Сказка О рыбаке и рыбке, Пушкин Александр Сергеевич

История о рыбаке и рыбке – детская сказка, написанная Александром Сергеевичем Пушкиным, очень ярко демонстрирует к чему приводит человеческая жадность. Во введении упоминаются главные герои – старик, старуха и их скромный дом на берегу синего моря. Сюжет разворачивается в тот момент, когда старик случайно ловит золотую рыбку, исполняющую любые желания его старухи-жены. Кульминацией истории является женская алчность: старушка увлеклась, постоянно предъявляя новые, изощренные требования. А покорный старик беспрекословно сообщает все желания ненасытной жены золотой рыбке. Когда старуха захотела стать богинею морской, рыбка рассердилась и вернула женщину в былую нищету к разбитому корыту…

Сказка о рыбаке и рыбке

Читать сказку на весь экран

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.

Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.

Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Двенадцать месяцев, Словацкая народная сказка

СКАЗКА о рыбаке и рыбке читать онлайн + слушать аудио бесплатно

Сказка о рыбаке и рыбке картинка

«Сказка о рыбаке и рыбке»: читать текст + слушать аудио

Автор: Пушкин Александр Сергеевич

Краткое содержание для читательского дневника

Главные герои: Золотая рыбка, Старик и Старуха.

Краткое содержание: Краткое содержание сказки о рыбаке и рыбке, да еще в 5 – 6 предложений (для читательского дневника, 2 класс). Задача, конечно не простая, но выполнимая. Сперва школьнику нужно прочитать произведение, порассуждать с родителями. А потом изложить основные мысли. Начнем:

Жил был старик и старуха возле синего моря. Старичок каждое утро ходил на промысел и добывал сетями рыбу. Однажды он выловил не простую, а золотую говорящую рыбку. Та попросила отпустить ее в замен на выполненное желание. Старик рассказал старухе о чуде и та стала требовать желание за желанием. Все закончилось тем, что остались старик со старухой все у того же разбитого корыта.

Эта познавательная сказка говорит о том, что надо ценить то что имеешь. А если судьба преподносит подарки – радоваться им. И не становиться жадными.

https://skazkaonline.ru/wp-content/uploads/2018/09/AudioSkazka-o-rybake-i-rybke-slushat.mp3


Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод –
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод –
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод –
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой – золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
“Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь”.
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
“Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе”.

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
“Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море”.
Старика старуха забранила:
“Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось”.

Вот пошёл он к синему морю;
Видит – море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
“Чего тебе надобно, старче?”
Ей с поклоном старик отвечает:
“Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось”.
Отвечает золотая рыбка:
“Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто”.

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
“Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу”.

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
“Чего тебе надобно, старче?”
Ей старик с поклоном отвечает:
“Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба”.
Отвечает золотая рыбка:
“Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет”.

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
“Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой”.

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
“Чего тебе надобно, старче?”
Ей с поклоном старик отвечает:
“Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой”.
Отвечает золотая рыбка:
“Не печалься, ступай себе с богом”.

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
“Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна”.
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
“Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей”.
Испугался старик, взмолился:
“Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство”.
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
“Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле”.

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
“Чего тебе надобно, старче?”
Ей с поклоном старик отвечает:
“Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей”.
Отвечает золотая рыбка:
“Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!”

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: “Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?”
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
“Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!”

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
“Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках”.

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
“Чего тебе надобно, старче?”
Ей старик с поклоном отвечает:
“Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках”.
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Сказка о рыбаке и рыбке (Пушкин) — Викитека

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,
(Помутилося синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

14 октября 1833

В черновой рукописи — после стиха «Не садися не в свои сани!» имеется следующий эпизод, не включенный Пушкиным в окончательный текст:

Проходит другая неделя,
Вздурилась опять его старуха,
Отыскать мужика приказала —
Приводят старика к царице,
Говорит старику старуха:
«Не хочу я быть вольною царицей,
Я хочу быть римскою папой!»
Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Пошел он к синему морю,
Видит: бурно черное море,
Так и ходят сердитые волны,
Так и воют воем зловещим.
Стал он кликать золотую рыбку.

Добро, будет она римскою папой.

Воротился старик к старухе,
Перед ним монастырь латынский,
На стенах латынские монахи
Поют латынскую обедню.

Перед ним вавилонская башня.
На самой на верхней на макушке
Сидит его старая старуха.
На старухе сарачинская шапка,
На шапке венец латынский,
На венце тонкая спица,
На спице Строфилус птица.
Поклонился старик старухе,
Закричал он голосом громким:
«Здравствуй ты, старая баба,
Я чай, твоя душенька довольна?»
Отвечает глупая старуха:
«Врешь ты, пустое городишь,
Совсем душенька моя не довольна,
Не хочу я быть римскою папой,
А хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была бы у меня на посылках».

Сказка о рыбаке и рыбке — Александр Сергеевич Пушкин

Сказка о рыбаке и рыбке была написана великим русским поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным 2 октября 1833 года, а уже в 1835 году она была впервые опубликована в журнале «Библиотека для чтения».

Сказка о рыбаке и рыбкеСказка о рыбаке и рыбке

Сюжет сказки повествует о старике и старухе, которые живут на берегу синего моря. В один прекрасный день в невод старика попадается золотая рыбка, которая человеческим голосом просит старика отпустить её, взамен предлагает любой выкуп. Однако старик отпускает её, не взяв взамен ничего.

После возвращения домой он рассказал жене эту историю, и она отправляет старика снова к золотой рыбке за исполнением желания. Золотая рыбка исполняет желания старой женщины до тех пор, пока жадность не оставляет её у разбитого корыта, а выражение «остаться у разбитого корыта» с тех пор прочно обосновалось в русской культуре.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.

11

Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.

22

Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

33

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

44

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

55

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.

66

Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.

77

Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Автор: Александр Сергеевич Пушкин, Художник: Н.Ращектаев.

Александр Пушкин «Сказка о рыбаке и рыбке» читать онлайн

Жил старик со своею старухой

У самого синего моря;

Они жили в ветхой землянке

Ровно тридцать лет и три года.

Старик ловил неводом рыбу,

Старуха пряла свою пряжу.

Раз он в море закинул невод, —

Пришел невод с одною тиной.

Он в другой раз закинул невод,

Пришел невод с травой морскою.

В третий раз закинул он невод, —

Пришел невод с одною рыбкой,

С непростою рыбкой, — золотою.

Как взмолится золотая рыбка!

Голосом молвит человечьим:

«Отпусти ты, старче, меня в море,

Дорогой за себя дам откуп:

Откуплюсь чем только пожелаешь.»

Удивился старик, испугался:

Он рыбачил тридцать лет и три года

И не слыхивал, чтоб рыба говорила.

Отпустил он рыбку золотую

И сказал ей ласковое слово:

«Бог с тобою, золотая рыбка!

Твоего мне откупа не надо;

Ступай себе в синее море,

Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,

Рассказал ей великое чудо.

«Я сегодня поймал было рыбку,

Золотую рыбку, не простую;

По-нашему говорила рыбка,

Домой в море синее просилась,

Дорогою ценою откупалась:

Откупалась чем только пожелаю.

Не посмел я взять с нее выкуп;

Так пустил ее в синее море».

Старика старуха забранила:

«Дурачина ты, простофиля!

Не умел ты взять выкупа с рыбки!

Хоть бы взял ты с нее корыто,

Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;

Видит, — море слегка разыгралось.

Стал он кликать золотую рыбку,

Приплыла к нему рыбка и спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка,

Разбранила меня моя старуха,

Не дает старику мне покою:

Надобно ей новое корыто;

Наше-то совсем раскололось».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом,

Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,

У старухи новое корыто.

Еще пуще старуха бранится:

«Дурачина ты, простофиля!

Выпросил, дурачина, корыто!

В корыте много ль корысти?

Воротись, дурачина, ты к рыбке;

Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,

Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,

Стал он кликать золотую рыбку,

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Еще пуще старуха бранится,

Не дает старику мне покою:

Избу просит сварливая баба».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом,

Так и быть: изба вам уж будет».

Пошел он ко своей землянке,

А землянки нет уж и следа;

Перед ним изба со светелкой,

С кирпичною, беленою трубою,

С дубовыми, тесовыми вороты.

Старуха сидит под окошком,

На чем свет стоит мужа ругает.

«Дурачина ты, прямой простофиля!

Выпросил, простофиля, избу!

Воротись, поклонися рыбке:

Не хочу быть черной крестьянкой,

Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошел старик к синему морю;

(Не спокойно синее море.)

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Пуще прежнего старуха вздурилась,

Не дает старику мне покою:

Уж не хочет быть она крестьянкой,

Хочет быть столбовою дворянкой».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.

Что ж он видит? Высокий терем.

На крыльце стоит его старуха

В дорогой собольей душегрейке,

Парчовая на маковке кичка,

Жемчуги огрузили шею,

На руках золотые перстни,

На ногах красные сапожки.

Перед нею усердные слуги;

Она бьет их, за чупрун таскает.

Говорит старик своей старухе:

«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!

Чай, теперь твоя душенька довольна».

На него прикрикнула старуха,

На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,

Еще пуще старуха вздурилась:

Опять к рыбке старика посылает.

«Воротись, поклонися рыбке:

Не хочу быть столбовою дворянкой,

А хочу быть вольною царицей».

Испугался старик, взмолился:

«Что ты, баба, белены объелась?

Ни ступить, ни молвить не умеешь,

Насмешишь ты целое царство».

Осердилася пуще старуха,

По щеке ударила мужа.

«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,

Со мною, дворянкой столбовою? —

Ступай к морю, говорят тебе честью,

Не пойдешь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,

(Почернело синее море.)

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей с поклоном старик отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Опять моя старуха бунтует:

Уж не хочет быть она дворянкой,

Хочет быть вольною царицей».

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом!

Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.

Что ж? пред ним царские палаты.

В палатах видит свою старуху,

За столом сидит она царицей,

Служат ей бояре да дворяне,

Наливают ей заморские вины;

Заедает она пряником печатным;

Вкруг ее стоит грозная стража,

На плечах топорики держат.

Как увидел старик, — испугался!

В ноги он старухе поклонился,

Молвил: «Здравствуй, грозная царица!

Ну, теперь твоя душенька довольна».

На него старуха не взглянула,

Лишь с очей прогнать его велела.

Подбежали бояре и дворяне,

Старика взашеи затолкали.

А в дверях-то стража подбежала,

Топорами чуть не изрубила.

А народ-то над ним насмеялся:

«Поделом тебе, старый невежа!

Впредь тебе, невежа, наука:

Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,

Еще пуще старуха вздурилась:

Царедворцев за мужем посылает,

Отыскали старика, привели к ней.

Говорит старику старуха:

«Воротись, поклонися рыбке.

Не хочу быть вольною царицей,

Хочу быть владычицей морскою,

Чтобы жить мне в Окияне-море,

Чтоб служила мне рыбка золотая

И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,

Не дерзнул поперек слова молвить.

Вот идет он к синему морю,

Видит, на море черная буря:

Так и вздулись сердитые волны,

Так и ходят, так воем и воют.

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно, старче?»

Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!

Что мне делать с проклятою бабой?

Уж не хочет быть она царицей,

Хочет быть владычицей морскою;

Чтобы жить ей в Окияне-море,

Чтобы ты сама ей служила

И была бы у ней на посылках».

Ничего не сказала рыбка,

Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море.

Долго у моря ждал он ответа,

Не дождался, к старухе воротился —

Глядь: опять перед ним землянка;

На пороге сидит его старуха,

А пред нею разбитое корыто.

Сказка о рыбаке и рыбке. А.С. Пушкин

А.С. Пушкин

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.


Сказка о рыбаке и рыбке 🐟 читать онлайн (Пушкин А.С.)

Краткое содержание сказки о рыбаке и рыбке

Здесь вы можете читать онлайн сказку о рыбаке и рыбке Александра Пушкина. Рыбак поймал золотую рыбку, но она его попросила отпустить и он сжалился над ней. Старуха, жена рыбака, отчитала за то, что тот ничего не потребовал и отправила его обратно к морю. Рыбка исполняла все желания, но старухе было всего мало, пока однажды она снова не очутилась на своем старом месте у разбитого корыта. У братьев Гримм есть похожая сказка «О рыбаке и его жене», которая стала основой для сказки Пушкина. Вы также можете слушать аудиосказку о рыбаке и рыбке.

Текст сказки

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Старик, который читал любовные истории Луиса Сепульведы

”1 марта 2020 года, после возвращения с конференции в Португалии, Луис Сепульведа был подтвержден как первый человек в регионе Астурия в Испании, который заразился COVID-19. К 11 марта стало известно, что Сепульведа находится в критическом состоянии, что он находится в искусственной коме с искусственным дыханием из-за полиорганной недостаточности в больнице Овьедо. Он умер 16 апреля из-за вируса ». — Википедия

Этот роман получил премию Тигре Хуан в 1988 году.Это был его первый роман.

”Он умел читать!

Это было больше всего i

»1 марта 2020 года, после возвращения с конференции в Португалии, Луис Сепульведа был подтвержден как первый человек в регионе Астурия в Испании, заразившийся COVID-19. К 11 марта стало известно, что Сепульведа находится в критическом состоянии, что он находится в искусственной коме с искусственным дыханием из-за полиорганной недостаточности в больнице Овьедо. Он умер 16 апреля из-за вируса ». — Википедия

Этот роман получил премию Тигре Хуан в 1988 году.Это был его первый роман.

”Он умел читать!

Это было самое важное открытие за всю его жизнь. Он умел читать. У него было противоядие от смертельного яда старости. Он умел читать. Но ему нечего было читать ».

Антонио Хосе Боливар Проано живет в джунглях Эквадора почти сорок лет. Когда-то он жил с аборигенами Шуар, но трагические обстоятельства заставили его покинуть приемное племя и поселиться с другими белыми в небольшой деревне Эль-Идилио.Когда-то он был великим охотником, но теперь он состарился и наслаждается ничем иным, как потерянным в боли и муках обреченных любовных историй. Дантист, который приезжает дважды в год, чтобы удалить зубы у жителей деревни, приносит ему две новые книги. Дантист знает проститутку, которая имеет тот же вкус к книгам, что и Боливар.

Боливар был бы вполне доволен, ведя свою простую жизнь и коротая часы своих дней, увлеченный страстями вымышленных людей, но мужчина был убит женщиной оцелот после того, как он убил ее детенышей и ранил ее половинку.Боливар вынужден присоединиться к охоте на женщину из-за толстого бьющего жену мэра, которого за спиной все называют Склизкой Жабой. «Его жена убьет его. Она накапливает ненависть, но ее пока не хватает. На это нужно время ».

Это требует времени. Интересно, сколько жен сейчас обдумывают творческие способы убийства своих мужей после того, как они были изолированы с ними в течение нескольких недель. 🙂 Будем надеяться, что это всего лишь фантазии и что скопление несчастья ведет лишь к разводу, а не к самому грязному убийству.

Боливар находит остатки поселенца и мертвого американца, убитых убитым горем оцелотом. В джунглях довольно много мусора. »Американец лежал в нескольких ярдах дальше. Муравьи проделали великолепную работу, оставив свои кости гладкими, как гипс. Последнее внимание муравьев было уделено скелету американца. Они уносили его соломенные волосы прядь за прядью, как крошечные лесорубы, рубящие медные деревья, чтобы укрепить входной туннель к своему муравейнику.

Оцелот теперь любит кровь, кровь человека, и она не перестанет убивать их до последнего вздоха.

Боливар не хочет быть единственным, но он знает, что он должен быть единственным. Вскоре он оказывается в отчаянной борьбе, чтобы убить животное, которому он симпатизирует, прежде чем ей удается убить его. Я все время думаю о «Старик и море», как о сражении одного человека с силами природы. Это считается экологическим романом и, безусловно, проливает свет на негативное влияние Запада на те регионы мира, которые существовали в уравновешенной гармонии до блуждания своих больших ног, звона их оборудования, их громких голосов, их высокомерия. , их патологическая потребность в охоте, и их увлечение в глядя на примитивных культурах (напоминая мне о тех, кто искать порнуху бедности) превратить джунгли в хаос.

Мне очень нравится сладкая, тонкая сила этого романа. Сопротивление культуры технологиям и металлическим монстрам пушек и машин. Уважение, которое люди Шуар проявляют к джунглям, и удивление, которое они испытывают, сталкиваясь с мистическими элементами, которые, казалось бы, бросают вызов науке. Мне нравится думать об этом кожаном старике, размышляющем о тайнах любви, когда он слушает реку и переворачивает страницы книги.

Есть фильм по книге с Ричардом Дрейфусом в главной роли, который вышел в 2001 году.Мне не удалось найти копию для просмотра, но я определенно собираюсь это сделать, когда наконец найду способ.

Жизнь Сепульведы читается как роман, не как история любви, а как история, чреватая постоянной опасностью. Он был дважды арестован на родине в Чили и подвергался пыткам со стороны режима генерала Аугусто Пиночета. Он был горячим сторонником прав людей. В конце концов, он был освобожден под давлением Amnesty International и решил жить в Германии из-за своей большой любви к литературе этой страны.Если у вас будет возможность, почитайте о его жизни в Википедии. Он определенно был человеком, который использовал силу своего пера, чтобы попытаться разоблачить злоупотребления власть имущих. К сожалению, мне понадобилась новость о его смерти, появившаяся на моем мобильном телефоне, чтобы я наконец прочел одну из его книг.

Это тонкая, но мощная книга. Вы не пожалеете, что провели день с Боливаром и его борьбу со своей совестью, когда он выслеживает кошку, которая имеет полное право на мстительность.

Если вы хотите увидеть больше моих последних обзоров книг и фильмов, посетите http://www.jeffreykeeten.com
У меня также есть страница блоггера в Facebook по адресу: https: //www.facebook.com/JeffreyKeeten и Аккаунт в Instagram https://www.instagram.com/jeffreykeeten/

.

«Старик и его сыновья» Хеина Бру

Какая странная у меня реакция на эту книгу.

«Трагикомический» — первое слово, которое приходит на ум, когда я пытаюсь найти объяснение. Если Старик и его сыновья что-то делает, читателю становится неуютно. Я не знала, смеяться мне или передергиваться, читая книгу. По мере того, как я приближался к концу, я думал, что мои чувства могут разрешиться сами собой, но сейчас, в размышлениях после чтения, я все еще сбит с толку. Был ли роман призван вызвать жалость к жалким персонажам или какая-то набережная

. Какая странная у меня реакция на эту книгу.

«Трагикомический» — первое слово, которое приходит на ум, когда я пытаюсь найти объяснение. Если Старик и его сыновья что-то делает, читателю становится неуютно. Я не знала, смеяться мне или передергиваться, читая книгу. По мере того, как я приближался к концу, я думал, что мои чувства могут разрешиться сами собой, но сейчас, в размышлениях после чтения, я все еще сбит с толку. Был ли роман призван вызвать жалость к жалким персонажам или какое-то странное стремление к более простой жизни?

Хотя установка работы важна, ради обеспечения контекста, география мало повлияла на сюжет (как бы он ни был) за пределами начальной сцены, в которой старик Кетил и его идиотский сын Калвур участвуют в ките охота.После охоты на китов Кетил по глупости берет в долг за большую часть китового мяса.

Эта задолженность подчеркивает упадок традиционной фарерской культуры по сравнению с подъемом более современной культуры. Отсутствие навыков, нежелание путешествовать и глубоко укоренившийся страх общественного позора, которые кажутся неотъемлемой частью старой фарерской культуры, толкают Кетиля, его жену и Калвура в все более жесткие экономические затруднения. Это явный пример того, как бедные становятся еще беднее, и, хотя это мрачно комично, развитие семейного состояния «один шаг вперед, два шага назад» болезненно наблюдать.

Так вот, я никогда не попадал в такие плохие обстоятельства, как эта семья, но я знал бедность и то, как трудно, порой казалось невозможным, выбраться из ямы глубокой задолженности. Может быть, поэтому я не мог получать столько удовольствия от работы, сколько мне хотелось бы, потому что она вернула воспоминания о некоторых моментах в моей жизни, которые я хотел бы забыть. Я полагаю, что если бы меня вырастили на серебряной ложке, как говорится, я бы катался по полу со смехом, наблюдая, как эти невежественные люди шарит в темноте, ослепленные своим упрямством и культурными представлениями, которые они даже не понимают. Понимаю.

Простая проза книги отражает простоту персонажей. Медленный, извилистый сюжет отражает неустойчивую и бесцельную траекторию жизни Кетиля и его семьи. Даже тема их диалога банальна, сосредоточена на сиюминутных выгодах и долгосрочных страхах.

Несмотря на все это, читателя поражает определенная изощренность чувств. Видя таких беспомощных и, откровенно говоря, глупых в своих конечностях персонажей, чувствуешь что-то вроде жалости, но своего рода жалость, окутанную теплом.Хотя мне и жаль персонажей, я не горюю по ним. И хотя я наслаждаюсь их благонамеренными подшучиваниями, мне приходится качать головой из-за их глупости.

Это противоречие между эмоциями, однако, не является чрезмерным в обоих направлениях, что оставляет у меня несколько двойственное отношение к книге в целом. Это, как говорится, «хорошая книга, хорошо написанная», но ей не хватало той мощности, которую я надеялся найти. Неплохой способ провести время за чтением, и, возможно, мое мнение изменится, поскольку у меня будет больше времени, чтобы поразмышлять над этим.Но пока я остаюсь, как старые Фарерские острова, бесцельный и блуждающий в поисках какого-то решения.

.

I. ШУТКИ

РЕБЕНОК НАЧИНАЕТ ГОВОРИТЬ

«У меня был ужасный день», — пожаловалась жена мужу. «Сначала ребенок прорезал свой первый зуб, затем он сделал свой первый шаг, а затем он упал и выбил свой первый зуб».

«Ну, а что случилось потом?» спросил муж.

«О, милый, — потрясенно ответила жена, — он сказал свое первое слово».

ПЕРЕВОД

Бобби с трудом произносил «Rs», поэтому учитель дал ему выучить такую ​​фразу: «Роберт дал Ричарду отпор за то, что он так редко жарил кролика.«

Через несколько дней она попросила Бобби повторить фразу. Он встал и сказал: «Боб ткнул Дика в бок за то, что он плохо справился с кроликом».

ТО ЖЕ

Покрасневшая девушка передала служащему телеграфа сообщение парню, содержащее только его имя, адрес и одно слово «Да».

«Вы можете послать еще пять слов по той же цене», — услужливо сказал клерк.

«Да, я знаю, — ответила девушка, — но не думаете ли вы, что я бы выглядел слишком нетерпеливым, если бы сказал то же самое шесть раз?»

СТЕНД НАЗАД

«Я не знаю, что мне делать с сыном.Он говорит, что хочет стать автогонщиком », — сказал отец.

«В таком случае тебе лучше не мешать ему», — посоветовал друг.

РАЗГОВОРНЫЕ СОБАКИ

Хозяин цирка решил произвести фурор, показав собаку, говорящую по-английски. Потом он одумался и в одном номере рекламировал двух англоговорящих собак.

На премьере за кадром стояла возбужденная хозяйка с тренером. На арену вывели двух собак, где они начали злобно пялиться друг на друга.[3] Нервный хозяин цирка спросил дрессировщика: «Почему они, кажется, совсем не любят друг друга? А они смогут говорить?»

«Они не разговаривают сегодня вечером», — прокомментировал тренер.

НЕ МОГУ СКАЗАТЬ «ДА»

«Почему бы тебе не жениться на ней?»

«У нее небольшое препятствие [4]».

«Как жаль, что это?» «Она не может сказать« да »».

УЖИН ИСААКА НЬЮТОНА

Исаак Ньютон часто так глубоко интересовался трудными проблемами, что становился совершенно рассеянным.Однажды к нему пришел джентльмен, но ему сказали, что сэр Исаак Ньютон занят в своем кабинете и никому не разрешается его беспокоить.

Поскольку было время обеда, посетитель сел в столовой и стал ждать ученого. Вошел слуга и поставил на стол отварную курицу под крышкой. Прошел час, но Ньютон не появился. Джентльмен, чувствуя голод, съел курицу и, прикрыв скелет, попросил слугу приготовить еще одну для своего хозяина.

Однако, прежде чем был готов второй цыпленок, ученый вошел в комнату, извиняясь за задержку. Затем он добавил: «Поскольку я чувствую себя довольно усталым и голодным, я надеюсь, что вы извините меня еще немного, пока я буду обедать, и тогда я буду к вашим услугам». С этими словами он приподнял крышку, без эмоций повернулся к джентльмену и сказал: «Посмотрите, какой странный набор мы, ученые! Я совсем забыл, что уже пообедал».

В этот момент слуга принес другого цыпленка.Гость объяснил, как обстоят дела. От души рассмеявшись, голодный ученый сел обедать.

ДОСТАТОЧНО

Когда Эрих Ремарк, известный немецкий писатель, был еще молодым человеком, его однажды познакомили с американской девушкой, которая путешествовала по Германии. Говоря по-немецки, девушка спросила Ремарка, почему он никогда не был в США. Он ответил, что не говорит по-английски. По его словам, на самом деле он знал только четыре предложения.

«Что это за предложения?» — спросила очень заинтересованная девушка.

Говоря медленно, с сильным немецким акцентом, писатель сказал: «Как поживаете? Я люблю вас. Простите меня. Ветчина и яйца, пожалуйста».

«Да ведь, — воскликнула девушка, — с этими фразами вы можете совершить поездку по Соединенным Штатам от Мэна до Калифорнии».

СЛИШКОМ БОЛЬШИНСТВО

Дар остроумия Бернарда Шоу хорошо иллюстрирует история о том, как он повернул смех против представителя публики, выразившего неодобрение одной из его пьес.

Это была премьера спектакля «Оружие и мужчина», который получил очень хороший прием в переполненном доме. Когда в конце последнего акта опустился занавес, последовали бурные аплодисменты и настойчивый призыв к автору явиться. Один мужчина в галерее насвистывал, выражая тем самым свое неодобрение.

Бернард Шоу появился перед занавесом, молча дождался окончания аплодисментов. Затем, взглянув на критика, он сказал: «Я полностью согласен с вами, сэр, но что мы двое можем сделать против всех этих людей?»

ЛЕКЦИЯ МАРКА ТВЭНА

Однажды литературный клуб пригласил Марка Твена прочитать лекцию.Перед лекцией к нему подошел один из членов клуба и сказал:

«Мистер Твен, люди говорят, что вы можете рассказывать очень забавные истории. Я надеюсь, что во время своей лекции вы расскажете историю, которая рассмешит моего дядю. Он не смеялся уже десять лет».

«Я постараюсь», — сказал Марк Твен.

Когда он начал свою лекцию, Марк Твен заметил члена клуба. Он сидел перед ним со стариком с очень грустным лицом.

Марк Твен начал рассказывать анекдоты одну за другой.«Я рассказывал длинные и короткие анекдоты, новые анекдоты и старые анекдоты», — сказал Марк Твен своим друзьям. «Я рассказывал все анекдоты на моей памяти, и вскоре все смеялись. Все, кроме старика. Он продолжал смотреть на меня своими холодными голубыми глазами. Мне было стыдно думать, что я не могу его рассмешить, и Я пробовал снова и снова. Но ничего не помогло … »

После лекции член клуба подошел к Марку Твену и сказал: «Спасибо, мистер Твен. Я никогда не слышал столько очень забавных историй.«

«Они были недостаточно забавными для вашего дяди», — ответил Марк Твен. «Он даже не улыбнулся».

«Я знаю, — сказал мужчина. «Я сказал вам, что он не смеялся десять лет. Но я не говорил вам, что он ничего не слышал десять лет. Он глухой».

JJJ

Джек был молод, богат и любил девушек. Он почти никогда не работал и большую часть времени проводил с удовольствием.

Однажды летом он купил большую моторную лодку.Как только она была готова к выходу в море, он позвонил одной из девушек, которых где-то встречал, и пригласил ее в путешествие на своей новой моторной лодке. Это было первое из множества удачных приглашений такого рода.

Джек обычно приглашал девушку на прогулку на своей лодке: он начинал со слов: «Привет, Лаура (или как там звали девушку). Я только что купил новую красивую моторную лодку, и Я хотел бы взять тебя с собой в путешествие ».

Девушка обычно отвечала осторожно, потому что все в этой части страны знали, что Джек пользуется репутацией у девочек.Она могла сказать что-то вроде этого: «О, правда? Это мило. Какое название вы дали лодке?»

Джек тогда отвечал: «Лора, я назвал его в честь тебя».

Конечно, девушка будет очень гордиться тем, что Джек выбрал ее имя для лодки из имен всех своих многочисленных подружек, и она подумает, что Джек действительно любит ее. Поэтому она была бы вполне готова принять его приглашение отправиться в путешествие на его моторной лодке.

Только когда она спустится в гавань и не увидит лодку, она поймет, как ловко Джек обманул ее. Потому что там, на лодке аккуратными золотыми буквами, она увидела бы ее название «После тебя».

JJJ

Человек устал жить в своем старом доме в деревне и хотел продать его и купить лучший. Он долгое время пытался продать его, но безуспешно, поэтому в конце концов решил решить проблему с помощью агента по недвижимости.

Агент сразу же прорекламировал дом, и несколько дней спустя владелец увидел в дорогом журнале очень красивую фотографию этого дома с прекрасным описанием его садов.

После того, как домовладелец прочитал объявление, он поспешил позвонить агенту по недвижимости и сказал ему: «Извините, мистер Джонс, но я все-таки решил не продавать свой дом. Прочитав ваше объявление. в этом журнале я вижу, что это именно тот дом, в котором я хотел жить всю свою жизнь.«

JJJ

Джин была очень красивой молодой девушкой, поэтому она привыкла к тому, что одни мужчины выказывают ей восхищение, а другие сбиваются с толку и застенчивы, когда видят ее.

Однажды летом, когда Джин ехала за границу, она зашла в кафе в маленьком городке, села и стала ждать, пока ее обслужат.

Молодой официант разговаривал с кем-то в баре, когда она вошла, и сначала он не обратил на нее никакого внимания, потому что не посмотрел на нее как следует.Затем он обернулся и увидел, какая она красивая. Его лицо стало ярко-красным, и он поспешил принять ее заказ.

«Я хочу кофе без сливок, пожалуйста», — сказала Джин.

Официант поспешно вышел и вернулся через несколько минут без кофе.

«Мне очень жаль, — сказал он, — но у нас нет сливок. Хотите кофе без молока?»

JJJ

1 апреля — день, когда в некоторых странах люди пытаются подшутить над другими.Если удается кого-то обмануть, он смеется и говорит: «Первоапрельский дурак!», А потом человек, которого обманули, обычно тоже смеется.

Однажды 1 апреля загородный автобус ехал по извилистой дороге, когда он притормозил и остановился. Водитель с тревогой поворачивал переключатели и нажимал кнопки, но ничего не происходило. Затем он повернулся к пассажирам с обеспокоенным выражением лица и сказал: «Этот бедный автобус стареет. Он едет не так хорошо, как раньше. Если мы хотим вернуться домой сегодня, есть только одно дело.Я сосчитаю три, и на слове «три» я хочу, чтобы вы все внезапно наклонились вперед как можно сильнее. Это должно снова завести автобус, но если этого не произойдет, боюсь, я больше ничего не могу сделать. Теперь все вы откиньтесь на спинку кресла как можно дальше и приготовьтесь ».

Все пассажиры послушно прижались к своим сиденьям и с тревогой ждали.

Затем водитель повернулся к себе и спросил: «Вы готовы?»

Пассажиры едва отдышались, чтобы ответить: «Да.«

«Один! Два! Threel» пересчитал водитель. Все пассажиры внезапно повернулись вперед, и автобус тронулся с огромной скорости.

Пассажиры вздохнули и облегченно улыбнулись. Но их улыбки сменились удивленным, а затем и восторженным смехом, когда водитель весело воскликнул: «Первоапрельский!»

JJJ

Мистеру Робинсону нужно было куда-то уехать по делам, и, поскольку он очень спешил, он решил поехать самолетом.Во время полета ему нравилось сидеть у окна, поэтому, когда он сел в самолет, он стал искать место у окна. Он обнаружил, что все они уже были взяты, кроме одного. Рядом с этим на сиденье сидел солдат, и мистер Робинсон был удивлен, что он не взял того у окна; но, как бы то ни было, он сразу пошел навстречу.

Однако, когда он подошел к нему, он увидел, что на нем было объявление. На нем было написано чернилами: «Это место зарезервировано для надлежащей балансировки нагрузки.Спасибо. «Г-н Робинсон никогда раньше не видел такого объявления в самолете, но он подумал, что самолет, должно быть, перевозит что-то особенно тяжелое в багажном отделении, что потребовало надлежащего баланса пассажиров, поэтому он пошел дальше и нашел другое свободное место, не у окна, чтобы присесть.

Еще двое или трое пытались сесть на место у окна рядом с солдатом, но они тоже прочитали объявление и пошли дальше. Затем, когда самолет был почти заполнен, в самолет вошла очень красивая девушка.Солдат, наблюдавший за входящими пассажирами, быстро снял объявление с сиденья рядом с ним и, таким образом, смог на протяжении всей поездки находиться в компании девушки.

JJJ

Молодой гей, который зарабатывал себе на жизнь барабанщиком в группе, только что женился, и они с женой искали, где жить. Они видели много мест, но всегда было что-то, что кому-то из них не нравилось. В конце концов, однако, они нашли новый дом, который им обоим очень понравился.Однако по-прежнему оставалась проблема, взять ли им одну из квартир на первом этаже, где был небольшой сад, или одну из квартир наверху.

Наконец они выбрали квартиру на первом этаже, не слишком низко и не слишком высоко, и въехали в нее. После того, как они купили мебель, ковры, занавески и все остальное, они устроили большой праздник, чтобы отпраздновать открытие дома. их первый дом вместе.

Это была веселая и шумная вечеринка, так как все друзья ведущего из группы приходили и играли на своих инструментах.Гости танцевали, пели и репетировали на барабанах хозяина.

Вскоре после часа ночи зазвонил телефон. Хозяйка пошла отвечать в холле, а когда она закончила, вернулась с счастливой улыбкой на лице и сказала мужу: «Это был человек, который только что перебрался в квартиру внизу и звонил по телефону, дорогой. Я так рад, что мы решили не выбирать его. Он говорит, что там ужасно шумно «.

Мистер и миссис Дэвис очень поздно оставили свои рождественские покупки.До Рождества оставалось всего несколько дней, и, конечно же, магазины и улицы были ужасно переполнены, но им нужно было сделать подарки для своей семьи и друзей, поэтому они рано утром отправились в большой город и потратили несколько утомительных часов за покупками. то, что они хотели в больших магазинах.

К обеду мистер Дэвис был загружен свертками всех форм и размеров. Он едва мог видеть, куда он шел, поскольку они с женой выходили из последнего магазина по пути на вокзал и домой.Выйдя из магазина, им пришлось перейти оживленную улицу, которая была еще более оживленной, чем обычно, из-за тысяч людей, приехавших на машине, чтобы сделать рождественские покупки в последнюю минуту.

Мистеру и миссис Дэвис пришлось ждать смены светофора, но, поскольку мистер Дэвис не мог нормально видеть перед собой, он постепенно выехал на дорогу, не осознавая этого. Миссис Дэвис увидела это и забеспокоилась. Несколько раз она уговаривала мужа уйти с дороги, но безуспешно. Он не мог ее слышать из-за шума транспорта.

В конце концов она закричала голосом, который был отчетливо слышен среди всего шума: «Генри! Если ты собираешься постоять в этом опасном положении еще немного, отдай мне посылки!»

:

.