле экскурсия была «проектом»?
Чану считал своим долгом это сделать.
Это было то, чем Чану хотел заняться давно.
Чану отнесся к этому очень серьезно.
Это было то, что требовало хорошей организации.

32 Описания одежды Чану предназначены для того, чтобы показать, как мало он заботился о своей внешности.
производят впечатление своим чувством юмора.
создают забавные визуальные образы его. Номер
показывает, как плохо он всегда выбирал одежду.

33 Чану решил отправиться на экскурсию в тот день, потому что
он сожалел об отсутствии возможности сделать это раньше.
он чувствовал, что это должны делать девушки.
у него только что появился интерес к достопримечательностям.
ему наскучила местность, в которой он жил.

34 Когда они сели на автобус,
Назнин начал сожалеть о том, что принес с собой столько еды.
девушки чувствовали себя обязанными притвориться, что им весело.
Чану объяснил, почему он привел в путешествие всю семью.
членов семьи проявили разную степень энтузиазма по поводу поездки.

35 Когда Чану показал ему путеводитель, кондуктор
дал понять, что хочет продолжать движение через автобус.
, похоже, думал, что Чану может вызвать проблемы. Первоначально
сделал вид, что не слышал того, что сказал Чану.
чувствовал, что, должно быть, неправильно понял то, что сказал Чану.

36 Что странного в использовании Чану слова «местный»?
Это не имело отношения к тем местам, о которых он спрашивал.
Это могло быть применимо и к нему.
Он не использовал это в обычном значении.
У него не было оснований полагать, что это относится к кондуктору.

Для этого задания: Ответы с пояснениями :: Словарь

.