Содержание

Зачем умер Иисус Христос?

Вступление

Для многих людей ответ на этот вопрос очевиден: «Он умер за мои грехи». Да, это правильный ответ, но эти слова чаще всего звучат как заученная фраза, суть которой многим до конца неизвестна.

Это выявляет такие вопросы: «Какая связь между смертью и грехом?; Почему только смерть освобождает от греха?». Незнание осмысленного ответа на вопрос «зачем умер Иисус Христос?», приводит к неуверенности в Божьем прощении и небрежному отношению к Христу. Чтобы осознать значимость и ценность смерти Сына Божьего для нас, следует знать:

Что такое грех?

Грех – это противление воле Божьей или бездействие в ее исполнении.

1Ин. 3:4 «Грех есть беззаконие». Беззаконие это нарушение установленных границ. Необходимое понятие об этих границах записано в совести человека. Вся же полнота этого знания содержится в Библии. Зная эти границы и преступая их, человек фактически грешит.

Иак. 4:17 «Итак, кто разумеет делать добро и не делает, тому грех». Часто человек пытается быть осторожным. Стараясь не делать другим плохого, он не делает и ничего хорошего. Такая позиция тоже называется грехом.

Последствия греха

Физический мир, в котором мы живем, функционирует по определенным законам. Например, вращение земли, соотношение кислорода и азота в воздухе, земное притяжение и т.д. Все существующие законы не были созданы людьми. Люди лишь научились их узнавать и пользоваться ими. Как бы мы ни прятались, мы не в силах отменить или видоизменить эти законы, потому что это совершенные законы, установленные совершенным Богом.

Параллельно физическому миру существует такой же реальный духовный мир, в котором тоже действуют совершенные и созданные Богом законы. Например: «не рой яму чужому сам в нее попадешь; что посеет человек, то и пожнет; не судите, да не судимы будете; прах ты и в прах возвратишься» и т.д. В отношении греха существуют такие законы:

1. «Возмездие за грех — смерть» Рим. 6:23. Действие этого закона можно увидеть на примере Адама и Евы. Они были предупреждены, что им нельзя есть плод от дерева познания добра и зла. Это был единственный запрет Бога на всевозможные желания человека. Затем звучит закон: «В день, в который ты вкусишь его, смертью ты умрешь». Как только Адам и Ева преступили границы послушания, закон начал действовать. Они были отделены от присутствия Бога – это суть смерти, и это привело к тому, что люди стали умирать физически.

Наглядный пример действия этого закона можно увидеть на следующем примере. В северной Америке, в штате Кентукки, глубоко под землей есть огромная пещера, и в ней — озеро. В озере водятся рыбы, а по берегам его – утки, которые вьют гнезда и выводят птенцов.

Для их жизни есть все необходимое: воздух, вода, пища. Нет одного – света в пещере, там вечно царит глубокий мрак. Как следствие, у всех живущих в этой пещере нет органов зрения. На том месте, где должны быть глаза – чуть заметные следы глазных яблок. Это является ярким доказательством непреложного закона жизни: если живое существо не использует свои телесные или духовные способности, они постепенно атрофируются: «Возмездие за грех – «смерть».

2. Еще один духовный закон гласит: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» Ин. 8:34. Действие этого закона также можно проиллюстрировать примерами:

В одной из телепрограмм о вреде курения, рассказали о судьбе курильщика. Из-за своей пагубной привычки сначала он потерял одну руку. После ее ампутации, первое, что он попросил еще в реанимации – закурить. Несмотря на уговоры врачей, он все же продолжал курить. Через некоторое время ему ампутировали другую руку и снова его первая просьба – закурить. Позже отрезали ногу и опять его первое требование – «дайте сигарету». И, наконец, даже после того, как он потерял оставшуюся ногу, первым желанием этого человека, которого врачи назвали «обрубок» опят, была просьба: «дайте закурить».

Всем понятно, что пьяницами и наркоманами не рождаются – ими становятся. Как только человек допускает какой-либо грех, он начинает терять власть над своей волей. Его волей овладевает грех. Это рабство может выражаться не только в «ярких» грехах, но и таких «незаметных» как ругань, гневливость, ложь и т.д.

Итак, грех несет с собой: первое – возмездие, второе – рабство. Но кто же является грешником? В Рим.3.23 на этот вопрос сказано «все». Исключений нет ни для кого. Значит, все достойны возмездия и в разной степени являются рабами греха.

Что для нас сделал Иисус Христос?

Если птица залетит в форточку, то, желая выбраться на волю, она будет метаться из угла в угол. Мы можем указывать ей направление полета, но до тех пор, пока мы не сделаем это на понятном ей языке, она не поймет нас. Иисус был в плоти человеческой, чтобы на понятном нам языке сказать, где выход, и что нужно делать.

Он, исполненный сострадания к человечеству, пришел в мир, находящийся в столь бедственном положении. Однако заметим, что даже Иисус, Сын Божий, не может изменить установленного закона жизни. Он пришел «не нарушить, но исполнить закон». В Рим. 3:24 говорится, что Он сделал для оправдания человека:

1. «Получая оправдание даром». Павел говорит, что через смерть Христа мы получили оправдание. Оправдание — юридический термин. Если бы на суде вас освободили от ответственности за преступление, то это означало бы, что вы оправданы.

Представьте себе двух человек, которые вместе учатся, двух близких друзей. Один из них стал судьей, а другой преступником. И вот однажды преступник предстал перед судьей. Он совершил преступление, за которое был признан виновным. Судья, узнав своего старого друга, стал перед дилеммой. Представляя закон, он не имел права освободить виновного. С другой стороны, он не хотел наказывать этого человека, потому что любил его. Чтобы восторжествовала справедливость, он объявил, что назначает правонарушителю штраф. Затем сошел со своего судейского места и заплатил им же установленную сумму штрафа.

Этот случай может служить иллюстрацией того, что Бог сделал для нас. По Своей справедливости Он осуждает нас, так как мы виновны, но затем по Своей любви Он приходит в Своем Сыне Иисусе Христе и несет наказание за нас. Таким образом, Он судит (потому что Он не позволяет вине быть безнаказанной), но и оправдывает, потому что платит «штраф» Сам, в лице Своего Сына, и позволяет нам быть свободными. Иисус Христос доброхотно, по собственному желанию, пошел туда, куда грех людской привел человека, и взял на Себя наше возмездие за грех. Он является и нашим Судьей, и нашим Спасителем.

Здесь следует обратить внимание на следующее: Христос не уничтожает физических последствий греховной жизни: человек, в пьяном виде потерявший руку, на всю жизнь остается безруким. Человек может получить от Бога полное оправдание; он может сделаться благословенным орудием в руке Господа, но уже никогда не станет тем, чем первоначально мог бы быть. И мы должны отдать себе во всем этом ясный отчет, глубоко этим проникнуться, чтобы как можно быстрее остановить процесс духовного разложения.

2. «Искуплением». Долг является проблемой не только сегодняшнего дня, это было проблемой также и в древнем мире. Если кто-то имел серьезные долги, то его принуждали продаваться в рабство, чтобы их выплатить. В духовном смысле так было и с нами. Но Господь Своей смертью на кресте заплатил цену выкупа (Мк 10:45). В Ин.19.30 Он сказал последнее слово: «Совершилось». Это слово в те далекие времена ставилось печатью на долговых обязательствах и означало – заплачено. Благодаря жертве и Крови Иисуса, мы освободились от силы греха. Это настоящая свобода. Иисус сказал: «Если Сын освободит вас, вы будете действительно свободными». Это не значит, что мы никогда больше не согрешим, но власть греха над нами разрушена.

В искуплении есть также и важная особенность, так как есть грехи, от власти которых даже Кровь Христа не может нас освободить. Это грехи, от которых мы не хотим отказаться. Все дело именно в этом. Кровь Христова освобождает от греха, с которым я хочу порвать. Чтобы вполне освободиться от греха, надо его лечить с двух сторон: – со стороны человека, его совершающего, и со стороны Сына Человеческого, никогда греха не знавшего. Первый должен с корнем вырвать грех из души своей, употребив для этого всю свою волю; Второй омоет вину греха Своей Кровью, и лишит его (т.е. грех) силы.

Заключение

Хочу подчеркнуть, что освобождение от возмездия и власти греха возможны только через Христа и только в той мере, насколько дверь нашего сердца открыта Ему. Бывает, что мы не вполне открываем для Бога нашу душу, но только «приоткрываем». Именно так поступает большинство людей. Но открыть наше сердце только отчасти — значит впустить в нее лишь часть жизни и дать возможность зародышу смерти оставаться в ней.

Для чего умер Христос | Православие и мир

В эти дни, когда мы вспоминаем страдания Господа нашего ради спасения, важно задуматься о том, как именно наше спасение связано с Его деяниями. Для многих этот вопрос остается непроясненным – как он был непроясненным для меня.

Сергей Худиев

Сергей Худиев

После того, как я обратился и принял Крещение, прошли годы, пока я понял, зачем умер Христос и какое отношение это имеет ко мне лично. То есть я, конечно, прекрасно знал, что Христос распят за нас, и мог повторить Символ веры, будучи разбужен среди ночи, и, конечно, много раз читал и слышал фразу «Христос умер за грехи наши, по Писанию», но я не смог бы ответить на вопрос: «А как это связано с лично моей надеждой?»

Путь спасения – как я его видел – выглядел примерно так: раньше я вел себя плохо, пренебрегал заповедями, знать не желал никакой воли Божией, но вот теперь – другое дело, я сделался добрым христианином, уклоняюсь от наиболее грубых проявлений безнравственности, хожу в Церковь, и перед Богом это приобретет мне оправдание.

Усилия жить правильно, как надлежит христианину, чрезвычайно полезны – прежде всего, потому что они приводят к осознанию невозможности так жить. Не получается. Я явно не сдаю норматива «готов к раю».

Попытки привести свою жизнь в соответствие с Божиим законом приводят к тому, что ты обнаруживаешь, что, во-первых, не живешь по этому закону, во-вторых, не можешь, а в-третьих – и не хочешь.

Можно попытаться, как те древние израильтяне, провозгласить: «Всё, что сказал Господь, сделаем и будем послушны» (Исх. 24:7), «но потом природа всё равно возьмет свое», как говорится в анекдоте.

В самом деле, наша падшая природа ищет самоутверждения и доминирования, ищет распоряжаться миром, другими людьми и даже Богом по своей воле, ставить именно себя в центр. Когда я прочитал в одной христианской книге, что христианин должен ставить на первое место Бога, потом ближнего, и на последнее – себя, я понял, что это именно то, чего я не хочу делать. Это то, что вызывает яростный внутренний протест.

Религия как таковая ничего не меняет в этой греховной воле к власти, она просто дает ей новую арену деятельности. Та линия критики религии, которая идет от Ницше и Маркса – что религия есть орудие власти одних людей над другими – опирается на реальность, и повинна только в слишком узком взгляде на вещи. Для падшего человека абсолютно всё – религия, атеизм, наука, политика, искусство – превращается в орудие власти над другими. Избавиться от религии, как показывает советский или китайский опыт, можно, но это ничего не меняет в склонности человека подавлять своего ближнего. Напротив, это подавление приобретает еще более жестокие формы.

Обратившись в религию, можно сделаться, как предупреждает Христос, «сыном геенны», приписав своим человеческим страстям сверхъестественное оправдание. Человеческая религия так же сочится грехом, как и всё человеческое.

В Евангелии очень много места занимает именно конфликт Христа и фарисеев – как людей, несомненно, глубоко религиозных. Людей, которые прилагали огромные усилия к тому, чтобы быть у Бога на хорошем счету – и которых, в итоге, опередили мытари и блудницы. Потому что падшая природа берет свое – человек начинает приписывать себе особый религиозный статус, потом подавлять и превозноситься (это происходит непроизвольно, как рука пьяницы тянется к бутылке), потом любые сомнения в его особом статусе начинают восприниматься как подрыв истинной веры.

Есть грубоватая армейская шутка: «И запомните: всё, что вы делаете, вы делаете неправильно». Увы, это верно в отношении нашей падшей природы – грех отравляет все наши порывы, особенно те, которые кажутся нам наиболее достойными, благородными и благочестивыми. Человек может произносить все положенные смиренные самообвинения, и в то же время упиваться гордыней и презрением.

Даже желание добиться Божиего одобрения очень быстро оказывается отравленным гордыней – человек уже ищет превознести себя, а не Бога, и уничижать тех, кто угождает Богу неправильно.

Преодолеть свою греховность так же невозможно, как вытащить себя из болота за волосы. Это безнадежно.

И вот Евангелие возвещается на фоне этой безнадежности. Обычно, когда люди говорят о «Евангелии», они имеют в виду «книги, содержащие наставления Иисуса о том, как должно жить». Снаружи – неверующими или последователями нехристианских религий – Евангелие воспринимается как сборник наставлений, которые Иисус преподал человечеству, подобно другим великим учителям.

Есть ряд религиозных текстов, которые говорят о том, как нужно себя вести, чтобы приобрести благоволение Бога – и Евангелие ставится в этот ряд. Но если мы обратимся к самому Новому Завету, мы обнаружим, что речь там идет о другом. Во-первых, Евангелие – это возвещение, а не текст. Во-вторых – это возвещение не о том, что мы должны сделать для Бога, но о том, что Бог сделал для нас.

Наставления в Евангелии, конечно, есть, и они очень важны – хотя не уникальны. Параллели есть и в Ветхом Завете, и за пределами библейского мира. Люди всегда понимали, что братское сотрудничество лучше соперничества, прощение лучше мести и смирение лучше гордыни. Беда в том, что они себя так не вели; нельзя сказать, что наставления мудрецов не имели смысла вообще – кое-какой сдерживающий эффект у них был – но они не могли исцелить человека и примирить его с Богом.

Катастрофа грехопадения ввергла человеческий род в ситуацию внутреннего раскола – с одной стороны, мы знаем, и не можем не знать, как поступать правильно. Мы все хотели бы жить в мире, где люди поступают как должно. Это был бы почти что рай. Но мы неспособны – и даже не хотим – поступать так сами.

Можно читать волку лекции о возвышенной природе вегетарианства; он даже может быть растроган и уронить скупую волчью слезу. Но он не перестанет быть волком. Религиозные визионеры или философы могут произносить совершенно правильные слова – но это всё инструкции по вытаскиванию себя из болота за волосы, они не работают.

И вот в лице Иисуса Христа в мир приходит Бог. Но не только Бог – Господь Иисус, как учит Церковь, обладает двумя природами – Он целиком и полностью Бог и целиком и полностью человек. И вот, как человек – Он безгрешен. Он, в отличие от нас, не ищет утвердить Себя, попирая других. Он безупречно повинуется Отцу и смиренно исполняет Его волю. Он приходит, чтобы послужить. «Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10:45)

Есть один Человек, который совершенно безгрешен и праведен – это Иисус Христос. Он, один из всего человеческого рода, оправдан, превознесен, и прославлен полностью заслуженно. Другие люди могут быть праведниками относительно – в том смысле, что они в лучшую сторону отличаются от своего окружения. Иисус – единственный из всех – праведен абсолютно, перед Богом. Воскресение показывает, что на всём, что Он сказал и сделал, лежит печать Божьего одобрения.

Писание говорит, что Христос «не стыдится называть нас братьями» (Евр. 2:11), Он добровольно отождествляет Себя с грешниками, так, что несет на Себе наши грехи и оправдывает нас Своей праведностью. Святой Иоанн Златоуст говорит: «Как явление богатства состоит в том, чтобы не только самому быть богатым, но и других делать богатыми, явление жизни – в том, чтобы не только самому быть живым, но и мертвых оживлять, и явление силы – в том, чтобы не только самому быть сильным, но и укреплять слабых, так и явление правды состоит в том, чтобы не только самому быть праведным, но и других, истлевших в грехах, мгновенно делать праведными. Изъясняя это, (апостол) и сам раскрыл, что значит явление, сказавши: “да [явится] Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса (Рим. 3:26)”, не сомневайся: ты оправдываешься не делами, но верою. Не избегай же правды Божией, так как она представляет двойное благо, – и легко приобретается, и предложена всем».

Заслужил ли я рай? Нет, и было бы нелепо это предполагать. Могу ли я заслужить его в будущем? Нет, это безнадежно. Заслужил ли Христос право ввести меня в рай? Да, и Евангелие – именно об этом. Наша надежда основана не на том, что мы сделали, делаем или надеемся сделать в будущем – но на том, что совершил ради нас Бог в Иисусе Христе.

Как еще говорит святой Иоанн Златоуст, «ведь мы были освобождены от наказания, совлеклись всякого зла, были возрождены свыше, воскресли после погребения ветхого человека, были искуплены, освящены, приведены в усыновление, оправданы, сделались братьями Единородного, стали Его сонаследниками и сотелесными с Ним, вошли в состав Его плоти и соединились с Ним так, как тело с главою.

Всё это Павел и назвал избытком благодати, показывая, что мы получили не только врачевство, соответствующее нашей язве, но и здоровье, красоту, честь, славу и такие достоинства, которые гораздо выше нашей природы. Каждый из этих даров мог бы сам по себе истребить смерть. А когда все они открыто стекаются вместе, тогда смерть истребляется с корнем и не может уже появиться ни следа ее, ни тени. Это подобно тому, как если бы кто за десять оволов вверг какого-нибудь должника своего в темницу и не только его самого, но, по вине его, и жену его, детей и слуг, а другой, пришедши, не только внес бы те десять оволов, но еще подарил десять тысяч талантов золота, привел узника в царский дворец, посадил на месте самой высокой власти и сделал бы его участником самой высокой чести и других отличий – тогда давший в заем не мог бы и вспомнить о десяти оволах.

Так же случилось и с нами. Христос заплатил гораздо больше того, сколько мы были должны, и настолько больше, насколько море беспредельно в сравнении с малой каплей. Итак, не сомневайся, человек, видя такое богатство благ, не спрашивай, как потушена искра смерти и греха, как скоро излито на нее целое море благодатных даров».

Будучи нищими, безнадежными и осужденными сами в себе, мы находим богатство, твердую надежду и оправдание в Иисусе Христе. Почему я, будучи грешником, имею твердую надежду на оправдание? Потому что я оправдываюсь не своей праведностью, но праведностью Иисуса Христа.

Там, на Голгофе, Господь совершил всё необходимое и достаточное для нашего спасения.

Через веру, которая проявляется в Крещении, Евхаристии и хранении заповедей, мы принимаем Его дар.

Смерть Иисуса Христа с точки зрения медицины

Иисус Христос умер за грехи каждого из нас

 

Смерть Иисуса Христа стала поворотным моментом в истории человечества. Наверное на земле почти нет людей, которые бы не слышали об Иисусе Христе и его жизни. Но в тоже самое время не многие осознают, что Иисус Христос действительно сделал для каждого человека на земле. Мы предлагаем вам ознакомиться со статьей С. Трумэна Дэвиса, который пишет о физических аспектах страдания Иисуса Христа на кресте — в последние часы Его земной жизни.

 

Смерть Иисуса Христа — взгляд с точки зрения медицины

 

Почти все жители земли слышали об Иисусе Христе. У многих дома есть Библии. Некоторые её пытались читать. И совсем немногие пытаются жить, согласно тому, что в ней написано. В данной статье автор описывает смерть Иисуса Христа с точки зрения медицины. Иисус Христос был распят на кресте — Он умер смертью, которой обычно казнили преступников. Он умер за каждого из нас. Прочтите эту статью и вы никогда уже не сможете забыть о том, что произошло в тот день…

В этой статье я хочу обсудить некоторые физические аспекты страстей или страданий Иисуса Христа. Мы проследим Его путь из Гефсиманского сада на суд, затем, после Его бичевания, шествие на Голгофу и, в конце концов, Его последние часы на кресте…

Я начал с изучения того, как практически осуществлялся акт распятия, т. е. истязания и лишения жизни человека, когда пригвождали к кресту. По всей видимости, первое известное в истории распятие совершили персы. Александр Македонский и его военачальники возобновили эту практику в странах Средиземноморья: от Египта до Карфагена. Римляне переняли это у Карфагенян и быстро, как и все, что они делали, превратили это в эффективный способ казни. Известные римские авторы (Ливий, Цицерон, Тацит) пишут об этом. Некоторые нововведения и изменения описываются в древнеисторической литературе. Я упомяну только часть из них, имеющую отношение к нашей теме. Вертикальная часть креста, иначе ножка, может иметь горизонтальную часть, иначе древо, расположенную на 0,5 – 1 метр ниже вершины — как раз такую форму креста мы обычно считаем сегодня классической (позже он был назван латинским крестом). Однако, в те дни, когда наш Господь жил на Земле, форма креста была иная (наподобие греческой буквы «тау» или нашей буквы «т»). На этом кресте горизонтальная часть располагалась в выемке на вершине ножки. Существует достаточно много археологических свидетельств того, что Иисус Христос был распят именно на таком кресте.

Вертикальная часть обычно постоянно находилась на месте казни, и осужденный человек должен был нести древо креста, весившее около 50 килограммов, от тюрьмы до места казни. Без каких-либо исторических или библейских доказательств художники Средневековья и эпохи Ренессанса изображали Христа, несущего целиком весь крест. Многие из этих художников и большинство скульпторов сегодня изображают ладони Христа, в которые вбиты гвозди. Римская историческая летопись и экспериментальные доказательства говорят о том, что гвозди вбивались между костями запястья, а не в ладони. Гвоздь, вбитый в ладонь, разорвет её сквозь пальцы под действием веса тела осужденного. Это ошибочное мнение, возможно, явилось результатом недопонимания слов Христа, обращенных к Фоме: “Посмотри руки мои”. Анатомы, как современные, так и древние, всегда считали запястье частью руки. Небольшую дощечку с надписью о преступлении осужденного обычно несли впереди процессии, а затем прибивали к кресту над головой. Эта табличка вместе с древком, прикрепленным на вершине креста, могла создать такое впечатление формы, характерной для латинского креста.

Страдания Христа начинаются уже в Гефсиманском саду. Из многих аспектов я рассмотрю только один, представляющий физиологический интерес: кровавый пот. Интересно, что Лука, который был врачом среди учеников, единственный, кто упоминает об этом. Он пишет: «И в мучениях еще усерднее молился Он. И словно капли крови, падал на землю пот Его». Современные исследователи использовали все мыслимые попытки, чтобы подыскать объяснение этой фразе, очевидно пребывая в ложной уверенности, что этого не может быть. Много напрасных усилий можно было бы избежать, если обратиться к медицинской литературе. Описание явления гематидроза, или кровяного пота, хотя и очень редко, но встречается в литературе. Во время большого эмоционального стресса мельчайшие капилляры в потовыделяющих железах разрываются, что приводит к смешиванию крови и пота. Одно лишь это могло вызвать у человека состояние сильной слабости и, возможно, шока.

Мы опускаем здесь места, связанные с предательством и арестом. Должен подчеркнуть, что важные моменты страданий Христа отсутствуют в этой статье. Возможно, это огорчит Вас, но для того, чтобы следовать нашей цели — рассмотреть только физические аспекты страданий — это необходимо. После ареста, ночью Христа привели в Синедрион к первосвященнику Каиафе. Здесь Ему наносят первую физическую травму, ударяя по лицу за то, что Он молчал и не отвечал на вопрос первосвященника. После этого охранники дворца надели Ему повязку на глаза и издевались над Ним, требуя сказать, кто из них плевал на Него и бил по лицу.

Утром Христа, избитого, жаждущего и изнеможенного от бессонной ночи, ведут по Иерусалиму в преторию крепости Антония, место, где находился прокуратор Иудеи Понтий Пилат. Вам, конечно, известно, что Пилат попытался переложить ответственность за принятие решения на тетрарха Иудеи Ирода Антипу. Очевидно, что у Ирода Христу не причиняли физических страданий и Он был приведен обратно к Пилату.

И вот затем, уступая крикам толпы, Пилат приказал освободить мятежника Варавву и осудил Христа на бичевание и распятие. Существует много разногласий среди авторитетных ученых относительно того, что бичевание служило прелюдией к распятию. Большинство римских писателей того времени не связывают вместе эти два вида наказания. Многие исследователи считают, что первоначально Пилат приказал бичевать Христа и этим ограничиться, а решение о смертной казни через распятие было принято под давлением толпы, утверждавшей, что прокуратор не защищает данным образом кесаря от человека, называющего себя Царем Иудейским.

И вот идет подготовка к бичеванию. С узника срывается одежда, и его руки привязывают над головой к столбу. До конца не ясно, пытались ли соблюдать римляне иудейский закон относительно бичеваний. У иудеев был древний закон, по которому запрещалось наносить более, чем сорок ударов. Фарисеи, всегда следившие за неукоснительным соблюдением закона, настаивали на том, чтобы число ударов было тридцать девять, т. е. в случае ошибки при счете закон, тем не менее не был бы нарушен. Римский легионер приступает к бичеванию. В руках у него плеть, которая представляет собой короткий кнут, состоящий из нескольких тяжелых кожаных ремней с двумя маленькими свинцовыми шариками на концах.

Тяжелая плеть со всей силой снова и снова опускается на плечи, спину и ноги Христа. Вначале тяжелые ремни рассекают только кожу. Затем они врезаются глубже в подкожную ткань, вызывая кровотечение из капилляров и подкожных вен, и, наконец, приводя к разрыву кровяных сосудов в мышечной ткани.

Маленькие свинцовые шарики сначала образуют большие и глубокие кровоподтеки, которые при повторных ударах разрываются. Под конец этой пытки кожа на спине свисает длинными клочьями и все это место превращается в сплошное кровавое месиво. Когда руководящий этой экзекуцией сотник видит, что узник близок к смерти, бичевание, наконец, прекращается.

Христу, находившемуся в полусознательном состоянии, развязывают руки, и Он падает на камни, залитые Его кровью. Римские воины решают теперь позабавиться над провинциальным евреем, заявляющим, что Он — Царь. Они набрасывают на Его плечи одежду и дают Ему в руки палку в качестве скипетра. Но нужна еще корона, чтобы завершить эту забаву. Они берут небольшой пучок гибких веток, покрытых длинными шипами (обычно используемых для костра), и сплетают венок, который надевают на Его голову. И снова происходит обильное кровотечение, поскольку на голове расположена густая сеть кровеносных сосудов. Наглумившись вдоволь и разбив Его лицо, легионеры берут у Него трость и бьют Его по голове, чтобы терновые шипы еще глубже врезались в кожу. Устав, наконец, от этой садистской забавы, они срывают с Него одежду. Она прилипла уже к сгусткам крови на ранах, и её срывание, так же как и неосторожное снятие хирургической повязки, вызывает мучительную боль, почти такую же, как если бы Его снова хлестали плетью, и Его раны опять начинают кровоточить.

Из уважения к еврейской традиции римляне возвращают Ему одежду. Тяжелое древо креста привязывают к Его плечам, и процессия, состоящая из осужденного Христа, двух разбойников и отряда римских легионеров, возглавляемых сотником, начинает свое медленное шествие на Голгофу. Несмотря на все усилия Христа идти прямо, Ему это не удается, и Он, спотыкаясь, падает, так как деревянный крест слишком тяжел и было потеряно много крови.

Иисус пытается встать, но силы оставляют Его. Сотник, проявляя нетерпение, заставляет некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, взять и нести крест вместо Иисуса, Который в холодном поту и теряя много крови, пытается идти Сам. Путь длиной около 600 метров от крепости Антония до Голгофы, наконец, завершен. С узника снова срывают одежду, оставляя только набедренную повязку, что позволялось евреям.

Начинается распятие, и Христу предлагают выпить вино, смешанное с миррисом, слабоанестезирующую смесь. Он отказывается от нее. Симону приказывают положить крест на землю и затем быстро кладут Христа спиной на крест. Легионер проявляет некоторое замешательство перед тем, как он вбивает тяжелый квадратный кованый гвоздь в запястье руки и пригвождает её к кресту. Он быстро проделывает то же самое с другой рукой, стараясь не тянуть её слишком сильно, чтобы дать некоторую свободу в движениях. Древо креста затем поднимается и водружается на вершине ножки, после чего прибивается табличка с надписью: ИИСУС НАЗОРЕЙ, ЦАРЬ ИУДЕЙСКИЙ.

Левую ступню прижимают сверху к правой пальцами вниз и вбивают гвоздь в подъем ступней, оставляя колени слегка согнутыми. Распятие жертвы завершено. Его тело повисает на гвоздях, вбитых в запястье, что вызывает мучительную, нестерпимую боль, которая отдает в пальцы и пронзает всю руку и мозг: гвоздь, вбитый в запястье, давит на срединный нерв. Пытаясь уменьшить нестерпимую боль, Он приподнимается, перенося вес Cвоего тела на ноги, прибитые гвоздем к кресту. И вновь жгучая боль пронзает нервные окончания, расположенные между плюсневыми костями ступни.

В этот момент происходит еще одно явление. По мере того, как накапливается усталость в руках, волны судорог проходят по мышцам, оставляя за собой узлы неослабевающей пульсирующей боли. И эти судороги лишают Его возможности приподнять Свое тело. Из-за того, что тело полностью повисло на руках, грудные мышцы парализованы, а межреберные мышцы не могут сокращаться. Воздух можно вдохнуть, но нельзя выдохнуть. Иисус изо всех сил пытается подтянуться на руках, чтобы сделать хотя бы маленький глоток воздуха. В результате накопления углекислого газа в легких и крови судороги частично ослабевают и появляется возможность приподняться и сделать выдох, чтобы затем получить спасительный глоток воздуха. Несомненно, именно в этот период времени Он произносит семь коротких фраз, которые приведены в Святом Писании.

Первую фразу Он произносит, когда смотрит на римских воинов, деливших Его одежду, бросая жребий: «Отец, прости им, ибо они не ведают, что творят».

Вторую, когда обращается к раскаявшемуся разбойнику: «Истинно говорю тебе, сегодня будешь со мною в раю».

Третью, когда видит в толпе Свою мать и убитого горем юного апостола Иоанна: «Вот сын твой, женщина» и «Вот мать твоя».

Четвертую, являющуюся первой строфой 21 Псалма: «Боже мой! Боже мой! Для чего Ты оставил меня?»

Приходят часы непрекращающихся мук, судороги пронзают Его тело, возникают приступы удушья, жгучей болью отдается каждое движение, когда Он пытается приподняться, так как раны на спине вновь раздираются о поверхность креста. После этого следует другая агония: сильная сдавливающая боль возникает в груди из-за того, что кровяная сыворотка медленно заполняет околосердечное пространство, сжимая сердце.

Вспомним слова из 21-го Псалма (стих 15): «Я пролился, как вода, все кости мои рассыпались, сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей». Все почти кончено. Потеря жидкости в теле достигла критической точки, сдавленное сердце еще пытается перекачивать густую и вязкую кровь через сосуды, измученные легкие делают отчаянную попытку втянуть хоть немного воздуха. Чрезмерное обезвоживание тканей приносит мучительные страдания.

Иисус издает крик: «Меня мучает жажда!» Это пятая Его фраза. Вспомним другую строфу из пророческого 21-го Псалма: «Сила моя иссохла, как черепок, язык мой прильнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной».

Губка, смоченная в дешевом кислом вине Поска, которое было в ходу у римских легионеров, подносится к Его губам. Он, видимо, ничего не пил. Страдания Христа достигают крайней точки, Он чувствует холодное дыхание смерти. И Он произносит Свою шестую фразу, которая не является всего лишь причитанием в предсмертной агонии: «Вот теперь все».

Его миссия искупления грехов человеческих завершена, и Он может принять смерть. Еще одно последнее усилие, Он снова упирается разбитыми ступнями ног, выпрямляется, делает вдох и издает Свою седьмую и последнюю фразу: «Отец, в Твои руки передаю дух Мой».

Остальное известно. Не желая омрачать субботу перед Пасхой, евреи попросили о том, чтобы казненных сняли с крестов. Обычным методом, используемым для завершения казни через распятие, было перебивание костей голени. Тогда жертва не сможет больше приподниматься на ногах и вследствие большого напряжения в мышцах груди наступает быстрое удушье. Ноги у двух разбойников были перебиты, но когда воины подошли к Иисусу, то увидели, что в этом нет необходимости, и таким образом сбылось Писание: «Кость Его да не сокрушится». Один из воинов, желая убедиться в том, что Христос умер, пронзил Его тело в области пятого межреберья по направлению к сердцу. В Евангелии от Иоанна 19:34 говорится: «…и сразу кровь и вода хлынули из раны». Это говорит о том, что вода вышла из объема вокруг сердца, а кровь — от пронзенного сердца. Таким образом, у нас есть достаточно убедительные посмертные доказательства, что наш Господь умер не обычной при распятии смерти от удушья, но от сердечной недостаточности вследствие шока и сдавливания сердца жидкостью в области перикардии.

Итак, мы увидели то зло, на которое способен человек по отношению к другому человеку и к Богу. Это весьма неприглядная картина, которая производит угнетающее впечатление. Как же мы должны быть благодарны Богу за Его милосердие к человеку — это чудо искупления грехов и ожидание пасхального утра!

С. Трумэн Дэвис
Перепечатка из журнала Аризона Мэдисин. Март, 1965.

 

Если вы хотите узнать о том, чему учил Иисус Христос и за что Он умер, напишите нам через раздел контакты на этом сайте.

Нашли ошибку в статье? Выделите текст с ошибкой, а затем нажмите клавиши «ctrl» + «enter».


Больше статей по теме

Больше статей по теме

Другие темы


Проверь свои знания онлайн!

Хотите проверить свои знания Библии — пройдите тесты на нашем сайте. Выбирайте интересующий тест из списка, отвечайте на 10 вопросов, и сразу получайте результаты! 

Пройти тест

 

Библейский курс для начинающих

Чему учит Новый Завет, кому он адресован и в чем заключается учение Иисуса Христа? За что умер Иисус на кресте и как это касается вас лично? Зачем нужна церковь? Что такое спасение и как его обрести? Все ли религии ведут к Богу и где найти истину? Напишите нам письмо, в котором укажите, что хотите пройти библейские курсы для начинающих.

Курсы для начинающих


За что умер Христос? — Православный журнал «Фома»

hudiev_gВспоминая перед Пасхой страдания и смерть Христа мы задаемся вопросом: зачем и ради чегно Он пошел на крест? Для многих (как, например, для Белинского) — это смерть мученика “за правое дело”. Для некоторых — просто еще одна несправедливость в ряду мировых несправедливостей, убийство хорошего человека, попавшего в водоворот политических и религиозных конфликтов того времени. Для кого-то — пример терпения перед лицом преследований. Нельзя сказать, что все это неверно. Но назвать Иисуса просто “великим Учителем нравственности” или просто мучеником за правое дело — значит недоговорить чего-то самого важного.

В третьей главе книги Бытия диавол, искушая первых людей, обещает, что вкусив  плод познания добра и зла они не умрут. Это ложь. Возмездие за грех – смерть, и она абсолютно неизбежна. Тот же искуситель побуждает нас предъявлять претензии по этому поводу к Богу. Действительно, ну что, трудно Ему что ли как-нибудь взять и обойти собственный закон, раз он нас любит?

Представьте себе, что я совершил преступление — например, ограбил лавку. У меня есть друг — хороший, честный человек, который меня искренне любит, как родного брата. Я прошу моего верного, надежного друга, чтобы он обеспечил мне алиби — дал показания, что в момент совершения преступления мы с ним играли в шахматы. И тут он… отказывается. Он мой друг, и он меня любит, но он не будет лжесвидетельствовать — у него есть моральные принципы. Я могу быть очень недоволен — “Хорош друг! Не хочет спасти меня от тюрьмы, когда ему-то это ничего не стоит! И это называется дружба?” Но он действительно не хочет лжесвидетельствовать — именно потому, что он хороший и честный человек. Он будет носить мне передачи в тюрьму — а вот лгать его лучше не просить.

Также и Бога лучше не просить поступать по лжи. Но это не значит, что Он ничего не делает для нашего спасения. Он делает, но нечто иное — становится человеком и умирает за наши грехи. Это то, что человеческой гордости трудно проглотить — выходит, что мы виновные, плохие, испорченные люди, вся надежда которых в том, что за нас умер Невиновный, Преблагой и Непорочный? Именно так.

Если Вы, скажем, по пьяни устроили пожар, а Вас спас пожарный — Вас спас, а сам погиб в огне — Вы почувствуете себя глубоко пристыженным. Можно сохранять гордость, когда Вас незаслуженно унижают; невозможно сохранить ее, когда Вам оказывают незаслуженное благодеяние. Трудно задирать нос, зная, что за Ваши грехи умер Невиновный — поэтому эту весть так тяжело принять. Но возвещение Апостолов именно таково — “Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных (1Пет.3:18)”

Вся наша надежда — и никакой другой надежды нет — на то, что за нас умер Невиновный. Страстная Седмица ставит нас перед этим фактом.

Евангелие подчеркивает это, свидетельствуя о том, что первый человек, попавший в рай, был разбойником, бандитом, который обратился к Господу уже умирая (Лк.23:42). Он ничем не мог загладить своих прошлых преступлений — он просто попросил о милости, о даре — и получил этот дар.

Но бесплатных даров не бывает. Если они бесплатны для получателя, это просто значит, что за них заплатил кто-то другой. Если друзья угощают вас обедом, то это потому, что они заплатили за продукты и потратили время на готовку. Если нам дарят что-то, маленькое или большое — для нас это бесплатно, но дарителям пришлось за это платить. Мы не платим за наши грехи, мы получаем прощение даром — потому, что за него заплатил Даритель. Как Он — устами Церкви — провозглашает на каждой Литургии, “сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. (Матф.26:27,28)” Оставление грехов обретено ценой Его крови — Его мучительного борения в Гефсимании, Его бичевания, Его Креста, Его оставленности, Его страшной смерти. Не существует “дешевой благодати”. Вся благодать оплачена на Кресте. Мы обретаем прощение и вечную жизнь потому, что, как говорит Апостол, “Христос умер за грехи наши, по Писанию (1Кор.15:3,4)”.

История Страстей напоминает нам эту истину — истину, которая преобразит нашу жизнь, если мы примем ее всерьез. Царь мироздания, который был “изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши (Ис.53:5)”, кротко просит: “Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. (Иоан.14:15)”.

Голгофа. Для чего нужна была крестная смерть Спасителя?

диакон Андрей

 

В пасхальную ночь полагалось резать агнцев и вкушать их. Пасхальная трапеза обязательно включала жареного ягненка. Но правила кошерной (разрешенной иудаизмом) пищи предполагают, что в мясе не должно быть крови. По свидетельству Иосифа Флавия, на Пасху в Иерусалиме резалось 265 тысяч ягнят. Ирод Агриппа, чтобы подсчитать число благочестивых семей, велел отделять жертвы к очагу – их оказалось 600 тысяч… Из этих сотен тысяч жертвенных животных надо было излить всю кровь. Если учесть, что в Иерусалиме не было канализации, можно представить, какое количество крови городские сточные канавы несли к Кедронскому потоку.

Кедрон протекает между Иерусалимской стеной и Гефсиманским садом, в котором арестовали Христа. В предпасхальные дни Кедрон наполнялся не столько водой, сколько кровью. Перед нами символ, рожденный самой реальностью: Христа, Новозаветного Агнца, ведут на казнь через реку, полную крови ветхозаветных агнцев. Он идет пролить Свою кровь – чтобы не было больше нужды ни в чьем убийстве. Вся страшная мощь ветхозаветного культа не смогла всерьез исцелить человеческую душу. «Делами закона не оправдается никакая плоть»…

В Гефсиманском саду начинаются страдания Христа. Здесь Он провел последние часы Своей земной жизни в молитве к Отцу.

Евангелист Лука, врач по образованию, описывает облик Христа в эти минуты с предельной точностью. Он говорит, что когда Христос молился, то кровь, как капли пота, стекала по лицу Его. Это явление известно медикам. Когда человек находится в состоянии крайнего нервного или психического напряжения, то иногда – (крайне редко) такое бывает. Капилляры, которые находятся ближе к коже, рвутся, и кровь проступает сквозь кожу через потовые протоки, смешиваясь с потом. В таком случае действительно образуются крупные капли крови, которые стекают по лицу человека. В таком состоянии человек теряет очень много сил. Именно в этот момент Христа арестовывают. Апостолы пытаются сопротивляться. Апостол Петр, который носил с собою «меч» (возможно, это был просто большой нож) готов воспользоваться этим оружием, чтобы защитить Христа, но слышит от Спасителя: «возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» Апостолы разбегаются. Спросонок никто не был готов следовать за Христом. И только один из них, скрываясь за кустами, следует какое-то время за храмовой стражей, ведущей Христа в город. Это – евангелист Марк, который позднее в своем Евангелии расскажет об этом эпизоде. Пока Христос молился в Гефсиманском саду, апостолы вопреки просьбам Христа спали. В те времена было принято спать нагими, и на Марке не было одежды. Вскочив, юноша набросил на себя что-то наспех, и в таком виде последовал за Христом. Мелькание этого пятна за кустами все-таки заметили, стражники попытались поймать его и Марк, оставив накидку в руках храмовой стражи, убежал нагим (Мк. 14:51). Этот эпизод достоин упоминания потому, что за несколько веков до этого он был по сути предсказан уже в Ветхом Завете. В книге пророка Амоса (2.16) было сказано о дне пришествия Мессии: «И самый отважный из храбрых убежит нагой в тот день». Марк действительно оказался самым отважным, он единственный пробует следовать за Христом, но все-таки и он вынужден нагим бежать от стражи…

Иисуса, преданного Иудой, схватили стражники Синедриона – высшего органа управления иудейской религиозной общины. Его привели в дом первосвященника и на скорую руку судили, прибегая и к лжесвидетельствам, и к клевете. Успокаивая совесть собравшихся, первосвященник говорит: «… лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб». Синедрион стремится показать римским властям, что он сам в состоянии укрощать «возмутителей спокойствия» и не давать повода римлянам для репрессий.

Дальнейшие события в Евангелии описаны достаточно подробно. Последовал суд первосвященников. Римский прокуратор (наместник) Понтий Пилат не находит за Иисусом вины, которую на Него возлагает Синедрион: «Развращение народа, призыв к отказу платить подать кесарю – императору Рима, претензии на власть над иудейским народом». Однако первосвященник Каиафа настаивал на казни, и в конце концов Пилат дает свое согласие.

Обратим внимание только на ту часть приговора, где Синедрион говорит: «Он делает себя Богом». Значит, даже те, кто отнюдь не симпатизировал проповеди Христа, считали, что Он приравнивал Себя к Богу, т.е. утверждал Свое богоравное достоинство. Поэтому, естественно, в глазах правоверных иудеев, исповедующих сугубое единство Бога, это действительно было кощунство, именно это, а отнюдь не претензия на мессианское достоинство. Скажем, Бар Кааба, который приблизительно в это же время претендовал на мессианский титул, не был распят и его судьба гораздо более благополучна. Итак, суд позади, начинается ночь перед казнью.

Голгофа – невысокий холм за городскими стенами Иерусалима – была традиционным местом публичных казней. Именно для этих целей на вершине холма постоянно стояло несколько столбов. По обычаю, приговоренный к распятию должен был на себе нести из города тяжелую балку, служившую поперечиной. Такую балку нес на себе и Христос, но, как говорит Евангелие, не сумел донести ее до Голгофы. Он был слишком обессилен. Перед этим Христа уже один раз подвергли казни: его бичевали.

Сегодня, основываясь на данных Туринской плащаницы, мы можем сказать, что такое бичевание – это тридцать девять ударов пятихвостым бичом со свинцовыми шариками, которые привязаны к концам каждого из ремней. При ударе бич обвивался вокруг всего тела и рассекал кожу до кости. Иисус получил их тридцать девять, потому что иудейский закон запрещал наносить больше сорока ударов. Это считалось смертельной нормой.

Впрочем, закон уже был нарушен. Христа подвергли наказанию дважды, в то время как любое право, в том числе и римское, запрещает наказывать человека дважды за одно и то же деяние. Бичевание – первое, и само по себе тяжелейшее наказание. После него выживал не каждый. И все же за первой карой следует вторая – распятие. Видимо Понтий Пилат действительно пытался отстоять жизнь Иисуса и надеялся, что вид окровавленного проповедника, избитого до полусмерти, удовлетворит кровожадные инстинкты толпы.

Однако этого не произошло. Толпа требовала казни, и Иисуса повели на Голгофу. Избитый и обессилевший, Он несколько раз падал по дороге, и в конце стража заставляет стоявшего рядом крестьянина по имени Симон взять крест и донести его до Голгофы. А на Голгофе Господа прибивают к кресту. Ноги прибивают к тому столбу, который был вкопан, а руки – к той перекладине, которую Он нес на Себе, и затем перекладину водружают на вертикальный столб и прибивают.

За две тысячи лет слово «распятие» повторялось так часто, что смысл его в некоторой степени утратился, потускнел. Потускнела в сознании ныне живущих и громадность той жертвы, которую принес Иисус за всех людей, бывших и будущих.

Что же такое распятие? Цицерон эту казнь называл самой ужасной из всех казней, которые придумали люди. Суть ее состоит в том, что человеческое тело повисает на кресте таким образом, что точка опоры оказывается в груди. Когда руки человека подняты выше уровня плеч, и он висит, не опираясь на ноги, вся тяжесть верхней половины тела приходится на грудь. В результате этого напряжения кровь начинает приливать к мышцам грудного пояса, и застаивается там. Мышцы постепенно начинают деревенеть. Тогда наступает явление асфиксии: сведенные судорогой грудные мышцы сдавливают грудную клетку. Мышцы не дают расширяться диафрагме, человек не может набрать в легкие воздуха и начинает умирать от удушья. Такая казнь иногда длилась несколько суток. Чтобы ускорить ее, человека не просто привязывали к кресту, как в большинстве случаев, а прибивали. Кованые граненые гвозди вбивались между лучевыми костями руки, рядом с запястьем. На своем пути гвоздь встречал нервный узел, через который нервные окончания идут к кисти руки и управляют ей. Гвоздь перебивает этот нервный узел. Само по себе прикосновение к оголенному нерву – страшная боль, а здесь все эти нервы оказываются перебиты. Но мало того, чтобы дышать в таком положении, у него остается только один выход – надо найти некую точку опоры в своем же теле для того, чтобы освободить грудь для дыхания. У прибитого человека такая возможная точка опоры только одна – это его ноги, которые также пробиты в плюсне. Гвоздь входит между маленькими косточками плюсны. Человек должен опереться на гвозди, которыми пробиты его ноги, выпрямить колени и приподнять свое тело, тем самым ослабляя давление на грудь. Тогда он может вздохнуть. Но поскольку при этом руки его также прибиты, то рука начинает вращаться вокруг гвоздя. Чтобы вздохнуть, человек должен повернуть свою руку вокруг гвоздя, отнюдь не круглого и гладкого, а сплошь покрытого зазубринами и с острыми гранями. Такое движение сопровождается болевыми ощущениями на грани шока.

Евангелие говорит, что страдания Христа длились около шести часов. Чтобы ускорить казнь, стража или палачи нередко мечом перебивали голени распятому. Человек терял последнюю точку опоры и быстро задыхался. Стражники, охранявшие Голгофу в день распятия Христа, торопились, им нужно было закончить свое страшное дело до заката солнца по той причине, что после заката иудейский закон запрещал прикасаться к мертвому телу, а оставлять эти тела до завтра было нельзя, потому что наступал великий праздник – иудейская Пасха, и три трупа не должны были нависать над городом. Поэтому команда палачей торопится. И вот, св. Иоанн специально отмечает, что воины перебили голени двум разбойникам, распятым вместе со Христом, но самого Христа не коснулись, потому что видели, что Он был мертв. На кресте заметить это не трудно. Как только человек перестает без конца двигаться вверх-вниз, значит, он не дышит, значит, он умер…

Евангелист Лука сообщает, что когда римский сотник пронзил копьем грудь Иисуса, то из раны излились кровь и вода. По заключению медиков, речь идет о жидкости из околосердечной сумки. Копье пронзило грудь с правой стороны, дошло до околосердечной сумки и сердца – это профессиональный удар солдата, который целится в незагражденную щитом сторону тела и бьет таким образом, чтобы сразу достать до сердца. Из уже мертвого тела кровь истекать не будет. То, что кровь и вода излились, означает, что сердечная кровь еще раньше, еще до последней раны перемешалась с жидкостью околосердечной сумки. Сердце не выдержало мук. Христос умер от разрыва сердца раньше.

Иисуса успевают снять с креста до захода солнца, успевают наскоро обвить в погребальные пелены и уложить в гробницу. Это каменная пещера, высеченная в скале недалеко от Голгофы. Его кладут в гробницу, заваливают вход в небольшую пещерку тяжелым камнем и ставят стражу, чтобы ученики не украли тело. Проходит две ночи и один день, и на третий день, когда ученицы Христа, полные скорби, потому что они лишились любимого Учителя, идут к гробнице, чтобы наконец обмыть Его тело и совершить полностью все погребальные обряды, они обнаруживают, что камень отвален, стражи нет, гробница пуста. Но не успевают их сердца исполниться нового горя: мало того, что Учителя убили, а теперь даже нет возможности похоронить Его по-человечески – как в этот момент является им Ангел, возвещающий величайшую весть: Христос воскрес!

Евангелие описывает ряд встреч с воскресшим Христом. Удивительно, что Христос по Своем воскресении не является ни Понтию Пилату, ни Каиафе. Он не идет убеждать чудом своего воскресения людей, которые не признавали Его при жизни. Он является только тем, кто уверовал и успел принять Его раньше. Это – чудо уважения Бога к человеческой свободе. Когда же мы читаем свидетельства апостолов о воскресении Христа, мы поражаемся одной вещи: они рассказывают о воскресении не как о событии, происшедшем где-то с каким-то посторонним человеком, но как о событии в их личной жизни. «И это не просто: Воскрес дорогой мне человек». Нет. Апостолы говорят: «И мы воскресли вместе со Христом». С тех пор каждый христианин может сказать, что самое важное событие в его жизни произошло во времена Понтия Пилата, когда камень у входа в гробницу оказался отвален, и оттуда вышел Победитель смерти.

Крест – основной символ христианства. Крест – средоточие скорби. И крест же – защита и источник радости для христианина. Почему нужен был Крест? Почему недостаточно было ни проповедей Христа, ни Его чудес? Почему для нашего спасения и соединения с Богом оказалось недостаточно того, что Бог-Творец стал человеком-тварью? Почему, говоря словами святителя Григория Богослова, мы возымели нужду в Боге не только воплотившемся, но и закланном? Итак – что значит Крест Сына Божия в отношениях человека и Бога? Что произошло на Кресте и вслед за распятием?

Христос неоднократно говорил, что именно ради этого момента Он пришел в мир. Последний враг, древний враг, с которым сражается Христос – это смерть. Бог есть жизнь. Все, что существует, все, что живет – по убеждениям христиан и по опыту любой развитой религиозной философской мысли – существует и живет в силу своей причастности к Богу, своей взаимосвязи с Ним. Но когда человек совершает грех, он разрушает эту связь. И тогда божественная жизнь перестает струиться в нем, перестает омывать его сердце. Человек начинает «задыхаться». Человека, каким видит его Библия, можно сравнить с водолазом, который работает на дне моря. Вдруг, в результате неосторожного движения, шланг, по которому сверху поступает воздух, оказывается пережатым. Человек начинает умирать. Спасти его можно только восстановив возможность воздухообмена с поверхностью. Этот процесс и есть суть христианства.

Таким неосторожным движением, нарушившим связь между человеком и Богом, был первородный грех и все последующие грехи людей. Люди воздвигли преграду между собою и Богом — преграду не пространственную, а в своем сердце. Люди оказались отрезанными от Бога. Эту преграду необходимо было убрать. Чтобы люди могли быть спасены, могли обрести бессмертие, следовало восстановить связь с Тем, Кто только Один бессмертен. По слову апостола Павла, один только Бог имеет бессмертие. Люди отпали от Бога, от жизни. Их необходимо было «спасти», надо было помочь им обрести именно Бога – не какого-то посредника, не пророка, не миссионера, не учителя, не ангела, а самого Бога.

Могли ли люди сами построить такую лестницу из своих заслуг, своих добродетелей, по которой они, как по ступеням Вавилонской башни, поднялись бы до неба? Библия дает ясный ответ – нет. И тогда, поскольку Земля сама не может вознестись до Неба, Небо склоняется к Земле. Тогда Бог становится человеком. «Слово стало плотью». Бог пришел к людям. Он пришел не для того, чтобы узнать, как мы здесь живем, не для того, чтобы дать нам несколько советов о том, как себя вести. Он пришел для того, чтобы человеческая жизнь могла вливаться в жизнь Божественную, могла с ней сообщаться. И вот Христос вбирает в себя все, что есть в человеческой жизни, кроме греха. Он берет человеческое тело, человеческую душу, человеческую волю, человеческие взаимоотношения, чтобы Собою согреть, отогреть человека и изменить его.

Но есть еще одно свойство, неотделимое от понятия «человек». За эпохи, прошедшие со времени изгнания из рая, человек обрел еще одно умение – он научился умирать. И этот опыт смерти Бог тоже решил вобрать в Себя.

Тайну страданий Христа на Голгофе люди пытались объяснить по-разному. Одна из самых простых схем говорит, что Христос принес Себя в жертву вместо нас. Сын решил умилостивить Небесного Отца, чтобы тот, ввиду безмерной жертвы, принесенной Сыном, простил всех людей. Так считали западные средневековые богословы, нередко так говорят сегодня популярные протестантские проповедники, такие соображения можно встретить даже у апостола Павла. Эта схема исходит из представлений средневекового человека. Дело в том, что в архаичном и в средневековом обществе тяжесть проступка зависела от того, против кого этот проступок направлен. Например, если человек убивает крестьянина – положено одно наказание. Но если он убивает слугу князя, его ждет иное, более серьезное наказание. Именно так средневековые богословы нередко пытались объяснить и смысл библейских событий. Сам по себе проступок Адама, может быть, и невелик – подумаешь, яблоко взял, – но дело в том, что это был поступок, направленный против величайшего властителя, против Бога.

Маленькая, сама по себе ничтожная величина, помноженная на бесконечность, против которой она была направлена, сама стала бесконечной. И, соответственно, для того, чтобы оплатить этот бесконечный долг, необходима была бесконечно огромная жертва. Такую жертву человек не мог принести сам за себя, и, поэтому, за него ее выплачивает сам Бог. Такое объяснение полностью соответствовало средневековому мышлению.

Но сегодня мы не можем признать эту схему достаточно вразумительной. В конце концов, возникает вопрос: справедливо ли, что вместо действительного преступника страдает безвинный? Справедливо ли будет, если некий человек поругается со своим соседом, а затем, когда на него найдет приступ человеколюбия, он вдруг решит: ладно, я на своего соседа гневаться не буду, но, чтобы все было по закону, пойду зарежу своего сына, и после этого будем считать, что мы помирились.

Впрочем, вопросы к такого рода популярному богословию возникали еще у св. Отцов Православной Церкви. Вот, например, рассуждение св. Григория Богослова: «Остается исследовать вопрос и догмат, оставляемый без внимания многими, но для меня весьма требующий исследования. Кому и для чего пролита излиянная за нас кровь – кровь великая и преславная Бога и Архиерея и Жертвы? Мы были во власти лукавого, проданные под грех и сластолюбием купившие себе повреждение. А если цена искупления дается не иному кому, как содержащему во власти, спрашиваю: кому и по какой причине принесена такая цена? Если лукавому, то как сие оскорбительно! Разбойник получает цену искупления, получает не только от Бога, но самого Бога, за свое мучительство берет такую безмерную плату, что за нее справедливо было пощадить и нас! А если Отцу, то, во-первых, по какой причине кровь Единородного приятна Отцу, Который не принял и Исаака, приносимого отцом, но заменил жертвоприношение, вместо словесной жертвы дав овна? Или из сего видно, что приемлет Отец, не потому что требовал или имел нужду, но по домостроительству и по тому, что человеку нужно было освятиться человечеством Бога, чтобы Он Сам избавил нас, преодолев мучителя силою, и возвел нас к Себе чрез Сына посредствующего и все устрояющего в честь Отца, Которому оказывается Он во всем покорствующим? Таковы дела Христовы, а большее да почтено будет молчанием»*.

Были и другие попытки объяснить тайну Голгофы. Одна из этих схем, в некотором смысле более глубокая и довольно дерзкая, говорит об обманувшемся обманщике. Христос уподобляется охотнику*. Когда охотник желает поймать какого-нибудь зверя или рыбу, он рассыпает приманку или маскирует крючок наживкой. Рыба хватает то, что видит – и натыкается на то, с чем встретиться никак не желала.

По мысли некоторых восточных богословов, Бог приходит на землю для того, чтобы разрушить царство сатаны. Что такое царство смерти? Смерть – это пустота, небытие. Поэтому смерть нельзя просто прогнать. Смерть можно только заполнить изнутри. Разрушение жизни нельзя преодолеть ничем иным, кроме как созиданием. Для того, чтобы войти в эту пустоту и изнутри заполнить ее, Бог принимает человеческий облик. Сатана не узнал тайну Христа – тайну Сына Божьего, ставшего человеком. Он считал Его просто праведником, святым, пророком, и полагал, что, как любой сын Адама, Христос подвластен смерти. И вот, в ту минуту, когда силы смерти возликовали, что им удалось победить Христа, предвкушая встречу с очередной человеческой душой в аду, они встретились с силой Самого Бога. И эта божественная молния, низойдя в ад, начинает разворачиваться там и разносит весь адский склеп. Таков один из образов, довольно популярный в древней христианской литературе*.

Третий образ уподобляет Христа врачу. Святой Василий Великий так и говорит: Бог, прежде чем послать Сына Своего на землю, отпустил грехи всем нам. Христос же приходит для того, чтобы подобно опытному врачу, связать воедино распавшуюся человеческую природу. Человек должен сам, изнутри своей собственной природы, снять все преграды, отделяющие его от Бога. То есть человек должен научиться любви, а любовь — это очень опасный подвиг. В любви человек теряет самого себя. В некотором смысле, всякая серьезная любовь близка к самоубийству. Человек перестает жить для себя, он начинает жить для того человека, которого любит, иначе это не любовь. Он выходит за свои собственные пределы.

Однако в каждом человеке есть частица, не желающая выходить за свои пределы. Она не хочет умирать в любви, она предпочитает на все смотреть с точки зрения своей собственной маленькой пользы. С этой частицы и начинается умирание человеческой души. Мог ли Бог просто удалить неким ангельским скальпелем эту раковую опухоль, гнездящуюся в человеческой душе? Нет, не мог. Он создал людей свободными (по Своему образу и подобию) и, потому, не стал бы уродовать собственный образ, который Он вложил в человека. Бог действует только изнутри, только через человека. Сын Предвечного Отца две тысячи лет назад стал сыном Марии, чтобы здесь, в человеческом мире, появилась хотя бы одна душа, способная сказать Богу: «Да, возьми меня, я ничего своего не хочу иметь. Воля не моя, но Твоя да будет».

Но дальше начинается таинство обожения человеческой природы Христа. Он с самого рождения своего Бог. Он располагает, с одной стороны, божественным сознанием, божественным «Я», а с другой стороны, человеческой душой, которая развивалась, как у каждого ребенка, юноши, молодого человека. Естественно, в каждое живое существо Бог вложил боязнь перед смертью. Смерть – это то, что не есть Бог. Бог есть жизнь. Каждой человеческой душе, каждой живой душе вообще свойственно бояться того, что очевиднейшим образом не есть Бог. Смерть – очевиднейшим образом не есть Бог. И человеческая душа Христа боится смерти – не трусит, а противится ей. Поэтому в Гефсиманском саду человеческая воля и душа Христа обращаются к Отцу со словами: «Душа моя скорбит смертельно… Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты…» (Мф. 26:38-39).

В этот момент переступается последняя грань, которая могла отъединить человека от Бога – опыт смерти. В результате, когда смерть подступает к жизни Христа, пробует ее раздробить и уничтожить, то не находит в ней для себя никакого материала. По определению святого Иринея Лионского, с которым были согласны не только христиане II века, когда жил святой, но и верующие во все времена, смерть – это раскол. Прежде всего раскол души и тела, а также вторая смерть, которая по христианской терминологии есть раскол души и Бога. Вечная смерть. Так вот, когда этот раскол, этот клин, пробует утвердится, найти свое место во Христе, оказывается, что ему там нет места. Он там застревает, потому что человеческая воля Христа через Гефсиманское моление подчинилась божественной воле, всецело соединилась с ней. Клин смерти не смог отделить душу Христа от Божественной природы Сына Божия, и, как следствие, человеческая душа Христа оказалась до самого конца неотделима от Его тела. И поэтому и происходит почти немедленное воскресение Христа.

Для нас это означает, что отныне смерть человека становится не более, чем эпизодом его жизни. Поскольку Христос нашел путь выхода из смерти, это означает, что если человек последует за ним, образно говоря, «вцепится в его одежды», то Христос протащит его через коридоры смерти. И смерть окажется не тупиком, а просто дверью. Именно поэтому апостолы говорят о том, что смерть Иисуса Христа – важнейшее событие в их личной жизни.

Таким образом, спасение мы обретаем не смертью Христа, но Его воскресением. Смерть изгоняется натиском жизни. Христос не просто «претерпевает» муки. Нет. Он вторгается в область смерти и присозидает человечество к источнику бессмертной жизни – к Богу.

Есть и четвертый образ, объясняющий события Голгофы. Землю, где живут люди, можно уподобить оккупированной планете. Так получилось, что в мире небесном в некие времена, о которых мы ничего не знаем, произошло событие Богоотступничества…

Мы не знаем его мотивов, не знаем, как оно протекало, но зато знаем его последствия. Мы знаем, что в ангельском мире произошло разделение. Часть небесных духовных сил отказалась служить Творцу. С человеческой точки зрения это можно понять. Любое существо, осознающее себя как личность, рано или поздно оказывается перед дилеммой: любить Бога больше, чем себя, или любить себя больше, чем Бога. Некогда и ангельский мир встал перед этим выбором. Большинство ангелов, как полагает и библейский, и церковный опыт, «устояли» в чистоте и «устояли» в Боге, но некоторая часть откололась. Среди них был ангел, созданный наиболее прекрасным, наиболее мудрым, наиболее сильным. Ему было дано дивное имя – Светоносец (лат. «Люцифер», слав. «Денница»). Он был не просто одним из певцов славы Божией. Богом Ему было вверено управление всей Вселенной.

По христианским воззрениям, у каждого человека, у каждого народа есть свой ангел-хранитель. Люцифер был ангелом-хранителем всей Земли, всего человеческого мира. Люцифер был «князем Земли», князем мира сего.

Библия с первых страниц указывает, что самые страшные события космической летописи происходят из-за человека. С точки зрения геологии, человек – не более, чем плесень на поверхности незначительного небесного тела, расположенного на окраине Галактики. С точки зрения теологии, человек настолько важен, что именно из-за него вспыхнула война между Богом и Люцифером. Последний считал, что во вверенном ему хозяйстве люди должны служить тому, кто этим хозяйством управляет. То есть ему, Люциферу.

Через грехопадение человек, к сожалению, впустил в свой мир зло, и мир оказался отъединен от Бога. Бог мог обращаться к людям, мог напоминать им о Своем существовании. Всю трагедию до-христианского мира можно выразить простой фразой: «был Бог – и были люди», и они были порознь, и между ними была некая тонкая, невидимая, но очень упругая стена, не позволявшая человеческому сердцу по-настоящему соединиться с Богом, не позволявшая Богу навсегда остаться с людьми. И вот Христос приходит «в зраке раба» (в образе раба) как сын плотника. Бог приходит к людям, чтобы в некотором смысле «изнутри» поднять восстание против узурпатора.

Если внимательно читать Евангелие, то становится понятно, что Христос – вовсе не такой сентиментальный проповедник, каким кажется в наше время. Христос – воин, и Он прямо говорит, что Он ведет войну против врага, которого называет «князь мира сего» (Ин. 12:31) – «arhon tou kosmou». Если мы всмотримся в Библию, то увидим, что Крест, Голгофа – это цена, которую пришлось уплатить за увлечение людей оккультизмом, «космическими откровениями».

А дальше внимательное чтение Библии открывает еще одну удивительную загадку. С точки зрения обыденного мифологического мышления, место обитания демонов – это подземелье, подземье. Народное представление помещает ад под землю, туда, где кипит магма. Но в Библии речь скорее идет о том, что «духи злобы» обитают в небесном мире. Они так и называются – «духи злобы поднебесной», а отнюдь не «подземной». Оказывается, что тот мир, который люди привыкли называть «видимым небом», отнюдь не безопасен, он стремится подчинить себе человеческое сердце. «Забудь о Боге, мне молись, мои верней награды!», – как говорил об этом демон в балладе Жуковского «Громобой». Именно эту небесную блокаду и желает прорвать Христос. Для этого он приходит сюда неузнанным, и для этого умирает.

Преподобный Максим Исповедник спрашивает: а почему Христос избрал такой странный вид казни?» и сам же отвечает: «чтобы очистить воздушное естество». По пояснению преп. Максима Исповедника, Христос принимает смерть не на земле, а в воздухе, чтобы упразднить «враждебные силы, наполняющие среднее место между небом и землей». Крестом освящается «воздушное пространство» – то есть то пространство, которое и отделяет людей от Того, Кто «превыше небес». И вот, после Пятидесятницы, первомученик Стефан видит небеса отверстые – через которые зрим «Иисус, стоящий одесную Бога» (Деян. 7:56). Голгофский Крест – это тоннель, пробитый сквозь толщу демонических сил, которые норовят представить себя человеку как последнюю религиозную реальность.

Следовательно, если человек сможет подойти к той зоне, которую Христос очистил от засилья духов зла, если сможет предложить свою душу и свое тело для исцеления Христу как врачу, который в Себе и через Себя исцеляет природу человеческую – в этом случае он сможет обрести ту свободу, что принес Христос, тот дар бессмертия, который Он в Себе имел. Смысл пришествия Христа в том, чтобы жизнь Бога, оказалась отныне доступна людям.

Человек создан, чтобы быть с Богом, а не с космическими самозванцами. Созданный по образу Творца – к Творцу и призван идти. Сам Бог свой шаг навстречу человеку уже сделал. Чтобы освободить людей от космической блокады, от мутных откровений «планетных логосов», астральных «махатм» и «владык космоса», Бог прорвался к нам. Прорвался сквозь весь космический мусор – ибо Дева Мария была чиста. И вырвал нас из под власти космических «пришельцев» своим Крестом. Крест связал небо и землю. Крест соединил Бога и человека. Крест – знак и орудие нашего спасения. Потому и поется в этот день в храмах: «Крест – хранитель всея вселенныя». Крест воздвигнут. Встань же и ты, человек, не дремли! Не пьяней от суррогатов духовности! Да не бесплодно будет Распятие Творца для твоей судьбы!

ЗНАНИЕ ГОСПОДА. Об Иисусе Христе Сборник статей

 

ПАСХАЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ. ЗАЧЕМ НУЖНО БЫЛО УМИРАТЬ СПАСИТЕЛЮ МИРА ХРИСТУ…

 

 

…СУЩНОСТЬ ИСКУПЛЕНИЯ…

 

    …И, все-таки, многие спрашивают: А нельзя ли было вопрос  искупления решить как-то по-другому? Зачем нужно было умирать
Иисусу Христу? Не мог ли Всевышний  Бог найти другое решение?

 

      Ответ: По-другому – нельзя было. Слишком дорого стоит человек! Слишком большая цена требовалась за человека. Почему
за человека была заплачена такая большая цена? Потому, что именно столько стоит жизнь человека.

 

      Еще спрашивают: Кому был заплачен выкуп? Апостол  пишет: «Вы куплены дорогою ценою…»   У кого
«куплены»?  Кто кому «платил»?

 

     Библейский термин «искупление» — особый термин. Он не подразумевает товарно-денежные  отношения. В Библии
«искупление», «выкуп», означают – «освобождение», «оправдание». Когда говорится, что  Христос ИСКУПИЛ людей от смерти, это  значит, что Христос ОСВОБОДИЛ, ИЗБАВИЛ людей от смерти. Своей
смертью Христос избавил людей от их смертей.

 

      Жизнь человека уникальна и неповторима. Жизнь каждого человека неповторима. Человеку от Бога дается одна жизнь. На
одного человека – одна жизнь. Таков принцип Жизнедателя-Бога.  Это,  как и в физическом плане: на одного человека – одна голова, одно сердце, и т.д. Если человеческое «одно сердце»
выходит из строя, то, для того, чтобы его заменить другим, нужно предварительно это сердце изъять, забрать у кого-то другого. Этот «другой» отдавший свое сердце больному,  сам уже не живет.
Но он  для больного является спасителем, искупителем, своей смертью «искупившим» его от смерти.

 

       Христос, отдав Свою человеческую жизнь за людей, сделался  для нас донором жизни.  Бог умершему
человеку может вновь дать жизнь только в том случае, если возьмет ее у какого-то другого человека.  При воскресении мертвых Бог воскрешаемым людям будет давать жизнь Своего Сына, Иисуса
Христа. Именно для того, чтобы это  стало возможно,  Христос добровольно умер, отдал Свою жизнь, как бы для «трансплантации», чтобы она оживляла верующих в Него.

 

      Поскольку Он, Христос – Божий Сын, а значит, и Сам – Бог, то Его жизни, так сказать «по весу», хватит на все
человечество.  Вот, почему искупителем человечества не мог быть какой-нибудь Ангел или даже Херувим. И у Ангела, и у Херувима, как у Божьих творений, есть только одна жизнь, которую им
нельзя отдавать, не перестав при этом, самим жить. Но у Бога – много жизней, одну из которых, человеческую жизнь,  Он и отдал людям, так сказать, как донор жизни. Бог поделился с людьми
жизнью.

 

      В принципе, Господь  при воскресении мертвых, во вновь образовавшееся из праха тело мог бы элементарно «вдунуть
дыхание жизни», как Он сделал Адаму, и – человек был бы жив. Но это был бы другой человек. Не тот человек, который умер. Это был бы вновь сотворенный Богом человек. Почему? Потому, что он жизнь
получил бы от Бога.

 

     Для того чтобы воскресить умершего человека, именно того, который умер, нужно, чтобы этот воскрешенный человек, получил
жизнь не от Бога, а от другого человека, который отдал бы ему свою жизнь. Только в этом случае воскреснет именно тот, кто умер. И это не будет  другой, вновь сотворенный, похожий на него
человек, или его клон. Но это будет он сам.

 

     Поэтому, Христос и стал человеком, и умер, как человек, чтобы его человеческая жизнь могла быть использована для
возвращения к жизни умерших людей. Вот, что говорит Сам Христос: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь хлеб жизни… Истинно, истинно говорю вам: если не будете
есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни; ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу Его в последний день; ибо Плоть Моя истинно
есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие». (Иоан.6:47-55)

 

    Эти слова Христа не говорят о «святом причастии в храме», или о «хлебопреломлении», как о церемонии  необходимой для
спасения.  Здесь прямо сказано, что верующий во Христа, при воскресении будет получать тело и кровь Христа, которые Он отдал в жертву за грешников. Подчеркивается, что, если не примешь
жертву Христа, не поверишь в Него так глубоко, как будто съешь Его тело и выпьешь Его кровь, то и не получишь жизни.

 

     Сегодня различное донорство  широко распространено. Тысячи людей спасены благодаря ему. Также наука пристально изучает
возможности создания различных искусственных органов человеческого тела. Но при этом она сталкивается с проблемой, что, заменив человеку органы на искусственные, она, фактически, сделает его
самого искусственным. Для того  чтобы человек оставался человеком в полном смысле, у него все органы должны быть естественными, человеческими.

 

    Косвенным образом в этом  видна  аналогия с искуплением людей Иисусом Христом. Если бы Господь обошелся без Искупителя,
Человека Иисуса Христа, то люди, воскрешенные Им из мертвых, были бы уже другими людьми, не теми же самыми, которые умерли.

 

    Для искупления человека Искупитель обязательно должен был быть в человеческом теле. Только так человек при воскресении мог бы
воскреснуть вновь человеком. При воскресении воскрешаемый получает жизнь своего искупителя. Если искупитель был человек, значит, и воскрешаемый воскреснет
человеком.    

 

     (Но, поскольку Искупитель был и Сошедшим с неба, то и воскресшие с Его жизнью могут восходить к Нему на небо.)

 

    Подвиг Иисуса Христа – беспримерен. Он пожертвовал Своей совершенной человеческой жизнью. Он Свою Человеческую жизнь отдал
людям.

 

      Сын Божий, Иисус до сошествия на землю,  как первородный,  имел ту же природу, какую имеет  Всевышний
Бог. «Слово было Богом».  Сын Бога – Бог. От Бога рождается Бог.  Никакой другой Ангел, или Херувим, или Серафим, не обладал такой же природой, какая была у Христа, потому что они были
сотворены-рождены не непосредственно Самим Всевышним,  а через Первородного Сына.

 

    Величайшая премудрость Господа Бога проявилась в том, что Он Сам лично сотворил-родил только одного Сына. Лично от Него, от
Всевышнего  появился только Один. Все остальные творения были сотворены через Него, через Сына. Поэтому, в случае мятежа против Бога, они могут быть уничтожены.

 

       Спасти людей от смерти мог только Иисус Христос. Потому, что Христос не творение, а Творец, вернее – как
Творец. Он Сказал: «Имею жизнь в Самом Себе». Никакой Ангел, ни Херувим, в самом себе жизни не имеет, но она поддерживается  Богом. (Так же, как и жизнь людей). Следовательно, не имея Жизни
в самом себе, не может поделиться своей жизнью с кем-то другим. Только Божий Сын, имея жизнь в Себе, как Бог, может делиться ею с другими.

 

       При воскресении мертвого, у Воскрешающего есть два варианта: 1-ый —  Вернуть покойнику его прежнюю жизнь,
полученную им от родителей. Именно так происходило, когда древние пророки воскрешали мертвых. И это же делали Христос, и Апостолы когда воскрешали мертвых. Такой воскрешенный впоследствии все
равно умирал. 2-ой вариант: Дать воскрешаемому жизнь кого-то другого, кто, являясь человеком,  не связан  генетически с Адамом и Евой. И, поэтому, его жизнь может длиться бесконечно
долго. Так будет при  воскресении мертвых, когда Христос будет давать воскрешаемым Свою человеческую жизнь.

 

   Итак, все-таки, кому Христос принес Свою жертву?

 

   А кому донор дает свою кровь, или почку? Врачу, министру здравоохранения, президенту страны?  Нет. Больному.

 

 

    Так и Христос отдал Свою жизнь —  нам, грешным людям, чтобы мы, благодаря этой Его жертве могли избавиться от греха и
смерти. Он «ампутирует», забирает у нас нашу износившуюся, грешную, умирающую жизнь, и взамен ее «пересаживает» нам Свою, совершенную, не изнашивающуюся, вечную жизнь. 

    

 

Как умирал Иисус Христос? — Православный журнал «Фома»

Последний день земной жизни Господа Иисуса Христа вошел в историю Церкви как Великая пятница. В этот день Спаситель был окончательно осужден на смерть, пронес Свой крест до места казни, где и принял смерть за грехи всего человечества.

Рассвет в кандалах

«Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти…» (Мф 27, 1).

Осудив Спасителя на смерть, первосвященники, книжники и другие члены высшего суда Израиля – Синедриона, тем не менее, постарались снять с себя груз ответственности за откровенное убийство. Они отправили Его к представителю действовавшей тогда в Иудее римской власти прокуратору Понтию Пилату.

Не найдя вины в поступках Христа, римский ставленник направил Его к царю Ироду Антипе, номинально правившему тогда Галилеей. Ирод, прежде всего, жаждал от Спасителя чудес. Однако ничего не дождавшись и даже не услышав от Господа ни одного слова, Ирод вместе со своим двором надругался над Ним, насмеялся, обрядил в светлые одежды в знак невиновности и отправил назад.

Христос на суде у Пилата

К тому времени, когда Спасителя вновь привели к римскому наместнику, рядом с его домом – преторией, собралось множество народа. Все ждали, каким же станет окончательный приговор. Пилат вышел к собравшимся и заявил, что не находит никакой вины за Христом, также как не нашел ее и царь Ирод. Пытаясь смягчить недовольство толпы, он даже предложил наказать Господа, но потом все-таки отпустить. Однако не этого ждала мятущаяся толпа, подстрекаемая старейшинами. Последнее, что мог предложить Понтий Пилат, это отпустить Христа в честь праздника Пасхи, так как такой обычай существовал у евреев. Однако и этого ему сделать не удалось, толпа потребовала отпустить другого – разбойника Варавву.

Представив на последний народный суд обоих, Пилат еще пытался склонить чашу весов в пользу Христа, но все это было напрасно. Подстрекаемый и ослепленный своими «учителями», народ Израиля вновь и вновь требовал распять именно Христа, дойдя в своем требовании до страшных слов: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф 27, 25).

Что оставалось делать Пилату? Умыть руки и отправить Христа на казнь, что он, собственно, и сделал.

Путь, пройденный за всех

Отданный на казнь, Христос еще много пострадал до нее самой. Поруганию, избиению и насмешкам Спасителя предали римские воины, которые должны были сопровождать Его на место казни. Возложив на голову Господа терновый венец, впивавшийся своими колючками в плоть, и дав Ему тяжелый крест – орудие казни, они вышли на путь к Голгофе. Голгофой или лобным местом называлась возвышенность к западу от Иерусалима, на которую можно было пройти через городские Судные ворота. Этим путем и пошел Спаситель, пройдя его в итоге за всех людей.

На пути к месту казни Христа сопровождало множество людей, как Его врагов, так и друзей. Женщины, которые следовали за Господом ранее, шли и теперь, рыдая и плача о Нем. Однако Спаситель сказал им, чтобы они плакали не о Нем, а о себе: «дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие! Тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас!» (Лк 23, 28-30). Тем самым Христос предсказал будущую катастрофу Иерусалима и всего Израиля. (В 70 году по Рождеству Христову Иерусалим был захвачен и полностью разрушен войсками римского императора Веспасиана и его сына Тита.)

Когда Господь совсем обессилел от тяжести креста и поруганий, римские солдаты вырвали из толпы одного человека – Симона Киринеянина и заставили его некоторое время нести орудие казни.

На Голгофе же все уже было готово. Солдаты даже приготовили особый напиток для осужденных на смерть – смесь из кислого вина, уксуса и других веществ. Это питие вводило распятых в одурманенное состояние, при котором они частично не чувствовали боли. Вместе с Господом казнь на кресте ожидала еще двоих – преступников.

На кресте

Самые последние и тяжелые часы земной жизни Спасителя начались с момента распятия. Смерть на кресте вообще во всем древнем мире считалась рабской, позорной и, в тоже время, самой жестокой и мучительной. Пригвожденный ко кресту умирал медленно сразу от нескольких причин. Он испытывал страшную жажду, терял сознание и снова приходил в себя, страдал от боли, но главное, постепенно задыхался. Именно задыхался, так как вес его собственного тела, в частности грудная клетка, постепенно сдавливал легкие и сердце, которому жизненно необходим кислород. Даже в обычном состоянии человек от нехватки кислорода чувствует себя плохо и быстро утомляется, что же тогда говорить о висящем несколько часов на кресте.

В шестом часу дня (по-нашему около полудня) Господа пригвоздили к кресту, который Он принес на Голгофу на Своих плечах. По преданию Церкви, это был шестиконечный крест, где вертикальную линию пересекает две поперечных, одна из них – нижняя – косая.

Верхняя (и самая длинная) перекладина была непосредственной частью креста, именно к ней и прибили руки Спасителя. Нижняя косая перекладина представляла собой подпорку для ног. К ней распинатели прибили обе стопы Господа.

Христос на кресте. Франциско де Сурбаран, 1627Христос на кресте.
Франциско де Сурбаран, 1627

Руки и ноги Христа прибили к древу железными гвоздями, тем самым сбылось пророчество, которое предсказал царь-псалмопевец Давид: «Пронзили руки мои и ноги мои» (Пс 21, 17). Вместе с Господом были распяты и двое разбойников, и в этом также сбылось еще одно пророчество: «И к злодеям причтен был» (Ис 53, 12).

Божественная любовь Спасителя к людям проявилась в самом начале Его крестных мук, ведь когда Его распинали, Он уже простил распинателей: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лк 23, 34).

На крест Господа по приказу Пилата прибили дощечку с надписью на трех языках — еврейском, латинском и греческом – «Иисус Назорей Царь Иудейский». Многим из Синедриона она не понравилась, так как провозглашала Христа Царем, однако Пилат не позволил поменять текст, настояв: «Что я написал, то написал».

В то время пока Господь умирал на кресте, римские воины кидали жребий о Его одежде. Верхнее платье они разодрали на четыре части – каждому по одной, нижнее же – хитон – которое было единым, решили разыграть. В этом действе также сбылось одно из ветхозаветных пророчеств царя Давида о Христе: «Делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий» (Пс 21, 19).

Люди, проходившие мимо и видевшие все происходящее, злословили и смеялись над Господом: «Других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий» (Лк. 23, 35). Однако Господь делал все наоборот – в этот момент Он спасал не Себя, а все человечество. Вместе с народом над Ним смеялись и воины, и даже один из распятых разбойников. И только второй преступник, еще сохранивший в себе остатки разума и совести, сказал своему подельнику: «Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал» (Лк 23. 40-41). Спасителя он попросил помянуть себя в Царствии Небесном, на что Господь ответил: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк 23, 43).

Кроме римских воинов под крестом остались и самые близкие Христу люди – Его Пречистая Матерь, Ее сестра, две Марии – Клеопова и Магдалина, а также Его любимый ученик Иоанн. (Имя сестры Божией Матери неизвестно; Мария Клеопова, согласно преданию, дочь праведного Иосифа Обручника; Мария Магдалина – из которой Христос изгнал 7 бесов; ученик Иоанн – святой апостол и евангелист Иоанн Богослов.) Увидев Свою Матерь и Иоанна, Господь заповедовал им оберегать друг друга после того, как Он покинет этот мир: «Жено! се, сын Твой… се, Матерь твоя!» (Ин 19, 26 -27). В дальнейшем они исполнили Его наказ, Иоанн взял Божию Матерь жить к себе домой, где и ухаживал за Ней.

Последние мгновения

Все это время, то есть от шестого до девятого часа (по-нашему, от полудня до трех часов дня), было явлено знамение скорби – солнце померкло, а по всей земле наступила тьма. Свидетелями этому стали многие известные историки и философы той поры. Так, например, бывший тогда еще язычником, философ Дионисий Ареопагит, находясь в Египте, про наступившую тьму сказал: «Или Творец страждет, или мир разрушается».

Около девятого часа Спаситель «пришел в себя» и громко воскликнул: «Или, Или! Лама савахфани? То есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф 27, 46). По толкованию отцов Церкви, в этом крике выразилась человеческая природа Христа, которой присуще впадать в отчаяние. В то же время, этим словами Господь еще раз напомнил людям о Своем Богочеловечестве, ведь Он обратился к Своему Отцу Небесному.

Предчувствуя последние минуты Своих страданий и до того не принимавший уксуса, Спаситель произнес: «Жажду». Один из воинов намочил губку в напитке и поднес ее на копье к губам Христа. Испив чашу горечи до дна в прямом и переносном смысле, Господь произнес последние слова на кресте: «Свершилось… Отче! В руки Твои предаю дух Мой». Да, искупление человеческих грехов свершилось и сделал это Сам Бог. Видевший это римский сотник сказал: «Истинно человек этот был праведник».

Чтобы убедиться в смерти Распятого, один из воинов пронзил Его ребро, из которого вытекли кровь и вода, — по одному из толкований, символы будущих таинств Евхаристии и Крещения.

В момент, когда Христос испустил дух, небо померкло, в храме Иерусалима разодралась надвое завеса, камни раскололись, многие гробы открылись и из них вышли ожившие праведники. Так завершился путь страданий Спасителя.

Вечером после казни, по просьбе одного из тайных учеников Христа Иосифа Аримафейского, Его тело отдали близким. После необходимого обряда умащения благовониями, тело Спасителя обвили в плащаницу и положили во гроб, высеченный в скале… Приближалось время торжества жизни.

Другие тексты, посвященные Страстной седмице, читайте в рубрике «Страстная неделя»

На заставке: фрагмент картины «Распятие» Гарри Андерсона.

BBC — Религии — Христианство: Почему умер Иисус?

Искупление и примирение

Актеры разыгрывают Распятие

События, приведшие к аресту и распятию Иисуса, хорошо описаны авторами Евангелий, как и истории о Воскресении. Но почему Иисус умер?

В конце концов, римские власти и еврейский совет желали смерти Иисуса. Он был политическим и социальным нарушителем спокойствия. Но что сделало смерть Иисуса более значимой, чем бесчисленные другие распятия, совершенные римлянами и свидетелями которых стали жители Иерусалима за стенами города?

христиан верят, что Иисус был не просто политическим радикалом.Для них смерть Иисуса была частью божественного плана по спасению человечества.

Смерть и воскресение одного этого человека составляет самую суть христианской веры. Для христиан именно через смерть Иисуса разрушенные отношения людей с Богом восстанавливаются. Это известно как Искупление.

Что такое искупление?

Слово искупление используется в христианском богословии для описания того, что достигается смертью Иисуса. Уильям Тиндейл ввел это слово в 1526 году, когда он работал над своим популярным переводом Библии, чтобы перевести латинское слово conciliatio .

В новой редакции стандарта слово согласование заменяет слово искупление. Искупление (единение) — это примирение мужчин и женщин с Богом через смерть Иисуса.

Но зачем было примирение? Христианское богословие предполагает, что, хотя творение Бога было совершенным, дьявол искушал первого человека, Адама, и грех был принесен в мир. Каждый несет с собой этот первородный грех, который отделяет их от Бога, точно так же, как Адам и Ева были отделены от Бога, когда они были изгнаны из Эдемского сада.

Итак, основная идея христианского богословия заключается в том, что нужно примирить Бога и человечество. Однако более горячо обсуждается то, как смерть Иисуса привела к этому примирению.

В Новом Завете нет единого учения об искуплении. На самом деле, что еще более удивительно, нет и официального церковного определения. Но сначала, что говорится в Новом Завете?

Новозаветных изображений

В Новом Завете используется ряд образов, чтобы описать, как Бог достиг примирения с миром через смерть Иисуса.Самым распространенным является изображение жертвы.

Например, Иоанн Креститель описывает Иисуса как «агнца Божьего, берущего на себя грехи мира». (Иоанна 1:29)

Вот еще несколько изображений, используемых для описания искупления:

  • судья и заключенный в суде
  • выплата выкупа за свободу раба
  • король, устанавливающий свою власть
  • военная победа

А вот несколько примеров того, как Новый Завет объясняет смерть Иисуса:

Как более поздние писатели и теологи истолковали библейские рассказы и богословия? По-разному, а иногда и противоречиво.

Теории искупления

Теории искупления

Теологи сгруппировали теории искупления в различные типы. Например, в Christus Victor (1931) Густав Олен предложил три типа: классический, латинский и субъективный.

Совсем недавно в своей книге « Христианское богословие: введение» Алистер Э. МакГрат группирует свое обсуждение по четырем центральным темам, но подчеркивает, что эти темы не исключают друг друга.Его четыре темы:

  • Крест в жертву
  • Крест как победа
  • Крест и прощение
  • Крест как нравственный пример

Крест в жертву

Образ смерти Иисуса как жертвы — самый популярный в Новом Завете. Новый Завет использует ветхозаветный образ Страдающего Раба (Исаия 53: 5) и применяет его ко Христу.

Тема смерти Иисуса как жертвы наиболее раскрыта в Послании к Евреям.Жертва Христа рассматривается как совершенная жертва.

В библейской традиции жертвоприношение было обычной практикой или ритуалом. Совершая приношение Богу или духу, человек, приносящий жертву, надеется установить или исправить отношения с Богом.

Святой Августин тоже писал на тему жертвы:

Крест как победа

Новый Завет часто описывает смерть и воскресение Иисуса как победу над злом и грехом, представленным дьяволом.Как была одержана победа?

Для многих писателей победа была достигнута, потому что Иисуса использовали как выкуп или «приманку». В Марка 10:45 Иисус описывает себя как «выкуп за многих». Это слово «выкуп» обсуждалось более поздними авторами. Греческий писатель Ориген предположил, что смерть Иисуса была выкупом перед дьяволом.

Григорий Великий использовал идею крючка с наживкой, чтобы объяснить, как дьявола обманом заставили отказаться от своей власти над грешным человечеством:

Хотя победный подход стал менее популярным в восемнадцатом веке среди мыслителей Просвещения, когда идея личного Дьявола и сил зла была поставлена ​​под сомнение, эта идея была снова популяризирована Густавом Ауленом с публикацией в 1931 году книги Christus Victor . .

Олен написал идею Кристуса Виктора:

Крест и прощение

Ансельм Кентерберийский, писавший в одиннадцатом веке, отверг идею о том, что Бог обманул дьявола через крест Христа. Вместо этого он представил альтернативную точку зрения, которую часто называют теорией удовлетворения искупления.

Согласно этой теории, Иисус платит наказание за грехи каждого человека, чтобы исправить отношения между Богом и человечеством, отношения, поврежденные грехом.

Смерть Иисуса — это наказание или «удовлетворение» за грех.

Удовлетворение — это идея, которая использовалась в ранней церкви для описания публичных действий — паломничества, благотворительности, — которые христианин предпринимал, чтобы показать, что он благодарен за прощение.

Только Иисус может получить удовлетворение, потому что он без греха. Он безгрешен, потому что в воплощении Бог стал человеком. Теория продумана Ансельмом в его работе Cur Deus Homo или Почему Бог стал Человеком .

Крест как нравственный пример

Теории морального влияния или примерные теории составляют четвертую категорию, используемую для объяснения искупления. Они подчеркивают Божью любовь, выраженную через жизнь и смерть Иисуса.

Христос принял тяжелую и незаслуженную смерть. Это проявление любви, в свою очередь, побуждает нас покаяться и воссоединить нас с Богом. Питер Абеляр (1079-1142) связан с этой теорией. Он написал:

Теория Абеляра и призыв к человеку ответить на смерть Христа любовью по-прежнему пользуется популярностью.

.

Почему Иисусу пришлось умереть?

Вопрос: «Почему Иисус должен был умереть?»

Ответ:


Когда мы задаем такой вопрос, мы должны быть осторожны, чтобы не подвергать сомнению Бога. Задаться вопросом, почему Бог не смог найти «другой способ» сделать что-то, значит подразумевать, что выбранный Им путь — не лучший образ действий и что какой-то другой метод был бы лучше. Обычно то, что мы воспринимаем как «лучший» метод, кажется нам правильным. Прежде чем мы сможем справиться с тем, что делает Бог, мы должны сначала признать, что Его пути — не наши пути, Его мысли — не наши мысли — они выше наших (Исайя 55: 8).Кроме того, Второзаконие 32: 4 напоминает нам, что «Он — Скала, дела его совершенны, и все пути его справедливы. Верный Бог, который не делает ничего плохого, праведный и справедливый ». Следовательно, план спасения, который Он разработал, совершенен, справедлив и верен, и никто не мог придумать ничего лучше.

Писание говорит: «Ибо я передал вам в первую очередь то, что и получил: что Христос умер за наши грехи согласно Писаниям, что Он был похоронен, что Он воскрес в третий день согласно Писаниям. »(1 Коринфянам 15: 3-4).Факты подтверждают, что безгрешный Иисус пролил кровь и умер на кресте. Что наиболее важно, Библия объясняет, почему смерть и воскресение Иисуса являются единственным входом на небеса.

Наказание за грех — смерть.

Бог сотворил землю и человека совершенными. Но когда Адам и Ева не повиновались заповедям Бога, Ему пришлось их наказать. Судья, прощающий нарушителей закона, — неправедный судья. Точно так же игнорирование греха сделало бы святого Бога несправедливым. Смерть — это справедливое наказание Бога за грех.«Возмездие за грех — смерть» (Римлянам 6:23). Даже добрые дела не могут загладить зла против святого Бога. По сравнению с Его благостью: «Вся наша праведность как грязное лохмотье» (Исайя 64: 6б). С момента грехопадения Адама каждый человек виновен в неповиновении праведным законам Бога. «Потому что все согрешили и лишены славы Божией» (Римлянам 3:23). Грех — это не только такие серьезные вещи, как убийство или богохульство, но также включает любовь к деньгам, ненависть к врагам, обман языка и гордыню. Из-за греха каждый заслужил смерть — вечную разлуку с Богом в аду.

Обещание требовало невинной смерти.

Хотя Бог изгнал Адама и Еву из сада, Он не оставил их без надежды на примирение. Он пообещал, что пошлет Спасителя, чтобы победить змея (Бытие 3:15). А до тех пор люди будут приносить в жертву невинных агнцев, показывая свое раскаяние в грехе и веру в будущую Жертву от Бога, Который понесет их наказание. Бог подтвердил Свое обещание о Жертве с такими людьми, как Авраам и Моисей. В этом заключается красота совершенного плана Бога: Сам Бог усмотрел единственную жертву (Иисуса), которая могла искупить грехи Его народа.Совершенный Сын Бога выполнил совершенное требование Бога совершенного закона Бога. Он великолепен своей простотой. «Бог сделал Его (Христа), не знавшего греха, грехом за нас, чтобы мы могли стать праведностью Божьей в Нем» (2 Коринфянам 5:21).

Пророки предсказали смерть Иисуса.

От Адама до Иисуса Бог посылал человечеству пророков, предупреждая их о наказании за грех и предсказывая грядущего Мессию. Один пророк, Исаия, описал Его:

«Кто поверил тому, что они услышали от нас? И кому открыта мышца Господня? Ибо он вырос перед ним, как молодое растение и как корень из сухой земли; у него не было ни формы, ни величия, чтобы мы могли смотреть на него, и никакой красоты, которой мы желали бы его.Мужчины презирали и отвергали его; человек скорбей и знакомый с горем; и как того, от кого люди скрывают свои лица, его презирали, и мы не уважали его. Несомненно, он вынес наши печали и наши печали; тем не менее мы почитали его пораженным, пораженным Богом и пораженным. Но он был ранен за наши преступления; он был сокрушен за наши беззакония; на нем было наказание, которое принесло нам мир, и ранами его мы исцелились. Все мы, как овцы, заблудились; мы обратились каждый на свой путь; и Господь возложил на Него грехи всех нас.Он был угнетен, и он страдал, но он не открывал рта; как ягненок, которого ведут на заклание, и как овца, которая молчит перед стригущимися, так и не открывал рта. Угнетением и осуждением он был взят; а что касается его поколения, кто считал, что он был отрезан от земли живых, пораженный за преступление моего народа? И они похоронили его с нечестивым и с богатым человеком в его смерти, хотя он не совершил насилия, и в его устах не было обмана.И все же Господь хотел сокрушить его; он огорчил его; когда его душа делает жертву за грех, он увидит потомство свое; он продлит дни свои; воля Господа будет успешна в руке Его. Он увидит душевные страдания и насытится; познанием его праведник, раб Мой, многих сделает праведными, и он понесет их беззакония. За то Я разделю ему часть со многими, и он разделит добычу с сильным, потому что он излил душу свою до смерти и причислен к грешникам; но он понес грехи многих и ходатайствует за преступников »(Исайя 53: 1-12).Он сравнил грядущую Жертву с агнцем, закаленным за грехи других.

Сотни лет спустя пророчество Исаии исполнилось в совершенном Господе Иисусе, рожденном от Девы Марии. Когда пророк Иоанн Креститель увидел Его, он воскликнул: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира!» (Иоанна 1:29.) Толпы собирались вокруг Него для исцеления и обучения, но религиозные лидеры презирали Его. Толпы кричали: «Распни Его!» Солдаты били, издевались и распинали Его. Как и предсказывал Исайя, Иисус был распят между двумя преступниками, но был похоронен в гробнице одного богатого человека.Но Он не остался в могиле. Поскольку Бог принял жертву Своего Агнца, Он исполнил другое пророчество, воскресив Иисуса из мертвых (Псалом 16:10; Исаия 26:19).

Почему Иисусу пришлось умереть? Помните, святой Бог не может оставить грех безнаказанным. Нести наши собственные грехи значило бы претерпеть Божий суд в пламени ада. Слава Богу, Он сдержал Свое обещание послать совершенного Агнца и принести его в жертву, чтобы понести грехи тех, кто доверяет Ему. Иисусу пришлось умереть, потому что Он единственный, кто может заплатить за наши грехи.

Если Бог показывает вам вашу нужду в Агнце Божьем, узнайте, как Его жертвенная смерть может забрать ваши грехи —
кликните сюда!

.